Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Мозолин В.П. Корпорации, монополии і право в США. -М.: Изд-во Мос.гос.ун-тета,

1966. -394с.

 

в. п. мозолин

 

КОРПОРАЦИИ, МОНОПОЛИИ И ПРАВО В США

 

ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1966

 

В настоящей работе с позиций марксистско-ленинской науки дается всесторонний

анализ действующего федерального и штатного законодательства США по вопросу о

предпринимательских корпорациях, приводится обширная судебная практика по

применению данного законодательства, подвергаются критике современные

буржуазные правовые теории о сущности корпораций, направленные на защиту

интересов крупных монополий. В отдельной главе раскрывается демагогичный

характер антитрестовского законодательства. На примере исследования конкретных

положений законов показывается правовая основа, используемая для установления

господства крупных корпораций и монополий в США, и разоблачается реакционная

роль монополий в жизни американского общества.

 

Работа написана на основе правовых и экономических материалов, собранных

автором в США. Издание рассчитано на научных и практических работников,

аспирантов и студентов юридических вузов, а также всех других лиц,

интересующихся проблемами правового и экономического положения корпораций и

монополий в США.

 

Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Московского

университета

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Введение...3

 

Глава 1. История развития законодательства о корпорациях В США ...24

 

 1. Законодательство о корпорациях в период образования США...24

 2. Законодательство о корпорациях в период промышленного переворота и расцвета свободной конкуренции...33

 3. Законодательство о корпорациях в период становления и господства империализма в США...37

 

Глава II. Понятие предпринимательской корпорации по действующему праву ...47

 

 

 1. Область применения корпоративной формы в США...47

 2. Определение и отличительные признаки предпринимательской корпорации...50

 3. Преимущество корпораций перед другими формами предпринимательской деятельности...54

 

Глава III. Предпринимательская корпорация как юридическое лицо...58

 

 1. Исторические корни концепции юридического лица...58

 2. Понятие юридического лица в современном праве США...59

 3. Правосубъектность предпринимательских корпораций в области гражданских и торговых правоотношений...69

 4. Иные аспекты правосубъектности корпораций .  .   .    78

 

Глава IV. Буржуазные теории о понятии н сущности корпораций ...89

 

 1. Общие положения...89

 2. Юридико-технические теории...90

 3. Юридико-социальные теории...98

 

Глава V. Советская правовая наука о понятии и сущности корпораций ...120

 

Глава VI. Источники действующего права о предпринимательских корпорациях...129

 

 1. Закон ...129

 2. Акты административных органов...135

 3. Судебная практика...137

 

Глава VII. Образование корпораций ...139

 

 1. Вводные замечания...139

 2. Экономические мероприятия по образованию корпорации (promotion)...141

 3. Правовая характеристика отношений, возникающих в связи с подпиской на акции ...144

 4. Правовая природа договоров, заключаемых организаторами корпорации с третьими лицами...149

 5. Отношение организаторов корпораций с корпорациями    156

 6. Выбор штата инкорпорации. Учредители корпорации...160

 7. Разработка устава корпорации и его регистрация...164

 8. Организационные мероприятия, завершающие образование корпорации ...169

 

Глава VIII. Финансовая структура капитала корпораций...174

 

 1. Общая характеристика ...174

 2. Акционерный капитал...176

 3. Займы...178

 4. Тенденция к сближению правового положения акционеров и облигационеров...181

 5. Соотношение акционерного капитала и займов в общей системе капиталовложений корпораций...185

 6. Облигации...189

 7. Гибридные фондовые бумаги ...192

 

Глава IX. Акции ...196

 

 1. Понятие акции ...196

 2. Обыкновенные акции ...204

 3. Общая характеристика привилегированных акций...206

 4. Привилегированные акции и гарантии...208

 5. Цена акций и выплачиваемое за них вознаграждение...214

 6. Ответственность акционеров в случае частичной или полной неоплаты стоимости полученных акций...219

 7. Выпуск акций...226

 8. Право акционеров на преимущественную покупку вновь выпускаемых акций ...229

 9. Свидетельства об акциях. Иные бумаги, связанные с акциями...233

 

Глава X. Участие акционеров в контроле и руководстве корпорациями...236

 

 1. Основные права акционеров в контроле и руководстве корпорациями...237

 2. О юридической силе решений акционеров, принимаемых по вопросам, входящим в компетенцию правления директоров корпорации ...242

 3. Принцип голосования акционеров в корпорациях...245

 4. Собрания акционеров ...246

 5. Голосование по доверенности...249

 6. Система голосования...255

 7. Соглашен.ия акционеров по вопросу о голосовании в корпорациях...258

 8. Право акционеров на ознакомление с документацией корпораций...262

 9. Иски акционеров...265

 

Глава XI. Управление корпорациями...271

 

 1. Общая структура органов управления корпорациями...271

 2. Состав правлений директоров корпораций и порядок их функционирования...274

 3. Права правления директоров...280

 4. Комитеты правления директоров...282

 5. Управляющие корпораций и их права...285

 

Глава XII. Обязанности директоров и управляющих корпорацией...294

 

 1. Общая характеристика...294

 2. Должная степень заботливости (duty of саге)...297

 3. Лояльное отношение к корпорации (duty of loyalty)...300

 4. Сделки, совершаемые заинтересованными и общими директорами и управляющими корпораций...302

 5. Использование возможностей, принадлежащих корпорации...304

 6. Недобросовестная конкуренция директоров и управляющих с корпорацией...306

 7. Ущемление прав меньшинства акционеров...307

 8. Сделки по купле-продаже акций...308

 9. Сделки по продаже контроля а корпорациях...311

 10. <Самовознаграждение> директоров и управляющих...314

 11. Ответственность директоров и управляющих...321

 

Глава XIII. Основные особенности управления закрытыми корпорациями...324

 

 1. Общая характеристика ...324

 2. О характере соглашений акционеров по объединению голосующих акций ...325

 3. Повышенные требования в отношении кворума и процента подаваемых <за> голосов ...327

 

 4. Ограничения, вводимые в отношении передачи акций...329

 5. Способы разрешения конфликтов в закрытых корпорациях...332

 

Глава XIV. Дивиденды ...336

 

 1. Общие положения...336

 2. Методы индивидуализации дивидендных фондов корпораций...339

 3. Фонды корпораций для выплаты дивидендов...343

 4. Правовые основания получения дивидендов акционерами ...348

 5. Дивиденды по привилегированным акциям...353

 

Глава XV. Прекращение корпораций...359

 

 1. Общие положения...359

 2. Реорганизация корпораций...360

 3. Отчуждение корпорациями принадлежащего им имущества. Продажа акций другим корпорациям...363

 4. Право акционеров на получение стоимости акций. Другие возможные права...365

 5. Ликвидация корпораций...369

 6. Права держателей .привилегированных акций при ликвидации корпораций...373

 

Глава XVI. Крупные корпорации и антитрестовское законодательство ...377

 

 1. Степень воздействия антитрестовского законодательства на крупные корпорации...377

 2. Неразумные способы ограничения междуштатной торговли и торговли с иностранными государствами...382

 3. Разумные способы ограничения междуштатной торговли и торговли с иностранными государствами...387

 

 

 

Введение

 

Одной из важнейших задач советской правовой нау-

ки в период развернутого строительства коммунизма яв-

ляется борьба с буржуазной идеологией. <Мирное сосу-

ществование государств с различным социальным стро-

ем,-говорится о Программе КПСС,-не означает ос-

лабления идеологической борьбы. Коммунистическая

партия и впредь будет разоблачать антинародную, реак-

ционную сущность капитализма и всяческие попытки

приукрасить капиталистический строй>. (*1).

 

В свете поставленных партией задач по разоблаче-

нию буржуазной идеологии пер.востепенное значение

приобретает показ реакционной сущности монополий, в

первую очередь американских, являющихся оплотом

международной реакции.

 

Монополии составляют экономическую основу совре-

менного капитализма. Именно поэтому буржуазные пра-

воведы, экономисты, философы основные свои усилия в

настоящее время сосредоточили на защите монополисти-

ческого способа ведения хозяйства в капиталистических

странах. Они всячески рекламируют якобы прогрессив-

ную роль монополий в развитии современного буржуаз-

ного общества, пытаясь опровергнуть учение марксизма-

ленинизма о том, что монополистический капитализм как

система ведения хозяйства исторически уже изжил себя

и давно вступил в период своего заката и гибели.

 

(**1) <Программа Коммунистической партии Советского Союза>. М.,

Госполитиздат, 1961, стр. 122.

 

-3-

 

Защитники американского монополистического капи-

тализма обычно прибегают к следующим четырем

способам аргументации своих антинаучных выводов.

 

Во-первых, они ссылаются на уровень экономиче-

ского развития, достигнутый США, сознательно умалчи-

вая при этом или же неправильно истолковывая те во-

пиющие отрицательные черты, которые органически при-

сущи монополистическому капитализму (хроническая

безработица, кризисы, усиление эксплуатации трудящих-

ся масс, дальнейшее разорение фермерства, замедленные

темпы развития экономики, постоянное удорожание сто-

имости жизни, грабеж монополиями других стран и на-

родов и т. п.).

 

Во-вторых, они умышленно извращают сущность

марксистско-ленинского учения об объективных законах

развития буржуазного общества в период монополисти-

ческого империализма, о реакционном характере и роли

монополий в США.

 

В-третьих, утверждают, что марксистско-ленинский

анализ монополистического капитализма якобы совер-

шенно неприменим к современному положению в США,

поскольку-де американское общество развивается по

иным законам, а сам капитализм для США стал лишь

историей XIX века.

 

В-четвертых, сочиняют различного рода лжетео-

рии, направленные на увековечивание хозяйничания мо-

нополий в США.

 

Именно по такому пути идут, в частности, известные

в США профессор экономической истории, ныне специ-

альный советник президента США Л. Джонсона У. Рос-

тоу (*2) и профессор права А. Берли (*3).

 

Однако все аргументы буржуазных авторов в защи-

ту монополий далеки от истины и потому не выдержива-

ют сколько-нибудь серьезной научной критики.

 

К. Маркс и Ф. Энгельс на базе изучения большого

фактического материала открыли объективные экономи-

ческие законы, по которым развивается капиталистиче-

ское общество, основанное на частной собственности на

орудия и средства производства и эксплуатации трудя-

 

(**2) См. W. W. Rostow. The Stages of Economic Growth. Cam-

bridge at the University press, 1961.

 

(**3) См. Adolf A. Berle. The American Economic Republic. Harco-

ut Brace & World, Ink., New York, 1963.

 

-4-

 

щихся масс господствующим классом буржуазии. При

этом в качестве основного экономического закона капи-

тализма К. Маркс назвал закон прибавочной стоимости.

К. Маркс и Ф. Энгельс вскрыли основное противо-

речие, свойственное капитализму: противоречие ме-

жду общественным характером производства и частной

формой присвоения, которое неизбежно должно привес-

ти к замене капитализма более прогрессивным общест-

венным строем-социализмом.

 

К.  Маркс в <Капитале> еще задолго до того, как ка-

питализм вступил в стадию империализма, доказал, что

свободная конкуренция при капитализме порождает кон-

центрацию производства, которая на известной ступени

своего развития ведет к монополии. При этом про-

цесс монополизации капиталистического производства

К. Маркс связывал с развитием акционерных обществ,

которые, по его мысли, служили переходным пунктом к

новой, более высокой социалистической форме производ-

ства. <В акционерных обществах,-писал он в третьем

томе <Капитала>,-функция (функция управления ка-

питалом.-В. М.) отделена от собственности на капи-

тал, следовательно, и труд совершенно отделен от соб-

ственности на средства производства и на прибавочный

труд. Это-результат высшего развития капиталистиче-

ского производства, необходимый переходный пункт к

обратному превращению капитала в собственность про-

изводителей, но уже не в частную собственность разъеди-

ненных производителей, а в... непосредственную общест-

венную собственность> (*4).

 

Предсказания К. Маркса о концентрации и монопо-

лизации капиталистического производства полностью

подтвердились. На рубеже XX века Ф. Энгельс в ком-

ментариях к третьему тому <Капитала> констатировал,

что <издавна прославленная свобода конкуренции нахо-

дится при последнем своем издыхании и должна сама

признаться в своем явном скандальном банкротстве> (*5).

 

Наиболее глубокий и всесторонний анализ экономи-

ческой и политической сущности капиталистических мо-

нополий в период империализма был дан В. И. Лениным.

Изучив практику деятельности уже функционирующего

 

(**4) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. 1, стр. 480.

(**5) Там же, стр. 480-48).

 

-5-

 

монополистического капитализма на основе открытий,

сделанных К. Марксом и Ф. Энгельсом, В. И. Ленин на-

учно доказал, что господство монополий и финансового

капитала, составляющих экономическую сущность импе-

риализма, до предела обостряет основное противоречие

капиталистического общества-противоречие между об-

щественным характером производства и частной формой

присвоения и открывает эру социалистических револю-

ций. Анализируя процесс капиталистического производ-

ства при монополистической форме его организации,

В. И. Ленин писал, <что частнохозяйственные и частнособ-

ственнические отношения составляют оболочку, которая

уже не соответствует содержанию, которая неизбежно

должна загнивать, если искусственно оттягивать ее устра-

нение,-которая может оставаться в гниющем состоя-

нии сравнительно долгое (на худой конец, если излече-

ние от оппортунистического нарыва затянется) время, но

которая все же неизбежно будет устранена> (*6).

 

На многих примерах В. И. Ленин показал реакцион-

ную роль монополий как во внутренней жизни соответ-

ствующих стран, так и за рубежом. Тресты, синдикаты.

картели осуществляют международный грабеж слабо-

развитых и колониальных стран, искусственно задержи-

вая развитие производительных сил в этих странах и вы-

качивая из них колоссальные богатства для обогащения

финансовой олигархии. Монополии играют реакционную

роль не только в области экономики, но также и во всех

других сферах жизни, в первую очередь в политике. Го-

сударство стало комитетом по управлению делами моно-

полистической буржуазии. В. И. Ленин дал общую ха-

рактеристику государственно-монополистического капи-

тализма, когда государство в интересах монополий не-

посредственно вмешивается в процесс капиталистическо-

го производства, что ведет к дальнейшему обострению

существующих при империализме противоречий.

 

В решениях XXIII съезда КПСС и Программе

КПСС положения классиков марксизма-ленинизма о ре-

акционной роли капиталистических монополий получили

дальнейшее развитие. В условиях общего кризиса капи-

тализма паразитизм монополий стал чувствоваться еще

острее. Монополии открыто идут по пути милитаризации

 

(**6) В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 425.

-6-

 

экономики. Они не могут мириться даже с прежними

буржуазно-демократическими свободами.

 

Монополии сосредоточили в себе все основные проти-

воречия, свойственные империализму, они тормозят раз-

витие производительных сил в капиталистических и сла-

боразвитых странах, обрекая трудящиеся массы на ни-

щету и разорение.

 

<Монополистическая буржуазия,- говорится в Про-

грамме КПСС,-является бесполезным наростом на об-

щественном организме, излишней для процесса произ-

водства. Заводами и фабриками управляют наемные ди-

ректора, инженеры и техники. Монополисты ведут пара-

зитический образ жизни, поглощая вместе со своей че-

лядью значительную часть национального дохода, созда-

ваемого трудом пролетариев и крестьян> (*7).

 

Самым крупным мировым эксплуататором, главным

оплотом международной реакции в настоящее время

стал американский монополистический капитал, разбух-

ший на дрожжах военных прибылей и гонки вооружений.

 

Монополия как форма организации капиталистиче-

ского производства при империализме, базирующаяся

на частной собственности на орудия и средства производ-

ства, на современном этапе развития его производитель-

ных сил вступила в непримиримое противоречие с дей-

ствием объективных экономических законов. Поэтому

она должна быть обязательно устранена и заменена бо-

лее прогрессивной общественной системой-социализ-

мом, экономической основой которого является общест-

венная собственность на орудия и средства производ-

ства.

 

Таковы самые общие положения марксистско-ленин-

ской теории об экономическом характере и реакционной

роли капиталистических монополий.

 

При этом следует подчеркнуть, что марксистско-ле-

нинское учение о законах возникновения, развития и

упадка капиталистического производства и реакционной

роли монополий при империализме является всеобщим.

Оно применимо ко всем странам, в которых существует

капиталистический способ производства. Не являются,

разумеется, в этом отношении исключением и Соединен-

 

(**7) <Программа Коммунистической партии Советского Союза>,

стр. 29,30.

 

-7-

 

ные Штаты Америки, наиболее развитое в настоящее

время капиталистическое государство.

 

Этим объясняется неубедительность аргументации

американских авторов, пытающихся доказать обратное.

 

У. Ростоу, например, говорит, что, поскольку экономи-

ческая теория К. Маркса о капиталистическом способе

производства базируется на данных, относящихся к

Англии XIX века, постольку выводы К. Маркса не имеют

якобы никакого отношения к США. Подобные заявления

имеют своей целью извратить сущность марксизма.

 

Действительно, <Капитал> был написан К. Марксом

главным образом на основе английских материалов. Но

это нисколько не умаляет всеобщего характера дей-

ствия открытых им объективных экономических законов

при капитализме. Об этом очень хорошо сказал сам

К. Маркс в предисловии к первому изданию <Капитала>.

<Предметом моего исследования в настоящей работе, -

говорил он, - является капиталистический способ про-

изводства и соответствующие ему отношения производ-

ства и обмена. Классической страной этого способа про-

изводства является до сих пор Англия. В этом причина,

почему она служит главной иллюстрацией для моих тео-

ретических выводов. Но если немецкий читатель станет

фарисейски пожимать плечами по поводу условий, в ко-

торые поставлены английские промышленные и сельско-

хозяйственные рабочие, или вздумает оптимистически ус-

покаивать себя тем, что в Германии дело обстоит далеко

не так плохо, то я должен буду заметить ему: De te fabu-

la narratur! (Не твоя ли история это!).

 

Дело здесь, само по себе, не в более или менее высо-

кой ступени развития тех общественных антагонизмов,

которые вытекают из естественных законов капиталисти-

ческого производства. Дело в самих этих законах, в этих

тенденциях, действующих и осуществляющихся с желез-

ной необходимостью. Страна, промышленно более раз-

витая, показывает менее развитой стране лишь картину

ее собственного будущего> (*8).

 

А несколько ниже, в ссылке на публичное выступле-

ние вице-президента США Уэйда К. Маркс не оставля-

ет сомнений в том, что и Соединенные Штаты Америки

 

(**8) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23. стр. 6, 9.

-8-

 

подвержены действию законов капиталистического раз-

вития (*9).

 

В ходе изложения своих мыслей в <Капитале>

К. Маркс в ряде случаев иллюстрирует свои выводы на

примере США. Так, в главе XIII первого тома <Машины

и крупная промышленность> он говорит, что <в Соеди-

ненных Штатах подобное воспроизведение ремесла на ос-

нове машин встречается нередко. И как раз по этой при-

чине концентрация, сопряженная с неизбежным перехо-

дом к фабричному производству, совершается там

семимильными шагами по сравнению с Европой и даже

Англией> (*10).

 

В главе XXV <Современная теория колонизации>,

рассматривая вопрос о колонизации Америки и развитии

капиталистических отношений, Маркс замечает, что его

и данном случае занимает не положение колоний. <Нас-

пишет он,-интересует здесь только тайна, которую

открыла в Новом свете и громко возвестила политиче-

ская экономия Старого света: капиталистический способ

производства и накопления, а следовательно, и капиталис-

тическая частная собственность предполагают уничтоже-

ние частной собственности, покоящейся на собственном

труде, т. е. предполагают экспроприацию работника> (*11).

 

Наконец, в ряде других работ К. Маркс дает анализ

отдельных сторон развития американского капитализма,

подчеркивая его тенденцию к монополизации производ-

ства. Например, в письме к Н. Ф. Даниельсону 15 нояб-

ря 1878 г. он писал: <Первой страной, где дела пойдут

вновь по восходящей линии, будут Северо-Американские

Соединенные Штаты (речь идет о выходе из очередного

кризиса.-В. М.). Только улучшение это наступит здесь

при совершенно изменившихся условиях, и притом изме-

нившихся к худшему. Народ тщетно будет пытаться из-

бавиться от монополизирующей силы и пагубного (в от-

ношении непосредственного благополучия масс) влияния

крупных компаний, которые с начала Гражданской вой-

ны во все ускоряющихся темпах подчиняют себе про-

мышленность, торговлю, земельную собственность, же-

лезные дороги и финансы. Лучшие американские авторы

 

(**9) См. К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 23, стр. 10-11.

(**10) Там же, стр. 470.

(**11) Там же, стр. 784.

 

-9-

 

открыто провозглашают как неопровержимый факт, что,

хотя война против рабства и разбила цепи, сковывавшие

негров, зато, с другой стороны, она поработила белых

производителей.

 

Наиболее интересный объект для исследователя-эко-

номиста представляют теперь, конечно, Соединенные

Штаты, и в особенности период от 1873 (со времени сен-

тябрьского краха) до 1878 г. - период хронического

кризиса. Те перемены, которые потребовали в Англии

для своего осуществления целых столетий, произошли

здесь в течение нескольких лет> (*12)

 

О применимости экономических законов капитализма

ко всем странам с капиталистическим укладом хозяйст-

ва, включая и США, часто говорил Ф. Энгельс. При этом

он не только принимал во внимание данные, уже извест-

ные К. Марксу, но и давал оценку новым явлениям в раз-

витии капитализма, которые имели место в конце

XIX века после смерти К. Маркса и которые подтвержда-

ли правильность сделанных Марксом выводов.

 

Так, в предисловии к английскому изданию <Капита-

ла> в 1886 г. Ф. Энгельс писал, что <никто из тех, кто

знаком с рабочим движением, не станет отрицать, что

выводы, сделанные в <Капитале>, с каждым днем все

больше и больше становятся основными принципами ве-

ликого движения рабочего класса не только в Германии

и Швейцарии, но и во Франции, Голландии, Бельгии,

Америке и даже в Италии и Испании...> (*13).

 

Вопрос о концентрации и монополизации производст-

ва в конце XIX века Ф. Энгельс освещает на базе новых

материалов, относящихся ко всем основным капиталис-

тическим странам, в том числе и к США. В своих добав-

лениях к главе XXVII <Роль кредита в капиталистиче-

ском производстве> третьего тома <Капитала> он, в част-

ности, указывает, <что в отдельных отраслях, где это по-

зволяла данная ступень развития производства, ста-

ли концентрировать все производство этой отрасли

промышленности в одно крупное акционерное общест-

во под единым руководством. В Америке это осу-

ществлялось уже неоднократно, в Европе ярчайшим

примером этого рода до сих пор остается <United Alkali

 

(**12) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 34, стр. 278.

(**13) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 33.

 

-10-

 

Trust>, сосредоточивший все английское производство

щелочи в руках одной-единственной фирмы> (*14).

 

Следовательно, закономерности развития капитализ-

ма, его тенденции к концентрации и монополизации про-

изводства, открытые К. Марксом и Ф. Энгельсом, имели

не национальный, а международный характер. Они опре-

деляли пути общественного развития не только Англии,

но и любой другой капиталистической страны, в том чис-

ле Соединенных Штатов Америки.

 

Международный характер имеет также учение

В. И. Ленина об империализме вообще и о капиталисти-

ческих монополиях как экономической сущности импе-

риализма в частности. В. И. Ленин подверг глубокому

научному анализу данные об империализме, который был

уже в то время реальностью, по всем основным капитали-

стическим странам Европы, Америки и Азии и па этой

базе сделал своя гениальные выводы о нем как парази-

тическом, загнивающем и умирающем капитализме, как

кануне социалистической революции. Так, при работе

над книгой <Империализм, как высшая стадия капита-

лизма> он изучил и обобщил огромное количество лите-

ратурных и статистических источников на многих языках

мира по самым различным вопросам международного им-

периализма. Давая характеристику основных черт им-

периализма, общих для всех капиталистических стран,

В. И. Ленин отмечал в то же время особенности империа-

лизма в отдельных странах-Англии, Франции, США,

Германии, Японии и др.

 

Касаясь сущности американского империализма, он,

например, говорил, что <в Соединенных Штатах эконо-

мическое развитие за последние десятилетия шло еще

быстрее, чем в Германии, и как раз благодаря этому па-

разитические черты новейшего американского империа-

лизма выступили особенно ярко> (*15). И далее: <Американ-

ские тресты есть высшее выражение экономики империа-

лизма или монополистического капитализма> (*16).

 

Теоретические обобщения о реакционной роли совре-

менного империализма, оплотом которого являются аме-

риканское монополии, об углублении кризиса мирового

капиталистического хозяйства, сделанные Коммунисти-

 

(**14) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. 1, стр. 481.

(**15) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 423.

(**16) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 94.

 

-11-

 

ческой партией Советского Союза, основаны на глубо-

чайшем анализе положения во всех капиталистических

государствах. Они подтверждают и еще дальше разви-

вают марксистско-ленинское учение о законах развития

и неизбежной гибели капиталистического строя.

 

В равной мере данные положения относятся и к аме-

риканскому империализму, практика деятельности кото-

рого со всей наглядностью свидетельствует о правильно-

сти оценки Коммунистической партией Советского Союза

тех общественных процессов, которые характеризуют

развитие современного монополистического капитализма

в США.

 

Возьмем, к примеру, вопрос о концентрации и

монополизации производства в США. За послед-

ние годы уровень концентрации и монополизации

американской промышленности значительно возрос. Ес-

ли даже взять данные, приведенные В. И. Лениным в ра-

боте <Империализм, как высшая стадия капитализма> и

относящиеся к 1909 г., т. е. к тому времени, когда про-

мышленность в США была уже монополизирована, и

сравнить их с новейшими данными последних лет, то мы

увидим наглядную картину все углубляющегося с каж-

дым годом процесса дальнейшей концентрации и моно-

полизации производства. В 1909 г. на долю всех промыш-

ленных корпораций (а их было в то время сотни тысяч)

падало 79% общего промышленного производства США

в денежном выражении (*17).

 

В настоящее же время, как утверждает А. Берли,

60-70% (а может быть и более) всей промышленной

продукции производится лишь 600-700 промышленны-

ми корпорациями (*18).

 

О преобладающей роли крупных корпораций в эконо-

мике США говорят и следующие данные. Стоимость ак-

тивов всех промышленных корпораций США в 1959 г.

равнялась 277 млрд. 300 млн. долларов. Из них 168 млрд.

505 млн. долларов приходилось на долю 500 крупнейших

корпораций и 133 млрд. 505 млн. долларов-на долю

лишь 100 самых крупных корпораций.

 

500 крупнейших промышленных корпораций получи-

ли в 1962 г. 13 млрд. 482 млн. долларов чистой прибыли.

 

(**17) См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 317.

(**18) См. Adolf A. Berle. The American Economic Republic,

p. 149.

 

-12-

Из этой суммы 9 млрд. 675 млн. положили себе в карман

100 самых крупных корпораций (*19).

 

Пользуясь своим монопольным положением, крупные

корпорации ежегодно разоряют и присоединяют к себе

множество более слабых корпораций. Так, в области

промышленности и торговли в 1959 г. потерпели крах

14053, в 1960 г.- 15445, в 1961 г.- 17075 корпора-

ций (*20). В делопроизводстве судов находилось в 1959 г.

184945, 1960 г.-205024, 1961 г.-270333, 1963 г.-

303307 дел о банкротстве корпораций (*21). Только в обра-

батывающей и горнодобывающей промышленности в

1959 г. было 656: 1960 г.-635, 1961 г.-671, 1962 г.-

672 слияния и приобретения корпораций (*22). Современное

американское производство является в высшей степени

монополизированным капиталистическим хозяйством.

Как вынуждены признать А. Берли (*23) и А. Чейз (*24), наибо-

лее важные отрасли производства в США находятся во

власти двух, трех, четырех или пяти наиболее крупных

корпораций. Достаточно сказать, что доля четырех круп-

нейших корпораций в выпуске промышленной продукции

в 44 отраслях составляет более 75%, в 102 - от 50 до 74;

в 162-от 25 до 49% (*25).

 

Так, 93% всех структурных заготовок стали для стро-

ительства выпускается <Юнайтед стейтс стил компани>,

<Бетлехем стил корпорейшн>, <Юланд стил компани> и

<Джоуле энд Лафлин стил корпорейшн>. 95% всего ав-

томобилестроения сосредоточено в руках трех компаний:

<Дженерал моторе корпорейшн>, <Форд мотор компани>

и <Крайстлер корпорейшн>. 70-80% продукции всей

 

(**19) <Statistical Abstract of the United States 1964>, Washington,

D. C., p. 492.

(**20) Ibid., p. 503.

(**21) Ibid., p. 506.

(**22) Ibid., p. 501.

(**23) См. Adolf А. Вerie. Power without Property. Harcout, Brace

and Company, New York, 1959, p. 89.

 

(**24) См. А. Сhays. Introduction to <Corporations> by John P.

Davis. Capricorn Books, New York, 1961, p. XVI.

 

(**25) <Thе proportion of the shipments (or employers) of each in-

dustry or the shipments of each group of products accounted for by

the largest companies as reported in the 1954 census of manufactu-

res>, July 1957, Washington. D. C.; <Report of the Federal trade Com-

misson on industrial concentration and product diversification in the

1000 largest manufacturing companies: 1950>, Jan. 1957, Washington,

D. C.

 

-13-

 

электротехнической промышленности производится тре-

мя корпорациями: <Дженерал электрик компани>, <Дже-

нерал моторе корпорейшн> и <Вестингауз электрик кор-

порейшн>. 93% производства алюминия падает на долю

<Алюминиум компани оф Америка> и трех других веду-

щих корпораций данной отрасли. В нефтяной промыш-

ленности господствуют три компании: <Стандард ойл>

(штаты Нью-Джерси, Техас и Калифорния), в химиче-

ской <Дюпон (Е. И.) де Немур энд компани>, в области

связи-<Америкен телефоун энд телеграф компани>.

 

Примерно такое же положение с уровнем концентра-

ции и монополизации производства наблюдается и в дру-

гих ведущих отраслях американской экономики, причем

во многих случаях сфера деятельности американских

монополий распространяется далеко за пределы Соеди-

ненных Штатов Америки.

 

Данная характеристика степени монополизации аме-

риканского производства будет неполной, если не ука-

зать еще на одно чрезвычайно важное обстоятельство:

на господствующую роль финансового капитала в эко-

номике США. В настоящее время подавляющее большин-

ство всех активов американской экономики контроли-

руется лишь восемью финансово-монополистическими

группами. Это: Морганы, Рокфеллеры, <Ферст Нэшпл

Сити Бэнк>, Дюпоны, Меллоны, Кливлендская группа,

Чикагская группа, <Бэнк оф Америка> (Калифорнийская

группа). Именно эти богатейшие финансовые группы и

значительной мере определяют судьбу экономики и по-

литики США. При этом наиболее влиятельное положение

среди них занимают две финансово-монополистические

группы Морганов и Рокфеллеров. Первая в 1955 г. кон-

тролировала капиталы в 65,3 млрд. долларов, вторая-

в 61,4 млрд. долларов (*26). Под влиянием Морганов нахо-

дятся до 70 американских банков и корпораций, к числу

которых относятся такие крупнейшие компании США,

как<Юнайтед стейтс стил>, <Дженерал электрик>, <Дже-

нерал моторе> и многие другие корпорации в угольной,

химической, металлургической, текстильной, пищевой и

других отраслях промышленности, транспорта, связи и

коммунального обслуживания.

 

(**26) См. В. Перло. Империя финансовых магнатов. Перевод с

английского. М., ИЛ, 1958, стр. 198.

 

-14-

 

Основой могущества Рокфеллеров является нефтяная

промышленность. Они являются хозяевами наиболее

крупнейших нефтяных корпораций: <Стандард ойл Ко>

(Нью-Джерси), <Стандард ойл оф Индиана> и многих

других. Под их контролем находится также значительная

доля и других важнейших отраслей промышленности

(горнодобывающая,   обрабатывающая,   авиационная,

атомная и т. д.).

 

При таком положении издевкой над фактами звучат

слова У. Ростоу, который пытается уверить, что за по-

следние пятьдесят лет в США не наблюдалось якобы

значительной концентрации производства (*27). Факты пол-

ностью опровергают эти домыслы. В США происходит

процесс дальнейшей концентрации и монополизации про-

изводства (*28), который в конечном счете приведет к краху

системы монополистическо-капиталистической организа-

ции американской экономики.

 

Монополистический путь развития современного аме-

риканского капитализма не может быть поставлен под

сомнение также на том основании, что в США продолжа-

ет существовать мелкий бизнес. Наличие в стране до-

вольно большого числа мелких предприятий обычно ис-

пользуется буржуазными авторами в целях пропаганды

сохранения и развития института свободной конкурен-

ции, якобы могущего противодействовать дальнейшему

усилению гнета монополий в экономике США.

 

Как же обстоит дело в действительности? Согласно

официальным данным, в настоящее время в США имеет-

ся несколько миллионов мелких предприятий, принадле-

жащих отдельным лицам и товариществам (*29). Как прави-

ло, они сконцентрированы в таких отраслях хозяйства,

как розничная торговля, обслуживание бытовых нужд

населения, производство драгоценностей, украшений, от-

дельных предметов одежды и целом ряде других отрас-

лей, в которых требуются большие затраты индивидуаль-

 

(**27) W. W. Rostow. The Stages of Economic Growth, p. 154.

(**28) С этим вынуждены согласиться и отдельные буржуазные ав-

торы в США. К их числу, в частности, относится главный экономист

подкомитета сената в Конгрессе США по вопросам антитрестовско-

го законодательства и монополий Д. Блаир и уже упомянутый А. Бер-

ли. John М. Вlair. Planning for Competition 3 Col. L. Rev. 531

(1964): Adolf A. Berle. Property Production and Revolution. I Col.

L. Rev. 2 (1965).

(**29) <Statistical Abstract of the United States 1964>, 1964, p. 487.

 

-15-

 

 

 

ной рабочей силы, особое мастерство и искусство рабо-

чих при небольшом объеме выпускаемой продукции и

оказываемых услуг и требующих сравнительно неболь-

ших капиталовложений в производство. В указанных от-

раслях степень монополизации производства и торговли

крупными корпорациями, разумеется, меньше по сравне-

нию с ведущими отраслями американской экономики.

Так, например, в 1954 г. на долю четырех крупнейших

корпораций в сфере изготовления мужских и детских ко-

стюмов и пальто приходилось 11% всего производства

страны, в сфере индивидуального пошива одежды-4, в

области распиловки дров-7%.

 

При оценке роли и значения мелкого бизнеса в эконо-

мике США следует иметь в виду следующие обстоятель-

ства.

 

1) Доля производства мелких предприятий в общем

объеме выпускаемой в США продукции очень невелика.

 

2) Мелкий бизнес сосредоточен не в ведущих отрас-

лях экономики.

 

3) Он не имеет, как правило, самостоятельной сырье-

вой базы (сырье поставляется крупными корпорациями).

Его рынки сбыта часто определяются монополиями.

В связи с этим и цены на продукцию и оказываемые

услуги диктуются крупнейшими корпорациями.

 

4) Мелкое производство очень неустойчиво и часто

экономически разорительно вследствие постоянного гне-

та монополий. Каждые 12 из 100 мелких фирм, как было

сообщено президенту США в 1962 г., разоряются (*30). Есте-

ственно, при подобных условиях мелкий бизнес ни в ка-

кой мере не может задержать процесса монополизации

производства в США и сохранить принципы свободной

конкуренции, которые были характерны для развития

американского капитализма в XIX веке. <Найти <твер-

дые принципы и конкретную цель> для <примирения>

МОНО.ПОЛИИ со свободной конкуренцией,-писал В. И. Ле-

нин,-разумеется, дело безнадежное> (*31).

 

Но монополии не могут полностью устранить конку-

ренцию при империализме. Они всячески подавляют ее

но последняя все же продолжает существовать, хотя и

 

(**30) <Small Business in the American Economy, May 1962> White

House Committee on Small Business, Washington, D. C., p. 15.

(**31) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 342.

 

-16-

 

в ограниченном масштабе, в ряде отраслей капиталисти-

ческого хозяйства. <Нигде в мире,-говорил В. И. Ле-

нин,-монополистический капитализм без свободной

конкуренции в целом ряде отраслей не существовал и не

будет существовать. Написать такую систему-это зна-

чит написать систему, оторванную от жизни и неверную.

Если Маркс говорил о мануфактуре, что она явилась над-

стройкой над массовым мелким производством, то импе-

риализм и финансовый капитализм есть надстройка над

старым капитализмом. Если разрушить его верхушку, об-

нажится старый капитализм. Стоять на такой точке зре-

ния, что есть цельный империализм без старого капита-

лизма,-это значит принять желаемое за действитель-

ность... Империализм есть надстройка над капитализ-

мом> (*32). <Империализм на самом деле не перестраивает

и не может перестроить капитализма снизу доверху. Им-

периализм усложняет и обостряет противоречия капита-

лизма, <спутывает> со свободой конкуренции монопо-

лии, но устранить обмена, рынка, конкуренции, кризи-

сов и т. д. империализм не может> (*33). И далее: <Именно

это соединение противоречащих друг другу <начал>: кон-

куренции и монополии и существенно для империализ-

ма...> (*34).

 

Таким образом, подводя итог сказанному о междуна-

родном характере учения марксизма-ленинизма о законах

развития и гибели капитализма и о реакционной роли

монополий в период империализма, следует со всей си-

лой подчеркнуть, что, как показывают факты, разви-

тие современного американского монопо-

листического   капитализма   полностью

подвержено действию данных объектив-

ных экономических законов.

 

Высокий уровень экономического развития, достигну-

тый США, ссылаясь на который буржуазные авторы пы-

таются <отменить> действие объективных законов капи-

тализма в США, также ни в какой степени не может оп-

ровергнуть марксистско-ленинского вывода о том, что со-

временный монополистический капитализм в США, осно-

ванный на частной собственности, стал тормозом для

дальнейшего развития американского общества.

 

(**32) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 154, 155.

(**33) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 32, стр. 145.

(**34) Там же, стр. 146.

 

-17-

 

Классики марксизма-ленинизма учат, что по сравне-

нию с феодализмом капитализм доводит развитие произ-

водительных сил до высокого уровня. При этом развитие

капиталистической экономики в отдельных странах в

отдельные периоды возможно и в период загнивания ка-

питализма, при империализме.

 

Известно, что экономическое могущество США яви-

лось результатом беспощадной эксплуатации трудящихся

масс как внутри, так и вне страны. Развитию американ-

ского империализма весьма способствовала и междуна-

родная обстановка, которая сложилась в XIX и XX ве-

ках, позволившая США к настоящему времени стать са-

мым крупным мировым эксплуататором. Наконец, одним

из решающих источников разбухания американского мо-

нополистического капитала явились громадные военные

прибыли, полученные в двух мировых войнах, и гонка во-

оружения, проводимая в период <холодной> войны.

 

Но сейчас, как отмечается в Программе КПСС, США

<прошли точку своего зенита и вступили в полосу зака-

та> (*35). В стране резко замедлились темпы роста произ-

водства (**36), не прекращаются экономические кризисные

явления, растет безработица (*37), производственные мощ-

ности предприятий используются не полностью, возра-

стает гнет монополий, усиливается классовая борьба

между трудом и капиталом.

 

В то же время социализм ц условиях борьбы двух ми-

ровых общественных систем-социалистической и капи-

талистической-продолжает раскрывать свои преиму-

щества перед капитализмом. Возьмем для примера Со-

ветский Союз, являющийся в настоящее время после

США второй экономически развитой страной мира. Тем-

пы роста промышленного производства в СССР, которые

по существу предрешают исход экономического соревно-

вания с капитализмом, за восемь последних лет (1958-

1965 гг.) ежегодно 'составляли в среднем 9,2%  (*38).

Уровень производства в СССР приближается к обще-

 

(**35) <Программа Коммунистической партии Советского Союза>,

стр. 31.

 

(**36) В течение последних восьми лет (1958-1965 гг.) темпы еже-

годного роста промышленного производства в США составляли 4,5%.

<СССР в цифрах 1965 т.>. М., <Статистика>, 1966, стр. 37.

 

(**37) В последние годы безработица в стране держится на уровне

4-5 млн. безработных в год.

(**38) <СССР в цифрах 1965 г.>, стр. 37.

 

-18-

 

му уровню производства в США. Так, если объем про-

мышленной продукции в 1953 г. составлял лишь одну

треть американской продукции, к началу семилетки при-

мерно половину, то в 1965 г. СССР произвел уже более

65% современного объема продукции США.

 

Принимая во внимание указанные объективные про-

цессы экономического развития СССР и США, Комму-

нистическая партия Советского Союза поставила перед

советским народом задачу догнать и перегнать в бли-

жайшее время по производству продукции на душу насе-

ления Соединенные Штаты Америки и тем самым вы-

играть экономическое соревнование с капитализмом.

 

Советский Союз уже перегнал Соединенные Штаты

Америки по производству железной руды, кокса, в целом

угля, тепловозов и электровозов, зерноуборочных ком-

байнов, пиломатериалов, оконного стекла, шерстяных

тканей, сахара-песка, животного масла и по улову рыбы

как но общему объему (*39), так и по производству на душу

населения (*39). Мы производим больше, чем Соединенные

Штаты Америки цемента, сборного железобетона, трак-

торов (по их суммарной мощности), древесины, льняных

тканей (*40).

 

И, наконец, несколько слов о характере буржуазных

американских теорий, которые противопоставляются

.марксизму-ленинизму по вопросу о сущности капитали-

стического способа производства и роли капиталистиче-

ских монополий.

 

Первое, что обращает на себя внимание при ознаком-

лении с этими так называемыми теориями, это то, что их

авторы в целях придания <научности> своим рассужде-

ниям и выводам пытаются опровергнуть марксистско-ле-

нинскую науку о характере буржуазного общества путем

ее прямого извращения. Так, например, У. Ростоу основ-

ную ошибку учения К. Маркса видит в том, что он един-

ственной силой в развитии общества якобы считал эконо-

мику, полностью игнорируя при этом роль политических

факторов (*41). Другими словами, У. Ростоу приписывает

К. Марксу теорию экономического материализма, кото-

рая, как известно, ничего общего не имеет с великой на-

 

(**39) <Народное хозяйство СССР п 1964 г.>, стр. 99-100.

(**40) Там же, стр. 98.

 

(**41) См. W. W. Rostow. The Stages of Economic  Growth,

p. 149.

 

-19-

 

учной теорией исторического материализма, впервые вы-

двинутой К. Марксом. Исторический материализм в от-

личие от экономического, сводящего роль идей к абсо-

лютному нулю, подчеркивает их огромную социальную

роль в развитии общества. Это положение не только не

противоречит основному тезису исторического материа-

лизма-общественное бытие определяет общественное

сознание,-а, напротив, находится с ним в диалектиче-

ском единстве. При критике положений В. И. Ленина

У. Ростоу использует другие методы. Он уверяет, что

В. И. Ленин, отбросив экономическую теорию К. Марк-

са, в своих практических действиях по проведению Ок-

тябрьской революции и строительству первого в мире со-

циалистического государства  руководствовался только

субъективным отношением к истории, беря за основу го-

лую силу (*42).

 

В действительности сила учения В. И. Ленина об им-

периализме и социалистической революции состояла

прежде всего в гениальном применении и дальнейшем

развитии учения К. Маркса и Ф. Энгельса об объектив-

ных законах развития капитализма в новых условиях,

когда капитализм перерос в стадию империализма.

Именно глубоко научный анализ эпохи империализма с

учетом экономических (которые В. И. Ленин, так же как

и К. Маркс, считал основой развития общества) и идео-

логических факторов, данный В. И. Лениным, и предопре-

делил великий успех Октябрьской социалистической ре-

волюции.

 

Что касается позитивного содержания самих амери-

канских теорий, в частности теории У. Ростоу о стадиях

экономического роста, то они являются проявлением чис-

тейшего буржуазного субъективизма, открыто направ-

ленного на защиту господства крупных монополий в

США. Они далеки от жизни, а поэтому, как правило, и

недолговечны. Так, теория Ростоу совершенно игнориру-

ет роль объективных экономических законов, действую-

щих при капитализме, она обходит молчанием вопрос о

производственных отношениях и всячески затушевывает

классовые противоречия, существующие в США.

 

Поистине пророчески в отношении подобных теорий

звучат слова К. Маркса, сказанные в послесловии ко

 

(**42) См. W. W. Rostow. The Stages of Economic Growth, p. 161.

-20-

 

второму изданию первого тома <Капитала>. <Вместе с

тем,-писал К. Маркс,-пробил смертный час для на-

учной буржуазной политической экономии. Отныне де-

ло шло уже не о том, правильна или неправильна та или

другая теорема, а о том, полезна она для капитала или

вредна, удобна или неудобна, согласуется с полицей-

скими соображениями или нет. Бескорыстное исследова-

ние уступает место сражениям наемных писак, беспри-

страстные научные изыскания заменяются предвзятой,

угодливой апологетикой> (*43).

 

В советской экономической литературе имеется целый

ряд работ, в которых разоблачается реакционная роль

монополий в США, дается критика отдельных американ-

ских теорий по вопросу о современном монополистиче-

ском капитализме, анализируется экономическое разви-

тие американского империализма (*44).

 

Кроме того, на русский язык переведены некоторые

книги американских авторов (*45) по вопросу об экономиче-

ской сущности монополистического капитализма США.

В советской юридической литературе по вопросу о пра-

вовых аспектах организации и деятельности американ-

ских корпораций и об их реакционной роли до сих пор не

написано ни одной монографической работы или даже

брошюры. В общих работах по буржуазному граждан-

скому праву, написанных советскими юристами (*46), дает-

 

(**43) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 17.

(**44) См., например, С. А. Далин. Военно-государственный мо-

нополистический капитализм в США. М., Изд-во АН СССР, 1961;

М. С. Драгилeв. Американские монополин п погоне за сверх-

прибылями. Изд-во МГУ, 1956; В. С. Зорин. Монополии и поли-

тика США. М., ИМО, 1960: его же. Некоронованные короли Аме-

рики. М., Госполитиздат, 1962; Н. Многолетова. Экономиче-

ская экспансия американских монополий. М., Изд-во АН СССР. 1953,

М. И. Рубинштейн и другие. Монополистический капитал США

после второй мировой войны. М., Изл-во АН СССР, 1958: Ф. А. Но-

викова. Финансовые группы США и методы их господства. М.,

<Высшая школа>, 1961; В. А. Чепрако в. Американские моно-

полии-враги мира и демократии. М., Госполитиздат, 1949.

 

(**45) См., например, Ф. Ландберг. 60 семей Америки. М., ИЛ,

1948; Д. Линг. Концентрация экономической мощи в США. М.,

ИЛ, 1948; P. Миллс. Властвующая элита. М., ИЛ, 1959; Д. Сель-

дес. 1000 американцев. М., ИЛ, 1948, Г. Стейн. Мир, построен-

ный на долларе. М., ИЛ, 1954; В. Перло. Империя (финансовых

магнатов. М., ИЛ, 1958.

 

(**46) Среди работ, в которых дана весьма плодотворная разработ-

ка упомянутых вопросов, следует в первую очередь назвать: <Граж-

данское и торговое право капиталистических стран> под ред.

Д. М. Генкина. М., Госюриздат, 1949; С. Н. Братусь. Юридические

лица в советском праве. М., Госюриздат, 1947; его же. Субъекты

гражданского права. М., Госюриздат, 1950: Е. Л. Флейшиц. Бур-

жуазное гражданское право на службе монополистического капи-

тала. М., Юриздат, 1948: О. А. Жидков. Антитрестовское за-

конодательство в США. М., Изд-вo Университета дружбы пародов

им. П. Лумумбы, 1963; С. Н. Ландкоф. Товарищество с огра-

ниченной ответственностью па западе и в СССР, Харьков, 1924; его

же. Товарищества и акционерные общества. Харьков, 1926.

 

-21-

 

ся анализ лишь некоторых проблем, относящихся к об-

щему правовому положению корпораций в США (о юри-

дической личности корпораций, антитрестовском законо-

дательстве и т. п.).

 

Отдельные правовые проблемы теории и практики

функционирования американских корпораций и монопо-

лий освещены в ряде журнальных статей (*47).

 

Имеются также две неопубликованные кандидатские

диссертации Ю. А. Рапопорта (*48) и В. В. Зайцевой (*49), по-

священные разработке некоторых исторических и обще-

теоретических проблем права корпораций в США.

 

Но, к сожалению, ни в одной из названных работ, ста-

тей и диссертаций не дано всестороннего анализа дейст-

вующего законодательства США по вопросу о корпора-

циях, не обобщена новейшая практика американских

судов по его применению, не подвергнуты критической

оценке многие работы американских правоведов. Между

тем лишь такое всестороннее рассмотрение правовых ас-

пектов организации и деятельности корпораций США

позволит со всей наглядностью показать приемы и мето-

ды господства монополий в США, их реакционную роль

в экономике и политике. Кроме того, подобный анализ

законодательства США о корпорациях и практики его

 

(**47) См. P. О. Халфина. Реформистские теории <надклассо-

вого государства> и буржуазное законодательство о монополиях

<Критика буржуазно-реформистских и ревизионистских теорий в воп-

росах государства и права>. М., Госюриздат, 1960; А. В. Вене-

диктов. Американское законодательство о трестах и практика его

применения. <Революция права>, 1929, № 6; В. П. Мозолин. Пра-

вовые аспекты современных американских теорий о характере кор-

пораций. <Советское государство и право>, 1963, № 9; В. В. Зай-

цева. Некоторые тенденции современного законодательства буржу-

азных стран об акционерных обществах. <Советское государство и

право>, 1964, № 11.

 

(**48) Ю. А. Рапопорт. Правовое положение монополий в Со-

единенных Штатах Америки. Канд. дис. М., 1948.

 

(**49) В. В. Зайцева. Юридическое лицо гражданского права

капиталистических государств. Канд. дис. М., 1952.

 

-22-

 

применения имеет определенное практическое значение

для наших внешнеторговых организаций в их деловых

контактах с американскими фирмами.

 

Реализации этих задач и посвящается настоящая ра-

бота. При этом анализ отдельных практических вопросив

организации и деятельности корпораций дается с учетом

той схемы изложения материала, которая принята в аме-

риканской правовой литературе, что позволяет с наи-

большей полнотой передать систему действующего права

корпораций в США. Основному содержанию работы

предпосылается небольшое введение об истории разви-

тия законодательства США о корпорациях.

 

-23-

 

ГЛАВА I

 

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

О КОРПОРАЦИЯХ В США

 

С точки зрения экономического и государственнопра-

вового развития Соединенных Штатов Америки историю

развития законодательства о корпорациях целесообраз-

но разбить на следующие три основных периода: 1) зако-

нодательство о корпорациях в период образования США.

2) законодательство о корпорациях в период промыш-

ленного переворота и расцвета свободной конкуренции,

3) законодательство о корпорациях в период становле-

ния и господства империализма.

 

 1. Законодательство о корпорациях в период

образования США

 

Соединенные Штаты Америки, возникшие в резуль-

тате завоевания независимости на базе тринадцати быв-

ших английских колоний, с самого начала своего суще-

ствования представляли собой буржуазное государство

с наличием рабовладения в южных штатах. История

США, говорит Ф.Энгельс, <начинается при наличии уже

сложившихся в XVII веке элементов современного бур-

жуазного общества...> (*1). Возникновение и рост буржуаз-

ных отношений в стране были непосредственно связаны

с процессом первоначального накопления капитала, бур-

но протекавшим в XVII веке в прежних английских коло-

ниях в форме эксплуатации мелкого производителя, не-

гров-рабов и вытеснения с земель коренных жителей

Америки-индейцев. Важным источником первоначаль-

 

(**1) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 347.

-24-

 

ного накопления капитала в стране явилась также конт-

рабандная торговля, особенно рабами, на которой соста-

вили большие состояния купцы и судовладельцы Новой

Англии (*2). Наемная рабочая сила в значительной мере

создавалась и пополнялась за счет иммиграции. В коло-

ниях получили развитие отдельные виды промышленно-

го производства (текстильное, судостроение и т. д.), ба-

зирующиеся не только на домашнем труде фермеров, но

также, что особенно важно подчеркнуть, <на функциони-

ровании капиталистических мануфактур>. Таким обра-

зом, к 1776 г., т. е. ко времени объявления о создании но-

вого американского государства, в экономике страны

уже упрочились буржуазные отношения. Но в то время

акционерные общества (корпорации) (*3) были еще очень

редким явлением в экономике. Во всех 13 колониях на-

считывалось всего лишь несколько десятков корпора-

ции. Среди них были как английские торговые компании,

так и местные корпорации, возникшие в самих колониях

в области водоснабжения, эксплуатации причалов в пор-

тах, страхования от огня и т. д. Большую роль играли та-

кие крупные колониальные английские компании, как

<Вирджиния компани>, организованная в 1629 г., и <Гуд

зон бей компани>, учрежденная в 1670 г. Последние

представляли собой компании по монопольной колони-

зации земель в Северной Америке, возникшие на основа-

нии специальных привилегий, дарованных английским

королем. Помимо чисто экономических функций они были

наделены большими политическими правомочиями, бла-

годари чему эти компании в определенной степени явля-

лись своего рода политическими и торговыми департа-

 

(**2) <Очерки новой и новейшей истории США>, под ред. Г. Н. Се-

востьянова и др., т. 1. М., Изд-во АН СССР, 1960, стр. 40.

 

(**3) Возникновение первых акционерных компаний, являвшихся

прототипами современных буржуазных акционерных обществ, отно-

сится ко времени так называемого первоначального накопления ка-

питала. Прародителями современных акционерных компаний в то

время были два вида английских акционерных обществ: колониаль-

ные акционерные компании (overseas trading companies), учреж-

даемые на основании специальных королевских дарственных актов,

и компании с совместным акционерным капиталом (joint stock com-

panies), организуемые более простым и независимым от короля спо-

собом. Первой по времени возникновения акционерной компанией,

которой были прнсущи многие основные черты современных акцио-

нерных обществ, считается английская Ост-Индская компания, ор-

ганизованная в 1600 г.

 

-25-

 

ментами английского монархистского государства по

проведению колонизаторской политики в Северной Амери-

ке.

 

Не было большого скачка в увеличении количества

корпораций в стране и в первые годы существования

США. За 11 первых лет-с 1776 г., со времени оглаше-

ния Декларации Независимости, и до 1787 г., когда была

принята Конституция США,-было организовано лишь

20 новых корпораций (*4). Рост корпораций несколько уве-

личился в последующие годы. К 1800 г. в стране насчи-

тывалось 335 корпораций. Среди них были банки, стра-

ховые компании, транспортные компании по строи-

тельству каналов и шоссейных дорог, компании по

водоснабжению, борьбе с пожарами и т. п. Первая

промышленная корпорация в узком смысле этого слова

возникла в 1791 г. в штате Нью-Джерси (*5). Подобная не-

распространенность корпоративной (акционерной) фор-

мы ведения производства и торговли в экономике коло-

ниального периода истории США, равно как и в первый пе-

риод существования США как самостоятельного государ-

ства, объясняется в первую очередь экономическими при-

чинами. В силу недостаточного уровня развития произво-

дительных сил в период мануфактурного развития капи-

талистического производства, на стадии которого нахо-

дилась в то время страна, экономически более выгодно

было вести производство на индивидуальной капитали-

стической основе.

 

Были и иные причины малочисленности корпораций

в экономике того периода, которые не являлись главны-

ми, но которые вместе с тем помогают правильно уяснить

сущность рассматриваемого явления.

 

Так, непопулярность корпораций в значительной сте-

пени объяснялась скомпрометировавшей себя в глазах

американцев колонизаторской деятельностью упомяну-

тых выше английских колониальных компаний. Корпора-

ции в глазах многих людей того поколения отождествля-

лись с проявлением средневековой сословности и деспо-

тизмом абсолютистской власти монархов, одним из

орудий которой они являлись, что противоречило лозун-

 

(**4) См. H. Henn. Handbook of the Law of Corporation and other

Business Enterprises. St. Paul, Minn., West Publishing Co., 1961, p. 16.

(**5) См. A. Chayes. Introduction to <Corporations> by J. Davis,

p. VII.

 

-26-

 

гу буржуазной свободы личности, под которым проводи-

лась буржуазная революция. Определенное значение

имели и трудности юридического порядка в получении

разрешения на организацию новых корпораций. Как из-

вестно, на территорию английских колоний в Северной

Америке распространяло свое действие английское пра-

во, в том числе и знаменитый в истории английского за-

конодательства об акционерных компаниях Bubble Act,

принятый в 1720 г., после разоблачения скандальной

инфляции в одной из крупнейших и могущественных в

то время английских акционерных компании <Сауз си

комнани>. Этот акт был направлен на ликвидацию всех

акционерных компаний, учрежденных без соответствую-

щего разрешения английского государства.

 

Bubble Act запрещал <деятельность или попытку дея-

тельности любой организации в качестве самостоятель-

ного корпоративного органа или органов, выпуск или по-

пытку выпуска передаваемых акций, передачу, или по-

пытку передачи равно как и переуступку прав на акцию

пли акции в такого рода организациях без законных пра-

вомочии, утвержденных актом парламента или возник-

ших на основании устава, дарованного королевской вла-

стью, являющихся необходимыми основаниями для функ-

ционирования акционерных компании>.

 

Следовательно, и в английских колониях Северной

Америки организация и деятельность новых корпораций

(акционерных компаний) после издания Bubble Act были

возможны только на основании специального акта

английского парламента или дарованного королевской

властью устава.

 

Отдельные американские юристы высказывают мне-

ние, что якобы Bubble Act не оказал сколько-нибудь су-

щественного влияния на Соединенные Штаты Америки

как в колониальном периоде их существования, так и

после завоевания независимости (*6).

 

Это утверждение правильно лишь отчасти. С ним

можно согласиться лишь в той части, что буржуазия

и купцы английских колоний после Bubble Act действи-

тельно, как правило,  предпочитали не обращаться к

английской короне с просьбой об организации новых

корпораций. Но причиной этого были, о чем уже говори-

 

(**6) См. Н. Henn. Ор. cit., р. 16.

-27-

 

лось выше, в первую очередь экономические соображе-

ния, но не чистая амбиция поселенцев американского

континента.

 

Однако значение Bubble Act, как и ранее действовав-

шего английского законодательства об акционерных ком-

паниях для Соединенных Штатов Америки, не может

быть ограничено только этим обстоятельством. Гораздо

важнее оказалась другая сторона вопроса, которая по

всей видимости игнорируется американскими авторами.

Дело в том, что законодательство и судебная практика

первого периода существования США заимствовали

основную идею английского Bubble Act, в соответствии

с которой каждая новая предпринимательская корпора-

ция может быть организована только по специальному

акту соответствующего органа государства. После обра-

зования США такими органами государства стали за-

конодательные органы отдельных штатов. Губернаторы

штатов не получили права вынесения решений об учреж-

дении новых корпораций.

 

Что касается федеральных органов государства, то

вопрос об их правомочиях в сфере инкорпорации решал-

ся следующим образом.

 

В <Статьях Конфедерации>, принятых в 1781 г., не

было никакого упоминания о праве федеральных орга-

нов заниматься разрешительной деятельностью по учреж-

дению корпораций.

 

В 1778 г. во время обсуждения проекта Конституции

США Мэдисон, один из авторов <Статей Конфедерации>,

ставший впоследствии четвертым президентом США,

предложил включить в текст Конституции общую статью

о праве федеральных органов власти давать разрешение

на организацию новых корпораций. Однако это предло-

жение было отклонено. Но это вовсе не означало, что

федеральные органы США тем самым вообще лишались

подобных правомочий.

 

По прямому смыслу Конституции США они могли

при необходимости давать разрешение на организацию

корпораций в тех областях деятельности, правовое регу-

лирование которых было отнесено к компетенции конг-

ресса и президента США, в частности в банковском деле,

междуштатной торговле, военных отраслях и т. п. Эти

правомочия федеральных властей были подтверждены

в 1819 г. Верховным судом США в решении по делу

 

-28-

 

McCulloch v. Maryland (*7) в связи с образованием феде-

ральным правительством Второго банка Соединенных

Штатов Америки.

 

Решение вопроса о возможности образования корпо-

раций во всех других областях, в первую очередь в об-

 

(**7) 4 Wheat 316 (U. S. 1819). В связи с данной сноской необходи-

мо пояснить, что решения Верховного суда США по рассматривае-

мым им делам публикуются в трех изданиях: 1) United States Re-

ports (сокр. U. S.), 2) United States Supreme Court Reports, Lawyers

edition (сокр.-L. Ed.) и 3) Supreme Court Reporter (сокр.-Sup.

Ct.). U. S. является официальной публикацией решений Верховного

суда США, издаваемых федеральным правительством.

 

До 1875 г. тома решений Верховного суда США (всего 90 то-

мов) обозначались но фамилиям их составителей следующим обра-

зом:

 

1789-1800 гг.-Dallas  (сокр.-Dall.)        - 4 тома

1801-1815 гг.-Cranch (сокр.-Cr.)         - 9 томов

1816 -1827 гг.-Wheaton (сокр.-Wheat.)      - 12 томов

1828-1842 гг.- Peters   (сокр.-Pet.)        -16 томов

1843 -1860 гг.-Howard (сокр.-How.)       -24 тома

1861-1862гг-Black   (сокр.-Bl. )      - 2 тома

1863-1874 гг.-Wallace (сокр.-Wall.)       -23 тома

 

После 1874 г., начиная с 91 тома, тома U. S. указываются лишь

под определенными порядковыми номерами. L. Ed. и Sup. Ct. яв-

ляются частными изданиями решений Верховного суда США. L. Ed

издается The Lawyers Cooperative Publishing Company, Sup. Ct. (co-

держит решения по делам, рассмотренным с 1882 г.) -West Publi-

shins Company. В отличие от U. S. в L. Ed. и Sup. Ct. в подзаголов-

ках дается более развернутая характеристика выносимых Верхов-

ным судом США решений, а также приводятся некоторые дополни-

тельные материалы, в частности выдержки из письменных резюме

адвокатов. При ссылках на решения Верховного суда США снача-

ла указывается номер тома соответствующего издания, затем сокра-

щенное название самого издания-U. S. (до 1875 г.-фамилия со-

ставителя), L. Ed. или Sup. Ct,-потом страницы тома и, наконец,

год вынесения решения (в скобках).

 

Решения нижестоящих федеральных судов до 1924 г. опублико-

ваны в The Federal Reporter (сокр.- Fed. или F.) после 1924 г. Fе-

deral Reporter Second Series (сокр.-Fed. (2 d) или F. 2 d). Реше-

ния окружных судов с 1932 г. публикуются в Federal Supplement

(сокр. - F. Supp).

 

Решения верховных судов отдельных штатов издаются каждым

штатом самостоятельно (правительством штата или частными изда-

телями). Дополнительно выпускаются сборники судебных решений по

группам штатов. Например, The Atlantic Reporter включает в себя

решения судов штатов Коннектикут, Делавер, Мейн, Мэриленд, Нью-

Гемпшир, Ныо-Джерси, Пенсильвания, Род-Айленд и Вермонт.

 

Оформление сносок по решениям федеральных судов и судов

отдельных штатов, опубликованных в названных изданиях, аналогич-

но оформлению, применяемому при ссылках на U. S., L. Ed. u Sup.

Ct.

 

-29-

 

ласти промышленного производства, было отнесено к

компетенции законодательных органов отдельных шта-

тов. Правда, эти правомочия законодательных органов

штатов не были прямо предусмотрены  Конституцией

США. Но в то же время они никогда не подвергались

особому сомнению, особенно после 1791 г., когда Конг-

ресс США впервые официально признал их в качестве

законной прерогативы штатов.

 

Единственное ограничение, которое Конституция США

налагала на деятельность штатов в сфере инкорпорации,

сводилось к тому, что такая деятельность штатов не

должна была противоречить обязательствам, возникшим

из договоров. Дело в том, что в силу существовавших в

то время воззрений устав корпораций, утверждаемый за-

конодательным органом штата и служивший разреши-

тельным актом штата на возникновение каждой отдель-

но взятой корпорации, рассматривался в качестве до-

говора, одной стороной которого была корпорация, а дру-

гой-сам штат в лице соответствующего законодатель-

ного органа. Поэтому считалось, что ни одна сторона не

имела права изменить условие данного договора (уста-

ва корпорации) без согласия другой стороны. Эта точка

зрения была подтверждена в 1819 г. Верховным судом

США в решении по делу Dartmouth v. Woodward (*8).

 

Но подобный характер отношений, складывающихся

между штатом и корпорациями в связи с возникновением

и функционированием последних, как показала жизнь,

не мог полностью удовлетворить ни власти штата, ни

самих акционеров. Законодательные органы штатов в

целом ряде случаев нуждались во внесении изменений в

устав той или иной корпорации без согласия ее акцио-

неров. И корпорации в связи с непредвиденными в мо-

мент их организации обстоятельствами часто также нуж-

дались в усовершенствовании уставов.

 

В поисках выхода из создавшегося положения отдель-

ные американские юристы еще до вынесения Верховным

судом США решения по делу Datrmouth v. Woodward

предложили применить к уставам корпораций, утверж-

даемым законодательными органами штатов, идею

<зарезервированного условия договора>. Такой взгляд

 

(**8) 4 Wheat 518 (U.S. 1819).

-30-

 

был высказан и в отдельном мнении одного из судей

Верховного суда США, принимавшего участие в рассмот-

рении названного дела. В соответствии с этой идеей за-

конодательный орган штата при утверждении устава

миг вписать в него в качестве одного из условий догово-

ра специальную оговорку о резервировании за собой

нрава на внесение последующих изменений в этот устав.

По указанному пути и пошла в последующем практика

деятельности законодательных органов штатов по ут-

верждению уставов корпораций.

 

Идея <зарезервированного условия договора> была

использована, таким образом, в интересах только одной

стороны - штатов. Другая сторона - корпорации -

подобного права в то время не получила. Объяснялось

это целым рядом причин, среди которых необходимо на-

звать следующие.

 

В рассматриваемый период истории американского

государства еще сохранялся взгляд на корпорации как

на организации, унаследованные от абсолютистского

английского государства. Поэтому законодательные ор-

ганы штатов, являвшиеся органами молодого еще бур-

жуазного государства, стремились осуществлять контроль

за корпорациями не только в стадии их организации, но

также и во время их последующей деятельности хотя

бы в такой слабой форме, как использование права на

возможность последующего изменения уставов уже функ-

ционирующих корпораций. Кроме того, и это, думается,

было основной причиной, классовые интересы американ-

ской буржуазии, державшей в своих руках власть в шта-

тах, совпадали с интересами представителей капиталис-

тического бизнеса в корпорациях, вследствие чего реше-

ния законодательных органов по изменению уставов от-

дельных корпораций в конечном счете принимались в

интересах самих же корпораций, а часто даже по ини-

циативе последних.

 

Таким образом, в первый период существования США

(конец XVIII-начало XIX века) каждая новая пред-

принимательская корпорация могла возникнуть только

по специальному решению законодательного органа со-

ответствующего штата либо федеральных органов, да-

ваемому в форме утверждения устава корпорации. Ка-

ких-либо общих нормативных актов, посвященных орга-

 

-31-

 

низации и деятельности предпринимательских корпора-

ций, в штатах в то время не существовало (*9).

 

При этом обычно устанавливались довольно жесткие

рамки для деятельности вновь возникающих корпораций

с установлением обязанности строгого соблюдения по-

следними  принципа специальной  правоспособности

(doctrine of ultra vires). Размер капитала и другой соб-

ственности корпораций был ограничен определенными

сравнительно небольшими пределами, корпорации мог-

ли функционировать на строго определенной территории.

Так, например, вся собственность организованной в

1818 г. в штате Массачусетс корпорации по производству

муки в стоимостном выражении не должна была превы-

шать 30000 долларов. Корпорации предписывалось

функционировать только в территориальных пределах

Кеннебекского округа. Она могла лишь молоть муку.

Наименование корпорации обязательно должно было

быть указано на каждом барреле (или половине барре-

ля) муки под страхом взыскания штрафа в размере двух

долларов за каждый ненаименованный баррель.

 

В  условиях мануфактурного капиталистического

производства такой жесткий правовой подход к корпо-

рациям экономически был терпим. Однако уже тогда

система выдачи штатами индивидуальных разрешений на

организацию корпораций вызывала много нареканий со

стороны отдельных слоев буржуазии и купечества.

 

Как правило, подобные разрешения выдавались влас-

тями штатов за взятки, в связи с чем наблюдалась кор-

рупция и другие отрицательные явления в деятельности

законодательных органов штатов и иных государствен-

ных органов США, связанных в той или иной степени с

организацией и функционированием капиталистического

бизнеса. На это обстоятельство были вынуждены обра-

тить внимание и буржуазные авторы. <В то время,-

пишет А. Берли,-политические лидеры, юристы, знако-

 

(**9) Следует отметить, что в отношении отдельных корпораций, ко-

торые по роду своей деятельности не преследовали цели извлечения

выгоды (городские общины, религиозные организации, корпорации

в области образования и т.п.), в стране уже имелись общие зако-

ны об инкорпорации (без необходимости утверждения уставов и

получения от государства специального разрешения на учреждение

каждой индивидуальной корпорации). Так, общий закон об инкор-

порации церквей и благотворительных организаций был известен в

США с 1784 г.

 

-32-

 

мые со всеми обходными путями в столицах штатов, по-

литики, желающие получить гонорары и денежные по-

жертвования в избирательные фонды за свою деятель-

ность в пользу корпораций, были знакомыми фигура-

ми> (*10). <Коррупция и взяточничество депутатов законода-

тельных органов штатов, соединенные с действием про-

мышленной революции,-отмечает Гарри Генн,-тре-

бовали изменений> (*11).

(**10) Adoll A. Berle. Historical inheritance of American Corpora-

lion. Social Meaning of Legal Concepts 3-the Powers and Duties of

Corporate Management. N. Y. U. School of Law, 1950, p, 189.

 

(**11) H. Henn. Op. cit,. p. 16. Следует сказать, что коррупция и

взяточничество в государственных органах, включая Конгресс США,

в связи с взаимоотношениями с корпорациями процветают и по на-

стоящее время. Примеров тому можно привести много. Так, сена-

тор Дж. Бендер получил от <United dye & chemical corporation>

осенью 1957 г. взятку в 100 000 долларов за содействие в прекра-

щении правительственного расследования махинаций названной кор-

порации. <New York Times>, March 28, 1962,

 

-33-

 

 2. Законодательство о корпорациях в период

промышленного переворота и расцвета свободной

конкуренции

 

Промышленный переворот, начавшийся в США в на-

чале XIX века и ставший особенно заметным после анг-

ло-американской войны 1812- 1814 гг., привел к утверж-

дению фабричной системы в американской промышлен-

ности. К 1870 г. США по объему промышленного про-

изводства вышли на второе место в мире после Англии.

В 60-е и 70-е годы прошлого века развитие свободной

конкуренции в США достигло наивысшего предела.

 

В связи с переходом к фабричной системе ведения

промышленного производства в стране значительно уве-

личилось количество вновь возникающих предпринима-

тельских корпораций. Так, в Новой Англии, являвшейся

и первой половине XIX века одним из наиболее разви-

тых промышленных районов страны, к 1830 г. было ор-

ганизовано 1900 корпораций, из которых 600 приходи-

лось на добывающую и обрабатывающую промышлен-

ность. Примерно такое же количество корпораций к то-

му времени возникло в штатах Мэриленд, Нью-Джерси,

Нью-Йорк, Огайо и Пенсильвания, вместе взятых. К это-

му же времени относится учреждение первых корпора-

 

-33-

 

ций и в области железнодорожного транспорта (*12). В по-

следующие годы и десятилетия волна инкорпораций

поднялась еще выше.

 

Естественно, что в таких условиях жесткие правила

о порядке возникновения корпораций превратились в

препятствие для дальнейшего развития капиталистичес-

кого бизнеса. Буржуазия стала требовать создания

формально равных возможностей для всех лиц, желаю-

щих заниматься корпоративным бизнесом, ссылаясь на

пресловутый буржуазный лозунг о свободе личности.

В юридической области это требование практически све-

лось к призыву отменить существовавший разрешитель-

ный порядок образования корпораций и заменить его

явочно-нормативным путем издания общих законов об

инкорпорации. И американское государство в лице за-

конодательных органов штатов охотно откликнулось на

требование бизнесменов.

 

В 1811 г. в штате Нью-Йорк был принят первый в

истории американского государства общий закон о пред-

принимательских корпорациях. (*13). Хотя действие этого

закона распространялось лишь на обрабатывающую про-

мышленность по выработке текстиля, стекла, металла и

краски, а не на все хозяйство, его значение в обшей сис-

теме законодательства о корпорациях в США не может

быть преуменьшено. Впервые в одной из важнейших от-

раслей американской промышленности бизнесмены по-

лучили право учреждать в явочном порядке корпорации

без необходимости получения на то особого разрешения

со стороны государства.

 

На основании указанного закона пять или более лиц

могли образовать корпорацию путем регистрации ее

устава, в котором необходимо было указать наименова-

 

(**12) См. A. Chayes. Introduction to <Corporations> by J. Davis,

pp. VII, VIII.

 

(**13) Истории законодательства о корпорациях в США известны

два более ранних акта о явочном порядке образования предприни-

мательских корпораций. Это закон 1795 г., принятый штатом Север-

ная Каролина, и закон 1799 г. штата Массачусетс. Но американские

историки права обычно не рассматривают их в качестве законов,

которые были бы переломными вехами в истории американского за-

конодательства о корпорациях. Объясняется это тем, что указанные

акты имели весьма и весьма ограниченное применение. Так, закон

штата Северная Каролина распространялся только на корпорации

в области строительства водных каналов, а закон штата Массачу-

сетс - на корпорации по строительству акведуков.

 

-34-

 

ние корпорации, ее месторасположение, цели и область

се деятельности, общую сумму капитала корпорации, ко-

личество выпускаемых акций, фамилии и адреса ее пер-

вых директоров. Общий капитал корпорации не должен

был превышать 100000 долларов, время существования

корпорации было ограничено двадцатью годами. При не-

достаче имущества корпорации в случае ее ликвидации

собственники акций могли были быть привлечены креди-

торами к дополнительной ответственности (*14).

 

В 1837 г. штат Коннектикут ввел еще более либераль-

ный для бизнесменов закон о корпорациях (*15), которым

разрешалось учреждать в явочном порядке предприни-

мательские корпорации в любой области хозяйства. За-

кон распространялся на корпорации с общим капиталом

от 4000 до 200000 долларов. Такие же общие законы о

корпорациях стали приниматься и в других штатах. Но

нее они, как правило, ограничивали общий капитал кор-

пораций довольно низкими суммами, сильно урезывали

права корпораций в области получения займов, сохраня-

ли личную ответственность собственников акций перед

кредиторами корпораций, требовали строгого соблюде-

ния корпорациями принципа специальной правоспособ-

ности. Объяснялось это в основном двумя причинами. Во-

первых, уровень концентрации и централизации произ-

водства был еще сравнительно невысок, и потому уста-

новленные законом максимальные пределы общей сум-

мы капитала корпораций во многих случаях не являлись

препятствием для развития промышленности того време-

ни. Кроме того, для тех случаев, когда вновь организуе-

мым корпорациям требовалось выйти за рамки установ-

ленного лимита капитала или учредить корпорации в

таких областях, на которые действие общих законов об

инкорпорации в явочном порядке не распространялось,

законодательные системы штатов в течение довольно

длительного времени сохраняли старый разрешительный

порядок учреждения корпораций. Таким образом, в шта-

тах в течение определенного периода параллельно дейст-

вовали две системы образования корпораций.

 

Во-вторых, в отдельных штатах действие общих за-

конов о корпорациях было ограниченным. Поэтому по-

давляющее большинство корпораций продолжало учреж-

 

(**14) New York Laws, 1811, p. 67.

(**15) Connecticut Public Laws (May 1836-May 1837), p. 63.

 

-35-

 

даться законодательными органами штатов в разреши-

тельном порядке. Так, например, в течение 23 лет су-

ществования указанной двойственной системы инкорпо-

рации в штате Висконсин было организовано в разре-

шительном порядке ИЗО корпораций и на основании

общего закона в явочном  порядке-только 143, а в

штате Нью-Джерси-соответственно 2551 и 982 корпо-

рации.

 

Начиная с конституции штата Луизиана 1835 г. (*16),

многие штаты стали включать в свои конституции спе-

циальные положения, полностью или с определенными

исключениями запрещающие инкорпорацию в разреши-

тельном порядке. К концу XIX века законодательные

системы всех штатов, за исключением штатов Коннекти-

кут, Массачусетс, Нью-Гемпшир и федерального округа

Колумбия, приняли подобные положения, предусматри-

вающие в качестве общего правила явочный порядок

образования предпринимательских корпораций на осно-

вании общих законов о корпорациях.

 

В рассматриваемый период, когда корпорации в ус-

ловиях свободной рыночной конкуренции показали свое

экономическое преимущество перед индивидуальным

способом ведения капиталистического производства, ког-

да во многих штатах был совершен переход к явочному

порядку образования корпораций и когда корпорации

прочно завоевали за собой репутацию буржуазных ин-

ститутов, отпала необходимость сохранения в силе опи-

санной выше идеи <зарезервированного условия догово-

ра> применительно к взаимоотношениям государства с

корпорациями.

 

Поэтому на корпорации был распространен общий

принцип охраны прав, закрепленный в XIV поправке к

Конституции США, до этого применявшийся лишь по от-

ношению к физическим лицам. В соответствии с этой по-

правкой, принятой в 1868 г., <ни один штат не может

лишить любое лицо жизни, свободы или собственности

без должного процесса, установленного правом, так же

как не может отрицать за любым лицом в пределах сво-

ей юрисдикции равное право на защиту закона> (*17).

 

(**16) Louisiana Constitution Title VI, Art. 123 (1845).

(**17) Amendment XIV. Limitations on State Action. О буржуазном

характере XIV поправки, которая в действительности предоставляет

указанные в ней права лишь богатым, см. стр. 87-88 настоящей

работы.

 

-36-

 

Таким образом, законодательство США о корпора-

циях в период промышленного переворота и расцвета

свободной рыночной конкуренции было приведено в со-

ответствие с потребностями развивавшегося капитали-

стического производства и сыграло немаловажную роль

и превращении корпораций в один из основных инстру-

ментов буржуазной американской экономики.

 

-37-

 

 3. Законодательство о корпорациях в период

становления и господства империализма в США

 

Последняя треть XIX века в истории США является

периодом перерастания капиталистической экономики,

основанной на свободной конкуренции, в экономику им-

периализма с установлением господства банков и моно-

полий.

 

Уже после гражданской войны 1861-1865 гг.. от-

крывшей широкую дорогу для быстрого капиталистиче-

ского развития США, в экономике страны начал проис-

ходить процесс концентрации производства. Этот про-

цесс заметно усилился в последующие годы, а в 80-

90-х годах он стал определяющим в развитии капитали-

стической экономики США.

 

Концентрация производства привела к возникновению

и росту капиталистических монополий. В 70-е годы поя-

вились первые тресты. В 1870 г. Д. Рокфеллером был

создан первый в стране трест <Стандард ойл>. под уп-

равление которого к 80-м годам перешло 90% всех

нефтеочистительных предприятий страны. В связи с круп-

ным железнодорожным строительством, проводившимся

в стране в эти годы, особенно заметное распространение

получили монополии в области железнодорожного

транспорта. Железные дороги в Америке, писал К. Маркс

в 1879 г., <послужили основой для возникновения огром-

ных акционерных компаний, одновременно образовав

новый отправной пункт для создания разного рода дру-

гих акционерных компаний, начиная с банковских> (*18).

 

Но в целом крупные корпорации в 70-х годах были

еще единичным явлением в стране. Их роль заметно уве-

личилась в 80-е годы, а к концу 90-х годов они становят-

ся доминирующим фактором в американской экономике.

 

(**18) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 34, стр. 290-291.

-37-

 

К этому времени уровень промышленного производства

крупных корпораций достиг 67% всей промышленной

продукции страны (*19). Рост крупных корпораций в США

сопровождался значительным усилением влияния в эко-

номике финансового капитала. В стране происходил

процесс сращивания банковского капитала с промыш-

ленным и образования крупной финансовой олигархии.

Именно в этот период Морганы и Рокфеллеры захвати-

ли господствующие позиции в экономической и полити-

ческой жизни США. Крупные корпорации и тресты про-

кладывали себе дорогу путем беспощадного вытеснения

и разорения мелкого и среднего капиталистического про-

изводства, значительного усиления эксплуатации трудя-

щихся масс, беззастенчивого использования методов гра-

бежа, насилия и обмана как внутри страны, так и на

международной арене.

 

В начале XX века после империалистической войны

с Испанией (1898 г.) и очередного экономического кризи-

са 1903 г. монополии превратились в решающую силу в

экономике США. Страна вступила в последнюю стадию

своей капиталистической истории: начался период импе-

риализма. В связи с бурным процессом концентрации и

монополизации производства, происходившим в послед-

ней трети XIX века, законодательство предшествующего

периода стало для корпораций стеснительным. Крупные

корпорации требовали полной свободы рук в осуществле-

нии своего грабительского бизнеса. Необходимо было

изменить действовавшие в то время в штатах общие за-

коны о корпорациях, приспособив их к нуждам разви-

вавшегося крупного бизнеса. И американское буржуаз-

ное государство в лице законодательных органов штатов

и соответствующих феодальных властей охотно пошло на

это. Первым на указанные требования откликнулся штат

Нью-Джерси, образно называемый в США <матерью

корпораций>. В 1875 г. он принял новый закон о корпо-

рациях, предоставивший последним весьма широкие пра-

ва в области осуществления их деятельности. Этот за-

кон, в частности, почти полностью отменил какие-либо

ограничения, ранее налагавшиеся на корпорации в части

предельного размера их капитала, предоставил директо-

 

(**19) См. Adolf А. Berle and G. Means. The Modern Corpora-

tion and Private Property. New York. 1935, p. 14.

 

-38-

 

рам и управляющим широкие правомочия в области уп-

равления корпорациями, значительно расширил финан-

совые возможности корпораций при получении займов и

выпуска акций, установил льготные условия ответствен-

ности корпораций перед кредиторами.

 

Еще более благоприятные условия для крупных кор-

пораций создал закон штата Делавер, принятый в 1899 г.

Изменили свое законодательство о корпорациях и многие

другие штаты, предоставив корпорациям многие новые

права, которых они раньше не имели.

 

Началась своеобразная конкуренция между штатами

в области законодательства о корпорациях по созданию

максимально привилегированных условий для деятель-

ности корпораций. Дело в том, что корпорации могли

быть организованы в любом штате в зависимости от ус-

мотрения их учредителей. И, разумеется, при выборе

штата инкорпорации в числе прочих обстоятельств не-

маловажное значение для бизнесменов имел вопрос о

характере и круге тех правомочии, которые предоставля-

ло корпорациям законодательство соответствующего

штата. Ибо в последующем во всей своей внутренней

деятельности (взаимоотношения директоров и акционе-

ров и т. п.) корпорации руководствовались именно зако-

нодательством штата инкорпорации, даже если их биз-

нес и осуществлялся на территории других штатов.

Интерес отдельных штатов в инкорпорации возможно

большего числа компаний (часто не имеющих никакой

связи с их экономикой) объяснялся просто. Штаты по-

лучали в результате этого доход в форме налога с кор-

порации за один только факт их учреждения в пределах

соответствующего штата.

 

В результате такой своего рода правовой конкурен-

ции во многих штатах были приняты законы о корпора-

циях, полностью отменившие ограничения о предельном

размере капитала в корпорациях, значительно расширив-

шие сферу деятельности п права корпораций за счет

предоставления им в первую очередь права одновремен-

ного занятия многими видами хозяйственной деятель-

ности (законное основание для объединения в одной кор-

порации комбинированного производства), права приоб-

ретения акций других корпораций, права выпуска него-

лосующих акций и акций без указания их номинальной

цены, права реализации акций не только за деньги, но

 

-39-

 

также в обмен на имущество и предоставляемые услуги.

Во многих штатах законодательство о корпорациях ста-

ло на путь отказа от признания преимущественного пра-

ва акционеров на приобретение вновь выпускаемых ак-

ций; корпорациям были предоставлены широкие полно-

мочия в области изменения их уставов.

 

Те же штаты, которые несколько задержались с

обновлением законодательства о корпорациях, исполь-

зовали другие формы и методы для создания более

благоприятных правовых условий деятельности крупных

корпораций. Так, законодательный орган штата Нью-

Йорк в 1892 г. в целях предотвращения инкорпорации

одной из крупнейших промышленных компаний США

<Дженерал моторе> в соседнем штате Нью-Джерси при-

нял специальный акт об учреждении этой корпорации на

чрезвычайно льготных условиях, наделив ее весьма ши-

рокими полномочиями в области осуществления бизнеса.

 

В рассматриваемый период главным образом усилия-

ми судов была сведена почти на нет и доктрина ultra

vires, в результате чего корпорации получили возмож-

ность заниматься по своему усмотрению по существу

любой деятельностью, приносящей им доходы. В уста-

вах корпораций в самой общей и туманной форме обыч-

но перечислялись лишь основные цели и задачи деятель-

ности корпораций. Кроме того, как правило, указыва-

лось на право корпораций осуществлять свой бизнес и

во всех побочных, вспомогательных областях, в той или

иной степени связанных с основной целью функциониро-

вания корпораций. Насколько широкое толкование суды

давали понятию побочного, вспомогательного бизнеса

корпораций хорошо видно из примера, приведенного

А. Берли. Одной железнодорожной корпорации, пишет

он, было разрешено в качестве побочного бизнеса зани-

маться содержанием и-обслуживанием граждан в гости-

ницах и на зимних курортах штата Флорида только на

том основании, что такая вспомогательная деятельность

обеспечивала в зимнее время определенное число пасса-

жиров для перевозки по железной дороге, принадлежа-

щей данной корпорации (*20).

 

(**20) См. Adolf A. Berle. Historical inheritance of American Cor-

porations. Corporations by Ralph J. Baker and William L. Carry

Brooklyn, The Foundation Press, Int., 1959, p. 5.

 

-40-

 

Следует вообще сказать, что в истории развития кор-

пораций США большая роль принадлежала судам. Ши-

роко применяя нормы общего права, создавая новые

прецеденты, умело пользуясь предоставленным правом

по толкованию действовавшего в то время законодатель-

ства о корпорациях, суды настойчиво проводили в жизнь

политику американского буржуазного государства по по-

ощрению деятельности крупных корпораций.

 

Они, в частности, помогли решить и такой весьма

актуальный для государства во второй половине XIX ве-

ка вопрос, как вопрос, о праве корпораций, образован-

ных на основании законов отдельных штатов, занимать-

ся общенациональным бизнесом. В решении по делу

Paul v. Virginia (*21), вынесенном в 1868 г., Верховный суд

США постановил, что каждый штат имеет право запре-

тить любой иностранной корпорации (*22) заниматься мест-

ным (штатным) бизнесом или разрешить на условиях,

предписанных штатом. Это означало, и в этом состоял

основной смысл данного решения Верховного суда США,

что отдельные штаты были некомпетентны вмешиваться

в вопросы общенационального бизнеса и потому не име-

ли права запретить иностранной корпорации заниматься

па своей территории общенациональной деятельностью.

 

Таким образом, законодательство о корпорациях и

судебная практика в период перехода США к империа-

лизму открыто встали на путь правового поощрения дея-

тельности крупных корпораций, что в конечном счете

привело к установлению господства капиталистических

монополий в экономике и политике США (*23).

 

Достигнув господствующего монопольного положе-

ния, крупные корпорации в целях повышения своих при-

былей резко усилили эксплуатацию трудящихся масс,

повели более интенсивное наступление на мелкий и сред-

ний капитал, на фермеров, прибегая при этом к различ-

ного рода спекулятивным аферам и весьма сомнительным

 

(**21) 75 U. S. (8 Wall.) 168.

 

(**22) Иностранными корпорациями в данном случае назывались все

корпорации, в том числе и корпорации США, образованные в других

штатах страны или иностранных государствах.

 

(**23) Классовая роль суда в США в защите интересов монополи-

стического капитала убедительно показана в книге Л. А. Лунца <Суд

в Соединенных Штатах Америки на службе монополистического ка-

питала>. М., Юриздат, 1948.

 

-41-

 

операциям. Все это вместе взятое вызывало резкое воз-

мущение не только со стороны рабочих и фермеров, но

также и со стороны отдельных слоев буржуазии и интел-

лигенции.

 

В 70-80-х годах особенно сильное недовольство вы-

зывали злоупотребления железнодорожных корпораций

в области повышения тарифов. В ответ на многочислен-

ные петиции и требования фермеров и мелких предпри-

нимателей в ряде штатов были приняты законы о регу-

лировании тарифов, взыскиваемых за перевозку по же-

лезным дорогам соответствующего штата.

 

Наконец, и Конгресс США был вынужден в 1887 г.

принять акт о междуштатной торговле, которым учреж-

далась специальная федеральная междуштатная комис-

сия. Этой комиссии было предоставлено право устанав-

ливать тарифы на перевозку грузов и багажа в области

междуштатной торговли, а также право контроля за сли-

янием железнодорожных корпораций. Однако на прак-

тике железнодорожные корпорации игнорировали реше-

ния междуштатной комиссии. Больше того, Верховный

суд США вообще признал действия комиссии по уста-

новлению тарифов неправомочными (*24). Кроме железно-

дорожных компаний, антимонополистические настроения

американского народа были направлены в адрес других

крупных корпораций, проводивших такую же грабитель-

скую империалистическую политику.

 

В целях умиротворения общественного мнения и вве-

дения антинародной монополистической деятельности

крупных корпораций в определенные <законные> рамки

федеральные власти США пошли на принятие так назы-

ваемого антитрестовского законодательства. 2 июля

1890 г. Конгрессом США был принят действующий и по-

ныне антитрестовский закон Шермана (*25). В соответствии

с этим законом любое объединение в форме треста или

в какой-либо иной форме, а также тайный сговор, напра-

вленные на ограничение торговли и ограничивающие

свободу конкуренции в области междуштатных отноше-

ний и отношений с участием иностранных государств,

 

(**24) Белявская Империалистическая сущность <анти-

трестовского> законодательства Теодора Рузвельта (1900-1905 гг.).

<Уч. зап. по новой и новейшей истории Института истории АН СССР>,

вып. З. М., 1957, стр. 155.

(**25) 15 U.S.C.A.  1-7.

 

-42-

 

объявлялись незаконными и подвергались судебному

преследованию.

 

Однако практика показала, что на деле закон Шер-

мана стал лишь удобной правовой ширмой ускорения

процесса концентрации и монополизации производства.

Так, если в течение 30 лет, предшествующих принятию

закона Шермана, в США было образовано лишь 24 про-

мышленных треста с общим капиталом в 436 млн. дол-

ларов, то в первое десятилетие после его принятия

(1890-1900 гг.) возникло 157 трестов с общим капита-

лом в 3,16 млрд. долларов (*26).

 

Закон Шермана не только не запретил, но и по суще-

ству легализовал новые более современные виды трес-

тов-консолидированный трест и держательскую ком-

панию, уже появившиеся к тому времени в практике (*27).

 

(**26) <Мировые экономические кризисы, 1848-1935>, т. I. М., Соц-

экгиз, 1937, стр. 223.

 

(**27) Первоначальной формой треста в США было объединение,

основанное на применении старого англо-американского института

<доверительной собственности>. По такому образцу, например, был

учрежден первый американский трест Д. Рокфеллера <Стандард ойл

комнани>. На основании правил этого правового института, по согла-

шению несколько корпораций, участвующих в создании треста, пере-

дают общее управление всеми корпорациями в доверительную собст-

венность одного лица или группы лиц, которые становятся юридиче-

скими собственниками данного образования-треста. Владельцы

объединенных трестом корпораций взамен получают от треста спе-

циальные сертификаты, свидетельствующие о том, что они призна-

ются фактическими собственниками переданного тресту имущества

(акций) и имеют право получения дивидендов, объявляемых руково-

дителями учреждаемого треста. Никаких других прав владельцы

объединяемых корпораций на время существования треста не при-

обретают, передавая таким образом все свое имущество в полное

распоряжение руководителей образуемого треста. Но такой трест

не становится самостоятельным юридическим лицом, он не имеет

права выпуска акций от своего собственного имени.

 

Поэтому от доверительной формы треста в последующем  во

многих случаях стали переходить к более совершенным видам тре-

стирования-консолидированному тресту и держательской компа-

нии.

 

В отличие от доверительного треста консолидированный

трест являлся самостоятельным юридическим лицом. Он выпус-

кал вместо сертификатов свои собственные акции и после превра-

щался в обычную крупную корпорацию, осуществляющую деятель-

ность на основании общих законов о корпорациях.

 

Характерной чертой чистой держательской компании

служит то. что она вообще не осуществляет какой-либо производ-

ственной или торговой деятельности. Единственной ее функцией слу-

жит скупка и держание акций других корпораций, обычно называе-

мых дочерними компаниями, которые при этом формально остаются

независимыми. Цель держательской компании сводится к осуществ-

лению контроля за деятельностью дочерних компаний и соответст-

венно присвоению производимых ими прибылей. Держательская ком-

пания, именуемая обычно компанией-матерью, является самостоя-

тельным юридическим лицом. Таким образом, держательская компа-

ния позволяет со сравнительно небольшим капиталом осуществлять

контроль за деятельностью, многих корпораций, а иногда и целых от-

раслей промышленности. Существование держательских корпораций

основано на той пресловутой <системе участий>, которая, по выра-

жению В. И. Ленина, <не только служит к гигантскому увеличению

власти монополистов, она кроме того позволяет безнаказанно обде-

лывать какие угодно темные и грязные дела и обирать публику, ибо

руководители <общества-матери> формально, по закону, не отве-

чают за <общество-дочь>, которое считается <самостоятельным> и

через которое можно все <провести> (В. И. Ленин. Полн. собр.

соч., т. 27, стр. 346). Чистая держательская компания впервые была

предусмотрена законом 1893 г. в штате Нью-Джерси.

 

-43-

 

Суды США в тех редких процессах, которые возбуж-

дались против монополистических объединений на осно-

вании закона Шермана в первые годы после его приня-

тия, как правило, становились на защиту монополий.

Так, из пяти судебных процессов, имевших место в

1892-1896 гг., четыре дела окончились в пользу корпо-

раций. Количество антитрестовских судебных дел не-

сколько возросло в начале XX века в годы президентст-

ва Т. Рузвельта. Но результаты были те же самые: мо-

нополии или выигрывали данные процессы, или отделы-

вались уплатой сравнительно небольших имуществен-

ных санкций и совершенно безболезненной организаци-

онной перестройкой. Кроме того, эти процессы носили

слишком затяжной характер. Так, дело нефтяного трес-

та <Стандард ойл компани оф Нью-Джерси> рассмат-

ривалось 4 года 6 месяцев, а дело порохового треста

<Дюпон де Немур Паудер корпорейшн>-4 года 10 ме-

сяцев. В то же время суды использовали закон Шерма-

на против рабочего движения, объявляя стачки рабочих

нарушением свободы конкуренции в области <продажи

рабочей силы>, а рабочие организации-трестами, имев-

шими целью ограничение развития промышленности и

торговли (*28). Закон Шермана в практике применения его

судами США имел открыто выраженный классовый бур-

жуазный характер.

 

В последующие годы по мере усиления процесса кон-

центрации и монополизации производства и роста анти-

 

(**28) <Очерки новой и новейшей истории США>, т. 1, стр. 332- 333.

 

44

 

монополистических настроений среди американского на-

рода антитрестовское законодательство частично изме-

нялось и дополнялось.

 

Наиболее существенные дополнения к закону Шерма-

на были сделаны в 1914 г. законом Клейтона (*29). Закон

Клейтона исходил из установившегося среди бизнесме-

нов, политиков и государственных деятелей того времени

мнения, что основная цель антитрестовского законода-

тельства должна состоять не в уничтожении уже воз-

никших монополий, а лишь в запрещении незаконных

сторон их деятельности, направленных на ограничение и

подавление свободной конкуренции. В соответствии с

данной предпосылкой закон Клейтона был призван уст-

ранить неопределенные формулировки закона Шермана

путем указания конкретных действий, являющихся огра-

ничением торговли и свободной конкуренции между шта-

гами или с иностранными государствами.

 

Таким образом, впервые в истории американского

федерального законодательства государство открыто

признало монополии законным институтом и показало

свою беспомощность в борьбе с ними. Да иначе и быть

не могло, так как государственный аппарат был и остает-

ся лишь комитетом по управлению делами монополи-

стической буржуазии, преданно и беспрекословно выра-

жающим ее волю. Пожалуй, единственной положитель-

ной стороной закона Клейтона был его <рабочий> пункт,

в соответствии с которым профессиональные рабочие

союзы изымались из-под действия закона Шермана. В

дополнение к закону Клейтона Конгресс США учредил

Федеральную торговую комиссию, на которую, в частно-

сти, возложил функции по проверке и расследованию слу-

чаен, подпадающих под действие антитрестовского зако-

нодательства.

 

Антитрестовское законодательство не остановило

бурного процесса концентрации и монополизации про-

изводства, происходившего в США в конце XIX и в XX ве-

ке, что вынуждены были признать сами американские

авторы (*30). Да оно в сущности и не ставило перед собой

подобной цели. Смысл и назначение антитрестовского

 

(**29) 15 U.S.C.A.  12-27.

 

(**30) <Честная оценка семидесятилетней практики применения анти-

трестовского законодательства должна привести к заключению, что,

несмотря на предпринятые меры по смягчению открыто грабитель-

 

-45-

 

законодательства были совершенно иными. По сущест-

ву оно было направлено на легализацию господства круп-

ных корпораций в США в тех пределах, которые предпи-

сывались самими же монополиями через посредство слу-

жащего им буржуазного государства. Помимо антитре-

стовского законодательства федеральными властями

США были приняты нормативные акты, затрагивающие

и некоторые другие стороны деятельности корпораций.

Из их числа следует отметить принятые Конгрессом

США в 1933 и 1934 гг. закон о фондовых бумагах (*31) и

закон об обращении фондовых бумаг (*32).

 

В названных актах, появившихся сразу же после раз-

рушительного экономического кризиса 1929-1933 гг., ре-

шались некоторые вопросы, связанные с упорядочением

выпуска корпорациями фондовых бумаг (акций и т. п.)

и их последующего обращения. В частности, предусмат-

ривалось создание еще одной правительственной феде-

ральной комиссии - Комиссии по регулированию выпус-

ка и обращения фондовых бумаг, а также говорилось об

обязанности корпораций давать при наличии соответст-

вующих условий необходимую финансовую информацию

акционерам и указанной федеральной комиссии.

 

Следует отметить, что федеральное законодательство

в период империализма совершенно не касалось глав-

ных сторон организации и деятельности предпринима-

тельских корпораций, за исключением некоторых спе-

циальных видов корпораций таких, например, как банки

и страховые компании.

 

Основное законодательство о корпорациях по-преж-

нему входило в компетенцию отдельных штатов. Очеред-

ная кампания по изменению многими штатами законо-

дательства о корпорациях была проведена после оконча-

ния второй мировой войны, в 50-60-х годах. Цель но-

вого обновления состояла в предоставлении корпораци-

ям еще большей свободы в осуществлении их бизнеса в

полном соответствии с той традицией укрепления гос-

подства монополий, которая сложилась в США в период

империализма.

 

ской деятельности монополий, ничего (или почти ничего) не было

сделано, чтобы остановить концентрацию американского производст-

ва>. А. Сhауеs. Introduction to <Corporations>  by J.  Davis.

p. XVII.

(**31) 15 U.S.C.A.  77a-77aa.

(**32) 15 V.S.C.A.  78a-78jj.

 

-46-

 

ГЛАВА II

 

ПОНЯТИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ КОРПОРАЦИИ

ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ПРАВУ

 

 1. Область применения корпоративной формы в США

 

Термин корпорация в американском праве имеет

весьма широкое применение. Им пользуются всякий раз,

когда хотят подчеркнуть, что организация, называемая

данным именем, составляет некоторое единство, могущее

выступать в гражданском и торговом обороте в качест-

ве самостоятельного субъекта права. В отличие от зако-

нодательства ряда капиталистических стран (например,

ФРГ, Швейцарии) право США не проводит различия

между корпорациями, как союзами лиц, и учреждения-

ми, как заведениями, образуемыми волей одного ли-

ца или нескольких лиц для выполнения специальных

полей, как правило, непредпринимательского харак-

тера. В США как первые, так и вторые в рав-

ной мере считаются корпорациями. Таким обра-

зом, в широком смысле слова корпорациями в США

являются и различного рода  муниципальные ор-

ганизации, осуществляющие определенные государст-

венные функции, и религиозные общины, и учреждения

научного, учебного, культурного, медицинского назначе-

ния, и акционерные компании, преследующие цели из-

влечения выгоды.

 

Но при этом законодательство отдельных штатов и

федеральное законодательство обычно проводят разли-

чие между отдельными видами корпораций в зависимо-

сти от характера деятельности и назначения последних.

В большинстве штатов имеются отдельные нормативные

 

-47-

 

акты, регулирующие соответственно деятельность пред-

принимательских корпораций, т. е. корпораций, пресле-

дующих цель извлечения выгоды, и корпораций непред-

принимательского характера. В ряде штатов были при-

няты единые нормативные акты о корпорациях с отдель-

ными положениями, относящимися к указанным двум

видам корпораций. Кроме того, почти во всех штатах

деятельность публичных (муниципальных) корпораций

регулируется совершенно самостоятельными законами.

 

В самом крупном и промышленно наиболее развитом

штате США-штате Нью-Йорк-в соответствии с дей-

ствующим законодательством все корпорации разделены

на три группы: 1) публичные корпорации, 2) непредпри-

нимательские корпорации, не являющиеся акционерны-

ми обществами, 3) предпринимательские корпорации с

акционерным капиталом.

 

К публичным корпорациям отнесены муниципальные

корпорации (города, селения, деревни) как органы ме-

стного самоуправления, наделенные соответствующими

функциями власти.

 

Непредпринимательскими корпорациями считаются

религиозные общины, корпорации в области образования

(университеты, колледжи, школы и т. п.), кооперативы,

не преследующие целей получения доходов, так называ-

емые товарищеские корпорации и различного рода фи-

лантропические учреждения.

 

Предпринимательскими корпорациями являются семь

групп корпораций: 1) корпорации, запятые в промыш-

ленности, торговле, коммунальном обслуживании и це-

лом ряде других отраслей хозяйства, 2) банки, 3) стра-

ховые компании, 4) железнодорожные компании, 5) ком-

пании, осуществляющие деятельность в других видах

транспорта, 6) кооперативы, организованные как акцио-

нерные общества с целью получения прибыли и 7) акци-

онерные компании, образуемые советами управляющих

университетов.

 

Непредпринимательские корпорации и корпорации,

преследующие цели извлечения выгоды, образованные

гражданами для осуществления своих частных интере-

сов, называются обычно частными корпорациями в

отличие от публичных корпораций (*1).

 

(**1) Деление корпораций в США на публичные и частные не сле-

дует смешивать с аналогичным делением, проводимым в Англии в

отношении британских компаний. В Англии публичными компаниями

считаются такие акционерные компании, которые продают свои ак-

ции широкой публике, частными же-компании закрытого типа, ак-

ции которых находятся в руках весьма ограниченного круга лиц и

которые обычно не предлагаются для свободной продажи публике.

В США публичным и частным корпорациям английского типа соот-

ветствуют так называемые открытые и закрытые корпорации, о ко-

торых речь будет идти в других главах настоящей работы.

 

-48-

 

Публичными корпорациями  считаются  кор-

порации, созданные государством для осуществления

отдельных правительственных функций. Публичные кор-

порации являются подразделениями государственного

аппарата, осуществляющими свою деятельность в преде-

лах определенной территории и наделенные в связи с

этим определенными функциями власти. К ним относятся

муниципальные корпорации в области местного самоуп-

равления, а также некоторые другие правительственные

корпорации, например корпорации по ирригации, создан-

ные в ряде западных штатов страны.

 

Иногда термин публичная корпорация употребляется

в ином значении. Его часто используют, например, при-

менительно к корпорациям, акции которых принадлежат

государству. Иногда публичными называют корпорации,

занятые в области железнодорожного транспорта, снаб-

жения населения газом, водой и электричеством (такие

корпорации в законе называются корпорациями по об-

служиванию публики). Следует, однако, сказать, что по-

добная характеристика корпораций в области комму-

нального обслуживания является неправильной, ибо в

конечном счете в условиях капиталистического товарно-

го хозяйства подавляющее большинство и других корпо-

раций в той или иной степени обслуживают определен-

ные потребности населения и потому также могут назы-

ваться публичными. Но в таком случае теряется какой-

либо смысл выделения корпораций, функционирующих

в области коммунального обслуживания, в особую груп-

пу по признаку их публичности.

 

Общее деление корпораций на публичные и частные

в зависимости от характера выполняемых ими функций

имеет, разумеется, определенный смысл в области адми-

нистративных, финансовых и иных подобных им отноше-

ний (наличие у публичных корпораций отдельных функ-

ций власти, налоговых льгот, иной порядок их образова-

ния и т. п.).

 

-49-

 

В области же гражданскоправовых отношений, как

совершенно справедливо отметил С. Н. Братусь, деление

юридических лиц на публичные и частные <по существу

ничего не дает и потому должно быть признано бес-

плодным> (*2).

 

Среди всех отмеченных видов корпораций наиболь-

шее значение с точки зрения экономического веса и по-

литического влияния в США имеют предприниматель-

ские корпорации, действующие в области промышленнос-

ти, транспорта, торговли и коммунального обслужива-

ния. Через посредство этих корпораций крупный финан-

совый капитал США в первую очередь осуществляет

свое господство как внутри страны, так и далеко за ее

пределами, безжалостно эксплуатируя народы зависи-

мых и колониальных территорий. Кроме того, и в юри-

дическом отношении они представляют наибольший ин-

терес в силу высокой степени .их организации как акцио-

нерных обществ и присущих им правовых методов веде-

ния капиталистического производства.

 

(**2) С. Н. Братусь. Субъекты гражданского права, стр. 151.

 

-50-

 

. 2. Определение и отличительные признаки

предпринимательской корпорации

 

Законы штатов не дают общего определения пред-

принимательской корпорации, ограничиваясь обычно

простой тавтологией, вроде того, что предприниматель-

ская корпорация-это корпорация, подпадающая под

действие закона о предпринимательских корпорациях (*3).

Подобная формулировка содержится даже в примерном

законе о предпринимательских корпорациях, разработан-

ном Американской ассоциацией юристов в качестве образ-

ца для законодательных собраний штатов (*4). Не лучше

обстоит дело и в американской юридической литературе.

Буржуазные ученые, предлагая свои определения корпо-

раций, ограничиваются чисто правовой характеристикой

отдельных сторон их деятельности. В таких определениях

всячески затушевывается классовая эксплуататорская

сущность корпораций США.

 

(**3) См., например, закон о корпорациях штата Нью-Йорк, 1963 г.

(Business Corporation Law,  102).

 

(**4) См.  2 данного закона (приложение к кн.: L. Y. Smith and

G. G. Roberson. Business Law. St. Paul. Minn., West Publishing

Co., 1960, p. 1076.

 

-50-

 

В качестве примера можно сослаться на определение

корпорации, данное Д. Хориштейном в его двухтомном

курсе <Право и практика корпораций>, являющемся в

настоящее время одним из наиболее популярных учеб-

ных пособий в США. <Основная характерная черта кор-

порации,-пишет Д. Хорнштейн,-состоит в том, что

она выступает в виде определенного единства. В соответ-

ствии с теорией фикции, прочно установившейся в на-

стоящее время, корпорация рассматривается в каче-

стве юридического лица, выступающего во вне самостоя-

тельно и отдельно от лиц, которые входят в ее состав

или являются ее собственниками>. (*5).

 

Некоторые американские ученые наряду с подобной

юридической   характеристикой   предпринимательской

корпорации указывают также на ее экономическую на-

правленность, разумеется, не давая при этом классового

анализа самой сущности корпорации. Так, по мнению

Хенна, <предпринимательской корпорацией называется

такой тип корпорации, который образуется для аккумули-

рования капитала, предназначаемого на определенные

коммерческие цели по получению прибыли> (*6).

 

В большинстве же случаев американские авторы

предпочитают пользоваться определением корпорации,

выработанным судебной практикой под значительным

влиянием теории фикции юридического лица. В обобщен-

ном виде это определение дано :в юридическом словаре

Блэка. <Корпорация,-говорится в нем,-это искусст-

венное лицо (легальное образование), созданное под по-

кровительством или в силу прямого предписания закона

соответствующего государства или нации, состоящее в от-

дельных редких случаях из одного лица и его преемни-

ков, являющихся служащими данного конкретного уч-

реждения, а обычно-из объединения многих лиц, вы-

ступающее под специальным наименованием в виде оп-

ределенного единства, которое рассматривается законом

как самостоятельная по отношению к входящим в нее

членам личность, наделенная правом непрерывного (по-

стоянного или в течение установленного законом време-

ни) существования независимо от изменения ее состава и

действующее как целое (наподобие индивидуума) в ре-

 

(*5) G. Ноrnstein. Corporation Law and Practice. St. Paul,

Minn.. West Publishing Co., 1959, p. 12.

(**6) H. Henn. Op. cit., p. 2.

 

-51-

 

шении вопросов, обычно присущих организациям в пре-

делах правомочий и компетенции, дарованных законом> (*7).

 

Как видно, в этом весьма путаном и громоздком оп-

ределении помимо чисто юридического понятия даются

также основные признаки корпорации и называются два

ее вида: корпорация, состоящая из судного человека, и

корпорация, являющаяся объединением ряда лиц. Одна-

ко во многих работах, посвященных правовому положе-

нию корпораций, признаки корпорации непосредственно

в определение корпорации обычно не включаются, а из-

лагаются отдельно от него. К их числу относятся: 1) пра-

во приобретать, пользоваться и распоряжаться собствен-

ностью от имени корпорации: 2) право искать и отвечать

на суде от имени корпорации; 3) централизованное ру-

ководство всеми делами корпорации со стороны правле-

ния директоров; 4) наличие передаваемых акций; 5) не-

прерывное, независимое от изменения членского состава

существование корпорации; 6) ограничение ответствен-

ности корпорации пределами имеющегося у нее имуще-

ства и невозможность обращения кредиторами дополни-

тельного взыскания на собственность акционеров (*8).

 

Отдельные авторы дают несколько иной перечень

признаков корпорации. Так, Д. Хорнштейн считает, что

принцип так называемой ограниченной ответственности

вообще не относится к числу существенных признаков

понятия корпорации, хотя он и предусмотрен законами

всех штатов и часто служит основным движущим сти-

мулом всех инкорпораций (*9). По всей видимости, мнение

Д. Хорнштейна в определенной степени объясняется тем

обстоятельством, что законодательство о корпорациях

ряда штатов (Делавер, Небраска, Юта) разрешает об-

разование корпораций с ответственностью самих акцио-

неров.

 

Но все буржуазные ученые единодушны в том, что

наличие обычно указываемых признаков корпорации еще

недостаточно для отнесения того или иного конкретного

 

(**7) Black's Law Dictionary. St. Paul Minn., West Publishing Co.,

1951, p. 409.

 

(**8) См., например, N. Lattin. The Law of Corporations. Broon-

lyn. The Foundation Press. Inc. ,1959;   R. Stevens. Handbook on

the Law of Private Corporations. St. Paul, Minn., West Publishing,

Co.. 1949; H. Henn. Op. cit.

(**9) См. G. Hornstein. Op. cit., p. 12.

 

-52-

 

объединения к корпорации. <В наше время,-пишет Ро-

берт Стивен, - не является простым делом определе-

ние конкретных признаков, с помощью которых можно

было бы отграничить корпорацию от некорпорации. То

или иное объединение может быть признано корпорацией,

несмотря на то, что оно не обладает всеми признака-

ми, обычно характерными для корпорации. И, напротив,

другое объединение, хотя оно и имеет все признаки, при-

сущие корпорации, все же корпорацией не будет> (*10).

 

Данное положение усугубляется еще тем, что дейст-

вующее в настоящее время в штатах законодательство

о предпринимательских корпорациях, как правило, по

существу не проводит различия между корпорациями

открытого типа, акции которых продаются публике, и

закрытыми корпорациями с ограниченным кругом акци-

онеров, как это, например, имеет место в ряде других

капиталистических стран (*11). Законы о корпорациях, как

правило (*12), не выделяют в отдельную группу и так назы-

ваемые контролирующие (держательские)  компании

(Holding companies), с помощью которых финансовый

капитал США обеспечивает себе господство в других

корпорациях.

 

Таким образом, можно констатировать, что американ-

ская буржуазная наука оказалась неспособной дать ус-

тойчивое юридическое определение понятия и признаков

корпорации, которыми можно было бы оперировать в

практике при установлении правового статуса многочис-

ленных капиталистических предпринимательских союзов

и объединений.

 

Анализ признаков предпринимательской корпорации

показывает, что по своей структуре и положению амери-

канские корпорации по существу являются тем, что в За-

падной континентальной Европе обычно называют акци-

 

(**10) R. Stevens. Op. cit., р. 19.

 

(**11) В соседней Канаде, например, закон о компаниях содержит

специальные положения, относящиеся к так называемым частным ком-

паниям, т. e. корпорациям, число членов которых не  превышает

50 человек и которым запрещается продажа акций широкой публике.

 

(**12) Исключение составляет лишь федеральный закон 1935 г. <О

держательских компаниях, действующих в междуштатном бизнесе в

сфере производства и снабжения электричеством и распределения га-

за>. (<Federal Public Utility Holding Company Act>, 1935-15 U.S.C.A.

 79-79z).

 

-53-

 

онерной компанией, выступающей в области граждан-

ских и торговых отношений в качестве самостоятельно-

го субъекта права (*13).

(**13) В этом отношении мы никак не можем согласиться с Г. Лас-

ком, по мнению которого в США <акционерные общества считаются

устаревшей формой, и в настоящее время ни одна важная область

предпринимательской деятельности не организована в форме акцио-

нерного общества. Г. Ласк. Гражданское право США (пер. с анг-

лийского). М., ИЛ, 1961, стр. 381.

 

Дело в том. что Г. Ласк имеет в виду, как он сам об этом пи-

шет, акционерные компании с ответственностью акционеров, сущест-

вовавшие в США в XIX веке, которые, кстати сказать, и в то вре-

мя назывались корпорациями. Действительно, если в понятие акцио-

нерной компании вкладывать подобный смысл, то в таком случае

утверждение Г. Ласка будет правильным. Но ведь Г. Ласку должно

быть известно, что в настоящее время, в частности, во Франции

и  ФРГ  акционерными обществами  именуются  объединения,

исключающие в качестве общего правила ответственность акционе-

ров. Поэтому и современные американские корпорации следует срав-

нивать не с теми акционерными компаниями, которых в большинстве

случаев уже нет как на американском континенте, так и в Западной

Европе, а с более современными их разновидностями, характерными

для XX века. С этой точки зрения американская корпорация должна

быть отнесена к типу акционерных обществ. Данный вывод вовсе

не означает, что американская корпорация во всех отношениях тож-

дественна европейским акционерным обществам. Она имеет целый

ряд присущих только ей особенностей (в области организации, по-

рядка образования капитала, управления и т. п.), о которых подроб-

нее будет сказано в последующих главах настоящей работы.

 

 

-54-

 

 3. Преимущество корпораций перед другими формами

предпринимательской деятельности

 

Формы предпринимательской капиталистической дея-

тельности, применяемые в настоящее время в США в об-

ласти промышленности, коммунального обслуживания,

транспорта и торговли, весьма многообразны. Наиболее

распространенными из них помимо корпораций являют-

ся: 1) индивидуальный способ ведения капиталистиче-

ского бизнеса в виде отдельного предприятия, основан-

ный на частной собственности на орудия и средства

производства (individual proprietorship) (**14), полное то-

 

(**14) Индивидуальный способ ведения капиталистического бизнеса

в виде отдельного предприятия является наиболее старым и в то же

время наиболее простым среди всех других форм капиталистической

предпринимательской деятельности. Его организация связана  с

меньшими формальностями, его правовое регулирование со стороны

государства незначительно. При нем собственник получает все дохо-

ды и отвечает всем своим имуществом за возможные убытки.

 

-54-

 

варищество (general partnership) (*15), 3) товарищество на

вере (limited partnership) (*16), 4) паевое объединение с

общим капиталом (joint stock association) (*17) и 5) пред-

принимательский трест (business Trust) (*18).

 

(**15) Полное товарищество--это объединение двух или более лиц

(сособственников) для занятия определенным промыслом с целью из-

влечения прибыли, участники которого по обязательствам товари-

щества отвечают всем своим имуществом как солидарные должники.

Убытки и прибыли полного товарищества распределяются между его

участниками пропорционально доле каждого из них в общем иму-

ществе товарищества. В большинстве штатов организация и деятель-

ность полных товариществ регулируется единообразным законом о

товариществах.

 

(**16) Товариществом па вере в отличие от полного товарищества

называется такое товарищество, в котором сособственники, управля-

ющие общими делами товарищества, несут полную ответственность

но обязательствам и деликтам товарищества, в то время как ответ-

ственность не принимающих участия в управлении сособственников

ограничена лишь пределами пая. В остальном товарищество на ве-

ре напоминает полное товарищество. Его иногда называют специаль-

ным товариществом. Организация и деятельность товариществ на

пере в подавляющем большинстве штатов регулируется особым нор-

мативным актом - Единообразным законом о товариществах на

вере.

 

(**17) К паевым объединениям с общим капиталом относятся такие

объединения, в которых вносимые его участниками паевые вложения

образуют фонд самого объединения. Участники объединения получа-

ют акции, которые могут свободно обращаться. В этом, а также в

некоторых других отношениях рассматриваемые паевые объедине-

ния очень похожи на корпорации, к которым они и приравниваются

законом в области налогового обложения и в ряде иных случаев. На

них, в частности, так же как и на корпорации, распространяется дей-

ствие федерального закона о банкротствах. Но паевые товари-

щества с общим капиталом имеют и существенные отличия от кор-

пораций, главным из которых является применение к ним принципа

полной ответственности участников за долги и деликты объединения.

Деятельность паевых объединений с общим капиталом регулируется

отдельными законами штатов, а также нормами общего права.

 

(**18) Предпринимательским трестом, обычно именуемым <Массачу-

сетским трестом>, считается объединение, осуществляющее управле-

ние и контроль над имуществом, принадлежащим на праве собст-

венности другим лицам и организациям. Последние получают от

треста сертификаты, удостоверяющие их право на получение доходов

от переданного тресту имущества. Данные сертификаты могут быть

их владельцами отчуждены. Все заключаемые трестом сделки по уп-

равлению имуществом осуществляются обычно от его имени с его

ответственностью. Разумеется, что управители треста за свою дея-

тельность получают обусловленное вознаграждение и часть прибы-

лей. Собственники имущества, если они теряют фактический контроль

над своим имуществом и не вмешиваются в дела треста, несут от-

ветственность за убытки и деликты треста, ограниченную пределами

переданного тресту имущества. В отношении налогового обложения,

а также в ряде других случаев предпринимательский трест приравни-

вается к корпорациям. Его деятельность регулируется законами от-

дельных штатов, некоторыми нормами федерального анитрестовско-

го законодательства, а также нормами общего права.

 

-55-

 

Существуют также многочисленные формы разного

рода объединений с участием крупных корпораций (как

договорных, так и внедоговорных), направленных на ус-

тановление монопольного господства во всех сферах аме-

риканской экономики.

 

Все названные формы предпринимательской деятель-

ности, включая деятельность, основанную на индивиду-

альной частной собственности, базируются по общему

правилу на широком использовании наемного труда и

интенсивной эксплуатации рабочих.

 

Если сравнить правовое положение предприниматель-

ских корпораций с положением других указанных выше

форм капиталистической деятельности, то правовой ста-

тус корпораций во многих отношениях окажется более

предпочтительным. Корпорации имеют следующие ос-

новные преимущества.

 

1) Они исключают, как правило (*19), ответственность

акционеров перед кредиторами корпораций. В случае не-

состоятельности той или иной корпорации акционеры не-

сут лишь риск возможного обесценения имеющихся у

них акций и, следовательно, потери капиталовложений

в такой корпорации. Все остальное имущество, находя-

щееся в их собственности, остается за пределами всякой

связи с данной корпорацией. Благодаря этому капиталист

может вкладывать свой капитал одновременно в не-

сколько корпораций и тем самым убытки от своего уча-

стия в одних из них с лихвой перекрывать прибылями,

получаемыми в других корпорациях.

 

Возможность учета риска, ограниченного зара-

нее известной суммой, делает корпорацию в глазах ка-

 

(**19) Закон обычно предусматривает ответственность акционеров

перед кредиторами корпораций в случаях полной или частичной не-

оплаты ими приобретенных в корпорациях акций (см. главу IX,

 6). Но это особый случай, по существу ничего общего не имею-

щий с понятием ответственности, рассматриваемой в настоящем па-

раграфе. Ибо в данном случае речь идет об ответственности по сум-

мам, которые акционер должен корпорации. Поэтому следует согла-

ситься с мнением Е. А. Флейшиц о том, что термин ограниченная от-

ветственность акционеров применительно к корпорациям неудачей.

См. Е. А. Флейшиц. Буржуазное гражданское право па службе

монополистического капитала, стр. 24.

 

-56-

 

питалистов наиболее привлекательной правовой формой

предпринимательской деятельности и как следствие это-

го открывает широкие перспективы для централизации

огромных масс капитала.

 

2) Существование корпорации не зависит от измене-

ния состава акционеров. Больше того, она продолжает

функционировать, даже если в ней останется всего один

акционер. В связи с этим капиталист в состоянии, если

он этого захочет, вернуть вложенный им в корпорацию

капитал путем продажи имеющихся у него акций.

 

3) Сосредоточение управления корпорациями в ру-

ках директоров и управляющих и отстранение от участия

в нем мелких и средних акционеров создает неограни-

ченные возможности крупным вкладчикам капитала (ка-

питалистам, банкам и др.) для установления контроля за

деятельностью корпораций.

 

4) Корпорации имеют широкие полномочия по полу-

чению долгосрочных облигационных займов у банков,

иных финансовых учреждений и отдельных крупных ка-

питалистов. Это очень важное преимущество корпораций

перед прочим, и предпринимательскими объединениями

капиталистов, ибо долгосрочный кредит в экономическом

отношении является наиболее выгодным для любого

капиталистического предприятия.

 

5) Корпорации в отличие от других видов капитали-

стических объединений, как правило, являются юриди-

ческими лицами и потому выступают в гражданском и

торговом обороте как совершенно самостоятельные субъ-

екты права (**20).

 

Указанные преимущества корпорации перед прочими

капиталистическими объединениями превратили их в

наиболее эффективный правовой инструмент в деле кон-

центрации производства и установления господства фи-

нансово-монополистического капитала в США. Не удиви-

тельно поэтому, что корпорации заняли господствующее

положение в экономике страны. Так, в 1959 г. на долю

корпораций приходилось свыше 60% общих производст-

венных прибылей, хотя количественно они составляли

лишь десятую часть всех предпринимательских единиц,

имевшихся в то время в США. При этом подавляющая

часть прибылей пошла в карман крупных корпораций.

 

(**20) Об исключениях из названного правила см. в  2 главы III на-

стоящей работы.

 

-57-

 

ГЛАВА III

 

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ КОРПОРАЦИЯ

КАК ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО

 

 1. Исторические корни концепции юридического лица

 

Римские юристы не выработали понятия юридическо-

го лица как особого субъекта права, существующего на-

ряду с физическими лицами, хотя им и удалось сформу-

лировать ряд основных признаков, присущих коллек-

тивным образованиям (независимость существования

корпорации от смены составляющих ее лиц, обособлен-

ность имущества корпорации от имущества ее отдельных

членов, выражение воли корпорации в отношениях с

третьими лицами через посредство физических лиц).

Объяснялось это неразвитостью в Древнем Риме тех эко-

номических отношений, которые в основе своей могли

порождать определенные формы предпринимательских

объединений, выступающих в гражданском обороте в

качестве юридических лиц. На этом основании извест-

ный американский историк в области права корпораций

Джои Дэвис сделал вывод о том, что концепция юриди-

ческого лица в английском праве сложилась независимо

от римских юристов, испытав на себе лишь общее воз-

действие основных принципов римского частного пра-

ва (*1). В этом утверждении содержится большая доля ис-

тины, поскольку разработка понятия юридического лица

английскими юристами происходила в период появления

и роста в Англии капиталистического способа производ-

ства.

 

(**1) См. John Davis. Corporations. Capricorn Books, New York,

1961, p. 235.

 

-58-

 

Одним из первых авторов, внесших значительный

оклад, в разработку теории юридического лица в Англии,

был известный в то время юрист и государственный дея-

тель лорд Кок, изложивший основные принципы понятия

юридического лица в четырех томах своих Институций,

опубликованных в 1628 г. Последующую доработку по-

нятия юридического лица в английском праве сделал

юрист и историк права Виллиам Блэкстон в <Коммента-

риях английского права>, вышедших из печати в 1765 г.

 

Согласно теории Кока и Блэкстона акционерные ком-

пании, а также церкви, монастыри, муниципалитеты и

другие учреждения являются юридическими лицами, вы-

ступающими в отношениях с третьими лицами в качест-

ве самостоятельных субъектов права наряду с физиче-

ски лицами. Кок и Блэкстон указали также основные

признаки юридического лица, перечисленные нами в

2 предшествующей главы. В таком виде концепция

юридического лица, разработанная Коком и Блэкстоном,

перешла в Соединенные Штаты Америки, в которых име-

на ее создателей до сих пор пользуются признанием. При

этом первоначально американское общее право не при-

меняло концепцию юридического лица (entity theory) по

отношению к товариществам, как это делало буржуазное

гражданское и торговое право в странах континенталь-

ной Европы. В соответствии с aggregate theory товари-

щество в США рассматривалось в качестве объединения

лиц, которое не составляло единого целого и которое в

связи с этим не наделялось самостоятельной правосубъ-

ектностью. Юридическими лицами по нормам общего

права считались лишь корпорации.

 

-59-

 

 2. Понятие юридического лица в современном праве

США

 

С развитием империализма, когда, по словам В. И.

Ленина, буржуазия вынуждена рвать со своей собствен-

ной законностью, законодательство и судебная практика

США стали все больше отходить от традиционной точки

зрения в отношении трактовки концепции юридического

лица. Понятие юридического лица начинает утрачивать

присущие ему ранее черты определенности. Как удачно

выразилась Е. А. Флейшиц, в данный период <оказалось

 

-59-

 

глубоко расшатанным самое понятие юридического лица,

а вместе с тем и законность в сфере применения этого

понятия> (*2).

 

Процесс расшатывания, понятия юридического лица в

американском праве периода империализма происходит

по следующим основным четырем направлениям.

 

1) Из понятия юридического лица выхолащивается

идея коллективного субъекта права, что нашло прямое вы-

ражение в узаконении one-man company, т.е. таких корпо-

раций, которые состоят всего из одного члена. Законода-

тельство о корпорациях таких штатов, как Айова, Вис-

консин, Кентукки, Мичиган и Аризона, предусматривает,

что каждая новая корпорация может быть образована

одним лицом. Есть основания считать, что предусматри-

ваемое законами право образования корпораций, состоя-

щих из одного лица, имеет определенную тенденцию к

развитию и в других штатах. Подтверждением этого слу-

жит новый закон о предпринимательских корпорациях

штата Нью-Йорк, введенный в действие с 1 сентября

1963 г. На основании ранее существовавшего в этом шта-

те законодательства для образования корпорации необ-

ходимо было иметь минимум три лица. Теперь же в силу

 401 нового закона для учреждения каждой новой кор-

порации достаточно наличия одного лица. Основанием

для такого изменения закона, по утверждению его сос-

тавителей, послужило желание упростить процедуру об-

разования корпораций и, главное, необходимость приве-

дения законодательства в соответствие с потребностями

и запросами самих корпораций.

 

Помимо допускаемого законами штатов права образо-

вания one-man company законодательные акты о кор-

порациях по существу не содержат каких-либо запреще-

ний в отношении корпораций, число акционеров которых

уменьшается до одного в процессе их функционирования.

Поэтому такие корпорации также продолжают действо-

вать на законных основаниях.

 

Таким образом, в США имеется весьма широкая зако-

нодательная база для существования one-man company,

в качестве единственного акционера которой может вы-

ступать как отдельный гражданин, так и какая-либо

 

(**2) Е. А. Флейшиц. Буржуазное гражданское право на служ-

бе монополистического капитала, стр. 29.

 

-60-

 

корпорация. (*3). Этот тип корпорации охотнее всего исполь-

зуют в своей деятельности крупные корпорации в целях

усиления монопольного господства путем организации

различного рода формально независимых дочерних ком-

паний. Поэтому они проявляют особую заинтересован-

ность в сохранении и развитии института one-man com-

pany в праве США. Сам по себе факт существования

one-man company не укладывается в рамки старого, тра-

диционного буржуазного понятия юридического лица

как коллективного субъекта права. Известно, что сама

идея юридического лица первоначально возникла и в

последующем получила развитие для обоснования право-

субъектности определенных объединений лиц в проти-

вовес правосубъектности физического лица. С появле-

нием one-man company из понятия юридического лица

удаляется то, ради чего оно было создано: элемент кол-

лективности. С этого времени противопоставление юри-

дических и физических лиц в праве США на основании

людского <субстрата> в определенной степени утрачивает

свое былое значение. Понятие юридического лица цели-

ком подчиняется требованиям обеспечения необходимых

правовых форм для обоснования функционирования оп-

ределенных комплексов капитала. При этом не имеет ре-

шающего значения, 'кто стоит за данным капиталом: це-

лая группа банкиров и капиталистов или всего лишь

один бизнесмен. Старая буржуазная концепция юридиче-

ского лица как коллективного субъекта права оказалась

принесенной в жертву интересам капитала.

 

2) Второй путь расшатывания понятия юридического

лица связан с появлением так называемых фактиче-

ских юридических лиц. В определенных случаях

суды стали признавать фактическими юридическими ли-

цами те корпорации, которые в момент их организации

не выполнили ряда обязательных требований закона о

порядке инкорпорации, таких, как необходимость регист-

рации устава в определенных государственных органах,

 

(**3) Речь в данном случае идет об акционерах, а не об учредите-

лях корпораций. В роли последних часто выступают подставные ли-

ца, которые после учреждения корпорации передают все акции на-

стоящему хозяину (хозяевам) корпорации, называемому акционе-

ром. Это обстоятельство следует иметь в виду, так как, за исклю-

чением двух штатов (Кентукки и Мичиган), законодательство запре-

щает корпорациям как таковым выступать в роли учредителей (но

не акционеров) корпораций.

 

-61-

 

установления минимального размера вносимого капита-

ла, уплаты пошлин в доход штата и т. п. И это несмотря

на то, что в соответствии с законами штатов о корпора-

циях соблюдения данных формальностей является необ-

ходимым условием правомерности возникновения корпо-

раций.

 

Наделение правами фактического юридического лица

той или иной корпорации, образованной с нарушением

закона, обычно производится судами при наличии одно-

временно следующих трех условий: 1) существование в

штате инкорпорации соответствующего закона, на осно-

вании которого данный вид корпорации может быть об-

разован; 2) реальной, хотя и недостаточной попытки вы-

полнения требований закона о порядке образования

корпорации и 3) определенной практической деятельнос-

ти порочно образованной корпорации в качестве корпо-

рации.

 

Следует, однако, сказать, что суды при решении кон-

кретных дел толкуют очень широко эти требования, вы-

работанные многолетней судебной практикой.

 

Так, первое условие часто считается соблюденным

даже в том случае, когда сам закон, на основании кото-

рого должна быть произведена инкорпорация, признает-

ся судом неконституционным (*4). Что касается способов

толкования судами второго условия, то оно очень нагляд-

но проя.вилось в Nebraska case (*5), рассмотренном судом

штата в 1954 г. Обстоятельства данного дела состояли

в следующем. Держательская компания <Baum Holding

Co.>, выступавшая по делу в роли ответчика, была орга-

низована в 1922 г. в штате Небраска, хотя закон в то

время не разрешал учреждения на территории штата по-

добного вида корпораций. Деятельность держательских

компаний в Небраске была санкционирована лишь в

1941 г. Однако ни в 1941 г., ни в последующие годы <Ba-

um Holding Co.> не сделала никаких попыток к юридиче-

скому оформлению своего существования в соответствии

с предписаниями закона 1941 г. Тем не менее суд штата

признал <Baum Holding Co.> фактическим юридическим

лицом начиная с 1941 г. на том основании, что сам по се-

бе факт продолжения деловой активности ответчиком по-

 

(**4) См., например, Gwynne v. Board of Education, 259, N. Y., 191

(1932).

(**5) Baum v. <Baum Holding Co.>, 158, Neb. 197.

 

-62-

 

сле издания закона 1941 г. по существу свидетельство-

вал, по мнению суда, о выполнении требований закона в

части инкорпорации.

 

Опираясь на это решение, другие суды США делают

общий вывод, согласно которому попытка к соблюдению

закона о порядке инкорпорации считается выполненной

даже в том случае, когда она была предпринята до изда-

ния самого закона, разрешающего образование данного

вида корпораций. Неопределенный смысл при наделении

правами фактического юридического лица вкладывается

судами и в определение того, что составляет практиче-

скую деятельность незаконно образованных корпора-

ций. Многие суды считают данное требование выполнен-

ным даже в тех случаях, когда порочно образованная

корпорация и другая сторона по делу не имели между

собой никаких предварительных правовых отношений,

основанных на фактическом признании юридической

личности такой корпорации (*6).

 

При признании порочно образованных корпораций

фактическими юридическими лицами суды обычно исхо-

дят из того, что предоставляемый ими корпорациям юри-

дический статус ограничивается лишь сферой тех конк-

ретных отношений (отношений собственности, договор-

ных отношений, деликтных отношений и т. д.), которые

являются предметом судебного спора. Общего пра.вового

статуса юридического лица, как это делает закон, суды

таким корпорациям не присваивают. При этом иск о

юридической личности порочно образованной корпора-

ции должен быть предъявлен или самой корпорацией, или

же тем лицом  (организацией), которое вступило

с ней в какие-либо правовые отношения, но не государ-

ственным органом, действующим в порядке выполнения

надзорных функций.

 

В последнее время в ряде штатов количество судеб-

ных дел по вопросу о применении доктрины фактическо-

го юридического лица несколько уменьшилось в связи

с созданием для корпораций более льготных условий их

организации. Так, в настоящее время законы 20 штатов

не требуют двойной регистрации (в органах штата и в

районе деятельности корпорации); в 15 штатах утверж-

дение и опубликование корпорациями устава считаются

 

(**6) См., например, <Fisch Auto Supply Co.> v. Nelson, 222 Mich.

196 (1923).

 

-63-

 

решающим доказательством их законной организации; в

ряде штатов учредители освобождены от обязанности

указания минимального размера вносимого капитала, не-

обходимого для начала деятельности корпорации.

 

Но это вовсе не означает, что проблема фактического

юридического лица теряет свою остроту в США. Об этом,

в частности, свидетельствует факт серьезной обеспокоен-

ности развитием данного института со стороны отдель-

ных американских юристов. Так, по мнению Баллантай-

на, практика судов по применению доктрины фактиче-

ского юридического лица представляет собой неблаго-

приятную и огорчительную путаницу (*7). А Фрей называет

данную доктрину легальной умозрительностью в ее наи-

худшем выражении (*8). Названные авторы, к которым при-

соединяется также Стивенс (*9), считают, что доктрина фак-

тического юридического лица является не чем иным, как

скрытым приемом, применяемым при ответе на вопрос о

том, может ли то или иное объединение лиц при конкрет-

ных обстоятельствах дела пользоваться правом ограни-

ченной ответственности перед своими кредиторами.

 

Эти критические замечания американских буржуаз-

ных авторов в адрес рассматриваемой доктрины являют-

ся правильными, но далеко не исчерпывающими.

 

В действительности речь идет, как указывал В. И.

Ленин, о более глубоком процессе разрушения буржуаз-

ной законности в период империализма. С помощью

доктрины фактического юридического лица американ-

ские суды вносят полную неопределенность в один из

важнейших институтов права США, каким является пра-

во корпораций. Суды присвоили себе власть определять

задним числом юридический статус корпораций, что, бе-

зусловно, в первую очередь на руку крупным корпораци-

ям, в интересах которых, как правило, суды и применя-

ют рассматриваемую доктрину.

 

Кстати сказать, доктрина фактического юридического

лица является далеко не последним словом американ-

ской юриспруденции в области судебной легализации

деятельности незаконно образованных корпораций. Да-

же при отсутствии условий, при наличии которых в прин-

 

(**7) См. Н. Вallantinе. Ор. cit., р. 71.

 

(**8) См. A. Frey. Legal Analysis and the <de Facto> Doctrine.

100 U. Pa. L. Rev. 1180, 1952.

(**9) R. Stevens. Ор. cit., p. 135.

 

-64-

 

ципе допустимо применение доктрины фактического юри-

дического лица, суды в ряде случаев могут любое пред-

принимательское объединение признать законно дейст-

вующей корпорацией на основании доктрины corporation

by estoppel. Сущность этой доктрины состоит в том, что

в судебном процессе сторонам запрещено оспаривать за-

конность деятельности того или иного объединения в

качестве корпорации, если они в предшествующих взаи-

моотношениях между собой презюмировали такое каче-

ство за указанным объединением. При этом не имеет аб-

солютно никакого значения тот факт, что в действитель-

ности это объединение вообще ничего общего с корпора-

цией не имело.

 

3) Ту же цель, что и применение доктрин фактиче-

ского юридического лица и corporation by estoppel, пре-

следует также практика судов по отказу в определен-

ных случаях в признании статуса юридической личности

за корпорациями, образованными в соответствии с требо-

ваниями закона. (<Disregard of the corporate fiction> or

<Piercing the corporate veil>).

 

Но в данном случае цель достигается обратным пу-

тем: суды игнорируют законно приобретенный корпора-

цией статус юридического лица и возлагают дополни-

тельную ответственность за долги корпорации на самих

акционеров, в роли которых могут выступать не только

частные лица, но и корпорации.

 

Принципы, на основании которых суды могут игнори-

ровать юридическую личность корпораций, были сформу-

лированы еще в 1905 г. окружным судьей штата Вискон-

син Санборном. <По общему правилу,-говорил он,-

корпорация должна рассматриваться в качестве самосто-

ятельного субъекта права (юридического лица). Но в тех

случаях, когда корпорация свое положение субъекта пра-

ва использует для того, чтобы причинить ущерб общест-

ву и оправдать свои неправильные действия или скрыть

обман, или защитить преступление, право должно рас-

сматривать такую корпорацию как простое объединение

лиц, не наделенное самостоятельной правосубъект-

ностью> (*10).

Уорнер Фуллер, специально изучавший данную про-

 

(**10) United States v. <Milwaukee Refrigerator Transit Co.>, 142

F. 247, 255 Е. d. Wis. (1905).

 

-65-

 

блему, изложил эти принципы более кратко. По его сло-

вам, юридическая личность корпорации не должна при-

ниматься во внимание во всех случаях, когда это необхо-

димо для поощрения правосудия или избавления от не-

справедливых результатов (*11). Как признают сами амери-

канские авторы (*12), изложенные принципы дают судам

лишь моральный критерий по рассмотрению дел об игно-

рировании юридической личности корпораций. Что ка-

сается их практической ценности, то они слишком широ-

ки для того, чтобы служить осязаемой нормой при раз-

решении конкретных дел. Поэтому применительно к от-

дельным категориям корпораций судебной практикой

были выработаны дополнительные критерии, с помощью

которых в необходимых случаях возможно игнорирова-

ние их юридической личности. Обычно подобная судеб-

ная <немилость> проявляется по отношению к двум ви-

дам корпораций: one-man company и системе материн-

ских и дочерних компаний, в деятельности которых, как

показывает практика, чаще всего встречаются различно-

го рода злоупотребления, как-то: укрытие имущества от

обложения государственными налогами и от кредиторов,

превращение дочерних компаний в простые орудия ком-

пании-матери и т. д.

 

Юридическая личность one-man company может быть

игнорирована судом, если в своей деятельности подоб-

ная корпорация не соблюдает два основные требования,

предъявляемые к ней практикой: 1) осуществление биз-

неса на корпоративной, а не личной основе, 2) наличие

достаточной финансовой базы для реализации тех целей,

ради которых она была создана (*13).

 

Юридическая личность дочерних компаний не при-

знается в тех случаях, когда 1) они не имеют достаточ-

ной финансовой базы и имущества, необходимого для

осуществления их нормальной деятельности, 2) заклю-

чаемые ими сделки, а также вся их бухгалтерия и

документация ведутся в общей массе со сделками

и документацией компании-матери, 3) при наличии

 

(**11) См. Warner Fuller. The Incorporated Individual: a Study of

the one-man Company. 51 Harvard L. Rev., 1373, at 1402, 1938.

(**12) См., например, N. Lattin. Op. cit., p. 67.

(**13) См. Сataido. Limited Liability With one-man Companies and

Subsidiary Corporations. 18 Law & Contemp. Prob., 473, 482-483,

1953.

 

-66-

 

совместных с компанией-матерью директоров и управ-

ляющих не соблюдаются формальности раздельного

проведения заседаний, 4) в отношениях с публикой

они не выступают в качестве самостоятельных орга-

низаций (*14).

 

При установлении судом нарушения хотя бы одного

из указанных требований к ответственности могут быть

привлечены собственник one-man company или корпора-

ция-мать.

 

Игнорирование судами юридической личности корпо-

раций производится применительно к отдельным сферам

их деятельности в зависимости от конкретных обстоя-

тельств рассматриваемых дел, так же как это имеет мес-

то (только при наличии обратного процесса) при при-

менении доктрины фактического юридического лица.

Поэтому в некоторых случаях может создаться такое по-

ложение, когда одна и та же корпорация, не признанная

судом юридическим лицом в одной области, будет поль-

зоваться правами юридического лица во всех других

сферах своей деятельности.

 

Однако по общему правилу даже при наличии уста-

новленных практикой критериев суды по существу не

стеснены какими-либо правилами для игнорирования

юридической личности конкретных корпораций, ибо эти

критерии являются слишком неопределенными и иллю-

зорными. Последнее вынуждены иногда признавать са-

ми буржуазные юристы. Этот вывод вытекает из ана-

лиза судебной практики, содержащей массу противо-

речивых решений, вынесенных по одним и тем же

вопросам (*15).

 

Он свидетельствует о двуличном характере буржуаз-

ной морали и правосудия в США, на защиту которых на-

правлена деятельность судов по игнорированию юриди-

ческой личности корпораций. Социальный характер по-

добной деятельности ясен: она является отражением кон-

курентной борьбы в правовой сфере и преследует цель

защиты сильного. При этом, как и при использовании

концепции фактического юридического лица, в жертву

 

(**14) См. Сataldо. Op. cit., pp. 473, 492-498.

 

(**15) Сравни, например, Wagner v. <Manufacturers' Trust Co.>,

237 App. Div. 175. 261, N. Y. S.. 136, 140 (I st Dept 1932) and Weis-

ser v. <Mursum Shoe Corporation>, 12 F. 2 d. 344 (2 d Cir. 1942).

 

-67-

 

приносится понятие юридического лица, выработанное

на заре развития буржуазного общества.

 

4) Наконец, одним из симптомов расшатывания тра-

диционного понятия юридического лица в праве США

является тенденция к расширению видов

предпринимательских   объединений, на-

деляемых правами юридического лица.

Если раньше юридическими лицами считались только

корпорации, то в настоящее время в определенных слу-

чаях ими могут быть товарищества, паевые объединения

с общим капиталом и предпринимательские тресты. При

этом, как правило, речь идет не о предоставлении обще-

го статуса юридического лица упомянутым предприни-

мательским объединениям, а лишь о наделения их дан-

ным качеством применительно к отдельным правоотно-

шениям. Делается это как в форме прямого предписа-

ния закона, так и в форме отдельных решений судов.

 

Последний способ имеет особое значение, так как

именно благодаря усилиям судов, вносящих элемент

полной неопределенности в вопрос о правосубъектности

объединений, подрываются традиционные устои буржу-

азной концепции юридического лица. Так, даже общее

товарищество в определенных случаях может быть приз-

нано юридическим лицом, (*16), не говоря уже о таких более

организованных объединениях, как паевые объединения

с общим капиталом и предпринимательские тресты, ко-

торые по своей структуре стоят к корпорациям значи-

тельно ближе чем товарищества.

 

Таким образом, выхолащивание самой идеи коллек-

тивного субъекта права из понятия юридического лица,

создание особой категории фактических юридических

лиц. возможность игнорирования юридической личности

функционирующих корпораций, и расширение круга

предпринимательских объединений, признаваемых юри-

дическими лицами, в конечном счете преследуют од-

ну цель: внести максимум неопределенности в вопрос о

правосубъектности корпораций и иных предпринима-

тельских объединений и тем создать более благоприят-

ные условия для грабительской деятельности крупных

корпораций.

 

(**16) См.. например, United States, v. <A. & P. Trucking. Co.>, 358

U. S. 121 (1958).

 

-68-

 

 3. Правосубъектность предпринимательских

корпораций в области гражданских и торговых

правоотношений

 

Во всех случаях, когда нормы права, а также судеб-

ная практика не делают каких-либо исключений в отно-

шении правосубъектности предпринимательских корпо-

раций, последние как юридические лица занимают то же

правовое положение, что и физические лица. Это в

первую очередь относится к области гражданских и

торговых отношений. Предпринимательские корпорации

наравне с физическими лицами являются субъектами

права собственности, выступают в качестве кредиторов

и должников в обязательственных правоотношениях,

могут быть участниками отношений, возникающих из

причинения вреда, пользуются определенными правами

и несут установленные обязанности в сфере действия

норм авторского и патентного права и т. д. Разумеется,

что в тех случаях, когда по самому характеру возникаю-

щих правоотношений в роли субъектов права могут вы-

ступать только физические лица (например, в роли заве-

щателя), о правосубъектности корпораций не может

быть и речи.

 

А. Основные элементы гражданской и

торговой правоспособности предприни-

мательских корпораций определяются законами

штатов, уставами корпораций и правилами, выработан-

ными многолетней судебной практикой. Названные акты

и правила исходят из того, что предпринимательские

корпорации могут заниматься любым видом допускае-

мой государством предпринимательской деятельности, за

исключением тех видов, которые отнесены каким-либо

специальным законом к исключительной  компетенции

иных корпораций (например, банковское и страховое

дело). В связи с этим считается вполне законным, когда

корпорации, возникшие в одной области бизнеса, в по-

следующем (обычно при соблюдении некоторых фор-

мальностей, в частности путем изменения уставов) начи-

нают дополнительно заниматься такой деятельностью,

которая в производственном и коммерческом отношении

не имеет никакой связи с основным профилем их бизне-

са. Так, практике известен случай, когда корпорация,

учрежденная в угольной промышленности, спустя неко-

 

-69-

 

торое время с целью расширения своего производства

приобрела концерн, специализирующийся на пошиве

мужского и детского нижнего белья, и эта покупка была

признана правомерной.

 

Поэтому любая корпорация независимо от того, ка-

ким конкретным видом бизнеса она занимается, практи-

чески не ограничена в возможности использования прав,

которыми вообще наделены предпринимательские кор-

порации. Следовательно, по своему содержанию право-

способность предпринимательских корпораций в США

является общей правоспособностью.

 

С таких позиций подходит к корпорациям и законода-

тельство штатов. В качестве примера можно привести

закон штата Нью-Йорк о предпринимательских корпора-

циях.

 

Согласно  202 этого закона <каждая корпорация при

отсутствии ограничений, установленных настоящим за-

коном, иным законом штата или уставом, вправе для до-

стижения целей своей деятельности:

 

1) иметь бессрочное существование;

 

2) выступать в качестве истца и ответчика во всех

судах, а также участвовать наравне с гражданами в де-

лах и производствах независимо от того, являются ли

они по своему характеру судебными, административны-

ми, арбитражными или какими-либо иными;

 

3) иметь печать корпорации, изменять ее по своему

усмотрению, пользоваться ею способом, определяемым

самой корпорацией (путем прямого приложения, факси-

миле и т. п.);

 

4) покупать, получать, принимать передаваемое в

форме дарения, завещания или в иной какой-либо закон-

ной форме, брать в наем и приобретать всяким иным за-

конным способом недвижимое и движимое имущество,

быть его собственником, владеть, вносить улучшения,

пользоваться, осуществлять иные действия в отношении

недвижимой и движимой собственности и получаемых от

нее доходов независимо от места нахождения имущества;

 

5) продавать, передавать титул, сдавать в наем, ме-

нять, производить передачу и распоряжаться иным спо-

собом, а также закладывать все или какую-либо часть

имущества, находящегося на праве собственности, и по-

лучаемых от него доходов независимо от места нахожде-

ния имущества;

 

-70-

 

6) покупать, принимать, получать, производить под-

писку или иным способом приобретать, быть собственни-

ком, владеть, голосовать, пользоваться, продавать, ссу-

жать, отдавать в пользование, обменивать, закладывать

и осуществлять иные действия с облигациями, акциями

и прочими фондовыми бумагами (получаемыми от них

доходами), выпущенными другими корпорациями, неза-

висимо от того, ведут ли последние аналогичный или

иной бизнес, занимаются ли они государственной или

какой-нибудь иной деятельностью;

 

7) заключать договоры, давать поручительства и

принимать на себя обязанности, получать займы с выпла-

той такого размера процента, который корпорация мо-

жет себе позволить, выдавать векселя, выпускать обли-

гации и другие обязательства, обеспечивать любое дан-

ное обязательство залогов всего или части своего иму-

щества и получаемых от него доходов независимо от

места нахождения имущества;

 

8) давать взаймы деньги, инвестировать (первично и

повторно) свои фонды, принимать и держать недвижимое

и движимое имущество в качестве обеспечения предо-

ставленных займов и инвестированных фондов;

 

9) заниматься бизнесом, проводить свою деятель-

ность, иметь конторы и осуществлять предоставленные

настоящим законом права в любом месте в пределах или

за пределами США;

 

10) избирать и назначать высших должностных лиц,

служащих и других агентов корпорации, определять их

обязанности, устанавливать им оклады, а также оклады

директорам и возмещать убытки, причиненные служеб-

ному персоналу;

 

11) принимать, изменять или отменять внутренний

регламент корпорации, включая чрезвычайные правила,

вводимые в соответствии с подпунктом 17 пункта 12 чрез-

вычайного закона об обороне страны, относящийся к

бизнесу корпорации, осуществлению ее деятельности, ее

прав и полномочий, а также прав и полномочий ее ак-

ционеров, директоров и должностных лиц;

 

12) совершать пожертвования безотносительно к то-

му, выгодны ли они для корпорации, в интересах благо-

состояния публики, для создания и пополнения общест-

венных фондов на медицинские, благотворительные, об-

разовательные, научные, гражданские и другие подоб-

 

-71-

 

ные им нужды, а во время войны или в случае иных

чрезвычайных обстоятельств - и на оказание стране

другой необходимой помощи;

 

13) выплачивать пенсии, принимать и проводить в

жизнь планы и положения по поощрительному вознагра-

ждению директоров, высших должностных лиц и служа-

щих корпорации (всех или по выбору) в виде назначения

пенсий,.выплаты премий, выдачи акций и т. п.

 

14) покупать, получать, принимать или другим спо-

собом приобретать, быть собственником, владеть, прода-

вать, одалживать, обменивать, передавать или иным

способом распоряжаться, закладывать, пользоваться, а

также осуществлять другие действия с акциями своей

корпорации:

 

15) быть организатором, товарищем, членом, участ-

ником или управляющим других предпринимательских

объединений и начинаний или выступать в роли инкор-

поратора других корпораций любого типа и вида на ус-

ловиях, предусмотренных законами других штатов и го-

сударств;

 

16) иметь и осуществлять все права, необходимые

для реализации одной или всех целей, ради которых об-

разована корпорация>.

 

Нетрудно заметить, что в ряде пунктов, например в

пунктах 1 и 2 приведенного параграфа закона, раскры-

ваются скорее отдельные признаки самого понятия кор-

порации, нежели какие-либо права, которыми корпорация

может пользоваться в процессе своей деятельности.

 

Что касается других прав, то все они или почти все,

как правило, включаются в уставы, на основании кото-

рых функционируют корпорации, и в этом случае назы-

ваются открыто выраженными правами, принадлежащи-

ми корпорациям (express powers).

 

Если же некоторые права по тем или иным причинам

оказались-за пределами устава корпорации, то на осно-

вании модной в США теории подразумеваемых, прав

(implied powers) они также могут быть использованы

корпорациями наравне с открыто выраженными правами.

К категории подразумеваемых прав корпораций помимо

прав, прямо названных в законе, относятся и другие пра-

ва, признанные практикой, что. в частности, официаль-

но подтверждается п. 16  202 Закона о предпринима-

 

-72-

 

тельских корпорациях штата Нью-Йорк и соответствую-

щими законами других штатов.

 

Из числа прав, которыми могут пользоваться корпо-

рации, важное значение в период империализма приоб-

рели следующие.

 

а) Право корпораций па занятие так называемой не-

предпринимательской, филантропической деятельностью

по оказанию помощи в области развития науки, образо-

вания, культуры, медицины, по созданию различного ро-

да благотворительных учреждений, так называемых об-

щественных фондов (*17) и т. п. Предполагается при этом,

что данная деятельность может осуществляться корпо-

рациями независимо от того, приносит она им какие-ли-

бо имущественные выгоды или нет.

 

Законодательные и исполнительные органы США по-

ощряют подобную деятельность корпораций, освобождая

ассигнуемые последними для этой цели средства от об-

ложения подоходным налогом. Такое же благожела-

тельное отношение к филантропическим увлечениям кор-

пораций наблюдается в настоящее время и со стороны

судов после известного решения Верховного суда шта-

та Нью-Джерси, вынесенного в 1953 г. по делу <А. Р.

Smith Manufacturing Company> v. Ruth Barlow> (*18), ко-

торым была подтверждена конституционность закона

штата о признании правомерной подобной деятельности

корпорации.

 

Важность признания за корпорациями права на про-

ведение филантропической и иной непредприниматель-

ской деятельности объясняется тем, что до сравнительно

недавнего времени в практике господствовало мнение,

согласно которому предпринимательские корпорации

могут заниматься только деятельностью, приносящей им

доходы. В связи с этим суды не признавали законным

 

(**17) О характере использования таких фондов красноречиво гово-

рит скандальный случай с фондом Каплана, учрежденным, как ска-

зано в Положении о нем, для <укрепления демократии внутри стра-

ны и за границей с помощью осуществления общей программы ока-

зания помощи благотворительной, просветительской, научной и ли-

тературной деятельности с некоторым упором на межгрупповые от-

ношения>. Как выяснилось, в действительности этот фонд использует-

ся для финансирования шпионской деятельности Центрального раз-

ведывательного управления США. <За рубежом>, № 37, 12 сентября

1964 г., стр. 7.

(**18) 13 N. J. 145 (1953).

 

-73-

 

расходы корпораций, предназначавшиеся на благотвори-

тельные цели и другие общественные нужды (*19).

 

В действительности занятие непредпринимательской

деятельностью преследует не только и не столько инте-

ресы всего буржуазного государства в целом, сколько

эгоистические интересы самих корпораций. Участие в фи-

нансировании отдельных социально-культурных меро-

приятий является в настоящее время определенной пла-

той их государству за поддержание их же престижа в

деловой сфере и потому экономически необходимо для

корпораций. Кроме того, корпорации получают непосред-

ственную выгоду: от учебных заведений-в виде спе-

циалистов и выполненных по заказам работ, от лечебных

учреждений-в виде медицинской помощи и т. п.

 

б) Большой популярностью, особенно среди крупных

корпораций, пользуется право на приобретение акций и

иных фондовых бумаг, выпускаемых другими корпора-

циями. Это право используется обычно двояким образом:

1) с единственной целью получения прибыли в виде ди-

видендов и процентов на вложенный капитал, а также

наживы от спекулятивных сделок с акциями, без наме-

рения установления контроля над корпорациями, кото-

рым принадлежат указанные фондовые бумаги, и 2) с

целью установления контроля над другими корпора-

циями.

 

Последний вариант встречается особенно часто, так

как он дает в руки корпораций одно из наиболее мощных

правовых средств для монополизации производства.

 

Это право лежит в основе пресловутой системы <учас-

тий> (компании-матери и дочерние компании) и держа-

тельских компаний, главным бизнесом которых служит

приобретение акций других корпораций с целью уста-

новления над ними контроля,

 

Следует сказать, что законы почти всех штатов при-

знают за корпорациями подобное право. Однако в судеб-

ной практике тех штатов, которые не имеют прямого раз-

решения закона, остается спорным вопрос о законности

приобретения корпорациями акций компаний, осуществ-

ляющих бизнес в сферах производства, не связанных с

деятельностью приобретающей корпорации.

 

(**19) См., например, решение суда штата Мичиган по делу Dodge

v. <Ford Motor Co.>, 204Mich. 459 (1919).

 

-74-

 

в) Право на участие в полном товариществе. Это

право до недавнего времени обычно отрицалось судами

за корпорациями на том основании, что оно противоре-

чит идее независимого управления делами корпораций

со стороны правлений директоров. Однако новейшие за-

коны о предпринимательских корпорациях, принятые в

ряде штатов (Невада, Северная Каролина, Висконсин,

Нью-Йорк), пошли по пути признания за корпорациями

данного права. Объясняется это, по-видимому, тем, что

сами корпорации оказались заинтересованными в ис-

пользовании института полного товарищества, в первую

очередь применительно к сфере организации добычи неф-

ти и других полезных ископаемых, находящихся на тер-

ритории других стран. В этой связи, следует сказать, что

право на участие в товариществах на вере и иных объе-

динениях, используемых корпорациями для осуществле-

ния подобных грабительских целей, признавалось за

ними и ранее.

 

г) Право корпораций на предоставление займов и

выдачу гарантий по обязательствам третьих лиц ограни-

чивается обычно случаями, когда такие действия прино-

сят преимущественную выгоду самим корпорациям (соз-

дание и сохранение клиентуры и т. п.). Государство при

этом исходит из того, что предпринимательские корпора-

ции не должны заниматься обычной банковской деятель-

ностью.

 

Б. Доктрина ultra vires. Эта доктрина воз-

никла еще в условиях разрешительного порядка образо-

вания корпораций, когда деятельность последних огра-

ничивалась узкими рамками того бизнеса, на право за-

нятия которым корпорация получала разрешение от

государства.

 

Действия корпораций, выходившие за указанные рам-

ки, считались действиями ultra vires, т. е. квалифици-

ровались судами как нарушение специальной правоспо-

собности, которая была присуща в то время корпора-

циям. При этом доктрина ultra vires не распространя-

лась на действия, прямо запрещенные законом, а также

на действия, хотя и относящиеся к числу разрешенных

для корпораций действий, но совершенных или неполно-

мочными на то органами (должностными лицами) кор-

пораций, или с нарушением установленного законами и

уставами корпораций порядка. Применительно к этой

 

-75-

 

последней категории действий корпораций применялись

санкции, установленные другими нормами и правилами.

 

В настоящее время, когда предпринимательские кор-

порации пользуются по существу неограниченной свобо-

дой действии, доктрина ultra vires в изложенном по-

нимании утратила свое значение. Это признано официаль-

но в большинстве штатов, в том числе в штатах Нью-

Йорк, Калифорния, Мичиган, Пенсильвания путем вклю-

чения соответствующих положений в действующие за-

коны о предпринимательских корпорациях.

 

Законы штатов по существу отменяют принцип спе-

циальной правоспособности корпораций, а также право

третьих лиц ссылаться при оспариваний своих сделок с

корпорациями на то, что для последних они являются

действиями ultra vires. Согласно этим законам все до-

говоры, заключенные корпорациями за пределами пре-

доставленных им полномочий, если они уже исполнены

сторонами, признаются имеющими юридическую силу.

Признается действительным и переход права собствен-

ности на движимое и недвижимое имущество, осущест-

вляемый в отношениях с третьими лицами.

 

Указанные законы обычно разрешают применять в

качестве исключения доктрину ultra vires лишь в сле-

дующих трех случаях.

 

По иску акционера к корпорации о запрещении со-

вершения действия и передаче права собственности на

движимое и недвижимое имущество, осуществляемых за

пределами предоставленных корпорации правомочий,

при условии, что подобные действия на момент предъяв-

ления иска еще не были совершены. При этом, если

такие действия должны быть совершены в силу заклю-

ченных с третьими лицами договоров и если эти третьи

лица были привлечены к участию в деле, суд может пре-

кратить па будущее время действие договоров и взыс-

кать в пользу потерпевшей стороны убытки в размере по-

ложительного ущерба.

 

По иску корпорации или лица, выступающего от ее

имени и в ее пользу, предъявленному к директорам или

должностным лицам корпорации (настоящим или быв-

шим) о возмещении убытков, возникших в результате

действий последних, совершенных с превышением пре-

доставленных им полномочий.

По иску прокурора о ликвидации корпорации или о

 

-76-

 

запрещении ей заниматься впредь бизнесом, который

выходит за рамки ее деятельности (*20).

 

В настоящее время доктрина ultra vires в большин-

стве штатов по сравнению с периодом ее возникновения

применяется по существу совершенно в других целях.

Теперь она используется в качестве одного из формально

провозглашенных, но весьма неэффективных средств

контроля со стороны акционеров и государства за дей-

ствиями директоров и управляющих корпораций.

 

Что касается штатов, в законах которых отсутствуют

прямые указания о сфере применения доктрины ultra

vires, то в них ее роль также сведена почти на нет.

 

В соответствии с установившейся судебной практи-

кой она не применяется к сделкам, совершенным с пре-

вышением предоставленных корпорациям полномочий,

в том числе к сделкам о переходе права собственности,

исполнение по которым на момент предъявления в суде

иска уже закончено. Такие сделки считаются законными.

Доктрина ultra vires в подавляющем большинстве шта-

тов не применяется и по отношению к тем договорам, ко-

торые на момент предъявления иска были исполнены

лишь одной стороной. В решении суда штата Миссури

по делу <Jozeph Schlitz Brewing Co.>, v. <Missouri Poul-

try & Game Co.>, которое является ведущим среди дел

этой категории, записано, что <сторона, получившая

выгоду от одностороннего исполнения договора, не мо-

жет в обоснование своих исковых требований ссылать-

ся на доктрину ultra vires> (*21). Тем самым такие догово-

ры признаются правомерными и подлежат исполнению

второй стороной.

 

Английская концепция, сформулированная еще в

1875 г. в решении по делу <Ashbury Railway Carriage

& Iron Co.> v. Riche и применяющаяся в Англии до на-

стоящего времени, в соответствии с которой частично ис-

полненные договоры на основании доктрины ultra

vires могут быть признаны недействительными с пра-

вом возмещения потерпевшей стороне убытков, не поль-

зуется популярностью в США. В соответствии с решением

 

(**20) См., например, New York Business Corporation Law of 1961

(в дальнейшем-N. Y. Bus. Corp. Law),  203. Illonois Business Cor-

poration Act (в дальнейшем-III. Bus. Corp. Act),  8. Pennsylvania

Business Corporation (в дальнейшем-Perm. Bus. Corp. Law),  303.

(**21) 287 Mo. 400 (1921).

 

-77-

 

Верховного суда США, вынесенным по делу <Erie R. Co.>

v. Tomprins (*22), английская точка зрения применима лишь

к корпорациям, образованным на основании федераль-

ных законов. Эта концепция была применена также не-

которыми судами отдельных штатов, в частности шта-

та Массачусетс.

 

Доктрина ultra vires не применяется и к случаям

причинения вреда действиями должностных лиц корпо-

раций третьим лицам. В судебной практике установилось

твердое мнение, что за вред, причиненный третьим ли-

цам должностными лицами корпораций, действовавшими в

пределах осуществления своих служебных обязанностей,

отвечают сами корпорации независимо от того, в преде-

лах или за пределами предоставленных им полномочий

были совершены указанные действия.

 

По существу единственной областью для полного

применения доктрины ultra vires в рассматриваемой груп-

пе штатов являются еще не исполненные ни одной сторо-

ной договоры, а также случаи неосуществленного пере-

хода права собственности на движимое и недвижимое

имущество при условии, что как первые, так и вторые

должны быть исполнены корпорациями за пределами

предоставленных им полномочий.

 

(**22) 304 LJ. S. 64 (1938).

-78-

 

 4. Иные аспекты правосубъектности корпораций

 

В соответствии с Конституцией США корпорации, так

же как и физические лица, не могут быть лишены свобо-

ды и собственности без соблюдения надлежащего, уста-

новленного правом процесса (поправки V и XIV к Кон-

ституции); им не может быть отказано в правовой защи-

те на принципах равенства (поправка XIV): они гаран-

тируются от необоснованных обысков и конфискации

имущества (поправка IV).

 

Однако один только факт, что корпорации как юриди-

ческие лица пользуются правосубъектностью наряду с

физическими лицами, еще не решает многих проблем их

правоспособности применительно к ряду конкретных пра-

воотношений, поскольку не все атрибуты правоспособ-

ности физических лиц могут быть автоматически перене-

сены на корпорации. К таким правоотношениям принад-

лежат, в частности, отношения, возникающие в связи с

установлением гражданства, резиденции, домициля, на-

 

-78-

 

циональности, подсудности, налогового обложения и не-

которых принципов правового регулирования корпора-

ций.

 

Гражданство корпораций. Проблема граж-

данства корпораций возникает в двух случаях: при оп-

ределении юрисдикции федеральных судов и при реше-

нии вопроса о возможности распространения на корпо-

рации наравне с гражданами прав и .привилегий, суще-

ствующих в отдельных штатах страны.

 

Согласно ст. 3. Конституции США федеральные су-

ды в числе прочих споров правомочны рассматривать

споры с участием граждан различных штатов. В этой

связи и возник вопрос о том, можно ли к числу граждан

в данном случае приравнять корпорации. Судебная

практика ответила на него положительно, признав

корпорации гражданами того штата, в котором

они были инкорпорированы (*23), а Конгресс США в

1958 г., пошел еще дальше, предписав при определе-

нии юрисдикции федеральных судов считать корпо-

рации как гражданами штата их инкорпорации (в том

числе федерального округа Колумбия и территории

Пуэрто-Рико), так и гражданами штата, в котором осу-

ществляется их основной бизнес (*24). Другими словами,

корпорации в соответствующих случаях могут иметь

двойное штатное гражданство.

 

Иначе поступили суды при толковании 2 ст. 4 Кон-

ституции США, управомочивающего <граждан каждого

штата пользоваться всеми привилегиями и льготами, су-

ществующими в других штатах страны>. Суды пришли к

выводу, что в этом случае корпорации не могут быть

приравнены к положению граждан и потому на них не

следует распространять действие данной конституцион-

ной нормы. Такой вывод, в частности, был сделан в ре-

шениях Верховного суда США по делу <Bank of Augusta>

v. Earle ^ и Paul v. Virginia (*26). В связи с этим за каж-

дым штатом было признано право устанавливать свои

правила в отношении действующих на его территории

иностранных корпораций.

 

(**23) См. Loisville, Cincinnati & Charleston R. R. Ry. v. Letson, 43

US (2 How.) 497 fl844); Doctor v. Harrington, 196 U.S. 579 (1905).

(**24) 72 Stat. 415, 28 U.S.C.A.  1331, 1332, 1445.

(**25) 39 U.S. (13 Pet.) (1868).

(**26) 75 U.S. (8 Wall.) 108, 19 L. Ed., 357 (1839).

 

-79-

 

Резиденция корпораций.  Признание или,

наоборот, непризнание той или иной корпорации рези-

дентом соответствующего штата имеет юридическое зна-

чение для решения таких вопросов, как установление

юрисдикции судов по личным искам, применение сроков

исковой давности, определение предметной и террито-

риальной подсудности дел и т. п.

 

Определение юрисдикции судов по рассмотрению лич-

ных исков (т. е. исков, вытекающих из нарушения так

называемых относительных прав), предъявляемых к кор-

порациям, образованным в данном штате, не вызывает

каких-либо затруднений. Она устанавливается на тех же

началах, что и юрисдикция по личным искам, предъяв-

ляемым к гражданам, если при этом корпорации соблю-

дают требование закона о назначении определенных лиц

(специального агента корпорации или секретаря штата),

через посредство которых может осуществляться про-

цессуальная связь с ними (посылка судебных повесток и

т. д.).

 

Более сложное положение возникает при установле-

нии юрисдикции судов по рассмотрению личных исков,

предъявляемых к корпорациям, образованным и имею-

щим основной бизнес в других штатах. Но об этом будет

сказано несколько ниже.

 

При определении предметной подсудности дел в фе-

деральных судах с участием корпораций разных штатов

вопрос о резиденции корпораций разрешается на осно-

вании тех же принципов, которые применяются при уста-

новлении их гражданства. Корпорации признаются ре-

зидентами штата их инкорпорации, а также штата, в ко-

тором они осуществляют свой основной бизнес.

 

Общее правило в отношении установления в феде-

ральных судах территориальной подсудности дел с

участием корпораций, если иное не установлено законом,

состоит в следующем. В тех случаях, когда юрисдикция

федеральных судов определяется фактом принадлеж-

ности корпораций к разным штатам, дела рассматри-

ваются по местонахождению истцов или ответчиков. При

этом иск к корпорации может быть предъявлен в любом

судебном округе, на территории которого она была ин-

корпорирована или официально допущена к занятию

бизнесом, или уже осуществляет свой бизнес, и такой

округ будет рассматриваться резиденцией данной кор-

 

-80-

 

порации с точки зрения определения территориальной

подсудности (*27).

 

Если иск был предъявлен с нарушением установленной

территориальной подсудности, то он тем не менее прини-

мается судом и затем передается в тот судебный округ, в

котором он по закону должен быть рассмотрен. Следует,

однако, сказать, что это правило знает целый ряд исклю-

чений, которыми в условиях формального буржуазного

процесса легко может воспользоваться экономически

более сильная сторона (например, корпорация в споре с

рабочим) с целью затяжки процесса по делу. Так, при

нарушении правил о территориальной подсудности суд

должен отклонить ходатайство о перенесении дела в

другой судебный округ, если оно было заявлено несвое-

временно. Кроме того, судам в каждом конкретном слу-

чае предоставлено право самим решать вопросы терри-

ториальной подсудности при принятии дел к производ-

ству, не считаясь при этом с изложенными выше прави-

лами. Согласно федеральному закону 1948 г., <исходя из

удобства сторон и свидетелей, в интересах правосудия

окружной суд может передать каждое гражданское де-

ло в любой другой судебный округ, в котором оно мог-

ло бы быть также заявлено> (так называемая доктрина

forum поп conveniens) (*28). Ясно, что закон в данном слу-

чае имеет в виду интересы буржуазного правосудия, на-

правленного на защиту прав корпораций.

 

При решении вопросов, связанных с установле-

нием сроков исковой давности, в отношении

которых применяется закон места рассмотрения дела,

корпорации считаются резидентами штата инкорпорации,

а также резидентами любого другого места, в котором

они ведут свой бизнес или где они вообще могут быть

привлечены в качестве стороны в судебном .процессе.

 

Домициль (место постоянного нахож-

дения) корпораций. Первоначально корпорации,

так же как и физические лица, на каждый данный пери-

од времени имели только один юридический доми-

циль. Им считался штат инкорпорации, о чем, в частнос-

ти, говорилось в  11 Сборника коллизионных норм аме-

риканского права 1934 г. Однако в последующем, глав-

 

(**27) 28 U.S.C.A.  1391.

(**28) 28 U.S.C.A.  1404 (a).

 

-81-

 

ным образом в связи с желанием отдельных штатов

установить налоговое обложение находившегося на их

территории движимого имущества (*29), принадлежащего

корпорациям, имеющим юридический домициль в дру-

гом штате, появилось также понятие фактического

домициля. Это понятие стали применять по отношению

к штату, в котором корпорация фактически осуществля-

ла свой бизнес, хотя она и не имела в нем юридического

домициля. Для правового обоснования фактического до-

мициля корпораций была использована теория вы-

годы, по смыслу которой отдельные штаты, могли ус-

танавливать налоговое обложение и другие обязанности

в отношении образованных в других штатах корпораций

во всех случаях, когда они предоставляют последним

определенные возможности и необходимую защиту ве-

дения бизнеса на своей территории.

 

Верховный суд США поддержал такую позицию шта-

тов, оговорив при этом, что она не должна нарушать

положений Конституции США, в соответствии с которы-

ми корпорации не могут быть лишены свободы и собст-

венности без соблюдения установленного правом надле-

жащего процесса, и ограничивать междуштатную тор-

говлю (*30). Это мнение Верховного суда США было выра-

жено в решениях по делу <State Tax Commission of

Utah> v. Aldrich (*31) и <Braniff Airways, Inc.> v. Nebraska

State Board of Equalization and Assessment (*32).

 

Наиболее показательным из этих дел является второе

дело, в котором дается весьма широкое толкование по-

нятия бизнеса, проводимого на территории штата. В дан-

ном деле действия властей штата Небраска но обложе-

нию налогом самолетов и авиационного оборудования,

 

(**29) Эта проблема возникает только в отношении движимого иму-

щества, так как обложение налогом недвижимости производится, как

правило, по месту нахождения недвижимого имущества независимо

от домициля корпораций, которым оно принадлежит. Налог же на

движимое имущество корпораций устанавливается, во-первых, шта-

том инкорпорации, во-вторых, штатом, в  котором корпорация осу-

ществляет свой основной бизнес, и, в-третьих, штатом, предостав-

ляющим корпорации какие-то возможности и защиту для проведе-

ния бизнеса.

 

(**30) В соответствии с ч. 8 ст. 1 Конституции США вопросы тор-

говли между штатами, а также с иностранными государствами от-

несены к исключительной компетенции федеральных властей.

(**31) 316 U.S. 174 (1942).

(**32) 347 U.S. 590 (1954).

 

-82-

 

принадлежащих авиационной компании, были признаны

Верховным судом законными на том основании, что са-

молеты компании во время рейсов делали остановки на

одном из аэродромов штата.

 

Национальность   корпораций. Проблема

национальности корпораций возникла во время двух ми-

ровых войн в связи с тем, что в ряде отечественных кор-

пораций контрольные пакеты акций и управление делами

корпораций оказались в руках лиц, являвшихся поддан-

ными стран, с которыми США были в состоянии войны.

В этих случаях традиционная концепция юридического

лица, применяемая в мирное время, в соответствии с ко-

торой национальность каждой корпорации определялась

местом ее инкорпорации безотносительно к националь-

ности держателя акций, пришла в противоречие с инте-

ресами американского народа.

 

Несмотря на это, во время первой мировой войны

правительство США продолжало придерживаться дан-

ной концепции, тем самым официально поставив граби-

тельские интересы международных монополий выше ин-

тересов всей нации. Между тем Англия, сохраняя в це-

лом ту же, что и США, поощрительную политику в отно-

шении деятельности международных монополий, оказа-

лась 'более дипломатичной, заявив устами палаты лордов,

что вражеский характер отдельных компаний, органи-

зованных в Англии, определяется национальностью лиц,

владеющих контрольным пакетом акций. Благодаря это-

му, когда связи английских монополий с немецкими кара-

телями приобретали в глазах народа слишком скандаль-

ный характер, Англия могла становиться на путь игно-

рирования юридической личности соответствующих ком-

паний, что она в ряде случаев и делала.

 

По английскому пути США пошли в годы второй ми-

ровой войны. В 1941 г. Конгресс предоставил президенту

США необходимые полномочия по наложению ареста на

ту часть имущества корпораций, которая принадлежала

вражеским иностранным государствам и их гражда-

нам (*33). Кроме того, ряд штатов дополнил свое законода-

тельство о корпорациях указанием на то, что корпора-

ция должна считаться иностранной компанией, если бо-

лее половины ее акций принадлежит иностранцам. Но

 

(**33) 50 U.S.C.A.  7, 12.

-83-

 

даже в этих условиях отдельные наиболее мощные аме-

риканские корпорации во время минувшей войны, дей-

ствуя за спиной американских солдат, боровшихся с на-

цизмом, часто не прекращали связей с немецкими

концернами и карателями, наживая на этом огромные

барыши.

 

Государственные корпорации (*34). В отно-

шении данного вида корпораций в практике возникает

один вопрос: имеют ли они по сравнению со всеми други-

ми корпорациями какие-либо льготы, в частности, в об-

ласти ответственности, налогового обложения, уплаты

судебных пошлин, применения сроков исковой давности

и т. п.

 

Общий ответ, даваемый судами применительно к

обычной коммерческой деятельности государственных

корпораций, является отрицательным. Однако в ряде

случаев этим корпорациям предоставляются известные

льготы (освобождение от налогового обложения, от вне-

договорной ответственности за причиненный вред). Кро-

ме того, по общему правилу государственные корпорации

пользуются льготами в тех случаях, когда они действуют

в сфере административного управления как политические

органы государства. В целом же вопрос о положении

государственных корпораций в области гражданского

оборота продолжает оставаться дискуссионным.

 

Судебные прерогативы отдельных шта-

тов 'в отношении корпораций. Право отдель-

ных штатов на судебную юрисдикцию по рассмотрению

гражданскоправовых споров вытекает из самого факта

пребывания лица или нахождения имущества на тер-

ритории соответствующего штата. Это положение звучит

предельно ясно в отношении личных исков, предъявляе-

мых к физическим лицам, фактическое пребывание

(постоянное или временное) которых на территории шта-

та предопределяет юрисдикцию над ними судов штата.

 

Таким же образом решается вопрос в отношении лич-

ных исков, предъявляемых к корпорациям в штате их

инкорпорации. Независимо от места возникновения спо-

ра и осуществления деятельности на территории штата

инкорпорации, суды последнего имеют право принимать

к рассмотрению иски, предъявляемые к корпорациям

 

(**34) Государственными считаются корпорации, в которых все или

большая часть акций принадлежат государству.

 

-84-

 

штата. Единственное условие, которое суды должны при

этом выполнить, состоит в соблюдении требований феде-

ральной Конституции о невозможности лишения корпо-

раций свободы и собственности без соблюдения установ-

ленного правом надлежащего процесса. Это требование

считается соблюденным, если корпорация была извеще-

на о времени слушания дела и ей была предоставлена

возможность быть выслушанной в суде.

 

Значительно сложнее обстоит дело с юрисдикцией

судов штатов по рассмотрению личных исков, предъяв-

ляемых к корпорациям, образованным в других штатах

страны. В этом случае для выполнения требования

Конституции США о невозможности лишения корпора-

ций свободы и собственности без соблюдения установ-

ленного правом надлежащего процесса, помимо извеще-

ния суда о времени слушания дела и предоставления

возможности корпорации быть выслушанной в суде, не-

обходимо учитывать ряд дополнительных условий. К их

числу относится установление, во-первых, факта пребы-

вания такой корпорации на территории штата и, во-

вторых, того, что осуществление штатом судебной юрис-

дикции не накладывает излишнего бремени на торговлю

между штатами и с иностранными государствами. Сле-

дует сказать, что в тех случаях, когда корпорация полу-

чила официальное разрешение от властей штата на осу-

ществление бизнеса на его территории, никаких проблем

в отношении этой корпорации не возникает. Считается,

что корпорация добровольно подчинила себя судебной

юрисдикции штата. При отсутствии официального разре-

шения вопрос решается следующим образом.

 

Первоначально в судебной практике сложилось мне-

ние, что сам по себе факт осуществления бизнеса на тер-

ритории соответствующего штата является достаточным

доказательством пребывания корпорации в данном штате.

При этом под осуществлением бизнеса понималась серия

любых действий корпораций, предпринятых с целью полу-

чения прибыли или достижения какой-либо иной выгоды,

а также единичные действия корпораций в указанных це-

лях, при условии, что они повлекут за собой другие анало-

гичные действия (*35). В той или иной форме данная точка

 

(**35) Developments in the Law, <State-Court Jurisdiction>, 73 Harv

L. Rev. 909, 932-933 (1960), <Restatement, Conflict of Laws>  93,

Comment, <b> (<Tent. Draft>, No. 3, 1956).

 

-85-

 

зрения нашла отражение в законах многих штатов. Одна-

ко в последующем Верховный суд США при толковании

понятия пребывание корпорации на территории штата по-

шел еще дальше. В решениях по делам <International

Shoe Co.> v. State of Washington (*36) и Mc Gee v. <Interna-

tional Life Insurance Co.>  (*37) он выдвинул теорию

минимального контакта, в соответствии с которой любой

(даже самый незначительный) контакт корпорации в сфе-

ре ее бизнеса с тем или иным штатом дает последнему

право на судебную юрисдикцию в отношении затрагиваю-

щей интересы штата деятельности корпораций. При этом

предполагается, что штат предоставляет кор.порации необ-

ходимые возможности для такой деятельности и гаранти-

рует ее охрану (теория выгоды). С точки зрения практи-

ческого понимания теории минимального контакта пока-

зательно второе дело, сущность которого сводилась к сле-

дующему. Один гражданин, проживавший в штате Кали-

форния, по почте застраховал себя на случай смерти в

страховой компании штата Аризона, которая в Калифор-

нии не имела не только своего филиала, но даже и пред-

ставителя. В последующем обязанности страховщика пе-

решли к одной Техасской страховой компании, которая

также не имела своих представителей в штате Калифор-

ния. После смерти страхователя его наследники, являв-

шиеся выгодоприобретателями, предъявили иск к Техас-

ской компании в суде штата Калифорния. Иск был удов-

летворен. Верховный суд США, применив теорию мини-

мального контакта, подтвердил судебную юрисдикцию

штата Калифорния в отношении Техасской страховой

компании.

 

Теория минимального контакта получила законода-

тельное подтверждение в таких штатах, как Мэриленд,

Вермонт, Иллинойс, Миннесота, Северная Каролина, За-

падная Виргиния. Однако многие штаты (Юта и другие)

продолжают до сих пор применять старую теорию осуще-

ствления бизнеса. Непоследовательной является и пози-

ция федеральных судов в данном вопросе. Так, например,

в 1957 г. федеральный апелляционный суд признал некон-

ституционным закон штата Северная Каролина, в основе

которого лежала теория минимального контакта.

 

(**36) 326 U.S. 310 (1945).

(**37) 355 U.S. 220 (1957).

 

-86-

 

Законодательные прерогативы штата в

отношении корпораций, образованных в

данном штате, не нуждаются в каком-либо подтверж-

дении. В этом случае в соответствии с общепринятыми

правилами применяется закон места образования корпо-

рации. Что касается корпораций, образованных в других

штатах, то власти штата правомочны или вообще запре-

тить им заниматься местным бизнесом на территории

штата, или же разрешить его с санкции соответствующих

должностных лиц штата. В последнем случае штат имеет

право на законодательное и административное регулиро-

вание в определенных пределах деятельности корпораций.

По если бизнес, проводимый корпорациями на территории

данного штата, имеет не местный, а междуштатный или

международный характер, то власти штата не могут за-

претить указанным корпорациям заниматься им на своей

территории. Штаты также нс правомочны давать разре-

шения на занятие междуштатным и международным биз-

несом, так как это относится к компетенции федеральных

властей. Вместе с тем согласно установившейся практике

штаты имеют право осуществления в определенных пре-

делах (они, например, не могут регулировать внутреннюю

деятельность корпораций, поскольку это отнесено к ком-

петенции штата инкорпорации) своей власти и над тако-

го рода корпорациями при условии, что она не идет враз-

рез с требованиями федеральной конституции о невозмож-

ности лишения свободы и собственности корпораций без

установленного правом надлежащего процесса и не на-

кладывает излишнего бремени на междуштатную и меж-

дународную торговлю.

 

Каждый штат вправе также устанавливать определен-

ные налоги в отношении любой корпорации, организо-

ванной в нем. Наконец, по общему правилу, штат имеет

право налогового обложения любой иной корпорации,

(учрежденной вне его пределов, если такая корпорация в

своей деятельности имеет определенный контакт с дан-

ным штатом (теория минимального контакта).

 

В заключение необходимо отметить следующее. В тех

случаях, когда в настоящем параграфе говорилось о по-

ложениях федеральной Конституции, предусматриваю-

щих, что граждане США не могут быть лишены свободы

и собственности без соблюдения установленного правом

надлежащего процесса, что им не может быть отказано

 

-87-

 

в правовой защите на началах равенства, что они имеют

определенные льготы и преимущества во всех штатах

страны, речь шла о буржуазных по своему характеру пра-

вах и льготах, недоступных для большинства американ-

цев. Многие американцы не могут реально пользоваться

формально провозглашенными свободами, ибо они слиш-

ком бедны для этого. У них часто нет такой собственно-

сти, которой их можно было бы лишить. Кроме того, оп-

ределенная часть американцев (например, коммунисты)

даже формально лишены многих так называемых сво-

бод, в том числе права на судебную защиту. Наконец, о

каком праве на льготы и преимущества во всех штатах

страны можно говорить в отношении 20 млн. американ-

ских негров, которые не только фактически, но в южных

штатах и юридически лишены элементарных прав на че-

ловеческое существование.

 

-88-

 

ГЛАВА IV

 

БУРЖУАЗНЫЕ ТЕОРИИ О ПОНЯТИИ И СУЩНОСТИ

КОРПОРАЦИИ

 

 1. Общие положения

 

В буржуазной литературе, посвященной праву корпо-

раций, и в судебной практике выдвинут целый ряд пра-

вовых теорий, имеющих своей основной целью защиту су-

ществующих в США корпораций. Многие из этих теорий

были взяты на вооружение из европейского арсенала бур-

жуазной правовой мысли.

 

По своему содержанию они могут быть разделены на

две группы.

 

В одних из них речь идет о чисто юридических спосо-

бах объяснения сущности корпораций. Авторы и привер-

женцы этих теорий даже не пытаются дать какого-либо

истолкования отношениям собственности, взаимоотноше-

ниям нанимателей и рабочих, а также другим социально-

экономическим явлениям, имеющим место в корпорациях.

Их интересуют в первую очередь более утилитарные со-

ображения: дать сугубо юридическое, оторванное от про-

изводственных отношений обоснование правосубъектно-

сти корпораций применительно к деятельности их в пре-

делах отдельных штатов, а также в области междуштат-

ного и международного бизнеса. Условно эти теории мож-

но именовать юридико-техническими теория-

ми.

 

Авторы правовых теорий второй группы поставили

перед собой задачу иного рода: проанализировать соци-

альную природу и назначение корпораций в аспекте сво-

его классового буржуазного мировоззрения. Они пытают-

 

-89-

 

ся представить антинародную монополистическую дея-

тельность корпораций в глазах общественного мнения

своей страны и за границей в качестве необходимой и

прогрессивной, способствующей экономическому разви-

тию Соединенных Штатов Америки. Эти теории можно

назвать юридико-социальными теориями. Не-

зависимо от различия в их содержании, обе указанные

группы правовых теорий призваны затушевать реакцион-

ную и эксплуататорскую сущность американских корпо-

раций, являющихся главным тормозом дальнейшего эко-

номического, политического и культурного развития

США.

 

-90-

 

 2. Юридико-технические теории

 

В настоящее время в США имеются следующие юри-

дико-технические теории о понятии и сущности корпора-

ций: теория фикции и один из ее вариантов, называемый

теорией привилегий; реалистическая теория н ее разно-

видности: теория предприятия, теория символа, теория

корпоративной личности как одной из двух форм легаль-

ного выражения личности индивидуума; договорная тео-

рия.

 

Все эти теории исходят из предположения о сущест-

вовании в корпорациях неких общих, коллективных инте-

ресов акционеров, не совпадающих с их индивидуальны-

ми интересами, и необходимости выражения их в особом

понятии юридического лица. При этом в методах подхода

к конструированию данного понятия имеются различия

между теорией фикции, с одной стороны, и так называе-

мыми реалистическими теориями-с другой. Если сто-

ронники теории фикции идут по пути создания искусст-

венного образа <юридического лица>, то приверженцы

реалистических теорий пытаются строить понятие юриди-

ческого лица исходя из признания его реального суще-

ствования.

 

Теория фикции (fiction or entity theory) не яв-

ляется изобретением американских юристов. Ее основа-

телем считают римского папу Иннокентия IV, который в

начале XIII века, отвечая на вопрос о том, подлежит ли

корпорация отлучению от церкви, заявил, что корпорация

существует лишь в человеческом воображении и потому

является фикцией, придуманной разумом.

 

-90-

 

Теория фикции исходит из того, что подлинным субъ-

ектом права может быть только отдельный человек. Кор-

порация же является искусственным образованием, соз-

даваемым волей соответствующих властей (по словам

папы-волею церкви) и отличным от лиц, входящих в

состав самой корпорации. Корпорация как таковая не

имеет своей собственной воли (она осуществляет лишь

волю властей, создавших ее) и целого ряда других ка-

честв, делающих человека дееспособной личностью. Сле-

довательно, корпорация неспособна совершить преступ-

ление или причинить вред, т. е. произвести те действия,

которые связаны с функционированием человеческой пси-

хики. Таково было основное содержание теории фикции

в момент ее зарождения и становления.

 

Теория фикции была наиболее распространенной пра-

вовой теорией в объяснении феномена корпорации как

юридического лица в начальный период существования

США, когда в стране еще только утверждались буржу-

азные отношения в области экономики, а в сфере полити-

ки происходил процесс упрочения государственной влас-

ти. В наиболее отчетливой форме эта теория была сфор-

мулирована председателем Верховного суда США Мар-

шаллом в 1819 г. в решении по делу The Trustees of Dart-

mouth College v. Woodward. <Корпорация,-говорилось

в решении,-есть искусственное существо, невидимое,

неосязаемое и существующее лишь с точки зрения зако-

на. Будучи чистым созданием закона, корпорация обла-

дает лишь теми свойствами, которые ей сообщил учреди-

тельный акт и которые необходимы ей для существо-

вания>. (*1).

 

Для господствующих классов США теория фикции

оказалась весьма полезной по крайней мере в трех отно-

шениях. Во-первых, она давала необходимое юридиче-

ское обоснование самому факту существования и дея-

тельности корпораций в качестве полноправных субъек-

тов права. Во-вторых, позволяла с точки зрения право-

субъектности отграничить корпорацию от различных

видов товарищества. И, наконец, в-третьих, явилась необ-

ходимой правовой базой для обоснования разрешитель-

ной деятельности законодательных органов штатов по уч-

реждению корпораций. Применительно к этому последне-

 

(**1) 4 Wheat 518 (1819).

-91-

 

му случаю теория фикции получила название теории при-

вилегий (fiat, concession or franchise theory). Та-

кое название обусловлено тем, что корпорации как ис-

кусственные, фиктивные образования создаются и суще-

ствуют согласно рассматриваемой теории по воле и ми-

лости государства. Другими словами, корпорации явля-

ются привилегиями, дарованными государством. <Корпо-

рация,-сказал судья Кент,-это привилегия, принад-

лежащая одному или нескольким лицам, которые суще-

ствуют в качестве правовой единицы под особым наиме-

нованием, облеченной по воле закона <вечным> сущест-

вованием и действующей в различных отношениях, неза-

висимо от действительного числа ее участников, как один

индивид>. (*2).

 

Но для США оказались неприемлемыми некоторые

аспекты теории фикции в том виде, как они были перво-

начально сформулированы в Европе. В частности, в США

не нашли практического применения положения теории

о том, что корпорации не могут быть привлечены к ответ-

ственности за причиненный вред и совершенное преступ-

ление. В соответствии с установившейся судебной прак-

тикой и законодательством корпорации, как правило, от-

вечают за вред, причиненный их рабочими и служащими

третьим лицам при условии, что противоправные дейст-

вия этих лиц имели место в ходе выполнения ими слу-

жебных обязанностей. Более того, суды в отдельных слу-

чаях допускают даже уголовную ответственность корпо-

раций за некоторые противозаконные действия их долж-

ностных лиц, например за преступления, совершенные

против <общественного процветания>. (*3). При этом, естест-

венно, к корпорациям не применяется такая мера наказа-

ния, как тюремное заключение: оно заменяется штрафом.

 

Кроме того, теория фикции стала серьезным препятст-

вием для осуществления отдельными штатами законода-

тельной, административной и судебной юрисдикции в от-

ношении корпораций, образованных в других штатах

страны или в иностранных государствах, но ведущих

свой бизнес на территории соответствующего заинтере-

сованного штата.

 

(**1) См. Е. А. Флейшиц. Буржуазное гражданское право на

службе монополистического капитала, стр. 31.

 

(**3) Уголовные кодексы отдельных штатов содержат указание на

такой весьма неопределенный состав преступления.

 

-92-

 

Последовательное применение в американских усло-

виях, где основные законодательные функции в отноше-

нии корпораций принадлежат отдельным штатам, а не

федеральному государству, основной идеи теории фик-

ции (корпорация-это лишь искусственное образование

закона) означало бы, что каждая корпорация могла бы

существовать лишь в пределах штата ее инкорпорации.

 

Но подобная интерпретация теории фикции противо-

речила, во-первых, планам самих корпораций, желавших

грабить весь американский народ, а не отдельную его

часть; во-вторых, основам .существования общенацио-

нального и мирового экономических рынков и, в-третьих,

федеральной конституции, запрещающей накладывать

излишние ограничения на междуштатную торговлю.

 

Поэтому в указанном аспекте теория фикции оказа-

лась неподходящей для Соединенных Штатов Америки.

 

Впрочем, законодатель и суды США в данном случае,

как и во многих других, оказались непоследовательными.

Руководствуясь чисто утилитарными соображениями, они

отказались, распространить на корпорации  2 ст. 4 Кон-

ституции США, <запрещающий отдельным штатам про-

ведение политики дискриминации граждан других шта-

тов в части наделения последних существующими в них

правами и льготами, именно на основании теории фикции

в только что изложенном ее понимании>. (*4).

 

Это дало повод Роберту Стивенсу, одному из наибо-

лее известных и авторитетных в США авторов в области

права корпораций, высказать неодобрительное отноше-

ние к теории фикции в целом. (*5).

 

Несмотря на это теория фикции в ее модифицирован-

ном американском варианте с успехом продолжает 'ис-

пользоваться судами США для прикрытия антинародной

и грабительской деятельности корпораций.

 

В настоящее время основной целью применения тео-

рии фикции в США является обоснование правосубъект-

ности корпораций, как юридических лиц. При этом, как

удачно заметила Е, А. Флейшиц, <если теория фикции

юридического лица в том виде, в каком ее в XIII веке

создал папа Иннокентий IV, а в начале XIX века развил

Савиньи, а затем Виндшейд, заключалась в том, что в

 

(**4) Решение Верховного суда США по делу Paul v. Virginia. V. S.

75 (8 Wall.) (1868).

(**5) См. R. Stev ens. Op. cit, p. 43.

 

-93-

 

гражданскоправовых действиях множества субъектов

прав фингировались действия одного субъекта, то в аме-

риканском варианте периода империализма теория фик-

ции юридического лица заключается в том, что в граж-

данскоправовых действиях одного субъекта прав финги-

руется множество, от лица которых якобы и действует

данный субъект>. (*6). До такого рода фикции ни папа Инно-

кентий IV, ни Савиньи и Виндшейд не доходили. В сущ-

ности это фикция в квадрате.

 

Совершенно очевидно, что теория фикции не может

объяснить понятие и сущность юридического лица в аме-

риканском праве. Да, собственно говоря, реально она на

это и не претендует. Ее цель сводится к другому: с по-

мощью явно идеалистических, оторванных от жизни форм

узаконить реальное (а не фиктивное) существование

капиталистических корпораций как самостоятельных

субъектов права.

 

Реалистическая теория (realistic theory) в отличие от

теории фикции признает реальное существование тех

групповых интересов индивидуумов, которые в совокуп-

ности составляют понятие корпорации. Функция же пра-

ва, по мнению сторонников реалистической теории, сво-

дится лишь к признанию данных интересов.

 

Теория предприятия (enterprise theory), являющая-

ся одной из разновидностей реалистической теории, ак-

центирует внимание на определенной группе общих инте-

ресов акционеров, возникающих на базе той конкретной

деятельности (бизнеса), которой занимается соответству-

ющая корпорация.

 

Теория символа (symbol theory), представляющая

другую разновидность реалистической теории, рассмат-

ривает корпорацию как символ совокупности акционеров,

действующих в виде групповой личности. (*7).

 

К группе реалистических следует отнести также тео-

рию корпоративной личности как одной из двух форм ле-

гального выражения личности индивидуума (corporate

personality as one form of dual legal personality), выдви-

нутую P. Стивенсом. Согласно этой теории не имеет вооб-

ще никакого смысла конструировать особую юридическую

 

(**6) Е. А. Флейшиц. Буржуазное гражданское право на служ-

бе монополистического капитала, стр. 31.

 

(**7) См. G. Hornstein. Ор. cit.,  12; H. Henn. Op.cit.,

Sec. 77.

 

-94-

 

личность корпорации, отделенную от индивидуальных

личностей самих акционеров. По мнению Стивенса, каж-

дый человек в действительности имеет одновременно две

легальные личности: личность индивидуума и некую об-

щую личность, способную при соответствующих условиях

быть корпоративной личностью. Эти вторые легальные

личности людей и составляют понятие корпорации. (*8). Та-

ким образом, Стивенс пытается доказать совершенно не-

лепый тезис о том, что стремление быть акционером кор-

порации заключено якобы чуть ли не в крови каждого че-

ловека. Но этот тезис правилен не в отношении человека

вообще, а капиталиста, живущего за счет чужого труда.

Что касается простого человека, то его общественная

природа проявляется совершенно в другом: в стремлении

как можно скорее избавиться от корпораций, несущих

ему безработицу, голод и унижение, и жить в условиях

общества, свободного от всякой эксплуатации и дискри-

минации в обстановке товарищеской взаимопомощи и со-

трудничества.

 

Таково основное содержание реалистической теории и

некоторых ее конкретных форм, получивших распростра-

нение в США. Определенное увлечение реалистическими

теориями в области обоснования правовой природы кор-

пораций относится, главным образом, к периоду наибо-

лее развитого капитализма и перехода к империализму,

когда корпорации уже становились доминирующим фак-

тором в экономической и политической жизни страны. В

это время, как говорилось в главе 1 настоящей работы,

штаты в качестве общего правила ввели явочный поря-

док образования корпораций. Естественно, в таких усло-

виях, когда государство само оказалось подвластным

корпорациям, говорить о корпорациях только как о фик-

циях было уже трудно. В связи с этим и появились раз-

личного рода так называемые реалистические теории,

признававшие корпорации как социальную реальность.

 

Но при знакомстве с содержанием данных теорий не-

вольно обращает на себя внимание то обстоятельство,

что степень и полнота их разработки оказались значи-

тельно меньшими по сравнению с теорией фикции. Объ-

ясняется это, на наш взгляд, следующими тремя основ-

ными причинами.

 

(**8) См. R. Stevens. Ор. cit., pp. 49-50.

-95-

 

1) Ко времени появления в США реалистических тео-

рий в области права корпораций правосубъектность кор-

пораций как юридических лиц была уже обоснована тео-

рией фикции.

 

2) В то время как мучительный период приспособле-

ния европейской теории фикции о правовой природе кор-

пораций к американским условиям остался позади, про-

блему применения в США реалистической теории, кото-

рая также была <импортной продукцией> (в Европе она

впервые была разработана Гирке и другими), предстоя-

ло еще только решать, к тому же в значительно более

сложных условиях. Ведь если теория фикции вообще не

претендовала на объяснение социальной сущности корпо-

рации, то реалистическая теория должна была в какой-то

форме ответить и на этот вопрос.

 

3) Учитывая, что объективный правовой анализ при-

роды американских корпораций неизбежно ведет к выяв-

лению их эксплуататорской и антинародной сущности,

сторонники реалистической теории проявили явное неже-

лание заниматься подобного рода экспериментами. Вмес-

то того они предпочитали или ограничиваться самыми

общими рассуждениями, вроде тех, что групповые инте-

ресы акционеров корпорации существуют реально, или

же, как это сделал, например, Стивенс, выдвигать совер-

шенно абсурдные положения о так называемой корпора-

тивной личности человека. Поэтому в целом реалистиче-

ские теории в объяснении понятия и сущности корпора-

ций так же антинаучны, как и теория фикции. Более то-

го, эти теории в своей основе не менее фиктивны, чем те-

ория фикции, поскольку вместо объективного анализа

природы корпораций они выдвигают такие фикции, как

общность интересов акционеров и прогрессивность кор-

пораций в американском обществе.

 

В действительности в крупных корпорациях акционе-

ры, имеющие всего по нескольку акций (а ими, как изве-

стно, иногда являются и рабочие, которым хозяева в ря-

де случаев в качестве одной из форм вознаграждения да-

ют акции, создавая тем самым иллюзию, что и рабочие

являются собственниками корпораций), никакими права-

ми не пользуются. Настоящими хозяевами корпораций

являются крупные капиталисты, такие, как Рокфеллеры и

им подобные, которые с помощью реалистических теорий

пытаются скрыть свое истинное лицо. Реалистические

 

-96-

 

теории призваны замаскировать классовую эксплуата-

торскую сущность американских корпораций.

 

Несколько в стороне от теории фикции и реалистиче-

ских теорий стоит договорная теория (contract theory), в

соответствии с которой корпорация является договором

между государством, с одной стороны, и учредителя-

ми корпорации-с другой.

 

По своему содержанию эта теория в высшей мере эк-

лектична.

 

Первоначально договорная теория мирно сосущест-

вовала с теорией фикции. Маршалл в уже упомянутом

решении по делу The Trustees of Dartmouth College v.

Woodward прямо говорил о договоре государства с

фиктивным, искусственным образованием, каким, по его

мнению, была корпорация. Впоследствии договорная тео-

рия стала выполнять функции по обслуживанию реалис-

тических теорий о правовой природе американских кор-

пораций. Во многих решениях, вынесенных Верховным

судом США и другими федеральными и штатными суда-

ми, (*9), законодательная, административная и судебная

юрисдикция соответствующих штатов в отношении так

называемых не своих корпораций (корпораций, образо-

ванных в других штатах и государствах) обосновыва-

лась именно с помощью договорной теории. Суды исхо-

дили из того, что если та или иная корпорация пользует-

ся какими-либо привилегиями и находится под защитой

закона на территории соответствующего штата, то тем са-

мым она молчаливо вступает в договорные отношения с

данным штатом, на основании которых последний полу-

чает право на определенные действия (юрисдикцию) в

отношении этой корпорации.

 

Не приходится говорить об искусственности и казуис-

тичности подобных юридических построений. Отношения

между корпорациями и государством регулируются, ра-

зумеется, не нормами договорного права.

 

Проведенный обзор юридико-технических теорий о по-

нятии и сущности корпораций показывает, что все они

выражают в области права одну и ту же философию-

философию прагматизма. Американские правоведы и су-

ды, как правило, не идут на широкое теоретическое обоб-

 

(**9) См., например, решение Верховного суда США по делу State

Tax Commission of Utah v. Aldrich, 316 U.S. 174 (1942).

 

-97-

 

щение происходящих в стране процессов, связанных с

дальнейшим укреплением господства монополий, сводя

роль теории к беспринципному обоснованию отдельных

практических сторон деятельности корпораций в угоду

последним.

 

-98-

 

 3. Юридико-социальные теории

 

Юристами, экономистами и социологами написано

большое количество книг и статей по вопросу о правовом

обосновании сущности современных корпораций и перс-

пективах их дальнейшего развития. Но все их старания

в этом направлении оказались пока тщетными. По сви-

детельству Ричарда Илза <современная корпорация-

это институт, который еще ищет философского обоснова-

ния>. (*10). К тому же выводу пришел и профессор права

Сент-Луисского университета Г. Маннэ. <Работы по воп-

росу о современных корпорациях,-пишет он,-харак-

теризуются в определенной степени отсутствием глуби-

ны и оригинальности... Может быть, это больше преуве-

личение, но думается, что наиболее слабый фактор в

настоящем развитии философской мысли-это отсутст-

вие ясной теории о том, как должны функционировать

корпорации, когда они становятся крупными>. (*11).

 

Среди юридико-социальных теорий о понятии и сущ-

ности корпораций наибольшее распространение в послед-

нее время получили следующие теории: теория народного

капитализма, теория отделения собственности от управле-

ния, теория ответственности администрации корпораций

перед обществом, теория демократии в корпорациях, тео-

рия корпоративного конституционализма и теория вер-

ховного контрольного органа.

 

Сторонники теории народного капитализма (*12) утверж-

дают, что поскольку держателями акций в США являют-

ся миллионы американцев (по официальной статистике

в 1965 г. насчитывалось 20 млн. 12.0 тыс. держателей ак-

 

(**10) Richard Еells. The Meaning of Modern Business. Columbia

University Press. New York, 1960, p. 17.

 

(**11) H. Manne. Current Views on the <Modern Corporation>, 38

U. Del. J. 1960-1961, p. 587.

 

(**12) Из последних работ по теории народного капитализма следует

назвать: Louis D. Kelso and Mortimer J. Adier. The Capitalist

Manifesto. New York, Rondom House, 1958.

 

-98-

 

ций), постольку все они независимо от их имущественно-

го положения считаются собственниками корпораций, в

число которых входят такие крупные корпорации, как

<Телефоун энд телеграф компани>, <Дженерал моторс>,

<Стандартд ойл компани>, <Америкэн стил корпорейшн>

и т. д. При этом в.качестве примера обычно приводят са-

мую крупную по количеству акционеров <Телефоун энд

телеграф компани>, которая имеет 2 млн. 200 тыс. дер-

жателей акций.

 

Отсюда сторонники теории народного капитализма

делают вывод о том, что было бы ошибочным говорить о

делении общества на класс капиталистов и класс проле-

тариев в современной Америке, ибо каждый гражданин,

владеющий хотя бы одной акцией, по существу является

капиталистом.

 

Широкое распространение акций среди американско-

го населения, по мнению приверженцев теории, объяс-

няется преимуществом системы свободного предпринима-

тельства и господством крупных корпораций в США.

 

Таково в основных чертах содержание теории народ-

ного капитализма.

 

Ее классовая сущность с предельной ясностью вскры-

та в Программе Коммунистической партии, принятой на

XXII съезде КПСС. <Защитники буржуазного строя,-

говорится в Программе, -стремясь удержать массы в

духовном плену, изобретают все новые <теории>, маски-

рующие эксплуататорскую природу буржуазного строя,

приукрашивающие капитализм. Они уверяют, будто со-

временный капитализм изменил свою сущность, стал <на-

родным капитализмом>, в котором происходит <рассеи-

вание> собственности и <демократизация> капитала, исче-

зают классы и классовые противоречия, <уравниваются

доходы> и устраняются экономические кризисы. В дейст-

вительности развитие современного капитализма под-

тверждает правильность марксистско-ленинского учения

о нарастании противоречий и антагонизмов капиталисти-

ческого общества, об обострении в нем классовой борь-

бы>. (*13).

 

О демагогическом характере теории народного капи-

тализма пишут даже буржуазные авторы. <...Средства

 

(**13) <Программа Коммунистической партии Советского Союза>,

стр. 52.

 

-99-

 

производства-заводы, машины, железные дороги, гру-

зовые автомобили, самолеты,-отмечает, например Д. Ли-

вингстон,-не принадлежат рабочим как массе. Мужчи-

ны, которые работают в <Дженерал моторс компани>,

женщины, стоящие за прилавком магазинов или выпол-

няющие обязанности стенографисток, обычно не имеют

акции. Попытайтесь сказать одному из рабочих Объеди-

ненного профсоюза работников автомобильной промыш-

ленности, которым руководит В. Рейтер, или рабочему

Объединенного профсоюза горняков, руководимого Джо-

ном Льюс, что он народный капиталист. Он будет сме-

яться над вами>. (*14).

 

Теорию народного капитализма опровергают по суще-

ству статистические данные о распределении акций среди

отдельных слоев американского общества. Так, согласно

<Statistical Abstract of the United States 1965 г.>,

83% американцев вообще не имеют акций, 94% не ведут

никакого бизнеса в корпорациях. В числе лиц, которые

владеют акциями, львиная доля приходится на богатей-

шие капиталистические семьи. В 1960 г. только 6 % акций

падало на долю рабочих, причем эти акции составляли

всего лишь 0,2% от акционерного капитала США (*15).

 

Все это свидетельствует о фальши и научной несос-

тоятельности теории народного капитализма. Эта теория

является самой низкопробной идеологической продукци-

ей американского империализма.

 

Весьма показательно, что наиболее рьяными ее про-

пагандистами являются фондовые биржи и крупные фи-

нансовые фирмы, занятые продажей акций и пытающие-

ся использовать эту теорию как торговую рекламу в це-

лях повышения своих прибылей. На это, в частности, об-

ратил внимание Г. Маннэ. <В общем,-пишет он,-этот

взгляд (имеется в виду теория народного капитализма.-

В. М.) рекламируется наиболее ревностно теми, кто не-

посредственно от него может получить прибыли. Наибо-

лее выдающимися ее защитниками являются Нью-Йорк-

ская фондовая биржа и крупные финансовые фирмы, за-

нятые продажей акций>. (*16).

Наибольшую популярность в области правового обо-

 

(**!4) J. Livingston. The American Stockholder. J. B. Lippincott

Company, Philadelfia and New York, p. 18.

(**15) <Economic Notes>, No. 9, 1960, p. 6.

(**16) H. Manne. Ор. cit., p. 567.

 

-100-

 

снования сущности современных американских корпора-

ций и их роли в развитии американского общества за-

воевала теория отделения собственности от управления.

Ее авторами явились сотрудники Колумбийского универ-

ситета: профессор права Адольф А. Берли (младший) и

доктор Г. Минз. В 1932 г. они опубликовали книгу <Со-

временная корпорация и частная собственность>, (*17), в ко-

торой изложили свою теорию.

 

По мнению авторов, американские корпорации при-

мерно в 1920 г. (эта дата была уточнена А. Берли в его

последующих работах) перестали быть только легаль-

ным институтом, при помощи которого граждане осуще-

ствляют свой частный бизнес. В действительности корпо-

рации превратились в такие учреждения, которые стали

выполнять двойственные функции: управлять собствен-

ностью и быть организаторами экономической жизни

страны. В связи с этим, замечают авторы, нельзя больше

говорить о господстве отдельных частных корпораций в

США, так как вместо них появилась качественно новая

система организации американской экономики-система

крупных квазипубличных корпораций. Характерной осо-

бенностью этой системы является то, что в крупных кор-

порациях произошло отделение собственности от управ-

ления благодаря наличию большого числа разбросанных

по всей стране держателей акций, утративших фактиче-

ский контроль над своими капиталами, переданными в

распоряжение администрации корпораций. При этом ав-

торы подчеркивают, что в тех случаях, когда большин-

ство акций находится в руках одного лица или группы

связанных между собой лиц, а оставшиеся акции широко

рассредоточены между большом числом других людей,

проблема отделения собственности от управления физи-

чески возникает только применительно к последним.

 

Таким образом, исходными данными для теории от-

деления собственности от управления послужили те же

данные о <миллионах мелких держателей акций>, на ко-

торые опирается и теория народного капитализма.

 

Для теоретического обоснования своей теории авторы

использовали данное в свое время Адамом Смитом клас-

сическое буржуазное определение собственности, которо-

 

(**17) Adolf Д. Вerle and G. Means. The Modern Corporation

and Private Property. New York, The Macmillan Company, 1932.

 

-101-

 

го А. Берли придерживается по настоящее время. <Соб-

ственность,-пишет он,-это отношение между чело-

веком и телесной (или бестелесной) вещью>. (*18).

 

Это понятие собственности, по словам А. Берли, со-

держит два необходимых атрибута: пассивный (при-

нятие на себя собственником риска действительной сто-

имости вещи на рынке на каждый данный момент-пас-

сивная собственность) и активный (осуществление

контроля за вещью самим собственником-активная

собственность).

 

В прошлом, продолжает автор, когда корпорации бы-

ли небольшими и собственники сами управляли ими, во-

прос об отделении собственности от управления не воз-

никал, так как сами собственники самостоятельно осуще-

ствляли и пассивные и активные функции.

 

В современных же корпорациях <эти два атрибута

собственности больше не принадлежат одному и тому же

лицу или группе лиц. Держатель акций передал контроль

над своим имуществом. Теперь он стал только поставщи-

ком капитала, принявшим на себя риск в отношении ры-

ночной стоимости своего имущества, в то время как ос-

новная ответственность и власть над имуществом пере-

шли к директорам и управляющим корпорации. Один

традиционный атрибут собственности (пассивная собст-

венность) принадлежит собственнику капитала; второй

(активная собственность) -должностным лицам, осу-

ществляющим управление корпораций>. (*19).

 

Исходя из тезиса отделения собственности от управ-

ления в крупных корпорациях, А. Берли и Г. Минз дела-

ют очень важный практический вывод о том, что при по-

добном положении прибыль должна распределяться меж-

ду собственниками капитала и администрацией корпора-

ций в соответствующих пропорциях.

 

Развивая теорию отделения собственности от управ-

ления, А. Берли, (*20), приходит к выводу, что в процессе

 

(**18) Adolf А. Berle. Power without Property, р. 60, Modern Func-

tions of the Corporate System. <Columbia Law Review>, vol. 62, March

1962. p. 445.

 

(**19) Adolf А. Вerle and G. Means. The Modern Corporation

and Private Property, p. 338.

 

(**20) Adolf A. Berle. The American Economic Republic. New York,

1963: его же. Property, Production and Revolution I Col. L. Rev.

1-20 (1965).

 

-102-

 

дальнейшего индустриального развития США админист-

рация корпораций все б'олее становится самостоятельной

силой в области управления и распоряжения собствен-

ностью, независимой в своих действиях от собственни-

ков капитала. В ее руках сосредоточивается огромная

экономическая власть. Проявлением этой власти в первую

очередь является право директоров по своему усмотре-

нию без согласия со стороны держателей акций распреде-

лять прибыли корпораций. В результате этого админи-

страция корпораций в настоящее время получает подав-

ляющую часть необходимых средств для поддержания и

развития производства за счет внутренних источников

(нераспределенных прибылей и отчислений в амортиза-

ционный фонд). Привлечение же средств со стороны в

виде дополнительных вкладов частных лиц (продажа ак-

ций и получение займов) составляет относительно не-

большой процент. Так, за период с 1947 по 1956 г. доля

денежных средств граждан в общей сумме капитало-

вложений в корпорациях равнялась примерно 20%.

 

В XX веке положение собственников капитала (дер-

жателей акций) по сравнению с XIX веком резко измени-

лось. Теперь их собственность в корпорациях напоми-

нает скорее форму обычных банковских вкладов.

 

С помощью различного рода правовых приемов (вы-

дача держателями акций доверенностей на право голо-

сования, введение неголосующих акций, организация

держательских компаний, передача управления корпора-

циями в руки особой группы доверителей и т. п.) соб-

ственники капитала оказались отстраненными от управ-

ления корпорациями. У них по существу осталось толь-

ко одно право: право получения объявленного директо-

рами корпорации дивиденда па вложенный ими капитал.

 

В связи с этим А. Берли приходит к выводу, что

классическая буржуазная экономическая теория собст-

венности и роль рынка, являющегося главным регулято-

ром распределения общественного богатства и определи-

телем стоимости товаров, в век крупных корпораций

теряют свое значение. Крупные корпорации становятся

общественными социально-экономическими учреждения-

ми, действующими в интересах всего народа.

 

Социальный смысл теории отделения собственности

от управления становится особенно понятен, когда

А. Берли заявляет, что отделение собственности от уп-

 

-103-

 

равления в крупных корпорациях по существу означает

введение в США принципа народного  распределения

произведенного продукта на основе затраченного труда

при сохранении института частной собственности. При

этом <производительная собственность> в ее веществен-

ном выражении, используемая корпорациями (орудия и

средства производства.-В. М.), больше не находится в

частной собственности отдельных лиц. Она принадлежит

общественным образованиям-корпорациям. Акционеры

же являются лишь собственниками бумаг-акций. (*21).

 

При оценке изложенной теории, естественно, возникает

вопрос о том, насколько она соответствует реальному

положению вещей в США. Существует ли в жизни то от-

деление собственности от управления, о котором говорят

А. Берли и Г. Минз, а вслед за ними и многие другие

юристы, экономисты и политические деятели США?

 

В этой связи следует обратить внимание на собствен-

ное признание А. Берли о том, что в настоящее время в

США еще продолжают существовать такие корпорации,

к которым его теория отделения собственности от управ-

ления неприменима.

 

В своей работе <Власть без собственности> (*22) он пред-

лагает различать четыре самостоятельные стадии разви-

тия и соответствующие им виды современных корпора-

ций.

 

На первой стадии держатели акций обладают пол-

ным контролем за действиями администраций корпора-

ций.

 

На смену им приходят корпорации с так называемым

<рабочим контролем>, в которых определенная группа

держателей акций с помощью контрольного пакета

осуществляет фактический контроль в корпорациях.

 

На третьей стадии многие из крупных корпораций

благодаря широкому рассеиванию акций среди населе-

ния становятся корпорациями, контроль над которыми

полностью переходит в руки администрации корпораций.

И, наконец, на четвертой стадии развития американ-

ских корпораций происходит объединение разбросанных

по стране многочисленных держателей акций крупными

страховыми компаниями, пенсионными фондами и дру-

 

(**21) Adolf A. Berle. Property, Production and Revolution. I Col.

L. Rev. 3 (1965).

(**22) Adolf A. Berle. Power without Property, pp. 69-76.

 

-104-

 

гими частными объединениями, которые на вклады и

сбережения своих клиентов (граждан) приобретают по-

давляющую часть акций, выпускаемых корпорациями.

Благодаря этому названные частные объединения полу-

чают реальную возможность контролировать действия

администрации корпораций. (*23).

 

По мнению А. Берли, для США в настоящее время

характерны корпорации, находящиеся на третьей (и час-

тично на четвертой) стадии развития, одним из основных

признаков которых является отделение собственности от

управления. Что касается корпораций, соответствующих

первым двум стадиям развития, то, по его мнению, хотя

они еще в отдельных случаях и продолжают существо-

вать, но их время уже ушло в прошлое.

 

Что же конкретно представляют собой эти <уходящие

в прошлое> корпорации?

 

Если говорить о корпорациях, в которых держатели

акций еще сохраняют полный (абсолютный) контроль,

то прежде всего необходимо назвать крупнейшие семей-

ные корпорации, контролируемые известными амери-

канскими миллиардерами. Это автомобильная компания

Форда, компания Дюпона, алюминиевая компания Мел-

лона, чайная компания Гартфорда и т. д.

 

Правда, к этой же группе корпораций относятся мно-

гочисленные мелкие компании и товарищества в области

розничной торговли и обслуживания. Однако они во мно-

гих случаях действительно обречены на гибель в ре-

зультате наступления крупного капитала могуществен-

ных фамильных монополий, которые, по всей вероятнос-

ти, будут существовать до тех пор, пока в США сохра-

няется капиталистический строй.

 

В условиях современной Америки преуспевают кор-

порации, в которых контроль за администрацией осу-

ществляется с помощью контрольного пакета акций. За

примерами далеко ходить не нужно. Взять хотя бы про-

цветающую в США семью Рокфеллеров, в руках кото-

рой сосредоточен огромный промышленный и финансо-

вый капитал. Этой семье с помощью только 14,5% всех

выпущенных акций удается контролировать одну из

 

(**23) Указанные частные объединения держат в настоящее время

в своих руках около 1/3 акций и 80% облигаций, выпущенных круп-

ными корпорациями. Paul P. Harbrecht. The Modern Corporati-

on Revised. Col. L. Rev. 1413 (1964).

 

-105-

 

крупнейших в США корпораций <Стандард ойл компани

оф Индиана>. Жизненность этой формы контроля по су-

ществу признает и А. Берли, подчеркивающий, что

<она все еще существует как главный фактор во многих

крупных корпорациях>. (*24).

 

По словам  проф. А. Берли, в корпорациях типа

<Телефоун энд телеграф компани> единоличными хозяе-

вами являются президенты, вице-президенты, управляю-

щие и другие представители администрации, в то время

как держатели акций (собственники капитала)  пол-

ностью отстранены от управления своей собственностью.

Соответствует ли это действительности?

 

<Позднейшие исследования 30-х годов,-пишет аме-

риканский экономист В. Перло,-основывающиеся на

более достоверной информации, во многом исправили

недостатки труда Берли и Минза и выявили внешние

центры контроля для большинства корпораций, отнесен-

ных этими авторами к разделу <контролируемых управ-

ляющими>. (*25). Так, контроль в <Телефоун энд телеграф

компани> в настоящее время поделен примерно поровну

между группой Морганов и группой Рокфеллеров.

 

Практика показывает, что благодаря распыленности

большой части акций 5-8% общего их числа в рассмат-

риваемых корпорациях вполне достаточно для осущест-

вления действенного контроля. (*26). Причем центрами конт-

роля в этих случаях являются банки, а не отдельные ли-

ца. Крупнейшие банки США не только держат в своих

руках многие акции данных корпораций, но и очень уме-

ло используют в своих интересах тот факт, что корпора-

ции во всей своей деятельности не могут практически

обойтись без займов, предоставляемых банками. В этих

условиях директора, управляющие и другие высшие

должностные лица корпораций, как правило, являются

прямыми ставленниками и проводниками воли крупней-

ших банков, независимо от того, собственные они или

посторонние.

 

(**24) Adolf А. Berle. Power without Property, р. 72.

(**25) В. Перло. История финансовых магнатов, стр. 67.

(**26) Там же, стр. 144-150. По мнению редакторов журнала <Har-

ward Law Review> для обеспечения рабочего контроля в рассматри-

ваемых корпорациях достаточно всего лишь 3% акций. (The Voting

of Stock Held in Cross Ownership. 76 Harv. L. Rev. 1640 (1963).

 

-106-

 

Таково реальное положение вещей в корпорациях,

находящихся на третьей стадии развития.

 

Сходная картина обычно наблюдается и в тех корпо-

рациях, в которых акции закупаются крупными страхо-

выми компаниями, пенсионными фондами и иными част-

ными объединениями на вклады и сбережения своих

клиентов (корпорации четвертой стадии развития). Но

здесь есть одна важная особенность, состоящая в том.

что в этих случаях мелкие вкладчики (граждане) вообще

теряют всякую связь с корпорациями, в которых исполь-

зуются их деньги. Между вкладчиками и корпорациями

стоят страховые компании или пенсионные фонды, кото-

рые за свои посреднические функции кладут себе в кар-

ман огромные прибыли. В то же время последние наряду

с банками получают реальную возможность усилить

свое влияние на администрацию корпораций. Таким об-

разом, в корпорациях, находящихся, по мнению А. Бер-

ли, на третьей и четвертой стадиях развития, речь может

идти не о свободе администрации корпораций от контро-

ля со стороны банков и других крупных держателей ак-

ций (страховых компаний, пенсионных фондов и част-

ных лиц), а о характерном для периода империализма

разделении функций денежного и промышленного капи-

тала в условиях господства финансовой олигархии. <Ка-

питализму-писал В. И. Ленин,-вообще свойственно

отделение собственности на капитал от приложения капи-

тала к производству, отделение денежного капитала от

промышленного, или  производительного, отделение

рантье, живущего только доходом с денежного капита-

ла, от предпринимателя и всех непосредственно участ-

вующих в распоряжении капиталом лиц. Империализм

или господство финансового капитала есть та высшая

ступень капитализма, когда это отделение достигает

громадных размеров>. (*27).

 

Но подобное разделение функций денежного и про-

мышленного капитала, как  справедливо   заметил

А. В. Венедиктов, (*28), не дает никакого основания для от-

рыва проблемы управления имуществом юридического

лица в корпорациях от проблемы права собственности

на него.

 

(**27) В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 356-357.

(**28) См. А, В. Венедиктов. Государственная социалистиче-

ская собственность. М., Изд-во АН СССР, 1948, стр. 683.

 

-107-

 

Крупные корпорации являются наиболее изощренной,

наиболее замаскированной формой господства финансо-

вого капитала в США, так как они позволяют с меньшим

капиталом осуществлять фактический контроль над кор-

порациями и экспроприировать собственность мелких

вкладчиков.

 

Такова фактическая сторона вопроса об управлении

собственностью в корпорациях США.

 

Теоретическая несостоятельность теории отделения

собственности от управления объясняется тем, что в ее

основе лежит порочная концепция понятия собственнос-

ти (собственность-это отношение между человеком и

вещью).

 

В работе классиков марксизма-ленинизма убедитель-

но доказано, что собственность-это общественно-эко-

номическое отношение по поводу присвоения материаль-

ных благ, в первую очередь орудий и средств производ-

ства, в каждом исторически определенном типе общества.

 

Так, критикуя Прудона, К. Маркс писал: <...собствен-

ность образует последнюю категорию в системе г-на Пру-

дона. В действительном мире, наоборот, разделение тру-

да и все прочие категории г-на Прудона суть обществен-

ные отношения, которые в совокупности образуют то, что

в настоящее время называют собственностью...>. (*29). И да-

лее: <Всякое производство есть присвоение индивидуумом

предметов природы в пределах определенной обществен-

ной формы и посредством нее>. (*30).

 

Попытка же определения собственности как отноше-

ния между людьми и вещами объективно преследует од-

ну цель: скрыть классовое содержание института собст-

венности в буржуазных  государствах, в частности в

США.

 

Понятие собственности как отношения человека к

вещи было решительно и единодушно отвергнуто совет-

ской правовой наукой. (*31).

 

(**29) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 27, стр. 406.

(**30) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, стр. 713.

(**31) См., например, Л. В. Венедиктов. Государственная со-

циалистическая собственность: Д. М. Генкин. Право собственно-

сти в СССР. М., Госюриздат, 1961: Ю. К. Толстой. Содержание

и гражданскоправовая защита права собственности в СССР. Изд-во

ЛГУ, 1955: О. С. Иоффе. Советское гражданское право, т. 1.

Изд-во ЛГУ, 1958.

 

-108-

 

Кстати сказать, и в американской юридической лите-

ратуре теория отделения собственности от управления

была подвергнута критике на том основании, что поня-

тие собственности, на котором она покоится, является

неправильным. Такая критика в последнее время была

дана Г. Маннэ. Отделение собственности от управления,

по его мнению, является не больше не меньше как толь-

ко <методом увеличения доходов путем специализации

труда. Мы не можем найти чего-либо революционного в

этом понятии>. (*32). <Единственной существенной характе-

ристикой системы частной собственности, - продолжает

автор,-является то, что собственник должен принять

на себя риск изменения рыночной стоимости его собст-

венности. Он вообще не обязан пользоваться своей соб-

ственностью и определенно имеет  право передавать

контроль над ней по смыслу самого понятия частной

собственности на основе системы свободного догово-

ра>. (*33).

 

Разумеется, эта критика дана в рамках буржуазной

идеологии с позиций защиты института частной собст-

венности и системы так называемого свободного догово-

ра. И в этом смысле она далека от научности. Но она

показательна в другом отношении: слабость и неубеди-

тельность теории отделения собственности от управления

вынуждены признавать даже буржуазные ученые.

Конечно, характер отдельных правомочий собственни-

ков претерпевает известные изменения в период импе-

риализма по сравнению с XIX веком. Но эти изменения,

что очень важно отметить, не направлены на подрыв, а

тем более отмену системы частной собственности в США.

Наоборот, в период государственно-монополистического

капитализма институт частной собственности еще более

укрепляется как форма господства крупного промышлен-

но-финансового капитала в Соединенных Штатах Аме-

рики. Этого как раз и не учитывает А. Берли.

 

В социальном отношении теория отделения собствен-

ности от управления является по существу продолжени-

ем известной реакционной теории социальной функции,

высказанной еще в 1913 г. французским ученым Дюги.

Дюги безуспешно пытался доказать, что в капиталисти-

 

(**32) H. Manne. The Higher Criticism of the Modern Corporati-

on <Columbia Law   Review>, vol. 62, March 1962, No. 3, p. 400.

(**33) lbid.,p.415.

 

-109-

 

ческом обществе происходит процесс социализации пра-

ва собственности, в результате которого собственность

используется в интересах всего общества, превращаясь в

социальную функцию. (*34).

 

Эти же идеи пронизывают теорию А. Берли и

Г. Минза. (*35). В современных условиях в США теория от-

деления собственности от управления направлена на за-

щиту интересов крупных  американских монополий.

Именно в этом ее основной смысл. В действительности

никакого народного распределения общественного про-

дукта, произведенного американскими монополиями, нет

и не может быть в условиях капиталистического общест-

ва. Об этом свидетельствуют, в частности, данные, при-

веденные в советской и американской печати. (*36).

 

Много внимания в американской печати уделяется

теории ответственности администрации корпораций пе-

ред обществом. В наиболее отчетливой форме она была

изложена профессором права Гарвардского университе-

та Е.Доддом в 1932 г. (*37).

 

Суть этой теории, как показывает само название, со-

стоит в том, что администрация корпораций ответственна

не только перед держателями акций, но также и перед

другими заинтересованными группами людей, с которы-

ми она связана в процессе своей деятельности по управ-

лению корпорациями: перед рабочими и служащими кор-

порации, покупателями и потребителями ее продукции,

поставщиками сырья и материалов, банками и иными

частными .финансовыми объединениями, где корпорации

 

(**34) <Что касается собственности,-говорил Дюги,--то она уже не

является в современном праве правом неприкосновенным, абсолют-

ным, которое человек-держатель богатства имеет над последним.

Она есть и она должна быть. Она-необходимое условие величия

и процветания общества... Но собственность-не право. Она-соци-

альная функция>. Дюги. Общие преобразования гражданского пра-

ва со времени кодекса Наполеона. М., 1919, стр. 19.

 

(**35) Убедительная научная критика теории социализации капита-

листической собственности дана в весьма содержательной  статье

В. А. Туманова <Теория <социализации> собственности в современной

буржуазной цивилистике>. <Уч. зап. ВИЮН>, вып. Г, 1957.

 

(**36) См. В. П. Павлов. Критика теории <классового мира> в

США. М., Соцэкгиз, 1963; J. Livingston. The American Stock-

holder; Paul A. Samuelson. Economics. Third Hdition. McGraw

Hill Book Co., Inc. New York. pp. 54-57.

 

(**37) См. E. Dоdd. For Whom are Corporate Managements Trus-

tees? <Harvard Law Review>, No. 45, 1932, p. 1145.

 

-110-

 

получают займы, и, наконец, перед населением того

района, в котором корпорации осуществляют свои функ-

ции. В связи с тем, что сфера деятельности многих круп-

ных корпораций фактически распространяется на всю

территорию США и даже далеко за ее пределами, сле-

дует считать, что администрация этих корпораций несет

ответственность в сфере своего бизнеса практически пе-

ред всем населением государства, а в отдельных случаях

и перед населением многих стран мира. Нетрудно усмот-

реть в этом <теоретическое> обоснование экспансионист-

ской грабительской деятельности американских моно-

полий.

 

В чем конкретно состоит ответственность руководите-

лей корпораций по мнению сторонников рассматривае-

мой теории?

 

Во-первых, в том, что корпорации должны помимо

своих чисто рабочих функций в области производства и

сбыта продукции (представления услуг) участвовать

также в осуществлении целого ряда задач по удовлетво-

рению общих интересов населения, в частности, в облас-

ти развития образования, медицины, науки и культуры.

Вот как формулируется эта задача отдельными руково-

дителями корпораций, многие из которых, кстати, явля-

ются наиболее рьяными сторонниками теории ответст-

венности администрации корпораций перед обществом.

Корпорации, говорят они, всегда являются гражданами

того района, в котором они осуществляют свою деятель-

ность. При этом особенно велика зависимость от района

деятельности крупных корпораций, которые вообще не

могут вести свой бизнес в отрыве от общего хода разви-

тия жизни американского общества. Если частный биз-

нес и бизнесмены не примут на себя ответственности пе-

ред обществом, то в этом случае их место займет госу-

дарство. Тем самым жизнь в США все более и более бу-

дет подпадать под власть государства. Во избежание

этого корпорации должны взять на себя бремя поддерж-

ки неправительственных, филантропических и учебных

институтов, которые играют такую величественную роль

в развитии США в период XX века. (*38).

 

Во-вторых, ответственность руководителей корпора-

ций перед обществом, по мнению сторонников рассматри-

 

(**38) Adolf A. Berle. The 20-th Century Capitalist Revolution.

London, MacMillan & Co LTD, 1955. p. 136.

 

-111-

 

ваемой теории, выражается в том, что все вопросы осу-

ществления корпорациями своего бизнеса (определение

цен на продукцию и оказываемые услуги, размер вы-

плачиваемого дивиденда и т. п.) должны решаться не

только с точки зрения узко эгоистических интересов дер-

жателей акций, но и с учетом интересов всех других за-

интересованных групп и американского общества в це-

лом.

 

Надо сказать, что эта вторая сторона ответственности

администрации корпораций во многих случаях особенно

подчеркивается представителями государства. Так, в

частности, поступил президент США Джон Ф. Кеннеди

во время кризиса цен в сталелитейной промышленности

в апреле 1962 г., когда одна из крупнейших в стране кор-

пораций <Юнайтед стейтс стил корпорейшн> вместе с

другими ведущими сталелитейными компаниями неожи-

данно подняла цены на выплавляемую сталь на 6 долла-

ров за тонну. Настаивая на том, чтобы руководители

корпораций отменили свое решение о повышении цен на

сталь, Д. Кеннеди на своей пресс-конференции от 11 ап-

реля 1962 г. пытался обосновать их ответственность сле-

дующим образом.

 

<Установление цен и заработной платы в нашей стра-

не,-сказал он,-за очень редким исключением, относя-

щимся к отдельным монополиям и к случаям националь-

ных критических забастовок, происходит свободно и част-

ным образом. Но американский народ имеет право в от-

вет на эту свободу ожидать более высокого чувства ответ-

ственности от руководителей бизнеса, чем это было по-

казано в последние два дня>. (*39).

 

Таково содержание теории ответственности админи-

страции корпорации перед обществом.

 

Следует сказать, что в американской литературе эта

теория вызвала яростную критику со стороны привер-

женцев более старой теории, согласно которой админи-

страция корпораций ответственна в первую очередь пе-

ред держателями своих акций. (*40).

 

(**39) <The New York Times>, April 12, 1962. p. 20.

(**40) См. E. V. Rostow. To Whom and for What Ends is Cor-

porate Management Responsible? <The Corporation in Modern So-

ciety>, Mason, 1959; H. Manne. The <Higher Criticism> of the

Modern Corporation. <Columbia Law Review>, vol. 62, March 1962,

No. 3; H. Manne. Current Views on the Modern Corporation. 38 U.

Det. L. J., 1960--1961: М. Friedman. The Social Science. <Repor-

ter's Eighth Social Science Seminar on <Three Major Factors in Busi-

ness Management. Leadership, Decision-making and Social Res-

ponsibility>, San Francisco, March 19, 1958; Louis D. Kelso and

Mortiiner G. Adler. The Capitalist Manifesto; G. Livingston.

The American Stockholder. Theodore Levitt. The Dangers of So-

cial Responsibility. Harvard Business Review, XXXVI, No. 5 (Septem-

ber-October, 1958).

 

-112-

 

Эта критика идет главным образом в том аспекте,

что применение теории ответственности администрации

корпораций перед обществом направлено на разрушение

основного принципа деятельности корпораций при сис-

теме свободного предпринимательства-принципа полу-

чения максимально высоких прибылей, определяемых ус-

ловиями рынка. А. М. Фридман идет еще дальше, ут-

верждая, что, если что и способно разрушить американ-

ское <свободное> общество и подорвать его основы, так

это широкое принятие на себя администрацией корпо-

раций социальной ответственности. Ибо в этом он видит

проявление общей тенденции развития общества по пу-

ти к коллективизму, которую он не одобряет.

 

Но, пожалуй, наиболее убедительная критика <фи-

лантропической> стороны теории ответственности админи-

страции корпораций перед обществом была дана Г. Ман-

нэ. <С точки зрения конкуренции,-пишет, он,-кото-

рая в определенных пределах еще существует в настоя-

щее время в американской промышленности, пожертво-

вания корпораций на благотворительные цели скорее

всего являются обычными экономическими расходами,

нежели бескорыстными благотворительными пожертво-

ваниями>. (*41).

 

С такой квалификацией можно согласиться: действи-

тельно, благотворительная деятельность американских

корпораций, в конечном счете, преследует чисто эконо-

мические цели. Она направлена на укрепление их дело-

вой репутации и на создание определенного политиче-

ского авторитета среди американского населения. Это

своего рода дань обществу, при отсутствии которой мо-

жет быть поставлен вопрос о будущем процветании биз-

неса корпораций. К тому же эти благотворительные

средства в подавляющей массе используются в интересах

 

(**41) H. Manne. The <Higher Criticism> of the Modern Corpora-

tion. <Columbia Law Review>, vol. 62. March 1962, p. 416.

 

-113-

 

самого господствующего в США класса, к которому при-

надлежат руководители корпораций.

 

Таким образом, социальный смысл теории ответствен-

ности администрации корпораций перед обществом впол-

не ясен. Она является прямым отражением все усили-

вающегося в США процесса вмешательства крупных

корпораций во все стороны общественной и государствен-

ной жизни, который вообще характерен для государст-

венно-монополистического капитализма. <Монополия,-

писал В. И. Ленин,-раз она сложилась и ворочает мил-

лиардами, с абсолютной неизбежностью пронизывает все

стороны общественной жизни, независимо от политиче-

ского устройства и от каких бы то ни было <частнос-

тей>. (*42). Высшим проявлением этого процесса является

сращивание монополий и государственного аппарата в

США, выражающееся в том, что важнейшие посты в пра-

вительстве США, не говоря уже о Конгрессе, на протя-

жении многих последних лет занимают крупные капита-

листы-непосредственные руководители и фактические

хозяева крупнейших американских корпораций.

 

В этой связи, конечно, нельзя говорить, как это де-

лают сторонники теории ответственности администрации

корпораций перед обществом, о каком-то противоречии

между корпорациями и государством. Ибо капиталисти-

ческое государство, включая и американское, является

лишь орудием в руках класса буржуазии для поддержа-

ния ее господства над эксплуатируемыми классами. Воз-

никающие временами ссоры между отдельными фрак-

циями господствующего класса, в виде той, что была свя-

зана с повышением цен в сталелитейной промышленнос-

ти США, являются по существу семейными ссорами, ко-

торые быстро улаживаются с помощью своих прави-

тельств.

 

Теория ответственности администрации корпораций

перед обществом несостоятельна и с юридической точки

зрения. Как совершенно справедливо заметил член ассо-

циации адвокатов Нью-Йорка Д. Вейнер, <администра-

торы корпораций законом не обязаны охранять интере-

сы рабочих, потребителей и общества в целом>. (*43).

 

(**42) В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 27, стр. 355.

(**43) G. Weiner, The Berle-Dodd Dialogue on the Concept of

the Corporation. 8 Col. L. Rev. 1465 (1964).

 

-114-

 

В связи с рассмотрением теории ответственности ад-

министрации корпораций перед обществом необходимо

также отметить, что как ее сторонники, так и противни-

ки говорят об ответственности руководства корпораций

перед держателями акций. Этот тезис неправилен в са-

мой своей основе. Как было показано при анализе теории

отделения собственности от управления, директора и

управляющие корпораций отвечают не перед всеми дер-

жателями акций, а лишь перед наиболее крупными из

них, являющимися фактическими хозяевами корпораций,

и перед банками, которые предоставляют им займы.

 

Среди теорий о сущности современных американских

корпораций наиболее демагогический характер имеет

теория демократии в корпорациях. Она появилась на

свет в начале 30-х годов XX века с легкой руки Феде-

ральной правительственной комиссии по регулированию

выпуска и продажи фондовых бумаг в ответ па неудачу

законодательных органов штатов предоставить держате-

лям акций минимум демократических свобод в корпора-

циях.

 

Указанная Федеральная комиссия также мало что

изменила в положении держателей акций. Но, несмотря

на это, изобретенная ею формула о <демократии в корпо-

рациях> продолжает жить, хотя каждому американско-

му держателю акций хорошо известно, что в действитель-

ности никакой демократии в современных американских

корпорациях не существует. Эта теория по существу яв-

ляется только лозунгом, призывающим самих держате-

лей акций бороться за свои права в корпорациях вразрез

с действующим законодательством и практикой его при-

менения. Теория демократии в корпорациях нашла себе

защитников среди некоторых держателей акций, а также

в литературе. К первым относится Льюис Джильберт,

который описал свой богатый опыт борьбы за права в

корпорациях в выпущенной им в 1956 г. книге <Диви-

денды и демократия>, ко вторым-Эмерсон и Леткэн-

авторы книги <Демократия для держателей акций>

(1954). Последние, в частности, предлагают ввести в

корпорациях референдум держателей акций дополни-

тельно к тем демократическим средствам, которые, по

их мнению, уже существуют.

 

Убедительная критика теории демократии в корпора-

циях в американской литературе была дана Д. Ливинг-

 

-115-

 

стоном. <Корпорации,-пишет Д. Ливингстон,-не яв-

ляются демократиями. Понятие демократии предполага-

ет равенство индивидуумов-избирательных голосов не-

зависимо от размера собственности. В корпорации же

избирательные голоса предоставляются держателям ак-

ций не как индивидуумам, а в зависимости от того

сколько акций они имеют. Держатель десяти тысяч

акций имеет во сто раз больше влияния в избрании ди-

ректоров корпорации, чем тот держатель, который вла-

деет ста акциями. Во взаимоотношениях с должностны-

ми лицами и директорами корпораций фактическое

влияние крупных держателей акций-банков, страхо-

вых компаний, финансовых объединений, вкладывающих

капиталы,-часто неизмеримо выше их пропорциональ-

ной доли участия в делении общей суммы выпущенных

акций.

 

Их слушают с великим уважением, когда они делают

предложения или задают вопросы. И в условиях такой

антидемократической обстановки процветает фраза <де-

мократия в корпорациях>. Фикция преобладает над дей-

ствительностью>. (*44).

 

Нам мало что остается добавить к сказанному об

антидемократичности современных американских корпо-

раций. Выше мы уже подчеркивали, что в настоящее

время у американских держателей акций по существу

осталось только одно право-право получения объяв-

ленных дивидендов на вложенный ими капитал, хотя и

оно во многом зависит от усмотрения директоров корпо-

раций.

 

Что касается других прав, то они фактически не су-

ществуют. Голосование в современных крупных корпора-

циях проводится по системе представительства, дающей

возможность руководителям корпораций отбирать голо-

са у мелких держателей акций. Право держателей ак-

ций на обжалование в судебном порядке неправильных

действий администрации, сведенное самим законодатель-

ством к минимуму, на практике применяется в редчай-

ших случаях. <Судебный иск держателей акций,-сви-

детельствует проф. Юджин Ростоу, декан юридического

факультета Иельского университета,-не является, как

правило, эффективным средством в деле предотвраще-

 

(**44) G. Livingston. The American Stockholder, p. 69.

-116-

 

ния преступных злоупотреблений со стороны директоров.

В действительности он часто не является таковым вооб-

ще. Эпизодический в своем применении, дорогостоящий

в процессуальном отношении, он использовался от вре-

мени до времени лишь как средство вымогательства или

просто для очистки совести>. (*45).

 

В последнее время в американской правовой литера-

туре появилась теория корпоративного конституциона-

лизма, направленная, по мысли ее авторов, на укрепле-

ние демократических начал в деятельности корпораций. (*46).

 

Основной аргумент, выдвинутый авторами в поддерж-

ку своей теории, сводится к тому, что современные круп-

ные корпорации, став необычайно мощными, угрожают

правам человека более, чем многие государства. Поэто-

му авторы предлагают, во-первых, распространить дей-

ствие Билля о правах Конституции США на корпорации

и, во-вторых, создать в корпорациях такой механизм вла-

стей с представительством от всех заинтересованных

групп (рабочих и служащих корпораций, клиентов, по-

ставщиков и населения), который разрешал бы все спо-

ры, возникающие в процессе их деятельности. Другими

словами, предлагается, чтобы корпорация по своему

устройству напоминала государство.

 

Теория корпоративного конституционализма не полу-

чила в американской правовой литературе широкого

признания. Так, например, Маннэ полагает, что ее сто-

ронники якобы пытаются уничтожить те фундаменталь-

ные различия между правительственными и частными

учреждениями, которые лежат в основе американского

образа жизни. Он опасается, что применение этой тео-

рии на практике может привести к уничтожению <свобо-

ды> в США. (*47).

 

По поводу теории корпоративного конституционализ-

ма можно сказать следующее.   Конечно, применение

Билля о правах в современных американских корпора-

 

(**45) Е. V. Rostow. То Whom and for What Ends is Corporate

Management responsible? <The Corporation in Modern Society>, Ma-

son. 1959, p. 49.

 

(**46) См. К. Вrewster. The Corporation and Economic Fede-

ralism; E. Latham. The Body Politic of the Corporation; А. Сha-

yes. The Modern Corporation and the Rule of Law. <The Corporati-

on in Modern Society>, Mason, 1959.

 

(**47) Ni. H. Manne. The <Higher Criticism> of the Modern Cor-

poration. <Columbia Law Review>, vol. 62. March 1962, p. 430.

 

-117-

 

циях, славящихся полным отсутствием демократии, бы-

ло бы известным шагом вперед. Но даже этот предпола-

гаемый шаг по существу не решил бы поставленной

проблемы, ибо сам по себе Билль о правах, являясь

чисто буржуазным актом, может предоставить демокра-

тию только богатым людям, т. е. тем, кто пользуется ею

и при существующем положении вещей. То же самое

можно сказать и об установлении более представитель-

ного механизма для разрешения споров, хотя бы потому,

что государственный аппарат США, предлагаемый в ка-

честве образца, сам является в высшей мере антидемо-

кратическим учреждением.

 

Поэтому напрасны опасения проф. Маннэ о возмож-

ном уничтожении <свободы> в США. Эта <свобода> бы-

ла и будет недоступна большинству американских граж-

дан только потому, что они не могут купить ее на имею-

щиеся у них средства.

 

Реакционная, антидемократическая сущность совре-

менных американских корпораций не может быть изме-

нена при помощи рецептов, подобных теории корпора-

тивного конституционализма.

 

Такой же по существу рекомендательный характер,

что и теория корпоративного конституционализма, имеет

предложение Д. Ливингстона об учреждении спе-

циального верховного контрольного ор-

гана по осуществлению надзора за дея-

тельностью администрации корпораций. (*48).

 

Признав неэффективность всех ныне существующих

форм контроля за действиями руководства корпораций,

Ливингстон пытается найти выход в создании контроль-

ного органа, состоящего из представителей страховых

компаний, пенсионных фондов и других частных объеди-

нений, в руках которых в настоящее время сосредоточе-

но большое количество акций корпораций.

 

Многие юристы не .разделяют мнения Д. Ливингсто-

на (*49) по той причине, что он якобы не дал ответа на воп-

рос профессора Иельского университета Б. Меннинга (*50)

 

(**48) См. J. Livingston. The American Stockholder.

(**49) См.. например, Adolf А. Berle. Power Without Property;

P. Harbrecht. Pension Funds and Economic Power. New York

1959.

 

(**50) См. J. Manning. Review of Livingston <The American

Stockholder 1958>. 67 Yale L. J. 1477 (1958).

 

-118-

 

о том, почему следует оказывать большее доверие этим

заинтересованным частным объединениям, а не сущест-

вующему руководству корпораций.

 

Однако смысл рассматриваемого предложения доста-

точно понятен. Ливингстон предлагает отказаться

всех формально провозглашенных, но не применяемых в

жизни форм контроля в современных корпорациях и

вместо этого юридически признать фактический конт-

роль, сосредоточенный в руках наиболее крупных держа-

телей акций, к числу которых относятся крупные стра-

ховые компании, пенсионные фонды и другие капиталис-

тические объединения частного капитала.

 

В заключение необходимо еще раз подчеркнуть, что

все изложенные юридико-социальные теории о понятии

и сущности американских корпораций служат защите

интересов крупного промышленного и финансового капи-

тала, правящего Соединенными Штатами Америки.

Поэтому излишне говорить о какой-либо их научной цен-

ности.

 

-119

 

ГЛАВА V

 

СОВЕТСКАЯ ПРАВОВАЯ НАУКА О ПОНЯТИИ И СУЩНОСТИ КОРПОРАЦИЙ (*1)

 

В советской правовой литературе в послевоенные го-

ды проблеме понятия и сущности буржуазных корпора-

ций было уделено определенное внимание главным обра-

зов в работах А. В. Бенедиктова, С. Н. Братуся и

С. И. Аскназия. Опираясь на труды классиков марксиз-

ма-ленинизма, они предложили свои конструкции по

вопросу о понятии юридического лица в буржуазном

гражданском праве.

 

А. В. Венедиктов рассматривает буржуазное юриди-

ческое лицо как форму опосредствования отношений ка-

питалистической собственности. При этом он вполне обо-

снованно предупреждает, что <попытка оторвать проб-

лему управления имуществом юридического лица от

проблемы собственности на него так же должна быть

отвергнута, как и обратная попытка тех буржуазных ис-

следователей, которые, отправляясь от понятия субъек-

тивного права как <юридически защищенного интереса>,

стремятся разрешить в применении к юридическому лицу

лишь проблему собственности на его имущество и фак-

тически снимают проблему коллектива, непосредственно

управляющего этим имуществом>. (*2).

 

(**1) В связи с тем, что предметом нашего исследования являются

предпринимательские корпорации, в данном параграфе идет речь о

правовой природе только корпораций.

 

(**2) А. В. Венедиктов. Государственная социалистическая соб-

ственность, стр. 685.

 

-120-

 

Что касается проблемы коллектива применительно к

юридическим лицам в буржуазном праве, то, по мнению

А. В. Бенедиктова, <юридическое лицо реально как опре-

деленная правовая форма общественных отношений

людей, как форма правовой организации определенного

человеческого коллектива>. (*3). За правовой формой юри-

дического лица он видит <реальный коллектив, а

не арифметическую сумму индивидов, свя-

занных между собой лишь определенными вещно- или

обязательственно-правовыми отношениями>. (*4). При ана-

лизе отношений собственности в корпорациях А. В. Ве-

недиктов исходит из учения К. Маркса о стоимости и

потребительной стоимости капитала. Он считает, что в

тех случаях, когда денежный капиталист ссужает на

время имеющийся у него капитал промышленному капи-

талисту, <с экономической точки зрения перед нами два

собственника на один и тот же капитал, одному из кото-

рых (денежному капиталисту.-В. М.) принадлежит

собственность на стоимость капитала и другому (про-

мышленному капиталисту.-В. М.) - на потребительную

стоимость>. (*5). Право собственности на определенную сумму

денег при ссуде в соответствии с буржуазным законода-

тельством признается <за собственником их потребитель-

ной стоимости, т. е. за промышленным капиталистом, за

денежным же капиталистом признается лишь обязатель-

ственное право кредитора по договору займа (ссуды) >. (*6).

 

Эти положения о собственности А. В. Венедиктов при-

меняет и в отношении акционерных обществ (корпора-

ций). Акционерное общество, пишет он, <должно иметь

<обычное> право собственности на принадлежащие ему

средства производства в их натуральной форме-право

собственности, закрепленное и оформленное в соответ-

ствии со всеми предписаниями буржуазных гражданских

кодексов о порядке приобретения и отчуждения права

собственности на соответствующий вид имущества, в пер-

вую очередь на все виды недвижимых имуществ... Это

приурочение права собственности к промышленному ка-

питалисту, к <вещественным> правомочиям капиталисти-

 

(**3) А. В. Венедиктов. Государственная социалистическая соб-

ственность, стр. 682-683.

(**4) Там же, стр. 683.

(**5) Там же, стр. 251.

(**6) Там же, стр. 252.

 

-121-

 

ческого собственника,-продолжает автор,-является

одним из выражений фетишизации общественно-произ-

водственных отношений капиталистического общества, а

вместе с тем и их мистификации, -в частности, их юри-

дической мистификации>. (*7).

 

С. Н. Братусь считает, что <в буржуазном обществе

развитие юридических лиц-хозяйственных союзов, свя-

зано с процессом аккумуляции капитала, с универсаль-

ностью товарного производства и рыночного обраще-

ния>. (*8). Фигура юридического лица служит одним из юри-

дических инструментов, обеспечивающих капиталистам

конкурентноспособность и усиливающих их экономиче-

ские позиции по извлечению прибыли. (*9).

 

С точки зрения правовой природы, юридическое ли-

цо-это общественное образование. <Основой или <суб-

стратом> его являются люди, находящиеся в определен-

ных отношениях между собой> (*10) и составляющие единст-

во. Существование акционерной компании в составе од-

ного человека, по мнению С. Н. Братуся, соответствует

природе юридического лица в буржуазном нраве при ус-

ловии принципиального признания юридического лица

коллективным субъектом права. (*11).

 

Что касается права на имущество, находящееся в ве-

дении акционерной компании (корпорации), то послед-

няя, по его мнению, является собственником этого иму-

щества. (*12).

 

По мнению С. И. Аскназия, при анализе института

юридического лица в буржуазном праве прежде всего

должна быть вскрыта экономическая основа этого инсти-

тута. В связи с этим сущность института буржуазного

юридического лица он видит в <вызванном условиями

капиталистического производства обособлении оп-

ределенного комплекса капитала и предоставлении ему

самостоятельного обособленного воспроизводства.

Ясно, что за этим комплексом капитала должны быть

 

(**7) А. В. Венедиктов.  Государственная социалистическая

собственность, стр. 304-305.

(**8) С. Н. Братусь. Юридические лица в советском гражданском

праве, стр. 42.

 

(**9) См. С. Н. Братусь. Субъекты гражданского права, стр. 158.

(**10) См. С. Н. Братусь. Юридические лица в советском граж-

ском праве, стр. 46.

 

(**11) См. С. Н. Братусь. Субъекты гражданского права, стр. 159.

(**12) См. там же, стр. 53, 62.

 

-122-

 

усмотрены реальные люди, извлекающие из

этого обособившегося капитала доходы и при посредстве

этой правовой формы их присваивающие. В одних слу-

чаях капитал юридического лица составляет при этом

собственность некоторого объединения капита-

листов, а в других-он образует лишь обособ-

ленную часть имущества отдельного капиталиста

(например, акционерные общества, в которых почти все

акции принадлежат одному человеку)>. (*13).

 

Разъясняя свой вывод о людском <субстрате> юриди-

ческого лица, С. Н. Аскназий пишет, что <за юридиче-

ским лицом типа корпорации стоят люди, но лишь на

определенном участке их деятельности

и в процессе использования ими опреде-

ленных имуществ>. (*14). И далее он предупреждает,

что <не следует, однако, отождествлять этих лиц-лю-

дей-с самим юридическим лицом. Последнее является

лишь особой правовой формой, при посредстве которой

комплекс капитала ряда лиц или некоторая доля капи-

тала отдельного лица получает возможность участво-

вать в обороте в интересах этих лиц и в соответствии с

их волей>. (*15).

 

Таковы основные взгляды А. В. Бенедиктова,

С. Н. Братуся и С. И. Аскназия по вопросу о правовой

природе и понятии акционерных обществ (корпораций),

выступающих в буржуазном гражданском обороте в ка-

честве самостоятельных субъектов права-юридических

лиц. Высказанные ими положения, несомненно, являют-

ся весьма плодотворными. Однако, по нашему мнению, в

целях более полного и правильного выяснения понятия

и сущности американских предпринимательских корпо-

раций эти пополнения требуют в ряде случаев уточнения

и дальнейшей конкретизации.

 

На наш взгляд, методологически правильно поступает

С. И. Аскназий, когда он при анализе правовой приро-

ды юридического лица в основу своих рассуждений кла-

дет положение К. Маркса о том. что в действительности

капиталист <представляет собой лишь персонифициро-

 

(**13) С. И. Аскназий. Об основаниях правовых отношений меж-

ду государственными социалистическими организациями. <Уч. зап.

Ленингр. юр. ин-та>, вып. [V, 1947, стр. 10-11.

(**14) Там же, стр. 11.

(**15) Там же, стр. 12.

 

-123-

 

ванный капитал>, одаренный волей и сознанием. (*16). Это

означает, в частности, что при определении понятия кор-

порации как социального органа нельзя отрывать поня-

тие людского <субстрата> корпорации от самого капи-

тала, который функционирует на определенном участке

производственной деятельности под маркой корпорации

и который, по определению К. Маркса, составляет <об-

щественное отношение между людьми, опосредствован-

ное вещами>. (*17). При капитализме, в том числе в период

империализма, невозможно говорить о капиталисте без

капитала и, наоборот, о капитале без капиталиста. Толь-

ко таким путем можно вскрыть эксплуататорский харак-

тер собственности корпораций и, главное, определить тех

конкретных лиц (капиталистов), которые относятся к

числу действительных хозяев корпораций.

 

Как известно, капиталистическая частная собствен-

ность, основанная на эксплуатации чужого труда, по вы-

ражению К. Маркса, выросла на могиле частной собст-

венности, базировавшейся на собственном труде произ-

водителя. (*18). В последующем в связи с централизацией

капитала и концентрацией производства капиталисти-

ческая частная собственность  приобретает   новую

форму.

 

Если в первый период развития капитализма инсти-

тут частной собственности функционировал преимуще-

ственно в форме эксплуатации рабочей силы индивиду-

альными капиталистами, то теперь, в период империа-

лизма, основной формой существования и функциониро-

вания капиталистической собственности, а следователь-

но, и формой присвоения капиталистами прибавочной

стоимости, производимой при посредстве наемной рабо-

чей силы, стали корпорации.

 

Корпоративная форма капиталистической частной

собственности обладает двумя основными особенностями.

Во-первых, как отметил К. Маркс в третьем томе <Капи-

тала>, капитал <получает здесь непосредственно форму

общественного капитала (капитала непосредственно ассо-

циированных индивидуумов) в противоположность част-

ному капиталу, а его предприятия выступают как об-

 

(**16) См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 163 -164,

244.

 

(**17) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 775.

(**18) См. там же, стр. 774.

 

-124-

 

щественные предприятия в противоположность частным

предприятиям. Это-упразднение капитала как частной

собственности в рамках самого капиталистического спо-

соба производства>. (*19).

 

Во-вторых, происходит <превращение действительно

функционирующего капиталиста в простого управляю-

щего, распоряжающегося чужими капиталами, и соб-

ственников капитала - в чистых собственников, чистых

денежных капиталистов... В акционерных обществах,-

продолжает свою мысль К. Маркс,-функция отделена от

собственности на капитал, следовательно, и труд совер-

шенно отделен от собственности на средства производ-

ства и на прибавочный труд>. (*20). По словам В. И. Ленина,

<империализм или господство финансового капитала

есть та высшая ступень капитализма, когда это отделе-

ние достигает громадных размеров>. (*21).

 

В связи с отделением функции управления от собст-

венности на капитал денежные капиталисты становятся

совершенно ненужными для производства. Более того,

они как частные собственники капитала превращаются в

основной тормоз в деле дальнейшего развития произво-

дительных сил общества.

 

Общественный характер производства, существующий

в корпорациях, пришел в непримиримое противоречие с

частной формой присвоения производимого ими продукта.

 

Такова социально-экономическая сущность корпора-

ций в капиталистических государствах вообще и Соединен-

ных Штатах Америки в частности.

 

С учетом сказанного можно дать следующее опреде-

ление понятия корпорации.

 

Корпорация-это признанный правом в качестве

юридического лица ассоциированный капиталист (от-

дельный капиталист), функционирующий на определен-

ном участке приложения капитала с целью производства

и присвоения прибавочной стоимости.

 

(**19) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. 1, стр. 479. Ука-

зание К. Маркса на упразднение капитала как частной собственно-

сти в рамках самого капиталистического способа производства ка-

сается вещественной, производительной формы капитала, право соб-

ственности па которую переходит к самой корпорации как к ассоци-

ированному капиталисту.

(**20) Там же, стр. 479, 480.

(**21) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 357.

 

-125-

 

В определении в первую очередь говорится о том, что

корпорация как социальный орган является ассоци-

ированным (в ряде случаев отдельным)

капиталистом. Как известно, термином ассоцииро-

ванный капиталист широко пользовался и своих работах,

в частности в <Капитале>, К. Маркс. Он применял его

по отношению к акционерным обществам. Употребле-

ние этого термина в определении корпорации дает воз-

можность установить следующие три факта.

 

Во-первых, корпорация не является простой арифме-

тической суммой индивидуумов. Она-ассоциация ка-

питалистов, т. е. определенным образом организованный

коллектив, воля которого определяется групповыми ин-

тересами входящих в его состав капиталистов и который

организационно и имущественно вовне действует как

единое целое от своего собственного имени. Правда,

возможны случаи, когда корпорация состоит всего лишь

из одного лица (one-man company), что свидетельству-

ет о вырождении самого понятия юридического лица в

буржуазном праве. Однако и эти случаи экономически

объяснимы, поскольку этот единственный капиталист

является лишь персонификацией определенного обособ-

ленного им капитала, способного функционировать в ка-

честве самостоятельной хозяйственной единицы на конк-

ретном участке его применения. Поэтому в определении

корпорации периода империализма должны быть преду-

смотрены и такого рода случаи.

 

Во-вторых, по своему характеру коллективные корпо-

рации являются объединениями капиталис-

тов, а не объединениями всего населения, включая ра-

бочих, как это пытаются представить буржуазные пра-

воведы. Средства мелких вкладчиков, в роли которых

могут выступать и трудящиеся, фактически используют-

ся корпорациями в интересах крупного капитала. Круг

капиталистов может  быть строго определен в любой

момент существования корпорации. Сюда относятся дер-

жатели основной массы акций-владельцы <контроль-

ных> пакетов акций и другие крупные акционеры, а так-

же частные лица и организации, предоставляющие кор-

порациям кредиты (займы). На последнюю группу капи-

талистов следует обратить особенное внимание, так как

в настоящее время в корпорациях определилась тенден-

ция фактического уравнения положения акционеров и

 

-126-

 

заимодавцев, которые часто имеют в корпорациях сво-

их директоров. Перечисленные категории капиталистов

и составляют людской <субстрат> корпорации.

 

Поэтому, нам думается, утверждение С. И. Аскназия

о том, что не следует отождествлять их с корпорациями,

недостаточно точно, ибо оно по существу делает корпо-

рации безликими организациями, с чем, разумеется, со-

гласиться никак нельзя. Людской <субстрат> находится

не за пределами корпораций, а, напротив, существует и

функционирует в форме корпораций.

 

В-третьих, корпорации являются функционирую-

щим <ассоциированным капиталистом>. Это означает,

что как самостоятельное капиталистическое объединение

корпорация с помощью соответствующего аппарата уп-

равления занята в сфере производства прибавочной

стоимости, идущей затем в карман <чистых> денежных

собственников, которые, выступая в роли крупных акци-

онеров и заимодавцев, непосредственного участия в са-

мом производстве в большинстве случаев не принимают.

 

Другим конститутивным элементом понятия корпо-

рации буржуазного характера является капитал в его

производительной форме, выступающий в виде опреде-

ленного хозяйственно-производственного комплекса на

участке деятельности корпорации. Как потребительная

стоимость в форме конкретного имущества капитал при-

надлежит на праве собственности корпорации. Акционе-

ры и заимодавцы остаются собственниками капитала

как стоимости.

 

Но, по нашему мнению, было бы неправильным на

этом основании вслед за А. В. Бенедиктовым характери-

зовать отношения между акционерами, с одной стороны,

и корпорацией, с другой стороны, как отношения между

денежным и промышленным капиталистами, существо-

вавшими в период индивидуального способа ведения ка-

питалистического хозяйства. И'бо в то время промышлен-

ный капиталист в производственной сфере действовал

независимо от денежного капиталиста и получал за это

предпринимательский доход. В период же господства

корпораций положение резко меняется. Теперь денеж-

ный капиталист превратился в одного из влиятельней-

ших членов ассоциированного промышленного капитали-

ста и в этом своем качестве стал активно определять ос-

новную линию производственной деятельности корпора-

 

-127-

 

ций через посредство полиостью зависимых от него

управляющих. Другими словами, промышленный капита-

лист утратил свое экономически независимое положение.

Поэтому К. Маркс и указал, что в акционерных об-

ществах <содержание управляющего является или долж-

но быть просто заработной платой за известного рода

квалифицированный труд, цена которого регулируется

на рабочем рынке как цена всякого другого труда...>. (*22).

В корпорациях прибыль не делится уже на процент и

предпринимательский доход, а целиком присваивается

собственниками стоимости капитала.

 

Сказанное нисколько не противоречит тезису об от-

делении функции приложения собственности к производ-

ству от собственности на капитал, ибо оно как раз и про-

исходит через посредство и в форме самих корпораций,

а не за их пределами.

 

Третье обстоятельство, зафиксированное в определе-

нии, - это цель деятельности корпораций:

производство и присвоение прибавочной стоимости.

<...Поскольку, -говорит К. Маркс, -растущее присво-

ение абстрактного богатства является единственным

движущим мотивом его (капиталиста.-В. М.) опера-

ций, постольку-и лишь постольку-он функционирует

как капиталист, т. е. как олицетворенный, одаренный во-

лей и сознанием капитал. Поэтому потребительную сто-

имость никогда нельзя рассматривать как непосредствен-

ную цель капиталиста. Равным образом не получение

единичной прибыли является его целью, а ее неустан-

ное движение>. (*23).. Данная цель достигается за счет экс-

плуатации рабочего труда, применяемого на предприя-

тиях, принадлежащих корпорациям.

 

Наконец, четвертый момент получивший выражение

в определении корпорации, заключается в том, что ассо-

циированный капиталист приобретает качество юридиче-

ского лица только тогда, когда он признается таковым

правом. Формы такого признания, как было показано

выше, могут быть разными. Это и регистрация устава

государственными органами па основании общего закона

о корпорациях, и специальная привилегия, выдаваемая

государством, и, наконец, решение суда о признании кор-

порации фактическим юридическим лицом.

 

(**22) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. 1, стр. 479.

(**23) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч.. т. 23, стр. 163-16-1.

 

-128-

 

ГЛАВА VI

 

ИСТОЧНИКИ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ПРАВА

О ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИХ КОРПОРАЦИЯХ

 

Так же как и другие отрасли и институты права-

США, право корпораций выражает волю господствующе-

го в стране класса буржуазии, обусловленную экономи-

ческими основами существования этого класса. Причем

делает оно это в более неприкрытой и откровенной фор-

ме, поскольку предметом его регулирования являются

объединения самих капиталистов, составляющие основу

существования капиталистического строя в период им-

периализма.

 

Формой выражения права корпораций в США, т. е.

источником права в формальном смысле слова, служат,

во-первых, законы, во-вторых, акты административных

органов и, в-третьих, судебная практика.

 

 1. Закон

 

В настоящее время основным источником права кор-

пораций в США является закон. Все главные вопросы,

связанные с учреждением, внутренней организацией и

правосубъектностью корпораций, разрешаются на осно-

вании законов. При этом основное законодательство о

предпринимательских корпорациях отнесено к компетен-

ции отдельных штатов. Сфера применения федеральных

законов в части определения правового статуса предпри-

нимательских корпораций относительно невелика.

 

Согласно Федеральной конституции в числе прочих

предоставленных ему прав Конгресс США управомочен

 

-129-

 

регулировать отношения в области междуштатной и ме-

ждународной торговли, осуществлять почтовую службу,

устанавливать денежное обращение в стране, взыскивать

налоги, а также принимать единые для всего государст-

ва законы о банкротстве.

 

Б процессе реализации этих полномочий Конгрессом-

США в 1938 г. был принят специальный Федеральный

акт о банкротствах (The Federal Bunkruptcy Act), (*1),

являющийся по существу единственным федеральным

законом, непосредственно регулирующим одну из круп-

ных областей деятельности корпораций - отношения,

связанные с их банкротством и реорганизацией. Отдель-

ные штаты не компетентны издавать свои законы в дан-

ной области.

 

Все остальные федеральные законы, касающиеся кор-

пораций, имеют преимущественно надзорный характер,

преследуя лишь цель защиты общих федеральных инте-

ресов американского буржуазного государства. К ним

относятся:

 

1) законы, регулирующие междуштатную деятель-

ность корпораций, занятых в области транспортных пе-

ревозок, (*2), комунального обслуживания, (*3), телеграфной и

телефонной связи, радио и телевидения, (*4), авиации, (*5),

 

2) так называемое антитрестовское законодатель-

ство;

 

3) законы, касающиеся выпуска и торговли фондовы-

ми бумагами (Securities Act 1933, (*6), Securities Exchange

Act 1934 (*7) и ряд других);

 

4) законы, относящиеся к функционированию бан-

ков, входящих в систему Федеральной резервной систе-

мы, а также иных федеральных кредитных и финансо-

вых корпораций; (*8);

 

5) законы по налоговому обложению доходов корпо-

раций.

 

В США нет каких-либо общих федеральных законов

об образовании предпринимательских корпораций, хотя

 

(**1) 11 U.S.C.A.  1-1103.

(**2) 49 U.S.C.A.  1-1022.

(**3) 16 U.S.C.A.  791а-825г.

(**4) 47 U.S.C.A.  151-609.

(**5) 49 U.S.C.A.  1301-1542.

(**6) 15 U.S.C.A.  77a- 77aa.

(**7) 15 U.S.C.A.  78а- 78jj.

(**8) 12 U.S.C.A.  21-214c, 221-522, 1461-1468, 1751-1772.

 

-130-

 

Конституция США в принципе допускает возможность

их принятия в областях, отнесенных к компетенции фе-

дерации. (*9). В практике все крупные корпорации США,

деятельность которых выходит за пределы одного штата,

в том числе и государственные корпорации, обычно уч-

реждаются по законам отдельных штатов.

 

Законодательство о предпринимательских корпора-

циях в штатах весьма обширно. Помимо общих законов

о предпринимательских корпорациях имеются, как пра-

вило, отдельные законы об инкорпорации банков, стра-

ховых компаний, компаний, действующих в области же-

лезнодорожного и иного транспорта. Законодательные

органы штатов имеют свои законы о регулировании вы-

пуска и продажи фондовых бумаг и антитрестовское

законодательство, являющееся таким же покровительст-

венным для монополий, как и аналогичное федеральное

законодательство.

 

Большое внимание, не в пример Федеральной консти-

туции, уделяют предпринимательским корпорациям и

конституции штатов, имеющие верховный характер по

отношению ко всем другим законам о корпорациях.

В них часто содержатся довольно детальные нормы о

правовом положении корпораций.

 

В подавляющем большинстве штатов конституции осо-

бо оговаривают, что за властями штатов сохраняется пра-

во изменения и отмены принятых законов о корпорациях,

а также уставов уже функционирующих корпораций (в

целях предотвращения действия договорной доктрины,

сформулированной Маршаллом в <The Dartmouth Colle-

ge case>). Все конституции, кроме конституций шта-

тов Массачусетс, Коннектикут и Нью-Хемпшир, запре-

щают разрешительный порядок образования корпора-

ций, за исключением прямо предусмотренных в них слу-

чаев, и требуют установления явочного порядка инкорпо-

рации на основании общих законов о корпорациях.

 

В действующем законодательстве о предпринима-

тельских корпорациях отдельных штатов часто имеются

 

(**9) В некоторых случаях федеральное законодательство допуска-

ет образование корпораций в разрешительном порядке. Так, согласно

акту 1958 г. о небольших инвестиционных компаниях (15 U.S.C.A.

 661-668), надлежащий федеральный орган уполномочен выдавать

разрешения об их инкорпорации, если они не могут быть образова-

ны по законам отдельных штатов.

 

-131-

 

существенные различия в решении многих важных сто-

рон организации и деятельности корпораций (в порядке

и условиях учреждения корпораций, в способах образо-

вания и структуре капитала, в содержании прав дирек-

торов и управляющих корпораций и т. д.). Они явились

следствием конкуренции между штатами по созданию

наиболее благоприятных условий для грабительской дея-

тельности монополий, возникшей еще в период станов-

ления империализма в США. Эта тенденция усиленно

поддерживается властями штатов и в настоящее время,

свидетельством чему может служить новый закон о пред-

принимательских корпорациях штата Нью-Йорк.

 

Однако, несмотря на различия, законодательные ак-

ты о предпринимательских корпорациях разных штатов

с точки зрения единства принципов решения одних и тех

же проблем могут быть и должны, как это делается и в

американской практике и правовой литературе, сведены

в следующие три основные группы.

 

1) Группа так называемых либеральных современ-

ных законодательных актов о корпорациях. Образцом

их может служить законодательство двух небольших

штатов-восточного штата Делавер (*10) и западного шта-

та Невада. (*11). Эти законы называются либеральными по-

тому, что они предоставляют крупному капиталу почти

не стесненные никакими правовыми рамками и не конт-

ролируемые со стороны государства возможности для

проведения бизнеса.

 

Так, общий закон о корпорациях штата Делавер,

введенный в действие в 1953 г., с рядом последующих

изменений и дополнений устанавливает по сравнению с

большинством штатов минимальный размер налогов,

взыскиваемых с учредителей в момент инкорпорации,

предусматривает весьма широкие полномочия директо-

ров и управляющих в области управления делами корпо-

раций за счет ограничения прав акционеров и предостав-

ляет фактическим хозяевам корпораций целый ряд дру-

гих привилегий, максимально облегчающих их возмож-

ности в получении и присвоении прибавочной стоимости.

В штатах Делавер и Невада в отличие от всех дру-

 

(**10) Delaware Code of 1953, Title 8 (General Corporation Law).

В дальнейшем-Del. Gen., Corp. Law.

(**11) General Corporation Law of Nevada of 1957.

 

-132-

 

гих штатов не существует даже законов о регулирова-

нии выпуска и продажи корпорациями фондовых бумаг,

что фактически легализует спекулятивные сделки с ак-

циями. Кроме того, в штате Делавер за много лет сложи-

лась устойчивая судебная практика, весьма благоприят-

ная для корпораций.

 

Все это вместе взятое сделало штат Делавер первым

штатом в США в области инкорпорации. Одна треть

всех корпораций, зарегистрированных на Нью-Йоркской

фондовой бирже, была образована в штате Делавер. Из

600 наиболее крупных американских корпораций 202

корпорации учреждены в штате Делавер. Среди них та-

кие гиганты, как <Бетлехен стил корпорейшн>, <Край-

стлер корпорейшн>, <Форд мотор компани>, <Джене-

рал моторе корпорейшн>, <Стандард ойл компани оф

Калифорния>, <Радио корпорейшн оф Америка> и мно-

гие другие. (*12).

 

2) По более высокой степени <либерализации> зако-

нодательства о корпорациях следующую группу состав-

ляют акты штатов, принявших за основу Примерный за-

кон о предпринимательских корпорациях, разработан-

ный Комитетом ассоциации адвокатов США по вопросам

права корпораций в 1946 г. и дополненный в 1959 г. под

значительным воздействием акта о предпринимательских

корпорациях штата Иллинойс 1933 г.

 

В настоящее время Примерный закон о предпринима-

тельских корпорациях полностью или частично принят в

следующих пятнадцати штатах: Алабама, (*13), Аляска, (*14),

Колорадо, (*15), Коннектикут, (*16), Федеральный округ Колум-

бия, (*17), Иллинойс, (*18), Айова, (*19), Мэриленд, (*20), Миссури, (*21),

 

(**12) <Fortune>, Supplement, July 1956.

(**13) Alabama Business Corporation Act of 1959.

(**14) Alaska Business Corporation Act of 1957.

(**15) General Corporation Law of 1953 and Colorado Corporation

Act of 1958.

 

(**16) Connecticut Stock Corporation Act of 1959, Amended in 1961.

(**17) District of Columbia Code of 1951 and Business Corporation

Act of 1954.

 

(**18) III. Bus. Corp. Act.

(**19) General Corporation Law of Iowa of 19&0 and Iowa Business

Corp. Act of 1959.

 

(**20) General Corporation Law of Maryland of 1951.

(**21) General and Business Corporation Law of Missouri of 1949.

 

-133-

 

Северная Дакота, (*22), Орегон, (*23), Техас, (*24), Виргиния, (*25), и

Висконсин, (*26).

 

К этой же группе, по нашему мнению, приблизился и

новый закон о предпринимательских корпорациях штата

Нью-Йорк, введенный в действие с 1 сентября 1963 г. (*27).

 

Отличительной чертой данной группы законодатель-

ных актов о корпорациях является то, что они, создавая

такие же благоприятные условия для деятельности ди-

ректоров и управляющих корпораций, как и законы шта-

тов Делавер и Невада, вместе с тем предоставляют не-

сколько большую защиту интересам мелких акционеров

и кредиторов корпорации.

 

3) Наконец, к третьей группе законодательных актов

о предпринимательских корпорациях относятся законы

штатов Калифорния (*28) и Северная Каролина, (*29), которые

считаются ограничительными и немодными, поскольку в

них больше, чем в законах других штатов, говорится о

защите прав акционеров и кредиторов и об относитель-

ном ограничении полномочий директоров и управляю-

щих в области управления корпорациями.

 

Законы о предпринимательских корпорациях всех

других штатов по характеру решения основных проблем

правового статуса корпораций относятся к одной из трех

перечисленных групп. Учитывая это обстоятельство, в

дальнейшем при анализе конкретных сторон организации

и деятельности корпораций мы будем пользоваться глав-

ным образом законами тех штатов, в которых наиболее

ярко проявляются характерные признаки перечисленных

групп. Это законы штатов Делавер, Иллинойс, Нью-

Йорк и Калифорния.

 

(**22) North Dacota Business Corporation Act of 1957.

(**23) Oregon Business Corporation Act of 1953.

 

(**24) Texas Business Corporation Act of 1955. (В дальнейшем-Тех.

Bus. Corp. Act.)

 

(**25) Virginia Stock Corporation Act of 1956.

 

(**26) Wisconsin Business Corporation Law of 1951. (В дальнейшем-

Wis. Bus. Corp. Law.)

 

(**27) N. Y. Bus. Corp. Law. Ранее действовавший закон штата о

предпринимательских корпорациях относился к законодательным ак-

там третьей группы.

 

(**28) General Corporation Law of California of 1947 and Business

and Professions Code of the State of California of 1937 (Amended in

1947). (В дальнейшем-Cal. Corp. Code.)

(**29) North Carolina Business Corporation Act of 1955.

 

-134-

 

 2. Акты административных органов

 

В период империализма все большее значение в об-

ласти регулирования отношений, связанных с организа-

цией и деятельностью корпораций, как, впрочем, и во

всех других сферах общественной жизни США, начина-

ют играть акты многочисленных правительственных ко-

миссий, комитетов и подкомитетов. Подобное расшире-

ние административной, компетенции государственного

аппарата США наглядно свидетельствует о растущей

тенденции по усилению роли исполнительных органов

власти в деятельности американского государства за

счет ущемления прав и полномочий Конгресса США и

законодательных собраний штатов.

 

Административный метод управления в США позво-

ляет с большей быстротой и оперативностью при значи-

тельно меньшей публичности проводить в жизнь волю

монополий по созданию максимально благоприятных ус-

ловий для грабежа американского народа, а также дру-

гих народов, находящихся в сфере деятельности корпо-

раций.

 

Не ставя перед собой задачу дать исчерпывающий

перечень всех федеральных и штатных правительствен-

ных органов, акты которых в той или иной мере относят-

ся к корпорациям, мы ограничимся лишь теми из них,

преимущественно на федеральном уровне, которые были

специально созданы для осуществления определенных

функций по отношению к корпорациям.

 

Междуштатная торговая комиссия (The

Interstate Commerce Commission), созданная актом

Конгресса США в 1887 г. (*30), управомочена проводить

контроль за слиянием железнодорожных и некоторых

иных транспортных корпораций, осуществляющих меж-

душтатные перевозки; за выпуском ими фондовых бумаг;

за их отчетностью, а также выполнять ряд других дей-

ствий, связанных с функционированием названных кор-

пораций.

 

Федеральная комиссия связи (The Fede-

ral Communications Commission), учрежденная актом

Конгресса США в 1934 г. (*31),  осуществляет надзорные

 

(**30) 49 U.S.C.A.  1-1022.

(**31) 47 U.S.C.A.  151-609.

 

-135-

 

функции за деятельностью общих (переплетающихся)

директоров, занимающих посты в нескольких телеграф-

ных, телефонных, радио и телевизионных компаниях;

следит за территориальным увеличением коммуникаций

и отчетностью данных компаний: наблюдает за слиянием

и присоединением телеграфных компаний.

 

Федеральная энергетическая комиссия

(The Federal Power Commission), образованная Кон-

грессом США на основании акта 1935 г. (*32), имеет

широкие надзорные права в области выпуска фондовых

бумаг, распоряжения имуществом, деятельности пере-

плетающихся директоров, слияния и присоединения, а

также решения ряда других вопросов корпорациями

коммунального обслуживания (снабжение населения во-

дой, электричеством, газом).

 

Комитет по гражданской авиации (The

Civil Aeronautics Board) (*33) выполняет контрольные

функции в отношении авиационных компаний.

 

Комиссия по регулированию выпуска и

обращения фондовых бумаг (The Securities and

Exchange Commission), созданная Конгрессом США в

1934 г. (*34), является одной из наиболее важных админи-

стративных комиссий в области осуществления надзора

за отдельными сторонами деятельности общенациональ-

ных корпораций. В связи с решением вопросов, связан-

ных с регулированием выпуска и обращения фондовых

бумаг, эта комиссия имеет весьма широкие полномочия

и в ряде других соприкасающихся областей организа-

ции и деятельности корпораций (устанавливает прави-

ла по публикации сведений о производственной и фи-

нансовой деятельности корпораций, о порядке голосова-

ния акционеров путем представительства и т. д.).

 

Федеральная торговая комиссия (The Fe-

deral Trade Commission), учрежденная Конгрессом США

актом 1934 г., призвана следить за соблюдением корпо-

рациями так называемого антитрестовского законода-

тельства. (*35).

В штатах также созданы многочисленные правитель-

 

(**32) l6 U.S.C.A.  791а-825.

(**33) 49 U.S.C.A.  1301-1542.

(**34) 15 U.S.C.A.  78a-78jj.

(**35) U.S.C.A.  41-58.

 

-136-

 

ственные органы, имеющие своей задачей регулирование

отдельных сторон организации и деятельности корпора-

ций. В частности, почти все штаты в целях предотвраще-

ния спекуляции акциями образовали правительствен-

ные комиссии по регулированию выпуска фондовых бу-

маг. Правда, это не привело к заметному уменьшению

числа спекулятивных сделок. В этой связи законы шта-

тов о регулировании выпуска и продажи корпорациями

фондовых бумаг в практике получили очень образное и

меткое название <законов голубого неба> (<Blue Sky

Laws>): сделки по продаже акций на основании этих

законов уподоблялись сделкам по продаже собственнос-

ти, находящейся в космическом пространстве.

 

-137-

 

 3. Судебная практика

 

Судебная практика в США составляет один из важ-

ных источников права, в том числе и права корпораций.

Объясняется это прежде всего тем, что, как и в Англии,

право США в своей основе является прецедентным пра-

вом: при разрешении каждого дела судья обязан следо-

вать предшествовавшим решениям, вынесенным равны-

ми по положению или вышестоящими судами по анало-

гичным делам.

 

Но в отличие от английского права прецедентное пра-

во США имеет две особенности.

 

1) Оно предоставляет судьям большую свободу при

вынесении решений в оценке и принятии во внимание

конкретных обстоятельств рассматриваемых ими дел.

Если суд находит, что данные обстоятельства измени-

лись по сравнению с теми, на основании которых было

вынесено решение, являющееся прецедентом (а это не-

трудно установить, особенно в тех случаях, когда преце-

дент имел место несколько веков назад), то он может

вынести такое решение, которое в соответствии с его

буржуазным мировоззрением кажется ему более пра-

вильным.

 

2) Суды США неделены правом отмены задним чи-

слом своих собственных решений, могущих быть исполь-

зованными в качестве прецедентов. Верховный суд США

и верховные суды штатов довольно часто пользуются

этим правом.

Благодаря отмеченным обстоятельствам суды в США

 

-137-

 

имеют возможность более быстро и гибко приспосабли-

ваться ко всем поворотам политики США и быть надеж-

ным орудием в деле защиты интересов монополий, волю

которых они последовательно проводят в жизнь во всей

своей деятельности.

 

Своеобразное применение американскими судами

прецедентного права привело к тому, что по одному и то-

му же вопросу в судебной практике нередко имеется

масса противоречивых решений.

 

К этому следует добавить, что по своему происхож-

дению прецедентное право США является сложным об-

разованием. Оно составлено из английского общего пра-

ва (common law), английского права справедливости

(equity law) и решений американских судов.

 

Как источник права судебная практика в праве кор-

пораций имеет очень большое значение.

 

Во-первых, в настоящее время исключительно реше-

ниями судов регламентируется ряд существенных усло-

вий, определяющих правовой статус корпораций. К ним,

в частности, относятся признание корпораций фактиче-

скими юридическими лицами, возможность игнорирова-

ния юридической личности корпораций, установление

правовых особенностей в положении закрытых корпора-

ций и, что особенно важно отметить, чрезвычайно важ-

ная область доверительных отношений директоров и уп-

равляющих с корпорациями, в которых они занимают со-

ответствующие должности.

 

Во-вторых, в решениях судов дается интерпретация

действующего законодательства о корпорациях. Амери-

канские суды имеют право проверять конституционность

применяемых ими законов. Используя это право, они мо-

гут давать самую широкую и угодную корпорациям ин-

терпретацию законодательства.

 

Поэтому фактически невозможно правильно понять

нормы действующего законодательства о корпорациях

без анализа сопутствующей их применению судебной

практики.

 

-138-

 

ГЛАВА VII

ОБРАЗОВАНИЕ КОРПОРАЦИЙ

 

 1. Вводные замечания

 

Образование корпораций является в США весьма

трудоемким и дорогостоящим процессом. Действие неумо-

лимых законов капиталистической конкуренции в отно-

шении каждой вновь учреждаемой корпорации дает се-

бя знать задолго до ее возникновения. Оно ощущается

уже в момент, когда еще только определяется сфера воз-

можного приложения капитала.

 

Получение, а точнее, завоевание места в бизнесе обы-

чно достигается длительной и разорительной войной с

существующими монополиями, иными заинтересованны-

ми капиталистическими объединениями и отдельными

капиталистами. В этой жестокой борьбе значительно

больше шансов на победу имеется, разумеется, у круп-

ного капитала. Мелкий капитал часто терпит крах, не

выдерживая конкуренции со стороны более сильных со-

перников, о чем свидетельствует большое ежегодное ко-

личество банкротств в стране. Естественно, что при на-

личии подобных условий сфера будущей деятельности,

как и сам процесс образования новой корпорации, неза-

висимо от того, на базе какого капитала (крупного или

мелкого) она возникает, должны быть хорошо продума-

ны и тщательно организованы.

 

План организации корпорации обычно включает ре-

шение целого ряда экономических и правовых вопросов.

При этом реализацию данного плана могут взять на се-

бя как сами собственники предоставляемого для орга-

низуемой корпорации капитала, называемые в этой ста-

 

-139-

 

дии подписчиками (subscribers) акций, так и специаль-

ные наемные лица.

 

По первому пути идут, как правило, собственники

мелких капиталов, учитывающие сравнительно неболь-

шие масштабы своего будущего производства и относи-

тельную дороговизну услуг наемных лиц, приглашаемых

для организации корпораций. По подсчетам американ-

ских экономистов вознаграждение такого наемного лица

только за работу по определению сферы возможного

приложения капитала и характера организуемого про-

изводства, а также по отысканию банкира, согласного

принять на себя функции практической помощи в учреж-

дении корпорации, составляет 10% от всех обыкновен-

ных акций в капитале организуемой корпорации. Если

же названное лицо принимает на себя не только функции

советника, но и обязанности банкира и практического

организатора корпорации, то размер его вознагражде-

ния повышается до 51% в праве собственности на капи-

тал организуемой корпорации. (*1).

 

Несмотря на дороговизну, собственники капитала до-

вольно часто пользуются услугами наемных лиц или кор-

пораций, (*2), берущих на себя все практические обязанно-

сти по образованию новых корпораций. Объясняется

это тем, что такие лица имеют специальные знания и

большой опыт в области инкорпорации, а также необ-

ходимые связи в деловом мире. Поэтому их помощь зна-

чительно повышает шансы на успех задуманного бизне-

са.

 

В настоящее время в США сложились две вспомога-

тельные специализированные отрасли в области образо-

вания корпораций. Это, во-первых, отрасль экономиче-

ской деятельности, носителями которой обычно являются

лица, называемые организаторами корпораций (promo-

ters'); во-вторых, отрасль правовой деятельности, кото-

рая осуществляется во многих случаях силами юристов,

хорошо знающих законодательство и практику его при-

менения в области инкорпораций (incorporators).

 

(**1) См. A. Dewing. Financial Policy of Corporations. New York.

Ronald Press Co., 5-th ed., 1953, p. 416.

 

(**2) Согласно законам некоторых штатов организаторами корпо-

раций наряду с физическими лицами могут быть и корпорации. Такая

возможность предусмотрена, в частности, новым законом о предпри-

нимательских корпорациях штата Нью-Йорк.

 

-140-

 

С точки зрения хронологической последовательности

процесс образования корпораций распадается на следу-

ющие основные стадии: 1) экономические мероприятия

по организации корпорации: 2) выбор штата инкорпора-

ции и комплектование состава учредителей корпорации;

 

3) разработка устава корпорации и его регистрация и

 

4) организационные мероприятия по завершению процес-

са образования корпорации.

 

-141-

 

 2. Экономические мероприятия по образованию

корпорации (promotion)

 

Экономические мероприятия по образованию корпо-

рации включают в себя три последовательно совершае-

мые операции:

 

установление сферы возможной деятельности корпо-

рации;

 

проверку этих возможностей под углом зрения гаран-

тии получения необходимой прибыли на вкладываемый

капитал и

 

обеспечение учреждаемой корпорации необходимыми

капиталами, рабочей силой и материалами.

 

Необходимость образования новых корпораций мо-

жет явиться следствием целого ряда обстоятельств. Ча-

ще всего, пожалуй, она возникает в связи с изобретени-

ем новых веществ, материалов, открытием новых место-

рождений полезных ископаемых, новых видов энергии,

появлением новых потребностей людей, на базе которых

организуются новые виды производства.

 

В ряде случаев она объясняется количественной не-

хваткой уже выпускаемых промышленных товаров для

производственного или личного потребления, а также ока-

зываемых услуг или же их низким качеством и уровнем.

 

Расширение возможной сферы приложения капи-

тала достигается также и в результате внешней полити-

ческой и экономической экспансии, проводимой США с

целью получения новых рынков сбыта.

 

Иногда предпосылки для расширения бизнеса ис-

кусственно создаются самими капиталистами путем ре-

кламирования различного рода извращенных потребнос-

тей: на такой основе в США возникли, например, целые

отрасли производства по изготовлению специальных про-

дуктов питания, предметов одежды, по созданию отдель-

ных госпиталей и гостиниц для домашних животных.

 

-141-

 

Организаторы каждой новой корпорации и должны

сначала выявить наличие названной необходимости с

перспективой использования ее в качестве базы для вло-

жения свободного капитала.

 

После того как сфера возможного приложения капи-

тала установлена, проводится тщательная проверка всех

деталей, связанных с организацией и будущей деятель-

ностью учреждаемой корпорации под углом зрения обес-

печения необходимого процента прибыли на вкладыва-

емый капитал. С этой целью определяется минимально

выгодный объем будущего производства с учетом реаль-

ного спроса на продукцию или услуги учреждаемой

корпорации на существующем рынке, а также себестои-

мость единицы продукции или соизмеряемого количества

услуг. Установление этих обстоятельств должно быть

произведено на основании экономических, финансовых и

технических оценок возможностей рынка, источников

снабжения, стоимости рабочей силы, капитала, материа-

лов, энергии и сырья в месте будущего расположения

предприятий корпорации, материальных и организацион-

ных расходов по строительству и вводу в эксплуатацию

(или приобретению) производственных (торговых) пред-

приятий и затрат на инкорпорацию.

 

И лишь после того как результаты подобного иссле-

дования показывают возможность получения необходи-

мой прибыли на вкладываемый капитал, организаторы

приступают к заключительной фазе подготовительной

работы по учреждению корпорации.

 

Общая задача организаторов корпорации на этой

стадии сводится к обеспечению учреждаемой корпорации

необходимыми капиталами, рабочей силой, сырьем, энер-

гией и материалами.

 

Требуемый капитал предоставляется обычно денеж-

ными собственниками по подписке, составляемой органи-

заторами корпорации. Практика показывает, что число

подписчиков па стадии образования капитала бывает ог-

раниченным. Ими обычно являются сами организаторы

или крупные капиталисты, желающие обеспечить себе

контроль и все выгоды в учреждаемой корпорации, по

поручению и в интересах которых действуют в таких

случаях организаторы.

 

Для обеспечения последующего снабжения учрежда-

емой корпорации энергией, сырьем и материалами ор-

 

-142-

 

ганизаторы уже на этой стадии заключают договоры с

поставщиками. По договорам, как правило, они арендуют

также необходимые для корпорации земельные участки,

помещения, заказывают оборудование, производят под-

готовительные строительные работы и т. д. В тех случаях,

когда это необходимо, они приглашают на работу от-

дельных лиц, в том числе в качестве управленческого

персонала.

 

При этом во всех случаях, особенно если начинаемый

бизнес сулит большие выгоды, организаторы в целях

упрочения своего положения в конкурентной борьбе с

другими лицами стараются захватить в свои руки клю-

чевые позиции этого бизнеса. Так, если организуемая

корпорация будет базировать свою деятельность на .про-

изводстве нового, только что изобретенного вещества,

организатор непременно попытается приобрести патент

на это вещество на свое имя.

 

Как видим, функции организаторов корпорации весь-

ма многообразны и сложны. (*3). Помимо связей в деловом

мире, они должны иметь определенные знания и опыт

в области экономики, финансов, техники и права. Поэто-

му деятельность организаторов часто носит профессио-

нальный характер. Одним из таких профессионалов был,

например, Чарльз Р. Флинт, составивший себе на дан-

ном поприще не только имя, но и крупное состояние. Он

был организатором многих крупных корпораций, в том

числе <Юнайтед стэйтс Раббер Ко>.

 

Деятельность организаторов корпораций, протекаю-

щая в обстановке конфиденциальности и полной бес-

контрольности со стороны будущих акционеров, в самой

своей основе содержит элементы афоризма и мошенни-

чества. Вот почему личность организатора корпорации

в литературе часто ассоциируется с фигурой прожженно-

го дельца и биржевого спекулянта, заботящегося не в

последнюю очередь о своем кармане. <Если бы в ком-

нате врача, специалиста по психоанализу, нас попросили

сказать о том, какую картину мы можем представить в

уме при упоминании фигуры <организатора корпора-

ции>,-пишет проф. Л. Гоуер,-большинство из нас, по

 

(**3) Деятельность организатора в ряде случаев не ограничивается

только образованием корпорации. Она может продолжаться и после

того, как корпорация уже возникла (обеспечение корпорации креди-

тами и т. п.).

 

-143-

 

всей вероятности, призналось бы, что мы думаем о лич-

ности сомнительной репутации... которая наводняет ком-

мерческий полумир биржевыми спекулянтами и мошен-

никами и которая, разбогатев с помощью мошенничест-

ва, пользуясь впечатлительностью доверчивой публики, в

конце концов сходит со сцены в блеске сенсационного

самоубийства или громкого судебного процесса>. (*4).

 

Соглашаясь с подобной характеристикой, даваемой в

буржуазной литературе, следует вместе с тем подчерк-

нуть, что потерпевшими лицами в результате биржевых

махинаций организаторов корпораций чаще всего оказы-

ваются мелкие акционеры. Крупный капитал, в интере-

сах которого действуют организаторы корпораций, на-

оборот, наживается на такого рода операциях. Таков со-

циальный смысл института наемных организаторов кор-

пораций.

 

В деятельности организаторов корпораций возникает

также целый ряд весьма сложных правовых вопросов,

которые в подавляющем большинстве случаев вообще не

регулируются законодательством. Часто единственным

источником права в этих случаях служит судебная прак-

тика. Эти вопросы касаются в основном двух областей:

отношений организаторов корпораций с третьими ли-

цами, в том числе с подписчиками акций, и отношений

организаторов с самими корпорациями.

 

В первом случае трудности возникают в связи с тем,

что организаторам приходится заключать договоры и со-

вершать другие юридические действия от имени и в ин-

тересах еще не существующих корпораций.

 

Во втором случае проблема взаимоотношений орга-

низаторов с корпорациями по поводу передачи послед-

ним приобретенных в их интересах прав и материальных

ценностей и получения от них соответствующего возна-

граждения осложняется доверительным характером от-

ношений, существующих между ними.

 

(**4) Prof. L. С. В. Gower. Modern Company Law. London, 1954,

p. 273.

 

-144-

 

 3. Правовая характеристика отношений, возникающих

в связи с подпиской на акции

 

Подписка на акции в то время, когда корпорации как

таковой еще не существует, производится путем заклю-

 

-144-

 

чения соглашения между лицом, желающим предоста-

вить капитал (подписчиком), и организатором (органи-

заторами), действующим в интересах будущей корпора-

ции.

 

По этому соглашению подписчик обязуется вмести

указанную им сумму денег в обмен на определенное ко-

личество акций, которые выпустит учреждаемая корпо-

рация, а корпорация обязуется выпустить эти акции и

передать их подписчику.

 

В практике сложилось мнение, что соглашение о

подписке на акции в принципе может быть заключено и

в устной форме, если письменная форма в качестве обя-

зательного условия не установлена законом того или

иного штата. Однако в связи с большой экономической

важностью этих соглашений, имеющих целью обеспечить

необходимый для будущей корпорации капитал, они за-

ключаются обычно в письменной форме. В этом же на-

правлении развивается и новое законодательство о кор-

порациях в штатах. Так, согласно  503 Закона о пред-

принимательских корпорациях штата Нью-Йорк <под-

писка на акции, независимо от того, произведена она до

или после образования корпорации, не имеет юридиче-

ской силы, если она не была оформлена в письменном

виде и удостоверена подписчиком>.

 

В связи с тем, что соглашение о подписке на акции от-

носят к области действия норм договорного права, воз-

никли известные трудности по приведению в соответст-

вие этих норм, восходящих в значительной мере к

временам старого общего права, с потребностями моно-

полистического капитализма. Наиболее сложным вопро-

сом в этом отношении, который предстояло решить

судам, оказался вопрос о том, с какого времени подпис-

чик считается связанным договором, или, другими сло-

вами, вопрос о юридической силе соглашения, заключен-

ного организатором от имени и в интересах еще не су-

ществующей корпорации.

 

Дело в том, что договорное право в строгом смысле

слова вообще не давало никаких оснований для прида-

ния юридической силы такому соглашению, поскольку

одной из указанных в нем сторон-корпорации-в мо-

мент заключения соглашения еще не существовало.

К тому же и само предложение о покупке акций, имею-

щее бессрочный характер и обращенное к несуществую-

 

-145-

 

щему лицу, не имело силы офферты. Частичный выход

из создавшегося положения был найден после <изобре-

тения> судами не известного ранее договорному праву

понятия длящейся офферты, т. е. офферты, распростра-

няющей свое действие за пределы времени, нормально

необходимого для ответа акцептантам. Тем самым была

узаконена бессрочная офферта по отношению к ее несу-

ществующему контрагенту, явившаяся необходимым

правовым мостиком для установления договорных свя-

зей между подписчиком акций и учреждаемой корпора-

цией.

При применении конструкции длящейся офферты

подписчик акций считается юридически связанным сде-

ланным им предложением, что обычно удостоверяется

его подписью на документе о подписке на акции, в те-

чение всего срока впредь до учреждения корпорации.

С момента же учреждения корпорации, если условия

соглашения по подписке на акции были ею одобрены,

договор считался заключенным. Но подписчику акций

до момента заключения договора предоставлялось без-

оговорочное право отзыва в любое время своей офферты

при условии, что закон не содержал иного решения это-

го вопроса.

 

Применение конструкции длящейся офферты к отно-

шениям подписчиков акций с организаторами корпора-

ций было взято на вооружение большинством федераль-

ных и штатных судов. Одним из ведущих судебных ре-

шений в данной области в настоящее время является ре-

шение по делу Collins v. <Morgan Grain Co. Inc.>. (*5).

<Если лицо, действующее в одиночку без объединения с

другими лицами,-говорится в нем,-сделало пред-

ложение о приобретении акций в учреждаемой корпора-

ции, все авторитеты согласны в том, что это предложе-

ние может быть им же самим отменено или отозвано в

любое время вплоть до момента образования корпора-

ции и принятия ею названного предложения; такой вы-

вод основан на хорошо известном принципе, в соответ-

ствии с которым участниками каждого договора являют-

ся по меньшей мере две стороны, и что если одна из сто-

рон не связана договором, то соответственно и вторая

сторона не может быть им связана. Другими словами,

 

(**5) 16 F. 2d 253.

-146-

 

неакцептованная офферта по логике вещей не порождает

договора>.

 

Подобное решение вопроса хотя и было известным

шагом вперед по сравнению с ранее действовавшими

правилами, вообще не признававшими никакой юриди-

ческой силы за соглашениями подписчиков акций с ор-

ганизаторами корпораций, все же не могло полностью

удовлетворить интересы монополий, требовавших пре-

доставления им более надежных правовых гарантий при

проведении централизации капитала. Монополии добива-

лись того, чтобы соглашения подписчиков акций с орга-

низаторами корпораций уже с момента их подписания

имели юридическую силу заключенного договора.

 

И, разумеется, суды не могли ослушаться воли своих

хозяев. На следующий же год после <Collins case>

появилось решение по делу <Coleman Hotel Co.> v. Craw-

ford, (*6), которым в значительной мере удовлетворялись

пожелания монополий.

 

Фабула дела такова. Группа граждан одного из го-

родов штата Техас подписалась на акции вновь органи-

зуемой корпорации, оговорив при этом, что их подписка

будет иметь юридическую силу лишь при условии полу-

чения организаторами корпораций заранее установлен-

ного количества <платежеспособных подписок>. Основы-

ваясь на этой взаимной договоренности подписчиков ак-

ций и принимая во внимание, что согласно заколам шта-

та инкорпорация в принципе возможна только при обес-

печении полной подписки на все выпускаемые акции, суд

признал рассматриваемое соглашение о подписке на ак-

ции договором, вступившим в силу с момента его заклю-

чения. <По нашему мнению,-сказано в решении суда,-

более правильный взгляд выражен теми авторитетами,

которые считают, что подписка на акции вновь учреж-

даемой корпорации, производимая несколькими лица-

ми по договоренности с организатором корпорации; яв-

ляется договором между самими подписчиками акций,

но не договором между подписчиками акций, с одной

стороны, и учреждаемой корпорацией, с другой стороны.

Содержание этого договора обусловливается желанием

подписчиков стать акционерами учреждаемой корпора-

ции на условиях, определяемых ими при подписке на

 

(**6) 3S.W.2d. 1109.

-147-

 

акции. Данный договор приобретает юридическую силу

с момента его подписания>.

 

Вскоре было дано и теоретическое обоснование до-

говору о подписке на акции, отнесенному к категории до-

говоров, заключаемых в пользу третьих лиц. Такими

третьими лицами в договоре считаются учреждаемые

корпорации, в интересах которых действуют организа-

торы.

 

Последнее дело сразу же после его вынесения стало

широко использоваться судами США в качестве ведуще-

го прецедента при разрешении рассматриваемой катего-

рии дел. По существу оно может служить источником

права во всех случаях, когда имеется хотя бы два под-

писчика акций.

 

Но даже и такое весьма благоприятное решение в

судебной практике вопроса о юридической силе договора

о подписке на акции не устраивало монополии. Они тре-

бовали законодательного признания подобных догово-

ров. Эти требования были поддержаны в правовой ли-

тературе Баллантайном (*7) и Стивенсом (*8).

 

В результате в законодательстве о предприниматель-

ских корпорациях многих штатов, главным образом тех,

в которых за основу был принят Примерный закон о

предпринимательских корпорациях, появились соответ-

ствующие правовые нормы, отвечающие интересам моно-

полий. Согласно этим нормам подписчики акций, если

иное не предусмотрено договором, в пределах установ-

ленного законом срока (как правило, в течение шести

месяцев) лишаются права отказа от сделанного ими при

подписке предложения о приобретении акций во вновь

учреждаемых корпорациях.

 

По этому же пути пошел и новый закон о предприни-

мательских корпорациях штата Нью-Йорк. (*9).

 

В целях придания юридической силы соглашениям

о подписке на акции вновь учреждаемых корпораций су-

ды в ряде случаев помимо рассмотренной выше договор-

 

(**7) См. Н. Вallantinе. Ор. fit., р. 444.

(**8) См. R. Stеvеns. Ор. cit, pp. 384-385.

 

(**9) <Если иное не предусмотрено в соглашении о подписке на ак-

ции, подписка на акции вновь учреждаемой корпорации по истече-

нии трех месяцев со дня ее совершения не может быть отозвана об-

ратно, за исключением случаев, когда все подписчики согласны на

это> (N. Y. Bus. Corp. Law.,  503).

 

-148-

 

ной конструкции прибегают также к использованию не-

которых других правовых институтов. В их числе инсти-

тут представительства, при применении которого в дан-

ной области организатор корпорации оказывается в

роли представителя интересов подписчиков акций в от-

ношениях в образуемой корпорацией, и институт дове-

рительного треста, применение которого ставит органи-

затора в положение попечителя интересов вновь учреж-

даемой корпорации.

 

Искусственность применения обоих правовых инсти-

тутов к рассматриваемым отношениям очевидна.

 

-149-

 

. 4. Правовая природа договоров, заключаемых

организаторами корпорации с третьими лицами

 

Вопрос о правовой природе договоров, заключаемых

организаторами корпораций с третьими лицами в инте-

ресах еще не существующих корпораций, остается до

сих пор нерешенным, несмотря на всю его актуальность

в судебной практике. Речь в данном случае идет о до-

говорах, связанных с приобретением собственности, по-

лучением определенных услуг и наймом рабочей силы

для учреждаемых корпораций.

 

Американские юристы Эрих и Бунзел полагают, что

в настоящее время невозможно говорить о каких-либо

определенных и непререкаемых принципах, относящих-

ся к договорам организаторов корпораций с третьими

лицами. По их мнению, это объясняется тем, что в

современном американском праве существует конфликт

между старой судебной практикой и потребностями сто-

рон рассматриваемых договоров. (*10).

 

Иными словами, прецедентное право США еще не

сумело полностью приспособиться к требованиям амери-

канских монополий. Оно до сих пор (заявление Эриха

и Бунзела актуально и в настоящее время) не вырабо-

тало тех правовых норм, которые могли бы узаконить

деятельность корпораций до их официального учрежде-

ния. Вследствие этого сделки организаторов корпораций

с третьими лицами, с юридической точки зрения, поко-

ятся на неопределенной правовой основе и потому в

ряде случаев даже внешне выглядят противозаконными,

 

(**10) См. М. Ehrich and L. Bunsel. Promoters Contгacts

38 Yale L. J., 1011-1046 (3929).

 

-149-

 

что, разумеется, никак не может удовлетворить моно-

полии.

 

Основная проблема рассматриваемых договоров

состоит в том, кого (организатора корпорации или саму

корпорацию, которой еще нет) следует считать надле-

жащей стороной в договоре, т. е. субъектом договорных

прав и обязанностей, а также ответственности в случае

неисполнения или ненадлежащего исполнения договора.

 

Решение данной проблемы не представляет большого

труда, когда договор с третьим лицом заключается ор-

ганизатором корпорации от своего собственного имени

без упоминания той корпорации, в пользу которой он

действует. В этом случае надлежащей стороной в до-

говоре помимо лица или фирмы, предоставляющей в

пользу будущей корпорации собственность, услуги или

наемную рабочую силу, будет организатор корпорации.

Просто решается вопрос и в тех случаях, когда орга-

низатор корпорации при заключении договора в качест-

ве стороны указывает лишь учреждаемую корпорацию,

полностью отстраняя себя от участия в договорных от-

ношениях. Такие договоры в практике называются <джен-

тльменскими> соглашениями. Им не придается никакой

юридической силы, так как согласно нормам договорно-

го права вообще нельзя заключать договоры с несуще-

ствующими лицами и организациями.

 

Но в тех случаях, когда договор с третьими лицами

заключается в пользу учреждаемой корпорации с ука-

занием организатора в качестве стороны договора, воп-

росе субъекте исполнения договорных обязательств и об

ответственности превращается в весьма трудную в юри-

дическом отношении проблему.

 

В судебной практике сложилось мнение, что если по

смыслу договора он должен быть исполнен сторонами

до момента учреждение корпорации, в пользу которой он

был заключен ее организатором, и корпорация в дей-

ствительности не принимала никакого участия в его ис-

полнении, то она ни при каких обстоятельствах не мо-

жет считаться стороной данного договора. Эта точка

зрения, в частности, была выражена еще в 1903 г. в ре-

шении Верховного суда штата Пенсильвании по делу

O'Rorke v. Geary, (*11), обстоятельства которого сво-

 

(**11) 207 Pa .240.

-150-

 

дились к следующему. 19 июля 1901 г. истец О'Рорке за-

ключил с ответчиком Геари, договор о строительстве

моста через реку Аллегени. В соответствии с условиями

договора работы по строительству моста должны были

быть завершены истцом к 1 октября того же года. Ответ-

чик Геари в свою очередь был обязан после 1 августа

ежемесячно выплачивать истцу 75% вознаграждения от

общей стоимости работ, оцененных специально назначен-

ным сторонами для этой цели экспертом. В договоре не

назывался срок учреждения корпорации, но из сопут-

ствующих обстоятельств дела, а также из характера дея-

тельности образуемой корпорации можно было сделать

вывод о том, что корпорация должна была начать свою

деятельность не ранее 1 октября. В связи с задержкой

работ по строительству моста корпорация была образо-

вана в то время, когда указанные работы еще не были

истцом завершены. На этом основании ответчик Геари

отказался выплачивать причитавшееся с него вознаграж-

дение, полагая что его необходимо взыскивать с кор-

порации.

 

Однако суд вынес решение не в пользу Геари, указав,

что корпорация не может выступать ответчиком по дан-

ному делу, поскольку договор должен был быть испол-

нен сторонами до ее учреждения и она после учрежде-

ния фактически не участвовала в исполнении договора.

По мнению суда, организатор корпорации при заключе-

нии договора не мог выступать и в качестве представи-

теля корпорации, поскольку последняя в то время еще не

существовала.

 

Но дела, подобные изложенному, в судебной практи-

ке относительно редки. Значительно чаще встречаются

случаи, когда корпорации после своего возникновения

стремятся принять на себя (путем формального акта или

в форме конклюдентных действий) права и обязаннос-

ти по договорам, заключенным в их интересах органи-

заторами, так как это в конечном счете сулит им боль-

шие экономические выгоды. При этом корпорации часто

не прочь прибегнуть и к жульническим операциям: они

делают все возможное для того, чтобы ограничить свое

участие в договорах осуществлением одних лишь прав,

оставляя обязанности у их прежних <носителей-органи-

заторов корпораций. Организаторы, являющиеся часто

служащими корпораций, продолжая оставаться формаль-

 

-151-

 

но независимыми субъектами, по своему экономическому

положению в большинстве случаев не в состоянии вы-

полнить возложенные на них обязанности.

 

Следует сказать, что в подавляющем большинстве

штатов давно уже установилась тенденция благожела-

тельного отношения судов к участию корпораций в ка-

честве стороны в договорах, заключенных в их пользу

организаторами. Суды считают корпорацию стороной та-

кого договора (субъектом прав и обязанностей) при ус-

ловии, что договор, заключенный организатором в ее

пользу, относится к числу сделок, входящих в круг дея-

тельности самой корпорации, и что при этом корпорация

в лице полномочных органов (правления директоров и

т. п.) выразила формальное желание принять на себя

права и обязанности по договору или же при отсутствии

такого формального акта, зная о содержании и характе-

ре данного договора, сделала какие-либо практические

шаги по его реализации, например, воспользовалась вы-

годами, вытекающими из договора.

 

Подобное мнение было выражено во многих судеб-

ных решениях. В качестве примера можно привести ре-

шение Верховного суда штата Миннесота по делу МcAr-

thur v. <Times Printing Co.>. (*12).

 

По данному делу Нимокс и ряд других лиц, действуя

в роли организаторов корпорации <Times Printing Co.>,

примерно 12 сентября 1889 г. заключили в пользу учреж-

даемой корпорации договор с истцом Макартуром о най-

ме его на работу в качестве распространителя рекламы

сроком на один год, начиная с 1 октября того же года.

Предполагалось, что к 1 октября 1889 г. организуемая

корпорация начнет функционировать. В действительнос-

ти корпорация была учреждена лишь 16 октября 1889 г.

Истец же приступил к исполнению своих трудовых обя-

занностей с 1 октября, как это и предусматривалось до-

говором.

 

В момент образования корпорации акционеры, дирек-

тора и управляющие корпорации были информированы

о существовании трудового договора с истцом и не воз-

ражали против этого. Однако никаким актом согласие

корпорации в отношении данного договора не было

 

(**12) 48 Minn.319.

-152-

 

оформлено, несмотря на то, что и после учреждения кор-

порации истец продолжал работать для корпорации.

 

В апреле 1890 г., считая себя не связанной догово-

ром, корпорация уволила Макартура с работы, в связи

с чем последний был вынужден обратиться в суд с ис-

ком о понуждении корпорации к соблюдению договора

от 12 сентября 1889 г.

 

Суд вынес решение в пользу истца, положив в его ос-

нову отмеченные выше обстоятельства (содержание тру-

дового договора была известно корпорации; последняя

приняла его к фактическому исполнению).

 

Но самым сложным в данном решении, как, впро-

чем, и во всех других аналогичных судебных решениях,

оказался вопрос о юридическом обосновании вступления

корпорации в договорные отношения, возникшие до ее

образования. Суды решают этот вопрос с помощью тео-

рий одобрения, принятия, длящейся офферты, договора

в пользу третьего лица, новации и т. п., которые, однако,

при ближайшем ознакомлении с ними оказываются не-

состоятельными даже с точки зрения основ американ-

ского права.

 

Так, согласно теории одобрения  (ratification),

корпорация для того, чтобы принять на себя права и

обязанности, возникшие еще до ее образования, в мо-

мент заключения договора организатором, должна зад-

ним числом одобрить действия последнего. Но такое ре-

шение вопроса находится в прямом противоречии с по-

нятием института представительства в американском

праве, согласно правилам которого представитель не мо-

жет выполнять каких-либо действий в пользу клиента,

еще не существующего на момент их совершения.

 

Теория принятия (adoption), взятая сейчас на воо-

ружение большинством судов, является некоторой моди-

фикацией теории одобрения. Она отличается от послед-

ней тем, что рассматривает корпорацию связанной до-

говорными обязательствами лишь со времени принятия

договора самой корпорацией (путем формального акта

или же в форме конклюдентных действий). До приня-

тия корпорацией договора отношения между третьим ли-

цом, с одной стороны, и организатором корпорации и

корпорацией, с другой стороны, по мнению сторонников

этой теории, строятся по принципу длящейся офферты,

т. е. не являются еще договорными.

 

-153-

 

Выше уже говорилось о несоответствии понятия <для-

щейся офферты> и норм договорного права примени-

тельно к данным отношениям. Здесь остается лишь до-

бавить, что утверждение об отсутствии договорных свя-

зей между третьим лицом и организатором корпорации

порочно в своей основе, поскольку еще до учреждения

корпорации стороны, как правило, совершают целый ряд

действий по исполнению заключенного между ними со-

глашения, а после вступления в отношение корпорации

организатор, как правило, не освобождается от договор-

ных обязанностей, в том числе и тех, которые возникли

до учреждения корпорации.

 

Иногда конструкция длящейся офферты (continuing

offer to corporation) используется судами в качестве

самостоятельной теории для обоснования вступления

корпорации в договорные отношения на правах их субъ-

екта.

 

Теория договора в пользу третьего лица (third party

beneficiary) с юридической точки зрения при примене-

нии к рассматриваемым  отношениям также нело-

гична, поскольку в соответствии с ее прямым смыслом

корпорация как выгодоприобретатель по договору по-

лучает лишь одни права и одновременно освобождается

от несения обязанностей, носителем которых продолжа-

ет оставаться организатор корпорации. Впрочем, имен-

но эта теория больше всего подходит для обоснования

жульнических операций по обкрадыванию корпорация-

ми третьих лиц.

 

Характерной чертой всех названных теорий (одобре-

ния, принятия, длящейся офферты и договора в пользу

третьего лица) является то, что они предполагают такие

случаи, когда корпорации становятся субъектами дого-

ворных отношений, первоначально возникших между

организаторами и третьими лицами, без какого-либо

согласия со стороны последних. Поэтому по общеприня-

тому в судебной практике мнению организаторы продол-

жают оставаться субъектами договорных обязательств и

после вступления в договор корпораций. Такое мнение

прямо вытекает из одного из основных принципов аме-

риканского договорного права, в соответствии с которым

должник не может освободить себя от ответственности

без согласия своего кредитора.

Рассмотренные теории применяются судами всех шта-

 

-154-

 

тов, за исключением судов штата Массачусетс. Послед-

ние до сих пор продолжают следовать старой англий-

ской практике, согласно которой компании не могут стать

сторонами в договорах, заключенных в их пользу орга-

низаторами до момента учреждения корпораций, даже

если они их в последующем и одобрили или приняли к

исполнению.

 

Имеется, однако, теория, которая в последнее время

все более завоевывает всеобщее признание в США, в том

числе и в штате Массачусетс. Речь идет о теории нова-

ции (novation), которая по ее прямому смыслу позволя-

ет передать все договорные права и обязанности органи-

затора учрежденной корпорации на основе общего сог-

ласия третьего лица, организатора и корпорации. Но

при практическом применении и этой, казалось бы, юри-

дически обоснованной конструкции суды пошли по пути

ее извращенного толкования. Они стали применять тео-

рию новации и в тех случаях, когда, строго говоря, нова-

ции как таковой не было. По мнению судов, если из об-

стоятельств дела хотя бы умозрительно можно сделать

вывод о том, что в момент заключения договора с орга-

низатором третье лицо заранее было согласно на после-

дующую замену в договоре организатора корпорации

самой корпорацией, то имеются все основания говорить о

новации.

 

Таковы основные правовые теории, с помощью кото-

рых суды по существу незаконными средствами пытают-

ся разрешить проблему введения корпораций в догово-

ры, заключенные организаторами до момента их образо-

вания.

 

Впрочем, законодательные органы двух штатов

(Мичиган (*13) и Канзас (*14)) не только узаконили эту не ос-

нованную на нормах договорного права судебную прак-

тику, но и дошли дальше. Принятые ими законы

предписывают, что все договоры, заключенные органи-

заторами в пользу учреждаемой корпорации, имеют

юридическую силу и что после образования корпорации

последняя заменяет в договоре организатора корпора-

ции, который обязан передать ей все полученное по до-

говору.

 

(**13) Michigan General Corporation Act (в дальнейшем-Mich. Gen.

Corp. Act),  450. 8 (1948).

(**14) Kansas General Corporation Code,  17-2807 (1949).

 

-155-

 

 5. Отношение организаторов корпораций

с корпорациями

 

Организаторы находятся в доверительных отношени-

ях с корпорациями, которые они образуют. Эти отноше-

ния в большей своей части регулируются нормами пре-

цедентного права.

 

Согласно данным нормам основные обязанности ор-

ганизаторов сводятся к предоставлению корпорациям

полного отчета о содержании заключенных в их пользу

сделок и других совершенных действий: к передаче кор-

порациям без какого-либо утаивания полученной ими

собственности и иных имущественных прав, и, наконец, к

честному и искреннему исполнению всех действий, за-

трагивающих интересы корпораций.

 

Корпорации в свою очередь должны выплатить орга-

низаторам справедливое вознаграждение за все усилия,

которые они предприняли по их образованию. Помимо

указанного вознаграждения организаторы, пользуясь

своим бесконтрольным положением, часто сами кладут

себе в карман дополнительные прибыли, получаемые за

счет продажи корпорациям принадлежащей им собствен-

ности по завышенным спекулятивным ценам. К этому

главным образом прибегают сами капиталисты, высту-

пающие в роли организаторов тех корпораций, в которых

они имеют контроль. В числе потерпевших оказываются

мелкие вкладчики, которых представители буржуазной

пропаганды любят называть <народными капиталис-

тами>.

 

Следует сказать, что суды, как правило, весьма одоб-

рительно относятся к таким сделкам.

 

Суды считают эти сделки законными при соблюдении

организатором корпорации хотя бы одного из четырех

условий:

 

1) создание не находящегося под его контролем прав-

ления директоров корпорации и сообщение данному ор-

гану истинного содержания заключенной им с корпора-

цией сделки, включая размер рыночной и договорнй це-

ны проданной собственности;

 

2) информация каждого первоначального подписчи-

ка акций учреждаемой корпорации о содержании на-

званного договора;

 

3) одобрение договора общим собранием акционеров

учрежденной корпорации;

 

-156-

 

4) формальный отчет перед самим собой в случае об-

разования корпорации, состоящей из одного человека.

 

Признание законным рассматриваемого договора да-

ет право корпорации продавать обесцененные в резуль-

тате этой жульнической операции акции, исходя из ис-

кусственно вздутой, а не реальной стоимости находяще-

гося на ее балансе имущества.

 

Спорным в практике является лишь вопрос об ответ-

ственности организаторов перед корпорацией по рас-

сматриваемому договору, когда в положении обманутых

оказываются те последующие акционеры, участие кото-

рых в образовании первоначального капитала корпора-

ции в качестве необходимого условия входило в планы,

составленные самими же организаторами. Наиболее от-

четливо этот спор получил выражение в двух совершен-

но противоположных по содержанию решениях, вынесен-

ных по одному и тому же делу. Обстоятельства данного

дела сводились к следующему.

 

В мае-июне 1895 г. два предприимчивых дельца,

Льюсон и Бигелоу, произвели подписку на акции учреж-

давшейся ими корпорации и на полученные от подписки

деньги закупили на свое имя все акции в функциониро-

вавшей <The Old Dominion Copper Company of Balti-

more> общей стоимостью примерно в 1000000 долла-

ров, а также приобрели на имя Льюсона за 50000 дол-

ларов земельную и некоторую иную собственность, при-

надлежавшую двум прежним акционерам указанной

корпорации. 8 июля того же года в установленном зако-

ном порядке они учредили задуманную ими компанию

<The Old Dominion Copper Mining &. Smelting Co.>

с капиталом в 1000 долларов (40 акций с номинальной

ценой 25 долларов за акцию). Спустя несколько дней

Льюсон и Бигелоу с согласия всех остальных семи ком-

паньонов постановили увеличить общий капитал учреж-

денной ими корпорации до 3750000 долларов и выпус-

тить 150000 акций по цене 25 долларов каждая.

 

Затем, используя свое положение в обеих названных

корпорациях, Льюсон и Бигелоу оформили договор о

продаже <The Old Dominion Copper Company of Baltimo-

re> всех имевшихся у нее акций, которые, как бы-

ло сказано, находились в руках Льюсона, Бигелоу и их

компаньонов, новой корпорации <The Old Dominion Cop-

per Awning &. Smelting Co.> за 100000 акций об-

 

-157-

 

щей стоимостью в 1500 000 долларов, выпускаемых по-

следней. В таком же порядке была оформлена сделка о

покупке новой корпорацией у Льюсона всей вышеупомя-

нутой собственности за 30000 выпускаемых акций стои-

мостью в 750000 долларов. Из 130000 акций, выпускае-

мых для обеспечения данных сделок, 50 000 передава-

лись Льюсону и Бигелоу, а остальные 80000 были раз-

делены между их компаньонами. Таким образом, в ре-

зультате совершения указанных сделок Льюсон, Биге-

лоу и их компаньоны получили в общей сложности

2 200 000 долларов спекулятивной прибыли.

 

После завершения расчетов по сделкам 18 сентября

1895 г. корпорация постановила выпустить оставшиеся

20000 акций на общую сумму в 500000 долларов по

цене 45 долларов за акцию на этот раз для продажи пуб-

лике. При этом руководители корпорации Льюсон и Би-

гелоу скрыли от публики как сам факт совершения на-

званных сделок, так и обесцененный характер продавае-

мых акций, явившийся следствием этих сделок.

 

Когда же покупатели последнего общего выпуска ак-

ций узнали об обманных действиях Льюсона и Бигелоу,

они вынудили корпорацию предъявить к последним иски

о взыскании с них в пользу корпорации полученной спе-

кулятивной прибыли.

 

На основании правил о подсудности это дело было

предметом рассмотрения федеральных судов и судов

штата Массачусетс.

 

Верховный суд США, рассматривавший в кассацион-

ном порядке иск корпорации к Льюсону, в иске отказал,

сославшись на то, что сам по себе факт изменения член-

ства в корпорации не меняет существа корпорации как

юридического лица и потому одобрение сделок, имевшее

место со стороны акционеров, бывших в наличии на мо-

мент их заключения, не могло быть в последующем анну-

лировано вновь пришедшими в корпорацию акционе-

рами. (*15).

 

Верховный суд штата Массачусетс, рассматривавший

по существу то же самое дело по иску корпорации к Би-

гелоу, наоборот, иск удовлетворил. В качестве основа-

ния решения суд указал, что привлечение по общей

подписке на акции дополнительных 500000 долларов яв-

лялось неотъемлемой частью первоначально задуманно-

(**15) 210 U.S. 206.

 

-158-

 

го организаторами плана учреждения корпорации и по-

тому лица, выразившие пожелание приобрести эти ак-

ции, должны были быть информированы о существе за-

ключенных Льюсоном и Бигелоу сделок. (*16).

 

Приведенные судебные решения являются яркой ил-

люстрацией отсутствия в США элементарных основ бур-

жуазного правосудия.

 

В настоящее время федеральные суды по рассматри-

ваемой категории дел начинают все больше склоняться

к точке зрения верховного суда штата Массачусетс, вы-

сказанной в решении по делу Бигелоу, о чем, в частно-

сти, свидетельствует решение Верховного суда США по

делу McCandless, Receiver v. Furland. (*17).

 

Следует, однако, сказать, что решение верховного су-

да штата Массачусетс по делу Бигелоу в принципе лег-

ко может быть при желании обойдено организаторами в

их практической деятельности по учреждению корпора-

ций. Для этого необходимо сделать совсем немного: уча-

стие акционеров, дополнительно привлекаемых к обра-

зованию первоначального капитала корпораций акцио-

неров следует предусматривать после завершения всех

жульнических операций, связанных с продажей собствен-

ности и иных материальных ценностей корпорации, а не

планировать его заранее, как это было установлено по

делу Льюсона и Бигелоу.

 

Правда, количество дел в судах, подобных делу Лью-

сона и Бигелоу, несколько сократилось в результате

принятия федерального закона 1933 г. о регулировании

выпуска и обращения фондовых бумаг, который обязал

корпорации давать некоторую информацию о заключен-

ных в период их образования сделках. Определенную

роль в сокращении количества судебных дел имело и уза-

конение штатами акций, в которых не указывается их

номинальная цена, т. е. акций, заранее имеющих спеку-

лятивных характер.

 

Но и после введения в действие этого закона и узако-

нения акций без указания номинальной цены вопрос о

присвоении организаторами прибылей, вырученных от

продажи учреждаемым корпорациям собственности по

повышенным ценам, продолжает оставаться актуальным

в практике. Это происходит потому, что, во-первых, за-

 

(**16) 203 Mass. 159.

(**17) 296 U.S. 140.

 

-159-

 

кон 1933 г. вообще не распространяется на многие кор-

порация, во-вторых, злоупотребления возможны и при

выпуске акций без указания номинальной цены, в-треть-

их, предписания закона 1933 г. часто не соблюдаются в

жизни, и, в-четвертых, в штатах, за исключением штата

Северная Каролина, нс имеется специального законода-

тельства, ограничивающего заключение спекулятивных

сделок.

 

Формы вознаграждения за услуги по учреждению

корпораций, выплачиваемого последними их организа-

торам, в различных штатах неодинаковы.

 

Так, в штатах, где в основе законодательства о кор-

порациях лежит Примерный закон о предприниматель-

ских корпорациях, (*18), это вознаграждение выплачивается

обычно в деньгах из средств, вырученных корпорациями

от продажи акций. Возмещение услуг организаторов в

форме акций в этих штатах запрещено, так как согласно

законам о корпорациях выпускаемые акции могут быть

реализованы лишь в обмен на деньги, собственность или

услуги, передаваемые или оказываемые уже существую-

щим корпорациям.

 

В некоторых штатах, в частности в ряде штатов Но-

вой Англии, судебная практика по британскому образцу

допускает компенсацию услуг организаторов корпораций

и в форме акций. (*19). На такую же позицию встал и закон

штата Нью-Йорк. (*20).

 

Указанное вознаграждение выплачивается организа-

торам корпораций дополнительно к тем доходам, кото-

рые они присваивают, пользуясь бесконтрольностью со

стороны будущих акционеров.

 

(**18) Model Business Corporation Act (в дальнейшем-Model Bus.

Corp. Act),  20.

 

(**19) <United German Silver Co.>, v. Bronson. 92 Conn. 266.

(**20) N. Y. Bus. Corp. Law.,  504.

 

-160-

 

 6. Выбор штата инкорпорации. Учредители корпорации

 

После того как экономические .подготовительные ме-

роприятия, необходимые для начала деятельности уч-

реждаемой корпорации, завершены, процесс инкорпора-

ции вступает в стадию организационно-правового оформ-

ления создаваемого капиталистического объединения.

На этой стадии в первую очередь решаются два воп-

 

-160-

 

роса. Это-выбор штата инкорпорации и определение

круга лиц, которые будут выступать в роли официаль-

ных учредителей корпорации.

 

При решении вопроса о выборе штата инкорпорации

во внимание принимаются следующие основные сообра-

жения.

 

Если сфера деятельности корпорации будет ограни-

чена территорией одного штата, инкорпорация обычно

проводится в данном штате. Такое положение сохраня-

ет силу и в тех случаях, когда в данном штате действует

по отношению к учреждаемым корпорациям менее бла-

гоприятное, чем в других штатах, законодательство.

Объясняется это тем, что при инкорпорации в других

штатах корпорация все равно будет вынуждена просить

лицензию на занятие бизнесом у властей того штата, в

котором расположены ее предприятия. Получение же по-

добной лицензии (что предписывается законами всех

штатов) также связано с определенными денежными за-

тратами (уплата налогов и т. п.). Такие двойные расхо-

ды часто оказываются экономически невыгодными для

мелких корпораций в тех случаях, когда их бизнес будет

осуществляться лишь на территории одного штата.

 

Совершенно иная картина получается, когда предпо-

лагаемый бизнес учреждаемой корпорации выходит за

пределы одного штата. Это касается в первую очередь

всех крупных корпораций, действующих в общенацио-

нальном или международном масштабе.

 

В этих случаях возникает проблема выбора штата,

наиболее благоприятного для инкорпорации. При реше-

нии ее преимущественное значение имеет характер и объ-

ем тех прав, которые предоставляются законом соответст-

вующего штата хозяевам корпорации в области их взаи-

моотношений с акционерами, с одной стороны, и госу-

дарством-с другой. Чем больше самостоятельности

получают директора и управляющие кор.порации в сво-

ей деятельности на основании закона о корпорациях то-

го или иного штата, другими словами, чем больше они

бесконтрольны в своих действиях со стороны акционе-

ров и государства, тем выгодней считается такой штат

для инкорпорации.

 

Определенное значение при осуществлении выбора

штата инкорпорации может иметь и стоимость расходов,

падающих на корпорацию в связи с несовпадением мес-

 

-161-

 

та учреждения корпорации с местом, в котором будет

протекать ее основной бизнес. Так, например, общая ми-

нимальная сумма расходов, оплачиваемых за инкорпора-

цию в штате Делавер (35 долларов) и за получение ли-

цензии на право занятия бизнесом в штате Нью-Йорк

(120 долларов), будет равняться 155 долларам. Если

же инкорпорацию провести в штате Нью-Йорк (60 дол-

ларов), а лицензию на занятие бизнесом оформить в

штате Делавер (38 долларов), то размер общей суммы

организационных расходов понизится до 98 долларов.

 

Следует, однако, сказать, что к подобному подсчету

при выборе штата инкорпорации прибегают лишь мелкие

корпорации. Что касается крупных корпораций, то для

них несравненно более важное значение имеет по суще-

ству неограниченная свобода в осуществлении бизнеса,

предоставляемая законами таких штатов, как штат Де-

лавер, которая с лихвой перекрывает в общем-то мизер-

ные расходы, связанные с инкорпорацией и получением

лицензий на территории соответствующих штатов и госу-

дарств.

 

Большую роль в деле образования корпораций игра-

ют учредители (incorporators). В круг их основных

обязанностей входит совершение различного рода юри-

дических действий, касающихся практических сторон ор-

ганизации и начала деятельности учреждаемых корпора-

ций. Это разработка и представление на регистрацию в

соответствующие государственные учреждения штатов

подписываемого ими устава корпораций, подготовка вну-

треннего регламента корпорации, созыв первого органи-

зационного собрания акционеров и заседания .правления

директоров и т. п. Так, согласно  107 общего закона о

корпорациях штата Делавер, <до того, как будут избра-

ны директора корпорации, в обязанности учредителей,

подписавших устав корпорации, входит управление дела-

ми и организацией корпорации, в связи с чем они наде-

ляются правом совершения таких действий, которые вы-

зываются потребностями получения необходимой подпи-

ски на акции и завершения организации корпорации,

включая избрание директоров>. (*21).

 

Обязанности учредителей корпорации могут выпол-

нять как сами собственники капитала (подписчики ак-

 

(**21) Del. Gen. Corp. Law,  107.

-162-

 

ций) или организаторы корпорации (в том случае, если

в их роли выступают лица, не являющиеся подписчика-

ми акций), так и специально приглашаемые лица.

 

В связи с тем, что деятельность учредителей корпо-

раций в значительной мере носит организационно-пра-

вовой характер, все более популярным в настоящее вре-

мя становится назначение на роль учредителей юристов,

искушенных в области знания законодательства о кор-

порациях и имеющих необходимые деловые связи в го-

сударственных органах штатов. При этом часто контрак-

ты об участии в качестве учредителей заключаются не с

отдельными лицами, а с юридическими фирмами или же

со специализирующимися в данной области компаниями,

которые выделяют на роль учредителей своих членов или

работников. Назначение указанными фирмами и компа-

ниями в качестве учредителей корпораций физических

лиц обусловлено требованиями законодательства. Со-

гласно законам всех штатов, за исключением Кентукки и

Мичиган, учредителями корпораций могут быть лишь фи-

зические лица. Законы подавляющего большинства шта-

тов стимулируют специализированную деятельность лиц

в качестве учредителей корпораций. Законодательные ак-

ты о корпорациях штатов Делавер, (*22), Нью-Йорк, (*23), шта-

тов, в которых в той или иной мере применяется Пример-

ный закон о предпринимательских корпорациях, (*24), и мно-

гих других штатов не требуют от учредителей корпораций,

чтобы они имели акции в образуемой корпорации, были

гражданами штата инкорпорации и вообще гражданами

США и удовлетворяли иным обязательным предписани-

ям, ограничивающим возможность их выступления в

данной роли. Единственным условием допущения любого

лица к деятельности учредителя корпорации является

достижение им возраста гражданского совершенноле-

тия, т. е. 21 года.

 

Законы о корпорациях всех штатов содержат нормы

о минимальном количестве учредителей, допускаемых к

образованию корпораций. В большинстве штатов-это

три лица, в Миссисипи, Небраске и Южной Каролине-

два лица, в Нью-Йорке, Айове, Кентукки, Мичигане, Ви-

сконсине и Аризоне-одно лицо, в Юте-пять лиц.

 

(**22) Del. Gen. Corp. Law,  101.

(**23) N. Y. Bus. Corp. Law,  401.

(**24) Model Bus. Corp. Act,  47.

 

-163-

 

 7. Разработка устава корпорации и его регистрация

 

Устав корпорации, называемый в одних штатах (на-

пример, в штате Иллинойс) <Articles of incorporation>,

в других (Делавер, Нью-Йорк и т. д.)-<Certificate of in-

corporation>, является основным   юридическим до-

кументом, определяющим правовое положение каждой

отдельно взятой корпорации. В нем закрепляются осо-

бенности структуры и деятельности конкретной корпора-

ции с учетом того законодательства, которое существует

в штате инкорпорации. Поэтому разработка устава от-

носится к числу важнейших обязанностей учредителей

корпораций.

 

В законодательных актах о корпорациях всех штатов

содержатся необходимые требования, предъявляемые к

содержанию уставов корпораций. Эти требования по ря-

ду пунктов могут не совпадать в отдельных штатах. Но

в целом между ними имеется много общего, в связи с

чем представляется возможным в качестве некоего образ-

ца проанализировать содержание устава корпорации,

предписываемого  48 Примерного закона о предприни-

мательских корпорациях.

 

Согласно данному закону в уставе корпорации долж-

ны быть отражены следующие положения.

 

а) Наименование корпорации, которое должно быть

отличным от наименований уже существующих в этом

штате корпораций, а также от наименований, зарезер-

вированных за другими учреждаемыми корпорациями.

 

Законы большинства штатов допускают возможность

резервирования наименования за учреждаемыми корпо-

рациями путем подачи заявлений в соответствующие го-

сударственные органы штатов. Резервирование наимено-

вания за корпорациями допускается в пределах сроков,

указанных законами штатов. В различных штатах уста-

новлены сроки от 10 дней до 12 месяцев с момента пода-

чи указанного заявления до времени учреждения корпо-

рации.

 

В наименование корпорации должно быть включено

одно из следующих слов: <Corporation>, <Company>,

<Incorporated> или <Limited> или же их сокращения

<Corp.>, <Co.>, <Inc.>, <Ltd.>.

 

б) Период деятельности корпорации, который в прин-

ципе может быть бессрочным. Обычно корпорации

 

-164-

 

учреждаются на неопределенный срок, что соответствует

сущности понятия корпорации как юридического лица.

 

в) Цель (цели) образования корпорации. Речь в дан-

ном случае идет не о стремлении всех корпораций к по-

лучению максимально высокой прибыли за счет усилен-

ной эксплуатации рабочей силы. В этом смысле цель дея-

тельности всех предпринимательских корпораций одина-

кова. Под целью (целями) образования корпораций по-

нимается осуществление ими определенных видов пред-

принимательской деятельности.

 

В практике обычно применяется два способа форму-

лирования цели (целей) образования корпорации.

 

Согласно первому из них в уставе корпорации дается

лишь самое общее определение области будущей дея-

тельности корпорации. В основе такого подхода лежит

указание закона о том, что корпорации могут быть орга-

низованы для занятия любым незапрещенным бизнесом,

разрешаемым соответствующим актом о предпринима-

тельских корпорациях. (*25).

 

При применении второго метода дается развернутое

описание цели (целей) образования корпорации. В этом

случае указывается не только подробный перечень основ-

ных видов деятельности учреждаемой корпорации, но на-

зываются также те вспомогательные сферы, в которых

корпорация правомочна вести свой бизнес (без приведе-

ния, однако, исчерпывающего перечня последних).

 

Оба метода имеют между собой то общее, что они по

существу не устанавливают каких-либо определенных

критериев для ограничения сферы возможной деятельно-

сти корпораций, в связи с чем подрывается сама основа

для применения доктрины ultra vires в праве и судеб-

ной практике США.

 

г) Общее количество акций, которое корпорация

вправе выпустить. Если выпускаются акции только одной

категории, то должна быть указана номинальная цена

каждой акции или же сделано заявление, что все акции

выпускаются без указания номинальной цены.

 

(**25) Примерный закон о предпринимательских корпорациях запре-

щает организовывать корпорации в сфере банковской и страховой

деятельности, которые учреждаются на основании других норма-

тивных актив (Model Bus. Corp. Act,  3). Закон о предприниматель-

ских корпорациях штата Нью-Йорк разрешает инкорпорирование в

любой области, кроме тех областей, в которых образование корпора-

ций регулируется другими законами (N. Y. Bus. Corp. Law,  201).

 

-165-

 

Если выпускаемые акции будут разделены на катего-

рии, то должно быть определено количество акций каж-

дой, категории и сделано заявление о номинальной це-

не одной акции всех категорий или же о том, что эти ак-

ции выпускаются без указания номинальной цены. (*26).

 

д) Кроме того, в последнем случае должно быть оп-

ределено назначение каждой категории и сделано заяв-

ление о преимуществах, ограничениях и относительных

правах каждой категории.

 

е) Если выпускаемые корпорацией привилегирован-

ные акции или акции специальной категории будут со-

стоять из серии, то в уставе корпораций должны быть ого-

ворены назначение каждой серии и характер соответст-

вующих прав и преимуществ, предоставляемых отдель-

ными сериями.

 

В уставе должны быть также указаны правомочия

правления директоров по установлению серий выпускае-

мых акций и определению различий в соответствующих

правах и преимуществах, предоставляемых владельцам

акций каждой серии.

 

ж) Заявление о том, что корпорация не начнет свой

бизнес до тех пор, пока ею в качестве вознаграждения за

выпускаемые акции не будет получено определенное ко-

личество долларов. В данном случае речь идет о мини-

мальном размере капитала, требуемом в качестве необ-

ходимого условия для начала деятельности учреждаемой

корпорации. Этот минимальный размер в различных

штатах неодинаков. В некоторых штатах он равен 1000

долларов, в ряде штатов (Флорида, Индиана, Миссиси-

пи и др.) -500 долларов, а в Арканзасе-лишь 300 дол-

ларов. Имеются также штаты (например, Нью-Йорк, Ка-

лифорния), законы которых вообще не устанавливают

минимального размера капитала, с которым корпорации

могут начать бизнес.

 

В случае, если корпорация начнет свою деятельность

без наличия установленного законам минимального раз-

мера капитала, последний может быть взыскан в поряд-

ке персональной гражданской ответственности через суд

с директоров, управляющих или акционеров корпорации.

При этом круг возможных ответчиков по законам от-

 

(**26) В пп. <г>, <д> и <е> говорится о финансовой структуре корпо-

раций, подробному анализу которой будет посвящена следующая гла-

ва работы.

 

-166-

 

дельных штатов определяется различно. Так, -согласно

 43 (е) Примерного закона о предпринимательских кор-

порациях в роли таких ответчиков должны выступать ди-

ректора корпорации.

 

з) Любое положение, ограничивающее или полно-

стью отрицающее за акционерами право преимуществен-

ной покупки дополнительных или резервных акций, вы-

пускаемых корпорацией. (*27).

 

и) Любое не противоречащее закону положение, ко-

торое учредители сочтут возможным включить в устав

корпорации в связи с необходимостью регулирования

внутренних отношений корпорации, включая любое по-

ложение, ограничивающее передачу акций, а также по-

ложение, которое в соответствии с настоящим законом

может быть урегулировано внутренним регламентом

корпорации. К числу этих дополнительных положений

могут относиться положения, касающиеся места проведе-

ния собраний акционеров и заседаний правления дирек-

торов, установления повышенного по сравнению с преду-

смотренным законом кворума при голосовании на собра-

ниях акционеров и заседаниях правления директоров, по-

рядка назначения и увольнения директоров, определения

их вознаграждения, ограничений в передаче акций и т. п.

Однако следует сказать, что решение многих указанных

вопросов обычно дается не в уставе корпорации, а во

внутреннем регламенте корпорации, принятие и измене-

ние которого производится со значительно меньшими

формальностями.

 

к) Первоначальный регистрируемый адрес конторы

корпорации, а также имя первоначально регистрируемо-

го по данному адресу представителя корпорации. Дело

в том, что каждая корпорация, учреждаемая на основа-

нии Примерного закона о предпринимательских корпо-

рациях, независимо от места проведения ее бизнеса

(который может быть в других штатах или даже госу-

дарствах) обязана иметь в штате инкорпорации свою

постоянную регистрируемую контору и своего регистри-

руемого представителя, через посредство которого осу-

ществляется официальная связь с корпорацией ( 11).

 

л) Число директоров, составляющих правление ди-

ректоров корпорации, а также имена и адреса лиц, ко-

 

(**27) О содержании данного нрава см. в гл. IX настоящей работы.

-167-

 

торые будут выполнять обязанности директоров впредь

до первого ежегодного собрания акционеров или же до

того времени, когда будут избраны их преемники.

 

В отличие от законодательных актов о корпорациях

целого ряда штатов, например штата Делавер, Пример-

ный закон о предпринимательских корпорациях требует

назначения директоров корпорации еще на стадии ее орга-

низации в количестве не менее трех человек. При этом ди-

ректора могут и не быть акционерами корпорации.

 

м) Имя, а также адрес каждого учредителя корпора-

ции.

 

Примерный закон о предпринимательских корпора-

циях содержит специальную оговорку о том, что нет ни-

какой необходимости включать в устав корпорации по-

ложения, касающиеся прав корпорации, как юридиче-

ских лиц, поскольку эти права предусматриваются не-

посредственно законом.

 

В законах о корпорациях отдельных штатов содер-

жатся и некоторые другие требования, предъявляемые к

содержанию уставов корпораций, не названные в При-

мерном законе о предпринимательских корпорациях. Так.

например, согласно закону о корпорациях штата Дела-

вер в устав корпорации включается специальный пункт,

уполномочивающий правление директоров составлять,

изменять и отменять внутренний регламент корпорации.

Кроме того, корпорация, учреждаемая в этом штате,

должна указать в своем уставе, что она резервирует за

собой право в установленном законом порядке внести

дополнения и изменения в любое положение, включен-

ное в устав, или же вообще отменить его. Включение в

устав корпорации последнего положения не создает ка-

кого-либо нового права для корпораций, поскольку оно

закреплено за корпорациями законами всех штатов. По-

рядок же изменения устава корпорации в штатах в ос-

новном совпадает с порядком, установленным в отноше-

нии его принятия.

 

В соответствии с законами штатов устав корпорации

после его составления должен быть подписан всеми уч-

редителями. Разумеется, что если в роли учредителей

выступают наемные лица, то устав первоначально изу-

чается действительными хозяевами образуемой корпора-

ции и только после получения их одобрения формально

подписывается учредителями.

 

-168-

 

Подписанный устав корпорации подлежит обязатель-

ной регистрации в соответствующих государственных

учреждениях штата инкорпорации. В подавляющем боль-

шинстве штатов (в штате Делавер и штатах, применяю-

щих Примерный закон о предпринимательских корпо-

рациях), такими учреждениями являются конторы сек-

ретарей штатов, в Миссисипи-губернатор штата, в

Мейне и Нью-Гемпшире-прокуроры штатов, а в Ала-

баме и Джорджии-суды штатов. При регистрации

уставов корпораций взыскивается пошлина в доход шта-

тов; во многих штатах корпорациями выдаются специ-

альные грамоты, подтверждающие факт регистрации

устава.

 

Законы некоторых штатов, в частности штата Дела-

вер, требуют также последующей регистрации уставов

корпораций в тех округах штатов, в которых находятся

зарегистрированные конторы корпораций.

 

С момента регистрации устава корпорации в государ-

ственных учреждениях, а в том штате, в котором выдает-

ся грамота о регистрации устава, - с момента выдачи

грамоты корпорация считается юридически учрежден-

ной.

 

-169-

 

 8. Организационные мероприятия, завершающие

образование корпорации

 

Проведение регистрация устава корпорации в госу-

дарственных учреждениях, с которой обычно аосоци-

ируется начальный момент ее возникновения как юриди-

ческого лица, еще не завершает общего процесса обра-

зования корпорации. Учреждаемая корпорация в это

время еще не имеет надлежаще утвержденного внутрен-

него регламента своей деятельности; у нее нет управ-

ляющих и других должностных лиц, а часто и директо-

ров, которые могли бы осуществлять руководство ее де-

лами; она еще не выпустила акции и не решила целый ряд

других организационных вопросов, связанных с началом

ее производственной деятельности.

 

Поэтому законы о корпорациях всех штатов в ка-

честве необходимых мероприятий, завершающих обра-

зование корпорации, предусматривают проведение учре-

дителями корпораций своего организационного собра-

ния и заседания правления директоров, на которых ре-

 

-169-

 

шаются все названные вопросы. При этом в тех штатах,

в которых согласно закону директора корпорации наз-

начаются еще до регистрации устава (например, в шта-

тах действия Примерного закона о предприниматель-

ских корпорациях), организационное собрание учредите-

лей корпорации не проводится.

 

Организационное собрание учредите-

лей корпорации. В законодательных актах о кор-

порациях не дается перечня вопросов, выносимых на об-

суждение  организационных собраний  учредителей.

В практике к их числу обычно относят: 1) представление

и принятие внутреннего регламента корпорации, 2) изб-

рание директоров на предстоящий год и 3) принятие ре-

золюции, уполномочивающей правление директоров на

выпуск акций.

 

Внутренний регламент корпорации имеет большое

юридическое значение, так как он призван регулировать

наиболее важные стороны деятельности акционеров, ди-

ректоров и управляющих корпорации в области установ-

ления их взаимных прав и обязанностей по управлению

делами корпорации.

 

Во внутренний регламент корпорации обычно вклю-

чаются положения, определяющие:

местонахождение органов корпорации;

порядок проведения собраний акционеров, включая

время и место их проведения, уведомление о созыве спе-

циальных и ежегодных собраний, требование о кворуме

и способе голосования (лично или через посредство пред-

ставителя);

 

положение директоров, включая определение их

числа, время, на которое они могут быть избраны, по-

рядка заполнения открывающихся вакансий, их полно-

мочий, требование о кворуме, назначение комитетов

правления директоров и установление их полномочий,

определение вознаграждения директоров;

 

способ уведомления директоров и акционеров (в пись-

менной форме или каким-либо иным образом);

 

положение управляющих и других высших должно-

стных лиц корпорации, включая вопросы об их званиях,

обязанностях, способе избрания и вознаграждения, пол-

номочиях и ответственности;

 

требования, предъявляемые к акциям, включая поло-

жения, касающиеся их выпуска и оформления, условий

 

-170-

 

передачи; правила об утерянных акциях, о закрытии ре-

гистрационных книг по передаче акций, фиксирующих

время возникновения права на получение дивидендов и

право участия в голосовании;

 

выплату дивидендов, кем и когда они могут быть

объявлены;

 

подготовку и опубликование ежегодных официаль-

ных отчетов о деятельности корпорации, право подписи

на денежных документах, начало и окончание финансово-

го года, форму печати корпорации;

 

процедуру по изменению внутреннего регламента кор-

порации. (*28).

 

По своему юридическому значению внутренний рег-

ламент занимает подчиненное положение по отношению

к законам и уставу корпорации. Так, согласно  25 При-

мерного закона о предпринимательских корпорациях,

<внутренний регламент корпорации может содержать

любое положение, касающееся регулирования и управ-

ления делами корпорации, не противоречащее закону

или уставу корпорации>.

 

В связи с тем что определение круга многих важных

вопросов, могущих быть включенными в устав или

внутренний регламент корпорации, отнесено законом к

компетенции учредителей, в практике установилась тен-

денция регулирования этих вопросов внутренними рег-

ламентами корпораций. Объясняется это более удобным

и выгодным для директоров корпорации, за которыми

стоят ее действительные хозяева, способом принятия и

изменения внутреннего регламента корпорации. Как по-

казывает практика, внутренний регламент корпорации

во многих штатах одобряется и изменяется правлением

директоров корпорации, чему не препятствует и законо-

дательство. В соответствии с  109 Закона о корпораци-

ях штата Делавер <первоначальный внутренний регла-

мент корпорации может быть принят учредителями.

После этого право его изменения и отмены переходит к

акционерам, но любая корпорация своим

уставом может передать это право дирек-

торам корпорации> (разрядка моя. - В. М.).

 

Кроме того, внутренний регламент корпорации не

подлежит государственной регистрации.

 

(**28) См. R. Baker and W. Сагу. Cases and Materials on Cor-

porations, pp. 30-31.

 

-171-

 

Передача права принятия и изменения внутреннего

регламента в руки директоров корпораций свидетель-

ствует об усилении роли исполнительных органов управ-

ления корпорациями за счет ущемления прав собраний

акционеров.

 

На организационном собрании учредителей корпора-

ции сразу же после выборов директоров решается вопрос

о прекращении деятельности наемных учредителей, если

они имелись. В том случае, если учредители в порядке

исполнения своих обязанностей произвели на свое имя

подписку на акции, они передают ее с утверждения соб-

рания лицам, в интересах которых они действовали. Если

учредители при образовании корпорации одновременно

выступали также в роли директоров, то сложение с се-

бя данных функций производится или в конце собрания

учредителей, или же на первом заседании вновь избран-

ных директоров корпорации.

 

Организационное  заседание   правле-

ния директоров корпорации обычно прово-

дится сразу же после собрания учредителей. На этом

заседании сначала избираются руководители правления

директоров и корпорации: председатель и секретарь

правления директоров, президент, вице-президент и каз-

начей корпорации. Одновременно названным лицам ус-

танавливается вознаграждение за их службу в корпо-

рации.

 

Затем утверждается печать корпорации, форма вы-

пускаемых акций и определяется банк, в котором будут

храниться денежные средства корпорации и через кото-

рый корпорация будет производить расчеты с клиен-

тами.

 

Правление директоров назначает представителя кор-

порации, а в необходимых случаях открывает контору

в штате инкорпорации для осуществления официальной

связи с корпорацией, а также решает вопрос о необхо-

димости получения лицензий на право занятия бизне-

сом в тех штатах и государствах, на территории которых

корпорация намерена осуществлять свою производствен-

ную и торговую деятельность.

 

В повестку дня заседания правления директоров вхо-

дит также утверждение всех решений, принятых на ор-

ганизационном собрании учредителей и внутреннего рег-

ламента корпорации.

 

-172-

 

Но, пожалуй, основным пунктом повестки дня, тре-

бующим решения на организационном заседании прав-

ления директоров, является вопрос о выпуске акций как

по уже произведенной учредителями подписке, так и

для продажи публике. В этой связи правление директо-

ров дает оценку собственности и услугам, предоставляе-

мым корпорации в обмен на выпускаемые акции, и оп-

ределяет общую сумму вознаграждения, на которую

выпускаются акции без указания их номинальной цены.

 

Правление директоров рассматривает также вопро-

сы, связанные с одобрением тех договоров, которые в

интересах корпорации были заключены с третьими ли-

цами ее организаторами, и выплатой вознаграждения

организаторам и учредителям за их деятельность по

образованию корпорации.

 

В тех случаях, когда на организационном собрании

учредителей не был решен вопрос о сложении функций

директоров с наемных учредителей корпорации, он ре-

шается на данном заседании правления директоров.

 

Организационные собрания учредителей и заседания

правлений директоров корпораций протоколируются по

тщательно разработанной форме.

 

-173-

 

ГЛАВА VIII

ФИНАНСОВАЯ СТРУКТУРА КАПИТАЛА КОРПОРАЦИЙ

 

 1. Общая характеристика

 

В законодательстве и практике выражение структу-

ра капитала (capital structure) употребляется в свя-

зи с анализом состава общей суммы капиталовложений,

используемых для финансирования деятельности корпо-

раций. Оно предполагает указание на источники финан-

сирования, особенности правового режима отдельных

видов вложений и их соотношение между собой в общей

массе капитала каждой корпорации.

 

Источники финансирования. Финансиро-

вание производственной деятельности корпораций осу-

ществляется обычно из трех основных источников: вло-

жений акционеров (акционерный капитал), займов и

получаемых корпорациями прибылей.

 

В период образования корпорациям в принципе дос-

тупны только два первых источника финансирования:

акционерный капитал и займы. Мы говорим <в принци-

пе>, поскольку для многих мелких корпораций на ста-

дии их становления получение займов является очень за-

труднительным из-за отсутствия у них деловой репута-

ции и необходимых средств, могущих служить обеспече-

нием по испрашиваемым займам. Поэтому мелкие кор-

порации часто вынуждены начинать свой бизнес с одним

лишь акционерным капиталом.

 

Крупные же корпорации, наоборот, уже при их воз-

никновении имеют, как правило, широкий доступ к зай-

мам наиболее могущественных в стране банков и иных

финансовых учреждений, что ставит их в привилегиро-

 

-174-

 

ванное положение по сравнению с мелкими корпора-

циями.

 

В последующем, после того как корпорации превра-

щаются в функционирующие объединения, важнейшими

источниками финансирования их деятельности становят-

ся прибыли и займы.

 

Что касается капитала, привлекаемого за счет про-

дажи новых выпусков акций, то значение его как источ-

ника финансирования в уже функционирующих корпора-

циях резко падает. Это подтверждают следующие дан-

ные.

 

В 1947- 1957 гг. три пятых всех капиталовложений в

корпорациях были получены из внутренних источников

(прибылей и амортизационных отчислений), одна пя-

тая-взята в виде краткосрочных займов преимущест-

венно у банков: оставшаяся пятая часть, т. е. всего

20%, выручена от продажи фондовых бумаг (акций и об-

лигаций). При этом преобладающую долю фондовых

бумаг составляли облигации корпораций (долгосрочные

займы), приобретенные главным образом банками, стра-

ховыми компаниями и другими капиталистическими объ-

единениями. В общей сумме капиталовложений в корпо-

рациях средства, полученные от продажи облигаций, за-

нимали около 12%, в то время как на долю средств, вы-

рученных от продажи акций, приходилось всего 6%. (*1).

 

Примерно такое же положение в области финансиро-

вания корпораций сохраняется и поныне.

 

Правовой режим капиталовложений в

функционирующих корпорациях.  Капитал

каждой функционирующей корпорации не представляет

собой однородной массы. Он делится на отдельные час-

ти в зависимости от источников его поступления. В соот-

ветствии со старой, традиционной точкой зрения в со-

ставе капитала корпораций различают два наиболее

крупных самостоятельных подразделения. Это акционер-

ный капитал и займы, представляемые во вне соответ-

ственно акциями и облигациями (а также заемными бу-

магами), в которых закрепляются правомочия их держа-

телей. Лица, представляющие акционерный капитал

(акционеры), с одной стороны, и заимодавцы (облига-

ционеры), с другой стороны, занимают по общему пра-

 

(**1) См. Adolf A. Berle. Power without property, pp. 30-41.

-175-

 

вилу неодинаковое правовое положение в корпорациях,

Их положение различно в отношении пользования трех

наиболее существенных атрибутов, свойственных корпо-

рациям: 1) риска несения возможных убытков, 2) права

на участие в прибылях, получаемых корпорациями, и

3) права осуществления контроля в области управления

корпорациями.

 

На особом правовом режиме в составе капитала кор-

пораций находятся прибыли, что связано с необходи-

мостью установления специального порядка их расходо-

вания. (*2). Однако если исходить из общего деления капи-

тала на указанные две крупные части, то прибыли при-

мыкают к группе акционерного капитала, вместе с ко-

торым они образуют в стоимостном выражении <иму-

щество, поступающее в распоряжение акционеров>, после

удовлетворения претензии кредитов (<The equity of the

shareholders>).

 

(**2) Подробнее о прибылях см. гл. XIV настоящей работы.

 

-176-

 

 2. Акционерный капитал

 

Понятие акционерного капитала обычно дается з за-

конодательных актах о предпринимательских корпора-

циях. Так, согласно  2 (j) Примерного закона о пред-

принимательских корпорациях, акционерный капитал

(stated capital) (*3) на каждый конкретный момент-

это сумма, образующаяся из (1) общей стоимости всех

выпущенных с номинальной ценой акций; (2) суммы

вознаграждения, полученной за акции, выпущенные без

номинальной цены, за исключением той ее части, которая

была зачислена в прибыль корпорации от эмиссии в по-

рядке, разрешаемом законом; и (3) тех сумм, не указан-

ных в пп. (1) и (2), которые были отнесены к акционер-

ному капиталу в связи с выпуском акций для выплаты

акционерам дивидендов или какими-либо иными обстоя-

 

(**3) В законодательных актах о корпорациях и в судебной практи-

ке ряда штатов для выражения понятия акционерного капитала упот-

ребляются также такие термины, как capital stock, capital и stock.

Однако в связи с тем, что эти термины имеют несколько смысловых

значений, в последнее время в законах, практике и юридической ли-

тературе в отношении акционерного капитала все чаще начинает ис-

пользоваться единый термин stated capital. Помимо Примерного за-

кона о предпринимательских корпорациях он употребляется также в

новом законе о корпорациях штата Нью-Йорк.

 

-176-

 

тельствами, за вычетом разрешаемых законом удержа-

нии.

 

Акционерный капитал корпорации призван служить

обеспечением обязательств корпорации перед третьими

лицами, в первую очередь по полученным займам.

 

Право собственности на акционерный капитал в его

вещественно-денежном выражении принадлежит корпо-

рации как юридическому лицу. Акционеры, продолжая

оставаться собственниками стоимости капитала, по от-

ношению к корпорации находятся на положении ее

членов и в связи с этим несут риск возможных убытков

от нерентабельной деятельности корпорации. Поэтому

они, за исключением случаев реорганизации и ликвида-

ции корпораций, не могут требовать от корпораций

внесенного ими капитала.

 

В период функционирования корпорации акционеры

имеют возможность вернуть потребительную стоимость

своего капитала только путем продажи принадлежащих

им акций на рынке (фондовой бирже и т. д.). При этом

получаемая ими в результате такой продажи денежная

сумма, как правило, не совпадает с той суммой, которая

была первоначально затрачена на приобретение акций,

так как цена последних является переменной величиной,

определяемой рыночным спросом и предложением.

 

Своего рода компенсацией риска возможной потери

(полной или частичной) вложенного капитала служат

предоставляемые акционерам права в корпорации. К их

числу, помимо права на получение имущества, остав-

шегося при ликвидации корпорации после удовлетворе-

ния претензий кредиторов, обычно относят: право на

участие в прибылях корпорации в форме получения

объявленного дивиденда, право на осуществление конт-

роля в области управления корпорацией (избрание ди-

ректоров корпораций) и право на преимущественное

приобретение вновь выпускаемых корпорацией акций,

имеющее своей основной целью сохранение за первона-

чальными акционерами того пропорционального интере-

са в общих делах корпорации, которой был установлен

на момент возникновения последней.

 

Из перечисленных прав наиболее важное значение

для акционеров имеет, конечно, право на получение

объявленного дивиденда на вложенный капитал, размер

которого, как и сама возможность выплаты, опреде-

 

-177-

 

ляются правлением директоров корпорации в зависимос-

ти от полученных корпорацией прибылей и некоторых

иных обстоятельств. В процветающих корпорациях пра-

во на участие в прибылях корпорации с лихвой покры-

вает тот риск, который вынуждены нести акционеры в

связи с их положением в корпорации.

 

Что же касается других перечисленных прав, то ими,

особенно в мощных корпорациях, фактически пользуют-

ся лишь крупные акционеры (капиталисты). Поэтому

распространять эти права на всех вообще акционеров

было бы по меньшей мере неправильным. Как удачно

заметил Д. Ливингстон, <если кто-либо является неболь-

шим акционером, то он, вероятно, обнаружит, что его

права еще не означают наличия у него власти. Он без

труда установит, что права имеют различное значение

применительно к разным акционерам>. И далее: <Изби-

рательный бюллетень как инструмент контроля являет-

ся фикцией>. (*4).

 

Таковы, с точки зрения классической буржуазной

концепции, основные правомочия лиц, представляющих в

корпорациях акционерный капитал.

 

(**4) J. Livingston. The American Stockholder, pp. 40. 43.

-178-

 

 3. Займы

 

В соответствии с законами штатов корпорации имеют

право в определенных пределах финансировать свою

деятельность в форме использования займов, получаемых

от банков, иных капиталистических объединений (стра-

ховых компаний, пенсионных фондов и т.п.), а также от

частных лиц. При этом, если в одних штатах такое

право корпораций лишь выводится из смысла закона, то

в других штатах, в частности в штатах применения При-

мерного закона о предпринимательских корпорациях,

оно прямо предусмотрено самим законом. Так, согласно

 4 (h) Примерного закона, <каждая корпорация вправе

брать займы с выплатой процентов, определяемых самой

корпорацией по соглашению с заимодавцем, выпускать

векселя, облигации и другие обязательства, обеспечи-

вать данные обязательства залогом всего или части при-

надлежащего ей имущества и получаемых доходов>.

 

-178-

 

Новый закон о предпринимательских корпорациях

штата Нью-Йорк содержит отдельный, весьма обширный

по содержанию  518, посвященный вопросу о займах

корпораций.

 

Корпораций прибегают к различного рода займам.

В зависимости от срока, на который берутся в заем

деньги, займы подразделяются на три вида: краткосроч-

ные, средней продолжительности и долгосрочные.

 

Краткосрочные займы предоставляются на срок не

свыше одного года коммерческими банками, специали-

зированными кредитными учреждениями, частными ли-

цами и контрагентами по торговым сделкам.

 

Займы средней продолжительности (на срок от одно-

го до пяти, а иногда и до десяти лет) дают банки, стра-

ховые компании и отдельные государственные учрежде-

ния, такие, как <администрация небольшого бизнеса>.

Наконец, долгосрочные займы (funded debts) часто раз-

мещаются среди публики путем выпуска и продажи кор-

порациями фондовых бумаг, называемых облигациями

(bonds, debenturas).

 

В правовом отношении краткосрочные займы, так же

как и займы средней продолжительности, получаемые

корпорациями, по существу ничем не отличаются от ана-

логичных займов, которыми пользуются отдельные

граждане, товарищества   и иные капиталистические

объединения.

 

Совершенно иное положение имеет место в части

долгосрочных займов, правовой статус которых характе-

ризуется чертами, присущими только займам корпора-

ций.

 

Поэтому предметом нашего дальнейшего исследова-

ния будут лишь долгосрочные облигационные займы

корпораций, как это, кстати, делается и в американской

литературе, посвященной праву корпораций.

 

С экономической точки зрения, при предоставлении

кем-либо корпорации долгосрочного займа к последней,

так же как и при передаче ей акционерного капитала,

переходит собственность на потребительную стоимость

капитала. Собственность же на стоимость капитала про-

должает оставаться у заимодавца.

 

Но условия передачи корпорации потребительной

стоимости капитала акционером и заимодавцем (вла-

дельцем облигации) неодинаковы. Если акционер тео-

 

-179-

 

ретически целиком присваивает приходящуюся на его

долю прибыль корпорации (хотя и происходит это, как

отмечает К. Маркс, в форме процента (*5)), то заимодавцу

достается лишь определенный процент полученной кор-

порацией прибыли, вторая ее часть-предприниматель-

ский доход-остается в распоряжении корпорации.

 

Объясняется это тем, что акционер рассматривается

в качестве члена корпорации, в то время как заимодавец

по отношению к корпорации находится на положении

постороннего лица. Заимодавец считается кредитором

корпорации, а корпорация-его должником. Отноше-

ние между ними оформляются договором займа.

 

Отсюда и разница в правовом положении держателя

облигации и акционера по отношению к корпорации. Эта

разница конкретно выражается в следующем.

 

1) Претензии держателей облигаций, равно как и

претензии других кредиторов к корпорации, пользуют-

ся преимущественным правом. Они удовлетворяются в

первую очередь и в полной сумме до того, как корпо-

рация получит возможность производить выплаты в

пользу акционеров.

 

2) Предусмотренные договором проценты должны

выплачиваться облигационерам регулярно в установлен-

ные сроки независимо от получения прибылей и финан-

сового состояния корпорации. В противном случае кор-

порация может быть объявлена неплатежеспособной.

 

Дивиденды же акционерам выплачиваются, как пра-

вило, только тогда, когда корпорация имеет достаточ-

ные для этого прибыли.

 

3) Размер выплачиваемых процентов составляет за-

ранее фиксированную цифру, определяемую условиями

договора. Дивиденды являются переменной величиной,

устанавливаемой по усмотрению директоров корпорации.

 

4) Заем предоставляется корпорации на определен-

ный срок, при наступлении которого он должен быть

возвращен облигационеру. На возврат акционерного

капитала внесшим его лицам никакого срока не уста-

навливается.

 

5) Облигационеры не участвуют в управлении кор-

порацией. Они, в частности, не выбирают директоров, в

 

(**5) См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. 1, стр. 479-

480.

 

-180-

 

то время как акционеры формально по закону должны

осуществлять контроль за управлением корпорацией.

 

Таков был традиционный правовой статус держате-

лей облигаций и акционеров корпорации.

 

-181-

 

 4. Тенденция к сближению правового положения

акционеров и облигационеров

 

В период империализма в законодательстве и прак-

тике США наметились вполне определенные тенденции

к сближению правового положения акционеров и дер-

жателей облигаций.

 

В области законодательства это нашло выражение

в следующем.

 

а) Законы большинства штатов, в том числе таких

ведущих в области инкорпорации штатов, как Дела-

вер, (*6), Калифорния, (*7), Массачусетс, (*8), Нью-Джерси, (*9), Пен-

сильвания, (*10), Нью-Йорк, (*11), предоставили корпорациям

право выпуска так называемых <неголосующих акций>,

официально узаконив тем самым существовавшую до

этого практику отстранения определенных групп акцио-

неров от участия в управлении корпорациями. Так, Форд

до самого последнего времени осуществлял контроль за

всемирно известной автомобильной компанией именно

с помощью неголосующих акций, которые он продавал

широкой публике. В своих же руках он сосредоточивал

все голосующие акции, что давало ему возможность

быть единоличным хозяином компании.

 

б) С другой стороны, законы таких штатов, как Де-

лавер, (*12), Калифорния, (*13), Пенсильвания, (*14), Мичиган, (*15) и

Нью-Йорк, (*16), разрешили корпорациям выпускать обли-

гации, предоставляющие их держателям право голоса

 

(**6) Del, Gen. Corp. Law,  151 242

(**7) Cal. Corp. Cade,  1100.

 

(**8) Massachusetts. General Laws (в дальнейшем-Mass. Gen.

Laws), c. 156,  14.

 

(**9) New Jersey General Corporation Law  14

(**10) Penn. Bus. Corp. Law,  601.

(**11) N. Y. Bus. Corp. Law,  501.

(**12) Del. Gen. Corp. Law,  221.

(**13) Cal. Corp. Code,  306.

(**14) Penn. Bus. Corp. Law,  317.

(**15) Mich. Gen. Corp. Act,  450 36.

(**16) N. Y. Bus. Corp. Law,  518 (b).

 

-181-

 

при выборе директоров и при решении других вопросов,

относящихся к управлению корпорациями. Более того,

в соответствии с законами о корпорациях штатов Дела-

вер, Калифорния, Мичиган, Пенсильвания, Небраска,

Канзас и Нью-Йорк корпорации вообще могут наделить

облигационеров всеми правами, которыми пользуются

акционеры. Например, согласно  518 (в) закона о

предпринимательских корпорациях штата Нью-Йорк

<корпорация может своим уставом наделить держателя

любой уже выпущенной облигации и облигации, кото-

рая еще только должна быть выпущена, правом озна-

комления с книгами и документами корпорации, правом

голоса в вопросах деятельности и управления корпора-

цией, а также всеми другими правами, которые предо-

ставляются акционерам>.

 

в) Законодательные акты штатов не запрещают кор-

порациям выпускать облигации, которые в пределах

установленного правлением директоров срока по жела-

нию их держателей могут быть свободно обменены на

акции.

 

г) Наконец, в связи с тем, что правовые позиции ак-

ционеров и держателей облигаций в соответствии с за-

коном могут быть сближены настолько, что между ними

невозможно   провести   какого-либо   существенного

различия, появилась реальная возможность выпуска кор-

порациями так называемых гибридных фондовых бумаг

(hybrid securities), объединяющих в себе черты акций

и облигаций. К их числу относятся в первую очередь

облигации с доходом на прибыль корпорации (income

bonds) и подчиненные облигации (subordinated debente-

res).

 

Что касается практики, то она давно уже встала на

путь фактического сближения общих позиций акцио-

неров и владельцев облигаций. Могущественные байки,

страховые компании и другие капиталистические объ-

единения, а также отдельные капиталисты, являющиеся

основной категорией держателей облигаций, захватили

контроль над управлением многих корпораций, не счи-

таясь с мнением и правами тех мелких и средних акцио-

неров, которых по старинке все еще продолжают назы-

вать <собственниками корпораций>.

 

Для держателей облигаций и во многих других от-

ношениях оказалось более выгодным теснее связать

 

-182-

 

свою судьбу с судьбой корпораций, в которые они вло-

жили свои капиталы, нежели играть роль разгневанных

кредиторов. Так, при просрочке в уплате корпорацией

установленных по займам процентов держатели облига-

ций часто предпочитают не объявлять такую корпорацию

банкротом, на что в соответствии с законом они имеют

полное право. Вместо этого они прибегают к другим ме-

рам: удлинению сроков платежей по займам, обмену об-

лигаций на вновь выпускаемые акции, вложению допол-

нительных капиталов и совершению других необходимых

действий, имеющих своей целью сделать бизнес пошат-

нувшейся корпорации прибыльным. И это понятно, так

как при объявлении корпорации банкротом держатели

облигаций, как правило, не вернут даже того, что они

в свое время предоставили корпорации. При возобнов-

лении же деятельности последней они вновь будут иметь

возможность получить свою долю прибыли на вложен-

ный ими капитал.

 

Все это вместе взятое вынудило американских бур-

жуазных авторов признать факт сближения правового

положения акционеров и держателей облигаций в кор-

порациях. Так, Фрэнк еще в 1933 г. писал: <...все более

и более позиции владельца облигации и акционера в

крупных корпорациях сближаются>. (*17).

 

Подобное сближение является прямым следствием

сращивания банковского капитала с промышленным в

период империализма. Именно корпорации, применяв-

шие в своем производстве в широких масштабах наряду

с акционерным капиталом также банковские займы, ста-

ли той организационной формой, в рамках которой про-

ходил процесс сращивания этих двух видов капитала.

 

Превратившись в фактических хозяев многих корпо-

раций, банки и другие воротилы финансового капитала

не хотели больше оставаться юридически на положении

их обычных кредиторов. Поэтому в штатах были прове-

дены определенные законодательные изменения, направ-

ленные на сближение правового положения владельцев

облигации и акционеров корпораций.

 

В связи с изменением правового и фактического ста-

туса акционеров и держателей акций в значительной

мере потеряло свое прежнее значение, особенно в круп-

 

(**17) G. Frank. Book Review. 42 Yale L. J., 989. at 992 (1933).

-183-

 

ных корпорациях, деление фондовых бумаг на акции и

облигации. В американской литературе вместо этого

предлагается все фондовые бумаги, выпускаемые корпо-

рациями, делить на привилегированные фондовые бу-

маги (senior securities) и обыкновенные фондовые бу-

маги (equity securities). (*18). К первым помимо облигаций

относят также обычные привилегированные акции, ко

вторым - обыкновенные акции и участвующие привиле-

гированные акции. (*19).

 

Держатели привилегированных фондовых бумаг

имеют первоочередное право требования к корпорации

о выплате им заранее установленного размера прибыли

в форме зафиксированного процента (по облигациям)

или определенного дивиденда (по обычным привилегиро-

ванным акциям). В случае ликвидации корпорации их

претензии к имуществу ликвидированной корпорации

удовлетворяются предпочтительно перед аналогичными

претензиями держателей обыкновенных фондовых бу-

маг.

 

В отличие от держателей привилегированных фондо-

вых бумаг размер прибыли (дивиденда), на который

имеют право держатели обыкновенных фондовых бумаг,

заранее не определяется. Этот размер ставится в прямую

зависимость от ежегодных доходов корпорации. При

возрастании доходов корпорации соответственно увели-

чиваются и дивиденды, выплачиваемые акционерам.

И наоборот. Если доходы корпорации падают, дивиден-

ды или уменьшаются или же вообще не выплачиваются.

 

Таким образом, прибыли, получаемые держателями

обыкновенных фондовых бумаг, менее стабильны, чем

прибыли держателей привилегированных фондовых бу-

маг. Но вместе с тем они обладают одним существенным

преимуществом. При процветании корпорации прибыли

держателей обыкновенных фондовых бумаг резко воз-

растают.

 

В связи с этим в практике капитал, вкладываемый в

обыкновенные фондовые бумаги, называют обычно рис-

кованным (азартным) капиталом (venturesome capital),

 

(**18) См. R. Baker and W. Gary. Cases and Materials on Corpo-

rations, pp. 934-937.

 

(**19) О понятии обычных и участвующих привилегированных акций

см. в гл. IX.

 

-184-

 

а капитал, помещаемый в привилегированные фондовые

бумаги,-устойчивым капиталом (stable capital).

 

Оценивая значение только что рассмотренного деле-

ния фондовых бумаг корпораций, следует сказать, что

оно более реалистично по сравнению с ранее приведен-

ной классификацией фондовых бумаг (акции и облига-

ции). Это деление оперирует наиболее осязаемым важ-

ным для капиталистов критерием при определении их

прав в корпорации: получаемой ими прибылью на вкла-

дываемый капитал, отбрасывая в сторону все другие

провозглашаемые законами права, такие, как право на

осуществление контроля в управлении корпорациями,

которые для средних и мелких акционеров носят не бо-

лее чем демагогический характер.

 

Однако, учитывая, что законодательные акты о пред-

принимательских корпорациях, действующие в настоящее

время в штатах, и основная юридическая литература

по вопросу о праве корпораций до сих пор продолжают

придерживаться, как правило, старой, традиционной схе-

мы деления всех фондовых бумаг корпораций на акции

и облигации, мы также вынуждены в дальнейшем поль-

зоваться этой уже по существу устаревшей схемой.

 

-185-

 

 5. Соотношение акционерного капитала и займов

в общей системе капиталовложений корпораций

 

Удельный вес акционерного капитала и займов в об-

щей массе капиталовложений той или иной корпорации

определяется целым рядом факторов. Среди них можно

назвать такие факторы, как репутация корпорации на

денежном рынке, размер и стабильность получаемых

ею ежегодных прибылей, ее общее финансовое состоя-

ние, перспективы возможного расширения бизнеса, дей-

ствующая система налогового обложения прибылей кор-

порации, доступность и рыночная стоимость (размер

процента) капитала, который корпорация желает полу-

чить, общее экономическое положение в стране (период

бума или, наоборот, наличие кризисных явлений в эко-

номике).

 

Первостепенное значение имеют также и соображе-

ния чисто субъективного порядка, связанные с желанием

хозяев корпораций сохранить и упрочить за собой гос-

подствующее положение в корпорациях. С этой целью

 

-185-

 

корпорации, в частности, выпускают неголосующие ак-

ции, широко привлекают сбережения разбросанных по

стране мелких вкладчиков и т. д.

 

И, конечно, лейтмотивом любого способа финансиро-

вания всегда является личное обогащение тех лиц, в

руках которых сосредоточен контроль в корпорации.

 

С этой целью в практике многих корпораций широко

используется так называемая торговля на имуществе

акционеров (trading on equity, leverage), смысл кото-

рой сводится к следующему.

 

Стремясь получить возможно более высокий процент

прибыли на акционерный капитал, хозяева корпорации

пытаются сделать это не за счет своих вкладов, а глав-

ным образом с помощью максимально широкого при-

влечения займов и средств, выручаемых от продажи

привилегированных акций, т. е. путем выпуска привиле-

гированных фондовых бумаг. При этом расчет делается

на то, что общая прибыль, получаемая корпорацией на

заемный капитал, будет превышать общую цену взятого

в займы капитала, выплачиваемую корпорацией в фор-

ме процентов держателям привилегированных фондовых

бумаг.

 

При получении корпорацией высоких прибылей раз-

мер дивидендов акционеров резко возрастает. При уме-

ренности же или полном отсутствии прибылей корпора-

ция не только не выдает каких-либо дивидендов своим

акционерам, но и вынуждена выплачивать проценты по

взятым займам из своего акционерного капитала, а при

недостаточности последнего объявлять себя банкротом.

 

Таким образом, средством обеспечения интересов

держателей привилегированных фондовых бумаг при

отсутствии у корпорации необходимых прибылей служит

имущество, внесенное в корпорацию акционерами. От-

сюда и происходит само название рассматриваемого

способа финансирования. В целом же торговля на иму-

ществе акционеров является в высшей степени авантю-

ристической и спекулятивной финансовой операцией.

 

Проблема торговли на имуществе акционеров яв-

ляется частью более общей проблемы о доле займов в

капиталовложениях каждой корпорации. При этом сле-

дует подчеркнуть, что необходимость привлечения кор-

порациями капиталов в виде займов обычно не вызы-

вает сомнений. Практика показывает, что они являются

 

-186-

 

таким же обязательным элементом в капиталовложениях

корпораций, как и акционерный капитал. <Наивно пред-

полагать,-писали Б. Грэхэм и Д. Додд,-что все дол-

ги корпорации являются злом и потому их следует избе-

гать>. (*20).

 

Каких-либо конкретных рецептов в отношении ис-

пользования займов отдельными корпорациями в лите-

ратуре обычно не приводится. Да и вряд ли можно в

принципе их дать, учитывая, что условия, в которых при-

ходится функционировать различным корпорациям, час-

то значительно отличаются друг от друга.

 

Поэтому в практике нередко можно наблюдать абсо-

лютно противоположные пропорции в применении заем-

ного капитала отдельными корпорациями.

 

Например, капиталовложения <Consolidated Natural

Gas Company> в 1950 г. состояли из 86% акционерного

капитала (включая оставшиеся прибыли) и 14% зай-

мов. Напротив, в капиталовложениях другой компании-

<Transcontinental Gas Pipeline>, занятой в той же об-

ласти бизнеса, только 12,5% приходилось на акционер-

ный капитал (вместе с прибылями), остальные 87,5%

падали на долю займов.

 

Однако, если отвлечься от крайностей и взять сред-

ние данные о структуре капиталовложений в корпора-

циях, вложившиеся в практике по ряду отраслей хозяй-

ства, то получится следующая картина. (*21).

 

Таблица: (названия корпораций и их доля в % разделяются ;)

Промышленные корпорации (включая те, которые заняты

в области торговли и личного обслуживания населения);

Корпорации  в области  коммунального обслуживания;

Железнодорожные  корпорации

 

Облигации...13% ; 41%; 38%

Привилегированные  акции...6%; 9%;  8%

Обычные акции...29%; 35%; 26%

Прибыль...52%; 15%; 28%

 

(**20) В. Graham and D. Dodd. Security Analysis. New York,

Mc Craw-Hill Book Co., 3 rd ed. 1951, p. 469.

 

(**21) См. Н. Guthmann and Н. Dougal1. Corporate Financi-

al Policy, p. 214.

 

-187-

 

При анализе приведенных данных обращает на себя

внимание тот факт, что наибольший процент займов в

общей массе капиталовложений используется корпора-

циями, функционирующими в области коммунального

обслуживания и железнодорожного транспорта.

 

Объясняется это просто: указанные корпорации по

сравнению с другими группами корпораций имеют наи-

более стабильные доходы. Поэтому Федеральная комис-

сия по регулированию выпуска и обращения фондовых

бумаг рекомендовала, в частности, для корпораций, за-

нятых в сфере коммунального обслуживания, <60-10-

-30> как общую формулу строения капиталовложений

максимум 60% облигаций, 10% привилегированных ак-

ций и 30% обыкновенных акций).

 

Промышленные корпорации, имеющие менее ста-

бильные доходы, соответственно и займами пользуются

в меньшем объеме. По мнению Б. Грэхэма и Д. Додда,

доля займов в составе общих капиталовложений этих

корпораций в качестве общего правила должна быть

примерно в пределах одной трети и во всяком случае

не выше 50%. (*22).

 

Так, одна из крупнейших промышленных корпораций

США-рокфеллеровская <Стандард ойл компани оф

Нью-Джерси>-в 1960 г. имела  займов  на сумму

807 791 000 долларов (16 %), акционерного капитала-

2 375 657 000 долларов (32 %) и прибылей, используемых

в качестве капиталовложений, - 4 453 524 000 долларов

(52 %).

 

Говоря о соотношении акционерного капитала и

займов в капиталовложениях той или иной корпорации,

следует иметь в виду, что держателями акций и облига-

ций могут быть одни и те же лица. Такое положение

чаще всего имеет место в закрытых корпорациях (close

corporations) с ограниченным (закрытым) числом ак-

ционеров. В этом случае продажа акционерами самим

себе непропорционально большого числа облигаций дик-

туется главным образом соображениями налогового по-

рядка.

 

Подобный способ финансирования получил название

тонкой капитализации (thin capitalisation). Если превы-

шение займов над акционерным капиталом в капитало-

 

(**22) См.В. Graham and D. Dodd. Security Analysis, pp. 469-

474.

 

-188-

 

вложениях таких корпораций приобретает чрезмерный

характер, его именуют слишком тонкой капитализацией

(too-thin capitalisation) и в качестве возможной санкции

приобретенные акционерами облигации рассматривают

как акции.

 

Понятие структура капитала корпорации обычно

включает в себя также указание на отдельные виды зай-

мов, используемых корпорациями. Но о них речь будет

идти ниже.

 

Анализ структуры капитала каждой корпорации не

только дает необходимый ключ к пониманию чисто фи-

нансовых вопросов, но и способствует установлению

правового и фактического положения акционеров и дер-

жателей облигаций, а также полномочий директоров и

управляющих корпорации.

 

-189-

 

 6. Облигации

 

Облигации являются одним из видов фондовых бу-

маг. В них закрепляются обязательства корпораций

перед кредиторами о выплате в установленный срок

определенной денежной суммы, составляющей долг по

полученным займам. Облигации также предоставляют

их держателям право на периодическое получение за-

фиксированного процента в течение всего времени их

действия.

 

Указание твердой суммы, подлежащей возврату, за-

ранее определенный срок, а также точный размер про-

цента, периодически (обычно два раза в год) выплачи-

ваемого корпорациями независимо от получаемых ими

прибылей, составляют характерные признаки традицион-

ного понятия облигаций в праве корпораций США, от-

личающие их от акций.

 

Эти особенности облигаций прямо вытекают из их

экономической сущности как одного из орудий долго-

срочного капиталистического кредита, предоставляемого

корпорациям банками и иными поставщиками капитала

в виде заемных средств.

 

Но на практике облигациям часто придаются отдель-

ные черты, свойственные институту привилегированных

акций. Так, в большинстве случаев облигации могут

быть досрочно в принудительном порядке выкуплены

выпустившими их корпорациями.

 

-189-

 

По многим выпускам облигаций корпорации прини-

мают на себя обязательства об учреждении специаль-

ных фондов для их выкупа. Но, в отличие от привилеги-

рованных акций, хранителем и распорядителем фонда

выкупа облигаций является не сама корпорация, выпус-

тившая облигации, а третье лицо, обычно доверительная

компания, действующая в интересах держателей обли-

гаций. При просрочке платежей в данный фонд корпо-

рации могут быть объявлены неплатежеспособными со

всеми вытекающими отсюда последствиями. Корпорации

в этом случае обязаны, в частности, досрочно вернуть

держателям облигаций суммы полученного займа.

 

Часто держателям облигаций предоставляется право

обмена их в установленной пропорции на соответствую-

щее количество определенных акций.

 

В связи с выпуском облигаций корпорации, как пра-

вило, обязываются поддерживать на определенном уров-

не свои основные и оборотные средства; не выпускать

новых видов облигаций без согласия держателей уже

выпущенных облигаций; проводить определенную поли-

тику в области выплаты акционерам дивидендов и вы-

полнять иные предписания, направленные на соблюде-

ние интересов держателей облигаций.

 

Отмеченные черты сходства облигаций с привилеги-

рованными акциями полностью укладываются в рамки

понятия обычного правового статуса облигаций, ибо,

как отмечалось в  3 настоящей главы, корпорации со-

гласно закону могут выпускать в обращение такие об-

лигации, которые по характеру прав, предоставляемых

держателям, по существу ничем не отличаются от акций.

 

Являясь формой привлечения корпорациями заемно-

го капитала, облигации во многих случаях обеспечи-

ваются залогом.

 

С точки зрения характера залогового обеспечения

все выпускаемые корпорациями облигации принято де-

лить на облигации с залогом каких-либо конкретных

имущественных ценностей корпораций (bonds) и обли-

гации, дающие их держателям лишь преимущественное

перед акционерами право на получение удовлетворения

из общих активов корпораций (debentures).

 

В практике существует множество самых разнооб-

разных конкретных видов залога по облигациям корпо-

раций. Но, пожалуй, наибольшее распространение

 

-190-

 

имеют два из них. Это залог недвижимого и иного ис-

пользуемого в -производстве корпораций вещественного

имущества и залог фондовых бумаг, принадлежащих

иным корпорациям, главным образом дочерним и зави-

симым компаниям, находящимся в собственности корпо-

раций, выпускающих облигации.

 

Облигации, обеспеченные первым из названных кон-

кретных видов залога, называются mortgage bonds, об-

лигации со вторым видом залога - collateral trust

bonds.

 

По своей стоимости облигации обычно выпускаются

более крупным достоинством, чем акции. В практике

обычная стоимость одной облигации равняется 1000 дол-

ларов. Отдельные корпорации выпускают в продажу

облигации достоинством в 500 и даже 100 долларов.

Характерно, что 100-долларовые облигации получили

название <малюток>.

 

Такая высокая цена облигаций говорит о том, что

они в основном рассчитаны на привлечение корпора-

циями крупных капиталовложений со стороны банков,

страховых компаний и иных капиталистических объеди-

нений, а также отдельных крупных капиталистов. Обли-

гации могут выпускаться как на предъявителя, так и на

имя определенного лица (физического или юридическо-

го) и служат предметом торгового оборота в качестве

ценных бумаг.

 

Правовой статус каждого конкретного вида облига-

ций определяется в специальном договоре (indenture),

заключаемом корпорацией, выпускающей облигации, с

попечителем интересов будущих держателей данных

облигаций. (*23).

 

В роли таких попечителей, как правило, выступают

крупные банки и специализированные доверительные

компании. Формально их основные функции выражают-

ся главным образом в контроле за соблюдением корпо-

рациями тех обязанностей, которые последние приняли

на себя по договору, а при нарушении этих обязаннос-

тей-в принятии необходимых мер по защите нарушен-

ных интересов держателей облигаций (объявление кор-

 

(**23) Возникающие при этом отношения на федеральном уровне ре-

гулируются законом о доверительных договорах но выпуску облига-

ций, принятым Конгрессом США в 1939 г. (Trust Indenture Act of

1939, 15 U.S. С. А. 77 aaa).

 

-191-

 

порации неплатежеспособной, судебная продажа ее

имущества и т. п.).

 

Однако по существу банки и доверительные компа-

нии в своей деятельности далеко выходят за рамки по-

печительских обязанностей по отношению к тем, чьи

интересы они должны защищать.

 

Практика заключения договоров о попечительстве

выпускаемых облигаций показывает, что попечители на-

деляются такими правами, которые нередко вступают в

противоречие с интересами держателей облигаций. (*24).

Так, в последнее время широкое распространение полу-

чила практика включения в договоры специального

пункта о запрещении облигационерам самостоятельно

предъявлять в суде иски к корпорациям при нарушении

последними своих договорных обязанностей (например,

при несвоевременной выплате установленных процен-

тов). Предъявление же исков попечителями в таких слу-

чаях может откладываться на неопределенный срок, так

как попечители исходят прежде всего из своих собствен-

ных интересов, не всегда совпадающих с интересами от-

дельных групп держателей облигаций.

 

Таким образом, рассматриваемый договор дает опре-

деленные преимущества банкам и компаниям, высту-

пающим в роли попечителей по облигациям корпораций.

Банки и компании при желании могут всегда использо-

вать эти преимущества как против тех держателей обли-

гаций, которые являются их конкурентами, (*25), так и про-

тив более мелких облигационеров, с которыми крупный

капитал вообще не привык церемониться.

 

(**24) Собственно говоря, банки и компании сами наделяют себя

данными правами, поскольку договор о попечительстве заключает-

ся на стадии, когда еще держателей облигаций как таковых нет.

В этом отношении применение самого термина попечитель к рассмат-

риваемому договору является в высшей степени условным.

 

(**25) См., например, решение верховного суда штата Нью-Йорк за

1952 г. по делу Rabinowitz v. <Kaiser-Frazer Corp.> (III N.Y.S. 2d

539).

 

-192-

 

 7. Гибридные фондовые бумаги

 

Выше уже отмечалось, что гибридными называются

такие фондовые бумаги, которые имеют черты как при-

вилегированных акций, так и облигаций корпораций.

 

-192-

 

Выпуск корпорациями гибридных фондовых бумаг

стал возможен в результате значительного сближения

правовых позиций, занимаемых привилегированными ак-

циями и облигациями. В самом деле, широко практикуе-

мое наделение привилегированных акций качеством воз-

можного принудительного выкупа в пределах определен-

ного срока выпустившей их корпорацией плюс создание

для этой цели особого фонда выкупа по существу во

многих случаях означает превращение такого рода при-

вилегированных акций в срочные вклады. Другими сло-

вами, но одному из основных признаков, характерному

для понятия облигаций, каким является фиксирование

в них точного срока выплаты полученных корпорациями

сумм займов, привилегированные акции вплотную по-

дошли к облигациям.

 

То же самое можно сказать и в отношении принци-

па распределения корпорациями прибылей по привиле-

гированным акциям и облигациям. С одной стороны, в

практике довольно часто наблюдаются случаи, когда в

силу уставов и внутренних регламентов корпорации обя-

зываются выплачивать дивиденды по привилегирован-

ным акциям после получения ими прибылей от своей

деятельности. Это означает, что корпорации лишаются

права решения вопроса о целесообразности вообще вы-

платы дивидендов, подобно тому как это имеет место

при выплате процентов по облигациям. С другой сторо-

ны, законы о корпорациях многих штатов разрешают

корпорациям выпускать облигации, наделенные такими

качествами, которые присущи акциям. (*26).

 

Из числа гибридных фондовых бумаг в практике в на-

стоящее время наиболее распространены облигации с

доходом на прибыль (income bonds) и подчиненные об-

лигации (subordinated bonds). Первые, как показывает

их наименование, в отличие от других облигаций не

фиксируют размер выплачиваемого держателям процен-

та. Этот процент составляет переменную величину в за-

висимости от ежегодного размера получаемых корпора-

циями прибылей. Нетрудно заметить, что эти бумаги

могут дать наибольший доход в процветающих корпора-

 

(**26) В законодательстве, литературе и судебной практике США, как

правило, не проводится разграничения понятий акции и пая по ан-

глийскому образцу.

 

-193-

 

циях, в которых они и получили свое признание преиму-

щественно со стороны банков, предоставляющих корпо-

рациям долгосрочные займы.

 

Подчиненные облигации ставят требования их дер-

жателей в отношении активов ликвидируемых корпора-

ций в подчиненное положение по сравнению с требова-

ниями кредиторов корпорации, в том числе держателей

обычных облигаций. В дополнение держатели подчи-

ненных облигаций, как правило, наделяются правом об-

мена их на акции. Подчиненные облигации в последнее

время завоевывают все большую популярность в прак-

тике деятельности многих корпораций.

 

Осуществление права корпораций на выпуск гибрид-

ных фондовых бумаг не вызывает каких-либо сомнений

или трудности. Однако некоторые затруднения все же

возникли в связи с применением налогового законода-

тельства, требующего отнесения этих бумаг к акциям

или облигациям.

 

Дело в том, что при исчислении налога с прибылей

корпораций суммы, предназначенные для выплаты в

качестве процентов по облигациям, в расчет не прини-

маются. В то же время дивиденды включаются в об-

щую сумму прибылей корпораций, облагаемую нало-

гом. Гибридные фондовые бумаги и были изобретены

как одно из средств, способствующих обходу корпора-

циями налогового законодательства. Они позволяют

корпорациям одновременно использовать положитель-

ные стороны и акций, и облигаций с целью получения

экономии от неуплаты государству налогов.

 

Судебная практика не выработала конкретных пра-

вил, могущих быть использованными для квалификации

гибридных фондовых бумаг при исчислении налога и

прибылей корпораций. Суды установили лишь некото-

рые общие принципы, которыми можно руководство-

ваться при решении этого вопроса.

 

В частности, в целом ряде судебных решений было

подчеркнуто, что при отсутствии в гибридной фондовой

бумаге точно установленного срока выплаты суммы,

составляющей ее стоимость, при наличии в ней обя-

зательства корпорации об уплате доходов только из

прибылей и при условии подчиненного по отношению к

претензиям кредиторов характера содержащихся в ней

требований в отношении активов ликвидируемой корпо-

 

-194-

 

рации, такая бумага должна быть отнесена к числу

акций. (*27).

 

Во всех других областях никаких проблем, связан-

ных с выпуском корпорациями гибридных фондовых

бумаг, не возникло. Эти фондовые бумаги получили

в США такое же право на существование, как и обыч-

ные акции и облигации.

 

(**27) См. решение Верховного суда США по делу <John Kelly Co.>,

v. Commissioner of Internal Revenue (326 U. S. 521), считающееся ру-

ководящим по данной категории дел; решение окружного Федераль-

ного суда по делу <Jordan Co.>, v. Alien, 85. Б. Supp. 437.

 

-195-

 

ГЛАВА IX

АКЦИИ

 

 1. Понятие акции

 

Понятие акции относится к числу важнейших поня-

тий, используемых в праве корпораций США. Поэто-

му не удивительно, что ему уделяется внимание и в

отдельных нормативных актах, посвященных предпри-

нимательским корпорациям. Так, согласно  2 (d) При-

мерного закона о предпринимательских корпорациях,

лежащего в основе законов многих штатов, <акци-

ями называются определенные единицы (паи), на ко-

торые подразделяются интересы собственников в кор-

порации>.

 

Акция служит единицей пропорционального измере-

ния собственнических интересов членов корпорации

(акционеров), но не акционерного капитала как тако-

вого, денежным выражением которого она, безусловно,

является. Объясняется это тем, что вещное право соб-

ственности на акционерный капитал принадлежит са-

мой корпорации, а не ее акционерам.

 

Под собственническими же интересами акционеров

в экономической и правовой (*2) литературе обычно пони-

мается тот комплекс правомочий, которым наделяются

акционеры в обмен на передаваемый ими корпорациям

капитал.

Эти правомочия включают в себя права на объявлен-

 

(**1) См., например, Н. Guthmann and Н. Dougal1. Corpo-

rate Financial Policy, p. 72.

 

(**2) См. G. Ноrnstein. Op. cit., p. 15; Н. Henn. Op. cit.,

p. 232; L. Y. Smith and J. J. Rоberson. Business Law, p. 663;

Г. Ласк. Гражданское право США, стр. 424-425.

 

-196-

 

ный дивиденд, на контроль в осуществлении управления

корпорацией и получение части стоимости имущества

корпорации, оставшегося после удовлетворения требо-

ваний кредиторов в случае ее ликвидации.

 

По концепции американских юристов акции являют-

ся бестелесным движимым имуществом.

 

Характер акций, а также название корпорации, вы-

пустившей их, указываются в специальных документах,

называемых свидетельствами об акциях (stock certifica-

tes). При этом нередко одно такое свидетельство вы-

пускается сразу на несколько акций.

 

Свидетельства об акциях относятся к категории цен-

ных бумаг. Следует иметь в виду, что термин акция в

литературе и на практике часто употребляется в зна-

чении именно этих ценных бумаг.

 

В американской юриспруденции господствует мне-

ние, что акции, как определенные комплексы право-

мочий, являются объектом права собственности акци-

онеров. Подобное мнение в отдельных штатах возведе-

но даже в ранг закона. Так, согласно  159 Общего за-

кона о корпорациях штата Делавер, <акции в каждой

корпорации должны считаться частной собственностью-

акционеров, способной быть предметом отчуждения>.

 

Такой взгляд на правовую природу акций разде-

ляется и судебной практикой. Для примера можно со-

слаться на решение верховного суда штата Нью-Йорк,

вынесенное в 1941 г. по делу Gerdes v. Reynolds. <Не-

отъемлемым свойством самой природы корпораций,-

говорится в нем,-служат установленные нашим пра-

вом принципы, согласно которым акции корпорации

являются собственностью акционеров. Акции могут сво-

бодно продаваться акционерами в любое время, любо-

му лицу и по такой цене, которая может быть за них

получена>. (*3).

 

Эта позиция поддерживается и в правовой литера-

туре. <Акции в корпорации,-пишет Р. Стивенс,-со-

ставляют частную собственность акционеров>. (*4).

 

Отнесение акций к числу объектов права собствен-

ности вытекает из общей концепции буржуазного поня-

тия права собственности, в соответствии с которой объ-

 

(**3) 28 N.Y.S. 2d 622.

(**4) R. Stevens. Op. cit., p. 67.

 

-197-

 

ектом права собственности могут быть не только вещи

как таковые, но и различные требования (права), в том

числе нематериального характера.

 

Вместе с тем отдельные авторы рассматривают в

качестве объекта права собственности акционеров не

сами акции, а свидетельства об акциях как ценные

бумаги. Так, Д. Ливингстон полагает, что <акционеры

имеют на праве собственности <бумаги>, но не имуще-

ство. Свидетельства об акциях являются символами

собственности в такой же мере, как записи о вкладах

в сберегательной банковской книжке служат удостове-

рением собственности вкладчика на внесенную им сум-

му денег>. (*5).

 

Но, разумеется, американская буржуазная юриспру-

денция не вскрывает социально-экономической приро-

ды акций, являющихся одним из основных инструмен-

тов присвоения прибавочной стоимости, производимой

трудящимися классами США. Вследствие этого и пра-

вовой анализ понятия акции, даваемый в литературе

и на практике, является весьма поверхностным, .несмот-

ря на то колоссальное значение, которое имеют

акции в экономической жизни страны. Достаточно ска-

зать, что по свидетельству А. Берли <в 1962 г. общая

стоимость имевшихся в США облигаций и акций со-

ставляла более чем половину всей собственности,

находившейся в руках частных лиц>. (*6).

 

Какова же действительная экономическая и право-

вая сущность акций в капиталистическом обществе во-

обще и в США в частности?

 

Прежде всего следует сказать, что допускаемое бур-

жуазными авторами противопоставление акции как

комплекса правомочий акционера, которые он имеет по

отношению к корпорации, и акции как ценной бумаги

неправильно, ибо речь идет о содержании и форме еди-

ного понятия акции. Содержанием акции служит комп-

лекс правомочий (притязаний) акционера к корпора-

ции, ее формой-ценный характер бумаги, в которой

закреплены эти правомочия.

 

Говоря о форме акции, мы имеем в виду, конечно, не

материал, из которого изготовляются свидетельства об

акциях. Речь в данном случае идет о тех внешних ка-

 

(**5) G. Livingston. The American Stockholder, р. 18.

(**6) Adolf A. Berle. The American Economic Republic, p. 29.

 

-198-

 

чествах акции, с которыми органически связывается

сама возможность осуществления ее собственником

принадлежащих ему правомочий по отношению к кор-

порации и, как следствие этого,-возможность обра-

щения акции на рынке в виде отдельного товара, имею-

щего свою цену. Именно эти качества делают акции

(свидетельства об акциях) ценными бумагами.

 

С экономической точки зрения акции, как говорит

К. Маркер являются представителями действительного

капитала, вложенного и функционирующего в корпора-

циях. Они удостоверяют факт собственности их держа-

телей на стоимость этого действительного капитала.

<Стоимость же денег или товаров как капитала,-

по утверждению К. Маркса,-определяется не их сто-

имостью как денег или товаров, а тем количеством при-

бавочной стоимости, которое они производят для своего

владельца>. (*8).

 

Исходя из этого К. Маркс и дает понятие акции

как экономической категории. <Акция,-пишет он,-

есть лишь титул собственности... на прибавочную стои-

мость, ожидаемую от акционерного капитала>. (*9).

 

Эта прибавочная прибыль, хотя она и не подразде-

ляется на процент и предпринимательский доход, как

это имеет место при заемном капитале, тем не менее

выплачивается в форме процента (дивиденда) как

вознаграждение за собственность на капитал в связи

с отделением в корпорациях функции управления капи-

талом от собственности на капитал. (*10).

 

Характерной особенностью акций служит то, что в

период существования корпорации они, как правило,

не дают возможности их собственникам изъять вложен-

ный ими капитал. Они лишь предоставляют собствен-

никам право на получение производимой данным капи-

талом прибавочной стоимости или же право на их про-

дажу на рынке.

 

Таким образом, акции корпораций являются инст-

рументом присвоения капиталистами прибавочной сто-

имости, производимой наемной рабочей силой.

 

(**7) См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. II, стр. 9.

(**8) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25. ч. 1, стр. 390.

(**9) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. II, стр. 9.

(**10) См. К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 25, ч. 1, стр. 479-

480.

 

-199-

 

Мы говорим о присвоении прибавочной стоимости

капиталистами, хотя, как известно, незначитель-

ное количество акций в США находится в руках самих

трудящихся. Однако в этом утверждении нет противо-

речия, поскольку институт акций в отношении трудя-

щихся фактически используется как способ экспро-

приации и без того скудных денежных средств в поль-

зу капиталистов.

 

К. Маркс отмечает еще одно важное свойство, при-

сущее акциям. Они становятся товарами, обращающи-

мися на рынке независимо от представляемого ими

акционерного капитала корпорации. При этом стои-

мость акции как товара по своему существу является

иллюзорной. <Ее стоимость,-говорит К. Маркс,-

есть всегда лишь капитализированный доход, то есть до-

ход, исчисленный на иллюзорный капитал в соответст-

вии с существующей процентной ставкой>. (*11). И далее:

<Они (акции.-В. М.) становятся номинальными пред-

ставителями несуществующего капитала. Ибо действи-

тельный капитал существует наряду с ними и, конечно,

не переходит в другие руки оттого, что эти дубликаты

(акции.-В. М.) переходят из рук в руки. Они делают-

ся формой капитала, приносящего проценты, не только

потому, что обеспечивают известный доход, но и пото-

му, что путем продажи за них можно получить обратно

деньги как за капитальные стоимости. ...Величина их

стоимости может повышаться и падать совершенно

независимо от движения стоимости действительного

капитала, титулами .на который они являются>. (*12). Вели-

чина стоимости акций определяется их биржевым кур-

сом.

 

Иллюзорный характер стоимости акций органиче-

ски содержит в себе спекулятивный элемент, дающий

широкие возможности искусственно играть на цене

акций. В практике этим широко пользуются крупные

монополии в борьбе со своими более слабыми конку-

рентами и беззащитными мелкими акционерами, кото-

рых они попросту безжалостно обворовывают.

 

Такова социально-экономическая природа акций в

капиталистическом обществе.

 

(**11) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. II, стр. 10.

(**12) Там же, стр. 19.

 

-200-

 

С юридической точки зрения, акции как ценные

бумаги в изложенном выше понимании служат объек-

том права частной собственности акционеров. Такой

вывод является неизбежным следствием признания ак-

ций товарами в капиталистическом обществе.

 

Акции как объекты права собственности по своему

характеру представляют собой категорию прав, по не

вещей в их телесном виде. Право собственности на

акцию-это право собственности на права, которые ее

обладатель имеет по отношению к корпорации, прежде

всего право на получение объявленного корпорацией

дивиденда (прибавочной стоимости). Институт права

собственности на акции является основой для сущест-

вования и роста в США многочисленного слоя капита-

листов-рантье, что свидетельствует о продолжающемся

процессе разложения капиталистического общества в

период империализма. (*13).

 

Говоря об акциях как объекте права собственно-

сти акционеров, мы имеем в виду лишь акции, находя-

щиеся во владении акционеров. Ибо помимо них суще-

ствуют акции, держателем которых является сама

корпорация, выпустившая их.

 

Законы о предпринимательских корпорациях штатов

различают: разрешенные к выпуску акции (authorized

shares); выпущенные акции (issued shares); акции, на-

ходящиеся в руках акционеров (outstanding shares) и

выпущенные акции, держателем которых является сама

корпорация (treasury shares).

 

Под разрешенными к выпуску акциями понимает-

ся то общее количество акций с разбивкой по опреде-

ленным категориям и сериям (при наличии нескольких

видов), которое корпорация в силу своего устава име-

ет право выпустить.

 

Соответствующие положения о разрешенных к вы-

пуску акциях содержатся в законах о корпорациях всех

штатов. (*14).

Если же та или иная корпорация выпускает допол-

 

(**13) Более детальный анализ правовой природы акций дается в

работе Е. А. Флейшиц. Буржуазное гражданское право на служ-

бе монополистического капитала, стр. 11-23.

 

(**14) См., например, Del. Gen. Corp. Law,  102(a), (4): Cal. Corp

Code,  302-304: III. Bus. Corp. Act,  47 (f), (g); N. Y. Bus. Corp.

Law,  402 (4), (5) ,(6).

 

-201-

 

нительное число акций, превышающее общее количест-

во акций, разрешенных к выпуску, то такие акции

обычно аннулируются судами как недействительные. (*15).

 

Но не все разрешенные к выпуску акции в действи-

тельности сразу же выпускаются корпорациями. Обыч-

но корпорации оставляют в своем распоряжении опре-

деленное число разрешенных к выпуску акций для воз-

можного использования их в будущем в качестве пла-

тежного средства при приобретении имущества, для

выплаты дивидендов акционерам и т. д.

 

Выпущенными акциями считается та часть разре-

шенных к выпуску акций, которая была продана корпо-

рацией или отчуждена иным путем. Исходя из стоимо-

сти выпущенных акций, устанавливается общий ак-

ционерный капитал корпорации.

 

Находящимися в руках акционеров акциями, как

показывает само название, являются акции, которые

принадлежат акционерам. Только по этим акциям вы-

плачиваются дивиденды и осуществляются другие пра-

ва, связанные с правом собственности на акции (право

голосования, право на участие в разделе оставшегося

при ликвидации имущества и т. д.).

 

Разницу между выпущенными акциями и акциями,

находящимися в руках акционеров, составляют выпу-

щенные акции, держателем которых является сама кор-

порация.

 

Так, согласно  102 (14) Закона о предпринима-

тельских корпорациях штата Нью-Йорк, выпущенные

акции, держателем которых считается сама корпора-

ция,-это акции, которые были первоначально выпу-

щены корпорацией, а затем обратно ею приобретены и

сохранены на положении неаннулированных акций.

 

Акции, держателем которым является сама корпо-

рация, считаются выпущенными акциями, не находя-

щимися в руках акционеров. Но они не рассматривают-

ся как имущество корпорации.

 

На акции, держателем которых является сама кор-

порация, не выплачиваются дивиденды. Они не учиты-

ваются при голосовании на собраниях акционеров и

при разделе оставшегося при ликвидации корпорации

имущества.

 

(**15) См., например, решение Верховного суда США за 1873 г. по

делу <Railway Company> v. Allerton, 18 wall. 233.

 

-202-

 

Эти акции находятся как бы в подвешенном состо-

янии, образуя резерв корпорации, необходимый для

возможного обмена на привилегированные акции и об-

лигации, для продажи их руководителям и определен-

ным группам акционеров на льготных условиях и т. п.

 

Деление акций корпораций на рассмотренные кате-

гории. помимо указанных причин, диктуется также на-

логовыми соображениями. Дело в том, что организа-

ционный налог, взыскиваемый властями штата инкор-

порации при образовании корпораций, исчисляется

исходя из общей стоимости всех разрешенных к выпус-

ку акций. Налог же за выпуск акций определяется на

основании количества и стоимости выпущенных акций.

 

Виды акций. В соответствии с законами о корпо-

рациях штатов каждая корпорация на основании свое-

го устава имеет право выпустить один или несколько

видов акций.

 

В тех случаях, когда выпускаются акции только

одного вида, они независимо от присвоенного им на-

звания по своему характеру являются обыкновенными

акциями.

 

Если же корпорация выпускает акции нескольких

видов, то она должна в своем уставе указать назначе-

ние, соответствующие правомочия, преимущества и ог-

раничения, заключенные в каждом из этих видов ак-

ций.

 

В зависимости от права на дивиденды и права на

участие в разделе оставшегося после ликвидации кор-

порации имущества все акции принято делить на два

основных вида: привилегированные и обыкновенные.

 

Привилегированными называются акции с преиму-

щественными правами на дивиденды или имущество

корпорации, остающиеся после ее ликвидации. Акции,

которые не дают их держателям подобных преиму-

ществ, считаются обыкновенными акциями. (*16).

 

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что

в качестве критерия разграничения привилегирован-

 

(**16) Подобное понятие, правда, в негативной форме, дано, напри-

мер, в законе о предпринимательских корпорациях штата Нью-Йорк.

<Акции, которые дают преимущественное право при распределении

дивидендов или имущества,-говорится в  501 (в) закона,-не мо-

гут быть признаны обыкновенными акциями. Акции, которые не да-

ют преимущественного права при распределении дивидендов или иму-

щества, не могут быть признаны обыкновенными акциями>.

 

-203-

 

ных и обыкновенных акций не указывается право дер-

жателей акций на голосование в корпорации. Это сде-

лано не случайно, так как в принципе голосующими

могут быть оба эти вида акций, хотя на практике, как

правило, основные правомочия на голосование заклю-

чены в обыкновенных акциях. Кроме того, законы о

корпорациях большинства штатов разрешают корпора-

циям выпускать неголосующие акции любого вида.

 

Разделение акций на привилегированные и обыкно-

венные помимо чисто финансовых соображений объяс-

няется также иными не менее важными причинами.

В числе этих причин решающее значение имеет воз-

можность использования института обыкновенных ак-

ций в качестве средства для захвата и удержания конт-

роля в руках действительных хозяев корпорации.

 

-204-

 

 2. Обыкновенные акции

 

Обыкновенные акции составляют необходимый ат-

рибут каждой предпринимательской корпорации. Без

них не может существовать ни одна корпорация. Ха-

рактерной чертой обыкновенных акций является то, что

их держатели несут основной риск убыточной деятель-

ности корпорации. В худшем случае они вообще

могут остаться и без дивидендов, и без какой-либо

доли в имуществе ликвидируемой корпорации. Объяс-

няется это тем, что требования держателей обыкновен-

ных акций на получение дивидендов и имущества, ос-

тавшегося после ликвидации корпорации, являются по

своему характеру вторичными, или, как их принято

называть, остаточными. Они удовлетворяются только

после того, как удовлетворены соответствующие тре-

бования кредиторов корпорации и держателей приви-

легированных акций.

 

Но если корпорация преуспевает в своем бизнесе,

держатели обыкновенных акций оказываются в более

выгодном положении по сравнению как с держателями

привилегированных акций, так и облигационерами. На

их долю в процветающей корпорации падает, как пра-

вило, большая часть распределяемых прибылей.

 

В отличие от твердого процента, выплачиваемого по

облигациям, и фиксированного размера дивидендов,.

выдаваемых по привилегированным акциям, размер

дивиденда по обыкновенным акциям заранее не опре-

 

-204-

 

деляется. Он устанавливается в зависимости от прибы-

ли, остающейся после выплаты корпорацией процентов

по займам и дивидендов по привилегированным акци-

ям. Поэтому чем больше корпорация получает прибы-

лей, тем большая часть их может быть выплачена в ка-

честве дивидендов по обыкновенным акциям.

 

Помимо права на получение объявленных дивиден-

дов и на участие в распределении имущества, оставше-

гося при ликвидации корпорации, обыкновенные акции

по общему правилу предоставляют их держателям пра-

во голоса при выборе директоров корпорации и реше-

нии ряда других вопросов, отнесенных к компетенции

общих собраний акционеров.

 

Во многих штатах с обыкновенными акциями также

связывается преимущественное право акционеров на

пропорциональное приобретение вновь выпускаемых

корпорацией акций и некоторые иные правомочия.

 

В ряде случаев корпорации подразделяют обыкно-

венные акции на несколько самостоятельных категорий.

Например, в некоторых корпорациях существуют обык-

новенные акции категории <А> и обыкновенные акции

категории <В>. Обычно акции категории <А> являют-

ся неголосующими акциями с преимущественным пра-

вом на получение объявленных дивидендов и оставше-

гося при ликвидации корпорации имущества. Акции

же категории <В> предоставляют их держателям ис-

ключительное право голоса при выборе директоров и

решении других вопросов в области управления корпо-

рацией.

 

Деление обыкновенных акций на категории особенно

широко практиковалось в 20-е годы текущего столе-

тия. Из числа крупных корпораций оно применялось,

как было отмечено, компанией Форда. Однако начи-

ная с 1926 г. мода на такие акции пошла на убыль в

связи с отказом Нью-Йоркской фондовой биржи реги-

стрировать для продажи неголосующие акции.

 

Как справедливо отмечалось в американской эконо-

мической литературе, разделение обыкновенных акций

на отдельные категории в сущности представляет со-

бой уже известное деление акций на привилегирован-

ные и обыкновенные. (*17).

 

(**17) См. Н. Guthmann and Н. Dougal1. Corporate Financi-

al Policy, p. 94.

 

-205-

 

 3. Общая характеристика привилегированных акций

 

Институт привилегированных акций первоначально

возник в старой Англии. Английские транспортные ком-

пании, находясь в затруднительном экономическом по-

ложении, с целью привлечения нового капитала стали

выпускать акции, которые давали больше возможно-

стей в отношении поручения дивидендов и имущества

компаний по сравнению с уже существовавшими акци-

ями. Эти акции получили название привилегированных.

 

Впоследствии они были взяты на вооружение аме-

риканскими корпорациями. Экономическое значение

привилегированных акций как способа привлечения

корпорациями капитала в тех случаях, когда продажа

обыкновенных акций становится затруднительной, со-

хранилось в США до настоящего времени. (*18).

 

Однако содержание понятия привилегированных ак-

ций со времени их первоначального появления значи-

тельно обогатилось. Сам термин привилегированные

акции ныне говорит лишь о наиболее общих чертах

понятия этого вида акций, не раскрывая конкретных

особенностей многочисленных и весьма разнообразных

категорий привилегированных акций, выпускаемых кор-

порациями. Для установления последних необходимо

ознакомление с уставами и другими актами корпора-

ций, на основании которых осуществляется выпуск этих

акций.

 

Отдельные категории привилегированных  акций

обычно отличаются друг от друга характером преиму-

ществ, предоставляемых ими держателям в отношении

получения дивидендов и имущества той или иной кор-

порации.

 

С точки зрения характера преимуществ в отноше-

нии дивидендов, выплачиваемых корпорацией, привиле-

гированные акции могут быть кумулятивными, некуму-

лятивными, кумулятивными в пределах полученных

 

(**18) Следует, однако, заметить, что в связи со сближением право-

вого статуса привилегированных акций и облигаций в последние де-

сятилетия наметилась вполне определенная тенденция в пользу пре-

имущественного выпуска корпорациями некоторых видов облигаций,

в частности облигаций, не обеспеченных залогом (debentures). По-

этому роль привилегированных акций в настоящее время несколько

снизилась.

 

-206-

 

прибылей, участвующими и не участвующими в полу-

чении дополнительного дивиденда.

 

По характеру привилегий, касающихся имущества

корпораций, в практике пользуются признанием приви-

легированные акции, дающие их держателям преиму-

щественное перед другими акционерами право на по-

лучение заранее определенных сумм из общей стоимо-

сти оставшегося после ликвидации корпорации имуще-

ства, а также акции, предоставляющие или не предо-

ставляющие право последующего участия в дополни-

тельном присвоении нераспределенного имущества кор-

порации.

 

Привилегированные акции наделяются и некоторы-

ми иными качествами: возможностью их обмена по же-

ланию держателей на другие виды и категории акций

или на облигации; правом принудительного выкупа

корпорацией выпущенных ею акций у акционеров и т.д.

 

Выпуск корпорациями привилегированных акций не-

редко сопровождается установлением определенных

правил по обеспечению их льготного статуса, в первую

очередь в части своевременной выплаты дивидендов

акционерам.

 

В ряде случаев корпорации практикуют выпуск не-

скольких категорий привилегированных акций, имею-

щих однородные права на дивиденды и имущество.

 

Наконец, законодательные акты штатов предостав-

ляют корпорациям право выпускать каждую катего-

рию привилегированных акций в отдельных сериях, что

еще больше усложняет и без того запутанную общую

систему этих акций.

 

Обычно к посерийному разделению привилегиро-

ванных акций корпорации прибегают в тех случаях,

когда выпуск соответствующей их категории рассчи-

тан на длительное время - в пределах нескольких лет.

В течение указанного периода в связи с изменением ус-

ловий рынка и финансово-производственного положе-

ния корпораций последние меняют конкретные условия

выпуска каждой серии привилегированных акций.

 

Согласно  15 Примерного закона о предпринима-

тельских корпорациях расхождения между различными

сериями одной и той же категории привилегирован-

ных акций допускаются в части: 1) размера дивиден-

да: 2) возможности принудительного выкупа корпора-

 

-207-

 

цией выпущенных ею акций, а также условий такого

выкупа, включая вопрос о цене акций; 3) размера сумм,

выплачиваемых по акциям в случае добровольной или

принудительной ликвидации корпорации; 4) положений

о фонде погашения при выкупе или покупке корпора-

цией выпущенных акции: и 5) условий, на которых воз-

можен обмен на другие виды и категории акций.

 

Однако в законах о корпорациях ряда штатов, на-

пример в законе штата Нью-Йорк  502 (в), содержат-

ся специальные оговорки о том, что в тех случаях, ког-

да имеющихся в распоряжении корпорации прибылей

или имущества окажется недостаточно для выплаты

полных дивидендов или обусловленных сумм при лик-

видации корпорации по акциям всех серий соответст-

вующей категории привилегированных акций, произво-

дится пропорциональное частичное удовлетворение тре-

бований всех акционеров независимо от того, к какой

серии принадлежат их акции.

 

-208-

 

 4. Привилегированные акции и гарантии

 

Возможность обмена привилегирован-

ных акций пожеланию их держателей на

другие виды и категории акций или серии

одной и той же категории в пределах уста-

новленного срока и на заранее определен-

ных условиях (convertibility) составляет одну из наи-

более распространенных привилегий, которая обычно

предоставляется держателям выпускаемых корпора-

циями привилегированных акций.

 

Выпуск акций с указанной привилегией допускается

законами о корпорациях всех штатов (*19) и производится

в силу устава корпорации или соответствующей резо-

люции правления директоров в тех случаях, когда пос-

леднее уполномочено на совершение данных действий.

 

Обмен привилегированных акций может произво-

диться на акции с нижестоящими по рангу права-

ми в отношении дивидендов и имущества корпорации;

прежде всего на обыкновенные акции (downstream

conversion) и на акции, имеющие более привилегиро-

ванный характер (apstream conversion).

 

(**19) См., например, Del. Gen. Corp. Law,  151; N.Y. Bus. Corp. Law,

 519.

 

-208-

 

Законы большинства штатов, в том числе Закон о

корпорациях штата Делавер, в принципе допускают

оба названных вида обмена. Однако законы некото-

рых штатов, в частности Закон о предпринимательских

корпорациях штата Нью-Йорк ( 519), запрещают об-

мен на вышестоящие по характеру требований привиле-

гированные акции.

 

В практике наиболее распространенным видом обме-

на является обмен привилегированных акций на обык-

новенные, осуществляемый с целью приобретения конт-

роля над корпорациями.

 

В уставе корпорации (резолюции правления дирек-

торов) определяются конкретные условия проведения

обмена акций.

 

Основным из этих условий, интересующих держате-

лей привилегированных акций, является цена получае-

мых при обмене акций. В тех случаях, когда в период

действия привилегии она оказывается ниже рыночной

цены обмениваемых акций, держатели обычно прибе-

гают к реализации предоставленного им права. Предо-

ставление держателям привилегированных акций пра-

ва обмена их на другие виды акций, в первую очередь

на обыкновенные акции, выгодно и самим корпораци-

ям.

 

Для того чтобы возможность обмена держателями

привилегированных акций на указанные в уставе кор-

порации другие виды, категории и серии акций была

реальной, корпорации обязаны иметь необходимый ре-

зерв последних.

 

В связи с выпуском обмениваемых привилегирован-

ных акций на корпорации обычно возлагаются и неко-

торые иные обязанности.

 

В частности, они не должны предпринимать каких-

либо мер, направленных на искусственное обесценение

акций, выдаваемых взамен обмениваемых привилегиро-

ванных акций.

 

Выпуск корпорациями привилегирован-

ных акций с правом их последующего при-

нудительного выкупа (полного или частичного)

(redemption) довольно широко применяется в практике. (*20).

 

(**20) Принудительный выкуп корпорациями акций следует отличать

от случаев обычного приобретения корпорациями своих акций на рын-

ке (purchase).

 

-209-

 

Возможность наделения привилегированных акций

подобным качеством предусмотрена законами штатов. (*21).

В штате Нью-Йорк, в отличие от большинства других

штатов, право принудительного выкупа может быть

распространено и на обыкновенные акции при условии,

что наряду с выкупаемыми акциями корпорации одно-

временно имеют другую категорию выпущенных обык-

новенных акций, не подлежащих выкупу.

 

Право принудительного выкупа акций закрепляется

корпорациями путем включения соответствующих поло-

жений в их уставы или, при наличии необходимых пол-

номочий, в резолюции правления директоров. Эти поло-

жения должны включать в себя указание на цену, по ко-

торой будет производиться выкуп привилегированных

акций, время, в течение которого корпорация вправе

осуществлять такой выкуп, а также другие условия

принудительного выкупа акций. Цены, по которым про-

водится принудительный выкуп акций, обычно указы-

ваются в уставе корпорации выше номинальной (уста-

новленной) цены этих акций. Это превышение состоит

из премиальных сумм, выплачиваемых держателям за

досрочный возврат корпорации вложенных ими капи-

талов. Кроме того, если выкупаемые привилегированные

акции относятся к категории акций с кумулятивным

дивидендом, то их держателям предоставляется при

выкупе право на получение невыплаченного кумулятив-

ного дивиденда. Корпорациям разрешается использо-

вать для выкупа акций прибыли, а в определенных слу-

чаях и акционерный капитал при условии, что они в

результате осуществляемого выкупа не окажутся не-

платежеспособными и активы их имущества будут до-

статочными для удовлетворения привилегированных

требований акционеров.

 

Вопросы целесообразности и выбора наиболее под-

ходящего времени для проведения выкупа выпущенных

акций решаются, как правило, правлениями директоров

корпораций. Выкуп обычно производится тогда, когда

процент на капитал, могущий быть полученным на рын-

ке путем использования займов или выпуска новых

акций, оказывается ниже того процента, который выпла-

 

(**21) См., например, Del. Gen. Corp. Law,  151 (b); N. Y. Bus. Corp

Law,  512.

 

-210-

 

чивается в форме дивиденда по выкупаемым привиле-

гированным акциям.

 

Кроме того, корпорации прибегают к выкупу акций

в случаях когда, в частности, господствующие в них

группировки хотят избавиться от соперничающих с ними

в корпорациях других групп акционеров.

 

Следовательно, выпуск корпорациями привилегиро-

ванных акций с правом их последующего выкупа осу-

ществляется исключительно в интересах корпораций,

точнее в интересах хозяев корпораций, получающих в

спои руки дополнительное оружие, используемое для

личного обогащения в ущерб интересам более мелких

акционеров.

 

Meры, направленные на создание ус-

ловий, призванных обеспечить привиле-

гированный статус акций, предусматривают-

ся в уставах большинства корпораций.

 

Наиболее распространенными из них в практике яв-

ляются:

 

1) образование корпорациями специального фонда

для постоянного выкупа и приобретения выпущенных

привилегированных акций (sinking fund);

 

2) запрещение последующих займов и выпуска но-

вых категорий акций с более предпочтительными приви-

легированными правами на дивиденды и имущество

корпораций без согласия большинства (простого или

квалифицированного) держателей привилегированных

акций;

 

3) предоставление держателям привилегированных

акций в случае нарушения корпорациями их интересов

права голосования в области управления корпорация-

ми.

 

Sinking fund создается за счет периодических отчис-

лений указанных в уставе корпорации сумм из полу-

чаемых ею прибылей.

 

Sinking fund может быть образован при выпуске

любой категории привилегированных акций. Но чаще

всего он учреждается в качестве необходимого резерва

по привилегированным акциям, которые корпорация

может принудительно выкупить у их держателей. Это

имеет место преимущественно в добывающих отраслях

промышленности, связанных с постепенным истощением

 

-211-

 

запасов полезных ископаемых, а тем самым и с возмож-

ным обесценением активов корпораций.

 

С правовой точки зрения, создание sinking fund по

привилегированным акциям является отходом от тради-

ционной концепции понятия акций, свидетельствующим

вместе с тем о сближении правового статуса привиле-

гированных акций и облигаций по займам.

 

Назначение этого фонда сводится к обеспечению

возврата собственникам в пределах   установленного

срока вложенного ими в форме акций капитала, что

ранее допускалось лишь в отношении капитала, полу-

ченного корпорациями по займам.

 

Правда, определенные особенности в правовом ре-

жиме sinking fund, создаваемого по привилегированным

акциям, все же имеются. Суды, например, не объяв-

ляют корпорации неплатежеспособными, как это имеет

место при займах, в тех случаях, когда корпорации не

производят своевременных отчислений в данный фонд

и не выкупают в установленные сроки выпущенные при-

вилегированные акции.

 

Возможность получения корпорация-

ми последующих займов, а также выпуск

ими новых категорий  привилегирован-

ных акций с более предпочтительными

правами на дивиденды и имущество кор-

пораций часто ставится в зависимость от согласия

держателей уже выпущенных привилегированных акций.

При этом обычно требуется согласие держателей, пред-

ставляющих 2/3, а в ряде штатов 3/4 всех выпущенных

привилегированных акций корпорации.

 

Практике известны и другие ограничения, налагае-

мые на корпорации в связи с защитой прав держателей

привилегированных акций. К их числу относятся, на-

пример, обязанности корпораций по поддержанию в оп-

ределенной пропорции к общим и текущим долгам их

основных и оборотных средств, по установлению и со-

хранению в неприкосновенности минимальных размеров

нераспределяемых прибылей и т. п.

 

Предполагается, если иное не оговорено в уставе

корпорации или договоре, то каждая привилегирован-

ная акция наравне с обыкновенной акцией дает ее дер-

жателю один голос при решении всех вопросов, относя-

щихся к компетенции собраний акционеров. Однако на

 

-212-

 

практике в подавляющем большинстве случаев выпу-

скаемые корпорациями привилегированные акции имеют

общий статус неголосующих акций.

 

Поэтому в уставах корпораций обычно содержится

специальное положение, согласно которому при наступ-

лении определенных условий привилегированные акции

становятся голосующими. Такие привилегированные

акции называются условно голосующими привилегиро-

ванными акциями.

 

Условиями, при наступлении которых эти акции при-

зываются к голосованию, обычно являются невыплата

кумулятивных дивидендов в течение нескольких платеж-

ных периодов, а иногда-невыполнение корпорациями

некоторых других условий (нарушение установленных

пропорций в соотношении оборотных средств и текущих

долгов и т. п.).

 

Превращение неголосующих привилегированных ак-

ций в голосующие дает их держателям право избирать

определенное число своих директоров на все время, пока

корпорация не ликвидирует задолженность по дивиден-

дам и не устранит иные нарушения, допущенные в отно-

шении владельцев привилегированных акций.

 

Перечень и содержание условий, при наступлении

которых привилегированные акции призываются к голо-

сованию, как и число директоров, избираемых держа-

телями привилегированных акций, определяются уста-

вами корпораций.

 

Например, Нью-йоркская фондовая биржа допус-

кает для торговли на ней такие привилегированные ак-

ции, которые предоставляют их держателям при неуп-

лате дивидендов в течение шести прошедших пла-

тежных кварталов право избрания в состав прав-

ления соответствующей корпорации минимум двух ди-

ректоров.

 

А Федеральная комиссия по регулированию выпус-

ка и обращения фондовых бумаг предусмотрела, что

держатели привилегированных акций компаний, дейст-

вующих в области коммунального обслуживания, при

задолженности дивидендов за четыре прошедших пла-

тежных квартала вправе избирать большинство дирек-

торов корпорации.

 

Наконец, независимо от того, являются ли выпускае-

мые привилегированные акции голосующими или него-

 

-213-

 

лосующими, согласно законам штатов внесение в уста-

вы корпораций поправок об изменении их правового ста-

туса возможно только с согласия большинства самих

держателей этих акций.

 

-214-

 

 5. Цена акций и выплачиваемое за них вознаграждение

 

В зависимости от способа фиксирования цены акций

законы всех штатов, за исключением штата Небраска, (*22),

подразделяют выпускаемые корпорациями акции (обык-

новенные и привилегированные) (*23) на две группы: акции

с номинальной ценой (shares with par value) и акции

без номинальной цены (shares without par value).

 

Акциями с номинальной ценой называются акции,

цена которых заранее определяется уставом корпора-

ции. Эта цена обычно указывается в свидетельствах об

акциях. В отличие от ряда других стран, в частности

Голландии, в США акции одного вида выпускаются рав-

ным достоинством, например в 5 долларов каждая.

Указание номинальной цены акций имеет два очень

важных правовых последствия.

 

Во-первых, согласно законам большинства штатов

корпорациям запрещается выпуск таких акций по цене

ниже .номинальной. Исключение составляют только

законы штатов Калифорния, Индиана, Канзас, Мэри-

ленд, Род Айленд, Виргиния и Западная Виргиния.

 

В этой связи следует сказать, что фактическая цена

выпускаемых корпорациями акций часто не совпадает

с их номинальной ценой, что помимо чисто субъектив-

ных причин, зависящих от руководства корпораций,

объясняется также постоянно изменяющимися условия-

ми денежного рынка.

 

Поэтому запрещение выпуска акций по пониженным

ценам лишает корпорации необходимой маневренности

на бирже и может поставить их в трудное финансовое

положение в тех случаях, когда биржевые цены на их

акции падают ниже того предела, который определен

уставами корпораций. Правда, законы штатов остав-

ляют для корпораций одну весьма удобную лазейку.

 

(**22) В штате Небраска запрещен выпуск корпорациями акций без

номинальной цены, подобно тому как это имеет место в Англии.

 

(**23) В штате Южная Дакота акциями без номинальной цены не

могут быть привилегированные акции.

 

-214-

 

Резервные выпущенные акции, находящиеся в распоря-

жении корпораций, могут продаваться по любым, в том

числе и пониженным по сравнению с указанными в уста-

вах, ценам. (*24). Хозяева корпораций на практике часто

пользуются этой лазейкой в своих личных интересах,

приобретая таким путем у корпораций почти за бесце-

нок акции, которые на открытом рынке стоят больших

денег.

 

Во-вторых, совокупная поминальная цена всех вы-

пущенных акций образует акционерный капитал корпо-

рации, который последняя, как правило, не имеет пра-

ва расходовать. Этот капитал служит средством обеспе-

чения обязательств корпорации по полученным ею зай-

мам. Тем самым корпорации в ряде случаев лишаются

возможности создания или увеличения прибылей от

эмиссии, которые могут быть использованы в некоторых

штатах для выплаты дивидендов.

 

Акциями без номинальной цены являются акции,

цена которых заранее не определяется уставом корпо-

рации. В большинстве случаев она устанавливается

правлением директоров, реже собранием акционеров

корпорации, а на стадии организации корпорации--ее

учредителями. Установление цены акций производится

по каждому выпуску той или иной категории или серии.

 

Поэтому в зависимости от усмотрения директоров

корпорации цена одной и той же акции может быть

установлена и в 5, и в 100 долларов. Правда, в отдель-

ных штатах на этот счет имеются некоторые ограниче-

ния. Так, закон штата Южная Дакота требует, чтобы

корпорации указывали в своих уставах минимальную

сумму, которую они обязаны выплатить за одну акцию

в случае их ликвидации. При отсутствии такого указа-

ния данная сумма будет равняться 5 долларам. (*25). Кроме

того, в штатах, в которых установлено требование о ми-

нимальном размере капитала как одном из условий

начала деятельности корпораций, необходимо, чтобы

общая сумма, полученная от выпуска акций без номи-

нальной цены, во всяком случае не была ниже указан-

ного минимального размера.

 

Институт акций без номинальной цены впервые был

введен в штате Нью-Йорк в 1912 г. и с тех пор получил

 

(**24) См., например, N. Y. Bus. Corp. Law,  504 (e).

(**25) South Dacota Corporation Law, Sec. II, 04. 01.

 

-215-

 

широкое признание во всех штатах страны, за исключе-

нием штата Небраска. Основными причинами его появ-

ления было стремление освободить корпорации от тех

стеснений, которые были свойственны акциям с номи-

нальной ценой. И постановленная цель была достигну-

та. Переход права по установлению цены акций к ди-

ректорам корпораций развязал последним руки в совер-

шении различного рода мошеннических и спекулятивных

сделок с акциями, а также дал им возможность произ-

водить выплату дивидендов из недозволенных законом

фондов. Все это было сделано в интересах хозяев кор-

пораций и в ущерб обычно несведущим и бесправным

мелким акционерам.

 

Однако несмотря на отмеченные преимущества

акций без номинальной цены их популярность с начала

30-х годов пошла на убыль. Нью-Иоркская фондовая

биржа в середине 50-х годов сообщала, что ежегодно

двадцать корпораций производили замену акций без

номинальной цены на акции с низкой номинальной це-

ной (shares with low-par value). (*26).

 

Объяснялось это главным образом налоговыми сооб-

ражениями. По действующему федеральному и штатно-

му законодательству размер налога за выпуск и про-

дажу акций без номинальной цены во многих случаях

оказывался выше аналогичного налога, взыскиваемого

по акциям с низкой номинальной ценой.

 

Формально, с точки зрения закона, акции с низкой

номинальной ценой являются обычными акциями, номи-

нальная цена которых определяется в уставах корпора-

ций. Но в отличие от последних их цена умышленно за-

нижается иногда до минимальных размеров. Например,

<American Home Products Corp.> в 1935 г. и <Island

Creek Coal Co.> в 1937 г. выпустили акции с номиналь-

ной ценой, в один доллар. Фактически же акции первой

корпорации были проданы по цене от 26 долларов

12 центов до 36 долларов 37 центов. А на каждую ак-

цию второй корпорации при ликвидации приходилось

120 долларов. (*27).

В сущности акции с низкой номинальной ценой ни-

 

(**26) См. R. Baker and W. Carl. Cases and Materials on Cor-

porations, pp. 853-804.

 

(**27) См. H. Guthmann and H. Daugal1. The Corporate Fi-

nancial Policy, p. 79.

 

-216-

 

чем не отличаются от акций без номинальной цены..

В иной форме они также позволяют хозяевам корпора-

ций обходить затруднения, связанные с выпуском обыч-

ных акций с номинальной ценой.

 

Формы вознаграждения, уплачиваемого в качестве

цены за приобретаемые акции, определяются законами

о корпорациях штатов. (*28). В подавляющем большинстве

штатов ими могут быть деньги, оказанные в пользу

корпораций услуги и переданная корпорации собствен-

ность (телесная и бестелесная). В ряде штатов указы-

ваются некоторые дополнительные формы возможного

вознаграждения. Так, в Калифорнии к их числу отно-

сятся погашенные долги и иные обязательства корпо-

раций, а также зачисленные из прибылей в состав ак-

ционерного капитала суммы в связи с выдачей корпо-

рациями дивидендов. В штате Нью-Йорк разрешается

выдавать акции организаторам корпораций за их дея-

тельность по учреждению последних. В некоторых шта-

тах (например, Индиана и Луизиана), наоборот, от-

дельные ценности (векселя и т. п.) не допускаются в ка-

честве вознаграждения за приобретаемые акции. Во

всех штатах обязательства подписчиков и приобретате-

лей акций об услугах, которые еще только должны

быть совершены ими в пользу корпораций, не считают-

ся законной формой вознаграждения за получаемые

акции.

 

Отмеченное многообразие форм возможного вознаг-

раждения за приобретаемые акции поставило в повест-

ку дня вопрос о необходимости выработки каких-то

определенных правил в отношении денежной оценки

вознаграждения, выступающего в неденежной форме.

Конкретно это коснулось передаваемой корпорациям

собственности и оказываемых в их пользу услуг в обмен

на получаемые акции.

 

В принципе решение этого вопроса не вызывает осо-

бых трудностей. Но в практике оно было чрезвычайно

запутано, что объясняется, не в последнюю очередь,

стремлением хозяев корпораций искусственно создать

атмосферу неопределенности, позволяющую им полу-

чать дополнительные прибыли. Это нашло свое отраже-

 

(**28) N. Y. Bus. Corp. Act,  504; Del. Gen. Corp. Law,  152; Cal.

Corp. Code,  1109.

 

-217-

 

ние в законах подавляющего большинства штатов, об-

разцом которых может служить закон штата Делавер.

<При отсутствии действительного обмена при соверше-

нии сделки со стороны директоров корпорации, - гово-

рится в нем, - суждение последних об оценке труда,

собственности или размера арендной платы при аренде

недвижимой собственности является окончательным>. (*29).

В законе штата Делавер и в подобных ему законах дру-

гих штатов закреплено старое правило <хорошего дове-

рия> (the good faith rule), выработанное судами еще

в прошлом веке. (*30).

 

Основной его смысл сводится к тому, что директорам

корпораций предоставляется субъективная свобода в

оценке стоимости услуг и получаемой корпорациями

собственности. Даваемая ими оценка может не соответ-

ствовать реальной стоимости получаемых корпорациями

ценностей и даже быть явно ошибочной. Тем не менее

она все же будет считаться законной при условии, что

директора поступали при этом честно.

 

Нетрудно понять, что такое правило установлено

только в интересах хозяев, в руках которых сосредото-

чена действительная власть по управлению корпорация-

ми.

 

Судебная практика в свое время предложила и вто-

рое правило решения рассматриваемого вопроса. Речь

идет о правиле <действительной оценки> (the true va-

lue rule), (*31), согласно которому со стороны директоров

корпораций требовалось объективное   установление

реальной стоимости получаемой собственности (услуг)

и выпуск на установленную цену положенного количе-

ства акций.

 

Это правило было более разумным и в то же время

более стеснительным для директоров корпораций. Види-

мо, поэтому оно и не получило широкого признания в

практике и впоследствии было отменено даже в штате

его появления -Миссури. В настоящее время оно при-

меняется всего в нескольких штатах, в частности в шта-

те Юта.

 

(**29) Del. Gen. Corp. Law,  152.

(**30) Руководящим прецедентом в этом отношении служит дело Coit

v. <Gold Amalgamating Co.>, 119 U.S. 343.

(**31) Руководящим прецедентом считается дело Van Cleve v. Ber-

key, 143 Mo. 109.

 

-218-

 

 6. Ответственность акционеров в случае частичной или

полной неоплаты стоимости полученных акций

 

После внесения установленного законами штатов

вознаграждения подписчики (покупатели) приобретают

право на получение свидетельств об акциях. Согласно

законам подавляющего большинства штатов эти свиде-

тельства выдаются лишь после уплаты полной стоимости

получаемых акций. Такие акции считаются полностью

оплаченными акциями, не подлежащими дальнейшему

обложению. Их держатели в качестве общего правила

не несут никакой дополнительной имущественной ответ-

ственности ни перед корпорацией, ни перед кредитора-

ми корпорации за долги и убытки последней.

 

Однако имеются штаты (среди них штат Делавер), (*32),

в которых разрешается выдача свидетельств об акциях

и при частичной оплате акций.

 

В этом случае на держателей частично оплаченных

акций возлагается обязанность перед корпорацией об

уплате ей оставшихся сумм.

 

Подобная обязанность возникает также у подписчи-

ков в отношении полностью оплачиваемых акций в тех

случаях, когда вознаграждение за акции в соответствии

с условиями заключенного договора должно вноситься

ими по частям. Этот второй случай, предусмотренный,

кстати, законами всех штатов, отличается от первого

тем, что в роли обязанного лица здесь выступает не

акционер, а подписчик, не получивший еще в свою соб-

ственность акций.

 

Невыполнение акционерами (подписчиками) указан-

ных обязанностей влечет их ответственность, предусмот-

ренную законами о корпорациях штатов. (*33). Она может

выражаться в принудительном взыскании корпорацией

своевременно не внесенных акционерами (подписчика-

ми) сумм, а также в применении других санкций, пред-

усмотренных уставом или внутренним регламентом кор-

порации. В числе последних может выступать такая

мера, как реквизиция корпорацией у акционеров час-

тично оплаченных ими акций или аннулирование под-

писки на акции.

 

(**32) Del. Gen. Corp. Law,  156.

 

(**33) См., например, N. Y., Bus. Corp. Law,  503 (с), (d): Del. Gen.

Corp. Law,  156, 167; Cal. Corp. Code,  1300.

 

-219-

 

Вопрос об ответственности акционеров (подписчи-

ков) при невнесении ими причитающихся сумм может

возникнуть также по инициативе кредиторов корпора-

ции в тех случаях, когда последняя оказывается непла-

тежеспособной.

 

Размер и конкретные условия наступления такой

ответственности неодинаковы в различных штатах. Так.

в штате Делавер держатели (подписчики) акций с но-

минальной ценой независимо от фактической цены, по

которой были выпущены акции, отвечают лишь в пре-

делах суммы, составляющей разницу между номиналь-

ной ценой акции и уже внесенным ими вознагражде-

нием; держатели акций без номинальной цены-в пре-

делах суммы разницы между установленной ценой ак-

ции и фактически внесенным вознаграждением. При

этом ответственность акционеров (подписчиков) перед

кредиторами наступает лишь при условии, что требова-

ния последних, первоначально предъявленные к корпо-

рации, остались без удовлетворения. (*34).

 

В штате Нью-Йорк размер рассматриваемой ответ-

ственности акционеров (подписчиков) по акциям с но-

минальной ценой определяется исходя не из номиналь-

ной цены, а из цены, по которой данные акции были

фактически выпущены. Но эта фактическая цена акций

во всяком случае не должна быть ниже их номинальной

цены. Следовательно, по сравнению со штатом Делавер

ответственность акционеров по акциям с номинальной

ценой в штате Нью-Йорк может быть более высокой.

 

Что касается акций без номинальной цепы, то раз-

мер возможной ответственности акционеров (подписчи-

ков) по ним в штате Нью-Йорк тот же, что и в штате

Делавер. (*35).

 

В штате Калифорния определителем размера ответ-

ственности акционеров (подписчиков) как по акциям с

номинальной ценой, так и по акциям без номинальной

цены служит фактическая цена выпускаемых акций.

Поэтому  размер ответственности  акционеров (под-

писчиков) по акциям с номинальной ценой в этом

штате по сравнению со штатами Делавер и Нью-Йорк

 

(**34) Del. Gen. Corp. Law,  161.

(**35) N, Y. Bus. Corp, Law,  628.

 

-220-

 

может быть в принципе ниже, поскольку в Калифорнии

разрешается выпуск акций по цене ниже их номинала. (*36).

 

Согласно законам о корпорациях штатов ответствен-

ность по частично оплаченным акциям, а также по не-

внесенным при подписке на акции суммам не распростра-

няется на третьих лиц, являющихся добросовестными

приобретателями таких акций или подписки на них.

 

Объясняется это тем, что рассматриваемая ответст-

венность является договорной ответственностью, возни-

кающей на основании соглашений, заключаемых между

акционерами (подписчиками) и корпорациями по пово-

ду оплаты законно выпускаемых корпорациями акций.

 

Но возможен и деликтный по своему характеру вид

ответственности акционеров (подписчиков). Такая ответ-

ственность наступает в случаях, когда корпорации вы-

пускают полностью оплаченные и не подлежащие обло-

жению акции за вознаграждение ниже номинальной

(установленной) цены данных акций или вообще без

какого-либо вознаграждения.

 

В практике различаются три категории таких неза-

конно выпускаемых акций. Это обесцененные акции

(discount shares), обводненные акции (<watered> shares)

и бесплатные акции (bonus shares).

 

Обесцененными называются акции, приобретаемые

по цене ниже номинальной (установленной).

 

Обводненными считаются акции, выпускаемые кор-

порациями в обмен на приобретаемую собственность или

получаемые услуги; причем реальная стоимость собст-

венности и услуг ниже номинальной (установленной)

цены выпускаемых акций.

 

Бесплатными являются акции, выпускаемые корпо-

рациями без вознаграждения.

 

Иногда в литературе все три категории акций назы-

ваются одним общим именем-обводненные акции. (*37).

Но независимо от того, как они называются, все эти

акции по своему назначению преследуют одну и ту же

цель: передачу корпорациями в руки определенных ак-

ционеров за бесценок или вообще безвозмездно права

присвоения прибавочной стоимости. Понятно, что в

роли таких облагодетельствуемых корпорациями акцио-

 

(**36) Cal. Corp. Code,  1300.

(**37) См. H. Henn. Op. cit., p. 252.

 

-221-

 

неров, как правило, выступают лица, в подчинении и

управлении которых находятся корпорации: крупные

капиталисты, банкиры, директора, управляющие и им

подобные.

 

Исторически институт обводненных акций появился

как известное противоядие в борьбе с акциями, имев-

шими номинальную цену, поскольку последние в извест-

ной степени ограничивали (да и в настоящее время про-

должают ограничивать) возможности руководителей и

хозяев корпораций в совершении различного рода мани-

пуляций с капиталом.

 

Идя навстречу интересам корпораций, законы шта-

тов разрешили корпорациям выпускать акции без номи-

нальной цены. Кроме того, корпорации стали широко

практиковать выпуск акций с низкой номинальной це-

ной. Благодаря этому применительно ко многим случаям

была по существу узаконена практика выпуска корпора-

циями обводненных акций, а сама их идея в связи с

этим понемногу стала утрачивать свой первоначальный

смысл. Однако говорить о том, что вопрос об обводнен-

ных акциях потерял остроту в США, было бы непра-

вильным.

 

Неправильным потому, что, во-первых, в обращении

до сих пор остались обводненные акции, выпущенные до

появления акций без номинальной цены и акций с низ-

кой номинальной ценой. Во-вторых, корпорации при на-

личии у них акций с номинальной ценой в силу целого

ряда причин (неправильная оценка перспектив будущей

производственной и финансовой деятельности, желание

представить в ложном свете свое финансовое положе-

ние и т. п.) продолжают прибегать к выпуску обводнен-

ных акций и по настоящее время. В-третьих, и это глав-

ное, выпуск обводненных акций оказался в ряде случаев

необходимым корпорациям и при использовании акций

без номинальной цены и акций с низкой номинальной

ценой. Он практикуется главным образом тогда, когда

речь идет о безвозмездном выпуске акций, о выпуске

акций за дифференцированное вознаграждение различ-

ным группам акционеров и т. д.

 

Поэтому в судебной практике получила признание

точка зрения, согласно которой характер обводненных

акций имманентен не только акциям с номинальной це-

 

-222-

 

ной, но и акциям без номинальной цены и с низкой но-

минальной ценой. (*38).

 

Выпуск корпорациями обводненных акций автома-

тически ведет к искусственному вздутию акционерного

капитала. Последний становится инфляционным. До тех

пор пока бизнес корпорации идет успешно, подобное

обводнение капитала не дает о себе знать и, как пра-

вило, не вызывает ответственности акционеров. (*39).

 

Но инфляционный характер акционерного капитала

делается очевидным, как только корпорации сталки-

ваются с трудностями. И у кредиторов корпораций не

остается другого выхода, кроме предъявления исков

(лично или через посредство корпораций-это опреде-

ляется законами штатов) к держателям обводненных

акций о возмещении сумм, которые они по закону обя-

заны были внести в качестве вознаграждения за свои

акции, исходя из их номинальной (установленной) цены.

 

Первоначально такая ответственность базировалась

на теориях, выработанных судебной практикой. Наибо-

лее распространенными из них были: теория доверитель-

ного фонда (trust fund theory), теория обмана (holding

out, misrepresentation or fraud theory) и договорная тео-

рия (contract theory).

 

В соответствии с теорией доверительного фонда, ко-

торая впервые была провозглашена судьей Стори еще

в 1824 г. в решении по делу Wood v. Dummer, (*40), акцио-

нерный капитал корпораций рассматривался как дове-

рительный фонд, образованный акционерами в интере-

сах кредиторов корпораций. Поэтому в случаях, когда

акционеры не полностью вносили в данный фонд свои

доли, определяемые номинальной ценой имеющихся у

них акций, они обязаны были при неплатежеспособнос-

ти корпораций вознести недостающие суммы непосред-

ственно кредиторам.

 

(*38) См., например, решение апелляционного суда штата Миссури

по делу Livingston v. Adams, 226 Мо. Арр. 824 (1931); решение су-

да штата Нью-Джерси по делу G. Loewus Со. v. Highland Queen Pa-

cking Co.>, 125, N. J. Eq. 534 (1939).

 

(**39) Судебной практике известны всего два случая привлечения

преуспевающими корпорациями к ответственности держателей без-

возмездных акций. Это дело Scully v. <Automobile Finance  Co.>,

12 Del. Ch. 174 (1920) и дело Maclary v. <Plesant Hills Inc.>, Del. 109

A. 2 d 830 (1954).

(**40) 30 Fed. Cas. 435, No. 17, 944.

 

-223-

 

Теория доверительного фонда исходила из объектив-

ного критерия официально установленного размера ак-

ционерного капитала и не принимала во внимание субъ-

ективный момент (договорный характер отношений по

выпуску обводненных акций, осведомленность кредито-

ров о характере этих акций и т. п.). Поэтому во време-

на, когда практика еще не знала акций без номиналь-

ной цены, эта теория была негибкой, мало соответствую-

щей интересам владельцев корпораций. Кроме того, с

теоретической стороны она критиковалась за то, что ак-

ционерный капитал вообще нельзя считать доверитель-

ным фондом акционеров, поскольку он составляет соб-

ственность самой корпорации.

 

Это определило недолговечность теории доверитель-

ного фонда. В настоящее время она не применяется

судами.

 

Более живучей оказалась теория обмана, выдвинутая

судьей штата Миннесота Митчеллом в 1892 г. в реше-

нии по делу Hospes v. <Northwestern MFG & Car Co.>. (*41).

 

Смысл этой теории сводился к тому, что право на

получение возмещения по обводненным акциям имели

лишь обманутые кредиторы, которые при предоставле-

нии займов полагались на реальность образованного

корпорацией акционерного капитала и не знали о суще-

ствовании выпуска обводненных акций. Поэтому в тех

случаях, когда выпуск обводненных акций имел место

уже после предоставления корпорации займа, кредито-

ры, предоставившие такой заем, при объявлении корпо-

рации неплатежеспособной оставались вообще без удов-

летворения.

 

Таким образом, теория обмана основывалась не толь-

ко на объективных, но и на субъективных критериях.

Она была направлена на примирение интересов корпо-

раций и крупных кредиторов (банков), имевших доступ

к информации о положении дел в корпорациях. Поэто-

му она применяется в ряде штатов (например, в Кали-

форнии) по настоящее время. (*42).

 

Согласно теории договора, ранее применявшейся в

штате Нью-Йорк, при рассмотрении вопроса о возмож-

 

(**41) 48 Minn. 174.

 

(**42) См., например, решение верховного суда штата Калифорния

за 1956 г. по делу <Big Crosby Minute Corporation> v. Eaton (46 Cal.

2d 484).

 

-224-

 

ной ответственности держателей обводненных акций сле-

довало руководствоваться лишь условиями заключенно-

го договора о выпуске корпорациями этих акций, если

в самом законе не были указаны иные правила. Если

учесть, что обводненные акции выпускались именно на

основании договора, то нетрудно сделать вывод о необ-

ходимости предоставления полной амнистии держате-

лям этих акций от какой-либо ответственности в буду-

щем.

 

Эта теория в последующем утратила свое значение,

потому что она совершенно игнорировала интересы кре-

диторов, в роли которых чаще всего выступали банки.

 

В настоящее время ответственность держателей об-

водненных акций во всех штатах определяется непосред-

ственно положениями законов о корпорациях, относящи-

мися к ответственности акционеров   (подписчиков)

перед кредиторами по частично оплаченным акциям и

по неполностью внесенной подписке на акции. Законы

о корпорациях штатов закрепили в той или иной форме

теории ответственности акционеров, выработанные су-

дебной практикой. Б подавляющем большинстве штатов

(Делавер, Нью-Джерси, Колорадо, Нью-Йорк и др.)

выпуск обводненных акций считается актом, выходя-

щим за рамки правоспособности корпораций (ultra vi-

res), и потому при неплатежеспособности последних не-

зависимо от субъективного отношения кредиторов дер-

жатели таких акций должны отвечать, исходя из суммы

поминальной (установленной) цены акции. В практике

такую ответственность называют ответственностью, ос-

нованной на законе, или, иными словами, статутной от-

ветственностью.

 

В ряде других штатов, законы о корпорациях кото-

рых допускают выпуск акций ниже их номинальной це-

пы (Калифорния и др.), при выпуске обводненных акций

применяется закрепленная законом договорная ответ-

ственность в изложенном ее понимании.

 

Следует сказать, что в соответствии с законами

могут быть применены и иные формы ответственности

при выпуске корпорациями обводненных акций. Так,

при выпуске безвозмездных акций может быть предъяв-

лен иск о приостановлении или аннулировании выпуска

таких акций. Но подобные случаи чрезвычайно редки в

практике, поскольку вопрос об ответственности возни-

 

-225-

 

кает преимущественно на стадии признания-корпорации

неплатежеспособными, т. е. когда наиболее эффектив-

ным средством становится взыскание сумм, недопла-

ченных держателями обводненных акций.

 

-226-

 

 

 7. Выпуск акций

 

В настоящее время выпуск в продажу новых акций

осуществляется двумя основными способами: с помощью

посредников и непосредственно самими корпорациями.

 

К первому способу обычно прибегают крупные кор-

порации, количество выпускаемых акций которых срав-

нительно велико. В 'роли посредников в большинстве

случаев выступают специализированные инвестиционные

банки, извлекающие из своих посреднических операций

огромные доходы. В этом отношении достаточно в каче-

стве примера сослаться на один из самых богатых в

США банков - <инвестиционный дом Моргана>. Необ-

ходимо заметить, что сфера деятельности крупных ин-

вестиционных банков далеко не ограничивается рамка-

ми совершаемых ими посреднических операций. Держа

в своих руках ключи к денежному рынку, они часто

превращаются из простых клиентов в фактических хо-

зяев корпораций, наглядно иллюстрируя тем самым ле-

нинский тезис о господствующем положении финансово-

го капитала в экономике США в период империализма.

 

Формы посредничества в реализации акций корпо-

раций могут быть самыми разнообразными. Чаще всего

в практике применяются форма твердого обязательства

соответствующего инвестиционного банка о гарантиро-

ванном размещении выпуска акций и форма обязатель-

ства о совершении инвестиционным банком максималь-

ных усилий по размещению выпускаемых акций.

 

В первом случае инвестиционный банк или коопери-

рованная группа банков на имеющиеся у них средства

закупают весь подлежащий реализации выпуск акций

той или иной корпорации, а затем с соответствующей

нацепкой через определенные каналы размещает его

среди тех, кто желает вложить свои капиталы в акции

данной корпорации. Понятно, что на подобную форму

посредничества, при которой весь риск и возможные

убытки реализации акций целиком ложатся на инвести-

ционные банки, последние идут только по отношению к

 

-226-

 

преуспевающим корпорациям, уже завоевавшим себе

прочную репутацию в деловом мире.

 

Во втором случае, когда корпорации не имеют такой

репутации и потому нет твердой гарантии в успешном

размещении выпускаемых ими акций, инвестиционные

банки обычно сводят свои посреднические функции

лишь к выступлению в качестве агентов (представите-

лей) корпораций в деле реализации акций. Риск же воз-

можных убытков от неразмещения акций или от разме-

щения их по пониженным ценам в этом случае несут

сами корпорации.

 

Реализация акций через посредство инвестиционных

банков и иных подобных им капиталистических объеди-

нений относится к разряду действий корпораций, име-

нуемых продажей акций публике. Поэтому на нее рас-

пространяются федеральные и штатные законы, регу-

лирующие порядок выпуска, и продажи корпорациями

фондовых бумаг.

 

В отношении корпораций, фондовые бумаги которых

продаются более чем в одном штате, действует феде-

ральный закон о фондовых бумагах 1933 г. (*43).

 

Основной смысл этого закона, принятого сразу же

после разрушительного экономического кризиса 1929-

1932 гг., обнажившего инфляционный характер акций

большинства корпораций, сводится к тому, что упомяну-

тые корпорации под страхом привлечения их к имуще-

ственной (а в некоторых случаях и уголовной) ответст-

венности получают право реализации своих акций пуб-

лике только после подачи в Федеральную комиссию по

продаже и обращению фондовых бумаг специального

регистрационного заявления с приложением проспекта

деятельности, в которых должно быть отражено их об-

щее финансовое и производственное положение.

 

Комиссия в последующем делает эти документы до-

стоянием всех лиц и объединений, желающих стать ак-

ционерами соответствующих корпораций.

 

Однако в самом законе содержится длинный пере-

чень исключений, значительно ограничивающих сферу

его применения. Вследствие этого он не распространяет-

ся на государственные фондовые бумаги и бумаги бан-

ков, фондовые бумаги транспортных корпораций, сделки

 

(**43) Act of May 27, 1933, 15 U.S.C.A. Sec. 77a-77aaa.

-227-

 

с акциями, совершаемые брокерами по поручению своих

клиентов, и т. п.

 

Бессильными в борьбе со злоупотреблениями корпо-

раций являются и законы штатов о фондовых бумагах.

Требуемая ими от корпораций информация часто носит

самый общий характер и практически является простой

формальностью. А в штатах Делавер и Невада вообще

нет законов о фондовых бумагах, и корпорации в них

по существу ничем не связаны в выпуске своих акций.

 

К тому же следует сказать, что корпорации вырабо-

тали ряд мер, направленных против законодательства о

фондовых бумагах (сообщение неправильных сведений

и т. п.), чему способствовали неопределенность и рас-

плывчатость формулировок законов и неэффективность

их применения со стороны федеральных и штатных влас-

тей.

 

И все же в известной мере это законодательство

стесняло корпорации при совершении ими инфляцион-

ных сделок о выпускаемыми акциями.

 

Поэтому начиная уже с 30-х годов корпорации все

чаще стали прибегать ко второму способу по реализа-

ции выпускаемых ими акций, на который действие феде-

рального и штатного законодательства о фондовых бу-

магах не распространяется.

 

Они стали сами размещать акции, обходясь без по-

мощи посредников. Такой способ получил название

частного размещения акций. Для того чтобы избежать

применения законов о фондовых бумагах, число покупа-

телей акций должно быть немногочисленным. Поэтому

в роли покупателей при частном размещении акций

обычно выступают крупные капиталисты, страховые

компании, различного рода фонды и иные капиталисти-

ческие объединения, располагающие большим капита-

лом.

 

Частным способом размещения акций в настоящее

время широко пользуются не только мелкие и средние

фирмы, но и многие крупные корпорации. О его попу-

лярности говорят следующие данные. До 1929 г. более

95% всех выпусков фондовых бумаг (включая облига-

ции) были реализованы путем продажи их публике с

участием посредников. В последние же годы свыше 40%

выпусков фондовых бумаг размещены частным спосо-

 

-228-

 

бом преимущественно путем продажи их страховым

компаниям. (*44).

 

Размещение выпускаемых акций частным путем предо-

ставляет корпорациям полную свободу в манипуляциях

с акциями и, кроме того, позволяет избегать расходов,

связанных с регистрацией заявлений и проспектов и

выплатой больших сумм посредникам при публичном

способе продажи акций.

 

(**44) См. Н. Непп. Ор. cit., p. 220.

-229-

 

 8. Право акционеров на преимущественную покупку

вновь выпускаемых акций

 

Под правом преимущественной покупки акций пони-

мается право акционера на первоочередное приобрете-

ние такого количества вновь выпускаемых акций, кото-

рое соответствует его пропорциональной доле участия в

акционерном капитале корпорации. Это означает, что

если какое-то лицо является держателем, допустим, 10%

общего количества акций корпорации, находящихся в

руках акционеров, то при выпуске корпорацией новых

1000 акций оно вправе претендовать на приобретение

100 из них.

 

Право преимущественной покупки акций осуществ-

ляется акционерами на тех же условиях, на которых эти

акции могут быть проданы корпорацией другим лицам,

не имеющим подобного права.

 

Это правило применяется в первую очередь в отно-

шении цены акций. Например, если корпорация решила

выпустить новые акции по цене 100 долларов за каждую

акцию, то такая же цена должна фигурировать и при

продаже акций акционерам, имеющим преимуществен-

ное право на их приобретение. При этом предполагает-

ся цена не ниже номинальной (установленной) цены

акций. В противном случае она будет признана неза-

конной.

 

Предоставляемое акционерам право преимуществен-

ной покупки вновь выпускаемых акций ограничивается

определенным сроком, устанавливаемым самими кор-

порациями.

 

Теоретическим обоснованием данного субъективного

права акционеров служит старая теория буржуазных

 

-229-

 

юристов, в соответствии с которой акционеры рассмат-

риваются в качестве собственников корпораций. Исходя

из этого делается вывод о том, что право акционеров

на пропорциональную долю в дивидендах, в оставшем-

ся при ликвидации корпорации имуществе и общем ко-

личестве голосов, с помощью которых осуществляется

управление корпорациями, не может быть изменено по-

мимо воли самих акционеров в результате выпуска

новых акций.

 

Такая <собственническая> сущность права преиму-

щественной покупки акций является следствием факти-

ческого отождествления корпораций с обычными част-

ными товариществами, в основе которых лежит инсти-

тут общей собственности.

 

Подобное отождествление было особенно характер-

но для доимпериалистического периода существования

корпораций, когда они были еще сравнительно неболь-

шими и по своему экономическому положению напоми-

нали простые товарищеские объединения капиталистов.

Сохранение определенной расстановки сил в пределах

корпорации в условиях ограниченности источников снаб-

жения капиталом соответствовало интересам объеди-

ненных в корпорации капиталистов. Этому, в частности,

и служило тогда право преимущественной покупки ак-

ционерами вновь выпускаемых акций. Первоначально

оно было сформулировано не законом, а судами. Его

первым воплощением считается решение суда штата

Массачусетс за 1807 г. по делу Gray v. Portland Bank, (*45),

которое до сих пор остается ведущим прецедентом в

рассматриваемой области. Вот обстоятельства этого

дела.

 

Акционеры одного банка на одном из собраний

решили увеличить общий акционерный капитал банка

со 100 млн. долларов до 300 млн. долларов и в связи с

этим выпустить первоначальным подписчикам капитала

дополнительные акции по номинальной цене, которая

была значительно ниже рыночной цены этих акций.

Комитет, назначенный правлением директоров банка

для определения круга лиц, могущих воспользоваться

правом на преимущественное приобретение выпускае-

мых акций, исключил из их числа истца на том основа-

 

(**45) 3 Mass. 364.

-230-

 

нии, что у членов комитета возникли сомнения относи-

тельно возможности признания его первоначальным

подписчиком капитала. При этом на момент вынесения

собранием акционеров решения о дополнительном вы-

пуске акций истец числился акционером банка и коми-

тет не оспаривал данного обстоятельства.

 

Суд признал за истцом, как за акционером банка,

право на преимущественную покупку вновь выпускае-

мых акций, не принимая во внимание его принадлеж-

ности к банку в момент организации последнего. Суд,

далее, обязал банк выплатить ему разницу в сумме

рыночной и номинальной цены приходящихся на его

долю акций, поскольку на момент вынесения решения

все акции уже были реализованы.

 

Однако суды уже в начальный период признания за

акционерами права преимущественной покупки вновь

выпускаемых корпорациями акций допускали опреде-

ленные исключения при применении этого права. Коли-

чество таких исключений с течением времени возраста-

ло. В частности, право преимущественной покупки не

распространялось на 1) выпущенные акции, находив-

шиеся в собственности корпораций; 2) акции, в качест-

ве вознаграждения за приобретение которых допуска-

лось имущество или оказание услуг для корпораций;

3) акции, выпускаемые в связи с реорганизацией корпо-

раций.

 

Многие суды также считали, что это право акцио-

неров не затрагивает акций, уже разрешенных к выпус-

ку, но еще не выпущенных корпорациями. (*46). Они огра-

ничивали сферу действия права преимущественной по-

купки лишь акциями, первоначально разрешаемыми

корпорациями к выпуску.

 

В настоящее время вопрос о праве преимущественной

покупки акций в большинстве штатов разрешается в за-

конах о корпорациях. Только 9 штатов (Аризона, Мис-

сисипи, Нью-Гемпшир, Нью-Мехико, Южная Дакота,

Юта, Вермонт, Вашингтон и Вайоминг) не имеют спе-

циальных нормативных положений, относящихся к это-

му вопросу.

 

При этом, если законы одних штатов, таких как

Нью-Йорк ( 622) и Иллинойс ( 24), дают позитивное

 

(**46) См., например, решение апелляционного суда штата Мэриленд

по делу <Ross Transport, Inc.> v. Crothers, 185 Md. 573.

 

-231-

 

изложение содержания права преимущественной покуп-

ки акций, в основе которого лежит понятие, выработан-

ное судами, то законы других штатов, например Кали-

форнии ( 1106), отрицают за акционерами подобное

право, если иное не оговорено в уставе соответствующей

корпорации.

 

Правда, и законы о корпорациях штатов, прямо пре-

дусматривающие право преимущественной покупки ак-

ций, разрешают самим корпорациям полностью отме-

нять его или по своему усмотрению ограничивать во

всех случаях, когда они сочтут это необходимым.

 

Кроме того, в законах о корпорациях штатов указы-

ваются существенные ограничения по применению рас-

сматриваемого права. Например, согласно закону штата

Нью-Йорк, помимо ограничений, выработанных судами,

право акционеров на преимущественную покупку акций

не распространяется также на акции, выпускаемые на

льготных условиях директорам и управляющим корпо-

раций, на акции, продаваемые служащим и другим ра-

ботникам корпораций, на некоторые категории обмени-

ваемых акций и т. д.

 

Короче говоря, законы о корпорациях периода импе-

риализма не только пошли на дальнейшее ограничение

сферы применения права преимущественной покупки

акций, но и разрешили корпорациям (в той или иной

форме) вообще отрицать за акционерами данное право.

 

Причиной этого явилось не только и не столько то,

что при нынешней сложной финансовой структуре капи-

тала корпораций и большом количестве многих видов и

категорий акций часто технически очень трудно сохра-

нить в неприкосновенности соответствующую пропор-

циональность интересов первоначальных акционеров.

 

Главная причина заключается в том, что в настоя-

щее время указанное право стало помехой для собст-

венников крупного капитала в деле привлечения корпо-

рациями нового капитала и их личного обогащения. Что

касается обеспечения интересов наиболее крупных ак-

ционеров, акции которых продаются публике, то оно с

успехом осуществляется другими, более тонкими и эф-

фективными способами. К ним, в частности, относится

установленная правом ответственность директоров и уп-

равляющих за нарушение их доверительных обязаннос-

тей по отношению к корпорации.

 

-232-

 

В корпорациях периода империализма, в отличие от

корпораций более раннего времени, грабежу стали под-

вергаться не только рабочие, но и более слабые парт-

неры действительных хозяев корпораций - мелкие ак-

ционеры. Поэтому отпала надобность в праве всех ак-

ционеров на преимущественную покупку акций.

 

И отнюдь не случайно, что во многих крупных кор-

порациях, в частности в <Дженерал моторе> и <Вестинг-

хаузе>, акционеры не пользуются этим правом. Право

преимущественной покупки акций еще сохраняет свое

значение лишь в закрытых корпорациях, которые до сих

пор напоминают товарищеские объединения капиталис-

тов.

 

-233-

 

 9. Свидетельства об акциях. Иные бумаги, связанные

с акциями

 

Как ценные бумаги свидетельства об акциях должны

удовлетворять определенным требованиям. Эти требова-

ния устанавливаются законами о корпорациях штатов,

вследствие чего они иногда могут не совпадать.

 

Обычно на лицевой стороне свидетельств об акциях

указывается:

 

1) наименование корпорации, выпустившей акции,

2) ссылка на то, что корпорация образована по зако-

нам данного штата;

 

3) фамилия и имя лица (лиц), которому выдаются

акции;

 

4) количество и вид акций, а если акции выпускают-

ся в сериях, то и назначение соответствующей серии:

 

5) номинальная цена каждой акции, а в случае, ког-

да акции не имеют номинальной цены, заявление о том,

что данные акции выпускаются без номинальной цены:

6) способ отчуждения акций.

 

В случае, если корпорация помимо акций, представ-

ляемых свидетельством, выпускает также акции других

видов и категорий или акции в нескольких сериях, на

лицевой или обратной стороне свидетельства должно

быть дано описание (практически это бывает очень ред-

ко) или же сделано заявление о бесплатной высылке

корпорацией по просьбе акционеров (наиболее распро-

страненное явление) описания прав и преимуществ каж-

дого вида, категории или серии акций.

 

-233-

 

В заключение на лицевой стороне свидетельства об

акциях указывается дата его выпуска, ставятся подписи

уполномоченных должностных лиц корпорации-пред-

седателя правления директоров (его заместителя) или

президента (вице-президента) и казначея (его замести-

теля) или секретаря (его заместителя) и прилагается

печать корпорации. (*47).

 

На обратной стороне свидетельств многих корпора-

ций приводится форма передаточной надписи по отчуж-

дению представляемых ими акций.

 

Корпорации, образованные по законам штатов в

США, выпускают свидетельства об акциях лишь на

имя определенных лиц. Институт акций на предъявите-

ля практически в США не применяется. Корпорации

ведут специальные журналы регистрации акционеров и

имеющихся у них акций. Эти журналы имеют большое

правовое значение. Получение дивидендов, участие в го-

лосовании и другие правомочия, принадлежащие ак-

ционерам, осуществляются только теми лицами, кото-

рые названы в них в качестве законных держателей за-

регистрированных акций. Отчуждение акционерами при-

надлежащих им акций приобретает юридическую силу

лишь при условии регистрации новых держателей в кни-

ге регистрации акционеров корпорации.

 

Подобная система идентификации акционеров в США

позволяет руководителям и хозяевам корпораций через

посредство платного административного аппарата по-

стоянно быть в курсе дела в отношении всего личного

состава акционеров и оказывать на них необходимое

влияние в интересах сохранения и упрочения своего гос-

подствующего положения.

 

Кроме свидетельств об акциях в рыночном обраще-

нии могут находиться некоторые иные бумаги, имеющие

отношение к акциям. К их числу, в частности, относят-

ся свидетельства на неполные акции (certificates for

fractions of shares), квитанции на право получения

акций (scrips), свидетельства на право приобретения

акций на льготных условиях (stock warrants).

 

Свидетельства на неполные акции являются доку-

ментами, подтверждающими право собственности их

держателей на неполные акции. Законы ряда штатов

 

(**47) См., например, N. Y., Bus. Corp. Law,  508.

-234-

 

разрешают корпорациям выпускать неполные акции,

уполномочивающие их держателей на частичное осу-

ществление прав пропорционально цене одной полной

акции (допустим, право на получение 1/2, 1/3, 1/4 части

полного дивиденда; 1/2, 1/3, 1/4 права голоса при выборе

директоров и т. п.).

 

Институт неполных акций известен главным образом

тем штатам, например штату Нью-Йорк, в которых за-

коны о корпорациях запрещают выпуск частично опла-

чиваемых акций.

 

Квитанции на право получения акций служат заме-

нителями свидетельств на неполные акции. В отличие

от последних они не представляют их держателям ни-

каких прав по отношению к корпорациям, кроме права

(будучи объединенными в соответствующем количест-

ве) обмена на одну полную акцию.

 

Свидетельства на право приобретения акций на

льготных условиях дают их владельцам привилегии при

покупке вновь выпускаемых или уже выпущенных кор-

порациями акций по заранее определенной цене в тече-

ние установленного срока. Размер указанной цены уста-

навливается ниже рыночной. Однако согласно закону он

не должен быть ниже номинальной (установленной)

цены акций того вида и категории, к которым относят-

ся приобретаемые па льготных условиях акции.

 

Свидетельства на право приобретения акций на

льготных условиях в большинстве случаев предостав-

ляются директорам, управляющим и служащим корпо-

раций и являются одной из форм их материального по-

ощрения за работу в корпорациях.

 

В ряде случаев выпуск корпорациями указанных сви-

детельств теряет смысл, поскольку право на приобрете-

ние дополнительных акций включается в качестве не-

отъемлемого элемента непосредственно в свидетельства

об акциях.

 

-235-

 

ГЛАВА X

 

УЧАСТИЕ АКЦИОНЕРОВ В КОНТРОЛЕ И РУКОВОДСТВЕ

КОРПОРАЦИЯМИ

 

Согласно законам штатов акционерами корпораций,

уполномоченными на осуществление предоставляемых

прав, являются лица (физические и юридические), пра-

во собственности на акции которых зарегистрировано в

книге регистрации акционеров соответствующей корпо-

рации. Один факт приобретения кем-либо акций без по-

следующей регистрации их в корпорации, которая вы-

пустила данные акции, еще недостаточен для того, что-

бы такое лицо могло от своего имени пользоваться пра-

вами акционера.

 

Теоретически предполагается, что акционеры яв-

ляются хозяевами корпораций и удерживают в своих

руках контроль как за состоянием основных сторон их

деятельности, так и за управлением ими.

 

В действительности такой контроль сосредоточен в

руках владельцев контрольных пакетов акций и иных

крупных держателей фондовых бумаг корпораций (бан-

ков и др.). Мелкие акционеры по существу лишены

права контроля за деятельностью корпораций, что вы-

нуждены признавать и отдельные буржуазные авторы

в США. (*1).

 

(**1) См. Adolf A. Berle and G. Means. The Modern Corpora-

tion and Private Property, p. 338; G. Livingston. The American

Stockholder, p. 69.

 

-236-

 

 1. Основные права акционеров в контроле и руководстве

корпорациями

 

В законах о корпорациях штатов обычно предусмат-

риваются следующие основные права акционеров в рас-

сматриваемой области.

 

Право избрания директоров корпора-

ции. Оно относится к числу наиболее важных прав ак-

ционеров в области контроля и руководства корпора-

циями. (*2).

 

Однако на практике это право по существу сводится

к простому голосованию по тем кандидатурам, которые

предлагаются самими же директорами, выражающими

мнение крупных держателей акций и иных действитель-

ных хозяев корпорации. Как совершенно справедливо

заметил В. Румл, <акционеры избираю т, но не вы-

бирают директоров. Последние выбираются самими

же директорами, входящими в состав правления дирек-

торов, путем официального выдвижения определенных

кандидатур на данные должности>. (*3).

 

Поэтому право избрания директоров корпорации в

отношении мелких и средних акционеров носит в значи-

тельной степени формальный характер. Более того, в

ряде случаев оно вообще не применяется в силу самого

закона. Это имеет место при замещении образующихся

в составе правления директоров корпорации вакансий

в связи с досрочным выбытием кого-либо из членов

(смерть, снятие с должности, уход по собственному же-

ланию и т. д.), а также при увеличении числа директо-

ров в период между выборами.

 

Законы большинства штатов передают право назна-

чения директоров на не истекший до проведения новых

регулярных выборов срок директорам корпорации, ос-

тавшимся в составе правления. (*4). Правда, нормы, регла-

ментирующие это право, имеют диспозитивный харак-

 

(**2) См., например, Del. Gen. Corp. Law,  222: N. Y. Bus. Corp.

Law,  703. Речь в данном случае идет об избрании директоров в

уже функционирующих корпорациях. Как было сказано в гл. VII,

первые директора корпораций обычно избираются на организацион-

ных собраниях инкорпораторами.

 

(**3) В. Rum1. Corporate Management as a Locus of Power, in So-

cial Meaning of Legal Concepts (N.Y.U 1950), p. 218.

 

(**4) См., например, Del. Gen. Corp. Law,  222; N. Y. Bus. Corp.

Law,  705.

 

-237-

 

тер. Тем самым корпорации в своих уставах или внут-

ренних регламентах могут предусмотреть иной порядок

замещения вакантных и вновь выделенных должностей

директоров корпорации, включая передачу данного

права акционерам. Но положение от этого не меняется.

Практика показывает, что корпорации в подобных слу-

чаях предпочитают следовать прямым рекомендациям

закона.

 

Право смещения лиц с должности ди-

ректоров корпорации тесно связано с правом

избрания этих должностных лиц. Еще нормы общего

права признавали за акционерами право смещения лиц

с должности директоров корпораций при нарушении

ими своих обязанностей. При этом предполагалось, что

смещаемым директорам была предоставлена возмож-

ность быть выслушанными акционерами по поводу фак-

та и мотивов их предстоящего увольнения.

 

Нормы общего права были восприняты в большинст-

ве штатов законами о корпорациях. В тех же штатах,

в которых этого не произошло (например, в штате Де-

лавер), суды продолжают применять нормы общего

права. (*5).

 

Необходимо отметить, что в ряде штатов рассматри-

ваемое право акционеров может быть аннулировано

самими корпорациями. Так, согласно закону о предпри-

нимательских корпорациях штата Нью-Йорк <устав или

внутренний регламент корпорации, одобренный акционе-

рами, может предусмотреть, что право смещения дирек-

торов при нарушении ими обязанностей будет осущест-

вляться правлением директоров корпорации> ( 706).

 

От случаев освобождения директоров корпорации от

исполнения обязанностей за нарушения последних сле-

дует отличать случаи, когда лица могут быть смещены

с занимаемых ими должностей директоров корпораций

при отсутствии в их действиях каких-либо служебных

проступков, что допускается лишь при наличии прямо-

го указания закона. В настоящее время право такого

смещения директоров по решению собрания акционеров

предусматривается законами о корпорациях лишь пяти

штатов: Нью-Йорк, Калифорния, Миннесота, Пенсиль-

вания и Северная Каролина.

 

(**5) См., например, решение суда справедливости штата Делавер за

1957 г. по делу Campbell v. <Loew's, Inc.>, 134 A. 2d 852.

 

-238-

 

Объясняется это господствующим в США мнением,

что директора корпораций являются не простыми слу-

жащими, которых разрешается увольнять без всякого

к тому основания, а выборными должностными лицами,

призванными осуществлять предоставляемые им полно-

мочия в течение всего срока их избрания.

 

В законах некоторых штатов в дополнение к изло-

женным общим правилам о смещении директоров кор-

пораций имеются специальные нормы, применяемые при

кумулятивном способе голосования, а также в случае

избрания директоров отдельными категориями акцио-

неров. (*6). Так, согласно  706 закона о предприниматель-

ских корпорациях штата Нью-Йорк в корпорациях, при-

меняющих кумулятивный способ голосования, директор

в любом случае не может быть смещен с занимаемой им

должности, если против его смещения голосовало такое

количество акционеров, которое при избрании правле-

ния директоров является достаточным для избрания

этого директора. И далее. Если тот или иной директор

был избран держателями какого-либо одного вида ак-

ций, а не всем составом акционеров корпорации, то и

смещение такого директора допускается лишь голосами

избравших его акционеров.

 

При отсутствии таких специальных норм в законе об-

щеустановленный порядок смещения директоров корпо-

раций применяется и при кумулятивном способе их из-

брания, равно как и при избрании отдельными катего-

риями акционеров.

 

Право принятия, изменения и отмены

внутреннего   регламента   корпорации (*7)

рассматривалось нормами общего права как одно из не-

отъемлемых прав акционеров.

 

Однако в период империализма с появлением круп-

ных корпораций в законодательстве и практике стала

складываться тенденция в пользу передачи этого права

правлениям директоров корпораций.

 

Действующие ныне в штатах законы о корпорациях

выразили эту тенденцию трояким способом. Одни из

 

(**6) О понятии кумулятивного способа голосования и допускаемых

законом случаях избрания директоров отдельными категориями ак-

ционеров см. в  6 настоящей главы.

 

(**7) Первоначальный внутренний регламент корпорации, как было

сказано в гл. VII, принимается в большинстве случаев инкорпорато-

рами.

 

-239-

 

них, как, например, закон штата Иллинойс (25), прямо

предусматривают, что право принятия, изменения и от-

мены внутреннего регламента корпорации принадлежит

исключительно директорам, если в уставе корпорации

оно не было закреплено за акционерами. По этому пути

пошли и составители Примерного закона о предпринима-

тельских корпорациях (25).

 

Законы о корпорациях второй группы штатов, к чис-

лу которых, в частности, относятся законы штатов Де-

лавер ( 109), Мэриленд ( 44) и Пенсильвания (Sec.

304), закрепляют указанную тенденцию в иной форме.

Они говорят, что принятие, изменение и отмена внут-

реннего регламента корпорации осуществляется акцио-

нерами, которые, однако, на основании устава корпора-

ции могут передать его директорам.

 

Наконец, закон о предпринимательских корпорациях

штата Нью-Йорк ( 601) вообще не отдает предпочте-

ния ни акционерам, ни директорам, передавая решение

вопроса о внутреннем регламенте целиком на усмотре-

ние самих корпораций.

 

Однако к какой бы из указанных трех групп ни от-

носился закон соответствующего штата, бесспорно од-

но - законы всех без исключения штатов предостав-

ляют корпорациям полную возможность передачи права

принятия, изменения и отмены внутренних регламентов

корпораций в распоряжение их директоров.

 

В связи с этим в судебной практике возник вопрос:

могут ли быть акционеры полностью лишены рассматри-

ваемого права в тех случаях, когда по закону или уста-

ву оно осуществляется директорами корпорации? В ре-

шениях Верховного суда США, (*8), Федерального апелля-

ционного суда, (*9), и апелляционного суда штата Нью-

Йорк, (*10), на этот вопрос был дан -отрицательный ответ.

 

Но эти решения в значительной мере основаны на

оторванных от жизни аргументах. Ибо практически кор-

порации благодаря господству в них определенных групп

акционеров всегда могут передать право принятия, из-

менения и отмены внутренних регламентов в руки по-

 

(**8) См. решение по делу Rogers v. Hill, 289 U. S. 582 (1933).

(**9) См. решение по делу SEC v. <Fransamerica Copropation>, 163 F.

2d511 (1947).

(**10) См. решение по делу Matter of Auer v. Dressel, 306 N. Y 427

(1954).

 

-240-

 

слушных им директоров корпорации. Правда, в ряде

случаев в целях повышения авторитета принимаемых

решений и создания видимости демократии хозяева кор-

пораций умышленно идут на закрепление рассматри-

ваемого права исключительно за акционерами.

 

Кроме того, законы о корпорациях отдельных штатов

относят решение ряда вопросов, обычно включаемых во

внутренние регламенты корпораций, к исключительной

компетенции акционеров независимо от того, какой ор-

ган должен утверждать сами внутренние регламенты.

Например, согласно  706 закона о предприниматель-

ских корпорациях штата Нью-Йорк <смещение директо-

ров за нарушение ими возложенных на них обязаннос-

тей решением правления директоров корпорации до-

пускается лишь в случаях, когда подобное право прав-

лению директоров предоставлено уставом корпорации

или внутренним регламентом, принятым акционерами>.

 

Право внесения дополнений и изме-

нений в устав корпорации признается за ак-

ционерами во всех без исключения штатах страны.

Дополнения и изменения могут касаться самых различ-

ных сторон деятельности корпорации, начиная от таких

совершенно второстепенных, как изменение почтового

адреса корпорации, и кончая жизненно важными для

акционеров-такими, как введение новых категорий ак-

ций, отмена или установление привилегий на дивиден-

ды, реорганизация, изменение профиля деятельности

корпорации. Единственное условие, которое должно

быть при этом соблюдено, сводится к тому, чтобы все

вводимые в устав дополнения и изменения были осно-

ваны на законе и имели то или иное отношение к перво-

начальному уставу корпорации.

 

Как правило, до того как соответствующее дополне-

ние или изменение устава получит одобрение со сто-

роны акционеров, оно обязательно должно быть предва-

рительно обсуждено и санкционировано правлением ди-

ректоров корпорации.

 

Право проведения основных (органиче-

ских) изменений в корпорации издавна при-

надлежит акционерам. К числу таких изменений отно-

сятся реорганизация корпорации (присоединение, слия-

ние), ее ликвидация, продажа всего или большей

части принадлежащего корпорации имущества, а также

 

-241-

 

иные действия, выходящие за рамки обычной деятель-

ности корпораций, осуществляемой под руководством

правления директоров.

 

Согласно законам о корпорациях многих штатов

оставшиеся в меньшинстве акционеры, которые не дали

своего согласия на реорганизацию корпорации или про-

дажу принадлежащего корпорации имущества, вправе

требовать возврата стоимости имеющихся у них акций.

 

Право совершения некоторых иных дей-

ствий регулируется в каждом штате по-своему.

 

Так, закон о предпринимательских корпорациях

штата Нью-Йорк требует обязательного разрешения

акционеров, в частности на продажу директорам ак-

ций на льготных условиях ( 505), выдачу им займов

( 714) и возмещение расходов, понесенных директора-

ми и управляющими в связи с участием в рассмотре-

нии судебных споров ( 722-725).

 

Закон о корпорациях штата Делавер предусматри-

вает возможность избрания акционерами не только

директоров, но и других должностных лиц корпорации

( 142 а).

 

Общим для законов подавляющего большинства

штатов является то, что одобрения со стороны акцио-

неров требуют, как правило, все действия корпорации,

совершаемые в интересах ее директоров и управляю-

щих. Одобрение акционеров в данном случае призвано

придать видимость законности действиям корпорации,

направленным на передачу указанным лицам допол-

нительных прибылей. Поэтому даже при отсутствии

соответствующих положений в законе того или иного

штата директора и управляющие корпораций во избе-

жание возможных недоразумений нередко по своей

инициативе добиваются одобрения акционерами упо-

мянутых действий.

 

-242-

 

 2. О юридической силе решений акционеров,

принимаемых по вопросам, входящим в компетенцию

правления директоров корпорации

 

В практике отдельных корпораций бывают случаи,

когда акционеры, не удовлетворенные деятельностью

директоров, принимают на собраниях большинством го-

лосов решения, обязывающие директоров действовать в

 

-242-

 

предписанном ими направлении. Обязательны ли для

директоров корпорации эти решения, если вопросы, по

которым они принимаются согласно закону, уставу или

внутреннему регламенту корпорации, отнесены к ком-

петенции директоров и последние добросовестно ис-

полняют свои служебные обязанности?

 

Законы о корпорациях штатов не дают прямого от-

вета на этот вопрос.

 

А суды отвечают на него отрицательно, ссылаясь

при этом на прецеденты, сложившиеся еще в англий-

ском праве, и в частности на решение апелляционного

суда Англии за 1906 г. по делу <Automatic Self. Clean-

sing Filfor Syndicate Co. Ltd.> v. Cuninghame. (*11). Фабула

дела состояла в следующем. Компания, выступавшая в

качестве истца, была образована в 1896 г. В качест-

ве одной из целей ее организации была указана воз-

можность продажи компанией в будущем всего или ча-

сти принадлежащего ей имущества за такое вознаграж-

дение, которое оно найдет выгодным для себя, вклю-

чая акции и иные фондовые бумаги другой компании,

занятой в той же сфере бизнеса.

 

При этом право продажи согласно уставу компании

было передано правлению директоров.

 

В конце 1905 г. один из крупных акционеров компа-

нии, некто Макдиармид, который вместе со своими

друзьями располагал большинством голосов, без ведо-

ма и согласия директоров заключил от имени компа-

нии договор с другой компанией, специально организо-

ванной для приобретения имущества и бизнеса истца,

о продаже последней активов компании на условиях и

по цене, установленных лично им.

 

В январе 1906 г. Макдиармид потребовал от дирек-

торов созыва собрания акционеров компании, на рас-

смотрение которого он внес проект заключенного им

договора. Большинством в 304 голоса (<за> было пода-

но 1502 голоса, <против>-1198 голосов) договор был

утвержден. Однако директора компании, считая, что он

был невыгоден для компании и что его заключение

было отнесено уставом к их исключительной компетен-

ции, отказались исполнять этот договор. В связи с этим

 

(**11) См. R. Baker and W. Gary. Cases and Materials on Cor-

porations, pp. 99-104.

 

-243-

 

Макдиармид от имени компании предъявил в суде

иск к директорам о понуждении их к выполнению до-

говора.

 

Суд первой инстанции и апелляционный суд в иске

отказали, сославшись на то, что акционеры не имели

права вторгаться в компетенцию правления директо-

ров компании. В том случае, подчеркнул суд, когда ак-

ционеры считают отдельные действия директоров, со-

вершаемые добросовестно, неправильными, они имеют

право внести соответствующие изменения в устав или

внутренний регламент компании о передаче в установ-

ленном законом порядке отдельных вопросов на разре-

шение собраний акционеров или же избрать новых ди-

ректоров в период проведения перевыборных собраний.

 

Эти выводы и аргументация разделяются судами и

в США. Последние считают, что отношения между ак-

ционерами и директорами корпораций нельзя сводить к

обычным правовым отношениям, существующим между

представляемыми и представителями. Директора корпо-

раций, по их мнению, не являются юридическими пред-

ставителями акционеров, в том числе и тогда, когда речь

идет о большинстве последних. Они находятся на поло-

жении доверенных лиц особой категории по отношению

к корпорации как самостоятельному образованию и

независимы при исполнении своих обязанностей. В этих

рассуждениях нетрудно заметить изрядную долю обыч-

ной буржуазной демагогии. В действительности дирек-

тора корпораций представляют прежде всего интересы

поставившей их у власти господствующей группировки

акционеров. И этому утверждению нисколько не проти-

воречит то обстоятельство, что в отдельные периоды,

особенно когда в корпорации идет борьба за власть

между соперничающими группировками крупных капи-

талистов, директора могут иметь определенную само-

стоятельность в решении отдельных вопросов.

 

Более того, юридическая власть директоров и уп-

равляющих в корпорациях на сегодняшний день очень

большая и имеет тенденцию к дальнейшему усилению

за счет соответствующего урезывания прав акционе-

ров. Одним из свидетельств ограничения прав акционе-

ров в пользу прав директоров корпораций служит, в

частности, то, что перечисленные в предыдущем пара-

графе права акционеров могут реализоваться, как пра-

 

-244-

 

вило, лишь через посредство и с помощью правлений

директоров корпораций. Объясняется это тем, что внут-

ри корпораций акционеры, и в первую очередь крупные,

не имеют никакого органа, который практически мог

бы претворить их права в жизнь.

 

Кроме того, в процедурном отношении принадлежа-

щие средним  и мелким акционерам права часто не

обеспечены необходимыми юридическими гарантиями.

 

-245-

 

 3. Принцип голосования акционеров в корпорациях

 

В американских предпринимательских корпорациях

повсеместно применяется принцип голосования по акци-

ям: одна акция по общему правилу дает ее владельцу

один голос. (*12). Поэтому общее количество голосов в каж-

дой корпорации определяется суммой вложенного ка-

питала, а не числом ее акционеров,

 

Следовательно, акционер, располагающий, предпо-

ложим, 100 акциями, имеет в сто раз больше голосов

по сравнению с тем лицом, которое владеет одной

акцией. В американских корпорациях голосует капитал.

Держатели акций лишь выражают его волю.

 

Подобный антидемократический принцип голосова-

ния составляет юридическую основу господства круп-

ных акционеров в корпорациях. Поэтому какие бы обе-

щания законодатель ни давал мелким акционерам, ка-

кие бы права он им формально ни предоставлял, круп-

ный капитал во всех случаях остается единственной

силой, безраздельно правящей корпорациями. На это

обстоятельство не могли не обратить внимания и от-

дельные буржуазные авторы. <Корпорации, - пишет,

например, Д. Ливингстон,-не являются демократия-

ми. Они-плутократии>. (*13).

 

Но в своем стремлении ограничить права отдельных

групп акционеров в области голосования корпорации

могут пойти еще дальше.

В силу диспозитивного характера норм закона, (*14), а

 

(**12) См., например, N. Y. Bus. Corp. Law,  612; Del. Gen. Corp.

Law, 212.

 

(**13) G. Livingston. The American Stockholder, p. 69.

(**14) См., например, N. Y. Bus. Corp. Law, 612. Каждый зарегистри-

рованный акционер управомочен в собрании акционеров на один го-

лос по каждой акции, зарегистрированной на его имя, если в уставе

корпорации не предусмотрено иное.

 

-245-

 

в некоторых штатах и благодаря прямому разрешению

закона (*15) корпорации правомочны выпускать акции, да-

ющие их держателям больше или, наоборот, меньше

одного голоса. Такое положение может иметь место при

наличии в корпорации нескольких видов выпущенных

акций.

 

Наконец, как уже отмечалось, законы о корпора-

циях всех штатов, за исключением Иллинойса и Запад-

ной Виргинии, разрешают корпорациям выпускать не-

голосующие акции. В порядке исключения неголосую-

щие акции допускаются к голосованию лишь при чрез-

вычайных обстоятельствах, связанных с нарушением

корпорациями своих обязательств по отношению к дер-

жателям таких акций (неуплата дивидендов и т. п.).

 

(**15) См., например, Virginia Code,  13.1-32.

-246-

 

 4. Собрания акционеров

 

Избрание директоров корпораций и другие дейст-

вия, отнесенные к компетенции акционеров, осущест-

вляются последними на собраниях путем голосования.

 

В США собрания акционеров не считаются высши-

ми органами корпораций, поскольку основные права в

области управления корпорациями принадлежат не

акционерам, а директорам. Последние в своей дея-

тельности, как правило, не подконтрольны акционерам

корпораций.

 

Законы о корпорациях предусматривают регуляр-

ные и специальные собрания акционеров.

 

Регулярные собрания акционеров созываются

обычно один раз в год. Точное время и место их созы-

ва определяются в большинстве случаев внутренними

регламентами корпораций. При этом законы разреша-

ют проводить собрания акционеров корпораций и за

пределами штатов их инкорпорации. Акционеры долж-

ны быть извещены о времени и месте проведения соб-

раний заранее путем посылки или вручения им пись-

менных 'извещений, В штате Делавер их следует опо-

вещать не позднее чем за 20, а в штате Нью-Йорк-

не позднее чем за 10 и не ранее чем за 50 дней до со-

зыва собрания.

 

В повестку дня ежегодных собраний включается

вопрос о перевыборе директоров корпорации, а также

 

-246-

 

другие вопросы, решение которых требует согласия ак-

ционеров.

 

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что

законы штатов в отличие, например, от законов Англии

не требуют указания в извещениях о созыве регуляр-

ных собраний перечня вопросов, выносимых на обсуж-

дение акционеров. Такие собрания получили в США

название собраний с открытой повесткой дня. Во время

их проведения директора, управляющие и крупные ак-

ционеры могут ставить на голосование вопросы, кото-

рые до собрания вообще не были известны большинст-

ву акционеров и к обсуждению которых последние, сле-

довательно, не имели возможности надлежащим обра-

зом подготовиться.

 

Собрание акционеров корпорации считается право-

мочным, если к его началу представлено большинство

голосующих акций. (*16). Однако согласно законам шта-

тов корпорации в своих уставах или внутренних регла-

ментах имеют право устанавливать более низкий кво-

рум. Так, в штате Нью-Йорк кворум, необходимый для

открытия собра.ния, может быть понижен до одной

трети голосующих акций. (*!7).

 

В случаях, предусмотренных законом и уставами,

допускается также возможность повышения кворума,

например, при решении вопросов, связанных с реорга-

низацией или ликвидацией корпораций. Наличие кво-

рума, как правило, необходимо на момент открытия

собрания акционеров. При отсутствии иного решения в

законе собрание не становится недействительным, если

в последующем часть акционеров покинет собрание и

на нем не окажется установленного кворума. Это пра-

вило, выработанное первоначально судебной практи-

кой^, в настоящее время воспринято законами о корпо-

рациях ряда штатов. (*19). Оно открыто направлено против

акционеров, располагающих в корпорациях меньшинст-

вом голосов.

 

(**16) При определении большинства не принимаются в расчет ак-

ции, находящиеся в распоряжении выпустившей их корпорации, а

также некоторые иные акции.

(**17) N. Y. Bus. Corp. Law,  608.

 

(**18) См. решение суда штата Делавер по делу Hexter v. <Colum-

bia Bakmg Co.>, 16 Del. Ch. 263 (1929).

(**19) См., например, N. Y. Bus. Corp. Law,  608.

 

-247-

 

Решения по вопросам, рассматриваемым на собра-

ниях акционеров, принимаются простым большинст-

вом участвовавших в голосовании акций, за исключе-

нием случаев, когда закон требует квалифицированного

большинства. Иное правило действует при выборе

директоров корпорации. Избранными на должность счи-

таются лица, получившие большее количество голосов

по сравнению с другими кандидатурами, включенными

в список для голосования. Другими словами, в данном

случае применяется пропорциональная система выборов.

 

Специальные собрания акционеров могут быть

созваны правлением директоров или лицами, уполномо-

ченными на то уставами корпораций или их внутренни-

ми регламентами. Эти собрания созываются в период

между регулярными собраниями акционеров для об-

суждения   вопросов, требующих безотлагательного

решения. Сами акционеры обычно не могут потребовать

созыва специального собрания, если об этом прямо не

сказано в уставе или внутреннем регламенте корпора-

ции. Они вынуждены ждать ежегодного собрания, даже

когда созыв специального собрания диктуется интере-

сами корпорации в целом, например при необходимости

срочного отстранения от исполнения обязанностей ди-

ректора, действия которого причиняют корпорации

непоправимый ущерб. Такое положение сохраняется

до сих пор во многих штатах страны.

 

Однако в последнее время в отдельных штатах

появилась тенденция к предоставлению крупным акци-

онерам, в распоряжении которых находится определен-

ный процент выпущенных корпорацией акций, права

требования созыва специальных собраний. По этому

пути пошли, в частности, законы штатов Северная

Каролина и Техас (при наличии у акционеров, требую-

щих созыва собрания, не менее 1/10 части всех голосую-

щих акций корпорации), Калифорния и Пенсильвания

(не менее 1/5 части голосующих акций), Мэриленд и

Огайо (не менее 1/4 части).

 

В то же время новый закон штата Нью-Йорк оста-

вил в силе старое, более консервативное решение рас-

сматриваемого вопроса, допустив в нем лишь одно ис-

ключение применительно к случаям, когда корпорация

не может нормально функционировать из-за недоста-

точного числа имеющихся у нее директоров ( 603).

 

-218-

 

Место и порядок созыва специальных собраний

акционеров регулируются теми же нормами, которые

применяются в отношении регулярных собраний. Но в

направляемых акционерам извещениях о созыве этих

собраний обязательно должен быть указан перечень вы-

носимых на обсуждение вопросов.

 

В ряде штатов в предусмотренных законом случаях

созыв собраний акционеров возможен также по реше-

нию судов.

 

В случае выпуска корпорациями нескольких видов

или категорий акций отдельные вопросы, выносимые на

обсуждение собраний акционеров (регулярных и спе-

циальных), могут решаться лишь при наличии группо-

вого мнения держателей того или иного вида (катего-

рии) акций. К их числу относятся вопросы, затрагиваю-

щие интересы данных категорий акционеров как от-

дельных групп в составе корпорации (представитель-

ство в правлении директоров, выпуск новых категорий

привилегированных акций, внесение изменений в устав

корпорации и т. п. (*20).

 

Законы о корпорациях штатов допускают также

заочное принятие акционерами решений без созыва

собраний. Для действительности такого рода решений

требуется письменное выражение своего положительно-

го мнения всеми акционерами, имеющими право

голоса в корпорации. (*21). Это способствует дальнейшему

уменьшению роли собраний акционеров в управлении

корпорациями.

 

(**20) См., например, N. Y. Bus. Corp. Law,  617.

(**21) N. Y. Bus. Corp. Law,  615; Del. Gen. Corp. Law,  228.

 

-249-

 

 5. Голосование по доверенности

 

Законы о корпорациях штатов обычно предусматри-

вают, что акционеры могут голосовать на собраниях

лично (in person) или через представителей (by proxy). (**22).

Наиболее распространенным в последнее время в

корпорациях США стало голосование через представи-

телей. Практически такой порядок голосования ныне

применяется во всех крупных, а также в большинстве

средних корпораций. Он используется как одно из ос-

 

(**22) N. Y. Bus. Corp. Law,  609; Del. Gen. Corp. Law,  212, III;

Bas. Corp. Act,  28.

 

-249-

 

новных правовых средств в деле укрепления в корпо-

рациях господства крупного капитала. Практика пока-

зывает, что в роли голосующих представителей, как

правило, выступают директора и управляющие корпо-

раций (или их заместители), выражающие интересы

крупного промышленного и банковского капитала, вло-

женного в корпорации. Используя свое высокое слу-

жебное положение и денежные фонды корпораций, а

также неосведомленность и отстраненность от участия

в управлении корпорациями мелких вкладчиков капи-

тала, они путем прямого вымогательства попросту от-

бирают голоса разбросанных по стране мелких акцио-

неров и используют их в интересах действительных

хозяев корпораций, слугами которых они являются. На

такой откровенно грабительский характер использова-

ния института представительства в области голосова-

ния в корпорациях вынуждены были обратить внимание

сами буржуазные авторы. Так, по мнению Каплина,

<при применяемой в корпорациях системе назначения

кандидатов на должности директоров самими же ди-

ректорами и управляющими корпораций, когда акцио-

неры лишены возможности включения выдвинутых ими

лиц в списки баллотирующихся кандидатур ...система го-

лосования через представителей в корпорациях стала

антидемократическим изобретением, сводящим на нет

всякую возможность реального применения теории раз-

деления властей к корпорациям>. (*23).

 

С юридической точки зрения представительство в

области голосования на собраниях акционеров корпо-

раций рассматривается как один из видов общеграж-

данского института представительства в праве США.

Однако с учетом области его применения оно регули-

руется не только общими нормами, относящимися к

представительству вообще, но в первую очередь зако-

нами о корпорациях штатов и в отдельных случаях

правилами, изданными Федеральной комиссией по ре-

гулированию выпуска и обращения фондовых бумаг

корпораций.

 

Согласно этим актам голосующим представителем

в корпорациях может быть любое лицо, способное вы-

 

(**23) М. Caplin. Shareholder Nominations of Directors: a Program

for Fair Corporate Suffrage. 39 Va. L. Rev. 141, at 151 (1903).

 

-250-

 

ступать представителем в общегражданских правоот-

ношениях. Законы, штатов и суды делят таких пред-

ставителей на две группы. В одну из них входят лица,

непосредственно не связанные материальными отноше-

ниями с акционерами, от которых они получают дове-

ренности на право голосования. Сюда в первую очередь

относятся директора и управляющие, составляющие

подавляющую массу голосующих представителей в

корпорациях США.

 

Вторую группу образуют лица, чье участие в роли

голосующих представителей является условием и пря-

мым следствием их материальных отношений с акцио-

нерами или корпорациями по поводу голосующих ак-

ций (coupled with an interest or given as security).

 

Так, закон о корпорациях штата Нью-Йорк ( 609)

к этой категории представителей относит: 1) залогодер-

жателей; 2) лиц, которые выразили согласие на покупку

голосующих акций; 3) кредиторов, предоставивших

корпорации соответствующие займы на условиях выда-

чи им доверенности на право выступления в роли го-

лосующих представителей (в этом случае доверенность

является одним из видов вознаграждения); 4) служа-

щих корпорации, для которых доверенность на право

голосования в качестве представителя служит видом

трудового вознаграждения за их работу в корпорации;

5) лиц, получивших право представительства в голосо-

вании на основании специальных соглашений, заклю-

чаемых между акционерами по вопросу о порядке голо-

сования (за свою представительскую деятельность эти

лица обычно получают от акционеров определенное воз-

награждение).

 

Участие в голосовании представителей второй груп-

пы носит, как правило, эпизодический характер и пото-

му ни в какой мере не может претендовать на опреде-

ляющую роль в характеристике сущности института го-

лосующих представителей в современных корпорациях

США.

 

Значение разграничения двух групп голосующих

представителей в корпорациях состоит в том, что дове-

ренности на право голосования, выданные представите-

лям первой группы, могут быть в течение всего време-

ни их действия аннулированы в одностороннем поряд-

ке выдавшими их акционерами. Доверенности же,

 

-251-

 

выданные представителям второй группы, по своему ха-

рактеру являются безотзывными, т. е. не подлежащими

прекращению по одностороннему волеизъявлению ак-

ционеров.

 

В соответствии с законами большинства штатов

срок действия доверенности на право голосования, если

он не определен в самой доверенности, равняется один-

надцати месяцам. (*24). В штате Делавер он составляет три

года. (*25). В ряде случаев законы штатов устанавливают

также предельный срок, на который может быть выдана

доверенность. (*26).

 

Доверенность на право голосования должна быть

выдача в письменной форме. Содержащиеся в ней пол-

номочия обычно включают в себя возможность голосо-

вания по всем вопросам, рассматриваемым на собрани-

ях акционеров, за исключением экстраординарных воп-

росов, касающихся органических изменений корпорации

(ликвидации, реорганизации, продажи активов имущест-

ва и т.п.). В последнем случае голосующий представи-

тель должен иметь специальную доверенность.

 

Бланк доверенности, как правило, высылается акци-

онеру тем лицом или корпорацией, которые заинтересо-

ваны в получении от него доверенности на право голо-

сования. Особенностью представительства при голосо-

вании в корпорациях является как раз то, что здесь не

представляемый ищет представителя, а, наоборот, пред-

ставитель пытается найти представляемого с тем, что-

бы отобрать у него принадлежащее ему право голоса.

 

Когда в роли голосующих представителей выступа-

ют должностные лица корпораций, они обязаны вместе

с бланком доверенности выслать акционеру необходи-

мую правдивую информацию о финансово-производ-

ственном положении корпорации, а также изложить со-

держание тех вопросов, для решения которых спраши-

вается доверенность. Как показывает практика, многие

директора и управляющие корпораций не только не де-

лают этого, а, наоборот, всячески стараются дезинфор-

мировать акционеров.

 

(**24) N. Y. Bus. Corp. Law,  609.

(**25) Del. Gen. Corp. Law,  212.

 

(**26) N. Y. Bus. Corp. Law,  609-3 года; Cal. Corp. Code,  2226

u Oklahoma Statute title 18,  1(60)-7 лет; North Carolina General

Statute  55-68-10 лет.

 

-252-

 

В связи с такого рода злоупотреблениями Федераль-

ная комиссия по регулированию выпуска и обращения

фондовых бумаг корпораций была вынуждена ввести

специальные правила в отношении бланков доверен-

ности и информации, высылаемых акционерам. (*27). В ча-

стности, корпорациями было предписано высылать

акционерам бланки доверенности, по форме напомина-

ющие обычные бюллетени для голосования, с тем что-

бы акционеры при желании могли, определить свое от-

ношение к конкретным вопросам, выносимым на собра-

ния акционеров, указав, поручают ли они голосовать

<за> или <против>. Понятно, что руководители корпо-

рации заинтересованы в таких поручениях акционеров,

которые соответствуют их интересам. Поэтому в про-

тивном случае они просто не принимают высланные им

доверенности.

 

В соответствии с правилами высылаемая акционе-

рам информация должна быть предварительно зареги-

стрирована в названной комиссии. Однако комиссия не

обязана проверять правильность сведений, сообщаемых

руководством корпорации акционерам.

 

Это означает, что директор и управляющие корпо-

раций по-прежнему могут не только ограничиваться

сообщением акционерам самых общих, ничего не гово-

рящих сведений, но и прибегать к дезинформации. На

практике широко используется эта возможность.

 

Кроме того, рассматриваемые правила касаются

только корпораций, акции которых зарегистрированы на

общенациональных фондовых биржах. Следовательно,

за пределами их действия оказываются многие корпо-

рации (в 1959 г. свыше 1200 крупных и средних кор-

пораций), руководители которых по существу свобод-

ны от каких-либо обязанностей в отношении представ-

ляемых ими акционеров.

 

Наконец, голосование по доверенности в корпораци-

ях порождает еще одну проблему. Речь идет о возмож-

ности использования  принадлежащих  корпорациям

средств на покрытие расходов, связанных с получением

от акционеров доверенностей на право голосования.

Этот вопрос приобретает особую остроту в тех случаях,

 

(**27) The Securities Exchange Act, 1934, sec. 14, Rules X-14A-1-12

(15 U.S.C.A.,  75).

 

-253-

 

когда в корпорациях разгорается борьба за власть меж-

ду лицами, в руках которых находится управление

корпорациями, и соперничающими с ними группировка-

ми бизнесменов. Погоня за доверенностями акционеров

в этих случаях стоит каждой из указанных групп огром-

ных денег. Так, в нашумевшей в свое время борьбе за

голоса акционеров в <Нью-Йорк сентрал рейл роид

корпорейшн> директорами и управляющими было за-

трачено 550 тыс. долларов, а их противниками почти в

три раза больше-1 млн. 300 тыс. долларов. Необхо-

димость использования директорами и управляющими

денежных фондов корпорации для оплаты расходов по

посылке акционерам извещений о созыве собраний, по

предоставлению им информации о содержании вопро-

сов, выносимых на эти собрания, а также по принятию

мер, направленных на обеспечение установленного для

собраний акционеров кворума голосов, не подвергается

сомненью. Указанные действия входят в содержание

обязанностей директоров и управляющих как должно-

стных лиц корпораций.

 

Положительно в судебной практике решен в насто-

ящее время и более сложный вопрос о возможности

использования директорами и управляющими фондов

корпораций для финансирования их действий по полу-

чению от акционеров доверенностей на право голосо-

вания при условии, что подобные действия необходимы

для защиты интересов самой корпорации. Такой вывод

был, в частности, сделан в ведущем судебном решении

по данной категории дел-в решении апелляционного

суда штата Нью-Йорк за 1955 г. по делу Rosenfeld v.

<Fairchild Engine & Airplane Corp.>. (*28).

 

Но, как совершенно справедливо было отмечено в

особом мнении большинства судей, голосовавших про-

тив этого решения, сознание заинтересованных лиц,

которыми являются директора и управляющие, практи-

чески не обладает способностью разграничения предпо-

лагаемых интересов корпорации, с одной стороны, и

личных интересов носителей этого сознания, с другой

стороны.

 

Об этом красноречиво свидетельствуют и обстоя-

тельства самого дела, ставшего предметом судебного

 

(**28) 309 N. Y. 168.

-254-

 

разбирательства именно потому, что находившиеся у

власти руководители корпорации незаконно пытались

нажиться за ее счет путем заключения долгосрочного

трудового соглашения с одним из своих коллег с выпла-

той ему непомерно высокого вознаграждения и пенсии.

При этом, что особенно важно отметить, руководители

корпорации в погоне за доверенностями акционеров из-

расходовали принадлежащие корпорации средства и на

такие цели, как устройство для акционеров увесели-

тельных мероприятий, поддержание личных контактов с

ними при помощи специально арендованных самоле-

тов и т. п.

 

Тем не менее суд признал указанные расходы пра-

вомерными, поставив их в прямую связь с защитой ди-

ректорами и управляющими общих интересов корпора-

ции.

 

Это судебное решение дало утвердительный ответ и

на весьма спорный в практике вопрос о праве сопер-

ничающей группировки капиталистов на возмещение из

фондов корпорации расходов, понесенных ею в борьбе

за доверенности акционеров. Оно допускается в случае

захвата ею административной власти в корпорации при

условии утверждения этих расходов большинством го-

лосов акционеров. Суд при этом исходил из того, что

корпорации являются собственниками находящегося

у них имущества и потому правомочны распоряжать-

ся им по своему усмотрению.

 

-255-

 

 6. Система голосования

 

В корпорациях США применяются две системы го-

лосования: прямое голосование и кумулятивное голосо-

вание.

 

При прямом голосовании (straight voting) каждая

акция дает лишь один голос при решении вопроса, вы-

носимого на голосование собрания акционеров. Это

означает, что при выборе директоров корпорации по

каждой кандидатуре, включенной в список для голосо-

вания, за счет одной голосующей акции может быть

подан только один голос. Суммирование голосов, прихо-

дящихся на долю одной акции по всем кандидатурам

списка с последующей отдачей их одному или несколь-

ким кандидатам по усмотрению держателей акций, в

 

-255-

 

этом случае не допускается. Поэтому обладатели боль-

шинства акций при данной системе голосования уком-

плектовывают своими представителями весь состав прав-

ления директоров, исключая всякую возможность пред-

ставительства в этом высшем органе управления кор-

порацией меньшинства акционеров. (*29).

 

Система прямого голосования используется в совре-

менных корпорациях при решении всех выносимых на

обсуждение собраний акционеров вопросов, кроме вы-

боров директоров корпораций, которые чаще проводят-

ся на основе системы кумулятивного голосования.

 

При кумулятивном голосовании (cumulative

voting) в отличие от прямого голосования держатель

одной акции по своему усмотрению управомочен сум-

мировать все голоса, количество которых определяется

числом включенных в список для голосования кандида-

тур, и отдать их одному или нескольким кандидатам

или же распределить иным образом.

 

Система кумулятивного голосования применяется

исключительно при выборе директоров корпораций.

 

Допустим, в список для голосования по избранию

директоров корпорации включено девять человек. При

кумулятивном голосовании держатель одной акции

может все имеющиеся у него девять голосов отдать

только одному кандидату или же проголосовать иным

образом, например одному кандидату отдать пять голо-

сов, а второму - оставшиеся четыре голоса.

 

При подобной системе голосования можно заранее

определить минимальное количество акций, достаточное

для избрания того или иного числа директоров корпо-

рации при помощи меньшинства голосующих акций.

Для этого выведена следующая математическая фор-

мула:

 

х=yn'/(n+1) +1,

 

в которой х обозначает количество акций, необходимых

для избрания желаемого числа директоров, у-общее

количество голосующих акций на собрании, п'-число

 

(**29) Здесь и далее под <меньшинством> или <большинством> акцио-

неров понимаются держатели соответственно <меньшинства> или

<большинства> акций корпорации.

 

-256-

 

директоров, желаемых быть избранными, и п - общее

число директоров, которое должно избрать собрание

акционеров.

 

Предположим, на собрании акционеров с помощью

1000 голосующих акций необходимо избрать в состав

правления директоров корпорации девять человек. При

помощи формулы нетрудно определить, что для избра-

ния, например, одного директора достаточно иметь все-

го 101 акцию. Поэтому система кумулятивного голосо-

вания в корпорациях применяется в интересах мень-

шинства акционеров. И если бы эта система не испыты-

вала на себе противодействия со стороны тех, кто вер-

шит всеми делами корпораций, она в принципе могла

бы служить средством к достижению пропорционального

представительства меньшинства акционеров в правле-

ниях директоров корпораций.

 

В настоящее время система кумулятивного голосо-

вания в качестве обязательной признана конституциями

14 штатов, в том числе штатов Иллинойс, Пенсильва-

ния, Невада, Небраска; и законами о корпорациях 10

других штатов, включая Калифорнию, Мичиган и Огайо.

Во всех других штатах, к числу которых относятся

Нью-Йорк и Делавер, кумулятивное голосование вво-

дится фактически по желанию самих акционеров (а вер-

нее представителей их большинства) путем указания об

этом в уставах корпораций.

 

Но эффект рассматриваемой системы значительно

ослабляется, а иногда вообще сводится на нет введе-

нием во многих корпорациях целого ряда ограничений.

Причем эти ограничения санкционированы тем же за-

конодателем, который предписал считать кумулятивное

голосование обязательной системой голосования в кор-

порациях.

 

К их числу, в частности, относятся: 1) введение

такой системы избрания директоров корпорации, при ко-

торой последние избираются не одновременно, а по час-

тям (допустим, ежегодно по 1/3 всего состава правления

директоров); 2) уменьшение численного состава правле-

ния директоров корпорации до возможного минимума;

3) увеличение срока полномочий директоров; 4) запол-

нение вакансий должностей директоров по решениям

правления директоров корпорации; 5) выпуск неголо-

сующих акций и акций с ограниченными правами на го-

 

-257-

 

лосование; 6) предоставление права голоса держателям

привилегированных акций и облигаций.

 

Наиболее распространенным способом ущемления

права меньшинства акционеров на кумулятивное голо-

сование служит система избрания состава директоров

корпораций по частям в течение нескольких лет. Пред-

принятые попытки к судебному признанию соответствую-

щих законов штатов, санкционировавших применение

этой системы, несовместимыми с волей законодателя о

введении кумулятивного голосования в корпорациях, по-

терпели крах.

 

Заслуживает внимания мотивировка отказа, данная

верховным судом штата Пенсильвания по одному из

таких дел. В решении по делу Janney v. <Philadelphia

Transportation Co.> за 1956 г. этот суд записал: <Кон-

ституция штата предоставляет право на кумулятивное

голосование, но она не имеет своей целью обеспечить

меньшинству акционеров необходимые гарантии для

осуществления данного права>. (*30). Это заявление суда

лишний раз подтверждает откровенно лицемерный ха-

рактер всего буржуазного законодательства США.

 

(**30) 387 Pa. 282.

-258-

 

 7. Соглашения акционеров по вопросу о голосовании

в корпорациях

 

Во многих корпорациях распространены заключае-

мые акционерами специальные соглашения по вопросу

о голосовании. Участниками таких соглашений обычно

являются крупные акционеры, стремящиеся с их по-

мощью придать доминирующему экономическому поло-

жению, которое они занимают в корпорациях, опреде-

ленную правовую форму.

 

Несмотря на разнообразие данных соглашений их

основу составляют способы обеспечения руководства

корпорациями, которое наилучшим образом удовлетво-

ряет интересы крупного капитала.

 

Законодательство штатов и судебная практика обыч-

но признают подобные соглашения акционеров право-

мерными. Наиболее популярными из них в настоящее

время являются соглашения о создании голосовательно-

го треста и соглашения об объединении голосующих

акций.

 

-258-

 

При создании голосовательного треста (a voting

trust) держатели голосующих акций передают на опре-

деленный срок одному или нескольким специально

приглашаемым лицам (trustees) исключительное право

голосования по своим акциям, одновременно оставляя

за собой все другие основные атрибуты права собствен-

ности на акции, включая право на получение дивиден-

дов.

 

Следовательно, главной характерной чертой голосо-

вательного треста является отделение права голосова-

ния по акциям от права собственности на акции в тече-

ние установленного в соглашении периода времени. В те-

чение этого периода акционеры не могут в односторон-

нем порядке аннулировать действие заключенного ими

соглашения.

 

В соглашении о создании голосовательного треста

помимо акционеров и членов треста принимает участие

также корпорация, выпустившая акции, являющиеся

предметом соглашения. По соглашению акционеры

обязаны сдать корпорации свидетельства об акциях,

которые подлежат аннулированию. Вместо них корпора-

ция выдает новые свидетельства об акциях, но уже не

акционерам, а членам учрежденного треста и на имя

последних. В новых свидетельствах об акциях должно

быть указано, что они выданы на основании соглашения

и голосовательном тресте. После этого в регистрацион-

ном журнале корпорации в качестве уполномоченных

держателей акций записываются члены треста, стано-

вящиеся юридическими собственниками зарегистриро-

ванных на их имя акций. Фактическими же собственни-

ками акций продолжают оставаться акционеры, полу-

чающие в подтверждение этого от голосовательного

треста специальные свидетельства.

 

Соглашение о голосовательном тресте в подавляю-

щем большинстве штатов регулируется законами о кор-

порациях. (*31). Эти законы в основном закрепляют изло-

женные положения о голосовательном тресте, вырабо-

танные судебной практикой, хотя в решении отдельных

вопросов содержат и определенные различия.

Так, например, если в большинстве штатов, включая

 

(**31) N. Y. Bus. Corp. Law,  621; Del. Gen. Corp. Law,  218; Cal

Corp. Code,  2230-2231; Тех. Bus. Corp. Act, 2(30).

 

-259-

 

такие штаты, как Нью-Йорк, Делавер, Нью-Джерси,

Мичиган, Пенсильвания, максимальный срок, на кото-

рый разрешается передавать голосование по акциям,

установлен в 10 лет, то в Калифорнии он равен 21 году,

а в Миннесоте- 15 годам. Не во всех штатах одинако-

во решается и такой важный для акционеров вопрос,

как вопрос о полномочиях членов голосовательного

треста на проведение органических изменений в корпо-

рациях (реорганизации, ликвидации и т. п.). Обычно

такие полномочия особо оговариваются в соглашениях.

В противном случае они не признаются судами боль-

шинства штатов. Лишь в практике судов отдельных шта-

тов встречаются противоположные решения. (*32).

 

Следует отметить, что в практике действительными

признаются лишь те соглашения об образовании голо-

совательного треста, которые были оформлены в соот-

ветствии с требованиями закона. Такой вывод был сде-

лан, в частности, верховным судом штата Делавер в

1957 г. в решении по делу Abercrombie v. Davis. (*33). Это

решение является в настоящее время одним из ведущих

судебных решений по делам, связанным с функциони-

рованием голосовательных трестов.

 

Соглашения об образовании голосовательных трес-

тов используются крупным капиталом в целях монопо-

лизации производства, главным образом, при проведе-

нии реорганизации корпораций, в связи с чем они за-

служили печальную известность среди многих слоев-

американского общества. Членами голосовательных

трестов являются, как правило, крупные промышлен-

ники, банкиры и профессиональные управляющие,

 

Внутри корпораций соглашения об образовании го-

лосовательных трестов направлены на лишение мелких

акционеров тех прав, которые хотя бы формально еще

продолжают им принадлежать. Вследствие этого дан-

ные соглашения заключаются прежде всего в крупных

и средних корпорациях.

 

Соглашения акционеров об объедине-

нии голосующих акций применяются преиму-

щественно в мелких корпорациях закрытого типа с не-

большим числом акционеров.

 

(**32) См., например, решение суда штата Висконсин по делу Got-

tsehalk v. <Avalon Realty Co.>, 249 Wis. 78 (1946).

(**33) 130 A. 2d 338.

 

-260-

 

К соглашениям об объединении голосующих акций

относятся соглашения, в силу которых двое или более

акционеров принимают на себя взаимные обязанности

по совместному согласованному использованию имею-

щихся у них в корпорации голосов.

 

В отличие от голосовательного треста в данном слу-

чае право голосования не отделяется от права собствен-

ности на акции и не передается другим лицам. Оно осу-

ществляется самими акционерами в направлении, о ко-

тором они взаимно договорились.

 

Правда, возможны такие ситуации, когда в ходе

исполнения соглашения сторонам не удается догово-

риться по какому-либо конкретному вопросу, по кото-

рому они должны совместно голосовать. Во избежание

такого рода затруднения в соглашении обычно вклю-

чаются положения о соответствующей процедуре по

устранению возможных разногласий, одним из компо-

нентов которой является назначение специального ар-

битра. Последнему, как правило, стороны предостав-

ляют право принятия окончательного решения по

спорным вопросам, возникающим между ними в ходе

выполнения соглашения.

 

Деятельность арбитра качественно отлична от функ-

ций членов голосовательного треста по голосованию в

корпорациях. Его правовое положение при исполнении

обязанностей в судебной практике приравнивается к

положению совместного представителя участвующих в

соглашении акционеров, голосующего на основе безот-

зывной доверенности. (*34).

 

Право акционеров на установление договорной про-

цедуры по урегулированию возникающих между ними

разногласий, признается не только судами, но и зако-

нами ряда штатов. (*35).

 

Рассматриваемые соглашения акционеров в корпо-

рациях, акции которых продаются публике, признаются

законными лишь в случаях, когда они не содержат ус-

ловий, направленных на ограничение компетенции ди-

 

(**34) Решение суда штата Делавер за 1946 г. по делу Ringling

v. <Riingling Bross-Barnum & Bailey Combined Shows, Inc.>.

29 Del. Ch. 318 и решение верховного суда штата Делавер за 1947 г.

но делу <Ringling Bross-Burnum & Bailey Combined Shows, Inc.>,

v. Ringling, 29 Del. Ch. 610 (a).

(**35) См., например, N. Y. Bus. Corp. Law,  620.

 

-261-

 

ректоров и управляющих в области управления корпо-

рациями. (*36).

 

Однако это сугубо формальный характер. Ибо значе-

ние данных соглашений как раз в том и состоит, что в

тех случаях, когда никто из крупных акционеров не

располагает большинством голосов, они дают правовую

возможность избрания таких директоров, которые будут

проводить выгодную для участников этих соглашений

политику в области управления корпорациями.

 

(**36) Решение суда штата Делавер за 1956 г. по делу Aber-

crombie v. Davis, 123 А. 2 d 893 и решение верховного суда шта-

та Делавер по тому же делу за il957 г. 130 A. 2d 338; N. Y. Bus. Corp.

Law,  620 (b).

 

-262-

 8. Право акционеров на ознакомление с документацией

корпораций

 

Доступ к документации, ведущейся корпорациями по

всем основным вопросам их деятельности (учет акцио-

неров, финансовые документы, протоколы и решения

собраний акционеров и заседаний правлений директо-

ров и т. п.), имеет чрезвычайно важное значение для

акционеров. Эта документация является по существу

единственным источником более или менее надежной

информации, с помощью которой акционеры могут со

знанием дела и достаточно квалифицированно осущест-

влять принадлежащие им в корпорациях права.

 

Поэтому акционеры, которых в США громко име-

нуют <собственниками> корпораций, должны, казалось

бы, иметь неограниченное право на получение от по-

следних всех интересующих их сведений. На деле все

обстоит иначе.

 

Содержание и пределы права акционеров на озна-

комление с документацией корпораций в настоящее

время определяются законами штатов, а имеющиеся в

них пробелы восполняются нормами общего права.

 

В законах различных штатов наблюдается большой

разнобой в регулировании многих существенных вопро-

сов, относящихся к рассматриваемому праву акционе-

ров. Достаточно сказать, что в них далеко не одинако-

во решаются даже наиболее принципиальные пробле-

мы, интересующие акционеров. Среди них - проблема

 

-262-

 

установления перечня документов, представляемых для

ознакомления, и проблема определения самих условий,

при наличии которых акционеры правомочны реализо-

вать принадлежащее им право.

 

В отношении первой проблемы следует подчеркнуть,

что законы ни одного штата не включают в число доку-

ментов, предоставляемых для обозрения акционерам,

всей ведущейся корпорациями документации, которая

может их интересовать.

 

Наиболее широкие возможности в этом отношении

представляет закон штата Калифорния, разрешающий

акционерам при наличии предусмотренных им условий

знакомиться с книгами регистрации акционеров (или их

дубликатами), книгами по финансовым операциям, про-

токолами собраний акционеров, заседаний правления

директоров и исполнительного комитета, документацией,

относящейся к собственности и фондам корпораций. (*37).

 

Закон штата Нью-Йорк сужает перечень открывае-

мой для обозрения акционеров документации до списка

акционеров корпорации и протоколов собраний акцио-

неров. А закон о корпорациях штата Делавер предос-

тавляет акционерам возможность знакомиться лишь с

журналом регистрации акционеров корпорации. (*38).

 

Правда, согласно нормам общего права суды могут

расширить перечень документов, предоставляемых для

ознакомления акционерам, когда это диктуется обстоя-

тельствами конкретных дел. Однако они этого в настоя-

щее время не делают. В практике многих судов наме-

тилась тенденция ограничения обозрения акционеров

соответствующими выписками из документов, главным

образом из списков акционеров с указанием местожи-

тельства имеющихся у них акций. (*39). Такая тенденция су-

дов находит определенное отражение и в законах ряда

штатов. (*40).

 

С точки зрения характера условий, обеспечивающих

доступ акционеров к документации корпораций, законы

всех штатов можно разделить на две основные группы.

 

(**37) Cal. Corp. Code,  3003, 3005.

 

(**38) N. Y. Bus. Corp. Law,  624; Del. Gen. Corp. Law,  220.

(**39) См. R. Baker and W. Сагу. Cases and Materials on Cor-

porations, p. 733.

(**40) N. Y. Bus. Corp. Law,  607; Del. Gen. Corp. Law,  219.

 

-263-

 

Одни из них устанавливают так называемое квалифи-

цированное право акционеров, вторые - абсолютное

право.

 

Наличие квалифицированного права допускает озна-

комление акционеров с документацией лишь при дока-

занности того, что представляемая им информация не

будет использована во вред интересам корпораций. Ти-

пичным примером подобного использования информации

является раскрытие производственной и коммерческой

тайн корпорации ее конкурентам. Общее право возла-

гает бремя доказывания отсутствия таких намерений на

самих акционеров, что, естественно, значительно огра-

ничивает возможность пользования правом на ознаком-

ление с документацией. По этому пути пошли законы о

корпорациях   многих штатов. Например, согласно

 624 (с) закона штата Нью-Йорк акционер, желающий

ознакомиться с документацией корпорации, должен

представить письменное заверение, данное под прися-

гой, что он не преследует цель, противную интересам

корпорации, и что он до этого в течение пяти лет не про-

давал (ни предлагал для продажи) списка акционеров

любой отечественной или иностранной корпорации, а

также иным путем не участвовал и не помогал другим

лицам в передаче таких списков.

 

Осуществление квалифицированного права ознаком-

ления с документацией корпораций связано также со

многими иными ограничительными для акционеров ус-

ловиями. К ним относится, во-первых, наличие необхо-

димого предварительного срока, в течение которого

лица, желающие получить интересующую их информа-

цию, состояли акционерами соответствующих корпора-

ций (в Нью-Йорке-шесть месяцев), и, во-вторых, об-

ладание определенным процентом выпущенных корпо-

рациями акций (в Нью-Йорке-не менее 5%). Послед-

нее условие открыто направлено против мелких акцио-

неров.

 

Квалифицированное право акционеров на ознакомле-

ние с документацией при желании должностных лиц

корпораций всегда может быть сведено на нет. Это дало

основание Е. А. Стефану заметить, что <в печати США

приводится множество судебных дел, из которых видно,

что акционеры получали для ознакомления списки ак-

ционеров после окончания собраний, когда директора,

 

-264-

 

которых они хотели сместить, оказывались переизбран-

ными на свои должности>. (*41).

 

Идея так называемого абсолютного права акционе-

ров на ознакомление с документацией сводится к тому,

чтобы предоставить акционерам свободный, ничем не

ограниченный доступ к документации корпораций, неза-

висимо от целей ее использования. Как правило, абсо-

лютное право предусматривается законами тех штатов,

в которых перечень открываемой для обозрения акцио-

неров документации корпораций сведен до минимума,

например штата Делавер. (*42).

 

Указанное абсолютное право в изложенном понима-

нии носит чисто умозрительный характер. На практике

суды отказывают в его защите, если будет установлено,

что оно используется в целях, противоречащих инте-

ресам корпораций. Отказ мотивируется обычно тем, что

это право является абсолютным лишь по закону. Суды

же по своему усмотрению могут решать вопрос так, как

им кажется правильным. Такой вывод, в частности, был

сделан в 1930 г. верховным судом штата Мичиган в ре-

шении по делу Slay v. <Polonia Publishing Co.>. (*43).

 

Другими словами, абсолютное право акционеров на

ознакомление с документацией корпораций во многих

случаях оказывается не более чем красивой фразой.

Юридически оно не гарантируется.

 

(**41) Е. A. Stephan. Highlights of the Montgomery Ward Proxy

Contest from a Lawyer's Viewpoint. II Bus. Lawyer 90 (nov. 1955).

(**42) Del. Gen. Corp. Law,  219, 220.

(**43) 249 Mich. 609.

 

-265-

 

 9. Иски акционеров

 

К числу наиболее эффективных способов охраны

прав акционеров в корпорациях закон и суды относят

прямые и производные иски акционеров.

 

Прямыми исками (the direct actions) считаются

иски, предъявляемые   акционерами к корпорациям

(реже к иным лицам) от своего собственного имени или

от имени группы акционеров в связи с нарушением

прав, вытекающих из их членства в корпорациях.

 

В тех случаях, когда по характеру требования ак-

ционер выступает в защиту своих личных интересов,

имеет место индивидуальный иск. В качестве при-

 

-265-

 

меров таких индивидуальных исков можно назвать иски

об осуществлении права акционера на ознакомление с

документацией корпорации, о продаже акционеру вновь

выпускаемых корпорацией акций при наличии у него

преимущественного права на их приобретение, о допуске

к голосованию и др.

 

Если же прямой иск, помимо защиты личных инте-

ресов истца, направлен также на охрану интересов

определенной группы акционеров, то он будет назы-

ваться групповым иском. К групповым искам отно-

сятся, например, иски акционеров об объявлении и вы-

плате дивидендов.

 

Следует сказать, что подлинная эффективность этих

исков в защите прав акционеров весьма сомнительна.

Причиной этого является чрезмерная дороговизна и про-

должительность судебного процесса в США, а также от-

сутствие необходимых юридических (не говоря уже об

экономических) гарантий, которые могут быть предос-

тавлены судами на стадии реализации данных исков.

 

Еще хуже обстоит дело в этом отношении с произ-

водными исками акционеров (derivative actions).

 

Производными называются иски, предъявляе-

мые акционерами от имени корпораций к лицам (вхо-

дящим и не входящим в состав корпораций), нарушаю-

щим интересы корпораций в целом. В отличие от пря-

мых исков интересы самих акционеров при предъявле-

нии данной категории исков удовлетворяются не непо-

средственно, а в косвенной форме - путем предваритель-

ного восстановления нарушенных прав корпораций.

В роли ответчиков по производным искам выступают,

как правило, директора, управляющие и держатели

контрольных пакетов акций, а также иные лица, связан-

ные с ними общими экономическими интересами.

 

Поэтому в практике производные иски получили на-

именование исков меньшинства акционеров. К числу

производных относятся, например, иски о возмещении

корпорации убытков, возникших в результате незакон-

ных сделок, заключенных ее администраторами; о воз-

врате корпорации дивидендов и других доходов, непра-

вомерно полученных директорами, управляющими и

крупными акционерами.

 

Производные иски- акционеров первоначально при-

знавались лишь правом справедливости. В последующем

 

-266-

 

они были узаконены Федеральными правилами по граж-

данскому процессу, а затем и законами штатов.

 

В настоящее время проблемы, связанные с произ-

водными исками акционеров, разрешаются преимуще-

ственно законами штатов о корпорациях.

 

Большинство из них восприняло в том или ином

виде ограничения в отношении права акционеров кор-

пораций на предъявление производных исков, установ-

ленные Федеральными правилами по гражданскому

процессу. (*44). А законы ряда штатов, например штата

Нью-Йорк, (*45), пошли в этом отношении еще дальше. Ука-

занные ограничения в основном сводятся к следующему.

 

1. В качестве надлежащего истца по производному

иску может выступать только акционер, удовлетворяю-

щий одновременно двум условиям. Во-первых, он обя-

зан быть держателем акций корпорации, от имени ко-

торой он выступает, на момент предъявления в суде

иска. Во-вторых, он должен быть таковым также в пе-

риод совершения противоправного действия, которое

он пытается оспорить, или, во всяком случае, соответ-

ствующее право на имеющиеся у него акции должно

перейти к нему позднее в силу закона (например, по

наследству), а не договора.

 

Второе условие особенно обременительно, поскольку

оно лишает возможности пользоваться правом на

предъявление производных исков ту категорию-лиц,

которая больше всего в нем нуждается. Речь идет о ли-

цах, которые на момент приобретения акций не имели

никакого представления о тех правонарушениях, имев-

ших место в корпорации, знание которых удержало бы

многих из них от покупки акций.

 

2. Прежде чем получить право на предъявление

производного иска, акционер должен предпринять необ-

ходимые меры к тому, чтобы аналогичные исковые тре-

бования были заявлены в суде самой корпорацией.

В этих целях он обязан обратиться с соответствующей

просьбой к директорам корпорации, а при необходимо-

сти - к собранию акционеров или же доказать суду, что

подобное обращение было лишено всякого смысла, по-

скольку директора и большинство акционеров корпора-

 

(**44) См.. например, законы о корпорациях штатов Делавер, Мин-

несота, Невада, Нью-Джерси, Техас.

(**45) N. Y. Bus. Corp. Law,  626, 627.

 

-267-

 

ции сами заинтересованы в том противоправном дейст-

вии, которое он намеревается оспорить.

 

Директора корпорации, если они непосредственно не

замешаны в оспариваемом действии и являются к тому

же, по выражению судов, честными людьми, могут от-

клонить просьбу акционера. В этом случае последний

лишается права предъявления производного иска. Та-

кой вывод был сделан, в частности, в решении Феде-

рального апелляционного суда США за 1957 г. по делу

Swanson v. Traer. (*46).

 

Дискуссионным в практике продолжает оставаться

вопрос о том, в каких случаях акционеры, желающие

предъявить производный иск, должны предварительно

апеллировать к собранию акционеров корпорации. (*47).

Большинство судов склоняется в настоящее время к то-

му, что такое обращение необходимо во всех случаях,

когда собрание акционеров может большинством голо-

сов ратифицировать соответствующие неправомерные

действия, оспариваемые в производном иске акционера.

Предполагается при этом, что сама возможность подоб-

ного обращения к собранию акционеров не исключена

смыслом закона.

 

В силу господствующего в судебной практике мне-

ния <незаинтересованные> акционеры большинством го-

лосов могут утвердить любое незаконное действие

директоров, управляющих и других лиц корпорации и

тем закрыть двери в суд меньшинству акционеров, стре-

мящемуся защитить свои противоправно нарушенные

интересы. (*48).

 

Следует заметить, что меньшинству акционеров, не-

посвященному в тайны корпорации, практически очень

трудно доказать факт прямой заинтересованности

большинства акционеров в оспариваемых им противо-

правных действиях руководства корпорации. Кроме

того, в крупных корпорациях при широком голосовании

по доверенностям директорам и управляющим не предо-

 

(**46) 249 F. 2d 854.

 

(**47) Законы штатов Нью-Йорк, Калифорния и Огайо не преду-

сматривают необходимости предварительного обращения истца к соб-

ранию акционеров. Для действительности производного иска доста-

точно заявления соответствующего требования правлению директоров

корпорации.

 

(**48) См. решение верховного суда штата Огайо за 1955 г. по делу

Claman v. Robertson, 164 Ohio St. 61.

 

-268-

 

ставляет особого труда склонить требуемое большинст-

во на свою сторону с целью ратификации своих незакон-

ных действий. (*49).

 

3. Законы о корпорациях многих штатов предусмат-

ривают, что если акционер, предъявляющий производ-

ный иск, не является держателем определенного про-

цента выпущенных корпорацией акций или же общая

цена его акций не достигает установленной суммы, то

он должен сделать в депозит суда определенный денеж-

ный взнос. Последний вносится до или в ходе разбира-

тельства дела, но не позднее вынесения решения. Его

сумма определяется судом и должна быть достаточной

для обеспечения всех расходов по делу, включая стои-

мость гонорара адвокатов не только самого истца, но и

ответчиков по делу. (*50).

 

В эту сумму включаются также все расходы, кото-

рые будут понесены корпорацией в связи с необходи-

мостью выплаты компенсации директорам и иным

должностным лицам за участие в деле. Если акционер

не выигрывает дела по заявленному им производному

иску, он теряет всю указанную сумму, которая часто

достигает огромных размеров.

 

Так, в деле Truneable v. <Universal Pictures Co.> (*51)

она достигла 150 тыс. долларов.

 

Размер минимального процента акций, а также об-

щая цена акций, освобождающих акционера от обязан-

ности внесения в депозит суда указанной суммы, могут

 

(**49) Кстати сказать, корпорация, от имени которой предъявляется

производный иск, выступает на стороне ответчика.

 

(**50) Отдельные суды до сих пор продолжают придерживаться

правила о нератификации (the nonratification rule). Суть данного пра-

вила, подтвержденного в 1962 г. в решении Федерального апелля-

ционного суда по делу Rogers v. <American Сап Co.> (305 F 2d 297),

сводится к тому, что обращение истцов по производным искам к соб-

раниям акционеров корпораций по существу не является необходимым

условием для рассмотрения соответствующих дел в суде. Верховный

суд штата Делавер в решении по делу Gottlieb v. <Heiden Cheni.

Corp.> от 1952 г, (33 Del. Ch. 177) пришел к компромиссному выво-

ду. По его мнению, рассмотрение акционерами корпорации дела долж-

но обязательно предшествовать предъявлению производного иска в

суде. Однако суд правомочен войти в обсуждение правомерности при-

нятого акционерами решения с учетом фактических обстоятельств

дела. На такую же позицию встали редакторы журнала <Columbia

Law Review>, <The Nonratification Rule and the Demand Requirement,

<The Case Limited Judicial Review>. 6 Col. L. Rev. 1104 (1963).

(**51) 76 F. Supp. 465 S.D.Y. (1948).

 

-269-

 

быть неодинаковы в различных штатах. В частности,

в штате Нью-Йорк акционер не должен делать взнос,

если он является держателем не менее 5% акций соот-

ветствующего вида, выпущенных корпорацией, или об-

щая цена имеющихся у него акций превышает 50 тыс.

долларов.

 

Вводя подобные непреодолимые для мелких акцио-

неров ограничения, законы открыто ставят их в не-

равноправное по сравнению с крупными акционерами

положение.

 

В силу этих ограничений производные иски вообще

не могут рассматриваться в качестве средства охраны

прав меньшинства акционеров в корпорациях.

 

Производный иск, по словам Ю. Ростоу, <не являет-

ся универсально эффективным средством защиты от

противоправных действий директоров. Более того, часто

он вообще не может выступать в такой роли. Споради-

ческий в своем применении, дорогостоящий в судебном

процессе он использовался время от времени в качестве

орудия вымогательства или для очистки совести>. (*52).

 

(**52) W. W. Rostow. To Whom and for What Ends is Corporate

Management Responsible. <The Corporation on Modern Society> by

S. Mason, p. 59.

 

-270-

 

ГЛАВА XI

УПРАВЛЕНИЕ КОРПОРАЦИЯМИ

 

 1. Общая структура органов управления

корпорациями

 

Согласно закону управление корпорациями осуществ-

ляется директорами и управляющими. Отдельные суды

склонны считать, что в управлении корпорациями при-

нимают непосредственное участие также крупные ак-

ционеры, являющиеся держателями контрольных паке-

тов акций. Поэтому последние при совершении противо-

правных действий подвержены наравне с директорами

и управляющими определенной ответственности, пред-

усмотренной законом или выработанной судебной прак-

тикой.

 

Подобное мнение судов имеет под собой реальную

основу, ибо данная категория акционеров благодаря ее

господствующему положению в корпорациях определяет

основную политику по руководству корпорациями и фор-

мирует сам состав директоров и управляющих, при-

званных проводить эту политику в жизнь.

 

По прямому смыслу закона распределение функций

между директорами и управляющими по управлению

корпорациями сводится к следующему.

 

Правление директоров корпорации призвано быть

основным и по существу единственным официальным

органом, уполномоченным на управление делами корпо-

рации. При этом предполагается, что компетенция прав-

ления директоров сводится к установлению общих прин-

ципов деятельности корпорации, определению основ ее

производственной, торговой и иной политики, решению

 

-271-

 

наиболее важных конкретных вопросов, таких, как рас-

пределение прибылей, выплата дивидендов, подбор и на-

значение управляющих, общий надзор за деятельностью

последних и т. п. Другими словами, занятие повседнев-

ными делами в число задач правления директоров кор-

порации не входит.

 

Эти функции относятся к компетенции управляющих,

которые в своей деятельности должны быть полностью

подконтрольны правлению директоров корпорации.

 

Однако во многих средних и особенно крупных кор-

порациях указанное соотношение в положении директо-

ров и управляющих оказалось нарушенным.

 

В период империализма основные функции в облас-

ти руководства корпорациями стали переходить непо-

средственно в руки управляющих. Юридически это

может быть достигнуто разными способами. Из них

наибольшее распространение в практике получило ком-

плектование правлений директоров преимущественно из

числа самих же управляющих и других высших долж-

ностных лиц корпораций.

 

Вследствие этого правления директоров как незави-

симые органы корпораций, призванные определять ос-

новные аспекты их деятельности, фактически перестали

существовать. Они превратились в органы, лишь штам-

пующие решения, принимаемые управляющими кор-

пораций.

 

Кроме того, права, принадлежащие в. силу закона

правлениям директоров, как правило, официально деле-

гируются ими многочисленным комитетам, управлениям

и отделам, создаваемым в корпорациях для осуществле-

ния практического руководства их деятельностью.

 

Сказанное, однако, вовсе не означает, что управ-

ляющие корпораций превратились в какую-то самостоя-