Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Красько И.Е. Понятие и признаки хозяйственных отношений в СССР: Тексты

лекций. -Харьков: Харьк. юрид. ин-тут, 1974. -50с.

 

Министерство высшего и среднего специального образования УССР

 

ХАРЬКОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

 

И. Е. КРАСЬКО

 

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В СССР

 

(тексты лекций)

 

Харьков, 1974

 

ОГЛАВЛЕНИЕ:

 

Введение ............................................................ 3

 

Глава I. Хозяйственно-организаторская функция советского государства и

ее роль в формировании хозяйственных отношений ...................... 4

 

Глава II. Хозяйственные отношения (понятия и признаки) ............. 14

 

Глава III. Система хозяйственного права и система хозяйственного

законодательства ................................................... 44

 

Литература ......................................................... 50

 

Введение

 

Решения XXIV съезда КПСС поставили перед народным хозяйством страны

задания по дальнейшему повышению эффективности общественного

производства и улучшению управления экономикой.

 

В отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии Л.И.Брежнев подчеркивал,

что <совершенствование системы управления не разовое мероприятие, а

динамический процесс решения проблем, выдвигаемых жизнью. Эти проблемы

и впредь должны будут находиться в центре нашего внимания>(*1).

 

Важнейшие функции управления экономикой Советское социалистическое

государство осуществляет в правовых формах, что требует исследования

взаимосвязи между содержанием конкретных экономических отношений и

опосредствующих, их правовых институтов. Не менее важным представляется

определение эффективности воздействия права на экономику, выявление

путей максимального использования правовых средств в организации

социалистического народного хозяйства.

 

В. И. Ленин указывал, что для успешного управления необходимо <. .

.умение практически организовывать. Это самая трудная задача, ибо дело

идет об организации по-новому самых глубоких экономических основ жизни

десятков и десятков миллионов людей>(*2).

 

В ходе экономической реформы возникла необходимость в серьезном

осмысливании новых явлений в социалистической экономике, дальнейшего

углубленного и всестороннего исследования имущественных отношений,

которые следует рассматривать в виде широкого понятия, включающего в

себя как товарно- денежные отношения, так и отношения, не связанные с

товарно- денежной формой(*3).

 

Исследование этих проблем не является самоцелью, оно имеет определенное

прикладное значение, так как на его основе

 

    (**1) Материалы XXIV съезда КПСС. М., Политиздат, 1971, стр. 85.

    (**2) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 173.

    (**3) Советское гражданское право. Изд. <Юридическая литература>,

М., 1969 г., т. 1, стр. 6.

 

-3-

 

возможно дальнейшее совершенствование действующего законодательства.

 

Целью настоящих текстов лекций является прежде всего выявление особой

природы отношений, складывающихся в государственном секторе народного

хозяйства в качестве организуемых государством производственных

отношений в их товарно- денежной форме. Эти отношения называются нами

хозяйственными. Они характеризуются не слиянием планово- организованных

и имущественных элементов, как полагают отдельные авторы(*1), а иными

признаками, позволяющими говорить о качественном своеобразии, а также о

необходимости самостоятельного правового регулирования их. Эти

отношения регулируются методом, обладающим юридическими особенностями,

отличающими его от методов юридического равенства, власти и подчинения

и призванного отражать общегосударственные интересы в области

социалистического хозяйствования.

 

Тексты лекций рассчитаны на студентов юридических институтов и

факультетов, изучающих курс советского хозяйственного права с целью

оказания им помощи в ознакомлении с наиболее сложными проблемами

хозяйственно- правовой науки и более углубленном изучении отдельных тем

курса советского хозяйственного права.

 

    (**1) Лаптев В.В. Предмет и система хозяйственного права. М.,

"Юридическая литература", 1969, стр.29; Танчук И.А. В сб.

<Хозяйственные обязательства>. М., Изд. <Юридическая литература, 1970,

стр.27 и др.

 

-4-

 

Литература:

 

    К. Маркс. Капитал, т. I, III, Госполитиздат, 1951 г.

    К. Маркс. К критике политической экономии. Госполитиздат, 1950 г.

    Ф. Энгельс. Анти-Дюринг, Госполитиздат, 1952 г.

    В. И. Ленин. По поводу так называемого вопроса о рынке. Полн. собр.

соч. Т. I.

    В. И. Ленин. Два мира. Полн. собр. соч., т. 20.

    В. И. Ленин. Империализм как высшая стадия капитализма. Полн. собр.

соч., т. 27.

    В. И. Ленин. Наказ от СТО местным советским учреждениям. Полн.

собр. соч., т. 43.

    В. И. Ленин. Аграрные задачи советской власти. Полн. собр. соч., т.

36.

    В. И. Ленин. Экономическая политика в эпоху диктатуры пролетариата.

Полн. собр. соч., т. 39.

    Л. И. Брежнев. Отчетный доклад ЦК КПСС XXIV съезду Коммунистической

партии Советского Союза. Политиздат, 1971 г.

    Л. Н. Косыгин. Директивы XXIV съезда КПСС по пятилетнему плану

развития народного хозяйства СССР на 1971-1975 г. г. Политиздат, 1971

г.

    Материалы XXIV съезда КПСС. Политиздат, 1971 г.

    С. С. Алексеев. Общие теоретические проблемы советского права. Изд.

<Юридическая литература>, 1961 г.

    С. С. Алексеев. Предмет советского гражданского права. Изд.

Свердловского юридического института, Свердловск, 1959 г.

    С. Н. Братусь. Предмет и система советского гражданского права.

Изд. <Юридическая литература>, М., 1963 г.

    С. Н. Братусь. Роль права в развитии советской экономики. Изд.

<Знание>, 1971 г.

    Государство, право, экономика. Изд. <Юридическая литература>, 1970

г.

    Л. И. Загайнов. Экономические функции Советского государства. Изд.

<Юридическая литература>, 1968 г.

    О. С. Иоффе. План, и договор в социалистическом хозяйстве. Изд.

<Юридическая литература>, 1971

    И. И. Конник. Социалистическая экономика и механизм ее

функционирования. Изд.. <Мысль>, М., 1974 г.

    В. В. Лаптев. Предмет и система хозяйственного права. Изд.

<Юридическая литература>, 1969 г.

    В. К. Мамутов. Предприятие и вышестоящий орган. Изд. <Юридическая

литература>, 1971 г.

    В. К. Мамутов, В. В. Овсиенко, В. Я. Юдин. Предприятие и

материальная ответственность. Изд. <Наукова думка>, 1971 г.

    И. Г. Побирченко. Хозяйственная юрисдикция. Киев, 1973 г.

    А. А. Пушкин. Советское государство как субъект советского

гражданского права. Харьков, 1965 г.

    В. П. Шкредов. Экономика и право. <Экономика>, 1967 г.

    Хозяйственное право. Учебник. Изд. <Юридическая литература>, М.,

1970 г.

Глава I. Хозяйственно-организаторская функция Советского

государства и ее роль в формировании хозяйственных отношений

 

I. Главным содержанием деятельности Советского социалистического

государства на современном этапе является создание

материально-технической базы коммунизма. Основные задачи

экономической политики Коммунистической партии и государства

воплощены в решениях XXIV съезда КПСС. В виде конкретных

экономических решений они находят отражение в перспективных и

текущих планах развития народного хозяйства страны,

хозяйственном законодательстве.

 

В. И. Ленин подчеркивал, что экономическая политика для нас

самая интересная политика. (*2). Реализация ее путем воздействия

на общественные (производственные) отношения (базис) в интересах

всего народа определяет содержание хозяйственноорганизаторской

функции Советского государства. В. И. Ленин так охарактеризовал

основные направления экономической деятельности Советского

государства: оно <организует в общенациональном масштабе крупное

производство на государственной земле и в государственных

предприятиях, распределяет рабочие

 

(**2) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 330.

 

-4-

 

силы между разными отраслями хозяйства и предприятиями,

распределяет массовые количества принадлежащих государству

продуктов потребления между трудящимися>. (*1). Экономические

отношения, регулируемые государством, можно разделить на две

группы: а) отношения между производственными коллективами,

выступающие как отношения между различными отраслями народного

хозяйства, экономическими районами, производственными

объединениями, предприятиями и б) отношения между отдельными

гражданами, с одной стороны, и обществом в лице производственных

коллективов,- с другой. Эти группы экономических отношений

требуют разнородного воздействия со стороны социалистического

государства, которое осуществляется им в процессе реализации

двух основных экономических функций -

хозяйственно-организаторской и регулирования меры труда и

потребления. (*2). Исходным при этом является взаимодействие

базиса и надстройки. (*3).

 

Особенности, характеризующие соотношение базиса и надстройки,

широко освещены в экономической и юридической литературе.

Определяющая роль базиса по отношению к надстройке, активное

воздействие последней на производство (через базис) - все это

исследовано достаточно глубока и в повторении не нуждается.

Однако далеко неполно, как нам кажется, освещен процесс

воздействия надстройки на базис, а также воздействие государства

на те основные экономические законы, проявление которых

способствует формированию и развитию базиса. Экономический базис

обусловливает государство, право, политику, он определяет предел

деятельности государственной власти. (*4). Вместе с тем

экономическая деятельность социалистического государства и

объективна и субъективна. Воздействие государства на базис,

диктуемое экономической необходимостью, сознательное управление

экономикой из единого центра - объективный процесс, свойственный

социалистическому обществу. (*5). При социализме средства

производства принадлежат народу, который управляет ими через

определенный механизм из экономического центра. Таким центром

выступает государство. (*6). Оно осуществля-

 

(**1) В. И. Ленин. Полн. собр. соч.. т. 39, стр. 273

 

(**2) Л. И. 3агайнов. Экономические функции Советского

государства, Изд. <Юридическая литература>, М., 1968 г., стр. 21

 

(**3) Об особенностях такого воздействия Ф. Энгельс писал К.

Шмидту. К. Маркс, Ф. Энгельс, соч. т. 37, стр. 414 и след.

 

(**4) Государство, право, экономика. Изд. <Юридическая

литература>, М., 1970 г., стр. 14. Л. Л.М. Гатовский.

<Научно-технический прогресс и экономика развития социализма>.

Изд. <Наука>, М. 1974 г.

 

(**5) Государство, право, экономика, стр. 17 и след., Д.

Цивадзе. Развитие экономических функций Советского государства,

Изд. <Юридическая литера-

 

(**6) С. Дзарасов. Экономические методы управления. Изд. МГУ.

1969 г., стр. 14,

 

-5-

 

ет экономическую политику путем управления экономикой. (*1).

Возможность и эффективность воздействия социалистического

государства на экономику обусловливается следующими факторами:

 

широкой политической основой социалистического государства,

власть в котором принадлежит всему народу, активно участвующему

в решении экономических задач, стоящих перед обществом;

 

принадлежностью основных средств производства государству, что

позволяет активно влиять и на производство, и на обращение

(распределение). (*2).

 

В своей экономической политике социалистическое государство

основывается на марксистско-ленинском учении об объективной

обусловленности государственной и правовой надстройки

экономическим базисом, и уровнем развития производительных сил.

(*3). Вместе с тем нельзя согласиться с отдельными авторами,

полагающими, что государство непосредственно воздействует на

развитие производительных сил и на производственные отношения в

целом. (*4). Последние формируются и развиваются на основе

экономических законов, действие которых в свою очередь не просто

должно учитываться в процессе управления экономикой, а

целенаправленно регулироваться. Ф. Энгельс отмечал, что

общество, признавая объективные экономические законы и применяя

их <с полным знанием> дела, тем самым утверждает свое господство

над этими законами. (*5). Механизм воздействия государства на

экономику в целом заключается прежде всего в регулировании сферы

проявления экономических законов, в контроле за их проявлением.

К. Маркс писал: <Строй общественного жизненного процесса, т. е.

материального процесса производства сбросит с себя мистическое

туманное покрывало лишь тогда, когда он станет продуктом

свободного общественного союза людей и будет находиться под их

сознательным планомерным контролем>. (*6). Сознательное

использование экономических закономерностей социалистическим

государством проявляется главным образом в установлении степени

воздействия их на производствен-

 

(**1) В. В. Лаптев. Советское хозяйственное законодательство.

<Советское государство и право>, 1972 г., № 12; Л. И. Абалкин.

В. И. Ленин об экономической роли социалистического государства.

<Вопросы экономики>, 1970 г., № 4.

 

(**2) Государство, право, экономика, стр. 32, 34.

 

(**3) Под базисом понимается экономический строй

общества-совокупность производственных отношений, к которым

относятся: а) формы собственности на средства производства, б)

положение различных социальных групп в производстве и их

взаимоотношение, в) формы распределения продуктов И. Е. Фарбер.

О сущности права. Изд. Саратовского государственного

университета, 1959 г., стр. 10; О. С. Иоффе. Об основных

вопросах советского гражданского права. В сб. <Вопросы

советского права>, Изд. ЛГУ, 1953 г., стр. 47.

 

(**4) Государство, право, экономика, стр. 34.

 

(**5) К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. т. 20, стр. 295.

 

(**6) Там же, т. 23, стр. 90.

 

-6-

 

ные отношения, в целенаправленном использовании их субординации,

при которой законы производства превалируют над законами обмена

и распределения. (*1). При этом воздействие государства

осуществляется не только через волю и сознание людей, а и путем

непосредственного использования экономических рычагов. (*2).

Последнее обстоятельство представляется нам очень важным, так

как сводить это воздействие лишь к его волевой стороне, умаляя

значение непосредственно-материальной стороны, как это делают С.

С. Алексеев, С. Н. Братусь и др. авторы, нельзя, даже если

признать, что эта, воля объективизирована условиями материальной

жизни общества, господствующими в данном обществе формами

собственности.

 

Без учета <материальной> стороны воздействия оно в конечном

счете может превратиться в субъективизм даже в том случае, когда

осознанное поведение людей будет подкреплено необходимыми

экономическими факторами.

 

Границы воздействия государства на экономические законы имеют

конкретно исторический характер, они зависят от интересов

господствующего класса. В условиях социалистического общества

государство выражает волю всего народа, в интересах которого и

осуществляется его воздействие на экономику. Вместе с тем

следует отметить, что базис, обслуживая общество экономически,

обусловливает те специфические средства, при помощи которых

государство влияет на развитие хозяйства. В капиталистическом

обществе государство воздействует на экономику способами,

определяемыми природой капиталистических

отношенийправительственными заказами частным фирмам, налоговой

системой, регламентированием в отдельные периоды цен и пр. (*3).

При этом буржуазное государство не может направлять развитие

экономики в целом, то есть оно не способно влиять на базис,

оставаясь в плену стихийно действующих экономических законов.

<Действие неуправляемых рыночных цен, прихотливая игра случая и

произвола определяют собой распределение товаропроизводителей и

средств их производства между различными

 

(**1) Г. Джавадов, пит. раб., стр. 80.

 

(**2) В. Г. Афанасьев. Научное управление обществом. Изд.

<Политическая литература>, М., 1968 г., стр; 232. (**3)

Буржуазные ученые сегодня пытаются отождествлять государство в

процессе осуществления им функций хозяйственного субъекта -

занятие торговлей, промышленностью и прочей хозяйственной

деятельностью, с обычными фирмами. Эти теории - <торгующего

государства>, <функционирующего государства> являются

идеологическим обоснованием посягательства монополистического

капитала на независимость и суверенитет противостоящих ему

государств>. (А. А. Пушкин, В. И. Ленин об экономической роли

Советского государства и вопрос о гражданской

правосубъективности государства. В сб. <Вопросы государства и

права>, Изд. <Юридическая литература>, М., 1970 г., стр. 45).

 

-7-

 

отраслями общественного труда>. (*1). Это не значит, что

управление экономикой (программированное регулирование и т. п.)

не свойственно современному капиталистическому обществу вообще.

Однако государственное вмешательство в экономику прежде всего

сосредотачивается не на производстве, а на распределении. Это

особенно заметно в период общего кризиса капитализма, когда

монополии широко используют государство для укрепления своих

позиций и расширения рынков сбыта. Все это не может не сказаться

на направлении научных исследований в буржуазных странах.

Представители разных школ и направлений пытаются увести

общественность подальше от научных проблем современности, от тех

коренных противоречий, которые раздирают сегодня буржуазное

общество. Они вновь воскрешают для этого старые теории Фрейда,

пытаясь с их помощью обелить не только почерневшую от грязи

экспансионистскую политику своих хозяев, но и выработать новые

формы, экономического гнета трудящихся. Так, представители новой

социологической школы Франции пишут, что центр тяжести в

экономических исследованиях следует перенести с объекта на

субъект, в область психологии, главным образом, коллективной,

так как человек принадлежит к определенному коллективу, где

реализует свою экономическую функцию. (*2).

 

Подобный идеалистический подход к роли человека в экономической

жизни общества вызван стремлением затушевать классовую

принадлежность тех, в чьих интересах осуществляет свои

исследования эта школа капиталистов, принадлежность которых к

классу капиталистов определяется не психологическими мотивами, а

отношением к средствам производства. Признание представителями

этой школы единства экономики и политики не может преодолеть

глубокое противоречие между политикой монополий и тенденциями

развития экономики.

 

Л. И. Брежнев в отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии

подчеркивал, что в период общего кризиса капитализма даже

наиболее развитые капиталистические государства не избавлены от

серьезных экономических потрясений. (*3).

 

Стремление скрыть действительные причины потрясений - попытки с

негодными средствами. Особенно рьяными защитниками современного

капитализма являются сегодня подделавшиеся под марксистов

оппортунисты и ренегаты типа; Гароди, Фишера, Марека и др.

Исходной позицией этих и, им подобных <марксистов> является

теория <индустриального общества>, созданная идеологами

государственно-монополистического капитализма. Из факта роста

обобществления капиталистического производст-

 

(**1) К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 368.

 

(**2) В.Г. Афанасьев, там же, стр. 88-89.

 

(**3) Л. И. Брежнев. Отчетный доклад ЦК КПСС XXIV съезду

Коммунистической партии Советского Союза. Изд. <Политическая

литература>, М., 1971 г., стр. 17.

 

-8-

 

ва, вскрытого еще В. И. Лениным, буржуазные теоретики, а вслед

за ними оппортунисты делают вывод об <эволюции

капиталистического общества... к социализму>. Концентрация

частномонополистической собственности, уменьшение удельного веса

индивидуальной собственности в пользу акционерной и

государственной выдаются ими за создание... социалистической

общественной собственности. Однако эти процессы не изменяют

сущности капиталистического производства и характера

капиталистической собственности. Стремление буржуазных

противников марксизма, а вслед за ними ревизионистов, опорочить

политический подход к экономическим вопросам, как проявление

субъективизма, направлено на отказ от планируемой экономики, от

вмешательства государства в вопросы экономического развития.

Выдвигаемое ими требование децентрализации функций

хозяйственного руководства призвано свести на нет

хозяйственно-организаторскую функцию социалистического

государства.

 

Социализм - крупное обобществленное производство. При господстве

общественной собственности на средства производства оно не может

не подчинять развитие экономики интересам всего общества. Эти

интересы находят выражение в политике Коммунистической партии и

социалистического государства, в централизованном планировании и

управлении экономикой. В. И. Ленин говорил о том, что управление

производством при социализме необходимо для организации

по-новому самых глубоких экономических основ жизни миллионов

людей, для налаживания новых экономических отношений в сфере

производства и распределения. (*1). Свои положения и выводы В.

И. Ленин органически связывал с практикой партии и

социалистического государства. Вместе с тем он подчеркивал суть

и взаимосвязь принципов управления производством: научности,

демократического централизма, единства политического и

хозяйственного подходов. Все это нашло широкое отражение в

решениях XXIV съезда партии, а также в принятых в 1973-1974 гг.

постановлениях партии и правительства, направленных на

дальнейшее совершенствование управления экономикой. (*2).

Хозяйственная реформа потребовала комплексного решения

экономических задач, стоящих перед советским народом, охвата

всей системы общественных отношений путем установления прочных

связей не только между отдельны-

 

(**1) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 173.

 

(**2) См. постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2

марта 1973 г. <О некоторых мероприятиях по дальнейшему

совершенствованию управления промышленностью> (СП СССР, 1973 г.,

№ 7, ст. 31); постановление Совета Министров СССР от 2 марта

1973 г. <Об утверждении Общего положения о всесоюзном и

республиканском промышленных объединениях> (СП СССР, 1973 г., №

7, ст. 32); постановление Совета Министров СССР от 27 марта 1974

г. <Об утверждении Положения о производственном объединении

(комбинате)> (СП СССР, 1974 г., № 8, ст. 38).

 

-9-

 

ми отраслями общественного производства, но и между разными

областями общественной деятельности. Это объясняется тем, что

реформа экономическая представляет собой и реформу социальную,

она преследует в качестве основной цели повышение роста

народного благосостояния, в силу чего XXIV съезд партии наметил

ряд важнейших мероприятий в этом направлении, например,

сближение темпов производства средств производства и

производства предметов потребления, совершенствование

социалистического принципа распределения, увеличение

общественных фондов потребления и т. д. Основным условием

реализации этих задач явится успешное выполнение девятого

пятилетнего плана.

 

Социалистическое государство, как государство нового типа,

осуществляет ряд функций. (*1). Программа КПСС к главным

функциям социалистического государства относит

хозяйственно-организаторскую и культурно-воспитательную. (*2).

Н. В. Черноголовкин дает определение главных функций, как

направлений (сторон) деятельности социалистического государства,

которые непосредственно выражают его преобразующую,

созидательную природу. (*3). Созидательная роль главных функций

социалистического государства неуклонно повышается. (*4). Это

прежде всего относится к хозяйственноорганизаторской функции,

которая характеризуется дальнейшим возрастанием

плановоорганизаторской роли государства во всех областях

народного хозяйства. Содержанием хозяйственноорганизаторской

функции в период строительства коммунизма является воздействие

социалистического государства на те социалистические

производственные отношения, которые выражают взаимоотношения

между отраслями народного хозяйства, между отдельными

хозяйственными организациями,

 

(**1) Под функциями социалистического государства следует

понимать основные направления (стороны) его деятельности,

выражающие классовую сущность государства, призванные решать

исторические задачи, стоящие перед, государством на главных

этапах его развития. (И. В. Черноголовкин. Теория функций

социалистического государства. Изд. <Юридическая литература>,

М., 1970 г., стр. 7). Л. И. Загайнов определяет функции

государства, как основные направления деятельности,

необходимость в осуществлении которых порождает существование

самого государства, и которые выражают его сущность, наиболее

характерные черты и социальную природу (Экономические функции

Советского государства, стр. 9). Другие авторы возражают против

подобного отождествления, полагая, что функции и деятельность

государства близкие, но не тождественные понятия (А. И.

Лукьянов, Б. М. Лазарев. Советское государство и общественные

организации. Госюриздат, 1962 г.).

 

(**2) Материалы XXII съезда партии. Госполитиздат, 1962 г., стр.

396.

 

(**3) Н. В. Черноголовкин. Теория функций социалистического

государства, стр. 41.

 

(**4) См. <50 лет Великой Октябрьской социалистической

революции>. Тезисы ЦК; КПСС, Политиздат, 1967 г., стр. 39.

 

-10-

 

а также внутри них. (*1). Это воздействие находит реальное

воплощение в Директивах XXIV съезда КПСС по девятому пятилетнему

плану. Все разделы Директив исходят из социально-политической

постановки хозяйственных задач. Развитие материально-технической

базы общества, рост производственных фондов, внедрение

достижений науки в производство - все это подчинено не просто,

умножению общественного богатства, не просто увеличению

масштабов хозяйства, а сочетается с решением

социально-политических задач (развитие техники, на основе

которой сокращается применение ручного труда, выравнивание

технической оснащенности различных отраслей за счет специальной

направленности капиталовложений, внедрение автоматизации, что

способствует повышению производительности труда и т. д.). (**2).

Это становится возможным лишь при условии планомерного развития

экономики, правильного понимания хозяйственных задач и

обеспечения активного их решения. Организация совместной

хозяйственной деятельности, сотрудничества миллионов людей, их

коллективов - важнейшая сторона деятельности Советского

государства, руководимого Коммунистической партией.

 

В процессе реализации хозяйственно-организаторской функции

государство воздействует (через посредство активного

использования экономических законов) прежде всего на

производственные отношения, складывающиеся в системе

государственного сектора. В пределах этого сектора государство

широко применяет методы государственного планового руководства,

внедряет хозяйственный расчет, стимулирование результатов труда

и т. д. За пределами же. государственного сектора воздействие

государства носит несколько иной характер, проявляется с иной

интенсивностью. Здесь оно преимущественно носит характер

рекомендаций либо строится на методах косвенного воздействия на

регулируемое отношение.

 

Наряду с этим не следует полагать, что государство, хозяйствуя,

непосредственно осуществляет производственные функции. Будучи

субъектом экономических отношений, государство, как надстроечное

явление, выступает в качестве субъекта особого рода, стоящего

над другими участниками социалистических производственных

отношений, оставаясь органом политической власти. Оно, как

таковое, не участвует в производстве продуктов труда и их

реализации, а лишь организует деятельность производственных

коллективов-субъектов экономических отношений,

 

(**1) Л. И. 3агайнов. Цит. соч., стр. 43; Д. Цивадзе. Развитие

экономических функций Советского государства; Ю. М. Козлов

содержание хозяйственно-организаторской функции усматривает в

организаторской деятельности, то есть в организации хозяйства, в

практической реализации которой непосредственно участвуют органы

государственного управления, осуществляющие руководство и

управление производственно-хозяйственными единицами, но не

участвующие в процессе материального производства (Управление

народным хозяйством СССР, ч. I, Изд. МГУ; 1969 г., стр, 31).

 

(**2) <Коммунист>, 1971 г., № 8.

 

-11-

 

наделяя их соответствующим объемом прав и обязанностей, планируя

их деятельность, обеспечивая материально-техническое снабжение,

сбыт, техническое перевооружение и т. п.

 

Эта роль социалистического государства не может не сказаться на

характере общественных отношений, которые складываются в

государственном секторе народного хозяйства и испытывают на себе

всю полноту государственного воздействия во всех его

проявлениях. Эти отношения представляют собой стоимостную форму

связи производителей на основе соизмерения уровня индивидуальных

затрат по сравнению с общественно необходимыми затратами.

 

В государственном секторе народного хозяйства продукт отдельного

производителя становится частично, а общий продукт -

непосредственно общественным. Все это превращает связи между

производителями в отношения, обладающие лишь товарноденежной

формой, без товарного по существу обмена. Именно эти отношения

называются нами хозяйственными. Они нуждаются не только в новых

приемах, но и в новых принципах правового регулирования.

 

2. В. В. Лаптев правильно отмечает, что социалистическое

хозяйствование имеет две стороны,- непосредственное

осуществление хозяйственной деятельности и руководство ею. (*1).

Вместе с тем следует четко различать эти стороны, которые

опосредствуются разными правовыми формами. Руководство

хозяйственной деятельностью - это властноорганизационные

отношения, которые не меняют своего существа в результате

появления в них имущественных элементов. Попытка ограничения в

отношениях, складывающихся в области руководства хозяйственной

деятельностью, элементов власти и подчинения, как это делает В.

В. Лаптев, (*2), представляется интересной, но недостаточно

убедительной. Ссылка на В. П. Шкредова при этом нисколько не

меняет положения. Последний подчеркивает, что

плановоуправленческая деятельность не может осуществляться вне

связи с отношениями между самими производственными ячейками, так

как она призвана обеспечивать планомерность в отношениях между

предприятиями. (*3). Все это правильно, но при этом нет никакой

 

(**1) В. В. Лаптев. Предмет и система хозяйственного права, стр.

5.

 

(**2) Хозяйственное право. Учебник для юридических вузов и

факультетов, М., 1970 г., стр. 14.

 

(**3) В. П. Шкредов. Экономика и право, стр. 90. В. П. Шкредов

не всегда последователен в своих выводах. Так, на той же стр. 90

он пишет, что нельзя не видеть различия между организационными и

имущественными отношениями (эти отношения он относит к разным

областям хозяйственных отношений) и тут же сводит

организационные отношения к имущественным, лишая их

организационного элемента. Но если это имущественные отношения,

лишенные организационного начала, то что порождает объективную

необходимость в их особом правовом регулировании? Имущественные

отношения, о которых идет речь, регулируются гражданским правом

и необходимость в новой отрасли права (хозяйственного) при этом

должна отпасть. Преодоление отрыва норм права, относящихся к

планово-регулирующей деятельности, от норм, опосредствующих

отношения между предприятиями, возможно и без <создания> единой,

внутренне согласованной системы правовых норм, на чем настаивает

В. П. Шкредов (там же). Все эти рассуждения в конечном счете

связаны с желанием автора обеспечить юридические гарантии прав

предприятий (стр. 91), а эта задача лежит далеко за пределами

дискуссии в системе советского права.

 

-12-

 

необходимости отношения <по вертикали> (планирование,

управление) фактически лишать властно-организационного

содержания и признавать предметом не административного, а особой

отрасли права-хозяйственного. Конечно, хозяйствуя, государство

одновременно и управляет, формула К. Маркса о том, что

управление производством есть функция самого производства, (*1),

полностью сохраняется, но при этом отношения, складывающиеся в

области производства и управления, не сливаются, они существуют

раздельно и требуют разных правовых форм регулирования. Это

обстоятельство подчеркивается Ю. М. Козловым, который пишет, что

<хозяйственно-организаторская работа предполагает не только

хозяйственную, но и организаторскую деятельность, то есть

организацию хозяйства>. (*2). Это и есть управленческая

деятельность, не знающая товарно-денежной формы и не нуждающаяся

в ней. Она складывается непосредственно в связи с осуществлением

органами государства исполнительно-распорядительных

(властноорганизационных) функций в области руководства народным

хозяйством. (*3). Содержанием этой деятельности является

организация совместного труда людей по созданию

материальнотехнических благ, но не сам процесс материального

производства.

 

Следует согласиться также с С. Н. Братусем о необходимости

четкого разграничения властеорганизационных и

оперативнохозяйственных функций, (*4), так как различие

названных функций отражает объективное) различие самих

регулируемых правом общественных отношений. К. Маркс писал, что

<администрация

 

(**1) К. Маркс. Капитал, т. 1, Госполитиздат, 1951 г., стр. 337.

 

(**2) Ю. М. Козлов. Управление народным хозяйством СССР, ч. 1,

Изд. МГУ, 1969 г., стр. 30.

 

(**3) Вместе с тем прав В. К. Мамутов, подчеркивающий, что

осуществление социалистическим государством управления

производством следует рассматривать не как превращение

управления в политическую надстройку над экономическим базисом,

а как превращение государства в организацию не только

политическую, но и экономическую. (В сб. <Хозяйственно-правовые

вопросы управления промышленностью>. Донецк, 1969 г., стр. 7).

На это обстоятельство обращает внимание и А. А. Пушкин

(Советское государство как субъект советского гражданского

права, Харьков, 1965 г., стр. 3. Он же. В. И. Ленин об

экономической роли Советского государства К вопрос о гражданской

правосубъектности государства, стр. 39).

 

(**4) С. Н. Братусь. Соотношение административных и

экономических методов в регулировании хозяйственных отношении,

<Советское государство и право>, 1960 г., № 3.

 

-13-

 

есть организующая деятельность государства>, (*1), не смешивая

ее тем самым с деятельностью производственной. Все сказанное

позволяет сделать общий вывод о том, что отношения по

руководству социалистическим хозяйством регулируются

административным правом. Отношения по осуществлению

хозяйственной деятельности должны регулироваться иной отраслью

права. (**1) К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч. т. 1, стр. 440.

 

-14-

Глава II. Хозяйственные отношения (понятие и признаки)

 

I. Социализму свойственна неразрывность всех элементов

общественного производства, объединение их в единое целое с

четко организованными экономическими связями. Неотъемлемой

частью социалистических производственных отношений являются

товарноденежные отношения, порожденные существованием товарного

производства. Однако непосредственно общественный характер

производства и труда приводит к тому, что господствующей формой

движения экономики становится планомерность, (*2), то есть

сознательно обеспечиваемая пропорциональность. Именно она

способствует возникновению новых форм экономических

связей-нетоварных, прямых. Эти связи осуществляются на

безэквивалентной основе и служат главным фактором,

обеспечивающим все решающие условия социалистического

воспроизводства. Косвенные, товарные связи превращаются в форму

движения, которая осуществляется в рамках основных параметров

воспроизводства, задаваемых прямой связью, они опосредствуют

собой движение внутри этих параметров. (*3). Это значит, что

товарный обмен не распространяется на движение основных фондов -

заводов, фабрик, земли, недр и пр. Вне товарного обмена остаются

распределение и перераспределение основных масс прибавочного

продукта, установление; и обеспечение основных пропорций

расширенного воспроизводства и др., что не может не отразиться

на праве.

 

Наряду с непосредственными связями, совершающими планомерный

оборот в процессе воспроизводства, функционируют связи, носящие

товарностоимостный характер, протекающие, как говорилось выше, в

рамках связей непосредственных, а потому осуществляемых также не

стихийно, а планомерно.

 

Ведущим и определяющим: является директивное планирование,-

подчеркивал А. Н. Косыгин в докладе на XXIV съезде партии и

отмечал, что товарно-денежные отношения могут и должны

использоваться в интересах укрепления планового руководства

народным хозяйством. <...Товарно-денежные отноше-

 

(**2) <Коммунист>, 1969 г., № 11, стр. 32.

 

(**3) И.М.Можайскова. Социалистическое предприятие в структуре

общественного производства. Изд. <Мысль>, 1970 г.

 

-14-

 

ния у нас имеют новое присущее социализму содержание>. (*1). Обе

формы связей неразрывны, едины, так как система отношений

социалистического производства не может обойтись не только без

первых, но и без вторых. Но косвенные экономические связи не

однородны. Они дифференцируются на две разновидности, существо

которых во многом определяется сферой их проявления. Первая

разновидность - это товарно-денежные отношения <в чистом виде>,

не содержащие в себе> принесенных извне планово-организационных

элементов, либо содержание их в степени, не ограничивающей

свободу действия их участников. Иными словами, план не является,

как правило, юридическим основанием их возникновения.

<Организуют> эти отношения сами участники. Специфика их

проявляется еще и тем, что они не только возмездны, но и

эквивалентны, то есть, предполагают равную стоимость,

<соразмерность обмениваемых благ>. (*2). Они опосредствуют

обращение предметов личного потребления, орудий и средств

производства за пределами государственного сектора народного

хозяйства либо межсекторные связи. (*3). Именно эти отношения и

представляют собой предмет граждан-

 

(**1) А. Н. Косыгин. Директивы XXIV съезда КПСС по пятилетнему

плану развития народного хозяйства СССР на 1971-1975 гг. Изд.

<Политическая литература>, М., 1971 г., стр. 54.

 

(**2) М. И. Бару. Понятие и содержание возмездности и

безвозмездности в советском гражданском праве. Ученые записки

Харьковского юридического института, 1959 г. № 13. Для

характеристики возмездности автор использует два критерия:

взаимность и встречность действий (предоставлений), имеющих

материальное содержание, хотя бы и не равное в стоимостном

выражении (стр. 48). Сущностью же эквивалентности является

материальное равенство, соразмерность, независимо от юридической

формы выражения этого равенства (соразмерности) (стр. 40).

 

(**3) Ю. К. Толстой отмечает, что классической формой выражения

закона стоимости является эквивалентность, наиболее четко

проявляющаяся в имущественных отношениях, регулируемых

гражданским правом. Однако возмездность и эквивалентность,

-пишет он далее, - далеко не всегда совпадают, что не должно

влиять на товарный характер имущественных отношений. Действию

закона стоимости подвержены и безвозмездные имущественные

отношения (Ю. К. Толстой. Кодификация гражданского

законодательства в СССР (1961-1965 гг.). Автореферат докторской

диссертации, Ленинград, 1970 г., стр. 6), с чем можно

согласиться, так как безвозмездность не изменяет характера

имущественных отношений, складывающихся в сфере товарного

обращения. Однако нельзя согласиться с Ю. К. Толстым, когда он

говорит о том, что предмет не утрачивает качество товара,

переходя от одного лица к другому безвозмездно (там же, стр. 6).

Товару присуща не только стоимость, но и меновая стоимость -

количественное отношение, в котором один товар обменивается на

другой. В основе этого соотношения лежит количество общественно

необходимого труда, затраченного на производство товара

(стоимость). Меновая же стоимость-это форма проявления

стоимости. Ю. К. Толстой игнорирует эту; специфическую

особенность товара, чего делать не следует.

 

-15-

 

скоправового регулирования. (*1). В них четко проявляются начала

диспозитивности, участники этих отношений сами распоряжаются

своими субъективными правами, поскольку такая возможность не

ограничена законом. (*2). Вторая разновидность товарноденежных

отношений-это отношения, соответствующим образом организуемые

государством, непосредственно связанные с плановым началом, с

установлением народно-хозяйственных пропорций. Они возникают и

проявляются преимущественно в государственном секторе народного

хозяйства, сохраняют денежную форму движения, имеют определенный

круг субъектов. Стоимость не является регулятором этих

отношений, т. к. в рамках государственного сектора серьезно

ограничивается действие закона стоимости, на что обращают

внимание Л. С. Явич, И. Г. Петров (*3) и другие авторы. Более

того, закон стоимости перестает быть регулятором в этой сфере.

Он приобретает новое содержание и становится орудием учета и

распределения. Иными словами, стоимость в качестве вещественной

формы выражения и изменения труда меняет свое

социально-экономическое содержание, превращается в элемент

планомерно развивающейся социалистической экономики. (*4).

Стоимостный механизм учета труда, используемого на

государственных предприятиях, объясняется необходимостью

соизмерения затрат конкретного труда при различных условиях

производства на этих предприятиях. (*5).

 

Против <умаления> роли закона стоимости возражает О. С. Иоффе.

(*6). Стоимостная оценка, в которой нуждаются материальные

потребности общества, смешивается им с необходимостью

эквивалентности в отношениях между обществом и индивидами и

общественными производственными коллективами, а это, во-первых,

не одно и то же, и, во-вторых, если между об-

 

(**1) В сфере действия гражданского права находятся и отношения,

не являющиеся товарноденежными, однако и они либо обусловлены

использованием товарно-денежной формы, либо находятся с ее

использованием в определенной связи (см. В. Г. Вердников, А. Ю.

Кабалкин. Гражданскоправовые формы товарно-денежных отношений.

Изд. <Юридическая литература>, М., 1970 г.). С. Н. Братусь

подчеркивает, что ведущими, основными отношениями в гражданском

праве являются отношения возмездные, эквивалентные (Предмет и

система советского гражданского права, Изд. <Юридическая

литература>, 1963 г., стр. 70).

 

(**2) Советское гражданское право, Изд. <Высшая школа>, М., 1968

г., т. 1, стр. 15.

 

(**3) Л. С. Явич. Проблемы правового регулирования советских

общественных отношении, М., Юриздат, 1961 г., стр. 31. Он же.

Право и общественные отношения. Изд. <Юридическая литература>,

М., 1971 г., стр. 54; И. Г. Петров. Советские

административно-правовые отношения. Изд. ЛГУ, 1972 г., гл. 1.

 

(**4) И. И. Конник. Социалистическая экономика и механизм ее

функционирования. Изд. <Мысль>, М. 1974 г., стр. 108.

 

(**5) Г. Л. Джавадов. Структура социалистических

производственных отношений. Изд. МГУ, 1969 г., стр. 100.

 

(**6) О. С. Иоффе. План и договор в социалистическом хозяйстве,

стр. 16 и след.

 

-16-

 

ществом и индивидом эквивалентные начала обязательны, так как

они обусловливаются действием закона распределения по труду, то

в отношениях между обществом и коллективными субъектами

(государственными предприятиями), где действует преимущественно

закон планомерного развития, не только эквивалентность, но и

возмездность не всегда обязательны и далеко не всегда возможны.

(На этом основывается бюджетное финансирование отдельных видов

деятельности предприятий). М. И. Бару, исследуя характер

отношений между государственными предприятиями (одну из сторон

нашей проблемы), приходит к выводу о том, что они возмездны, но

не обязательно эквивалентны. (*1). Вот почему общий вывод О. С.

Иоффе о том, что планирование при социализме неразрывно связано

с товарноденежными отношениями и вне этой связи осуществляться

не может, представляется сомнительным.

 

К. Маркс писал, что <в обществе, основанном на началах

коллективизма, на общем владении средствами производства,

производители не обменивают своих продуктов. Столь же мало труд,

затраченный на производство продуктов, проявляется здесь как

стоимость этих продуктов>. (*2). Следовательно, в процессе

обмена результатами целесообразной деятельности между

производителями в государственном секторе народного хозяйства

закон стоимости не служит движущей силой обмена. Он обеспечивает

учет общественнонеобходимых затрат труда в денежном выражении,

создает условия для учета стоимостных пропорций плана. (*3). При

этом, в результате планомерной деятельности государства

осуществляется дифференцированный подход к принципу

эквивалентности с целью стимулирования тех участков

общественного производства, которые находятся на передовых

позициях коммунистического строительства. Планомерное

функционирование товарноденежных отношений при социализме

является его особым признаком, характеризующим и хозрасчетную

деятельность предприятий в условиях государственного

регулирования товарообмена. Вместе с тем связи между

предприятиями постепенно усиливаются, приобретают черты

непосредственно общественных отношений, которые по своему

характеру не являются товарными. (*4).

 

(**1) М. И. Бару. Там же, стр. 37.

 

(**2) К. Маркс. Ф. Энгельс, соч. т. 19, стр. 18.

 

(**3) Основы и практика хозяйственной реформы в СССР. Изд.

<Экономика>, М., 1971 г., стр. 44. (**4) В. П. Шкредов.

Экономика и право, Изд. <Экономика>, 1967 г., стр. 60. Все это

не превращает хозрасчет в формальную категорию, как может

показаться на первый взгляд. Во-первых, хозрасчет-это категория,

присущая не обычному товарному хозяйству, а хозяйству

соответствующим образом организованному, складывающемуся на базе

общественной собственности на орудия и средства производства, в

котором товарно-денежные отношения приобретают иное, отличное от

обычного товарного хозяйства содержание.

Во-вторых, базой хозрасчета является факт обособления предприятий (ор-

ганизаций) в имущественном и организационном отношении, что превращает

хозрасчетные отношения в элемент общественных производственных отноше-

ний (Ю. X. Калмыков. Хозяйственный расчет и гражданское право. Са-

ратов, 1969 г., стр. 27.)

 

 

-17-

 

Экономическая политика Советского государства не просто

отражает экономические законы, но и субординацию, соподчи-

ненность их, а также сферу (<участки>) проявления. Обрат-

ное воздействие государства на экономику обусловлено единст-

вом социалистической собственности на средства производства

и подчинено основной задаче-организации планомерного пе-

рерастания социалистических производственных отношений

в коммунистические. (*1).

 

Воздействие на экономику в государственном секторе народ-

ного хозяйства осуществляется в форме общегосударственного

руководства - регулирования экономических процессов с целью

обеспечения условий их планомерного развития, и в форме хо-

зяйственного руководства - непосредственного регулирования

совместного труда каждого данного процесса производства. (*2).

 

Все это создает общие предпосылки формирования особой

категории производственных связей - второй разновидности

товарно-денежных отношений, которые мы называем хозяйст-

венными.

 

Хозяйственные отношения следует рассматривать в качестве

разновидности имущественных отношений, поскольку они скла-

дываются по поводу определенных материальных благ (<иму-

щества>) и опосредствуют владение, пользование и распоряже-

ние средствами производства и предметами труда. Однако в силу

особенностей своего формирования, содержания и области про-

явления их необходимо отграничивать от имущественных отно-

шений, регулируемых гражданским, а также административным

правом.

 

Возникновение и функционирование хозяйственных отноше-

ний обусловливается совокупностью ряда факторов.

 

Прежде всего это специфика проявления и взаимодействия

экономических законов в государственном секторе народного

 

хозяйства.

 

Я. А. Кронрод, исследуя механизм действия экономических

законов, подчеркивал, что последние являются сущностью про-

изводственных отношений, то есть они выражают основную вну-

треннюю форму связи, которые представляют собой данное про-

изводственное отношение, либо форму связи между различными

 

 

(**1) Государство, право, экономика, стр. 74.

 

(**2) Я. А. Кронрод. К вопросу о логике политэкономии социализма.

<Вопросы экономики>, 1965 г., № 7. Он же. Экономическая реформа и неко-

торые проблемы политэкономии социализма. <Вопросы экономики>, 1966 г.,

№ 10.

 

-18-

 

производственными отношениями. (*1). Каждый экономический за-

кон не изолирован, не действует сам по себе, все законы взаимо-

связаны, переплетаются, скрещиваются. Результаты взаимодей-

ствия их могут быть разными: одни законы действуют в одном

направлении, другие сталкиваются. Однако в этом взаимодейст-

вии есть определенное начало, известная субординация. (*2). Дей-

ствие экономических законов - это сложное сплетение проти-

воречий, не носящих антагонистического характера. Так, в си-

стеме государственного сектора народного хозяйства действие

закона планомерного развития, требующего прямого распреде-

ления производственного продукта, (*3), вступает в противоречие

с действием закона стоимости, требующего товарно-денежной

формы связи между производителями и потребителями. Однако

партия, государство разрешают это противоречие путем прида-

ния планомерному распределению товарно-денежной формы.

 

Юридическим опосредствованном этого оптимального соче-

тания является хозяйственный договор.

 

Взаимодействие и столкновение указанных законов прежде

всего в рамках государственного сектора, а также воздействие

на них со стороны партии и государства, создает благоприятные

условия для возникновения особых производственных отноше-

ний, как необходимой формы и результата общественного взаи-

модействия, а также для выработки, методов регулирования их.

Нельзя согласиться с тем, что методы регулирования использу-

ются государством произвольно. (*4). Выбор метода диктуется

прежде всего особенностями проявления конкретного экономи-

ческого закона (законов), сферой его (их) действия, взаимо-

связью с другими законами, субординацией их, экономическими

интересами и пр. Так, в сфере наиболее активного проявления

закона планомерного развития народного хозяйства (область хо-

зяйственных отношений) превалирует метод, отличный от мето-

да юридического равенства, а также от метода власти и подчи-

нения.

 

Большое значение для метода регулирования имеет и система

экономических интересов, порождающих механизм материаль-

ного стимулирования общественного производства в соответствии

с экономическими законами.

 

Формированию хозяйственных отношений способствуют осо-

бенности Советского государства, как субъекта государственной

собственности, лежащей в основе связей, складывающихся меж-

ду государственными предприятиями.

 

Советское социалистическое государство осуществляет одно-

временно и государственную власть и власть собственника. Вот

 

(**1) Я. А. Кронрод. Экономические законы и хозяйственная реформа, стр. 4

 

(**2) <Правда>, 6 марта 1967 г.

 

(**3) Государственный сектор - основная сфера проявления этого закона,

что не исключает, естественно, действие его и за пределами этого сектора.

 

(**4) Государство, право, экономика, стр. 118.

 

-19-

 

почему оно приобретает широкую возможность эффективного

регулирования производственных отношений, возникающих на

базе государственной собственности. Сохраняя товарно-денеж-

ную форму, опосредствующую связь между отдельными госу-

дарственными предприятиями, эти отношения выражают собой

движение орудий и средств производства в рамках общего ста-

тического состояния отношений собственности без внесения из-

менений в состояние присвоенности вещи (С. Н. Братусь). Но

это не безэквивалентные, прямые связи. Они имеют определен-

ное экономическое содержание, их участники обладают имущест-

венными интересами, которые удовлетворяются в результате

реализации в плановом порядке произведенного ими продукта.

Этой разновидности товарно-денежных отношений, как никаким

иным, свойственна функция поддержания пропорциональности

в государственном секторе народного хозяйства, сбалансирова-

ния производства и потребления. Воздействуя на эти отноше-

ния, государство определяет общественную и техническую струк-

туру производства, объем национального дохода, совокупного

продукта, их распределение и перераспределение между сферой

производства и потребления. Отношения субъектов внутри го-

сударственного сектора опосредствуются единством государст-

венной собственности на средства производства, готовую продук-

цию и т. д. Труд в этом секторе является частью совокупного

труда. Наряду с этим, объем и ассортимент продукции определя-

ется преимущественно государственным планом, реализация ее

производится по государственным ценам. Все это говорит о том,

что продукту, создаваемому и используемому в государственном

секторе, присущи нетоварные свойства. Это означает, что он пе-

рестает быть объектом обычного товарного обмена, сохранил

лишьформу товара, а отношения по его движению приобретают

особые свойства, отличные и от прямого распределения и от <ав-

тономных> товарно-денежных связей - они превратились в от-

ношения, отражающие количественное выражение качественно

различного труда, непосредственно общественного по форме, но

фактически таковым не ставшего в силу своей социально-эконо-

мической неоднородности. Это не позволяет соглашаться с ав-

торами, признающими все отношения собственности в условиях

социализма товарно-денежными без учета отношений государст-

венной собственности, как всенародного достояния, характери-

зующейся высокой степенью обобществления орудий и средств

производства, что отличает ее от иных форм социалистической

собственности, а также от личной собственности граждан. А это,

в свою очередь, не может не отразиться! на характере отношений,

складывающихся на основе государственной собственности.

 

Хозяйственные отношения обусловливаются также характе-

ром и степенью производственно-технической и социально-эконо-

мической обособленности государственных предприятий в раз-

личных областях общественного производства.

 

-20-

 

Степень обособленности предприятий различна в рамках го-

сударственного сектора, с одной стороны, и за его пределами -

с другой. Единство государственной собственности, действие за-

кона планомерного развития, новая роль Советского государст-

ва в области хозяйствования, развития технического прогресса,

концентрация и специализация производства-все это способ-

ствует стиранию производственно-технической (основной) и со-

циально-экономической обособленности предприятий и, следова-

тельно, модификации товарно-денежных отношений в государ-

ственном секторе. Более того, обобществление средств производ-

ства в системе государственного сектора ликвидирует социально-

экономическую обособленность не только в процессе производ-

ства, но и в сфере присвоения (*1).

 

Произведенная государственным предприятием продукция

становится объектом общенародного потребления, она переста-

ет быть товаром, приобретает лишь форму товара. Это исходит

из указания В. И. Ленина, писавшего в мае 1921 г., что <...го-

сударственный продукт социалистической фабрики, обменивае-

мый на крестьянское продовольствие, не есть товар, в политико-

экономическом смысле, во всяком случае не только товар, уже

не товар, перестает быть товаром>. (*2). (Следует иметь ввиду, что

речь здесь идет о продукте, создаваемом в государственном сек-

торе народного хозяйства. К продукту, создаваемому за его пре-

делами, выступающему в качестве обычного товара, указание

В. И. Ленина не относится).

 

Переход от продукта - товара к <не только товару>, к <пе-

рестающему быть товаром>,-это динамически развивающийся

во времени процесс, охватывающий длительный период функци-

онирования социалистического общественного производства,

в течение которого этот продукт проходит разные стадии, приоб-

ретает разное содержание. В государственном секторе народно-

го хозяйства он характеризуется планомерным движением на ос-

нове единой общенародной собственности и выражает особый

тип производственных отношений.

 

Продукция одного государственного предприятия, направля-

ясь на расширение фондов других государственных предприя-

тий (основные производственные и непроизводственные фонды),

представляет собой по существу не столько товарный обмен,

сколько фактическое распределение средств производства, при-

нимающее товарно-денежную форму.

 

На формирование хозяйственных отношений оказывает вли-

яние и характер соединения рабочей силы со средствами произ-

водства, особенности непосредственного общественного труда.

Товарный характер производственных отношений во многом оп-

 

(**1) Э. Андерс, Л. Галкин. Хозрасчетные отношения государственных

предприятий. Изд. <Мысль>. М., 1968 г.

 

(**2) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 276.

 

-21-

 

ределяется характером соединения рабочей силы со средствами

производства. <Если,-пишет С. С. Дзарасов,-производствен-

ные отношения по природе являются товарными, то и рабочая

сила есть товар>. (*1). Таковы особенности производственных отно-

шений и рабочей силы при капитализме. Однако при социализме

общественная собственность на средства производства исключа-

ет из сферы товарных отношений, сферы обмена рабочую силу.

Она перестает быть товаром. Наем рабочей силы; капиталистом

есть акт соединения капитала и рабочей силы, отчуждения ее ра-

бочим капиталисту, превращения ее на время найма в перемен-

ный капитал. При социализме наем рабочей силы не представля-

ет собой первичного акта соединения рабочей силы и условий ее

функционирования - средств производства. Они соединены уже

в общественном масштабе общественной собственностью. (*2). Наем

выражает здесь общественный акт планомерного включения ра-

бочей силы в конкретную сферу ее функционирования. При соци-

ализме товарный обмен не является единственной формой эко-

номических связей производителей, а следовательно, он не явля-

ется всеобщей формой выражения производственных отношений.

Производители продукта находятся в равном отношении к сред-

ствам производства и к продукту труда, их личные интересы сов-

падают с общественными. В производстве средств производства

внутри государственного сектора народного хозяйства (а нас

в первую очередь интересует именно он) преобладает непосред-

ственный труд, что определяет особые свойства продукта, произ-

водимого в этом секторе, лишает его товарной сущности, а отно-

шения по его движению - свойств обычных товарно-денежных

отношений, превращая их в отношения <особого рода>. Это объ-

ясняется и тем, что этот продукт в процессе движения не меняет

собственника.

 

И, наконец, формированию хозяйственных отношений способ-

ствуют особенности государственного планирования экономики.

Планомерность превратилась сегодня во всеобщее отношение со-

циализма, она стала <специфическим механизмом действия эко-

номических законов социализма, включая и закон стоимости>. (*3).

Планомерная организация производства не ограничивается рам-

ками отдельных отраслей, предприятий, объединений. Вместе

с тем высокая степень обобществления производства в государ-

ственном секторе народного хозяйства способствует более целе-

направленному регулированию общественной и технической

структуры производства, постоянному сознательному поддержа-

нию оптимальных пропорций. В документах XXIV съезда КПСС

 

(**1) С. С. Дзарасов. Экономические методы управления, стр. 82.

(**2) <Коммунист>, 1969 г., № 11. В. П. Шкредов обращает внимание на

то, что технической и общественной формой, в которой реально осуществля-

ется соединение рабочей силы со средствами производства, является социали-

стическое предприятие (<Экономика и право>, стр. 53).

(**3) Г. А. Джавадо . Цит. соч., стр. 61.

 

-22-

 

дан глубокий анализ опыта коммунистического строительства

в стране. Съезд, уделил большое внимание центральному вопро-

су успешного руководства народным хозяйством в условиях со-

циализма - планированию.

 

Усиление централизованного планирования, особенно в пери-

од экономической реформы, не может идти по пути расширения

ни сферы своего воздействия, ни круга утвержденных заданий.

Оно достигается преимущественно на основе сосредоточения вни-

мания на важнейших народнохозяйственных проблемах и, преж-

де всего, на определении главных направлений развития отрас-

лей, межотраслевых пропорций, решении крупных социальных

задач. Основная область приложения централизованного плани-

рования экономики - государственный сектор народного хозяй-

ства, на долю которого приходится около 91% всех производст-

венных фондов страны. (*1). Концентрация в руках социалистиче-

ского государства всех главнейших материальных ресурсов, на-

личие единого планового центра, руководящая роль Коммуни-

стической партии способствует организации непосредственного

планирования в государственном секторе-прямым предписани-

ем тем производственно-хозяйственным единицам, которые

обязаны их выполнять. За пределами государственного сектора

народного хозяйства воздействие носит скорее косвенный харак-

тер - необходимые последствия вызываются здесь путем реко-

мендаций, воздействия на смежные сферы экономики с целью

создания хозяйственных эффектов, желательных государству и

обществу. Действенность и всесторонность планирования в го-

сударственном секторе народного хозяйства обусловливается

особенностью государственной собственности, как высшей формы

обобществления. Планирование не только определяется уровнем

развития, зрелости производительных сил и производственных

отношений, но и оказывает на них определенное влияние. Имен-

но оно во многом способствует разделению товарно-денежных от-

ношений на две разновидности, о чем говорилось выше.

 

Все изложенное позволяет рассматривать хозяйственные от-

ношения, как особую разновидность отношений имущественных,

обладающих самостоятельностью.

 

Регулирование хозяйственных отношений осуществляется го-

сударством путем установления таких правовых связей между

их участниками, которые непосредственно обусловливаются ти-

пом экономики, особенностью ее структуры в государственном

секторе народного хозяйства, спецификой распределения продук-

та в этом секторе, а также путем совершенствования этих свя-

зей. Формы и методы такого воздействия определяются характе-

ром этих отношений, типичной спецификой поведения их участни-

ков. Наличие товарной формы производства и обмена в государ-

ственном секторе народного хозяйства, развивающихся под воз-

 

(**1) Гражданское право. М., 1969 г., т. I, стр. 285.

 

-23-

 

действием централизованно-планового начала, новое соотноше-

ние социальных и экономических факторов в связи с этим требу-

ет наделения участников хозяйственных отношений конкретным

комплексом прав и юридических обязанностей, отличными от

прав и обязанностей, свойственных участникам товарного про-

изводства (обмена), которые обладают имущественно-распоря-

дительной самостоятельностью (С. С. Алексеев) и действующих

 

на началах юридического равенства (С. Н. Братусь, О. С. Иоффе

и др.). (*1).

 

Отличие разновидности имущественных отношений, называ-

емых нами хозяйственными, от имущественных, регулируемых

гражданским правом, следует искать прежде всего в особом ха-

рактере связи их участников. Субъекты хозяйственных отноше-

ний связываются друг с другом через посредство государствен-

ных плановых предписаний, как результата проявления хозяйст-

венно-организаторской функции Советского государства при не-

посредственном воздействии его на экономику в <сложной>

форме.

 

План определяет фактические предпосылки совершения конк-

ретной хозяйственно-правовой сделки. Акты планирования вы-

ступают здесь в качестве юридических фактов. Они сами по себе

либо в сочетании с иными юридическими фактами порождают

хозяйственные правоотношения. И, наконец, план создает юриди-

ческие возможности для вступления в правоотношения. Это на

первый взгляд сближает их с участниками административных от-

ношений в тех случаях, когда последние складываются в сфере

социалистического хозяйствования. Однако административные

отношения, независимо от области их проявления, -это отноше-

ния организационные, то есть связанные с организующей сущно-

стью процесса управления, охватывающие планомерное произ-

водство и распределение продуктов для десятков миллионов лю-

дей. (*2). Это отношения управленческие, (*3), опосредствующие связи

 

(**1) Говоря об общественных отношениях, выступающих предметом право-

вого регулирования, не следует забывать, что содержанием их всегда являют-

ся особые формы связи участников отношений. Однако в юридической литера-

туре это обстоятельство зачастую отодвигается на второй план, заслоняясь

попыткой определения общественных отношений, как некоего качественно цель-

ного, обладающего свойствами предметов, вещей. Так, О. С. Иоффе одним

из основных признаков имущественных отношений, регулируемых граждан-

ским правом, считает их экономическую ценность в общественном значении

этой категории в силу своей связи со средствами и продуктами производства.

Другим квалифицирующим признаком имущественных отношении, регулируе-

мых гражданским правом, О. С. Иоффе считает их стоимостный характер,

форму. Но отношения между людьми не могут носить стоимостного характе-

ра, так как последний присущ только товару, <...продукту независимых друг

от друга частных работ> (К.Маркс. Капитал, т. I, Госполитиздат, 1951,

стр. 79).

 

(**2) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 171.

 

(**3) Ю. М. Козлов. Управление народным хозяйством в СССР, т. I,

стр. 118; В. Г. Афанасьев. Научное управление обществом. Политиздат,

1968 г., стр. 151.

 

-24-

 

между людьми, коллективами и внутриколлективные связи по

поводу осуществления функций управления.

 

Хозяйственные отношения опосредствуют планомерно-стоимо-

стный учет труда, отличный от стихийного учета труда. Конкрет-

ный труд, затраченный при различных условиях производства на

государственных предприятиях (в объединениях), учитывается

в стоимостной форме при обмене продуктов труда на организо-

ванном государством рынке по планируемым ценам, отражаю-

щим общественно-необходимые затраты труда. В силу этого свя-

зи между субъектами хозяйственных отношений приобретают

планомерный характер, реализуются в качестве формы общест-

венно-производственной деятельности. Именно в этом своем каче-

стве они становятся объектом прямого правового воздействия.

В противоположность имущественным отношениям, регулиру-

емым гражданским правом, хозяйственные отношения не тре-

буют высокой степени имущественной обособленности субъек-

тов - наличия самостоятельного баланса, самостоятельной сме-

ты и пр. Они довольствуются относительной имущественной

самостоятельностью их. И если для имущественных отношений,

регулируемых гражданским правом, достаточно, как полагает

О. С. Иоффе, наличия стоимостной формы как основного свой-

ства, вызывающего потребность в их гражданскоправовом регу-

лировании, то для хозяйственных отношений этого недостаточ-

но - их основным признаком является планомерная

форма, подчинение централизованно-плановому началу.

 

Подобно иным правоотношениям, хозяйственные правоотно-

шения характеризуются конкретным составом их участников,

точной фиксированностью их взаимного поведения и обеспечени-

ем его осуществления силой государственного принуждения.

 

Необходимо обратить внимание на еще одну особенность хо-

зяйственных правоотношений. Так, возникновение администра-

тивных правоотношений решается волей одной стороны, граж-

данских -волей всех участников правоотношения. Правда, юри-

дическое закрепление возникающего уже гражданского правоот-

ношения может осуществляться и в принудительном порядке (на-

пример, заключение письменного договора жилищного найма -

ст. 281 ГК УССР-после фактического вселения по ордеру, если

домоуправление в заключении договора отказывает (*1)). Хозяйст-

венные правоотношения возникают, как правило, по воле орга-

нов, находящихся за их пределами. Следует иметь в виду, что во-

левым правоотношение является в первую очередь потому, что

предпосылкой его является способность субъектов выбирать

угодный им вариант поведения. Субъекты хозяйственного права

полностью не лишаются этой возможности, но ограничиваются в

ней. Экономическая реформа эти возможности расширила, но не

наделила участников хозяйственных отношений той <свободой

 

(**1) Ю. К. Толстой. Советское жилищное право. Изд. ЛГУ, 1967 г., стр. 21.

-25-

 

воли>, которая свойственна субъектам отношении, регулируемых

гражданским правом, где одним из вариантов поведения может

быть отказ от вступления в правоотношение вообще, что участни-

кам отношений хозяйственных, как правило, не свойственно. Вы-

ражаемая участниками хозяйственных отношений воля государ-

ства превращается в их собственную волю, направленную на вы-

полнение народнохозяйственного плана с максимальной эффек-

тивностью. Вместе с тем субъекты хозяйственных отношений ис-

пользуют свою оперативную самостоятельность и инициативу,

определяя пути реализации общегосударственной воли.

 

Следовательно, особенностью хозяйственных отношений явля-

ется специфическая, форма связи их участников, в которой пла-

ново-организационное начало, облекаясь в товарную форму, при-

обретает новое качество, формирует волю их участников, в опре-

деленной степени лишает ее присущей субъектам гражданского

права самостоятельности.

 

Эта особенность хозяйственных отношений характеризует

специфику прав, которыми наделяются их субъекты - они стано-

вятся не просто правами, а правами-обязанностями, реализация

которых определяется общегосударственной необходимостью и

составляет одну из важных сторон государственной дисциплины.

Конечно, участники хозяйственных отношений не превращаются

при этом в автоматы, лишенные собственной воли. Их деятель-

ность организуется таким образом, что у них остается достаточ-

ная возможность проявлять самостоятельность и инициативу.

Это особенно наглядно проявляется в условиях экономической

реформы и находит отражение в законе (например, и п. I Поло-

жения о предприятии, в п. I Положения о производственном

объединении, комбинате). Субъекты хозяйственных отношении

располагают определенной свободой воли. Эта воля отражает

ту или иную сторону их участия в процессе, производства и рас-

пределения, выражает их специфические интересы, которые в об-

щем процессе производства (распределения); являются в конеч-

ном счете производными от общегосударственных.

 

В отношениях между обществом и гражданином материаль-

ные потребности последнего реализуются на началах эквивалент-

ности, обусловленной законом распределения по труду. Между

обществом и участниками хозяйственных отношений обеспечение

их нужд регулируется действием закона планомерного развития

путем увязки натуральных показателей плана с вещественным

характером подлежащих удовлетворению потребностей. Все это

требует изменения взгляда на предпосылку применения плано-

водоговорных отношений-правосубъектность хозорганов.

 

Субъекты хозяйственных отношений выступают носителями

особого государственного интереса, нуждающегося в особом пра-

вовом опосредствовании. Они превращаются в управомоченных

и юридически обязанных лиц, связанных единством государствен-

ной воли. Вот почему мы не согласны с С. С. Алексеевым, кото-

 

-26-

 

рый, признавая наличие группы отношений, связанных с товар-

ными связями в области планового социалистического хозяйства,

называет их <особым участком предмета гражданскоправового

регулирования>. (*1). Помимо отличий экономического порядка эти

отношения приобретают настолько четко выраженные юридиче-

ские особенности, что их невозможно отнести к предмету граж-

данского права. Во-первых, как уже отмечалось, они отличаются

степенью автономии своих субъектов. Так, С. С. Алексеев глав-

ной, специфической чертой имущественных отношений, регули-

руемых гражданским правом, признает имущественно-распоряди-

тельную самостоятельность их участников, степень которой на-

столько значима, что они по отношению друг к другу своей во-

лей (<самостоятельно>) могут распоряжаться материальными

благами. (*2). И это совершенно естественно, так как гражданское

правоотношение возникает в результате, пользуясь выражением

Ф. Энгельса, <самоопределения воли> обеих сторон. (*3). Волевой

момент превращается у С. С. Алексеева в самый существенный

признак при определении гражданского права, что еще раз

подчеркивает его неразрывную связь с личностью, гражданином,

воля которого в социалистическом государстве - государстве

трудящихся, не может не учитываться правом. Следует также

подчеркнуть прямую связь между волевым моментом и методом

правового регулирования имущественных отношений, формиро-

ванием гражданских правоотношений,-юридическим равенст-

вом сторон. Все это обусловливается особыми интересами, как

мотивами воли индивида (негосударственных организаций), оп-

ределяемыми интересами общегосударственными, но им не тож-

дественными и не носящими по отношению к ним антагонистиче-

ского характера.

 

Для субъектов <особой группы отношений>, которую мы на-

зываем хозяйственными, степень самостоятельности не позволяет

достаточно широко распоряжаться материальными благами. Их

воля, как говорилось выше, в значительной степени предопреде-

лена, связана и не идет ни в какое сравнение со степенью воле-

вой самостоятельности субъектов гражданского права. <Имуще-

ственные отношения,-пишет О. С. Иоффе,-мыслимы только

между имущественно-самостоятельными субъектами и лишь

в меру их самостоятельности>. (*4).

 

Во-вторых, воля участников и имущественных (регулируемых

гражданским правом), и хозяйственных отношений определяется

 

(**1) С. С. Алексеев. Предмет советского социалистического гражданского

права, г. Свердловск, 1959 г., стр. 197-198.

 

(**2) С. С. Алексеев. Там же, стр. 128.

 

(**3) К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. т., 20, стр. 101.

 

(**4) О. С. Иоффе. Советское гражданское право и социалистическая эко-

номика. В сб. <Актуальные проблемы Советского государства и права в пе-

риод строительства коммунизма>, Изд. ЛГУ, 1967 г., стр. 239. Мы полностью

присоединяемся к этому положению применительно к имущественным отно-

шениям, составляющим предмет гражданского права.

 

-27-

 

формой собственности материальных блат, которыми они распо-

ряжаются, спецификой опосредствуемых ими интересов. Все это не

может не найти отражения в конкретных правовых институтах.

Так, основание обязательного действия договора лежит преиму-

щественно в общественном интересе, требующем обеспечения его

в форме принуждения, и в целях, которые отдельные лица пре-

следуют при вступлении в договор. Однако удельный вес, сферы

интереса, удовлетворяемого посредством договора, настолько

различна в отношениях с участием граждан, между гражданами,

а также между негосударственными организациями, - с одной

стороны, и между государственными-с другой, что это сущест-

венным образом влияет и на сферу договора, и на возможность

его расторжения, о чем свидетельствует законодательство о хо-

зяйственных договорах, а также договорная практика хозорганов.

 

Хозяйственные отношения, как разновидность имущественных

отношений, проявляется в хозяйственном обороте, который мож-

но определить, как планово-хозрасчетную сферу обращения

средств производства и предметов труда, выступающих в форме

товара. Выявление плоскостных параметров этого оборота (<го-

ризонталь>, <вертикаль>, <диагональ>) очень сложно, да и не нуж-

но-там, где проявляется плановое обращение облеченного в

товарную форму продукта, мы встречаемся с хозяйственными

отношениями.

 

Хозяйственные отношения отличаются и от отношений адми-

нистративных. С. С. Алексеев писал, что содержание, принципы

и форма административно-правового регулирования обусловлены

отношениями властного типа, независимого от того, являются ли

они имущественными или нет. (*1). Эти отношения могут быть пред-

посылкой товарного производства и товарно-денежных связей,

они могут воздействовать на хозяйственный, гражданский обо-

рот, но непосредственно в сфере товарного обмена не складыва-

ются. Область проявления административных отношений - пря-

мые, нетоварные, безэквивалентные связи, что отличает их от

<автономных> гражданских и от хозяйственных отношений. Не

следует связывать хозяйственные отношения и с организацион-

ными отношениями, о которых писал С. Н. Братусь (*2) и О. И.

Красавчиков. (*3).

 

Можно дать следующее определение хозяйственных отноше-

ний: хозяйственные отношения в государственном

секторе народного хозяйства - это однородные конкретно-эко-

номические отношения, проявляющиеся в качестве организуемых

 

(**1) С. С. Алексеев. Предмет советского социалистического гражданско-

го права, стр. 83.

 

(**2) С. Н. Братусь. Предмет и система советского гражданского права,

стр. 42 и след. Он же. Имущественные и организационные отношения и их

правовое регулирование в СССР. В сб. <Вопросы общей теории советского

права>, Госюриздат, 1960 г., стр. 104.

 

(**3) О. А. Красавчиков. Гражданские организационно-правовые отно-

шения, <Советское государство и право>, 1966 г., № 10,

 

-28-

 

государством производственных отношений в их товарно-денеж-

ной форме. Эти отношения складываются между государствен-

ными организациями (их подразделениями) и регулируются

особым методом.

 

Возникая на основе плановых предписаний, хозяйственные

отношения выступают во вне в качестве правоотношений.

 

Нормы хозяйственного законодательства устанавливают гра-

ницы должного поведения участников общественных отношений,

юридически закрепляют содержание этого поведения, обеспечи-

вают его реальное осуществление. Следовательно, хозяйственные

правоотношения-это есть сами общественные отношения,

превращающиеся под воздействием правовых норм в юридическое

отражение специфических (сущностных) экономических отноше-

ний. (*1). Роль хозяйственного права при этом сводится-к <...законо-

дательному освящению существующих при данных обстоятельст-

вах нормальных, экономических отношений между отдельными

лицами>. (*2).

 

(**1) С. Л. Алойц обращает внимание на несовпадение сущности экономи-

ческих отношений при социализме с формами ее проявления, в силу чего он

признает необходимым разграничение сущностных экономических отношений

от объективных отношений, выступающих вовне в урегулированном правом

виде как правоотношения (С. А. Алойц. Производственные отношения как

правовые отношения. В сб. <Вопросы гражданского права и процесса>. Изд.

ЛГУ, 1969 г.).

 

(**2) К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. т. XIV, стр. 672. Ф. Энгельс эту роль

отводил гражданскому праву, однако отраслевая принадлежность права здесь,

как нам кажется, не имеет значения - <освящение> экономических отношений,

то есть, как замечает О. А. Красавчиков, закрепление их как один из

моментов правового регулирования (О. А. Красавчиков. Юридические

факты в советском гражданском праве. Госюриздат, 1958 г., стр. 49), присущие

любой отрасли советского права.

 

 

-29-

 

Большое значение для характеристики хозяйственных

отношений принадлежит их субъектам. Ими могут быть только

социалистические организации, но не отдельные граждане. (*3). Од-

нако далеко не любая социалистическая организация в разно-

родных условиях товарного обращения может выступать в каче-

стве субъекта хозяйственного права. Субъектами хозяйственных

отношений (а также правоотношений) может быть лишь одна из

разновидностей социалистических организаций -государствен-

ные организации. Субъект общественных отношений является

одним из важных выразителей их объективных свойств, факто-

ром, придающим общественным отношениям качественное своеоб-

разие. (*4). Однако следует учитывать, что в отрыве от иных сторон

 

(**3) В. В. Лаптев. Предмет и система хозяйственного права, стр. 45.

 

(**4) Эту точку зрения в литературе отстаивают С. С. Алексеев (Общие

теоретические проблемы советского права, т. II, 1965 г.. стр. 39) и др. авторы.

Однако, ранее исследуя природу имущественных отношений, С. С. Алексе-

ев пришел к выводу о том, что основной особенностью их является имущест-

венно-распорядительная самостоятельность субъектов. Выявляя специфику

этих отношений через особое качество субъектов, С. С. Алексеев не учел,

что этим же качеством обладают и субъекты иных (не только имущественных)

отношений (например, семейных), что лишает выдвинутый им признак роли

основного критерия, характеризующего имущественные отношения.

 

-29-

 

(элементов) этих отношений (содержания, объекта, внешних ус-

ловий возникновения и пр.) субъект перестает играть роль <лак-

мусовой бумажки>. Так, субъектами имущественных, трудовых,

колхозных отношений являются граждане, однако общность

субъекта не лишает указанные отношения предметной самостоя-

тельности. Следовательно, взятый сам по себе субъект не может

 

выражать сущности общественных отношений (либо правоотно-

шений).

 

В ходе осуществления хозяйственной (да и не только, хозяйст-

венной) деятельности возникает необходимость в признании за

отдельными общественными образованиями возможности в эко-

номическом обороте выступать в качестве автономных носителей

прав и обязанностей. Процесс формирования такого субъекта

права-регламентированное государством волевое обособление

отдельной группы людей, связанных общностью новых юридиче-

ских отношений, интересов, задач, целей. (*1). Это новое образование

приобретает свойство субъекта права, который в противовес

физическим лицам (гражданам) принято называть юридически-

ми лицами. При этом вновь созданный субъект может приобре-

тать разные организационные формы. Вместе с тем эту автоно-

мию не следует доводить до полного их отрыва от государства и

противопоставления ему.

 

Государственные предприятия (организации), выступая в ка-

честве субъектов права, продолжают оставаться органами госу-

дарства, реализующими от своего имени не только свои, но и об-

щественные интересы. Более того, общегосударственные интересы

могут реализоваться только через интересы государственных

предприятий (организаций). Вот почему, например, нельзя при-

знать правильной попытку ряда авторов обосновать наличие

субъективного гражданского права у оперативно-управляющих

лиц (государственных предприятий, организаций), так как носи-

телем такого права может быть лишь собственник имущества,

которым предприятие (организация), как известно, не является.

Государство решает, при каких условиях степень обособленности

общественных либо групповых интересов является основанием

для признания за тем либо иным общественным образованием

 

возможность стать самостоятельным носителем прав и обязанно-

стей. (*2).

 

Осуществляя свою деятельность, государственные хозяйствен-

ные организации-субъекты права вступают в разного рода пра-

воотношения - гражданские, административные, финансовые, хо-

зяйственные и пр. Для этого, как подчеркивал А. В. Венедиктов,

 

(**1) С. Н. Братусь подчеркивает творческую роль государства в форми-

ровании юридического субъекта. Отрицание государственной воли в процессе

образования юридических субъектов было свойственно представителям реали-

стической теории права (например, Мишу). См. С. Н. Братусь. Юридиче-

ские лица в советском гражданском праве. Юршдат, 1947 г., стр. 69,

 

(**2) С. Н. Братусь. Там, же, стр. 45,

 

-30-

 

они должны быть организованы в качестве единого (подчерк-

нуто нами) субъекта советского социалистического права. (*1). Эту

точку зрения разделяет и Л. Я. Носко, полагая, что качество еди-

ного субъекта права требует наделения его право-дееспособно-

стью. (*2). Однако вряд ли можно согласиться с возможностью единой,

универсальной правосубъектности хозорганов, которая позволи-

ла бы им участвовать в любых правоотношениях. Да это и не

нужно. Признавая хозорган субъектом права, государство зара-

нее определяет (в общих чертах) круг отношений, в которых он

должен участвовать, для чего наделяет его специальной, а не об-

щей (как полагают некоторые авторы) компетенцией. Хозяйст-

венная организация может участвовать в отношениях, регулируе-

мых нормами разных отраслей права и при этом обладать свой-

ствами субъекта права, присущих лишь данным отношениям.

Универсальность субъекта требует признания универсальности

отношений, частью (элементом) которых он является, а этого,

как известно, быть не может.

 

Возможность субъекта какой-либо отрасли права участво-

вать в виде исключения в отношениях, регулируемых иными,

главным образом, смежными отраслями права-исключение,

которое не превращается в правило. Вот почему для участия

в хозяйственных отношениях субъекты их должны обладать осо-

быми признаками. (*3). В. В. Лаптев считает, что в этом случае

предприятие, как субъект хозяйственного права, обладает ком-

петенцией, охватывающей реальные субъективные права и обя-

занности, а также возможность обладания ими (правоспособ-

ность). (*4). Не вдаваясь в существо вопроса, поскольку в литера-

туре ему уделено достаточно внимания, (*5), следует полагать, что

компетенция может быть лишь одним из. свойств субъекта хозяй-

ственного права, но ее нельзя рассматривать в виде универсаль-

ного свойства, характеризующего субъекта права, в том числе

и хозяйственного как <обобщенное выражение правосубъектно-

 

(**1) А. В. Венедиктов. О сущности социалистических правоотношений,

<Советское государство и право>, 1955 г., № 6, стр. 22.

 

(**2) А. Я. Носко. Сб. <Вопросы советского права>, Изд. <Юридическая ли-

тература>, М., 1970, стр. 211.

 

(**3) Ю. М. Козлов отмечает, что признание предприятия юридическим ли-

цом еще не исчерпывает все возможные отношения с его участием и, соответ-

ственно, все проявления его как субъекта советского права... Для иных (кро-

ме гражданских) отношений категория юридического лица не может быть

признана приемлемой (Управление народным хозяйством СССР, ч. II. стр. 77).

 

(**4) В. В. Лаптев. Предмет и система хозяйственного права, стр. 49.

 

(**5) О соотношении компетенции и правоспособности, см. А. А. Пушкин.

Компетенция государственных хозяйственных органов, как особая форма про-

явления их административно-хозяйственной правосубъектности. <Правоведе-

ние>, 1965г., №3;В.К.Мамутов.О соотношении понятий компетенции

и правоспособности государственных хозяйственных органов. <Правоведение>,

1965 г., № 4; В. Ф. Яковлева. Гражданскоправовые вопросы специализации

промышленности в СССР, Изд. ЛГУ, 1968 г.; Л. Я. Носко. Указан. ра-

бота и др.

 

-31-

 

Субъекты хозяйственного права должны обладать следую-

щими признаками: 1) имущественной обособленностью (самосто-

ятельный или отдельный баланс, самостоятельная смета и пр.), (*1);

 

2) осуществлением деятельности на основе плана, утвержденного

вышестоящим органом; 3) находиться на хозяйственном расчете.

Разнообразие форм, внутренняя организация, степень, мера иму-

щественной обособленности, характер планирования и пр. не вли-

яют на возможность признания органа субъектом хозяйственного

права. (*2). Поскольку субъект общественных отношений (правоот-

ношений), как их элемент, объективно существует до правового

 

мнению, только те госорганы, за которыми советское законодательство при-

знает гражданскую правоспособность (О субъектах социалистических правоот-

ношений. <Советское государство и право>, 1955 г., № 6). В силу этого он не

признавал субъектами трудового права предприятия торговли, общественного

питания и пр., не наделенные гражданской правоспособностью. Против этого

возражал В. М. Догадов, утверждавший, что если гос. организация образу-

ет производственно-техническое единство при единстве управления, она долж-

на рассматриваться как сторона трудового правоотношения с работниками,

входящими в трудовой коллектив, хотя эта организация и не является юри-

дическим лицом в области гражданского права (О субъектах трудового право-

отношения, <Правоведение>, 1957, № 1). Следовательно, субъект трудового

права должен обладать признаками, не тождественными признакам субъекта

права гражданского, хотя последний, фактически обладая признаками, необ-

ходимыми субъекту трудовых правоотношений, может, конечно, участвовать

в них в качестве равноправного участника. Однако это случайное совпадение

не колеблет общего принципа, о котором говорится выше. В настоящее вре-

мя точка зрения В.М.Догадова нашла законодательное закрепление. Так,

согласно п. 23 Положения о производственном объединении (комбинате) про-

изводственная единица, не будучи юридическим лицом, наделяется трудовой

правоспособностью и в лице своего директора (начальника) пользуется правом

найма и увольнения работников (в соответствии с трудовым законодательст-

вом).

 

(**1) В литературе отмечалось, что нет необходимости отождествлять органи-

зационно-структурную самостоятельность какого-либо органа с самостоятель-

ной компетенцией. Этот орган может обладать самостоятельной компетенцией

не будучи организационно-структурно самостоятельным (В. В. Иванов.

Правовые вопросы организации совнархозов. Сб. <Вопросы правового регули-

рования народного хозяйства>, Госюриздат, 1962, стр. 96). Эту же точку зре-

ния высказывают В. В. Лаптев (Правовое положение государственных про-

мышленных предприятий, стр. 158) и Ю. М. Козлов (Управление народным

хозяйством СССР, ч. II, стр. 36). Ю. М. Козлов приходит к выводу о том,

что именно <...содержание компетенции даст нам необходимое понимание гос-

органа (хозяйственного или иного), ибо в ней сосредоточены и выражены

главные черты любого госоргана, а именно соответствующие полномочия (там

же, стр. 41).|Из этого можно сделать вывод о достаточности признания ка-

кого-либо образования госорганом при наличии у него компетенции. Важен

лишь ее объем. Это фактически утверждает и В. К. Мамутов, давая опре-

деление хозоргана, как разновидности государственных органов. Компетенция

хозоргана сводится к решению хозяйственных вопросов, он осуществляет опе-

ративно-хозяйственные функции, несет непосредственную ответственность за

выполнение плана (В. К. Мамутов. Компетенция госорганов в решении

хозяйственных вопросов. Изд. <Юридическая литература>, М., 1964, стр. 17).

 

(**2) Важно только чтобы плановые предпосылки деятельности субъекта хо-

зяйственного права непосредственно или косвенно были связаны с общегосу-

дарственным планом. В государственном секторе народного хозяйства вне та-

кой связи планирование не проявляется.

 

-34-

 

регулирования этих отношений, он в процессе регулирования на-

деляется правами и обязанностями, определяющими границы его

возможного поведения. У него, в частности, наряду с конкретны-

ми правами и обязанностями, предметом деятельности появля-

ется возможность приобретения прав и обязанностей при опреде-

ленных юридических фактах (правоспособность). Следовательно,

субъект хозяйственных отношений в момент признания его субъ-

ектом права (при наличии указанных выше признаков), наделя-

ется компетенцией и приобретает хозяйственную правоспособ-

ность. И если компетенция - это права и обязанности, сущест-

вующие вне правоотношений, то правоспособность-это возмож-

ность приобретения прав и обязанностей путем вступления в них.

Субъекты хозяйственного права могут вступать в любое хозяй-

ственное обязательство, не нуждаясь при этом в наделении их

какими-то свойствами, присущими субъектам других отраслей

права. Трудно поэтому согласиться с В. В. Лаптевым, отмечаю-

щим, что сторонами хозяйственного договора могут быть только

предприятия (организации), обладающие правами юридического

лица, (*1), хотя хозяйственный договор признается им институтом

хозяйственного права. Следует полагать, что участниками хозяй-

ственного договора могут быть хозорганы, хотя и не обладающие

признаками юридического лица, но обладающие всеми необхо-

димыми признаками субъектов хозяйственного права. Кроме то-

го, ими могут быть и негосударственные социалистические орга-

низации (кооперативные, общественные), для которых обладание

свойством юридического лица в этих случаях обязательно.

 

Участниками хозяйственных отношений (субъектами хозяйст-

венного права) могут быть государственные предприятия, произ-

водственные объединения, а в отдельных случаях и подразделе-

ния хозорганов (производственные единицы объединений, цеха

предприятий и пр.). Этот перечень в основном совпадает с сос-

тавом участников хозяйственных отношений, указанных в про-

екте Хозяйственного кодекса СССР (стр. 5). (*2).

 

(**1) В. В. Лаптев. Правовое положение государственных промышленных

предприятий, стр. 21-22.

 

(**2) Хозяйственный кодекс СССР. Проект. Изд. Института государства и пра-

ва АН СССР, М., 1970 г., стр. 39.

 

В связи с расширением рамок хозрасчета в строительстве по почину зеле-

ноградцев широко вводится система бригадного подряда, при которой строи-

тельные бригады принимают на себя полную ответственность за возведение

одного объекта. Ответственность эта носит двусторонний характер, она деталь-

но оговаривается в договоре, заключаемом бригадой со стройуправлением. Так,

бригаде бригадира Н. 3лобина была задержана поставка подоконных до-

сок. Бригада обратилась с иском в ведомственный арбитраж и ей была выпла-

чена по решению арбитража неустойка (<Известия>, 16 июля, 1972 г.). Вместе

с тем не исключена возможность участия цехов (бригад) в договорных отно-

шениях друг с другом, что сегодня, в условиях экономической реформы, прак-

тикуется на отдельных предприятиях . (Харьковский завод <Теплоавтомат>;

 

ХТЗ, Минский часовой завод и др.).

 

-35-

 

сти различных видов>. (*1). Компетенция-это правомочие, принад-

лежащее хозоргану в силу факта его существования, так как не-

возможно себе представить социалистическую организацию, не

обладающую компетенцией. Уже в момент вынесения решения

о сформировании государственного предприятия (организации)

либо их частей они самим фактом появления этого решения на-

деляются компетенцией и с этого момента вступают в правоот-

ношения с органом, принявшим его. При вынесении такого реше-

ния применительно к предприятиям (производственным объеди-

нениям) необходимо еще два условия - наличие имущественно-

го комплекса, составляющего материальную базу предприятия

(объединения), обособление этого имущества от прочего госу-

дарственного имущества, а также установление плановых пока-

зателей, позволяющих вновь появившемуся образованию (пред-

приятию. объединению) окончательно сформироваться (фонд

зарплаты, объем производства, основная номенклатура и пр.).

Все это превращает его в субъекта хозяйственного права, участ-

ника хозяйственных правоотношений.

 

В противоположность правоспособности, как абстрактной спо-

собности к правообладанию, компетенция содержит всегда кон-

кретные права как властного, так и невластного характера. (*2).

Нельзя согласиться с В. Ф. Яковлевой в том, что компетенция

включает в себя только возможность обязывать к чему-либо

других лиц. (*3). Не следует признавать компетенцию совокупностью

лишь властных прав, (*4), так как при этом стирается разница меж-

ду компетенцией и административной правосубъектностью. (*5).

Наделение компетенцией осуществляется в силу закона. Она

всегда носит отраслевой характер. (*6).

 

Следовательно, можно говорить о компетенции администра-

тивной, хозяйственной и т. д. Особенности хозяйственных отно-

шений требуют от субъектов этих отношений имущественно-

 

(**1) О. С. Иоффе. Советское гражданское право, Изд. <Юридическая ли-

тература>, 1967 г., стр. 161.

 

(**2) В. В. Лаптев. Правовое положение предприятий в СССР. Изд. АН

СССР, 1963 г.; В. К. Мамутов. Указ. работа. Ю. X. Калмыков, напри-

мер, отмечает, что компетенция, охватывая все виды отраслевой правосубъект-

ности, характеризует наряду с властными правоотношениями права и обязан-

ности, принадлежащие участникам гражданских правоотношений (Хозяйствен-

ный расчет и гражданское право. Приволжское книжное издательство, Сара-

тов, 1969 г., стр. 166.).

 

(**3) В. Ф. Яковлева. Указ. работа, стр. 26.

 

(**4) В. Ф. Яковлева. Там же; А. А. Пушкин. Указ. работа; Б. М. Ла-

зарев. 2 гл. V сб. <Государство, право,, экономика>, М., 1970.

 

(**5) На это обращает внимание О. С. Иоффе. Советское гражданское пра-

во, стр. 162.

 

(**6) В. В. Лаптев говорит о специальной компетенции (Предмет и систе-

ма..., стр. 48). А. А. Пушкин подчеркивает, что компетенция должна быть

рассчитанной на конкретный вид или тип госорганов (Автореферат докторской

диссертации <Правовые формы управления промышленностью в СССР>. Харь-

ков, 1964; стр. 11.).

 

-32-

 

планового обособления. Подобно субъектам иных отраслей пра-

ва субъекты хозяйственного права могут участвовать в разно-

образных правоотношениях, для чего они наделяются уже дру-

гими качествами, свойственными субъектам именно данной от-

расли права. Например, государственное предприятие (произ-

водственное объединение), будучи субъектом хозяйственного

права, для вступления в правоотношение с гражданами, коопе-

ративными и общественными, организациями должно наделяться

иными свойствами, присущими субъекту, возникающих между

ними и гражданами (кооперативными, общественными органи-

зациями) отношений и признаваться юридическими лицами. (*1).

Это объясняется тем, что, как субъект хозяйственного права,

предприятие, далеко не всегда должно проявлять присущую ему

правосубъектность юридического лица (которой некоторые субъ-

екты хозяйственного права, например, цеха, производственные

единицы объединений, вообще не обладают). Если же предприя-

тие (объединение) участвует в отношениях, требующих наличия

признаков юридического лица, то и тогда оно остается субъектом

хозяйственного права. Признаки же юридического лица при этом

приобретают для государственных предприятий (объединений)

несколько иной смысл, чем для кооперативных и других; негосу-

дарственных организаций, выступающих в обороте в качестве

юридических лиц.

 

Вступая в имущественные отношения, регулируемые граж-

данским правом, государственное предприятие (объединение)

осуществляет действия по распоряжению не своей, а государст-

венной собственностью, а это становится возможным лишь по-

тому, что имущество закреплено за ними, как за субъектами хо-

зяйственного права, обязанными использовать это имущество

прежде всего в государственном интересе. Все это находит отра-

жение в особенностях их системы учета и отчетности, права рас-

ходования наличных денег на неотложные нужды и пр. Наряду

с этим, единство социалистической системы права, создает опре-

деленную общность признаков субъектов разных отраслей, поз-

воляющую им участвовать в разнородных правоотношениях, но

лишь в определенных пределах. Для выхода за эти пределы они

должны наделяться свойствами, позволяющими им выступать

в качестве субъектов иной отрасли права. (*2).

 

(**1) Р. О. Халфина замечает, что <только выступая как участник граж-

данского оборота, как носитель имущественных прав и обязанностей, предпри-

ятие является юридическим лицом - субъектом гражданского права> (Зна-

чение и сущность договора в социалистическом гражданском праве. Изд. АН

СССР, 1954г., стр. 56).

 

(**2) А. В. Венедиктов высказывал по этому вопросу другую точку зрения.

Он полагал, что субъект одних правоотношений может быть полноправным

субъектом других правоотношений. Так, трудовой правоспособностью, то есть

способностью быть субъектом трудового правоотношения, обладают по его

 

См. продолжение на стр. 34.

-33-

 

Интересную попытку выявления признаков субъектов хозяй-

ственного права -хозяйственных органов предпринял В. В. Лап-

тев. (*1). Им выделяется четыре признака, характеризующие хозяй-

ственные органы: 1) обладание имуществом, 2) приобретение

и осуществление от своего имени хозяйственных прав и обязан-

ностей, 3) ответственность за результаты деятельности, 4) воз-

можность обращения за защитой своих прав. Но все эти призна-

ки фактически ничем не отличаются от общих признаков юриди-

ческого лица, закрепленных в ст. 23 ГК УССР. Непонятно, каким

образом в этом случае понятие хозоргана оказывается шире по-

нятия юридического лица, на чем настаивает В. В. Лаптев. При

наличии идентичных с юридическими лицами признаков хозор-

ганы нельзя рассматривать ни как более широкое, ни как более

узкое понятие, независимо от плоскостного положения отноше-

ний, в которых они участвуют (<горизонталь>, <вертикаль>). Для

этого необходимы другие признаки.

 

Наряду с этим В. В. Лаптев прав, связывая возможность при-

знания отдельных участников хозяйственных отношений субъек-

тами хозяйственного права со степенью внутренней экономической

интеграции их структурных подразделений либо частей. (*2). Так, им

 

признаются субъектами права объединения, в состав которых

включены производственные единицы, не пользующиеся правами

предприятия. (*3).

 

Степень экономической интеграции,-подчеркивает В. В.

Лаптев,-здесь настолько велика, что оно (объединение) со-

ставляет в целом единый хозяйственный орган, действующий как

субъект права. (*4).

 

Субъектам хозяйственного права посвящена и монография

Н. И. Коняева. (*5). Однако Н. И. Коняев в число признаков субъек-

тов хозяйственного права включил и такие, которые вообще

к признакам субъектов права относиться не могут (особый субъ-

ективный состав, обладание компетенцией, участие в хозяйствен-

ной деятельности и руководстве ею). Остальные перечисляемые

им признаки (наличие организационной структуры, обособленно-

 

(**1) В. В. Лаптев. О субъектах хозяйственного права. <Советское государ-

ство и право>, 1971 г., № 7.

 

(**2) В. В. Лаптев. Правовые отношения промышленных министерств

с предприятиями и объединениями. Тезисы докладов научной конференции. М.,

1969 г., стр. 40.

 

(**3) В дальнейшем законодатель подтвердил правильность такого вывода-

согласно Положению о производственном объединении (комбинате), объедине-

ние (комбинат) признается субъектом права (п. 2 Положения).

 

(**4) В. В. Лаптев. Там же. При этом В. В.Лаптев подчеркивает, что

производственные единицы объединения также действуют в качестве субъек-

тов права, с чем мы полностью согласны.

 

(**5) См.: Н. И. Коняев. Звенья народного хозяйства и реформа. Куйбы-

шевское издательство, 1973 г.

 

-36-

 

го имущества, способность нести имущественную ответствен-

ность) присущи в своей совокупности субъектам гражданского,

а не хозяйственного права.

 

Итак, для признания какого-либо структурного образования

субъектом хозяйственного права необходимо наличие у него при-

знаков, присущих участнику общественных отношений, являю-

щихся предметом хозяйственно-правового регулирования, так

как субъект лишь тогда выражает общественные отношения,

когда из его характеристики с неизбежной необходимостью вы-

текает качественная особенность, отличающая эти отношения от

всех прочих. Субъекты хозяйственного права полностью удовлет-

воряют этим требованиям, что позволяет им участвовать в хозяй-

ственных отношениях в качестве носителей хозяйственных прав

и обязанностей.

 

II. Вопрос о хозяйственном праве, как самостоятельной пра-

вовой отрасли, длительное время обсуждался в юридической пе-

чати, при этом споры носили бескомпромиссный характер-часть

ученых категорически отрицала ее самостоятельность, другая

часть также категорически отстаивала.

 

Исследуя особую разновидность имущественных отношений,

называемых нами хозяйственными, мы стремимся прежде всего

к выявлению их содержания, условий формирования, признаков

субъектов, особенностей метода правового регулирования и не

спешим делать из этого категорических выводов о наличии или

отсутствии в системе советского права самостоятельной отрас-

ли-хозяйственного права. Наряду с этим, мы считаем полезным

критически рассмотреть возражения отдельных ученых, полно-

стью и безоговорочно отрицающих существование хозяйствен-

ных отношений, как отношений, нуждающихся в самостоятель-

ном правовом регулировании.

 

К чему сводятся доводы этих ученых?

 

Одним из первых с развернутыми аргументированными возра-

жениями против признания самостоятельности хозяйственного

права выступил О. С. Иоффе. В работе <Правовое регулирова-

ние хозяйственной деятельности в СССР> (1959 г.) он писал:

 

1) хозяйственное право связывается с хозяйственно-организаци-

онной функцией Советского государства. Но поскольку эта функ-

ция не может отрываться от функции культурно-воспитательной,

необходимо говорить не о хозяйственном, а о хозяйственно-орга-

низаторском и культурно-воспитательном, праве, включив в него

все соответствующие законодательные акты.

 

В зависимости от направлений государственной деятельно-

сти функции государства делятся на экономические, идеологиче-

ские, охранительные и внешнеполитические. Хозяйственно-орга-

низаторская функция является разновидностью экономических

 

-37-

 

функций, культурно-воспитательная - идеологических. (*1). Следо-

вательно, <привязка> хозяйственного права к хозяйственно-орга-

низаторской функции без учета функции культурно-воспитатель-

ной, вполне допустима и необходимость в <культурно-воспита-

тельном праве> при этом полностью отпадает.

2) Хозяйственное право,-писал далее О. С. Иоффе,-свя-

зывают с плановым началом, которое проявляется и в отноше-

ниях с участием граждан и иногда даже с большей интенсивно-

стью, чем в отношениях между социалистическими организация-

ми (плановый набор и распределение рабочей силы, формирова-

ние фонда зарплаты, установление цен и пр.). Однако ни одно из

названных О. С. Иоффе отношений не возникает ни между граж-

данами, ни с участием граждан не только в виду <плоскостных>

особенностей этих отношений (<вертикаль>), но и в силу особен-

ностей их формирования и содержания. План набора рабочей си-

лы, фонд зарплаты-это разновидности плановых показателей

социалистических предприятий (организаций). Они могут быть

предпосылкой вступления предприятий (организаций) в право-

отношения с гражданами путем заключения трудовых договоров.

Но непосредственными участниками формирования этих показа-

телей граждане не являются.

 

Процесс ценоутверждения также осуществляется лишь в пре-

делах социалистического сектора. Граждане, приобретая товары

в розничной торговой сети, оплачивают их стоимость по уже

утвержденной за пределами договора розничной купли-продажи

цене, которая включается в заключенный договор в качестве его

существенного условия.

 

Все это не исключает проявления плановых начал во взаимо-

отношениях социалистических организаций с гражданами, но не

в тех аспектах, о которых пишет О. С. Иоффе. Плановые акты

оказывают только косвенное воздействие на эти отношения,

они выступают лишь в виде предпосылки к заключению, догово-

ра, не образуя с ним единого юридического состава. Основанием

заключения таких договоров являются не акты планирования в

широком смысле, а индивидуальные административные акты, на

что обращают внимание В. Г. Вердников и А. Ю. Кабалкин. (*2).

Р. О. Халфина к таким актам относит план товарооборота тор-

 

(**1) Л. И. 3агайнов. Цитир. работа, стр. 27. Государство, право, эконо-

мика, стр. 75 и след. Против признания единства хозяйственно-организатор-

ской и культурно-воспитательной функции возражает Н. В. Черноголов-

кин (Цитир. работа, стр. 104). Конечно, тесная взаимосвязь функций Совет-

ского государства бесспорна. Однако это не означает отсутствия самостоя-

тельности каждой из основных функций и определенных различий между ними

(Н. В. Черноголовкин. Цитир. работа, стр. 109).

 

(**2) В. Г. Вердников, А. Ю. Кабалкин. Гражданскоправовые фор-

мы товарно-денежных отношений, стр. 175.

 

-38-

 

гующих организаций, план пассажирских перевозок, издатель-

ский план и пр. (*1).

 

Все это позволяет сделать О. С. Иоффе тот же упрек, который

он адресует сторонникам хозяйственного права-нельзя пола-

гаться на аргументы, идущие от внешних различий и игнориро-

вать глубинную сущность явлений.

 

3) Сторонники хозяйственного права,-отмечает далее О. С.

Иоффе, - относят его лишь к государственной собственности (та-

кую позицию действительно занимали в конце 50-х годов В. В.

Лаптев и др. ученые, впоследствии от нее отказавшиеся в пользу

признания предметом хозяйственно-правового регулирования от-

ношений, складывающихся в системе социалистического сектора

народного хозяйства, а не только в государственном секторе).

Однако эта отрасль права распространяется ими и на некоторые

отношения с участием кооперативных организаций. (*2). Значит, хо-

зяйственное право по своему объему шире отношений государст-

венной собственности. И тут же О. С. Иоффе подчеркивает, что

государственная собственность играет огромную роль в развитии

собственности колхозно-кооперативной и что было бы серьезной

ошибкой рассматривать отношения государственной собственно-

сти как некий замкнутый комплекс, отделенный от всех других

отношений собственности нашей страны (стр. 23). Следователь-

но, и хозяйственное право, опосредствующее собой отношения

государственной собственности, не следует рассматривать как

<некий замкнутый комплекс>, что сводит на нет и это возражение

О. С. Иоффе. (*3).

 

С. Н. Братусь возражает против признания хозяйственного

права самостоятельной отраслью, поскольку: 1) хозяйственные

отношения разнородны и могут регулироваться только разными

отраслями права, (*4); 2) экономический оборот в условиях исполь-

зования товарно-денежной формы охватывает как отношения

между социалистическими организациями, так и отношения меж-

ду гражданами (с участием граждан). Складывающиеся в связи

с этим имущественные отношения включаются в единую цепь

имущественных отношений, регулируемых гражданским пра-

 

(**1) Р. О. Халфина. Значение и сущность договора в советском социали-

стическом гражданском праве, стр. 141.

 

(**2) Об этом писал, в частности, В. В., Лаптев. О советском хозяйствен-

ном праве. <Советское государство и право>, 1959 г., № 4.

 

(**3) Мы склонны считать, что хозяйственное право регулирует отношения,

складывающиеся преимущественно в рамках государственного сектора народ-

ного хозяйства и в целом с О. С.Иоффе в этом смысле согласны. Однако на

нелогичность его суждений считаем себя вправе обратить внимание.

 

(**4) С. Н. Братусь. Предмет и система советского гражданского права,

стр. 104. Об этом С. Н. Братусь пишет, и в учебнике <Советское граждан-

ское право>, 1969 г., т. 1, стр. 19.. Этот же аргумент приводится в докторской

диссертации Ю. К. Толстым (5, гл. 1), где он возражает против призна-

ния хозяйственного права самостоятельной отраслью права.

 

-39-

 

вом, (*1); 3) смещение в одной отрасли методов правового регулиро-

вания, относящихся к плановорегулируемой, то есть админист-

ративной деятельности и к имущественным отношениям, основан-

ным на принципе хозрасчета, на договоре, на материальной заин-

тересованности, усилило бы тенденцию к администрированию. (*2).

Отмечая, что хозяйственные отношения разнородны (Пред-

мет и система..., стр. 104), С. Н. Братусь тут же (стр. 105) пишет,

что объективное развитие общественных отношений <...мо-

жет привести к возникновению нового вида отношений (количе-

ственные изменения дают новое качество) и тем самым к появле-

нию новой отрасли права. Это может произойти на основе объ-

единения развившихся элементов двух или более существую-

щих... отношений в новый вид общественных отношений>. (*3).

Почему же подобная метаморфоза не может произойти примени-

тельно к хозяйственному праву? Что мешает возникновению

в процессе развития социалистического народного хозяйства ка-

чественно новых общественных отношений и тем самым появле-

нию новой отрасли права? Однако изложенное, правильное по

 

своей сути, положение С. Н. Братусь к хозяйственному праву по-

чему-то не относит.

 

Второе возражение С. Н. Братуся возвращает нас к дискуссии

о предмете права, к позиции авторов, полагавших, что все иму-

щественные отношения, связанные с областью, обращения, регу-

лируются гражданским правом. (*4). С. Н. Братусь никогда подоб-

ной точки зрения не придерживался, наоборот, он всегда возра-

жал против столь неправильного определения предмета граж-

данского права и это позволяет нам сделать, вывод о том, что

в пылу полемики со сторонниками хозяйственного права он не-

сколько неточно сформулировал свою мысль. (*5). Наконец, третье

возражение С. Н. Братуся по существу своему безусловно пра-

вильное, сформулировано не очень удачно. Если смешение раз-

ных методов применительно к одной отрасли права теоретиче-

ски возможно (а С. Н. Братусь фактически признает это), то

боязнь наступления отрицательных последствий его в результате

 

(**1) С. Н. Братусь. Предмет и система советского гражданского права,

стр. 153.

 

(**2) С. Н. Братусь, там же, стр. 155; Советское гражданское право,

1969 г., т. 1, стр. 19.

 

(**3) С. Н. Братусь. Предмет и система..., стр. 105. С. Н. Братусь

этот тезис выразил еще более определенно в статье, опубликованной в журна-

ле <Советское государство и право>, 1955 г., № 6.

 

(**4) С. Ф. Кечекьян. <О системе советского права>. <Советское государст-

во и право>, 1946 г., № 2. Советское гражданской право, 1950 г., стр. 12.

А. В. Дозорцев. О предмете советского гражданского права и системе

ГК СССР, <Советское государство, и право>, 1954 г., № 7 и др.

 

(**3) Серьезная критика этой концепции дана в работе В. В. Лаптева

<Предмет и система хозяйственного права>, стр. 32-33.

 

-40-

 

<поглощения> одного метода другим не может служить основа-

нием для отрицания многометодного регулирования вообще. (*1).

 

С. С. Алексеев, не признавая хозяйственное право самостоя-

тельной отраслью, писал, что в социалистическом обществе хо-

зяйственные отношения сами по себе не требуют правового ре-

гулирования потому, что в период социализма многие обществен-

ные отношения, которые могут быть включены в число хозяйст-

венных, не опосредствуются в правовом порядке. (*2).

 

Прежде всего, неясно, какие хозяйственные отношения имел

в виду С. С. Алексеев. В социалистическом обществе, конечно,

есть отношения, которые в правовом регулировании не нужда-

ются. Наряду с хозяйственными к таким отношениям можно от-

нести гражданские, колхозные, семейные и другие. Однако это

не может служить основанием для отказа в признании самосто-

ятельности гражданского, семейного и иных отраслей права. Во-

вторых, для признания самостоятельности какой-либо отрасли

права не следует, признавать ее монополистом-регулятором всех

без исключения общественных отношений определенного вида.

Так, сам С. С. Алексеев признает, что имущественные или орга-

низационные отношения в социалистическом обществе регули-

руются не только гражданским или административным правом,

что не лишает эти отрасли права самостоятельности. Следова-

тельно, теоретически вполне возможно существование хозяйст-

венных отношений, регулируемых другими отраслями права.

 

Наряду с изложенными имеются и другие возражения против

признания самостоятельности хозяйственного права, нашедшие

 

(**1) По существу с возражениями С. Н. Братуся против возможности сме-

шения воедино отношений по управлению социалистическим хозяйством и иму-

щественных отношений (С. Н. Братусь. Имущественные отношения, регу-

лируемые советским гражданским правом. <Вопросы экономики>, 1960 г..

№ 12), мы полностью согласны.

 

(**2) С. С. Алексеев. Предмет советского социалистического гражданско-

го права, стр. 124. Иного мнения придерживается А. С. Алойц. Он полагает,

что производственные отношения вообще вне правового опосредствования су-

ществовать не могут и что они еще до правового воздействия на них функци-

онируют в качестве правоотношений (А. С. Алойц. Производственные отно-

шения, как правовые отношения). В рецензии на статью С. А. Алойца

Ю. Г. Басин замечает, что возведение в абсолют связи производственных

и юридических отношений, как элементов базисного и надстроечного порядка,

неправильно (<Правоведение>, 1970 г., № 6). Однако А. С. Алойц ничего

не говорит о связи отношений производственных и юридических. Он отмечает,

что форма проявления экономических отношений не совпадает с сущностью

их (стр. 13). При этом А. С. Алойц различает экономические отношения

<в чистом виде> (сущностные) и объективные экономические отношения, вы-

ступающие вовне в урегулированном правом виде в качестве правоотношений.

Следовательно, юридические отношения (правоотношения) - это сами про-

изводственные отношения, урегулированные правом. Вместе с тем это не оз-

начает, что право регулирует все без исключения реально сложившиеся отно-

шения, как полагает А. С. Алойц. (стр. 14-15).

 

-41-

 

отражение в работах ряда ученых. (*1). Эти возражения основыва-

ются на следующих аргументах:

 

1) Если выделить хозяйственное право из состава гражданско-

го, то ряд положений, имеющих общий характер (субъекты пра-

ва и их правомочия, основания возникновения правоотношений,

договоры и пр.) пришлось бы излагать дважды - в Основах

гражданского и Основах хозяйственного права. Но, во-первых,

никто никогда не предлагал выделять хозяйственное право из

какой-либо отрасли права вообще и из гражданского - в част-

ности. Предлагалось изъять отдельные институты, регулирую-

щие отношения между социалистическими организациями, из

Основ гражданского законодательства (В. В. Лаптев, В. К. Ма-

мутов, И. А. Танчук), а это не одно и то же. Во-вторых, догово-

ры и многие другие правовые понятия монополизироваться ка-

кой-либо отраслью права не могут, точно также, как не могут

они монополизироваться какой-либо отраслью юридической на-

уки. Вот почему наука гражданского права, например, разраба-

тывая понятие субъекта гражданского права, не занимается

субъектами административного, трудового, колхозного и прочих

отраслей права. Исследуя гражданскоправовой договор в каче-

стве одного из важнейших институтов, наука гражданского пра-

ва не касается теории трудового договора и т. д. Вместе с тем

законодатель в целях устранения ненужного дублирования, об-

легчения пользования нормативными материалами может заим-

ствовать институты одной отрасли законодательства при постро-

ении системы другой. Этот прием кодификационной техники сле-

дует всячески поощрять. Например, ст. 11 КЗоБС при решении

вопроса исковой давности отсылает нас к соответствующим

статьям ГК УССР. Однако никто не отрицает существования

семейного права как самостоятельной отрасли только но этому

основанию. Следует просто учитывать, что некоторые правовые

институты имеют межотраслевое значение, являются <сквозными>

(например, институт договора) и могут входить в состав различ-

ных отраслей права. При этом каждая из них включает в себя

этот институт с учетом отношений, которые он опосредствует

(гражданскоправовой договор, хозяйственноправовой договор,

трудовой договор и т. п.).

 

2) Не все отношения между социалистическими организаци-

ями определяются непосредственно планом, в то же время как

ряд условий между гражданами предопределен государством. (*2).

 

(**1) Д. М. Генкин. К вопросу о системе советского социалистического пра-

ва. <Советское государство и право>, 1956 г., № 9, Б. С. Антимонов.

К разработке Основ гражданского законодательства, <Социалистическая за-

конность>, 1959 г., № 7; А. И. Денисов, Н. И. Бернштейн. Основы

гражданского законодательства и <хозяйственное право>, <Советское государ-

ство и право>, 1959 г., № 5 и др.

 

(**2) Это почти те же возражения, о которых говорилось выше и которые вы-

двигаются О. С. Иоффе. Однако О. С. Иоффе привязывает их к конкретным

отношениям (планирование труда, набора рабочей силы и пр.), в то вре-

 

мя как другие авторы (Д. М. Генкин, А. И. Денисов, Н. И. Берн-

штейн) выдвигают их в общем плане, в силу чего мы считаем необходимым

их <в общем плане> и опровергать.

 

-42-

 

С. С. Алексеев, говоря о предмете какой-либо отрасли права,

подчеркивал необходимость однородности его содержания. Од-

нако он предостерегал против буквального понимания такой од-

нородности, так как определенность, специфичность отрасли

права порождает ядро, костяк, главное содержание предмета ее

регулирования. Наряду с этим, - писал он, - институты данной

отрасли права могут быть использованы для регулирования об-

щественных отношений иного вида, сходных со специфически-

ми. (*1). Об этом же писал В. Кнапп. <Отрасль права, - подчерки-

вал он,- как только ее возникновение было обусловлено нали-

чием определенной типичной специфики ... притягивает к себе

родственные отношения, которые ... образуют внутреннюю сла-

женность отрасли права как единства>. (*2).

 

Поскольку основные, базовые отношения между социалисти-

ческими организациями определяются планом, этого, как нам

представляется, достаточно для возможности признания их пред-

метом (при наличии, конечно, иных условий) самостоятельной

отрасли права.

 

3) Выделение хозяйственного права в самостоятельную от-

расль неблагоприятно отразилось бы на правовой охране наших

интересов в операциях по внешней торговле с капиталистически-

ми странами. К внешнеторговым сделкам применяется, как пра-

вило, законодательство того государства, где сделка заключена

(ст. 569 ГК УССР). На заключенные в СССР сделки с иностран-

ными фирмами распространяется обычно гражданское право,

при <расчленении> которого у нас возникли бы затруднения при

применении и той и другой отрасли права-надо было бы рас-

пространить на капиталистическую фирму либо нормы, рассчи-

танные на советского гражданина, как личного собственника

предметов потребления, либо нормы, регулирующие отношения

между хозяйственными организациями. Но, во-первых, эти сооб-

ражения не учитывают различий между отраслью права и от-

раслью законодательства. Они скорее относятся к опасению

<расчленения> гражданского законодательства, а не граждан-

ского права. Во-вторых, к отношениям по внешней торговле при-

меняются в первую очередь правила международных договоров

и соглашений. (*3). Правда, ст. 3 Основ предусматривает возмож-

ность регулирования внешней торговли и общим гражданским

законодательством СССР и союзных республик. Так, из норм

гражданского законодательства, регулирующего отношения по

 

(**1) С. С. Алексеев. Общие теоретические проблемы..., стр. 19-20.

 

(**2) В. Кнапп. По поводу дискуссии о системе права. <Советское государ-

ство и право>, 1957 г., № 5, стр. 117.

 

(**3) Экспортно-импортные операции. Правовое регулирование. Изд. <Между-

народные отношения>, М., 1970 г., стр. 29. Об этом же говорит ст. 129 Основ

гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик.

 

-43-

 

внешнеторговым сделкам, можно сослаться на ст. 170 ГК УССР,

допускающую проценты в обязательствах по внешней торговле,

ст. 406 ГК УССР, разрешающую устанавливать вознаграждения

по комиссионному договору. <Но не относятся к общему законо-

дательству и, следовательно, не подлежат применению к отноше-

ниям по внешней торговле нормативные акты, изданные специ-

ально для регулирования отношений между советскими социа-

листическими организациями>. (*1). Следовательно, никаких основа-

ний для применения норм хозяйственного законодательства,

в частности, Хозяйственного кодекса, к указанным отношениям,

нет и все опасения противников хозяйственного права в этом

смысле оказываются напрасными. (*2). Даже при использовании так

называемой обратной отсылки, когда решается вопрос о приме-

нении материального иностранного закона либо иностранного

права в целом, нормы хозяйственного законодательства приме-

няться не должны.

 

Нами рассмотрены практически все аргументы противников

признания хозяйственного права самостоятельной отраслью

и если не все наши возражения бесспорны, то далеко не бесспор-

ны, как мы видим, и сами аргументы.

 

(**1) Экспортно-импортные операции, стр. 31.

 

(**2) Именно поэтому проект Хозяйственного, кодекса не содержит в себе нор-

мы, подобной ст. 569 ГК УССР (ст. 126 Основ гражданского законодательст-

ва). Не содержит таких норм, например, и Хозяйственный> кодекс ЧССР.

 

-44-

Глава III. Система хозяйственного права и система хозяйственного

законодательства

 

Систему права в литературе нередко относят к внутренней форме

права, в то время как источники его-нормативные акты - признают

внешней формой. (*3). С этим не соглашается С. С. Алексеев,

полагающий, что внутренняя форма права не ограничивается

подразделениями правовых норм по отраслям и институтам, а

включает в себя помимо внутренней организации внешние формы,

выработанные в праве приемы, средства выражения и закрепления

соответствующих свойств. (*4). Но все это уже не внутренние, а

внешние свойства. Конечно, они диалектически связаны, взаимно

зависимы, так как содержание не может существовать вне формы, а

форма существенна. (*5). Несмотря на это, мы всегда имеем

возможность исследовать эти категории порознь, мысленно разделяя

их. Вот почему, систему права, структуру его, как

<материализованную> категорию, следует квалифицировать в виде

самостоятельного внутреннего свойства пра-

 

(**3) А. Ф. Шебанов. Формы советского права. Изд. <Юридическая

литература>, 1958 г., стр. 22-25.

 

(**4) С. С. Алексеев. Социальная ценность права. Изд.

<Юридическая литература>, 1970 г., стр. 71-72.

 

(**5)К. Маркс писал, что форма лишена всякой ценности, если она

не есть форма содержания. К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., т. I, стр.

159.

 

-44-

 

ва. Помимо общих принципов, свойственных праву в целом, а также

отдельным его отраслям, система права определяется

специфическими особенностями, содержащимися в самих нормах

права, и внешними по отношению к нему факторами, составляющими

форму и содержание регулируемые правом общественных отношений. С

внешней формой права связан непосредственно ряд присущих праву

свойств-нормативность, формальная определенность, динамизм.

(*1).

 

Каково же соотношение отрасли права и отрасли законодательства?

На первый взгляд, если определенные общественные отношения

нуждаются в специальном правовом регулировании, что ведет к

возникновению специальной отрасли права, они должны выступать в

качестве предмета отрасли законодательства, тоже опосредствующей

эту самостоятельность, так как высокая степень специфичности

общественных отношений должна порождать, как следствие,

возникновение и особой отрасли права, и особой отрасли

законодательства. Однако это не так. Отрасль права требует

наличия таких правовых свойств, входящих в ее состав элементов,

которых нет ни у одного из них в отдельности, ни в механическом

их сочетании. Этого не требуется применительно к отрасли

законодательства. Совокупность ее частей (*2) не приобретает

нового качества, она не создает такой степени обособленности,

которая требовала бы сформирования на их основе самостоятельной

отрасли права. Кроме того, хотя система законодательства - это

субъективный фактор общественного развития и ее можно построить,

создать, основанием такого построения должна быть только

объективная структура права. Это не значит, что система

(структура) законодательства должна зеркально отражать эту

структуру. (*3). С другой стороны, наличие определенным образом

кодифицированных законодателем правовых норм не дает основания

строить на их основе отрасль права. Наконец, предмет отрасли

права-это общественные отношения, в то время как предмет отрасли

законодательства - вид общественной деятельности-торговля,

строительство, перевозка и т. д. (*4). Вот почему нельзя

признать правильными попытки отдельных авторов <создать> отрасль

права на основе совокупности правовых норм, даже особо

систематизиро-

 

(**1) С. С. Алексеев, там же. стр. 142.

 

(**2) С. С. Алексеев, подчеркивал, что система законодательства

характеризуется через состав, соотношение и внутреннюю структуру

источников права (Общие теоретические проблемы.., стр. 144).

 

(**3) С. С. Алексеев, там же, стр. 15.

 

(**4) Ю. С. Васильев, М. П. Евтеев. Цель и принципы

кодификационной деятельности, <Советское государство и право>,

1971 г., № 9, стр. 15.

 

-45-

 

ванных, (*1), как нельзя согласиться с тем, что в основу

кодификации следует класть однородные общественные отношения и

однородные отрасли права. (*2). Наряду с этим, не следует

полагать, что между отраслью права и законодательства имеются

существенные, коренные отличия. Ю. К. Толстой, стоящий на иной

точке зрения, писал, что не все нормы основной отрасли права

входят в соответствующую ей отрасль законодательства; в состав

данной отрасли законодательства могут входить нормы других

отраслей права. Так, в состав отрасли гражданского

законодательства могут входить нормы гражданского,

административного и процессуального права, не перестающие

оставаться нормами <своей> правовой> отрасли. (*3). Система

законодательства (если говорить о кодификации, а не о

инкорпорации) может строиться только на основе системы права.

Они соотносятся друг с другом, как форма и содержание. И, это

соотношение имеет объективный характер. (*4). Конечно,

определенные отклонения от этой зависимости возможны, отрасль

законодательства не должна слепо копировать отрасль права, но и

серьезных расхождений между ними быть не должно. Так, например,

административно-правовые нормы находят отражение в ГК союзных

республик только в той мере, в которой они непосредственно

связаны с гражданско-правовым регулированием имущественных

отношений и их охраной (*5) (ст.ст. 319, 320, 321, 322 ГК УССР).

При этом административноправовые нормы не трансформируются, а

сохраняют отраслевой характер.

 

(** )Так, Л. С. Голесник признавал существование особой

отрасли-исправитель - трудового права (О проблемах системы

советского права, <Советское государство и право>, 1957 г., №

2). Г. М. Свердлов писал о самостоятельности хозяйственного

права на основе наличия многочисленных актов хозяйственного

законодательства (К истории гражданского и хозяйственного

законодательства, <Советское государство и право>, 1959 г., №

9). Наличие Кодекса торгового мореплавания позволило В. Ф.

Мешере говорить о морском праве (О делении советского права на

отрасли... <Советское государство и право>, 1957 г., № 3) и т.

д. Но также трудно согласиться с попыткой построения системы

отраслевого законодательства путем объединения актов разных

отраслей права, регулирующих разнообразные отношения, как

полагает А. В. Мицкевич (Проблемы, систематизации хозяйственного

законодательства в условиях экономической реформы. Тезисы

доклада. В сб. <Ленинские принципы социалистического

хозяйствования и правовые проблемы экономической реформы>,

Свердловск, 1969 г., стр. 26).

 

(**2) С. Н. Садиков. Тезисы доклада. В сб. <Проблемы применения

Основ гражданского законодательства и Основ гражданского

судопроизводства СССР и союзных, республик>, Саратов, 1971, стр.

19.

 

(**3) Ю. К. Толстой. О кодификации гражданского законодательства,

<Правоведение>, 1957, № 1, стр. 56; он же. Автореферат докторской диссерта-

ции, стр. 11.

 

(**4) На это обращает внимание Л. С. Явич. Система советского

права. и система законодательства. Тезисы доклада на научной

сессии ВИЮН, 1961 г., стр. 29.

 

(**5) О. С. Иоффе в связи с этим отмечает, что некоторые

гражданские правомочия охраняются нормами административного

права (Советское гражданское право. Изд. <Юридическая

литература>, 1967 г., стр. 12).

 

-46-

 

Из всего сказанного можно сделать следующие выводы:

 

1) Соответствие системы законодательства системе

праванеобходимость, исключающая, как правило,

взаимопроникновение разноотраслевых правовых норм.

 

2) Включение в состав; отрасли законодательства норм иных

отраслей права не способствует видоизменению ни отрасли

законодательства, ни <блуждающих> норм.

 

3) Каждой основной отрасли права соответствует отрасль

законодательства. Однако это не означает, что существование

отрасли законодательства без соответствующей ей системы права

невозможно (водное законодательство, законодательство о

здравоохранении и др.). Нормы основных отраслей права не могут,

объединяясь, создавать новую отрасль законодательства, отличную

ют отраслей, <делегировавших> в нее свои нормы. (*1). Все это

имеет непосредственное отношение и к хозяйственному

законодательству.

 

В. В. Лаптев полагает, что хозяйственному законодательству

присущ ряд особенностей, отличающих его от иных отраслей

законодательства, так как входящие в него нормы права не

укладываются в традиционное понятие правовых норм, как

общеобязательного правила поведения, рассчитанного на

неопределенный круг лиц и на многократное применение. Так, в

состав хозяйственного законодательства включаются так называемые

<нормы-задания>, отличающиеся конкретностью и адресностью

(например, отдельные задания нархозплана). (*2). Но еще в 1951

году X. 3. Бахчисарайцев указывал, что термин законодательство

(речь шла о промышленности) следует понимать не только в смысле

закона, то есть норм права в их традиционном понимании, а в

более широком смысле, включая сюда и другие

 

(**1) Взаимозависимость и взаимосвязь системы права и системы

законодательства подчеркивают Ю. С. Васильев и М.П.Евтеев (Цели

и принципы кодификационной деятельности). Они возражают,

например, против возможности произвольного построения системы

законодательства, о чем говорит С. С. Алексеев (Общая теория

социалистического права, вып. 1, Свердловск, 1963 г., стр. 211;

Общая теория советского права, М., 1966 г., стр. 330). Хотя

система законодательства, как распределение нормативного

материала (актов, отдельных норм) по сферам государственной

деятельности, складывается под непосредственным влиянием

практических целей и задач, стоящих перед государством, сами

цели и задачи не возникают произвольно, они обусловливаются

материальными условиями жизни общества. И система права, и

система законодательства - факторы объективные. У

законодательства не может быть иной системы, кроме существующей

системы права (Д. М. Генкин. К вопросу о системе советского

социалистического права. <Советское государство и право>, 1956

г., № 9).

 

Конечно, из этого не следует, что система законодательства и

права тождественны, как уже говорилось ранее. Первичным

элементом права является весь нормативный материал или его

часть, законодательства - норма права (см. Теория государства и

права, 1965 г., стр. 393).

 

(**2) В. В. Лаптев. Предмет и система..., стр. 161-162.

 

-47-

 

Нормативные акты, в том числе однократного применения. (*1).

Такие акты включают в свой состав административное,

государственное и другие отрасли законодательства. На это

обращает внимание С. С. Алексеев, Л. С. Явич и др. авторы. Так,

С. С. Алексеев пишет, что существует определенная зависимость

между степенью нормативности и иерархией нормативных юридических

актов. Однако эта зависимость не абсолютная. В законе

закрепляется ограничение в сфере (объеме) и во время действия

нормы. (*2).

 

Право вообще и хозяйственное, в частности, призвано регулировать

общественные отношения, как не связанные с какой-либо конкретной

социальной средой, так и непосредственно связанные с таковой.

Важно, чтобы регулируемые правом отношения могли быть охвачены

юридической регламентацией. С. С. Алексеев отмечает в связи с

этим, что содержание общественных отношений далеко не всегда

требует всеобъемлющего регулирования. Поэтому практически в

нормативных актах установлены границы в объеме регулируемых

отношений. (*3).

 

Хозяйственное законодательство призвано, с одной стороны,

закреплять и охранять сложившиеся хозяйственные отношения, а с

другой - обеспечивать их нормальное функционирование в рамках

практической целесообразности. Его существенной особенностью

является совмещение этих двух функций, однако объем

регулирования хозяйственных отношений неизмеримо шире объема

регулирования гражданских, колхозных, семейных и иных отношений.

Это свойство особенно ярко проявляется в отношениях по

капитальному строительству, перевозке, кредитнорасчетных и др.,

где круг диспозитивных норм значительно сокращен за счет

императивных.

 

Хозяйственное законодательство в условиях экономической реформы

выражает особенности социалистических производственных отношений

в централизованно управляемом обществе и его основном участие -

государственном секторе народного хозяйства. Оно

предопределяется единством государственной собственности,

государственного народнохозяйственного плана, что не позволяет

рассматривать его в виде комплексной отрасли законодательства,

включающей в себя нормы разных отраслей пра-

 

(**1) X. З. Бахчисарайцев. Справочник по законодательству для

работников промышленности СССР. Госюриздат, 1951 г., стр. 5.

 

(**2) С. С. Алексеев. Социальная ценность права, стр. 79. Л. С.

Явич обращает на это внимание в сб. <Ленинская теория

социалистического государства и права и современность>, Казань,

1970 г., стр. 47. Критикуя В. П. Шкредова, пытавшегося

противопоставить плановое руководство хозяйством правовому

регулированию, авторы сборника <Государство, право, экономика>

подчеркивают, что в правовом регулировании большую роль играют и

индивидуальные акты, к которым относятся также, акты

планирования (стр. 119).

 

(**3) С. С. Алексеев. Социальная ценность права, стр. 78.

 

-48-

 

ва. (*1). Общие задачи и цели присущи всем отраслям

социалистического права, однако это не исключает необходимости

выделения специфических путей их достижения с учетом нужд

правоприменительной практики, что находит отражение в системе

законодательства. Кроме того, эффективность правовых норм,

составляющих отрасль законодательства, во многом зависит от

внутреннего согласования их, образующего определенное единство,

а это не свойственно комплексу (конгломерату) - механическому

соединению разноотраслевых правовых норм.

 

Хозяйственное законодательство объединяет нормы права в

различные группы с учетом определенного критерия, избираемого

законодателем сообразно с характером решаемых им задач. Общим

признаком, позволяющим включать в систему хозяйственного

законодательства правовые нормы, является специфическая

особенность последних - они призваны отражать безусловное

подчинение товарного производства централизованно-плановому

началу в целях обеспечения значительного подъема материального и

культурного уровня жизни народа на основе высоких темпов

развития социалистического производства, повышения его

эффективности, научно-технического прогресса и ускорения роста

производительности труда. Эту же цель преследуют и нормы всех

прочих отраслей законодательства, однако лишь в конечном счете,

тогда как нормы хозяйственного законодательства непосредствен но

способствуют решению этих задач.

 

(**1) Систематизация хозяйственного законодательства. Изд.

<Юридическая литература>, М., 1971 г., стр. 14.

 

-49-