Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Корецкий В.И. Авторские правоотношения в СССР. – Сталинабад, 1959. – 372 с.

 

 

ТАДЖИКСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им В.И. ЛЕНИНА

 

В. И. КОРЕЦКИЙ

 

АВТОРСКИЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ В СССР

 

СТАЛИНАБАД 1959


ВВЕДЕНИЕ

Целеустремленная творческая деятельность на благо родины ученых и писателей, художников и композиторов,. работников театра и кино и героический труд советского народа под мудрым руководством Коммунистической партии привели нашу науку, литературу и искусство к выдающимся достижениям.

Однако на отдельных участках культурного фронта еще имеется отставание от общих темпов нашего развития, и есть недостатки, которые надо ликвидировать, чтобы наши ученые, писатели и работники искусств заняла первое место в мире.

Одним из важных факторов развития науки, литературы и искусства является советское авторское право, но регулирование авторской деятельности и авторских отношений не сводится только к законодательству и контролю за его осуществлением.

Быстрые темпы развития науки, литературы и искусства в СССР и вовлечение в творческую деятельность широких масс трудящихся являются прежде всего следствием политики Коммунистической партии. Эта политика воплощается, кроме законодательства, также в непосредственной деятельности органов государства, партийных и иных общественных организаций, обеспечивающих материальные и идеологические условия для расцвета авторского творчества.

Социалистические организации, осуществляющие использование произведений науки, литературы и искусства, руководствуются политикой партии. Партийные решения пользуются заслуженным авторитетом у авторов, ориентируют их на актуальные задачи коммунистического


строительства и помогают устранению недостатков в произведениях.

Роль права в регулировании авторской деятельности и авторских отношений в нашей стране можно правильно уяснить только тогда, если рассматривать авторское право в непосредственной связи с политикой партии и ее решениями.

Наша наука об авторском праве развивалась неравномерно. До 1931 г. включительно был напечатан ряд журнальных статей, отдельные брошюры, преимущественно описательного характера,' и две монографии.2

Далее идет значительный интервал (1932–1939 гг.), когда литература об авторском праве ограничивалась журнальными статьями по отдельным вопросам и брошюрами, в основном, излагавшими содержание нормативных актов.3

В 1939–1940 гг. были защищены три докторские диссертации, из которых первые две специально посвящены авторскому праву, а третья уделила ему значительное внимание.

Эти диссертации представляют собой серьезный вклад в цивилистическую науку и теорию авторского права, причем не потеряли научного значения до настоящего времени.4 Из первых двух диссертаций были опубликованы только фрагменты, третья была издана.

Далее, вплоть до 1949 г., была защищена только одна кандидатская диссертация (1945 г.), частично затра-

1 H. M. Николаев. Основы авторского права, 1925. Я. А. Канторович. Авторское право, 1926 г. С. С. Кишки н. Авторское право, 1929 г. и др.

2 И. Я. Хейфец. Авторское право, 1931 г.

Л. К а с л и н. Авторское право на литературные произведения и издательский договор, 1931 г., под редакцией и с предисловием проф. С. Н. Ландкофа.

SB. M. r а н. Авторское право в редакционно-издательском деле, 1932 г.

А. М. В и н а в е р. Авторское право РСФСР на литературное произведение, 1937 г.

4 M. В. Гордон. Основные проблемы советского авторского права, 1940 г.

Б. С. Мартынов. Основные проблемы авторского права на литературяые произведения, 1940 г. Е. А. Ф л е и ш и ц. Личные права в гражданском праве СССР и капиталистических стран, 1941 г.. Ученые труды ВИЮН, 1941 г., вып. VI.


гивавшая вопросы авторского права,' опубликован комментированный справочник, посвященный правовому положению писателей и композиторов,2 а также отдельные .журнальные статьи.

В 1949 г. была защищена еще одна кандидатская диссертация по авторскому праву,3 а с 1950 до 1952 гг. было опубликовано несколько журнальных статей по отдельным вопросам авторского права.

С 1958 г. вновь происходит оживление на этом участке правовой мысли.

За 1953 и 1954 гг. был защищен ряд кандидатских диссертаций по авторскому праву, представляющих значительный научный интерес. В диссертациях были разработаны вопросы авторского права на сценическое произведение, исследован издательский договор (две диссертации) , личные и имущественные правомочия авторов литературных произведений, вопросы киноавторского права и авторского права на произведения изобразительных искусств.4

Кроме авторефератов, из ряда этих диссертаций опубликованы фрагменты. К сожалению, одна из наиболее интересных диссертаций – И. А. Грингольца – не была опубликована даже в виде фрагментов.

За период времени с 1955 г. по 1957 г. цивилисты опубликовали три монографии по авторскому праву, каждая из которых представляет собой самостоятельное ис-

1 И. Ф. Рабинович. Театральное предприятие. Кандидатская диссертация, 1945 г.

2 Б. Н. Городецкий. Правовое положение писателей и композиторов, 1949 г.

3 А. М. К и л и н с к и и. Важнейшие черты советского авторского права на произведения литературы и искусства, !9t9 r.

4 И. А. Грингольц. Права автора сценического произведения в СССР, 1953 г.

Е. П. Т о p к а н о в с к и и. Личные и имущественные права авторов литературных произведений по советскому праву, 1953 г.

А. И. В а к с б е p г. Издательский договор пэ советскому гражданскому праву, 1954 г.

В. А. К а б а т о в. Советское авторское право на произведение изобразительных искусств, 1954 г. Б. П. Орлов. Основные вопросы киноавторского права. 1954 г.

М. И. Никитина. Издательский договор на литературное' произведение в советском авторском праве, 1954 г.


следование, дающее оригинальные решения ряда вопросов, возникающих из договорного и внедоговорного использования произведений науки, литературы и искусства.' Кроме того, были изданы две полезные и нужные работы справочного и комментаторского характера.2

Диссертации и монографии, а также работа по кодификации законодательства, вызвали появление ряда журнальных статей, оживленный обмен мнений и дискуссии по вопросам авторского права.

За последние годы (1957–1958), кроме упомянутых работ, опубликованы еще журнальные статьи и защищена кандидатская диссертация по авторскому праву.3

Однако, хотя авторскому праву уделено значительное внимание советской цивилистикой, до сих пор остается ряд проблем и спорных вопросов, ожидающих своего разрешения.

Мы не имеем возможности в этой работе дать оценку всей обширной литературы по советскому авторскому праву и ограничимся только вопросами, непосредственно-связанными с нашей темой.

Центральной задачей работы является исследование авторских правоотношений в СССР.

Необходимой предпосылкой для этого является изучение законодательства об авторском праве в его развитии, поскольку авторские правоотношения являются способом осуществления норм авторского права.

Вопросы истории советского авторского права в опубликованных работах были затронуты попутно и без достаточной увязки с решениями партии по вопросам науки, литературы и искусства.

1 M. В. Гордон. Советское авторское право, 1955 г. В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского права, 1956т.

Б. С. А н т и м о н о в и Е. А. Ф л е и ш и ц. Авторское право, 1957 г.

2 Л. М. Азов и С. А. Ш а ц и л л о. Авторское право на литературные произведения. Сборник официальных материалов, 1953 г.

А. И. В а к с б е p г. Издательство и автор, 1957 г., а в 1958 г. книга вышла вторым изданием.

3 Т. А. Фадеева. Право авторства по советскому гражданскому праву. Автореферат кандидатской диссертации, 1958 г-


В работах по авторскому праву обычно рассматриваются лишь те нормативные акты, которые непосредственно регулируют отношения, возникающие между автором и социалистическими организациями (либо гражданами), в связи с созданием и использованием произведений автора.

Мы считаем, что, кроме этих норм, непосредственно регулирующих авторские отношения, надо иметь в виду также и те нормативные акты, которые предоставляют советским авторам различные льготы и преимущества (пенсионное обеспечение, налоговые, жилищные, процессуальные льготы, пользование авторскими фондами и т. Д.).

При изучении развития советского авторского права значительный интерес представляют архивные материалы, которые в литературе не были использованы.

Изучая советское авторское право и анализируя факторы, которые на него воздействуют, мы стремились выявить сущность авторского права, его характерные черты и специфические особенности, отличающие его от буржуазного авторского права.

Исследуя авторские правоотношения в СССР, мы не могли обойти молчанием существующие разногласия и споры в общем учении о правоотношении. Не ставя задачей изучение проблемы правоотношения в целом, мы затронули в работе лишь вопросы, которые соприкасаются с нашей темой.

Советские законы предоставляют авторам гарантированные личные неимущественные и имущественные субъективные права. Реализация некоторых из этих прав начинается уже с создания автором произведения науки, литературы или искусства. Этот факт является юридическим и влечет за собой возникновение абсолютного авторского правоотношения, в котором управомоченным субъектом является автор, а обязанными субъектами–и социалистические организации, и граждане.

Следующим этапом в реализации принадлежащих автору субъективных прав является использование его произведения социалистическими организациями (или гражданами) как с согласия, так и без согласия автора. Эти юридические факты вызывают возникновение относительных авторских правоотношений, в которых пра-


вомочию автора противостоят юридические обязанности конкретных социалистических организаций и граждан. В относительных авторских правоотношениях есть также и встречные правомочия субъектов – социалистических организаций (граждан), использующих авторские произведения, и соответствующие этим правомочиям юридические обязанности авторов.

Правомочия авторов в относительных авторских правоотношениях включает в себя и личные неимущественные и имущественные правомочия.

Социалистические правоотношения связаны с разными отраслями права; это обусловливает различие правоотношений по основаниям возникновения, структуре и механизму действия.

Мы ограничиваемся рассмотрением только гражданских и трудовых правоотношений.

Правоотношения между авторами произведений науки, литературы и искусства и социалистическими организациями по поводу создания и использования этих произведений регулируются нормами либо гражданского, либо трудового и гражданского права. В результате возникают две группы правоотношений – гражданские либо трудовые.

Между этими группами имеются существенные различия в основаниях возникновения, характере и объеме правомочий и юридических обязанностей.

У авторов, не состоящих на службе в социалистических организациях, использующих их произведения, правоотношения возникают в силу авторских договоров либо в силу закона, если произведение Использовано без согласия автора.

У авторов являющихся сотрудниками упомянутых организаций и создающих произведения в порядке служебного задания, основаниями возникновения правоотношений будут трудовые договоры и эти задания.

Состав личных неимущественных и имущественных правомочий, юридических обязанностей и их объем в авторских правоотношениях первой и второй группы–существенно различны, что детально показано в третьей и четвертой главах работы.

Ряд правомочий авторов, вытекающих из авторских договоров, передается по наследству, тогда как нет на-


следования правомочий автора, находившегося на службе, если не считать наследования заработной платы, которую мог не дополучить умерший.

Между обоими видами авторских правоотношений есть и другие отличия, на которых мы останавливаемся в работе.

Нам представляется поэтому, что имеются достаточные основания к выделению двух видов авторских правоотношений – гражданских и трудовых – тем более, что последние играют у нас существенную роль в области создания и использования произведений науки и некоторых видов произведений искусств.

Трудовые авторские правоотношения недостаточно урегулированы в законодательстве и совершенно не разработаны в теории. Восполнение этих пробелов мы считаем одной из существенных задач и законодательства, и правовой науки.

Освещая в работе перечисленные выше и иные вопросы, мы считаем излишним повторять то, что уже сделано упомянутыми нами авторами, и ограничиваемся рассмотрением вопросов спорных либо недостаточно исследованных.

Изучение авторских правоотношений в СССР представляет не только теоретический интерес, но имеет существенное практическое значение для совершенствования и кодификации нашего законодательства, надлежащего осуществления авторами и социалистическими организациями своих прав и юридических обязанностей, для правильного разрешения судебных споров и предупреждения тех из них, которые можно избежать.


ГЛАВА I. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА

История советского авторского права начинается почти с первых дней победы Великой Октябрьской социалистической революции.

Новая рабоче-крестьянская власть начала широко использовать достижения науки, литературы и искусства. Для этого потребовался ряд революционных преобразований – политических, экономических и культурных, а также изменение правового положения авторов бывшей царской России.

Авторов надо было избавить от капиталистической эксплуатации, обеспечить материальные условия их существования, освободить от влияния буржуазной идеологии и привлечь колеблющихся из них на сторону пролетариата. Перед народными массами необходимо было широко распахнуть двери в науку, литературу и искусство и создать благоприятные условия для подготовки кадров пролетарских и крестьянских авторов. В решении этих сложных задач важную роль играло и новое советское авторское право.

§ 1. Краткая характеристика русского дореволюционного авторского права

Совершенно иные цели стояли перед авторским правом царской России. По форме оно было правом авторов, однако по существу, фaктичecки прaвo издaтeлeй и других предпринимателей, эксплуатировавших авторов.

10


Не удивительно, что нормы об авторском праве были помещены в «Уставе о Цензуре», утвержденном 22 апреля 1828 года, задачей которого была борьба с «крамолой» в литературе и науке. На органы цензуры было возложено и применение законов об авторском праве.

§§ 135–139 цензурного устава 1828 г. разрешали авторам и переводчикам издавать и продавать свои произведения, пользуясь ими как «благоприобретенным имуществом». После смерти авторов и переводчиков эти права могли переходить по наследству как по закону, так и по завещанию сроком на 25 лет, после чего произведения становились «достоянием публики» и могли свободно перепечатываться. В течение указанных сроков перепечатка воспрещалась. Споры между авторами и издателями о принадлежности произведения подлежали рассмотрению третейских судов, а если стороны на это не соглашались, то общих судов.'

Того же 22 апреля 1828 г. было утверждено «Положение о правах Сочинителей», состоящее из 18 параграфов. Оно включало в себя упомянутые постановления Цензурного устава со следующими добавлениями. Если произведение не было продано самим автором, оно не могло быть предметом взыскания со стороны его кредиторов. Обязательства книгопродавцев перед авторами переходили на тех, кто приобретал с торгов принадлежащие книгопродавцам рукописи. Издатель мог предпринять повторное издание произведения лишь по соглашению с автором или его наследниками. Последние могли сами осуществлять повторное издание не ранее пяти лет со дня выдачи цензурой «позволительного билета» на первое издание. Однако, если автор добавил или изменил не менее 1/3 произведения или придал последнему новую форму, повторное издание разрешалось ему без каких-либо условий. Положение подробно определяло, кто считается контрафактором и устанавливало штрафы за контрафакцию; 1/3 суммы штрафа шло в пользу законного издателя, а 1/3 передавалась Приказу общественного призрения. Для возбуждения дела о контрафакции был установлен срок в два года с момента ее совершения. Положение разрешило свободный перевод книг, изданных в

1 Полное собр законов Российск империи 1828 г Собрание 3. е, т III, № 1979

11


России, а также предусматривало авторские права для некоторых научных и учебных учреждений, осуществляющих издательскую деятельность. Договоры между авторами и издателями положение рекомендовало записывать в маклерских книгах, однако, каких-либо последствий за нарушение этого правила не устанавливалось.1

4 февраля 1830 г издано было новое положение «О правах Сочинителей, Переводчиков и Издателей», состоящее из 40 параграфов. Первый раздел носил название «О правах собственности Сочинителей, Переводчиков-, и Издателей». Положение 1828 г. еще не решало вопроса о юридической природе авторского права, а Положение" 1830 г., как видно из этого заголовка, рассматривало авторское право уже как право собственности на произведение. Автор мог в течение установленных законами сроков использовать это право сам, либо передать его другому лицу как в собственность, так и для использования1 на определенный срок. Круг субъектов авторского права был дополнен журналистами и ораторами; более подробно было регламентировано право литературной собственности юридических лиц. Разрешалось заимствований из произведений, в частности, для хрестоматий и учебников. указаны права издателей произведений народного творчества. Срок авторского права для наследников был удлинен на 10 лет в отношении произведений, изданных за 5 лет до истечения 25-летнего срока. Частная переписка могла опубликовываться только с обоюдного согласия автора письма я адресата. Издание чужого произведения под своим именем квалифицировалось как подлог, влекущий за собой не только материальную ответственность, но и предание суду. Большое внимание было уделено вопросу об ответственности за контрафакцию.

Положение установило 25-летний срок авторского. права для произведений, изданных Академией наук университетами, училищами, учеными и другими обществами, с правом продления еще на 10 лет, если произведение было издано в течение последних 5 лет общего-срока.

Наблюдение за выполнением правил, содержащихся

' Полное собр законов            Российсь. империи            1828 г.    Собрание 2-е, т. III, № 1980

12


в положении, возложено было, по-прежнему, на цензурные комитеты и главное управление цензуры; споры авторов, с издателями подлежали рассмотрению в третейском суде, а при несогласии на это сторон–в общих судах. В сомнительных случаях надлежало требовать заключение от университета.1

9 января 1845 г. было издано положение, предоставившее авторам музыкальных произведений исключительное право на их печатание и исполнение. 1 января 1846 г. последовало утверждение положения об авторских правах художников. В нем довольно четко были разграничены два права автора: право собственности на созданное произведение как на предмет материального мира и право художественной собственности, то есть право повторять, издавать и размножать произведение.2 Права художественной собственности автор не имел на произведения, купленные государством или выполненные по его заказу, а также на написанные по заказу портреты, семейные картины, и т. п. Воспроизводить и размножать эти произведения авторы могли только с согласия заказчиков. Право художественной собственности не переходило к покупателю при продаже произведения с публичных торгов. Во всех остальных случаях автор произведения мог либо продать свое произведение как вещь, предмет материального мира, оговорив в договоре, что оставляет за собой право повторять, издавать и размножать это произведение, либо передать по договору оба правомочия.

«В отвращение подлогов и процессов» положение рекомендовало «предъявить и записать» свое произведение у маклера или в Уездном суде, взять соответствующую

1 Полное собр законов Российск. империи 1830 г. Собрание-2е, т. V, № 3411.

2 Полное собр. законов Российск. империи 1846 г. Собрание 2-е, т. XXI, отдел 1-е, № 19569. § 1 положения гласил: «Живописец, Скульптор, Архитектор, Медальер и другие отрасли изящных искусств, занимающихся художником, кроме обыкновенного, общими законами ограждаемого права собственности, на каждое свое произведение, как вещь, пользуются в течение всей своей жизни так называемой художественной собственностью Она состоит в исключительном праве, ему лишь принадлежащем, повторять, издавать и размножать оригинальное свое произведение всеми возможными способами, тому или иному искусству свойственными».

13.


выписку и послать ее в Академию художеств для опубликования. Право художественной собственности (как и литературной) переходило по наследству.

15 апреля 1857 г. 25 и 35-летние сроки были заменены 50-летним,'

В 1887 г. законы об авторском праве были изъяты из т. XIV Свода Законов, куда был включен Цензурный Устав, и помещены в т. X, ч. I как приложение к ст. 420

Последним крупным нормативным актом был закон об авторском праве, принятый в 1911 г., после долголетней законодательной процедуры. Этот закон распространялся на всех авторов неопубликованных произведений, независимо от их подданства и местонахождения произведения, а кроме того, на авторов произведений, опубликованных на территории России.

Автору представлялось право выпускать произведения под своим именем, псевдонимом или анонимно. Закон допускал соавторство в двух видах: если каждый соавтор выполнял отдельную часть работы, либо если соавторы совместно создавали произведение без выделения отдельных частей Разрешался переход авторского права по договору к другим лицам. Предметом договора могли быть и будущие, еще не изданные произведения, которые могли передаваться на срок не свыше пяти лет

Авторское право переходило по наследству, если наследников было несколько, то возникала общая собственность Объектом авторского права являлись всевозможные литературные, музыкальные и художественные произведения, фотокарточки, граммофонные пластинки и прочие.

Сроки авторского права были установлены: пожизненно для автора и 50 лет после смерти для наследников; в отношении отдельных объектов авторского права были предусмотрены сокращенные сроки

Основные права автора состояли в исключительном праве на воспроизведение, опубликование и распространение произведения, изменение и переделку из одной формы в другую, извлечение из него материальной выгоды и т. д. Закон включил в себя главу об издательском договоре, по которому автор обязывался представить произведение издателю, а последний – напечатать

' Полное собр законов Российск империи 1857 г, № 31732

14


произведение в обусловленный договором срок, который не мог превышать 3 лет.

Издатели не вправе были переуступить свои права по договору с автором при отсутствии соответствующей оговорки. Автору предоставлялось право отказаться от договора при наличии обстоятельств, препятствующих опубликованию им произведения.

За нарушение закона установлены были двоякие санкции. Гражданская ответственность определялась в зависимости от степени вины нарушителя. Контрафактор, если он являлся добросовестным, должен был возместить убытки в размере, не превышающем полученной им прибыли. Контрафактные экземпляры произведения передавались по справедливой оценке потерпевшему либо уничтожались (за исключением архитектурных произведение и памятников).

За издание чужого произведения под своим именем установлена была уголовная ответственность (не ниже 3 месяцев тюремного заключения). Менее серьезные уголовные нарушения закона влекли за собой арест и штраф в сумме не свыше 500 рублей 1

Приведенный краткий обзор дореволюционного законодательства об авторском праве не оставляет никаких сомнений в политической и классовой направленности последнего Подчинив авторов цензуре, опутавшей своей сетью всю Россию, царизм жестоко расправлялся_с._гем^

aîyïoBaylll^ -к^т^£ЫAJKШmM^ЛИ_CBOИJГOЛ_OC ПрОТИВ_ДШЮ

тизма и произвола царских_са^грапдв и вскрывал язвы капиталистического ^1_помещичьего строя_

Поставив авторов в экономическую зависимость от капиталистов-издателей, царское законодательство охотно провозглашало «права» авторов на «свободное» распоряжение своими произведениями, прекрасно сознавая, что в условиях помещичье-буржуазного строя эти «права» и «свободы» достанутся целиком капиталистам. Особенное внимание царские законы уделяли защите издателей от контрафакции

Подавляющее большинство дореволюционных цивилистов «не заметило» действительной сущности авторского права царской России.

А Л Пиленко Новый закон об авторском праве. СПб, 1911 г


Авторское право они рассматривали формально-догматически, причем большинство стояло на позициях теории литературной собственности.1

Противником этой теории был Опасович, который отрицал вещный характер авторского права. Кроме тога, он считал, что закон проявляет чрезмерную заботу об авторах, что надо уничтожить исключительность авторского права, сократить его сроки и сделать произведение действительным достоянием общества.2 Ратуя за ограничение нрав автора в интересах всего общества, Спасович не мог или не хотел понять, что в условиях буржуазного строя ограничение прав авторов только увеличило бы прибыли издателей и других предпринимателей и усилило бы эксплуатацию авторов, но отнюдь не пошло бы на благо всего общества.

Другой цивилист Ю. Гамбаров писал, что аргументация противников теории литературной собственности сводится к тому, что объектом права собственности могут быть только физические вещи и что праву собственности присущ абсолютный характер, каковые признаки отсутствуют в авторском праве. Кроме того, возникновение собственности на физические вещи предшествовало, якобы, закону, литературная же собственность возникла с санкции положительного закона. Отвергая эти аргументы Ю. Гамбаров писал, что если существующее в литературе понятие собственности распространяется только на физические вещи, то ничто не может препятствовать установлению более широкого понятия собственности, включающего в себя собственность литературную. Абсолютного же права собственности, по словам Ю. Гамбарова, вовсе не существует, так как всякая собственность в той или иной мере ограничена законом. Последний довод, по его мнению, не убедителен, потому что никем не доказано, что собственность предшествовала закону.3

' И. Г. Табашников. Литературная, музыкальная и художественная собственность, т. I, СПб, 1878 г., стр. 2 и др. И. К. Калмыков. О литературной собственности вообще и об истории прав сочинителей. Журна'л Министерства народного просвещения, 1851 г., № 10–11. Литературный рабочий. Литературная собственность. Юридический Вестник, 1879 г., т. I, ее. 166–178.

2 См. «Вестник Европы», Июль, 1874.

3 См. Ю. Гамбаров. Право собственности. Юридический Вестник, 1879 г., т. II, ее 73–74.

16


На первый взгляд конструкция авторского права как права литературной (художественной, музыкальной) собственности была приемлемой для авторов, так как давала им возможность, якобы, свободного распоряжения продуктами своего творчества. Автору формально предоставлялось право использовать свое произведение и извлекать из него выгоду всеми законными способами. Однако автор, как правило, не имел своей типографии, книжного магазина, театра и т. д., а потому был вынужден за бесценок продавать или передавать на иных невыгодных условиях свое авторское право издателю, антрепренеру и другим предпринимателям. Последние, таким образом, на «законном» основании имели возможность эксплуатировать авторов и получать огромные прибыли от их творческого труда.

Не удивительно, что предприниматели поддерживали теорию литературной собственности. Недаром эта «теория» является и в настоящее время наиболее распространенной в буржуазной литературе.

Другой известный цивилист Г. Ф. Шершеневич в монографии по авторскому праву писал, что «нельзя присвоить авторскому праву термина права собственности, так как эти институты по природе различны, хотя и имеют некоторые общие черты». Сущность авторского права Шершеневич видел в том, что оно предоставляет автору исключительную возможность воспроизведения и распространения произведения. Целью авторского права Шершеневич считал обеспечение имущественного положения авторов. Он полагал, что современные экономические условия вызвали появление новых отношений и интересов, в том числе интересов автора, художника, композитора; авторское право предоставляло этим лицам исключительную возможность совершения известных действий. Авторское право Шершеневич рекомендовал назвать исключительным правом и поместить ого между вещным и обязательственным правом.'

Буржуазно-юридический догматизм не дал возможности Г. Ф. Шершеневичу, как и прочим упомянутым авторам, понять эксплуататорскую сущность авторского

' Г. Ф. Шершеневич. Авторское право на литературные «цишаведения. Казань, 1891 г., ее. 66–69, 24, 71–73.

17


права царской России н других буржуазных государств.

Более правильно подошел к сущности дореволюционного авторского права другой цивилист С Муромцев. Он прямо писал, что «пока мы имеем не авторское, а издательское право» Издатели ратовали за признание авторского права вечным и неограниченным почему, что таким путем они обосновывали и доказывали необходимость вечного и неограниченного права для самих издателей, которые «законно» приобрели его по преемству от авторов.1

Эта характеристика верна для авторского права и царской России, и любого буржуазного государства. Авторское «право» давало возможность нескольким издателям-капиталистам сосредоточить в своих руках выпуск и художественной литературы, и произведений науки, жестоко эксплуатируя авторов и получая огромные прибыли только немногим из авторов удавалось избежать тяжелой зависимости от издателей.

Советская власть в течение короткого периода ликвидировала прежние авторские правоотношения и открыла дорогу новым.

§ 2. Советское авторское право в эпоху перехода от капитализма к социализму

Изучение истерии советского авторского права за истекшие сорок лет, как мы отметили, не может абстрагироваться от изучения политики партии а области науки, литературы и искусства н непосредственной практической деятельности социалистических организаций, осуществляющих эту политику.

Периодизацию истории авторского права, по нашему мнению, следует рассматривать в связи с общим вопросом о периодизации истории советского общества государства и права. За последнее время все больше и больше пробивает дорогу деление истории советского общества на две основные эпохи: 1) переход от капитализма к социализму и 2) завершение строительства социализма и постепенный переход к коммунизму. Хроно

'См С Муромцев Авторское право Юридический         Вестник, 1879 i , т I, ее 359 и 362

18


лошческую грань между этими этапами одни проводят в 1938, другие в 1936 г., есть и иные предложения; не совпадает полностью и периодизация внутри каждого из основных этапов, предлагаемая отдельными авторами.' Мы полагаем, что и историю советского авторского права следует рассматривать, исходя из тех же основных этапов. Внутри первой эпохи в развитии советского авторского права можно выделить три периода: 1) проведение Великой Октябрьской социалистической революции и гражданская война (1917–1920), 2) восстановление народного хозяйства (1921–1926) и 3) социалистическая перестройка народного хозяйства (1926–1935).

Хотя исторические грани, как правило, условны и выходят за рамки твердых календарных дат, мы считаем, что для развития советского права более правильно относить начало второй эпохи в 1936 г, как предложил И. Б. Новицкий, а не к 1938 г., как предлагают авторы учебника истории СССР, поскольку принятие Конституции СССР в 1936 г. действительно знаменовало наступление новой эпохи в развитии советского права.2

Историю нашего авторского права во вторую эпоху сложно подразделить также на три периода: 1) вступление СССР в полосу завершения строительства социалистического общества (1936–середина 1941); 2) Великая Отечественная война (середина 1941–1945) и 3) завершение строительства социализма и постепенный переход к коммунизму (1946–до настоящего времени).

Не ставя своей задачей исчерпать все законодательства по авторскому праву СССР и союзных республик, мы ограничиваемся рассмотрением либо наиболее существенных, либо малоизвестных нормативных актов СССР, а также РСФСР, так как до последнего времени другие союзные республики в своем законодательстве по авторскому праву в большинстве вопросов следовали примеру Российской федерации. В связи с неуклонным расширением законодательных прав союзных республик дальнейшие пути развития их авторского права несомненно будут отличаться своеобразием и потребуют раздельного рассмотрения

' См История СССР Эпоха социализма, 1958 г 2 См И Б Новицкий История советского гражданского права, 1957 г и другие авторы

19


а) Советское авторское право в период проведения Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны

Идеологические основы социалистической культуры и ее ведущих отраслей–науки, литературы и искусства– были заложены еще задолго до Великой Октябрьской социалистической революции в трудах Маркса, Энгельса и Ленина. Маркс и Энгельс в качестве общего закона-развития культуры выдвинули положение, что «класс, который представляет собой господствующую материальную силу общества, есть в то же время и его господствующая духовная сила».'

Рабочий класс нашей страны после победы Октября стал не только господствующей материальной силой, но и гегемоном социалистической культуры.

Развитие науки, литературы и искусства при социализме перестает быть стихийным процессом, а планомерно организуется и направляется рабочим классом, его передовым отрядом – Коммунистической партией и Советским государством. В беседе с Кларой Цеткин Ленин указывал: «Мы – коммунисты. Мы не должны стоять сложа руки... Мы должны вполне планомерно руководить этим процессом и формировать его результаты».2

Руководящая роль партии и Советского государства в развитии науки, литературы и искусства заключается прежде всего в утверждении, укреплении и обогащении идеологии марксизма-ленинизма в произведениях духовного творчества и широком использовании последних для строительства социализма и коммунизма. Еще в 1905 г. Ленин писал, что литература должна выражать большевистскую партийность и быть свободной. «Она будет служить не пресыщенной героине, не скучающим и страдающим от ожирения «верхним десяти тысячам», а миллионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет страны, ее силу, ее будущность».3

В мае 1918 г. Ленин говорил, что только социализм освободит науку «от ее буржуазных пут, от ее порабо-

1 Маркс и Энгельс. Соч., т. IV, с. 36..

' s Сборник «Ленин о культуре и искусстве», М.,. 1938 г., с. 298, 3 См. В. И. Л е н и н. Соч., т. 10, ce. 30, 31.

:0


щения капиталу, от ее рабства перед интересами грязного капиталистического корыстолюбия».' При этом Ленин неизменно подчеркивал, что социалистическая культура не порывает связей с лучшим культурным наследием прошлого. Марксизм, будучи идеологией революционного пролетариата, не только не отбросил лучших завоеваний буржуазной культуры, а наоборот, «усвоил и переработал то, что было ценного в более чем двухтысячелетнем развитии человеческой мысли и культуры».2

Представители буржуазного декаденства и других упадочных течений в области литературы и искусства пробрались к руководству в отдельных организациях Пролеткульта. Отбрасывая достижения предшествующих эпох, они предлагали строить новую пролетарскую культуру «в лабораториях Пролеткульта, вне революционной борьбы масс, на пустом месте». С огромной теоретической силой и революционной страстью обрушился Ленин на этих скрытых врагов социалистической культуры.

В речи на III съезде Комсомола в октябре 1920 г, Ленин сказал, что «пролетарская культура не является выдумкой людей, которые называют себя специалистами по пролетарской культуре. Это всё сплошной вздор. Пролетарская культура должна явиться закономерным развитием тех законов знания, которые человечество выработало под гнетом капиталистического общества, помещичьего общества, чиновничьего общества».3

Программа Российской Коммунистической партии (большевиков), принятая на VIII съезде РКП (б) в марте 1919 г., исходя из положений марксизма-ленинизма, требовала в области народного просвещения «открыть и сделать доступными для трудящихся все сокровища искусства, созданные на основе эксплуатации их труда и находившиеся до сих пор в исключительном обладании эксплуататоров», а также «развития самой широкой пропаганды коммунистических идей и использования для этой цели аппарата и средств государственной власти».4

Эти принципы марксизма-ленинизма не только получили отчетливое отражение в первых декретах Совет-

1 См. В. И. Л е н и н. Соч., т. 27, с: 375.

2 См. В. И. Л ен и н. Соч., т. 31, ce. 291, 292.

3 В. И. Л е н и н. Соч., т. 31, с: 262:

4 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференции и" пленумов ЦК. Изд. 7, 1953 г., с. 420, ч. 1.

21


(.скоп власти по авторскому праву, но и определили на ряд лет вперед главную линию его развития.

Первым нормативным актом по авторскому праву был декрет «О государственном издательстве», принятый ВЦИК29 декабря 1917 г.1 Декрет поручал Государственной комиссии по просвещению организовать широкую издательскую деятельность и, в первую очередь, выпустить дешевые народные издания русских классиков. Подлежали переизданию те произведения, на которые уже истекли сроки авторского права. Кроме того, особым постановлением Государственной комиссия по просвещению могли быть объявлены государственной монополией, сроком не более чем на пять лет произведения любого автора. Комиссия обязана была воспользоваться этим правом по отношению к произведениям корифеев литературы. Декрет предусматривал два типа изданий сочинений–полное научное собрание сочинений и сокращенное собрание избранных произведений. При выборе произведений для печати «редакция должна была руководствоваться помимо других соображений степенью близости отдельных сочинений трудовому народу...». Народные издания классиков должны были продаваться по себестоимости, а если позволяли средства, то ниже последней и даже передаваться бесплатно, через библиотеки.

Государственному издательству было поручено также массовое издание учебников и дано право субсидировать общеполезные периодические и книжные издания, предпринимаемые общественными организациями и отдельными гражданами. Полученные субсидии подлежали возврату государству, если издание оказывалось доходным.

Незадолго до принятия этого декрета Комиссариат по народному просвещению опубликовал сообщение о том, что им передан на рассмотрение СНК проект декрета об авторском праве, который должен в ближайшее время войти в силу, причем в сообщении был приведен ряд положений будущего декрета.2

По поводу этого сообщения в нашей литературе имеются две точки зрения. А. М. Килинскин считает, что

' Газета Временного Рабочего и Крестьянского Правительства от 4 января 1918 г.. № 2; СУ'РСФСР, 1918 г., 14, ст. 201. 2 Та же газета от 6/19 декабря 1917 г., 26.

-22


проект декрета не стал законом.' М. р. Гордон пишет, что проект без рассмотрения был передан Совнаркомом ВЦИКу, которым был принят 29 декабря 1917 г.

Сопоставление текста декрета с сообщением Комиссариата по народному просвещению показывает, что более правилен взгляд М. В. Гордона. Декрет о государственном издательстве действительно повторяет ряд положений, о которых упоминается в указанном сообщении. Однако это относится преимущественно к регулированию издательской деятельности, а по вопросам авторского права между обоими документами имеются существенные расхождения. Комиссариат по народному просвещению писал в своем сообщении, что в будущем декрете срок авторского права для наследников устанавливается только в 15 лет, затем произведение на 5 лет монополизируется государством, если Государственная комиссия по народному просвещению найдет, что оно представляет научную или художественную ценность. После истечении указанных сроков, то есть 15 лет для немонополизированных произведений и 20 лет для монополизированных, произведение может свободно издаваться под условием подачи соответствующего заявления Государственной комиссии по народному просвещению. Этих положений в декрете о Государственном издательстве совершенно нет. Декрет молчаливо исходит из сроков авторского права, установленных дореволюционным законодательством, предлагая, в первую очередь, переиздать сочинения, на которые истекли сроки авторского права (очевидно дореволюционного – В. К.). Государственную комиссию по народному просвещению декрет уполномачивает объявлять государственной монополией на срок не свыше 5 лет произведения любых авторов и во всякое время, а не только через 15 лет после их смерти.

Отсюда следует, что проект декрета, представленный Комиссариатом по народному просвещению, подвергся значительным изменениям 'во ВЦИКе в части, относящейся к авторскому праву. Вследствие этого, на наш взгляд, неточным является указание М. В. Гордона-..

1 А. М. К и л и н с к и и. Важнейшие черты советского авторского права иа произведения литературы и искусства... 1949 г, Диссертация, с. 66.

 


на то, что «проект без особых изменений был принят ЦИК».'

Во исполнение декрета о государственном издательстве от 29 декабря 1917 г. Государственная комиссия по просвещению постановлением от 14 февраля 1918 г. монополизировала сроком на 5 лет произведения 58 известных писателей.

Декрет о государственном издательстве от 29 декабря 1917 г. требовал при выборе сочинений для издания руководствоваться тем, насколько они близки трудовому народу, что несомненно являлось важным ориентиром не только для издательства, но и для авторской деятельности.

Еще резче и категоричнее подчеркиваются аналогичные требования в декрете «О печати» от 28 октября 1917 г. «В тяжелый и решительный час переворота и дней, непосредственно за ним следующих,–говорит декрет,–Временный Революционный Комитет вынужден был предпринять ряд "мер против контрреволюционной печати всех оттенков». За либеральной ширмой свободы печати фактически скрывалась свобода имущих классов, захвативших в свои руки львиную долю всей прессы, невозбранно отравлять умы и вносить смуту в сознание масс. Буржуазная пресса–одно из могущественных орудий буржуазии, которое нельзя было оставлять целиком в руках врага в период революции, когда оно не менее опасно, чем бомбы и пулеметы. Вот почему были приняты «временные и экстренные меры пресечения потоков грязи и клеветы, в которых охотно потопила бы победу народа буржуазная пресса». Согласно декрету закрытию подлежали органы прессы: 1) призывающие к открытому сопротивлению или неповиновению Рабочему и Крестьянскому Правительству, 2) сеющие смуту путем клеветнического 'извращения фактов и 3) призывающие к деяниям явно преступным.

Запрещения органов прессы временные или постоянные проводились лишь по постановлению Совнаркома. Декрет о печати имел временный характер и подлежал отмене по наступлении нормальных условий общественной жизни.2

'M. В. Гордо-ч. Советское авторское право, 1955 г, с. 21.

2 СУ 1917 r, № l, er 7

24


Постановлением Народного комиссариата юстиция от 18 декабря 1917 г. «О революционном трибунале печати» был создан особый суд для борьбы с преступлениями и проступками против народа, совершаемыми путем использования печати. Сюда относились всякие сообщения ложных или извращенных сведений о явлениях общественной жизни, поскольку они являлись посягательством на права и интересы революционного народа. Меры наказания: 1) денежный штраф, 2) общественное порицание, 3) помещение опровержения ложных сведений, 4) временное приостановление или закрытие издания и изъятие из обращения, 5) конфискация типографии. и ее имущества, если они принадлежат лицам, привлеченным к ответственности».'

Декрет о печати и постановление о революционном трибунале печати не имели непосредственного отношения к регулированию авторских отношений и относились только к буржуазной контрреволюционной прессе, однако эти нормативные акты не могли не оказать сдерживающего, отрезвляющего влияния на творческую работу отдельных буржуазных авторов в области литературы, науки и искусства, а также на направление деятельности частных издателей и других предпринимателей, издававших, распространявших произведения литературы и науки и организовывавших публичное исполнение сценических произведений.

10 июля 1918 г. V Всероссийский съезд Советов утвердил Конституцию РСФСР, которая определила основы общественного и государственного строя первого в мире социалистического государства, уничтожившего навсегда эксплуатацию человека человеком, и закрепил,! в законах новую историческую эпоху. Конституция яви-

l СУ 1917 г, № 10, ст 156; постановление Народного комиссариата юстиции было вскоре заменено декретом СНК. «О революционном трибунале печати» от 28 января 1918 г. (СУ 1918 г, № 28, ст. 362), который ввел дополнительно следующие меры наказания: 1) лишение свободы, 2) удаление из столицы, отдельных месчностей или пределов РСФСР. Постановление об образовании Трибунала печати и следственной комиссии печати было принято также и Исполнительным Комитетом Петроградского Совета Рабо<их и Солдатских депутатов 19 марта 1918 г (трот. № 4, п 3)–См ГАОРСС– Ленинпр области, фонд 52/1000, год 1918, связка 3, ед хр. ; 25, ^ 20

25.


лась отправной базой для всего законодательства республики.

Вследствие возникших неясностей при применении декрета о государственном издательстве от 29 декабря 1917 г. Народный комиссариат по просвещению за подписью А. В. Луначарского опубликовал следующие разъяснения.

28 июля 1918 г. сообщалось, что ликвидация авторской собственности на литературные и научные произведения после смерти авторов распространяется также на создания музыкальные и сценические, но ни в коем случае не может применяться к творчеству живущих авторов. Все права последних на продукт их труда остаются в полной силе '

Дополнительно было разъяснено, что государство имеет право объявлять на 5 лет своей собственностью музыкальные и сценические произведения и взыскивать плату за их исполнение с частных театров.2

23 ноября 1918 г. А. В. Луначарский разъяснил, что хотя наследственное авторское право уничтожается, но авторское право живущих драматургов, композиторов, писателей и художников остается полностью в силе. Однако закон не имеет в виду делать неожиданный подарок антрепренерам, которые должны вносить по-прежнему гонорар за произведения умерших авторов Союзу драматических и музыкальных писателей, а последний–передавать суммы, полученные за такие произведения. Театральному отделу на поддержание малолетних наследников автора и на культурно-просветительные цели.3

В архиве Народного комиссариата просвещения РСФСР за 1918 г. имеется поступившая из Петрограда от наркома А. В. Луначарского памятная записка (входящий номер 1062 от 16 октября 1918 г ). В последней говорится, что в связи с отменой наследования авторского права частные антрепренеры отказываются платить гонорар за публичное исполнение произведений умерших авторов, увеличивая тем самым свои прибыли. Неизвестный автор записки предложил, чтобы государство уполномочило Союз музыкальных и драматических писатг-

1 Северная Коммуна, 28 июля 1918 r, № 22

2 Северная Коммуна, 13 ноября 1918 r, ,№ 152 .3 Северная Комм^а 23 ноября 1918 r, № 161

26


лей, получавший гонорар при жизни автора для передачи его последнему, после смерти автора продолжать взыскание с антрепренера и передавать гонорар государству. На записке есть резолюция А. В. Луначарского:

«В театральный отдел в Москве с просьбой вернуть эту записку с письмом, копию оставить в Отделе».'

Этот документ, на наш взгляд, объясняет причину появления в «Северной Коммуне» разъяснения А. В. Луначарского от 23 ноября 1918 г. Последний согласился с предложением автора памятной записки и этим разъяснением уполномочил Союз драматических и музыкальных писателей производить взыскание гонорара с частных антрепренеров за публичное исполнение произведении умерших авторов по Петрограду и Петроградской области, о чем сообщил для сведения Театральному отделу в Москве. Что было сделано по поводу этой записки последним, нам установить не удалось. В дальнейшем вопрос был урегулирован в общей форме инструкцией Нар-компроса.2

В архиве Народного комиссариата просвещения за 1918 г. нами обнаружена «Инструкция для заключения договоров с авторами», утвержденная 25 октября 1918 года, согласно которой устанавливались ставки авторского гонорара. За оригинальные произведения, издаваемые впервые,–от 700 до 800 рублей за авторский лист (40000 знаков). В особых случаях гонорар мог быть в установленном инструкцией порядке повышен до 1000 р. В отдельных случаях (каких не указано–В. К.) возможно было и понижение гонорара до 500 р. за лист.

Иллюстрации и чертежи, неразрывно связанные с текстом, оплачивались по особому соглашению. Более низкие ставки были установлены за компилятивные работы–от 300 до 500 р., за компетентные переводы, не нуждающиеся в редактировании,–от 250 до 350 р., за простые переводы–от 180 до 250 р., за редактирование сочинений или перевода–от 75 до 150 р. и проч. За повторение издания гонорар устанавливался в размере от 20% до 50% этих ставок.

Установлены были и нормы тиража (завода) : для научных книг–15000 экз., для учебных–20000 экз., для

1 ЦГАОРГС, фонд 2306, 1918 r, on 2, ед хр 64, л I

2 Известия ВЦИК 9 февраля 1919 г, .V» 30

27


букварей – 100000 экз. и т. д. При заказе нового произведения автору уплачивался аванс в размере до 25% обусловленного вознаграждения. При представлении готовой для печати рукописи автор получал, включая аванс от 80 до 90% обусловленной суммы, а остальное–по подписании автором последнего листа корректуры.

Уступая право издания произведения Народному комиссариату просвещения, автор предоставлял ему тем самым и исключительное право на повторные издания за указанное выше вознаграждение. Однако, если в течение 2 лет (а для книги менее 10 авт листов–1 года) со дня представления оригинала для предшествующего издания с автором не был заключен договор на последующее издание, это право отпадало. Если в течение таких же сроков не было осуществлено предшествующее издание, автор освобождался от всех обязательств по договору, но должен был вернуть половину вознаграждения по неосуществленному договору, расторжение договора в данном случае могло иметь место лишь по заявлению самого автора. Договоры, заключенные Народным комиссариатом просвещения с авторами, имели силу в течение 5 лет со дня подписания.1

Таков был первый нормативный акт по советскому издательскому договору и гонорарному законодательству.

Следующим крупным шагом в развитии советского авторского права явился декрет СHK РСФСР от 26 ноября 1918 г. «О признании научных литературных, музыкальных и художественные произведений государственным достоянием».2 Декрет уполномочил Народный комиссариат просвещения объявлять государственным достоянием всякое научное, литературное, музыкальное или художественное произведение как опубликованное, так и неопубликованное, в том числе и произведения умерших авторов. Произведения национализированные могли размножаться, распространяться и исполняться публично только с разрешения Народного комиссариата просвещения и на установленных им условиях.

Для произведений, которые не были национализированы, декрет установил иной режим. При жизни автора их можно было размножать и распространять только по

1 ЦГАОРСС, фонд 2306, год 1918. on- 22, ед хр 12, л 1

2 СУ 1918 r. № 86. ст 900

2 СУ 1918 r, № 86, ст 900

28


соглашению с последним. После смерти автора в течение 6 месяцев никто не вправе был их издавать или переиздавать. Частная переписка, дневники и другие, не предназначавшиеся к печатанию произведения умерших авторов, могли издаваться только с согласия пережившего супруга, а за его отсутствием–близких родственников или с разрешения Народного комиссариата просвещения.

Если произведение объявлялось достоянием РСФСР, издателю возвращались им понесенные, но не покрытые выручкой расходы, в том числе и выплаченный авторский гонорар, по ставкам, определенным народными комиссариатами просвещения и труда. По этим же ставкам автор получал при жизни гонорар с каждого издания его произведения.

Постановления о признании достоянием РСФСР произведений умерших авторов подлежали опубликованию не позднее 6 месяцев со дня издания данного декрета.

Следуемый автору, но не полученный им при жизни гонорар, становился достоянием государства. Нуждающиеся, нетрудоспособные родственники автора и переживший супруг имели право на получение содержания из этого имущества на общих основаниях по декрету об отмене наследования и инструкции о введении его в действие.2 За отсутствием имущества у умершего, в том числе и следуемого ему гонорара, указанные лица имели право на получение содержания от органов социального обеспечения в размере прожиточного минимума.

Издатели ненационализированных произведений должны были после смерти автора, у которого остались нетрудоспособный супруг или иные родственники, вносить в Народный банк суммы, равные гонорару, для выплаты этим лицам содержания на общих основаниях. При отсутствии таких лиц издатели освобождались от этой обязанности.

Декрет распространялся на право перевода и самые переводы. Самовольное издание, размножение, распространение и публичное исполнение произведений вопреки этому декрету, влекли за собой ответственность как за нарушение государственной монополии.

! СУ 1918 г, № 34, ст 456 2 СУ 1918 г, № 46. ст 549

29


В архиве Народного комиссариата просвещения РСФСР имеется проект декрета «О национализации авторских прав», обсуждение которого на коллегии комиссариата было назначено на 28 сентября 1918 г. Этот проект подчеркивает отмену наследования авторского права, предоставляет государству преимущественное право издания произведений умерших авторов и возлагает на него обязанность обеспечить нуждающихся, нетрудоспособных членов семьи автора необходимыми средствами существования. Не позже 3 месяцев со дня смерти автора Народный комиссариат просвещения должен объявить о намерении государства воспользоваться своим правом. Если такой публикации не последует, произведение может издаваться свободно кем угодно, но нуждающиеся, нетрудоспособные члены семьи умершего автора могут требовать от издателя содержания. Национализированы могут быть авторские права не только умерших, но и живущих авторов.

Автор в этом случае имеет право на вознаграждение, которое должно устанавливаться по соглашению автора с Народным комиссариатом просвещения. Если соглашение достигнуто не будет, гонорар определяется жюри,. образуемым сторонами порядком, указанным в этом проекте причем решение жюри не подлежит обжалованию.

Проект декрета устанавливает пределы допустимого использования произведения автора, не являющегося на рушением авторского права. Изложенные правила распространяются не только на оригинальные произведения, но и на переводы. Решение спорных вопросов, могущих возникнуть при применении декрета, возлагалось по первому варианту проекта на суд, по второму–на коллегию Народного комиссариата просвещения.'

Сопоставление этого проекта с упомянутым декретом от 26 ноября 1918 г. показывает, что только часть положений проекта была принята и включена в декрет остальные положения были отвергнуты.

19 декабря 1918 r. CHK. издал декрет о национализации нотных и музыкальных магазинов, складов, ното печатен, нотоиздательств и передаче их в ведение Наркомпроса вместе со всем имуществом, инвентарем и запасами товаров. Служащие должны были остаться на

1 ЦГЧОРСС, фонд 2306, год 1918, on. 2, ед. хр. 63, лл. 194 il 30


местах и перейти на служба в Наркомпрос, на который было возложено приведение декрета в исполнение.1

По вопросам применения декрета от 26 ноября 1918г. «О научных, литературных, музыкальных и художественных произведениях» к публичному исполнению Народным комиссариатом просвещения была издана инструкция, согласно которой те драматические и музыкальные произведения живущих авторов, которые не были монополизированы государством, могли исполняться только по соглашению с автором или объединением, которому автор доверил защиту своих интересов. Это положение распространялось также на неопубликованные стихотворения, куплеты, рассказы и др. произведения для публичного чтения. Инсценировка для театра или экрат произведений живых авторов, опубликованных, но не предназначенных для публичного исполнения, допускалась также лишь по соглашению с автором. Опубликованные драматические и музыкальные произведения могли исполняться публично без особого каждый раз соглашения с автором, если последним постановка не была воспрещена. Произведения драматические и музыкальные, объявленные достоянием РСФСР, и неопубликованные произведения умерших авторов могли исполняться только с разрешения Наркомпроса. Публичное исполнение драматических и музыкальных произведений подлежало оплате авторским гонораром, вносимым через агентов Союза драматических писателей или Общества русских драматических писателей, в размере, установленном этими обществами, а для монополизированных произведений–Наркомпросом. Гонорар за исполнение произведений живых авторов и наследников, вступивших в права наследования до издания декрета об отмене наследования, общества передавали авторам и наследникам. Гонорар за публичное исполнение произведений, объявленных достоянием РСФСР, а также произведений умерших авторов, не перешедших по наследству; общество вносило по указанию Наркомпроса. Нетрудоспособным родственникам, находившимся на иждивении умерших авторов и имеющим право на получение содержа-

1 ЦГАОРСС, фонд 2306, год 1918, on 25, ед хр л 6

31


ния из литературного наследства, Наркомпрос, по их ходатайству, определял размер содержания за счет авторского гонорара. Органам Наркомпроса было предоставлено право освобождать отдельные театры от уплаты гонорара за произведения, объявленные достоянием государства. Виновные в неисполнении этих правил помимо возмещения убытков, причиненных автору, должны были привлекаться к суду революционного трибунала.1

21 мая 1919 г. ВЦИК принял положение_«О государственном издательстве»,' которое имело целью создание при Наркомпросе единого аппарата печатного слова взамен издательств ВЦИК, Коммунист, Наркомпроса, Московского, Петроградского Советов депутатов и всех кооперативных издательств. Издательская деятельность всех народных комиссариатов и прочих советских учреждений была всецело подчинена Государственному издательству, которое могло либо само осуществлять таковую, либо сохранить ведомственные издательства, но под своим контролем. Все ученые и литературные общества и прочие издательства должны были вести издательскую работу также под контролем Государственного издательства. Во главе последнего была поставлена редакционная коллегия, которая образовывала редакционные отделы, центральный издательский отдел и центральный отдел по распространению литературы. Члены редакционной коллегии утверждались ВЦИК; редакционной коллегии поручено было издание инструкций в развитие этого положения.2

Постановление ВЦИК о Государственном издательстве не разрешило еще вопроса о создании оптимальной организации советского издательского аппарата, но явилось важным этапом в деле ликвидации частнокапиталистических издательств и создания социалистического типа издательства.

29 июля 1919 г. Совнарком РСФСР издал декрет «Об отмене права частной собственности на архивы умерших русских писателей, композиторов, художников и ученых, хранящиеся в библиотеках и музеях». Декрет отменил все ограничительные условия, на которых архи-

1 Известия ВЦИК, 9 февраля 1919 г., № 30 и Северная Коммуна, 19 февраля 1919 г., № 39. а СУ 1919 г., № 20, ст. 244.

32


вы были переданы бывшими владельцами библиотекам, музеям и другим хранилищам. Право первого издания материалов этих архивов было передано Наркомпросу в лице соответствующих отделов Государственного издательства. Исследователи, желающие пользоваться архивами, должны были получать разрешение на это от Наркомпроса.'

На основании декрета от 26 ноября 1918 г. о научных, литературных, музыкальных и художественных произведениях Наркомпрос 16 августа 1919 г. признал достоянием РСФСР все как опубликованные, так и неопубликованные произведения 17 композиторов, умерших до издания декрета от 26 ноября 1918 г."

Совнарком РСФСР 26 августа 1919 года издал декрет «Об объединении театрального дела». Был учрежден в этих" целях Центротеатр, на который возложено высшее руководство всеми театрами. Театральное имущество было национализировано, воспрещена его продажа, уничтожение и вывоз за границу. Центротеатр был вправе передавать театральное имущество в пользование художественным коллективам и устанавливать цены на места в театрах. Последние субсидировались государством и делились на несколько категорий в зависимости от художественной ценности. Лучшие театры, находившиеся в руках зарекомендовавших себя коллективов, являлись автономными, однако с финансовой стороны они подлежали ревизии Госконтроля, а в отношении репертуара получали указания от Центротеатра.3

Одновременно декретом Совнаркома РСФСР от 27 августа 1919 г. фотографическая и кинематографическая торговля и промышленность были переданы в ведение Наркомпроса. Последнему было предоставлено право по соглашению с Высшим Советом Народного хозяйства национализировать как отдельные предприятия, так и "всю' фотокинопромышленность в целом, реквизировать фото-киноматериалы и регулировать фотокиноторговлю и промышленность путем издания постановлений, обязательных для предприятий, учреждений и частных лиц.4

33


В развитие этого декрета постановлением Наркомпроса РСФСР от 18 сентября 1919 г. .в его составе был организован Всероссийский Фотокино отдел, в котором было централизовано управление предприятиями фотографической и кинематографической промышленности.'

Важный шаг в развитии советского авторского права представлял собой декрет Совнаркома РСФСР от 10 октября 1919 г. «О прекращении силы договоров на приобретение в полную собственность произведений литературы и искусства». Декрет объявил недействительными те договоры авторов с издательствами, по которым перешли в полную собственность последних литературные, музыкальные и художественные произведения авторов. На каждую работу, принимаемую к изданию, декрет требовал заключения с автором письменного договора с указанием тиража, размера полистной оплаты и сроков издания. При отсутствии договора должны были применяться ставки оплаты, утвержденные Наркоматом труда. Если полистная плата была ниже нормального тарифа, то договор считался недействительным.2

Чтобы закончить обзор нормативных актов 1917 – 1920 гг., имевших отношение к авторскому праву, следует еще остановиться на декрете Совнаркома РСФСР от 20 апреля 1920 г. «О национализации запасов книг и иных печатных произведений», которым все запасы книг, принадлежащих частным лицам, кооперативным и другим общественным организациям н учреждениям были объявлены национализированными.

Этот декрет не распространялся на библиотеки, а также на издательства частные, кооперативные н общественные, издания которых поступали в распределение через органы Наркомпроса РСФСР.3 ;

Законодательство 1917 – 1920 гг. по авторскому праву характеризуется следующими основными чертами.

Через все законодательство 1917–1920 гг., проходит тенденция к ликвидации всех форм эксплуатации авторов издателями и другими предпринимателями. Законы об авторском праве шаг за шагом ограничивают и вытесняют нэпмана из издательского дела, театральной

СУ                1919 г., №46, ст. 448.

СУ                1919 г., №51, ст. 492.

СУ                1920 г., № 42, ст. 187.


антрепризы и кинематографического предпринимательства. Место частного капитала в этих областях хозяйственной деятельности занимают государственные организации и предприятия и в меньшей степени кооперативные и иные общественные организации. Этот процесс протекает планомерно, но еще не заканчивается в течение рассматриваемого периода 1917–1920 гг.

Законодательство об авторском праве одновременно устанавливает необходимые материальные условия оплаты труда авторов, позволяющие последним посвятить себя всецело творческой деятельности. Сюда относятся сравнительно высокие ставки авторского гонорара, уплата такового даже авторам национализированных произведений, забота о материальном обеспечении нетрудоспособных членов семьи умершего автора.

Рассмотренные нормативные акты показывают, что в первом периоде был заложен еще только фундамент социалистического авторского права. Приведенное выше разъяснение Наркомата просвещения от 28 июля 1918 г. прямо указывало, что если произведения живущих авторов на национализированы, «все права последних на продукт их труда остаются в полной силе». В разъяснении наркома просвещения А. В. Луначарского от 23 ноября 1918 г., упомянутом нами ранее, повторено, что авторское право живущих драматургов, писателей, композиторов и художников остается полностью в силе.

Таким образом в первом периоде дореволюционное авторское право не было еще окончательно ликвидировано. Его отдельные нормы применялись в 1917 и 1918 гг. для регулирования авторских отношении в той мере, в которой эти отношения еще не были урегулированы декретами советской власти и постольку, поскольку нормы дореволюционного авторского права не противоречили этим декретам и революционному правосознанию.

Сложный процесс становления нового и слома старого авторского права был освещен неправильно рядом наших юристов. Они не поняли нового качества советского авторского права периода 1917–1920 гг. и давали ему неправильную трактовку.

Так, Е. Лозман считал, что декрет 26 ноября 1918 г. «отменил в общем порядке дореволюционное положение

35


1911 года и оставил нас без авторского права», которое было в принципе экспроприировано.1

И. Я. Хейфец писал, что «на место права личности было выдвинуто право трудового коллектива на творческое произведение как на накопленный творческий труд» и что «на место авторского права декрет (от 26 ноября 1918 г.) выдвигает как новое начало право государства на национализацию произведений интеллектуального творчсс1ва», однако на началах возмездности.2

'С. И. Раевич считал, что декрет 26 ноября 1918 г. имел целью нормирование перехода произведении в собственность государства и лишь «попутно установит кратко основные начала авторского права, поскольку послед нему было отведено известное скромное место в системе военного коммунизма ..» и далее «~в эпоху военного коммунизма авторское право не было нам нужно в том виде, как эти институты известны капиталистическому миру».3

П. Стучка рассматривал законодательство этого периода как отрицание авторского права, которому пролетарская революция объявила борьбу.4

Несостоятельность этих высказываний, по нашему мнению, совершенно очевидна. Никакой экспроприации авторского права у нас не было, экспроприированы были. да и то не полностью, капиталистические издательства и предприниматели в области искусства. Право личности на продукты ее творческого труда не только не было ущемлено и заменено правом коллектива, а, наоборот, получило реальные гарантии. Вопросы авторского права решались в рассматриваемый период отнюдь не «попутно», между прочим. Этим вопросам Советское государство всегда уделяло большое внимание. Пролетарская революция не боролась с правом авторов; она, наоборот, дала авторскому праву его подлинное направление и построила его на основе сочетания интересов авторов и общества.

1 E Л о з м а н Об авторском праве     Еженедельник Советской Юстиции, 1923 r, № l.

2 И Я Хейфец Авторское право, 1931 г., с. 4.

3 См. С И Раевич Исключительные права, 1926 г., ее. 30 и 94 (сноска).

4 См. Энциклопедия юс^дарства и права, т. I, с. 47, уАвторскис право» и др. авторы, <•

36


Последующее развитие советскою авторского права не отменяло, а лишь дополняло и совершенствовало законодательство периода 1917–1920 годов.

б) Советское авторское право в период восстановления народного хозяйства (1921–1925)

После победоносного окончания гражданской войны и изгнания интервентов советский народ имеет своей первоочередной задачей восстановление разрушенного народного хозяйства. Политика военного коммунизма, необходимая в период гражданской войны н интервенции, в новых исторических условиях требована замены. В. И. Ленин определил основные положения перехода от продразверстки периода военного коммунизма u продналогу, исходя из которых ЦК РКП (б) разработал проект постановления о замене продразверстки продналогом. 8–16 марта 1921 г. Х съезд РКП (б) принял решение о переходе к новой экономической политике, с заменой продразверстки продналогом и предоставлением частнику в ограниченных законом пределах возможности участия в хозяйственной -деятельности страны. Допуская борьбу между капиталистическими и социалистическими элементами, новая экономическая политика была рассчитана на вытеснение капиталистических элементов, построение фундамента социализма и достижение прочного союза рабочего класса с крестьянством.

Борьба между капитализмом и социализмом велась не только в области хозяйства, но и на идеологическом фронте. Выброшенные за пределы нашей Родины белогвардейцы, капиталисты и контрреволюционная буржуазная интеллигенция восприняли новую экономическую политику как переход к реставрации капитализма. Эта контрреволюционная идеология отразилась, в частности, в изданном за границей эмигрантском сборнике «Смена вех», который с радостью был встречен внутри страны той частью буржуазной интеллигенции, которая была настроена против Советской власти, «новой» буржуазией, порожденной НЭПом, а также представителями обанкротившихся партий–меньшевиков и эсеров, попытавшихся оживить свою преступную работу. Сменовеховские влияния на некоторый, ограниченный период времени

37


кашли отражение даже в отдельных произведениях литературы и искусства.

Год спустя, в марте 1922 г. XI съезд партии заслушал политический отчет Центрального Комитета партии, с которым выступал В. И. Ленин, указавший, что отступление закончено, и задача состоит в подготовке дальнейшего наступления на частный капитал. Новое наступление после XI съезда партии развернулось не только на хозяйственном, но и на идеологическом фронте, и сменовеховские «настроения» были ликвидированы.

С 17 по 25 апреля 1923 г. проходил XII съезд РКП (б), уделивший большое внимание вопросам науки, литературы и искусства.

Съезд выдвинул в качестве неотложной задачи оживление научной работы. Социалистическая Академия должна была стать центром научной мысли, расширить объем своей деятельности за пределы общественных дисциплин и постепенно превратиться в научно-методический центр, объединяющий всю научно-исследовательскую работу. Отмечая, что за последние два года художественная литература в Советской России выросла в крупную общественную силу, съезд указал, что партия должна в своей практической работе осуществлять руководство этой формой воздействия на массы. Съезд потребовал улучшения издательской деятельности, в частности упорядочения издания классиков марксизма-ленинизма, устранения недостатков в работе периодической печати, издания массовой литературы для крестьянства. Съезд поставил также задачей использование театра для систематической пропаганды идей борьбы за коммунизм, с привлечением соответствующих сил в центре и на местах для создания и подбора революционного репертуара и указал на необходимость всемерного развития кинематографического производства, при условии «полного обеспечения идейного руководства и контроля со стороны государства и партии». В решениях съезда особо подчеркнута необходимость помощи Пролеткино в работе по созданию производственных и революционных фильмов.'

Вопросам социалистической культуры немалое внимание уделил и XIII съезд партии, проходивший 23 –

1 КПСС в резолюциях и решениях.., ч. 1, изд, 7, ce. 727, 736 и 741.

38


31 мая 1924 г. Съезд указал, что «основная работа партии в области художественной литературы должна ориентироваться на творчество рабочих, и крестьян, становящихся рабочими и крестьянскими писателями». Основой роста последних должна быть художественная и политическая работа над собой и освобождение от узкой кружковщины. Вместе с тем надо продолжать систематическую поддержку наиболее даровитых писателей-попутчиков, помогая им преодолевать буржуазные предрассудки. Ни одно литературное направление, школа или группа не могут и не должны выступать от имени партии. Необходимо особое внимание уделить созданию массовой художественной литературы для рабочих, крестьян, красноармейцев, а также литературы для детей. «Кино должно явиться в руках партии могущественным средством коммунистического просвещения и агитации».'

Решения XII и XIII съездов партии глубоко оплодотворили авторскую деятельность в области науки, литературы и искусства, нацелив ученых, писателей и творческих работников искусства на разрешение основных задач социалистического строительства и в то же время определили дальнейшее направление нашего законодательства в области авторского права.

Огромную роль в развитии советской литературы на ряд лет вперед сыграла резолюция ЦК РКП (б) от 18 июня 1925 г. «О политике партии в области художественной литературы». Резолюция подчеркнула, что в классовом обществе не может быть нейтрального искусства, хотя классовая борьба в искусстве и литературе выражается в более разнообразных формах, чем в политике. Укрепляя и расширяя свое руководство обществом, пролетариат должен завоовачь главенствующие позиции и в области художественной литературы, хотя в прошлом как класс культурно подавленный пролетариат не мог выработать своей художественной формы и стиля. Гегемонии пролетарских писателей еще нет, и партия должна помочь им наработать псгорическое право на эту гегемонию. Однако в то же время партия должна бороться против легкомысленного и пренебрежительного отношения к старому культурному наследству, к специалистам

i КПСС в     резолюциях и       решениях.., ч 1, изд. 7-е ее.               867,869, 870, 880.

39


\\дижсстпенно1о сюва. Bcciii борьбу Ьс",до Тс1кже против попыток «оранжерейной пролетарской литературы». Литература не может замыкаться в рамках одного завода;

она должна быть литературой не цеха, а великого класса.

Крестьянским писателям надо оказывать безусловную поддержку и переводить их на рельсы пролетарской идеологии.

У писателей-«попутчиков» нужно учитывать и квалифицированность, и наличие колебаний в их среде. Общей директивой должно быть бережное к ним отношение. Марксистская критика должна изгнать из обихода тон литературной команды.

Руководя литературой в целом и распознавая безошибочно классовое содержание литературных течений, партия не может предоставить монополию какой-либо из литературных групп. Используя все технические достижения старого мастерства, литература должна вырабатывать форму, понятную миллионам.'

В рассматриваемом периоде был издан ряд нормативных актов, регулирующих отдельные стороны авторских отношений. Следует отметить постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 16 августа 1921 г. «О порядке издания учебников». Для устранения спекуляции с изданием и переизданием учебников это право было передано Государственному издательству, которое при отсутствии соглашения с авторами публикует в «Известиях», какие учебники и учебные пособия предположены к изданию и переизданию. Если авторы в течение двух недель не заявят о желании создать или переработать таковые, Госиздат передает заказы другим авторам через соответствующие наркоматы.

Госиздат вправе поручить переиздание учебников кооперативным издательствам и отдельным лицам, заключая с ними соответствующие соглашения. Все издательства должны в двухнедельный срок представить Госиздату сведения о том, какие учебники и учебные пособия ими подготовлены к печати, а Госиздат вправе взять на себя осуществление издания, уплатив авторам и редакторам следуемое вознаграждение по существующим ставкам и возместив издательству расходы по подготовке

l О партийной и советской печати Собрание документов. M, 1954 r, ce 343–347.

40


изданий. Учебники, учебные руководства и пособия, изданные без соглашения с Госиздатом и вне установленного порядка, могут переиздаваться Госиздатом без оплаты авторского гонорара. Договоры на издание рукописей заграницей должны заключаться только с разрешения Госиздата '

Забота Советского государства об улучшении материального положения авторов произведений науки, литературы и искусства выразилась в следующих декретах 18 ноября 1921 г. был издан Совнаркомом РСФСР декрет «Об усиленных пенсиях», которые были установлены для лиц, имеющих крупные заслуги по революционной деятельности или особо выдающиеся заслуги в области науки, литературы, искусства и техники. В случае смерти этих лиц, пенсии назначались находившимся на их иждивении несовершеннолетним и нетрудоспособным членам семьи. Пенсии устанавливались Наркоматом социального обеспечения по ходатайству наркоматов, ведомств, общественных организаций в размере до максимальной тарифной ставки и 1/3 этой ставки для иждивенцев, с частичной или полной натурализацией В случае смерти пенсионера членам семьи могло назначаться и единовременное пособие.2

В целях наилучшего использования научных сил страны для восстановления народного хозяйства и обеспечения научным работникам надлежащих условий работы, Совнарком РСФСР 6 декабря 1921 г. принят постановление «Об улучшении быта ученых», которым установил особое дополнительное академическое обеспечение для 7000 научных работников. Центральной комиссии по улучшению быта ученых (ЦЕКУБУ) поручено было определить размер академического обеспечения и основания для распределения научных работников по категориям в зависимости от их квалификации, утвердить персональные списки последних, разработать инструкцию о порядке переселения и уплотнения научных работников и упрощенный порядок предоставления ученым разрешении на выезд за границу, а также на получение заграничных изданий s

1 СУ 1921 r, № 61, ст 430

2 СУ 1921 r, № 80, ст 697.

3 СУ 1921 r, № 61, ст. 430.

41


В соответствии с общими началами новой экономической политики и допущением частника к хозяйственной деятельности под контролем государства, 12 декабря 1921 г. Совнаркомом РСФСР был издан декрет «О частных издательствах». Для их образования был установлен разрешительный порядок, причем разрешение соответствующего местного органа подлежало утверждению Госиздата. Частным издательствам было разрешено иметь свою материальную базу, включая и типографии, а также закупать за границей и ввозить картины и произведения печати с соблюдением действующего законодательства и с разрешения каждый раз государства. Произведения, изданные на свои средства, частные издательства могли продавать по вольным ценам, однако Госиздату и его органам было предоставлено право преимущественной покупки всего издания по ценам, устанавливаемым по соглашению с издательствами, но не выше оптовых цен. Разрешение на печатание рукописей надлежало получать в Госиздате и его местных органах, а где их не было–в губернских политико-просветительных комитетах, согласно инструкции Наркомпроса РСФСР. Книги, изданные без разрешения, подлежали конфискации и передаче Госиздату, а издатели должны были привлекаться к судебной ответственности. 1 % выпущенных книг, но не менее 10 экз. надлежало передавать бесплатно в орган, выдавший разрешение, для дальнейшего использования в библиографических целях. В отношении издания учебной литературы сохраняло силу упомянутое выше постановление Совнаркома РСФСР от 16 августа 1921 г.1

Постановлением Совета Труда и Обороны от 4 января 1922 г. фотокинопромышленность была передана в ведение Высшего Совета Народного Хозяйства. Последний вправе был отдельные предприятия сдавать в аренду.

Эксплуатация продуктов фотокинопромышленности, находившейся в управлении Высшего Совета Народного Хозяйства, продажа фотоматериалов, продажа и прока г кинолент регламентировались последним. Наркомпрос РСФСР имел право загружать своими заказами предприятия фотокинопромышленности в размере до 10% их производительности.2

' СУ 1921 г № 80, ст. 685 2 СУ 1922 г. № 13, ст. 131.

42


Существенные изменения были внесены декретом Совнаркома РСФСР от 2 марта 1922 г. в порядок издания учебных пособий. В отмену приведенного выше постановления СНК от 16 августа 1921 г. право разрешать печатание учебных пособий предоставлено было только Государственному Ученому Совету Наркомпроса (ГУС), а Госиздату дано преимущественное право издания всех учебных пособий, разрешенных ГУС. За нарушение этих правил виновные подлежали привлечению к ответственности, а изданное учебное пособие–конфискации.'

Декрет ВЦИК от 22 мая 1922 г. «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых законами и защищаемых судами РСФСР», перечисляя имущественные права, предоставленные гражданам, отнес авторское право вместе с правами на изобретение, товарные знаки, промышленные модели и рисунки к числу вещных прав, сделав оговорку, что это право и его защита судами осуществляется в пределах, установленных особыми законами.2

Однако в Гражданский Кодекс РСФСР, принятый ВЦИК 31 октября 1922 года, авторское право включено не было, как равно и в гражданские кодексы других союзных республик. Исключение составляет Гражданский Кодекс Азербайджанской ССР, в котором имеется особая глава, посвященная авторскому праву.

На содержании ??? главы ГК Азербайджанской ССР мы считаем возможным вкратце остановиться, в связи с происходящей в настоящее время разработкой проектов новых гражданских кодексов союзных республик.

Как известно, законодательство по авторскому праву, действующее в ряде союзных республик, включает в себя правовые нормы, которые содержатся в Основах авторского права СССР (СЗ СССР 1928 г., № 27, ст. 246), в республиканских законах об авторском праве, в типовых договорах и в других нормативных актах. В Азербайджанской ССР объединили правовые нормы, содержащиеся в первых трех нормативных актах, в одной главе гражданского кодекса.

Не во всем можно согласиться с редакцией этой гла-

1 СУ 1922 г № 22, ст 231.

2 СУ 1922 г. № 36, ст. 423.

43


вы. В частности, вызывает возражение cт. 465 ГК Азербайджанской CCP. В начале в ней правильно говорится, что взаимоотношения между соавторами по поводу авторского права на созданное ими произведение должны определяться их соглашением. Однако, нельзя одобрить следующее положение той же статьи, что при отсутствии такого соглашения надлежит руководствоваться ст. ст. 62–65 ГК Азербайджанской ССР, которые относятся к общей собственности. Как известно, наша наука решительно отвергает буржуазную теорию литературной собственности, а потому не следует даже в такой форме поддерживать эту «теорию».

Мы не останавливаемся на других недостатках и пробелах этой главы, но считаем, что союзные республики в своей кодификационной работе должны учесть опыт построения главы об авторском праве.

Постановлением Наркомпроса РСФСР от 13 ноября 1822 г. было продлено Госиздату на 5 лет право монопольного издания русских классиков.'

Декретом СНК РСФСР от 19 декабря 1922 г. Фотокиноотдел Наркомпроса РСФСР был реорганизован в Центральное государственное фотокинопредприятие (Госкино) на хозяйственном расчете с правами юридического лица. К Госкино перешли все фото-кинофабрики и прокатная контора, причем Госкино получило монопольное право кинопроката 2

Вступивший в силу с 1 января 1923 г. ГК РСФСР включил в перечень договоров, освобожденных от обязательного нотариального удостоверения, договоры о передаче авторских прав.3

Постановлением Наркомпроса РСФ-СР от 18 января 1923 г. были объявлены государственной монополией на основании упомянутого декрета СНК от 26 ноября 1918г. произведения 47 писателей, критиков и публицистов. Право издания произведений принадлежало Нарком-просу РСФСР; иные учреждения и организации могли их издавать лишь по договору или с разрешения Наркомпроса в лице Госиздата. Наследники авторов национа-

1 СУ 1922 г, № 77, ст 969

2 СУ РСФСР, 1923 г, № 1 ст    4.

3 ГК РСФСР, ст 137.

44


лизированных произведений имели право на вознаграждение согласно действующего законодательства.1

31 января 1924 г. II съезд 'Ссветов СССР утвердил первую общесоюзную Конституцию. Она закрепила равенство народов СССР и их суверенитет, укрепила братский союз русского народа с другими народами страны, показала трудящимся всего мира пример построения многонациональною социалистического государства. Конституция определила пути дальнейшего строительства экономики и культуры в СССР, заложила прочные основы общесоюзного законодательства и явилась необходимой предпосылкой для издания общесоюзного закона об авторском праве

2 февраля 1921 г. была опубликована инструкция Наркомпроса РСФСР о ставках авторского гонорара за публичное исполнение драматических, музыкально-драматических и прочих сценических произведений на основе процентных отчислений с фактического сбора, а в тех зрелищных предприятиях, в которых нет платы за вход,– с общей суммы заработной платы работников искусств за данный день.2

СНК СССР 4 сентября 1924 г. принял постановление о необходимости разработки декрета об основах авторского права.3 Проект декрета в редакции Комиссии законодательных предположений был внесен на рассмотрение Совета Народных Комиссаров Союза ССР. На заседании СНК СССР от 6 января 1925 г проект постановления «Об основах авторского права» был принят СНК СССР с 11 поправками, а проект закона «О введении в действие постановления об основах авторского права»–без изменений, после чего они поступили на утверждение Президиума ЦИК СССР.4 Оба проекта были рассмотрены на заседании Президиума ЦИК СССР 30 января 1925 г. Первый проект был принят с двумя поправками, из которых одна носила технический характер, а вторая имела принципиальное значение. Статья 3 проекта «Основ» предоставляла автору произведения право «всеми возможными способами воспроизво-

1 СУ 1923 r, № 16, ст 213

2 Известия ЦИК от 2 феира1я 1924 г, ^s 2

ч ЦГАОРСС, фонд 3316, гол 1925–1926, on 18 ед хр 22, л 10

t ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1925–1926, on. 18, ед хр. 222, л. 10

45


дить и распространять его». Такая формулировка создала впечатление, что автору произведения дано право самому осуществлять предпринимательскую деятельность – в своей типографии печатать произведение, ставить его в собственном театре, продавать у себя в магазине и т. д. Президиум ЦИК СССР изменил эту формулировку, указав, что автору произведения предоставляется право «всеми дозволенными законом способами воспроизводить и распространять его».1

Основы авторского права 1925 г. содержали развернутое регулирование отношений, возникающих в связи с созданием произведений науки, литературы и искусства. Они признавали за автором произведения исключительное право на выпуск, воспроизведение, распространение последнего и извлечение имущественных выгод всеми законными способами. Общий срок авторского права был остановлен в 25 лет, начиная с 1 января года появления произведения в свет. Сокращенные сроки были предусмотрены: а) для современных изданий и энциклопедических словарей, пантомим, произведений xopeoграфии, киносценариев и кинолет – 10 лет, б) для сборников фотоснимков–5 лет, в) для отдельных фотоснимков–3 года.

«Основы» 1925 года признали период авторского права по наследству, однако с ограниченнями. Если автор умирал до истечения 25 летнею срока, то авторское право переходило к его наследникам на остающийся срок, но не свыше чем на 15 лет, считая с 1 января года смерти автора. Если же произведение не было издано или иным способом выпущено в свет при жизни автора, наследникам принадлежало авторское право на него в течении 15 лет. В общего стоимость наследственной массы не включалась оценка авторского права. Правительство СССР и союзных республик могло выкупить авторское право.

«Основы» 1925 г. подтвердили свободу перевода. За переводчиком было закреплено авторское право на перевод. Если произведение было выпущено в свет, публич-

1 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1925, ед хр 64, л. 1. Несмотря на юридическою безупречное гь эгои редакции, некоторые авторы считали, что эта формулировка прсвращаег автора в предпринимателя (напр. И. Хейфец, Авторское право, 1931 г., с 37) Для такого вывода ника1\нх основании нет.

46


ное исполнение его не требовало разрешения автора. Последнему должен был, однако, уплачиваться гонорар в установленном размере, если с посетителей взималась плата.

«Основы» 1925 г. допускали отчуждение авторского права по договору с точным определением характера использования, а равно передачу иными законными способами, причем требовалась письменная форма.

Основы авторского права 1925 г., согласно ст. 2 вводного закона, были введены в действие с 5 февраля 1925г. Союзным республикам было предложено издать перечни узаконении союзных республик, утративших силу с изданием Основ.1

СНК РСФСР 20 февраля 1925 г. принял постановление о том, что впредь до издания в соответствии с «Основами» 1925 года нового республиканского закона сохраняет силу ранее изданное законодательство РСФСР. В дальнейшем, 4 сентября 1925 г. (протокол № 40) СНК РСФСР свое постановление от 28 февраля 1925 г. отменил Одновременно СНК РСФСР просил Президиум ВЦИК РСФСР ходатайствовать nepei Президиумом Ц1 ÎK СССР, чтобы последний дал оказания о том, что «Основы» 1925 г. должны проводиться в жизнь в порядке законодательства республик, а потому ранее действовавшее республиканское законодательство по авторскому праву сохраняет силу до издания союзными республиками новых законов, для чего установить специальный срок.2 Президиум В1ДИК согласился с предложениями СНК РСФСР (протокол от 2 ноября 1925 г. № 37)3 и 17 ноября того же года за № ГП 78/2 возбудил соответствующее ходатайство перед Президиумом Н,ИК СССР.4

Это представление было рассмотрено Президиумом ЦИК СССР на заседании от 20 ноября 1925 г. (протокол Х"28), но было отклонено.5

Аналогичное решение было вынесено 9 марга 1926г. (протокол № 151) СНК СССР6 в ответ на представление

СЗ СССР ЦГАОРСС ЦГАОРСС ЦГАОРСС ЦГАОРСС ЦГАОРСС

1925 г. № 7, , фонд 3316 , фонд 3316, , фонд 3316, , фонд 3316, , фонд 3316,

ст. 66.

год 1925, on. год 1925, on год 1925, on год 1925, on год 1925, on.

18, ел. хр 222, л. 43. 18, ед. хр. 222, л 54. 18, ед. хр. 222, л. 55. 18, ед. хр. 222, л. 59

18, ед. хр. 222, л. 78.

47


СНК РСФСР по тому же вопросу, направленное в СНК СССР.

В этом споре, по нашему мнению, правы были СНК и ЦИК СССР.

Дело в том, что вводный закон о введении в действие «Основ» 1925 г. предусматривал издание перечня актов, утративших силу с изданием «Основ» 1925 года ни вводный закон, ни «Основы» 1925 г. не подтверждают вывода СНК и ВЦИК РСФСР о том, что «Основы» 1925 года «не представляют из себя закона об авторском праве, подлежащего непосредственному проведению в жизнь, а лишь устанавливают основы для республиканского законодательства об авторском праве».' Именно «Основы» 1925 г. и являются законом, подлежавшим непосредственному применению. Так это н было понято в УССР, где республиканский закон издан не был, а действовали непосредственно «Основы» 1925 г. Такое понимание «Основ» не лишило бы РСФСР возможности дальнейшего издания законов по авторскому праву в соответствии с «Основами», но предотвратило бы задержку проведения в жизнь общесоюзного закона на территории РСФСР свыше чем на полтора года без достаточных к тому оснований.

Предусмотренный вводным законом перечень узаконении, утративших силу с опубликованием «Основ» 1925 г., был издан ВЦИК и СНК РСФСР лишь 12 апреля 1926 г.2

Между тем 14 мая 1925 г. Наркомпросом РСФСР были опубликованы постановления: «О признании достоянием РСФСР всех произведений Г. В. Плеханова»3 и «О признании достоянием РСФСР всех переводов на русский язык произведений Эптона Синклера».4 В качестве оснований в обоих постановлениях сделаны ссылки на декрет РСФСР от 26 ноября 1918 г., подлежавший отмене с изданием «Основ» 1925 г., и на постановление СНК РСФСР от 20 февраля 1925 г., отмененное самим СНК РСФСР (см. выше).

1 См. упомянутое письмо Президиума ВЦИК от 17 ноября 1925 г. № ГП-78/2 в Президиум ЦИ.К СССР–ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1925, on. 18, ед. хр. 222, л. 55.

2 СУ РСФСР 1926 г., № 23, ст. 180.

3 СУ РСФСР 1925 г., № 43, ст. 309. СЗ СССР 1925 г., № 79, ст. 600.

4 СУ РСФСР 1925 г., № 45, ст. 336.

48


Законодательство об авторском праве в течение 1921–1925 гг., как и в предшествующем периоде, было направлено на дальнейшее осуществление общих начал политики партии и ее конкретных директив в области культуры. Некоторое оживление в начале этого периода в деятельности частнокапиталистических элементов, получившее отражение в борьбе на идеологическом фронте, закончилось в экономике полным вытеснением нэпманов из народного хозяйства, а в области культуры–идейным разгромом сменовеховских настроений и победой пролетарской идеологии.

Решения партийных съездов и резолюция ЦК партии от 18 июня 1925 г. определили пути дальнейшего развития нашей науки, литературы и искусства.

Образование Союза ССР и утверждение первой общесоюзной Конституции 1924 г. явились необходимыми предпосылками для создания первого общесоюзного закона об авторском праве 1925 г., в котором были подведены итоги предшествующего советского законодательства и дана детальная правовая регламентация авторских отношений. Основы 1925 г. послужили отправной базой для дальнейшего развития и совершенствования законодательства об авторском праве.

в) Советское авторское право в период социалистической перестройки народного хозяйства (1926–1935)

Директивы партии по вопросам развития художественной литературы в упомянутой резолюции ЦК РКП (б) от 18 июля 1925 г. сохранили полностью свое значение в рассматриваемом периоде и явились руководящими не только для советской литературы, но и для всех отраслей нашего искусства.

В течение 1926–1935 гг. партия уделяет еще большее внимание развитию науки, литературы и искусства, советской печати и деятельности издательств.

25 января 1931 г. ЦК партии принял постановление, в котором подверг критике работу журнала «Под знаменем марксизма». Последний оторвался от задач строительства социализма в СССР и международного революционного движения, не учитывал ленинского этапа как новой ступени в развитии философии марксизма, не проводил принципа партийности, философии и естествозна-49


ния и скатывался на позиции меньшевистствующего идеализма.

ЦК партии указал на необходимость решительной борьбы за генеральную линию партии, против всяких уклонов от нее, за проведение ленинского принципа партийности философии и дал развернутую программу дальнейшей работы журнала.'

Постановление ЦК партии от 11 марта 1931 г. отмечает недопустимое отношение ряда издательств к плакатно-картинному делу и неудовлетворительный контроль, следствием чего явился выпуск некоторых антисоветских, идеологически вредных картин и плакатов. Дальнейшее руководство массовой плакатно-картинной продукцией было возложено на Отдел агитации и массовых кампаний, которому предложено разработать мероприятия по улучшению постановки картинно-плакатной агитации. Издание массовой картинно-плакатной продукции было объединено в ИЗОГИЗе.2

Постановление ЦК партии от 15 августа 1931 г. об издательской работе отмечает гигантский рост политического и культурного уровня рабочих и колхозников и, .как следствие его, все новые требования на книги по всем отраслям знания. Несмотря на значительные успехи издательское дело отстало от растущих потребностей на книгу и имеет ряд недостатков (малые тиражи изданий классиков марксизма, медленные темпы создания технической и производственной литературы, отсутствие активности в привлечении авторских кадров, недостаточное внимание к качеству книги, плохой подбор редакторских кадров и т. д.). ЦК партии указал, что характер и содержание книги должны отвечать задачам социалистической реконструкции, вооружать строителей социализма марксистско-ленинской теорией, технико-производственными знаниями, воспитывать и организовывать массы вокруг задач хозяйственного и культурного строительства.

ЦК партии особо подчеркнул, что «художественная литература, играющая громадную воспитательную роль, должна гораздо более глубоко и полно отобразить ге-

1 См. О партийной и советской печати. Сборник документов. 1954 г., ее. 406–407.

2 См. О партийной и советской печати. Сборник документов, 1954 г., ее. 407–408.

50


роизм социалистической стройки и классовой борьбы», переделку общественных отношений и рост новых людей – героев социалистической стройки». Вся издательская работа должна помогать социалистическому строительству, подъему на высшую ступень теории и сочетанию ее с практикой, организовывать и мобилизовать массы на построение социализма, разоблачать чуждую нам идеологию, бороться с ней и исходить из задач интернационального воспитания масс.

Издательства должны организовать вокруг себя и отмирать наиболее талантливые писательские силы, помогать им и поощрять их путем создания необходимых материальных условий и предоставления возможностей учебы. Ввиду того, что система оплаты авторов имеет большое значение для улучшения качества произведений «необходимо дифференцировать эту оплату и установить такую систему гонорара, которая бы стимулировала выдвижение наиболее талантливых авторов». Для работы с новыми авторскими кадрами необходимо организовать при всех издательствах специальные консультационные бюро или кабинеты для отзывов и советов авторам. Издательства должны улучшить дело подбора и повышений квалификации редакторских кадров, качество рецензирования и библиографирования книжной продукции.

Значение этого постановления выходит далеко за пределы издательской работы; оно явилось важным фактором руководства строительством социалистической культуры и сыграло большую роль в развитии законодательства об авторском праве и особенно в практике его применения издательствами.

В постановлении от 29 декабря 1931 г. ЦК партии отметил, что издательство «Молодая гвардия» не ликвидировало недостатков в своей работе и предложил издательству выпустить ряд книг, организующих молодежь под знаменем большевизма, воспитывающих ее в духе ленинской непримиримости к уклонам от генеральной лишний партии и борьбы с враждебной пролетариату идеологией. Издательство должно также обеспечить создание книг по истории партии, ленинизму, истории Советской власти и гражданской войны; отобразить в литературе

1 См. О партийной и советской печати Сборник документов, 1954 г., ее. 418–425.


участие молодежи в социалистической стройке и показать новых людей–героев стройки; выпустить для пионеров книги, помогающие коммунистическому воспитанию, политехнизации школы, организации физкультуры, игр, развлечений и вовлекающих детей в общественную жизнь.

В детской литературе необходимо ликвидировать сухость изложения, сделать его увлекательным и беспощадно бороться с халтурой. К созданию новой детской книги надо привлечь крупнейших писателей и художников как пролетарских, так и попутчиков, обеспечивая им политическую и товарищескую критику. Детскую книгу надо сделать большевистски бодрой, зовущей на борьбу и победу, воспитывающей детей в духе пролетарского интернационализма и улучшить оформление книги.1

XVII партийная конференция, происходившая в феврале 1932 г., в директивах к составлению второго пятилетнего плана указала, что основной хозяйственной задачей этой пятилетки является завершение реконструкции народного хозяйства на новейшей технической базе, а основной политической задачей–окончательная ликвидация всех капиталистических элементов, полное уничтожение причин, порождающих эксплуатацию человека человеком, и преодоление пережитков капитализма в экономике и сознании людей.2 Эти задачи были определяющими также для социалистической культуры и ее ведущих отраслей–науки, литературы и искусства.

В тесной связи с указанными решениями находится постановление ЦК партии от 23 апреля 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций». Отмечая большой количественный и качественный рост литературы и искусства в стране, ЦК партии указал, что кадры пролетарской литературы и искусства уже настолько выросли, что рамки пролетарских литературно-художественных организаций (ВОАПП, РАПП и др.) стали узкими, тормозят дальнейший размах художественного творчества и могут превратить эти организации в замкнутые кружки, оторванные от политических задач современности и от значительных групп писателей и ху-

' См. О партийной и советской печати. Сборник документов, 1954 г., ее. 426–428. 2 См. КПСС в резолюциях и решениях, ч. II, изд. 7, 1953 г.» с. 678.

52


дожников, сочувствующих социалистическому строительству.

Отсюда возникла необходимость перестроить литературно-художественные организации, ликвидировать ВОАПП и РАПП, «объединить всех писателей, поддерживающих платформу Советской власти и стремящихся участвовать в социалистическом строительстве, в единый союз советских писателей с коммунистической фракцией в нем; провести аналогичное изменение по линии других видов искусства».' Этот партийный документ знаменовал Новый поворотный пункт в развитии творческой деятельности в области литературы и искусства.

Законодательство об авторском праве в период 1926–1935 гг. было направлено на реализацию и проведение решений партии, на дальнейшее совершенствование нашего авторского права.

Закон об авторском праве РСФСР был издан 11 октября 1926 г. и содержал оговорку, что к спорам, возникшим до введения его в действие, должны применяться ранее действующие законы. По закону 11 октября 1926г. воспроизведение, издание и исполнение произведений, объявленных достоянием РСФСР, составляли монополию государства. Закон РСФСР допускал переуступку авторского права на литературные произведения частным издательствам на срок не свыше 5 лет, а государственным и кооперативным издательствам–на любой срок или бессрочно, полностью либо частично.

На музыкальные и музыкально-драматические произведения автор мог переуступать свое право на любой срок и частным издательствам. В договорах на передачу, авторского права требовалось указывать тиражи произведений, 'а также сроки издания. Если срок указан в договоре не был, закон устанавливал следующие сроки: для произведений объемом до 5 печ. листов–6 месяцев, до 10 iie4. листав–1 год и для прочих произведений– 2 года, начиная со дня передачи произведения издательству. Нарушение издательством этих сроков давало автору право на взыскание всего гонорара и аннулирование договора. В течение срока действия договора автор не мог без согласия издательства передавать право на издание произведения. Это правило однако не распростра-

Сч.. Партийное строительство, .1S32 г., № 9, с. 62.

53


нялось на произведения, включенные автором в собрание своих сочинений 1

Согласно постановления ЦИК и СНК СССР от 16 марта 1927 г. радиовещательным станциям (по особому списку) было предоставлено право транслировать исполнение произведений из театров и др. организаций,. без какой-либо оплаты (СЗ COGP, 1927 г., № 16, ст 171).

26 сентября 1927 г Наркомпрос РСФСР дал указание о порядке уплаты зрелищными предприятиями авторского гонорара. Последний во всех случаях должен уплачиваться зрелищными предприятиями или устроителями зрелища, но не исполнителями. Гонорар исчисляется в установленном процентном отношении к фактическому сбору, за исключением лишь налога и сбора в пользу Общества Красного Креста и Красного Полумесяца. В афишах должны быть указаны точное название произведения № фамилия автора.2

30 сентября 1927 г. СНК СССР установил для писателей, художников и скульпторов льготы по оплате жилой площади и поступлению в учебные заведения.3

«Основы» 1925 года имели ряд пробелов и недостаточно ограждали интересы авторов произведений как в отношении срока использования авторских прав, так равно и порядка их осуществления и ovparibi. 30 ноября 1926 г. СНК СССР образовал под председательством Г. М. Кржижановского комиссию для разработки мероприятий по улучшению правового и бытового положения литераторов. Комиссия, наряду с другими предложениями, разработала проект нового закона об основах авторского права. Проект значительно полнее регламентировал порядок реализации авторских прав, предусмотрел соавторство, авторское право составителей сборников, урегулировал порядок переделки произведений из одной формы в другую, удлинил срски авторского права для авторов и наследников, определил компетенцию союзных республик в области законодательства по авторскому праву и проч.4

1 СУ РСФСР 1926 г, № 72, ст 376

2 Еженедельник Наркомпроса РСФСР 1927 г,№40–Циркуляр' Наркомпроса № 69/72 от 26 сентября 1927 г

3 СЗ СССР 1957 г , № 58, lc 580, 581 и 587

4 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928 on 2!, ед 218, лл 30– 35 92


Проект закона об основах авторского права первоначально был внесен ОНК РСФСР в Президиум ВЦИК. Последний рассмотрел этот проект на заседании от 23 января 1928 г. (протокол № 40), одобрил его, внес 7 поправок преимущественно редакционного характера и представил на утверждение Президиума ЦИК СССР.1

При обсуждении проекта Основ» 1928 г. в СНК СССР Совет Съездов государственной промышленности и торговли, поддержанный Высшим Советом Народного-Хозяйства СССР, возражал против установления предельных тиражей и минимального размера авторского гонорара, считая, что это вызовет искусственное снижение тиражей и удорожание книг, но СНК СССР эти доводы отверг.2

Проекты законов «О введении в действие Основ авторского права в новой редакции» и «Основы авторского права», внесенные СНК СССР, были приняты без изменений Президиумом ЦИК СССР 16 мая 1928 г.3

Согласно вводного закона, «Основы» 1928 г. вводились в действие в двухмесячный срок по их опубликовании. Споры, возникшие до опубликования Основ, подлежали разрешению согласно ранее действовавших узаконении. Союзные республики должны были в двухмесячный срок внести в республиканское законодательство изменения и дополнения, вытекающие из Основ 1928 года, дополнить гражданские процессуальные кодексы правилами, приравнивающими порядок взыскания авторского гонорара в пользу автора, а равно обращение взыскания наг гонорар, в основном, к порядку, установленному для заработной платы, причем на самое авторское право взыскание обращаться не могло; в уголовных кодексах надлежало предусмотреть наказание за нарушение авторского права.4

«Основы» 1928 г., подобно «Основам» 1925 г., признают авторское право за автором или его правопреемниками независимо от их гражданства на произведение, появившееся в свет на территории СССР или находящееся на территории последнего в виде рукописи, эскиза или в.

* ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, on. 12, ед. хр. IQ, л. 27.

2 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, on. 21, ед хр. 218, л. 29

3 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, он 12, ед хр 210, лл i, 3.

* СЗ СССР 1928 г, № 27, ст 245.

55.


иной объективной форме. Если же произведение вышло в свет заграницей или находится там в какой-либо объективной форме, авторское право признает за автором только при наличии специальных соглашений с соответствующими государствами.

К этим положениям «Основы» 1928 г. еще добавили, что автор–гражданин Союза ССР и его наследники (но не прочие правопреемники автора) пользуются защитой авторского права на территории СССР в отношении произведения, появившегося в свет в иностранном государстве, либо находящегося там в какой-либо объективной форме.

«Основы» 1928 г. повторили перечень объектов авторского права, имеющийся в «Основах» 1925 г. и предусмотрели соавторство в двух формах: а) когда произведение представляет собой неразрывное целое без выделения того, что создано каждым из соавторов; в этом случае соавторам принадлежит сообща авторское право на произведение в целом и б) если произведение состоит из отдельных разделов (частей), имеющих самостоятельное значение; в этом случае каждый соавтор имеет авторское право на выполненную им часть произведения, а все соавторы сообща–авторское право на произведение в целом.

«Основы» 1928 г. предоставили авторское право составителям сборников чужих произведений. Если последние не являются предметом чьего-либо авторского права (произведения, на которые истекли сроки давности, произведения народного творчества, всякого рода официальные документы и т. д.), составитель сборника может пользоваться авторским правом при условии самостоятельной обработки этих произведений и материалов. Если же сборник составлен из произведений, являющихся предметом чьего-либо авторского права, то составителю сборника принадлежит авторское право при условии соблюдения прав авторов произведений, вошедших в сборник, которые вправе выпускать свои произведения и в других изданиях.

«Основы» 1928 г., подобно «Основам» 1925 г., предоставили автору исключительное право выпускать в свет свое произведение под своим именем, под псевдонимом или анонимно и всеми дозволенными законом способами

56


воспроизводить, распространять его и извлекать имущественные выгоды.

«Основы» 1928 г. сохранили предусмотренное «Основами» 1925 г. исключительное право автора на публичное исполнение неизданных произведений, однако «Основы» 1928 г. ввели оговорку, что если неизданное произведение было хотя бы однажды публично исполнено, то наркомпросы республик имеют право разрешать публичное исполнение и без согласия автора, но с уплатой ему Гонорара. Автор не вправе воспрещать публичное исполнение уже изданных произведения, а имеет право получать гонорар.

«Основы» 1928 г. сохранили перечень тех случаев, когда «Основами» 1925 г. допускалось использование чужого произведения без согласия его автора, и ввели существенные дополнения и изменения этого перечня. В частности, переделка повествовательных произведений в драматические и киносценарии и наоборот, а равно драматических произведений в киносценарии и наоборот, были допущены «Основами» 1928 г. лишь с согласия автора или его правопреемников. Право перепечатки повременными изданиями газетных сообщений и статей небеллетристического характера было распространено и на репродукции с произведений изобразительных искусств, рисунков, иллюстраций, фотографий и чертежей. Право использования художественных и фотографических произведений в промышленных изделиях, разрешенное «Основами» 1925 г., дополнено в «Основах» 1928 г. оговоркой «при условии уплаты автору гонорара».

Существенным изменениям в «Основах» 1928 г. подверглись общие сроки авторского права, которые установлены для автора пожизненно, а для наследников–на 15 лет. Сокращенные сроки авторского права, как равно и порядок исчисления таковых, предусмотренные «Основами» 1925 г., в основном, остались без изменений.

«Основы» 1928 г. установили четкое размежевание компетенции Союза ОСР и союзных республик в области законодательства по авторскому праву. К ведению последних отнесено: установление норм, регулирующих:

а) издательский договор (в том числе обязательное содержание договора, его предельный срок, минимум гонорара при определенном тираже, срок выпуска издательством произведения в свет), б) договоры на издание про-

57


изведении музыкальных, изобразительных искусств, фотографии и проч . в) договоры на публичное исполнение произведений, г) размер гонорара автору художественного или фотографического произведения за использование таковых в промышленных изделиях, д) порядок уплаты гонорара за переделку повествовательного произведения в драматическое или в киносценарий и наоборот, либо драматического произведения в киносценарий » наоборот; при отсутствии согласия автора на такую переделку, вопрос разрешается наркомпросом республики;

е) предельные размены отрывков произведений, перепечатка которых не является нарушением авторского права, ж) порядок регистрации авторами времени появления произведения в свег и л) способ и порядок возмещения убытков, причиненных нарушением авторского права

«Основы» 1928 г повторяют правила, содержащиеся в «Основах» 1925 г , о праве автора отчуждать авторское право в целом или в части, о письменной форме издательского договора, о воспрещении вносить какие-либо» изменения в произведение, заглавие, обозначение имени" автора, а равно снабжать произведение илюстрациями без согласия автора и принудительном выкупе авторского права правительством Союза ССР или союзной республики

В остальном между «Основами» 1928 г. и 1925 г. существенных отличий нет.

Вводный закон к «Основам» 1928 г. предусматривал внесение в двухмесячный срок в законодательство союзных республик изменении и дополнений, вытекающих из «Основ» 1928 г. Этот срок истекал 17 июля 1928 г ,1 однако Президиум ВЦИК РСФСР 8 октября 1928 г. вынес постановление ходатайствовать перед Президиумом ЦИК СССР об отсрочке введения в действие нового закона РСФСР об авторском праве до 1 января 1929 г.2 Необходимость этой отсрочки Президиум ВЦИК РСФСР в своей докладной записке Президиуму ЦИК СССР от 11 октября 1928 г. за № ГП 78/1 мотивировал тем, что новый закон об авторском праве, а также выработанный на его основе издательский договор вносят радикальные-

' Вводный закон и «Основы» 1928 r опубликованы в «Известиях-ЦИК» 17 мая 1928 r, № 113. ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928 on 21, ел. хр 218, л. 215.

58


изменения в издательскую практику, в частности, вводят авансирование авторов, устанавливают издательству краткие сроки для ознакомления с произведениями, срочность переиздания, денежную ответственность и т. д., что может вызвать, по мнению Госиздата РСФСР и Совета Съездов государственной промышленности, ломку издательских промфинпланов и даже дефицитность издательств.1

Президиум ЦИК СССР 24 октября 1928 г. (прот. J\" 69) в изъятие из «Основ» 1928 г. разрешил отсрочить введение в действие нового законна об авторском праве РСФСР до 1 января 1929 r2 Проект этого последнего закона был разработан специальной комиссией, принят СНК РСФСР и внесен последние на утверждение Президиума ВЦИК РСФСР. При обсуждении проекта в заседании от 8 октября 1928 г было принято 18 поправок, редакционного характера, вместе с которыми проект был утвержден Президиумом ВЦИК РСФСР 3

Новый закон об авторском праве РСФСР содержит ряд положений, дополняющих и конкретизирующих «Основы» 1928 r Закон этот предусматривает, что все правоотношения и споры, возникшие из авторского права до издания нового закона, разрешаются на основе ранее из данных законов, однако делает оговорку, что к издательским и постановочным договорам, заключенным после 17 июля 1928 г, применяются «Основы» 1928 г. и новый закон РСФСР Авторское право на киноленты закон признает за выпустившими их в свет кинопроизводственными предприятиями, автор киносценария получал вознаграждение за публичную демонстрацию киноленты.4 Ставки и порядок уплаты гонорара за публичное исполнение и пе-

1 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, on 21, ед хр 218, л 201 3 ЦГАОРСС, фонд 3316, год 1928, on, 21, ед хр 218, л. 204

3 ЦГАОРСС фонд 3316, год 1928, on 21, ед хр 218, л 215, СУ РСФСР 1928 г, 132,-ст 861

4 HapKomipoc РСФСР еще в 1925 г разъяснил, что автор сценария за право постановки фильма получает гонорар по со глашению Кроме того, отчисляется 1 % от сумм ia прадажу права эксплуатации филвма и сборов за его демонстрацию Отчисления распределялись между авторами сценария и монтажных листов (Известия ЦИК, 24 сентября 1925 г, № 19) В дальнейшем взамен этого введены процентные отчисления от сборов (Известия ЦИК, 19 сентября 1926 г, № 268) В 1938 г эти отчисления были отменены (СП СССР 1938 г, № 54. ст. 305).

59"


ределку произведении, указанные выше, устанавливаются наркомпросами РСФСР и автономных республик. Перепечатку небольших отрывков произведения, не являющуюся нарушением авторского права, новый закон РСФОР разрешил в том случае, если заимствования из произведений одного и того же автора не превышают в общей сложности в произведении под одним названием 10 тысяч типографских знаков для прозы и 40 строк для стихотворений. Из капитальных научных трудов (не менее 30 печ. листов) допускается перепечатка до 40000 типографских знаков.

Сроки авторского права на повременные издания должны исчисляться отдельно для каждого выпуска или книжки, со дня ее выхода в свет, а на энциклопедические словари–со дня появления в свет последнего тома. Убытки, вследствие нарушения авторского права, должны возмещаться по правилам соответствующей главы ГК, об .обязательствах из причинения вреда, но автору принадлежит право взамен убытков требовать уплаты гонорара по установленным ставкам.

Закон РСФОР особо оговаривает защиту не только имущественных, но и личных неимущественных прав автора. Последнему дается право независимо от возмещения убытков требовать совершения таких действий, которые необходимы для удовлетворения нарушенных законных неимущественных интересов.

Закон РСФСР устанавливает, что в случае отсутствия у умершего автора наследников по закону или завещанию авторское право прекращается. Если сроки авторского права истекли и произведение не было объявлено достоянием государства либо им выкуплено, оно может воспроизводиться, издаваться, распространяться и исполняться публично без каких-либо ограничений. Публичное исполнение произведений, выкупленных государством, допускается лишь с разрешения наркомпросов республик, с взиманием авторского гонорара в доход государственного бюджета в течение установленных законом сроков действия авторского права.

Издательским договором закон РСФСР называет такой договор, по которому автор уступает на определен-

. l Последующим постановлением Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. (Бюллетень Наркомпроса РСФСР, 1930 г. № 19) также установлены штрафные ставки авторского го;ю-t'60 papa за нарушение авторского права.


ный срок исключительное право на издание его произведения, а издательство обязывается издать таковое и принять зависящие меры к его распространению. Договор, заключаемый на произведение, еще не облеченное в объективную форму, называется литературным заказом. Закон об авторском праве РСФСР требует точного определения в издательском договоре характера и условий использования авторского права, в частности, указания тиража, срока выпуска произведения в свет, размера авторского гонорара и срока действия издательского договора (не свыше 4 лет). Переиздание допускается лишь с письменного согласия автора, если иное не предусмотрено договором, причем издательство вправе одновременно выпустить несколько изданий. Для выпуска произведений издательством закон РСФСР установил дифференцированные сроки, в зависимости от объема произведения. Если произведение не будет выпущено в срок, издательство обязано уплатить автору гонорар полностью, исходя из объема рукописи, одобренной издательством к печати.

После истечения указанных в законе дифференцированных сроков издательству представляется еще льготный срок в размере половины каждого из этих сроков для выпуска произведения в свет, после чего по одностороннему заявлению автора договор может быть прекращен, и рукопись подлежит возврату ему издательством. Вышеуказанные требования распространяются на издание произведений не только литературных, но и музыкальных, музыкально-драматических, изобразительных искусств, фотографии и т. п.

Закон об авторском праве РСФСР уполномочил Наркомпрос РСФОР по соглашению с Наркомтор-гом РСФСР издать типовой издательский договор» который имел бы применение не-только к произведениям художественной литературы, но и к научным, публицистическим и прочим работам? Условия и оговорки в издательских договорах, клонящиеся к ухудшению положения авторов, признаются недействительными, и вместо них применяются условия типового договора. Обязательное содержание издательского договора на музыкальные произведения подлежало определению на основе закона от 8 октября 1928 г. инструкцией Наркомпроса и Нарком-торга РСФОР по соглашению с ВЦСПС.'

6Î-

Инструкция эта издана не была.


Закон об авторском праве РСФСР дополнил «Основы» 1928 г. указанием, что при недостижении соглашения издательства с наследниками автора по вопросу об изменении произведения либо снабжении последнего иллюстрациями издательство может обратиться за разрешением в наркомпрос республики. Это же правило подлежит применению в случае необходимости внести изменения в произведение после истечения срока авторского права.

Передача права на постановку и публичное исполнение неизданных драматических и иных сценических произведений должна происходить не иначе как но постановочному договору. Согласно последнему автор уступает правое на публичное исполнение произведения, а зрелищное предприятие обязуется осуществить постановку в определенный срок. Закон допускает заключение постановочного договора и на произведение, еще не облеченное в объективную форму. В постановочном договоре должны быть точно указаны, объем и условия использования произведения, территориальные границы, срок договора, срок первого публичного исполнения, число таковых и размер вознаграждения автора. Срок постановочного договора – не свыше трех лет со дня первого публичного исполнения; последнее должно быть осуществлено в течение двух лет для музыкально-драматических произведений и одного года для прочих произведений.

По постановочному договору допускалось осуществление публичного исполнения произведения только в одном городе и не свыше 150 раз. Наличие постановочного договора не препятствовало автору заключать договор с .зрелищным предприятием в другом городе, а равно разрешать постановку этого произведения рабочим ;

красноармейским клубам в том же городе. Зрелищное предприятие вправе исполнять произведение меньшее число раз, чем обусловлено договором и вовсе снять его с репертуара, но обязано оплатить сполна обусловленный гонорар. Если постановочным договором предусмотрен поспектакльный расчет авторского гонорара, то зрелищное предприятие уплачивало автору гонорар из расчета количества спектаклей, устанавливаемого инструкцией Наркомпроса РСФСР в качестве гарантированного : минимума для исчисления гонорара за уступку права


публичного исполнения. Размер авторского гонорара по постановочному договору за неизданное произведение не мог быть ниже норм авторского гонорара за публичное исполнение изданных произведений. Если постановка и публичное исполнение не последуют в обусловленный договором или в установленный законом срок, договор по заявлению автора прекращался, и зрелищное предприятие обязано было оплатить гонорар сполна.

По киносценарному договору приобретатель сценария–киностудия не обязана поставить картину. В случае предоставления авторам кинопроизводственному предприятию права переделки произведения в киносценарий, в фабулу произведения могут вноситься только такие изменения, против которых н§ возражает автор.1

В остальном закон об авторском праве РСФСР от <8 октября 1928 г. повторяет «Основы» 1928 г. либо содержит положения устаревшие, не применяющиеся на практике.

В соответствии с «основами» 1928 г. и учитывая приведенный закон РСФСР, ряд других союзных республик издал свои законы (либо постановления СНК республик) об авторском праве.2

17 июня 1928 г. Наркомпрос РСФСР разъяснил, что при наличии в театрах и других зрелищных предприятиях смешанной программы из произведений советских и иностранных авторов, общества, охоаняющие интересы авторов и получающие для них авторский гонорар, имеют право на получение последнего полностью, если в данной

1 СУ РСФСР 1928 г., № 132, ст. 861.

j Туркменской ССР–постановление ЦИК и СНК от 26 сентября 1928 г., № 410; в Белорусской ССР–от 14 января 1929 Т. <СУ БССР 1929 г., № 2, ст. 8) ; в Украинской- ССР–от 6 февраля 1929г. (СУ УССР 1929г.. № 7, ст. 55); в Грузинской ССР–от 30 августа 1929 г. (СУ Груз. ССР 1929 г., № 19. ст. 200); в Армянской ССс–от io февраля 1930 г. (СЗ Арм. ССР 1930 г., № 2, ст. 34); в Узбекской ССР–от 14 октября 1936 г. (СУ Узб. ССР 1936 г., № 45, ст. !60); в Латвийской ССР–от 22 мая 1941 г. (Ведомости Президиума Верховного Совета Латв. ССР от !0 июня 1941 г., ,№ 134), в Азербайджанской ССР–закон об авторском праве включен в ГК Азерб. ССР (ст. ст. 461–486); в Молдавской ССР действует закон об авторском праве Украинской ССР; в остальных союзных республиках–Казахской ССР, Киргизской ССР, Таджикской ССР, Эстонской ССР и Литовской ССР–закон об авторском яраве издан не был, и применяется закон РСФСР.

63


программе предусматривалось исполнение произведений какого-либо из авторов, авторские права которых подлежат охране, так как ставки гонорара определены за всю программу в целом '

Главискусство Наркомпроса РСФСР 2 октября Î928 г. вменило в обязанность местным органам по контролю за репертуаром следить за тем, чтобы в афишам были указаны точные названия постановок, фамилии и инициалы (либо псевдонимы) авторов и переводчиков, так как в результате произвольных изменений названий пьес со стороны зрелищных предприятий авторы лишены возможности через свои общества взыскивать следуемый гонорар 2

В соответствии с вводным законом к «Основам»" 1928 г. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР был дополнен следующими статьями ст 271-а ГПК, согласно которой допускается обращение взыскания лишь на доходы, извлекаемые при осуществлении авторского права, но отнюдь не на само авторское право, ст 187 п «а» ГПК, по которой решение суда о взыскании авторского гонорара подлежит немедленному исполнению, ст. 266 ГПК, в соответствии с которой, если взысканные судебным исполнителем суммы недостаточны для удовлетворения всех кредиторов должника, требования, возникающие из авторского права, относятся к первой очереди;. -ст 285 ГПК (в новой редакции), в соответствии с которой срок для исполнения решения о взыскании вознаграждения, причитающегося авторам или их наследникам (как равно и для взыскания заработной платы) устанавливается судебным исполнителем от 5 до 10 дней, ст 288 ГПК (в новой редакции), которая требует, чтобы при обращении взыскания на авторское вознаграждение (как равно и на заработную плату) все организации и лица давали судебному исполнителю по его требованию сведения о причитающемся должнику авторском гонораре; примечание 3 к ст 289 ГПК, которое устанавливает, что при обращении взыскания на вознаграждение, причитающееся автору произведения, соблюдаются т& же правила и те же пределы, которые уста-

1 Известия ЦИК от 25 августа 1928 г, № 197

2 Еженедечьник Нарко^прога РСФСР 1928 г, № 42–Циркуляр Г1авискусства, ,№ 6010

64


новлены для взыскания с заработной платы, ст 291 ГПК (в новой редакции), которая предусматривает, что в случае неисполнения предписания судебного исполнителя о производстве следуемых удержаний, учреждения и организации, обязанные уплатить должнику авторский гонорар, отвечают перед взыскателем в размере подлежавшей удержанию суммы.'

На основании ст. 6 закона об авторском праве-РСФСР от 8 октября 1928 r CHK РСФСР издал 15 января 1929 г постановление «О ставках вознаграждения за использование в промышленности произведений изобразительных искусств», по которому авторы таких произведении пользуются правом на вознаграждение, если они не зарегистрировали своих произведений согласно закона о промышленных образцах и не пользовались правами в порядке этого закона. -Художники, состоящие на службе в промышленном предприятии, и создающие в процессе выполнения трудового договора произведения для их использования в промышленных изделиях, пользуются авторским правом на эти произведения Трудовыми договорами определяется предельное количество выпускаемой предприятиями продукции, воспроизводящей произведения художника Последний не имеет права разрешить использование своих произведений целиком либо до тех пор, пока предприятие, где он работает, не выпустит всего количества продукции, обусловленной трудовым договором. Предусмотренные этим же постановлением ставки вознаграждения распространяются на случаи использования произведений живописи, ваяния,-архитектуры, рисунков, чертежей, фасонов, моделей, этикетов и проч в изделиях фабрично-заводской, кустарной и ремесленной промышленности, если только автор произведения не заключил с предприятием договора согласно «Основ» 1928 г. и закона об авторском праве РСФСР

Ставки вознаграждения установлены в процентном отношении к оптовой цене продукции, вырабатываемой

1 СУ РСФСР 1928 г , № 124, ст 788, перечисленные статьи ГПК РСФСР и соответствующие статьи ГПК Других союзных республик Постановлением ЦИК и CHK СССР от 6 февраля 1929 г претензии авторов И их наследников были также отнесены к первому разряду в отношении очередности удовлетворения (СЗ СССР 1920 г, № 31. ст 98)

65-


предприятиями, и дифференцированы по отраслям промышленности (текстильной, силикатной, резиновой, металлообрабатывающей, горнообрабатывающей и деревообделочной), а также и по видам материалов, из которых приготовляется продукция. При использовании произведений изобразительных искусств в других отраслях промышленности и из других материалов применяются ставки, относящиеся к сходным отраслям промышлен-sHocTH и материалам.1

10 апреля 1929 г. было издано постановление ЦИК и СНК СССР о передаче публичного исполнения музыкальных драматических и других произведений, а равно и лекций и докладов по радио. Согласно этого постаневления Наркомату почт и телеграфа, его местным органам и профессиональным союзам было предоставлено право передавать указанные произведения по радио и япюводам без уплаты за это особого вознаграждения как в пользу авторов и исполнителей, так равно театрам и другим зрелищным предприятиям.2

Во исполнение «Основ» 1928 г. и закона об авторском праве РСФСР 1929 г. Наркомпрос и Наркомторг РСФСР утвердили типовой издательский договор, опубликованный 19 апреля 1929 г. Согласно этого договора автор обязан в обусловленный срок передать (а по договору литературного заказа–написать произведение и передать) издательству исключительное право на издание и переиздание его произведения на определенный срок. Произведение по своему содержанию должно удовлетворять указанным условиям и быть в готовом для печати удобочитаемом виде. По предложению издательства автор обязан вносить в рукопись исправления и переделки в пределах условий договора, а равно держать по требованию издательства авторскую корректуру в обусловленные сроки. По получении извещения издательства о намерении переиздать произведение–сообщить в обусловленные договором сроки о своем разрешении или запрещении этого переиздания, а равно о намерении внести в произведение изменения.

В течение срока действия договора автор не имеет

' Приказы ВСНХ 1928/1929 г., № 10; Бюллетень финансового и хозяйственного законодательства 1929 г , № 21, ce. 51–52. 2 СЗ СССР, 1929 г., № 2, ст. 230.

66


права выпускать в свет свой труд в целом или в части без согласия издательства, за исключением опубликования в повременной печати, сборниках и альманахах (неболее 2,5 листов в каждом случае).

Если рукопись не будет сдана автором в обусловленный срок с добавлением льготных сроков (для произведений до 10 печ. листов–1 месяц и свыше 10 печ-лист.–2 месяца), а также при отказе автора от исправления своего труда по предложению издательства, вытекающему из договора, автор обязан возвратить по требованию издательства полученные по договору суммы,'

Издательство обязано в обусловленные договором сроки сообщить автору свои требования о внесении исправлений и переделок в рукопись либо о ее отклонения за непригодностью и предоставить автору достаточный срок для исправлений и переделок. В размерах и в сроки, обусловленные договором, издательство обязано уплатить автору гонорар. Если произведение не будет выпущено издательством в указанные в договоре сроки, автор имеет право на получение гонорара и расторжение договора.

Если предметом издательского договора являются учебники либо книги для детей, и эти произведения не будут допущены или одобрены ГУСом, договор расторгается, а автор получает от издательства 50% обусловленного гонорара с зачетом аванса. Если же произведение не будет выпущено в свет Главлитом, договор считается расторгнутым, но издательство не вправе требовать от автора выданные ему в счет договора суммы.

Издательство обязано выдать автору установленное договором количество экземпляров как бесплатно, так № по себестоимости.1

Типовые издательские договоры были изданы и некоторыми другими союзными республиками с большими или меньшими отклонениями от типового издательского договора РСФСР.

Существенное значение в деле помощи авторам в. реализации их имущественных прав, особенно при публичном исполнении произведений, и защите этих прав-в судах, имели авторские организации. Постановление ЦИК и СНК СССР от 14 июня 1929 г. указало, что каж-

* Еженедельник Наркомпроса РСФСР 1929 г., № 16–17.

67


дое учрежденное в одной из союзных республик общество драматических писателей и композиторов или иное общество, имеющее целью охрану интересов авторов, вправе открывать на территории СССР отделения и агентства, иметь уполномоченных и совершать все действия, необходимые для обеспечения и охраны прав своих членов.'

28 июня 1929 г. Президиум ЦИК СССР утвердил Положение об Институте Маркса и Энгельса, которому предоставил исключительное право издания собрании сочинений и отдельных произведений Маркса и Энгельса Это право Институт частично может передавать другим учреждениям и, в частности, издательствам

В соответствии с законом об авторском праве РСФСР от 8 октября 1928 r Наркомпрос РСФСР 8 августа 1929 г. издал инструкцию о порядке регистрации, устанавливающей время появления в свет произведений, являющихся предметом авторского права При регистрации надо было отмечать в реестре время а) первого издания, б) первого публичного исполнения, в) первой публичной экспозиции произведения изобразительных искусств, если до этого оно не было воспроизведено полиграфическим способом Регистрация производится по заявлению авторов (а после по смерти–наследников), издательств–в отношении повременных изданий, энциклопедических словарей и кинопроизводственных предприятий–в отношении кинофильмов. К заявлению о регистрации должны быть приложены по два экземпляра произведения либо фотоснимков с него, либо несколько увеличенных снимков с кадров и доказательства времени появления произведения в свет (афиши, программы и т п). При отсутствии таких доказательств в регистрации может быть отказано.

1 C3 СССР 1929 г, № 40, ст 355

2 C3 СССР 1929 г, .V» 42, ст 373 Последующими нормативными актами Музею Революции СССР было предоставлено автор ское право на издание и распространение фотографических снимков с предм°тов хранящихся в музее материалов музея, альбомов, путеводигелей методических справочников (C3 СССР 1930 г,№ 18 ст 20), Телеграфному агентству СССР и телеграфным агентствам союзных республик дано авторское право на информацию распространяемую при посредстве всех видов связи i СССР 1935 г , №'5 ст 36 б)

68


Отказ в регистрации мог быть обжалован в коллегию Наркомпроса РСФСР, решение которой являлось окончательным. За регистрацию и выдачу выписки из реестра установлен был особый сбор 1 Регистрация не получила применения на практике 11 ноября 1S29 г Народным комиссариатом труда СССР было издано постановление «Об условиях труда работников искусств, печати и просвещения, обслуживающих нанимателя по отдельным заданиям», согласно которого к этим категориям творческих работников должно применяться общее законодательство о труде с рядом изъятий.

Постановление распространяется на работников изобразительных искусств (художников, скульпторов, \'\чейных специалистов ч проч), печати (корреспондентов, репортеров, фельечсьистов, очеркисюв и проч ) и просвещения (лекторов, руководителей экскурсий, инструкторов). при условии, если эта работа является для них основным источником существования Данное постановление не подлежит применению к рабкорам, селькорам и тому подобным корреспондентам, сотрудничающим в периодической печати r пооядке общественной работы;

к лицам, заключившим с издательствами договоры, предусмотренные законодательством об авторском праве; к сотрудникам, получающим твердое повременное вознаграждение, или обязанным выполнять определенную норму выработки; к работникам искусств, выполняющим кратковременную работ, (например, выступающим в эстрадных программах садов, в кинотеатрах, клубах и т д ) и к работникам, выполняющим заказы частных лиц, удовлетворяющие личные нужды заказчика и членов его семьи Для работников, на которых распространяется это постановление, вводятся расчетные книжки особой формы, установленной наркомтрудом союзной республики Общие коллективные договоры учреждений и предприятий, распространяются на них лишь в случаях и в пределах, прямо оговоренных в коллективных договорах

Размер и порядок отаты устанавливается по соглашению сторон, но не ниже общих расценок, принятых в данной организации дчя подобных сдельных работ.

1 Еженедельник Наркомпроса РСФСР, 1929 r , № 43

69


Заказанная, но не принятая работа оплачивается в размере 50 % нормальных расценок. Недобросовестно выполненные работы вовсе не оплачиваются.

Увольнение работников, подпадающих под действие этого постановления, производится по основаниям, предусмотренным общим законодательством о труде, с изъятиями, указанными в постановлении; их рабочее время не нормируется и не учитывается, выполнение заданий в нерабочие дни не влечет за собой повышения оплаты, Раз в году этим работникам предоставляется оплачиваемый отпуск в двенадцать рабочих дней; социальное страхование их регулируется особыми правилами, конфликты между работниками и предприятиями рассматриваются на общих основаниях, установленных трудовым законодательством.1

ВЦСПС 9 января 1430г. за №7 предложило всем профессиональным организациям при устройстве на клубных площадках и сценах спектаклей и прочих зрелищ с оплатой за вход оплачивать авторский гонорар на общих основаниях Со спектаклей и других зрелищ без взимания входной платы, но с платными исполнителями–исчислять авторский гонорар из расчета 5 % с суммы вознаграждения исполнителей. Если зрелища устраиваются без взимания платы и без оплаты исполнителей, то авторский гонорар–исчислять по 25 коп. с каждого листа пьесы и по 50 коп. с каждого отделения концерта, но не свыше 1 рубля за концерт.

Клубы до 150 мест, обслуживаемые самодеятельными кружками, без взимания платы за вход и без оплаты исполнителей, не уплачивают гонорара, как равно и организации, устраивающие спектакли и концерты в порядке культобслужпвания. Детализация приведенных положений дана в соглашении Культотдела ВЦСПС с Московским обществом драматических писателей и композиторов и Союзом драматических писателей.2

31 января 1930 г. Наркомфин РСФСР опубликовал перечень видов выморочного имущества, которое поступает в распоряжение кооперативных и других общественных организаций. Согласно этого перечня неуплаченный

1 Известия Нар^омтруда 1929 г, № 48–49. э Газета «Труд», 1930 г., № 18.

70


яонорар и огчисления от сбора со спектаклей, являю вдиеся выморочными, передаются Литературному фонду.1

В целях предупреждения и ликвидации случаев так называемого принудительного соавторства, которое навязывалось иногда автору со стороны руководящих работников театров и других зрелищных организаций в лич-яых корыстных целях, а также для борьбы с протекционизмом во взаимоотношениях последних с авторами

Совет по делам искусств и литературы при Наркомпросе РСФСР своим циркуляром от 16 февраля 1930 г. воспретил постановку произведений, созданных лицами, от которых в той или иной мере или форме зависело составление репертуара или режиссерско-постановочная работа в данном зрелищном предприятии, в соавторстве с лицом хотя бы и не работающим в этом предприятии или органе, которому оно подчинено Исключения из этого правила допускались при наличии разрешения Совета по делам искусств и литературы Наркомпроса с предварительным заключением в каждом отдельном случае авторских организаций.2

30 марта 1930 r. CHK СССР в целях создания благоприятных условий дг1я работы художников предложил CHK союзных республик остановить минимальный предел авторского гонорара художников за 'воспроизведение и\ картин, рисунков и скульптур в виде открыток, альбомов и т п., при опредетенном тираже3

CHK РСФСР на этом основании 26 августа 1930 г. предложил Наркомпро(у РСФСР издать от своего имени инструкцию о минимальных ставках авторского гонорара на произведения изобразительных искусств4

22 сентября 1930 г. Наркомпрос РСФСР издал эту инструкцию, которая установила минимальные ставки авторского гонорара и нормы тиражей на воспроизведение и издание произведений изобразительных искусств.

-Ставки эти были дифференцированы в зависимости от видов произведений и способов воспроизведения и изда-яия таковых.5

По вопросу о взыскании авторского гонорара за ис

1 Постановления и распоряжения НКФ РСФСР, 1930 г, № 11. а Бюллетень Наркомпросч 1930 г № 7

3 СЗ СССР 1930 г № 21, ст 237

4 СУ РСФСР 1930 г, № 42, ст 506

s Бкплетень Нарломпроса 1930 г, № 34

71


полнение музыкальных произведений при совершении религиозных обрядов Пленум Верховного Суда РСФСР разъяснил 6 апреля 1930 г , что труд авторов религиозно-музыкальных произведений, предназначенных к исполнению в домах культа, не является трудом общественно-полезным. Создаваемые религиозно-музыкальные произведения содействую^ усилению влияния служителей к проповедников религиозных вероучений на трудящихся, а поэтому авторское право на эти произведения, исполняемые при совершении религиозных обрядов, судебной защите не подлежит '

Во исполнение закона РСФСР от 8 октября 1928 г об авторском праве Наркомпрос РСФСР постановлением от 8 июня 1930 г. установил ставки авторского гонорара за нарушение авторского права взамен возмещения убытков.

Если произведение было издано без согласия автора, то издательство уплачивает гонорар автору в повышенном размере против обычных ставок, причем размеры штрафных ставок гонорара дифференцированы по видам произведений литературы и науки. Штрафные ставки предусмотрены также за заимствование из произведений без согласия автора, если получение такого согласия было обязательным силу закона; если нарушены установленные законом пределы заимствования или не указан его источник; за перепечатку литературных произведений или репродукций; за использование в музыкальном произведении текста чужого литературного произведения-с нарушением установленных правил; за переделку произведения из одной формы в другую без согласия автора, если последнее являлось необходимым согласно закона; за публичное исполнение неизданных произведений, снятие копии со скульптурного произведения механически–контактным способом, либо помещение произведения на публичной выставке, если все эти действия были совершены без разрешения автора. Гонорар за нарушение авторского права уплачивается организациями, предприятиями и лицами, допустившими нарушение, с правом регресса для организаций к виновные лицам.2

1 Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР, 1935 r. с 123

2 Бюллртень Наркомпроса 1930 г , № 19.

72


Согласно постановления ЦИК и СНК СССР от 23 ноября 1930 г. по договорам социалистических организаций с авторами о сдаче им работ по составлению всяко-то рода проектов, архитектурных, инженерных и иных технических планов, чертежей и рисунков заказчики л»44-ют право (если в договоре не установлены иные условия), без дополнительного вознаграждения неограниченно использовать все эти произведения для своих нужд, переуступать их третьим лицам и воспроизводить в печати.'

Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 30 ноября 1930 г. установило основания и порядок пенсионного обеспечения писателей и композиторов. Для получения права на пенсию эти лица должны были: состоять членами профсоюзов, достичь шестидесятилетнего возраста независимо от наличия трудоспособности, либо быть нетрудоспособными с отнесением к одной из трех групп инвалидности и иметь не менее 10 лет стажа творческой деятельности при Советской власти, при условии что эта деятельность являлась главным или единственным источником существования, причем содержание их творческой продукции не противоречило общественно-политиче-CKmi задачам нашей литературы или музыки. Право на пенсию получали также те писатели и композиторы, которые потеряли трудоспособность до достижения 60 лет, имели стаж творческой деятельности при Советской власти не менее пяти лет, но создали произведения, представляющие собой большую ценность. Если трудоспособность была у1рачена в непосредственной связи с собиранием материала для произведения, либо вследствие ранения на тч>чве кассовой борьбы, либо во время военных действий и т. -л., право на пенсию возникало независимо от стажа творческой деятельности. Пенсия назначалась в размере среднего месячного заработка, но не свыше установленного законом предела. Ходатайство о назначении пенсии возбуждались по заявлению заинтересованных лиц соответствующими общественными организациями перед Наркома юм социального обеспечения РСФСР с представ (енисм ссзт1етс1В\ющих "икументов Права на пенсию не и^ели .тт Щ1ениыр избиратстьных прав и подверг-И1И<_ся высылке пи ссы п<е. Право на пенсию имели чле-

1 СЗ СССР 1930 г , 58 ст ь13

73


ьы семей умерших авторов, состоявшие на их иждивенш* и не имеющие достаточных средств к существованию.1

На основании закона об авторском праве РСФСР от 8 октября 1928 г. Наркомпрос РСФСР 27 июня 1932 г. разъяснил, что уступка авторского права на постановку и публичное исполнение неизданных сценических произведений должна оформляться постановочным договором.2

Разъяснением Наркомпроса РСФСР от 17 ноября 1932 г. в соответствии с тем же законом об авторском праве были установлены ставки авторского гонорара за демонстрацию художественных фильмов, уплачиваемого! кинотеатрами в виде процентных отчислений с сумм фактических сборов (за вычетом налога) как с немых, так и со звуковых фильмов, с распределением гонорара между авторами сюжета, сценария, монтажных листов и музыкального сопровождения "'

Постановлением от 29 декабря 1932 г Наркомпрос РСФСР установил следующие положения, регулирующие взаимоотношения кинодраматургов с кинофабриками Последние должны согласовывать с авторами сценариев кандидатуру режиссера фильма, с правом отвода кандидата автором сценария. По рассмотрении сценария кинофабрика обязана сообщить свое решение автору, который вправе его обжаловать. После принятия сценария" кинофабрикой изменения могут производиться лишь с" согласия автора. Монтажный сценарий подлежит согласованию с автором литературного сценария. Договором должен быть обусловлен порядок согласования работы режиссера с автором. Если сценарий не будет сдан в производство в течение года, договор прекращается, и автор вправе распорядиться сценарием по своему усмотрению.4

Президиум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 3 августа 1932 г. указал, что в практике судов допускались нарушения прав авторов, предоставленных им законом, и невнимательное отношение к их жалобам. Верховный суд предложил оказывать авторам и их организациям всяческое содействие в целях стимулирова-

1 СУ РСФСР 1930 г, № 61, ст 760.

2 Основные директивы и законодательство о печати. Сое"" Л Фогелевич, 1937 г, ее 100–101.

3 Бюллетень Наркомпроса РСФСР, 1932 г., № 66

4 Известия ЦИК от 13 февраля 1933 г , № 43.

74


мия литературного и художественного творчества и, в частности, выполнять указание закона об освобождении авторов от пошлины, их споры рассматривать в десятидневный срок, наравне с исками о заработной плате, принимать меры к скорейшему взысканию присужденных авторам сумм и присуждать 5 процентов с удовлетворенной суммы иска на вознаграждение представителей авторов–агентов Всероскомдрама, не состоящих штатными сотрудниками.'

22 октября 1932 г. Президиум Верховного Суда РСФСР указал, что на иски Всероскомдрама о взыскании авторского гонорара распространяется трехлетний срок исковой давности.2

В целях упрощения взыскания авторского гонорара за публичное исполнение Президиум Верховного Судз РСФСР 14 января 1933 г. разъяснил, что таковой надо взыскивать не в судебном порядке, а путем исполнительных надписей нотариальных контор на ведомостях, заверенных администрацией зрелищных предприятий.3

Вследствие имевшихся сведений о волоките при взыскании авторского гонорара за публичное исполнение 45-й Пленум Верховного Суда СССР 20 ноября 1933 г. указал, что взыскание последнего надлежит производить "путем судебных приказов или нотариальных исполнительных надписей, согласно законодательству союзных республик; судебный исполнитель обязан немедленно по получении исполнительного документа обратить взыскание на кассу зрелищного предприятия и на его счет в Банке, причем авторский гонорар в отношении очередности взыскания приравнивается к заработной плате.4

Тот же Пленум Верховного Суда СССР 20 октября 1933 г. разъяснил, что автор музыкального произведения, записанного на граммофонную пластинку, пользуется правом на авторское вознаграждение, так как граммофонная запись есть новый самостоятельный способ воспроизведения и распространения произведения, не воспрещенный законом.5

' Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР 1935 г, с 207

2 Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР 1935 г., с 41

3 Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР 1935 г., с. 194

4 Сборник действующих постановлений Пленума Верховного Cv

да СССР (1924–1951 гг), 1952 г, ее 151, 152. s Сборник действующих постановлении Пленума Верховного

Суда СССР (1924–1951 гг), 1952 г, с. 151.

75


Постановлением ЦИ1< и СНК СССР от 27" марта' 1933 г. «Об улучшении жилищных условий научных работников» последним было предоставлено право на дополнительную комнату, а при отсутствии–па дополнительные 20 кв. м жилой площади, с оплатой в одинарном размере, а равно прочие льготы.1

Действие этого постановления было в дальнейшем распространено на писателей,2 композиторов,3 художников и скульпторов.4

В 1933 году при секции драматургов Оргкомитета Союза советских писателей было организовано управление по охране авторских прав, которое, кроме охраны авторских прав драматургов и композиторов, выполняло обязанности по сбору авторского гонорара за публичное исполнение. До образования этих организаций их функции осуществлялись Всероссийским обществом драматургов и композиторов (Всероскомдрам), которое было организовано в 1930 г. в результате слияния существовавших еще до революции Московского общества драматических писателей и композиторов (МОДПИК) и Ленинградского (Петербургского» общества драматических и музыкальных писателей (Драмсоюз). Задачи и методы работы Всероскомдрама и этих дореволюционных обществ коренным образом отличались. Всероскомдрам охранял права авторов и взыскивал для нл\ вознаграждение за публичное исполнение не путем частных соглашений с театрами, как дореволюционные общества, а на основе утвержденных законом ставок и ставил своей задачей привлечение авторов к активному участию в социалистическом строительстве.

1                СЗ СССР 1933 r, №23, ст. 228

»               Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 июня 1933 г. (СЗ
                СССР 1933 г , № 43, ст 252)

3 Постановление СНК СССР от 2            октября 1933 г. (СЗ СССР"
1933
r , № 62, ст 373)

< Постановление СНК СССР oi 4            февраля 1935 г (СЗ СССР
1935
r, 10, ст 73)

Аналогичные (постановления были изданы ВЦИК и СНК РСФСР от 20 сентября 1933 г (СУ РСФСР 1933 г, № 50 ст 217) от 20 тоября 1433 г (Ci РСФСР 1933 г, № 59, ст 273), инструкция НККХ и НКЮ РСФСР от 21 октября 1933 r, № 248 «О жилищных правах и льготах научных работников и писателей» (Бюллетень Наркомата коммунального хозяйства РСФСР, 1938 г , 22) 76


В дальнейшем, в 1933 г. Всероскомдрам был реорганизован и на правах секции включен в Оргкомитет Союза советских писателей. Взимание авторского гонорара за публичное исполнение и функции по охране прав драматургов и композиторов были поручены вновь созданному Управлению по охране авторских прав.i

В соответствии с постановлением ЦК ВКЛ(б) от 23 апреля 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций» было образовано Оргбюро Союза советских писателей, которое подготовило созыв съезда в августе 1934 года.

Первый съезд Союза советских писателей принял устав Союза, утвержденный СНК СССР 17 февраля 1935 г. Устав отметил, что решающим условием роста литературы, ее художественного мастерства, идейно-политической насыщенности и практической действенности является тесная связь литературного движения с политикой партии, включение писателей в активную работу по социалистическому строительству и глубокое изучение ими конкретной действительности. Устав Союза подчеркнул, что основным методом советской литературы и критики является метод социалистичекого реализма, требующий правдивого, исторически конкретного изображения действительности в ее революционном развитии, которое должно сочетаться с задачей переделки и воспитания людей в духе социализма. При этом социалистический реализм обеспечивает полную возможность творческой инициативы художника в выборе разнообразных форм, стилей и жанров.

Задачами Союза являются также выдвижение новых кадров писателей из среды рабочих, колхозников » красноармейцев; творческое соревнование и взаимная помощь писателей; всемерное развитие братских национальных литератур; интернациональное воспитание писателей, дальнейшая разработка проблем социалистического реализма и создание высокохудожественных произведений, достойных великой эпохи социализма.

Членами Союза могут быть писатели, стоящие на платформе Советской власти, участвующие в социалиста-

1 См Б H Городецкий. Правовое положение писателей и композиторов, М, 1946 г, ее. 135–136.

ТТ


ческом строительстве, создавшие произведения, имеющие самостоятельное значение Прием в члены Союза (или в кандидаты) производится всесоюзным или республиканским правлением.

Союз советских писателей СССР пользуется правами юридического лица.1

28 июля 1934 г. СНК СССР постановил образовать При Союзе советских писателей СССР Литературный фонд СССР,2 и 20 февраля 1935 i утвердил устав последнего а Задачами Лигературного фонда являются улучшение культурно-бытового обслуживания писателей, оказание материальной помощи растущим писательским кадрам, содействие творческой работе путем предоставления членам заимообразно средств на время создания новых произведений, финансирование творческих командировок для собирания литературных материалов и т д. Средства Литературного фонда составляются из отчислений издательств (с сумм выплаченного авторского гонорара), зрелищных предприятий (от валового сбора со спектаклей), взносов членов Союза, доходов от имущества фонда и ассигнований по государственному бюджету Литературному фонду были присвоены права юридического лица

Приказом Наркомпроса РСФСР ог 29 сентября "1934 г № 750 во изменение и дополнение разъяснения "Наркомпроса от 2/11–1924 г4 были введены новые став» ки авторского гонорара за публичное исполнение для либретто опер с музыкой иностранных композиторов, для цирковой и концертно-эстрадной программ и проч Ставки эти применялись при отсхтствии соглашения с авто--рами 5

8 декабря 1934 г ЦК Профсоюза работников искусств одобрил тариф на оплату авторского гонорара за издаваемые музыкальные и \1\зыкально-теоретические "произведения Ставки гонорара были дифференцированы. В случаях заказа музыкальных произведений ставки определялись в зависимости от квалификации композито-

' СЗ СССР 1935 г , II отдеч, Js° 4, ст. 35 а СЗ СССР 1934 г, J\° 39, ст 311

3 СЗ СССР 1935 г, II отдел, № 4, ст 26

4 Известия ПИК СССР, 2 февраля 1924 г, №27.

5 Бюллетень Наркомпроса 1934 г, № 30 ,

78


ров, которые подразделялись на три категории–высшую, первую и вторую.

При издании готовых произведений соответственно» их качеству и видам ставки авторского гонорара были детально разработаны.

Вследствие нарушения рядом руководителей зрелищных предприятий порядка и сроков уплаты авторского' гонорара, что наносило ущерб авторам произведений, Прокурор СССР предложил привлекать к уголовной ответственности руководителей зрелищных предприятий, виновных в систематической задержке авторского гонорара за публичное исполнение и за непредставление в авторские организации сведений об исполненных программах 2

Законодательство об авторском праве периода Î926–1935 п. характеризуется следующими чертами.

Принципы марксизма-ленинизма, решения и директивы партии, оплодотворяющие советское авторское право со дня его возникновения, получают дальнейшее развитие и конкретизацию в законодательстве 1926–1935гг. Решения съездов партии, XVII партийной конференции и постановление ЦК партии от 23 апреля 1932 г. «О перестройке литературно художественных организаций» широко охватывали коренные вопросы строительства социалистической культуры Еще больше возросла руководящая и направляющая роль партии в развитии науки,. художественной литературы и искусства. Партия требовала активизации научной работы во всех областях знания, правильного понимания и учета классовой борьбы в литературе и искусстве, помощи и поддержки молодым рабоче крестьянским писателям, а в то же время бережного отношения к дореволюционным писателям-попутчикам. Перед пролетариатом была поставлена задача завоевать гегемонию в области художественной литературы, но вместе с тем объявлялась борьба и с пренебрежительным отношением к культурному наследию прошлого

В борьбе за коммунизм необходимо было, наряду с" художественной литературой, всемерно использова r'y театр и кино, создавать новый революционный репертуар

i                Л Г Фогелевич Основные        директивы и законодатель-
                ство о печати, 1937 г, ее 86–96
а               За социалистическую законность,          1935 г, № 8


и широко разнизать кинематографию под pуководством и контролем партии и государства. В области издательской деятельности партия призывала к упорной работе за улучшение изданий классиков марксизма-ленинизма, учебников и учебных пособий, за создание массовой литературы для крестьянства, детей, молодежи и литературы на языках народов нашей страны. Партия подчеркивала необходимость ликвидации имеющихся недостатков в нашей печати и постоянной заботы о ее ео-1 вершенствовании. j

Ставя очередные задачи строительства социалистической культуры, решения и директивы партии направляли развитие законодательства по авторскому праву и были для соответствующих организаций надежным ориентиром при применении ими диспозитивных норм авторского права.

Хотя в двадцатых годах частные издательства еще продолжали существовать и получили даже правовую регламентацию к приведенном выше декрете, процесс вытеснения нэпмяиов из издательского дела и предпринимательства в области театра и кинематографии не прекратился. После некоторого оживления деятельности частного капитала в период новой экономической политики его ликвидация полностью была закончена. Все формы эксплуатации авторов были навсегда уничтожены.

В то же время росло значение социалистических издательств. Их роль не ограничивается уже только обязательствами, предусмотренными издательским договором–изданием произведений и уплатой авторам следуемого гонорара. Издательства, кроме того, помогают авторам устранять недостатки в их произведениях путем редакторской правки и квалифицированной консультации. Эта сторона деятельности издательств была особенно важна для авторов из рабочих и крестьян; в дальнейшем она получила еще большее распространение и развитие.

Законодательство об авторском праве периода 1926–1935 гг. не ограничивается правовым регулированием отношений в области науки и художественной литературы. Постепенно око охватывает и все другие стороны авторской деятельности–издание произведений музыкального и изобразительных искусств, публичное исполнение, авторские отношения в области кинемато


графии и фотографии. Значительную роль в этом право-творчестве играли постановления Наркомпроса РСФСР. \ Необходимость совершенствования законодательства по авторскому праву вызвала издание нового общесоюзного закона–«Основ» 1928 г., которые действуют до сих пор.

После введения в действие «Основ» 1928 года развитие авторского права продолжалось. Широкая законодательная компетенция, предоставленная «Основами» 1928 г. союзным республикам, была использована большинством последних для создания республиканских законов и ряда других нормативных актов по авторскому праву.

«Основы» 1928 г. и подавляющее большинство прочих законов и подзаконных актов, регулирующих авторские отношения, являются гражданско-правовыми актами, однако в законодательстве по авторскому праву 1926–1935 гг. мы встречаем также и нормы трудового права. К этим последним надо отнести упомянутые постановления СНК. РСФСР от 8 января 1929 г. «О ставках вознаграждения за использование в промышленности произведений изобразительных искусств» и постановление Наркомтруда СССР от 11 ноября 1929 г. «Об условиях труда работников искусств, печати и просвещения, обслуживающих нанимателя по отдельным заданиям».

Ряд приведенных нормативных актов периода 1926–1935 гг. посвящен вопросам улучшения материально-бытовых условий работников науки, литературы и искусства. Сюда относятся постановления: об усилен" ных пенсиях за выдающиеся заслуги в области науки, литературы и искусства, о пенсиях писателям и композиторам, об улучшении быта ученых; о создании благоприятных условий для работы художников; о процессуальных льготах автором в связи с приведением авторского гонорара к заработной плате; о льготах писателям, работникам искусств и научным работникам по оплате жилых помещений и проч.

Законодательство об авторском праве 1926–1935 гг, последовательно расширяет круг имущественных и личных неимущественных правомочий авторов, повышает ставки авторского гонорара, увеличивает перечень объектов авторского права, удлиняет сроки авторского права, устанавливает наследование авторского права, предусмат-

81


ривает льготы и преимущества авторов по типовому издательскому и другим авторским договорам.

Имущественные и личные права авторов всемерна охраняются; за нарушение их вводятся возмещение убытков, штрафные ставки авторского гонорара, а в злостных случаях и уголовная ответственность.

Всесторонне защищая интересы автора и охраняемого права, законодательство 1926–1935 гг., в свою очередь, предъявляет требования к авторам в отношений идейной направленности, содержания и формы их произведений согласно издательского и других авторских до1 говоров.

Советское авторское право, сложившееся к 1936 году, в своих основных положениях действует и по настоящее время. Его дальнейшее развитие во вторую эпоху победившего социализма и постепенного перехода к коммунизму заключается "в том, что в существовавшее уже авторское право вносятся дополнения и изменения в порядке общесоюзного и республиканского законодательства.

§ 3. Советское авторское право в эпоху завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму (1936–1958 гг.)

В результате грандиозных успехов индустриализации страны, социалистического переустройства сельского хозяйства и мощного подъема всех отраслей культуры советский народ, руководимый Коммунистической партией, построил социализм, и наша страна вступила во вторую эпоху своего развития – эпоху завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму,

Мы отмечали, что нельзя провести четкую календарную границу между обоими эпохами истории советского общества. Построение социализма, которым заканчивается первая эпоха, не может быть приурочено к определенной хронологической дате. Это–процесс, который заканчивается в современную нам эпоху, когда одновременно и завершается строительство социализма и происходит постепенный переход к коммунизму. Границу между первой и второй эпохой, по нашему мнению правильнее рассматривать как промежуток в течение-

62


1935–1938 гг., когда происходило формирование новой эйохи.

i Для советского права в целом и, в частности, для авторского права начало современной эпохи, как это пред-

-лоркил И. Б. Новицкий в «Истории гражданского права» (1@57 г.), следует приурочить к 1936 г., когда создавалась и была принята новая Конституция СССР.

г) Советское авторское право в период вступления СССР в полосу завершения строительства социалистического общества (1936–середина 1941)

В июне 1936 г. после большой подготовительной работы Пленум ЦК ВКП(б) и Президиум ЦИК СССР одобрили проект новой Конституции СССР. После всенародного обсуждения Конституция была принята VIII Чрезвычайным съездом Советов 5 декабря 1936 г. Эта Конституция знаменовала собой новый исторический рубеж в развитии социализма в нашей стране. Нельзя переоценить и огромное международное значение новой Конституции, ставшей путеводной звездой для трудящихся всего мира. Для советского законодательства Конституция 1936 г. явилась отправной базой дальнейшего развития и совершенствования.

Другой важной вехой, определившей строительство социалистической экономики и культуры был XVIII съезд ВКП(б) в марте 1939 г., отметивший, что в результате успешного выполнения второго пятилетнего плана в <ХСР была разрешена основная историческая задача второй пятилетки – окончательно ликвидированы все эксплуататорские классы и причины, порождающие эксплуатацию. Вместе с тем была завершена коллективизация сельского хозяйства и окреп колхозный строй. Выполнена, в основном, главная хозяйственная задача второй пятилетки – завершение технической реконструкции народного хозяйства. Съезд подчеркнул, что теперь СССР может практически поставить основную экономическую задачу – догнать и перегнать в экономическом отношении наиболее развитые капиталистические страны Европы и США.

Съезд отметил, что в третьем, пятилетии СССР вступил в полосу завершения строительства бесклассового


социалистического общества и постепенного перехода от социализма к коммунизму ,. когда решающее значение приобретает дело коммунистического воспитания трудящихся и преодоления пережитков капитализма. Необходимо было обеспечить значительный подъем культурного-уровня трудящихся города и деревни и сделать новый шаг вперед в поднятии культурно-технического уровня рабочего класса до уровня работников инженерно-технического труда.'

Решения XVIII съезда ВКП(б) указали дальнейшие. пути развития социалистической экономики и культуры, науки, литературы и искусства и поставили тем самым' новые задачи и перед авторским правом.

По вопросам издательской работы и литературной критики ЦК ВКП(б) принял следующие решения.

13 июля 1940 г. ЦК ВКП(б) вынес постановление,. отмечающее серьезные недостатки в работе Гослитиздата и укачал, что порядок заключения договоров на основе так называемых творческих заявок привел к засорению редакционного портфеля негодными рукописями и большим -убыткам. ЦК ВКП(б) предложил при заключении договоров иметь готовую и проверенную рукопись автора, а также ликвидировать существовавший порядок прохождения рукописей в Гослитиздате, при котором судьба книги зависела от единоличного решения редактора и даже случайного рецензента, который, не несет никакой ответственности за рецензию.

ЦК ВКП(б) предложил дирекции Гослитиздата подобрать постоянные кадры квалифицированных, проверенных рецензентов и обеспечить выпуск, главным образом, классической литературы и лучших современных произведений советской и иностранной литературы, причем основные издани i выпускать тиражом не менее-50 тыс. экз 2

В конце 1940 г ЦК ВКП(б) вынес постановление, о том, что литературная критика и библиография находятся в крайне запущенном состоянии, причем большинство критиков не занимается вопросами советской литературы и не влияет на ее формирование Для '

'  КПСС в резолюциях и решениях , 1953 г, изд. 7, ч II, ее 879, 880, 883, 884, 885, 905.
1 О партийной и советской печати Сборник документов 1954 г, ее 481, 482

<4


коренного улучшения литературной критики и библиографии ЦК ВКП(б) предложил провести ряд конкретных мер по линии газет, журналов Академии наук СССР и других научно-исследовательских учреждений, наркоматов, Библиотеки имени Ленина и Всесоюзной книжной палаты.'

В рассматриваемый период издается ряд новых нормативных актов по авторскому праву.

СНК СССР 23 марта 1938 г. принял постановление об организации Комитета по делам кинематографии при CIIK СССР,2 а 4 сентября 1938 г. утвердил положение о Комитете.3 Этими актами правительства на Комитет было возложено руководство производством фильмов, их размножением и прокатом, развитием киносети, выпуском киноаппаратуры, кинопленок и других материалов научно-исследовательской работой в области кинематографии и т п. В состав.3 Комитета был предусмотрен сценарный отдел, который должен был обеспечивать кинематографию сценариями н широко привлекать квалифицированные кадры к их созданию.

Постановление СНК СССР от 23 марта 1938 г. «Об улучшении организации производства кинокартин» указало на крупные недостатки в производстве художественных фильмов (невыполнение программы выпуска, брак,. разбазаривание средств п т. д.) 4 Вслед за этим в постановлении от 27 ноября 1938 г «Об улучшении организации производства научных и учебно-технических кинокартин» СНК СССР отметил, что система планирования тематики этих картин носит случайный характер, недостаточно отражает очередные задачи социалистического строительства в городе и деревне и указал, что в дальнейшем планы производства кинокартин будет утверждать СНК СССР.5

Оплата кинорежиссеров и кинооператоров была установлена за каждую постановку художественной кинокартины в зависимости от ее характера, качества и метража в пределах- для режиссера от 6 до 50 тыс. руб., а для кинооператоров – от 12 до 15 тыс. руб. Точный раз-

1 Тот ас сборник ее 487–490 3 СП СССР 1938 г, № 13, ст 81

3 СП СССР 1938 r, № 40, ст 232

4 СП СССР 1938 г, Ns 13, ст 82. "' СП СССР 1938 г , № 54, ст 305

8&-


-мер вознаграждения и прочие условия работы по постановке фильма должны были определяться трудовыми договорами с этими работниками на основе типового договора

Постановлением СНК СССР от 23 декабря 1938 r № 1349 были отменены с 1 января 1939 г процентные отчисления в пользу авторов за публичное исполнение кинофильмов с сумм валового сбора Взамен этого было установлено предельное вознаграждение для авторов сценариев в размере до 40 тыс руб , а для композиторов – до 15 тыс. руб Кроме того, было введено дополнительное вознаграждение автору сценария и композитору, которое уплачивалось после осуществления постановки кинокартины, по шкале в зависимости от числа выпущенных копий 1

23 февраля 1939 г. Комитетом по кинематографии при СНК СССР был утвержден типовый сценарный договор Практика его применения показала, что условия договора приводили к уравниловке в оплате авторского труда, порождали безответственное отношение авторов к своим обязанностям и излишнюю трату государственных средств. Эти недостатки были отмечены в приказе Комитета по делам кинематографии от 13 декабря 1940 г 603, которым был утвержден новый типовый сценарный договор Последний мог заключаться только на основе приложенного к договору либретто, излагавшего сюжет, определявшего материал и жанр сценария, тогда как предшествующий типовой договор требовал представления лишь авторской заявки. В новом типовом договоре были четко определены обязанности сторон, сроки выполнения и последствия нарушения договора Этот типовый договор применялся для сценариев к художе ci венным фильмам2

26 декабря 1940 r Комитет по делам кинематографии при СНК СССР утвердил типовой договор для сценариев к научным и учебно-техническим фильмам Его отличия от указанного выше типового договора, в основном, сводятся к тому, что вместо либретто к договору требуется приложить аннотацию или развернутую заявку, и что работа по созданию сценария должна увязываться авто

iß H Городецкий. Упомянутый сборник, с 64 2 Б H Городецкий Упомяя\ тый сборник, с 65

~8б


ром с научным консультантом. Указания последнего по-специальным вопросам обязательны для автора Сценарий должен сдаваться с заключением и визой научного консультанта

В целях содействия творческой деятельности композиторов и улучшения их материально-бытового положения постановлением СНК СССР от 20 сентября 1939 г. № 1511 был образован Музыкальный фонд СССР и утвержден его устав Средства этого фонда образуются от отчислений музыкальных издательств в процентном отношении к сумме выплаченного авторского гонорара за музыкальные и музыковедческие работы, процентных. отчислений от валового сбора с музыкальных спектаклей. и эстрадных концертов, а также от вступительных и членских взносов и проч

Основные задачи Музыкального фонда, вопросы членства и прочие положения его устава аналогичны положениям устава Литературного фонда.1

25 сентября 1939 г СНК СССР утвердил положение о Комитете подетам искусств при СНК СССР, который осуществчял руководство всеми видами искусств, кроме* ьино Комитет утверждал репертуар театров и концертных учреждений союзного подчинения, наблюдал за дел-т.ельностью организации, объединяющих работников различных отраслей искусств, осуществлял государственный контроль над зрелищами, репертуаром, звуковой записью,. произведениями живописи, скульптуры и т. п.

В соответствии с указаниями правительства Комитет устанавливал порядок применения норм авторского права, уплаты гонорара за публичное исполнение и показ произведений искусства В союзных республиках были созданы управления и отделы по делам искусств при:

совнаркомах и исполнительных комитетах Советов депу татов трудящихся

Постановлением СНК СССР от 20 декабря 1939 г. № 2078 за выдающиеся работы в области науки и искусства были учреждены ежегодные премии имени И В Сталина Деятелям науки, искусства и литературы, получившим Сталинские премии, согласно постановлению СНК СССР от 26 марта 1941 г, присваивалось одновременно звание «Лауреат Сталинской премии».

i СП СССР 1939 г, № 53, ст 400

87


Премии и звания присуждались СНК СССР по представлениям Комитетов по Сталинским премиям.1 Впоследствии комитеты были преобразованы в Комитеты по Ленинским премиям и соответственно изменены присваиваемые звания.

Порядок уплаты издательствами, редакциями журналов и зрелищными предприятиями отчислений в Литературный фонд СССР был установлен инструкцией Наркомфина СССР от 19 декабря 1939 г. № 814/164, согласно которой взносы в Литературный фонд производятся в виде процентных отчислений в установленных законом размерах всеми издательствами и редакциями журналов л уплачиваемого ими авторского гонорара и всеми зрелищными предприятиями, с сумм полученной входной платы с посетителей или поспектакльной оплаты. Инструкция указывает размеры, порядок и сроки уплаты

ВРНОСОВ.2

12 июля 1940 г. за № 495/78-Ю-О/1/87 была издана инструкция НКФ СССР, Комитета по делам искусств дри СНК СССР и Оргкомитета Союза советских художников СССР о порядке уплаты отчислений в Художественный фонд СССР, согласно которой отчисления в этот фонд вносят все учреждения, организации и предприятия, уплачивающие вознаграждение художникам всех специальностей, в том числе и скульпторам, за выполненные ими художественные работы. Эти отчисления производятся в установленных законом размерах как с заработной платы, так и с авторского гонорара, независимо от того, выплачивается ли вознаграждение на основании письменного договора (трудового или авторского), устного соглашения или иных отношений (заданий), и вне зависимости от формы расчетов (наряды, оплата по счетам и т. д.). Размеры, порядок и сроки уплаты этих начислений Художественному фонду указаны в инструкции.3

'Приказом ОГИЗа от 22 февраля 1940 г. были утверждены основные измерительные единицы полиграфической продукции (авторский лист, у чет но-издательски и

» СП СССР 1040 r, .№ 1, ст 6, 32, ст 814, № 11, ст 177, № 11, ст 176 и др

2 См Авторское право на литературные произведения Сборник официальных магериалоа 1953 г, ее. 100–102

3 Cvi тот же сборник, ce 102–105

£8


лист ii проч.), инструкция по исчислению объема литературного произведения в авторских листах, а также инструкция по определению объема книжно-журнальных и изобразительных издании в учетно-издательских л1!ста\.1

Уплата авторского гонорара и отчислений в фонды домами Советской Армии, юатрами и ансамблями производились на общих основаниях за исключением спектаклей и иных зрелищных мероприятий, проводимых &-порядке культурной шефской работы, либо силами самодеятельных кружков, без взимания входной платы и без оплаты исполнителей.2

В течение 1936–1941 гг., в основном, сохраняется законодательство об авторском праве предшествующего' периода. Новые нормативные акты были направлены на регулирование авторских отношений в области кинематографии, созданы при СНК СССР Комитет по делам кинематографии и Комитет по делам искусств, изданы типовые киносценарные договоры, установлен новый порядок оплаты авторов киносценариев, образованы Музыкальный и Художественный фонды для помощи ав-_ торам.

д) Советское авторское право в период Великой Отечественной войны (середина 1941–1945)

В этот период на первый план выдвинулась функция обороны нашей страны Все внимание партии н правительства, все силы советского народа п ресурсы страны бы.ш направлены на разгром врага На достижение победы было направлено также творчество авторов произведений науки, литературы, искусства.

Наши писатели и работники искусств создали ряд выдающихся произведений, достойных героической эпохи, мобилизовавших советских людей на ратные и трудовые подвиги. Советские ученые и изобретатели внесли огромный вклад в дело создания военной техники и помогли обеспечить победу. Работа редакции газет была также подчинена задачам разгрома интервентов.

3 См. «Авторское право». Тот ме сборник, ос 57–63 2 См Б. Н. Городецкий. ^ "смянутый сборник с 98

89'


Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) в письме о работе районных газет от 3 марта 1942 г. ставит их основной задачей воспитание ненависти к врагу, мобилизацию трудящихся на помощь фронту и тылу и на конкретных примерах показывает как должно строиться содержание газеты в военное время.1

Положение о работе военных корреспондентов на фронте, утвержденное тем же Управлением пропаганды

-и агитации в 1942 г., перечисляя их задачи и обязанности, подчеркивает, что главной задачей является показ 'бойцов и командиров Арми-и и Флота, хорошо владеющих военной техникой, их военной сметки, инициативы, ненависти к врагу, дисциплины, стойкости и самоотверженности 2

В области правового регулирования авторской деятельности в период войны продолжали издаваться нормативные акты по отдельные вопросам, дополнявшие ранее действовавшее законодательство или вносившие в него частичные изменения.

29 января 1943 г. ОГИЗ утвердил Временное положение об авторской и издательской правке. Положение определяет авторскую я издательскую правку как изменение или исправление набранного текста против оригинала или предыдущей корректуры. Авторская правка производится автором, издательская – работником издательства. Исправление ошибок, допущенных по вине типографии, называется типографской правкой. Положение устанавливает нормативы авторской и издательской правки в процентном отношении к объему произведения, дифференцированные по видам произведений, а также порядок учета авторской и издательской правки, расчеты за таковую и санкции, в случае нарушения установки нных норм правки.3

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1943 г. «О подоходном налоге с населения» устанавливает льготный порядок обложения заработков литера-

-к-ров и работников искусств, по установленной шкале. I Еалог взимается по каждому месту выплаты. С литера-

1-1 О партииной и советской печати Сборник документов, 1954 г, ее. 491–498.

2 О партийной и советской печати Сборник документов, 1954 г, ce. 499–500.

3 «-.^торское право». Тот же сборник, ее. 76–81.

90


торов и работников искусств подоходный налог удерживается учреждениями, предприятиями и организациями при выплате гонорара.'

Приказом Комитета по делам кинематографии СССР от 12 марта 1943 г. № 119 в типовой сценарный договор, утвержденный 13 декабря 1940 г., было внесено дополнение, что при досрочной сдаче сценария автор получает премию от 5 до 10 процентов обусловленного договором' вознаграждения. В таких же размерах авторский гонорар подлежит уменьшению при просрочке автора в сдаче сценария.2

Приказом Комитета по делам искусств при СНК СССР от 11 августа 1943 г. № 286 установлены дифференцированные нормы оплаты авторского гонорара за репертуар разговорных жанров цирка.3

Приказом того же Комитета от 7 января 1944 г. № 11 вменено в обязанность всем театрам и другим зрелищным организациям указывать на всех афишах и. анонсах фамилии авторов текста, музыки, переводчиков^ и проч.4

, Инструкцией НКФ СССР № 142-а и Комитета по дела^ искусств при СНК СССР № СП-175/3 от 17 марта 1944 г. установлен порядок уплаты отчислений в Музыкальный фонд СССР. Издательства и другие организации, выпускающие музыкальные произведения и музыковедческие работы, производят отчисления с сумм уплачиваемого ими авторского гонорара, а зрелищные предприятия – с полученного валового сбора или поспек-такльнои оплаты. Размер, сроки и порядок отчислении оказаны в инструкции.5

Приказом Комитета по делам искусств при СНК СССР от б июня 1944 г. № 286 были установлены нормы авторского гонорара по договорам заказа за драматические и иные произведения. Ставки авторского гонорара за написание пьес зависят и от того, является ли пьеса одноактной или многоактной, и кем заказана пьеса: Комитетом по делам искусств при СНК СССР, республикан-

'                Ведомости Президиума Верховного Совета СССР 1 мая

1943 г
"
t              Б. H Городецкий, упомянутый сборник, ее 68–69

3                Б H Городецкий, тот же сборник, с. 79.

4                Б H Городецкий, тот же сборник с 25.

5                Авторское право, тот же сборник, ее. 105–106.

91


•.ским управлением, театрами союзного, республиканского или местного подчинения. Если пьеса была написана по государственному заказу и после постановки общественность признала, что она имеет значительную художественную ценность, автору выдается премия в размере от 50 до 100 процентов договорной суммы.1

Постановлением СНК РСФСР от 12 июля 1944 г. .№ 540 были установлены новые ставки авторского гонорара и нормы тиража за литературно-художественные произведения и научные труды. Ставки были дифференцированы в зависимости от видов произведении науки и .литературы и их качества («от» и «до»); областным и краевым издательствам предложено выплачивать авторский гонорар по ставкам, ниже указанных в постановлении на 25–30%. Ставки установлены за первое издание. Выпуск произведений с тиражом, превышающим нормы, установленные этим постановлением, рассматривается .как повторное издание. Второе, третье и последующие издания оплачиваются ниже первого, по убывающей шкале. Если произведение переработано автором не менее чем на 25% его объема, авторский гонорар оплачивается как за первое издание.2

Постановлением СНК СССР от 25 июля 1944 г. председателю Комитета по делам кинематографии при СНК СССР было разрешено повышать размер авторского вознаграждения за литературный сценарий в зависимости от его качества до 50% основной суммы после выпуска на экран картины, поставленной по этому сценарию. Этим же постановлением повышен предельный размер основного вознаграждения композитору за оригинальную музыку к художественным фильмам до 25 тыс. рублей, а по музыкальным фильмам – до 35 тыс. рублей.3

Приказом Комитета по делам искусств при СНК СССР от 7 сентября 1944 г. № 490 установлены ставки оплаты всех видов музыкальных произведений по заказам Комитета и учреждении, входящих в его систему. Приказ предусматривает порядок уплаты авторского гонорара, а также ставки, дифференцируемые в зависимости от качества произведений и от того, является ли

' Б. Н. Городецкий. Тот же сборник, ее. 78 и 79. •2 Авторское право. Тот же сборник, ее. 82–85. 3 Б. Н. Городецкий Тот же сборник, с. 84.

-Q9


заказчиком Комитет по делам искусств при СНК СССР, республиканское управление по делам искусств и театры союзного подчинения либо прочие театры, концертные и эстрадные организации. За произведения, созданные по заказу Комитета по делам искусств при СНК СССР и республиканских управлений и имеющие особую художественную ценность, по решению этих органов могло уплачиваться дополнительное вознаграждение в размере от 20 до 40% основной ставки.'

GHK РСФОР 28 декабря 1944 г. за № 857 принял постановление, что нотариальные конторы должны выдавать исполнительные надписи по документам, устанавливающим задолженность учреждений, организаций и предприятий по отчислениям от авторского гонорара, от валового сбора и проч., причитающимся литературному, музыкальному и художественному фондам. 'В постановлении указан перечень документов, подлежащих представлению, для получения исполнительных надписей.2

Приказом Комитета по делам искусств при СНК СССР от 13 марта 1945 г. № 126 были повышены ставки авторского гонорара за музыку к опере, предусмотренные приказом Комитета от 7 сентября 1944 г. № 490, а приказами того же Комитета от 3 января 1945 г. и от 10 апреля 1945 г. № 7 установлены дополнительно ставки авторского гонорара за либретто для опер, оперетт, балета и за литературные произведения для эстрады.

16 февраля 1945 г. за № 70 Комитет по делам искусств при СНК СССР утвердил положение о Всесоюзном управлении по охране авторских прав (ВУОАП). Основной задачей последнего является охрана прав авторов при использовании их произведений учреждениями, организациями и предприятиями и сбор установленных отчислений от авторского гонорара, валового сбора и проч. для литературного и музыкального фондов. Кроме того, это управление ведет регистрацию авторов, имеющих право на авторский гонорар за публичное исполнение произведений; разрабатывает теоретические вопросы и проекты нормативных актов по авторскому праву, представляя последние в Комитет по делам искусств при СНК

' Б. Н. Г о p о д е ц к и и. Тот же сборник, ее. 79–92. 2 Авторское право. Тот же сборник, ее. ИЗ–114.

93


СССР; наблюдает за правомерностью использования авторского права авторами, разрешает конфликты между соавторами по поводу раздела авторского гонорара и оказывает юридическую помощь авторам по вопросам издания и публичного исполнения их произведений. Директор управления назначался председателем Комитета по делам искусств при СНК СССР. В союзных республиках были организованы республиканские отделения или управления, подведомственные Всесоюзному управлению по охране авторских прав.' Действующее положение о ВУОАП утверждено 1 июня 1954 г. Секретариатом Союза советских писателей, в ведении которого перешел ВУОАП.

Постановлением от 29 августа 1945 г. № 2214 СНК СССР разрешил Комитету по делам кинематографии предельный размер основного вознаграждения за оплату киносценариев увеличить до 80 тыс. рублей. Комитет, в свою очередь, письмом от 8 сентября 1945 г. за № 7-60-24 разрешил начальникам управлений кинематографии при СНК союзных республик и директору сценарной студии повысить лимиты на оплату оригинальных киносценариев для полнометражных художественных фильмов до-60 тыс. руб. и соответственно увеличить пределы оплаты авторского гонорара для других видов сценариев. Оплата киносценариев сверх этих лимитов требовала в каждом отдельном случае разрешения председателя Комитета па делам кинематографии СССР.

Законодательство об авторском праве периода 1941–1945 гг. свидетельствует о том, что даже во время Великой Отечественной войны не прекращалась нормотворческая деятельность государства в области авторского права. Из упомянутых нами нормативных актов, изданных в этот период, не потеряло своего значения до" настоящего времени (в части научных произведений) постановление СНК РСФСР от 12 июля 1944 г. № 540 о-ставках авторского гонорара. Важную роль сыграло w создание Всесоюзного управления по охране авторских прав при Комитете по делам искусств, впоследствии переданного Союзу Советских писателей.

11 Б. H Городецкий Тот же сборник, ее. 136–138.

94


е) Советское авторское право в период завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму (1946–1958)

Победа над фашистской Германией и переход к мирному строительству позволили партии уделить еще больше внимания вопросам культурного строительства и руководства литературой и искусством.

В июне 1945 г. ЦК ВКП(б) в своем постановлении отметил наличие крупных недостатков и в полиграфическом и в художественном оформлении книг, обязал заведующего ОГИЗом РСФСР, директоров издательств и "типографий повседневно заниматься этими вопросами, привлекать к оформлению книг высококвалифицированных художников, предоставив им широкую инициативу, а наркоматы бумажной, текстильной и химической промышленности – обеспечьт! выпуск соответствующих «сортов бумаги, переплетных материалов, красок и химикатов для полиграфического производства.'

Во второй половине 1946 г. ЦК ВКП(б) принимает ряд решений по идеологическим вопросам, сыгравших важную роль в развитии советской литературы и искусства.

Постановление ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 г. о журналах «Звезда» и «Ленинград» указало на пелагические ошибки редакций этих журналов

В журнале «Ленинград» печатаюсь произведения Зощенко, в которых советские люди изображались примитивными, глупыми с обывательскими вкусами. Журнал «Звезда» предоставлял свои страницы для стихотворений Анны Ахматовой, пропитанных пессимизмом и упадочническими настроениями. Аналогичные произведения были помещены в этом журнале и некоторыми другими писателями. ЦК ВКП(б) отметил эти серьезные недостатки il разработал мероприятия, обеспечивающие дальнейший подъем нашей литерат\ ры 2

Вслед за этим ЦК ВКП(б) в постановлении от 26 ав-

•п.ста 1946 г. отметил неудовлетворительное состояние

1                О партийной и созетскол печати Сборни              документов, 1954 г.,
                ее 541–544.

2                «Правда» от 21 августа 1946 г.


репертуара драматических театров, засоренного низкопробными зарубежными пьесами, проповедывающими буржуазную идеологию. Пьесы советских авторов был» отодвинуты на задний план. В их числе был ряд слабых,. антихудожественных пьес, в которых советские люди изображались малокультурными с обывательскими нравами и вкусами, а отрицательные персонажи–сильными, волевыми и смелыми. ЦК ВКП(б) поставил задачу создания ярких и полноценных произведений, которые способствовали бы развитию лучших сторон характера советских людей и воспитывали нашу молодежь жизнерадостной, преданной родине, способной преодолевать любые трудности и верящей в победу нашего дела.

Театр должен был показать, что эти качества присущи миллионам советских людей, а не отдельным героям '

В постановлении от 4 сентября 1946 г. о кинофильме «Большая жизнь», ЦК ВКП(б) дал развернутую критику недостатков советского киноискусства. Качесгво ряда фильмов оказалось неудовлетворительным, вследствие безответственного отношения режиссеров, авторов сценариев и Министерства кинематографии к исторической правде, идейно-политическому содержанию и художественным достоинствам фильмов. Отрицательно влияли на качество кинокартин также отсутствие критики и семейственность в среде творческих работников кино. ЦК ВКП (б) предложил Министерству кинематографии СССР устранить эти недостатки и организовать должным. образом работу художественно!! кинематографии.2

ЦК ВКП (б) отметил, что неудовлетворительное состояние юридического образования является результатом большого отставания в области правовой науки, отсутствия серьезных научных работ учебников по ряду правовых дисциплин и указал пути ликвидации этих недостатков, подъема науки права и юридического образования î

В последующие годы (1947 – 1954) под руководством ЦК ВКП (б) был проведен ряд широких дискуссии в различных отраслях науки – философии, биологии,

' «Культура и жизнь», 30 августа 1946 г

3 «Культура и жизнь», 10 сентября 1946 г.

3 Советское государство и право, 1940 г, № 11–12, ce. 50–54.

96


языкознании, физиологии и политической экономии. Дискуссии выявили ряд недостатков в этих отраслях науки в оказали большую помощь в их преодолении.1

Постановление ЦК ВКП (б) от 10 февраля 1948 г. подвергло критике оперу В. Мурадели «Великая дружба» и ряд других музыкальных произведений и указало на недостатки в развитии нашего музыкального искусства. В оперной и симфонической музыке обнаружились. фопмалистические тенденции, отрицание мелодии, проповедь диссонанса и дисгармонии, отказ от полифонической музыки, увлечение унисонной музыкой и пением,-чуждыми многоголосому музыкально-песенному строю-русского народа. Среди некоторых музыкальных деятелей получила хождение «теория», что народ, якобы, еще «не дорос» до понимания их сложной музыки. ЦК ВКП (б) указал Комитету по делам искусств при Совете Министров СССР и Оргкомитету Союза советских композиторов СССР ча необходимость устранить эти недостатки и направить творческие усилия советских композиторов по» реалистическому пути 2

ЦК ВКП (б) принял также ряд постановлений о массовых журналах–«Молодой колхозник», «Крокодил» и «Огонек». Во всех этих журналах были отмечены существенные недостатки и содержания, и внешнего' оформления, причем особо подчеркивалось, что к участию в них не были привлечены видные писатели, поэты и другие деятели культуры 3

30 ноября 1948 г. ЦК ВКП (б) в своем постановлении отметил ряд серьезных недостатков в издании политических плакатов. Слабо популяризировался опыт передовиков промышленности и сельского хозяйства, мало' плакатов показывало борьбу Советского Союза за мир» и разоблачало поджигателей войны, многие плакаты были невыразительными, шаблонными и т. д.

' А. А. Жданов Выступление на философской дискуссии по' книге. Г Ф. Александрова «История западно-европейской философии», 1947 г Т.Д Лысенко. О положении в биологической нлуке, 1948 r И. В. С т а л и н. Марксизм и. вопросы языкознания, 1950 г. И В. С т а л и н. Экономические проблемы социализма в СССР, 1952 г.

2 «Культура и жизнь» от 11 февраля 1948 г.

3 О партийной и советской печати. Сборник документов,-М., 1954 г., ее. 599–602.

97


ЦК ВКП(б) дал конкретные указания о способах ^повышения идейного уровня и художественного качества плакатов, особо подчеркнув необходимость привлечения для их создания лучших художников, писателей ir искусствоведов.1

19 апреля 1952 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О серьезных недостатках и ошибках в работе Государственного издательства юридической литературы», отметив, что выпускаемая издательством литература в большинстве своем не отвечает требованиям правовой науки и отстает от запросов практики, многие книги содержат идеологические ошибки, а некоторые являются политически вредными Издательство нередко привлекало к

•созданию книг малоквалифицированных, а иногда и сомнительных авторов ЦК ВКП(б) обязал Главполиграф-издат и Госюриздат устранить отмеченные недостатки и

•поставил важнейшей задачей выпуск подлинно научной литературы, учебников и массовой литературы по актуальным вопросам юриспруденции 2

В работах XIX съезда КПСС, происходившего 5–14

-октября 1952 г., вопросы социалистической культуры заняли видное место. В отчетном докладе съезду были отмечены, наряду с большими успехами в развитии науки, также и серьезные недостатки в отдельных ее отраслях (факты кастовой замкнутости, нетерпимости к критике,

-случаи проявления буржуазной идеологии). В советской литературе и искусстве имелись крупнейшие успехи, но ï чо же время было создано немало посредственных, серых, нехудожественных произведений, искажавших советскую действительность. В области литературы и искусства съезд признал необходимой борьбу с неудовлег-ворительной работой некоторых писателей, художников и других деятелей искусств. Директивы XIX съезда КПСС по пятому пятилетнему плану предусматривали в области культуры постепенный переход от семилетнего образования к всеобщему десятилетнему образованию, рост числа школ, в том числе и высших, резкое увеличение выпуска специалистов, улучшение постановки научной работы, использование науки для развития народного хо-

' Тот же сборник, ее 603, 604

2 О партийной и советской печати Сборник документов, 1954 r , ce 625–626

fis


зяйства и всестороннее содействие ученым. Директива съезда определили задачи и темпы дальнейшего развития кино и телевидения, расширение сети кинотеатров и выпуска кинофильмов, увеличение мощности радиовещательных станций, внедрение ультракоротковолнового радиовещания и радиорелейной связи '

XX съезд КПСС, происходивший в феврале 1956 г.у уделил большое внимание вопросам науки, литера!уры № искусства В отчетном докладе съезду Н. С. Хрущев подчеркнул большие достижения нашей науки особенна s области физики, геологии, математики, механики, астрономии, зоологии il в некоторых отраслях сельскохозяйственных наук, отметив, однако, что в отдельных областях наша наука отстала от расгущих запросов народно го хозяйства, вс^дствнг слабой связи некоторых нау-i-ных учреждений с npai тиюи

Отметив большую роль и достижения нашей печати, литерагуры п искусства Н С Хрудев подчеркнул, что-литература и искусство еще отстают от советской действительности, которая неизмеримо богаче ее отражения в искусстве п литературе Нельзя мириться, как это делают некоторые товарищи в органах искусства, в редакциях и издательствах, с т\сктыми, скороспелыми произведениями Нередко снижается требовательность к идейно-художественному качеству кинокартин и создаются слабые, поверхностные произведения.2

Н С Хрущев подчеркнул, что партия всегда боролась против попыток как лакировать нашу действительность, так и охаивать завоевания советского 'народа. Литература и искусство «должны быть проникнуты духом борьбы за коммунизм и вселять бодрость в сердца, твердость убеждений, развивать социалистическую сознательность и товарищескую дисциплину» и... «добиваться. того, чтобы стать первыми в мире не только по богатству содержания, но и по художественной силе и мастерству».3

Резолюция XX съезда КПСС отмечает необходимость»

1 КПСС в резочюпиях и решениях. , ч II, 1953 г, ее 1096–

1121 Отчетнын доклад XIX съ°зду о работе ЦК КПСС,

1952 г 2H С Хрущев Отчетный доклад ЦК КПСС XX съезду

КПСС 1956 r, ce 80, 81, 111 3 Тот же доклад, с 111

99


дальнейшего укрепления связи науки с производством и

•сосредоточения творческих усилий работников науки на решении наиболее важных научно-технических проблем :и практических задач коммунистического строительства.'

Директивы XX съезда КПСС по шестому пятилет-яему плану развития народного хозяйства СССР требу-

•ют всемерного развития науки, максимального использо-

•ванйя достижений отечественной и зарубежной науки и

•техники и быстрейшего внедрения их результатов в народное хозяйство.2 Учитывая значение кино, эти директивы требуют увеличения производства кинокартин, повышения их идейно-художественного уровня, расширения киносети, улучшения качестЕа научно-технических фильмов в целях информации о достижениях науки, техники я распространения передового опыта производства, дальнейшего расширения и улучшения радиовещания с тем,

•чтобы мощность радиовещательных станций за пятилетие 'возросла примерно на 90 процентов. В области телевидения предложено создать каналы связи для обмена программами между телевизионными станциями и приступить к внедрению цветного телевидения. Съезд поставил также задачей улучшить работу массовых библиотек и клубных учреждений, развить книгоиздательское дело, увеличить выпуск произведений печати, улучшить художественное оформление и полиграфическое исполнение книг, расширить и укрепить полиграфическую базу.3

XX съезд КПСС явился новым историческим рубежом строительства нашего государства, определившим направление развития социалистической экономики и культуры. Его директивы оплодотворили нашу науку, литературу и искусство.

Решения XX съезда КПСС направляют деятельность организаций и предприятий, использующих произведения интеллектуального творчества, помогают авторам преодолевать свои ошибки, ориентируют их на служение народу и на борьбу за коммунизм.

28 августа 1957 г. был опубликован партийный документ «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа», представляющий собой сокращенное

1 Резолюции XX съезда КПСС, 1956, с. 19.

2 Резолюции того же съезда, ее. 83–84.

3 Резолюции того же съезда, ее. 84, 85.

100


изложение выступлений первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева на совещании писателей в ЦК КПСС 13 мая 1957 г., на приеме писателей, художников, скульпторов и композиторов 19 мая 1957 г. и на партийно;'! активе в июле 1957 г.

Н. С. Хрущев говорит, что вопросы развития литературы и искусства нельзя рассматривать в отрыве от основных задач, разрешаемых партией.

Руководство партии развитием литературы и искусства, основывается на ленинских указаниях по вопросам литературы и искусства, на ленинском принципе партийности литературы, а также на методе социалистического реализма, открывающего широкий путь для развития творческих индивидуальностей, форм и стилей.

Главная линия развития нашей литературы и искусства состоит в их неразрывной связи с жизнью народа, в правильном ее отражении, в показе великой, преобразовательной деятельности советского народа, его высоких стремлений и морали. «Высшее общественное назначение литературы и искусства–поднимать народ на борьбу за новые успехи в строительстве коммунизма».

Отдельные творческие работники пытаются толкнуть литературу и искусство на неправильный путь. Они считают, что литература и искусство должны будто бы выискивать только недостатки, и замалчивать все положительное, хотя положительное, новое и является главным в бурно развивающейся действительности. Носители этих ошибочных и вредных взглядов ополчились против писателей и художников, дающих правдивые и яркие картины поступательного развития советского общества, положительные образы наших современников. Такую оценку фактов и явлений жизни нельзя истолковывать как призыв к замалчиванию недостатков нашей действительности. Коммунистов никто 'не может обвинить в боязни критики, в стремлении замазывать и скрывать недостатки. Весь вопрос в том, с каких позиций и во имя чего ведется критика. Мы вскрываем и критикуем недостатки il ошибки, чтобы их устранить, еще более укрепить Hai-советский строй, обеспечить новые успехи и более быстрое движение вперед.

Н. С. Хрущев отмечает, что нельзя противопоставлять партийность и народность.

Партийность в художественном творчестве опреде-

101


ЛЖ.ТСЯ не формальней принадлежностью х\дожника к партии, а его убеждениями, его идейной позицией. У нас немало хороших писателей–не членов партии, но их произведения по идейному содержанию г. политической направленности являются глубоко партийными. Если борьба за идеалы коммунизма, за счастье народа является целью жизни художника, если он живет интересами народа, его думами и чаяниями, его произведения будут отвечать интересам народа, партии и государства.

Правдивое освещение жизни в литературе и искусстве предполагает показ как положительных, ярких сторон социалистической действительности, составляющих:

ее основу, так и критику недостатков и осуждение отрицательных явлений.

Среди работников тчтературы и искусства встречаются такие поборники «свободы творчества», которые" выст\пают против руководства литературой и искусством-со стороны' партии и государства, прикрывая свои на-сгроения и желания разговорами об излишней опек'\ сковывании инициативы и т п. Такие взгляды противоречат ленинским принципам отношения партии и государства к вопросам литературы и искусства.

Н. С. Хрущев выразил уверенность в том, что советские писатели, поэты, художники, скульпторы, композиторы «отдадут все свои силы, свой талант, чтобы воспеть героические подвиги нашего великого народа–строителя коммунистического общества» '

Опубликование этого партийного документа встретило горячие отклики в среде творческих работников нашей литературы и искусства Его всестороннее обсуждение на собраниях деятелей нашей культуры и многочисленные выступления в печати показали единодушное" одобрение всех положений, высказанных Н. С. Хрущевым и искреннее желание претворить их в дальнейшей творческой деятельности всей нашей писательской и художественной общественности.

8 июня 1958 г. было опубликовано постановление ЦК КПСС от 28 мая 1958 г. «Об исправлении ошибок в оценке опер «Великая дружба», «Богдан Хмечьницкий» и <Ют всего сердца».2

1 «Правда», 28 августа 1957 r

2 < Правда», 8 июня 1958 r, № 159.

102


Одновременно в «Правде» была помещена редакци-•юнная статья «Путь советской музыки–путь народности и реализма».1

ЦК КПСС отмечает ту в целом положительную роль, которую сыграло постановление ЦК от 10 февраля 1948 г. в развитии советского музыкального искусства. Оно определило задачи его развития на основе принципов социалистического реализма, подчеркнуло значение связи искусства с жизнью советского народа и справедливо осудило формалистические тенденции в музыке, уводившие искусство от народа.

В перечисленных операх имелись недостатки, заслуживавшие деловой критики, но не огульной и тенденциозной Некоторые талантливые композиторы, в отдельных произведениях которых проявлялись неверные тенден ции, были названы представителями антинародного формалистического направления

Отдельные неправильные оценки отражали субъективный подход к некоторым произведениям искусства со стороны И. В Сталина Неправильной односторонне» была оценка опер «Богдан Хмельницкий» и «От всего сердца» и в редакционных статьях «Правды», опубликованных по указанию И. В. Сталина в 1951 r

ЦК КПСС предложил провести в творческих союзах и учреждениях искусств в связи с данным постановлением разъяснительную работу, имея в виду повышение "идейно-художественного уровня советского музыкального искусства.

Как пишет «Правда» в указанной статье «Это постановление, проникнутое великой заботой Коммунистической партии об успешном развитии советского музыкального искусства, б^дет иметь огромное значение для творчества советских композиторов, для всех деятелей нашей многонациональной социалистической культуры».

«Самая строгая критика, если она справедлива л доброжелательна, всегда поможет делу, воодушевит художника на совершенствование своего мастерства».2

«Правда» подчеркивает тесную связь постановления ЦК КПСС от 28 мая 1958 r с историческими решениями

1 Тот же номер «Правды»

2 «Правда-:», 16 июня 1958 г.

1Ü3


XX съезда КПСС, с приветствием ЦК КПСС Второму Всесоюзному съезду советских композиторов' и партийным документом «За тесную связь литературы и иск^с-с'ва с жизнью народа»,2 в которык советские музыканты получили замечательную программу своей деятельности

В течение 1946–1958 гг. по авторскому праву 6bnii изданы следующие нормативные акты.

В целях облегчения взыскания авторского гонорара и отчислений в фонды, в изъятие из общего правила, исполнительные документы, представляемые Всесоюзным управлением по охране авторских прав банку, было предложено принимать на сумму от 50 руб. и выше (Инструкция Госбанка СССР, НКЮ СССР, НКФ СССР и Госарбитража при СНК СССР от 14 февраля 1946 г.) 3

15 июля 1947 г. за №521 Совет Министров РСФСР принял постановление о новых ставках авторского гонорара за литературно-художественные произведения. Став-к'1 гонорара дифференцированы по отдельным видам произведений Кроме того, в зависимости от идейно-художе-сгвенной ценности произведений ставки делятся натри кьгегории. По высшей категории должны оплачиваться выдающиеся произведения, по второй категории – хорошие, удовлегворяющие высоким идеино-художественным гребованиям, и по третьей категории – удовлетворительные, а также произведения начинающих писателей. Постановление дало понятие массового издания, которым называется издание дчя широкого круга читателей тиражом не менее 75 тыс. экз., либо для шко;Ҏьных библиоте, причем для библиотек начальных школ исходным является тираж не менее 100 тыс. экз Повышена оплата гонорара за повторные издания (начиная с пятого). Установлено, что опубликование произведения в периодической и.та повременной печати не считается повторным изданием и оплачивается как за первое издание. Уточнена оплата гонорара за полные собрания сочинений. Если они выходят при жизни автора, оплата производится каждый раз по ставкам как за первое издание, посмертные же издания собраний сочинений оплачиваются как повторные издания. При переводе на русский язык сочинений, первоначально изданных на одном из языков народов ССС^

' «Советская культура» 29 марта 1957 г.

3 «Правда», 28 авг\ста 1957 г

'Арбитраж в советском хгзяйстве, 1948 г, с. 254.

104


а также при переводах с одного национального языка на другой автору переводимого произведения уплачивается

•гонорар в размере 60% ставок, предусмотренных для такого произведения. При переводах с русского языка яа языки народов СССР автору переводимого произведения гонорар не уплачивается. Постановлением установлены ставки за редактирование художественной прозы и критических работ, а также за рецензии на литератур-

•но-художественные произведения.

Ставки за произведения научные, учебники, словари, сборники постановлений и распоряжений и т. п. остались без изменения согласно постановления СНК СССР от 12 июля 1944 г. № 540.1

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1942 г. «О государственной гошлине» Министерство финансов СССР 15 марта 1949г. за №25–66 сообщило, что при совершении исполнительных надписей на взыскание авторского гонорара в пользу авторов госпошлина не должна с них взыскиваться. :

подлежит взысканию с должников; при совершении исполнительных надписей на взыскание отчислений в Литературный фонд пошлину надлежит взыскивать на общих основаниях.2

11 февраля 1949 г., при Совете Министров СССР было образовано Главное Управление по делам полиграфической промышленности, издательств и книжной торговли. на которое возложено направление и координация деятельности всех издательств, руководство полиграфической промышленностью и книжной торговлей, разработка вопросов авторского права и гонорара и т. п.3

Пленум Верховного Суда СССР 4 августа 1950 г. за № 14 /10/ У. вынес постановление о том, что присуждение алиментов с лиц, не получающих ежемесячной заработной платы, а имеющих меняющийся заработок, в ^астногти с писателей, музыкантов, художников, должно

-производиться судом в твердой месячной сумме с учетом

-интересов ребенка и материального положения сторон.4

1 «Авторское право» Тот же сборник, ее 85–88

2 Нотариат – Сбооник официальных материалов, 1950 г, с 180

3 «Культура и жизнь», 11 февраля 1949 г

4 Сборник действующих постановлении Пленума Верховного Суда СССР, 1952 г, с 181.

105


3 февраля 1953 г. Совет Министров СССР принял-постановление об улучшении издания массовой художественно-изобразительной продукции и литературы по--вопросам искусства и создании Государственного издательства изобразительного искусства (ИЗОГИЗ).1

Инструктивным письмом Министерства высшего образования от 2 августа 1954 г., согласно распоряжения Совета Министров СССР от 21 июля 1954 г., разрешено-уплачивать авторский гонорар научным работникам за учебники, написанные в порядке служебного задания.2

. В декабре 1954 г. происходил II съезд советских пи-сатетей. ЦК КПСС в своем приветствии съезду отметил большие заслуги советской литературы, но также и зна-чтельчое ее отставание Нс создано монументальных произведений о героизме пролетариата в период Великой Октябрьской социалистической революции мало книг написано о Советской Армии, отстает литературная критика и литературоведение. Отдельные писатели выпускают посредственные и слабые произведения, обедняющие нашу действительность. ЦК партии ' поставил перед писателями задачу создать жизненные правдивые образы наших современников–строителей коммунизма. Советские писатели должны бороться за единство лагеря мира и демократии, разоблачая преступные планы поджигателей новой войны, овладевать марксизмом-ленинизмом, глубоко изучать подлинную жизнь и, осваивать художественное мастерство.

На съезде большое внимание было уделено вопросам социалистического реализма, как творческого метода нашей литературы и искусства. Съезд осудил «теорию^ бесконфликтности», которая исходила из того, что ликвидация антагонистических классов исключает конфлик-чы, взамен которых у нас остаются лишь небольшие, нс-существенные противоречия.

«Теория бесконфликтности» была до конца разгромлена на съезде. Критику недостатков художественной литературы со стороны ЦК КПСС съезд писателей оценил как заботу партии о расцвете нашей литературы и зав°р1п ЦК КПСС, что советские писатели выполнят свои до чг пере t родиной i

' О партийной и советской печатгг Сборник документов, 1954 г.

ее 645-647 2 Бэдпетень Министерств высшего образования, 1954 г, № 9.

106


Решения съезда имели большое значение не только для художественной литературы, но и для всех отраслей нашего искусства, определяя дальнейшее направление авторской деятельности.

Министерство культуры СССР утвердило 13 мая 1955 г. за № 280 инструкцию о подготовке рукописей к изданию. Инструкция обязывает издательства рецензировать все рукописи, поступившие в издательство, хотя бы

•с автором никакого договора заключено не было, и в трехмесячный срок сообщать автору, принимается ли рукопись к изданию или нет. Если рукопись будет отклонена вследствие неудовлетворительного качества, автору должен быть дан мотивированный ответ с разбором его произведения.

Приказом Главного управления издательств Министерства культуры СССР от 20 августа 1955 г. были установлены единые ставки авторского гонорара за издание произведений живописи, графики, рисунков, скульптуры и архитектуры. Ставки были дифференциро-

•ваны по видам произведений и в зависимости от того, печатаются ли произведения, ранее созданные, либо выполненные по заказам издательства, а также с учеюм способа их воспроизведения (автолитография, ксилография, офорт и проч.).

Главиздат Министерства культуры СССР 14 февраля 1956 г. за №8-477 дал разъяснение о порядке подсчета объема переработки произведения. Для произведений художественной литературы Главиздат считает переработкой всякое изменение ранее изданного текста произведения, кроме исправления опечаток. Для прочих произведений (научных и других) переработкой является такое изменение содержания, которое вызвано открытиями, изобретениями, политическими событиями и тому подобными причинами. Не считается переработкой стилистическая правка и обычная авторская подготовка текста к переизданию. Подсчет объема переработки в обоих случаях производится по тексту внесенных автором исправлений (изменения, сделанные редактором, не учитываются). Если в произведение включен новый текст в виде

•очдельной части произведения, этот текст не учитывается при подсчете переработки, но оплачивается полной ставкой авторского гонорара. Текст, исключенный при переиздании литературно-художественных произведений, \чи-

107


тыв.ается при подсчете объема переработки, если исключение текста повлекло за собой изменение сюжетных линий и характеристики образов. Текст, исключенный при переиздании прочих произведений, вообще не учитывается. Процент переработки определяется отношением подсчитанного объема переработки к объему последнего^ предшествующего издания. Если объем переработки составляет не менее 25%, гонорар выплачивается как за первое издание.

Приказом по Министерству культуры СССР от-22 февраля 1956 г. № 94 утвержден п введен в действие с i марта 1956 г. новый типовой сценарный договор для художественных фильмов. Согласно этого договора к нему должно быть приложено либретто–творческая заявка, излагающая основную идею, сюжетный замысел ii дающая характеристику главных действующих лиц сценария. Последний должен содержать полное и последовательное описание действия, диалоги, титры и представ- , лять собой законченное кинодраматургическое произведение.

Студия в пределах своих возможностей обеспечивает' автору консультацию, просмотр фильмотечного материала и пользование литературой в своей библиотеке. Сценарий должен быть представлен или отправлен студии:

автором в обусловленный договором календарный срок;

студия в течение фиксированных в типовом договоре сроков (от 15 до 40 дней) должна известить автора р. необходимых исправлениях сценария, а после внесения автором таковых, послать извещение о результатах рассмотрения сценария. Непосылка извещения в срок означает принятие сценария студией. Требования о внесении:

в сценарий исправлений могут предъявляться автору не более двух раз, а сроки для исправления устанавливаются по соглашению сторон. Вознаграждение за написание сценария и за право на постановку по нему фильма' определяется договором в пределах установленных ставок. Аванс–25% уплачивается при подписании договора». остальная сумма вознаграждения по киностудиям союзного подчинения уплачивается по одобрении сценария директором студии, а по киностудиям республиканского подчинения–по утверждении сценария министерством культуры союзной республики. ß-случае предъявления студией к-автору требований о'

108


переделках, при первом требовании автору уплачивается .еще 10% вознаграждения, при втором требовании– 15% вознаграждения, а остальная сумма–после утверждения сценария.

Студия вправе расторгнуть договор и взыскать выданные автору суммы, включая аванс, в случаях: непредставления сценария в срок, обусловленный договором,. или в сроки, установленные по соглашению сторон длгг внесения исправлений; представления сценария, не соответствующего условиям договора; отказа автора от внесения в сценарий исправлений, если студия заявила это требование, согласно договора; привлечения автором без согласия студии соавторов, а также если суд признает, что автор действовал недобросовестно при исполнении заказа. Если студия отклонит сценарий по моитвам его непригодности со стороны идейно-художественной, договор расторгается с сохранением за автором ранее-полученных по договору сумм. Если же сценарий удовлетворяет условиям договора, но исключен министерством hj тематического плана, автор вправе получить все вознаграждение, предусмотренное договором. Исключение-сценария из тематического плана до сдачи автором влечет за собой расторжение договора с сохранением за автором ранее полученных сумм. Студия не вправе без-согласия автора привлекать третье лицо для внесения;

изменений в сценарий.

Автор сценария, сданного в производство, вправе-участвовать при обсуждении сценария, а равно кинокартины .художественным советом студии; принимать участие,в работе съемочной группы (за вознаграждение, устанавливаемое особым соглашением, а при его отсутствии с оплатой проезда, суточных и квартирных); знакомиться с режиссерским сценарием, пробами актеров,. эскизами декораций, костюмов, гримов » заснятым материалом. Режиссерский сценарий, кандидатуры исполнителей главных ролей фильма и возможные изменения сценария в процессе съемок и монтажа фильма подлежат согласованию с автором. Разногласия по этим вопросам между режиссером-постановщиком и автором разрешаются директором студии. Студия обязана указывать. фамилию автора в титрах фильма, извещениях и рекламе. Студия вправе передать права и обязанности по договору другой студии Министерства культуры с уведомлением автора.

109'


24 марта 1956 г. за № 178 приказом министра культуры СССР в целях укрепления творческих связей театров с драматургами отменено заключение договоров государственного заказа между авторами, с одной стороны, и министерствами культуры СССР, союзных, автономных республик, местными управлениями культуры, с другой стороны Такие договоры впредь могут заключаться между театрами n автора:!!! Д^я оплаты аеторов за созданные ими пьесы по договорам с театрами установлены предельные ставки авторского гонорара, дифференцированные по видам драматических произведений я в зависимости от категории театра- а) театры союзного, республиканского подчинения, Москвы и Лечлнграда, 6} театры краевые, автономных республик и в) городские я районные театры.

Главному управлению театров, министерствам культуры республик и местным управлениям культуры предложено оказывать театрам активную помощь в у'учше-нии работы с драматургами, формировании репертуара, ознакомлении с новыми пьесами советских и прогрессивных зарубежных писаюлей, а также усилить контроль за репертуаром и борьбу против постановки слабых, скороспелых пьес.

Этим же приказом утвержден типовой постановочный договор на неопубликованное драматическое произведение

Типовой договор предусматривает приложение к заключаемому постановочному договору творческой заявки автора, утвержденной театром, и указание календарного срока представления произведения автором. Театр должен оказывать автору творческую помощь в создании произведения, предоставить ему возможность ознакомления с составом группы, технической частью театра, давать консультации автору и проводить предварительное обсуждение вариантов произведения в театре. В течение 30 дней театр должен обсудить на художественном совете и отправить автору сообщение о принятии произведения, отклонении его, либо о необходимости внести поправки. После представления автором исправленного произведения театр обязан рассмотреть последнее и сообщить автору в 15-дневный срок о принятии либо отклонении произведения Если это сообщение не будет

110


послано театром в указанный срок, произведение считается окончательно принятым.

Постановочный договор должен содержать срок осуществления театром первой постановки произведения,который для драматического произведения не может превышать 1 года, а для музыкально-драматического произведения–двух лет. Автор вправе присутствовать на всех репетициях, просмотрах и обсуждениях спектакля. Поправки, необходимость которых выявилась в процессе,-постановки, вносятся автором без дополнительной оплаты. Постановочный договор определяет размер единовременного вознаграждения автора, причем при подписании;

договора автору уплачивается 25% (аванс), при принятии произведения театром к постановке – 50 % и после премьеры–25% Поспектакльный гонорар уплачивается театром по установленным ставкам через Всесоюзное управление по охране авторских прав. Театр вправе рас торгнуть договор и взыскать выплаченные автору суммы, включая аванс, в случаях непредставления автором в обусловленный срок произведения либо невнесения в-срок исправлений, которые театр вправе был потребовать согласно договора, при несоответствии произведения творческой заявке, в случае привлечения автором без.. согласия театра соавторов, а также если суд признает,. что автор недобросовестно исполнил заказанное ему произведение. Во всех остальных случаях расторжения договора театром, вследствие непригодности произведения,. аванс сохраняется за автором.

Если театр не осуществит постановку произведения" в обусловленный срок, автор вправе расторгнуть договор, потребовать возврата 'рукописи и взыскать с театра обусловленное вознаграждение как единовременное, таь. и за гарантированный минимум спектаклей по ставками гонорара за публичное исполнение, из расчета среднегодового планового сбора театра за 5 спектаклей. Автор? не вправе разрешать публичное исполнение произведения другому театру того же города, впредь до первой:

постановки, либо истечения срока на таковую. Нарушение этой обязанности дает право театру расторгнуть договор и взыскать с автора выплаченные суммы, включая аванс, а также понесенные убытки Автор вправе заключать постановочные договоры с театрами в других городах, однако без получения единовременного вознаграж 11Î


дения Нарушение этого условия дает право театру взыскать с автора единовременное вознаграждение по договору.

Если произведение будет запрещено к исполнению, договор расторгается и расчеты между сторонами прекращаются в том положении, которое существовало в момент запрещения Если же произведение будет снято с публичного исполнения органами министерства куль туры, полученные автором 'суммы не возвращаются, и последний вправе требовать от театра те платежи", право на которые возникло у автора в силу договора до момента снятия произведения с репертуара театров.

Театр не вправе без разрешения автора вносить в произведение изменения, в противном случае автор может расторгнуть договор и взыскать все обусловленные договором суммы

Передача договора другому театру возможна только с письменного разрешения автора

Приказом Министерства культуры СССР от 24 марта 1956 г за № 181 в целях улучшения репертуара театров юного зрителя и театров кукол разрешено заключение договоров с авторами на создание произведений для этих театров

Письмом от 7 июня 1956 г №8993 Главиздат Министерства культуры СССР обратил внимание на необ ходимость в соответствии с законами и 'инструкцией о подготовке рукописи к изданию, утвержденной приказом Министерства культуры СССР от 13 мая 1955 г. №280, при переиздании произведений, а также переводов произведений иностранных авторов, и спрашивать у авторов и переводчиков согласие на переиздание, заключать с ними договоры (после утверждения плана издательства) и не задерживать выплату авторского гонорара.

Приказом Министерства культуры СССР от 8 августа 1956 г. №530 отменены ограничения, установленные бывш Комитетом по делам искусств при Совете Министров СССР в размере оплаты авторов за новые музыкально-драматические произведения для театров оперы и балета и музыкальной комедии. Министерствам культуры союзных республик, театрам оперы и балета и театрам музыкальной комедии первой тарифной группы разрешено заключать договоры на оперы, балеты и музыкальные комедии по следующим ставкам: за музыку

112


оперы–до 60 тыс. руб., за либретто оперы–до 25 тыс. руб., за музыку балета–до 40 тыс. руб., за либретто балета – до 8 тыс. руб., за музыку оперетты – до 25 тыс. руб. и за либретто оперетты–до 20 тыс. руб.

Приказом по объединению цирковых передвижных коллективов и аттракционов Главного управления цирков Министерства культуры СССР от 8 сентября 1956 г. № 117, в целях упорядочения расчетов по авторским отчислениям за выступления цирковых передвижных коллективов, осуществляемые не через филармонии или концертно-эстрадные бюро, предписано производить отчисления в централизованном порядке через уполномоченных Всесоюзного управления по охране авторских прав, по месту нахождения цирковой группы.

Если выступления передвижных цирковых коллективов производятся по договорам с филармониями и концертно-эстрадными бюро, авторские отчисления уплачиваются этими последними.

Письмом Министерства культуры СССР от 22 октября 1956 г. за №29-147 дано следующее разъяснение, согласованное с Министерством финансов СССР. Все театры, концертные организации и культурно-просветительные учреждения выплачивают авторский гонорар и в ^носы в Литературный и Музыкальный фонды СССР sa спектакли и концерты, предоставленные телевизионным ст\диям для передачи по телевидению из помещений телестудий, по ставкам для публичного исполнения произведений, через Всесоюзное управление по охране авторских прав За сумму сбора принимается плановый сбор чеатра за спектакль

Приказом по Министерству культуры СССР от 17 де кабря 1956 г за №831 в целях упорядочения расчетов по оплате авторского гонорара и отчислений в Литературный и Музыкальный фонды театрами и зрелищными предприятиями, предложено последним, как правило, производить эти расчеты в централизованном порядке, по месту нахождения своих баз Если театр или коллектив, не входящий в систему филармоний или эстрадных орга низаций, открывает счет в отделении Госбанка по месту своего временного пребывания, оплата производится по MëLTy открытия счета Когда передвижные театры, бригады или коллективы выступают через филармонии или концертно-эстрадные бюро, последние сами уплачивают

на


авторский гонорар и отчисления в фонды. Эти взносы w установленных процентах выплачиваются от суммы валового сбора, когда выручка от продажи билетов поступает на счет зрелищного предприятия либо от суммы гарантированной оплаты, когда выступление театра, коллектива или бригады проводилось по договору с заказчиком. Отчисления в Литературный фонд производятся в обо'их случаях в размере 2 %, а в Музыкальный фонд– в размере 1,5 %.

Уполномоченным Всесоюзного управления по охране авторских прав предоставляется право просмотра всех документов, связанных с расчетами по авторскому гонорару и отчислениями в фонды

23 февраля 1957 г. открылся первый Всесоюзный съезд советских художников. ЦК КПСС в своем приветствии съезду отметил, что советские художники соэ-дали немало ярких, талантливых произведений, запечатлевших исторический путь народа и величие его подвигов. Борьба за счастье трудящихся масс против эксплуатации, национального неравенства, расовой дискриминации воодушевляют советских художников. Художники н впредь должны идти по пути жизненной правды, социалистического реализма, воплощать великие свершения" народа, не допуская фальшивой приукрашенности, лакировки, но и без такого искажения действительности, при" котором трудности и противоречия строительства новой жизни закрывают великие завоевания народа и ясную" перспективу нашего победоносного движения к коммунизму.

В деятельности советских художников имеются, однако, и существенные недостатки. Мало еще создано произведений, отражающих жизнь, быт, культуру советских людей, борьбу за построение коммунистического общества. Образы свободных от эксплуатации рабочего, колхозника, интеллигента, их духовный мир не нашли еще глубокого и всестороннего воплощения в произведениях искусства Немало еще создается серых, тусклых, невыразительных произведений. От советских художников ждут произведении, которые доставляют миллионам чувство подлинною эстетического наслаждения и радости, облагораживают и возвышают человека, поднимают на борьбу против империализма , за свободу и независимость • народов, за мир и демократию Мастера изобразительно-

114


•те искусства призваны также неослабно бороться против вредоносных эстетско-формалистических тенденций, а равно и против натуралистического псевдореализма и ремесленного фотографизма, против фальшивой помпезности. Партия зовет художников к смелой творческой инициативе, к дальнейшему обогащению форм и стилей, видов и жанров социалистического реализма, несовместимого с застывшими догмами и схемами. Важнейшей задачей искусства было и остается создание высокохудожественных произведений, сочетающих большое общественное содержание с совершенством формы, выразительностью и мастерством исполнения.1

Съезд сыграл важную роль в дальнейшем развитии и совершенствовании нашего изобразительного искусства. В своем ответе на приветствие ЦК КПСС Съезд полностью согласился с критикой недостатков, данной в приветствии ЦК КПСС, и заверил, что художники «создадут произведения, достойные великой эпохи строительства коммунизма».2

Приказом Министра культуры СССР от 23 марта 1957 г. установлены с 1 апреля 1957 г. ставки авторского гонорара за произведения, выпущенные на граммофонных пластинках. Ставки определены в копейках за сторону с каждой выпущенной пластинки в зависимости от вида пластинок (обычные и долгоиграющие), от размеров последних и от характера произведений, которые подразделены йа две категории: а) симфоническая, камерная, инструментальная музыка, оперы, балеты, т^ьесы и отрывки из них и б) прочие произведения, в том числе музыкальные с текстом. Авторам оригинальных произведений гонорар выплачивается по полным ставкам, остальным авторам–в половинном размере.

Во исполнение этого приказа Главное управление производственных предприятий Министерства культуры СССР 21 июня 1957 г. утвердило инструкцию «О порядке выплаты авторского гонорара за произведения, выпущенные на граммофонных пластинках», согласованную с Всесоюзным управлением по охране авторских прав. Инструкция устанавливает сроки и технику начисления и уплаты гонорара.

28 марта 1957 г. открылся Всесоюзный съезд совет-

' «Советская культура», 1 марта 1S57 г 2 <Советскач культура», 8 марта 1957 г.

ItS


скнх композиторов. В своем приветствии съезду ЦК КПСС указал, что советские композиторы активно участвовали в строительстве нового общества и внесли ценный вклад в развитие социалистической культуры. За годы Советской власти были созданы яркие и волнующие произведения–оперы, балеты, симфонии и т. д. Советское музыкальное искусство развивается в непрестанной борьбе с деградирующим музыкальным искусством капиталистического мира, оторвавшимся от народных истоков, классического наследия и традиций в сторону крайнего индивидуализма и формализма. Советская музыка неразрывно связана с народом, строящим коммунизм, и-утвердилась на позициях высокой идейности. Метод социалистического реализма требует от наших композиторов постоянной борьбы как с эстетской изощренностью,. безжизненным индивидуализмом и формализмом, гак и с натуралистическим примитивизмом. «Деятели советской музыки призваны отражать действительность в волнующих, прекрасных, поэтических образах, проникнутых. оптимизмом и высокой человечностью, пафосом созидания и духом коллективизма».1

В качестве серьезных недостатков советской музыки. ЦК КПСС отметил, что современная тема еще не находит должного отражения в творчестве композиторов. Народ ждет содержательных и мелодичных опер о современных советских людях, величии их духа и трудовых-подвигов, ожидает 'новых симфоний, в которых глубина идейного содержания сочеталась бы с доступным широким массам демократическим музыкальным языком,-нуждается в новых, проникновенных лирических песнях-и в жизненной музыке.2

Отвечая на приветствие ЦК 'КПСС, съезд советских композиторов признал правильными указания ЦК КПСС-да недостатки в музыкальном творчестве. «Советские-композиторы,–говорится в ответе,–сделали меньше, чем. могли сделать». Второй съезд рассматривается ими как важная историческая веха в развитии нашей музыки, руководстве музыкальным творчеством, определившая очередные задачи советских композиторов.3

8 июня 1957 г. в печати было опубликовано сообще-

29 марта 1957 г. 29 марта 1957 г. 6 апреля 1957 г.

«Советская культура», «Советская культура», «Советская культура»,


ние о создании Союза работников кинематографии СССР^. объединяющего творческих работников киностудий, учеб^-ных и научных учреждений кинематографии, в целях повышения творческой активности работников кино. Образовано Оргбюро нового союза.'

Быстрые темпы развития киноискусства в нашей? стране и его специфические особенности по сравнению с другими видами искусства, делают несомненно целесообразным создание этого нового творческого союза.

С 1 июня 1957 г. СНК РСФСР введены дифференцированные нормы оплаты авторского гонорара за публичное исполнение: 1) оригинальных драматических произведений, для которых размеры отчислений от валового сбора" колеблются от 1,5 до 8 процентов; 2) инсценировок, по которым эти отчисления составляют от 1 до 4 процентов;

3) переводных драматических произведений, для которых отчисления установлены в размере от 0,5 до 5,5 процентов; 4) музыкально-драматических произведений, в-отношении которых отчисления составляют от 1,0 до 9,5-• процентов и 5) концертных, эстрадных и цирковых программ, по которым отчисления колеблются от 0,5 до 5 процентов. Предельные нормы гонорара, поступающего1 в пользу автора за публичное исполнение произведений,. установлены в следующих размерах: первые 100 тыс. руб.. авторского гонорара, начисленные за публичное исполнение одного произведения, выплачиваются автору полностью; из вторых 100 тыс. рублей выплачиваются автору 6tt%,. из третьих–^%, из четвертых и пятых–по--40%;'из шестью и всех последующих–по 30%.

Разница между начисленной и подлежащей выплате автору суммой передается в доход госбюджета. При исчислении размера авторского вознагражденияза публичное исполнение произведений, принятых до 1 июня 1957 г., учитываются суммы гонорара, выплаченные сна-мала исполнения произведения. Если произведение сохранилось в репертуаре театров свыше 10 лет, то по истечении 10 лет процентные отчисления от валового сбора выплачиваются полностью без указанных ограничений.

Наследникам авторов авторский гонорар за публичное исполнение уплачивается в размере 50% вышеука-

1 «Советская культура», 8 июня 1957 г.

117


занных норм в течение сроков, установленных законодательством об авторском праве.

Введены в действие с 1 июня 1957 г. также новые ставки единовременного авторского гонорара за выполнение заказов на создание драматических, музыкальных и музыкально-драматических произведений.

Указанные ставки дифференцированы по видам произведений: 1) за драматические произведения, включая переводы и инсценировки–от 500 руб до 40 тыс. руб.;

2) за музыкальные произведения – от 300 руб. до 80 тыс. руб.; 3) за либретто для произведений, связанных с музыкой – от 1 тыс. до 25 тыс. руб ; 4) за произведения для эстрады и цирка–от 35 руб. до 10 тыс. рублей.

Авторы драматических и музыкальных произведении имеют право заключать договоры на создание произведения по заказу или на его издание только с одним учреждением (организацией) и получать только от него вознаграждение за данное произведение.

Учреждения (организации), заказавшие произведения, вправе передавать таковые для широкого публичного исполнения, а также по радио и телевидению без оплаты автору дополнительного вознаграждения.

Все другие виды авторского вознаграждения (процентные отчисления за публичное исполнение, гонорар за издание), сохраняются.

Введены в действие с 1 июня 1957 г. и новые ставки авторского гонорара за издание музыкально-литературных и музыкальных произведений. Эти ставки дифферен цированы также по видам произведений- 1) за музыку оперы, балета, оперетты–от 2 тыс. руб. до 30 тыс. руб ;

2) за произведения для симфонических оркестров – от 1500 руб. до 12 тыс. руб, 3) за произведения для оркестра народных инструментов–от 750 руб. до Ь тыс. руб. 4) за произведения для эстрадных оркестров и концертных ансамблей–от 750 руб. до 4 тыс. р^б; 5) за камерные произведения – от 200 руб до 5 тыс. руб; 6) за вокальные произведения – от 500 руб. до 8 тыс. руб ; 7) за музыкально-педагогические произведения–от 100 руб. (за авторский лист) до 8 тыс. руб. (за произведение) 1

1 Постановление Совета Министров РСФСР 20 апр°ля W? r № 325

118


Постановлением Совета Министров СССР от 7 августа 1957 г. №946 «О пенсионном обеспечении писатг-лей, композиторов, работников изобразительных искусств и членов их семей» предусмотрено, что этим творческим работникам, состоящим членами творческих союзов, пенсии по старости и по инвалидности, а членам их семей– пенсии по случаю потери кормильца назначаются государством по нормам и в порядке, установленном для рабочих, служащих и членов их семей. В стаж работы засчитывается весь период творческой деятельности писателей, композиторов и работников изобразительных искусств

Пенсии исчисляются из среднемесячного заработка (авторского гонорара) за последние 12 месяцев или за любые 5 лет подряд из последних 10 лет перед обращением за пенсией

Союзу писателей СССР, Союзу художников СССР и Союзу композиторов СССР предоставлено право возбуждать ходатайства об установлении персональных пенсий наиболее выдающимся авторам.

Совет Министров РСФСР 5 ноября 1957 г. № 1208 утвердил инструкцию по применению приведенного выше-постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. № 325 «Об авторском гонораре за драматические"' и музыкальные произведения».

Инструкция широко детализирует стайки авторского гонорара: за публичное исполнение драматических vi музыкальных произведений (приложение №1), за драматические, музыкальные и музыкально-драматические произведения, заказываемые для публичного исполнение (приложение № 2) и за издание музыкальных произведений (приложение № 3V.

Главные положения этой инструкции сводятся к следующему

В изменение постановления Совета Министров^ РСФСР от 20 апреля 1957 г. № 325 отменены предельные нормы гонорара в пользу автора за публичное исполнение опер, балетов и переводов либретто к операм;

для остальных видов сценических произведений ограничения гонорара сохранены (с. 56).

Определен круг произведений, не охраняемых авторским правом – произведения народного творчества, умерших авторов, если их наследники отсутствуют или

119


ястек установленный для них законом срок авторского права, и произведения граждан иностранных государств, впервые опубликованные за пределами Советского Союза (с 12).

Перечислены случаи, когда авторский гонорао не взимается – публичное исполнение в музеях, лекториях, библиотеках, избах-читальнях, сельских клубах, красных уголках и учебных заведениях без взимания платы с посетителей; публичное исполнение в любом месте без взимания платы с посетителей и ^ез выплаты вознаграждения исполнителям; исполнение музыки на танцевальных площадках в механической записи (с. 8).

Авторский гонорар за публичное исполнение выплачивается исключительно чсрез Всесоюзное управление по охране авторских прав Союза советских писателей СССР (ВУОАП) авторам только тех произведений, которые разрешены к исполнению в надлежащем порядке и зарегистрированы авторами в ВУОАП (ее. 2 и 52).

Если на драматическое или музыкальное произведение истек срок авторского права, но это произведение кем-либо переделано, дополнено или изменено, то авторский гонорар за публичное исполнение переработанного произведения выплачивается ВУОАП лишь по специальному каждый раз разрешению Министерства культуры РСФСР (с. 54).

Наследникам авторов гонорар за публичное исполнение произведений выплачивается в размере 50% суммы, которую следовало бы выплатить автору, включая также те случаи, когда произведение было впервые опубликовано лишь после смерти автора {с. 64).

Авторы имеют право заключать договоры на создание музыкальных и драматических произведений только с одним учреждением (организацией) и получить единовременное вознаграждение за данное произведение только один раз (с. 69).

Наличие договора на создание произведения для публичного исполнения не препятствует заключению автором издательского договора на это произведение после его окончания и получения гонорара за издание по установленным нормам. Равным образом наличие издательского договора на произведение не препятствует заключению автором договора о публичном исполнении этого произведения с выплатой единовременного вознаграждения,

.120


если произведение закончено, но еще не опубликовано. Однако автор обязан при заключении договора со зрелищным предприятием письменно уведомить последнее о наличии у него договора с издательством и о дате сдачи издательству законченной рукописи. Если автор этого не сделал, и книга была издана до того, как произведение было поставлено на сцене или истек установленный срок на его постановку, зрелищное предприятие вправе требовать от автора возврата единовременного вознаграждения по постановочному договору (с. 71).

Зрелищное предприятие, заключившее с автором договор на создание или публичное исполнение неопубликованного произведения и выплатившее автору единовременное вознаграждение, вправе передать произведение для публичного исполнения подведомственным организациям, исполнять его по радио и телевидению, а также направить в Отдел распространения ВУОАП без выплаты автору дополнительного единовременного вознаграждения Размножение драматических и эстрадных произведений указанным Отделом распространения, с согласия автора, не рассматривается как издание (с. 72). Не допускается выплата единовременного вознаграждения по договору о переделке опубликованного произведения применительно к требованиям данного театра. По такому договору театр может лишь выдать автору аванс к счет будущего гонорара за публичное исполнение в пределах гонорара за 5 спектаклей, исходя из среднегодового планового сбора за спектакль. Аванс этот не noï'ip'^ri возврату, если театр откажется от постановки Такой же аванс и на тех же основаниях может быть выдан по договору о постановке неизданного, но уже оплаченного единовременным вознаграждением произведения, если тежр-' хочет закрепить за собой право первой постановки этсг > произведения в данном городе

В случае коренной переработки автором своего опубликованного произведения, допускается выплата повторно единовременного вознаграждения в пределах "э 75% первоначально выплаченного

В случае переработки опубликованных произведений,-написанных для эстрады и цирка на актуальные политические темы, авторам по договорам может выплачиваться^ гонорар в пределах до 50% соответствующих ставок единовременного вознаграждения.

12Ь


Постановление от 20 апреля 1957 г. №325 и инструкция от 5 ноября 1957 г. № 1208 действуют в пределах РСФСР, однако министр культуры СССР рекомендовал министрам культуры союзных республик внести в советы министров республик предложения о новых ставках авторского гонорара за использование сценических произведений.

Совет Министров РСФСР 26 июля 1958 г. за № 847 признал неправильным установленный в настоящее время порядок выплаты авторского гонорара наследникам писателей, ставящий в неравномерное положение наследников различных групп литераторов. В то время как наследникам писателей-драматургов выплата авторского гонорара установлена в половинном размере, наследники писателей-прозаиков и поэтов получают авторский гонорар полностью. Совет Министров РСФСР установил единый для всех наследников порядок выплаты авторского гонорар в половинном размере.

Рассмотрение решений партии по вопросам развития науки, литературы и искусства и законодательства об авторском праве с середины 1945 по 1958 гг. приводит к следующим выводам.

В период завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму руководство развитием науки, литературы и искусства со стороны Коммунистической партии все более и более дифференцируется, охватывая все виды творческой деятельности советских авторов, и становится еще более конкретным и углубленным.

Из постановлений ЦК КПСС, принятых в послевоенные годы, особого внимания заслуживают приведенные выше решения, относящиеся непосредственно к вопросам литературы и искусства, вскрывшие серьезные недостатки в их развитии и указавшие пути преодоления. Большую помощь советской науке в ликвидации недостатков, тормозивших ее рост, оказали упомянутые широкие дискуссии, проведенные в течение 1947–1951 гг. под руководством ЦК КПСС в различных отраслях науки – философии, биологии, языкознании, физиологии и политической экономии, которые обеспечили дальнейшее поступательное движение советской науки.

В последние годы пути развития науки, литературы и искусства были определены решениями XX съезда

122


КПСС. Нельзя переоценивать влияние на литературу п искусство и таких партийных документов, как приветствия ЦК КПСС Второму съезду Советских писателей СССР, Всесоюзному съезду советских художников, Второму Всесоюзному съезду советских композиторов, выступления Н. С. Хрущева под общим названием «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа», постановление ЦК КПСС «Об исправлении ошибок в-оценке опер «Великая дружба», «Богдан Хмельницкий» и «От всего сердца», а также другие партийные документы, приведенные нами выше.

Директивы и решения партии, глубоко анализируя" состояние науки, литературы и искусства как в целом, так и на отдельных участках, и даже разбирая отдельные произведения, отмечают достоинства произведений, показывают отрицательные стороны и намечают пути их преодоления.

ЦК КПСС определяет основные линии дальнейшего развития всех 'отраслей социалистической культуры и ставит ближайшие задачи перед советскими учеными, писателями и деятелями искусства, оказывая всестороннюю помощь п создавая необходимые условия для их успешного разрешения.

Эти задачи особенно выпукло были сформулированы Н. С. Хрущевым на приеме в честь советской интеллигенции в Кремле 8 февраля 1958 г.: «Советская .наука, наша высшая школа должны всегда занимать передовое' место в мире! Дело чести советских ученых – занять ведущее положение во всех областях знаний!...» «Чего-хочется пожелать нашим писателям, деятелям театра, кино, музыки, изобразительного искусства? Больше смелости в исканиях, больше внимания к жизни, к людям! Настойчиво обращайтесь к современности».1

Директивы и решения Коммунистической партии направляют деятельность не только авторов, но также издательств, театров, киностудий, организаций по радиовещанию, телевидению, и проч., которые организуют и проводят^ в жизнь использование авторских произведений обществом.

Из отмеченных нами нормативных актов по авторско--му праву периода 1946–1958 гг. особенного внимания заслуживают следующие.

i «Известия» 9 февраля 1958 г. № 34.

123"


Упомянутое постановление Совета Министров РСФСР от 15 июля 1947 г. № 521, утвердившее новые

•ставки авторского гонорара за литературные произведе-тя, значительно увеличенные против существовавших ранее, обеспечило высокую оплату писательского труда и явилось фактором повышения материальной заинтересованности писателей в своем творчестве. Важное значение имеют новый типовой сценарный договор для художественных фильмов, типовый постановочный договор, ставки авторского гонорара за произведения, записанные на граммофонных пластинках и инструкция по их применению. Серьезные изменения в действующее законодательство РСФСР внесли упомянутое постановление Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. № 325 «Об авторском гонораре за драматические и музыкальные произведения и инструкция по их применению.

Нормативные акты по авторскому праву в рассматриваемом периоде продолжают традиции советского авторского права Они проникнуты всемерной заботой о дальнейшем совершенствовании и развитии нашей науки, литературы и искусства, направлены на обеспечение условий для творческого роста авторов, на заботу о высокой оплате авторского труда и всемерное улучшение материально-бытовых условий, на основе сочетания интересов автора и социалистического общества.

Авторское право стремится к дальнейшему повышению роли издательств, театров, киностудий и т. п. предприятий и организаций в борьбе за качество продукции ^советских авторов, за создание произведений, достойных нашего великого народа и эпохи перехода к коммунизму. Бо^шое внимание авторское право уделяет обеспечению условий для успешной работы творческих союзов авторов, на обязанност i которых лежит не только oxpaiia имущественных и личных интересов авторов, но и забота с совершенствовании ими своего мастерства на основе неустанного повышения их идейно-политического уровня п творческой квалификации, путем оказания им действенной материальной и идейно-теоретической помощи. Творческие союзы авторов ведут свою работу на основе коллегиального обсуждения и дискуссий на заседаниях своих

-съездов, пленумов и исполнительных органов, решения которых являются обязательными для всех членов этих

J24


•союзов Большую роль в подъеме литературы и искусства «союзных и автономных республик играют декады и смотры литературы и искусства, конкурсы и (Ьестивали, проводимые в Москве.

§ 4. Сущность советского авторского права и его основные черты

Изучение основных решений партии, направленных на развитие науки, литературы и искусства, и нормативных актов по авторскому праву за 40 лет помогает уяснению сущности советского авторского права, его роли в строительстве социализма и коммунизма, путей дальнейшего совершенствования и принципиальных отличий от буржуазного авторского права.

Маркс, анализируя в условиях капитализма «нематериальное производство», рассматривал книги, картины и т. п. произведения авторского творчества как товары, потребительные стоимости, которые могут существовать отдельно от производителей и способны к обращению. Маркс считал их результатом первого вида нематериального производства в отличие от второго вида такового, когда продукт не отделим от акта, в котором он производится (труд врача, учителя, актера). Маркс писал, что в этих обоих видах нематериального производства капиталистический способ производства применяется в ограниченной степени, а в большинстве случаев сохраняются переходные формы – работа на торговый капитал, на книгопродавца, хотя эксплуатация авторов может достигать наивысшей степени 1

Эти положения Маркса, а также известный ленинский тезис, что капиталистическое производство начинается там, где средства производства сосредоточены в частных руках, а рабочие, лишенные средств производства, вынуждены продавать свою рабочую силу как товар, приводят И. А Грингольца к выводам, что автор продает не рабочею силу, а продукт труда, что труд автора сугубо индивидуален, не нуждается в особых орудиях производства, что автора нетьзя разорить посредсг-

' См К Маркс Теории              прибаво" юй стоимости,  'i l M,
1955. ce 395–396

125


вом конкуренции, и он остается самостоятельным производителем.1

Приведенные соображения правильны только для периода промышленного капитализма. В эпоху империализма в положении авторов в капиталистических странах происходят существенные сдвиги (на что в дальнейшем указывает и И. А. Грингольц). Авторы продают капиталистам не готовый продукт труда, а по существу свою рабочую силу, которая создает по заказу капиталистов такие произведения, которые имеют большой спрос на рынке или нужны монополиям для иных целей. Труд автора перестает быть сугубо индивидуальным и в ряде отраслей допускает разделение. Автора можно довести до нищеты не посредством конкуренции, а путем бойкота его произведений издателями и другими предпринимателями.

В период господства монополий, таким образом, подавляющее большинство авторов перестает быть самостоятельными товаропроизводителями. Постепенно стирается и грань между первым и вторым видами нематериального производства. Благодаря кино и звукозаписи можно отделить продукт труда актера от того акта, в котором он производится. Такое же отделение стало возможным и по отношению к труду учителя (учебные фильмы, уроки иностранных языков по радио и т. д.).

В. И. Ленин с полной обоснованностью писал, что «свобода буржуазного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от со-Д1ржачия».2

Отправляясь от капиталистических производственных отношений, буржуазное авторское право имеет основной задачей обеспечение максимальной прибыли издателям, хозяевам зрелищных предприятий и других организаций, использующих произведения науки, литературы и. искусства, и является, в первую очередь, правом предпринимателей, а не авторов. Положение большинства авторов в капиталистических странах не лучше, чем положение эксплуатируемых рабочих и служащих. Исключение" составляют те авторы, которые продают свой талант и со-

'  И. А. Грингольц. Права автора сценического произведения. Кандидатская диссертация, 1953 г., ее. 20, 21.
2               В. И. Л е н и н. Соч, т. 10, с 30.

Î26


весть монополиям и получают порой за это щедрую плату.

За последние годы в ряде буржуазных стран были приняты новые законы об авторском праве: в 1954 г. – в Египте,! в 1956 г.–в Великобритании2 и в Мексике,3 в .1957 г. – во Франции4 и в Индии.5

В отдельных случаях авторам удавалось добиться некоторых уступок у капиталистов (французский закон), но это не изменило общего эксплуататорского характера буржуазного авторского права. Е. А. Флейшиц правильно отмечает, что буржуазное авторское право было и остается «не правом авторов, а правом издательств, зрелищных и кинопроизводственных предприятий, радиокомпаний и других предпринимательских организаций».6

Новый французский закон 1957 года называется законом не об авторском праве, а о собственности литепа-турной и художественной. Это положение развивает § I закона.7

Египетский и индийский законы не дают определения авторского права, хотя перечисляют подробно личные неимущественные и имущественные права авторов.8

1 Ë'gvpte Loi sur le droit d'auteur du 24 Juin 1954 Le droit

d'auteur. 1455, pp 60–80 3 GrandeBrétagne Loi sur le droit d'auteur du 5 novembre

1956 Le droit d'auteur, 1957. pp 33–42 53–62, 73 80; 93–

102, 121–125- 137–143 153–155 3 Mexique Loi fédéral s'ir le droit d'auteur du 29 décembre

1956 Le droit d'auteur, 1058, pp 5–11 21–27; 38–40 '' France Loi sur la propriété littéraire et artistique du 11 mars

1957 Le droü d'auteur, 1957, pp 116–121: 133–137

Inde Loi sur le droit d'auteur. ,№ 14 dii 4 Juin 1957 Le droit

d'auteur, 1957, pp 177–184; 201–208, 226–230

'в F А Ф л е и ui и n Предисловие к книге Д Сиджанского и С Кастанос Международная охрана авторского права, 1958, с 7

7 «Автоо произведения ту^овгого творчества пользуется по отношению к этому произведению, им одним созданному, правом нематериальной собственности исключительной и про-тивопотагаемоЛ всем Это право содержит свойства интепе-;-TvaniHbie и моратьны0, определяемые настоящим законоч Существование или заключение договора найма или служба dBTODd 1шоизв°дения духовного творчества не приносит никакого нарушения пользования правом, признанным первым абзацом. (Наш перевод) Le droit d'auteur 1957, p. 116.

s Egypte Loi sur le droit d'auteur du 24 Juin 1954, art 5–24. Le droit d'auteur 1955, pp 62–63 Inde Loi sur le droit d'auteur № 14 du 4 Juin 1957 art 17–29.

127


Мексиканский и английский законы рассматривают авторское право как исключительное право автора на произведение, причем английский закон дает определение природы авторского права.

Различие в определениях авторского права в законодательствах капиталистических стран отражает разногласия по вопросу о его природе в буржуазной науке, на чем мы остановимся в самых кратких чертах.

Буржуазная наука выдвинула многочисленные теории авторского права, рассматривающие его преимущественно как субъективное право автора.

Анализ ряда буржуазных теорий авторского права и разоблачение их классовой сущности дали в своих работах Е. А. Флейшиц,2 М. В. Гордон3 и Б. С. Мартынов.4

Это позволяет нам ограничиться лишь отдельными замечаниями по данному вопросу и остановиться на некоторых высказываниях в буржуазной литературе последних лет, которые не могли быть учтены в работах перечисленных авторов, относящихся к 1939–1940 гг.

Буржуазные теории авторского права можно объединить, несмотря на кажущееся разнообразие концепций и формулировок, в следующие группы: 1) теории авторской собственности, 2) теории авторского права как особых

1 Mexique. Loi fédéral sur le droit d'auteur du 29 décembi e-1956, art 1 Le droit d'auteur 1957, p 33. Grand e-B r é t a g n e Loi sur le droit d'auteur du 5 novembre-1956, art 1 Le droit d'auteur 1957, p. 33. В нашем переводе ст 1 английского закона гласит: «В настоящее законе термин авторское право по отношению к произведению понимается как исключительное право на основании и за исключениями постановлений настоящего закона совершать и разрешать другим лицам совершать определенные действия. относящиеся к этому произведению в Соединенном Королевстве или во всякой другой стране, в которой применяются постановления, относящиеся к этому закону».

2 Е А. Ф л е и ш и ц Личные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран Ученые труды Всесоюзного института юридических наук, вып. VI 1941, ce. 58–62, 153– 168

3 M В. Г о р д о н. Основные проблемы советского авторског» права. Докторскчя диссертация, 1940. ce. 114–145.

4 Б. С. M a p т ы н о в. Основные проблемы авторского права на литературные произведения Докторская диссертация, 1940,. ce. 95–173

128


имущественных прав автора, 3) теории авторского права как личных прав автора и 4) теории авторского права как сочетания имущественных и личных прав автора.1

Наибольшее распространение получила теория авторской собственности, представители которой стремились втиснуть субъективные права автора на созданное им произведение в рамки субъективных прав собственника.

Об авторской собственности писателей, композиторов и художников было прямо записано еще в декрете французского Конвента от 19/24 июля 1793 г.

Авторское право, как собственность автора, рассматривали представители немецкой идеалистической философии Гегель и Фихте.

Гегель писал, что приобретатель книги получает нa нее право собственности, но ее автор остается собственником того способа воспроизведения книги, которым могут воспользоваться все, не имеющие для этого особой подготовки. Этот способ воспроизведения автор сохраняет за собой как свое выражение.2

Фихте различал в книге элементы материальный и духовный. Последний, в свою очередь, Фихте делил на мысли, составляющие содержание книги, и способы их выражения. Покупатель книги становится собственником материального элемента и может усвоить содержание книги, если употребит для этого необходимый труд. Однако способ выражения мыслей, их взаимная связь, последовательность изложения и обороты речи составляют исключительную собственность писателя, на которую никто не вправе посягать.3

Теорию авторской собственности поддерживали также буржуазные экономисты А. Вагнер,4 А. Шеффле5'

1 Е. А. Ф л е и ш и ц объединяет первую и вторую группы теории См «Личные права в гражданском праве СССР и капиталистических стран».–Ученые труды ВИЮН. 1941, вып. VI,-ее. 153–157.

2 См. Hegel's Werke. Berlin, 1845, В. VIII, ss. 105–110.

3 J. G. Fichte's Sämmtliche Werke. Berlin 1846, ss. 31–33.

4 A Wagner. Lehrbuch der Politischen Oeukonomie, Grundlegung, 1875, s. 571.

5 A.Schäffle. Die nationaloekonomische Theorie der ausschlis-senden Absatzverhaltnisse, 1861, s. 110.

12»


и ряд буржуазных цивилистов: Лабуле,' Эйзенлор,2 Табашников,3 Дернбург,4 Копингер,5 Пуйе6 и другие.

Срочный характер имущественных правомочий авторов, ряд иных специфических особенностей авторского права и необходимость хотя бы внешней декларативной охраны личных имущественных правомочий авторов решительно расходились с общепризнанным в буржуазной науке пониманием права Собственности и вызвали возникновение иных теорий авторского права.

Некоторые буржуазные авторы взамен теории авторской собственности выдвинули конструкцию авторского права как особых имущественных прав, возникающих у автора в силу создания им произведения духовного творчества. Эти права дают автору возможность воспрепятствовать использованию созданного им произведения кем-либо без согласия автора, но отличаются от права собственности тем, что направлены на нематериальный объект.

Представителями этих теорий были Ренуар,7 Роген,8 Шершеневич,9 и другие.

Ряд других буржуазных цивилистов–Блюнчли,'0 Ортлоф,11 Гарейс,12 Гирке13 и прочие видели в авторском

1 Laboulaye. Étude sur la propriété littéraire en France et Anglettaire au XVIII siècle,, 1858, p. 22.

2 E i s e n l o h r. Das literarisch-artistische Eigentum und Verlagsrecht, 1855, s. 44.

3 И. Г. Т а б а ш н и к о в. Литературная, музыкальная и художественная собственность, 1878, с. 174.

4 Dernburg Das bürgerliches Recht des deutschen Reiches und Preussens, 1910, B. VI, s. 38.

5 Copinger. The law of Copyright, 1909, pp. 2, 40–44.

* P o u i 11 e t. Traité théorique et pratique de la propriété littéraire et artistique, 1908, p. 26.

7 Rénouard. Traité des droits d'auteur, 1838, p. 466.

e R o g u i n. La regle de droit, 1889, p. 308.

s Шершеневич. Авторское право на литературное произведение, 1891, с. 69.

10 В l u n t s с h l i. Deutsches Privatrecht, 1866, ss. 110–112.

11 0 r 11 о f f Das Autor und Verlagsrecht. Jahrbuch für Dogmatik,

1861, B. V, ss. 288, 289, 316. лг G a r e i s. Das Juristische Wesen der Autorrechte sowie die

Firmen und Markenschutzes. Archiv für Theorie und Praxis,

1887, B. XXXV, ss. 196–198. 13 G i e r k e. Zeitschrift für das gesammte Handelsrecht, 1884,

B. XXIX, s. 271.

130


праве прежде всего личное право. Они считали, что это право–результат творческой деятельности автора, выраженной в произведении. Авторское право остается личным и не переходит в имущественное. Произведение автора они рассматривали как часть его личной сферы.

К последней группе теорий следует отнести концепцию «двойного» авторского права, признающую наличие у автора и личных, и имущественных прав, которые существуют параллельно. Сторонниками таких взглядов являются Колер,' Пикар,2 Остеррит,3 Альфельд, Эльстер5 и многие другие цивилисты.

К этой же группе надо отнести и Олянье, который считает, что автор дарит обществу свои творения, получая, в свою очередь, от одаряемых гонорар.6

Классификация теорий авторского права носит в значительной мере условный характер, так как не исчерпывает всего разнообразия формулировок, даваемых отдельными авторами. Кроме того подвижны и грани между упомянутыми теориями. Ряд сторонников «двойного» авторского права рассматривает его как соединение духовной собственности на произведение с личными неимущественными правами автора на последнее и т. д.

Различие во взглядах авторов и в формулировках нормативных актов–только словесное и не препятствует эксплуатации авторов издателями и другими предпринимателями.

Буржуазная литература последних лет имеет преимущественно прикладной характер. Основное внимание уделяется анализу законодательства и судебной практики в отдельных отраслях авторского права, особенно новых (кино, радио, телевидение и т. п.). .Вышли в свет пер-

1 К о h l e r. Das Autorrecht. Jahrbuch  für Dogmatik, 1880,.B. XVIII, s. 288.

2 Picard. Embriologie juridique. Journal de droit international1 privé, 1883, p. 586.

3 Osterriet h. Altes und Neues zur Lehre vom Urheberrecht, 1892, s. 78.

4 A 1 fei d. Urheber und Erfinderrecht, 1923, s. 3.

5 Elster. Urheber und Erfinder. Warenzeichen und Wettbe-

werbstrecht, 1928, ss. 6–8. * Olagnier. Le droit d'auteur, 1934, v. l, p. 5–42.

131


вдые-томы всемирной энциклопедии авторского права и дэазные справочники.2 Теоретическим проблемам авторского права уделяется меньше внимания и ничего существенно нового в этой области нет.

Французская и англо-американская доктрины по-прежнему преимущественно поддерживают теорию авторской собственности.

Д. Сиджанский и С. Кастанос в работе, опубликованной в Лозане в 1954 г., пишут, что «кроме Франции, Англии и Соединенных Штатов другие страны более или менее отказались от теории права собственности в применении к авторскому праву».3 Однако это утверждение устарело, так как более поздние работы говорят о возрождении теорий духовной собственности и в Федеральной Германской республике. На это указывает Де Боор в «Письме из Германии»» приводя взгляды Губмана. Об оживлении идеи духовной собственности в Федеральной Германской республике пишет Г. Ребер, анализируя : взгляды не только Губманна, но также Лемана, Ермеке я других сторонников этой теории.5

1 См. G. L у о n-C aen et P. Lavigne. Traité théorique et

pratique de droit de cinéma francais et comparé, Pars, 1957, vv. l,

'11.

^Q. Roeber. Die Urheberschaft am Film. Baden-Baden, 1956.

R. S a rant é et M. Qorlin. Droit la cinématographie. Paris, 1955.

'H. Hunter, Hauff e. Der Künstler und sein Recht. Berlin, 1954.

. J. H. R e n o u l d. Droit d'auteur. Contrat d'adaptation. Bruxelles, 1955.

E. Schulze. Urheberrecht in der Musik lind die deutsche Urheberrechtgesellschaft (GEMA), Berlin, 1956 и др. работы, См. World Copyright an encyclopedia in four volumes by H. L. Pinner. Leiden, v. 1, 1953, v. 11, 1955. K. Haertel, G. Schneider. Taschenbuch der Urheberrechts. Berlin, 1955.

P. Monnet. Nouveau mémento de la propriété littéraire pour la France et l'étranger. Paris, 1954. R. W i n с о г. How to secure copyright. New-Vork. 1957, и другие издания.

3 Сиджанский и Кастанос. Международная охрана авторского права (русский перевод). 1958, с. 51.

4 De Boor. Lettre d'Allemagne.Le droit d'auteur 1955, p. 154. • s G. R о e b e r. Urheberrecht oder geistigen Eigentum. Baden-Baden, 1956, ss. 9–14.

t32


Поскольку теории авторской собственности пользуются популярностью во Франции, США, Англии и ФРГ, мы полагаем, что их можно считать ведущими в капиталистическом мире. Ряд современных цивилистов даже названия своих работ по авторскому праву связывают с этими теориями.

«Успехи» теории авторской собственности не дают, однако, оснований для суждения о характере законодательства об авторском праве тех стран, которые следуют за этой теорией. Французский закон 1957 г. о собственности литературной и художественной, хотя и отстаивает в первую очередь интересы предпринимателей, а не авторов, все же несколько прогрессивнее законодательств других буржуазных стран, не признающих теории авторской собственности.

Большинство буржуазных цивилистов либо воздерживается от социально-политической оценки авторского права (как и других институтов своего гражданского права), либо маскирует их классовый характер. Однако отдельные ученые, хотя и с идеалистических позиций, выступают с резкой критикой своего авторского права и тех интересов, которые оно охраняет.

Р. Саватье пишет, что «подлинное назначение искусства в том, чтобы служить идеалу, тогда как потребность в деньгах подчиняет художника богатым людям, которые за свои деньги требуют от художника такого удовлетворения своих потребностей, которое зачастую не согласуется с идеалом художника».2 В другом месте той же работы Саватье пишет, что «торговец литературой заставляет под своим именем работать «негра», то есть художника или писателя – раба, вдохновение и творчество которого он себе ложно присваивает. Эта ложь существует. Есть эксплуатируемые писатели. Бесполезно отрицать

1 См. H. Désbois. La propriété littéraire et artistique. Paris,

1953.

A. F r a n с о n. La propriété littéraire et artistique en Grand-Bretagne et aux États-Unis, 1955.

Ph. Wittenberg. The law of litterary property. New-York» •I 957. H. H u b m a n n. Das Recht des Schöpferischen Geistes. Berlin,

1954.

'R. Plaisant. Propriété littéraire et artistique. Paris, 1954 и другие авторы. "2 R. S'a vatier. Le droit de l'art et des lettres 1953, p. 14.

133


паразитическую эксплуатацию подобных неизвестных писателей и художников»'

Эта яркая характеристика положения автора определяет и сущность авторского права в капиталистических странах.

В основе советского авторского права лежат социалистические производственные отношения, что обусловливает его принципиально иную сущность.

Произведения науки, литературы и искусства в нашей стране имеют своим назначением не извлечение прибыли, а развитие социалистической культуры для построения коммунистического общества.

Для авторов же создание этих произведений является осуществлением права на труд и на вознаграждение по-принципу социализма, а также обязанности трудиться на пользу общества.

Между авторами и социалистическими организациями, осуществляющими воспроизведение и распространение их произведений, существуют отношения не эксплуатации, а товарищеского сотрудничества и взаимной помощи в деле совершенствования произведения и обеспечения наилучшего его использования обществом. Требования рентабельности и хозяйственного расчета не снимаются с этих организаций, но имеют ограниченное значение. Государство расходует большие средства на издание и постановку произведений, а также всемерно поддерживает материально советских авторов и их объединения.

В нашей стране авторский гонорар, являясь вознаграждением за труд, представляет собой распределение доли национального дохода в пользу авторов соответственно количеству и качеству труда, затраченного ими на создание произведений, используемых обществом.

Регулирование авторской деятельности в нашей стране представляет собой сложный процесс. Его целью является привлечение к авторскому творчеству широких народных масс и создание произведений высокой научной, литературной и художественной ценности, которые могут быть использованы для строительства коммунизма.

«В условиях социалистического общества наука является величайшей творческой силой, силой созидания, она служит человеку, народу, его счастью. Советские

i Op. cit., p. 39.

Î34


ученые порадовали нашу Родину великими открытиями ц научными достижениями».'

Однако мы в то же время не отказываемся от использования достижений передовой мировой науки и ставим их также на службу коммунистическому строительству.

«Советские писатели, художники, композиторы, деятели театра и кино порадовали народ новыми крупными достижениями. Они активно участвуют в общей борьбе за торжество великих идеалов коммунизма, за воспитание нового человека...».2

Вместе с тем мы широко используем для строительства коммунизма сокровища прогрессивной мировой литературы и искусства.

Не нужны нам произведения, враждебные марксизму-ленинизму, имеющие низкий идейный уровень, использующие идеалистические и формалистические концепции, либо слабые по форме. Они могут нас интересовать только тогда, если являются идейным оружием наших врагов, с которым мы должны быть хорошо знакомы.

Советское авторское право является одним из важных факторов регулирования авторской деятельности. Выражая волю всего народа и директивы Коммунистической партии по вопросам науки, литературы и искусства, нормы авторского права, обеспечивают их проведение в жизнь.

Авторское право направлено также на создание авторам произведений науки, литературы и искусства необходимых материальных и идеологических условий для развития и совершенствования своего творчества. Правовые нормы устанавливают высокую оплату авторского труда, льготы и преимущества в отношении жилой площади, уплаты налогов, обеспечения на случай болезни и старости. Авторское законодательство охраняет и имущественные и личные права авторов, но, наряду с правами, законодательство возлагает на авторов и юридические обязанности, на анализе которых мы остановимся в последующих главах.

Регулирование авторской деятельности в нашей стра-

1                H. С. Х p у щ е в. Речь на приеме советской интеллигенции

8 февраля 1958 г. «Известия» 9 февраля 1958 г. № 34.
л               Н. С. Х
p у щ е в. Та же речь.

13&


не не сводится к изданию законов об авторском праве ie их осуществлению. Гигантская творческая деятельность. десятков и сотен тысяч трудящихся в области науки, литературы и искусства есть прежде всего результат политики Коммунистической партии, которая находит свое отражение не только в законодательстве, но и в непосредственной деятельности государственных органов и общественных организаций. Они создают материальную базу и обеспечивают прочие необходимые условия для расцвета всех отраслей интеллектуального творчества.

Партия воспитывает авторов в духе марксистско-ленинской идеологии советского патриотизма, служения народу, высокой принципиальности, уверенности в победе коммунизма. «Главным методом партии в деле воспитания художественной интеллигенции был и остается метод убеждения, разъяснения важнейших задач коммунистического строительства. Партия глубоко вникает в процессы художественного творчества, горячо поддерживает все передовое, прогрессивное, развивает творческую инициативу и активность деятелей искусства».1 Партия стремится помочь развертыванию принципиальной товарищеской критики прежде всего в творческих организациях авторов, критики, проникнутой желанием помочь художнику занять правильные позиции, понять. недостатки своего произведения и их преодолеть. Глубоко анализируя состояние отдельных отраслей науки»,. литературы и искусства и даже отдельные произведения,. и подмечая имеющиеся недостатки, партия дает справедливую оценку его положительных и отрицательных сторон, способствуя этим творческому росту авторов и совершенствованию отраслей нашей культуры.

Директивы партии оказывают также и непосредственное влияние на писателей, работников науки и искусства, мобилизуя их творчество на осуществление конкретных задач коммунистического строительства.

Партия направляет деятельность и тех социалистических организаций, которые должны издавать, ставить. на сцене, экранизировать и использовать иными способами произведения авторов.

ЦК партии, анализируя деятельность советских издательств и других учреждений и организаций, осуще-

«Путь советской музыки–путь народности и реализма».– «Правда 16 июня 1958 г. № 167 .

136


«ствляющих использование произведений авторов, вскрывает имеющиеся недостатки в работе и помогает их ликвидации.

Однако ни директивы партии, ни нормы права, в которых они воплощены, нисколько не посягают на свободу авторского творчества, на выбор авторами формы, жанра, стиля. Советские авторы создают произведения отнюдь не по указке партии или закона. Подлинные советские авторы любят народ, идут вместе с ним и до конца преданы делу коммунизма. Они творят совершенно свободно, только по велению своего сердца.

На авторскую деятельность косвенно влияет также план и связанный с ним бюджет нашего государства. Степень влияния плана на отдельные отрасли авторского творчества различна.

Народнохозяйственный план влияет не только на основные направления советской науки, но и на профиль каждого научного учреждения, его тематику, а также предполагает координацию научной работы в масштабе СССР и каждой союзной республики. Это создает огромные преимущества для советской науки, обеспечивая возможность тесной увязки научной работы с задачами коммунистического строительства и сосредоточения усилий ряда научно-исследовательских учреждений и тысяч научных работников на решении важнейших научных проблем.

Созданию советских искусственных спутников земли, межпланетной ракеты и другим великим научным достижениям последних лет мы обязаны великому труду и бессмертному научному подвигу советских ученых, инженеров и рабочих, а также руководству Коммунистической партии и преимуществам советского общественного и государственного строя, к числу которых относится и планирование науки.

План косвенно влияет и на темпы развития литературы и искусства. Издательская деятельность зависит и от количества бумаги, пропускной способности полиграфических предприятий, роста библиотечной сети, покупательной способности 'населения и т. д.

Развитие авторского творчества в области драматургии, музыки, хореографии, кинематографии, телевидения, сценического и смежных с ними отраслей искусства стимулируется также и ростом числа зрелищных предприя-

137


tu и, киностудий, телевизионных центров, кинотеатров? и т. д., а равно количеством запланированных театральных постановок, намеченных к выпуску кинофильмов и т. д.

Создание произведений архитектуры, живописи и иных видов изобразительных искусств значительно активизируется огромными масштабами строительства,. особенно зданий и сооружений общественного пользования, развитием музейной сети, ростом закупок кар--uiH, скульптур, и т. п. произведений.

Использование произведений науки, литературы и;

искусства, происходит на началах хозяйственного расчета. Однако в ряде случаев, если этого требуют интересы социалистической культуры, государство принима-ег на себя полностью или частично расходы,, связанные с использованием произведений обществом. Ряд театров, издательств и других культурных учреждений получает' государственные дотации, а научно-исследовательские' учреждения, выставки, музеи содержатся за счет государства.

Авторское право регулирует отношения, возникающие между авторами произведений науки, литературы № искусства и теми учреждениями, организациями, предприятиями и лицами, которые используют эти произведения. Специально анализу авторских отношений посвящены последующие главы работы, а пока мы ограничимся лишь предварительными замечаниями по этому вопросу.

Некоторые субъективные права возникают у автора и пользуются охраной государства уже с момента создания произведения и даже отдельных фрагментов, эскизов и т. д. Однако их круг не велик и ограничивается субъективными личными правами – авторства, на воспроизведение и опубликование произведения и на его неприкосновенность.

Если же автор заключит договор на использование произведения с социалистическими организациями (или гражданами), либо если используют произведение без его согласия, у автора, как правило, возникает правомочие на получение вознаграждения.

Произведение пользуется охраной авторского права, если оно является продуктом трудовой творческой дея-

138


тельности автора, который сам в результате своих трудовых усилий создал произведение, а не поручил это, хотя бы под своим руководством и наблюдением, другим лицам; это произведение должно существенно отличаться от других аналогичных произведений и быть отменено печатью индивидуальности автора.

Вознаграждение автора по своему характеру может быть различным: или авторский гонорар, или заработная плата. И тот и другой вид вознаграждения автора является трудовым и должен соответствовать количеству и качеству труда, однако между авторским гонораром и заработной платой есть существенные различия. Как правило, заработная плата устанавливается авторам, находящимся в штате учреждений, организаций и предприятий в соответствии со ставками, утвержденными в установленном порядке. Заработная плата регулируется трудовым законодательством и уплачивается даже в тех случаях, если автор еще не создал произведения, и вне зависимости от того, принято ли произведение к использованию или нет. Автор – штатный работник – получает наравне с другими работниками также гарантии и компенсации, предусмотренные трудовым законодательством.

Авторский гонорар, как правило, уплачивается только в случае принятия произведения к использованию соответствующей социалистической организацией, хотя допущено и авансирование по договорам авторского заказа. Уплата авторского гонорара регулируется гражданским правом. Хотя размер авторского гонорара должен устанавливаться с учетом количества и качества затраченного труда, однако практически не всегда достигается эта соизмеримость. Авторский гонорар, как правило, уплачивается тогда, если произведение принято к использованию социалистической организацией. Не исключены случаи, когда общественно-полезное произведение, на которое автор затратил много труда, не принимается к использованию, так как уже заключен договор с другим автором на аналогичное произведение. Размер авторского гонорара зависит в значительной мере от тиража и переизданий. Обычно большими тиражами издаются, а также переиздаются произведения высокого качества, но бывает и иначе. Собрание сочинений Ньютона пользуются меньшим спросом, чем собрание сочинений Шолохова не потому, что оно ниже по качеству, а в силу того, что со-

139


чинения Ньютона нужны небольшому кругу специалистов, а Шолохова читают широкие народные массы. Тираж зависит также от злободневности произведения. Пользуются большим спросом произведения развлекательного характера, приключенческая литература и проч. Граммофонные пластинки с так называемой легкой музыкой покупают больше, чем с произведениями Баха и т д. Следовательно, тираж и степень спроса, определяющие в конечном счете сумму авторского гонорара, далеко не всегда являются верными критериями достоинства произведения.

Кроме авторского гонорара, никаких гарантий и компенсаций автор, отношения которого с социалистической организацией регулируются гражданским правом, не получает. В ряде областей авторского творчества – наука, архитектура, прикладное изобразительное искусство, кино,–преимущественно применяется оплата автору заработной платы, и авторские отношения регулируются большей частью трудовым законодательством. В других отраслях авторской деятельности преобладает система авторского гонорара, и авторские отношения чаще регулируются нормами гражданского права.

Гражданско-правовая или трудовая форма регулирования отношений между авторами и социалистическими организациями, как правило, устанавливается государством в зависимости от специфики той или иной отрасли авторского творчества. В отдельных случаях выбор первой или второй 'формы предоставлен усмотрению сторон – автора и социалистической организации.

Удельный вес норм гражданского права в регулировании авторских отношений выше удельного веса норм трудового права, однако и последние представляют собой достаточно ощутимую величину.

Нормы гражданского права применяются, главным образом, в договорных отношениях авторов с социалистическими организациями (кроме трудовых договоров), при предъявлении исков о возмещении ущерба, причиненного нарушением авторского права, при использовании авторами жилищных льгот, при наследовании авторского» права и т. д.

Среди нормативных актов по авторскому праву мы 'встречаем законы, определяющие основные положения авторского права, постановления советов министров.

140


СССР и союзных республик, относящиеся к гонорарному законодательству и отдельным вопросам авторского права, приказы и инструкции министерств, утверждающие" типовые авторские договоры, отдельные ставки авторского гонорара и регулирующие некоторые иные вопросы авторских отношений.

Важную роль в правовом регулировании авторских öl ношении играют типовые авторские договоры. Они имеют нормативный характер и содержат элементы и императивные и диспозитивные. Общее начало, относящееся ко всем авторским типовым договорам, таково, что если условия конкретного договора ухудшают положение авторов по сравнению с типовым договором, такие условия недействительны, и надлежит руководствоваться типовы-вьш договором. Однако, если в конкретные договоры с авторами включены условия, улучшающие положение авторов по сравнению с условиями, предусмотренными законодательством и имеющими императивный характер" (например, повышенные ставки авторского гонорара), подобные условия также недействительны и должны быть. приведены в соответствие с законом.

Типовые авторские договоры – издательский, постановочный, сценарный и иные, несмотря на специфику каждого из них, содержат ряд общих черт. Это позволило» И А. Грингольцу, а затем А. И. Ваксбергу, выдвинуть-обоснованные предложения о создании единого договорного типа – авторских договоров.

Существенную роль в регулировании авторских отношений играют и нормы трудового права. В литературе^ было высказано в свое время предложение считать авторское право частью трудового права,2 которое, однако,. не получило поддержки.

Ряд авторов – работники научно-исследовательских учреждений, професоорско-преподавательский состав высших учебных заведений, архитекторы, работающие в архитектурных мастерских, работники искусств, состоящие

1 И. А. Грингольц. Права автора сценического произведения в СССР Автореферат кандидатской диссертации, 1953, с 14

А И Ваксберг Некоторые вопросы советского авторского права–Советское государство и право, 1954, № 8, ce 40, 41

aД M Генки и. Предмет трудового права «Государство и псаво» 1940 г, № 2

14li


в штате промышленных предприятий и создающие художественные произведения, используемые в изделиях промышленности, штатные работники печати, которые пишут фельетоны, очерки и др. произведения в силу служебного задания – таков неполный перечень авторов, отношения которых с учреждениями, организациями и предприятиями, где онч работают, регулируются трудовым правом и лишь частично нормами гражданского {авторского) права.

Нормы трудового права, регулирующие эти авторские отношения, имеют значительные пробелы. Применят ется общее законодательство о труде, которое не учитывает специфики правового регулирования авторских отношений, и отдельные случайные ведомственные акты. Приведенные нами выше постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР «О ставках вознаграждения за использование в промышленности произведений изобразительных искусств» и постановление Народного комиссариата труда СССР «Об условиях труда работников искусств, печати и просвещения, обслуживающих нанимателя по отдельным заданиям» устарели и фактически почти не применяются. В результате отношения социалистических организаций с авторами, создающими произведения в силу служебных заданий, не урегулированы должным образом и предоставлены усмотрению отдельных ведомств и организаций. Этот пробел должен быть восполнен.

В регулировании авторской деятельности участвуют также нормы административного права. Инструкции ' и иные нормативные акты, регулирующие деятельность издательств, театров и других зрелищных предприятий, киностудий, организации по радиовещанию, телевидению и прочих, оказывают существенное влияние при отборе произведений и авторов, с которыми заключаются договоры на использование произведений (издание, публичное исполнение, передача средствами кинематографии, радио и телевидения). Нормы административного права оказывают известное влияние и на деятельность творческих союзов авторов, состоящих при союзах фондов, управлений по охране авторских прав и проч., хотя непосредственное управление их деятельностью осуществляется самими членами творческих союзов через избираемые ими органы.

142


Частично регулируют авторские отношения нормы гражданского процессуального права, приравнивающие, как мы видели ранее, авторов в отношении ряда процессуальных льгот к рабочим и служащим.

Нормы финансового права регулируют налоговое обложение авторов, устанавливая для них существенные льготы, о которых мы упомянули ранее.

Наконец, уголовное право предусматривает уголовную ответственность за сознательный выпуск чужого произведения под своим или чужим именем, либо за умышленное использование произведения вопреки воле его автора. Однако, практического применения нормы уголовного права об ответственности за нарушение авторского< права почти не имеют.

Таким образом, нормы права, охватывающие многообразные стороны авторской деятельности и использования ее результатов, относятся к различным отраслям права В этом комплексе ведущую роль играют нормы гражданского права, а поэтому авторское право в целомь рассматривается как институт гражданского права.

Определяющее значение для нашего авторского права имело до сих пор общесоюзное законодательство vs нормативные акты Российской Федерации.

«Основы» авторского права СССР 1928 г. оставили широкий простор для законодательства союзных республик. Согласно ст. ст. 17 и 19 «Основ» в компетенцию союзных республик входит издание нормативных актов,, регулирующих: издательский договор на литературные-произведения (его обязательное содержание, предельный? срок действия, нормы гонорара при определенном тираже, срок выпуска издания) ; издательские договоры на произведения музыкальные, изобразительных искусств, фотографии, а также постановочные договоры, порядок возмещения убытков, причиненных нарушением авторского права.

На основе общесоюзного закона ряд союзных республик издал республиканские законы или постановления советов министров об авторском праве.

Судебная практика по вопросам применения законодательства об авторском праве не отличается последовательностью и нередко противоречива. Отсутствуют руководящие указания Пленума Верховного Суда СССР по этой категории дел, если не считать двух действующих

143


указаний Пленума от 20 ноября 1933 г., не имеющих, существенного значения.

В литературе имеется ряд определении советского авторского права. В одних определениях авторское право рассматривается с субъективной стороны и определяется как совокупность личных и имущественных прав автора на созданные им произведения науки, литературы и искусства.'

В других определениях выдвигается на первый план объективная сторона авторского права, и оно рассматривается как совокупность правовых норм, регулирующих отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений авторов.2

М. В. Гордон а своей монографии определяет советское авторское право как «особую часть гражданского права, регулирующую отношения лиц и организаций, связанные с созданием и использованием новых произведений литературы и искусства».3

В монографии Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц сначала определяется советское авторское право в объективном смысле как «совокупность норм, установленных Советским государством для регулирования определенного круга общественных отношений, именно тех, которые возникают в связи с созданием авторами произведений науки, литературы и искусства и их использованием».4

1 Учебник гражданского права для вузов 1944, т. II, с. 223. То же для юридических шкод, 1940, с. 251 и последующие издания учебника для юридических школ 1945 и 1947 гг. Б. С. Л1 а р т ы н о в. Право авторства в СССР. Ученые труды ВИЮН. вып. IX, 1947 г. и др.

* Учебники гражданского права для вузов 1944, т. II, с. 223;

1951, т. II, с. 351. То же для юридических школ 1950, с. 545. А. И. В а к с б е р г. Издательский договор по советскому гражданскому праву. Автореферат кандидатской диссертации, 1954 г., с. 5. И. А. Грингольц. Права автора сценического произведения в СССР. Кандидатская диссертация, 1953 г., с. 13. И. А. Грингольц пишет «Советское авторские право как правовой институт представляет собой совокупность норм, регулирующих отношения, которые возникают с созданием и использованием (изданием, публичным исполнением, публичным показом) произведений науки, литературы и искусства», но делает оговорку, что такое определение носит сугубо предварительный характер,

3 M. В. Гордон. Соеетское авторское право 1955, ce. 17,18. ,4 Б. С. А н т и м о н о в и Е. А. Флейшиц. Авторское право, 1957, с. 5.

144


Далее, авторы определяют субъективное авторское право, как «комплекс отдельных правомочий, закрепленных за автором законом: ст. ст. 7 и 18 Основ авторского права СССР и дополняющими их нормами законов союзных республик об авторском праве».'

Нам представляется, что в перечисленных определениях авторского права (и объективного и субъективного) нет достаточного отражения его специфики v роли в строительстве социалистической культурад.

Мы считали необходимым указание в самом определении на специфику советского авторского права и на цель, которую оно преследует.2

В. И. Серебровский в своей монографии детально подчеркивает эти моменты и определяет советское авторское право «как систему правовых норм, регулирующих отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства, в целях всемерной охраны интересов авторов и стимулирования их творческой деятельности на создание полноценных в идейно-теоретическом и художественном отношениях произведений, а также наиболее широкого распространения среди трудящихся произведений, могущих служить развитию и укреплению многонациональной социалистической культуры, построению коммунистического общества».3

На наш взгляд, это определение правильно выражает сущность советского права, его специфику и цели, но велико по своим размерам. Определение, данное нами в упомянутых статьях, после сокращения мы формулируем следующим образом.

Советское авторское право есть совокупность правовых норм, регулирующих отношения, возникающие при

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц. Авторское право, 1957, с. 41.

В. И. Корецкий. Некоторые вопросы авторского права в Таджикской ССР. Ученые записки Таджикского университета, Труды юридического факультета, 1955, вып. 3, с. 84. Он же. К пересмотру законодательства об авторском праве, Те же «Труды», 1956, вып. 4, с. 76. В. И. С е р е бр о в с к я н. Вопросы советского авторского права, 1956, с. 11.

145


создании и использовании таких произведении науки,-литературы и искусства, которые являются результатом' трудовой творческой деятельности авторов и способствуют развитию социалистической культуры.

Являясь важным фактором строительства социалистической культуры и всемерно охраняя интересы авторов, наше авторское право нуждается, однако, в дальнейшем' совершенствовании.

Законодательство по авторскому праву еще отстает от директив партии в этой области Имеется ряд существенных пробелов в правовом регулировании трудовых отношений с авторами, состоящими в штате учреждений организаций и предприятий и создающими произведения в силу служебных заданий (научные работники, художники и скульпторы, произведения которых используются в промышленных изделиях, архитекторы и др ). Почти. отсутствуют нормативные акты, регулирующие авторские отношения в сфере радиовещания, телевидения, звукозаписи. Не разрешен законом вопрос об авторских правах артистов, занятых исполнительской деятельностью. Недостаточно разработаны ставки и техника применения:

гонорарного законодательства, в результате чего оплата авторов иногда бывает завышена и не соответствует принципу социализма; имеет место и заниженная оплата авторского труда. Существенный сдвиг в деле упорядочения ставок авторского гонорара, сделанный в инструкции по применению постановления Совета Министров-РСФСР от 20 апреля 1957 г. № 325, утвержденной 5 ноября 1957 г № 1208, необходимо развить дальше.

До сих пор наше авторское право представляет собой преимущественно кодекс личных и имущественных-прав авторов и в меньшей мере – их юридических обязанностей Необходимо дополнить его нормами, устанавливающими повышенную ответственность авторов за выполнение последних

Настало время пересмотреть компетенцию государственных органов СССР и союзных республик в деле издания нормативных актов по авторскому праву и устранить излишнюю м^ожр^твенность таковых.

Ко1ифи1-3111 ! ь ^ p?PoTLi ра''р"рн'чщиеся в СССР и в союзных респ\ бликах, ставят на очередь вопросы кодификации авторского права и его совершенствования. Нормы советского авторского права оказали большое

146


влияние на возникновение и развитие законодательства об авторском праве стран народной демократии

Оставаясь в рамках нашей работы, мы не можем рассмотреть последнее и ограничимся отдельными замечаниями.

Социалистический характер авторского права явствует из законодательства каждой народно-демократической республики, но наиболее выпукло выражен в ст. I болгарского закона: «Настоящий закон регулирует отношения, связанные с произведениями литературы, науки и искусства, с целью содействия строительству и расцвету социалистической культуры Народной Республики Болгарии, облегчения внедрения и распространения указанных произведений среди трудящихся, а также обеспечения и защиты интересов авторов, с тем чтобы эти интересы были в согласии с интересами народа» 1

Аналогичную формулировку мы встречаем в более тюзднем чехословацком законе об авторском 'праве2 Не содержит определения авторского права новый румынский указ об авторском праве от 18 июня 1956 г.3

Один из буржуазных авторитетов в области авторского права Г. Дебуа, анализируя болгарский, польский и чехословацкий законы об авторском праве и ссылаясь на упомянутые ст. I болгарского и чехословацкого законов, пишет, что «все три закона проникнуты одной идеологией» (подразумевается социалистической – В. К.) и добавляет, что «юристы западных стран не должны оставаться безразличными к эволюции законодательства Восточной Европы».4

Новые законы об авторском праве были изданы также в Албании (декрет-закон от 24 сентября 1947 г), в Румынии (декрет от 27 июня 1956 r ) и Югославии (закон от 9 июля 1957 г.). Венгрия и Германская Демократическая Республика сохранили прежние законы об авторском праве, дополнив их отдельными нормативными актами, однако и в этих странах авторское право перестало

1 Закон, принятый IV Сессией Народного Собрания Народной Республики Болгарии 1 ноября 1951 г–Гражданское законодательство Народной Республики Болгарии, 1952, с 201.

2 Бюллетень чехословацкого права 1954, № 1, см § 1

3 Le droit d'auteur 1957, pp 156–160 < H Desbois L'évolution législatif dans les États de Г Europe orientale Le droit d'auteur, 1957, p 42

147


быть правом издателей и других предпринимателей и носит социалистический характер.

В развитии законодательства об авторском праве народно-демократических республик Европы И. А. Грингольц предлагает выделить четыре этапа: 1) использование старого законодательства, 2) проведение нового гонорарного законодательства и договорного регулирования при сохранении старых законов, 3) принятие новых законов об авторском праве и 4) издание на основе последних нового гонорарного законодательства, охватывающего все стороны авторского творчества. И. А. Грингольц считает,. что «на всех этих этапах развивается социалистическое авторское право... Изменение законодательства происходит только тогда, когда налицо обе предпосылки: объективная – социально-экономические преобразования п субъективная – изменение в сознании творческой интеллигенции».1

Мы полагаем, что общая линия развития законодательства народно-демократических республик по авторскому праву намечена И. А. Грингольцем правильно, Верно и то, что изменение законодательства об авторском праве требует наличия первой предпосылки – проведения социально-экономических преобразований. Однако мы не можем согласиться с И. А. Грингольцем, что для проведения социалистических преобразований буржуазного авторского права в странах народной демократии:

нужна еще и вторая предпосылка–изменение в сознании творческой интеллигенции.

Законодатель может в известной мере учитывать и. настроения творческой интеллигенции, однако нельзя забывать, что последняя не класс, а только часть классовой прослойки, в прошлом крепко связанная с буржуазией.

Вследствие этого революционные преобразования в области авторского права (как и в иных областях), в народно-демократических республиках не могут ставиться в зависимость от того, произошли ли уже изменения в сознании буржуазной творческой интеллигенции или же она для них еще не созрела.

История советского авторского права также не под-

1 См. И. А. Грингольц. Некоторые вопросы авторского» права европейских стран народной демократии Стенограмма -[оклада во Всесоюзном институте юридических наук 2 апретя

148


тверждает необходимости этой второй предпосылки. Советская власть создавала новое авторское право, не' ожидая, пока произойдут изменения в сознании буржуазной творческой интеллигенции, а творила новое авторское право непосредственно вслед за социально-экономическими преобразованиями. Наоборот, революционное право-творчество и создание новой социально-экономической базы влекли за собей сдвиги в сознании буржуазной интеллигенции.

Наше советское право не только закрепляет сложившиеся отношения, но и способствует возникновению тех отношений, к которым стремится законодатель.1

Отмечая определяющее влияние нашего законодательства на авторское пра&о стран народной демократии п взаимодействие между законодательством этих государств, И А Грингольц справедливо подчеркивает творческий характер восприятия чужого опыта законодательством стран народной демократии. Это обусловило разнообразие в регулировании отдельных сторон авторских правоотношений и в формулировках правовых норм, несмотря на общность принципов социалистического авторского права.

Г. Дебуа в упомянутой работе пытается развенчать-законодательство об авторском праве стран народной демократии. Он ополчается на ст. 15 польского закона,-устанавливающую, что авторское право осуществляется & границах, определенных законом, и иронизирует над тем, что все три закона–болгарский, польский и чехословацкий отделяют право автора на распоряжение произведением от его права на вознаграждение. Г. Дебуа «жалеет > авторов, которые не имеют возможности сами установить размер вознаграждения за свои произведение, так как прерогативы автора присвоила себе публичная власть, которая вправе даже разрешить опубликование, публичное исполнение и переработку произведения «помимо волн автора в интересах коллектива».2

Вряд ли требует возражений подобная примитивная и неуклюжая «защита» авторов в странах народной демократии Личные неимущественные права авторов в народ-

lM. И Калинин Статьи и речи 1919–1935, M. 1936,

с 80 2 H.Désbois L'évolution législative dans les Etats de

''Europe orientale Le droit d'auteur 1957, p 42

149


яо-демократических странах, как и в СССР, и право на :вознаграждение обеспечены неизмеримо лучше, чем у авторов в любой буржуазной стране, где большинство работников 'науки, литературы и искусства находятся в .идейной и материальной зависимости от «денежного меш-.ка». Этого не может или не хочет понять Г. Дебуа, кото-•,рый пытается убедить читателя в превосходстве буржуазного авторского права над социалистическим.

150


ГЛАВА II. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ И АВТОРСКИЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ

§ 1. Некоторые вопросы общей теории правоотношения, гражданских и трудовых правоотношении в СССР

Проблеме правоотношения наша правовая наука уделяет серьезное внимание. Работы в области теории государства и права и отраслевых правовых дисциплин исследовали эти вопросы, однако, многое про" должает еще возбуждать споры или остается недостаточно исследованным.

В нашей работе мы не можем обойти некоторые спорные вопросы учения о правоотношении, не ставя, разумеется, своей задачей рассмотреть эту проблему в целом.

Отправляясь от положений марксизма-ленинизма, относящихся к правовым отношениям, советские авторы единодушно признают основную зависимость правоотношений от материальных условий жизни общества и невозможность раскрыть сущность правоотношений «из самих себя или из всеобщего развития духа»1.

Однако связь правовых отношений с экономическим базисом понимается отдельными авторами неодинаково.

Нет разногласий по вопросу о делении обществен-

1 К. M а р к с и Ф. Э н г е л ь с. Соч., т. XII, ч. I, с. 6.

lot.


ных отношений на материальные и идеологические и об отнесении правовых отношений к этой последней группе.

Не встречает возражений положение о значении воли в правоотношениях, хотя имеются различия в трактовке волевого момента.2

Значительные споры вызывает вопрос о связи правового отношения с правовой нормой и о том, какой из этих правовых форм принадлежит приоритет.

Несмотря на разнообразие взглядов и формулировок по этому поводу, их можно объединить в несколько групп.

Одни авторы приходят к выводу, что правовым нормам принадлежит приоритет над правовыми отношениями. Их аргументация сводится, в основном, к тому, что в правовых нормах господствующий класс формирует свою волю как волю государства. Правовые нормы в качестве обязательных для всех правил поведения находят свое выражение и осуществление в правовых отношениях, обеспеченных принудительной силой государства. В соответствии с этим правовые нормы являются первичными, а правовые отношения–-вторичными.3

Существовал и иной взгляд, что не правовые нормы, а правовые отношения являются первичной клеточкой права, а совокупность правовых норм – лишь абстракция.4

Наконец, за последнее время выдвинута и такая точка зрения, что нельзя сводить право только к нормам права; это противоречит–"Реальнойдействитель-

г^,, • • -^ «.- А-..---- .--и.' ,А<Ль*-..~ •-t–> ï~*-- *-»•.'"•--• .- l-^-ws* ..--*'••'.ч-––,,,,с^...,ж„,Е.„,; _,_.^ . .

ности, а надо иметь в виду и правоотношения, которые явл-яютcя_J^OIшaмü-дpя.в.гLB действии; В состав права йЭДо~включить и правовые нормы, и субъективные права.5 Другие авторы считают,'что воля господствующего

i См. В. И. Лен и н. Соч., т. I, ее. 133, 134. з См. К. Маркс. Капитал, т. I, с. 41, M., 1931.

3 Н. Г. Ал е кс а н д р о в. Юридическая норма и правоотношения. М., 1947, с. 10, А. И. Денисов. Теории государства и права (Макет). М. 1948 г., с. 205 и др. авторы.

4 Е. Б. П а ш v к а н и с. Общая теория права и марксизм. М. 1926 г.. с. 41.

5 А. А. Пионтковский. К вопросу о взаимоотношении объективного и субъективного права. Советское государство и право, 1958, № 5, ce. 25–36 и др. авторы.

f-152


класса, формированная как воля государства, первоначально проявляется не как общее правило, а как отдельные веления по конкретным делам. Правовые нормы государства вырабатываются позднее в результате' длительного процесса обобщения конкретных велений.

Первичным являлось обычно конкретное правовое отношение, порождаемое судебным решением или иными юрисдикционными актами органов государства, а общая правовая норма имела вторичный характер.

В разные периоды истории существовали различные пути возникновения правовых норм. Последние вырабатываются и в результате создания и последующего обобщения единичных конкретных правоотношений, вызываемых индивидуальными актами органов государства, и вследствие издания государством непосредственно общих правовых норм, применяемых к конкретным общественным отношениям'.

Была высказана и такая мысль, что правовые нормы и правоотношения являются двумя сторонами права и возникают одновременно.2

Мы полагаем, что разногласия между этими авторами являются результатом различного понимания ими термина правовая норма. Авторы; поддерживающие вторую концепцию, исходят, очевидно, из понимания правовой нормы не только как общего правила ппврле-ния, выражающего волю господствующего класса, обеспе-ченногсГ йринудительнои~силои_ государства, но вдоба-рок_ и опубликовадною. для всеобщего сведения. Между f) Тем этот последний признак не всегда присущ правовой," , норме.

Правовая норма зсегда должна выражать волю' господствующего класса, формулироваться как .воля государственная и обеспечиваться на случай нарушения применением соответствующих мер государственного принуждения. Что же касается конкретных форм,,

1 С. И. А с к н а з н и. Основные вопросы теории социалистического гражданского права. Докторская диссертация, тт. I n II. Л. 1947 г., ее. 227–251 и др.

2 Н. Г. Судариков. Социалистические правоотношения. М. 1948 г., Кандидатская диссертация, ее. 85, 93> Этот взгляд мы встречаем и у буржуазных авторов, например, у Н. М. Кор-кунова в «Лекциях по общей теории права» 1909, с. 119 и др.

153ï


в которые отливается правовая норма, то их перечень. не исчерпывается законами и иными письменными нормативными актами. До настоящего времени, как известно, в ряде государств широко применяются правовые обычаи.

В различные исторические периоды, особенно когда происходил слом старого права и создание нового, правовые нормы выражались также в программах политических партий, лозунгах и директивах, которые могли приобретать качество правовых норм. Опубликование правовых норм также не всегда имеет место.

Не подлежит сомнению, что всякий орган государства, осуществляя свою юрисдикцию, обязан исходить из воли господствующего класса, выраженной в качестве государственной воли, независимо от формы, в которую она облечена.

Должностные лица, которые в своей деятельности стали бы игнорировать эту государственную волю, конечно, были бы немедленно заменены другими.

Приведенные соображения убеждают, по нашему мнению, в правильности первой из приведенных концепций, т. е. в приоритете правовых норм над правовыми отношениями, что отнюдь не снижает значения правовых отношений как формы реализации норм права.

Источником субъективных прав советских граждан являются нормы прав, а потому включение в состав понятия права, кроме правовых норм, также и субъективных прав не соответствовало бы действительному соотношению между обоими правовыми явлениями.

По вопросу о механизме воздействия правовых норм на общественные отношения были высказаны следующие взгляды.

Одни авторы считают, что общественные отношения под влиянием правовых норм приобретают новое качество, превращаются в правовые отношения1.

Другая точка зрения сводится к тому, что в результате правового регулирования общественное отношение

1 А. В. Венедиктов. Государственная социалистическая собственность, 1948, с. 623.

О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву, 1949 г., с. 14. С. 354


сохраняется, но облекается в новую правовую форму.*

Выдвинута была и иная концепция, по которой в результате правового регулирования между одними и теми же субъектами имеют место два отношения – общественное и правовое. Правовые отношения не поглощают экономических отношений, но закрепляют и направляют их в интересах господствующего класса.2

Мы не останавливаемся на других высказываниях, которые представляют собой разновидности приведенных нами формулировок. Все перечисленные авторы сходятся в том, что общественные отношения под влиянием права претерпевают изменения. По нашему мнению, не будет существенной разницы, скажем ли мы, что общественные отношения «превращаются в правовые отношения», либо «облекаются в новую, правовую форму», либо, что кроме общественного отношения возникает еще и правовое отношение.

По вопросу о значении воли в правовом отношении одни авторы считали конститутивным моментом всякого-правоотношения волю сторон или, по крайней мере, одной стороны, распространительно толкуя известное упоминание Маркса в I томе Капитала.3

* О. С. Иоффе. В статье «Спорные вопросы учения о правоотношении». Сборник Очерки по гражданскому праву, 1957, с. 25–пишет, что «з результате юридического урегулирования материальные (экономические) отношения полностью сохраняются, но облекаются в новую ферму – в форму идеологического (правового) отношения».

С. Ф. Кечекьян рассматривает правовое отношение только'как правовую форму общественного отношения, лежащего в-его основе–Советское государство и право, 1955, № 2, с. 24. А. А. Пионтковский поддерживает тот же взгляд. Со--ветское государство и право, 1956, № 1, с. 23. Л.- С. Я в и ч в монографии «Советское право–регулятор общественных отношении в СССР», 1957, с. 38–пишет, что «при ] правовом регулировании экономических отношений возникают правовые отношения, как форма, обволакивающая общественно-производственные отношения, но не сливающаяся с ними». При этом Л. С. Я в и ч подчеркивает значение правоотношений, как способа осуществления правовых норм. 2 В. П. Мозолин. О гражданско-процессуальных правоотношениях. Советское государство и право, 1955, с. 1.

* А. Я. Вышинский. XVIII съезд ВКП(б) и задачи науки-социалистического праза. Советское государство и право, 1939 г., № 3.

С. А. Голунскии иМ. С. Строгович. Теория госудап-ства и права, М. 1940 г., ее. 271, 263. К. M а р к с. Капитал, т. I, 1931, с. 41, M. П. Карева и А. М. Айзенберг. Правовые нормы в?» правовые отношения, М. 1949, с. 48.


Другие авторы пишут, что Маркс в этом месте «Капитала» имел в виду не всякие правоотношения, а только возникающие из договора товаровладельцев, и что несмотря на большое значение волеизъявлений отдельных , субъектов в установлении и реализации большинства правоотношений, волеизъявления не составляют специфику правоотношений и не всякое правоотношение является волевым в смысле проявления индивидуальной воли.1

Наконец, был выдвинут вопрос о классово-волевом характере правоотношений.2

Мы считаем, что и между этими научными взглядами нет неустранимых противоречий.

В первом случае авторы подчеркнули главенствующую роль волеизъявлений, которые характерны для подавляющей части гражданских правоотношений.

Вторая точка зрения дополняет первую, показывая, что воля сторон может и не быть конститутивным признаком правоотношения.

Последний взгляд и классово-волевом характере правоотношений не вносит ничего нового в рассматриваемый вопрос. Поскольку во всей нашей литературе нет сомнений по поводу классово-волевого характера права, не может вызвать споров и классово-волевой характер правоотношений. Второе положение является лишь следствием первого.

Вопросы о волевом моменте правоотношения как воле его участников, границах этой воли, пределах автономии сторон как в стадии возникновения, так и в процессе осуществления правоотношения нуждаются в дальнейшей разработке.

Мы коснулись лишь некоторых, отдельных разногласий в нашей науке по вопросу о правоотношении в целом. Отсутствие единства во взглядах на правоотношение приводит к отсутствию до сих пор пользующегося авторитетом определения правового отношение.

1 И. Г. А л е к с а н д p о в. Некоторые вопросы учения о правоотношении Груды научной сессии ВИЮН, 1946 г., М. 1948 г., с. 36.

О С. И о ф ф е Правоотношение по советскому гражданскому праву, Л 1949 г, с. 66.

2 H Г. Александров. Юридическая норма и правоотношение, М. 1847 г., с. 12.

il66


Наиболее распространенное определение говорит, что правоотношение есть общественное отношение, урегулированное нормами права.1

Другие авторы определяют правовое отношение как «волевое отношение, в которое люди вступают по своей воле и в котором они проявляют свою волю».2

Ряд авторов считает, что правоотношением является такое общественное отношение, участники которого связаны взаимными правами и обязанностями, предусмотренными и обеспеченными нормами права.3

Было предложено и такое определение: «Советским правоотношения регулируются волей рабочего класса и всего руководимого им трудового народа, волей, содержание которой определяется условиями материальной жизни трудящихся, волей, непосредственно выраженной в правилах поведения, непосредственно установленных (либо признанных) Советским государством и охраняемых принудительной силой последнего.4

Некоторые авторы предлагают определить правоотношения как «специфические общественные отношения, предусмотренные и закрепленные нормами права для регулирования в интересах господствующего класса (или классов) многообразных общественных отношений, и охраняемых государством как аппаратом власти этого класса или классов».5

Выдвигалось еще и следующее определение: «Правоотношение есть такое общественное отношение, которое складывается на основе действующих правовых норм и участники которого выступают как носители определенных взаимных правомочий и юридических обязанностей,

1 С. Ф. К е ч е к ь я н. Советское государство и право, 1955, № 2, с. 24.

А. А. Пионтковский. Совечское государство и право. ' 1956, № 1, с. 23.

2 С. А. Г о л у н с к и и и М С. С т p о г о в и ч. Теория государства и права, 1940, с. 273.

3 «Теория государства и права», 1946, ce 397, 402. То же – 1955, с. 404.

Ю. Г. Ткаченко. Правовые отношения в советском социалистическом обществе, 1955 с. 9

4 Н. Г. Александров Некоторые вопросы учения о правоотношении. Труды научной сессии ВИЮН, 1946 г., 1948 г., ее. 39–40.

5 М. П. К а р е в а и А. М Айзенберг. Правовые нормы и правоотношения. М. 1949 г., с. 50.

157


предусмотренных и обеспечиваемых нормой права, а, следовательно, охраняемых государством».'

Высказан был и иной взгляд на правоотношения «как такую идеологическую форму развития определенной области общественных отношений, в которой происходит обусловленное экономическим строем общества сложное взаимодействие субъективной воли конкретных лиц с государственной волей, определяющей права и обязанности данных лиц. В процессе указанного волевого взаимодействия, т. е. в определенных правоотношениях, поведение конкретных лиц приводится практически в соответствие с требованиями государственной воли, осуществление которых обеспечивается всей силой государственного принуждения».2

В 1949 г. было предложено еще следующее определение. Правоотношение есть «регулируемое правом отношение между конкретными лицами, взаимное поведение субъектов которого закреплено юридически и осуществление которого обеспечено силой государственного принуждения».3

В последнее время тем же автором высказана мысль» что о правовом отношении можно говорить, во-первых» как о самом общественно-производственном отношении, урегулированном нормами права и, во-вторых, имея в виду его юридическую форму. Правоотношение в этом смысле есть та форма, тот вид, который приобретает общественно-производственное отношение, будучи урегулированными нормами права.4

* Учебник теории государства и права. М. 1949 г., с. 405. На-наш взгляд к этому определению близко примыкает формулировка С. Ф. Кечекьяна в его последней работе «Правоотношения в социалистическом обществе», 1958, с. 5 –«правоотношения–это особые идеологические отношения, возникающие вследствие воздействия норм права на повеление людей. Это специфические общественные отношения, возникающие в результате осуществления этих норм и представляющие собой связь прав одного лица с корреспондирующими им обязанностями другого лица».

2 Б. Л. Назаров. Роль советских правоотношений в развитии социалистического общества. Автореферат диссертации, 1956, с. 2.

3 О. С. И о ф ф е. Правоотношение по советскому гражданскому праву, 1949, с. 20.

4 См. О. С. Иоффе. Спорные вопросы учения о правоотношении. Сборник. Очерки по гражданскому праву, 1957, с. 25.

158


Мы не останавливаемся на других определениях, поскольку они примыкают к одному из приведенных выше.

Первое из приведенных определений, несмотря на его краткость и простоту, не может нас удовлетворить, так как по существу является тавтологией. Самые термины «правоотношение» или «правовое отношение» уже говорят о том, что они имеют в виду те отношения, которые так или иначе связаны с правом. Каковы последствия воздействия права на общественное отношение, в чем отличие правового отношения от неправового, какую цель преследует правовое воздействие на общественное отношение? Об этом данное определение нам не говорит ничего.

Следующее определение, подчеркивающее только момент волеизъявления, как конститутивный для правоотношения, является не полным, так как правоотношения могут возникнуть и вопреки воле сторон.

Определение, сводящееся к тому, что правоотношение представляет собой связь между лицами, обладающими правами и обязанностями, установленными и обеспеченными правовой нормой, является формальным и односторонним, не раскрывающим сущности правовых отношений и их назначения.

Приведенное вслед за ним определение по существу сводятся к тому, что советские правоотношения это – отношения, регулируемые советским правом; других квалифицирующих признаков оно не содержит.

Мало чем отличается и последующее определение, которое вызывает еще и дополнительные возражения. Его авторы рассматривают правоотношения «как специфические общественные отношения, предусмотренные ii закрепленные нормами права». Это не точно, нормы права могут предусматривать определенные типы правоотношений, но не конкретные правоотношения.

Приведенное вслед за этим определение правильно подчеркивает отдельные стороны правоотношения, но не указывает на его роль и назначение в обществе. Следующее определение без какой-либо необходимости усложняет понятие правоотношения. Оно неясно формулирует ближайшее родовое понятие – «идеологическая форма развития определенной области общественных от-

159-


ношении». Правильную мысль о воздействии права на волеизъявление сторон оно выражает не точно, говоря, что в правоотношении «происходит обусловленное экономическим строем общества сложное взаимодействие субъективной воли конкретных лиц с государственной волей, определяющей права и обязанности данных лиц». Мы не говорим уже о крайней громоздкости этого определения.

Значительный интерес представляет работы О. С. Иоффе, посвященные правоотношению и гражданскому правоотношению. Исследуя правоотношение в различных аспектах. О. С. Иоффе идет все дальше в раскрытии отдельных сторон правоотношения, отошел от первоначального своего определения, данного в 1949 г., но нового, обобщающего его взгляды, определения правоотношения еще не дал.

При выработке общего определения социалистического правоотношения следует учесть, что оно может охватить далеко не все признаки, а лишь наиболее существенные, причем надо отобрать не только общие, но и специфические признаки этого правового института. Необходимые связи и взаимозависимость правоотношения со смежными институтами, структура и механизм действия правоотношения выступят отчетливее, когда от общего понятия правоотношения мы перейдем к правоотношениям в отдельных отраслях права.

Социалистические правоотношения определяются социалистическим базисом, представляющим собой, как известно, производственные отношения товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи свободных от эксплуатации людей. Этот экономический базис обусловливает принципиальные отличия социалистических правоотношений от всех предшествующих. Правовые нормы, выражавшие в рабовладельческом, феодальном и буржуазном государствах волю господствующих эксплуататорских классов, стали в социалистическом государстве выражением воли рабочего класса, слившейся со всенародной волей. Государство из машины для подавления. эксплуататорскими классами трудящихся масс превратилось при социализме в организацию власти всего народа, руководимого рабочим классом и его авангардом–Коммунистической партией. Государственное принуждение, которое было в эксплуататорских государствах основным)

J60


способом обеспечении выполнение правовых норм угнетенными классами, при Советской власти уступило первое место добровольному исполнению норм права, основанному на согласии общества с последними. Стороны в правоотношении в нашей стране являются действительно равноправными Цели правоотношений не направлены больше на эксплуатацию и порабощение, а на обеспечение личных и общественных интересов, между которыми нет антагонистических противоречий.

Вот почему, несмотря на черты некоторого внешнего, формального сходства, между правоотношениями социалистическими и всеми предшествующими типами таковых существует глубокая пропасть.

Социалистические правоотношения являются средством реализации норм социалистического права, их практического использования и гражданами, и социалистическими организациями, и государством в интересах личности и общества путем установления комплексов. взаимных требований и обязанностей, исполняемых, как правило, добровольно, необеспеченных государственным принуждением.

Связывая стороны взаимными требованиями и обязанностями, правоотношения служат юридической гарантией достижения поставленных целей.

Установление правоотношений происходит в силу правовых норм, договоров и иных юридических фактов. Все эти черты, на наш взгляд, надо отразить в определении правоотношения, причем нет необходимости перечислять признаки и характерные черты социалистического государства, права, правовых норм, а достаточно ссылок на эти понятия.

С учетом сказанного мы приходим к следующему определению.

Социалистическое правоотношение – это такое общественное отношение, между участниками которого (гражданами, социалистическими организациями, государством) для достижения определенных целей устанавливается в силу правовых норм, договоров или иных юридических фактов комплекс корреспондирующих требований и обязанностей, выполняемых обычно добровольно, но обеспеченных на случай невыполнения мерами государственного принуждения.

Социалистические правоотношьния имеют ряд осо-

Ï61


Ценностей, в зависимости от того, с какой отраслью права они связаны По основаниям возникновения, структуре и механизму действия правоотношения не являются однотипными. Те положения, которые применимы, например, к правоотношениям гражданским, не всегда можно переносить на правоотношения трудовые и т д

Вопрос о разграничении правоотношений по отраслям права наталкивается на трудности, связанные с проблемой системы нашего права Поскольку она продолжает оставаться предметом дискуссии, а новые предложения не собрали сколько-нибудь значительного большинства, постольку мы в этой работе исходим из системы, принятой в 1938 г, хотя и считаем необходимым ее кардинальный пересмотр.

В соответствии с задачами нашей работы мы рассмотрим только две группы правоотношений–гражданские и трудовые

Казалось бы, что гражданское правоотношение определить можно как такое общественное отношение, которое регулируется нормами гражданского права. Такое определение обычно мы и встречаем в цивилистической литературе самых последних дней «Гражданское правоотношение может быть определено как общественное отношение, урегулированное нормами гражданскою права или иначе говоря как отношение, участники которого выступают в качестве носителей гражданских прав и обязанностей»1

Однако автор не ограничивается этим определением и указывает, что гражданское правоотношение имеет материальное содержание, которым является то общественное отношение, которое лежит в его основе, идеологическое содержание, которое выражает волю Советскою государства, воплощенную в гражданских правовых нормах, и юридическое содержание, которое образует гражданские права и обязанности субъектов правоотношения2

Развернутого определения гражданского правоотно шения при этом автор не дает, если не считать определения, данного в ранней работе 3

1 О С Иоффе Совет( тое гражданское право, 1958, с 67

2 О. С Иоффе Советское гражданское право, 1958 г, ce 68-69

3 О С Иоффе Правоотношение по советскому гражданскому

праву, 1949, ce 63–64 162


Есть еще одно существенное обстоятельство, которое необходимо иметь в виду, определяя гражданское правоотношение До сих пор не решен удовлетворительно вопрос о предмете гражданского права, несмотря на ряд проведенных дискуссий, на которых мы останавливаться не будем

Поскольку вопрос о предмете гражданского права является спорным, мы ограничимся перечислением тех:

групп общественных отношений, которые регулируются гражданским правом. Это, во-первых, имущественные отношения, э, во-вторых, личные неимущественные отношения. Однако из круга имущественных отношений? надо исключить те, которые регулируются специальными отраслями права Сюда относятся имущественные отношения, возникающие из административной и финансовой деятельности государства, из землепользования, членства в колхозах, трудового договора, брака и родства л являющиеся специфичными только для каждой данной группы общественных отношений Остальные имущественные отношения нашего общества составляют предмет гражданско-правового регулирования

Круг личных неимущественных отношений, регулируемых гражданским правом, мы ограничиваем только теми, которые вытекают из авторской и изобретательской деятельности Мы не видим достаточных оснований к вкчючению в этот круг а) права на имя, которое (кроме имени автора) охраняется нормами семейного и административного права и б) права на честь и достоинство личности, поскольку право на трудовую честь охраняется трудовым правом, а в остальных случаях–уголовным правом Защита указанных личных неимущественных прав нормами гражданского права не предусмотрена особо действующим законодательством. Она нецелесообразна и в плане будущего законодательства. Несравненно эффективнее будет защита этих прав уголовным законом, если его усовершенствовать

В соответствии с изложенным мы считаем возможным дать следующее определение гражданского правоотношения, исходя из данного нами определения социалистического правоотношения и не повторяя его признаков.

Социалистические гражданские правоотношения это правовые отношения, являющиеся результатом регулиро-

163.


вания норм гражданского права, во-первых, – имущественных отношений (кроме специфических для административной и финансовой деятельности государства, землепользования, членства в колхозах, трудового договора, брака и родства, регулируемых соответствующими отраслями права) и, во-вторых, – неимущественных отношений, вытекающих из авторской и изобретательской деятельности.

Такое перечисление имущественных отношений, регулируемых иными отраслями права, кроме гражданского, на наш взгляд, более пригодно, чем выдвинутые во время дискуссии критерии равенства и эквивалентности. Эти признаки присущи имущественным отношениям, регулируемым не только гражданским правом, но и колхозным, трудовым и семейным правом, а потому использовать эти критерии как присущие только имущественным отношениям, регулируемым гражданским правом, нельзя.

Гражданские правоотношения (как и другие) не наводятся в состоянии покоя; они возникают, развиваются и прекращаются. Правоотношение не прекращается от того, что его участники «спят, о нем не думают и даже не знают о нем.» '

Такой характер гражданских правоотношений требует рассмотрения их и в статике, и в динамике (что впрочем обычно и делают цивилисты, особенно при анализе обязательственных правоотношений).

Существенное значение для гражданских правоотношений и, в частности, для гражданских авторских правоотношений имеет деление на абсолютные и относительные правоотношения. В абсолютных правоотношениях управомоченному субъекту противостоит всякий и каждый. Все обязаны воздерживаться от нарушения правомочий управомоченного субъекта.

В относительных правоотношениях управомоченный субъект непосредственно связан только с конкретным обязанным субъектом. Правомочия первого корреспондируют с юридическими обязанностями второго.

Например, если автор создал произведение искусства, возникает абсолютное правоотношение, в котором он яв-

1 M M Агарков Обязательство по советскому гражданскому праву, 1940, с. 144

164


-ляечся управомоченчым субъектом. Ему принадлежат в силу закона правомочия на выпуск произведения в свет, на авторство и на неприкосновенность произведения.

Обязанными субъектами правоотношения являются каждый и всякий на них лежат юридические обязанности признавать указанные правомочия ав'юра и воздерживаться от их нарушения. Юридическим фактом, с которым связано возникновение данного абсолютного правоотношения, является создание произведения

Относительные правоотношения возникнут тогда, если автор будет передавать свои правомочия на использование произведения социалистическим организациям или гражданам. Автор в этих случаях получит кроме перечисленных правомочий также и другие, предусмотренные законом и соглашением с обязанными субъектами– социалистическими организациями или гражданами У последних возникнут соответствующие этим правомочиям юридические обязанности. Юридическими фактами, с которыми связано возникновение относительного правоотношения, являются заключение договора, либо факт бездоговорного использования произведения, если нарушены указанные в законе пределы.

Это деление относительных гражданских правоотношений имеет существенное значение Одни правоотношения возникают по соглашению сторон, основанному на правовой норме, и являющемуся правообразующим фактом Другие правоотношения возникают независимо от соглашения сторон. Юридическими фактами, наступление когооых вызывает появление этих правоотношений, являются одностороннее волеизъявление, деликт и др.

Гражданские правоотношения могут быть простыми, если они состоят из одного правомочия и одной обязанности и сложными, если включает в себя два и более правомочия и обязанности Сложное правоотношение, на первый взгляд, представляет собой как бы цепь последовательных правоо'1 ношении (например, правоотношения из договора поставки) Однако, учитывая взаимосвязь всех правомочий и обязанностей, входящих в сложное правоотношение, которые нельзя изолировать одни от других, мы считаем, что сло/кное правоотношение являет ся комплексом, одним целым, а не суммой правоотноше-:

НИИ

Много споров в литературе возбуждал спор об эле-165


ментах правоотношения, которое издавна рассматривалось как сочетание четырех элементов: субъектов, объектов, правомочий и юридических обязанностей. 'Сторонники этого взгляда не понимали термин «элементы» как составные части, а само правоотношение не рассматривали как механизм, в котором наличествуют эти четыре детали (в чем их неосновательно упрекали противники традиционного взгляда).

Быть может термин «элементы» и не совсем удачен -однако, несомненно, что сторонники теории «четырех элементов» употребляли этот термин фигурально, подчеркивая тем самым необходимость их наличия во всяком;

правоотношении. В последнее время споры о том, сколько есть «элементов» в правоотношении, затихли.

Прав О. С. Иоффе, который, перечисляя все четыре элемента, говорит, что это «такие моменты, без которых не могло бы существовать правоотношение.2

Субъектами гражданских правоотношений обычно-считают граждан и социалистические организации, а также Советское государство в целом.

Социалистические организации могут быть субъектами гражданских правоотношений, если они являются юридическими лицами. Советское государство в целом также может быть субъектом гражданского правоотношения и притом не только, управомоченным, но и обязанным. Вступая в гражданские правоотношения внутри страны, Советское государство возлагает реализацию-своих правомочий и юридических обязанностей на конкретный орган государства, который является его представителем. Если этот орган государства не выполняет вытекающей из правоотношения юридической обязанности, то управомоченный субъект правоотношения может требовать в установленном порядке применения к данному органу государства принудительных мер в сфере имущественной и административной.

Гражданская правоспособность в ст. 4 ГК РСФСР определяется как способность иметь гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности.

В литературе было предложено и другое понятие гражданской правоспособности, в широком значении это-

1 См. Я. M. M а г а з и н е р. Объект права. Сборник «Очерка

ло гражданскому праву», 1957. с. 68. э О. С. Иоффе. Советское гражданское право, 1S58, с. 77.

166


то термине, которое «включает в себя все те гражданские права и обязанности, носителями которых может быть лицо, как член социалистического общества, как участник социалистических имущественных и связанных с ними неимущественных отношений».'

В простых гражданских правоотношениях субъектный состав состоит из управомоченных и обязанных субъектов. В сложных гражданских правоотношениях каждый субъект является и управомоченным и обязанным.

Говоря о субъектном составе гражданских правоотношений следует остановиться на высказанной в литературе точке зрения, что правоотношение представляет собой связь не только между управомоченным и обязанным субъектами, но также между ними и государством.2

Любое правоотношение является реализацией правовой нормы, то есть веления или дозволения государства. Однако последнее не обязано проявлять интерес ко всякому гражданскому правоотношению. Государство может быть заинтересовано в тех или иных гражданских правоотношениях (например, в тех, участниками которых являются социалистические организации и др.) Однако, имеется значительная область таких правоотношений, которые возникают между гражданами, по их инициативе, не затрагивают интересов государства, а потому и не имеют для него сколько-нибудь существенного значения. Вмешательство государства в эти правоотношения, как правило, имеет место только по инициативе одной из сторон, а потому вряд ли следует подчеркивать в определении связь субъектов правоотношения с государством.

Советский общественный и государственный строй создает необходимые условия и возможности для свободного осуществления одними участниками правоотношений своих правомочий и добровольного осуществления своих юридических обязанностей другими участниками. Подавляющее большинство юридических обязанностей выполняется добровольно и не требует применения мер государственного принуждения. Тем не менее неисполнение и не-

'  С. Н. Б p а т у с ь. Субъекты гражданского права, 1950, с. 6.
2 Н. Г. Александров. Законность и правоотношения в советском обществе, 1955, с. 99.

167


надлежащее исполнение юридических обязанностей еще имеют место в нашей практике, а потому роль государственного принуждения, как гарантии надлежащее исполнения правоотношения, сохраняется.

С учетом всего сказанного мы считаем возможным дать следующее определение:

Субъектами социалистических гражданских право отношений являются участники последних (граждане, социалистические организации, государство), между которыми, в силу норм гражданского права, договоров и иных юридических фактов, устанавливается комплекс корреспондирующих требований и обязанностей

Прежде чем перейти к анализу правомочий и юридических обязанностей в правоотношениях, мы считаем необходимым остановиться на некоторых вопросах терминологии. Для обозначения тех прав, которые предоставлены гражданам в силу закона употребляются термины «субъективное право», «право в субъективном смысле», «правомочие». Эти же термины без какой-либо дифференциации применяются для обозначения и тех прав требования, которые принадлежат управомоченному субъекту правоотношений и абсолютных, и относительных. В литературе раздавались голоса, призывающие упорядочить эту терминологию, но положение не изменилось, и по прежнему одни и те же термины применяются для обозначения различных правовых понятии.

В интересах и теории, и практики необходима единая терминология. С своей стороны полагаем, что гражданские права, которыми наделяют граждан и социалистические организации нормы нашего права, следует называть «субъективными правами»

Что же касается тех возможностей, которые возникают для управомоченных субъектов из правоотношений, то их, в отличие от субъективных прав, целесообразно именовать «правомочиями».

Нельзя не видеть различия между понятиями «субъективные права» и «правомочия» В то время как первые представляют собой только возможности, которые могут быть использованы субъектом, но могут остаться и не реализованными, вторые представляют собой возможности уже реализованные им в той или иной мере.

В самом деле, наше законодательство об авторском праве предусматривает широкий круг субъективных прав


и личных и имущественных для любого советского гражданина, если он станет автором произведения науки, литературы и искусства. Однако эти субъективные права являются только возможностью. Она может быть реализована советским гражданином, перед которым наш общественный и политический строй широко раскрывает двери в науку, литературу и искусство. Однако не каждый советский гражданин избирает себе эту дорогу, а потому возможности, предоставленные субъективными правами автору, могут остаться и нереализованными.

Если автор передает свои правомочия частично другим гражданам или социалистическим организациям для использования созданного им произведения, либо оно будет вопреки закону использовано без согласия автора, у последнего возникают относительные правоотношения и вытекающие из них относительные правомочия–на получение вознаграждения за договорное использование произведения либо на возмещение убытков за самовольное использование его произведения другими лицами или организациями

Содержание относительных правомочий автора определяется основанным на правовых нормах соглашением с лицом или организацией, использующими его произведение, а за отсутствием соглашения–непосредственно правовыми нормами

Приведенный пример подтверждает существенное различие между субъективными правами и правомочиями (в нашем понимании этих терминов) и давно назревшую необходимость упорядочения терминологии в этих вопросах. Указанными терминами мы будем пользоваться в дальнейшем изложении. По вопросу о сущности правомочия в гражданском правоотношении существуют различные взгляды

Одни авторы рассматривают правомочия только как притязания управомоченного на определенные действия обязанного лица, иначе говоря, только как право на чужие действия )

1 M M Агарков Обязательство по советскому гражданскому праву, M 1940, ce 70–73

Я М Магазине? Объект права Сб Очерки гражданского права, Л 1957, с. 68.

боте «Юридическая норма ,сс. 16–18.

На этой же точке зрения стоял ранее Н. Г. Александров в работе «Юридическая норма и правоотношение», M 1917,

139


Другие авторы считают, что правомочия включают в себя не только право требования определенного поведения обязанного лица, но и возможность определенного поведения управомоченного субъекта, делая именно на этой возможности акцент.'

Мы полагаем, что не приходится доказывать правильность второй точки зрения. Она–очевидна; что же касается вопроса, в чем центр тяжести правомочия–в поведении обязанного лица либо в возможности того или иного действия управомоченного, то здесь не может быть единого решения. Можно согласиться с О. С. Иоффе, что в абсолютных правоотношениях акцент падает на поведение управомоченного, однако вряд ли он прав, считая, что в обязательственных правоотношениях основное значение имеет всегда поведение обязанного лица, так как и в этих правоотношениях последнее слово принадлежи иногда управомоченному, который вправе отсрочить исполнение, а в ряде случаев – вовсе от него отказаться и т. д,

В литературе выдвинуто еще предложение определить правомочие «как определенную установленную правом и охраняемую государством меру (вид) возможного поведения, обеспечиваемую поведением обязанных лиц, на которое может притязать управомоченный»2

1 С. IL Братусь. Юридические лица в советском гражданском праве, М. 1947, с. 34 Он же–Субъекты гражданского.' права. М. 1950, с. 13

M. П. Карева и С Ф. Кечекьян. Социалистические-правоотношения. Тезисы докладов, доклад С. Ф. Кечекьяна, 1056 с. 22. К этому же взгляду примкнул в последующей работе Н. Г А юксандров, добавив к указанным двум положениям третье – возможность прибегнуть в необходимых случаях к государственн лму принуждению для обеспечения надлежащего поведения обязанного лица. О С. И о ф ф е Спорные вопросы учения о правоотношении. Сб Очерки по гражданскому праву, 1957, ce. 41–43, писал 4io центр тяжести правомочия в обязательственных правоотношениях лежит в поведении обязанных лиц, а в абсолютных правоотношения^ – в возможных действиях управомоченного, хотя и в тех и в других правоотношениях правомочие содержит оба момента, и они представляют собой единство.

2 Л. С. Яви ч. Советское право – регулятор общественных отношении в СССР, 1957, ст. 86 В этой же работе автор справедливо дифференцирует правомочие и субъективное право. «-понятие субъектичногд права шире правомочия. Правомочие возникает ппи наличии определенных юридических фактов, в то время как субьактиэные права граждан определяются са. мим законодате ilctbo',! непосредс1венно». с. 90. 170


На наш взгляд, определение это нуждается в коррективах. Прежде всего надо избежать смешения правомочия, которое вытекает из абсолютных и относительных правоотношений, с субъективным правом.

Далее, нельзя думать, что правомочие представляет собой меру возможного поведения «определенную и установленную правом». Для подавляющего большинства гражданских (и многих иных) правоотношений правовая норма устанавливает «не определенную меру поведениям, а достаточно широкие границы такового, и мера поведения в этих пределах определяется соглашением субъектов правоотношения. В определении не говорится, чья «мера (вид) возможного поведения» имеется в виду. По-видимому, автор подразумевал меру поведения управомоченного, однако непонятно, в какой степени поведение обязанных лиц может обеспечивать меру поведения управомоченного лица.

Недавно опубликованное в литературе определение говорит, что «субъективное гражданское право есть обеспеченная гражданским законом мера дозволенного управомоченному поведения и возможность требовать определенного поведения от обязанного лица в целях удовлетворения признаваемых законом интересов управомоченного».1

Надо полагать, что автор понимает под субъективным правом только правомочие (в нашем понимании этого термина), а не субъективное право. В определении отсутствует упоминание о соглашении, договоре, являющемся главным основанием возникновения гражданских правоотношений, а, следовательно, и правомочий.

Со своей стороны считаем возможным определить правомочие следующим образом.

Правомочиями являются возможности, предоставляемые управомоченным субъектам, в силу норм гражданского права, реализованных в правоотношениях, договоров и иных юридических фактов, совершать соответствующие действия либо воздерживаться от таковых по отношению к обязанным субъектам, а равно требовать

1 О С. И о ф ф е. Советское гражданское право, 1958, с. 71.

171


добровольного исполнения ими обязанностей, вытекающих из правоотношений, во избежание применения мер принуждения, предусмотренных законом или договором.

Правомочию в гражданском правоотношении корреспондирует юридическая обязанность, которая заключается в необходимости для обязанного субъекта выполнить по отношению к управомоченному субъекту действия (либо воздерживаться от таковых) в соответствии с соглашением сторон, основанным на правовых нормах,', либо в силу иных юридических фактов, вызвавших возникновение правоотношения

Так обстоит дело в простых гражданских правоотношениях, в которых одному субъекту принадлежит только правомочие, а на другом субъекте лежит только обязанность. Иначе обстоит дело в сложных правоотношениях, в которых каждый субъект имеет и правомочия и юридические обязанности, и где выполнение обязанности одним из субъектов может быть поставлено в зависимость от исполнения встречной обязанности другим субъектом правоотношения.

Из имеющихся в нашей литературе определений юридической обязанности мы остановимся на наиболее характерных.

Один автор писал, что юридическая обязанность есть. «должное поведение одного лица, соответствующее правомочию или субъективному праву другого лица» '

В другом определении говорится, что юридическая обязанность это–«мера (вид) должного поведения лица, соответствующая правомочию другою лица, которая установлена и обеспечена Советским государством при помощи правовых норм».2

Гражданско-правовая обязанность рассматривалась также, как «средство регулирования поведения советских граждан, осуществляемого нормами советского социалистического гражданского права путем обеспечения определенного поведения ее носителя в целях удовлетворения интересов управомоченного, совпадающих с интересами

1 H Г Александров Немугогые вопросы учения о правоотношении. Труды научной сессии ВИЮН, 1946, M, 1948, с. 33

2 Л С Я в и ч Право – регулятор общественных отношений в СССР 1957 г, стр 86

172


социалистического государства или не противоречащих им»'

По существу всех этих определений мы имеем следующие замечания. Прежде всего они не учитывают роли волеизъявлений граждан и социалистических организаций в установлении, изменении и прекращении юридических обязанностей. Между тем в значительной части правоотношений, преимущественно гражданских, эти волеизъявления имеют важное значение. Правовые нормы в ряде случаев устанавливают только общие границы, в пределах которых граждане и социалистические организации по взаимному соглашению определяют и изменяют объем правомочий и обязанностей.

Далее, цитированные определения совершенно умалчивают о добровольном исполнении юридических обязанностей, хотя этот способ исполнения является основным для социалистических правоотношений. На первый план (во втором и третьем определениях) выдвигается обеспечение исполнения юридической обязанности посредством правовых норм, т. е. мерами государственного принуждения.

Кроме того, в первом определении обходится молчанием вопрос о генезисе правовой обязанности, а во втором по существу утверждается полный автоматизм юридической обязанности, «которая, якобы, установлена и обеспечена при помощи правовых норм». В силу изложенного считаем более правильным такое определение.

Юридическими обязанностями называется необходимость для обязанных субъектов в силу норм гражданского права реализовавших в правоотношениях, договоров и иных юридических фактов добровольно выполнять по отношению к управомоченным субъектам действия, а равно воздержание от таковых, вытекающие из гражданских правоотношений, во избежание применения мер принуждения, предусмотренных законом или договором.

1 О С Иоффе Правоотношение по советскому гражданскому праву Л 1°49, с 59 В последней своей работе О С. Иоффе дает, на наш взгляд, более удачное определение–«гражданско-правовая обязанность есть обеспеченная гражданскими законами мера должного поведения, которой обязанное лицо следует в соответствии с требованиями и в целях удовлетворения признаваемых законом интересов управомоченного» –«Советское гражданское право"», '958 г, с 72

173


Когда мы говорим о сложных гражданских правоотношениях, в которых каждый субъект имеет правомочия и обязанности, надо учитывать, что все правомочия и обязанности субъектов гражданского правоотношения представляют собой единый комплекс, а не механическую сумму правомочий и обязанностей, либо нескольких правоотношений.

Нам остается рассмотреть вопрос об объектах гражданских правоотношений, который является предметом больших споров в литературе.

Одни авторы считают объектами правоотношений вещи или объектированные продукты духовного производства.1 У других авторов в качестве объектов правоотношений выступают действия.2

Есть авторы, которые определяют объект правоотношения как то, по поводу чего субъекты вступают в правоотношение (вещи, действия, блага) Л

Выдвигалась и такая точка зрения, что «правовое отношение «не может иметь в качестве своего объекта ничего иного кроме поведения своих участников, которое, в свою очередь, направляется на вещи пли иные объекты и цели, достижение которых находится в общем плане с разрешением задач и достижением целей, поставленные и выдвинутых социалистическим государством».4

В дальнейших работах автор – О. С. Иоффе, развивая эти взгляды, приходит к выводу, что «объектом гражданского правоотношения является то, на что направлено или на что воздействует гражданское правоотношение».5 Поскольку у гражданского правоотношения, по мнению автора, имеется юридическое, идеологи-

1 H. Г. А л е к с а н д p о в. Некоторые вопросы учения о правоотношении. Труды научной сессии ВИЮН, 1946, 1948, с. 39. M. M. A г а р к о в. Обязательство по советскому гражданскому праву. Ученые труды ВИЮН, 1940, вып. 3, с. 22.

2 Д. M. Г е н к и н. Советское гражданское право, 1950, том I, ее. 98–111.

3 С. А. Голунскин и М. С. Строгович. Теория государства и права, 1940, с. 277.

M. П. Карева и А. М. Айзенберг. Правовые нормы и правоотношения, 1949, с. 54; А И. Д е н и с о в. Советское государственное право, 1939, с. 98.

4 О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву, 1949, ce. 83–84.

5 О. С. Иоффе. Советское гражданское право. 1958, с. 168.

174


ческое и материальное содержание, постольку объекты правоотношений автор подразделяет на три вида: 1) юридический объект – поведение обязанного лица, на которое праве притязать управомоченный; 2) идеологический объект – воля участников правоотношения, которая при помощи предоставленных им прав и возложенных на них обязанностей становится в подчинение воле господствующего класса, выраженной в нормах объективного прав и 3) материальный объект – вещь или иное благо, с которым связано охраняемое правом общественное отношение и на которое направлено поведение участников правоотношения.1

С. Ф. Кечекьян пишет, что право в субъективном смысле имеет не только определенное содержание, но и определенный объект, т. е. то, что составляет предмет правового господства управомоченного лица.2

Определения первой и второй группы, исходя из понятия одного материального объекта правоотношения, находятся в противоречии с практикой, которая этому не соответствует.

Определения следующей группы только перечисляют то, что встречается на практике, но ничего не объясняют. Кроме того, эта формулировка создает у читателя впечатление, что ему предлагают одно неизвестное («объект правоотношения») заменить другим неизвестным («тем,, по поводу чего» и т. д.).

Четвертое определение, примыкая к определениям второй группы, его конкретизирует и отмечает целевой характер понятия объекта правоотношения, но делает это попутно, сосредоточив все внимание на поведении участников правоотношения и объявив последнее единственным объектом правоотношения.

Дальнейшая разработка вопроса привела О. С. Иоффе к расчленению единого объекта на три – юридический, идеологический и материальный объекты.

На наш взгляд, нет необходимости отказываться от единства объекта правоотношения. То что О. С. Иоффе

'                См там же, стр. 168–172.

2               С. Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом оо-

ществе, 1958, с. 140.

17&


называет юридическим и идеологическим объектами правоотношения, с нашей точки зрения, является различными способами воздействия правоотношении, как целого, на его субъектов, для достижения той цели, которая связана с вещами действиями, благами. По терминологии О С. Иоффе – это материальные объекты правоотношений.

Нам представляется, что надо увязать решение двух вопросов: об объектах гражданских правоотношений и об объектах норм гражданского права. Следует установить, чем являются и первые, и вторые, представляют ли они собой тождество, либо эти правовые понятия не совпадают.

Действующие нормы советского права направлены на регулирование социалистических общественных отношений в эпоху завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму.

Регулирование, осуществляемое нормами гражданского права, имеет в виду достижение определенных целей, связанных с имущественными либо неимущественными интересами граждан, социалистических организаций, государства. Эти цели связаны с вещами, действиями, материальными и нематериальными благами Для достижения указанных целей между заинтересованными сторонами по их соглашению, основанному на правовых нормах, либо в силу иных юридических фактов устанавливаются взаимные правомочия и юридические обязанности, направленные на те же вещи, материальные либо нематериальные блага и действия. Таким образом, и правовые нормы, и конкретные правовые отношения, которые на них опираются, преследуют одни и те же цели и направлены на одни и те же вещи, действия, материальные либо нематериальные блага.

Эти цели гражданских правовых норм и гражданских правоотношений и являются объектами и первых, и вторых.

Такое понимание объектов гражданско-правовых норм и гражданско-правовых отношений является дальнейшим развитием положения, выдвинутого О С. Иоффе («объектом гражданского правоотношения является

176


то, на что направлено или на что воздействует гражданское правоотношение».)1

Когда мы говорим, что объектами гражданских правоотношений являются цели, которые они преследуют, связанные с вещами, действиями, материальными и нематериальными благами, мы отнюдь не имеем в виду, что объекты правоотношений сводятся к самим вещам, действиям, материальным и нематериальным благам. Объектами правоотношений будут: передача данной вещи, совершение определенного действия или воздержание от такового, пользование определенным материальным и нематериальным благом и т д.

Например, если Гослитиздат заключил издательский договор с А на издание его повести, то объектом возникающего из договора правоотношения будет не сама повесть, а ее издание, т.е. совершение действий, связанных с данным произведением С учетом сказанного мы приходим к следующему определению.

Объектами гражданских правоотношении являются конкретные цели последних, направленные на вещи, продукты интеллектуального творчества, действия и блага, для достижения каковых целей субъекты правоотношений связываются комплексом правомочий и юридических обязанностей

Нам остается еще остановиться на некоторых спорных моментах учения о трудовых правоотношениях, поскольку наша работа связана не только с гражданскими, но и с трудовыми отношениями

Литература о трудовых правоотношениях насчитывает меньше работ чем о гражданских правоотношениях, но тем не менее содержит немало дискуссионных вопросов. Существуют и различные определения трудового правоотношения

' Вопрос о единстзе объекта права и правоотношения в литературе спорен Л С Явич в работе «Советское право–регулятор общественных отношений в СССР», 1957, с 92, считает, что объекты права и правоотношения–различны Этот же взпяд высказан С Ф Кечекьян в работе «Правоотношения в социалистическом обществе» 1458, ce 137, 138 Ю К Толстой в рецензии на работу Л С Явича – «Правоведение» 1958. с 124 высказывается в пользу единства этих понятий Мы считаем, что исходя из Предложенного нами. понимания объекта правоотношения, как его цели, можно говорить о единстве объекта права и правоотношения

W


Один автор писал, что трудовое отношение есть «выражающее товарищеское сотрудничество свободных от эксплуатации людей юридическое отношение, в котором одна сторона (трудящийся) обязана применять свою рабочую силу, включившись в личный состав предприятия (учреждения, хозяйства) и подчиняясь внутреннему трудовому распорядку последнего, а другая сторона обязана к уплате вознаграждения за труд и к обеспечению условий выполнения работы, безопасных для здоровья трудящегося и благоприятных для производительности труда».1

Другой автор считает социалистическое трудовое правоотношение юридическим отношением, в котором «одна сторона (трудящийся) обязана выполнять обусловленную работу, подчиняясь определенному трудовому режиму, а другая сторона (предприятие, учреждение, хозяйство) обязана оплачивать его труд по количеству и качеству, обеспечивать условия труда, безопасные для здоровья трудящихся и благоприятные для высокой производительности его труда, осуществлять заботу о материально-бытовых и культурных нуждах работников».2

Между обоими определениями имеются существенные различия. Первое исходит из того, что трудящийся, только тогда является субъектом трудового правоотношения, если он: 1) обязался выполнять известного рода работу по определенной должности, профессии, специальности, квалификации и 2) входит в коллектив определенного социалистического предприятия (учреждения, хо-

1 H. Г. Александров. Трудовое правоотношение, 1948,, с. 163. Впоследствии <1втор внес следующую поправку в это^ определение: «Трудящийся обязан не «применять свою рабочую силу, включившись в личный состав предприятия (учреждения, хозяйства)», а «выполнять известного рода работу по определенной должности (профессии, специальности), входя в коллектив определенного социалистического предприятия (учреждения, хозяйства)...». Учебник советского трудового права, 1954, с. 128.

О. В. Смирнов. Понятие трудового правоотношения. Ученые записки Туркменского университета, 1956, вып. V, с. 114 с небольшими поправками повторяет это же определение.

2 M. П. К а р п у ш и н. Социалистическое трудовое правоотношение. Кандидатская диссертация, 1955, с. 47. Это же определение с поправками см. в его печатной работе под тем же--названием, 1958, с. 37.

178


зяйствй). Во втором определении от трудящегося –субъекта трудового правоотношения требуется, чтобы он обязался: 1) выполнять обусловленную работу и 2) подчиняться определенному трудовому режиму.

Ни одно, ни другое определение не дают ответа на вопрос, относятся ли члены промысловых артелей и члены колхозов к числу субъектов трудового правоотношения или нет.

Нам представляется, что нельзя правильно определить понятие трудового правоотношения, не решив вопроса о круге этих правоотношений и их субъектном составе, а потому мы полагаем, что оба определения нуждаются в коррективах.

Для ответа на первый вопрос надо решить, что является предметом трудового права, какие отношения оно регулирует и какие остаются за его пределами. Непосредственно с первым связан и второй вопрос – кто является субъектом трудовых правоотношений, все ли граждане, осуществляющие право на труд и обязанность трудиться, либо субъектный состав трудовых правоотношений уже, и отдельные категории трудящихся охватываются не трудовыми, а иными правовыми отношениями.

По первому вопросу были высказаны две противоположные точки зрения.

Д. М. Генкин утверждал, что все правовые отношения, основным содержанием которых является труд, должны относиться к трудовому праву (правоотношения по договору личного подряда, поручения, авторские и .изобретательские правоотношения) .1

М. М. Агарков, наоборот, исходил из того, что труд граждан социалистического общества, приложенный к социалистической собственности, образует доход, и считал трудовые отношения видом имущественных отношений, а трудовое право – частью гражданского права.2

Круг трудящихся, находящихся в трудовых правоотношениях, предложено было ограничить теми лицами, которые удовлетворяют следующим признакам: 1) включены в личный состав предприятия, 2) подчинены его

1 См. Д. A'L Генки н. Предмет и система советского трудового права. Советское государство и право. 1940, № 2, ce. 55–72.

2 См. М. М. Агарков. Предмет и система советского гражданского права. Советское государство и право, 1940, с. 56, № 8.

179


распорядку, 3) выполняют определенную трудовую функцию, то есть работы определенного рода, 4) связаны нормами выработки либо продолжительностью рабочего дня, 5) распределяют свои труд во времени соответственно существующему на предприятии расписанию и 6) следуют технологическим указаниям администрации в процессе своего труда. Первые четыре признака являются обязательными для трудового правоотношения, а последние могут и отсутствовать '

В субъективный состав трудовых правоотношении предлагалось включать не только рабочих и служащих, но и членов колхозов и промысловых артелей, исходя из того, что факт членства порождает обязанность участвовать личным трудом в производственной деятельности.2 Такой взгляд был преобладающим долгое время в литературе по трудовому праву. Объяснятся он тем, что отношения членства в колхозе и в промысловых артелях имеют много общих черт с трудовыми отношениями, рабочих и служащих, а существенные отличия членства не принимались во внимание. За последнее время рядом авторов был обоснован взгляд, что элементы членства создают особое отношение, которое неправильно будет отождествлять с трудовым отношением и нельзя регулировать нормами трудовою права.8

Однако и в настоящее время этот вопрос продолжает быть дискуссионным. А. Е. Пашерстник находит, что' колхозные трудовые отношения должны регулироваться

См К Г Александров Трудовое правоотношение, 1948,. ce 149–153

2 Тот ж& автор Там же, с 243 Автор в более поздних работах ограничивает круг субъектов трудовых правоотношений рабочими, служащими и членами промысловых артелей, не упоминая о членах колхозов

О В Смирнов Понятие трудовых правоотношений Ученые записки Туркменского университета 1956, вып V, с III – распространяет трудовые правоотношения, кроме рабочих, стужащих, членов промысловых артелей, и на колхозников

3 См Г К Москаченко Задачи науки трудового права в свете решений XX съезда партии. Социалистический Tpyi,. 1956, ^ 10, с 31

H Г Л ч с i- с ч н рог В -^г^ы ко-чфикации ззьс i^^a течьства о труде ^оьег^юе roci. icipcTBO и право, 1957, № 4, с 22

M П Карпушин Социалистическое трудовое правоотношение, 1958, ce 69–71, и др

183


нормами трудового права, поскольку у нас существуют единые принципы социалистической организации труда и нет оснований рассматривать регулирование колхозного i руда вне этих принципов 1

Мы считаем более аргументированной и практически целесообразной первую точку зрения. В научных работах и в учебниках трудового права раньше настойчиво проводился взгляд, что регулирование труда в колхозах и промысловой кооперации (в последнее время говорилось о регулировании труда только в промысловой кооперации) должно осуществляться трудовым правом. Вопросами правового регулирования трудовых отношений в колхозах занимались, однако, специалисты по колхозному праву. Несомненно, что и в дальнейшем правовое регулирование труда в колхозах должно осуществляться нормами колхозного права, а разработка и изучение этих вопросов – наукой колхозного права. Хуже обстояло и обстоит дело с регулированием трудовых отношений в промысловой кооперации. Разработку этих вопросов взяли на себя представители науки трудового права, а практически эта обширная сфера отношений (кроме учебников по трудовому праву) не находила достаточного отражения в науке.

Мы считаем необходимым, чтобы этому вопросу было уделено серьезное внимание, учитывая важную роль промысловой кооперации в социалистическом хозяйстве. Поскольку отношения членства в промысловой кооперации не должны регулироваться трудовым правом, а в выделении кооперативного права, как специальной отрасли советского права, по-видимому, Необходимости нет, постольку правовое регулирование труда в промысловой кооперации должно, по нашему мнению, осуществляться советским гражданским правом, а цивилисты обязаны вести теоретическую разработку этих вопросов.

Спорным является и положение, состоят ли в трудовых правоотношениях такие категории трудящихся как преподаватели высших учебных заведений, получающие почасовую оплату, руководители кружков самодеятельности на предприятиях, в учреждениях и организациях,

См А Е Пашерстник О сфере действия и принципах

советского трудового права,   Советское государство и пра-
во, 1957, № 10,
ce 92–99

181


тренеры, уполномоченные по распространению театральных билетов, страховые агенты, эксперты бюро товарных экспертиз и др. категории работников, не включенных в штаты предприятий, учреждений и организаций.

К. А. Граве писал, что судебная практика неправильно такие правоотношения рассматривает как трудовые. Трудовой договор не только обязывает трудящегося к выполнению работы, а нанимателя к уплате вознаграждения, но создает служебную подчиненность (право устанавливать распорядок работы, переводить на другую работу и т. д.). В приведенных случаях эти признаки отсутствуют, а потому их нельзя рассматривать как трудовые. К. А. Граве предложил квалифицировать их как договоры трудового поручения.1

А. Л. Эпштейн считает такие договоры трудовыми, подтверждая это анализом ведомственных нормативных актов, которые регулируют эти договоры.

Существующие правовые нормы являются недостаточными, а потому А. Л. Эпштейн выдвигает предложение об издании нормативного акта, который регулировал "бы трудовые отношения нештатных работников и установил, что они могут привлекаться только для работ, оплата которых предусмотрена утвержденными фондом зарплаты; размеры оплаты их труда должны устанавливаться применительно к вознаграждению штатных работников. С нештатными работниками должно быть обязательным заключение письменных договоров, детально определяющих их права, обязанности и ответственность.2

Мы полагаем, что по действующему законодательству нет достаточных оснований, чтобы относить правовое регулирование отношений с указанными категориями работников к гражданскому праву. Однако следует считаться и с тем, что на практике бывают случаи, когда форма «трудового договора» или «трудового соглашения» применяется для обхода утвержденных ставок и фонда .заработной платы, а то и непосредственно в корыстных целях. Вследствие этого в каждом конкретном случае

'  См К. А. Граве. Договор трудового поручения. Ученые

   записки ВИЮН, 1947, вып. V, ее. 58–74.
2 А. Л. Эпштейн. Правовые вопросы регулирования труда

нештатных работников. Вопросы советского гражданского

и трудового права. Институт права АН СССР, 1952,

ce. 191–207.

482


надо решать вопрос о той или иной правовой квалификации этих отношений.

Следует признать, что в принципе подобные нештатные работники – явление нежелательное, и их сохранение возможно в дальнейшем только с соблюдением условий, на которые указывает А. Л. Эпштейн, причем несомненно необходим соответствующий нормативный акт, регулирующий отношения с ними.

Трудовое правоотношение является видом социалистического правоотношения и подпадает под признаки последнего, данные в предложенном нами определении. Трудовое правоотношение, как и всякое иное, представляет собой способ осуществления правовых норм. Правомочия и юридические обязанности в трудовом правоотношении также возникают двумя путями: либо по взаимному соглашению субъектов, основанному на правовых нормах, либо в силу иных юридических фактов. Обязанности, вытекающие из трудового правоотношения, выполняются сторонами добровольно, но, как и во всяком ином правоотношении, они обеспечены на случай неисполнения мерами государственного принуждения.

Чтобы дать определение трудового правоотношения, незачем повторять общие признаки правоотношения. Достаточно общей ссылки, что трудовое правоотношение есть вид правового отношения, и указать еще признаки которые специфичны только для трудового правоотношения.

Последнее всегда является сложным, каждый из субъектов имеет и правомочия и обязанности, но этот признак не специфичен, так как сложными являются и правоотношения, относящиеся к иным отраслям нашего права (колхозному, семейному и др.).

Трудовые правоотношения не знают деления на абсолютные и относительные; все они – относительные, но' и это не специфично для трудовых правоотношений, поскольку большинство отношений, регулируемых прочими отраслями права, также не знают этого деления.

Признаки «включения в личный состав» либо «вхождения в коллектив учреждения, организации, предприятия» специфичны для трудовых правоотношений, которые возникают со штатными работниками. Однако, нельзя игнорировать существование нештатных работников, а потому указанные признаки нельзя считать

183-


специфичными для всех трудовых правоотношений Их следует, по нашему мнению, заменить другим, указанным М. П. Карпушиным,–«трудящийся обязан выполнять обусловленную работу, подчиняясь определенному трудовому режиму».

Вряд ли в определении надо указывать на то, что оплата труда должна производиться по количеству и качеству (см. определение М. П. Карпушина). В качестве об-:щего принципа это общеизвестно, а в конкретных трудовых правоотношениях, как правило, применяются установленные ставки оплаты труда.

Остальные обязанности нанимателя правильно очерчены в определении Н. Г. Александрова. Добавление М. П. Карпушина «о принятии мер по удовлетворению материально-бытовых и культурных нужд» в такой общей, неконкретизированной форме вряд ли следует включать в определение.

Вместо этого надо, по нашему мнению, указать на юридическую обязанность предоставлять гарантии, компенсации, бытовое, культурное обслуживание, благоприятные условия работы для здоровья и производительности труда, согласно законодательству, коллективному и трудовым договорам.

Кроме того, в обоих определениях пропущено указание на то, что трудовое правоотношение является результатом регулирования общественных отношений нормами трудового права, о чем надо упомянуть.

Исходя из того, что субъектами трудовых правоотношений могут быть только рабочие и служащие, мы считаем, что этот признак является специфическим.

Указание в определении Н. Г. Александрова на то, что наши трудовые правоотношения выражают товарищеское сотрудничество свободных от эксплуатации людей, не специфично только для трудовых отношений и лежит в основе всего социалистического базиса, а потому включить это в определение трудового правоотношения не следует.

С учетом этих коррективов определение трудовых правоотношений примет следующий вид.

Трудовыми правоотношениями называются такие правовые отношения, участники которых рабочие, служащие и социалистические организации (граждане),

:184


согласно норм трудового права, коллективных и трудовых договоров, обязаны первые–выполнять обусловленную работу, подчиняясь установленному трудовому режиму, а вторые–уплачивать трудящимся заработную плату, предоставлять гарантии, компенсации, обслуживание и иные условия работы.

Исходя из приведенного понимания социалистических трудовых правоотношений их субъектами являются участники–рабочие, служащие и социалистические организации (граждане),–между которыми в силу норм трудового права, договоров и иных юридических фактов устанавливается комплекс корреспондирующих требований и обязанностей.

Правомочия в социалистических трудовых правоотношениях можно определить как возможности, предоставленные управомоченным субъектам в силу норм трудового права, коллективных, трудовых договоров и иных юридических фактов, совершать определенные действия либо воздерживаться от таковых по отношению к обязанным субъектам, а равно требовать добровольного исполнения обязанностей, вытекающих из правоотношений, во избежание применения мер принуждения, предусмотренным законом.

Наконец, юридическими обязанностями в социалистических трудовых правоотношениях будет необходимость для обязанных субъектов в силу норм трудового права, коллективных, трудовых договоров и иных юридических фактов добровольно выполнять по отношению к управомоченным субъектам действия и воздержание от действий, вытекающие из правоотношений, во избежание применения мер принуждения, предусмотренных законом.

Нам остается выяснить, что является объектами трудовых правоотношений.

В литературе по трудовому праву этот вопрос не разработан. Н. Г. Александров писал, что термин объект правоотношения в юриспруденции применяется для обозначения действий обязанного лица, а также того предмета, по поводу которого должно быть совершены эти действии. Однако действия обязанного субъекта, которые вправе требовать от него управомоченный субъект, составляют содержание обязанности, а от наименования содержания обязанности объектом права характеристика' содержания ничего не выигрывает. В тех же случаях,

185--


когда правоотношение возникает по «поводу вещи или объективированного продукта «духовного» производства) для такого правоотношения вещь и будет служить объектом правоотношения.'

М. П. Карпушин, приводя высказывания А. И. Денисова, О. С. Иоффе и других авторов по поводу общего понятия объекта правоотношения, говорит о сложности этого вопроса и считает, что объектом воздействия в правом отношении является воля его субъектов. Воздействуя на субъектов правоотношения, государство добивается определенного проявления их воли, а управомоченное и должное поведение выступает в таком случае как реализация правомочия и исполнение обязанности.2

Приведенные оба высказывания недостаточны для выяснения сущности объекта трудового правоотношения. Во втором из них имеется сближение понятия объекта с целью трудового правоотношения, но эта мысль не получила развития у автора. Мы считаем, что в трудовых правоотношениях, как и в гражданских правоотношениях, объектами являются те цели, которые ставят перед собой сами субъекты, вступая, в правоотношения по своей инициативе, либо которые выдвигает перед ними государство, если правоотношения возникают в силу правовых норм и соответствующих юридических фактов.

В трудовых правоотношениях этими объектами являются действия, направленные на организацию труда, получение и использование его результатов, ради чего субъекты связываются правомочиями и обязанностями.

В соответствии с этим мы считаем правильным следующее определение.

Объектами трудовых правоотношений являются конкретные цели таковых, направленные на организацию труда рабочих 'и служащих, получение и использование его результатов в соответствии с принципами социализма, для достижения каковых целей участники трудовых правоотношений связываются комплексом корреспондирующих требований и обязанностей.

1 См. Н. Г. Александров. Трудовое правоотношение, 1948, с. 260.

2 См. M. П. Карпушин. Социалистическое трудовое правоотношение, 1955, Кандидатская диссертация, ее. 228–232.

.386


§ 2. Понятие авторских отношений в СССР

Анализ некоторых вопросов общей теории социалистического правоотношения, а также гражданских и трудовых правоотношений был необходимой предпосылкой для исследования авторских правоотношений, которые являются результатом реализации, в основном, норма гражданского или трудового права.

Термин «автор» и в законодательстве, и в жизни применяется не только к творцам произведений науки, литературы и искусства, но и к создателям изобретений, технических усовершенствований и рационализаторских предложений. Авторское свидетельство является главным способом оформления прав изобретателя, однако правоотношения, возникающие в связи с созданием и использованием изобретений, обычно именуются изобретательскими.

Мы полагаем, что термин авторские правоотношения следует закрепить только за правоотношениями, возникающими в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства.

Изобретательство имеет общие черты с авторской деятельностью в области науки, литературы и искусства. Основой в обоих случаях является творческая деятельность, направленная на строительство социалистической экономики и культуры. И те, и другие авторы обладают имущественными и личными правами, одинаково окружены вниманием и заботой партии и пользуются всенародным уважением и любовью.

Грани изобретательства и научной деятельности вплотную сходятся в научном открытии.

И изобретателей, и авторов произведений науки, литературы и искусства наше законодательство наделяет широкими имущественными и личными неимущественными правами.

В литературе мы встречаем ряд высказываний в пользу объединения авторского и изобретательского права, причем основным аргументом выставляется творческий характер деятельности изобретателей и создателей произведений науки, литературы и искусства и наличие

18Г


у них и имущественных, и личных прав 1

С таким предложением не согласны другие цивилисты.

В. И. Серебровский считает, что наряду с чертами сходства между авторским и изобретательским правом есть существенные различия. Объект первого может быть воспринят чрезвычайно широким кругом людей, а объект второго рассчитан на ограниченный круг потребителей. Выпуск литературного или художественного произведения в свет не требует совершения формальностей, а изобретение не может быть оформлено без соблюдения установленного порядка. Право на неприкосновенность существует у автора научного, литературного и художественного произведения, внедрение же в производство изобретения может сопровождаться приспособлением изобретения к конкретным производственным условиям, для чего не требуется согласие изобретателя.

Различны способы использования результатов труда и выплаты вознаграждения авторам произведений науки, литературы и искусства и изобретателям.

Изобретательское право представляет собой комплекс норм гражданского и административного права, причем нормы последнего занимают значительное место, тогда как в авторском праве нормы административного права играют второстепенную роль.2

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц, отмечая черты сходства авторского и изобретательского права, подчеркивают в качестве существенного различия непосредственную связь изобретательства с техникой, а как следствие этого – разграничение между обоими правовыми

1 Б. С Мартынов Права авторства в СССР. Ученые труды ВИЮН, 1947, с. 165, вып IX.

H А Райгородский Проект Гражданского кодекса СССР и изобретательское право Социалистическая законность, 1947, № 7, с 10

В Я H о н а с Изобретате'1ЬС1\ое правоотношение в советском гражданском праве Кандидатская диссертация, 1955, с 198 и др авторы

M В. Гордон (Советское право, 1955, ce. 18, 19) примыкает к этому взгляду, говоря об авторском праве в широком смысле слова

2 См В И Серебровскин Вопросы советского авторского права, 1956, ce 20–23

.488


институтами по объекту регулирования и ряд иных существенных особенностей.1

К этим правильным соображениям мы хотели бы добавить, что наличие творчества нельзя рассматривать как достаточное основание для объединения правовых институтов. Элемент творчества в той или иной мере вообще присущ труду советского человека–строителя нового коммунистического общества, свободного от эксплуатации и страха безработицы. Забота о рациональном использовании рабочего времени, повышении производительности труда, экономии материалов, улучшении качества продукции, совершенствовании работы государственного аппарата и общественных организаций,–все это многообразные объекты для приложения творчества советских людей. Разве не проникнут творчеством труд каждого честного рабочего и колхозника, врача и педагога, музыканта и драматического актера и других тружеников, если они любят свою работу и преданы родине. Нельзя поэтому считать творчество специфической особенностью труда только изобретателя, ученого и писателя, художника и композитора

Не может также служить основанием к созданию единого института авторства наличие имущественных и личных неимущественных прав и у автора, и у изобретателя. Все советские люди пользуются известной суммой личных неимущественных и имущественных прав, причем v изобретателя и автора произведений науки, литературы и искусства характер и объем этих прав не совпадают.

нрмкисимп пт TpopPTi^pplfHY ^ппР^яжрний НеЛЬЗЯ(

не считаться при решении данного вопроса п с потребностями практики, которая приводит к необходимости раздельного регулирования авторских и изобретательских отношений. Следует отметить, что и в нашем законодательстве не объединялись нормативные акты по авторскому и изобретательскому праву. Они издавались раздельно, причем в области авторского права широкая компетенция была предоставлена союзным республикам, тогда как в сфере изобретательского права действовало, в основном, общесоюзное законодательство

Все сказанное убеждает в необходимости раздель-

1 См. Б С Антимонов иЕ А Флейшиц Авторское право, 1957, с 8

189


ного существования авторского и изобретательского права.

Термин «авторские правоотношения» мы и считаем поэтому правильным использовать только для правоотношений, возникающих в связи с созданием произведений науки, литературы и искусства.

Авторским правоотношениям присущи все черты, характеризующие общее понятие о правоотношении. Авторские правоотношения являются прежде всего способом осуществления в жизни правовых норм.

Правоотношения между авторами и организациями, использующими их произведения, регулируются нормами гражданского либо трудового права.

В первом случае авторские правоотношения, как уже отмечено выше, могут быть и абсолютными, и относительными.

Во втором случае авторские правоотношения могут быть лишь относительными. Они возникают только одним путем: если произведение науки, литературы или искусства создается в порядке выполнения автором, состоящим штатным (а в отдельных случаях и внештатным) работником учреждения, организации или предприятия в силу служебного задания.

Авторские правоотношения и первой, и второй группы являются сложными; каждая сторона имеет и правомочия, и юридические обязанности. В частности, у авторов возникают имущественные правомочия, которые состоят в получении вознаграждения за свой труд, а также вытекающие из правоотношения личные неимущественные правомочия.

Объем и характер авторских правомочий и личных, и имущественных у авторов, состоящих и не состоящих на работе в социалистических организациях, существенно различен.

Значительно отличаются в авторских правоотношениях первой и второй группы и правомочия, принадлежащие учреждениям, предприятиям и организациям, а равно лежащие на них юридические обязанности.

Объектами обеих групп авторских правоотношений являются преследуемые ими цели, направленные на использование произведений науки, литературы и искусства. Для достижения этих целей субъекты связываются

190


комплексом корреспондирующих правомочии и юридических обязанностей.

В соответствии с перечисленными признаками, мы предлагаем следующее определение.

Авторскими правоотношениями называются такие правоотношения, которые возникают в силу правовых норм, договоров и иных юридических фактов между авторами произведений науки, литературы и искусства и социалистическими организациями (гражданами) по поводу создания и использования этих произведений, в целях развития социалистической культуры и реализации прав авторов.

В нашей литературе по авторскому праву не поддерживается деление авторских правоотношений на гражданские и трудовые.'

В. И. Серебровский считает, что «хотя отношения в связи с созданием и использованием произведения могут возникать на основе трудовых отношений автора с соответствующей организацией, все же эти отношения регулируются нормами авторского, а не трудового права».2

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц пишут, что «когда произведение создается автором в силу трудового договора, перед нами два правоотношения: одно регулируется трудовым правом, другое – авторским: 1) не авторским, а трудовым правом регулируется вознаграждение, получаемое автором за использование произведения; 2) процесс создания произведения поставлен в рамки, определяемые трудовым распорядком соответствующей организации; 3) та же организация вправе использовать произведение в соответствии с его назначением, вытекающим из трудового договора с автором; 4) авторское право на произведение сохраняется за автором. Отдельные временные его ограничения обусловлены интересами организации, с которой автор состоит в трудовых отношениях».3

Эти положения нам представляются не убедительными. Предлагаемая конструкция искусственно расчленяет

1 Такое деление было выдвинуто нами в статье «Некоторые вопросы авторского права в Таджикской ССР»–Ученые записки Таджикского университета Труды юридического факультета, 1955, вып. 3, ce 77 и 78

2 В И Серебровский, Вопросы советского авторского права, 1956, с. 19

3 В С. Антимонов и Е А Флейшиц Авторское право, 1957, с 64.

191


единое правоотношение между социалистической организацией и автором, создающим произведение в порядке выполнения служебного задания, на два правоотношения– трудовое и авторское Мы рассматриваем авторское правоотношение как единый комплекс встречных правомочий и обязанностей субъектов правоотношения То обстоятельство, что регулирование такого авторского правоотношения осуществляется нормами и трудового, и гражданского (авторского) права совершенно естественно, но оно не нарушает единства и целостности правоотношение и отнюдь не превращает его в два самостоятельных правоотношения. Если регулирование отношений между социалистической организацией и автором по поводу использования созданного последним произведения осуществляется нормами различных отраслей права, то возникающее правоотношение мы должны называть гражданским и та трудовым в зависимости от того, какие нормы права превалируют в его правовом регулировании

Мы полагаем, что всесторонний анализ оснований возникновения авторских правоотношений, их субъектов, объектов, правомочий и обязанностей как связанных, так и не связанных с трудовыми отношениями, покажет, какая точка зрения является более обоснованной

Деление авторских правоотношений на две группы представляет не только теоретический интерес, но имеет и важное практическое значение

Первая группа авторских правоотношений, возникающих из гражданских авторских договоров и иных гражданско-правовых оснований, подчинена гражданско-правовому режиму (включая и сроки исковой давности)

Вторая группа авторских правоотношений, возникающих обычно с авторами – штатными работниками (а иногда и с нештатными работниками), подпадает под действие режима, остановленного нормами трудового права (включая также сроки исковой давности)

Следовательно, та или иная правовая квалификация конкретного авторского правоотношения влечет за собой применение соответствующего правового режима, что имеет существенное значение для участников авторского правоотношения

Возьмем Только один пример "Если автору был выдан аванс, а произведение не было им закончено, хотя автор

192


не проявил недобросовестности в исполнении работы, то в случае признания авторских отношений, возникшими из трудовые договора, аванс подлежит возврату, а если же они будут квалифицированы как вытекающие из издательского договора заказа, аванс остается у автора на законном основании

Рассмотрению этих вопросов посвящены обе послeдующие главы

193


ГЛАВА III. ГРАЖДАНСКИЕ АВТОРСКИЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ

§1. Основания возникновения гражданских авторских правоотношений

Ряд вопросов, относящихся к гражданским авторским правоотношениям, детально разработан в монографиях, диссертационных работах и статьях советских цивилистов старшего и младшего поколения. Нет надобности повторять то, что уже сделано другими, а потому мы ограничимся рассмотрением вопросов, по нашему мнению, спорных либо недостаточно исследованных.

Гражданские авторские правоотношения, как мы уже говорили, делятся на абсолютные и относительные.

Для возникновения абсолютных гражданских правоотношений правообразующим фактом является создание произведения либо его части, облеченных в любую объективную форму, доступную восприятию. Мы уже отметили, что эти абсолютные правоотношения порождают у авторов только личные неимущественные правомочия, а у обязанных субъектов соответствующие этим правомочиям юридические обязанности.

Иные юридические факты являются основаниями возникновения относительных, конкретных гражданских авторских правоотношений. Исключительное многообразие затрудняет выделение классифицирующего признака и позволяет дать только примерный перечень этих оснований.

194


Анализируя основания возникновения конкретных гражданских и трудовых авторских правоотношений в связи с использованием только произведений науки и литературы, мы указывали на следующие правообразующие факты, влекущие за собой возникновение гражданских авторских правоотношений:

1) заключение издательского договора на готовое произведение,

2) издание произведения без согласия автора,

3) издание чужого произведения, выданного кем-либо за свое,

4) переделка произведения из одной формы в другую, если она требует в силу закона согласия автора и

5) наследование авторского права.1

В. И. Серебровский, приведя этот перечень, указал, что нами пропущено такое важное основание, как соавторство.2

Дело в том, что данный нами перечень имел примерный характер. В нем отсутствуют и такие правообразующие факты как перевод произведения на другой язык, публичное исполнение произведений литературы и науки и использование чужого произведения с нарушением пределов заимствования, предусмотренных законом. Что же касается соавторства, то, как будет сказано далее, отношения между соавторами мы не относим к числу авторских правоотношений. Последние возникают не между соавторами, а между ними и теми организациями (или лицами), которые используют произведение, созданное соавторами.

Еще более сложным будет создание перечня и классификации оснований возникновения гражданских авторских отношении (также примерного), которые охватили-бы произведения не только науки и литературы, но также' и искусства.

На первый взгляд кажется, что для такого перечнд' классифицирующим признаком может быть характер' произведений и что следует поэтому исходить из основ-

' См. В И. К о p е ц к il и. Некоторые вопросы авторского права в Таджикской ССР. Ученые записки Таджикского университета. Труды юридического факультета, 1956, вып. 3, с. 77.

2 См. В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского <права, 1956, ce. 27–28.

195.


яого деления на произведения науки, литературы и искусства. Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что решающую роль в возникновении и реализации авторских правоотношений играет не характер произведения, а способ воспроизведения и использования.

В большинстве случаев одно и то же произведение может быть доведено до сведения общества различными способами. Например, драма может быть издана и распространяться как произведение печати, поставлена в театре и исполняться публично, ее можно экранизировать и демонстрировать в кино, транслировать средствами радио и телевидения и т. п. Применение каждого из этих способов организации использования драмы (как равно и других произведений) вызывает возникновение тех или иных авторских отношений и соответствующее их правовое регулирование.

В силу этих соображений считаем, что именно способ воспроизведения и использования произведении науки, литературы и искусства надо выбрать критерием интересующей нас классификации.

Применяя указанный критерий, мы получим следующий примерный перечень и классификацию оснований возникновения гражданских авторских правоотношений.

1. ИЗДАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИИ АВТОРА СПОСОБАМИ ПОЛИГРАФИИ

Гражданские авторские правоотношения этой группы возникают при издании: научных работ, произведений художественной литературы, всех жанров и видов, включая переводы и переделку повествовательных произведений в драматические, в киносценарии и, наоборот, драматических произведений в киносценарии и, наоборот, а также произведений изобразительных искусств, живописи, рисования, графики, ваяния, архитектуры, произведений музыкальных, вокальных, хореографических и иных, если они допускают воспроизведение средствами полиграфии.

Правоотношения этой группы возникают либо на основании издательских договоров на готовые произведения, либо из договоров заказа, а равно и тогда, если произведения были изданы без договора и без согласия

196


автора, либо если были нарушены пределы допустимого использования чужого произведения без согласия автора, установленные законом или договором.

2 СОЗДАНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ИСКУССТВ И ФОТОГРАФИИ ИНЫМИ СПОСОБАМИ, КРОМЕ ПОЛИГРАФИИ

Эти авторские правоотношения возникают в результате использования произведений изобразительных искусств и фотографии для экспозиции в музеях, на площадях и т. д., а равно при их воспроизведении в изделиях промышленности, в строительстве и иных прикладных целях.

Перечисленные гражданские авторские правоотношения возникают, как правило, также в результате авторских договоров, а равно в случаях неправомерного использования произведения без договора с автором и без согласия последнего, либо при нарушении пределов и условий использования произведений, установленных законом и договором.

3 ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ АВТОРОВ

Гражданские авторские правоотношения этой кате-тории возникают в случае заключения с автором постановочного договора на постановку и публичное исполнение подлежащего созданию либо готового произведения любого жанра и формы, которое ранее не исполнялось для публики за плату, а равно не было издано. Кроме того, авторские правоотношения возникают и вследствие публичного исполнения произведений уже исполнявшихся ранее или изданных, причем в этих случаях публичное исполнение осуществляется без договора с автором и без получения его согласия, но с уплатой гонорара по установленным ставкам.

Гражданские авторские правоотношения вследствие публичного исполнения произведения возникают и в случае неправомерного публичного исполнения без согласия автора произведения, которое ранее не было издано и не исполнялось для публики с взиманием платы за вход.

197


4. ПЕРЕДАЧА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЗРИТЕЛЯМ И СЛУШАТЕЛЯМ ТЕХНИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ (КИНО, РАДИО,ТЕЛЕВИДЕНИЕ)

Возникновение гражданских авторских правоотношений этой группы происходит в результате заключения с авторами договоров на создание киносценариев и музыки для кинофильмов, а равно договоров на создание произведений для радиовещания и телевидения.

В отношении киносценариев и музыки для кинофильмов гражданские авторские правоотношения возникают и в том случае, если эти произведения будут неправомерно использованы кинопроизводственным предприятием без договоров с автором и без его согласия. Иначе обстоит дело с передачей произведений путем радиовещания и телевидения. В силу правовых норм приведенных выше можно без согласия автора и зрелищного предприятия транслировать исполняемые публично произведения без уплаты гонорара и автору, и зрелищному предприятию.

5. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ АВТОРОВ ДРУГИМИ АВТОРАМИ ДЛЯ ПЕРЕДЕЛКИ ИЗ ОДНОЙ ФОРМЫ В ДРУГУЮ, А РАВНО ПЕРЕВОДА НА ДРУГОЙ ЯЗЫК

Указанные способы использования произведений автора в соответствии со ст. 9 «Основ» вызывают возникновение авторских правоотношений не всегда, а лишь в следующих случаях: а) если произведение, созданное путем использования другого произведения, является, новым,. существенно отличным от оригинала и будет использовано одним из указанных выше способов, б) если повествовательное произведение было переделано в драматическое, киносценарий и, наоборот, а равно драматическое произведение было переработано в киносценарий и, наоборот, как с согласия, так и без согласия автора оригинала и его правопреемников и в) если при использовании' чужого произведения были нарушены установленные законом пределы и условия этого использования.

Предлагаемые перечень и классификация оснований

198


возникновения гражданских авторских правоотношений являются примерными, а не исчерпывающими.1

§ 2. Авторские договоры как главное основание возникновения авторских правоотношений

Мы уже отмечали, что гражданские авторские правоотношения возникают главным образом из авторских договоров, которые заключаются авторами с социалистическими организациями и лишь в отдельных случаях с гражданами.

В литературе принято выделять следующие виды авторских договоров: издательские, постановочные, киносценарные и прочие, причем для первых трех видов авторских договоров, как уже сказано ранее, имеются типовые нормативные договоры.

Значительное разнообразие авторских договоров вызывает, на наш взгляд, необходимость расширить этот перечень за счет расшифровки «прочих». Способ организации общественного использования произведений авторов, положенный нами в основу классификации авторских правоотношений, является подходящим критерием и для классификации авторских договоров. Последние можно подразделить на следующие группы:

1) договоры на создание и распространение произведении науки, литературы и искусства воспроизводимых средствами полиграфии (издательские договоры);

2) договоры на создание и использование произведений изобразительных искусств и фотографии (без применения средств полиграфии) ;

3) договоры на создание, постановку и публичное исполнение драматических, музыкальных, вокальных и прочих произведений (постановочные договоры) ; ,

' См. В. И. Корецкий К .пересмотру законодательства об авторском праве. Ученые записки Таджикского государствен^ ного университета, т. XI, вып. 4, 1956, ce. 77–79. В этой статье мы выделяли в особую рубрику авторские правоотношения, вытекающие из неправомерного использования произведений автора. Однако, поскольку неправомерное использование произведения может быть связано с любым из перечисленных способов его воспроизведения, постольку мы сочли правильным включить неправомерное использование произведений в каждую из перечисленных групп оснований возникновения авторских правоотношений.

199


4) договоры на создание произведений, используемых для кинофильмов, звукозаписи, радио и телевизионных постановок и передач (включая киносценарные договоры) и

5) договоры на переработку произведений из одной формы в другую для последующего общественного использования.

Предлагаемая классификация авторских договоров не является исчерпывающей. Дальнейшее развитие науки, литературы и искусства и изобретение новых способов воспроизведения, размножения и передачи произведении науки, литературы и искусства зрителям и слушателям будет вносить новые и новые изменения в этот перечень..

Каждая из перечисленных групп авторских договоров имеет и общие черты с другими группами договоров и свои специфические особенности, следствием чего является наличие и общих и отличительных признаков в авторских правоотношениях, вытекающих из этих договоров.

В нашей литературе, преимущественно в диссертационных работах, много внимания уделено вопросам издательского договора.1

Отдельные работы посвящены постановочному2 и киносценарному3 договорам. Вопросы, относящиеся к этим трем договорам, детально освещены в перечисленных монографиях М. В. Гордона,4 В. И. Серебррвского,0 Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц,6 а равно в журнальных статьях.

1 А. И. В а к с б е p г. Издательский договор по советскому-гражданскому праву. Кандидатская диссертация, 1954. Он же. Издательство и автор, 1957. Второе издание, 1958. M. И. Никитина. Издательский договор на литературное произведение в советском авторском праве. Кандидатская диссертация, 1954.

2 И. А. Грингольц. Права автора сценического произведения в СССР. Кандидатская диссертация, 1954.

3 Б. П. Орлов. Основные вопросы киноавторского права. Кандидатская диссертация, 1954.

H. A. Райгородский. Авторское право на кинематографическое произведение, 1°58.

* М. В. Гордон. Советское авторское право, 1655.

;' В. И. С е p е б p о в с к и и. Вопросы советского авторского

. права, 1956.

6 В. С. А н т и м о н о в и Е. А. Ф л е и ш и ц. Авторское право,. 1957.

200


Несравненно менее исследованы в литературе остальные виды договоров, указанные в нашем перечне.

а) Договоры на создание и распространение произведений науки, литературы и искусства, воспроизводимых средствами полиграфии (издательские договоры)

В эту группу входят издательские договоры на произведения как уже созданные, так равно и подлежащие созданию (договоры заказа), если они допускают возможность их воспроизведения и размножения средствами полиграфии.

Основное место в договорах этой группы занимают издательские договоры на произведения науки и художественной литературы. Им посвящены упомянутые диссертационные работы, главы из монографий и ряд журнальных статей. Мало внимания уделено в нашей литературе издательским договорам на произведения изобразительных искусств, если не считать одной диссертационной работы' и нескольких статей, а также издательским договорам на музыкальные произведения, которые лишь вскользь затрагиваются в отмеченных выше работах.

Правовое регулирование издательских договоров осуществляется «Основами», причем ст. 17 п. «а» относит к компетенции союзных республик издание норм, устанавливающих обязательное содержание и важнейшие условия этого договора. Закон об авторском праве РСФСР посвятил издательскому договору ст. ст. 17–29 и возложил утверждение типового издательского договора на литературные произведения на народные комиссариаты просвещения и торговли РСФСР, которые и утвердили таковой в 1929 г.2

Вопрос о природе издательских договоров возбуждает споры. Согласно ст. 16 «Основ» «авторское право в части и в целом может быть отчуждаемо по издательскому

1 В. А. К а б а т о в. Советское авторское право на произведения изобразительных искусств. Кандидатская диссоциация. 1954 г.

2 Еженедельник Наркомпроса РСФСР, 19 апреля 1929 г., № 16–17.

201


договору, завещанию или иным законным способом». Ст. 17 закона об авторском праве РСФСР определяет издательский договор как договор, «в силу которого автор уступает на определенный срок исключительное право на издание произведения, облеченного в объективную форму, а издатель обязывается издать и принять зависящие меры к распространению этого произведения».2

Приведенная редакция ст. 16 «Основ» вызвала справедливые замечания В. И. Серебровского, отметившего, что термин «отчуждение» не применим к издательскому договору, который является срочным, тогда как «отчуждение» означает передачу, не ограниченную сроком и условиями.3 Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц подчеркивают, что отчуждением называется отказ от определенного права навсегда.4

Все цивилисты отмечают и другую неточность ст. 16 «Основ», предусматривающей передачу авторского права по издательскому договору «в целом». Вследствие этого нельзя признать правильным и известное определение Гражданской коллегии Верховного суда СССР по иску переводчиков поэмы «Витязь в тигровой шкуре» к Институту литературы и языка АзФАН, признавшее возможность передачи авторских прав по издательскому договору «в полную собственность».5

Ст. 17 закона РСФСР правильно подчеркивает срочный характер издательского договора, но является неполной, так как не говорит о возмездности этого договора.

И. Я. Хейфец писал, что по издательскому договору автор уступает свои правомочия издательству, которое в силу технической организации и опыта может гарантировать целесообразное извлечение материальной выгоды из приобретаемых от автора правомочий.6

Нельзя согласиться с такой упрощенной трактовкой издательского договора, сводящей последний только к способу извлечения материальной выгоды. И: Я. Хейфец

' СЗ СССР, 1928, № 27, ст. 245.

2 СУ РСФСР, 1928, № 132, ст. 861.

3 В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского. права, 1956, с. 169.

4 Б.С.АнтимоновиЕ.А.Флейшиц. Авторское право, 1957, с. 163.

5 Сборник постановлений пленума и коллегий Верховного суда.. СССР за 1940 г., ее. 283 и 284.

6 См. И. Я. Хейфец. Авторское право, 1931, с. 119.

2(2


неправильно игнорирует в определении реализацию автором в издательском договоре кроме имущественных, так же личных неимущественных правомочий.

М. В. Гордон определяет авторский договор как «соглашение автора с издательством о реализации личных и имущественных прав автора, имеющее целью передать в пользование общества созданное автором полезное произведение путем размножения и распространения это то произведения».'

В определении правильно отмечается значение издательского договора как способа передачи полезного произведения в пользование общества, но нечетко выражены обязанности сторон и, в частности, обязанность уплаты вознаграждения автору.

А. И. Ваксберг пишет, что издательский договор«одно из юридических средств, при помощи которых автор делает свое произведение общедоступным, передает его в общий культурный фонд народа, осуществляя таким образом принадлежащее ему право определять возможность опубликования своего произведения и приобретая имущественные правомочия в виде права на вознаграждение за труд, признанный обществом полезным».2

В этом определении выпал взаимный характер правомочий и обязанностей, устанавливаемых издательским договором. Последний в приведенной формулировке выступает скорее как односторонняя сделка. А. И. Ваксбер ничего не говорит о правомочиях издательства, а равно об обязанностях автора по этому договору.

М. И. Никитина считает, что по издательскому договору «одна сторона (автор или его правопреемник) с целью сделать свое произведение достоянием социалистического общества разрешает другой сторонеиздательству в течение определенного срока издавать его, а издательство обязуется издать произведение, уплатить автору (или его правопреемнику) вознаграждение и принять все зависящие меры к распространению этого произведения в социалистическом обществе».3

' М. В. Гордон. Советское авторское право, 1955, с. 135. ' А. И. Ваксберг. Упомянутый автореферат, 1954, с. 7. 3 М. И. Никитина. Издательский договор на литературное произведение в советском авторском праве. Автореферат кандидатской диссертации 1954, с. 7.

203


Наши замечания по поводу этого определения даны ниже при анализе «теории передачи автором правомочий» и «теории разрешения автора».

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц вместо определения дают перечень основных обязанностей автора и издательства по издательскому договору и указывают, что издательский договор не есть отчуждательская сделка то издательство не приобретает от автора авторского права ни в целом ни в части, ни бессрочно ни на срок. Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц примыкают к «теории разрешения автора», свои замечания по поводу" которой мы выскажем ниже. Со своей стороны считаем более правильным следующее определение.

Издательским называется договор, по которому автор (либо его правопреемники) и издательство, в целях организации общественного использования произведения науки, литературы и искусства и реализации авторских прав взаимно обязуются: автор–передать правомочия на воспроизведение и распространение своего произведения, а издательство – опубликовать произведение, распространять его и уплатить автору следуемое вознаграждение.

Издательства в СССР, как правило, специализированы по отраслям науки, литературы и искусства. В связи с тем, что имеют место случаи заключения издательствами договоров на издание произведений, не соответствующих профилю издательства,2 возник вопрос, каковы должны быть последствия таких нарушений принципа специальной правоспособности.

А. И. Ваксберг пишет, что такой договор, как внеуставный, должен быть признан недействительным.3

М. 'В. Гордон считает, что нельзя подходить к тако-

1 См Б. С Антимонов и Е Л Флейшиц Авторское право, 1957, ce 163–166

2 M A Морозов Советские книжные издательства и организация их работы, 1°51 – сообщает, что Углетехиздат включил в издательский план «Наставление по служебному собаководству» (Приведено M В Гордоном. Советское авторское право, 1955, с 142). «Крокодил» 1958г. 10 мая помести* карикатуру с изображением средневековых и экзотических героев книг, выпущенных H ским издательством

ЗA И Ваксберг Автореферат упомянутой диссертации.. 1954.

204


му делу сугубо формально, а следует «изучить вопрос и о том, насколько добросовестно действовали стороны по договору».'

Б. С. Антимонов и Е."А. Флейшиц указывают, что договор, противоречащий уставу издательства, должен признаваться недействительным. Поскольку, однако, специальная правоспособность определяется в уставе лишь в общих чертах, следует исходить из уставной цели издательства.2

Эти соображения представляются правильными, однако во избежание произвольного толкования, по нашему мнению, следует дополнить уставы издательств конкретной характеристикой профиля их деятельности.

Вызывает разногласия правовая квалификация договоров, заключаемых научно-исследовательским учреждениям, высшими учебными заведениями и иными социалистическими организациями с издательствами на издание-«ученых записок», «научных трудов» монографий и т. п., выполненных научными работниками этих организаций в порядке исполнения служебных заданий.

М. В. Гордон считает, что в этих случаях организация, подготовившая научные работы, сама выступает в качестве «издателя», издательство же по договору принимает на себя только размножение и распространение научных работ. По мнению М. В. Гордона такой договор является скорее «договором об издательском заказе, так как издательство выступает в этих отношениях скорее как исполнитель заказа».3

Иную трактовку этим отношениям мы находим у В. И. Серебровского, который пишет, что на практике договоры на издание работ заключаются иногда не авторами, а организацией, с которой автор состоит в трудовых отношениях. Такие договоры В. И. Серебровский предлагает считать авторскими, поскольку, по его мнению, правовые отношения из таких договоров «все же возникают непосредственно между авторами и издательством», которое вправе требовать в случае необходимости доработки произведения от автора, а не от организации, автор

1 М В Гордон- Советское авторское право, 1955, с 142.

2 Б С АнтимоновиЕ А. Флейшиц Авторское право. 1957, с 173

3 М В Гордон Совете! ое авторское право, 1955, ce.

Л42, 143

205


же вправе требовать, чтобы издательство без его согласия не вносило изменений в произведение, а равно уплатило гонорар, если произведение создано не в порядке служебного задания.'

С точкой зрения В. И. Серебровского, по нашему мнению, нельзя согласиться. Если договор с издательством заключила организация, в которой автор состоит на службе, то вряд ли юридически обоснован вывод В. И. Серебровского, что такой договор порождает непосредственные правоотношения между издательством и автором. Если случаи, о которых пишет В. И. Серебровский и имели место, то нет оснований рассматривать их как имеющие какое-либо юридическое значение.

М. В. Гордон справедливо считает, что подобные договоры нельзя рассматривать как издательские, однако мы не можем согласиться с тем, что их надо считать новым типом «договора об издательском заказе, правильнее его трактовать как вид подрядного договора.

Независимо от этого мы полагаем, что научно-исследовательская (и всякая иная организация), сотрудники которой в силу ее служебных заданий создают произведения, не может рассматриваться как посредник между автором и издательством. Она несет полную ответственность за доброкачественность продукции, выпускаемой от ее имени, на ней лежит забота об опубликовании, распространении и надлежащем использовании этой продукции. Иная практика несомненно является порочной-

В связи с этим возникает и другой вопрос. Имеет ли смысл всегда в подобных случаях, когда произведение совершенно готово к печати и вся необходимая подготовительная работа (обычно лежащая на издательстве) выполнена организацией, заключение договора с издательством. Последнее, по словам М. В. Гордона, будет выполнять только технические функции по размножению и распространению произведения. Ведь печатание произведения, включая техническую редакцию и типографскую корректуру, производит типография, а распространение произведения осуществляется книготоргующими организациями, которые, как и большинство типографий, являются юридическими лицами. При этих условиях вряд ли

,1 См.. В. И. Серебровский. сноска на с. 176.

Упомянутая монография,

206

 


целесообразно организации во всех случаях заключать договор с издательством, которое при наличии указанных обстоятельств является иногда излишней промежуточной1 инстанцией между организацией, полностью подготовившей произведение для печати, с одной стороны, и типографией, с другой стороны, а также и книготоргующей организацией, когда произведение будет поступать в продажу. Таким путем будет не только установлена непосредственная связь организации – заказчика с типографией и книготоргующей организацией, но может быть достигнута и экономия в расходах по сравнению с теми суммами, которые подлежали выплате издательству. Разумеется, предлагаемый нами порядок применим только тогда, если сотрудники организации, подготовившей произведение к изданию, достаточно квалифицированы и авторитетны,, выполненная ими работа должным образом проверена,. отредактирована организацией и не требует дополнительного контроля со стороны издательства, а организация в состоянии выполнять хозяйственные функции издательства.

б) Договоры на создание и использование произведений изобразительных искусств и фотографии без применения средств полиграфии

Эта группа авторских договоров включает в себя договоры с авторами на создание по заказу, либо на продажу готовых произведений, всех видов изобразительных искусств и произведений фотографического искусства для экспозиции в музеях, на площадях, в картинных галереях и т. п., а равно на использование этих произведений' в изделиях, выпускаемых промышленностью, в строительстве и для рекламных целей.

Как известно, правовое регулирование отношений авторов с социалистическими организациями в этой сфере разработано недостаточно, отсутствуют типовые нормативные договоры. Не уделено должного внимания этим вопросам и в правовой науке.

По вопросу о юридической природе договоров как на продажу произведений изобразительных искусств, так равным образом на создание этих произведений по заказу в законодательстве имеется пробел. В примерном перечне произведении, на которые распространяется авторское-

20Г


право, данном в ст 4 «Основ», перечислены все основные виды произведений изобразительных искусств. Согласно ст. 9 «Основ» не считается нарушением авторского права перепечатка повременными изданиями репродукций с произведений изобразительных искусств (п. «ж»), изображение произведений живописи средствами ваяния и, наоборот, произведений ваяния средствами живописи (п. «к»), воспроизведение художественных произведений, находящихся на улицах и площадях, кроме копирования скульптурных произведений механически-контактным способом (п. «л»), помещение произведений на публичной выставке, если это не запрещено Автором (п. «м») снятие копий с чужого произведения только для личного пользования (п. «о»).

В перечисленных случаях не предусмотрена обязанность уплаты какого либо вознаграждения автору и, наконец, при условии уплаты автору гонорара разрешается без согласия автора использование художественных и фотографических произведений в изделиях промышленности в размерах и в порядке, устанавливаемом законодательством союзных республик (п. «п»)

К компетенции союзных республик отнесено установление обязательного содержания издательского договора на произведения изобразительных искусств и фотографии (ст. 17 п. «б» «Основ»). Никаких специальных указаний относительно содержания авторского договора на создание по заказу либо на продажу готовых произведений изобразительных искусств «Основы» не содержат, если не считать общего указания ст. 16 «Основ» о допустимости передачи авторского права, необходимости письменной формы договора и точного указания «характера и условий использования авторского права». Ничего об этом последнем договоре не говорит закон об авторском праве РСФСР от 8 октября 1928 г., который, однако, касается и издательских договоров на произведения изобразительных искусств (ст. ст. 18, 23, 24 и 25), и вопросов уплаты автору вознаграждения за использование произведений изобразительных искусств и фотографии в изделиях промышленности.

Г. М. Танин считает договор, купли-продажи, заключаемый художником на продажу своего произведения, разновидностью авторского договора, при чем, по его мнению, художник может запретить или разрешить высгав-

208


ление произведения, сохранить за собой право воспроизведения, оговорив это в договоре. В то же время этот договор по мнению Г. М. Танина является и сделкой по отчуждению автором своего имущества, в чем состоит основное отличие этого договора от договора на передачу права использования литературного произведения.'

К этому взгляду присоединяется и В. А. Кабатов, который добавляет, что и гонорар писателя, и суммы, полученные художником от продажи картин, с экономической точки зрения тождественны. В обоих случаях авторы получают вознаграждение за использование их творческого труда.2

В. И. Серебровский также считает, что если произведение изобразительного искусства приобретено в собственность музеем, дворцом культуры или другой социалистической организацией, то по форме имеет место сделка купли-продажи, которая, однако, влечет за собой и возникновение авторских правоотношений. По мнению В. И. Серебровского, «отчудив право собственности на материальный предмет, в котором нашла свое воплощение творческая идея художника, автор сохраняет за собой все авторские правомочия, включая и право на воспроизведение и распространение произведения и извлечение имущественных выгод из данного произведения, его экспонирование и т. д.3

И. Я Рабинович пишет, что «художник может передать на оригинал право собственности, не дающее, однако, права воспроизведения, и, наоборот, может передать одно лишь право воспроизведения, показа, демонстрирования на выставке, что не создает права собственности на произведение».4

Судебная практика по делам этой категории не последовательна. Художник Сидоров М. И. выполнил для Всесоюзной сельскохозяйственной выставки две картины последняя репродуцировала эти картины, не уплатив гонорара за репродукцию М. И. Сидорову. По иску послед-

' См Г М Танин Договор художественного заказа. Совег-ское государство и право, 1948, № 2, ce 70, 71

2 См В. 4. Кабатов Упомянутая диссертация, 1954, с 207.

3 В И Серебровский Вопросы советского авторского права, 1956, с 217

л И Я Рабинович. Авторское право на художественно-промышленные произведения. Советское государство и право, 1954, № 8, с. 103.

209


него народный суд присудил художнику гонорар, Московский городской суд отменил решение и отказал в иске:

Верховный суд РСФСР отменил определение городского суда и оставил в силе решение народного суда по тем мотивам, что выполнение картин по заказу для выставки не является уступкой авторского права на них.

На такую же точку зрения стал Московский городской суд, удовлетворив иск группы художников к обойной фабрике и указав в решении, что отчуждение права собственности на рисунки не равносильно переуступке авторского права на таковые. Ленинградский городской суд по иску художника Траугот к промкомбинату в 1953 г. стал на противоположную точку зрения."

Нарсуд 5 уч. Сокольнического района Москвы в 4957 г. по иску группы художников к Научно-исследовательскому институту Роспромсовета о взыскании гонорара за репродуцирование их произведений признал правильным договор, по которому художественные изделия, приобретаемые институтом, являются его собственностью,, а потому могут институтом репродуцироваться без оплаты авторам, и на этом основании отказал художникам в иске, а Московский городской суд оставил это решение в силе.2

С своей стороны полагаем, что при решении вопроса о юридической природе авторских договоров на создание по заказу, а равно на продажу готовых произведений изобразительных искусств и фотографии нельзя исходить только из приведенных положений «Основ», а следует учитывать также и те правоотношения, которые вытекают из договора купли-продажи либо заказа, по которым переходит право собственности на произведения изобразительных искусств и фотографии.

Этот двойственный характер рассматриваемых договоров, на наш взгляд, не дает возможности согласиться с решением, предлагаемым В. И. Серебровским, по которому «отчудив право собственности на материальный предмет... автор сохраняет за собой все авторские правомочия» (см. выше). Если это было бы действительно так, то интересующие нас договоры вообще не порождали бы;

1 Он же. Та же статья. а Решение Нарсуда 5 уч. Сокольнического района по делу

№ 52–666 от 31.Х.57 г. и определение Мосгорсуда от

19. XI.57.

210


перехода права собственности и превратились бы для собственника в договоры хранения и пользования, да и то в ограниченных пределах, так как приобретатель не сможет распорядиться по своему усмотрению произведением искусства, не нарушая тех или иных правомочий автора этого произведения.

Нам представляется более обоснованным взгляд Г. М. Танина, который считает, что художник может разрешить или не разрешить покупателю выставление произведения, сохранить за собой право воспроизведения оговорив это в договоре (разрядка нашаВ. К.). По-видимому, только в договорном порядке автор, продавая произведение искусства, может оговорить содержание и порядок использования своих правомочий, поскольку по этому поводу нет развернутых указаний в законе.

Если в договоре стороны не оговорили этих вопросов, то, по нашему мнению, исходя из двойственного характера указанных договоров следует считать, что по этим договорам покупатель не приобретает правомочий авторства и на извлечение имущественной выгоды путем воспроизведения и размножения произведения. Эти правомочия остаются у автора. Что же касается правомочий на экспонирование произведения и на его неприкосновенность, то таковые должны осуществляться по соглашению сторон, а при недостижении такового по решению суда. Наконец, имущественное правомочие на продажу купленного произведения, а равно его отчуждение иным законным способом, принадлежит, только собственнику.

Музею революции Союза ССР предоставлено преимущественное право на издание и распространение фотографических снимков с предметов, хранящихся в музее, материалов музея, альбомов и т. п.,1 а центральным музеям РСФСР предоставлено право самостоятельного издания репродукций своих памятников, согласно порядку, разработанному Наркомпросом РСФСР.2

В соответствии со сказанным мы предлагаем следующее определение.

Договором продажи (или заказа) произведений изобразительных искусств для экспонирования или личного пользования называется такой авторский договор, по

СЗ СССР. 1930, № 18, ст. 261. СУ РСФСР. 1934, № 4, ст. 22.

211


которому автор обязуется передать покупателю (заказчику) в собственность за вознаграждение предмет, в котором воплощено произведение, сохраняя за собой авторство, правомочие на вознаграждение за воспроизведение и размножение произведения, а также иные правомочия, обусловленные договором

Договоры на использование произведений изобразительных искусств в изделиях промышленности и в строительстве также не урегулированы надлежащим образом в законодательстве

Ст 9 п «п» «Основ предусматривает, что порядок использования стих произведений и размеры гонорара их авторам должны устанавливаться законодательством союзных республик Закон об авторском праве РСФСР от 8 октября 1928 г также не разрешил этого вопроса, предусмотрев в ст 6, что ставки гонорара будут определены постановлением СНК РСФСР, а порядок взимания– особой инструкцией

Однако изданное СНК РСФСР постановление «О ставках вознаграждения за использование в промышленности произведений изобразительных искусств» от 15 января 1929 r (см 1 главу) регулирует эти вопросы только в отношении художников, состоящих на службе в промышленных предприятиях и применяется тогда, «eenir только автор произведения не заключил с предприятием договора согласно «Основ» 1928 г и закона об авторском праве РСФСР» Поскольку в данной главе мы рассматриваем только гражданские авторские правоотношения, а трудовым авторским правоотношениям посвящена следующая глава, постольку мы не можем использовать это постановление СНК РСФСР при анализе авторских гражданских договоров. Иных нормативных материалов по интересующему нас вопросу нет.

И. Я Рабинович в упомянутой выше статье также не рассматривает гражданских авторских договоров на использование в изделиях промышленности произведений изобразительных искусств, созданных авторами, не состоящими на службе в промышленных предприятиях. Не затрагивают этого вопроса в указанных выше работах В А Кабатов и В И Серебровский, ограничиваясь рассмотрением спорных вопросов, вытекающих из применения постановления СНК РСФСР от 15 января 1929 г. Мы полагаем, что за отсутствием специальных норма-

212


тпвных актов отношения между авторами произведений изобразительных искусств, не состоящими на службе в предприятиях, использующих их произведения в изделиях промышленности, и указанными предприятиями должны регулироваться также договором продажи (или заказа) произведений изобразительных искусств, с некоторыми изменениями, вытекающими из того, что целью этого договора является именно воспроизведение и распространение произведения в промышленных изделиях.

В соответствии с этим мы предлагаем следующее определение

договором продажи (или заказа) произведений изобразительных искусств для использования таковых в изделиях промышленности либо в строительстве является такой авторский договор, по которому автор обязуется передать покупателю (заказчику) в собственность за вознаграждение предмет, в котором воплощено произведение, сохраняя за собой авторство, а также те правомочия, содержание и порядок осуществления которых обусловливается договором

в) Договоры на создание, постановку и публичное исполнение драматических, музыкальных, вокальных и прочих произведений, исполняемых для публики (постановочные договоры)

Авторские договоры этой группы включают в себя договоры с авторами на произведения, ими созданные, либо подлежащие созданию, любого жанра и формы, предназначенные для постановки и публичного исполнение театрами и всеми прочими зрелищными предприятиями, если эти произведения ранее не исполнялись для публики за плату, либо не были изданы

«Основы» затрагивают вопросы постановки и публичного исполнения в ст ст 4, 8, 9, 14 и 18, а ст. 17 п «в» «Основ» относит к компетенции союзных республик издание норм, регулирующих постановочный договор.

Закон об авторском праве РСФСР дает следующее определение постановочного договора

«Постановочным договором признается договор, в силу которого автор уступает право на публичное исполнение своего произведения, а постановщик (зрелищное

213


предприятие) обязуется осуществить постановку (публичное исполнение в определенный срок» (ст. 30, ч 2). ч. 2).

О постановочном договоре и публичном исполнении говорят также ст. ст. 2 (примечание), 15, 31–36, 38, 39, 41, 43 и 44 этого закона.

Хотя «Основы» и упомянутый закон РСФСР предусматривали издание типового постановочного договора, таковой был издан лишь спустя 28 лет, 24 марта 1956 r-. Министерством культуры СССР (на неопубликованное .драматическое произведение). Следует отметить, что в данном случае Министерство культуры СССР вышло за пределы своей компетенции, поскольку «Основы» передали эти вопросы на разрешение законодательства союзных республик.

Постановление Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. «Об авторском гонораре за драматические и музыкальные произведения» и инструкция по применению такового, утвержденная Советом Министров РСФСР 5 ноября 1957 г. за № 1208, вносят существенные изменения в действовавшее законодательство, разрешая автору драматического или музыкального произведения получать только один раз, от одной организации вознаграждение за право первой постановки произведения; при этом данной организации предоставлено право передать принятое произведение для публичного исполнения другим организациям без выплаты автору дополнительного единовременного вознаграждения за право постановки (ст. 4 упомянутого постановления и ст. ст. 71 и 72 указанной инструкции). В соответствии с этими нормами подлежит изменению и типовой договор (в пределах РСФСР).

М. В. Гордон считает, что приведенное в законе определение постановочного договора является недостаточным, так как оно отмечает только передачу автором зрелищному предприятию права на исполнение произведения, не касаясь вопросов о характере отношений автора и постановщика, возмездности или безвозмездности договора и его значения для культурной жизни общества.' Своего определения постановочного договора М. В. Гордон не дает.

1 См. М. В Гордон. Советское авторское право. 1955, ce. 176,

177. :214


И. А. Грингольц сначала дает определение срочного авторского договора вообще, и исходя из этого определения, пишет:

«Постановочный договор является видом срочного авторского договора, предусматривающего использование произведения посредством публичного исполнения в театре или концерте, то есть там, где исполнители вступают в непосредственный контакт с аудиторией».2

Это определение отсылает к общему определению авторского договора и дает только те признаки, которые автор считает специфическими для постановочного договора, однако оно представляется нам недостаточным. Либо в первом либо во втором определении, следует, по нашему мнению, отразить значение этих договоров как для строительства социалистической культуры, так и для реализации авторских прав. Определяя публичное исполнение по постановочному договору как исполнение «там, где исполнители вступают в непосредственный контакт с аудиторией», И. А. Грингольц ограничивает понятие публичного исполнения рамками театра или концерта, тогда как «непосредственный контакт с аудиторией» исполнители имеют также при постановке в цирке. Вряд ли можно считать «публичным исполнением в театре или в концерте» и открытое эстрадное представление. На наш взгляд, правильнее будет сказать «публичное исполнение, когда исполнители вступают в непосредственный контакт со зрителями или слушателями».

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц определяют постановочный договор как договор, по которому «автор обязуется передать или создать и передать зрелищному предприятию свое драматическое, музыкально-драматическое, музыкальное или хореографическое произведение»

1 И. А. Г p и я г о л ьц. Права автора сценического произведения в СССР. Кандидатская диссертация, 1953, ce. 360, 361 пи-шет: «Срочный авторский договор–есть такой двусторонний договор, по которому автор обязуется передать свое произвел демяе социалистической организации для использования (размножения и распространения) обусловленным по договору образом, а эта организация обязуется уплатить автору гонорар и выпустить произведение в свет в срок, установленный законом или договором, с тем, что до истечения этого срока автор не вправе передавать произведение другой организации для его использования тем же образом в той же местности». s Там же.

215-


а зрелищное предприятие обязуется осуществить в определенный срок постановку или публичное исполнение этого произведения и уплатить автору установленное вознаграждение».'

Приведенный в определении перечень не исчерпывает произведений, на использование которых заключаются постановочные договоры (пропущены пантомимы, литературные композиции для художественного чтения, произведения для эстрады, для цирка). Далее, на наш взгляд, следует указать, каково юридическое значение передачи произведения зрелищному предприятию, происходит ли при этом передача тех или иных принадлежащих ему правомочий последнему, как утверждают одни цивилисты, либо автором дается разрешение на использование произведения, как говорят другие. Наконец, по нашему мнению, специфика авторских договоров в советском ораве, не будет раскрыта без указания их роли в строительстве социалистической культуры.

Мы считаем, что назначение постановочного договора не ограничивается созданием и передачей автором зрелищному предприятию произведения, а включает в себя необходимость совместными творческими усилиями коллектива зрелищного предприятия во главе с режиссером, с одной стороны, и автора, с другой, обеспечить надлежащее сценическое воплощение произведения. Участие в этом творческом процессе автора является важным фактором для обеспечения соответствия постановки творческому замыслу автора.

В постановочном, как и во всяком ином авторском договоре, нельзя отрывать одну от другой обе взаимосвязанные цели: а) содействие развитию социалистической культуры и б) реализацию авторских прав.

По указанным основаниям мы предлагаем следующее определение.

Постановочным называется такой договор, по которому автор и зрелищное предприятие, в целях организации использования неопубликованного и неизданного произведения, способствующего развитию социалистической культуры, и реализации авторских прав, взаимно обязуются, первыйпередать правомочия на воспроиз-

'1 Б. С. А н т и м о н о в и Е. А. Ф л е и ш и ц. Упомянутая монография, с. 211.

•216


ведение созданного или подлежащего созданию произведения, а второеосуществить в обусловленный срок при участии автора постановку и публичное исполнение произведения, уплатив следуемый гонорар.

Хотя в соответствии со ст. 16 «Основ» постановочный, как и иные авторские договоры, требует письменной формы, однако, если неопубликованное и неизданное произведение было поставлено и исполнено публично без заключения договора, автор вправе требовать вознаграждение в силу ст. 19 «Основ», ст. 10 закона об авторском "праве РСФСР и постановления Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г.

Такова, в основном, и судебная практика по этому вопросу. Судебная коллегия Верховного суда СССР по иску Абдуллаева к Бакинскому горсовету об уплате вознаграждения за пьесу, написанную по устному заказу для постановки на избирательных участках, признала, что отсутствие письменного договора на эту пьесу не лишает автора права на получение вознаграждения, поскольку пьеса была поставлена.' Аналогичное определение вынесла та же коллегия в 1952 г. по иску Управления по охране авторских прав к Молдавской филармонии по протесту председателя Верховного суда СССР, указав, что «и при отсутствии договора организация, использовавшая произведение с согласия или без согласия автора, не может быть освобождена от уплаты авторского гонорара», кроме случаев, предусмотренных ст. 9 «Основ», когда использование произведения не считается нарушением авторского права и не влечет уплаты гонорара.2

Правда, Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц приводят в качестве «редчайшего исключения» решение Московского городского суда, который в 1948 г. отказал автору во взыскании вознаграждения с Камерного театра за публично исполненное произведение по мотиву отсутствие письменного постановочного договора.3

По-видимому, это решение не было обжаловано и опротестовано, так как иначе, независимо от постановоч-

1 Сборник постановлений пленума и определений коллегий Верховного суда СССР, 1943 г., 1948, с. 258.

î Судебная практика Верховного суда СССР, 1952. 6, с. 34, э См. Б.С.Антимонови Е. А. Флейшиц. Авторское право, 1957, ce. 231, 232.

217


ного договора, автор был вправе требовать вознаграждение в силу приведенных выше нормативных актов.

Специфические особенности постановки и исполнения сценического произведения, которое требует творческого труда автора произведения, художника (декорации, костюмы, реквизит), композитора, иногда и балетмейстера, артистов-исполнителей и, наконец, режиссера-постановщика, выдвигают вопрос о их авторских правах и способах регулирования таковых.

Зрелищные предприятия либо имеют художников-декораторов в штате, либо заключают с ними авторские договоры на создание 'эскизов и макетов декорации, костюмов, реквизита для использования при постановке произведения. В первом случае возникают трудовые авторские правоотношения, которые мы 'рассмотрим в следующей главе. Во втором случае имеют место гражданские авторские правоотношения, регулируемые упомянутыми авторскими договорами. По своей юридической природе эти авторские договоры от рассмотренных нами договоров на создание произведений изобразительных искусств для использования путем экспозиции отличаются тем, что договоры художников с зрелищными предприятиями имеют своей целью не экспозицию произведений, а их сценическое воплощение. От договоров предприятий с художниками на использование их произведений в изделиях промышленности рассматриваемые договоры отличаются тем, что они имеют целью однократное воспроизведение на сцене, тогда как использование произведений изобразительных искусств в изделиях промышленности предполагает не только воспроизведение, но и массовый выпуск и использование этих произведений.

Ни «Основы», ни закон об авторском праве РСФСР не содержат специальных указаний по поводу рассматриваемых нами договоров, нет и соответствующего типового нормативного договора.

Недостаточно освещен вопрос об этих договорах и в литературе. Г. М. Танин писал, что договор, заключенный театральным предприятием с художником-декоратором, является разновидностью договора художественного заказа. Поскольку произведения театрального художника воспроизводятся по эскизам художника в декорациях и костюмах и демонстрируются в каждом спектакле, постольку такой договор, по аналогии с договором азто-

•218


pa литературного или музыкального текста, правильно назвать постановочным договором. Право собственности на изготовленные по этому договору эскизы должно сохраняться за художником и не переходит к театру, если не было .особого соглашения.1

В. А. Кабатов отмечает, что в отношениях художника и театра недостаточно урегулирован вопрос об авторском праве художника и считает, что последний «передает театру право использовать свои произведения только в театральных постановках, а право использовать другими способами, например, воспроизводить в печати остается за художником».2

М. В. Гордон указывает, что судебная практика «относит такого рода договоры к соглашениям об использовании авторского права».3

В.И. Серебровский присоединяется к взгляду Г. М. Танина, что право собственности на эскизы декораций, созданные театральным художником, не переходит к зрелищному предприятию, если иное не обусловлено' договором.4

Мы также разделяем взгляд Г. М. Танина, что данный договор является видом постановочного договора, однако типовой постановочный договор на драматическое произведение 1956 г. (с изменениями, которые подлежат внесению согласно упомянутого постановления Совета' Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г.) не может быть использован для художественных произведений без существенной переделки.

Двойственный характер этого договора, вызываемый тем, что творческий замысел художника воплощается в материальном предмете, который в силу этого приобретает значительную ценность, требует, чтобы в договоре было четко оговорено, переходит ли право собственности на этот материальный предмет к зрелищному предприятию, либо остается у художника, которому зрелищное предприятие обязано вернуть таковой после исполь-

1 См. Г. М. Тани н. Договор художественного заказа. Советское государство и право, 1948, № 2, ce. 70, 71.

3 В. А. Кабатов. Советское авторское право на произведения изобразительного искусства. Кандидатская диссертация,. 1954, ce. 217, 21Ь.

э-М. В. Гордон. Советское авторское право, 1955, с. 214.

4 В. И. Серебровский. Вопросы советского авторског» права, 1956, с. 56.

219-


зования в соответствии с договором, а в случае утраты или порчи обязано возместить обусловленную стоимость. Иное использование произведения художника, чем это обусловлено в его договоре со зрелищным предприятием, во-первых, требует согласия на это художника, а, во-вторых, дает последнему право на получение за это вознаграждения по установленным ставкам (например, если зрелищное предприятие издаст репродукции с произведения). По мнению В. А. Кабатова, художник сохраняет за собой право использования произведения другими способами,1 однако выставление зрелищным предприятием в фойе театра эскизов декораций и костюмов не является нарушением авторского права художника в соответствии с п. «м» ст. 9 «Основ».2

Поскольку договор этот является видом постановочного договора, постольку для надлежащего сценического воплощения творческого замысла художника последний, подобно автору произведения, должен активно участвовать в постановке последнего.

К числу постановочных договоров относятся также и договоры композиторов со зрелищными предприятиями и другими организациями на создание музыкальных, вокальных, музыкально-вокальных произведений, предназначенных для постановки и публичного исполнения (в обычном понимании этого термина).

Эти договоры по своей природе отличаются от постановочных договоров с художниками, поскольку музыкально-вокальные произведения получают свое материальное воплощение в обыкновенной нотной бумаге, а не в мраморе, бронзе, холсте и т. д. При передаче произведения музыки автором зрелищному предприятию к постановочному договору не присоединяется договор купли-продажи, как это имеет место при продаже картины, скульптуры и т. п. произведений изобразительных искусств. Постановочный договор на музыкальное произведение несравненно более похож на постановочный договор с автором драматического произведения, а потому типовый постановочный договор на драматическое произведение с некоторыми изменениями будет пригоден и как типовый

1 На эту точку зрения стал и Верхсуд РСФСР по иску театрального художника Ф. к музею им. Бахрушина. Советская юстиция, 1937, № 4, с. 56, •2 См. В. А. 1< а б а т о в. Упомянутая работа, с. 217.

.220


постановочный договор на музыкальное (вокальное) произведение.

Упомянутые выше статьи «Основ» и закона об авторском праве РСФСР, постановление Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. «Об авторском гонораре за драматические и музыкальные произведения» и инструкция по применению такового от 5 ноября 1957 г. за № 1208 соответственно регулируют и рассматриваемый нами постановочный договор с композиторами.

Наше законодательство и практика не знают постановочных договоров с артистами-исполнителями сценических произведений, как равно музыкальных и вокальных произведений в концертном, эстрадном и т. п. исполнении. И.А. Грингольц объясняет это традицией, сохранившейся с того времени, когда искусство исполнения было недоступнно фиксации.

В аналогичном положении находятся и театральные режиссеры-постановщики, за которыми закон не признает авторского права па постановку произведения. Между тем в литературе, как правило, не вызывает сомнений вопрос о необходимости расширения крути субъектов постановочных договоров, учитывая несомненно творческий характер деятельности и режиссера-постановщика и исполнителей в театре.'

Современные способы киносъемки и звукозаписи обеспечивают возможность фиксации и воспроизведения любого сценического произведения, а потому созданы условия, при которых теоретически возможно широчайшее использование результатов творчества артистов-исполнителей и режиссера, поставившего произведение на сцене. Преодолимы и трудности, связанные с практическим осуществлением таких прав, однако об этом можно говорить только в плане будущего, а не ныне действующего законодательства, согласно которого постановочные договоры могут заключаться только с писателями, художниками и композиторами.

1 См. И. А. Грингольц. Упомянутая диссертация, 1953, ce. 256–258.

В. И. С е p е б p о в с к и и. Вопросы советского авторского права, 1956, ce. 85–88.

Б. С. А н т и м о н о в и Е. А. Ф л е и ш и ц. Авторское право, .1957, ,сс. 91–93.


г) Договоры на создание произведений, используемых для кинофильмов, путем звукозаписи, радио и телевизионных постановок и передач, включая киносценарные договоры

К числу этих договоров относятся договоры с авторами киносценариев, с композиторами, создающими музыку для кинофильмов, с художниками, дающими художественное оформление кинофильму, с авторами музыкальных и иных произведений, допускающих фиксацию путем звукозаписи для последующего воспроизведения,. а также с авторами тех произведений, которые не исполнялись публично и не издавались ранее, и созданы. по договорам специально для передачи по радио либо путем телевидения. Договоры этой группы имеют своей задачей также организацию исполнения сценических и др. произведений для публики, как и постановочные договоры, но в отличие от последних, исполнители по договорам рассматриваемой нами группы не вступают в непосредственный контакт со зрителями или слушателями. Однако это не препятствует зрителям видеть, а слушателям слышать исполнителей, даже если они находятся на расстоянии многих тысяч километров.

Другой особенностью этих договоров является зависимость способа использования произведений науки, литературы и искусства, с которым связаны эти договоры, от сложной новейшей техники и крупного производства. Все остальные группы авторских договоров кроме издательских, не имеют своей обязательной предпосылкой крупное машинное производство.

Правовое регулирование отношений авторов с организациями и предприятиями, использующими их произведения, не может не учитывать этих особенностей.

Кинофильм является произведением синтетическим, более сложным, чем произведение сценическое, и требует для своего создания творческого труда автора сценария, композитора, художника, кинооператора, артистов-исполнителей и кинорежиссера и технической помощи иных сотрудников киностудии и лиц, приглашенных для участня в киносъемке. Авторские договоры заключаются, как правило, с автором сценария и композитором,. написавшим специально музыку к кинофильму и мо-

Î22


гут заключаться с другими творческими работниками, если они не состоят штатными (либо нештатными) работниками киностудии, и не находятся с нею в трудовых сношениях.

«Основы» не упоминают о киносценарном договоре и договоре с композитором для кинофильма, но из общего контекста «Основ» следует, что киносценарный договор они относят к числу постановочных договоров или, по терминологии «Основ», «договоров об уступке прав на публичное исполнение произведений», регулирование которых отнесено к компетенции законодательства союзных республик (ст. 17).

Закон об авторском праве РСФСР прямо говорит о постановочном договоре на кинематографическое произведение, как одном из видов постановочного договора (ст. 30) и специально посвящает этому договору ст. ст. 37, 40, 41 и последующие.

Для киносценарного договора существует несколько типовых договоров; для документальных и видовых фильмов типовой договор утвержден приказом Министерства кинематографии СССР от 30 августа 1950 г., для научно-популярных и учебных кинофильмовприказом того же министерства от 3 июня 1952 г. и для художественных фильмов–приказом Министерства культуры .СССР от 2 февраля 1956 г.

Утверждая типовые киносценарные договоры, оба министерства вышли за пределы своей компетенции (как это имело место и в отношении постановочного договора), поскольку в соответствии со ст. 17 «Основ» такие вопросы должны регулироваться законодательством союзных республик.

Хотя закон об авторском праве РСФСР отнес киносценарный договор к числу договоров постановочных, однако уже в этом законе оговорено, что ряд статей, относящихся к постановочному договору (32, 33, 34, 35, 37) не подлежит применению к «постановочному договору на кинематографические произведения». Существенные отличия в правовом регулировании кнносценарных договоров по сравнению с постановочными вытекают и из типовых договоров.

В литературе был высказан взгляд, что правильнее относить киносценарный договор к числу издательских,

223


поскольку оба договора имеют в виду воспроизведение и распространение произведений.'

Вряд ли это соображение можно признать убедительным, учитывая, что воспроизведение и распространение произведения автора является признаком не только издательского, но и ряда других авторских договоров. Кроме того, для издательского договора существенным является воспроизведение средствами полиграфии, в то время как киносценарий не обязательно печатается, если же он будет напечатан по договору с автором, этот договор будет издательским.

И. А. Грингольц относит киносценарный договор к числу авторских договоров и определяет его следующим образом: «по бессрочному (сценарному) договору автор обязуется передать свое произведение киностудии для использования при постановке фильма, а эта студия обязуется уплатить автору гонорар».2

М. В. Гордон считает киносценарный договор одним из типов договоров о реализации авторского права, однако определения этого договора не дает.

В. И. Серебровскии пишет, что киносценарный договор «является одним из основных видов авторских договоров»4 и также не приводит его определения.

Б. П. Орлов считает неправильным отнесение киносценарного договора к издательскому «особенно после отмены процентных отчислений автору от сборов», а равно и к постановочному, поскольку не киностудия, а Главкинопрокат организует публичное исполнение, и ввиду того, что в кинотеатре показывают не киносценарии автора, а кинофильм, авторское право на который принадлежит кинопроизводственному предприятию.5 Определения этого договора у 5. П. Орлова мы не находим.

Б. С. Антимонов и Ь' А. Флейшиц рассматривают

1 Б. Н. Городецкий. Правовое положение писателей и ком-
   позиторов по законодательству СССР и РСФСР 1946,
   ce. 64 и 65

2                И А.Грингольц. Упомянутая диссертация, с. 361.

3                M. В Гордон. Советское авторское право, 1955, ce. 127–129.

<                В. И. Серебровский Вопросы советского авторского

права, 1956, с. 210.

.5 Б. П. Орлов. Основные вопросы киноавторокого права-Кандидатская диссертация. 1954, ce. 128–130.

224


киносценарный договор как вид авторского договора и определяют его как «договор, по которому автор обязуется передать или, чаще всего, написать и передать киностудии сценарий кинофильма, а студия–уплатить автору условленное вознаграждение».'

Наконец, Н. А. Райгородский предлагает следующее определение. По киносценарному договору «автор обязывается передать киностудии киносценарий, удовлетворяющий требованиям, заранее обусловленным в договоре (в либретто), предоставив киностудии право постановки по этому сценарию кинофильма, а киностудия обязывается уплатить автору обусловленное вознаграждение».2

Таким образом, подавляющее большинство авторов возражает против отнесения киносценарного договора к издательскому либо постановочному и рассматривает его как самостоятельный вид авторского договора (или, по терминологии М.. В. Гордона, договора о реализации авторского права).

Определения, предлагаемые И. А. Грингольцем и совместно Б. С. Антимоновым и E .А. Флейшиц, вызывают следующие замечания. Права автора сценария OKII ограничивают только получением гонорара, не упоминая в определениях о каких-либо личных неимущественных его правах. В то же время права киностудии ничем не ограничены и в первом, и во втором определениях. Излагая содержание киносценарного договора в дальнейшем названные авторы останавливаются на взаимных правомочиях и обязанностях киностудии и авторе киносценария, однако из определений договора выпало, что он регулирует процесс взаимного сотрудничества автора и киностудии по созданию кинофильмов, играющих важную роль в строительстве социалистической культуры. Нам представляется, что это качестве киносценарного договора тем более следует подчеркнуть в определении, что сами Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц правильно отмечают в той же своей работе, что хотя в силу ст. 37 закона РСФСР киностудия и не обязана поставить фильм по принятому ею сценарию, но сле-

' Б С. А и т и м о н о в v Е. А Флейшиц. Авторское право, 1Р57, с 240

Н А. Райгородский Авторское право на кинематографическое произведение. 1958, с. 23.

225


дует преувеличивать значения этого правила.' Конечно, целью каждого киносценарного договора является его воплощение в кинофильме, а потому использование киностудией указанной нормы должно быть исключением, а не общим правилом, и не должно изменять сущности киносценарного договора, как договора авторского, направленного на организацию использования обществом произведения автора.

В качестве существенного признака киносценарного договора И. А. Грингольц в своем определении указывает на бессрочный характер этого договора. Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц пишут о том же не в определении, а в дальнейшем изложении, ссылаясь на то, что п. «в» ст. 17 Основ» «не упоминает» о сроке действия договора об «исполнении» кинематографического произведения, как равно закон РСФСР и типовой сценарный договор на художественный кинофильм.2 Правда, ст. 40 закона РСФСР определяет предельный срок осуществления постановки фильма по сценарию, но эта норма не имеет практического значения. Нам представляется, что это положение может быть принято с оговоркой, что действие киносценарного договора прекращается с истечением срока авторскою права на киносценарий, т.е. десятилетнего срока.

Определение киносценарного договора, предлагаемое Н. А. Райгородским, более конкретно формулирует общие и отличительные признаки этого авторского договора, но и оно обходит молчанием вопрос о взаимном сотрудничестве автора и киностудии в деле создания кинофильма н о роли договора в строительстве социалистической культуры и реализации прав автора.

По указанным соображениям считаем более правильным следующее определение:

Киносценарным называется договор, по которому автор и киностудия в целях развития социалистической культуры и реализации авторских прав обязуются: автор передать правомочия на использование созданного или подлежащего созданию киносценария, а киностудия, в случае постановки кинофильма по данному киносценарию, осуществить таковую в творческом содру-

' Б С АнтимоновиЕ Л Флейшиц Авторское право 1957, с 262 2 Та же работа, с 247.

226


жестве с автором, уплатить ему следуемое вознаграждение и обеспечить демонстрирование кинофильма.

Если киносценарный договор, как уже отмечено, регулируется рядом типовых договоров для отдельных видов киносценариев, то договоры киностудии с композитором как на создание музыкального произведения для кинофильма, так равно и на использование готового, неопубликованною произведения для этой цели» не регулируются специальными нормами и типовым договором. Типовые киносценарные договоры с соответствующими изменениями могут быть использованы и для договоров с композиторами. По своей юридической природе эти договоры идентичны киносценарным, а потому им можно дать следующее определение.

По договору киностудии с композитором, стороны в целях развития социалистической культуры и реализации авторских прав обязуются: композиторпередать правомочия на использование созданного либо подлежащего созданию музыкального произведения для кинофильма, а киностудия, в случае постановки кинофильма, осуществить таковую в творческом содружестве с композитором, уплатить ему следуемое вознаграждение и обеспечить демонстрирование кинофильма.

Правоотношения киностудии с остальными творческими работниками кинохудожником, кинооператором, артистами-исполнитслями и кинорежиссером являются, как правило, трудовыми, произведения их, используемые в кинофильме, создаются в порядке выполнения служебных заданий, а потому и авторские правоотношения с киностудией мы рассмотрим в следующей главе.

Демонстрирование кинофильмов осуществляется некиностудией, а Главкинопрокатом Министерства культуры СССР через сеть кинотеатров, причем последний оплачивает киностудии сметную стоимость кинокартины с начислением 5%, осуществляет копирование таковой, а также дубляж иностранных кинокартин, уплачивает творческим работникам, создавшим кинофильм, потиражное дополнительное вознаграждение в зависимости от количества копий такового, передает кинокартины во-временное пользование кинотеатрам и т. д. В литературе возник вопрос о юридической природе договоров Главкинопроката с киностудиями, причем выявились две

227


точки зрения. И. А. Грингольц и М. В Гордон рассматривают договор студии с Главкинопрокатом как хозяйственный договор, причем И. А. Грингольц сближает его с договором поставки, а М. В Гордон считает этот договор хозяйственным соглашением, по которому система кинопроката не только приобретает право пользования экземплярами кинофильма, но и принимает на себя обязанности по выплате потиражного вознаграждения авторам.2

Критикуя эти взгляды Б. С. Антимонов и E А. Флейшиц исходят из того, что «передача студиями своей продукции кинопрокату для дальнейшего публичного показа их кинокартин есть установленный государством порядок осуществления авторского права киностудии на распространение своего произведения». Поскольку авторское право на кинофильм принадлежит киностудий (ст. 3 закона об авторском праве РСФСР), которая непосредственно осуществляет свое право на воспроизведение такового, постольку логическим и оправданным юридически является вывод Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц о том, что передача фильмов Главкинопрокату, является осуществлением правомочия киностудии на распространение своих произведений. Справедливы и высказанные этими авторами соображения о том, что ни Главкинопрокат, ни киностудия не могут относиться безразлично к дальнейшей судьбе кинофильма после передачи его Главкинопрокату.3 Хотя последний и не несет ответственности за качество и содержание кинофильмов, однако, если демонстрирование кинофильма покажет, что он не имеет успеха у зрителей, для Главкинопроката это не только принесет убытки по сравнению с суммой, уплаченной киностудии, но и позволит установить творческою неудачу киностудии Если такие случаи будут повторяться, Главкинопрокат обязан сигнализировать вышестоящим органам о недостатках в работе киностудии Равным образом, если Главкинопрокат не сумеет обеспечить надлежащее распространение кинофильма, либо если качество демонстриро-

' См И. А Г p и н r о л ь ц Права автора сценического произведения в СССР. Автореферат кандидатской диссертации, 1953 а См М В Гордон Советское авторское право, 1955, с 215 3 Б С Антимонов и Е А Флеишиц Авторское право, 1&57, ее 270–273

224


вания такового будет снижаться, вследствие износа кинолент, дефектов в передаче кинотеатрами звука и т п., киностудия вправе требовать устранения таких недостатков

В соответствии с положением, выдвинутым Б. С. Ан-тпмоновым и Е А. Флейшиц, со своей стороны, предлагаем следующее определение.

Договор киностудии с Главкинопрокатэм – такой договор, по которому киностудия передаег Главкинопрокату правомочия на распространение и демонстрирование кинофильма, осуществляемые через систему кино-тгатров, а равно владение, пользование и распоряжение кинолентой, а Главкинопрокат уплачивает киностудии установленную стоимость киноленты с наценкой, организует ее копирование и уплачивает следуемое потиражное вознаграждение

Нам представляется, что это определение должно вызвать возражения Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц только в той части, когда в нем говорится о передаче киностудией правомочий на распространение Главкинопрокату, поскольку это противоречит общей концепции указанных авторов о непередаваемости авторского права по договорам. Наши соображения в этой части приведены в дальнейшем. В остальном, на наш взгляд, предложенное определение вытекает из основной позиции Б С. Антимонова и Е. А. Флейшиц в этом вопросе, которую мы разделяем.

Сфера применения авторских договоров в радиовещании и телевидении значительно уже, чем при создании кинофильмов. Причина этого прежде всего-–постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г.,1 разрешившее передачу по радио произведений, исполняемых в театрах и других публичных местах, без оплаты радиовещательными организациями вознаграждения и автору, и зрелищному предприятию.

Таким образом только тогда, если произведение специально создает автор по заказу телевизионной или радиовещательной организации возникает необходимость оформления этих отношении договором. Кроме того, нередки случаи, когда радиовещательная организация записывает на пленку или магнитную ленту впер-

1 СЗ СССР '^29, XsSG, ст 2^0

229


вые исполняемое публично произведение, а затем передает его по радио, также не уплачивая автору гонорара, хотя постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г. и не предоставляет такого права радиовещательной организации. Гигантский рост радиовещания и быстрые темпы развития телевизионных передач в СССР вызывают потребность в создании авторами необходимых произведений для этой цели. Возникающие в связи с атим отношения с авторами не регламентированы специальным законодательством, отсутствуют и типовые нормативные договоры, что ставит в крайне неблагоприятное положение авторов, создающих произведения и для радио, и для телевидения.

Упомянутое постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г., имевшее в виду только трансляцию по радио произведений, исполняемых в театрах и Других публичных местах, практика распространила и на телевизионные передачи, как равно и принцип однократной оплаты гонорара автору. За отсутствием специальных норм и типовых договоров судебная практика по спорам авторов с радиовещательными и телевизионными организациями не отличаются устойчивостью.

По заказу Центральной студии телевидения Ленинградская студия кинохроники произвела съемку отрывков из пьесы В. А. Катаняна «Они знали Маяковского», идущей на сцене театра имени Пушкина. Вслед за этим был выпущен в общий прокат и демонстрировался на экранах страны кинофильм под тем же названием, однако В. А. Катаняну гонорар уплачен не был. Иск последнего, предъявленный к Ленинградской студии кинохроники, Центральной студии телевидения и Главкино-прокату об уплате гонорара в сумме 3000 рублей не был удовлетворен народным судом на том основани;;, чю автор не передавал своего произведения для экранизации, а также сам был возмущен неполноценностью фильма и не понес материального ущерба. Ленинградский городской суд, рассмотрев кассационную жалобу автора, отменил решение народного суда по тем мотивам, что поскольку фильм был выпущен на экраны, автор вправе получить вознаграждение, несмотря на критику им & пс-чати киносъемки спектакля (сняты отрывки), которая .относится к качеству фильма и не поражает права авто-pci на гонорар. Народному суду надлежит установить,

230


-кгкая из трех организаций должна быть признана надлежащим ответчиком по делу, а также размер причитающегося автору вознаграждения. При новом рассмотрении дела народный суд удовлетворил иск в полной сумме с Ленинградской студии кинохроники, с предоставлением права регресса к Центральной студии телевидения и Главкинопрокату. Ленинградский городской суд признал неосновательными доводы кассационной жалобы Ленинградской студии кинохроники по тем соображениям, что последняя, произведя киносъемку спектакля для Центральной студии телевидения, не имела права без согласия автора спектакля . и без уплаты ему гонорара выпускать кинофильм на экраны, расчет же исковой суммы сделан правильно.'

По трансляции из летнего сада Эрмитажа Радиоко-ыптет произвел магнитофонную запись ряда неизданных песен, исполнявшихся в концерте, а впоследствии магнитофонную запись передавал в эфир. Авторы песен ^предъявили иск к Радиокомитету об уплате гонорара, а последний, ссылаясь на упомянутое постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г., отказался платить, ссылаясь на то, что этим постановлением ему, якобы, предоставлено право не только безвозмездной трансляции концерта, но и записи на магнитную ленту. Народный суд не согласился с этими доводами, поскольку постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г. не могло иметь в виду такого случая, так как радиотехника была еще в зачаточном состоянии, и удовлетворил дек.2

В дальнейшем принцип однократной оплаты будет очевидно руководящим при заключении договоров с авторами для радио и телевидения в связи с упомянутым постановлением Совета Министров РСФСР №325 от 20 апреля 1957 г., п. 4 которого предоставляет право

•организации, заказавшей автору произведение, передавать таковое для публичного исполнения, а также по

1 Определение Ленинградского городского суда по делу № 2741 от 22 октября 1956 г.

2 Данное решение народного суда приведено в упомянутой кандидатской диссертации И. А. Грингольца. «Права автора сценического произведения в СССР», 1953, ce. 441–444.

231


радио и телевидению без оплаты автору дополнитель hc'ro вознаграждения.

Особым видом воспроизведения и распространения произведении авторов ярляется граммофонная запись. t те в 1933 году Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 20 ноября 1933 г. отметил, что вопрос о праве авторов музыкальных произведений на авторское вознаграждение при записи на граммофонную пластинку получил неправильное разрешение в судебной прак-т1<ье одной из союзных республик. Пленум разъяснит, что в соответствии со ст ст 7 и 9 «Основ» автор музыкального произведения пользуется в этом случае правом на авторское вознаграждение.1

Хотя указанное постановление говорит только о музыкальных произведениях, но практика применяет его-и к прочим авторским произведениям, записанным на граммофонную пластпнк\ исходя из общих положении с(ретского авторского права. Следует признать необходимым заключение договоров с авторамп для записи их произведений на пластинку, однако это правило не соблюдается, нет типовых договоров, регулирующих отношения с авторами. Специальные нормативные акты, относящиеся к этим вопросам, приведены в первой главе.

д) Договоры на право использования произведений автора для-переработкииз;

одной формы в д p у г \ ю,в целях последующего воспроизведения и распространения

Эта группа авторских договоров отличается особым характером использования произведения автора. Целью этих договоров является переработка произведений одних авторов другими авторами из одних форм в другие с последующим воспроизведением и распространением новых произведений как самостоятельных объектов авторского права.

Непосредственное правовое реагирование вопросов использования одного произведения для создания другого ос\щесгвляется ст. 9 «Основ» и ст 41 закона об автор-

1 Сборник действующих ncici анов 1ений Пленума Верховного. 0,да СССР (1924–1957 гг), 1958, с 153

232


•ском праве РСФСР. В принципе закон разрешает использование чужого произведения для создания нового произведения при условии, если оно будет существенно отличаться от оригинала, причем не требуется, как правило, согласия автора оригинала и нет обязанности уплаты последнему вознаграждения (ст. 9 п. «б»). Такое положение существует: для переводов чужого произведения на дрл гой язык (ст. 9 п. «а»), для использования композитором в своем музыкальном произведении текста, заимствованного из чужого литературного произведения (при

•отсутсгвии на это запрещения автора, объявленного на каждом экземпляре своего произведения) (ст. 9 n. «з») ;

для изображения произведений живописи средствами 'ваяния и наоборот (ст. 9 п. «к»); для воспроизведения ^дожественных произведений, находящихся на улицах м площадях (кроме копирования скульптурных произведений механически-контактным способом) (ст. 9 п. «л») ; для производства построек и сооружений по опубликованным автором архитектурным и иным планам рисункам и чертежам (s дополнениями, предусмотренными посгановлением ЦИК и СНК СССР от 23 ноября 1930 г.1) (ст. 9 п. «н»).

В изъятие из общего положения переделка повествовательных произведений в драматические и киносце-рии и, наоборот, а равно драматических произведений в киносценарии и, наоборот, разрешается только с согласия авторов или их правопреемников (ст. 9 п. «б»),

Ни ставки гонорара за это разрешение, ни иные вопросы, касающиеся переделки указанных произведений, не урегулированы ь законе, если не считать примечания 1 к ст. 9 «Основ», согласно которого при отсутст-liih согласия автооа, в исключительных случаях разрешение на переделку может дать народный комиссариат просвещения той республики, где предполагается выпустить в свет переделку. Он же определяет порядок уплаты гонорара в этих случаях (см. ст. 4 закона об авторском праве РСФСР). Практического значения это примечание не имеет.

В отношении переделки драматического произведения в киносценарий ст. 41 того же закона РСФСР уста-

СЗ СССР 1930, г № 58, ст. 613.

233


навливает предельный трехлетний срок для осуществль-ния этого права киностудией по соглашению с автором, причем киностудии воспрещается внесение отступлении и изменений в фабулу используемого произведения,. против которых будет возражать автор.

Типовой договор с автором на право переделки указанных произведений отсутствует.

В литературе вопрос о договорах на переделку произведений из одной формы в другую не получил существенного развития, хотя и вызвал некоторые недоуменные вопросы.

И. А. Грингольц считает, что наименование этих договоров «лицензионными» не подходит для советского права тем более, что и в законе нет этого термина. По мнению И. А. Грингольца, практике известны три вида договоров о переделке: а) договор автора с киностудией об экранизации, б) договор об инсценировке, по которому автор, разрешая инсценировку своего произведения другому автору, обязуется воспрещать таковую кому-либо иному и в) последующее соглашение инсценировщика с автором, когда инсценировка уже сделана. Прак-•тку Управления по охране авторских прав, допускающею регистрацию догэворов, предоставляющих монополию на инсценировку, А. И. Грингольц считает неправильной, позволяющей в отдельных случаях использовать это «для получения отступного за отказ от исключительного права». «Разрешая инсценировку или экранизацию автор не отказывается от своих правомочий в пользу третьего лица, но заключает своеобразное соавторское соглашение».'

М. В. Гордон также выступает против монопольного характера договора на переработку произведения. Возможны договоры о переработке, осложненные отношениями по соавторству между авторами оригинала и переработки. М. В. Гоодон возражает против термина «лицензионное соглашение», но по другим мотивам, чем И. А. Грингольц, считая, что это неосновательно сближает договор на переработку произведения с лицензионным договором патентообладателя в изобретательском праве. Договор о переработке

И. А. Грингольц. ее. 239–244.

Упомянутая диссертация, 1953,.

 

234


М. В. Гордон считает «соглашением об использования личных прав автора произведения».'

В. И. Серебровский поддерживает также взгляд, что автор может уступить принадлежащее ему право переделки произведения по договору другому лицу (инсценировщику), либо театру и киностудии.2

Б. С. Антнмонов и Е. А. Флейшиц считают, что в интересах автора переделываемого произведения будет заключение договора с киностудией, согласно ст. 41 закона об авторском праве РСФСР; последняя, в свою очередь, вступит в договорные отношения с автором будущего сценария. «Для того, чтобы автор переделываемого в сценарий произведения был в состоянии делать соответствующие возражения, надо, чтобы он был в каких-то определенных формах связан с работой автора сценария и киностудии. Между тем, такая связь законом не предусмотрена».3

Со своей стороны полагаем, что, несмотря на отмечаемые И. А. Грингольцем случаи недобросовестного использования отдельными лицами монопольного права на инсценировку произведения, было бы неправильным воспрещать автору произведения предоставлять по договору другому лицу на определенный срок исключительное право на создание инсценировки или киносценария поданному произведению. Вряд ли действительно квалифицированный писатель согласится подписать договор с автором на переделку его произведения в театральную пьесу или киносценарий, если автор будет иметь право одновременно заключить аналогичные договоры еще с одним, двумя и более писателями. Возможность аморальных поступков со стороны недобросовестных лиц не исключена и при воспрещении монопольного права на инсценировку; с такими явлениями надо бороться иными средствами.

Вряд, ли достаточно убедительна предлагаемая И. А. Грингольцем конструкция договора на право переработки произведения, как «разрешения инсценировки или экранизации» и «своеобразного соавторского со-

' М. В. Г о p д о н. Советское авторское право, 1955, ce 212–214

2 В. И. Серебровский. Вопросы совегского авторского права, 1956, с. 210.

3 Б. С А н т и м о н о в и Е. А. Флейшиц. Авторское право, 1957, ce. 266–267.


глашения» тем более, если на срок договора автор произведения предоставляет исключительное право на его переработку. На наш взгляд, более правильна конструкция, предлагаемая М. В. Гордоном, который считает этот договор соглашением об использовании личных прав автора произведения. По нашему мнению, нельзя ограничиваться «личными правами», как пишет М. В. Гордон, поскольку автор использует также и имущественные права,. а потому вернее формулировка В. И. Серебровского.

Справедливо замечание Б С. Антимонова и E А. Ф.чейшцц о необходимости установления определенных форм связи автора переделываемого в сценарий произведения с работой автора сценария н киностудии. На наш взгляд, такие же определенные формы связи с автором должны быть предусмотрены законом и при инсценировке его произведения как театром, так и автором инсценировки.

Принимая во внимание сказанное мы полагаем, что этот договор можно определить следующим образом:

Договором переработки произведения называется договор, по которому автор передает правомочия на использование своего произведения для создания нового произведения, предназначенного для последующего воспроизведения и распространения, а другое лицо (организация) обязуется осуществить переработку в соответствии с условиями договора и уплатить автору вознаграждение.

Исходя из того, что авторские договоры имеют своим важнейшим отличительным признаком использование произведений авторов, мы считаем, что указанные нами пять групп охватывают существующие типы авторских договоров, причем перечень договоров, входящих в каждую группу, мы рассматриваем как примерный, а не исчерпывающий.

За пределами этой классификации остаются такие договоры как договор о соавторстве и договор автора произведения и переводчика об авторизации перевода. Мы не относим их к числу авторских договоров потому, что предметом их является не использование произведения автора, а в первом договоре условие о порядке совместной работы по созданию произведения двумя или несколькими авторами, во втором же договореодобрение автором произведения перевода, сделанного другим автором-переводчиком. 236


Если же соавторы создадут произведение и будут заключать договоры на его воспроизведение и распространение, то последние будут договорами на использование произведения и попадут соответственно в одну из, приведенных выше пяти договорных групп.

Указанные договорные группы имеют, как мы видели, не только существенные отличия, то и ряд общих признаков, а потому заслуживает внимания предложение, выдвинутое и обоснованное И. А. Грингольцсм об авторских договорах, как особом договорном типе, обладающем специфическим содержанием, несходным с другими договорными типами. Хотя практика и идет по пути применения по аналогии норм регулирующих издательский и киносценарный договор к тем авторским договорам, для регулирования которых нет специальных норм, но под эту практику следует подвести прочную базу, что будет сделано, если авторские договоры будут объединены в рамках одного договорного типа. Выше рассматривая вопрос о постановочном договоре мы привели предложенное И. А. Грингольцем определение срочного авторского договора. Кроме того, последний выдвигает следующее определение. «По бессрочному (сценарному) договору автор обязуется передать свое произведение киностудии для использования при постановке фильма, а эта студия обязуется уплатить автору гонорар».2

Предложение об авторском договоре, как едином договорном типе, поддерживают и другие цивилисты. А. И. Ваксберг предлагает следующее определение: «Авторский договорюридическое средство, при помощи которого автор делает свое произведение общедоступным, передает его в общий культурный фонд народа, осуществляя таким путем принадлежащее ему исключительное личное право решать судьбу своего произведения и приобретая имущественные правомочия в виде права на вознаграждение за труд, признанный общественно полезными.3

В. И. Серебровский определяет авторский договор-

1 И. А. Г p и н г о л ь ц. Права автора сценического произведения в СССР. Кандидатская диссертация, 1953, ce. 303 и 304.

2 Та же работа, с. 361.

3 А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы советского авторского права. Советское государство и право, 1954, № 8, с. 40.


следующим образом. «В силу договора, заключенного автором с социалистической организацией, он передает (уступает) последней часть принадлежащих ему правомочий, необходимых для выпуска произведения в свет, принимая на себя в то же время ряд обязанностей, направленных на представление своему контрагенту в установленные сроки произведения, отвечающего необходимым требованиям идеологического порядка и условиям договора; социалистическая же организация принимает на себя обязанность дать оценку этому произведению и, в случае его соответствия указанным требованиям и условиям договора, осуществить необходимые мероприятия по выпуску произведения в свет и уплатить авторский гонорар» '

По существу определений И. А. Грингольца у нас имеются следующие замечания. Нецелесообразно разбирать определение авторского договора на два определения–для срочного и бессрочного договора, тем более, что вопрос о бессрочном характере киносценарного договора не являемся бесспорным. Из определения выпадает совершенно вопрос о значении договора для развития социалистической культуры. Определение не охватывает всех авторских договоров, в частности договоров купли-продажи произведений изобразительных искусств для их экспонирования либо личного использования, договоров переработки произведений m одной формы в другую.

В определении, предложенном А. И Ваксбергом, правильно подчеркивается роль авторского договора в строительстве социалистической культуры, но оно вызывает следующие возражения. Содержание этого определения делает авторский договор по существу односторонней сделкой. Из определения выпадают обязанности автора перед своим контрагентом по договору. Вряд ли правильным можно признать и утверждение А. И. Ваксберга, что труд автора, признанный общественно-полезным, влечет за собой право на получение вознаграждения. На авторе лежит еще ряд обязанностей, выполнение которых необходимо для получения возна-

' В. И. С е p е б p о в с к и h Вопросы советского авторского права, 1956, с 177

238


граждения. Как и предшествующее определение, данная формулировка не охватывает всех авторских договоров и, в частности, договора на переработку произведения из одной формы в другую.

По поводу определения В. И. Серебровского следует заметить, что оно, несмотря на значительный объем, также не охватывает всех видов авторских договоров и, в частности, договоров купли-продажи произведений изобразительных искусств для личного использования и договоров на переработку произведений из одной формы в другую, а также недостаточно четко отмечает роль авторского договора в развитии социалистического культуры.

Учитывая все сказанное, мы считаем возможным дать следующее определение.

По авторским договорам авторы (правопреемники) и социалистические организации (граждане) в целях развития социалистической культуры и реализации авторских прав взаимно обязуются: первые – передать правомочия на воспроизведение, распространение, либо иное использование своих произведений, а вторые–осуществить эти правомочия на условиях, предусмотренных договорами и законом, уплатив вознаграждение авторам.

Нам представляется, что это определение охватывает все упомянутые пять групп договоров. При этом, если:

исходить из указанного понимания авторского договора, как особого договорного типа, то определения каждого из видов авторских договоров явится возможность значительно упростить, не повторяя признаков, являющихся общими для всех видов авторских договоров.

Мы уже отмечали, что в данной главе мы рассматриваем только авторские договоры, которые регулируются нормами гражданского права и являются гражданско-правовыми договорами, так как изложение вопросов, связанных с авторскими правоотношениями, возникающими из трудовых договоров мы сосредоточили в следующей четвертой главе.

Вопрос об авторском договоре, как специальном договорном типе не избавляет от необходимости изучения специфических особенностей всего многообразия отдельных видов авторских договоров и вытекающих из них

239


авторских правоотношений. В рамка v

остановимся лишь на отдельных вопг. ^ •• .

мы, стараясь по возможности не пой'0^0" P2160 мы

вызывает сомнений в работах сове °^" этой06-^-

Одновременно мы будем касаться оо^^^11 того' что не

авторских правоотношений которые Vх Ци^^нстов.

говоров. ' йо-^Нностей и тех

Для удобства изложения мы буд, 11икают бе3 д0-интересующие нас вопросы, связанны. м всотношениями, в следующем порядк G и рассматривать 1Ы, правомочия и обязанности субъе- c^01'0?''™'"" "Р3-гражданских авторских правомочий ..^^"ьекты, объек-11 Hv^, наследование

§ 3. Субъекты гражданских авторски охрана.

Субъектный состав участников г иавоотношений скнх правоотношений вызывает ряд i^^

В литературе встречается делены otlfcлaнcкиx ^"Р' ских правоотношений на субъектов Ï ^сов-производного авторского права Пеоь^^67101"013 aвтoP-

в.силу создания произведения а вторьг-^ ачального и да от субъекта первоначальны^ автоо^ 'V приобретаются

его правопреемникам, к которым neoev^ путем пePexo-вравомочий.' лo^t^ правомочий к

Другие авторы считают это делец, ltr тольк0 часть не имеющее какого-либо практического е >

Мы полагаем, что правы послед^ ^А4-1™"""' как ских правомочий различен даже v cv^- ^ачення-чальных авторских правомочий ' "^ Объем автор-

У писателя, заключившего издате., <\тов ^Рв0"'1-готовое произведение, авторские npaa^^t, . но иначе складываются, чем у пнсатет^"11 ДOГОBOP на

Договор литературного заказа Разлив' 11[я6?111™-- ––__ ^u подписавшего

1 М. В. Гордон. Советское авторское объем право-

з^Г^п6 гrдГaнcкoe прав0- уче6"- <^^ ^ ^ зз

n^aïa, ^1^. ^.в с к и й- вопросы co^yзoв' 1951'- с- 339-

^Q-0- Антимонов и Е. А. Флейшг- ^кого авторского

19Ö/, с. 48, признают производное автоо^^,

наследников. ^ch^ Авторское право,

, а о а то

ния изобразител--..-.» „упу^чва диссертаций, М., 1954, с. 7 и др

^fck'bo на произведе-^'г кандидатской

А. 1< а б а т о в. Советское авторское ^ ^ право только у ния изобразительного искусства. Авторе^. Диссертации, М., 1954, с. 7 и до. р ^l^fio на произвеле-

240


мочий у автора сценического произведения, еще не исполнявшегося публично за плату и неизданного, и у автора, произведение которого уже было публично исполнено с взиманием платы за вход, либо было ранее издано. Самый термин «субъект производного авторского права» является условным. Наследник автора, обладая производными авторскими правомочиями, может передать часть таковых издательству. К последнему с точки зрения сторонников этого деления перешли производные правомочия, но логически наследник по отношению к издательствубудет субъектом первоначальных правомочий. Нам представляется, что спор о первоначальных и производных авторских правомочиях не является плодотворным, так как уводит нас в сторону от .другого вопроса, имеющего большой теоретический интерес и практическое значениеоб объеме авторских правомочий и обязанностей у различных категорий физических и юридических лиц. К этому вопросу мы перейдем несколько позднее, когда будем говорить о правомочиях и юридических обязанностях субъектов гражданского авторского правоотношения. Пока же мы ограничимся констатацией, что субъектами гражданских авторских правоотношений являются: а) авторы либо соавторы произведений науки, литературы и искусства, б) социалистические организации, учреждения и предприятия, в) наследники авторов и г) Советское государство.

Авторами и соавторами являются: а) создатели произведений науки, литературы и искусства, б) лица, использовавшие в соответствии с законом или договором произведения других авторов для создания новых произведений, существенно отличающихся от первых, в) составители сборников чужих произведений, а равно официальных материалов, либо произведений народного творчества, при наличии творчества составителей, проявляющегося в самостоятельной систематизации, расположении или иной обработке этих произведений и материалов, г) переводчики произведений, если переводы носят творческий, а не механический характер.

По вопросу о соавторстве в литературе были высказаны различные взгляды, однако все цивилисты сходятся в том, что для соавторства необходимо наличие совместного творческого труда, результатом которого яви-

241


лоь создание произведения. Нет разногласий и по вопросу о двух видах соавторства раздельном и нераздельном (по терминологии, предложенной И. А. Грингольцем). Эти же авторы подчеркивают важное значение соглашений между соавторами для четкого определения взаимных правомочий и юридических обязанностей. Правильно отмечается недопустимость принудительного соавторства, о котором говорилось еще в упомянутом выше циркуляре Наркомпроса РСФСР от 16 февраля 1930 г. №6602, и наличие в подобных случаях недействительной сделки.

Мы идем дальше и считаем, что, кроме того, подобное «соавторство» надо рассматривать как злоупотребление служебным положением и привлекать виновных к уголовной ответственности. Одинаково понимают эти авторы и сотрудничество и его отличие от соавторства.L

Разногласия по вопросу о соавторстве идут по следующим линиям. Одни находят, что делимо право на гонорар и неделимы личные неимущественные права.2

Другие указывают, что нельзя ставить знак равенства между правом на гонорар, который делим, как всякая денежная сумма, и имущественными правомочиями автора, которые шире правомочия на гонорар и являются правомочиями извлекать всеми законными способами имущественные выгоды из права на опубликование, воспроизведение и распространение произведения. В целом эти правомочия неделимы, так как нельзя осуществить первого из этих правомочии без осуществления остальных.3

По вопросу о порядке распределения гонорара между соавторами было внесено предложение, чтобы изда-

' M В Гордон, Советское авторское право, 1955. ce 43, 44,46. В. И. С e p е б p о в с к и и Вопросы советского авторского права, 1956, ce. 64, 69–71

Б С Антимонов и Е А Флейшиц. Авторское право, 1957. ce. 69, 70 и 73.

2 И А Грингольц Права автора сценического произведения. Автореферат кандидатской диссертации, 1953.

4 Б С Антимонов и Е А. Флейшиц. Авторское право 1957, ce. 68–69. Авторы правильно подчеркивают целесообразность разрешения споров между соавторами по поводу спосоГов и порядка испсльзования произведения путем соглашения либо при содетпвии организаций авторской общественности.

242


-тельства распределяли гонорар в соответствии с указаниями самих авторов, а при отсутствии таких указаний–пропорционально выполненной каждым работе. Если же нельзя применить ни один из указанных признаков, то надо делить гонорар, исходя из предположения о равенстве долей'.

В отношении характера ответственности соавторов за невыполнение договора было высказано предложение считать всех соавторов солидарно ответственными за выполнение заключенного авторского договора, в том числе и за все полученные по договору авансы, поскольку предмет обязательства является неделимым (ст. ст. 115 и 116 ГК РСФСР).2

Этот взгляд не разделяется в полном объеме другими авторами. Высказана точка зрения, что нельзя говорить о солидарной ответственности соавторов, если каждый из них обязался создать определенную часть произведения; солидарная ответственность авторов возможна лишь тогда, если неделимость обязательства вытекает из существа договора.3

Еще категоричнее высказывается другой автор, который считает, что условия авторского труда в ряде случаев делают просто неосуществимым выполнение соавтором, работающим в одной области творческой деятельности, обязательства за другого соавтора, который работает в совершенно иной области, а потому нет возможности проводить принцип солидарной отвественности.3 В отношении возврата авансов, полученных соавторами, рекомендуется считать правильной судебную практику, придерживающуюся долевой, а не солидарной ответственности.4

Не считают субъектами авторских правоотношений редакторов csa изъятием, установленным ст. 6 «Основ» в отношении редакторов тех произведений, которые не являются объектом чьего либо авторского

' Л. М. Азов. Отношения по издательскому договору при соавторстве. Советское государство и право, 1940, № 8–9

2 Л. M A з о в. Та же статья

3 M. В. Гордон Советское авторсюе право, 1955, ce 45–46

4 В. И Серебровский Вопросы советского авторского права, 1956, ce 75, 76,

243


права (древние рукописи и т. п.).1 Правоотношения между редактором и издательством не являются авторскими. Редакторы обычно состоят штатными сотрудниками издательств и получают заработную плату, согласно должностных окладов. Однако, в постановления Совета Министров РСФСР от 15 июля 1947 г. № 521 об авторском гонораре за литературно-художественные произведения установлены ставки оплаты за редактирование художественной прозы, критических работ а С11г\ов. Эти ставки оплаты предусмотрены за выполнение обычных редакторских функций, а не за редактирование произведении, не являющихся объектами чьего-либо авторского права. В силу этого следует прийти к выводу, что постановление Совета Министров РСФСР № 521 остановило сдельные ставки заработной платы для редакторов, не состоящих в штате и не получающих должностных окладов, и эти ставки зарплаты включило в постановление об авторском гонораре. Иной вывод означал бы, что Совет Министров РСФСР в нарушение Основ авторского права СССР рассматривал не только редакторов произведений, упомянутых в ст. 6 «Основ» авторского права СССР, но и редакторов прочих произведении, как авторов, на что, конечно, Совет Министров РСФСР не имел права.

Кроме авторов оригинальных произведений, авторские права предоставлены законом и переводчикам, которые обладают всеми правами, принадлежащими авторам оригинальных произведений. Спорными являются вопросы, связанные главным образом с так называемыми подстрочными переводами, на чем мы остановимся в дальнейшем изложении, рассматривая вопрос об объектах гражданских авторских правоотношений. Спорен также вопрос, могут ли быть исполнители

' M В Гордон (Советское авторское право, 1955, ее. 40–41) отмечает случаи, когда редактор произведения умершего автора по соплшечию с наследникрмн вносит свои чополн0-ния и в этой части является уже не редактором, а самосточ-течьным автором.

В II Серебоовский Вопросы советского авторскою права, 1956, с. 77.

Б -С АнтимоноаиЕ А Фчеишиц. Авторское право, 1957, ce 73–74.

244


произведений субъектами авторских правоотношений. На этот вопрос можно, на наш взгляд, правильно ответить только установив, обладает ли исполнительская деятельность теми признаками, которые необходимы для признания ее объектом авторского права, а потом/ мы вернемся к этому вопросу позднее.

Субъектами авторских правоотношений являются наследники автора по закону и по завещанию в пределах сроков, установленных нормами авторского права. Вопрос об объеме прав наследников возбуждает споры в литературе и будет нами рассмотрен ниже.

В связи с кодификацией законодательства, мы считаем необходимым предусмотреть признание в качестве субъектов авторских правоотношений режиссеров, кинооператоров, художников и артистов театра, киностудий, радио и телевизионных студий, дирижеров, музыкантов и вокалистов, при условии воспроизведения поставленных, либо исполненных ими произведений на киноленте, путем звукозаписи, либо иным способом, допускающим восприятие.

Авторские отношения с этими творческими работниками должны регулироваться, в основном, нормами гражданского либо трудового права в зависимости от того, связаны ли указанные лица с учреждениями, организациями и предприятиями, использующими их искусство, трудовыми или гражданско-правовыми договорами

§ 4. Объекты гражданских авторских правоотношений '

Объектами гражданских авторских правоотношений, как равно и авторского права, в нашей литературе принято называть произведения науки, литераторы и искусства, выраженные в объективной форме. M В Гордон пишет, что «объектом авторского права следует считать не просто работу автора и не идеи, выраженный автором, а произведение как комплекс идей и образов, получившее свое объективное выражение в готовом труде».

В И Серебровскп."! полагает, что объектов автор-

М В Гордон Ссвегское авторские п^аво fuä, с 59


ского права является продукт духовного творчества данного лица, то есть созданное им произведение».'

Н. Т. Александров, как мы уже упомянули выше, признает только имущественные объекты правоотношения, к которым относит вещи и объективированные результаты духовного творчества.2

Б. С. Антимонов и E А. Флеишиц пишут, что «объект авторского права–это произведение науки, литературы или искусства, результат творческого труда в одной из указанных областей культурной деятельности».3

Не вносят нового и определения, данные в отношении объектов отдельных институтов авторского права.4

Нам представляется, что приведенные определения не выражают сущности объекта гражданских авторских правоотношений. Как мы уже стремились выше показать, понятие объекта гражданского правоотношения совпадает с понятием цели правоотношения. Это положение полностью относится и к объектам авторских гражданских правоотношений. Если считать объектами последних самые произведения науки, литературы и искусства, это будет означать признание того, что авторские правоотношения воздействуют не на их

' В И Серебровский Вопросы советского авторского права, 1956 г,с 30. В И Серебровский говорит, что он является сторонником множественности объектов права и присоединяется к M В Гордону, который в тон же монографии (с. 57) указывает, что если считать объектом права поведение человека, то придется за этим объектом искать «вторичный?- более конкретныи объект правоотношения

2 См. Н. Г. Александров Законность и правоотношения в советском обществе, 1955, ce 116, 117

3 Б. С. Антимонов il E А. Флеишиц Авторское прав-i, 1957, с 80.

4 А И.Ваксберг В кандидатской диссертации «Издательский логовор по советскому гражданскому праву» говорит, что для признания произведения объектом авторского права нужны самостояюльность творчества и объективная форма, оторванная от творческого акта Однако, мы считаем, что эгу формулировку нельзя применить, например, к произведениям, созданным экспромтом (музыкальное произведение, речь и т п.), где объективная форма сливается с творческим актом. В. А. Кабатоз пиягт, что «под объектом авторского права мы понимаем 1рочзведение изобразительного искусства, являющееся результатом творческой деятельности художника и облеченное в определенную форму»–Советское авторское право иа произведения изобразительных искусств. Кандидатская диссертация, 1954, с 120 и другие авторы.

246


субъектов, а на самые произведения, чего однако никто из перечисленных авторов не утверждает.

Авторские правоотношения имеют целью юридическую организацию использования произведений и оформление связанных с этим отношений автора с организацией, учреждением, предприятием, осуществляющими это использование.

Таковы действительные цели, а, следовательно, и объекты авторских правоотношений. Эти цели связаны с конкретными произведениями науки, литературы и искусства, по поводу которых возникают авторские правоотношения. В результате создается внешнее впечатление, что целью правоотношения является самое произведение, а не его использование. »

Мы говорим, что «Тихий Дон» является объектом правоотношения, возникшего из договора М. А. Шолохова с Гослитиздатом, между тем как этим объектом является не самый роман, а его использование путем издания Гослитиздатом, с согласия автора, на условиях, указанных в издательском договоре. Значит целью авторского правоотношения и его объектом будет не сам роман, а его использование издательством. Логически и стилистически допустимо эту развернутую формулировку сократить, сказав, что целью данного издательского договора, его объектом является «Тихий Дон».

Так обстоит дело с объектом гражданского авторского относительного правоотношения. Целью абсолютного авторского правоотношения, его объектом будет обеспечение автору возможности использования произведения и недопущение посягательств со стороны третьих лиц. Поскольку эта цель правоотношения неразрывно связана с каждым произведением, создаваемым автором, постольку естественно, что и самое произведение можно также назвать объектом абсолютного авторского правоотношения

В каком соотношении объект авторских правоотношений находится с правомочиями и юридическими обязанностями? Не прав ли Н. Г. Александров, полагающий, что объекты правоотношений, кроме имущественных объектов (вещей и объективированных результатов духовного творчества), сливаются с правомочиями и обязанностями субъектов?'

' См. Н Г Александров Законность и правоотношения. в совечском обществе, 1955, со 116 и 1)7.

W


Мы считаем, что между объектом гражданского авторского правоотношения, с одной стороны, правомочия ми и юридическими обязанностями субъектов, с другой стороны, существует такое же соотношение как между целью и средствами для ее достижения Только затем субъекты гражданского авторского правоотношения и связываются правомочиями и юридическими обязанностями, чтобы при их посредстве достичь цели авторского правоотношения, направленной на использование произведений науки, литературы и искусства.

Авторы перечисленных нами монографий уделяют внимание вопросу о признаках объекта авторского права.

М. В Гордон выделяет три признака- объективно выраженную форму произведения, творческую деятельность его автора и общественную полезность произведения.'

И. Я Хейфец и В А. Кабатов считают отличительным признаком произведения также новизну, против чего возражает М. В Гордон, указывая, что признак творчества включает в себя и элемент новизны

В. И. Серебровский и Б. Н. Городецкий выдвигают еще признак способности к воспроизведению, причем В И. Серебровский полагает, что общественная полезность должна рассматриваться как цель произведения, а не как его признак.3

Б. С. Антимонов и E А. Флейшиц отмечают, что понятие объекта авторского права складывается из признаков, указанных в ст. ст 1, 4, 6, 9 «Основ». Они воз-рржают против признания воспроизводимости произведения самостоятельным его признаком, считая, что вое гфоизводимость уже включена в признак объективной формы произведения, а не должна быть поставлена рядом с ним.4

1M В Гордон Советское авторское праго 1855, ce 60,61

2 И Я Хейфец Авторское право, 1931, с 58, В А К а б а тов. Советское право на произведение изобразительного искусства. Автореферат кандидатской диссертации, 1954, с 7.

3 В И Серебровский Вопросы советского авторского права, 1956, ce 32, 40 и 42

Б Н. Городецкий См указанную работу В И Сере-бровского Снос<ч на стр 32

4 См. Б С. Антимонов и E А Флейшиц Авторское право, 1957, ce 80–81.

218


В соответствии с предлагаемым нами пониманием объекта гражданского авторского правоотношения как цели правоотношения, направленной на использование произведения, мы считаем, более правильным говорить не о признаках объекта авторского правоотношения, а о признаках, которым должно удовлетворять произведение науки, литературы и искусства, чтобы оно не могло пользовать охраной авторского права.

Со своей стороны полагаем, что признаки произведения, указанные М. В. Гордоном – объективно-выраженную форму, творческую деятельность автора и общественную полезность не следует дополнять признаком воспроизводимости, предлагаемым В. И. Серебровским и Б Н Городецким Произведение, выраженное в объективной форме, способно к воспроизведению. Этот признак имеет самостоятельное значение в прошлом, когда не существовала киносъемка и современные формы -ii^Kosaniiui Тогда исполнительская деятельность, театральные постановки и т п не были способны к воспроизведению. В настоящее время эти ограничения отпали, и следует согласиться с Б. С. Антимоновым и Е A Флекшиц, что воспроизводимость включается в l'p'iJHaiv oCbehTiiBtW"i c^opvî'ï

На признаке общественной полезности произведения следует остановиться особо.

Ст 4 «Основ», как известно, указывает, что «авторское право распространяется на всякое произведение литературы, науки и искусства, каковы бы ни были способ и форма его воспроизведения, а равно его достоинство и назначение».

Опираясь на эту статью, в литературе был высказан взгляд, что «одним из важнейших принципов советского авторского права является охрана в полном объеме всякою произведения литературы, науки и искусства независимо от его достоинства и назначения».'

С таким положением согласиться нельзя Даже сопоставление буквального текста этих формулировок показывает, что ссылка на ст. 4. «Основ» не соответствует взгляду автора. «Основы» отнюдь не относят положение, высказанное в ст. 4, к числу «важнейших принципов» советского авторского права.

'А И Ваксберг Некоторые вопросы советского авторского права Советское государство и право, 1954, № 8, с 40.

243


Произведения, враждебные идеологии марксизма-ленинизма и интересам трудящихся масс, проповедующие и прославляющие грабительские войны, расизм, человеконенавистничество, разврат, порнографию и тому подобные извращения, несовместимые с моральными воззрениями прогрессивного человечества, никогда не пользовались и не могут пользоваться охраной нашего авторского права. Кроме того, за тридцать лет, которые прошли со времени издания «Основ» неизмеримо возросли требования, предъявляемые к идеологии, содержанию и форме произведений.

Мы не можем теперь ограничиваться требованием от произведений советской науки, литературы и искусства только этического минимума.

Произведения интеллектуального творчества мы рассматриваем как важное орудие в борьбе с пережитками капитализма и одно из средств строительства социализма и коммунизма; поэтому нам далеко не безразлично назначение произведения Нам нужны такие произведения, которые содействуют коммунистическому строительству, а не произведения аполитичные, безыдейные, стоящие на буржуазных позициях «чистого искусства» и т. п.

Мы должны стремиться к тому, чтобы все произведения советской науки, литературы и искусства были на уровне этих требований. Нельзя мириться, указывал Н. С. Хрущев, как это делают некоторые товарищи в органах искусства, в редакциях и издательствах с тусклыми и скороспелыми произведениями, с посредственностью и фальшью.'

Правда, оценка произведения дело сложное, не исключена возможность ошибок, восхваления слабых произведений либо, наоборот, принижения достойных похвалы.

Нередко порочность произведения и нецелесообразность дальнейшей работы над ним очевидны, но бывает и так, что имеются лишь отдельные недостатки, которые можно устранить. До тех пор пока произведение не получило объективной, проверенной, единодушной оценки, его автор, разумеется, вправе рассчитывать на охрану в полном объеме всех его прав, связанных с произ-

1 См. H С. Х p у .ц е в, Отчетныи доклад ЦК КПСС XX съезду КПСС, 1956, ce. 80–81.

J50


ведением. Однако, если несоответствие произведения требованиям, которые вправе ему предъявить общество, будет установлено, то никаких авторских прав оно недолжно порождать; излишний либерализм будет вреден и для самого автора.

Мы не можем согласиться с В. И. Серебровским,. который считает, что признак общественной полезности произведения надо исключить, так как общественная полезность является не признаком, а целью произведения «Произведение, которое не отвечает этой цели, не нужно-социалистическому обществу».'

Б. С. Антимонэв и Е. А. Флейшиц пишут, что охрана авторским правом произведения независимо от его достоинства и назначения, не означает охраны произведений, направленных на достижение противозаконной цели, но «произведение, идеологически невыдержанное, грешащее отдельными идеологическими ошибками, должно быть признано объектом авторского права в полном объеме этого права». Однако, «советские организации должны со всей возможной бдительностью относиться к произведениям, которые они намерены использовать в своей деятельности, а обнаружив порочность или хотя бы идеологическую неполноценность соответствующего произведения, потребовать его исправления или воздержаться от его использования».2

Совершенно понятна забота об авторе, особенно молодом, либо недостаточно квалифицированном; неудачи и срывы бывают и у известных высококвалифицированных авторов, а потому в таких вопросах подход и к произведению, и к автору требует осторожности и деликатности. Однако несомненно, что в условиях социалистического общества, если по своим идеологическим свойствам, содержанию либо форме произведение нельзя использовать и бесполезной оказалась работа над его исправлением, то такое произведение не должно пользоваться охраной авторского права и использоваться обществом. Одной из важнейших отличительных черт субъективных прав советских граждан является их гарантированность, то есть реальная возможность их осуществле-

1 В. И. С е p е б p о в с к и и. Вопросы советского авторского-права, 1956, с. 42,

2 Б.С.Антимонов и Е. А. Флейшиц. Авторское право, М. 1957, ce. 100–101.

254


ния. Ecли же произведение автора, вследствие недостатков абсолютно невозможно использовать в нашем обществе, незачем предоставлять автору, какие-либо права, связанные с данным произведение, так как они останутся мертвой буквой, а для автора–источником вредных иллюзии.

Признак «общественная полезность произведения или его культурная ценность для общества мы считаем для современного этапа развития социалистического общества недостаточно определенным и полагаем, что его надо выразить в более конкретной форме - произведение должно способствовать развитию Социалистической культуры.

Это разумеется, не означает нашего отказа от использования произведений буржуазных авторов и всего культурного наследства предшествующих эпох. Социалистическая культура является преемником всего ценного и прогрессивного в истории человечества. Развитию социалистической культуры способствуют не только произведения, выражающие марксистско-ленинскую идеологию и направленные непосредственно на построение коммунизма, но в той или иной мере этому помогают и произведения мировой прогрессивной (но не реакционной) науки, литературы и искусства,

Кроме перечисленных признаков, произведение, охраняемое авторским правом, должно иметь еще один. Оно должно быть результатом не только творческой, но трудовой творческой деятельности авторов.

Под трудовой творческой деятельностью авторов в области науки, литературы и искусства надо понимать основанную на их личном труде, в которой нет элементов частного предпринимательства, какой бы то ни было эксплуатации творческого труда другого автора и присвоения чужого произведения, хотя бы по соглашению с автором и с оплатой ему авторского гонорара:

Принудительное соавторство, о котором писал Наркомирос РСФСР 16 февраля 1930 г. и 5 окгября 1933 г., а проще говоря взяточничество и использование в корыстных целях своего служебною и общественного положения, к сожалению, еще не ликвидированы полностью, и борьба с этими преступлениями недостаточно эффективна

Любые формы эксплуатации и присвоения чужого

2э2


творческого труда, частное предпринимательство в области творчества глубоко чужды принципам советского строя и не только не могут пользоваться какой бы то ни было охраной нашего права, но должны влечь за собой и уголовную ответственность. Эти преступления надо неуклонно разоблачать как бы искусно они не были замаскированы. Трудовая творческая деятельность охватывает создание новых произведений науки, литературы и искусства, переработку их из одной формы в другую, переводы с одного языка на другой, собирание, отборку, систематизацию и обработку чужих произведений, но при обязательном условии, что эта деятельность носит и трудовой, и творческий характер.

Это не исключает возможности и допустимости помощи автору со стороны технических работников. Деятельность последних является вспомогательной, подсобной, не дает им права на соавторство и выполняется в порядке служебных обязанностей, если эти технические работники состоят на службе в организации или работают по соглашению с самим автором (труд машинистки, чертежника, секретаря и т. п.).'

Мы полагаем, таким образом, что охраной авторского права должны пользоваться произведения науки, литературы и искусства если они удовлетворяют следующим признакам: 1) являются продуктами трудовой творческой деятельности авторов, 2) выражены в объективной форме и 3) способствуют развитию социалистической культуры.

Подытоживая сказанное, мы считаем возможным дать следующее определение.

Объектами гражданских авторских правоотношений являются конкретные цели последних, направленные на создание и использование произведений науки, литературы и искусства, являющихся результатом трудовой творческой деятельности авторов, выраженных в объективной форме и способствующих развитию социалистической культуры.

' В 1} Серебровсьии Вопросы советского авторского права 19ob. ее 64. 65–правильно указывает, что на практике не всегда ien\o провести грань между с т\ чаями, когда привеченные автором чица оказывают те\ническ\'ю помощь и когда эга помощь имеет характер соавторства Иногда спор заканчивается судебным процессом

253


Ст. 4 «Основ» дает, как известно, примерный перечень произведений, охраняемых авторским правом.

В. И. Серебровский правильно отмечает недостатки перечня– излишнюю казуистичность и несистематичность–и считает, что при переработке законодательства об авторском праве следует проводить классификацию по видам произведений, давая укрупненные группы господних.1

Мы сомневаемся лишь в целесообразности предложения В. И. Серебровскою о включении произведений науки в группу литературных произведении. Основное деление на произведения науки, литературы и искусства, по нашему мнению, должно сохраниться с дальнейшей детализацией внутри этих трех групп.

Не имея возможности проанализировать все виды произведений, охраняемых авторским правом, мы остановимся кратко только на некоторых из них.

Большие споры велись относительно того, должны ли охраняться авторским правом подстрочные переводы.

Эти переводы не регламентированы общесоюзным законодательством; из союзных республик только Узбекская ССР говорит о подстрочных переводах в законе об авторском праве от 14 октября 1935 г., не считая эти переводы объектами авторского права.2

Такие же взгляды на подстрочные переводы были высказаны и некоторыми авторами.3

Есть и другая точка зрения, рекомендующая признать подстрочный перевод объектом авторского права.4

'В И Серебровский Вопросы советского авторе ог^ права. 1956, ce 43–44.

2 СУ Узбекской ССР, 1936, №45, ст 160

!B И Серебровский Советское гражданское право. Учебник т II, 1951, с 345.'

M В Гордон Советское авторское право, 1955, с 98 В И Серебровский. В монографии «Вопросы советского авторского права», 1956, с 49 пишет, что к подстрочному переводу нужен дифференцированный подход Если под строчьый пеоеадд яв1яется дослсьным и служит подготови-тельньм материалом к литературному переводу, он не яв^f^-ется объектом авторского права. Если же подстрочный перевод имеет не только технический, но и творческий характер он мо/^ет охраняться авторским правом.

4 A M Азов Правовые вопросы литературного перевода Советское гос\даостЕо и право, 1954, №8, с 100

-254


Мы считаем, что в этом вопросе имеет место недоразумение, вызванное различным пониманием термина подстрочный перевод. Противники распространения авторского права на подстрочный перевод имеют в виду ' такой перевод, в котором «отсутствуют какие бы то ни было элементы творчества»' или «содержится только дословный перевод первоначального текста».2 Автор, поддерживающий противоположную точку зрения, говорит, что «хороший подстрочный перевод носит не технический, а творческий характер» и потому подлежит оплате авторским гонораром, но в меньшем размере, чем обычный перевод.3 Поименованные авторы по существу говорят одно и то же, а именно, что механический перевод не должен пользоваться охраной авторского права, а перевод, имеющий элементы творчества, должен рассматриваться как объект авторского права. Эти авторы считают порочной практику подстрочников и исходят из того, что каждый переводчик должен знать языки и оригинала, и перевода. Мы считаем, что в целях улучшения качества переводов надо вообще отказаться or термина «подстрочный перевод». Тогда охраной авторского права будет пользоваться только перевод, удовлетворяющий указанным выше признакам

В литературе возник спор, являются ли объектами авторского права научные открытия.

М. В. Гордон считает, что научные открытия не являются объектами авторского права или права на изобретение, потому что процесс использования открытия не связывается с использованием объективно выраженного результата труда автора.4

Н. А. Райгородский полагает, что научное открытие подлежит охране авторским правом, поскольку последнее охраняет всякое научное произведение независимо от формы и способа воспроизведения, а научное открытие несомненно относится к числу произведений науки.5

' В И. Серебровский Советское гражданское право,

•учебник т II, 1951 с 345.

2 M В Гордон. Советское авторское право, 1955, с 98

3 A M Азов. Правовые вопросы литературного перевода. Советское государство и право, 1954, № 8, с 100

4 См. M В. Гордон Советское авторское право, 1955, с 59 * См Н. А. Райгородский Открытие и его охрана в советском гражданском пр^ве Ученые записки Ленинградского

•университета Сеоия юргдичес-днх на\к, 1955, вып 7 с 128

255


В. И. Серебровский пишет, что научное открытие только тогда охраняется авторским правом, если оно обладает объективной формой и способностью к воспроизведению; наличие третьего признакатворческой деятельности в научном открытии очевидно. Если указанные два признака налицо, то научное открытие пользуется охраной авторского права, даже если оно не выражено в литературной форме.'

Мы считаем правильной точку зрения Н. А. Райгородского. Если исходить из того, что ученый сделал научное открытий, которое является установлением неизвестных ранее объективно существующих явлений,. свойств и закономерностей материального мира, то несомненно, что оно обладает объективной формой, способствует развитию социалистической культуры и является результатом трудовой творческой деятельности автора, то есть всеми признаками произведения, охраняемого авторским правом (признак воспроизводимости поглощается признаком объективной формы).

Однако следует отметить, что охрана научных открытий не может осуществляться нормами и авторского, и изобретательского права. Если в соответствии с проектом положения об изобретениях2 правовое регулирование отношений, возникающих в связи с научными открытиями, будет осуществляться изобретательским правом, эти отношения не должны регулироваться нормами авторского права.

Рассмотренное нами ранее предложение о том, чтобы считать режиссеров и участников исполнительской деятельности субъектами авторских правоотношений. влечет за собой, в случае его принятия, необходимость признания результатов режиссерской и исполнительской деятельности объектами авторских правоотношений.

Б. С. Антимочов и Е. А. Флейшиц считают, что продукт творческого труда театрального режиссера не создает объекта авторского права.3 Это утверждение соответствует действующему авторскому праву, но уже

' В. И. С е p е б p о в с h и и. Вопросы советского авторского' права, 1956, ce 43, 44.

2 Положение об изобретениях, открытиях и рационализаторских предложениях (Проект). Профиздат, 1957, п. 3.

3 Б. С. А н т и м о н о в и Е А. Флейшиц. Авторское право,. 1957, с 92.


сейчас возможность воспроизведения театральной постановки ставит вопрос о признании таковой объектом авторского права режиссера.

Аналогично должен решаться вопрос н об элементах кинофильма как объектах авторского права кинорежиссера, композитора, художника и кинооператора. В отношении последнего уже в 1948 г. Верховный Суд РСФСР по конкретному делу признал кадры из кинофильма объектом авторского права кинооператора, производившего их съемку. Объектом авторского права киноактеровучастников фильма должны быть признаны, по нашему мнению, кадры, в которых они заняты.

В области музыкального творчества иногда бывает трудно провести границу между произведениями, охраняемыми и неохраняемыми авторским правом. Б. С. Антимонов и 'Е. А. Флейшнц правильно подчеркивают, что не может считаться объектом авторского права мелодия в отрыве от гармонии и ритма, а также музыкальная редакция произведения, которая не создает новой объективной формы произведения.

Согласно известному определению Гражданской кассационной колчегии Верховного Суда СССР по делу П. А. Ламма с Государственным Большим театром СССР, Ламм П. А. предъявил иск о выплате ему, как соавтору, вознаграждения за постановку оперы Мусоргского «Борис Годунов», поскольку он восстановил подлинную редакцию оперы. Экспертиза подтвердила, что-П. А. Ламм выполнил огромную работу, затратив на нее шесть лет кропотливого труда, в результате чего» ввел ряд новых сцен, вставок н проч., однако экспертиза не признала возможным считать П. А. Ламма соавтором, поскольку он лишь восстановил подлинную-транскрипцию автора Мусоргского.'

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц считают, что отказ в признании соавторства П. А. Ламма вызван тем,. что по заключению экспертизы в его работе не было' достаточного элемента творчества, ввиду чего Верховный Суд ограничился присуждением П. А. Ламму определенной суммы за его труд.2

' См. в работе П. Я. Х е и ф е ц^ Авторское право, 1931,. ce. 62–63 (дело ГКК Верх. Суда СССР № 3196 (1928 г.).

2 Б. С. Антимонов и L. А. Флейшиц. Авторское право, 1й57, с. S3.

257


Со своей стороны полагаем, что работа, выполненная П. А. Ламмом, являлась в полной мере творческой, однако, ее целью было не создание оригинального музыкального произведения, а восстановление произведения Мусоргского в его первоначальном виде. Такая работа должна рассматриваться как научно-исследовательская в области музыки (музыковедческая), и только в этой области возможно было признание авторских прав за П. А. Ламмом.

Произведения изобразительного искусства, как объекты авторского права, представляют собой некоторые особенности по сравнению с другими произведениями, охраняемыми авторским правом.

К изобразительному искусству относятся произведения живописи, графики, скульптуры. Каждая из этих трупп, в свою очередь, делится на виды (например, живопись может быть монументальной, станковой, декоративной и др.). Создания архитектурного искусства одни авторы выделяют в отдельную группу,' другие их рассматривают совместно с прочими произведениями изобразительного искусства.2

Нам представляется более правильным первый взгляд и не только потому, что в архитектурных произведениях соединяются элементы изобразительного искусства и строительной техники, а и вследствие особенностей организации архитектурного творчества. В СССР оно сосредоточено, в основном, в архитектурных мастерских и в различных проектных организациях, причем осуществляется, как правило, в плановом порядке.

Отличительной чертой вещей, являющихся произведениями изобразительного искусства, по сравнению с другими произведениями, охраняемыми авторским правом, Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц считают их уни-крльный характер. Повторение такого произведения ав-

1 См. В. А. К а б а т о в. Советское авторское право на произведения изобразительных искусств. Кандидатская диссертация, 1955 г., с. 120–«Архитектура... представляет собой сочетание элементов изобразительного искусства и строительной техники и является самостоятельным видом искусства». Б С. А н т и м о и о в и Е. А. Ф л е и ш и ц. Авторское право,

1957, с. 95.

В. И. С е p е б p о в с к и и. Вопросы советского авторского

права, 1956, с. 56.

2 См. М. В. Г о p до н. Советское авторское право, 1955, с. 111.

258


тором ведет к появлению новых объектов авторского права, чего не будет, если, например, автор снимет копию с рукописи научного или литературного произведения.' В том случае, если произведение изобразительного искусства создано автором не в силу служебного задания я не по заказу, автору, кроме авторских прав, принадлежит еще и право собственности. Передача автором права собственности на оригинал произведения не влечет за собой перехода авторских прав, если иное не предусмотрено договором.2

К этим высказываниям мы хотели бы добавить, что стоимость вещей, являющихся произведениями изобразительного искусства (скульптуры, картины и т. д.), несоизмеримо выше, чем вещей, в которых воплощены произведения науки и литературы (рукописи). Однако, если рукопись является единственной и не может быть восстановлена в случае утраты, либо, если она написана собственноручно знаменитым писателем или ученым, ее стоимость может и превышать стоимость произведений искусства.

Особенности произведений архитектуры как объектов авторских правоотношений связаны еще с тем, что они создаются в большинстве случаев в порядке выполнения служебных заданий авторамиштатными работниками социалистических организаций, а потому к этому вопросу мы вернемся в главе о трудовых авторских правоотношениях.

В связи с пересмотром и кодификацией законодательства мы считаем необходимым выдвинуть следующие предложения.

В законе надо дать понятие объекта авторских гражданских правоотношений, а также упорядочить классификацию произведений, охраняемых авторским правом, исходя из деления на произведения науки, литературы и искусства и последующей рубрикации внутри каждой из этих основных групп.

Необходимо разрешить вопрос о правовом регулировании отношений, возникающих в связи с научными открытиями, сосредоточив это регулирование в автор-

' См. Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц. Авторское право, 1957, с. 83.

2 См. В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского прява, 1956, с. 56.

259


ском праве, а если научное открытие сделано в связи с трудовыми отношениями, то в трудовом праве

Следует дать правовую регламентацию переводам, установив, что охраной авторского права пользуется только перевод, содержащий элементы творчества, но не механический перевод, а также не перевод с подстрочника, сделанный лицом, не знающим обоих языков–и оригинала произведения, и перевода.

Надо включить в перечень произведений, охраняемых авторским правом, постановки и театральные, и кинематографические, а также исполнительскую деятельность во всех ее областях, если это – продукты творческого труда, выраженные в объективной форме, обеспечивающей потное воспроизведение, и если эти произведения способствуют развитию социалистической культуры.

В отношении произведений, являющихся переработкой из одной формы в другую, создание которых требует разрешения автора оригинала, следует ввести обязательность заключения договора на переработку с указанием требований, которым последняя должна удовлетворять, и условий, на которых она разрешена автором оригинала. Незаключение договора, нарушение его условий автором переработки, а равно отсутствие существенной новизны по сравнению с оригиналом должно лишать переработку охраны авторским правом.

В законе следует упомянуть также, что название произведения, его тема, сюжет, мелодия не охраняются авторским правом, если произведение, полученное в результате их использования удовлетворяет указанным выше трем признакам.

§ 5. Правомочия и обязанности в гражданских авторских правоотношениях

Вопрос о правомочиях и обязанностях в авторских правоотношениях вызвал в литературе ряд споров, при рассмотрении которых мы будем исходить из предложенного нами деления авторских правоотношений на гражданские и трудовые. В этой главе мы остановимся на спорных вопросах, относящихся только к гражданским авторским правоотношениям.

260


Большинство цивилистов делит правомочия авторов на личные неимущественные и имущественные.'

Против этого взгляда выступил В. И. Серебровский, который считает, что каждое из правомочий автора в известной мере реализует и охраняет как имущественные, так и личные неимущественные интересы автора, которые между собой переплетаются. Кроме того, «Основы» не проводят деления правомочий на личные и имущественные. а закон об авторском праве РСФСР в ст 11 лишь упоминает, что авторское право защищается и в тех случаях, когда с его нарушением не связаны определенные имущественные интересы.2

Тезис, выдвинутый В. И. Серебровским, оспорен В С. Антимоновым и E А. Флейшиц, которые указали, что закон и не занимается обычно классификацией правомочий, закрепленных за гражданами и социалистическими организациями, и такие вопросы должны быть предметом научного исследования или обобщения. Кроме того, анализ статей 17 и 18 «Основ» и статей 10 и 11 закона об авторском праве РСФСР подтверждает, что и законодательство различает имущественные и личные неимущественные правомочия авторов.3

Состав авторских правомочий и личных неимущественных, и имущественных трактуется различно.

' См И Я. Х е и ф е ц Авторское право, 1931, с 74 E А Флейшиц Личные права в гражданском праве СССР и каппта •!истичес|\их стран, 1941, с 161 И А Грингольц. Права автора сценического произведения в СССР Автореферат кандидатской диссертации, 1953 Е П Торкановскии. Личные и имущественные права авторов литературных произведении пс советскому праву Автореферат кандидатской диссертации, 1953 А И Ваксберг Издательский договор по советскому гражданскому праву Автореферат кандидатской диссертации, 1953.

В А К, а б а т о в Советское авторское право на произведение к-юбразите 1ьных ис^сств Кандидатская диссертацич, 1954, с 51.

M В Гордон (Советское авторское право, 1955, с. 78) прнзнае1 это де 1енир, но отмечает его условный характер Б С АнтимоновиЕ А Ф1ейшиц Авторское право, 1957. ce 6–7, а также и другие авторы

"2 См В И. Серебровский Вопросы советского авторского права, 1956. ce 101-103

-3 Б С АнтимоновиЕ. А Ф .1 е и ш и ц Авторское право, \<-Ъ7, ce 41, 42

261.'


Ряд авторов считает, что имеются личные неимущественные правомочия: а) на авторское имя, б) на опубликование произведения и в) на неприкосновенность последнего, а имущественные правомочия сводятся к получению авторского гонорара.1

Состав личных неимущественных правомочий автора было предложено дополнить еще двумя правомочиями: на помощь автору со стороны издательства и на регистрацию произведения, устанавливающую дату его выхода в свет.2

Детальный анализ состава личных неимущественных правомочий дали Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц,

Право автора на выпуск в свет своего произведения они называют правом на опубликование последнего, которое для литературных и научных произведений обычно совпадает с изданием, но может ему предшествовать. Право на выпуск произведения в свет определяется этими авторами как «право на предоставление неопределенному кругу лиц возможности ознакомиться с произведением» Воспроизведение и распространение произведения чаще всего связаны, хотя это самостоятельные неимущественные правомочия автора, так как воспроизведение не всегда имеет целью распространение произведения (художник пишет для себя копию своей картины), а «распространение произведения не требует необходимого его воспроизведения, в то же время». Правомочие на воспроизведение и на распространение произведения нельзя смешивать с его изданием и публичным исполнением.

Право на авторское имя Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц рассматривают как соединение двух личных неимущественных правомочий автора: 1) права избирать способ обозначения автора при выпуске произведения в свет, при его воспроизведении и распро»-

1 М В Гордон. Советское авторское право, 1955, с. 120. Е А Флейшиц. Личные права в гражданском праве СССР" и капиталистических стран, 1941, с. 165 И. А. Г p и н г о л ь ц. Права автора сценического произведения в СССР. Автореферат кандидатской диссертации, 1953,. и др. авторы.

2 Е. П. Торкановский. Личные и имущественные права' авторов литературных произведение! по советскому праву Автореферат кандидатской диссертации, 1953.

262


устранении и 2) права признаваться и именоваться автором в случаях использования этого произведения другими лицами. Правомочия на неприкосновенность и на опубликование произведения эти авторы считают высшим выражением защиты творческой личности автора.'

Предложения Е. П. Торкановского о включении в состав личных неимущественных правомочий авторов их правомочий на помощь со стороны издательства и на регистрацию произведения2 не встретили положительного отклика в литературе по тем мотивам, что реализация первого правомочия в принудительном порядке невозможна, а регистрация произведений, предусмотренных ст. 9 закона об авторском праве РСФСР, де была осуществлена на практике.

Между тем правомочие на помощь издательства, выражающуюся в квалифицированной консультации и отзывах автору, вытекает из ст. 7 типового издательского договора РСФСР и из задач, лежащих на издательствах. Такую помощь обязаны оказывать авторам и зрелищные предприятия, и киностудии, и другие социалистические организации, заключающие авторские договоры. Даже если эта обязанность и не оговорена прямо в договоре, она должна выполняться в силу принципа социалистической взаимопомощи и товарищеского сотрудничества, являющегося основой социалистических производственных отношений и нашего права.

То обстоятельство, что обязанность консультационной помощи автору со стороны организаций, заключающей авторские договоры, не обеспечена санкциями в законе, отнюдь не лишает ее правового характера. Устав Госпздага возложил на него подбор авторских редакторских и других кадров, обучение кадров и работу с ними. Упомянутое ранее постановление ЦК партии от 15 августа 1931 г. об издательской работе обязало издательства «организовать вокруг себя и отбирать наиболее талантливые писательские силы, помогать им, поощрять их», «...организовать при всех издательствах

См. Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц. Авторское лраво, 1957, ce. 41– 48.

2 См. Е. П. Торкановский. Личные и имущественные права авторов литературных произведений по советскому праву. Автореферат кандидатской диссертации, 1953 г.

263


специальные консультационные бюро или кабинеты для oтзывoв и советов авторам».'

В типовом издательском договоре РСФСР имеется, например, ст. 14, обязывающая издательство извещать автора о ходе реализации его книги, и указаны соответствующие правомочия автора. Трудности, связанные с осуществлением принудительных мер в случае невыполнения этих обязанностей издательством, отнюдь не говорят о том, что они лишены юридического характера, как и правомочие на получение помощи от издательства. Характерно в этом отношении решение Московского городского суда по иску Профиздата к Садовскому об обратном взыскании выданного последнему аванса Отказ в иске Профиздату суд мотивировал тем, что издательство должно было помогать автора, творчески работать с ним, а не посылать Садовскому вместо этого путаные н противоречивые рецензии с абстрактными требованиями об усовершенствовании романа 2 Реализовать свое правомочие в данном случае автор не лишен возможности и путем подачи жалобы в вышестоящую организацию, которой подчинено издательство, и путем обращения в суд.

Разумеется, помощь издательств и других социалистических организаций авторам имеет свои границы. Она не должна превращаться ни в переделку этими организациями произведений авторов, ни в своего рода принудительное соавторство автора и редактора, даже если оно бескорыстно и продиктовано благими намерениями редактора,–помочь автору. Редактор – только консультант автора, с одной стороны, и контролер государства с другой, задачи которого–ье дотекать опубликования недоброкачественных произведений и помогать автора совершенствовать произведение, отнюдь не подменяя при этом самого автора

Второе предложение E П. Торкановского о правомочии автора на регистрацию произведения также не лишено практического значения.

Правда, инструкция Наркомпроса от 8 августа

1 См О партийной и советской печати Сборник документов 1954, ce 418–425

2 Решение приведечо в С1атье А И Ваксбеога, «Некоторые-вопросы совете toro авторского права» Совдтсьэе государство! и право, 1954, № 8, с 35

264


1929 г. о порядке регистрации произведений не применяется, однако, Всесоюзное Управление по охране авторских прав при Союзе советских писателей само ввело регистрацию драматических и музыкальных произведений. Согласно новой инструкции, утвержденной Советом Министров РСФСР 5 ноября 1957 г. за № 1208, п. 52, гонорар за публичное исполнение выплачивается только авторам тех произведений, которые разрешены к исполнению и зарегистрированы авторами в ВУОАП (или его отделении).

Таким образом, регистрация этих произведений стала обязательной.

Суммируя сказанное, считаем правильным признание авторов произведений науки, литературы и искусства и личных неимущественных, и имущественных правомочий, которые следует рассматривать раздельно. Это вполне возможно, несмотря на тесную связь между обои ми видами правомочий.

Анализ личных неимущественных правомочий в гражданских авторских правоотношениях показывает, что их можно объединить в следующие три группы 1) правомочия, связанные с авторством на произведение, 2) правомочия, связанные с опубликованием произведения и 3) правомочия, связанные с неприкосновенностью произведения.

В первую группу следует включить указанные Б. С. Антимоновым и Е. А. Флейшиц правомочия а) избирать способ обозначения автора (под своим именем, под псевдонимом и анонимно), б) признаваться и именоваться автором произведения в случае использования произведения другими лицами (при переработке произведения в другую форму, при его цитировании, анализе и т. п.).

В эту же группу мы предлагаем отнести и правомочие на регистрацию произведения.

Во вторую группу надо включить правомочия а) на воспроизведение произведения, б) на выпуск произведения в свет и в) на распространение произведения. Эти правомочия, указанные Б С. Антимоновым и Е А. Флейтшщ, следует дополнить правомочиями автора на получение помощи (консультации, отзыва) от социалистической организации, заключившей с автором договор на использование его произведения Осуществление этого последнего правомочия автором должно иметь место в процессе и создания, и совершенствования произведение

265


Наконец, в третью группу надо отнести правомочия автора: а) разрешать или не разрешать снабжение произведения иллюстрациями, комментариями и т. п., б) соглашаться либо отклонять изменения в произведении,. предложенные редакторами, рецензентами и т. п., в) держать авторскую корректуру и вносить поправки в процессе подготовки произведения к опубликованию, г) требовать прекращения распространения, -публичного исполнения и демонстрации произведения при обнаружении ошибок и искажений и д) принимать участие в процессе воспроизведения и опубликования произведения.

Уже при создании автором произведения у него иж абсолютного гражданского авторского правоотношения возникают правомочия первой группы полностью и второй группы, кроме правомочия на помощь издательств и:

иных социалистических организаций. Правомочия третьей группы еще не возникают. '- i -• i i •• • • -••

Если же автор заключает договоры на использование его произведений с социалистическими организациями или гражданами, то перечисленные правомочия всех трех групп конкретизируются в зависимости от способа использования произведения и условий конкретных авторских договоров, соответствующих типовым авторским договорам и другим нормам авторского права.

Если произведение будет использовано без договора, вопреки воле автора, либо если будут нарушены установленные законом пределы его использования, допускаемого без согласия автора, последний вправе использовать правомочия, вытекающие из типовых авторских договоров и других норм авторского права.

Вопрос об имущественных правах авторов возбуждает в литературе также различные споры.

Одни авторы сводят имущественные права только к праву на гонорар.'

Другие авторы пишут, что имущественные права состоят в получении вознаграждения за использование произведений обществом, причем размер и порядок

' См. Д. H е м з е р. Социалистическая законность, 1937, № 9. с. 60. Е. П. Т о p к а н о в с к и и. Личные и имущественные права авторов литературных произведений по советскому праву. Автореферат кандидатской диссертации, 1953. И. А. Г p и н-гольц. Права авторов сценических произведений в СССР, Автореферат кандидатской диссертации, 1953.

266


исчисления вознаграждения зависят и от способов использования, и от характера последнего.' Есть и такая точка зрения, что состав имущественных прав автора не ограничивается правом на гонорар, но может также включать в себя заработную плату, и суммы, вырученные от продажи автором картин и других произведений искусства.2

Наконец, высказан приведенный выше взгляд, что имущественное право автора, выраженное в ст. 7 «Основ», состоит в извлечении имущественных выгод из перечисленных в той же ст. 7 неимущественных прав. «Автор может за вознаграждение предоставлять другому лицу или другим лицам право совершать определенные действия, на совершение которых управомочен сам автор; в этом случае право автора не прекращается и к другому лицу ле переходит».3

Чтобы решить эти вопросы правильно, мы должны прежде всего установить, что такое авторское вознаграждение в гражданских авторских правоотношениях и какова его юридическая природа.

Мы не повторяем высказываний об авторском праве в целом как разделе трудового права и об авторском гонораре (в гражданских правоотношенияхВ. К.) как заработной плате, поскольку эти взгляды полностью оставлены.

В литературе в настоящее время нет сомнений в том, что авторский гонорар есть один из способов вознаграждения за труд, однако, не всякая оплата труда является заработной платой. Разногласия сводятся к следующему.

М. В. Гордон полагает, что авторское вознаграждение по своей форме строится как «оплата за передачу правомочий автора хозрасчетным организациям, по существу же эти организации платят автору то, что ему причитается за создание культурной ценности». В качестве аргумента приводится оплата автору киносценария потиражного вознаграждения не киностудией, с которой

* М. В. Гордон. Советское авторское право, 1955, с. 78. В. И. С е p е б p о в с к н ii. Советское гражданское право, Учебник. 1951 г., т. II, с. 348.

3 В. А. К а б а т о в. Советское авторское право на произведения изобразительных искусств. Автореферат диссертации, 1954.

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц. Авторское право, М. 1957, ce. 48–49.

267


автор сценария связан договором, а Главкинопрокатом, не состоящим в договорных отношениях с автором.'

В. И. Серебровский считает, что «автор получает вознаграждение, определяемое не затратами труда, а ценностью результата и ценностью предоставляемого соответствующему контрагенту использования этого результата», причем «авторское вознаграждение соизмеряется не с живым, а с овеществленным трудом, обусловливается формой и способом использования объективированного труда автора – созданного им произведения».2

А. И. Ваксберг говорит, что «автор, чье произведение используется обществом, имеет право на гонорар,. т. е. на вознаграждение за труд, потраченный на создание произведения».3

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц пишут, что «вознаграждение автора во всех случаях использования его произведения есть вознаграждение за творческий труд, затраченный автором на создание произведения» и притом по общему правилу не только за овеществленный труд, но и за живой труд, осуществляемый им после создания произведения, хотя есть случаи, когда после создания произведения его использование и не требует дополнительного труда автора.4

Мы считаем, что прежде всего надо ответить на основной вопрос, за что уплачивается авторское вознаграждение? Логически мыслимы три ответа: а) за создание произведения, б) за использование произведения и в) и за создание, и за использование произведения.

М. В. Гордон присоединяется к первому ответу, В. И. Серебровский – ко второму, А. И. Ваксберг – к третьему, Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц – также к третьему, но с оговоркой, что авторское вознаграждение оплачивает труд автора не только по созданию произведения, но и дальнейший авторский труд в процессе использования произведения.

Мы полагаем, что право на вознаграждение за создание и использование произведения является прежде

1 См. М. В. Гордон. Советское авторское право, 1955, с. 16..

2 В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского-права, 1956, ce. 16, 17.

3 А. И. Ваксберг. Издательство и автор, 1957, с. 108.

4 См. Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц Авторсксе-право, 1957, с. 126.

268


i всего субъективным правом автора. Однако это субъективное право не реализуется автором в абсолютном гражданском авторском правоотношении, возникающем при создании произведения. Факт создания произведения порождает только личные неимущественные права. Если произведение по той или иной причине останется неиспользованным, то автор никакого вознаграждения ни от кого не получит.

Под использованием произведения в гражданских авторских правоотношениях мы понимаем либо заключение одного из авторских договоров, либо бездоговорное (как соответственно, так и вопреки закону) воспроизведение, опубликование, распространение произведения, либо нарушение пределов заимствования произведения, допущенных законом без согласия автора.

Это не относится к произведениям, создаваемым во исполнение трудового договора, где автор,. получает вознаграждение независимо от использования произведения.

Имущественные правомочия авторов (о их составе мы скажем ниже) возникают, таким образом, только при использовании произведений, то есть при заключении договоров на готовые произведения или договоров заказа,. либо при бездоговорном использовании произведений.. В этих случаях возникают относительные авторские правоотношения с учреждениями, предприятиями, организациями и лицами и вытекающие из этих отношений как личные неимущественные, так и имущественные правомочия авторов.

Размер гонорара должен определяться в соответствии с достоинством произведения, его ценностью для развития социалистической культуры. Это, в свою очередь, зависит от количества и качества вложенного в произведение общественно-полезного труда.

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц пишут, что «количество и качество труда, затраченного автором на создание произведения, не поддается учету в тех формах, какие пригодны для учета труда, затраченного на создание материальных вещей. Они окончательно выясняются после того, как начинается использование результатов авторского тдуда».'.

1 Б. С. А н т и м о н о в ц Е. А.. Флейш и ц. Авторское право, 1957, с. 127,

269?


Можно согласиться полностью с первой частью этого положения, но вторая часть нуждается в оговорках.

Спрос на произведение является лишь условным показателем качества произведения и количества затраченного на него труда, так как этот спрос складывается под влиянием ряда факторов.

Прежде всего спрос зависит от характера и профиля произведения. Нередко представляющие огромную ценность для развития культуры научные произведения рассчитаны на узкий круг специалистов в данной отрасли науки. Существенное влияние на покупательский спрос оказывает злободневный характер произведения и актуальность темы, создающие очень большой, но кратковременный спрос. Иногда внимание публики и большой спрос на произведение вызывает удачное внешнее оформление книги, переплет, суперобложка, иллюстрации, даже заглавие книги, фамилия автора и т. п. .факторы.

Учитывая эти обстоятельства, мы должны осторожно подходить к критерию покупательского спроса и не вправе считать его неоспоримым доказательством высоких достоинств произведения и большого труда, вложенного автором.

Более надежным показателем является общественное мнение, выраженное в рецензиях, критических статьях, письмах в редакции газет и журналов, публичное обсуждение произведений и т. д. Имеет значение и оценка наших произведений в социалистических странах и дружественно расположенных к нам прогрессивных органах печати капиталистических государств.

В гражданских авторских правоотношениях оплату труда авторов нельзя строить, исходя из средних ставок заработной платы квалифицированных работников умственного труда. Во-первых, труд автора является высококвалифицированным. Во-вторых, автор, не состоящий на службе, не получает гарантированной оплаты. Его может постичь болезнь, творческая неудача; наконец, произведение, достойное воспроизведения и распространения, может быть не опубликовано, вследствие перегруженности портфеля издательств, либо иных организаций, на которых лежит использование произведений этого рода. Автору нужны средства на творческие отпускной командировки для собирания материалов и изучения вопросов,

270


которые он собирается отразить в своем произведения i т. п. Все это оправдывает необходимость обеспечить авторам более высокий уровень вознаграждения, чем обычная заработная плата работников квалифицированного умственного труда.

Однако такой разрыв должен иметь свои границы. Вознаграждение авторов произведений науки, литературы и искусства нормируется. Гонорарное законодательство представляет собой обширную и сложную совокупность нормативных актов и общесоюзных и союзных республик. В целях осуществления принципа оплаты авторов в соответствии с количеством и качеством их труда вознаграждение за использование произведений дифференцируется и по видам произведений авторского творчества, и по их качеству. Так построены ставки авторского гонорара в отношении произведений, науки, художественной литературы.

Ставки гонорара на произведения драматические и музыкальные, утвержденные в РСФСР в 1957 г., являются наиболее детализированными по видам произведений:

и учитывают многочисленные замечания в нашей печати о необходимости снижения непомерно высоких гонораров за публичное исполнение переводных произведений, инсценировок, гонорара наследников авторов за, публичное исполнение и проч.1

Совершенно не разработано гонорарное законодательство в области изобразительных искусств; его создание является очередной назревшей задачей.

Требует пересмотра и дальнейшей дифференциация гонорарное законодательство в области произведений науки и литературы.2

Учитывая изложенное, мы считаем, что имущественные права авторов нельзя ограничивать общим утверждением, что они состоят в праве на получение авторского гонорара. Эти права надо конкретизировать применительно к отдельным видам гражданских авторских правоотношений.

Содержание имущественных правомочий авторов де-

' См. приведенные выше постановление Совета Министре» РСФСР от 20 апреля 1957 г. № 325 и инструкцию от 5 ноября 1957 г. № 1208.

2 См приведенные выше постановления Совета Министре»

РГФС1-' or 12 июля i 9-Î4 ,

М 540 и от 15 июля 1947 г. №521-271


тально регулируется в авторских договорах, причем если договор ухудшает положение автора по сравнений с типовым авторским договором, автору принадлежит правомочие на применение соответствующих условий типового договора.

Кроме того, автор обладает имущественными правами на возмещение причиненного ему вреда нарушением авторского права.

При причинении автору внедоговорного вреда он может по своему выбору либо использовать права, вытекающие из главы XIII – Обязательства из причинения вреда ГК РСФСР, либо требовать применения к причинившему вред упомянутого ранее постановления Нарком-проса РСФСР от 8 июня 1930 г. о штрафных ставках авторского гонорара.1

К имущественным правам относится и право автора на передачу части своих прав наследникам по закону и по завещанию на установленный законом срок, а также право авторов произведений изобразительных искусств на продажу вещей, в которых воплощены эти произведения, а равно на и дарение и передачу во временное пользование.

Таким образом, нельзя согласиться с сведением имущественных прав автора лишь к праву на гонорар.2 Правы те цивилисты, которые рассматривают конкретно отдельные имущественные права авторов, вытекающие из различных способов использования их произведений;3 однако необходимо иметь в виду и имущественные права, вытекающие из нарушения авторских договоров и норм авторского права.4 Имущественные правомо-

' Мы уже упоминали, что ссылка на случаи отказа судов в применении этого постановления означает неправильность практики этих судов, т. к. никем постановление отменено не было и нет оснований считать его утратившим силу.

3 Д. Немзер.Д пересмотру законодательства об авторском праве Социалистическая законность, 1937, № 9, с. 60. E. П. Т о p к а н о в с к и и. Личные и имущественные права авторов литературных произведений по советскому праву. Кандидатская диссертация, 1953, с 124 н другие авторы

4 М. В. Гордон Советское авторское право, 1955, ce. 78–113. ^ В. И. С е p е б p о в с к и и. Вопросы советского авторского права, 1956, ce. 137–154.

Б. С. А н т и м о н о в и Е. А Ф л е и ш и ц. Авторское право, 1957, ce 125–136

В. А К а б п г о в Советское авторское право на произведения изобразительною искусства. Кандидатская диссертация, 1954, ce 56, 57 и другие авторы 272


чия, вытекающие из трудовых авторских правоотношений, мы рассмотрим в следующей главе.

С учетом этих соображений мы полагаем, что в состав имущественных правомочий авторов в относительных гражданских правоотношениях входят:

1. Правомочия на получение авторского гонорара:

а) за издание произведений способами полиграфии;

б) за воспроизведение и размножение произведений изобразительных искусств и фотографии иными способами, кроме полиграфии:

в) за публичное исполнение;

г) за использование произведений средствами кино, радиовещания и телевидения, кроме случаев, когда использование в силу закона не влечет уплаты гонорара;

д) за переработку произведения из одной формы в другую, включая и перевод на другой язык, в тех случаях, когда 'эта переработка влечет за собой в силу закона уплату авторского гонорара;

е) за использование произведения с нарушением "пределов, не требующих в силу закона согласия автора;

2. Правомочия на возмещение понесенного автором вреда (как договорного, так и внедоговорного, причиненного нарушением его авторских прав либо на получение гонорара по штрафным ставкам.

Кроме этих имущественных правомочий, непосредственно вытекающих из гражданских авторских правоотношений, у авторов произведений науки, литературы и искусства имеются еще следующие имущественные права, связанные с их авторской деятельностью, но вытекающие из других оснований:

а) на передачу авторских прав наследникам по закону и завещанию;

б) на продажу, дарение, передачу, на хранение либо во временное пользование авторами, либо их правопреемниками созданных ими вещей, являющихся произведениями изобразительных искусств, либо уникальными экземплярами вещей, в которых воплощены произведения других видов искусств, литературы и науки (например, рукописные произведения и письма известных писателей, композиторов и др.).

В литературе возник спор о том, каким правам автора принадлежит примат личным неимущественным либо имущественным.

273


Ряд авторов высказался в пользу примата личных неимущественных прав. Сторонники этого взгляда считают, что имущественные права являются лишь следствием. результатом личных неимущественных прав.1

Аргументация этих авторов сводится к следующему Ст. 7 «Основ» сначала перечисляет личные неимущественные права, а затем говорит об извлечении имущественных выгод из этих личных прав.2

Авторское право есть личное право, вытекающее из творческого акта, вознаграждение же автора является его следствием.3

Ведущая роль в комплексе авторских прав принадлежит личным правам.4

Высказан и такой взгляд, что личные права автора возникают непосредственно вслед за созданием произведения и существуют в течение всего срока действия авторского права. Имущественные же права автор получает только в случае использования обществом результатов его труда. Для возникновения имущественных прав автора необходим сложный фактический состав, причем имущественные права прекращаются каждый раз по мере их использования автором и вновь возобновляются при наличии соответствующего сложного фактического состава.5

Наконец, выдвигалась и такая точка зрения, что основными в авторском праве являются имущественные права.6

1 Д. H е м з е р. К пересмотру законодательства об авторском праве. Социалистическая зркснность, 1937, №9. с. 61. М. Рей* хель. Тот же журнал, 1939, № 1, с 53. Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве СССР и капиталистические стран. ВИЮН. Ученые труды, 1941, вып VI, с. 165. Б. С. Мартынов. Права авторства в СССР. Ученые труды, ВИЮН 1947, вып. IX Е П Торкановский. Личные и имущественные права авторов литературных произведений по» советскому праву. Кандидатская диссертация, 1953, с. 50– 53 и другие авторы.

2 Е. А. Ф л е и ш и ц. Та же монография, с. 34.

3 Б. С. М а р т ы н о в. Основные проблемы авторского права. Советское государство и право, 1941, № 4, с. 200.

4 Е. П. Торкановский Та же диссертация, ее. 50–53. r' A И Ваксбеог Некотооые вопросы советского авторского

права Совстско- го:\'дарство и право, 1954, .V0 6, с 37–38-*'' Я А Канчорович Авторское право, 1926, с. 62.

274


Анализируя эти взгляды, мы считаем, что с выдвижением на первый план личных неимущественных либо имущественных прав согласиться нельзя.

Последовательность расположения авторских прав в ст. 7 «Основ» еще не дает оснований рассматривать ее как доказательство причинной зависимости имущественных прав автора от его личных неимущественных прав.

Против этой концепции В. И. Серебровский возразил, что выведение имущественных прав автора из его личных прав противоречит ст. 118 Конституции СССР, закрепляющей за каждым гражданином непосредственное право на оплату его труда. Не согласен В. И. Серебровский и с утверждением А. И. Ваксберга, что имущественные права автора прекращаются каждый раз по мере их использования и возникают вновь при наличии соответствующего фактического состава. По мнению В. И. Серебровского, А. И. Ваксберг смешивает моменты возникновения и реализации имущественных прав; право на извлечение имущественных выгод в соответствии со ст. 7 «Основ» принадлежит автору с момента создания им произведения, но реализация права может быть и позднее.1

Со своей стороны полагаем, что субъективные авторские права и личные неимущественные и имущественные предоставляются всем гражданам, занимающимся авторской деятельностью в области науки, литературы и искусства.

Создание произведения является первым этапом реализации автором своих субъективных прав. Если автор в результате трудовой творческой деятельности создал произведение (или даже его часть), этот юридический факт вызывает возникновение абсолютного гражданского авторского правоотношения. У автора, кроме субъективных авторских прав, появляются уже и личные неимущественные правомочия, которые мы объединила в три группы, связанные: а) с авторством на произведение, б] с его опубликованием в) с обеспечением неприкосновенности произведения. Имущественные правомочия из

' В И С е р е б р о в с к и и Вопросы советского авторского права 1956, ce. 102–105 .С Н Ландкофв рецензии на эт, работу пишет, что споры о примате тех или иных прав не представляют интереса.–Советское госуд. и право, 1957, №9, с 141.

275


абсолютною авторского правоотношения не возникают. Личным неимущественным правомочиям автора в абсолютном правоотношении соответствуют юридические обязанности всех и каждого признавать указанные правомочия автора и воздерживаться от их нарушения.

Абсолютные авторские правоотношения устанавливаются между автором и тем кругом социалистических организации и граждан, которые могут в той или иной мере соприкасаться с автором по поводу созданного им произведения Использовать свои правомочия, вытекающие из абсолютного правоотношения, автор может в очень ограниченной степени либо лично для себя, либо для прекращения незаконных посягательств на его правомочия.

Вторым этапом реализации автором своих субъективных личных неимущественных прав является использование произведений автора учреждениями, организациями, предприятиями и лицами.

Эти юридические факты вызывают возникновение относительных (конкретных) гражданских авторских правоотношений У авторов появляются конкретные личные неимущественные и имущественные правомочия, которым соответствуют конкретные юридические обязанности определенных учреждений, предприятий, организаций и граждан–субъектов этих правоотношений.

Относительные авторские правоотношения носят же иной характер, чем абсолютные. Прежде всего относительные авторские правоотношения являются сложными Если в абсолютном авторском правоотношении автор имеет только правомочия, а другой субъект только обязанности, то в относительном правоотношении оба субъекта имеют и правомочия, и обязанности. Если абсолютное авторское правоотношение носило статический характер, то относительное авторское правоотношение является динамическим В абсолютном авторском правоотношении автор сам осуществляет пользование своим произведением, его дополняет, сокращает, изменяет, переделывает из одной формы в другую От обязан-

1 Если не считать, права собственности автора на материальную-вещь (картину, скульптуру и др), в которой воплощены его субъективные права.

27L


йьк лиц автор может требовать только воздержания от нарушения перечисленных выше его правомочий.

В относительном авторском правоотношении указанные выше правомочия дополняются и иными, вытекающими из договора: правомочие на использование своего произведения автор передает другим субъектам.'

В относительных авторских правоотношениях меняется характер обязанных субъектов, которыми являются только конкретные юридические лица и граждане, а не всякий и каждый.

Таков состав обоих групп правомочий авторов гражданских авторских правоотношениях (абсолютных и относительных), а также пути их возникновения и движения от субъективных личных неимущественных и имущественных прав, выраженных в нормах авторского права, к конкретным авторским правомочиям.

Мы считаем, что приведенный анализ личных неимущественных и имущественных правомочий автора показывает, что нет достаточных оснований к тому, чтобы утверждать примат одних над другими. Обе группы авторских правомочий не являются порождением одна другой. Их источниками в равной мере являются нормы советского авторского права, наделяющие авторов произведений науки, литературы и искусства субъективными авторскими правами и личными неимущественными и имущественными, реализуемыми в авторских правоотношениях.

В литературе по советскому авторскому праву уделено много внимания гражданским авторским правомочиям, однако из гражданских авторских правоотношений одновременно вытекают и юридические обязанности авторов, о которых написано меньше.

В абсолютных гражданских авторских правоотношениях у автора, как управомоченного субъекта есть только правомочия, а у обязанных субъектов–только юридические обязанности.

В относительных гражданских авторских правоотношениях каждый субъект является и управомоченным, и обязанным. Юридические обязанности автора разнообразны. Они определяются различно в отдельных авторских правоотношениях в зависимости от правовых норм, условий договоров, либо от обстоятельств бездоговорного использования произведений в каждом конкретном случае.

277


В монографиях M. В. Гордона,' В. И. Серебровского,2 "Б. 'С. Антимонова и Е. А. Флейшиц,3 в приведенных нами Диссертационных работах и статьях детально анализируются отдельные юридические обязанности авторов в различных гражданских авторских правоотношениях, на чем мы поэтому останавливаться не будем.

Мы считаем, что в результате рассмотрения юридических обязанностей авторов в правоотношениях, возникающих из отдельных видов авторских договоров, следует обобщить, вынести за скобки те юридические обязанности авторов, которые являются для них общими.

Много внимания в литературе было уделено обобщению правомочий авторов в гражданских авторских правоотношениях. Мы считаем необходимым также обобщить их юридические обязанности.

По нашему мнению, юридические обязанности авторов в гражданских авторских правоотношениях могут быть выражены в следующем перечне.

Авторы обязаны:

создавать и выражать в объективной форме своим творческим трудом такие произведения науки, литературы и искусства, которые способствуют развитию социалистической культуры;

обеспечить полное соответствие произведений, создаваемых по договорам заказа, условиям этих договоров;

передавать соответствующим социалистическим организациям правомочия на воспроизведение, опубликование и распространение своих произведений на условиях, определяемых авторскими договорами;

передавать в обусловленные договорами сроки свои произведения, вносить в них необходимые коррективы по предложению социалистических организаций, осуществляющих воспроизведение, опубликование и распространение их произведений, а равно оказывать этим организациям зависящее от авторов содействие с тем, чтобы выпускаемое в свет произведение соответствовало их творческому замыслу;

1 См: М. В. Гордон. Советское авторское право, 1955, ce. 145–148, 178–182, 202–206 и др.

2 См. В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского права, 1956, ce. 177–179, 187–192,- 195–208, 209 и до.

3 См. Б.С.Антимонов и Е. А. Флейшиц. Авторское право, 1957, ce. 175–196, 232–235, 248–253 и ,др.

2/»


выполнять все прочие обязанности, вытекающие из авторских договоров и норм авторского права и, в частности, воздерживаться в период действия этих договоров от заключения таких же авторских договоров с другими социалистическими организациями, если иное не предусмотрено договором или нормами авторского права.

Правомочиям и юридическим обязанностям авторов в гражданских авторских правоотношениях соответствуют встречные юридические обязанности и правомочия социалистических организаций, осуществляющих использование произведений авторов.

Юридические обязанности и правомочия этих субъектов гражданских авторских правоотношений, не являющихся авторами используемых произведений, определяются, как правило, авторскими договорами, а за их отсутствием–нормами авторского права, и различны в конкретных правоотношениях.

Анализ отдельных юридических обязанностей и правомочий социалистических организаций, вступающих в гражданские авторские правоотношения с авторами, дан в работах М. В. Гордона,1 В. И. Серебровского,2 Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц,3 и других указанных нами работах по авторскому праву.

Нам представляется целесообразным обобщить юридические обязанности и правомочия не только авторов произведении, но и тех учреждений, предприятий и организаций, которые вступают в авторские правоотношения с авторами, без чего анализ гражданских авторских правоотношений является неполным.

Юридические обязанности этих субъектов авторских правоотношений сводятся к следующему.

Осуществлять использование произведений авторов способами и в сроки, указанные в авторском договоре.

Соблюдать при использовании произведений личные неимущественные правомочия авторов, связанные с их авторством на произведения, опубликованием и непри-

1 М. В. Гор д о н. Советское авторское право, 1S55, ее. 145–16!, 178–192, 202–212.

2 В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского права, 1956, ce. 192–196. 203–210.

3 Б.С.АнтимоновиЕ.А.Флейшиц, Авторское право, 1957. cc.196–211, 235–240, 253–263.

279


косновенностью последних, даже если они не конкретизированы в авторских договорах.

Уплачивать авторам обусловленный гонорар в сроки, указанные в авторских договорах.

Оказывать авторам консультационную помощь для совершенствования их произведений и выполнять прочие обязанности, обусловленные договорами и нормами авторского права.

Правомочия этих же субъектов авторских правоотношений состоят в следующем.

Воспроизводить, размножать, опубликовывать и распространять произведения авторов способами, согласно заключенных авторских договоров и на условиях в них указанных.

Требовать представления авторами в предусмотренные договорами сроки произведений, отвечающих условиям договоров и обладающих теми основными признаками, которым должно удовлетворять всякое произведение науки, литературы и искусства.

Требовать от авторов внесения в обусловленные сроки необходимых коррективов в их произведения, а равно оказания авторами иной зависящей от них помощи, чтобы обеспечить соответствие выпускаемых в свет произведений творческим замыслам авторов.

Требовать выполнения авторами всех прочих условий договоров, а равно воздержания авторов от заключения таких же договоров на использование тех же произведений с другими организациями в течение договорных сроков, если иное не предусмотрено договором и нормами авторского права.

Извлекать материальные выгоды от осуществления переданных им правомочий в пределах и в течение сроков, предусмотренных нормами авторского права и договорами.

Передавать свои правомочия другим организациям, если это не воспрещено нормами авторского права и договорами.

Требовать, чтобы в течение срока действия авторского договора другие организации не нарушали правомочий, которыми обладают организации, заключившие авторские договоры.

Рассмотрение правомочий и юридических обязан-

•280


ностей субъектов гражданских авторских правоотношений приводит нас к следующим определениям правомочий и юридических обязанностей авторов по отношению к учреждениям, организациям и предприятиям, использующим произведения авторского творчества.

Правомочиями авторов называются возможности, предоставляемые авторам в силу норм гражданского права, авторских договоров и иных юридических фактов совершать соответствующие действия или воздерживаться от таковых по отношению к обязанным субъектам и требовать добровольного исполнения ими обязанностей, вытекающих из правоотношения, во избежание применения' мер принуждения, предусмотренных законом или договором.

Юридическими обязанностями авторов называется необходимость для авторов в силу норм гражданского права, авторских договоров и иных юридических фактов добровольно выполнять по отношению к управомоченным субъектамсоциалистическим организациям (гражданам), вытекающие из правоотношений действия или' воздерживаться от таковых, во избежание применения мер принуждения, предусмотренных законом или договором.

Правомочиям и юридическим обязанностям авторов в гражданских авторских правоотношениях корреспондируют юридические обязанности и правомочия учреждений, организаций и предприятий, использующих произведения авторов, а потому нет надобности в соответствующих определениях.

В литературе имеются разногласия по вопросу о том, что является основанием для использования учреждениями, организациями и предприятиями произведений авторов и для заключения с ними авторских договоров, Несмотря на различие в формулировках у отдельных цивилистов, их взгляды по этому вопросу можно объединить в две группы.

Первая группа исходит из традиционного взгляда и считает, что заключая с учреждениями, организациями и предприятиями авторские договоры на использование своих произведений, авторы передают им часть своих, правомочий.

Вторая группа выдвинула новую точку зрения, которая состоит в том, что авторы по авторским договорам

28ü


не передают учреждениям, организациям и предприятиям своих правомочий, да и не могут передать, так как сами не обладают правомочиями на издание, постановку в театре или в кино и т. п. способы использования своих произведений.

По заключаемым авторским договорам авторы дают только разрешение определенным учреждениям, организациям и предприятиям на использование своих произведений тем или иным способом.

К первой группе цивилистов относятся М. В. Гордон и "В. И. Серебровский и другие, ко второй Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, И. С. Грингольц и прочие.

Кратко назовем первую группу взглядов «теорией передачи автором правомочий», а вторую«теорией разрешения автора».

Сторонники теории передачи автором правомочий считают, что авторам произведений науки, литературы и искусства в силу норм авторского права принадлежат авторские правомочия на созданные ими произведения Эти правомочия авторы могут передавать частично по издательскому, постановочному и иным договорам учреждениям, организациям и предприятиям на определенный срок.1

Вторая группа цивилистов утверждает, что авторы произведений науки, литературы и искусства своих правомочий никому не передают. Исключение составляет передача автором по завещанию наследникам тех правомочий, которые по закону могут переходить по наследству.

По мнению этих цивилистов, авторы сами не обладают правомочиями на издание, постановку, публичное исполнение своих произведений и не могут передавать другим то, что им самим не принадлежит. Мало того, они утверждают, что авторы не передают и тех личных неимущественных правомочий, которые им предоставляет закон. В этом нет надобности, потому что получив от автора разрешение на использование произведения, социалистические организации его издают, ставят на сцене, производят киносъемку и т. д. в соответствии со своей уставной правоспособностью и выплачивают воз-

I1 М. В. Г о p д о н. Советское авторское право, 1955, ce. 32–35. В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского права, 1956, ce. 88–92, 177–179.


награждение автору, если оно причитается в силу закона или договора. Таким образом, социалистическим организациям от автора достаточно получить только разрешение на использование произведения.'

Для практики регулирования авторских отношений безразлично, является ли основанием правомочий и юридических обязанностей передача автором своих правомочий социалистической организации либо разрешение автора последней на использование его произведения. Дело в том, что и «теория передачи авторских правомочий» и «теория разрешения автора» предполагают заключение авторского договора, в котором стороны одинаково оговаривают все условия использования произведения, перечисляя одни и те же правомочия, обязанности сторон.

Таким образом и содержание авторского договора, и последствия его нарушения не изменяются от того, передал ли автор часть своих правомочий социалистической организации либо дал ей разрешение на использование произведения.

Никакого влияния и первая, и вторая теория не имеют на цель авторского правоотношения, ради достижения которой стороны связываются правомочиями и юридическими обязанностями.

Конкретные правомочия и юридические обязанности сторон в авторском правоотношении, таким образом, будут одни и те же, независимо от того, к какой из двух теорий мы примкнем.

Эти соображения убеждают в том, что существующие в теории авторского права разногласия по вопросу об основаниях правомочий социалистических организаций, использующих произведения авторов, не имеет значения для практики.

Рассматривая этот вопрос в теоретическом аспекте, необходимо прежде всего отметить правильность утверждений сторонников «теории разрешения», что в ряде слу-

1 Б. С. А н т и м о и о в и Е А. Ф л е и ш и ц. Авторское право^-1957, ce. 48–65. М. И. Никитина. Издательский договор на литературное произведение в советском авторском праве. Автореферат кандидатской диссертации, 1954 г. А. И. Вакс-б е p г. Некоторы-г вопросы советского авторского права. Со-вгтског государство и право. 1954, № 8, с. 40 и другие авторы.

283.


чаев формулировки «Основ» и закона об авторском праве РСФСР устарели. Да это и естественно; в 1928 и 1929 гг. частный капитал еще не полностью был вытеснен из издательской деятельности, театральной антрепризы и других форм предпринимательства в области культуры, а поэтому для того времени были уместны такие формулировки как «отчуждение авторского права полностью или частично», «исключительное право автора на публичное исполнение его неизданного произведения» и т. п.

Однако, если исключить устаревшие формулировки или их заменить соответствующими настоящим условиям, у автора остается все же ряд правомочий, и надо установить, передает ли их автор социалистическим организациям либо ограничивается разрешением на использование его произведения.

Если следовать за сторонниками «теории разрешения автора», то, казалось бы, возможно не заключать авторские договоры. Разрешение автора плюс уставная правоспособность должны быть фактическим составом, определяющим правомочия социалистических организаций по использованию произведений авторов, и можно обойтись без громоздких авторских договоров. Однако такого вывода не делает ни один из сторонников этой теории и не предлагает упразднить авторские договоры.

Правда, на это можно возразить, что факт заключения авторских договоров еще не опровергает «теории разрешения».

Значит необходимо проанализировать состав правомочий и обязанностей, которыми обладают социалистические организации, имеющие договоры с авторами. Возьмем, например, договор Гослитиздата с Б. на издание его романа.

Заключая этот договор с Б. сроком 4 года, Гослитиздат приобретает правомочие на издание только одного произведения, но не остальных, написанных Б. В свою очередь, Б. на этот срок лишается правомочия на заключение издательского договора с другой организацией на этот же роман. Однако у Б. остается другое правомочие –заключить договор с каким-либо издательством на издание полного собрания своих произведений, включая и этот роман, хотя четырехлетний срок со дня заключения первого договора еще не истек.

•2Я


Субъективные права автора произведения делимы и допускают раздельное использование в конкретных гражданских авторских правоотношениях отдельных произведений и даже одного и того же произведения.

Автор вправе не только передать по договору одному издательству правомочие на издание романа, а другому – на включение того же произведения в состав издаваемого полного собрания сочинений. Автор может также заключить договор на переработку того же романа с киностудией–в киносценарий, а с театром–в драму. Каждый из этих договоров будет создавать у поименованных социалистических организаций соответствующий комплекс правомочий и юридических обязанностей, а равно встречные юридические обязанности и правомочия у автора .

Таким образом, на одно и то же произведение могут сосуществовать, не сталкиваясь друг с другом, правомочия и автора, и нескольких социалистических организаций.

Автор сценического произведения, заключая договор с зрелищным предприятием на постановку своего неопубликованного произведения, не может в течение договорного срока заключить постановочный договор на это произведение с другим зрелищным предприятием того же города, но вправе иметь такой договор в другом городе (ст. 73, ч. 2 инструкции Совета Министров РСФСР 5. XI.1957 г. № 1208).

Из этих примеров видно, что у авторов имеются субъективные права, на заключение различных авторских договоров на одно и то же произведение и на один и тот же срок.

Социалистическая организация вправе в течение срока действия авторского договора извлекать имущественные выгоды из использования произведения автора способом, предусмотренным договором, и это правомочие не могут нарушать другие социалистические организации.

Таким образом, при заключении авторского договора автор лишается на время его действия какого-либо из субъективных прав в отношении использования конкретного произведения, а у другого субъекта авторского правоотношения – социалистической организации возникает соответствующее правомочие.

285


Этот процесс временного прекращения отдельных субъективных прав у автора и возникновения правомочий на тот же срок у социалистической организации одни цивилисты, следуя традиционному взгляду, называют передачей автором своих правомочий социалистическим организациям по авторскому договору, а другие цивилисты – разрешением автора социалистической организации использовать его произведение. Это разрешение осуществляется социалистической организацией в соответствии с ее уставной правоспособностью и с соблюдением условий авторского договора.

Сопоставление обоих конструкций на приведенных конкретных примерах показывает, что вторая конструкция (теория разрешения автора) по существу ничем не отличается от первой конструкции. Одно и то же содержание дается в разной формулировке. Разрешение автора, данное социалистической организации, использовать его произведение на условиях, оговоренных в авторском договоре, и воспрещение автору в течение срока действия заключать такие же договоры на использование этого же произведения с другими организациями есть не что иное как передача автором по договору некоторых своих правомочий социалистической организации.

Передача же автором социалистической организации по договору своих отдельных правомочий для использования произведения есть, в свою очередь, не что иное как разрешение данное автором использовать его произведение в течение определенного срока на условиях договора.

Таким образом, перед нами не две юридические конструкции с различной правовой природой, а лишь два способа обозначения одного и того же правового понятия. Поскольку первый способ обозначения является установившимся, а второй способ не имеет перед ним каких-либо преимуществ, мы полагаем, что следует сохранить первый.

Все сказанное выше об основаниях возникновения гражданских авторских правоотношений, их субъектах, объектах, правомочиях и юридических обязанностях нас убеждает в том, что гражданские авторские правоотношения надлежит определить следующим образом.

Гражданскими авторскими правоотношениями называются такие авторские правоотношения, которые возникают в силу норм гражданского права, авторских до-286


говоров и иных юридических фактов между авторами произведений науки, литературы и искусства и социалистическими организациями (гражданами) и представляют собой комплекс корреспондирующих правомочии и обязанностей, связанных с созданием и использованием этих произведений.

Учитывая сказанное выше, мы позволяем себе внести следующие предложения в связи с пересмотром законодательства и его кодификацией

В законе необходимо указать перечень правомочий авторов в гражданских авторских правоотношениях. объединив личные неимущественные правомочия в три группы: 1) связанные с авторством, 2) связанные с опубликованием произведения и 3) связанные с неприкосновенностью произведения, с указанием внутри каждой из групп конкретных правомочий, перечисленных нами выше.

Имущественные правомочия автора следует объединить в две группы: 1) на получение авторского гонорара и 2) на возмещение понесенного автором ущерба и на получение санкций, с выделением внутри этих групп перечисленных выше отдельных правомочий. Кроме того, надо указать в законе следующие имущественные правомочия авторов хотя и не вытекающие непосредственно из авторских правоотношений, но тесно связанных с авторской деятельностью: 1) на передачу авторских правомочий по наследству и 2) на заключение авторами либо их правопреемниками договоров на продажу, дарение, хранение, передачу во временное пользование созданных авторами вещей, являющихся произведениями изобразительных искусств, либо уникальными экземплярами вещей, в которых воплощены произведения других видов искусств, литературы и науки.

Целесообразно также дать перечень юридических обязанностей автора в гражданских авторских правоотношениях.

§ 6. Наследование гражданских авторских правомочии

Ст. 15 «Основ» предусматривает переход авторского права по наследству, причем не устанавливает каких-либо ограничений объема правомочий, переходящих по наследству, кроме случаев, предусмотренных ст. 11, 12 и

2ï7


13 «Основ», когда авторское право переходит к наследникам не на 15 лет, а на неистекший ко дню смерти автора остаток установленного в законе сокращенного срока. Ст. 16 «Основ» говорит о возможности отчуждения авторского права по завещанию «в целом или в части».

Не ограничивают круга правомочий, переходящие от автора к его наследникам, и другие статьи «Основ»-(3, 10), а равно ст. 12 24, 28 закона об авторском праве РСФСР.

В литературе имеются различные взгляды по вопросу о наследовании авторских правомочий. М. В. Гордон, И. А. Грингольц, Е. П. Торкановский и другие выдвигают общее положение, что личные неимущественные правомочия авторов вообще непередаваемы, и к наследникам могут переходить только имущественные правомочия.'

Есть и другая точка зрения, что к наследникам переходят и личные неимущественные, и имущественные правомочия и наследники «используют авторское право в том объеме, в каком оно принадлежало умершему автору».2

Наконец, В. И. Серебровский, Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц и И. А. Райгородский пишут, что к наследникам переходят и имущественные, и личные правомочия, но объем этих правомочий у наследников уже, чем у авторов, так как не все правомочия последних передаваемы по наследству; однако и между этими авторами есть расхождения.

В. И. Серебровский, анализируя ст. 28 закона об авторском праве РСФСР, которая воспрещает издателю после смерти автора вносить какие-либо изменения в произведение, его заглавие, обозначение имени автора и снабжать произведение иллюстрациями без согласия наследников, считает, что эта статья не является нормой наследственного права. Этот вывод В. И. .Серебровский обосновывает тем, что в тексте ст. 28 не говорится о переходе к наследникам автора этих правомочий, а

' М. В. Гордон. Советское авторское право, 1955, с. 34

И. А. Г p и н г о л ь ц. Права автора сценического произведения в СССР. Автореферат кандидатской диссертации, 1953, с. 11. Е. П. Торкановский. Личные и имущественные права авторов литературного произведения. Автореферат кандидатской диссертации, 1953, с. 9

2 Б. Н. Г о p о д е ц к и и. Правовое положение писателей и композиторов, 1946, с. 112

2?8


также и тем, что ст. 18 «Основ» предусматривает тот же круг правомочий в отношении самого автора, что и статья 28 закона РСФСР в отношении его наследников. Если бы законодатель имел в виду переход правомочий автора, предусмотренных ст. 18 к его наследникам, это вытекало бы из ст. ст. 15 и 16 «Основ», и не было бы необходимости в создании еще и ст. 28 закона РСФСР. Последняя представляет собой особую норму, предоставляющую наследникам ряд правомочий не в их личных интересах а в целях охраны неприкосновенности произведения умершего автора, что подтверждается, по мнению В. И. Серебровского, и ч. 2 ст. 28, предоставляющей право издателю при недостижении соглашения с наследниками по вопросу о внесении изменений в произведение обратиться за разрешением в Наркомпрос.1

Н. А. Райгородский полагает, что каждое авторское правомочие можно расчленить на два элемента: «положительный, в силу которого автор вправе совершать определенные действия, и отрицательный, на основании которого автор имеет право запрещать всем другим лицам совершать эти же действия». Положительные элементы личных авторских правомочий не переходят по наследству, а отрицательные могут переходить к наследникам в том же объеме, в котором они принадлежали умершему автору.2

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц пишут, что в порядке наследования авторское право на произведение переходит как известный комплекс личных неимущественных и имущественных правомочий. Переход только одной категорииимущественных правомочий невозможен, поскольку имущественные правомочия автора основаны на личных неимущественных, но объем правомочий у наследника будет меньше, чем у автора. Не переходит по наследству правомочие авторства; все правомочия автора переходят к наследникам на укороченные сроки; правомочие автора на неприкосновенность произведения носи г безусловный xapaiciep, тогда как у наследника это правомочие ограничено.3

1 См. В. И. С е p е б p о в с к и и. Вопросы советского авюрско-го права, 1956, ce. 226–229.

2 См. H A. P а и г о p о д с к и и. Наследование имущественных прав авторов. Социалистическая законность 1956, № 2, с. 15.

3 См. Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц. Авторское право, 1957, ce. 143–146.

289


Вряд ли можно согласиться с первой группой взглядов, сводящихся к тому, что личные неимущественные правомочия авторов вообще не могут передаваться. М. В. Гордон считает, что право на опубликование произведения не переходит в порядке наследования, а принадлежит наследникам в силу особого предписания закона.' Так же решает М. В. Гордон и вопрос о праве на неприкосновенность произведения, считая, что – не личное право наследников, а установленный законом способ охраны культурных ценностей.2

Такая конструкция личных неимущественных правомочий наследников прежде всего расходится с приведенными выше статьями закона, которые говорят о «переходе авторскою права к наследникам» (ст. 15), об «отчуждении авторского права по завещанию» (ст. 16). Далее, тесная связь и переплетение личных неимущественных и имущественных правомочий не дают возможности совершенно изолировать одни от других и, наконец, тезис о непередаваемости неимущественных правомочии авторы выдвигают, но не доказывают.

Предложение Б. Н. Городецкого считать, что наследники используют в полном объеме все правомочия умершего автора, не может быть принято уже потому, что и срок этих правомочий у наследников иной и правомочие именоваться автором произведения, как это очевидно каждому, по наследству не переходят.

Правилен последний взгляд, поддерживаемый В. И. Серебровским, Н. А. Райгородским, Б. С. Антимоновым и Е. А. Флейшиц в той части, которую разделяют эти авторы, а именно, что по наследству переходят и личные и имущественные правомочия, но в меньшем объеме, чем они были у автора–наследодателя.

Остается выяснить, какие именно правомочия и в каком объеме от автора переходят к наследникам.

В. II. Серебровский, Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц отмечают правильно, что правомочия наследников в части внесения изменений в произведение, его заглавие, снабжение иллюстрациями и проч., а также правомочия на неприкосновенность произведения у наследни-

i См. М. В. Г о p д о н Советиуое авторское право, 1955, с 124 J См. M. В. Гордон Та же работа, с. lg6.


ков уже по объему, чем у автора. Разногласия между ними состоят в том, что В. И. Серебровский утверждает что эти правомочия перешли к наследникам не в порядке правопреемства от умершего автора, а непосредственно возложены на наследников законом для охраны неприкосновенности произведения; Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц считают, что эти правомочия перешли по наследству. Приведенная выше аргументация В. И. Серебровского, на наш взгляд, недостаточно убедительна. По мнению В. И. Серебровского, если бы законодатель имел в виду переход правомочий на неприкосновенность произведения, предусмотренных ст. 18 «Основ», от автора к наследникам, то ст. 28 закона РСФСР была бы нзчиш ней, так как этот переход вытекал бы из ст. ст. 15 и 16 «Основ». Нам представляется, что в этом вопросе нельзя нормы общесоюзного законодательства толковать, ссылаясь на законодательство РСФСР. Оставаясь в рамках «Основ», мы должны прийти к выводу, что право на неприкосновенность произведения, изложенное в ст. 18 «Основ», переходит в силу ci. ст. 15 и 16 «Основ» к наследникам автора, так же как и прочие права. Если бы законодатель хотел сделать исключение из общего правила для прав па неприкосновенность, он еде лал бы в «Основах» соответствующую оговорку. Ст. 17 «Основ», устанавливая компетенцию республиканского законодательства в области авторского права, не предоставила союзным республикам права издания норм, ре-1\'лирующих наследование авторских прав, следовательно тем более закон об авторском праве РСФСР не мог отменить действия ст. ст. 15 и 16 «Основ», на основании которых права, указанные в ст. 18 тех же «Основ» переходят к наследникам автора. Логически рассуждая, можно даже усомниться в правомерности второй части ст. 28 закона об авторском праве РСФСР, поскольку она несколько ограничивает права наследников автора, перешедшие к ним в силу упомянутых ст. с г. 15, 16 и 18 «Основ», Следует oi метить, что спор об основания\ для возникновения у наследников права на неприкосновенность произведения автора имеет только теоретический интерес. Право на неприкосновенность произведения, принадлежащее наследникам, не изменяется от того, признаем ли мы, что оно перешло к ним по наследству от автора, либо не переходило, а воз-

291


ложено на них законом для охраны произведения умершего автора от искажений.

Приведенная выше концепция Н. А. Райгородского, исходящего из того, что по наследству переходят только отрицательные элементы личных авторских прав в объеме, в котором они принадлежали автору, а положительные элементы 'этих прав переходить к наследникам не могут, встретила следующие возражения.

В. И. Серебровский считает эту конструкцию весьма искусственной, так как «отрицательная сторона авторского правомочия является производной от его основной положительной стороны и органически с ней связана».'

Нами отмечалось, что в самой редакции ст. 28 закона об авторском праве РСФСР указаны не только отрицательные элементы авторских прав наследников не разрешать тех или иных изменений, но и положительные элементы давать согласии на дополнения, сокращения, снабжение произведения иллюстрациями и т. д.2

Разногласия в литературе существуют и по вопросу о природе права наследников автора па выпуск его произведений в свет. И. А. Грингольц считает, что «личные правомочия умирают вместе с автором» и не наследуются, а у наследников в силу закона возникают самостоятельные личные неимущественные правомочия.3

М. В. Гордон пишет, что решение вопроса об опубликовании произведения является личным правом автора; к его наследникам переходят не в порядке наследования, а в силу особого предписания закона полномочия по охране личных прав автора, а следовательно и «право решать вопрос относительно возможности издания произведений, если этот вопрос не был решен автором при его жизни».4

Поскольку И. А. Грингольц и М. В. Гордон в этом вопросе исходят из тех же оснований, как и при решении

' В. И. С е p е б p о в с к и и. Вопросы советского авторского права, 1956, с. 229.

2 В. И. К о -p е ц к и и. К пересмотру законодательства об авторском праве. Tpy.ibi юридического факультета Таджикского университета, i956, вып. 4, с. 97.

3 И. А. Грингольц. Упомянутая диссертация 1953, ce. 202– 204.

4 М. В. Гордон. Советское авторское, право, 1955, с. 124.


вопроса о природе прав наследников автора на неприкосновенность его произведения, постольку нет необходимости повторять наши соображения, приведенные при анализе их взглядов по этому поводу.

В. И. Серебровский полагает, что право на выпуск произведения в свет переходит к наследникам автора з соответствии со ст. 15 «Основ», но они обязаны считаться с волей автора, если последний запретил опубликование того или иного произведения после своей смерти. Однако В. И. Серебровский допускает исключение из этого правила: «Когда этого требует общественный интерес, можно допустить опубликование такого произведения с разрешения соответствующего государственного органа».' Содержание авторских договоров, заключаемых наследниками, по объему будет уже, чем договоров, которые заключал сам автор. Наследников автора нельзя обязать по авторскому договору производить исправления рукописи, держать корректуру, участвовать в постановке кинофильма, пьесы, но и наследники, заключая договоры, не могут претендовать на предоставление им правомочий, соответствующих этим обязанностям.'

Эти положения представляются нам правильными, однако с той оговоркой, что не будет неправомерным включение в авторские договоры, заключаемые наследниками, указанных обязанностей и правомочий по соглашению сторон.

Б. С. Антимонов и Е. А, Флейшиц также считают, что к наследникам «несомненно переходит и право автора выпустить произведение в свет if распространять, исполнять его».2 Однако Б. С. Антимонов и Е. А. Флей-щиц считают целесообразным установление при пересмотре законодательства об авторском праве контроля над осуществлением наследниками авторского права, как в отношении неприкосновенности произведений, так и выпуска их в свет.2

В вопросе о правовой природе имущественных прав наследников в гатей литературе существует единая точка зрения, что эти права переходят от автора в по-

' В. И. С с .р о б p о в с к и и. Вопросы советского авторского

права. 1956, ce. 232–234. 2 Б. С. А и т и м о н о в и Е. А. Флейшиц. Авторское право

1957, ce. 144, 147.

293


рядке наследственного преемства. Имущественные права наследников ограничены прежде всего указанными выше сроками. Далее, существенное ограничение указанных прав внесены упомянутыми ранее постановлениями Совета Министров РСФСР № 325 от 20 апреля 1957 г. и от 26 июля 1958 г. за № 847, согласно которых выплата авторского гонорара наследникам драматургов, композиторов, составителей инсценировок, писателей и переводчиков производится в размере 50% той суммы гонорара, которая причиталась бы самому автору (п. 2).

Последующим постановлением Совета Министров РСФСР .No 847 от 26 июля 1958 г. указанный порядок распространен и на наследников писателей, которые, таким образом, получают также 50% той суммы гонорара, которая причиталась бы самому писателю.

В. И. Серебровский отмечает, что если автор получил при жизни по авторскому договору аванс, и не закончил произведение вследствие смерти, то наследники автора не обязаны погашать этот аванс, а действие авторского договора прекращается, так как нельзя возложить на наследника обязанность дописать роман или портрет. Если же автор, получив аванс, не ^спел приступить к работе, его наследники должны этот аванс возвратить.1

В первом случае вывод В. И. Серебровского не вызывает сомнений, по нашему мнению, если отсутствует вина автора. Против этого взгляда высказывался Л. М. Азов, который считает, что в силу ст. 16 типового издательского договора РСФСР автор должен возвратить аванс независимо от его вины в непредставлении рукописи.2

С этой точкой зрения не согласен ряд других авторов. А. И. Ваксберг считает, что обратное взыскание аванса возможно лишь в случае вины автора в несдаче произведения.3 М. В. Гордон находит, что нельзя возлагать на автора ответственность за обстоятельство, которое он не мог предотвратить, причем на авторе же ле-жит доказательство отсутствия вины с его стороны.4

1 В. И. Ce p е б p о в с к и и. Вопросы советского авторского права. 1956, ce 235, 236.

2 Л М Азов Пересмотреть типовой издательский договор. Социадистическай законность, 1949. № 11.

3 А И Ваксбеог. Автореферат упомянутой диссертации, 1954.

4 М. В Гордон. Советское авторское право, 1955, с. 172. 294


Б. С. Антимонов п Е. А. Флсйшиц пишут, что если автор действительно работал по исполнению договора и прекратил работу по независящим причинам (призыв в армию, болезнь, смерть), то «вопрос о взыскании с автора или его наследников аванса не должен ставиться».1

Таким образом, всо поименованные авторы (кроме Л. М. Азова) говорят, что ответственность автора за полученный аванс отпадает, если не было вины в невыполнении авторского договора, и при том автором выполнена какая то часть работы. С этим выводом безусловно можно согласиться. Второй случай, рассматриваемы!", В. И. Серебровским, когда автор, получив аванс, умер, не успев приступить к работе, указанные цивилисты не анализируют. Нам представляется, что и в этом примере не всегда полученный автором аванс подлежит взысканию с его наследников. Если нельзя усмотреть вины в действиях автора, а полученный им аванс по авторскому договору был израсходован на лечение, после смерти автора не осталось сбережений и имущества, а доход наследников от перешедших к ним авторских правомочий незначителен, по нашему мнению, не следует взыскивать аванс с наследников, хотя формально они несут ответственность по обязательствам автора в пределах наследственного актива.

Мы не останавливаемся на других вопросах насле дования авторских правомочий, рассмотренных в указанных монографиях В. И. Серебровского, Б. С. Антимо-нова и Е. А. Флейшиц. В частности, мы считаем правильными их выводы о том, что супруг автора имеет право на выделение супружеской доли только в гонораре, выплаченном автору в течение брака; гонорар же, не полученный при жизни автора, независимо от того, когда создано произведение, должен включаться в общую наследственную массу без выделения предварительно доли пережившего супруга.2 Равным образом, следует признать

1 Б С АнтимоновиЕ А Флейшиц. Авторское право, 1957, с. 192.

2 См В. И С с p с б p о в с к и и Вопросы соттского авторского права, 1956, с 224.

Ь С А н т и м о н о p п Г Л Ф л е и ni и ц Ав горское право 1957, с 150

С Н Ландкоф в рецензии на книгу В И Серебровского считает правильным выделение супружеской доли во всем юпораре, следуемом за время брака – Сов. юсуд и право, 1957, № 9, с. 142.

295


убедительными доводы этих авторов n -.-ношении остающихся после смерти художника произведений изобразительных искусств, которые должны считаться раздельным имуществом их автора и входить непосредственно в наследственную массу без предварительного выделения доли пережившего супруга.'

Учитывая предложения об изменениях в законодательстве в части наследования авторских прав, выдвинутые в указанных монографиях В. И. Серебровского, Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц, и принимая во внимание замечания, высказанные нами, считаем необходимым следующие дополнения.

Надо указать, что не переходят к наследникам права авторства, а передаются по наследству права на не-прикосновенносгь произведения, выпуск его в свет и опубликование с теми ограничениями, которые выше отмечены.

Следует распространить правило, установленное постановлениями Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. за № 325 и от 26 июля 19^8 г. за № 847 о выплате гонорара наследникам драматургов, композиторов, составителей инсценировок и писателей в половинном размере, также и на всех остальных авторов.

Автору необходимо предоставить право по завещанию передавать право на неприкосновенность произведения одному лицу как из числа наследников, так равно и прочих лиц, а равно социалистической организации, если последняя изъявит на это согласие при составлении автором завещания.

Целесообразно также оговорить в законе право автора передавать авторские права имущественные и личные по завещанию одному лицу из числа наследников с установлением завещательных отказов в пользу остальных наследников в определенном процентном отношении для каждого из них к сумме авторского гонорара.

Желательно предоставить право автору указать в завещании лицо из числа наследников или посторонних

См. В И Серебровский (.кого права, 1956, ce 244, 245 Б С АнтимоновиБ А Ф 1957, с. »S-1.

Вопросы советского автор-л е и ш я ц Авторское прпво,

296


лиц, которому поручается доработка и окончание незавершенных автором произведений с определением в завещании способа вознаграждения за данную работу и порядка выплаты такового.

В законе необходимо указать, что супружеская доля пережившего супруга подлежит выделению только из той суммы гонорара, которая получена автором в период б('ака, до смерти, вся остальная сумма гонорара включается непосредственно в наследственную массу.

Целесообразной является также оговорка в законе о том, что произведения изобразительных искусств, оставшиеся после смерти автора как материальные предметы, а равно связанные с ними авторские права, являются раздельной собственностью умершего автора и включаются непосредственно в наследственную массу без выделения супружеской доли пережившего супруга, а равно не поступают к наследникам автора, проживавшим совместно с ним, как это имеет место в огношении домашней обстановки и предметов обихода.

Советам министров союзных республик должно быть предоставлено право продления сроков авторского права для г следников.

Переход наследственных прав от наследников в случае смерти к их наследникам в пределах установленных законом сроков для наследования должен быть сохранен.

В случае смерти одного из соавторов причитающаяся ему доля авторского гонорара по истечении срока правомочий наследников должна передаваться пережившими соавторами фонду соответствующего творческого союза.

Хотя в законе нет воспрещения распределять между наследниками авторские права на отдельные произведения с предоставлением каждому из наследников всего комплекса личных и имущественных прав на данное произведение, однако целесообразно такое воспрещение ввести.

§ 7. Охрана гражданских авторских правоотношений

В нашем государстве впервые за всю историю авторского права созданы реальные условия для действительной, а не иллюзорной охраны интересов авторов, освобожденных от капиталистической эксплоатации. Автор-297


скос право стало у пас правом авторо;,, а не предпринимателей.

Однако наше законодательство призвано охранять не только личные неимущественные и имущественные права авторов, но и тех социалистических организаций, с которыми авторы вступают в правоотношения в процессе создания и использования авторских произведений. Правовая охрана гражданских авторских правоотношений осуществляется главным образом нормами гражданского права, однако для этой цели используются также нормы уголовного и административного права. Вопрос о правовой охране трудовых авторских правоотношений мы рассмотрим особо в следующей главе.

Общие начала гражданско-правовой охраны авторских правоотношений даны в ст. 19 «Основ», которая устанавливает, что убытки, причиненные нарушением авторского права, подлежат возмещению согласно законодательства союзных республик, а также ст. ст. 10 и 11 закона об авторском праве РСФСР. Согласно последних убытки должны возмещаться по правилам гражданского кодекса РСФСР об обязательствах из причинения вреда, причем автор взамен возмещения убытков вправе требовать уплаты ему гонорара по специальным повышенным ставкам (ст. 10). Кроме того, авторское право защищается и тогда, когда с его нарушением не связаны определенные имущественные интересы, причем автор может также требовать совершения действий необходимых для удовлетворения его нарушенных интересов (ст. 11). Таким образом, закон РСФСР устанавливает не только возмещение убытков, конкретизируя в этой части общесоюзную норму, но и охрану неимущественных прав автора. Дальнейшую конкретизацию этих положений мы находим в типовых издательском, постановочном и киносценарных договорах, постановлении Нар-компроса РСФСР «О ставках авторского гонорара за нарушение авторского права» от 8 июня 1930 г. и в последующих нормативных актах.

Следует отметить, что и «Основы», и закон об авторском праве РСФСР, всемерно охраняя интересы авторов произведений, ни одной статьи не посвящают охране интересов социалистических организаций, вступающих в правоотношения с автором и самый термин «авторское право» употребляют для обозначения норм, охраняющих

298


Права авторов. Таково содержание и упомянутого Постановления Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г.

В типовых авторских договорах мы находим статьи, направленные не только на защиту интересов авторов, но и социалистических организаций, хотя и в этих нормативных актах основное внимание уделено охране интересов авторов.

Поскольку главным основанием возникновения авторских правоотношений являются авторские договоры, постольку иски, вытекающие из этих договоров, следует рассматривать как основной способ гражданско-правовой охраны правомочий и автора, и социалистических организаций. В тех случаях, когда авторские правоотношения возникают без договоров, хотя последние подлежали заключению, суд вправе при рассмотрении имеющих место споров также руководствоваться условиями соответствующих типовых договоров. Сложнее обстоит дело тогда, когда авторские правоотношения возникают из иных юридических фактов, и договоры с авторами не подлежат заключению. Если нарушены имущественные правомочия автора, последний в этих случаях вправе требовать возмещения убытков, согласно ст. 10 закона об авторском праве РСФСР, по правилам гражданского кодекса РСФСР об обязательствах из причинения вреда.

Как справедливо указывают М. В. Гордон, В. И. Се-ребровский и другие авторы, обычно убытки автора выражаются в упущенной выгоде, а не в положительном ущербе, а потому доказывание таких убытков для авторов нередко сопряжено с большими трудностями.' Предвидя это обстоятельство, ст. 10, ч. 2 закона об авторском праве РСФСР установила, что право требовать взамен возмещения понесенных убытков уплаты гонорара по особым ставкам принадлежит автору, в частности, и в том случае, «когда понесенные им от нарушения авторских прав убытки не могут быть обоснованы».

Изданное на основании статей 10 и 4 закона об авторском праве РСФСР постановление Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. «О ставках авторского гонорара за нарушение авюрского права» вызвало ряд возра-

Сч. упомянутые монографии М. В. Гордона, с. 219 В. И. Серебровского, с. 25î.

299


жений в литературе и почти не прпме'"^тся в судебной практике. Еще в 1937 г. Д. Немзер писал, что «наш-и суды считают неустойку такой категорией, которая совершенно неуместна во взаимоотношениях, возникающих между издательством и автором».' Такой взгляд на неустройку, как на условие «зазорное» и во всяком случае неприемлемое для регулирования авторских отношений, по нашему мнению, определил и высказывания в литературе, относящиеся к постановлению Наркомпроса от 8 июня 1930 г.

В. А. Рясенцев рассматривает последнее как изъятие цз общего принципа нашего гражданского права о недопустимости возмещения нематериального вреда.2 И. А. Грингольц писал, что уплата автору полуторной или двойной ставки гонорара, предусмотренная постановлением Наркомпроса от 8 июня 1930 г., несоразмерна количеству или качеству труда автора, а потому это постановление надо отменить, а штраф в случае указанных нарушений взыскивать в доход государства.3

Е. П. Торкановский находит, что взыскание в пользу автора штрафных санкций нарушает социалистический принцип оплаты труда, автору же надо возмещать действительный ущерб, причиненный его имущественным интересам.4 А. И. Ваксберг полагает, что назрела необходимость устранить возможность материального возмещения автору нематериального вреда. Эта возможность, хотя и редко осуществляемая, предусмотрена упомянутым постановлением от 8 июня 1930 г.5

По поводу этих взглядов нами были высказаны следующие соображения. Размер авторского гонорара зависит не только от количества.и качества затраченного труда, но и от степени общественного использования произведения, что, как известно, зависит не всегда от количест-

' См. Д. Немзер. К пересмотру законодательства об авторском праве. Социалистическая законность, 1937 г., № 9, с. 60.

2 См. В. А. Р я с е н ц е в. Неимущественный интерес в советском гражданском праве. Ученые записки Московского юридического института, 1939, вып. 1, с. 44.

3 См. Грингольц. Упомянутая диссертация, 1953, ce. 289 290.

4 См. Е. П. Т о p к а н о в с к и и. Упомянутая диссертация, 1953. ce. 183, 184.

6 См. А. И. В а к с б е р г. Некоторые вопросы советского авторского права. Советское государство и право, 1954, 8, с. 38.

300


ва и качества труда автора. Штраф за самовольное и противоправное использование произведения, является видом неустойки и освобождает автора от необходимости доказывать размер понесенных убытков н в то же время играет дисциплинирующую роль, способствуя нормализации авторских отношений. Ограничение взыскания нормальными ставками гонорара поставило бы автора в худшее положение, чем нарушителя авторского права, которого зачастую нельзя обнаружить, .а это лишает автора возможности получить возмещение понесенного ущерба. Гражданские авторские договоры знают неустойку (напр. § 6 типового издательского договора), такой же характер носят и штрафные ставки авторского гонорара. Их можно считать завышенными, предложить иной метод их' исчисления, но нельзя отрицать, потому что они, якобы, противоречат «основным принципам социалистического права».'

В защиту применения постановления Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. выступили В. И. Серебровский, который указал, что в последнем «речь идет не о возмещении нематериального вреда, а о санкциях имущсствен-ноги порядка в случаях нарушения как некоторых имущественных, так и некоторых неимущественных интересов автора». Установление такого рода санкций не воспрещено законом, а в литературе поддерживается О. С. Иоффе, который считает, что штрафные санкции укрепляют меры гражданско-правовой ответственности (О. С. Иоффе. Ответственность по советскому гражданскому праву, 1955, ce. 293, 294). В. И. Серебровский считает, что такую роль выполняют штрафные санкции, установленные упомянутым постановлением Наркомпроса. Анализируя аргументы противников постановления Наркомпроса от 8 июня 1930 г., В. И. Серебровский отвергает их доводы, а также приводит высказанные нами взгляды по поводу этого постановления.2

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц считают неправильным, что указанное постановление «предусмотрело

' В. И. К, о р е ц к и и. Некоторые вопросы авторского права в Таджикской ССР. Труды юридического факультета Таджикского университета, 1955, вып. 3, с. 93. Он же. Те же «Труды», 1956, вып. 4, с. 100.

2 В. И. Серебровский. Указанная монография, 1956, ce. 254–263.

301


ряд случаев, когда автор вправе взыскивать за нарушение его личных Неимущественных прав «гонорар»... хотя автор убытков и не понес». По мнению Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц, это единственный случай в советском гражданском праве взыскания денежной суммы при причинении неимущественного вреда. Убытки автора при неправомерном использовании ( го произведения могут заключаться только в утраченном им вознаграждении, тогда как указанное постановление даст «право на взыскание в ряде случаев утраченного вознаграждения с присоединением «штрафных» сумм... в пользу гражданина, понесшего имущественный вред». Тем нь менее и это взыскание внедоговорного вреда в сумме, превышающей размер вреда, представляет собой существенное отступление от общих начал советского гражданского права (ст. 410 ГК РСФСР)».'

В свете новых аргументов, выдвинутых В. И. Сере-бровским, а также Б. С. Антимоновым и Е. А. Флейшиц в защиту н против применения постановления Наркомпро-са от 8 июня 1930 г., нам представляется, что прежде всего надо решить общий вопрос, допустимо ли применение неустойки в гражданских авторских правоотношениях Мы не можем согласиться с Д. Немзером, считавшим ее «неуместной» в отношениях между автором и издательством. Несмотря на то, что труд авторов, создающих произведения науки, литературы и искусства по авторским договорам заказа, либо самостоятельно, без заказа, в некоторых отношениях приравнивается законом к труду рабочих и служащих, правоотношения, возникающие в связи с созданием и использованием этих произведений, являются гражданскими правоотношениями и регулируются нормами гражданского права. В гражданских же правоотношениях использование неустойки не только «уместно», но и целесообразно, а в некоторых случаях даже необходимо. В связи с дтим не может быть препятствий к использованию неустойки в авторских договорах, как средства обеспечения договорной дисциплины по отношению к обоим участникам договора. Условие о неустойке может быть сформулировано так, чтобы оно не было обременительным для автора. Как известно, неус-

1 Ь С. A il т и м о н о в и Е А. Ф л е и ш и ц Указанная монография. 1957, ce. 157, 158.

302


f

тоечньге обязательства устанавливаются не только договором, но могут возникать и в силу закона. Вследствие этого вряд ли могут быть принципиальные возражения против установления законом (или в порядке, предусмотренном законом) неустойки за нарушение тех или иных имущественных прав автора (как равно и за нарушение имущественных прав социалистических организаций со стороны авторов).

В соответствии с этим мы не видим достаточных оснований к тому. чтобы считать противоречащими принципам нашего гражданского права это постановление Наркомпроса в той части, в которой устанавливаются штрафные санкции за нарушение имущественных прав автора. Ничего противоречащего принципам гражданского права нет, по нашему мнению, и в том, что эти санкции поступают к автору, а не к государству. Такова судьба и дриих неустоечных обязательств, устанавливаемых в cibiv закона (штраф за просрочку в оплате счетов). Ile шрает роли и то обстоятельство, что сумма, которою получит автор сотласно штрафных ставок, пре-чусмотренных постановлением от 8 июня 1930 г., может превысить размер убытков, понесенных автором, поскольку эти штрафные ставки гонорара являются видом штрафной неустойки.

Однако, рассматриваемое нами постановление Наркомпроса предусмртривает в отдельных, немногих случаях право автора на взыскание штрафных санкций и за нарушение личных неимущественных прав автора (п. п. 4, 13 и др.). Хотя В. И. Серебровский пишет, что и здесь говорится не о возмещении нематериального вреда, а об имущественных санкциях за нарушение некоторых неимущественных интересов, однако при этом возникает и материальное возмещение автору неимущественного вреда. Вряд ли такую цель преследовал закон об авторском праве РСФСР. Постановление Наркомпроса от 8 июня 1930 г. издано на основании статей 10 и 4 этого закона, говорящих об убытках и имущественных прав автора. О защите же неимущественных прав автора говорит ст. 11 того же закона, которая даже не упоминает о возможности в этих случаях требовать уплаты гонорара по особым ставкам. Если бы закон имел в виду распространить право на получение гонорара по таким

303


особым ставкам и на случаи нарушения неимущественных прав автора. io с'«. 11 быта бы излишней.

В силу этн\ соображении мы считаем, что право на

получение гонорара •по штрафным ставкам не может бьпь прсвдсгавлено за нарушение личных неимущественных прав автора и в этой части присоединяемся к соображениям, высказанным Б. С. Антимоновым, Е. А. Флейшиц и другими авторами, ранее нами упомянутыми.

На этом вопросе мы считали необходимым остановиться подробно потому, что сн имеет не только теоретический интерес, но и существенное значение для практики, особенно в плане пересмотра законодательства по авторскому праву.

Поскольку мы приходим к выводу, что нарушение личных неимущественных прав автора не может охра-нячься взысканием штрафных санкций, предусмотренных постановлением Наркомпроса от в июня 1930 г., постольку возникает вопрос, какие же средства охраны этих прав могут быть использованы судом для этой цели в силу ст. 11 закона об авторском праве РСФСР.

В литературе предложены следующие способы защиты нарушенных неимущественных правомочий автора Для охраны правомочия авторствапредъявление иска о признании автором произведения. Такой же иск может быть предъявлен в случае нарушения прав на неприкосновенность произведения. Если нарушено право на выпуск произведения в свет, и последнее опубликовано или поставлено без тех исправлений, которые требовал автор, последний может просить не только признания судом этих фактов, но и опубликования об этом сведений в печати. Кроме того, автор может требовать, чтобы суд обязал прекратить дальнейшее использование такого произведения, как например, снять с репертуара сценическое произведение, если осуществленная постановка исказила его сущность, воспретить печатание книги до устранения существенных дефектов, допущенных при ее подготовке к печати без согласия автора, либо, если книга напечатана, воспретить ее распространение и т. д.'

i М. В. Гордон Указанная монография, 1955, ce. 218, 219.

304


Некоторые авторы предлагают установить штраф за нарушение неимущественных правомочий, но взыскивать его в доход государства, однако не конкретизирую г этого предложения.'

Кроме исков о признании авторства, возможна предъявление исков об установлении фактов, что данные лица не являются авторами или соавторами произведении (когда истцы считают, что приписывание им авторства на те или иные произведения может повредить их репутации, как писателей, художников и т. д.). Если произведение выпушено в свет с несущественными искажениями текста ити заголовка, пропуском или искажением фамилии автора и т. п. дефектами, возможен иск о внесении необходимых исправлений путем замены отдельных страниц книги, помещения вкладных листов и проч.2

В судебной практике нередки иски, вытекающие нз-нарушенпя личных неимущественных правомочий авторов, причем они предъявляются либо самостоятельно-либо совместно с имущественными требованиями.

По иску переводчицы Т. к издательству и переводчице Р. о признании Т. автором перевода произведения" Сватоплука Чеха с чешского на русский язык и взыскании авторского гонорара за перевод Народный суд в решении от 1–2 июня 1954 г. установил, что истица заключила с издательством договор на указанный перевод в. октябре 1951 г. Перевод был представлен истицей издательству, которое в феврале 1952 г. заключило договор на редактирование этого перевода с Р. Последняя сделала правку перевода, а издательство предложило переводчице Т. принять Р. в качестве соавтора перевода, от чего» Т. отказалась н в июле 1952 года договор с издательством расторгла. Рукопись перевода Т. в издательстве была уничтожена, кроме двух глав, оставшихся у Т. с правкой Р., как редактора перевода. В сентябре 1952 г. Р. заключила с тем же издательством договор на перевод, избранных произведений Сватоплука Чеха, а в 1954 г. ?тот перевод был выпущен издательством в свет, при-

1 И. А. Г p и к г о л ь ц. Упомянутая диссертация, 1953, ce. 289,

290.

E П. Т о о к а н о в с к и и. Упомянутая диссертация, 1953,

с. 118. '• В. И. С е p е б p о в с к и и. Указанная монография, 1956^

ce. 268–270.

£05.


чем автором перевода была указана Р. Т. просила суд

признать ее автором перевода и взыскать гонорар в ее 'пользу на том основании, что пер ввод, представленный

Р., на 60 % совпадает с переводом, который сделала она, 'Т., и повторяет ее же ошибки. Народный суд признал Т.

автором 50 % перевода, обязал издательство уплатить

-гонорар и сделать публикацию о том, что соавтором перевода является Т., предоставив издательству право регресса к Р. Решение это оставлено в силе Московским городским судом, который лишь устранил допущенную в решении арифметическую ошибку.'

Иски о признании авторства не всегда бывают обоснованными.

По иску переводчика М. к издательству и переводчи-

-ку Б. народный суд установил, что в 1949 г. Казахское издательство выпустило повесть автора С. в переводе М. под редакцией Б. В 1953 г. то же издательство выпустило ту же повесть, того же автора, но под другим названием в переводе Б., причем автор С. не согласился на переиздание его повести в переводе прежнего переводчика М., считая перевод последнего недоброкачественным и неряшливым, просил издательство поручить перевод Б. и авторизовал последний. Истец М. мотивировал иск тем, что Б. взял его перевод, переставил фразы и абзацы, завуалировав совершенный плагиат. Однако экспертиза, в

-состав которой входил также и эксперт, предложенный -М., единогласно признала, что Б. выполнил перевод самостоятельно, хотя и по подстрочнику, с большим мастерством. Народный суд отказал М. в иске и о признании его автором перевода и во взыскании гонорара. Московский городской суд 27 января 1958 г. оставил кассационную жалобу М. без последствий.2

В упомянутых нами монографиях и диссертационных работах приведен ряд других примеров из судебной практики, причем суды, как правило, в своих решениях стремятся теми средствами, которые имеются в их распоря-

1 Решение Народного суда 1 участка Баумановского района Москвы от 1–2 июня 1954 г. .по ладу № 12–789 « определение Московского городского суда от 23 июля 1954 г.

2 Решение Народного суда 4 участка Советского района Москвы от 27 декабря 1957 г. по делу № 149 и указанное определение Московского городского суда.

306


жении, восстановить нарушенные личные неимущественные интересы авторов.

Недоумение вызывает, однако, следующее дело. Па иску Управления по охране авторских прав Союза советских художников, представляющего интересы художника Ч., к издательству «Молодь» народный суд установил, " что издательство в 1956 г. выпустило книгу с рисунками художника Ч., однако на обороте титульного листа были указаны в качестве авторов рисунков художники С. и Я. Истец просил суд обязать ответчика дать публикацию-в газете о допущенной ошибке и взыскании гонорара. После предъявления иска ответчик перевел следуемый" гонорар, а суд отказал в иске и о взыскании гонорара, к о публикации в газете об ошибке. По кассационной жалобе истца Киевский областной суд вынес определение об-оставлении кассационной жалобы без последствий на том основании, что «требование кассатора обязать ответчика произвести публикацию в газете о допущенной ошибке не вытекает из постановления ЦИК и CH'K Украинской ОСР от 6 февраля 1929 г. «Об авторском праве».'

Хотя в указанном законе и не содержится статьи, аналогичной упомянутой нами ст. 11 закона об авторском праве РСФСР, прямо предусматривающей защиту неимущественных интересов авторов, однако охрана важнейшего личного неимущественного права автораего авторства несомненно вытекает из ст. 7 «Основ», из упомянутого закона об авторском праве УССР от 6 февраля 1929 г. в целом и, наконец, из ст. 1 Гражданского» кодекса УССР.

Кроме исков,'непосредственно вытекающих из на-^шения личных неимущественных и имущественных правомочий авторов, связанных с авторскими договорами либо с бездоговорным использованием произведений авторов, следует отметить и другие виды исков, которые однако. имеют место значительно реже. Сюда относятся иски о получении недолжного, когда один из наследников получил, кроме причитающейся ему доли гонорара, также и долю, следуемую другому наследнику, либо когда управление по охране авторских прав ошибочно переве-

Решение Народного суда 4 участка Сталинского района

Г К^ооо г.» 1-7 ,..„„.. inC-7 - –– --–. »г " "~.

г. Киева от 17 июля 1957 г. по делу №2–374 и определение Киевского областного суда по тому же делу от 5 сентября 1957 г.

307


-ло одному автору гонорар, причитающийся другому. "В. И. Серебровский приводит в этой связи пример – по-.лучение соавтором гонорара, причитающегося другому со-.автору, и считает возможным использование автором вин-.дикационного иска, «если рукопись, картина, скульптура и т. п. ...попадут в чужое незаконное владение» и негатор-ного иска.1 Эти замечания, по нашему мнению, являются

-справедливыми в части виндикационного иска и недостаточно убедительны в отношении негаторного.

Не вызывает разногласий в литературе вопрос о возмещении ущерба автору, причиненного утратой издательством единственной рукописи. Хотя издательство и отклонило требование, суд правильно признал, что утрата единственного экземпляра рукописи причинила автору материальный ущерб и удовлетворил иск в сумме, которая, по мнению суда, могла быть получена автором в случае издания произведения.2

Мы не останавливаемся на широких процессуальных -льготах, предоставленных Гражданским процессуальным кодексом РСФСР (и других союзных республик) авторам – о недопустимости обращения взыскания на самое авторское право, а только на гонорар, освобождении от оплаты судебной пошлины и расходов по делу и ряде других льгот. Хотя эти льготы сближают процессуальное положение автора, не работающего в социалистической организации, с положением рабочего и служащего в гражданском процессе, однако в судебной практике проводится и существенное различие между последними и .авторами, не состоящими в трудовых отношениях. На упомянутых авторов не распространяется ст. 254-д Гражданского процессуального кодекса РСФСР, не допускающая, как правило, поворота решения, по которому рабочему или служащему были выплачены суммы.3 На иски из авторских договоров не распространяются сокращен-

1 В. И. С е p е б p о в с к и и. Указанная монография 1956,

ce. 266, 267. а Определение Гражданской кассационной коллегии Верховного

Суда РСФСР от 9 августа 1929 г. Судебная практика РСФСР

1929, № 21.

3 Определение судебной коллегии по гражданским делам Bs^i-ховного Суда СССР от 28 февраля 1951 г. по делу № 36/200–

Сборник «Авторское .право на литературные произведения»

под редакцией Л. М. Азова и С. А. Шацилло. 1951, ce. 110, HI.

308


"ные сроки исковой давности, установленные для исков о заработной плате, а должен применяться трехлетний срок давности, предусмотренный Гражданским кодексом.1

Известную роль в охране личных неимущественных и имущественных прав авторов играют жалобы авторов и творческих союзов, к которым они принад-.лежат, в вышестоящие организации, которым подчинены издательства, зрелищные предприятия и проч., использовавшие произведения авторов. Никакого специального порядка для подачи и рассмотрения таких жалоб не установлено. Подача такой жалобы не лишает права обращения в суд. Несомненно, что правовая регламентация административного порядка рассмотрения этих жалоб способствовала бы сокращению числа судебных споров и ускорению их рассмотрения.

Уголовно-правовая охрана авторских прав предусмотрена ст. 177 Уголовного кодекса РСФСР, соглас-ло которой «...самовольное использование литературных, музыкальных и иных художественных и научных произведений с нарушением закона об авторском праве» карается исправительно-трудовыми работами на срок до трех месяцев или штрафом до одной тысячи рублей (СУ РСФСР 1931 г., №59, ст. 429). Такая диспозиция ст. 177 дает возможность, казалось бы, широкого ее применения для охраны авторских прав, однако судебная практика пошла по противоположному пути и привела к тому, что эта норма уголовного закона фактически бездействует.

Установление уголовной ответственности за нарушение авторского права не сразу вошло в уголовное законодательство. Соответствующая норма отсутствовала в Уголовном кодексе РСФСР, введенном в действие с 1 нюня 1922 г. (СУ РСФСР 1922 г., № 15). В Уголовном кодексе, введенном в действие с 1 января 1927 г. (СУ РСФСР 1926 г., № 80) ст. 177 гласила: «Самовольное пользование изобретением с нарушением правил, установленных в законах о патентах на изобретения, а равно самовольное использование литературных, музыкальных и иных художественных или научных произведений с нарушением закона об авторском праве–принудительные

) Сборник постановлении и определений Верхсуда СССР 1940 г. 1941 г., с. 288.

309


работы на срок до трех месяцев или штраф до одной тысячи рублей».

Пленум Верховного Суда РСФСР 19 ноября 1928 г. разъяснил, что эта норма подлежит применению тогда, когда нарушения состоят «в умышленном видоизменения чужого произведения, злостном извращении или злостном использовании», а все остальные случаи нарушения авторских прав должны рассматриваться в гражданском порядке. Это разъяснение не вытекает из текста указанной нормы и резко сузило возможность ее применения-Надо полагать, что если бы законодатель признал его правильным, то 30 августа 1931 г., когда постановлением ВЦИК и СНК РСФСР (СУ РСФСР 1931 г., 59> ст. 177 УК была принята в новой редакции, предложенное Верховным Судом РСФСР разъяснение должно было найти соответствующее отражение. Однако изменения коснулись только первой части статьи, не имеющей отношения к авторскому праву. Никаких иных изменений в статью 177 УК РСФСР законом 1931 г. внесено не было-Следовательно законодатель не нашел нужным вносить поправки, предложенные Верховным Судом РСФСР, а потому, логически рассуждая, постановление последнего от 19 ноября 1928 г. нельзя применять. Остается неясным» в силу каких соображений ст. 177 УК РСФСР судебной практикой и теперь трактуется ограничительно, вопреки ее тексту, а потому фактически не применяется. В связи с кодификацией уголовного законодательства вопрос об. уголовной ответственности за нарушение авторского права заслуживает пересмотра.

М. В. Гордон считает, что у нас нет оснований для деления нарушений авторских прав на две группы: плагиат и контрафакцию, которой у нас нет, и правильнее будет деление на нарушения имущественных и личных неимущественных прав.1

.Предлагаемое М. В. Гордоном деление является более приемлемым, так как плагиат и контрафакция не' исчерпывают вс&х видов нарушений авторских прав, однако вряд ли можно согласиться с тем, что у .нас совершенно нет контрафакции. Если считать контрафакцией «умышленное использование чужого произведения вопре-

См. М. В. Гордо к. Упомянутая монография, 1955 г., с. 216-

310


•ки воле автора»', а плагиатом«сознательное воспроизведение под своим именем или под именем других лиц чужого произведения»,2 или «присвоение чужого авторства».3 то такие нарушения, к сожалению, имеют у нас место. Не всегда достаточно ограничиваться для борьбы с этими нарушениями гражданскими исками, и отнюдь не исключается необходимость уголовно-правовой охраны авторских прав.

Как уже отмечено нами интересы социалистических 'организаций, вступающих в правоотношения с авторами по поводу создания и использования произведений последних, регулируются специально только нормами типовых договоров издательского, постановочного, киносце-

•нарного и некоторыми особыми постановлениями.

В типовом издательском договоре правомочия издательства и обязанности автора выражены в параграфах 1, 3, 7 с примечаниями, 9 с примечанием, 11 часть 2-я с

•примечаниями, 12, 15, 16, 17с примечанием, 18 и 24. Осуществление издательством предоставленных ему правомочий и выполнение автором лежащих на нем юридических обязанностей обеспечивается следующим образом.

1) Издательство вправе расторгнуть договор с автором в случаях: а) непредставления рукописи в обусловленный договором срок с добавлением льготных сроков;

'•б) мотивированного отказа издательства от произведения по непригодности и в) отказа автора от исправления и устранения недостатков произведения. Во всех этих случаях издательство вправе расторгнуть договор по одностороннему заявлению.

2) Издательство вправе предъявить иск о возврате

•аванса, выплаченного автору в случаях: а) признания

•судом недобросовестности автора в исполнении его труда, б) непредставления рукописи в обусловленный договором срок, если суд признает неуважительными причины нарушения сроков; в) отказа автора от внесения исправлений,, которые потребовало издательство и г) заключения ав-

1 А. А. П и о н т к о в с к и и и В. Д. М е н ь ш а г и н. Курс советского уголовного права. Особенная часть, т. 1, 1955. с. 793. Аналогичное определение. Юридический словарь, т. 2, 1956, с. 511.

2 А. А. Пионтковскяй и В. Д. Меныыагин. Там же, с. 793. Более пязвернутое определение см. Юридический словарь. т. 2, с. 129.

3 А. И. В а к с б е p г. Издательство и автор, 1958, изд. 2, с. 101. 311


тором в течение срока действия договора самим или через другое лицо на то же произведение другого договора с иным издательством без согласия первого. В этом последнем случае, кроме аванса, издательство вправе взыскать с автора убытки от понесенного нарушения в размере. определяемом судом.

3) Издательство вправе предъявить иск об отнесении за счет автора расходов издательства: а) по уплате типографии за простой, вследствие задержки автором без, уважительных причин корректуры (§ 17 и примечание) и б) стоимости правки авторской корректуры по вине автора в сумме, превышающей 10% стоимости набора (§ 18). В обоих случаях относимые за счет автора суммы не могут превышать 20% следуемого ему гонорара. Во. втором из указанных случаев не упомянуто о необходимости для издательства обратиться в суд, однако надо полагать, что и во втором случае, как и в первом, необходимо решение суда.

Типовой постановочный договор на драматическое произведение предусматривает охрану правомочий социалистических организаций от нарушений со стороны авторов следующими способами-

1) Театр вправе расторгнуть договор и взыскать с автора все полученное по договору, включая аванс, » случаях:

а) непредставления театру произведения по вине автора в сроки, обусловленные договором (§§ 3, 6, 10 n.

);

б) несоответствия произведения      творческой заявке-
(§§ 2 и 10 п. «б»);

в) отказа автора от исправлений, заявленных в соответствии с договором (§§ 6 и 10 п. «в»);

г) привлечения автором без согласия театра других. лиц для написания произведения (§§ 10 п. «г»);

д) признания судом недобросовестности автора в. исполнении заказанного труда (§ 10).

2) Театр вправе расторгнуть договор, взыскать.с автора авансы и понесенные от нарушения убытки, размер которых определяется судом, если автор без согласия театра, с которым он заключил постановочный договор, разрешит публичное исполнение своего произведения другому театру того же города до первой постановки шш истечения срока на таковую (§§ 7 и 12). 312


3) Театр вправе независимо от расторжения договора взыскать с автора полученное им единовременное вознаграждение по постановочному договору в следующих -случаях:

а) если автор с согласия театра, с которым у него есть постановочный договор, заключил постановочный договор на то же произведение с другим театром, но получил вновь по этому договору единовременное вознаграждение (§§ 9, 12 и 13);

б) если театр заключил с автором договор на постановку его произведения, а автор не уведомил театр о наличии у него договора с издательством на то же произведение, не указал дату сдачи рукописи издательству и произведение вышло в свет до того, как было поставлено на сцене или до истечения срока на его постановку. (Инструкция по применению постановления Совета Министров РСФСР от 20 апреля 1957 г. № 325 «Об авторском гонораре за драматические и музыкальные произведения», утвержденная постановлением Совета Министров РСФСР 5 ноября 1957 г. № 1208, статья 71);

4) Театр вправе в случае непригодности произведения расторгнуть договор с автором, но аванс сохраняется за автором, если судом не будет признана недобросовестность автора в исполнении произведения.

Типовой сценарный договор (для художественных фильмов) предусматривает следующие способы охраны правомочий киностудии от нарушений со стороны авторов.

1) Киностудия вправе расторгнуть договор и взыс-скать с автора все полученные им по договору суммы, включая аванс, в следующих случаях:

а) при непредставлении автором сценария в сроки,

•обусловленные договором (§§ 4, 7 и 9 п. «а») ;

б) в случае несоответствия сценария либретто творческой заявке, приложенным к договору (&^ ^ и 9 п. «б») ;

в) при отказе автора от исправлений и переделок

•сценария, если требования заявлены киностудией в соответствии с договором (§§ 7 и 9 п. «в») ;

г) в случае привлечения автором для написания сценария соавторов без согласия киностудии (§ 9);

д) если судом будет признана недобросовестность автора при создании сценария (§ 9).

313


2) Киностудия вправе в случае непригодности киносценария в идейно-художественном отношении расторгнуть договор с автором, но без взыскания аванса, если' судом не будет признана недобросовестность автора при создании сценария (§ 10).

Таковы основные гражданско-правовые'способы охраны правомочий социалистических организаций, вступающих в правоотношения с авторами произведений;

науки, литературы и искусства, в связи с созданием и использованием таковых.

Нам представляется, что необходима унификация этих способов и обеспечение большей эффективности их" применения.

В охране авторских правомочий важную роль играют творческие союзы авторов и специальные органы этих союзов управления по охране авторских прав. Наиболее крупным из них является Всесоюзное управление по охране авторских прав Союза писателей^ СССР, имеющее разветвленную сеть отделений и уполномоченных по Союзу ССР. В соответствии с положением, утвержденным Секретариатом Союза писателей СССР от 1 июля 1954 г., это управление, сокращенно именуемое ВУОАП, осуществляет надзор за своевременной уплатой' зрелищными предприятиями отчислений от сборов за' публичное исполнение произведений авторов в их по1ьзу„ а равно отчислений в Литературный фонд СССР и Музыкальный фонд СССР и содействует авторам писателям и композиторам в получении других видов авторского гонорара. Кроме этчх функций, ВУОАП ведет работу по оказанию правовой помощи писателям и композиторам, ведению их судебных дел и т. п.

В связи с пересмотром законодательства и его кодификацией мы считаем целесообразным внесение следующих изменений и дополнений по вопросу об охране-правомочии авторов, а также и социалистических организаций, вступающих с ними в авторские правоотношения.

Главную роль в охране гражданских авторских правоотношений должны играть гражданско-правовые-способы защиты правомочий и авторов, и социалистических организаций, как участников этих правоотношений. Ведущее значение в этой охране должно принадлежать искам, вытекающим из авторских договоров; общие принципы охраны следует сформулировать в законе.

314


Мы считаем, что в законе должны быть перечислены те личные неимущественные, а также и имущественные права авторов, которые защищаются путем предъявления к нарушителям гражданских исков.

Конкретизацию каждой из этих групп авторских прав, пользующихся охраной, следует дать в типовых авторских договорах.

Установив в законе необходимость заключения авторских договоров в соответствии с типовыми, надо указать, что за исключением случаев особо оговоренных в законе, возможно доказывание наличия договора и свидетельскими показаниями, и конклюдентными действиями.

Если су^ признает наличие авторского договора между сторонами, который не был надлежащим образом оформлен, то следует применять соответствующие параграфы типовыл авторских договоров. Такой же порядок должен быть установлен в те\ случаях, если условия заключенного авторского договора противоречат условиям типового договора.

Если ставки авторского гонорара подлежат установлению по соглашению сторон, но установлены не были, таковые определяются судом.

Для того, чтобы авторские договоры стали более эффективным средством защиты интересов сторон и обеспечения договорной дисциплины, следует ввести во все типовые авторские договоры дифференцированные санкции и обязанность возмещения убытков, причиненных нарушением договорных обязательств с тем однако, чтобы размеры санкций и пределы возмещения убытков, возлагаемых на авторов, были бы для них посильными. Суду должна быть предоставлена возможность в исключительных счучаях снижать сумму санкций и размеры возмещения убытков, которые причитаются с добросовестных авторов.

Санкции, установленные за нарушение имущественных правомочий сторон в договоре, должны взиматься с виновной стороны в пользу правой. Санкции эти могут устанавливаться в различных формах, в том числе и в виде повышенных ставок авторского гонорара.

Санкции за нарушение личных неимущественных правомочий должны взыскиваться в доход государства. Кроме этих санкций, в самом законе надлежит дать при-

315


мерный перечень тех мер, которые могут применяться судом для восстановления нарушенных личных неимущественных интересов авторов и прекращения этих нарушений в дальнейшем. Суду надо предоставить право« установления прогрессирующего штрафа в доход государства на случай невыполнения либо просрочки в выполнении решений судов, обязывающих к совершению действий (или воздержанию от таковых) для охран'.) личных неимущественных интересов авторов.

В законе следует оговорить, что указанные санкпя,'. п иные меры за нарушение как имущественных, так рав -ко и лпчных неимущественных интересов авторов до1жн'>, применяться судом и в тех случаях, когда суд признасч наличие авторских правоотношений между сторонами при отсутствии договора.

Целесообразно, по нашему мнению, указать в законе в общей форме и конкретизировать в типовых договорах порядок возмещения ущерба, причиненного автору утратой или порчей материального предмета, в котором-воплощено произведение автора.

Следует подтвердить в законе, что па сппрьт, возни'-кающне из гражданских авторских правоотношении, должен распространяться общий трехлетний срок исковой" давности и не подлежит применению правило, установленное ст. 254-д Гражданского процессу альчого кодекса РСФСР, о недопустимости поворота решений по трудовым делам, если рабочему или служащему были выплачены по таким решениям суммы.

Целесообразно, на наш взгляд, повысить роль административного права в сокращении судебных споров по авторским правоотношениям. Следует указать в законе на обязанность тех органов, которым подчинены организации, использующие авторские произведения, рассматривать жалобы авторов и их творческих союзов ß определенные короткие сроки и принимать соответствующие решения по жалобам, обеспечивая их немедленное исполнение подчиненными организациями в тех нередких случаях, когда жалоба обоснована, и дело настолько ясно, что не требует рассмотрения его судом. Если жалоба окажется неосновательной, то мотивированный отка^ может убедить автора и предотвратить предъявление необоснованного'иска в суде. Разумеется отказ по жалобе-не должен лишить автора права обратиться в суд.

aie


Судебная практика совершенно неосновательно ликвидировала уголовно-правовую охрану прав авторов, Нельзя игнорировать социальную опасность преступных нарушений авторского права, требующих иногда' применения суровой репрессии к виновным. Преступле--ния в этой области не ограничиваются плагиатом и контрафакцией. Имеет также место «принудительное соавторство», нередко перерастающее во взяточничество, которое несомненно должно преследоваться в уголовною порядке. В печати сообщалось о случаях использования чужих произведений под своим именем с вынужденного согласия автора (особая форма плагиата). Практике известны и такие преступления, которые не прямо, а косвенно нарушают авторское право, когда у авторов берут взятки за издание, постановку либо использование иными способами их произведений.

Конечно, у нас эти преступления в области авторского права неизмеримо реже имеют место, чем в капиталистических странах, но они должны быть совершенно ликвидированы. Для борьбы с этими преступлениями необходимо не только отменить ограничительное толкование ст. 177 У К РСФСР, но расширить ее диспозицию всеми имеющими место видами преступных нарушений в области авторского права, усилить санкции и дифференцировать их.

В целях усиления охраны правомочий социалистических огранизаций, вступающих в правоотношения с авторамп, следует, по нашему мнению, не ограничиваться'. указанием только в типовых договорах мер, которые эти организации вправе предпринимать по отношению к ав-TOpaMi, не выполняющим свои обязанности. Надо вынести за скобки те меры воздействия, которые являются;

общими для всех типовых доювиров и указать эти мерэГ в законе: а) право расторжения договора по одностороннему заявлению без обратного взыскания аванса, а также убытков и неустойки, б) расторжение договора со' взысканием выданного аванса, в) расторжение договора со взысканием не только аванса, но и убытков (в ограниченных пределах) и г) расторжение договора со взысканием аванса и. взамен убытковнеустойки (в пределах, посильных для автора).

В частности, в случае признания судом недобросовестно^-и зв',ра в выполнении договора, с него следует

317


взыскивать не только аванс, но и неустойку, что должно быть оговорено и в законе, и в авторских договорах.

Если по договору заказа была установлена ставка оплаты авторского гонорара, превышающая минимальную (средняя или высшая), а окажется, что созданное автором произведение по своему достоинству не будет соответствовать этой ставке гонорара, социалистическая организация, заключившая договор заказа, должна иметь лраво ставить в суде вопрос о применении соответствующей более низкой ставки гонорара, но не ниже минимальной, разумеется, если произведение по своему достоинству может быть принято к использованию. Автору в этих случаях при несогласии со снижением категории ставки гонорара должно быть дано право отказаться от договора с возвратом всех полученных по договору сумм.

В целях сокращения судебных споров, связанных с применением категории ставок авторского гонорара представляется целесообразным допустить следующий порядок. При наличии согласия обоих участников спора определение категории ставок гонорара на данное произведение поручается ими комиссии в составе равного количества представителей обоих сторон под председательством лица избранного этими представителями. Решение комиссии по этому вопросу принимается по большинству голосов и является окончательным. Если сторояы не согласны с таким порядком решения спора, либо если их представители не согласятся относительно кандидатуры председателя комиссии, либо не вынесут решения, определение категории ставок производится судом по иску заинтересованной стороны.

31а


.ГЛАВА IV ТРУДОВЫЕ АВТОРСКИЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ

В предшествующей главе мы рассмотрели вопрось* правового регулирования авторских отношений, возникающих у авторов произведений науки, литературы и искусства в силу авторских договоров и других юридических:

фактов, предусмотренных нормами гражданского (авторского) права, с социалистическими организациями (или гражданами) по поводу создания и использования этих. произведений.

При этом мы исходили из понимания авторского правоотношения (и всякого иного правоотношения) как комплекса корреспондирующих правомочий и юридических:

обязанностей, составляющих одно целое. В основном эти:

правомочия и обязанности регулируются нормами гражданского (авторского) права, но частично и нормами административного, гражданского процессуального, финансового и иных отраслей права; однако это не мешало нам:

считать данные авторские правоотношения гражданскими,. поскольку их главным регулятором были нормы гражданского права.

Однако не все авторские правоотношения можно отнести к группе гражданских авторских правоотношений. У авторов могут также возникать авторские правоотношения с социалистическими организациями, в которых они состоят штатными (либо нештатными) работниками, если:

создание произведений науки, литературы и искусства входит в круг их служебных обязанностей. Каждое из этих авторских правоотношений мы также рассматриваем:

а1»


как единый комплекс правомочий и юридических обязанностей. Правовое регулирование отношений этой группы лишь в незначительной степени осуществляется нормами гражданского (авторского) права, а основную роль играют нормы трудового права. Мы считаем, что нельзя оставлять без внимания эту обширную группу авторских отношений, имеющую свои специфические особенности по сравнению с первой группой авторских отношений.

Главным регулятором авторских отношений этой второй группы являются нормы трудового права, а не гражданского (авторского) npaia.

Анализ оснований розникновения авторских правоотношений этой второй группы, их субъектов и объектов, правомочий и юридических обязанностей участников и способов защиты правомочий должен показать, является ли обоснованным и целесообразным выдвинутое нами предложение о делении авторских правоотношений на две группы гражданских и трудовых.

§1. Основания возникновения трудовых авторских правоотношений, их субъекты и объекты

Основанием возникновения трудовых авторских правоотношений является трудовой договор автора с социалистической организацией, в силу которого автор обязуется создавать произведения науки, литературы или искусства по заданию организации, в которой он состоит на работе. Как правило такие договоры имеют 'место с авторами штатными работниками, но в отдельных случаях и с авторами, не состоящими в штате организации.

Если создание произведений науки, литературы или искусства входит в круг обязанностей автора нет надобности в заключении специального договора, а достаточно соответствующего служебного задания. Если же эта творческая деятельность не связана с должностью, занимаемой автором, такая обязанность может быть возложена на автора только по особому с ним договору. И в первом, и во втором случае на авторов распространяются полностью нормы трудового законодательства и обязанность подчиняться установленному для них трудовому режиму. Если создание произведений интеллектуального творчества является единственной служебной обязанностью авто-

320


pa, то трудовые авторские правоотношения и вытекающие яз них правомочия и обязанности возникают с момента зачисления на работу автора и существуют в процессе подготовки к созданию произведения ^составление плана работы, проспекта, эскиза, собирание материалов и т. д.), во время трудового отпуска, болезни и проч.

Трудовые авторские правоотношения, как и все трудовые правоотношения являются относительными, возникая между автором и той социалистической организацией, в которой он состоит на работе.

Характер трудовых авторских правоотношений не изменяется, если автор работает по совместительству, либо временно, поскольку и в этих случаях автор создает произведения в силу служебного задания и обязан соблюдать установленный трудовой режим.

Сложнее обстоит вопрос с авторскими правоотношениями, возникающими у организаций с авторами, не состоящими в штате. По нашему мнению, нельзя отрицать возможности и таких трудовых авторских правоотношений. • (

О них говорит приведенное нами в первой главе постановление Наркомтруда СССР от 11 ноября 1929 г. «Об условиях труда работников искусств, печати и просвещения, обслуживающих нанимателя по отдельным заданием». Оно распространяет нормы трудового законодатель-с1ва за указанными в постановлении изъятиями на художников, скульпторов, архитекторов, композиторов, корреспондентов, фельетонистов, очеркистов и других творческих работников, если они не заключили договоров, предусмотренных законодательством об авторском праве, либо получают повременное твердое вознаграждение и обязаны выполнять норму выработки, а также ьа рабкоров, селькоров, работников искусств, выполняющих кратковременные работы либо заказы, для личных нужд заказчика. Устанавливая ряд ограничений трудового законодательства для работников, подпадающих под действие этого постановления,и конкретизируя условия их труда, последнее не говорит о каких-либо личных неимущественных правах авторов на созданные ими произведения. Однако нельзя сделать такого вывода, что эти права авторов регулируются нормами авторского права. Дело в том, что пункт «б» ст. 3 указанного по-

321