Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

М. М. БОГУСЛАВСКИЙ

 

ВОПРОСЫ

АВТОРСКОГО ПРАВА

В МЕЖДУНАРОДНЫХ

ОТНОШЕНИЯХ

 

МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА

ПРОИЗВЕДЕНИЙ

ЛИТЕРАТУРЫ И НАУКИ

 

Издательство <Наука>

Москва

1973

 

В книге анализируются основные многосторонние соглашения

в области авторского права, и прежде всего Всемирная (Женев-

ская) конвенция об авторском праве 1952 г., участником кото-

рой является Советский Союз (с 27 мая 1973 г.).

Рассматриваются тенденции в этой области с учетом экономиче-

ских и социально-культурных аспектов. Особое внимание уде-

ляется вопросам авторского права, возникающий при осуществ-

лении культурного и научно-технического сотрудничества СССР

с другими социалистическими странами.

Предлагаемая вниманию читателя работа представляет собой

продолжение исследования международно-правовых проблем

охраны интеллектуальной собственности, предпринятого профес-

сором М. М. Богуславским. Первая книга автора в этой области,

выпущенная издательством, была посвящена вопросам между-

народной охраны изобретений (М. М. Богуславский. Патентные

вопросы в международных отношениях. Международно-право-

вые проблемы изобретательства. М., 1962).

 

1105-0230

Б  042- (02) -73 -180-73

 

c Издательство <Наука>, 1973 г.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Предисловие . 7

 

Глава 1 Общие проблемы международной охраны авторского права   11

1 Территориальный характер авторского права . 11

2 Виды международной охраны авторского права . 18

3 Капиталистические  монополии  и международная охрана авторских прав . 34

4 Авторское право и проблемы развивающихся стран . 44

5 Влияние технического прогресса на развитие международной охраны

  авторских прав . 61

 

Глава 2 Исторические очерк развития международной охраны авторского права . 72

1 От <Литературного конгресса> 1858 г. до дипломатических конференции: XX в..72

2 Участие России в международной охране авторских прав  91

 

Глава 3 Международаые многосторонние соглашения об охране авторского права .105

1 Участие государств в многосторонних соглашениях . 105

2 Бернский союз и его органы . 111

3 Всемирная организация интеллектуальной собственности . 115

4 ЮНЕСКО и вопросы авторского права . 122

5 Основные проблемы конвенционной охраны авторских прав

  и их разрешение в Бернской и Всемирной конвенциях . .126

 

Общие вопросы . 126

Лица, имеющие право на конвенционную охрану . 127

Охраняемые произведения . 133

Условия предоставления конвенционной охраны . 138

Срок конвенционной охраны . 141

Личные права авторов . 144

Право на перевод произведения . 146

Право на воспроизведение экземпляров произведения . 152

Право на публичное исполнение . 158

Вопросы авторского права при передаче по радио и телевидению . 159

Особенности охраны в области кино . 162

Обратная сила действия конвенций . 163

 

Глава 4 Проблемы международной охраны результатов научных исследований .  167

1 Попытки создания международных соглашений об охране результатов

  научных исследований . 167

2 Перспективы международно-правового регулирования охраны научных открытий . 175

 

Глава 5 Авторские права иностранцев в СССР . 186

1 Общая характеристика советского авторского права и положения иностранцев

  в этой области . 186

2 Правовой режим охраняемых в СССР произведений иностранных авторов,

  выпущенных в свет в СССР . 194

3 Вопросы использования неохраняемых произведений иностранных авторов . 199

4 Правовой режим охраняемых в СССР произведений иностранных авторов,

  выпущенных в свет за границей . 206

5 Советское законодательство в области авторского права

  и международные соглашения . 209

 

Глава 6 Правовые вопросы охраны и использования произведений советских авторов

  за границей .  214

1 Советское законодательство об охране произведений советских граждан

  за рубежом . 214

2 Охрана произведений советских граждан за рубежом на основании постановлений

  международных договоров и соглашений .  217

3 Охрана произведений советских граждан за рубежом на основании постановлений

  внутреннего законодательства .   225

4 Правовые формы использования произведений советских авторов за рубежом

  с участием советских организаций .  232

 

Глава 7 Вопросы авторского права при осуществлении сотрудничества СССР

  с зарубежными социалистическими странами . 240

1 Значение  культурного  и научного сотрудничества СССР

  с социалистическими странами . 240

2 Двусторонние соглашения СССР с другими социалистическими странами

   о взаимной охране авторских прав . 243

3 Издательские и иные договоры об использовании произведений . 256

4 Вопросы авторского права на научные произведения,

  созданные в ходе осуществления научно-технического сотрудничества . 259

 

Заключение . 272

Список сокращений . 278

Приложения .   279

Приложение 1 Документы Женевской конференции 1952 г.  280

Приложение 2 Документы Парижской конференции 1971 г. по пересмотру

  Всемирной конвенции об авторском праве.    293

Приложение 3 Бернская конвенция об охране литературных и художественных

  произведений от 9 сентября 1886 г. .    301

Библиография . 329

Предметный указатель . 333

 

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Книга писателя, монография ученого, созданная в одной стра-

не, публикуется затем во многих других странах. Объем пере-

водной литературы все время возрастает. Бурный научно-техни-

ческий прогресс, развитие таких современных технических

средств, как радио, телевидение и кино, привело к тому, что

произведения национальной литературы и искусства широко рас-

пространяются во всем мире.

 

Настоящая работа посвящена вопросам авторского права, воз-

никающим в современных международных отношениях.

 

Автор делает попытку рассмотреть, каким образом решаются

вопросы авторского права в условиях гигантского обмена

культурными ценностями, достижениями творческого труда, и об-

ращает внимание на связь между решением этих вопросов и

расширением международного культурного и научного сотрудни-

чества. Социалистические государства стремятся расширять и

улучшать обмены в области культуры и информации со всеми

странами.                                                 

 

Стремление развивать культурные и научные связи со всеми

странами-это составная часть ленинской политики мира и со-

трудничества, проводимой Советским государством, часть Про-

граммы мира, провозглашенной XXIV съездом КПСС.

 

Программа мира, выдвинутая XXIV съездом КПСС, стала

действенным фактором мировой политики. В этой программе вы-

ражены ленинские принципы мирного сосуществования государств

с различным социальным строем. Развитие взаимовыгодного куль-

турного и научно-технического сотрудничества между социали-

стическими и капиталистическими государствами - составная

часть этой программы.

 

Признание и проведение в жизнь принципов мирного сосуще-

ствования охватывает в современных международных отношени-

ях все новые области, одна из которых - система международ-

ной охраны авторских прав.

 

-7-

 

Общие тенденции развития системы международной охраны

авторских прав проявляются в развитии многосторонних конвен-

ций по авторскому праву. Рассмотрение истории разработки

этих конвенций и их содержания представляет большой интерес.

 

Интерес к проблемам международной охраны авторских прав

определяется тем обстоятельством, что Советский Союз в 1973 г.

присоединился к Всемирной (Женевской) конвенции об авторском

праве 1952 г. и активно участвует в работе основных международ-

ных организаций, занимающихся вопросами авторского права, та-

ких как Организация Объединенных Наций по вопросам просве-

щения, науки и культуры (ЮНЕСКО) и Всемирная организация

интеллектуальной собственности (ВОИС). Под интеллектуальной

собственностью, согласно Стокгольмской конвенции 1967 г. об уч-

реждении ВОИС, понимаются права, относящиеся как к литера-

турным, художественным, научным произведениям, так и к изо-

бретениям и научным открытиям.

 

Даваемый в работе анализ конвенций об авторском праве при- -

зван восполнить определенный пробел, образовавшийся в совет-

ской литературе по международному частному праву. (*1).

 

В работе анализируются двусторонние соглашения о взаимной

охране авторских прав, заключенные СССР с другими социали-

стическими государствами, и практика их применения. Эти со-

глашения способствуют укреплению научных и культурных свя-

зей между Советским Союзом и братскими странами социалисти-

ческого содружества.

 

Основное внимание в работе уделяется вопросам авторского

права па произведения литературы и науки. Это объясняется тем

значением, которое при создании других технических средств рас-

пространения информации сохранило в современном мире распро-

странение книг и другой печатной продукции. О размахе культур-

ного и научного обмена с помощью книг красноречиво говорит

тот факт, что, по данным ЮНЕСКО, за пять лет (1965-1969 гг.)

в мире было переведено более 190 тыс. книг (но числу их па-

званий), причем первое место среди переводной литературы зани-

мают труды В. И. Ленина. Имея в виду значение книги для

развития культуры, образования и науки, ЮНЕСКО объявила

1972 год годом книги, девизом которого были выбраны слова

 

(**1) Кроме небольших параграфов в учебниках и курсах международного

частного права специально по этим вопросам были опубликованы лишь

отдельные статьи (см. Библиографию).

 

-8-

 

<Книга для всех>. Это было сделано по инициативе Советского

государства.

 

По выпуску книг Советский Союз занимает первое место в ми-

ре. В среднем на каждого читателя в пашей стране приходится

примерно шесть книг в год общим объемом около 60 печатных

листов. Книги издаются огромными тиражами. К 50-летию Со-

ветского Союза (1972 г.) в области культуры достигнуты исклю-

чительно большие успехи. В 1971 г. было выпущено более 35 тыс.

книг тиражом свыше 1,5 млрд. экземпляров. За годы Советской

власти было выпущено более 38 млрд. книг и брошюр. Книга

стала достоянием всех трудящихся. Цены на книги в Советском

Союзе самые низкие в мире.

 

За годы Советской власти были изданы произведения авторов

из 101 зарубежной страны (29 тыс. названий тиражом около

1,5 млрд. экземпляров). В их числе произведения более 1200 пи-

сателей и поэтов социалистических стран, 522 писателей и поэтов

Франции, 325 авторов США, 316 английских и 132 итальянских

писателей, 150 писателей Скандинавских стран, около 500-из

стран Азии и Африки.

 

По данным ЮНЕСКО, Советский Союз по выпуску перевод-

ной литературы также занимает первое место в мире. Так, если

в 1969 г. в СССР было издано 3853 книги (по числу наимено-

ваний), то в этом же году в ФРГ (второе место) переведено

2878, в Испании (третье место) - 2737, а в США (четвертое

место) - уже только 2059 (*2).

 

Книги иностранных авторов стали издаваться в нашей стране

в первые же годы после Великой Октябрьской социалистиче-

ской революции. Герберт Уэллс, побывавший в 1920 г. в Москве

и Петрограде, писал: <В этой непостижимой России, воюющей,

холодной, голодной, испытывающей бесконечные лишения, осуще-

ствляется литературное начинание, немыслимое сейчас в богатой

Англии и богатой Америке... В умирающей с голоду России сотни

людей работают над переводами; книги, переведенные ими, печа-

таются и смогут дать повой России такое знакомство с мировой

литературой, какое недоступно ни одному другому народу>. (*3).

 

В Советском Союзе книги выходят на 89 языках народов

СССР и на 56 иностранных языках, т. е. в общей сложности

на 145 языках. Советские книги широко распространяются за ру-

 

(**2) <Index translationum>. Paris, 1971, p. 900-901.

(**3) Г. Уэллс. Россия во мгле. Госполитиздат, 1958, стр. 28.

 

-9-

 

бежом. Только в капиталистических государствах в 1971 г. было

выпущено 1325 произведений советских авторов.

 

По данным ЮНЕСКО, переводы с русского языка занимают

одно из первых мест (наряду с переводами с немецкого языка

они идут после переводов с английского и французского язы-

ков). В 1966-1968 гг. в Советском Союзе было издано 1800 книг,

переведенных с английского и французского языков (по числу

наименований). За эти же годы три наиболее крупные страны

Запада: США, Англия и Франция, вместе взятые,-издали лишь

около тысячи книг, переведенных с русского языка. (*4).В то же

время во многих других странах переводилось больше книг совет-

ских авторов, чем книг авторов этих стран в СССР (например,

в Японии-в 5-6 раз больше, в Италии и ФРГ-в 2 раза).

 

В современный период научно-технической революции особое

значение имеет распространение научной и учебной литературы.

Литературная форма является, однако, не единственной для на-

учных произведений, поэтому в работе рассматривается специфи-

ка правовой охраны произведений науки, получивших иную фор-

му выражения. Что же касается использования произведений му-

зыки и кино, передач по радио и телевидению, то в отношении

этих вопросов освещаются лишь основные положения. Ряд смеж-

ных проблем радиоправа или проблем, возникающих в области

международно-правового регулирования телевидения, выходят за

пределы настоящего исследования.

 

В приложении к работе помещены тексты конвенций, рассма-

триваемых в работе. Текст Всемирной (Женевской) конвенции об

авторском праве дается в редакции 1952 г.; дополнительные

статьи, принятые на Парижской дипломатической конференции

1971 г., помещены в приложении отдельно, а изменения огово-

рены в примечаниях к основному тексту. Текст Бернской кон-

венции об охране литературных и художественных произведений

1886 г. помещен в последней редакции, принятой на Парижской

дипломатической конференции 1971 г. В приложении дается так-

же список основной литературы по теме работы.

 

Таковы основные цели, которые ставил перед собой автор при

написании работы.

 

(**4) На это справедливо обращалось внимание в советской печати. См., на-

пример; В. К. Собакин. Мирное сосуществование и идеологическая борь-

ба. <Новое время>, 1972, № 45, стр. 19.

 

-10-

 

Глава 1

 

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОХРАНЫ

АВТОРСКОГО ПРАВА

 

1 Территориальный характер

авторского права

 

Вопросы авторского права приобрели в настоящее время очень

большое значение в международных отношениях. Это связано с

осуществлением научно-технической революции, расширением об-

мена научно-техническими достижениями, бурным развитием ин-

формации, в том числе и информации о последних достижениях

науки и техники. На решении этих вопросов при осуществлении

научного и культурного сотрудничества отражается та острая

идеологическая борьба, которая проводится в области литературы

и искусства в современном мире.

 

Термин <авторское право> имеет два смысла. Авторское право

понимается как правовой институт, как право в объективном

смысла, (*1), и в то же время может означать право, принадле-

жащее создателю, творцу произведения или лицу, которому оно

было передано (авторское право в субъективном смысле). Мы бу-

дем использовать этот термин в обоих смыслах.

 

Говоря об авторском праве в объективном смысле, следует

обратить прежде всего внимание на то, что каждое государство

устанавливает нормы авторского права, в соответствии с теми це-

лями и задачами, которые оно ставит перед ними.

 

(**1) Во внутреннем законодательстве и в международных соглашениях суще-

ствуют различные термины: <Droit d'auteur> (франц.) <Urheberrecht>

(нем.), <derecho de autor> (исп.). Французскому термину <droit d'auteur>

соответствует английский термин <copyright> (буквально <право на ко-

пии>), который применялся в Англии и США в то время, когда копиро-

вание было единственным способом распространения произведения (см.

об этом: S. P.Ladas. The International Protection of Literary and Artistic

Property, vol. I. N.Y., 1938, р. 2).

 

Отражением проприетарной теории авторского права в буржуазной

юриспруденции явилось употребление термина <литературная и художе-

ственная собственность> (la propriete litteraire et artistique), который ча-

сто применяется в доктрине, а также в некоторых международных со-

глашениях. Подробнее см.: P. Recht. Le droit d'auteur, une nouvelle forme

de propriete. Histoire et therie, Paris, 1969.

 

-11-

 

В буржуазном обществе авторское право закрепляет исключи-

тельное право на произведение. Формально это право принадле-

жит автору, но фактически оно переходит к капиталистическому

предприятию, которое приобретает монопольное право пользова-

ния и распоряжения произведением в целях извлечения прибы-

ли. (*2). Автор литературного произведения не располагает ни ти-

пографиями, ни финансовыми средствами, ни полиграфическими

материалами. Он не может организовать сбыт книги. Издатель

же - это капиталистическое предприятие, вкладывающее в изда-

ние книг большие капиталовложения. В буржуазном обществе из-

датель - это прежде всего купец, предприниматель; произведения

литературы, науки и искусства - товары, обмениваемые на день-

ги, автор - товаропроизводитель, а капиталист - товаровладелец,

извлекающий прибыль от переданного ему автором произведения

с помощью издательского договора или путем применения любой

другой правовой формы, <В обществе, базирующемся на частной

собственности,- говорил В. И. Ленин,- художник производит то-

вары для рынка, он нуждается в покупателях>. (*3).

 

В социалистическом обществе произведения литературы, нау-

ки и искусства не используются как товары. Они передаются

авторами издательствам, киностудиям и другим социалистическим

предприятиям не для извлечения прибыли, а для организации

широкого использования произведений. Задача авторского права

состоит в том, чтобы обеспечить как можно более широкое рас-

пространение произведений литературы, науки и искусства, кото-

рые служат построению социалистического и коммунистического

общества. Для авторского права социалистического государства

характерен принцип сочетания интересов автора и интересов все-

го общества. Интересы общества занимают ведущее место, но это

ни в коей мере не означает, что социалистическое авторское

право не охраняет прав и интересов авторов. Оно охраняет права

именно авторов - творцов произведения, причем прежде всего

личные права авторов, а не каких-либо иных лиц, как в капи-

талистическом обществе. (*4).

 

(**2) Подробнее об этом см.: В. И. Серебровский. Вопросы советского авторско-

го права. Изд-во АН СССР, 1956, стр. 7, 12-13.

 

(**3) E. Цеткин. Воспоминания о Ленине. <В. И. Ленин о литературе и искусст-

ве>, Изд-во <Художественная литература>, 1967, стр. 662.

 

(**4) Подробнее об этом см.: М. В. Гордон. Советское авторское право. Госюриз-

дат, 1955; В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского права;

Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц. Авторское право. Госюриздат, 1957;

О. С. Иоффе. Основы авторского права. Изд-во <Знание>, 1969,

 

-12-

 

Принципиальная противоположность между авторским правом

социалистических и капиталистических государств, различия в

законодательстве по авторскому праву не исключают возможно-

сти сотрудничества между государствами противоположных со-

циально-экономических систем, взаимного предоставления охраны

авторских прав на произведения граждан этих государств. Одна-

ко в отличие от других субъективных прав авторские права,

приобретенные на территории одного государства, не получают

автоматического признания на территории другого государства.

Это положение действует в отношениях между всеми государст-

вами, и оно объясняется территориальным характером авторско-

го права, к рассмотрению которого мы переходим.

 

Особенностью прав на литературное, научное, музыкальное и

иное произведение является их территориальный характер. Тер-

риториальный принцип имеет для авторских прав такое же зна-

чение, как и для прав на изобретения, промышленные образцы

и товарные знаки. (*5). Все эти права возникают на основе законов

определенного государства, причем действие этих прав ограничено

пределами данного государства.

 

В этом отличие авторских прав, например, от права собствен-

ности. Лицо, которое приобрело вещь в одной стране, признается

на основе этого титула собственником во всех других странах.

Субъективные же авторские права не действуют за пределами

территории того государства, где они возникли. Точно так же как

какое-то правомочие, возникшее на основе обязательственных

правоотношений в одной стране, признается в другой стране, и

в силу коллизионных норм, применяемых в данной стране, оно

может регулироваться иностранным правом, например правой

страны места заключения договора.

 

Иначе дело обстоит в отношении авторских прав. Охрана ав-

торских прав в каждом государстве определяется в принципе

только его собственным правом, на основе норм законодательст-

ва данного государства.

 

Исторически территориальный принцип в области авторского

и патентного права объясняется тем, что в эпоху феодализма,

 

(**5) См.: Д. А. Лунц. Международное частное право. Госюриздат, 1949; он же.

Международное частное право. Особенная часть. Госюриздат, 1963; он же.

Международное частное право. Изд-во <Юридическая литература>, 1970,

стр. 90; И. С. Перетерский, С. Б. Крылов. Международное частное право.

Госюриздат. 1959; в отношении прав на изобретения см.: М. М. Богуслав-

ский. Патентные вопросы в международных отношениях. Изд-во АН

СССР, 1962.

 

-13-

 

начиная с XV в., а в отдельных случаях и ранее, права авто-

ров охранялись путем выдачи сувереном в каждом отдельном слу-

чае привилегий на изобретение, привилегии на литературное или

художественное произведение; выдаваемая привилегия и опреде-

ляла объем предоставляемых прав. Привилегия действовала на

территории государства, в котором она была выдана. После Фран-

цузской буржуазной революции система привилегий стала отме-

няться. Однако территориальный характер соответствующих прав,

предоставляемых общим законом об авторском праве или законом

о патентах, сохранился.

 

И право на литературное произведение, и право на изобрете-

ние возникают в результате каких-то юридических фактов в со-

ответствии с нормами авторского, патентного или изобретатель-

ского права данной страны. Различие состоит в том, что право

на изобретение возникает лишь после его признания со стороны

государства путем выдачи охранного документа (патента или ав-

торского свидетельства), а авторское право, как правило, возни-

кает в силу факта создания произведения, когда оно отвечает

требованиям, установленным законом об авторском праве. Лишь в

отдельных странах (например, в США) (*6) необходима еще реги-

страция произведения в специальном государственном ведомстве,

депонирование произведения или же выполнение каких-либо

иных формальностей.

 

В буржуазной литературе часто говорится о <пожаловании

авторских прав государством>, (*7), хотя система выдачи привилегий

в авторском праве давно уже преодолена. Это утверждение в на-

стоящее время понимается в том смысле, что авторские права

немыслимы вне рамок их охраны государством. Закон определяет,

когда возникает субъективное авторское право, каково его содер-

жание. В то же время это означает, что охрана на основе зако-

на осуществляется только в пределах территории его дейст-

вия.

 

<Субъективные права автора, возникающие в одной стране,

как правило,-отмечал Л. Д.Лунц,-лишены экстратеррито-

риального характера>. (*8).                                      -

 

(**6) Подробнее об этом см.: S. P. Ladas. Ор. cit., vоl.11; A.Francon. La proprie-

te litteraire et artistique en Grande-Bretagne et aux Etats-Unis. Etude cri-

tique. Paris, 1965.

 

(**7) См., в частности: М. Вольф. Международное частное право. ИЛ, 1948,

стр, 583-584; Е. Ulmer. Urheber und Verlagsrecht. Gottingen, 1960; L. Raa-

pe. Internationales Privatrecht. Frankfurt a M., 1955, S.637.           

 

(**8) Л. А. Лунц. Международное частное право, 1970, стр. 90.    

 

-14-

 

Права, предоставленные законом одного государства, в прин-

ципе действуют лишь в пределах данного государства. Действие

этих прав в другой стране будет зависеть уже от правил, ус-

тановленных там. Такова территориальная ограниченность автор-

ского права. Ни одно государство не может с помощью своего

внутреннего законодательства предусмотреть охрану авторских

прав за пределами своих границ.

 

 

В науке международного частного права территориальный

принцип в отношении авторского права является общепризнан-

ным. (*9).

 

Известный швейцарский специалист А. Троллер видит значе-

ние территориального принципа в области права интеллектуаль-

ной собственности в том, что <содержание права на нематери-

альное благо должно определяться по законам того государства,

на территории которого управомоченный может не допустить из-

влечения промышленной пользы из этого блага всеми другими

лицами. Территориальный принцип позволяет применить в соот-

ветствии с его содержанием право страны, где испрашивается ох-

рана>. (*10). По теории А. Троллера локализация авторского права

в отличие от вещного права определяется на основе его хозяй-

ственной функции. Авторское право привязывается к той терри-

тории, на которой запрещено его использование другими лица-

ми. (*11). Во главу угла поставлены, таким образом, вопросы ис-

пользования произведения, т. е. охраны интересов тех лиц, кото-

рые имеют право на использование произведения.

 

В чем состоит территориальный принцип, как он проявляется?

Прежде всего он состоит в том, что охрана, предоставляемая в

каждом государстве обладателю авторского права, определяется

только нормами права данного государства. В частности, эти

нормы определяют круг произведений, в отношении которых пре-

доставляются охрана. Далее, в соответствии с названными нор-

мами определяются условия возникновения, объем и условия пре-

кращения соответствующих прав. Из территориального принципа

следует, что к вопросам нарушения авторских прав внутри стра-

ны применяются законы данной страны. Эти законы определяют,

 

(**9) М. Вольф. Указ. соч., стр. 583; A. Troller. Das internationale Privat- und

Zivilprozesrecht im gewerblichen Rechtsschutz  und Urheberrecht. Basel,

1952, S. 14;E. Ulmer. Urheber- und Verlagarecht, S. 70; L. Raape. Ор. cit.,

S. 637; H. Batiffol. Traite elementaire de droit international prive. Paris,

1959, p. 576.

 

(**10) A. Troller. Das internationale Privat- und Zivilprozesrecht..., S. 48.

(**11) Ibid., S. 67.

 

-15-

 

имеется ли факт нарушения, порядок защиты, ответственность

и т. д. Это не означает, однако, что иностранное право не может

применяться в отношении нарушения авторского права в Дру-

гой стране. В подобном случае, как отмечает Е. Ульмер, дейст-

вует коллизионный принцип, согласно которому подлежит приме-

нению авторское право того государства, на территории которого

имело место нарушение. (*12). Обстоятельный анализ территориаль-

ной ограниченности <прав на нематериальные блага> дает А. Трол-

лер. (*13).

 

Как справедливо утверждает А. Троллер, для объяснения тер-

риториального принципа недостаточно указания на то, что законы

о <нематериальных благах> территориально ограничены. Такое

объяснение еще не раскрывает сути проблемы, поскольку каждый

закон действует в пределах территории государства, которое его

приняло, и всякое вытекающее из пего право (имеется в виду

субъективное право) действует только на этой государственной

территории. А. Троллер обосновывает положение, согласно кото-

рому возникшие в любой стране права самостоятельны и неза-

висимы друг от друга. Решающее значение имеет признание нра-

ва законом данного государства. Существование за рубежом тако-

го же права на это же произведение значения не имеет. Упра-

вомоченное лицо может приобрести на основе тех же самых фак-

тических обстоятельств соответствующие права в других странах,

но и те и другие права независимы друг от друга.

 

Территориальный принцип в узком смысле слова, по мнению

А. Троллера, состоит в том, что законы государства определяют

возникновение, прекращение и объем исключительных прав на

нематериальные блага совершенно самостоятельно, они не отсы-

лают к иностранному праву. (*14)

 

Говоря об этом, следует обратить внимание на различия меж-

ду возникновением субъективных прав на изобретения и на про-

изведения, охраняемые нормами авторского права. Для признания

права на изобретение существенное значение может иметь на-

личие права на то же или аналогичное изобретение за рубежом,

которое лишает заявку на изобретение, поданную в данной стра-

не, требуемой новизны. Существование же за рубежом авторско-

 

(**12) E. Ulmer. Urheber- und Verlagsrecht, S. 72.

(**13) A. Trotter. Immaterialguterrecht, Bd. 1. Basel, 1968, S. 148-153.

(**14) Ibid., S. 152-153. Правила отдельных конвенций (и прежде всего конвен-

ции, принятой в Монтевидео), отсылающие к закону страны происхожде-

ния произведения, представляют собой исключение из этого принципа.

 

-16-

 

 

го права на какое-то определенное произведение не влияет на

признание авторского права в данной стране. И наоборот, нали-

чие авторского права на конкретное произведение в одной стра-

не не влечет за собой автоматического признания авторского пра-

ва на это же произведение в другой стране. Сказанное о тер-

риториальном характере авторского права ни в коей мере не

означает допустимости плагиата, того, что произведение иностран-

ного автора выдается за свое. Недопустимость плагиата призна-

валась с древнейших времен как законами, так и нормами мора-

ли. (*15). Еще великий русский ученый М. В. Ломоносов писал:

<Главным образом пусть журналист усвоит, что для него нет

ничего более позорного, чем красть у кого-либо из собратьев вы-

сказанные последним мысли и суждения и присваивать их себе,

как будто он высказывает их от себя, тогда как ему едва из-

вестны заглавия тех книг, которые он терзает>. (*16).

 

Таким образом, плагиат не допускается. Но это не означает

юридического признания авторских прав иностранных авторов со

всеми вытекающими отсюда последствиями. В этом случае можно

было бы говорить о фактическом признании за рубежом авторст-

ва на произведение, выпущенное в другой стране, и о недопу-

стимости для любого лица в любой стране выдавать произведе-

ние иностранного автора за свое собственное.

 

С территориальным характером авторского права связано и

отсутствие в международном праве нормы, обязывающей государ-

ство распространять действие норм авторского права на произве-

дения, опубликованные или созданные за пределами данного го-

сударства. Каждое государство определяет условия такой охраны.

Поэтому, в частности, ставший общепризнанным в литературе

термин <международная охрана авторского права> имеет сугубо

условный характер.

 

Таким образом, из рассмотренного нами территориального

принципа могут быть сделаны следующие выводы:

 

1) субъективные авторские права на конкретное произведение

возникают в каждом государстве независимо от того, охраняется

ли это произведение в другом государстве;

 

2) правовая охрана произведения в одной стране не влияет на

его охрану в другой стране;

 

(**15) Ci.: <Plagiat>. Frankfurt. а.М., 1959: Z. Algardi. Il plagio letterario e il

carattere creativo dell'opera. Milano, 1966.

(**16) М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений, т. III. Изд-во АН СССР,

1952, стр. 231.

 

-17-

 

3) авторские права, возникшие в разных государствах, неза-

висимы друг от друга;

 

4) охрана субъективных авторских прав ограничена террито-

рией государства, на основании законодательства которого они

возникли;

 

5) законодательство каждого государства определяет условия

возникновения, объем и прекращение авторских прав; отсылка к

иностранному праву в этих вопросах, как правило, не приме-

няется;

 

6) не имеется международно-правовой обязанности государст-

ва признать и охранять авторские права на произведения, опуб-

ликованные или созданные за его пределами.

 

2 Виды международной охраны

авторского права

 

Произведения литературы, науки и искусства благодаря пере-

воду на другой язык, благодаря использованию различных тех-

нических средств распространения и воспроизведения становятся

культурным достоянием всех стран. Лучшие произведения лите-

ратуры каждой нации обогащают мировую литературу. Фактиче-

ские пределы использования произведений, в отличие от юриди-

ческих, ничем не ограничены.

 

Территориальный характер авторского права может быть пре-

одолен и преодолевается прежде всего, как мы постараемся по-

казать ниже, в силу определенных экономических условий. Осо-

бую заинтересованность в этом проявляют обладатели этих прав:

издательства, предприятия звукозаписи, радиовещания и иные

компании, т. е. владельцы средств распространения массовой ин-

формации. В международной охране нуждаются и авторы раз-

личных стран.

 

При наличии суверенного равенства государств преодолеть

территориальный характер авторского права можно, только соблю-

дая право каждого государства определять в соответствии со сво-

ей культурной и экономической политикой условия признания

авторских прав на произведения иностранных граждан.

 

Международной практике известны три способа, с помощью

которых авторские права, возникшие первоначально в одном го-

сударстве, получают признание в другом: 1) заключение много-

сторонних соглашений между государствами; 2) заключение дву-

 

-18-

 

сторонних соглашений; 3) признание авторских нрав, возникших

первоначально в другой стране, на основе взаимности.

 

Исторически охрана прав иностранцев первоначально предо-

ставлялась только на основе взаимности. Требование взаимности

оговаривалось во внутреннем законодательстве, причем в отдель-

ных странах (например, во Франции по закону 1852 г.) права

иностранцев охранялись и без требования взаимности. Затем на-

чали заключаться двусторонние соглашения о взаимной охране

авторских прав. В конце XIX в. появилось первое многосторон-

нее соглашение в этой области - Бернская конвенция об охране

литературных и художественных произведений 1886 г. Государ-

ства, подписавшие эту конвенцию, образовали так называемый

Бернский союз. В XX в. было заключено второе основное много-

стороннее соглашение-Всемирная конвенция об авторском праве

1952 г. Оба соглашения охватывают большое число государств

(в 1972 г. число участников конвенций превысило 60). (*17). Однако

это не означает, что в современном мире не применяются и

другие виды международной охраны авторского права: предостав-

ление охраны на началах взаимности и заключение двусторон-

них соглашений.

 

Двусторонние соглашения могут заключаться государствами

как не участвующими в многосторонних соглашениях, так и уча-

ствующими в них; они могут быть также заключены, с одной

стороны, государством - участником многостороннего соглаше-

ния, а с другой - государством, в этом соглашении не участ-

вующим.

 

Действующее законодательство ряда государств, как капита-

листических, так и социалистических, допускает возможность

признания авторских прав, возникших за пределами данного го-

сударства на основе взаимности. Эта возможность предусмотрена

и в принятых в последние годы отдельных законах развиваю-

щихся стран.

 

Как пример можно привести и французское законодательство. (*18).

Первоначально в соответствии с законом 1852 г. и ст. 425 Уго-

ловного кодекса Франции в качестве нарушения авторского пра-

ва и в качестве подделки (contrefacon) рассматривалось на-

рушение, совершенное не только во Франции, но и за рубежом,

когда незаконно напечатанные экземпляры ввозились во Фран-

 

(**17) История разработки этих соглашений рассматривается в гл. 2.

(**18) См.: A. Francon. La propriete litteraire et artistique. Paris, 1970, p. 104-

108.

 

-19-

 

цию. Затем судебная практика предусмотрела охрану прав ино-

странных авторов наряду с французскими. Впоследствии, 8 июля

1964 г., был принят закон, дополненный декретом об исполне-

нии от 6 марта 1967 г. (*19). Это законодательство исходит из прин-

ципа взаимности: предусматривается, что во Франции не будет

предоставляться охрана тем произведениям, которые были впервые

опубликованы в стране, где не предоставляется соответствующая

охрана французским произведениям.

 

В специфической форме принцип взаимности содержится в за-

конодательстве Венгрии, Дании, Испании, Италии, Кубы, Норве-

гии, Польши, Марокко, США, Швейцарии, Швеции, Туниса, и

ряда других государств. (*20).

 

Параграф 9 раздела XVII Свода законов США, в частности,

предусматривает, что авторское право распространяется на про-

изведения авторов-иностранцев, <если иностранный автор или соб-

ственник имеет домициль в Соединенных Штатах во время перво-

го опубликования его произведения>. В остальных случаях необ-

ходимо либо наличие взаимности, либо участие соответствующего

государства во Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г.

 

Охрана распространяется на произведения иностранных авто-

ров, если они являются гражданами тех государств, о которых

президент США объявил специальной прокламацией, позволяю-

щей применять к ним американский закон. Прокламация издает-

ся в случае наличия взаимности со стороны соответствующего

государства. В 1971 г. США на основе таких прокламаций

или договоров состояли в двусторонних отношениях с 36 государ-

ствами (*21) в области авторского права.

 

Аналогично решает этот вопрос закон об авторском праве

Швеции, принятый 30 декабря 1960 г. В законе предусмотрено,

что он применяется ко всякому произведению, автором которого

является шведский гражданин или домицилированное в Швеции

лицо, а также <ко всякому произведению, которое впервые было

издано в Швеции> (ст. 60). В то же время установлено, что

 

(**19) Подробнее об этом см. гл. 6.

 

(**20) Исключением служит законодательство тех стран, которые предоставля-

ют охрану иностранным произведениям, опубликованным впервые за гра-

ницей, без требования взаимности, правда, в ряде случаев при условии

выполнения определенных формальностей. К числу таких стран относят-

ся Аргентина, Бельгия, Бразилия, Венесуэла, Португалия, Чили.

(**21) В частности, с Аргентиной, Бразилией, Канадой, Польшей, Румынией,

ФРГ и др. (см.: <International Copyright Relations of the United States>.

Circular 38A, Copyright Office. Washington).

 

-20-

 

<на условиях взаимности король может постановить, что настоя-

щий закон в целом или в части подлежит применению в оп-

ределенных случаях, относящихся к другим странам> (ст. 62). (*22).

 

В качестве другого примера можно привести новое венгер-

ское законодательство. Закон Венгерской Народной Республики

№ III от 1969 г. об авторском право предусматривает, что <на

произведения, которые впервые выпущены в свет за границей,

распространяется охрана по настоящему закону только в том

случае, если автор произведения является венгерским граждани-

ном или если за автором признается охрана в силу междуна-

родного соглашения или в силу взаимности> (2). В коммента-

риях венгерских авторов к этому закону подчеркивалось, что

взаимность может иметь особенно большое значение в отношении

государств, которые не присоединились к международной конвен-

ции или выходят из нее. (*23).

 

Новые законы об авторском праве развивающихся стран так-

же учитывают эту возможность. Из принципа взаимности в отно-

шении произведений, впервые опубликованных в другом государ-

стве, исходит, в частности, закон Марокко от 29 июля 1970 г.

Возможность применения взаимности предусмотрена и законом

Туниса от 14 февраля 1966 г.

 

В отношении двусторонних соглашений уже отмечалось, что

они предшествовали многосторонним соглашениям. В XIX в" а в

ряде случаев и в XX в., двусторонние обязательства в области

авторского права выражались в форме отдельных статей или

приложений к торговым договорам. Затем появилась необходи-

мость в заключении самостоятельных двусторонних соглашений,

специально посвященных регулированию всех или отдельных во-

просов авторского права в отношениях между государствами. (*24).

Заключение многосторонних соглашений уменьшило значение

двусторонних, но они, как справедливо замечает А. Троллер, <не

отодвинули их полностью в сторону>. (*25). Важное значение, напри-

мер, имели до присоединения США к Всемирной конвенции со-

глашения и заявления о взаимности, которые были заключены

 

(**22) Из этих же принципов исходят ст. 57 и 59 норвежского закона от 12 мая

1961 г.

 

(**23) Д. Бойта. Новое регулирование венгерского авторского права. <Обзор вен-

герского права>, 1970, № 1, стр. 17.

(**24) См.: М. Plaisant. Traite de Droit Conventionnel International concernant la

Propriete Industrialle. Paris, 1950, p. 12.

(**25) A. Troller. Die mehrseitigen volkerrechtlichen Vertrage im internationalen

gewerblichen Rechtsschutz und Urheberrccht. Basel, 1965, S. 7.

 

-21-

 

или которыми обменялись США со странами - членами Бернско-

го союза. Некоторые двусторонние соглашения США с другими

государствами сохранили свое значение и сейчас.

 

Франция имеет двусторонние соглашения, в которых регули-

руются вопросы авторского права с большим числом стран. (*26).

 

Ряд двусторонних соглашений был заключен Федеративной

Республикой Германии. (*27). Среди них следует отметить правила

о взаимной охране авторских прав, содержащиеся в торговых

договорах ФРГ с Перу (1951 г.), Грецией (1951 г.), с Египтом

(1952 г.), Цейлоном (1952 г.), Пакистаном (1952 г.). Специальные

соглашения об охране авторских прав и промышленной собствен-

ности были заключены с Ираном и Исландией, об охране автор-

ских прав на произведения звукозаписи-с Мексикой (1954 г.).

 

Много двусторонних соглашений заключено Испанией (с 10 ла-

тиноамериканскими государствами), Австрией, Италией и други-

ми странами.  (*28).

 

Охрану произведений иностранных авторов, впервые опубли-

кованных за рубежом, на основе международных соглашений пре-

дусматривает и советское законодательство. Ст. 97 Основ граж-

данского законодательства Союза ССР и союзных республик ус-

танавливала, что авторское право на произведение, впервые вы-

пущенное в свет за границей, признается в СССР на основании

и в пределах соответствующих международных соглашений, за-

ключенных СССР. В этой норме выражено, на наш взгляд, об-

щее положительное отношение к международным соглашениям в

области авторского права. До 1972 г. советская договорная прак-

тика шла по пути заключения двусторонних соглашений. Такие

соглашения о взаимной охране авторских прав были заключены

с Венгрией (в 1967 г.), Болгарией (1971 г.). (*29). Таким образом,

Советский Союз участвует в международной охране авторских

прав путем заключения двусторонних соглашений, что не ис-

ключает, однако, участия СССР и в многосторонних соглашениях.

 

(**26) С Бельгией, Боливией, Бразилией, Гватемалой, Грецией, Испанией, Ита-

лией, Коста-Рикой, Мексикой, Нидерландами, Норвегией, Португалией,

Сальвадором, США, Турцией, Финляндией, Чили, Швецией, Эквадором.

(**27) Е. Ulmer. Urheber und Verlagsrecht, S. 74.

 

(**28) Тексты см. в издаваемых ЮНЕСКО совместно с БИРПИ сборниках: <Co-

pyright Laws and Treaties of the World. UNESCO. 1956>; <Lois et traites

sur le droit d'auteur>. Paris, 1962. Ci. также сведения о договорах: <Quel-

len des Urheberrechts>. Frankfurt a. M., 1961.

" О содержании этих соглашений см. гд. 7.

 

-22-

 

Во Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г. СССР участ-

вует с 1973 г.

 

Итак, каждое государство выбирает тот или иной вид между-

народной охраны авторского права в зависимости от культурной

политики, экономических, исторических, юридических и иных ус-

ловий и особенностей страны.

 

Обычно в зарубежной юридической литературе обращается

внимание прежде всего на экономическую сторону дела. Высоко-

развитые государства определяются там как страны-экспортеры,

поскольку они вывозят в другие государства книжную продукцию,

а страны, ввозящие литературу, заинтересованные в скорейшем

и на наиболее льготных условиях использовании зарубежной лите-

ратуры, определяются как страны-импортеры. (*30). В дальнейшем

мы также остановимся на экономической стороне вопроса, но

рассмотрим его с иных позиций. Мы покажем, что капитали-

стические государства заключают международные соглашения

об охране авторских прав прежде всего в интересах основных

обладателей этих прав: крупных издательств, киностудий, ра-

диовещательных и телевизионных компаний и других подобных

организаций, принадлежащих монополистическому капиталу.

Именно эти организации извлекают огромные прибыли из ис-

пользования охраняемых нормами авторского права произведе-

ний как внутри страны, так и за ее пределами.

 

Наряду с этой экономической стороной дела при оценке того

или иного вида международной охраны и заинтересованности

государства в международной охране вообще, следует иметь в

виду и другие факторы.

 

Так, в советской литературе в свое время С. И. Раевич

обращал внимание на то, что местные писатели заинтересова-

ны скорее в признании авторского права за иностранными ав-

торами, чем в отрицании его, поскольку обусловленная этим

признанием большая дороговизна иностранной литературы спо-

собствует распространению местной. (*31). Действительно, такое при-

 

(**30) A. Francon. La propriete litterairo et artistique, p. 103-104. Такое деление

проводит, в частности, А. Мейер (Швейцария). Он различает экономиче-

ски более сильные и экономически слабые страны-импортеры. Первые,

например некоторые капиталистические страны, в принципе готовы вы-

плачивать вознаграждение за переводы произведений иностранных авто-

ров, вторые предпочитают вообще свободно использовать иностранные

произведения (A. Meyer. Die Regelung des Ubersetzungsrechts in nationa-

len Gesetzen und in internationalen Staatsvertragen. Zurich, 1957).

 

(**31) С. M. Раевич. Международное частное право. M., 1934, стр. 246.

 

-23-

 

В декрете была предусмотрена возможность установления мо-

нополии государства как на право перевода, так и на сам пере-

вод литературных произведений, появившихся на иностранных

языках за рубежом (ст. 10). В дальнейшем советское законода-

тельство не пошло по пути признания государственным достоя-

нием научных, литературных, музыкальных и художественных

произведений. (*37). Задачи наиболее широкого ознакомления народ-

ных масс с достижениями науки и культуры были решены иным

образом. Но сейчас важно подчеркнуть, что сама идея, заложен-

ная в этом первом декрете,- идея ограничения в интересах об-

щества правомочий автора по использованию произведений -

реализовывалась и в дальнейшем.

 

Речь шла об интересах просвещения и науки. (*38). Эта идея

получила выражение в утверждении принципа свободы перевода.

В Основах авторского права 1925 г. было установлено, что пе-

ревод чужого произведения на другой язык не считается нару-

шением авторского права. (*39). В условиях такого многонациональ-

ного государства, как Советский Союз, применение этого принци-

па способствовало не только взаимному обмену культурными цен-

ностями между народами СССР, но и ознакомлению советских

читателей с современной зарубежной художественной литерату-

рой, с достижениями науки и техники других стран. (*40).

 

В Советском государстве действие принципа свободы перево-

да на произведения иностранных авторов наилучшим образом

способствовало решению задач, поставленных культурной рево-

люцией. В ряде стран с учетом исторических, национальных и

иных условий задачи культурного строительства, повышения об-

разовательного уровня населения решаются путем применения и

других правовых средств. (*41).

 

Законодательство отдельных капиталистических государств в

целях проведения научных исследований, повышения уровня об-

разования и воспитания предусматривает, правда в частных слу-

 

(**37) М. В. Гордон. Понятие советского авторского права. <Ученые записки

Харьковского юридического института>, вып. 1, 1939, стр. 90-103.

(**38) Об этом в свое время писал И. С. Перетерский (И. С. Перетерский. Зада-

чи советского законодательства в области авторского права. <Советское

право>, 1923, № 1, стр. 96).

(**39) В дальнейшем этот принцип претерпел определенную эволюцию; об этом

подробнее изложено a гл. 5.

(**40) См. об этом: В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского права,

стр. 46-47.

(**41) О законодательстве развивающихся стран см.  4.

 

-26-

 

чаях, ограничение прав авторов, в том число и иностранных. На-

пример, допускается репродуцирование материалов, охраняемых

нормами авторского права. (*42). В ряде стран допускается свобод-

ное использование музыкальных произведений в образовательных

целях. (*43).

 

Мы обратили внимание на три вида международной охраны

авторского права. При их применении возникают некоторые об-

щие вопросы, на которых следует остановиться. Прежде всего

это вопрос о применении национального режима, именуемого ча-

сто принципом ассимиляции. Под национальным режимом в докт-

рине международного частного права обычно понимается предо-

ставление иностранцам таких же прав, какие предоставляются

отечественным гражданам, т. е. приравнивание иностранцев к

гражданам данного государства. (*44). Имеется в виду применение

к иностранным авторам правил отечественного законодательства

по авторскому нраву. Объем прав, порядок их защиты - эти и

другие вопросы в случае применения национального режима к

произведениям авторов-иностранцев будут полностью определять-

ся местным законодательством.

 

Отсюда следует, что административные органы и суды данно-

го государства не будут применять правила иностранного автор-

ского права. Этот принцип является основополагающим как для

многосторонних соглашений в области авторского права (ст. 4-6

Бернской конвенции, ст. II Всемирной конвенции), так и для

многочисленных двусторонних соглашении.

 

Признавая преимущества принципа национального режима в

области авторского права, буржуазные авторы в то же время на-

ходят в нем определенный недостаток: по их мнению, в странах

с высоким уровнем охраны авторских прав (под которым пони-

мается и более широкий круг охраняемых произведений, и более

 

(**42) См. ст. 12 закона об авторском право Финляндии 1961 г.,  12 закона об

авторском праве Швеции 1961 г., ст. 7 закона Великобритании 1956 г.,

ст. 12 закона об охране авторских прав АРЕ 1954 г., ст. 31 японского за-

кона 1970 г., а также инструкции по этим вопросам.

 

(**43) См. ст. 17(3) канадского закона 1952 г.,  17 датского закона 1961 г,. ст. 17

финляндского.закона 1961 г.,  17 шведского закона 1961 г., ст. 35 япон-

ского закона 1970 г. и т.д.

 

(**44) Подробнее об этом см.: И. С. Перетерский, С. Б. Крылов. Указ. соч.;

Л. А. Лунц. Международное частное право. Общая часть. Госюриздат,

1959; он же. Международное частное право, 1970; В. М. Корецкий. Очерки

англо-американской доктрины и практики международного частного пра-

ва. Госюриздат, 1948.

 

-27-

 

широкий объем соответствующих прав) правила, предусмотренные

внутренним законодательством, будут применяться к произведе-

ниям граждан тех стран, где уровень охраны ниже; в странах

же с низким уровнем охраны авторских прав и самим их граж-

данам, и гражданам государств с более высоким уровнем охраны

подобные права предоставляться не будут. (*45). Недостаток нацио-

нального режима, говорит известный западногерманский специа-

лист по авторскому праву Е. Ульмер, состоит в том, что он не

гарантирует, не обеспечивает предоставления материальной вза-

имности. (*46). Поскольку под материальной взаимностью понима-

ется равенство конкретных прав в данной стране и в иностран-

ном государство, при применении национального режима дейст-

вительно такого совпадения по происходит. Однако не следует

игнорировать то обстоятельство, что национальный режим при

различиях во внутреннем законодательстве, имеющих в ряде слу-

чаев принципиальный характер, но ставит иностранцев в приви-

легированное положение, не допуская в то же время их дискри-

минации. В Бернской конвенции принцип национального режи-

ма, как отмечается в иностранной литературе, восполняется или

дополняется правилами, обеспечивающими определенный мини-

мум охраны. (*47). В то же время этот минимум по сравнению с

правилами Всемирной конвенции, по широко принятой в зару-

бежной специальной литературе терминологии, является макси-

мумом охраны. (*48). Иными словами, для Бернской конвенции, по

мнению этих авторов, характерен высокий уровень охраны, или

максимум охраны, а для Всемирной конвенции - низкий уровень

охраны. (*49).

 

(**45) W. Bappert, Е. Wagner. Internationales Urheberrecht. Munchen, 1956, S.41.

(**46) E. Ulmer. Urhcber- und Varlagsrecht., S. 70.

(**47) A. Troller. Das internationale Privat- und Zivilprozesrecht..., S. 153.

(**48) Д. Сиджанский, С. Кастанос. Международная охрана авторского права.

ИЛ, 1958, стр. 62- 63.

 

(**49) В нашей литературе отмечалось, что Бернская и Всемирная конвенции

по-разному подходят к вопросу о применении национального режима.

Если Всемирная конвенция предусматривает применение национального

режима как решающего фактора при определении всех авторских прав

заинтересованных лиц (за исключением права перевода), то Бернская

конвенция-как вспомогательного. Согласно Бернской конвенции он при-

меняется лишь в тех относительно редких случаях, когда местный закон

предоставляет больший объем прав, чем материальные нормы конвенции

(С. Б. Крылов, А. И. Горлов. Международные конвенции по авторскому

праву. <Вопросы международного частного права>. Госгориздат, 1956,

стр. 109). Последнее утверждение нам представляется не совсем точным.

Национальный режим лежит, как отмечалось выше, в основе и Бернской

 

-28-

 

По нашему мнению, такое противопостановление не означает,

что высокий уровень лучше низкого, что одно соглашение долж-

но пользоваться преимуществами по сравнению с другим. Каж-

дое государство, исходя из стоящих перед ним целей, определяет,

какое соглашение для него предпочтительнее. Но во всяком слу-

чае бесспорно, что соглашение, устанавливающее низкий уровень

охраны, и, точнее говоря, соглашение, в меньшей степени отхо-

дящее от основного принципа предоставления международной ох-

раны - принципа национального режима, может рассчитывать на

более универсальный характер его участников, на широкое уча-

стие в нем различных государств. Именно таким многосторон-

ним соглашением является Всемирная концепция об авторском

праве 1952 г.

 

Следует рассмотреть также вопрос о режиме наибольшего бла-

гоприятствования. Под режимом наибольшего благоприятствова-

ния обычно понимается предоставление в международном догово-

ре или на основании норм внутреннего законодательства в одном

государстве гражданам другого государства таких же прав, как и

гражданам третьих государств. Таким образом, в силу режима

наиболее благоприятствуемой нации происходит уравнение в пра-

вах между гражданами всех иностранных государств, с которыми

были заключены договоры, предусматривающие применение тако-

го режима. Режим наибольшего благоприятствования широко

применяется в области торговли и торгового мореплавания.

В XIX в. и в начале XX в. он также применялся в области ав-

торского права и был закреплен в ряде двусторонних соглаше-

ний, прежде всего в тех случаях, когда правила по вопросам

авторского права содержались в общих торговых договорах. Од-

нако в современном международном праве этот принцип в такой

специальной области, как авторское право, не может действо-

вать. И Бернская конвенция, и Всемирная конвенция основаны

на принципе национального режима и не содержат положений,

имеющих силу оговорки о режиме наибольшего благоприятство-

вания.

 

Отвечая на запрос Генерального секретаря ООН, БИРПИ со-

общило в отношении членов Бернского союза, что <государства-

конвенции. Как бы ни были подробны материально-правовые нормы этой

конвенции, они не могут исключить применения местного законодательст-

ва страны, где испрашивается охрана. Но общая постановка вопроса пра-

вильна: принцип национального режима имеет для Всемирной конвенции

основополагающее значение.

 

-29-

 

члены могут свободно заключать новые соглашения с государ-

ствами-членами без обязательства предоставлять какие-либо более

благоприятные условия, предусмотренные в таких соглашениях,

другим государствам-членам>. Эти сведения потребовались Ко-

миссии международного права ООН, изучавшей вопросы о режи-

ме наибольшего благоприятствования.

 

Государства - участники Бернской конвенции, по мнению

БИРПИ, могут заключить специальное соглашение с каким-то ог-

раниченным числом других государств-участников без обязатель-

ства предоставлять какие-либо более благоприятные условия,

предусмотренные в подобном соглашении, другому государству,

которое не является стороной такого соглашения. В противном

случае заключение региональных соглашений было бы затрудни-

тельно или невозможно. Таким образом, с точки зрения БИРПИ

принцип, лежащий в основе оговорки о наибольшем благоприят-

ствовании, несовместим с задачами соглашений об интеллектуаль-

ной собственности. (*50).

 

Это положение следует применить, по нашему мнению, не

только к региональным или иным соглашениям, заключенным

между отдельными участниками многосторонних конвенций, по и

вообще ко всем двусторонним соглашениям в области авторского

права. Заключая такое соглашение, два государства устанавлива-

ют на началах взаимности определенные правила, касающиеся

исключительно произведений граждан этих государств. Поэтому

к авторским правам граждан другого государства такие правила

не могут быть применены, хотя в общем торговом договоре с

этим третьим государством и предусмотрен режим наибольшего

благоприятствования. Область охраны авторских прав, точно так

же как область охраны промышленной собственности, должна

быть исключена из сферы действия принципа наибольшего бла-

гоприятствования.

 

Как уже отмечалось, национальный режим в области автор-

ского права предоставляется обычно не автоматически, не без-

условно, а на началах взаимности. В силу принципа взаимности

права иностранца в одной стране охраняются в том случае, если

нормы права страны его гражданства или страны, где впервые

было опубликовано его произведение, предусматривают охрану

прав граждан страны, где испрашивается охрана. Различается

взаимность в формальном и в материальном смысле.

 

(**50) Доклад Э. Устора о режиме наибольшего благоприятствования Комиссии

международного права ООН от 9 марта 1970 г. (Дос. А/С № 4/228).

 

-30-

 

Формальная взаимность может, в частности, проявляться во

взаимном предоставлении национального режима. (*51). Стороны вза-

имно предоставляют национальный режим в отношении охраны

произведений своих граждан. При этом конкретные права, объ-

ем охраны могут и не совпадать. Требование формальной вза-

имности означает лишь, что государство должно в принципе обес-

печивать охрану авторских прав. Качество или уровень такой

охраны значения не имеют.

 

По мнению, высказанному в литературе, типичный признак

формальной взаимности состоит в том, что в этом случае нет

какой-либо связи между законом страны происхождения произ-

ведения и законом страны, в которой испрашивается охрана. (*52).

При материальной взаимности, как уже отмечалось, речь идет

о равенстве конкретных прав. В этом случае требуется предо-

ставление охраны определенного содержания. (*53). Известно, что

вследствие принципиальных различий, существующих между пра-

вовыми системами государств с различным социально-экономиче-

ским строем, в ряде случаев принцип материальной взаимности

не может быть использован. Кроме того, применение такого прин-

ципа может повлечь за собой определенные трудности, поскольку

придется сравнивать содержание институтов права различных

стран и иногда вообще нельзя будет установить, достаточен ли

объем охраны, предоставленный в другой стране, для того что-

бы считать требование взаимности удовлетворенным. (*54).

 

(**51) В иностранной литературе не всегда соответствующие термины употреб-

ляются в одном и том же смысле. Так, Ж. Нибуайе применяет в отноше-

нии принципа формальной взаимности наименование абстрактной взаим-

ности (J-P. Niboyet. Traite de droit international prive francais, t. II. Paris,

1938, p. 233, 241). Швейцарский коллизионист А. Шнитцер считает, что

принцип формальной взаимности идентичен национальному режиму

(A. Schnitzer. Handbuch des Internationalen Privatrechts. Basel, 1950,

S. 250).

 

Однако эти понятия, как правильно отмечает А. Троллер, не совпа-

дают (A. Troller. Das internationale Privat- und Zivilprozesrecht..., S. 18).

Этот вывод Троллера подтвержден и в договорной практике. Так, Конвен-

ция о литературной и художественной собственности в Монтевидео пре-

дусматривает предоставление на началах взаимности не национального

режима, а прав авторам и их правоприемникам в государстве, в котором

данное произведение издано или впервые выпущено в свет.

 

 A. Baum. Die Reziprozitat im Brusseler. Text der RBU. GRUR, Int.. 1951,

S. 115.

 

(**53) Ж. Нибуайе определяет материальную взаимность как конкретную в

отличие от абстрактной (формальной) взаимности.

 

(**54) Об этом правильно пишет, А. Троллер (A. Troller. Das internationale Pri-

vat- und Zivilprozesrecht..., S. 18).

 

-31-

 

В области авторского права, так же как и в других обла-

стях, обычно применяется принцип формальной взаимности,

Однако особенность международной охраны авторского нрава со-

стоит в том, что в международной практике в этой области допу-

скается иногда принцип материальной взаимности. (*55). Так, Берн-

ская конвенция исходит из этого принципа при решении таких

вопросов, как срок охраны (п. 8, ст. 7), охрана произведений

прикладного искусства (п. 7 ст. 2), объем охраны произведений

авторов - граждан стран - не членов союза (п. 1, ст. 6), охрана

права следования (droit de suite), предусмотренная ст. 14 ter

Стокгольмского и Парижского текстов Бернской конвенции.

 

В отличие от Бернской копвенции, во Всемирной конвенции

единственное исключение из генерального принципа формальной

взаимности составляет правило о сроке действия авторского пра-

ва. В других вопросах Всемирная конвенция нс признает ма-

териальной взаимности, что выражено в последовательном приме-

нении национального режима (ассимиляции). (*56).

 

Принцип материальной взаимности применяется в двусторон-

них договорах и во внутреннем законодательстве лишь в отдель-

ных случаях.

 

Территориальный принцип в значительной степени предопре-

деляет в этой области отношений с <иностранным элементом> и

решение коллизионных вопросов. Вопрос о выборе права может

возникнуть, лишь когда произведению иностранного автора вооб-

ще предоставляется охрана в данной стране. Тогда необходимо

определить, нормами какого законодательства они должны регу-

 

(**55) Об этом см.: С. Б. Крылов, А. И. Горлов. Указ. соч. <Вопросы международ-

ного авторского права>, стр. 110; G. Boytha. Reciprocity in International

Copyright Law. <Questions of International Law. 1968>. Budapest, 1969,

p. 37-63: A. Troller. Die Reziprozitat im Brusseler Text der revidirten

Berner Ubereinkunft, Bd. 52, GRUR, Int., 1950, S. 270: A. Troller. Das in-

ternationale Privat- und Zivilprozesrecht..., S. 17-19, 154-159.

(**56) На Парижской конференции 1971 г. по пересмотру конвенции это обстоя-

тельство получило дополнительное подтверждение, поскольку конферен-

ция выразила мнение, что включение в конвенцию дополнительной

статьи, прямо выраженным образом исключающей материальную взаим-

ность, излишне, поскольку для этой конвенции действует указанный выше

генеральный принцип. См. доклад генерального докладчика на этой кон-

ференции. (Bull. du dr. aut., 1971, N 4, p. 16-17). О принципе националь-

ного режима во Всемирной конвенции см.: Т. R. Kupferman, М. Fouer.

Universal Copyright Convention Analyzed. N.Y., 1955, p. 13-22: A. Bogsch.

The Law of Copyright under the Universal Convention. Leyden - New York,

1970, p. 22-23.

 

-32-

 

лироваться, какой закон должен определять содержание охраны.

Речь может идти о применении либо закона страны, где предъ-

является требование об охране или где используется произведе-

ние, либо закона страны происхождения произведения (lex ori-

ginis); под последним понимается для опубликованных произ-

ведений страна, где произведение было впервые опубликовано, а

для неопубликованных произведений - страна гражданства авто-

ра или страна его домицилия. Применение национального режи-

ма в вопросах охраны авторских прав иностранцев существен-

но облегчает решение коллизионных вопросов. В подавляющем

большинстве стран применяется законодательство страны, где ис-

прашивается охрана (lex loci protactionis), т. е. местное за-

конодательство. В литературе иногда ставится знак равенства ме-

жду этим принципом, специфическим именно для авторского пра-

ва, и общим принципом закона суда (dex fori), поскольку име-

ется в виду, что суд (или иной государственный орган) будет

применять в этих случаях законодательство по авторскому праву

страны суда.

 

В некоторых случаях наряду с принципом закона суда дей-

ствует и принцип закона страны происхождения произведения.

Характерный пример в этом отношении дает судебная практика

Франции. Речь идет именно о принципе, поскольку ни п законо-

дательстве Франции, ни в законодательстве других государств

не имеется коллизионных норм по вопросам авторского права.

 

Судебная практика Франции склоняется к применению к этим

вопросам французского права, как права страны, где испраши-

вается охрана. В то же время, по свидетельству Андре Франко-

на, по крайней мере до настоящего времени, суды также учиты-

вали закон страны происхождения произведения. Они отказыва-

лись защищать во Франции произведение, которое не подлежит

охране по закону страны происхождения. (*57).

 

Основные многосторонние соглашения исходят, как правило,

из принципа применения права страны, где испрашивается охра-

на (lex protectionis). (*58). Исключение составляют три латиноаме-

риканские конвенции (в Монтевидео 1889 г., Каракасе 1911 г. и

Гаване 1928 г.), практическое значение которых невелико. Кон-

венция, принятая в Монтевидео (1889 г.), исходит из принципа

страны происхождения произведения (lex originis). Под стра-

 

(**57) A. Francon. La propriete litteraire et artistique, p. 308.

 

(**58) A. Francon. Droit international commercial. Juris classeur. Paris, Fasc.

563-B, p. 3.

 

-33-

 

ной происхождения понимается страна, в которой произведение

было издано или впервые выпущено в свет. Между тем Вашинг-

тонская конвенция 1946 г. закрепляет принцип применения зако-

на страны, где испрашивается охрана, но ее предоставление обус-

ловливается наличием охраны в стране происхождения.

 

В заключение следует отметить, что двусторонние соглаше-

ния о взаимной охране авторских прав, заключенные СССР с

другими государствами, в вопросах выбора права полностью ис-

ходят из принципа применения законодательства страны, где ис-

прашивается охрана.

 

3 Капиталистические монополии

и международная охрана авторских прав

 

Система международной охраны авторских прав, способствую-

щая преодолению их территориального характера, стала созда-

ваться в конце прошлого века. В буржуазной юридической лите-

ратуре того времени было немало сказано о том, что эта

система призвана защитить справедливые интересы авторов как

творцов произведений независимо от их гражданства, обеспечить

гармоническое развитие авторского права как естественного права

человека. (*59). Еще в период буржуазной революции буржуазия про-

возгласила право литературной и художественной собственности

наиболее священным видом права собственности. (*60).

 

Чтобы выявить истинные причины создания системы между-

народной охраны, суть различных тенденций, влиявших на раз-

витие этой системы и внесение в нее тех или иных изменений,

необходимо обратиться прежде всего к рассмотрению положения

автора в буржуазном обществе, к выяснению того, чьим инте-

ресам служат международные многосторонние соглашения в обла-

сти авторского права.

 

(**59) Яркую характеристику <классических> буржуазных теорий авторского

права дает Е. А. Флейшиц (Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском

праве Союза ССР и капиталистических стран. <Ученые труды ВИЮН>.

Юриздат, 1941); см. также: М. В. Гордон. Понятие советского авторского

права. <Ученые записки Харьковского юридического института>, вып. 1,

стр. 90-103; Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц. Советское авторское право.

Госюриздат. 1958.

 

(**60) Внося в 1791 г. предложение в конвенте о принятии закона об авторском

праве, докладчик Шапелье говорил: <Самой священной... из всех видов

собственности является собственность на произведение, продукт мысли

писателя> (цит. по: Н. Desbois. Le droit d'auteur. Paris, 1950, p. 263).

 

-34-

 

Положение писателя в капиталистическом обществе, его взаимо-

отношения с издателями были в свое время определены К. Марк-

сом, <Писатель,- замечает К. Маркс в <Теории прибавочной стои-

мости>,- является производительным работником не потому, что

он производит идеи, а потому, что он обогащает книгопродавца,

издающего его сочинения, т. е. он производителен постольку,

поскольку является наемным работником какого-нибудь капита-

листа>. (*61). Характеристика, данная К. Марксом, полностью сохра-

нила свое значение для всего последующего развития буржуазно-

го общества. Круг товарных отношений все время расширялся.

В условиях буржуазного общества товаром стали такие, казалось

бы, неотъемлемые от личности права, как право на имя, что

нашло свое выражение в установлении возможности отчуждения

права на торговое наименование, на фирму за вознаграждение,

в тех случаях, когда имя зарекомендовавшего себя предприни-

мателя вошло в это наименование. Даже честь становится това-

ром, потому что за нарушение чести в ряде буржуазных госу-

дарств можно требовать уплаты денежного вознаграждения. То-

варом становятся и произведения литературы, науки и искусства.

Для буржуазного общества характерны, употребляя определение,

данное В. И. Лениным, буржуазно-торгашеские литературные от-

ношения. (*62).

 

<Свободны ли вы от вашего буржуазного издателя, господин

писатель>? - задавал вопрос В. И. Ленин в своей знаменитой

работе <Партийная организация и партийная литература>, напи-

санной еще в 1905 г., и отвечал: <Свобода буржуазного писателя,

художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно

маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от

содержания>. (*63). Позднее, в 1921 г., в одном из своих писем

В. И. Ленин, возвращаясь к вопросу <о свободе печати>, писал:

<Свобода печати во всем мире, где есть капиталисты, есть сво-

бода покупать газеты, покупать писателей, подкупать и покупать

и фабриковать <общественное мнение> в пользу буржуазии. Это

факт. Никто никогда не сможет его опровергнуть>. (*64).

 

Экономические условия буржуазного общества заставляют ав-

тора продавать свое произведение издателю. Благодаря тому что

средства опубликования и распространения литературы (типо-

 

(**61) К. Маркс и Ф. Энгельс. Собрание сочинений, т. 26, ч. 1, стр. 139.

(**62) В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 12, стр. 102.

(**63) Там же, стр. 103-104.

(**64) В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 44, стр. 79.

 

-35-

 

графия, бумага и т. д.) находятся в руках издателей, субъек-

том авторского права стал в буржуазном обществе не сам автор,

как это провозгласили различные авторские законы, принятые

в XIX в., а издательства. Только в редких случаях субъектом

авторского права остается сам автор. Во второй половине XIX в.

в. ведущих капиталистических государствах начинается процесс

концентрации издательского дела, создания мощных объединений

издательств, например в Германий и во Франции. По мере раз-

вития-капитализма, перехода его в стадию империализма изда-

тельства становятся крупнейшими капиталистическими предприя-

тиями. Развитие науки и техники, создание новых технических

средств распространения информации, передачи сигналов, изобра-

жения привели к тому, что обладателями авторских прав наряду

с издательскими фирмами стали компании по выпуску граммо-

фонных пластинок, а затем радиовещательные и телевизионные

компании, киностудии. В период империализма крупные капита-

листические фирмы сосредоточили в своих руках издательское

дели, прессу, театр, кино, радио и телевидение. В крупнейших

капиталистических государствах наблюдается тенденция к кон-

центрации издательского дела, e повышению доходов капитали-

стических предприятий в области <культурного бизнеса>. Харак-

терно, что в США ни одна отрасль промышленности не приносит

таких высоких доходов, как издательское дело. Прибыль от изда-

тельской деятельности в среднем составляла в 70-х годах нашего

столетия 14-15%, в то время как в автомобилестроении, метал-

лургии -  всего лишь 5-7%.

 

Полиграфия и издательское дело в США-это крупная от-

расль промышленности, объем производства которой в 1970 г.

достиг по стоимости продукции 35 млрд. долл.; в 1980 г. ожи-

дается, что он достигнет суммы в 60 млрд. долл. (*65). Концентрация

производства в издательском деле как в США, так и в других

развитых капиталистических государствах исключительно высока.

Происходит слияние и поглощение одних фирм другими. При

большом числе издательских фирм основную массу книг выпуска-

ют немногие из них.                -

 

Крупные издательства создают свои филиалы, дочерние пред-

приятия за рубежом. Острая конкурентная борьба ведет к разо-

 

(**65) <Полиграфия>, 1971, № 9, стр. 43. Капиталистические издательства не

публикуют данный о тиражах книг. Эти данные тщательно скрываются.

Поэтому мы используем статистические данные о стоимостном объеме

производства, о числе названий издаваемой литературы.

 

-36-

 

рению мелких фирм и дальнейшему обогащению крупных. (*66). В то

же время книжные издательства сталкиваются со все возрастаю-

щей конкуренцией со стороны телевизионных и радиовещатель-

ных компаний.

 

Специфична организация издания научной литературы. В США

основная масса научной литературы выпускается специализиро-

ванными университетскими издательствами (University press).

Число таких издательств, входящих в специальную ассоциацию,

возросло за 19 лет (1948-1967 гг.) на 71%, а число изданий

(по количеству наименований) - на 219%. Годовой оборот этих

издательств вырос с 4,17 млн. в 1948 г. до 22 млн. долл. в

1967 г. (*67), а в 1970 г. составил 37 млн. долл. (*68).

 

В ФРГ государство предоставляет ежегодно научным изда-

тельствам займы в размере 5 млн. марок, чтобы уменьшить риск

издательств, в случае если книга не будет находить сбыт. Однако

при хорошем сбыте полученные от государства суммы подлежат

возврату. (*69).

 

Расширение издательского дела, процессы концентрации изда-

тельств, повышение роли других капиталистических предприятий

в распространении произведений интеллектуального творчества -

все это привело к тому, что в современном капиталистическом

государстве сам автор в еще меньшей степени, чем в середине

или в конце XIX в., остается обладателем авторских прав. Со-

временная система использования авторских прав в условиях

борьбы капиталистических предприятий за прибыли и сверхпри-

были крайне усложнилась. В ряде стран в издательском де-

ле существуют фирмы, которые специализируются исключи-

тельно на переизданиях, обычно более дешевых, чем первое

издание.

 

Эти фирмы скупают права на использование произведений у тех

фирм, которые выпустили книгу порой неизвестного автора в

минимальном тираже. В США предприниматели создали целую

сеть различных агентств: литературных, драматических и сме-

 

(**66) Подробно об этом см.: М. Штернгарц. Очерка книжной торговля за ру-

бежом. Изд-во <Искусство>, 1962, стр. 23-24. Для ФРГ, например, харак-

терна тенденция к сокращению числа издательств. По свидетельству

западногерманских специалистов, у крупных издательств лучшие возмож-

ности в организации сбыта издаваемой литературы (<Berichte des Insti-

tuts far Buch-Markt-Forschimg>, 1968, N 41, S.61).

(**67) <Das wissenschaftliche Buch>. Hamburg, 1969, S. 28.

(**68) <Курьер ЮНЕСКО>, июль 1972 г.

(**69) Н. Grandmann. Buch, Buchhandel und PoJitik. Bonn, 1966, S. 11.

 

-37-

 

шанных литературно-драматических. Эти агентства стоят между

автором и тем капиталистическим издательством, зрелищным или

иным предприятием, которое реализует авторские права. Агент-

ства заключают договоры, занимаются другими юридическими во-

просами, связанными с воспроизведением и распространением

произведения.

 

Такие организации, как книжные клубы, также скупают автор-

ские права. Это книготорговые фирмы, которые имеются во Фран-

ции, ФРГ, Англии, США и других странах. Эти фирмы спе-

циально скупают права па переиздание определенных книг и

продают затем соответствующую литературу своим членам - под-

писчикам. (*70). Права на экранизацию произведений, на постановку

по телевидению тоже продаются и покупаются. В области кино,

радио и телевидения авторские права часто возникают непосред-

ственно у капиталистических монополий.

 

Таким образом, в современном обществе авторские права фак-

тически автору не принадлежат. Они продаются и перепродаются.

Право использования перешло от автора к издателю. Этим опре-

деляется и гонорарная политика в капиталистическом обществе.

Гонорар исчисляется исключительно исходя из факторов эконо-

мического характера, чаще всего на основе объема продажи книж-

ной продукции. (*71). Немаловажное значение в процессе дальней-

шего развития коммерческой эксплуатации авторских прав капи-

талистическими моноподиями имеет использование новейших тех-

нических средств воспроизведения и распространения информации.

Изобретение звукозаписи, передачи по фототелеграфу и телетай-

пу, использование каналов связи, видеозаписи и передачи изо-

бражений, создание видеокассет, средств фотомеханического копи-

рования - все это открывает новые возможности коммерческого

использования произведений. Буржуазные экономисты вынужде-

ны признать, что благодаря развитию техники в наше время

появились такие авторские права, такой <избыток прав>, кото-

рые автор даже сам часто не может осуществить, а вынужден

передавать издательствам, агентствам или специальной организа-

ции. Буржуазные экономисты прямо говорят о том, что ныне

 

(**70) Подробнее о книжных клубах см.: М. Штернгарц. Указ. соч., стр. 146-

162.

 

 

(**71) <Das wissenschaftliche Buch>, S. 91-92. В изданном под этим названием

сборнике опубликованы доклады и другие материалы конференции по

вопросам, связанным с изданием и распространением научной книги, про-

веденной в январе 1969 г. в университете Бохума (ФРГ).

 

-38-

 

автор сильно зависит от рынка, от издателей. (*72). <Буржуазно-

торгашеские литературные отношения>, о которых говорил

В. И. Ленин в начале ве>ка, развились еще в большей степени,

они господствуют и в области музыки, театрального искусства,

в кино, на радио и телевидении. Таким образом, авторские пра-

ва в современном буржуазном обществе концентрируются в руках

капиталистических монополии.

 

Эти обладатели авторских прав используют объективные по-

требности в развитии международного культурного и научного

обмена в своих интересах. Существующие технические средства

создают неограниченные возможности для широкого использова-

ния произведений литературы, науки и искусства одних стран

в других. Если говорить о литературных произведениях, то та-

кое использование осуществляется путем экспорта и импорта книг

и другой печатной продукции, предоставления лицензий на ре-

продуцирование и на право перевода.

 

Объем книжной продукции, выпускаемой в мире, как правило,

возрастает. Об этом свидетельствуют данные, приведенные в

табл. 1.

 

Таблица 1

Выпуск книг (по числу наименований) в 1966-1969 гг.

 

Страна               1966 г.            1997 г.         1968 г.        1969 г.

 

Англия . ....       28789        29564       31372      32321

Испания ....        19040        19380       20008      20031

США ......          58517        58877       59247      62083

ФРГ ......          22720        29524       30223      33454

Франция ....        19289        19021       18646      21958

Япония ... ..       30451        30027       31086      31009

 

Источник: <Statistical Yearbook. UN>. N. Y., 1971, p. 783-786; <Statistical Yearbook.

UNESCO. 1970>. 1971, p. 632-637.

 

Из табл. 1 видно, что по числу наименований издаваемой

литературы первое место в мире из капиталистических стран

неизменно занимает США. За ними следуют ФРГ, Англия, Япония,

 

(**72) H. Gopfert. Zur Geschichte des Autorenhonorar. <Das wissenschaftliche

Buch>, S. 92.

 

-39-

 

Таблица 2

Переводные издания (по числу наименований) в 1968 г.

 

Число переводов

 

Всего переводов .........36 817

 

В том числе:                               

с английского языка ..........13698

с французского > . ........5128

с русского      >  ............3809

с немецкого    > ......3721

с испанского    > ......515

Enoi?iee:. <Statistical Yearbook. UN, 1970>. p. 792: <Statistical Yearbook. UNESCO. 1970>.

p. 673-677.

 

Таблица 3

Выпуск переводных книг (по числу наименований) в 1968-1970 г.

 

Страна   Число книг 1968 г.    1969 г.    1970 г.

 

Всего (по всем странам мира) . . . 36809;   38172;   41 322

 

В том числе:

ФРГ             .    . .. ..   2260;    2878;    5128

 

Испания .........   2538;   2737;    2944;

США                       ..2182;   2059;    2569

Япония .....   2145;   2165;    2067

Франция............   2035;   1989;    1918

Италия        .........   1688;   2483;    1587

Нидерланды ...........   1942   1606    1651

Швеция                 ....1479;  1669;   1539

Индия ...........     854;     824;     939

 

Источник: <Index translationum>. 21 (1968). Paris, 1970. p. 853-854: <Index translatioiium*.

22 (1969), Paris, 1971, p. 900-901.

 

-40-

 

Испания, Франция. Велико число переводных изданий (см.

табл. 2). По данным ЮНЕСКО ежегодно выходит от 35

до 40 тыс. переводных издании (по числу наименований).

В 1970 г. их число составило 41322. Переводятся книги с англий-

ского языка (более 1/3), французского (около 1/7), с русского

(около 1/10), немецкого (около 1/10); затем следуют переводы

с испанского языка.

 

В табл. 3 приводятся данные ЮНЕСКО по основным странам,

в которых издается много переводной литературы. (*73). Из этих

данных видно, что больше всего переводных книг выходит в

следующих капиталистических странах: в ФРГ, Испании, США

и Японии.

 

В капиталистических странах основными странами - экспор-

терами переводной книжной литературы являются Англия, США,

Франция, ФРГ, Испания, Италия. В списке же импортеров места

распределяются следующим образом: ФРГ, Испания, США, Япо-

ния, Франция, Нидерланды. Из развивающихся стран первое ме-

сто занимает Индия. (*74).

 

Примерно аналогичное положение наблюдается в международ-

ной торговле книгами. Первое место по экспорту книг занимает

Англия. В этой стране имеются издательские фирмы, которые

экспортируют 60% своей продукции. Около 40% всего оборота

падает на экспорт. Во Франции на экспорт приходится 20% обо-

рота издательств. (*75). Несколько меньше доля экспорта книг из

США, но из США экспортируется большее число газет и журна-

лов. (*76). Экспорт печатной продукции приносит монополиям гигант-

ские прибыли.

 

Однако сводить экспорт литературы, предоставление лицен-

зий на перевод я зарубежные издания только к получению до-

ходов издательскими монополиями было бы неправильно. Внешне-

торговая политика современного капиталистического государства

в области экспорта литературы - это не только часть внешней

культурной политики, но и в большей степени орудие империа-

листической пропаганды данного государства за рубежом. Изве-

стно, что часть литературы продается за границу по удешевлен-

ным ценам или же выпускается за счет государства - этого,

по словам Ф. Энгельса, <совокупного капиталиста> - и направ-

ляется за границу для бесплатного распространения.

 

(**73) Данные об СССР были приведены в предисловии.

(**74) О положении в этих странах подробнее см. ниже.

(**75) М. Штернгарц. Указ. соч., стр. 26-27.

(**76) Там же.

 

-41-

 

Экспорт печатной продукции - мощное орудие внешней по-

литики. Он используется капиталистическими странами в усло-

виях современной острой идеологической борьбы с социалисти-

ческими государствами, главным образом, для распространения

буржуазной идеологии, антисоветизма с целью идеологической

экспансии. В то же время это средство рекламы для товаров

данной страны, средство коммерческой пропаганды. (*77). Мы имеем

в виду не только рекламные объявления монополий, заполняю-

щие страницы газет и журналов, передаваемые по радио и теле-

видению, но и рекламу изделий, которыми пользуются герои тех

или иных литературных произведений, товаров, показываемых

в кинофильмах, и т. д.

 

В условиях современного <информационного взрыва> резко

возросло число научных публикаций, что привело к увеличению

переводов научной литературы. (*78). Характерно, в частности, что

из числа советских книг, переводимых в США,- 49% составляют

книги по науке и технике, в Англии-45,6% (по данным

ЮНЕСКО за 1966 г.). В 1968 г. по сравнению с 1963 г. вы-

пуск переводов советских книг по науке и технике вырос в США

на 260%, в Англии - на 232, в Японии -на 211%. Рассмотренная

нами тенденция к расширению объема использования произве-

дений одних стран в других в еще большей степени проявляет-

ся в области радио, телевидения и кино.

 

В отношении радио это подтверждают, в частности, данные

о том, какое время в радиограммах основных радиостанций евро-

пейских капиталистических государств занимает исполнение ино-

странных музыкальных произведений (табл. 4). Расширяется все

время обмен радиограммами и особенно обмен телевизионными

программами и телефильмами. Что касается кино, то экспорт и

импорт кинофильмов давно стали одной из основных статей внеш-

неторгового оборота таких государств, как США, Италия, Фран-

ция и др. Следует обратить внимание на постоянный рост совмест-

ного производства кинофильмов. Так, если в 1960 г. из 94 фильмов,

 

(**77) Характерные признания на этот счет содержатся в специальной буржу-

азной литературе по вопросам книжной торговли. См" например:

В. Grundman. Buch, Buchhandel und Politik, S. 12.

 

(**78) См. об этом: Д. Прайс. Система научных публикаций. <Успехи физиче-

ских наук>, т. 90, вып. 2, 1966, стр. 350. Число публикаций в области хи-

мии возрастает на 10% в год, в области ядерной техники-на 20, а в об-

ласти космических исследований-на 30% в год (H. Arntz. Die Zukunft

des wissenschaftliches Buches, S. 143).

 

-42-

 

Таблица 4

 

Распределение времени исполнения отечественных и зарубежных

музыкальных произведений в радиопередачах, % (1955 г.)

 

No?aia                       Отечественные  произведения          Иностранные  произведения

      

Австрия...........          35,2                 64,8

Аргентина. .........          58,1                 41,9

Бельгия ...........          29,0                 71,0

Бразилия ..........          34,0                 66,0

Италия ...........          52,2                 47,8

Мексика...........          770                 230

Нидерланды.........          25,5                 74,5

Норвегия ..........          25,0                 75,0

Франция ..........          75,0                 25,0

Швейцария .........          28,0                 72,0

Швеция ...........         24,5                 75,5

 

Источники: E.. Schulze. Liberalisierung und Urheberrecht. Frankfurt a. M., 1961, Anhang 1.

 

выпущенных в ФРГ, 11 было создано совместно с киностудиями

Италии, Франции и других стран, то уже в 1968 г. из 103 филь-

мов 50 было фильмами совместного производства. (*79).

 

В Италии из 254 фильмов, выпущенных в 1968 г., 123 были

фильмами совместного производства, в 1969 г. из 253-104, в

1970 г. из 240-135; во Франции в 1969 г. из 154-84 фильма, в

1970 г. из 138-728. (*80).

 

Из всего сказанного можно сделать вывод о том, что в между-

народной охране авторских прав в капиталистических государст-

вах заинтересованы главным образом монополии. Заключение меж-

дународных конвенций по авторскому праву стало объективно не-

обходимым в силу превращения издательств в крупные капитали-

стические предприятия, интересы которых охраняет капиталисти-

ческое государство.

 

(**79) J. Mollering. Die intemationale Coproduktion von Filmen. Munchen, 1970,

S. 231

(**80) <Statistical Yearbook. UN, 1971>. N.-Y., 1972, p. 800.

 

-43-

 

В период империализма именно крупные издательские фирмы,

радиовещательные корпорации, кинопродюсеры, газетно-журналь-

ные концерны, фабриканты звукозаписи стремятся получить до-

полнительные прибыли, связанные с опубликованием и другим

использованием произведений за пределами своей страны. Борьба

издательств и других империалистических предприятии за между-

народную охрану авторских прав, за повышение <уровня> этой

охраны - это борьба за получение гонораров за всевозможные

виды использования произведений за рубежом, за недопущение

их безвозмездного использования. Все это не означает, что вве-

дение международной охраны объективно не ведет к защите прав

действительных авторов. Но такая защита вследствие особого по-

ложения автора в буржуазном обществе занимает при этом явно

второстепенное место. Главное же состоит в том, что междуна-

родные соглашения по авторскому праву в наибольшей степени

удовлетворяют интересы капиталистических государств, экспор-

тирующих произведения, в частности тех из них, книги которых

в наибольшем количестве издаются в других странах. Иные цели

ставят перед собой социалистические страны, когда они прини-

мают участие в многосторонних соглашениях по авторскому пра-

ву. Прежде всего они стремятся использовать эти соглашения

для развития международного, культурного и научно-технического

сотрудничества.

 

4 Авторское право.

и проблемы развивающихся стран

 

Колониализм оставил в наследство в странах Азии, Африки

и Латинской Америки не только экономическую, но и культур-

ную отсталость. Во многих государствах этих континентов к мо-

менту приобретения ими независимости население почти полно-

стью было неграмотным. И до сих пор 70% населения африкан-

ского континента неграмотно. (*81). Главной задачей, на выполнение

которой были направлены усилия стран, сбросивших с себя иго

колониализма, была задача ликвидации последствий этого ига

путем развития экономики. Однако преодоление экономической

отсталости невозможно без ликвидации неграмотности, без куль-

 

(**81) Подробнее об этом см.: <Проблемы культурного строительства в незави-

симых странах Африки>. Изд-во <Наука>, 1971, стр. 13.

 

-44-

 

турного строительства. Развивающиеся страны испытывают

острую нужду в национальных кадрах квалифицированных ра-

бочих, техников, инженеров. Для этого необходимо создавать и

развивать систему школьного образования, надо возводить зда-

ния школ, университетов и колледжей. Для ликвидации негра-

мотности, для организации школ и университетов нужны книги

и учебные пособия.

 

Для стран Азии, Африки и Латинской Америки характерно

состояние <книжного голода>. Степень недостатка книг в раз-

вивающихся странах была подсчитана в конце 60-х годов с по-

мощью собранных ЮНЕСКО статистических данных, основанных

на сведениях о среднем числе книг, приходящихся на душу на-

селения в развивающихся странах. Так, в Африке живет 9,4%,

в Азии-28% населения мира. В Азии, Африке и Латинской

Америке проживает 70% всего населения земного шара, книг

же, издаваемых ежегодно в мире, на долю стран Азии прихо-

дится всего 2,5%, а на долю стран Африки-0,15%  (*82). По числу

издаваемых в странах этого континента книг на 1 млн. жителей

в Африке приходится 22 названия (1966 г.), в Азии-32 на-

звания (1964 г.), в то время как среднее число книг (до наиме-

нованиям) в мире на 1 млн. человек составляет 127, а для Евро-

пы - 418 (1964 г.). (*83). Несколько лучше обстоит дело в Латинской

Америке, хотя и там книг явно не хватает.

 

Если сопоставить приведенные выше данные со средним чис-

лом книг, приходящихся на душу населения в развитых стра-

нах, то обнаруживается очень большой разрыв. В развитых стра-

нах число книг на душу населения в 20, а иногда и в 40 раз

выше, чем в развивающихся странах Азии, Африки и Латинской

Америки.

 

Но дело не только в общем недостатке книг в этих районах.

Еще на первом региональном совещаний экспертов по вопросам

книгоиздательского дела, созванном ЮНЕСКО в Токио в .1966 г.,

отмечалось, что в странах Азии ощущается нехватка литературы,

необходимой для экономического развития этих стран. В учебной

и научной литературе только 2,6% приходится на точные и при-

 

(**82) <Бюллетень ЮНЕСКО для библиотек>, т. XXVI, 1972, № 6, no?. 373-

374.                                                   

(**83) <La promotion du livre en Afriepie. Problemes et perspectives>. Etudes et

documents d'information, N 56. UNESCO. Paris, 1969, p.9; <La promotion

du livre en Asie. Etudes et documents d'information>, N 52. UNESCO Paris

1968, p. 6.                                         

 

-45-

 

кладные науки, в то время как во Франции - 20,57%, в США -

21,32, в Великобритании-26,74, в СССР-54,52%. (*84). Потреб-

ность в учебниках в Азии удовлетворена всего лишь на одну треть.

 

На состоявшемся в феврале 1968 г. в Аккре совещании

ЮНЕСКО по вопросам расширения книгоиздательского дела в

Африке отмечалась особая нехватка книг для учебных целей.

В ряде африканских стран из-за отсутствия типографий книги

вообще не издаются, только в 9 из 23 африканских стран книги

издаются на национальных языках. (*85).

 

Острые проблемы недостаточного развития книгоиздательского

дела ставились и на состоявшемся в Боготе в сентябре 1969 г.

совещании экспертов по производству книг в Латинской Аме-

рике. (*86). Региональные совещания экспертов по странам Азии,

Африки и Латинской Америки выявили острую нехватку книг

в большинстве стран этих континентов, что заметно тормозит

осуществление различных программ в области образования, об-

щее развитие культуры, науки и техники. Эксперты рекомендо-

вали принять меры, направленные на развитие книгоиздательско-

го дела и распространение книг в Азии, Африке и Латинской

Америке.

 

На пути преодоления <книжного голода> в развивающихся

странах возникает ряд трудностей. (*87). Это и отсутствие достаточ-

ных средств для создания собственной полиграфической базы,

и недостаток валюты для закупки литературы за рубежом, и от-

сутствие кадров издательских работников, и т. д. После приоб-

ретения независимости многие бывшие колонии отказались от

применения иностранных языков как языков метрополий и стали

вводить преподавание на родном языке, ставшем официальным.

Число книг, изданных на коренных языках, явно недостаточно,

что <создает,-как отмечал директор издательства в Дели Дина

Н.Мальотра,-массу трудностей... В таких многоязычных стра-

нах, как Индия, где существует необходимость обеспечения учеб-

 

(**84) <Reunion d'experts sur la production et la distribution du livre en Asie>

(Tokyo, 25-31 mai 1966). Doc. UNESCO/MC/55, p. 4.

 

(**85) <La promotion du livre en Afrique...>, p. 9 (см. также: <Проблемы

культурного строительства в независимых странах Африки>, стр. 57

и сл.).

(**86) <Reunion d'experts sur la promotion du livre en Amerique Latine> (Bogota,

9-15 septembre 1969). UNESCO.

 

(**87) A. Francon. Le droit d'auteur et les pays en voie ie developpement. Clunet,

1968, N 4, p. 889-890.

 

-46-

 

ной литературой на всех употребляемых там языках, подобная

проблема особенно велика>. (*88).

 

У развивающихся стран имеются две возможности для по-

степенного преодоления создавшегося положения: расширение

импорта печатной продукции и увеличение собственного выпуска

литературы. И то и другое связано с решением проблем автор-

ского права, в первую очередь с проблемой уплаты гонорара

иностранным обладателям авторских прав.

 

Ввоз книг в страны Азии колеблется примерно от 27 млн.

до 37 млн. экземпляров в год, что составляет 1/5 или 1/4 всего

числа книг, издаваемых в Азии. Что касается стран Африки,

то здесь импорт книг имеет решающее значение: 75% книг, про-

даваемых в Африке, ввозятся из стран других континентов, преж-

де всего из США, Англии, Франции. (*89). В страны Латинской

Америки книги поступают в основном из Испании, Португалии,

США, а также из Франции, ФРГ, Италии, Японии и Англии. (*90).

 

В табл. 5 показано в количественном и процентном отношении

состояние импорта книг и брошюр в развивающиеся страны Азии,

Африки и Латинской Америки из капиталистических стран. (*91).

Из этих данных следует, что странами-экспортерами с наиболь-

шим объемом экспорта книг в развивающиеся страны являются

Англия (первое место), США (второе место), Испания (третье),

Франция (четвертое), Япония (пятое), ФРГ (шестое).

 

Как уже отмечалось, наличие авторских прав существенно от-

ражается на стоимости книги. Для развивающихся стран в связи

с низким жизненным уровнем населения вопрос о ценах на книги,

брошюры, на периодические издания стоит особенно остро. Кроме

того, в связи с импортом книг для развивающихся стран воз-

никает другой вопрос авторского права - вопрос о возможности

воспроизведения, репродуцирования иностранной литературы с

использованием современных технических средств копирования,

имеющего первостепенное значение для учебных и научных це-

лей. Получение лицензий на различные виды использования ав-

торских прав зависит от усмотрения обладателей этих прав.

 

(**88) Д. И. Мальотра. Недостаток книг в развивающихся странах. <Бюллетень

ЮНЕСКО для библиотек>, т. XXIV, 1970, № 4, стр. 234; О. К. Дрейер.

Культурные преобразования в развивающихся странах. Изд-во <Наука>,

1972, стр. 55-56.

 

(**89) <La promotion du livre en Afrique...>, p. 10.

(**90) <Reunion d'experts sur la promotion du livre en Amerique Latine>. Doc.

UNESCO, COM/MD/IO, p. 11.

(**91) Данные по соцалистическим странам в таблицу не включены.

 

-47-

 

Таблица 5                                                       

Импорт книг в брошюр (*а) в развивающиеся страны (1963 г.)

 

Страны-экспортеры                                                                                             

 

Страны импортеры   ФРГ;  Бельгия, Люксембург;    Испания;     США;       Франция;  Италия;   Япония;   Нидерланды;   Англия;    Швейцария;  Другие (*б); Всего

 

Азия (за исключением арабских государств и Японии). . . . . 442;  0;  0;  7364;  905;    0;    3042; 186; 7060;  0;  258;  19257

Африка (за исключением арабских государств). ..........277; 392;   0;  4291;  4654;  0;  0;    166;       10642;   0;     234;  20656

Арабские государства . . . . . 54;  0;  77;   642;    4217;  60;     0;     0;    751;      134;     0;   5935

Латинская Америка ...... 880;  0; 17618;   7292;     2277;   596;    81;   434;     1737;    0;    437;   31352

 

Всего...... . . . . . . 1653; 392; 17695;  19589;     12053;  656;       3123; 786;     20190;    134;    929;  77200

 

(**а) Включая книги с картинками для детей, географические карты, гидрографичес-

кие диаграммы и др.

 

(**б) Имеются в виду Австралия, Канада. Финляндия, Греция, Норвегия, Португалия.

Источник: <La promotion du livre en Asie...>, p. 41.

 

Важно также подчеркнуть следующее обстоятельство. Широ-

кий импорт напечатанных за границей книг на иностранных язы-

ках рассматривается в ряде развивающихся стран как времен-

ная мера, применение которой оправдано до тех пор, пока ме-

стные издательства не станут на ноги. (*92). В то же время все

большее значение приобретают проблемы перевода иностранной

литературы и издания ее в этих странах. Особенно это касает-

ся учебной и научной литературы, учебников и учебных пособий

на национальных языках. В этих случаях вопросы авторского

права выдвигаются на передний план. Развивающиеся страны

должны иметь возможность беспрепятственно издавать необходи-

мую им литературу. Выплата гонораров иностранным авторам,

а вернее обладателям соответствующих прав, ухудшает позиции

национальных издательств в конкурентной борьбе. Борьба идет

жестокая, поскольку конкурентами являются могущественные из-

дательские монополии капиталистических стран, стремящиеся

полностью захватить и удержать в своих руках необъятный

 

(**92) Широкий ввоз книг в развивающиеся страны тормозит развитие местных

издательств (ем. об. этом: Д. Н. Мальотра. Указ соч., стр. 235-236).

 

-48-

 

книжный рынок развивающихся стран - рынок, сулящий им по-

лучение еще больших прибылей в будущем. При слабости по-

лиграфической базы, трудностях с бумагой и при наличии ряда

других факторов необходимость выплаты гонораров усугубляет

положение местных издательств.

 

Развивающиеся страны испытывают недостаток в иностранной

валюте, поэтому для них остро стоит проблема не только вы-

платы гонораров, но и перечисления их за границу (в США,

Англию и другие страны).

 

При обсуждении общих вопросов авторского права на сове-

щании экспертов в Боготе один оратор отметил, что <основная

проблема заключается в той позиции, которую занимают разви-

тые страны в отношении тех стран, которые находятся на пути

к развитию. Он утверждал, что развивающиеся страны чувствуют

себя обманутыми в их надежде развивать собственное издатель-

ское дело и таким образом получить доступ к источникам ми-

ровой культуры, поскольку они не смогли получить право на

издание отдельных книг>. (*93).

Это высказывание свидетельствует о том, что крупные изда-

 

(**93) <Reunion d'experis sur la promotion du livre en Amerique Latin>, p. 14.

-49-

 

тельские фирмы - обладатели авторских прав - злоупотребляют

своими правами и препятствуют изданию в развивающихся стра-

нах книг, необходимых для роста культуры, когда такое изда-

ние затрагивает интересы этих фирм.

 

Проходившие в Токио и Аккре совещания по вопросам произ-

водства и распространения книг показали, что выплата автор-

ских гонораров серьезно препятствует более широкому распро-

странению книг в государствах Азии и Африки из-за их огра-

ниченной покупательной способности.

 

Наряду с этими проблемами, общими для всех развивающих-

ся стран, в отдельных странах имеются специфические трудно-

сти, вызываемые политикой издательских фирм высокоразвитых

стран. В качестве примера можно привести положение дел с

изданием литературы в Бразилии - самой крупной латиноамери-

канской стране. Бразилия - страна португальского языка, и этим

пользуются во вред ее национальным интересам португальские

предприниматели. Практика западных издательств такова, что

они передают исключительное право на перевод на португаль-

ский язык издателям Португалии, а те злоупотребляют этим

правом, совершенно не считаясь с интересами Бразилии. Это

касается производства книг и их продажи. Выступая на совеща-

нии экспертов в Боготе, представитель Бразилии просил ЮНЕСКО

вмешаться в решение этих вопросов, с тем чтобы права на пере-

вод уступались отдельно для Португалии и отдельно для издания

в Бразилии. (*94).

 

Отмеченные обстоятельства объясняют стремление развиваю-

щихся стран выработать такую политику в области авторского

права, которая отвечала бы их национальным интересам. С дру-

гой стороны, издательские, авторско-правовые и иные аналогич-

ные организации капиталистических государств пытаются по-

влиять на решение вопросов авторского права в развивающихся

странах, обеспечив при этом прежде всего свои интересы. Борьба

этих двух тенденций наблюдалась в ходе различных международ-

ных конференций, совещаний, семинаров, проведенных в разви-

вающихся странах.

 

Развивающиеся страны стремятся к тому, чтобы, с одной сто-

роны, в принимаемых ими законодательных актах содержались

нормы, поощряющие творчество национальных авторов, и, с дру-

гой, не существовало условий, ограничивающих возможности сво-

 

(**94) <Reunion d'experts sur la promotion du livre en Amerique Latin>, p. 14;

см. также: GRUR. Int., 1970, H. 11, S. 334.

 

-50-

 

бодного использования иностранных произведений в целях обу-

чения, преподавания и развития научных исследований. (*95).

 

В законодательном порядке в развивающихся странах приме-

няется ряд мер. Законодательству Аргентины, Бразилии, Чили,

Мексики известны такие меры, как создание для стимулирова-

ния местных авторов (например, композиторов) различных фон-

дов, в том числе и путем отчисления от гонораров, выплачивае-

мых за использование произведений иностранных авторов, более

высокое налоговое обложение гонораров иностранных авторов.

Эрих Шульце, наиболее неприкрытым образом выражающий в

современной буржуазной литературе по авторскому праву инте-

ресы крупных монополий, прежде всего компаний по производ-

ству пластинок и звукозаписи, тщетно пытается доказать, что

страны Латинской Америки в этих случаях будто бы ставят ино-

странцев в неравноправное положение, проводят политику дискри-

минации. (*96). Введение подобных правил представляется нам оправ-

данным, поскольку оно направлено на поощрение развития на-

циональной культуры.

 

Аналогичные правила вводятся развивающимися странами в

области кино. Наиболее прогрессивно в этом отношении законо-

дательство Индии, согласно которому из Индии разрешается

вывозить только 10% сумм от проката в этой стране иностран-

ных фильмов. Остальная часть должна расходоваться в самой

Индии на финансирование производства совместных фильмов, на

покупку индийских фильмов для демонстрации за рубежом. Од-

нако киноэкспортная ассоциация США - основной поставщик

иностранных фильмов в Индии - систематически нарушала эти

правила. Тогда правительство Индии приняло в 1971 г. более

решительные меры. Оно решило не возобновлять договор с аме-

риканской ассоциацией и вообще изъять из сферы частного пред-

принимательства весь импорт зарубежных фильмов и передать

его государственной индийской киноэкспортной корпорации

(ИМПЕК). Отвечая тем представителям местной буржуазии, ко-

торые подняли кампанию против этого справедливого решения

правительства, председатель ИМПЕК А. М. Тарик писал: <Аме-

 

(**95) М. Dasilva. Le droit d'auteur et l'Afrique. <Revue Internationale du Droit,

d'auteur>, 1965, sept. О законодательстве APE, Туниса, Марокко, Эфиопии

и других африканских государств см. материалы коллоквиума африкан-

ских экспертов по авторскому праву в Рабате (Марокко) в октябре 1970 г.

(<Interauteurs>, 1970, N 181).

 

(**96) E. Schulze. Op. cit.

 

-51-

 

риканские кинокомпании действительно оперировали в Индии

почти пятьдесят лет. Но разрешите вам напомнить, что британ-

ский империализм <оперировал> здесь 200 лет и все-таки в кон-

це концов был изгнан. Так и голливудские монополисты - эти

империалисты от культуры - должны будут оставить Ин-

дию>. (*97).

 

Хотя в настоящей работе подробно не рассматриваются пра-

вовые вопросы производства кинофильмов, мы привели этот яр-

кий пример потому, что в условиях неграмотности населения в

развивающихся странах (в той же Индии с ее 547-миллионным

населением 70% неграмотно) кино является одним из главных

средств массовой информации, пропаганды и воспитания. Именно

поэтому регулирование проката иностранных фильмов имеет та-

кое большое значение для поощрения и развития отечественного

киноискусства и для культурного подъема развивающихся стран.

 

Принятый в 1954 г. египетский закон об охране литератур-

ной и художественной собственности установил в общественных

интересах определенные ограничения прав авторов: например, ис-

ключительные права на перевод предоставляются только в тече-

ние пяти лет; если произведение не было переведено за это

время на арабский язык, право на перевод прекращается и оно

может свободно переводиться. Как свидетельствует Махмуд Лутфи

(АРЕ), тем самым, с точки зрения законодателя, было дано пре-

имущество публичным интересам, интересам государства перед

индивидуальными интересами автора. Автор стимулируется осу-

ществлять перевод в возможно короткий срок и тем самым спо-

собствовать в интересах науки использованию плодов человече-

ской мысли различных стран мира. (*98).

 

Задача создания законов, устанавливающих определенные

ограничения прав авторов в интересах развития образования, осо-

бенно актуальна. Это обстоятельство отразилось на разработке

типового закона по авторскому праву, одобренного в 1964 г. Ко-

митетом африканских экспертов, созданным ЮНЕСКО и БИРПИ.

Принятию этого проекта предшествовали африканский семинар

по авторскому праву в Браззавиле, выработавший основы проек-

та. Проект типового закона был положен в основу законов по

авторскому праву Замбии, Малави, Кении, Танзании; его принци-

пы использованы в Марокко, Тунисе и некоторых других странах.

 

(**97) Цит. по: А. Филипенко. Изгнание Бонда и КЇ. <Советская культура>,

2 ноября 1971 г.

(**98) <Interauteurs>, 1ЭТО, N 181, р. 329 -330.

 

-52-

 

При выработке проекта была признана необходимость учета

местных особенностей, характерных для развития стран Афри-

ки. (*99). Между тем проект в ряде случаев не удовлетворял этим

требованиям и был подвергнут справедливой критике в разви-

вающихся странах. Так, он неудовлетворительно решал вопрос

фоторепродуцирования материалов, охраняемых нормами законов

об авторском праве. (*100).

 

Рассмотрим, как относятся развивающиеся страны к основ-

ным многосторонним соглашениям в области авторского права.

Выше уже говорилось о том, что эти соглашения были заклю-

чены прежде всего в интересах крупных издательских фирм и

других организаций - обладателей прав на музыкальные и худо-

жественные произведения. Иными словами, правила конвенций

отвечают интересам стран - экспортеров книжной и иной духов-

ной продукции, а не стран-импортеров, к числу которых отно-

сятся развивающиеся страны.

 

В период колониального господства монополии в соответст-

вии с так называемой колониальной статьей Бернской конвенции

распространили действие конвенции на свои тогдашние колонии,

протектораты, зависимые территории. (*101). После приобретения

 

(**99) Bull du dr. d'aut, 1965, N 1, p. 36-37.

 

(**100) Подробнее об этом см:: Дж. Э. Эсебор (Нигерия). Закон об авторском пра-

ве в применении к репрографическим службам библиотек. <Бюллетень

ЮНЕСКО для библиотек>, т. XXIV, 1971, № 1, стр. 24-25. Проект типового

закона (ст. 11) дает право библиотекам, учебным заведениям, центрам до-

кументации и другим подобным учреждениям репродуцировать охраня-

емые авторским правом материалы с разрешения соответствующего ми-

нистра. В комментарии к проекту справедливо подчеркивалось, что мо-

лодым университетам Африки необходимо предоставить возможность

быстро выдавать преподавателям и студентам те издания, которые им

необходимы и которых может не быть в фондах. Это достигается путем

фотокопирования оригиналов (Bull. du dr. d'aut, 1965, N 1, p. 39). Одна-

ко, как отмечает Эсебор, этим правом, предусмотренным проектом, нель-

зя пользоваться, пока не будет установлено, что владелец авторского

права <необоснованно отказался> дать свою санкцию на репродуцирова-

ние (ст. 25). Введение всякого рода оговорок, требований выполнения

различных условий типично не только для этого проекта, разработанно-

го под эгидой международных организаций, но и для политики капита-

листических государств в отношении развивающихся стран в области

авторского права.

 

(**101) Этим объясняется то обстоятельство, что Бернская конвенция действует

с 1887 г. в отношении Индии, Пакистана, Сенегала, Мадагаскара, Мали,

Нигера, Камеруна, Конго, Берега Слоновой Кости, Дагомеи; с 1931 г.- в

отношении Цейлона (Шри Ланка). Об этом см.: С. Masouye. Decolonisati-

on, independance et droit d'auteur. <Revue International de Droit d'Auteur>,

1962, juile-october, p. 85.

 

-53-

 

независимости перед этими странами возникла дилемма: либо

добиться внесения изменений в конвенцию, либо выйти из нее. (*102).

Что касается стран, не участвующих ни в Бернской, ни во Все-

мирной конвенциях, то они в ряде случаев были заинтересованы

в изменении положений этих конвенций таким образом, чтобы

они могли к ним присоединиться. Главное же для всех разви-

вающихся стран состоит в том, чтобы правила международных

конвенций способствовали культурному строительству в этих стра-

нах, в первую очередь развитию образования.

 

У развивающихся стран есть и другая возможность: заклю-

чение региональных соглашений. На это в последние годы не-

однократно указывали представители развивающихся стран. (*103).

Позиция стран, не присоединившихся к международным кон-

венциям по авторскому праву, была довольно четко, как нам

представляется, выражена Махмудом Лутфи (*104) на африканском

коллоквиуме экспертов по авторскому праву, состоявшемуся в

Рабате (Марокко) 29-30 октября 1970 г. (*105). Он указал, что,

хотя представители Египта начиная с 1925 г. участвовали во

всех совещаниях, касающихся конвенций по авторскому праву,

и хотя в Египте неоднократно создавались комиссии на прави-

тельственном уровне для изучения вопроса о возможностях при-

соединения страны к конвенциям, вопрос этот положительно не

 

(**102) Из Бернского союза вышла Верхняя Вольта.

 

(**103) В частности, на Стокгольмской дипломатической конференции 1967 г.

представитель Индии заявил, что в случае непринятия на этой конферен-

ции протокола для развивающихся стран Индия выйдет из Бернского

союза и будет вести переговоры о заключении конвенции с другими стра-

нами, не членами Бернского союза, конвенции, отвечающей нуждам раз-

вивающихся стран (<Actes de la Conference de Stocholm de la propriete in-

tellectuelle. 1967>, Geneve, 1971, vol. II, p. 992, 1006-1007). Можно приве-

сти и другой пример: в соответствии с резолюцией ЮНЕСКО Б. 121, при-

нятой, в 1966 г., генеральный секретарь Союза национальных радио- и

телевизионных организаций Африки Мохамед Эль Бассиони подготовил

доклад, в котором он обосновал необходимость заключения африканской

региональной конвенции по охране авторского права (подробнее об этом

см.: Ю. Г. Матвеев. Международная охрана авторских прав и раз-

вивающиеся страны. <Советское государство и право>, 1970, № 7,

стр. 133).

 

(**104) Махмуд Лутфи-юридический советник египетского общества охраны

прав авторов (САКЕРАУ).

 

(**105) Коллоквиум был организован СИЗАК совместно с марокканским общест-

вом по охране авторских прав. Участвовали в нем эксперты из Алжира,

Конго, Берега Слоновой Кости, Эфиопии, Ганы, Марокко, Сенегала, Ту-

ниса, присутствовали также эксперты из страy Европы в Америки.

 

-54-

 

был решен. Основания для откладывания решения этого вопроса,

по его словам, следующие:

 

1) потребности государства в отношении произведений для

школьного образования; 2) потребности государства в отношении

книг, необходимых для научных исследований; 3) неотложные,

не терпящие отлагательств потребности в переводе иностранных

книг во всех областях и трудности в получении необходимых

для этого разрешений; 4) финансовые обязательства, которые

влечет за собой такое присоединение, и обязанность осуществлять

регулирование в отношении иностранной валюты, которой про-

должает не хватать в связи с политическими и экономическими

обстоятельствами. (106).

 

В 60-е годы развивающиеся страны начали борьбу за внесение

в международные конвенции изменений, которые отвечали бы их

нуждам и способствовали бы развитию образования и культуры.

Первые предложения такого рода в отношении Бернской конвен-

ции были сделаны в 1963 г. на Совещании африканских стран

по вопросам авторского права, проведенном в Браззавиле. (*107).

 

Предложения о возможных изменениях Всемирной конвенции,

а также о принятии ЮНЕСКО мероприятий, способствующих

изданию литературы в развивающихся странах, обсуждались на

региональных семинарах по вопросам издательского дела, про-

веденных ЮНЕСКО в Токио, Аккре, Боготе и Капре. На этих

семинарах выражалось критическое отношение развивающихся

стран к международным конвенциям. (*108).

 

На совещании экспертов в Аккре некоторые эксперты требо-

вали включить в международные нормы (la legislation inter-

nationale) положения более справедливые для африканских стран

по вопросу об охране литературной собственности и уплате воз-

награждения за использование охраняемых произведений. (*109).

 

По инициативе развивающихся стран Генеральная конферен-

ция ЮНЕСКО приняла решение пересмотреть Всемирную кон-

венцию. Что же касается Бернской конвенции, то в результате

борьбы, которую вели представители развивающихся стран на

 

(**106) <Interauteurs>, 1970, N 181, p. 331.

 

(**107) На этом совещании было рекомендовано рассмотреть на предстоявшей

тогда Стокгольмской конференции предложении о возможности свободно-

го использования в развивающихся странах произведений авторов дру-

гих государств для образования и научных исследований.

(**108) См. об этом: <La promotion du livre en Asie...>, p. 24.

(**109) <Reunion d'experts sur la promotion du livre en Afrique>, p. 18.

 

-55-

 

Стокгольмской дипломатической конференции 1967 г., и под-

держки, оказанной им со стороны социалистических государств,

был принят специальный протокол для развивающихся стран.

В Протоколе содержались определенные, хотя и минимальные

ограничения, касающиеся обладателей авторских прав и дающие

возможность свободнее использовать охраняемые произведения в

развивающихся странах, прежде всего в целях школьного обуче-

ния, высшего образования и проведения научных исследований. (*110).

 

Однако против ратификации Протокола была развернута кам-

пания во всех основных странах - экспортерах произведений, и

главным образом в США и Англии. В Англии против решений

Стокгольмской конференции выступила пресса, был сделан за-

прос в парламенте и т. д. Кампания была развернута крупными

издательствами и защищавшими их интересы различными между-

народными организациями. Так, 26-й конгресс СИЗАК, состояв-

шийся в Вене в июне 1968 г., принял специальную резолюцию,

в которой была отмечена неприемлемость, но мнению конгресса,

положений Стокгольмского протокола. Резолюция рекомендовала

странам - членам Бернского союза воздержаться от ратификации

Протокола. Речь идет не о том, говорилось в одном из выступ-

лений на конференции по проблемам научной книги в универ-

ситете в Бохуме в связи со Стокгольмским протоколом, что

крупные страны-экспортеры книг не хотят, чтобы развиваю-

щиеся страны перепечатывали их литературу, а о том, чтобы

место <пиратских изданий>, как выразился один издатель, за-

менили издания по лицензии, которые могли бы финансироваться

из средств, выделяемых для помощи развивающимся странам. (*111).

 

Стокгольмский протокол был заблокирован капиталистически-

ми государствами, в результате чего возник <кризис в междуна-

родном авторском праве>, и лишь после длительных дискуссий

в различных подготовительных комитетах стало возможным на

Парижских дипломатических конференциях 1971 г. пересмотреть

Всемирную и Бернскую конвенции. (*112).

 

Однако капиталистическим государствам в основном удалось

отстоять свои позиции в области авторского права и пойти лишь

на минимальные ограничения в отношении использования охра-

няемых произведений в развивающихся странах.

 

(**110) Подробнее о содержании Протокола см. гл. 2.

(**111) <Das wissenschaftliche Buch>, S. 94.

(**112) Подробнее см. 1 гл. 2.

 

-56-

 

Параллельно с требованиями приспособить действующие кон-

венции к удовлетворению нужд развивающихся стран эти страны

выдвигали предложения о конкретных мерах, направленных на

преодоление бедственного положения с распространением литера-

туры в странах Азии, Африки и Латинской Америки. На пред-

принятых ЮНЕСКО мероприятиях, которые непосредственно за-

трагивают вопросы авторского права, следует остановиться под-

робнее. ЮНЕСКО проводит серию программ, направленных на

борьбу с последствиями колониализма, на расширение образова-

ния и ликвидацию неграмотности среди взрослых. Известно, что

даже в наше время лишь 60% детей школьного возраста посе-

щают учебные заведения и 1/3 взрослого населения Земли не

умеет ни читать, ни писать. ЮНЕСКО провела в 1970 г. ряд меро-

приятий в рамках Международного года просвещения, 1972 год

был объявлен ЮНЕСКО Международным годом книги. Естествен-

но, что при осуществлении всех этих мероприятий в последние

годы стало уделяться много внимания проблемам издания и рас-

пространения книг в развивающихся странах.

 

Как уже говорилось, одним из препятствий, стоящих перед

развивающимися странами в деле использования нужной для них

литературы, является необходимость тратить средства на выплату

авторских гонораров. Первая попытка хотя бы частично решить

эту проблему была намечена ЮНЕСКО в принятой ею программе

на 1969-1970 гг. (*113). В ней отмечалось, что ЮНЕСКО предпри-

няла шаги для обеспечения равновесия между необходимостью

распространения книг в импортирующих странах и охраной ос-

новных принципов авторского права путем распределения купо-

нов ЮНЕСКО для покрытия расходов по выплате авторских го-

нораров. (*114). В этой программе предлагалось также принять более

эффективные меры, а именно государствам, издающим книги, пре-

дусматривать при осуществлении двусторонних программ по со-

трудничеству с развивающимися странами выделение средств на

выплату авторских гонораров тем своим авторам, чьи труды,

в первую очередь в области образования, науки и культуры,

используются в развивающихся странах. Имелась в виду вы-

плата гонораров и за репродуцирование, и за перевод с после-

 

(**113) Программы принимаются ЮНЕСКО на каждые два года.

(**114) Программа ЮНЕСКО в области документации, библиотек и архивов на

1969-1970 гг. <Бюллетень ЮНЕСКО для библиотек>, т. XXIII, 1969, № 3,

стр. 132-133.

 

-57-

 

дующим использованием соответствующих произведений в разви-

вающихся странах.

 

Можно полагать, что с такой постановкой вопроса могли со-

гласиться и издательские круги. Об этом свидетельствует, в ча-

стности, отчет западногерманского института но изучению книж-

ного рынка. Авторы отчета, опубликованного в 1968 г., были

вынуждены признать значение помощи, которая должна оказы-

ваться развивающимся странам. Однако, из этого не следует, как

отмечалось в отчете, что не должны полностью оплачиваться го-

норары за авторские права. Эти права издательств, по мнению

авторов отчета, должны финансироваться из фондов помощи раз-

вивающимся странам, предоставляемых индустриальными нация-

ми. <Таким путем можно было бы также выплачивать собствен-

ным авторам каждой страны соответствующее вознаграждение

без того, чтобы это отражалось на ценах книг. Дело в том, что

эти книги дороже, чем те, в отношении которых использованы

безвозмездно иностранные авторские права>. (*115).

 

Идею такого использования средств, выделяемых на оказание

помощи развивающимся странам, поддерживает Е. Ульмер. По его

мнению, выделив средства для этой цели развитые государства

облегчат развивающимся странам покупку книг и приобретение

авторско-правовых лицензий. Тем самым они будут служить и

распространению национальной литературы этих государств,

и культурным нуждам развивающихся стран. (*116). Как отмечалось,

такое решение проблемы имеет и другой аспект: не будут за-

тронуты или во всяком случае будут затронуты в меньшей мере

имущественные интересы издательств и других капиталистичес-

ких монополий.                   

 

Что же касается распространения произведений капиталисти-

ческих государств, то такая линия действительно соответствует

так называемой культурной политике этих государств в разви-

вающихся странах. Капиталистические государства стремятся

прежде всего обеспечить свои неоколониалистские цели, препятст-

вовать распространению в странах третьего мира достижений со-

циалистической науки и культуры.

 

В связи с таким подходом к решению финансовых проблем

необходимо отметить, что на Стокгольмской дипломатической кон-

ференции 1967 г. была принята рекомендация, в которой при-

 

(**115) <Berichte des Institute fur Buch-Markt-Forschung>. 1968, N 41 S. 60

(**116) GRUR. Int., 1969, S. 379.

 

-58-

 

знавались особые экономические и культурные потребности раз-

вивающихся стран и предлагалось Международному бюро изучить

в сотрудничестве с другими правительственными и неправитель-

ственными организациями возможности и способы создания фи-

нансовой системы, которая позволила бы выплачивать авторам

справедливое и соразмерное вознаграждение (Рекомендация

№ III) (*117). Эта рекомендация была принята в связи с тем,

что на конференции обсуждалось, нельзя ли изыскать средства,

из которых можно было бы выплачивать обладателям авторских

прав возмещение в тех случаях, когда осуществление этих прав

будет ограничиваться в развивающихся странах на основании

правил Протокола для развивающихся стран. Иными словами.

если в одной из развивающихся стран будет использовано какое-

либо произведение в учебных или научных целях без выплаты

гонорара, то нельзя ли каким-то иным образом компенсировать

это обладателю прав, в частности из какого-то международного

фонда. (*118).

 

Для изучения этого вопроса в соответствии с приведенной

выше рекомендацией в марте 1968 г. собралась специальная ра-

бочая группа, однако ее работа не привела к определенным ре-

зультатам. (**119). Вопрос о международном фонде возникал и в ходе

работы Объединенной рабочей группы по изучению международ-

ного авторского права на ее заседании в Вашингтоне в 1969 г. (*120).

Но, как свидетельствует Е. Ульмер, группа не пошла по этому

пути. Эксперты ссылались на упоминавшиеся ранее купоны

ЮНЕСКО, выдаваемые последней для различных культурных це-

лей, в том числе на покупку книг и приобретение авторско-

правовых лицензий для преодоления трудностей с переводом ва-

люты, а также на помощь, предоставляемую в рамках двусто-

ронних соглашений.

 

Изучение путей и средств приобретения авторских и других

прав в тех случаях, когда развивающиеся страны, желающие их

приобрести, не располагают иностранной валютой, было затем

возложено на Международный информационный центр ЮНЕСКО

до вопросам авторского права. Вопрос о создании этого центра

подробно обсуждался на том же вашингтонском заседании объ-

 

(**117) Dr. aut., 1967, N 12; <Actes de la Conference de Stockholm...>, vol. II,

p. 1435.

 

(**118) <Actes de la Conference de Stockholm...>, vol. II, p. 974.

(**119) Отчет о работе группы см.: Dr. aut., 1968, N 4, p. 88.

(**120) О создании этой группы и ее деятельности см.  1 гл. 2.

 

-59-

 

единенной рабочей группы по изучению международного автор-

ского права в 1969 г. Тогда было решено для оказания помощи

развивающимся странам создать такой центр, который собирал

бы информацию, с одной стороны, о потребностях этих стран в

литературе, с другой - о возможностях предоставления этим

странам лицензий на перепечатку и лицензий на перевод нужных

им произведений.

 

Рабочая группа рекомендовала ЮНЕСКО создать подобный

центр. Он должен облегчить развивающимся странам доступ к

материалам, охраняемым нормами авторского права, прежде всего

тем, которые могут быть использованы для развития образова-

ния, науки и культуры. Имеется в виду, что объектом деятель-

ности центра будут не только книги, но и другие средства ин-

формации. Сначала центр путем опроса компетентных органов,

издательств и других организаций развивающихся стран должен

выяснить их потребности в литературе, а затем путем опроса

издательств, организаций и авторов развитых стран - их готов-

ность предоставить соответствующие права. Обладатели прав в

развитых странах должны сообщить названия произведений и ус-

ловия, на которых они готовы предоставить лицензии, особенно

права на перепечатку, перевод и на передачу по радио. При

этом в одних случаях обладатели прав будут уполномочивать

центр на заключение договоров, в других - центр будет способ-

ствовать заключению договоров.

 

В задачи центра входит также разработка типовых догово-

ров о предоставлении лицензий и выполнение ряда других функ-

ций, способствующих развитию издательского дела в развиваю-

щихся странах. Информационный центр по авторскому праву был

организован в 1971 г. (*121), он призван содействовать созданию

аналогичных национальных центров и осуществлять связь с

ними. (*122).

 

Конечно, создание такого центра облегчает установление кон-

тактов развивающихся стран с обладателями соответствующих

прав. Однако эффективность его деятельности для преодоления

<книжного голода> в странах, для беспрепятственного использо-

 

(**121) См. Международный центр информации по вопросам авторского права

ЮНЕСКО. <Бюллетень ЮНЕСКО для библиотек>, т. XXVI, 1972, № 6.

стр. 373-374; <Chronique de I'UNESCO>, vol. XVII (1971), N 5, p. 204;

N 8-9, p. 342; Bull. du dr. d'aut., 1972, N 3, p. 12-17.

 

(**122) Такие центры по авторскому праву были созданы в США, Англии, Фран-

ции, ФРГ.

 

-60-

 

вания иностранных литературных и научных произведений в учеб-

ных и иных целях будет зависеть от того, на каких условиях

будут предоставляться соответствующие права, насколько эти ус-

ловия будут льготными.

 

Известно, что первоначально идея создания центра исходила

от издателей США. Очевидно, не последнюю роль в их предло-

жении играло стремление крупных издательств США осуществить

в международном масштабе с использованием международных

организаций определенное регулирование условий предоставления

прав развивающимся странам, с тем чтобы они не устанавлива-

лись издателями из других стран ниже определенного минимума.

 

Рассмотрение различных аспектов проблем авторско-правового

характера, проблем, возникающих в отношениях с развивающи-

мися странами, показывает, что в современном мире они не мо-

гут и не должны решаться традиционным образом. Во главу

угла должны быть поставлены интересы развивающихся стран.

ЮНЕСКО и другие международные организации призваны сде-

лать все возможное для того, чтобы эти страны как можно ско-

рее преодолели неграмотность населения, культурную отсталость

и другие последствия колониализма и империалистического угне-

тения.

 

5 Влияние технического прогресса

на развитие международной охраны

авторских прав

 

Возникновение международной охраны авторских прав и ее

развитие были самым тесным образом связаны с новыми изобре-

тениями, с бурным научно-техническим прогрессом.

 

Серьезное влияние оказало развитие техники и на внутреннее

законодательство стран в области авторского права, причем в

правовом регулировании в странах социализма и в капитали-

стических государствах одни и те же достижения научно-техни-

ческого прогресса отразились совершенно неодинаково.

 

Первые привилегии, система выдачи которых предшествовала

законам об авторском праве, были выданы типографам-книготор-

говцам. Изобретение книгопечатания сыграло решающую роль,

поскольку оно дало возможность распространять книги в широ-

ких масштабах. Изобретение фотографии сделало возможным вос-

произведение изображения, изобретение кино - массовое распро-

странение драматургических произведений, использование произ-

ведений литературы.

 

-61-

 

Современная техническая революция позволила записывать

звук голоса или инструмента, создавать фонограммы. В резуль-

тате получила гигантское развитие промышленность звукозаписи,

сначала в виде промышленности пластинок, а затем - записи

на пленку. В 70-е годы звукозапись дополнилась производством

записей изображения, начался выпуск видеокассет.

 

Обозревая прошлое развития техники, важно отметить, что

изобретение радио открыло неограниченные возможности момен-

тальной передачи информации и распространения литературы и

искусства во всем мире. Значение радио высоко оценено В. И. Ле-

ниным. <Газета без бумаги и <без расстояний>, которую Вы

создаете,- писал он М. А. Бонч-Бруевичу 5 февраля 1920 г.,-

будет великим делом>. (*123). <Дело гигантски важное>,- под-

черкивал он неоднократно. (*124).

 

За радиовещанием последовало телевидение. Его появление

означало прямую передачу изображения или его записи непосред-

ственно в дом к зрителю. Успехи освоения космоса привели к

созданию спутников Земли. Передача телевизионных программ

через спутники стала реальностью. В настоящее время такая

передача производится с помощью станций ретрансляции, а к

середине 70-х годов станет практически осуществимым непо-

средственное телевизионное вещание (НТВ) на домашние прием-

ники телезрителей через космос. Общественное и личное исполь-

зование видеокассет и для улучшения образования, и для удов-

летворения многих культурных потребностей еще больше расши-

рит возможности использования музыкальных, драматических и

иных произведений.

 

В эпоху современной технической революции не оставались

неизменными и способы воспроизведения печатного слова. Речь

идет о совершенствовании полиграфического издательства, о со-

здании средств так называемой малой полиграфии (ротапринт

и др.), а также о широком распространении возможностей фо-

томеханического репродуцирования печатных материалов, в том

числе и путем изготовления микрофильмов.

 

Технический прогресс привел не только к расширению средств

и методов воспроизведения, распространения и передачи произ-

ведений литературы, науки и искусства, но и к новым возмож-

ностям создания произведений.

 

(**123) В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 51, стр. 130.

(**124) См., в частности: В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 52; стр. 54.

 

-62-

 

Счетно-решающие устройства способствовали установлению

связей между человеком и машиной, созданию программ и алго-

ритмов, возможности осуществления машинного перевода с одного

языка на другой, автоматического составления текстов. Резуль-

татом развития техники явилась и электронная музыка, (*125), и свето-

музыка. Счетно-вычислительные машины стали использоваться в

качестве устройств, сочиняющих музыку и стихи. (*126).

 

Развитие космической техники, использование спутников для

радиосвязи и телевидения, возможность получения изображений,

сделанных с космических аппаратов (фотография обратной сторо-

ны Луны, телевизионные передачи с Луны) - этот перечень ни-

когда не может быть исчерпывающим, поскольку наука и техни-

ка открывают перед человечеством новые возможности.

 

(**125) Под электронной музыкой понимаются музыкальные   сочинения,

созданные на базе электроакустических звуков, являющихся продукци-

ей производящей аппаратуры и записываемых непосредственно на плен-

ку, минуя переходную акустическую форму. Кроме того, в области музы-

ки были проведены опыты по созданию электронного синтезатора, соз-

дающего звуки электромагнитными способами. См. об этом: М. Kummer.

Das urheberrechtlich schutzbare Werk. Bern, 1968, S. 143-198; В. Naw-

rocki. Evolution de l'art et droit d'auleur. Dr. aut., 1964, N 9, p. 223-231,

N 10, p. 249-261; К. Fromrn. Der Apparat als geistiger Schopfer. GRUB. Int.,

1964, H. N 9, S. 304-306; М. Fabiani. Sind Apparate geistige Schopter.

GRUR. Int., 1965, H. 8/9, S. 422-425; В. Samson. Die moderne Kunst, die

Computer-<Kunst> und das Urheberrecht. UFITA, 1970, Bd. 56, S. 117-

118; К, Knap. Urheberrechtliche Fragen auf dem Gebiet der elektronischen

Musik. UFITA, 1972, Bd. 64, S. 53-82.

 

(**126) В настоящей работе мы не останавливаемся на вопросах отнесения но-

вых объектов, появившихся в результате научного прогресса, к области

авторского или патентного (изобретательского) права. Как известно, наи-

более острая проблема такого рода - проблема охраны программ для

счетно-вычислительных машин. В США первые программы в 1964 г. за-

регистрировало Управление по охране авторских прав, подтвердив тем

самым мнение, что программы могут рассматриваться как объекты автор-

ского права. Это решение вызвало и в США, и в других странах дискус-

сии. В Европе аналогичную точку зрения высказал Е. Ульмер (Е. Ulmer.

Der Urheberschutz wisseuschaftlicher Werke unter besonderer Berucksich-

tigung der Programme elektronischer Rechenanlagen. Munchen, 1967). При

этом он исходил из того, что в принципе при составлении программ су-

ществуют большие возможности для программистов в выборе различных

вариантов, поэтому программы, созданные для одной и той же цели, мо-

гут отличаться друг от друга (указ. соч., стр. 17). Иную, противополож-

ную точку зрения обосновал А. Троллер (A. Troller. Immaterialguterrecht,

Bd. I, S. 375). Международные соглашения смогут учитывать охрану та-

ких объектов, очевидно, после того, как проблемы будут решены в стра-

нах-участницах этих соглашений.

 

-63-

 

Таким образом, развитие техники ведет как к созданию новых

условий для самого процесса творчества и к возникновению но-

вых объектов авторского права, так и к появлению новых средств

и возможностей распространения произведений в международном

масштабе.

 

В качестве примера приведем искусство артиста-исполнителя.

До конце XIX в. выступление актера могло остаться только

в памяти у зрителя, его нельзя было зафиксировать. В наше

время возможности контакта зрителя с актером-исполнителем

стали совершенно иными. Фонограмма позволила записать звук

его голоса, кино - воспроизвести изображение. С помощью теле-

визора выступление актера зритель видит, не выходя из своей

квартиры. Развитие записывающей техники сделало возможным

фиксирование любого выступления, любого исполнения. Благо-

даря записи можно повторить любой концерт, а распространение

видеокассет приведет к полному воспроизведению выступлений

артиста.

 

Из приведенного примера видно, что развитие техники в ка-

питалистическом мире делает необходимым решение проблемы

охраны прав как артистов-исполнителей, так и производителей

фонограмм. (*127). Этот пример типичен еще в одном отношении.

Он показывает, что новые технические средства все больше и

больше отдаляют авторские права от самого творца, в данном

случае и от автора, и от исполнителя. Артист-исполнитель стал

в современном капиталистическом мире лишь частью гигантской

индустрии развлечений.

 

Вполне закономерно с появлением новых технических средств

развития промышленности звукозаписи, мощных радиовещатель-

ных и телевизионных компаний увеличение и числа кинопродю-

серов. В капиталистическом мире началась острая конкурентная

борьба между такими обладателями прав на произведения, как

радиовещательные   компании   и   монополии -производители

фонограмм. Радиокорпорации стремятся к тому, чтобы сво-

бодно использовать запись для радиопередачи на основании раз-

решения автора, производители же фонограмм заинтересованы

в запрещении такого использования записей без их согласия. (*128).

 

(**127) Подробнее об этом см.: Д. Plaisant. Le droit des auteurs etdes artistes exe-

cutants. Paris, 1970. В этой работе автор рассматривает также изменения,

которые были внесены по этим вопросам в 1967 г. в Бернскую конвен-

цию. О правовых вопросах использования кассет см.: G. Brugger. Die

neuen audio-visuellen Systeme. Munchen, 1970.

 

(**128) См. об этом: С. Б. Крылов, А. И. Горлов. Указ. соч., стр. 137-138.

 

-64-

 

В конкурентной борьбе телевизионных компаний и киностудий

также имеют значение вопросы использования соответствующих

прав. Фабриканты - производители фонограмм заинтересованы

в том, чтобы была обеспечена такая охрана их прав, которая

не допускала бы изготовления копий, воспроизведение записей

с коммерческой целью. Главное же, в чем они заинтересованы,

как отмечает датский юрист Т. Лунд, это контроль за использо-

ванием дисков для <публичного исполнения>, и прежде всего по

радио. (*129). Здесь их интересы сталкиваются с интересами радио-

вещательных компаний, что нашло свое отражение как при под-

готовке внутреннего законодательства (например, в Дании, Фин-

ляндии, Норвегии, Швеции при подготовке единообразного закона

по авторскому праву), так и в специальной конвенции в этой

области. (*130).

 

Мы уже отмечали, что создание одних и тех же новых тех-

нических средств отражается па правовом регулировании в странах

социализма и странах капитализма совершенно неодинаково. Осо-

бенно остро проявилось это различие в связи с распростране-

нием радиовещания. Сразу же после возникновения радио оно

превратилось в дополнительное средство для извлечения прибылей

капиталистическими монополиями. Любая передача по радио

в капиталистическом мире - это объект исключительного права,

причем эти права находятся обычно в руках издательских фирм,

если речь идет о передаче по радио литературных произведе-

ний, либо в руках производителей пластинок, звукозаписи, если

речь идет о передаче музыкальных произведений, либо иных

пользователей авторских прав. Права могут возникнуть непосред-

ственно у самих радиовещательных компаний. Вокруг вопросов

радиоправа сразу развернулась острая борьба между различными

группами предпринимателей - обладателей авторских прав. (*131).

Когда еще отсутствовали нормы внутреннего законодательства

 

(**129) Т. Lund. Les droits des fabricants de disques. <Melanges Marcel Plaisant>.

Paris, 1960, p. 260-261.

 

(**130) Охрана этих прав именуется в буржуазной литературе <соседними пра-

вами>. В связи с этим Т. Лунд справедливо отмечал, что эта охрана яв-

ляется не охраной прав авторов, а охраной прибылей компании, юриди-

ческого лица, поэтому охрана такого рода не может быть родственной,

смежной авторскому праву или примыкающей к ней (Г. Land. Ор. cit.,

р. 266).

 

(**131) См. об этом: В. М. Корецкий. Международное радиоправо. Сборник ста-

тей кафедры <Проблемы современного права> и правового факультета

Харьковского института народного хозяйства, 1928, № 2, стр. 139-142.

 

-65-

 

и международных конвенций, решающее слово принадлежало

практике. Так, английский суд, признав исключительное право

автора на передачу произведения по радио, обязал английскую

радиовещательную компанию возместить убытки, понесенные

вследствие трансляции музыкального произведения французского

автора без соответствующего разрешения. (*132).

 

Совершенно иначе аналогичный вопрос был решен в Совет-

ском Союзе. Благодаря радио, а затем и телевидению, лучшие

театральные постановки, концерты становятся доступными на-

селению во всех уголках Страны Советов. Постановлением ЦИК

и СНК СССР от 10 апреля 1929 г. (*133) органам радиовещания

было предоставлено право передавать по радио произведения,

исполняемые в театрах, концертных залах и других публичных

местах, без особого за это вознаграждения как в пользу авто-

ров и исполнителей, так и в пользу театров.

 

Этот принцип советского авторского права воплощен в Осно-

вах гражданского законодательства и в гражданских кодексах

союзных республик. В силу ст. 492 Гражданского кодекса РСФСР

без согласия автора и без уплаты авторского вознаграждения

допускается воспроизведение в кино, по радио и телевидению

публично произнесенных речей, докладов, а также выпущенных

в свет произведений литературы, науки и искусства. Воспроиз-

ведением считается также транслирование по радио и телевиде-

нию публично исполняемых произведений непосредственно из ме-

ста их исполнения.

 

Такое решение вопроса способствовало распространению зна-

ний, общему подъему культурного уровня населения страны.

 

Иначе эта проблема решена в буржуазном авторском праве.

Борьба между различными группами монополий отражается в

разработке правовых норм, призванных регулировать отношения

в области авторского права, возникающие в связи с развитием

науки и техники. Характерно, что само развитие техники про-

исходит быстрее, чем изменение норм внутреннего законодатель-

ства и международных соглашений. Если говорить о способах

использования произведений творчества, то развитие фотографии,

средств механической записи, кино, радио и телевидения, исполь-

зование спутников Земли для телевидения, создание других

средств распространения информации - все это отразилось на

международной охране авторских прав.

 

(**132) Dr. aut., 1928, N 1, p. 7.

(**133) СЗ СССР, 1929, № 26, ст. 230.

 

-66-

 

Для решения в международном аспекте проблем в области

авторского права, являющихся результатом бурного развития нау-

ки и техники, использовались в прошлом и используются в на-

стоящее время два способа. Первый - это распространение ранее

принятых конвенционных норм на новые ситуации, второй -

внесение дополнений в действующие международные соглашения

или же выработка новых конвенций и соглашений. Так, сначала

в список произведений, охраняемых нормами Бернской конвен-

ции, вошли фотографические произведения, и в отношении них

был установлен особый режим (на Берлинской конференции

1908 г.), а затем к ним приравняли кинематографические про-

изведения, а на Брюссельской конференции 1948 г. кинемато-

графические и фотографические произведения были приравнены

к произведениям литературы и искусства. (*134). Новые правила,

принятые на Стокгольмской конференции 1967 г., расширили ох-

рану произведений кино, что отвечало прежде всего интересам

кинопродюсеров.

 

Развитие радио привело к включению в Бернскую конвен-

цию по Римской конференции 1928 г. новой статьи, установив-

шей исключительное право авторов разрешать передачу своих

произведений по радио. <Радиовещание,- писал итальянский

юрист Руффини)- вторглось в наглухо отгороженный участок ли-

тературной и художественной собственности, как кто-то остро-

умно заметил, в качестве весьма своеобразной гостьи. Оно пере-

вернуло весь дом вверх дном... Одним прыжком оно перепрыгну-

ло все границы и стремительно завоевало весь мир>. (*135).

 

Просто приспособить нормы Бернской конвенции к новым

проблемам, которые возникли с развитием радиовещания, было

невозможно. Необходимо, справедливо тогда отмечал В. М. Ко-

рецкий, считаться не только с особенностями технического вос-

производства произведений с помощью радио, создающего воз-

можность приема передачи неопределенным числом слушателей,

но и с противоречиями в интересах различных групп предпри-

нимателей. (*136).

 

(**134) Подробнее об этом см.: С. L. Magnin. La convention de Berne et revolution

du droit d'auteur international. <Melanges Marcel Plaisant>, p. 282-

284.

 

(**135) F. Ruffini. De la protection Internationale des droits sur les oeuvres litte-

raires et artistiques. <Academic de Droit International. Recueil des Cours>,

1926, II, т. 12, p. 396.

 

(**136) В. М. Корецкий. Международное радиоправо, стр. 139.

 

-67-

 

Дальнейшее регламентация вопросов передачи по радио, пре-

дусматривающая и возможные в будущем открытия в этой об-

ласти техники, была осуществлена на Брюссельской конферен-

ции 1948 г., проведенной в период, когда радиовещание полу-

чило уже широкое развитие.

 

<Конференция,- говорилось в ее Генеральном отчете,- была

главным образом  посвящена  радиовещанию,  звукозаписи,

кино>. (*137).

 

Развитие техники звукозаписи привело в 1961 г. к заключе-

нию нового международного соглашения - Римской конвенции

о защите прав артистов-исполнителей, производителей фонограмм

и организаций радиовещания. Конвенция предусматривает, в ча-

стности, ряд прав исполнителей, таких как право препятствовать

при определенных условиях передачам по радио или телевиде-

нию или иной передаче публике, а также записи и воспроиз-

водству их исполнения (ст. 7). В конвенции говорится и о вы-

плате <справедливого вознаграждения> за так называемое вто-

ричное использование, т. е. за использование фонограмм a пе-

редачах (ст. 12). Приведенные правила отвечают интересам

предприятий звукозаписи.

 

Успехи освоения космического пространства сделали возмож-

ным использование спутников Земли для телевизионных пере-

дач. В настоящее время для этого применяется система советских

спутников и система <Интерсат>. При работе этих систем сигнал

телевизионного изображения поступает со спутника на специаль-

ные приемные станции, а затем на телецентры для ретрансля-

ции. В ближайшем будущем (по расчетам экспертов, в середине

70-х годов) передачи будут приниматься непосредственно теле-

зрителями на несколько измененные для этой цели телевизоры.

Система ретрансляции отпадает.

 

Непосредственное телевизионное вещание является одним из

наиболее перспективных направлений использования космоса для

нужд человека. Как отмечалось в предложенном СССР для рас-

смотрения в ООН проекте Конвенции о принципах использования

государствами искусственных спутников Земли для непосредст-

венного телевизионного вещания, это вещание должно использо-

 

(**137) См. об этом: P. Bolla. La Convention de Berne pour la protection des oeuv-

res litteraircs et arlistique dans le texte revise a Bruxelles. Dr. aut., 1949,

N 3, p. 25; H. Desbois. Caracteres essentiels dc la Revision de Bruxelles de

la convention de Berne. <Melanges Marcel Plaisant>, p. 239-246; С. L. Ma-

gain. Op. cit. <Melanges Marcel Plaisant>, p. 281-282.

 

-68-

 

ваться государствами <в целях повышения образовательного уров-

ня населения, развития культуры, расширения международных

обменов в области науки, культуры и спорта> (ст. 3 проекта). (*138).

Применение непосредственного телевизионного вещания с по-

мощью спутников настоятельно требует решения серьезных пра-

вовых проблем, чем и было вызвано советское предложение

в ООН разработать соответствующую международную Конвен-

цию. (*139).

 

Возникла необходимость и в решении вопросов авторского

нрава. Создание возможностей непосредственного телевизионного

вещания (НТВ) ведет к тому, что определение как территории,

на которой принимается программа, так и числа зрителей будет

затруднено. В условиях капитализма это затрагивает интересы и

телевизионных компаний, и капиталистических предпринимате-

лей - изготовителей фонограмм. Обычно в контрактах, заключа-

емых радиовещательными компаниями с обладателями авторских

прав, определяется географическая зона, и которой будет прини-

маться передача, и в зависимости от этого устанавливается возна-

граждение.

 

При НТВ, если звуковые и видовые сигналы будут прини-

маться непосредственно зрителями, основа выплаты вознаграж-

дения полностью изменится. Никому не будет известно, кто при-

нимает передачу, кто ее слушает, и станет неприменимой

практика, согласно которой получение права на радио- и телепе-

редачу, а также оплату соответствующего права принадлежит

передающему органу (т. е. ретранслирующему органу), тогда как

<первоначальный орган>, т. е. тот, кто осуществил передачу,

не может ничего предпринять, когда передача принимается и

ретранслируется за границей и если только он не послал копию

магнитофонной пленки или фильма органу другой страны, же-

лающему ее передать по радио или телевидению. (*140).

 

Следовательно, как отмечал в своем докладе Роже Ферне,

нужно будет отказаться от старого понятия вещания на пункт

приема, т. е. от передачи на публику (так как в данном случае

публика не имеет определенного конкретного лица), и принять

 

(**138) <Правда>, 11 августа 1972 г.

 

(**139) Рассмотрение этих проблем выходит за рамки настоящего исследования.

(**140) J. Delom. Quelques problemes juridiques relatifs a l'utilisation des satelli-

tes de radiodiffusion directe (цит. по докладу: P. Ферне. Изучение проблем

авторского права, возникающих при радио- и телевизионных передачах с

помощью спутников связи. Doc. UNESGO/OMPI/SAT/5, 1971).

 

-69-

 

единственно возможную концепцию о выдаче раз и навсегда раз-

решения о вещании от пункта передачи на весь мир.

 

Вопросы авторского права, возникающие в связи с использо-

ванием спутников, стали предметом рассмотрения как в юридиче-

ской литературе, (*141), так и на различных совещаниях, созванных

ЮНЕСКО и ВОИС. (*142). После ряда предварительных совещаний

в апреле 1971 г. в Лозанне состоялось заседание Комитета пра-

вительственных экспертов по проблемам, возникающим в области

авторского права и защиты прав артистов-исполнителей, произво-

дителей фонограмм и органов радиовещания при передачах с по-

мощью искусственных спутников.

 

Основным вопросом, который стоял перед этим заседанием,

был вопрос о том, каким образом следует регулировать отноше-

ния в области авторского права, возникающие при передачах

через спутники. Были предложены три решения: во-первых, при-

менять в этих случаях, произведя некоторые дополнения, Между-

народную конвенцию по электросвязи и регламент радиосвязи,

составленный на ее основе, (*143); во-вторых, Римскую конвенцию

1961 г., о которой мы говорили выше, и, наконец, разработать

и заключить новую конвенцию, защищающую телевизионные пе-

редачи, передаваемые с помощью спутников,

 

Большинство участников заседания в Лозанне высказались

в пользу новой конвенции. В отношении авторского права рас-

сматривались три возможных решения проблемы. Первое решение

сводилось к следующему: если передача сигнала через спутник

нарушает закон государства, где находится <организм происхож-

дения> (этим термином была обозначена станция, передающая

 

(**141) J.-L. Vencatassin. Propriete litteraire et artistique dans le contexte de l'uti-

lisation des satelliles de telecommunications. Les  telecommunications

par satellites (Aspects juridiques). Paris, 1968, p. 207-210; /. Мorа. Inter-

national copyright and patent law problems in the space age (with special

regard to communications satellites). <Questions of International Law>.

Budapest, 1966, p. 138-141.

 

(**142) A частности, такие совещания были проведены БИРПИ в октябре 1968

(Dr. aut., 1968, N 9, p. 230) и ЮНЕСКО в декабре 1969 г. (Dr. aut., 1970,

N 2, p. 44; Bull. du dr. d'aut., 1970, N 1). Затем на Генеральной конферен-

ции ЮНЕСКО в 1970 г. было решено создать совместно с ВОИС специ-

альный комитет правительственных экспертов по этим проблемам, кото-

рый собирался в апреле 1971 г. в Лозанне и в мае 1972 г. в Париже.

 

(**143) Текст см.: <Международная конвенция электросвязи. Женева, 1959 г.>.

Изд. Верховного Совета СССР, 1961. Конвенция была ратифицирована

СССР 9 февраля 1961 г. О ее содержании см.: <Правовые аспекты исполь-

зования искусственных спутников для целей метеорологии и радиосвя-

зи>. Изд-во <Наука>, 1970, стр. 103 и сл.

 

-70-

 

сигнал), то авторские права не защищаются. Второе решение

сводилось к тому, что <организм происхождения>, осуществивший

передачу сигнала в страну-участницу договора, в которой не

признается авторское право на объект передачи, сам выплачивает

справедливое вознаграждение обладателям прав. По третьему ре-

шению передача сигнала через спутник составляет первоначаль-

ный элемент распространения и авторское право на этой стадии

не применяется. (*144).

 

Комитет экспертов в Лозанне разработал проект конвенции

о запрещении распространения без разрешения программ, переда-

ваемых через спутники. (*145). На втором заседании комитета в Па-

риже был разработан новый проект. (*146).

 

В советском проекте конвенции о принципах использования

государствами искусственных спутников Земли для непосредст-

венного телевизионного вещания, о котором говорилось выше,

учитывается необходимость решения возникающих вопросов ав-

торского права при НТВ.

 

Статья 11 проекта предусматривает следующее.

<Государства - участники настоящей конвенции сотрудни-

чают между собой на двусторонней и многосторонней основе по

вопросу охраны авторских прав на телевизионные передачи с по-

мощью искусственных спутников Земли. Конкретные условия та-

кого сотрудничества устанавливаются в соответствующих согла-

шениях между заинтересованными государствами - участниками

настоящей конвенции.

 

При этом они особо учитывают интересы развивающихся

стран, выразивших заинтересованность в использовании непосред-

ственного телевизионного вещания для целей ускоренного нацио-

нального развития>.

 

В предшествующем изложении мы привели лишь некоторые

примеры, свидетельствующие о том, что развитие техники, новых

средств создания и распространения произведений постоянно

ставит на повестку дня и необходимость принятия новых реше-

ний в области международной охраны авторских прав.

 

(**144) Об этом см.: G. Straschnov. Droit d'auteur.- Developpements recents et

perspectives d'avenir sur le plan international dans le domaine des satelli-

tes de communications. <OMPI Cycle de conferences. Montreux. 1971>. Ge-

neve, 1971, p. 257-266.

(**145) Текст проекта и отчет о работе комитета см.: Dr. aut, 1971, N 5, p. 102

и сл.

(**146) Ci.: Bull. du. dr. d'aut., 1972, N 2, p. 6-25.

 

-71-

 

Глава 2

 

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОХРАНЫ

АВТОРСКОГО ПРАВА

 

1 От <Литературного конгресса> 1858 г.

до дипломатических конференций XX в.

 

Первыми международными соглашениями в области авторско-

го права были двусторонние соглашения. В 1827-1829 гг. между

Пруссией и другими германскими государствами было заключено

32 соглашения о взаимной охране авторских прав. (*1). В 1840 г.

была заключена конвенция между Австрией и Сардинией (Ита-

лией), а в 1843 г.- между Сардинией и Францией. В дальнейшем

Франция заключила ряд таких соглашений. Важнейшие из них -

с Великобританией (1851 г.) и Бельгией (1852 г.). С 1852 по

1862 г. Франция заключила 23 таких соглашения. (*2). В них давал-

ся перечень объектов авторского права, на которые распростра-

нялась охрана, содержались правила о национальном режиме,

о сроке действия охраны. Основное правило двусторонних кон-

венций обычно сводилось к тому, что на территории одной страны

признавались только те авторские права, которые первоначально

возникли на территории другой страны.

 

Заключение двусторонних соглашений в большой степени спо-

собствовало разработке первого многостороннего соглашения по

вопросам авторского права - Бернской конвенции.

 

Почва для Бернской конвенции была подготовлена деятель-

ностью так называемых литературных конгрессов. (*3). Первый такой

 

(**1) Надобность в этих соглашениях вскоре отдала, поскольку в 1832 г. а пре-

делах всей Германии был введен общий закон об авторском праве. См.:

В. Э. Грабарь. Материалы к истории литературы международного права

в России. Изд-во АН СССР, 1958, стр. 465.

 

(**2) О двусторонних соглашениях, заключенных до создания Бернской кон-

венции, и их содержании см.: S. P. Ladas. The International Protection of

Literary and Artistic Property, vol. 1. N. Y., 1938, p. 44-67. В русской ли-

тературе см.: А. Пиленко. Международные литературные конвенции.

СПб., 1894, стр. 188-242; Ф. Ф. Мартенс. Международное право цивили-

зованных народов, т. II. СПб., 1883: см. также обзор М. Бруна <Литера-

турные конвенции> в Новом энциклопедическом словаре, т. 34. стр. 800.

 

(**3) Подробнее о содержании работы этих конгрессов см.: А. Пиленко. Меж-

дународные литературные конвенции, стр. 244 и сл.: П. Казанский. Все-

общие административные союзы государств, т. III. Одесса, 1897, стр. 39

и сл.

 

-72-

 

конгресс был созван в 1858 г. в Брюсселе, (*4), в нем участвовали

делегаты различных обществ писателей, университетов, ученые,

юристы из 14 стран. По иронии судьбы местом проведения кон-

гресса оказалась Бельгия - центр контрафакции пространных

книг. (*5). Перед конгрессом была поставлена задача подготовить

основные элементы <универсального закона об интеллектуальной

собственности>. Эта задача не была выполнена ни этим конгрес-

сом, ни последующими, однако значение Брюссельского конгресса

состояло прежде всего в том, что он высказался за полное урав-

нение в правах иностранных авторов с национальными.

 

Из последующих конгрессов наибольшее значение имел Кон-

гресс 1878 г., созванный в Париже во время проведения все-

мирной выставки. Председателем конгресса был Виктор Гюго.

В нем участвовали наиболее авторитетные представители литера-

турных кругов различных стран. Россию представлял Тургенев.

На этом конгрессе была принята резолюция, предложенная фран-

цузским юристом Е. Клюне, в ней содержалось пожелание о раз-

работке конвенции. Для проведения различных мероприятий но

осуществлению прав авторов конгресс учредил международную

литературную ассоциацию, которая с 1884 г. стала именоваться

Международной литературной и художественной ассоциацией

(АЛАИ). (*6). Эта неправительственная организация разработала

проект международной конвенции.

 

(**4) О нем писали в России <Московские ведомости> (1858, № 111 и 124).

(**5) <Старая грешница,- писал по этому поводу известный французский

юрист Е. Клюне,- созывает на обсуждение свои прежние жертвы> (цит.

по: А. Пиленко. Международные литературные конвенции, стр. 244).

<Одним из основателей АЛАИ и первым почетным президентом был Вик-

тор Гюго. В настоящее время членами этой международной организации

являются как отдельные лица, в частности писатели, так и объединения

писателей, издателей, кинопродюсеров, производителей пластинок, зву-

козаписей, а также владельцы радиовещательных и телевизионных ком-

паний. Эта неправительственная организация в значительной степени вы-

ражает интересы современных обладателей авторских прав - крупных

монополистических предприятий. В различных странах имеются нацио-

нальные группы ассоциации. Каждые два года созывается конгресс ассо-

циации. Ее органы - исполнительный комитет, президент и постоянный

секретарь. Для подготовки различных вопросов создаются рабочие груп-

пы. Ассоциация издает свой бюллетень; ее представители участвуют в

работе всех конференций по пересмотру конвенций в области авторского

права (подробнее об этом см.: A. Troller. Die mehrseitigen volkerrechtli-

chen Vertrage im Internationalen Gewerblichen Rechtsschutz und Urheber-

recht. Basel, 1965, S. 208- 209).

 

-73-

 

Вспоминая историю возникновения Бернского и Парижского

союзов, Г. Боденхаузен отмечал, что эти союзы и их бюро обя-

заны своим возникновением частной инициативе. <Государства

приняли в этом участие только для того, чтобы придать форму

конвенции предложениям, разработанным помимо них>. (*7). О роли,

которую сыграли издатели и фирмы, торгующие книгами, в со-

здании конвенции прямо говорится в резолюции конгресса Между-

народной литературной ассоциации 1882 г.: <Принимая во внима-

ние, что потребность в охране интеллектуальной собственности

одинакова во всех странах, что полное удовлетворение этой

потребности может быть достигнуто только путем учреждения

при участии представителей от всех правительств единого для

всех договаривающихся государств Союза для охраны литератур-

ной собственности ... что в основу подобного Союза должны быть

положены идеи и пожелания всех заинтересованных лиц, т. е. не

только литераторов, но и издателей-книгопродавцов, композиторов

и музыкальных издателей>, что вопрос о такой конвенции <необ-

ходимо подвергнуть обсуждению групп, которые могут выявить

пожелания и идеи издателей-книгопродавцов, композиторов

и музыкальных издателей, специально для этой цели созы-

ваемых, конгресс предлагает Бюро Международной литератур-

ной ассоциации принять необходимые меры...> (подчеркнуто

нами.- М. Б.) (*8).

 

В соответствии с этой резолюцией вся подготовка проекта

проводилась ассоциацией таким образом, чтобы удовлетворить

именно эти интересы, а не интересы творцов произведений.

 

Проект был передан швейцарскому правительству. Для его

рассмотрения в 1884 г. правительство Швейцарии созвало конфе-

ренцию в Берне, в которой участвовали представители 14 госу-

дарств. Представители Германии на конференции выдвинули

предложение, сводившееся к подготовке международной кодифи-

кации основных положений авторского права. Однако это пред-

ложение было отвергнуто как преждевременное, и основу разра-

ботанного проекта конвенции составило уравнение прав иностран-

ных и национальных подданных (принцип национального режи-

 

(**7) С. Bodenhaasen. L'evolution des Bureaux internationaux rennis. Dr. aut.,

1963, N5, p. 105; см. также: С. Masouye. La Convention de Berne-ses prin-

cipes, son evolution, son administration. <Symposium sur les aspects prati-

ques du droit d'auteur>. Geneve, 1969, p. 8.

(**8) G. Fr. Martens. Recueil de Traites, vol. XXIV, p. 681-682.

 

-74-

 

ма). В 1885 г. состоялась вторая конференция в Берне, (*9),

и, наконец, на третьей конференции 9 сентября 1886 г. была

подписана Бернская конвенция для защиты литературных и

художественных произведений. Этот документ подписали пред-

ставители 10 государств: Англии, Бельгии, Гаити, Германии,

Испании, Италии, Либерии, Туниса, Франции и Швейцарии. (*10).

Обмен ратификационными грамотами состоялся в Берне 5 сентяб-

ря 1887 г. (конвенция не была ратифицирована только Либерией),

и с 5 декабря 1887 г. Бернская конвенция вступила в силу. (*11).

 

Таким образом, история подготовки Бернской конвенции по-

казывает, что в силу серьезных расхождений между законами

различных государств в области авторского права попытки со-

здать какое-либо унифицированное соглашение с самого начала

успеха не имели, однако их результатом явилось то, что в Берн-

скую конвенцию были включены отдельные положения мате-

риально-правового характера.

 

Каково же было дальнейшее развитие Бернской конвенции?

На первой конференции после ее подписания, созванной в 1896 г.

в Париже, была принята декларация, разъясняющая различные

положения конвенции и дополнительный акт к ее бернскому тек-

сту. (*12). В декларации, в частности, определялось понятие <опуб-

ликованное произведение> и предусматривалась возможность

присоединения государств либо к первоначальному тексту конвен-

ции, либо к измененному.

 

В декларации наиболее важное значение имели введение по-

нятия <первая публикация> и регламентация права на перевод.

В первоначальном тексте конвенции авторам предоставлялось

исключительное право па перевод в течение 10 лет с момента

первой публикации произведения в стране, участвующей в сою-

зе. Сущность изменений 1896 г. состояла в том, что исключи-

 

(**9) Подробнее об этих конференциях см.: <L'Union internationale pour la

protection des auvres litteraires et artistiques. Sa fondation et son

developpement. Memoire publie par le bureau de I'union>. Berne, 1936

p. 37-59.

 

(**10) Россия в Бернских конференциях не принимала участия. Делегат от

США участвовал в конференции 1886 г., однако от подписания конвен-

ции воздержался.

 

(**11) О заключении конвенции и создании Бернского союза см., в частности:

Л. А. Камаровский. Об учреждении между государствами литературного

союза. <Русская мысль>, 1887, № 10, стр. 32 и сл.

 

(**12) Эти акты не были приняты всеми участниками. Текст см.: G. Fr. Martens.

Ор. cit., vol. XXIV, p. 761-766.

 

-75-

 

тельное право на перевод стало предоставляться в течение всего

срока действия права автора, но в то же время предусматрива-

лось, что это исключительное право прекращается, если автор

в течение 10 лет с момента первой публикации не издаст пере-

вод или не сделает приготовления к публикации перевода на

языке, в отношении которого испрашивается защита. Принятие

на конференции в Париже двух документов, несовпадение числа

их участников - все это создавало неопределенность при приме-

нении положений конвенции.

 

Конвенция была впервые полностью пересмотрена в 1908 г.

на конференции в Берлине, где был выработан единый текст

конвенции, с единой нумерацией статей. (*13). Новый текст включил

в себя все дополнительные акты (заключительный протокол кон-

ференции 1886 г. и дополнительный акт 1896 г.). Это способ-

ствовало введению единообразия, но в то же время конференция

в Берлине предусмотрела возможность оговорок при присоедине-

нии новых членов.

 

Важнейшие изменения, принятые на конференции в Берлине,

сводились к следующим.

 

Во-первых, отменялось правило о формальностях. Первона-

чальный текст 1886 г. связывал предоставление охраны с выпол-

нением необходимых формальностей, предусмотренных законода-

тельством страны происхождения произведения. Во-вторых рас-

ширялся круг охраняемых произведений путем включения в него

произведений хореографии и пантомим, фотографии и кинемато-

графии, архитектурных произведений. В-третьих, было подвергну-

то дальнейшему совершенствованию право на перевод. Общим

стало правило об исключительном праве на перевод в течение

действия авторского права. Правило же 1896 г. осталось в силе

только для стран, прямо заявивших о сохранении 10-летнего сро-

ка права на перевод. Введя возможность оговорок, страны - чле-

ны союза стремились привлечь в него новых членов, прежде

всего Россию и США. В-четвертых, вводилось правило охраны

в течение 50 лет после смерти автора, однако этот срок не уста-

навливался как обязательный.

 

В 1914 г. на конференции на Берне был принят дополни-

тельный протокол. Он предусматривал ограничение конвенцион-

ной охраны в отношении авторов тех стран - членов союза, кото-

 

(**13) Ci.: <Memoire...>, р. 66-85. В русской литературе о конгрессе писал Ве-

ревкин (<Журнал Министерства юстиции>, 1909, № 8). В Берлинском

конгрессе участвовал представитель России.

 

-76-

 

рые не представляли соответствующей охраны произведениям

авторов других стран - членов союза, что давало возможность

принимать ответные меры (реторсии).

 

Важное значение в совершенствовании конвенции имела Рим-

ская конференция 1928 г. В своих решениях она отразила по-

явление различного рода новых способов распространения про-

изведений, связанное с развитием технических средств. В частно-

сти, была признана охрана прав авторов в отношении произведе-

ний, передаваемых по радио, с отсылкой к национальному

законодательству. Имелись в виду условия осуществления исклю-

чительного права разрешать передавать произведения по радио;

были приняты также положения, улучшающие охрану произведе-

ний кинематографии.

 

Римский текст упразднил систему оговорок при присоедине-

нии к конвенции, введенную в 1908 г. (*14). Но это не распространялось

па возможность оговорки в отношении права на перевод (текст

1896 г.). <Система оговорок,-но словам К. Массуайе,-отвечала

желаниям наибольшего расширения союза, ее отмена удовлетво-

ряла заботу об единообразии и юридической монолитности. Рим-

ская конференция сделала свой выбор между этими двумя реше-

ниями, дав новую ориентацию конвенционному режиму. Но ча-

стичное сохранение в силе возможности оговорок доказывало, что

ее выбор не был выражен отчетливо. Он показал, что возвраще-

ние к первому решению зависит от обстоятельств, чуждых сообра-

жениям чисто юридического порядка> (*15).

 

После второй мировой войны Бернская конференция пересмат-

ривалась на Брюссельской конференции 1948 г. Ее текст был зна-

чительно изменен в сторону усиления конвенционной охраны.

Эта тенденция проявилась в утверждении примата конвенции по

отношению к национальному законодательству стран-участниц.

Если обратиться к решению конкретных вопросов, то следует

указать прежде всего на введение в качестве обязательного

50-летнего срока охраны после смерти автора. Однако при нали-

чии этого общего правила сохранялись сокращенные сроки для

 

(**14) В 1908 г. из 36 no?ai союза оговорки по различным вопросам имели

18 стран. К моменту вступления римского текста конвенции в силу боль-

шинство государств-членов союза отказались от ранее сделанных ими

оговорок. В отношении права перевода оговорки сохранили Греция, Ир-

ландия, Югославия, Япония.

 

(**15) С. Masouye. La Convention de Berne-ses principes, son evolution, son ad-

minisiration. <Symposium sur les aspects pratiques du droit d'auteur>, p.l2.

 

-77-

 

отдельных категорий произведений. Признавалось право авторов

драматических и музыкальных произведений разрешать публич-

ную передачу и исполнение произведений с помощью всех средств

публичного исполнения, вводилось так называемое право следова-

ния (droit de suite) и принимался ряд других дополнений и

изменений, которые касались вопросов звукозаписи и радиове-

щания. (*16).

 

Параллельно с развитием и совершенствованием Бернской

конвенции создавалась особая система охраны авторского права

на Американском континенте. Было заключено несколько меж-

американских конвенций. Важнейшей из них явилась Конвенция

1889 г., принятая в Монтевидео. Затем были заключены конвен-

ции в Мехико (1902 г.); Рио-де-Жанейро (1906 г.), Буэнос-

Айресе (1910 г.), Каракасе (1911 г.), Гаване (1928 г.), вторая

конвенция в Монтевидео (1940 г.) и Вашингтонская конвенция

(1946 г.). В отличие от конвенции, заключенной в Монтевидео,

все они закрыты для присоединения неамериканских государств. (*17).

 

Система охраны, установленная Бернской конвенцией, оказа-

лась неприемлемой для стран Американского континента. Из стран

Латинской Америки к ней первоначально присоединилась только

Бразилия. Затем в конвенции стали участвовать Аргентина, Мек-

сика, Уругвай, Чили. Что касается США, то известно, что триж-

ды делались попытки присоединения США к Бернской конвен-

ции, но все они оказались безуспешными. (*18). В тот же период

 

(**16) Подробнее об этом см.: H. Desbois. Caracteres essentials de la Revision de

Bruxelles de la Convention de Berne. <Etudes sur propriete industrielle, lit-

teraire, artigtique. Melanges Marcel Plaisan>. Paris, 1960, p. 239-246.

 

(**17) Конвенция в Монтевидео допускает присоединение к ней и неамерикан-

ских стран при условии признания такого присоединения каждым участ-

вующим в конвенции американским государством. Конвенция действует

для Аргентины, Боливии) Парагвая, Перу, Уругвая, Из стран Европы к

ней присоединились Австрия, ГДР, Бельгия, Венгрия, Испания, Италия,

ФРГ и Франция. Текст конвенции см.: Д. Сиджанский, С. Кастанос. Меж-

дународная охрана авторского права. ИЛ, 1958, стр. 121-125.

 

(**18) Первый раз - в 1931 г., когда сенат отклонил предложение президента

США Г. Гувера о присоединении США к конвенции, второй - в 1935 г. и

третий раз - в 1939 г., когда такая же судьба постигла предложения

Ф. Рузвельта (см.: S. P. Ladas. The International Protection of Literary and

Artistic Property, vol. II, p. 857-861). В 1967 г. на конференции в Сток-

гольме представитель США заявил об открывающейся возможности при-

соединения его страны к конвенции (<Actes de la Conference de Stockholm

de la propriete intellectuelle, 1967>, vol. II. Geneve, 1971, p. 811), но это за-

явление не было подкреплено присоединением.

 

О возможностях присоединения США к Бернской конвенции и раз-

личиях между положениями конвенции и внутренним законодательством

США см. специальное исследование профессора Калифорнийского уни-

верситета М. Ниммера, изданное БИРПИ (М. Nimmer. Le droit d'auteur

aux Etat-Unis face a la Convention de Berne: les implications contenues

dans leurs projets de revision respectifs. Geneve, 1966).

 

-78-

 

в соответствии с пожеланиями Римской конференции 1928 г. по

пересмотру Бернской конвенции стали разрабатываться планы

сначала объединения Бернской и Гаванской конвенций, а затем

проект создания новой самостоятельной конвенции, которая была

бы своего рода мостом между Бернской конвенцией и панамери-

канскими конвенциями в области авторского права.

 

Первый проект конвенции такого рода был разработан на

заседаниях Комитета экспертов, созванного в 1936 г. в Париже

и в 1938 г. в Брюсселе Институтом интеллектуального сотрудни-

чества Лиги Наций. Комитет состоял из специалистов европей-

ских и американских стран. Начало второй мировой войны пре-

рвало эти работы, и они были возобновлены ЮНЕСКО после окон-

чания войны.

 

Под эгидой этой организации была проведена большая работа

по сравнительному изучению состояния авторского права в стра-

нах-участницах различных конвенций. Состоялось четыре засе-

дания комиссии экспертов (в 1947, 1949, 1950 и 1951 гг.), кото-

рые подготовили проекты повой конвенции и сделали возможным

созыв дипломатической конференции. Такая конференция была

проведена ЮНЕСКО с 18 августа по 6 сентября 1952 г. в Же-

неве. (*19). В ней участвовали представители 50 государств, а также

ряда международных организаций. На конференции была подпи-

сана Всемирная (Женевская) конвенция об авторском праве

1952 г. (*20). Эта конвенция не затрагивает ранее заключенных

 

(**19) На конференции были подписаны три дополнительных протокола к кон-

венции и другие относящиеся к ней акты. Тексты Конвенции 1952 г.,

протоколов и других актов на русском языке см.: Д. Сиджанский, С. Ка-

станос. Указ. соч., стр. 181-198. Материалы Женевской конференции

1952 г. см.: A. Bogsch. The Law of Copyright under the Universal Conven-

tion. Leyden-New York, 1970, p. 153-200; Т. R. Kupferman, М. Fouer.

Universal Copyright Convention Analyzed. N. Y., 1955, p. 165-220.

 

(**20) Эту конвенцию иногда называют также Универсальной. Всемирная

конвенция стала предметом исследования многих авторов. Наиболее об-

стоятельная работа-комментарий А. Богша (A. Bogsch. Ор. cit.). См.

также Т. R. Kupferman, М. Fouer. Ор. cit.; W. Bappert, Е. Wagner. Interna-

tionales Urheberrecht. Munchen, 1956; W. Goldbaum. Welturheberrechtsab-

kommen. Kommentar. Frankfurt a. M., 1956; H. Desbois. La Convention

universelle de Geneve et la Convention de Berne. Dr. aut., 1955, N 9, p. 130-

134; N 10, p. 150-154; N 11, p. 169-173; A. Trailer. Das Welturheberrechts

alkommen. Ralebs Z, 1954, N 1, p. 1.

В советской литературе см.: С. Б. Крылов, А. И. Горлов. Международ-

ные конвенции по авторскому праву. <Вопросы международного частно-

го права>. Госюриздат, 1956, стр. 103 и ел.

 

Текст Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г., а также текст

дополнений и изменений конвенций, принятых на Парижской конферен-

ции 1971 г., см. в Приложении к настоящей работе.

 

-79-

 

соглашений и, по мнению ее создателей, не касаясь членства го-

сударств в других соглашениях, должна привести к тому, чтобы

как можно большее число государств осуществляли в принципе

охрану произведений литературы и искусства в международном

плане. (*21). <В участии во Всемирной конвенции государств, не всту-

пивших в Бернский союз,- как отмечала Е. А. Флейшиц,- ини-

циаторы Всемирной конвенции видели ее основное значение. По

их мысли, подписанная в Женеве Всемирная конвенция должна

служить <конвенцией-мостом>, который позволил бы осущест-

вить переход к единой системе международной охраны автор-

ского права во всем мире>. (*22).

 

Следует обратить внимание и на другое обстоятельство.

На Женевской конференции были приняты в интересах крупных

капиталистических государств - членов Бернского союза опреде-

ленные гарантии в отношении сохранения действия Бернской

конвенции. Эти меры закреплены в специальной декларации, от-

носящейся к ст. ХVII Всемирной конвенции. Декларация названа

в литературе <защитной оговоркой в отношении Бернской кон-

венции> (Clause de sauvegarde de la Convention da Berne) - это

наименование весьма точно отражает ее содержание. В ней госу-

дарства - члены Бернского союза, участвующие одновременно

во Всемирной конвенции, <желая закрепить свои взаимоотноше-

ния на базе указанного Союза и избежать всяких конфликтов,

которые могли бы возникнуть в результате одновременного су-

ществования Бернской конвенции и Всемирной конвенции>, пре-

дусмотрели следующие два правила. Во-первых, если какая-то

страна выйдет после 1 января 1951 г. из состава Бернского сою-

за, то произведения, страной происхождения которых она являет-

ся, не будут пользоваться в странах Бернского союза охраной,

предоставляемой по Всемирной конвенции, т. е. государство, быв-

шее ранее членом Бернской конвенции, не может стать теперь

только членом Всемирной конвенции, устанавливающей, может

быть, правила, более отвечающие его интересам, чем правила

 

(**21) См. об этом: A. Troller. Die mehrseitigen volkerrechtlichen Vertrage im

Internationalen Gewerblichen Rechtsschutz und Urheberrecht, S. 16.

(**22) Ci. предисловие к кн.: Д. Сиджанский, С. Кастанос. Указ. соч., стр. 11.

 

-80-

 

Бернской конвслцни. Во-вторых, было предусмотрено, что Все-

мирная конвенция об авторском праве не подлежит применению

в отношениях между странами, связанными Бернской конвен-

цией, к охране произведений, страной происхождения которых,

согласно условиям Бернской конвенции, является одна из стран

Бернского союза.

 

На содержание Всемирной конвенции заметное влияние ока-

зали США. После заключения Всемирной конвенции дальнейшее

развитие этой конвенции и Бернской конвенции было очень тесно

связано. Это выразилось и в установлении организационной свя-

зи между органами Бернской конвенции, с одной стороны, и Меж-

правительственным комитетом, созданным в соответствии с Все-

мирной конвенцией, и органами ЮНЕСКО, занимающимися во-

просами авторского права,- с другой, а также в осуществлении

ряда совместных изданий, в совместной подготовке конвенций и

тому подобных мероприятий.

 

Возвращаясь к истории Бернской конвенции, отметим, что

наиболее полному пересмотру она подверглась на Стокгольмской

дипломатической конференции 1967 г. В конференции участвова-

ли 418 делегатов из 74 стран, в том числе делегации СССР, УССР

и БССР. Эта конференция продолжалась пять недель (с 12 июня

по 14 июля 1967 г.). Ею были приняты, в частности, новые пра-

вила по вопросам авторского нрава, а также административные

и заключительные положения Бернской конвенции. (*23). Одновре-

менно с пересмотром Бернской конвенции в Стокгольме была

принята Конвенция об учреждении Всемирной организации

интеллектуальной собственности (ВОИС). Создание ВОИС от-

разилось и в изменении административных положений Берн-

ской конвенции. Кроме того, на Стокгольмской конференции был

принят специальный Протокол для развивающихся стран.

На результатах работы этой конференции сказалась борьба

двух тенденций: стремление крупных капиталистических госу-

дарств максимально расширить конвенционную регламентацию

охраны авторских прав и стремление развивающихся стран -

членов Союза внести в конвенцию изменения, отвечающие на-

сущным нуждам развития культуры, образования и науки в этих

странах. (*24).

 

(**23) В работе I, II и IV комитетов конференции, занимавшихся вопросами

Бернской конвенции, представители Советского Союза участвовали в ка-

честве наблюдателей.

 

(**24) О Стокгольмской конференции имеется обширная литература. См., напри-

мер: Н. Desbois. La Conference de Stockholm relative aux droits intellectu-

 

-81-

 

Первая тенденция проявилась в том, что был расширен круг

имущественных прав авторов, впервые предусмотрены оп-

ределенные права продюсеров в области кино и введены иные

правила, отвечающие преимущественно интересам крупных изда-

тельских фирм - экспортеров духовных ценностей.

 

Что касается второй тенденции, то она проявилась главным

образом в факте принятия специального Протокола для разви-

вающихся стран. (*25). Принятие Протокола оказалось возможным,

несмотря на сопротивление представителей ряда империалисти-

ческих государств, в результате поддержки социалистических го-

сударств; II главный комитет конференции большинством голосов

признал после дискуссии, имевшей весьма острый характер, что

для развития образования и культуры в развивающихся странах

необходимо предусмотреть (в рамках конвенционной охраны) воз-

можность применения развивающимися странами специального,

льготного для них режима использования произведений авто-

ров - граждан других, стран - участниц Бернской конвенции.

К числу этих льгот Протокол для развивающихся стран отнес

следующие: 1) введение сокращенного срока действия авторского

права после смерти автора; 2) установление возможности выда-

вать принудительные лицензии, т. е. разрешения на перевод про-

изведений без согласия автора; 3) введение права на свободный

перевод (без разрешения автора оригинала и без выплаты ему

гонорара) по истечении 10 лет с момента первого издания;

4) введение права на свободное доведение до публики радио- и

телепередач в общедоступных местах; 5) предоставление права

в порядке национального законодательства расширять все указан-

ные выше льготы применительно к случаям использования про-

изведений исключительно для научных и учебных целей.

 

els. <Annuaire francais de droit international>, vol. 13, 1967, p. 7--46; <Die

Stockholmer Konferenz fur geistiges Eigentum 1967>. Weinheim, 1967;

<Actes de la Conference de Stockholm de la propriete Intellectuelle. 1967>,

vol. I-II; S. Bergstrom. Rapport sur les travaux de la Commission prin-

cipale N I (dispositions de droit materiel de la Convention de Berne - ar-

ticles 1 a 20) de la Conference de Stockholm de la propriete intellectuelle.

1967. Dr. aut., 1967, N 8, p. 190-215.

(**25) О специальном Протоколе для развивающихся стран см.: Ю. Г. Матвеев.

Международная охрана авторских прав и развивающиеся страны. <Совет-

ское государство и право>, 1971, № 1, стр. 131-135; A. Frannon. Le droit

d'auteur et les pays en voie de developpement. Clunet, 1968, N 4, p. 888-

902; И. D. Sacks. Crisis in International Copyright. The Protocol Regarding

Developing Countries. <The Journal of Business Law>, 1969, p. 26-32, 128-

134.

 

-82-

 

Наибольшее значение для развивающихся стран имело то об-

стоятельство, что они получали в соответствии с Протоколом

возможность использовать для нужд преподавания, обучения и

научных исследований любое произведение без согласия автора,

выплачивая ему гонорар на основании правил внутреннего зако-

нодательства. Такая выплата должна была производиться в валю-

те страны, где произведение используется, с соблюдением правил

внутреннего законодательства о вывозе и переводе такой валюты.

В результате развивающиеся страны могли сохранять необходи-

мую для развития их экономики иностранную валюту.

 

Статья 21 Стокгольмского текста Бернской конвенции пред-

усмотрела, что Протокол для развивающихся стран станет состав-

ной частью конвенции.

 

Стокгольмская конференция предусмотрела, что страны-участ-

ницы могут ратифицировать Стокгольмский акт целиком; сделать

оговорку о том, что ратификация не распространяется на мате-

риально-правовые статьи конвенции (ст. 1-21) и Протокол для

развивающихся стран не распространяется на административные

статьи конвенции (ст. 22-26). Такое решение было принято не

случайно, поскольку уже на самой конференции выявилось резко

отрицательное отношение западных стран к принятию Протокола

для развивающихся стран. Дальнейшее показало, что именно

вследствие принятия этого Протокола Стокгольмский акт оказал-

ся заблокированным. Полностью он был ратифицирован только

ГДР, Сенегалом, Румынией, Пакистаном, Чадом. (*26).

 

В результате политики западных держав вступили в силу

только административные статьи Стокгольмского текста (в на-

чале 1970 г.); материально-правовые нормы и Протокол для раз-

вивающихся стран не собрали необходимого числа ратифи-

каций.

 

Таким образом, по существу Стокгольмский текст Бернской

конвенции не вступил в силу. Резко враждебное отношение к про-

токолу проявили те страны, произведения которых в наибольшем

 

(**26) Оговорку о нераспространении ратификации на материально-правовые

нормы и Протокол для развивающихся стран сделали девять стран;

26 стран прямо ратифицировали только административные статьи кон-

венции в связи со вступлением в силу конвенции о ВОИС. Подробнее об

этом см.: <Rappel Historique de la preparation de la revision de la Con-

vention de Berne>. Dr. ant., 1971, N 2, p. 19. Этот доклад был подготовлен

Генеральным директором ВОИС к Парижской дипломатической конферен-

ции 1971 г. (Doc. B/DC/3).

 

-83-

 

количестве распространяются в развивающихся странах: Англия

и Франция заявили, что они не ратифицируют этот протокол, (*27);

США, ссылаясь на протокол, отложили решение вопроса о при-

соединении к Бернской конвенции. (*28). Показательной была также

реакция на принятие протокола в ФРГ. Первоначально прави-

тельство высказалось в пользу его ратификации, однако, как

свидетельствует Е. Ульмер, <у авторских и издательских обществ

протокол встретил резкое сопротивление. Бундестаг отложил ре-

шение вопроса>. (*29). Блокирование Стокгольмского текста привело

к тому, что развивающиеся страны начали ставить вопрос о выхо-

де из Бернской конвенции. В то же время, разочаровавшись

в возможностях желательного для них пересмотра Бернской кон-

венции, развивающиеся страны стали добиваться изменения Все-

мирной конвенции, также не отвечающей их интересам.

 

Поскольку, как отмечалось выше, Всемирная конвенция со-

держит <защитную оговорку>, не допускающую выхода ее участ-

ниц из Бернского союза, перед развивающимися государствами -

участниками обеих конвенций (как, например, перед Индией)

возникла проблема выхода из обеих конвенций. (*30). В этой связи

встал вопрос о приостановлении действия <защитной оговорки>

в отношении развивающихся стран: они хотели получить воз-

можность выйти из Бернского союза без того, чтобы к ним мож-

но было применить санкции, предусмотренные <защитной оговор-

кой>.

 

Создавшаяся в результате блокиров.ания Стокгольмских реше-

ний ситуация была определена как кризис в международной

системе охраны авторских прав. Что касается Всемирной конвен-

ции, то вопрос о ее пересмотре был поставлен по инициативе

развивающихся стран (Индии, Ганы, Кении, Малави, Нигерии). (*31).

 

(**27) Отвечая на запрос в парламенте, представитель правительства заявил,

что Англия не намерена присоединяться к Стокгольмскому тексту (см.:

В. Ringer. The Role of the United States in International Copyright. <Copy-

right>, 1968, N 10, p. 224).

 

(**28) Об отрицательном отношении в США к Протоколу см.: H. D. Sacks. Ор.

cit. <The Journal of Business Law>, 1969, p. 128-134.

 

(**29) Е. Ulmer. Die Washingtoner Vorschlage fur das Internationale Urheber-

recht. GRUR, Int., 1969, H. 10, S. 375.

 

(**30) Ci. об этом: Ю. Г. Матвеев. Международная охрана авторских прав и раз-

вивающиеся страны, стр. 135.

 

(**31) Следует отметить, что при обсуждении вопроса о ходе пересмотра Все-

мирной конвенции на Генеральной конференции и на сессиях Генераль-

ной ассамблеи ЮНЕСКО предложения делегатов развивающихся стран

неизменно поддерживались представителем Советского Союза.

 

-84-

 

В 1966 г. XIV Генеральная конференция ЮНЕСКО признала,

что конвенции, регулирующие международные отношения в обла-

сти авторского права, должны быть частично пересмотрены с уче-

том экономических, социальных и культурных условий развиваю-

щихся стран-главных импортеров <произведений разума>. (*32).

В обязанность Генерального директора ЮНЕСКО было вменено

передать это вопрос как можно скорее на рассмотрение соот-

ветствующего органа, с тем чтобы тот изучил возможность изме-

нения Всеобщей конвенции в соответствии с резолюцией с целью

содействовать присоединению к ней развивающихся стран.

 

Найти выход из кризиса, пересмотреть и Всемирную, и Берн-

скую конвенции-такие задачи были поставлены перед двумя

дипломатическими конференциями, созванными в Париже летом

1971 г.

 

Решающую роль в проведении этих конференций сыграли под-

готовительные работы, которые прошли несколько стадий.

На важнейших из них следует остановиться.

 

Межправительственный комитет по авторскому праву решил

созвать в феврале 1969 г. в Париже конференцию для пересмотра

ст. XVII Всемирной конвенции и декларации к ней, содержащей

<защитную оговорку>. Созданный для изучения вопроса подкоми-

тет подготовил предложения о приостановлении для развиваю-

щихся стран действия <защитной оговорки> на 10 лет с возмож-

ным продлением этого срока еще на 10 лет.

 

Тогда же, в феврале 1969 г., Постоянный комитет Бернского

союза и Межправительственный комитет Всемирной конвенции

по авторскому праву создали совместную группу для изучения

международного авторского права (International Copyright Joint

Study Group). Именно эта группа сыграла решающую роль в

подготовке материалов для предстоящих конференций. (*83). Первое

заседание группы состоялось в Вашингтоне 29 сентября - 3 ок-

тября . 1969 г. (*34). В работе группы участвовали представители

 

(**32) Резолюцию 14.6/122 см.: Bull. du dr. d'aut., 1967, N 1, p. 13-14. Обзор все-

го хода подготовки пересмотра Всемирной конвенции по авторскому

праву содержится во Вводном докладе, подготовленном Секретариатом

ЮНЕСКО к Дипломатической конференции 1974 г. (Doc. INLA/UGC/4,

Paris, 1971).

 

(**33) Текст резолюции см.: Dr. aut, 1969, N 3.

 

(**34) Ci.: <Groupe d'etude conjont sur le droit d'autour international Premiere

session. Rapport>. Doc. UNESCO/Birpi/SGC-l/18. Paris, 1969.

Подробный анализ работы группы дает Е. Ульмер, бывший предсе-

датель редакционной комиссии по выработке <Вашингтонских рекомен-

даций> (Е. Ulmer. Die Washingtoner Vorschlage fur das internationale

Urheberrecht. GRUR, Int., 1969, H. 10, S. 375-381).

 

-85-

 

25 государств. (*35). На заседаниях этой группы, кроме рассмотрен-

ных в гл. 1 предложений о создании Международного инфор-

мационного центра и оказании финансовой помощи, были приня-

ты так называемые Вашингтонские рекомендации на основе

предложений, внесенных совместно делегациями 13 государств

(Бразилии, Цейлона, Индии, Югославии, Кении, Мексики, Ниге-

рии, Перу, Филиппин, Румынии, Сенегала, Испании и Туниса),

главным образом из числа развивающихся ч социалистических

стран. Эти рекомендации сводились в основном к следую-

щему.

 

Было признано необходимым пересмотреть как Всемирную,

так и Бернскую конвенции на конференциях, которые должны

были быть созваны в одном месте и в одно время.

При этом предлагалось в отношении Всемирной конвенции

1) приостановить в пользу развивающихся стран действие

ст. XVII и декларации к ней (т. е. <защитной оговорки>);

 

2) включить в текст конвенции основополагающие, наиболее

важные <права автора на размножение, трансляцию по радио,

воспроизведение и публичное исполнение>;

 

3) включить в текст конвенции <правила, позволяющие огра-

ничивать эти права в пользу развивающихся стран, в том числе

и право на перевод, без применения при этом правила о мате-

риальной взаимности>.

 

В отношении Бернской конвенции предлагалось:

1) пересмотреть ст. 21 Стокгольмского текста конвенции, для

того чтобы отделить его от Протокола для развивающихся

стран;

 

2) предусмотреть правило о том, что пересмотр ст. 21 вступит

в силу только после того, как пересмотренный (т. е. новый -

М. Б.) текст Всемирной конвенции ратифицируют США, Вели-

кобритания, Франция и Испания;

 

3) предусмотреть правила, позволяющие развивающимся стра-

нам - членам Бернского союза применять в их отношениях с дру-

гими странами-членами пересмотренный текст Всемирной конвен-

ции;

 

(**35) Из развивающихся стран участвовали Алжир, Бразилия, Иидия, Кения,

Нигерия, Сенегал, Тунис и др. Социалистические страны были представ-

лены Румынией, Чехословакией и Югославией.

 

-86-

 

4) приостановить исполнение обязательств развивающихся

стран по уплате взносов в Бернский союз (*36) в тех случаях, когда

эти страны отнесли себя к VI или VII классам>. (*37).

 

Принятые рекомендации характерны тем, что путем включе-

ния новых материально-правовых норм во Всемирную конвенцию

предлагалось сблизить ее по содержанию с Бернской конвенцией.

Такой подход, несомненно, отвечал в первую очередь интересам

развитых стран. В их же интересах предопределялась судьба

Стокгольмского протокола для развивающихся стран. Отделив

Протокол от Основного текста, его лишили каких-либо перспектив

па дальнейшее существование, хотя об этом прямо и не говори-

лось. (*38). Таким образом, и эта рекомендация была принята ис-

ключительно в интересах развитых капиталистических стран -

экспортеров книг и других произведений литературы, науки и

искусства.

 

В принципе в рекомендациях признавалась необходимость

введения ограничений прав авторов па перевод, размножение и

воспроизведение их творений, но конкретно объем этих ограниче-

ний определен не был.

 

Наученные горьким опытом блокирования Стокгольмского

текста Бернской конвенции, в результате чего принятый на дип-

ломатической конференции текст не вступил в силу, развиваю-

щиеся страны поставили вопрос о том, чтобы были даны опреде-

ленные гарантии того, что подобная ситуация не повторится

в отношении пересмотренной Всемирной конвенции. Поэтому отде-

ление Протокола от Бернской конвенции, рекомендуемое в инте-

ресах развитых стран, было поставлено в зависимость от ратифи-

кации нового текста Всемирной конвенции, в том числе и правила

о приостановлении действия <защитной оговорки>. Обратим вни-

мание на то, что речь шла не о ратификации каким-то числом

государств, как это обычно принято, а о ратификации теми го-

сударствами, произведения которых имеют наибольшее значение

для развивающихся стран. Имелись в виду основные страны,

 

(**36) Doc. 1/18, Annexe В.

(**37) О системе взносов см. гл. III.

 

(**38) Итальянский делегат Валерио ди Санктис на заседании группы предла-

гал прямо отменить Протокол, но его не поддержали даже представители

крупных капиталистических держав, учитывая, как об этом свидетель-

ствует Е. Ульмер, какой отрицательный психологический эффект это

могло бы произвести в развивающихся странах (Е. Ulmer. Die Washing-

toner Vorschlage fur das internationale Urheberrecht. GRUB, Int., 1969,

H. 10, S. 380).

 

-87-

 

в которых выходят и свет произведения на английском, фран-

цузском и испанском языках.

 

Интересам развивающихся стран отвечало предложение, по-

зволяющее им, оставаясь членами Бернского союза, пользоваться

в своих отношениях с другими государствами пересмотренной

Всемирной конвенцией.

 

Таким образом, Вашингтонские рекомендации наметили толь-

ко пути преодоления кризиса. (*39). Для подготовки новых текстов

обеих конвенций были созданы группы ad hoc, которые провели

свои заседания в мае 1970 г. в Париже и Женеве, где были

приняты предварительные проекты. На заседании Межправитель-

ственного комитета по авторскому праву, состоявшемся 2-11 сен-

тября 1970 г. в Париже, был принят проект пересмотренного

текста Всемирной конвенции (*40), а на заседании Постоянного ко-

митета Бернского союза, состоявшемся 14-18 сентября 1970 г.

в Женеве,- новый текст Бернской конвенции. (*41).

 

Таковы основные этапы подготовки конференций по пересмот-

ру обеих конвенций.

 

Дипломатические конференции по пересмотру Всемирной и

Бернской конвенций происходили 5-24 июля 1971 г. в Париже

в здании ЮНЕСКО. Состав делегатов конференций в основном

совпадал. (*42). Так, в конференции по пересмотру Всемирной кон-

венции участвовали представители 45 стран-членов, наблюдатели

от 30 других государств, в том числе и от СССР; на конфе-

ренции были также представлены 3 межправительственные и

16 неправительственных международных организаций.

 

Конференция в Париже 24 июля 1971 г. приняла новый текст

Всемирной конвенции об авторском праве. Действие <защитной

 

(**39) Они были рассмотрены Постоянным комитетом Бернского союза в декаб-

ре 1969 г. (см.: Dr. aut., 1970, N 2).

 

(**40) <Comite Intergouvernemental de droit d'auteur. Session extraordinaire. Sep-

tembre 1970, Rapport>. Doc.IGG/XR. 2/21. Paris, 1970.

 

(**41) Предложения Комитета см.: Doc. B/DC/4 OMPI. Geneve, 1971. Ci.: Dr.

aut., 1970, N 8. К Парижской дипломатической конференции были пред-

ставлены заключения стран (Doc. B/DC/6) и международных организа-

ций, как правительственных, так и неправительственных (Doc. B/DC/7). О

проектах см.: Е. Ulmer. Die Entwurle fur die Revision der Urheberrechts-

abkommen. GRUR., Int., 1970, H. 11, S. 329-334.

 

(**42) Основные дискуссии проходили в Главном комитете, кроме того, не-

сколько заседаний провели делегации развивающихся стран. О работе

конференции по пересмотру Всемирной конвенции см. отчет, представ-

ленный пленарному заседанию Генеральным докладчиком (Bull. du dr.

d'aut, 1971, N 4, p. 3-37).

 

-88-

 

оговорки> было приостановлено. Что касается Бернской конвен-

ции, то на конференции был в основном подтвержден Стокгольм-

ский текст. Более того, в преамбуле Парижского текста Берн-

ской конвенции подчеркивается значение Стокгольмской конфе-

ренции, без которой принятие Парижского текста было бы

невозможным. В отдельные статьи Стокгольмского текста внесены

изменения, сводящиеся в основном к исключению ссылок на Про-

токол для развивающихся стран. Сам протокол заменен Дополни-

тельным протоколом.

 

Дополнительный протокол содержит положения, совпадающие,

как правило, с измененным текстом Всемирной конвенции.

 

Дополнительный протокол состоит из пяти статей. В первой

рассматривается механизм оговорок, который вводится в пользу

развивающихся стран: во второй - условия, на которых исключи-

тельное право на перевод заменяется режимом неисключитель-

ных и безотзывных лицензий, предоставляемых компетентными

властями развивающейся страны; в третьей статье определяется,

на каких условиях исключительное право на воспроизведение

заменяется таким режимом; в четвертой-общие условия предо-

ставления таких лицензий: наконец, пятая статья определяет

порядок вступления в силу этого Дополнительного протокола.

 

Давая здесь общую характеристику результатов работы Па-

рижских конференций 1971 г., следует сказать, что их решения

представляют собой компромисс между справедливыми претен-

зиями развивающихся стран, с одной стороны, и желанием круп-

ных капиталистических стран не снижать высокого уровня охраны,

предусмотренного Бернской конвенцией,- с другой. Речь идет

в первую очередь о США, Англии и Франции, где сосредоточены

основные центры книгоиздательской деятельности.

 

И на подготовительных стадиях, и на самой конференции

ярко проявились тенденции неоколониализма империалистиче-

ских государств, стремившихся сохранить права и привилегии

своих издательских фирм, радиовещательных корпораций и дру-

гих монополистических объединений. В то же время им пришлось

пойти на известные уступки, но уступки минимальные, для удов-

летворения претензий развивающихся стран. Ограничения прав

авторов, а фактически современных капиталистических обладате-

лей этих прав, были установлены в Париже в меньшем объеме,

чем в Стокгольмском протоколе для развивающихся стран.

 

Практическая полезность принятых в Париже постановлений

для развития культуры и образования в развивающихся странах

может быть определена только на основе опыта их применения

 

-89-

 

в будущем. Во всяком случае борьбу развивающихся стран за

удовлетворение своих справедливых требований нельзя считать

законченной. (*43). На Парижских конференциях они были поддержа-

ны представителями социалистических государств. (*44). Активную по-

зицию заняла венгерская делегация. Выступая в общей дискуссии

в начале конференции, представитель Венгрии, в частности, за-

явил, что венгерские авторы в любое время согласятся, чтобы их

произведения были переведены на национальные языки разви-

вающихся стран без всякого вознаграждения, а компетентные

венгерские органы сами позаботятся о том, чтобы авторам, про-

изведения которых были использованы, возмещались убытки, воз-

никшие вследствие неполучения авторского вознаграждения. (*45).

 

Делегат Кубы отметил, что кубинское правительство - сто-

ронник возможно более свободного доступа к духовным произве-

дениям и что представленный проект пересмотра Всемирной кон-

венции основан на неприемлемых юридических нормах: он пред-

ставляет собой простой паллиатив. (*46).

 

Совершенно иной была позиция капиталистических государств.

В самом начале конференции представитель Англии заявил, что

проект хотя и представляет для ряда стран компромисс, но на-

ходится на грани того, что может быть принято.

 

Мы рассмотрели главные этапы разработки и пересмотра ос-

новных многосторонних соглашений в области авторского права.

Этот обзор показывает, что на работе конференций по пере-

смотру конвенций постоянно отражалась острая борьба между

интересами крупных капиталистических государств и малых

стран, между интересами бывших колониальных держав и разви-

вающихся стран. За спорами о юридических формулировках скры-

валась конкурентная борьба между различными группами капи-

талистических монополий: издательствами, фирмами по производ-

ству пластинок, радиовещательными и телевизионными компа-

ниями, кинопродюсерами.

 

После того как членами конвенций стали социалистические

страны, мы наблюдаем постоянное стремление этих стран способ-

ствовать в максимальной степени превращению конвенций в сред-

 

(**43) Ю. Г. Матвеев. Новое в международной охране авторских прав. <Совет-

ское государство и право>, 1972, № 9, стр. 115-119.

(**44) В конференциях участвовали делегации Венгрии, Кубы, Чехословакии и

Югославии. СССР и Болгария были представлены наблюдателями.

(**45) Bull. du dr. d'aut, 1971, N 4, p. 7, 8.

(**46) Ibid., p. 7.

 

-90-

 

ство развития равноправного международного сотрудничества

с учетом интересов всех государств в области развития куль-

туры, науки и образования. Эти стремления особенно проявились

во время Стокгольмской конференции 1967 г.

 

В результате различных позиций стран в ходе развития меж-

дународной системы охраны авторских прав возникали кризис-

ные ситуации. Последний кризис такого рода наблюдался с 1967

по 1971 г., его преодолению были посвящены Парижские дипло-

матические конференции 1971 г.

 

2 Участие России

в международной охране авторских прав

 

Хотя первыми законодательными нормами в области автор-

ского права в России были цензурный устав и положение о пра-

вах сочинителя 1828 г. (*47), вопросы международной охраны русских

изданий возникали на практике и в предшествующий период,

когда охрана прав в этой области основывалась на системе при-

вилегий, предоставляемых государством определенной типогра-

фии на издание книг. (*48).

 

Первый известный случай такого рода был связан с деятель-

ностью типографии Академии наук. В 1732 г. у Академии по-

явился иностранный конкурент, который стал ввозить в Россию

книги, перепечатанные с изданий академической типографии.

По просьбе Академии императрица Анна Иоанновна издала 26 ок-

тября 1732 г. специальный указ, в котором запретила ввоз в

Россию подобных книг. (*49).

 

(**47) Они были дополнены н изменены законом 1830 г. Подробнее об этом

см.: М. В. Гордон. К истории возникновения авторского права в России.

<Ученые записки Харьковского юридического института>, вып. 3, 1948,

стр. 171-192.

 

(**48) См.: Г. Ф. Шершеневич. Авторское право на литературные произведе-

ния. Казань, 1891, стр. 120 и сл.

 

(**49) Академия сообщала в своей просьбе, что <в Санктпетербурге-де явилась

на немецком языке книга... которая перепечатана в Любеке с оригинала...

Академии (наук) - печатником Ашмусом Кооном и привезенная для про-

дажи из-за моря: а понеже - таким вывозом печатным при Академии Наук

книгам для продажи весьма чинится препятствие, интересу Вашего Вели-

чества убыток. И чтоб Ваше Имп. Вел. указала вышеописанной и впредь

таковым книгам (которые уже при Академии имеются и впредь иметься

будут) ввоз из-за моря для продажи в Россию воспретить...> Резолюция:

<Быть по сему> (цит. по А. Пиленко. Международные литературные

 

-91-

 

Три года спустя (в 1735 г.) нюрнбергский типограф Иоганн

Адам Шмидт перепечатал с академического издания (также на

немецком языке) другую книгу. Хотя академический оригинал

никакой охраной в Германии не пользовался, русский посланник

по просьбе Академии наук обратился по этому поводу к импе-

ратору Карлу VI, указав, что Петербургская Академия наук от

такого воспроизведения ее изданий терпит убыток. <Неизвестно,

из политических ли каких видов или просто из особенной меж-

дународной вежливости, но император рескриптом книжному ко-

миссару приказал не только конфисковать издание, но и запре-

тить раз навсегда перепечатывать какие бы то ни было книги,

напечатанные впервые в Петербурге>. (*50). <Факт этот заслуживает

внимания) - отмечал А. А. Пилепко,- как прототип современной

защиты интересов иностранных авторов>. (*51).

 

В переписке великого русского поэта А. С. Пушкина, имя

которого связано с созданием первого русского закона в области

авторского права, iu находим и высказывания, касающиеся

международной охраны авторских прав.

 

В декабре 1836 г. тогдашний французский посланник в Рос-

сии А. Г. Барант обратился к А. С. Пушкину с письмом, в ко-

тором просил сообщить различные сведения об охране литера-

турной собственности в России, в частности в отношении того,

распространяется ли действие соответствующих законов на дру-

гие страны.

 

В 1923 г. был найден подлинник ответа Пушкина Баранту,

написанный поэтом 16 декабря 1836 г. - за шесть недель до его

гибели. (*52). В отношении международной охраны Пушкин писал

следующее: контрафакция иностранных книг не запрещается и не

может быть запрещена. <Русские книгопродавцы всегда сумеют

получать большие барыши, перепечатывая иностранные книги,

сбыт которых всегда будет им обеспечен даже без вывоза, тог-

конвенций, стр. 490). См. также: П. Д. Калмыков. О литературной собст-

венности, вообще и в особенности об истории прав сочинителей в Рос-

сии. СПб., 1851, стр. 39.

 

(**50) П. Д. Калмыков. Указ. соч., стр. 72. В 1735 г. саксонский князь Август

предоставил особую привилегию Академии наук, согласно которой запре-

щалось перепечатывать и продавать в пределах Саксонии книги, издан-

ные Академией (там же, стр. 72-73).

 

(**51) А. Пиленко. Международные литературные конвенции, стр. 491.

(**52) А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений, т. X. Изд-во АН СССР, 1949,

стр. 606-608 (письмо было написано на француз, яз., перевод см.

стр. 872-874).

 

-92-

 

да как иностранец не сможет перепечатывать русские произведе-

ния из-за отсутствия читателей>. (*53). Однако предвидение великого

поэта, прежде всего благодаря популярности его собственных про-

изведений, не оправдалось. Уже в 1857 г. Н. Г. Чернышевский

высказал мнение прямо противоположное. Разбирая трактат о тор-

говле и мореплавании с Францией 1856 г., ст. 23 которого пре-

дусматривала заключение особой конвенции об охране литератур-

ной собственности, он писал в <Современнике>, что такая охра-

на имеет в настоящее время для русских литераторов не мень-

ший интерес, чем для французских, ибо не многим меньше пере-

водят с русского языка на французский, чем с французского на

русский. (*54).

 

Первой литературной конвенцией, заключенной Россией   с

иностранными государствами, была конвенция с Францией <О ли-

тературной и художественной собственности>, подписанная 25 мар-

та/6 апреля 1861 г. Аналогичная конвенция 18--30 июля 1862 г.

была заключена с Бельгией. (**55). Заключение этих двух конвенций

обусловливалось в значительной степени политическими причи-

нами. (*56). По мнению Ф. Ф. Мартенса, они <были вызваны в

жизнь совершенно особенными обстоятельствами и являются ка-

кими-то экзотическими растениями, не имеющими на русской

почве задатков для роста и жизни>. (*57).

 

Рассмотрение содержания этих соглашений, и прежде всего

конвенции с Францией, показывает, что их значение было неве-

лико. Конвенция с Францией взаимно запрещала незаконное пе-

 

(**53) Там же. стр. 874.

 

(**54) См.: <Современник>, 1857, № 9; Н. Г. Чернышевский. Собрание сочинений,

т. IV. Гослитиздат, 1948, стр. 816-817.

 

(**55) Тексты см.: И. Г. Табашников. Литературная, музыкальная и художест-

венная собственность, т. 1. СПб., 1878.

 

(**56) Предложения Италии и Германии о заключения конвенции приняты не

были, хотя возможность заключения такой конвенции с Италией была

предусмотрена ст. 21 торгового договора между Россией и Италией. По

свидетельству Ф. Ф. Мартенса, особенно сильной была оппозиция в отно-

шении заключения конвенции с Германией. <Значение ходячей монеты

получило у нас мнение, что заключить литературную конвенцию с Гер-

манией - значит убить совершенно всю нашу переводную литературу>

(Ф. Ф. Мартене. Международное право цивилизованных народов, т. II,

стр. 233). Переговоры с Италией в 1865 г. и с Пруссией в 18б9~-1870 гг.,

окончились безрезультатно (Ф. Ф. Мартенс. Международное право циви-

лизованных народов, т. II, стр. 160).

 

(**57) Ф. Ф. Мартенс. Международное право цивилизованных народов, т. II,

стр. 239. Сама мысль о заключении конвенций такого рода вызвала возра-

жения, особенно в части, касающейся возможных ограничений прав рус-

ских театров ставить музыкальные и драматические произведения фран-

цузских писателей и композиторов без их разрешения и без уплаты воз-

награждения (там же, стр. 245-246).

 

-93-

 

репечатывание и воспроизведение или контрафакцию произве-

дений, первоначально появившихся в России или во Франции

(ст. 1). Таким образом, в отношении литературных произведе-

ний речь шла о запрещении издания книг в другой стране на

языке оригинала, что практически могло происходить в редких

случаях. О предоставлении же авторам или издателям исклю-

чительного права перевода в самой конвенции ничего не гово-

рилось. Ст. 1 соглашения посвящалась вопросу о предоставлении

при издании в другой стране тех же прав, которые имелись

при издании отечественных произведений. Исходя из того что

в России в то время была установлена полная свобода перевода

за исключением определенных изъятий для научных сочинений,

в литературе со всей очевидностью был сделан вывод о том, что

и при наличии конвенции переводы с французских произведе-

ний в России не ограничивались какими-либо условиями. (*58).

 

В конвенции ничего не говорилось и об исполнении драма-

тургических и музыкальных произведений, что вызвало много-

численные споры. (*59). По конвенции срок охраны был установлен

в 20 лет после смерти автора, что не соответствовало ни рус-

скому, ни французскому законодательству того времени. Конвен-

ции были заключены сроком на 25 лет. По истечении этого сро-

ка действие их возобновлено не было. (*60).

 

В связи с истечением срока действия конвенции России с

Францией и заключением в 1886 г. Бернской конвенции широ-

ко обсуждался в печати конца 80-х - начала 90-х годов XIX в.

вопрос о возможном участии России в Бернском союзе. Вступле-

ние России в Бернский союз обосновывали такие известные рус-

 

(**58)  Подробнее об этом см.: Я. Г. Табашников. Указ. соч., т. 1, стр. 481;

Гр. Джаншиев. Вопрос о литературной конвенции с Францией с точки

зрения юридической. <Русские ведомости>, 1894, № 26; А. Пиленко. Ме-

ждународные литературные конвенции, стр. 195-198.

 

(**59) Ф. Ф. Мартенс. Международное право цивилизованных народов, стр. 250

и сл.

 

(**60) <В громких словах она (русско-французская конвенция.-М. Б.), -

писал А. Пиленко,- искореняла то, что никогда не существовало, и в

то же время старательно обходила те вопросы, которые действительно

составляли наболевшее место разбираемого дела. в которых скрывалась

действительная контрафакция, со всеми ее разорительными и антиэсте-

тическими последствиями> (А. Пиленко. Международные литературные

конвенции, стр. 197-198).

 

-94-

 

ские юристы-международники, как Ф. Ф. Мартенс,(*61), позднее

Л.А.Камаровский, (*62), П.Е. Казанский (*63) и особенно обстоятельно-

ученик Ф. Ф. Мартенса А. А. Пиленко. (*64). Взгляды такого рода

высказывались в России и ранее. (*65).

 

По мнению Ф. Ф. .Мартенса, <право литературной собственно-

сти иностранцев должно быть уважаемо в России безотноситель-

но к числу русских сочинений, печатаемых или переводимых за

границею>. (*68). Кроме того, он считал, что полная свобода перево-

да ведет к ряду отрицательных последствий, в частности к ухуд-

шению качества переводов и нездоровой конкуренции между из-

дателями. Положение с охраной литературной собственности в

России <незавидное и делает нас мишенью, к сожалению, весьма

справедливых нападений и обвинений со стороны западноевро-

пейских народов. Между тем мы не можем отрицать законно-

сти права иностранного автора на свое литературное произве-

дение; мы не можем оставаться в стороне от умственной жизни

западноевропейских пародов; мы не должны гордиться своим ис-

ключением из литературного общества цивилизованных наро-

дов>. (*67).

 

Охрану прав иностранных авторов Ф. Мартенс обосновывал

требованиями нравственности; П. Казанский-принципом взаим-

 

(**61) Ф. Мартенс. Россия и литературное общество западноевропейских наро-

дов. <Вестник Европы>, т. II, март 1881, стр. 255-256; он же. Между-

народное право цивилизованных народов, т. II, стр. 144-145.

 

(**62) Л. Комаровский. Об учреждении между государствами литературного

союза. <Русская мысль>, 1887, № 10.

 

(**63) П. Казанский. Международный союз для охраны литературно-артисти-

ческой собственности. Одесса, 1897, стр. 96-98.

 

(**64) А. Пиленко. Международные литературные конвенции; он же. К вопро-

су о литературной конвенции. <Журнал Министерства юстиции>, 1898.

№ 1, стр. 61-96 (отд. изд. СПб., 1898).

 

(**65) По свидетельству В. Э. Грабаря, первой в русской юридической литера-

туре работой по интересующим нас вопросам была работа В. Н. Пешко-

ва <Вопрос о литературной собственности с точки зрения народного

права> (<Юридические записки>, т. 1. М., 1841, стр. 222-223). В. Н. Леш-

ков был сторонником международно-правовой защиты литературной соб-

ственности: <Внутренних законов - недостаточно; необходимо заставить

уважать эту неприкосновенность прав авторских в чужих пределах. Че-

рез это вопрос о литературной собственности переносится в сферу народ-

ного права>. (Цит. по: В. Э. Грабарь. Материалы к истории литературы

международного права в России (1647-1917). Изд-во АН СССР, 1958, 273).

 

(**66) Ф. Мартенс. Россия и литературное общество западноевропейских наро-

дов. <Вестник Европы>, т. II, март 1881, стр. 255-256.

 

(**67) Там же, стр. 260.

 

-95-

 

ности; А. Пиленко - необходимостью воспрепятствовать изданию

русских произведений за границей в искаженном виде, улучшить

издание иностранных работ в России, повысить качество пе-

реводов и рядом других соображений. По мнению А. Пиленко,

участие России в Бернском союзе способствовало бы развитию

науки, литературы и народного образования в России. (*68).

 

С другой стороны, представители издателей и книгопродавцев,

заинтересованные в сохранении полной свободы переводов, при-

нимали различные меры, направленные против участия России

в каких-либо конвенциях. К их числу относится записка об от-

мене литературных конвенций с Францией и Бельгией, направ-

ленная 30 апреля 1885 г. Русским обществом книгопродавцев и

издателей министру иностранных дел.

 

В этой записке делался вывод, что обе конвенции <нанесли

вред как авторам, так и обществу>, что они были выгодны толь-

ко иностранной стороне, и прежде всего французским издателям,

поскольку Россия является потребителем. В записке делался так-

же общий вывод о oii, что <вообще преждевременно вступать

в международные соглашения относительно авторских прав, тем

более что внутренний вопрос об этих правах... недостаточно раз-

работан>. (*69).

 

Как уже отмечалось, действие этих конвенций возобновлено

не было. В ряде статей того времени отстаивался тезис о неце-

лесообразности как присоединения России к Бернской конвенции,

так и к заключению двусторонних соглашений. Пожалуй, в наи-

более концентрированной форме эта позиция выражалась в стать-

ях И. И. Янжула. Он писал, что русские заимствуют и пере-

водят со всех европейских языков, в том числе и в области нау-

ки; <в обмен за все эти сотни, если не тысячи ежегодных пе-

реводов> отечественная литература дает всего лишь несколько

беллетристических произведений в год, переведенных на фран-

цузский и другие иностранные языки. И. И. Янжул заключал:

<Интерес небольшой кучки русских писателей не может возна-

градить ущерб для интересов просвещения целого русского паро-

да, в случае потери для нас права на свободный перевод и до-

ступ и, следовательно, пользование многими тысячами произве-

 

(**68) А. Пиленко. Международные литературные конвенции, стр. 511-544.

(**69) <Книжный вестник>, 1887, № 11, стр. 508. См. также: В. Бессель. По пово-

ду слухов о новой конвенции с Францией об охране литературно-художе-

ственной собственности. <Музыкальное обозрение>, 1887, № 30,

 

-96-

 

дений иностранного гения и искусства>. (*70). Сторонники противо-

положной точки зрения были немногочисленны. (*71).

 

Дальнейшая полемика по этому вопросу была возобновлена

в России в связи с опубликованием знаменитого открытого пись-

ма к русской печати Эмиля Золя, (*72), произведения которого

широко переводились и издавались в России. Золя как председа-

тель Литературного общества Франции апеллировал непосредст-

венно к деятелям печати и призывал Россию заключить лите-

ратурную конвенцию. Золя обращал внимание на то, что боль-

шое число русских произведений переводится во Франции (<тут

есть взаимность, которая идет исключительно в вашу честь>).

Говоря о плохом качестве переводов в России, он ссылался на

то, что в России появилось одновременно, конкурируя между со-

бой, 14 изданий <Debacle> (<Краха>), обращал внимание на

засорение русского книжного рынка низкопробной переводной

продукцией в ущерб отечественной. Причина всех этих ненор-

мальных явлений, по мнению Э. Золя, заключалась в отсутст-

вии охраны.

 

Однако обращение Э. Золя, подобные действия других лиц, (*73),

выступления в печати ряда сторонников международной охраны

успеха не имели. <Эта... попытка,- свидетельствовал А. А. Пи-

 

(**70) И. И. Янжул. По поводу слухов о новой литературной конвенции. <Рус-

ские ведомости>, 1891, № 112.

 

(**71) Она выражалась, в частности, в интересной, но малоизвестной неболь-

шой работе А. Ф. Федорова (А. Ф. Федоров. К вопросу о предполагаемом

возобновлении конвенции с Францией о литературной и художественной

собственности. Одесса, 1891). О желательности участия в России в меж-

дународной конвенции см. также: В.Д.Спасович. Права авторские и кон-

трафакция. СПб., 1885; он же. О праве собственности в литературе. Собра-

ние сочинений, т. III. СПб., 1890, стр. 395-401. А. Я. Лыкошин. О лите-

ратурных конвенциях. <Вестник права>, 1899, № 3, стр. 1-56 (доклад в

Петербургском юридическом обществе).

 

(**72) Письмо Золя опубликовала газета <Temps> 24 декабря 1893 г.; русский

перевод см.: <Новое время>, 15/27 декабря 1893 г., № 6394; И. Д. Гальпе-

рин-Каминский. Общая польза авторского права. СПб., 1894, стр. 1-6;

письмо вызвало многочисленные отклики, в основном отрицательные.

См., например; А. П. Малышинский. Международная охрана литератур-

ного труда (по поводу открытого письма Эмиля Золя к русской печати).

<Русский вестник>, февраль, 1894, стр. 231-251; В. Янжул. Налог на на-

родное образование. <Русские ведомости>, 14 января 1894 г., и др.

 

(**73) Выступление с докладами Гальперина-Каминского - переводчика на

французский язык И. С. Тургенева и Л. Н. Толстого (И. Д. Гальперин-

Каминский. Общая польза авторского права. СПб., 1894); поездка в Рос-

сию в 1903 г. президентов авторских организаций Франции. Попытки про-

паганды идеи литературных конвенций делались и ранее. Так, фран-

цузское общество литературной и артистической собственности направи-

ло с этой целью в Петербург графа Кератри (<Mission de М. de Keratry

en Russie>. Dr. aut, 1890, N 5, p. 100). Ci.: П. Казанский. Международный

союз для охраны литературно-артистической собственности, стр. 55.

 

-97-

 

ленко,- окончилась полным поражением защитников идеи меж-

дународного соглашения>. (*74).

 

В обоснование отрицательного отношения к конвенциям вы-

двигались те же доводы, что и ранее. <Для нас,- писал тот же

И. И. Янжул,-...не столько важно достоинство перевода или

внешние качества издания, сколько дешевизна и распространен-

ность книг в народе, чему лучше всего способствует именно

отсутствие для России подобных конвенций>. (*75). Вопрос о кон-

венциях рассматривался в связи с подготовкой в России нового

закона об авторском праве, который был принят в 1911 г. Во-

просы авторского права регулировались до 1911 г. цензурным

уставом 1828 г., а также отдельными постановлениями и были

несовершенны. (*76). Это законодательство предусматривало полную

свободу перевода в отношении как российских, так и иностран-

ных авторов. (*77). При подготовке и обсуждении нового законопро-

екта (*78) в Государственной думе и в Государственном совете (*79)

рассматривались возможности и желательность заключения Рос-

сией литературных конвенций. В результате ряд статей закона

 

(**74) А. А. Пиленко. К вопросу о литературной конвенции. <Журнал Министер-

ства юстиции>, 1898, № 1, стр. 61-62.  .

 

(**75) И. Янжул. Налог на народное образование. <Русские ведомости>, 14 ян-

варя 1894 г.

 

(**76) Подробнее об этом см.: Я. А. Канторович. Авторское право на литератур-

ные, музыкальные, художественные и фотографические произведения.

Петроград, 1916, стр. 54-56; М. В. Гордон. К истории возникновения ав-

торского права в России. <Ученые записки Харьковского юридического

института>, вып. 3, 1948, стр. 185-190.

(**77) Имелось лишь правило о запрещении печатания оригинала вместе с пе-

реводом, введенное по настоянию А. С. Пушкина. Этот вопрос возник в

связи с переизданием в Петербурге немецкого перевода <Кавказского

пленника> вместе с русским оригиналом (А. С. Пушкин. Полное собра-

ние сочинений, т. X, стр. 231-232, 236-237). См. об этом: С. Гессен.

Книгоиздатель Александр Пушкин. Л., 1930, стр. 43.

(**78) В частности, специальный доклад о литературных конвенциях был сде-

лан на Первом Всероссийском съезде издателей и книгопродавцев в

1911 г. (<Труды 1 Всероссийского съезда издателей и книгопродавцев>.

СПб., 1909, стр. 146-154; <Авторское право. Доклад комиссии СПб. ли-

тературного общества по поводу проекта закона об авторском праве>

СПб., 1908).

 

(**79) Ci.: Я. А. Канторович. Авторское право на литературные, музыкальные,

художественные и фотографические произведения, стр. 85-99.

 

-98-

 

был сформулирован с учетом отдельных положений Берлинской

редакции Бернской конвенции.

 

В принятом 20 марта 1911 г. законе об авторском праве ос-

новное правило о правах иностранцев содержалось в ст. 35 (*80).

Эта статья предусматривала, что <появившиеся в свет за грани-

цею сочинения иностранных подданных могут быть издаваемы

в России в переводе на русский или иные языки и без согла-

сия авторов или их правопреемников, если необходимость такого

согласия не установлена в договорах об охране авторских прав,

заключенных Россиею с иностранными государствами>. В то же

время подчеркивалось, что <на основании таких договоров ино-

странным подданным не могут быть предоставлены большие пра-

ва, чем те, которыми пользуются русские подданные> согласно

соответствующим правилам закона. (*81). В этих пределах <исключи-

тельное право перевода сочинений, появившихся за границею, мо-

жет быть предоставлено иностранным подданным только под ус-

ловием равной охраны прав русских подданных в договариваю-

щемся государстве>.

 

Подготовка закона 1911 г. была тесно связана с проведе-

нием переговоров о заключении двусторонних соглашений в дан-

ной области. Как уже отмечалось, различные попытки, прежде

всего со стороны Франции (в том числе и по дипломатическим

каналам), вступить в переговоры с Россией о заключении новой

литературной конвенции успеха не имели. Однако при заключе-

нии торгового договора с Францией в 1905 г. правительству России

<пришлось уступить и принять на себя обязательство - после

издания нового закона об авторском праве приступить к заклю-

чению конвенции>. (*82). Конвенция была заключена 29 ноября 1911г.

 

(**80) Текст закона, проекты и другие материалы см.: А. Пиленко. Новый за-

кон об авторском праве. СПб., 1911. Большого практического значения

закон не имел, поскольку он вступил в силу в 1914 г. и был отменен

Великой Октябрьской социалистической революцией.

 

(**81) Имелось в виду, что исключительное право перевода предоставляется

в России авторам, если на заглавном листе или в предисловии заявле-

но о сохранении этого права. Это право принадлежало автору в течение

10 лет со времени издания подлинника при условии, что перевод будет

напечатан в течение пяти лет со времени издания подлинника (ст. 33).

(**82) Я. А. Канторович. Конвенция между Россиею и Франциею для защиты

литературных и художественных произведений. СПб., 1912, стр. 8. Еще

раньше такие же обязательства были приняты в отношении Германии

(в торговом договоре от 15-28 июня 19U4 г.), а затем Австро-Венгрии (в

торговом договоре от 2-15 февраля 1906 г.). В 1906 г. вопрос о заключе-

нии соглашения по вопросам охраны авторских прав был поставлен

США.

 

-99-

 

и ратифицирована 10-23 апреля 1912 г. Она вступила в силу

30 октября (12 ноября) 1912 г., а конвенция с Германией, за-

ключенная в 1913 г., вступила в силу 1 августа 1913 г. Хотя

эти конвенции применялись в течение ограниченного срока, на

их содержании следует остановиться подробнее, для того чтобы

проследить, как отразились в них постановления Бернской кон-

венции. (*83). В ст. 1 обеих конвенций в соответствии с основным

принципом Бернской конвенции содержится правило о приравни-

вании иностранных авторов к отечественным (национальный ре-

жим). Кроме предоставления таких же прав, как и отечествен-

ным гражданам, предусматривалось предоставление выгод, особо

установленных соглашением. Конвенции исходят из территориаль-

ного принципа, поскольку предусматривают, что охрана распро-

страняется на произведения, опубликованные на территории

договаривающихся государств независимо от гражданства их ав-

торов. Наряду с этим конвенции принимают во внимание и прин-

цип гражданства, поскольку охрана распространяется на поддан-

ных договаривающихся стран, опубликовавших свои произведения

<в ином государстве>, т. е. за пределами России и Франции.

При заключении соглашения с Францией это дополнение было

включено в него по предложению России. Объяснялось это тем,

что по закону от 20 марта 1911 г. авторское право признава-

лось за русским автором и в отношении произведений, издан-

ных им за границей. (*84).

 

Понятие опубликования раскрывается в русско-германской кон-

венции (ч. 3 ст. 1), но не дается в русско-французской кон-

венции.

 

Перечень охраняемых объектов-примерный, причем в рус-

ско-французской конвенции он подробнее. Объясняется это от-

сутствием такого перечня во внутреннем французском законода-

тельстве. В обеих конвенциях, в отличие от Бернской конвенции

в Берлинской редакции (ст. 2) и закона от 20 марта 1911 г.,

в перечень охраняемых объектов впервые включены кинемато-

 

(**83) Тексты соглашений и соответствующий комментарий к ним. См.:

Я. А. Канторович. Конвенция между Россией и Францией>...; он же. Кон-

венция между Россией и Германией для защиты литературных и худо-

жественных произведений. СПб., 1913. Для рассмотрения французского

проекта конвенции и подготовки контрпроекта было образовано специ-

альное Особое межведомственное совещание при Министерстве юсти-

ции, материалы которого приведены в указанных работах и использова-

ны в настоящем изложении.

 

(**84) Я. А. Канторович. Конвенция между Россиею и Франциею..., стр.23- 24.

 

-100-

 

графические произведения, <имеющие свойство самостоятельных

и оригинальных произведений> (Статья 2 русско-французской

конвенции).

 

Вопрос о праве перевода получил следующее разрешение: ис-

ключительное право на перевод должно быть оговорено автором,

оно охраняется в течение 10 лет со дня выхода в свет ориги-

нала и должно быть осуществлено в течение пяти лет с этого

дня. Таким образом, в обеих конвенциях выражен принцип, про-

возглашенный ст. 35 закона от 20 марта 1911 г., о том, что

иностранным подданным не могут быть предоставлены большие

права, чем те, которыми пользуются русские авторы.

 

В ст. 3 русско-французской конвенции это положение было

сформулировано следующим образом: <Авторы каждой из двух

стран пользуются в другой стране до истечения 10 лет> со вре-

мени опубликования их оригинального произведения <исключи-

тельным правом его переводить или уполномочивать других лиц

на его перевод под условием, что они заявили о сохранении ими

за собою этого права на заглавном листе или в предисловии>

к произведению. Исключительное право перевода прекращается,

если автор в течение пяти лет со времени появления в свет

подлинника не воспользовался этим правом путем опубликования

или путем предоставления права опубликования перевода его

произведения.

 

Следует отметить, что Особое совещание, о котором говори-

лось, идя навстречу пожеланиям Академии наук и Литературного

общества, выдвинуло предложение ограничить право перевода лишь

в отношении художественных произведений и сохранить полную

свободу перевода научных и технических сочинений, а также

сочинений, предназначенных для учебных целей. Но это предло-

жение на переговорах принято не было, и удалось лишь добить-

ся сокращения срока исключительного права перевода научных и

технических сочинений до трех лет. (*85).

 

Было также предусмотрено, что переводчик пользуется автор-

ским правом на свой перевод.

 

Следующим существенным вопросом, разрешенным в конвен-

циях, был вопрос о публичном исполнении. Ст. 9 русско-фран-

цузской конвенции закрепляла положение о том, что <авторы

драматических или музыкально-драматических произведений не-

 

(**85) См.: Я. А. Канторович. Конвенция между Россией) и Францией..., стр. 33;

он же. Конвенция между Россией и Германией..., стр. 23.

 

-101-

 

зависимо от того, появились ли эти произведения в свет или нет,

ограждаются от публичного исполнения их произведений: в под-

линнике в течение срока их авторского права на этот подлин-

ник, а от публичного исполнения в переводе - в течение срока

их права на перевод>.

 

Эта статья существенно отличается от первоначального тек-

ста французского проекта, устанавливавшего охрану всех про-

изведений в течение срока действия авторского права, т. е. в

течение 50 лет.

 

В отношении музыкальных произведений русско-французская

конвенция предусматривала, что авторы ограждаются от публич-

ного исполнения этих произведений, если ими на каждом печат-

ном экземпляре будет указано, что они это запрещают (ст. 10),

т. е. фактически воспроизводилось соответствующее правило за-

кона от 20 марта 1911 г.   

 

Что же касается воспроизведения и публичного исполнения

музыкальных произведений посредством механических инстру-

ментов, то оно без согласия автора не допускалось, с тем, одна-

ко, что изъятия и ограничения были установлены во внутреннем

законодательстве страны, где предъявлялось требование об охра-

не (ст. 11 обеих конвенций). Согласно этой статье допускалась

возможность выдачи принудительных лицензий в России (ч. 2,

ст. 42 закона от 20 марта 1911 г.); во Франции же такого рода

лицензий не было; в Германии по закону 1901 г. лицензии до-

пускались, поэтому русские и немецкие композиторы были по-

ставлены в более или менее аналогичное положение. (*86).

 

Предусматривалось также, что <воспроизведение литературных.

и художественных произведений посредством кинематографа или

каким-либо иным, аналогичным кинематографу способом не мо-

жет быть сделано без согласия автора> (ст. 13 русско-француз-

ской конвенции).

 

Важное значение имели положения конвенций о сроке охра-

ны, определяемом по законодательству той страны, в которой

предъявлялось требование об охране авторского права. Однако

произведение не могло пользоваться более продолжительным сро-

ком охраны, чем тот, что был установлен законом договариваю-

щегося государства, гражданином которого являлся автор или

в котором произведение было впервые опубликовано.

 

Представляет интерес решение вопроса о распространении дей-

ствия конвенций на произведения, опубликованные до вступле-

 

(**86) См.: Я. А. Канторович. Конвенция между Россией и Германией..., стр. 33.

-102-

 

ния ее в силу. Ст. 17 русско-французской конвенции установи-

ла правило о распространении действия конвенции на все

произведения, в отношении которых авторское право не прекрати-

лось по- законодательству того государства, где эти произве-

дения появились в свет.

 

Таким образом, конвенция распространялась на два вида про-

изведений: 1) на произведения, опубликованные после вступле-

ния ее в силу, 2) на произведения, опубликованные ранее, но

в отношении которых не прекратилось действие авторского права

по внутреннему законодательству.

 

В то же время в конвенции прямо предусматривалось, что

те иностранные произведения, которые были опубликованы до

вступления ее в силу, не могут быть предметом судебного пре-

следования, основанного на постановлениях конвенций. (*87). Харак-

терным для обоих рассматриваемых соглашений является усло-

вие предоставления режима наибольшего благоприятствования в

случае, если в будущем одна из сторон заключит договор с ка-

ким-либо третьим государством о более значительных льготах и

преимуществах в отношении охраны литературных и художест-

венных произведений. Однако предоставление такого режима до-

пускается только на условиях взаимности. Но было сделано су-

щественное изъятие: правило о наибольшем благоприятствова-

нии не распространялось на выгоды и преимущества, предостав-

ляемые Бернской конвенцией.

 

Конвенции были заключены на краткие сроки: с Францией -

на три года и с Германией - на пять лет. В России это объ-

яснялось тем, что заключение подобных конвенций отличается

большой новизной, что нет достаточной практики применения но-

вого русского закона по авторскому праву, а также неполнотой

французского законодательства и отсутствием единого авторского

закона. (*88). По свидетельству Я. А. Канторовича, конвенция была

более выгодна для Франции. Это определялось прежде всего боль-

шим числом переводимых в России (особенно драматургических)

произведений, а также тем, что в России французские авторы

могли пользоваться более полной защитой своих прав, чем рус-

ские во Франции, из-за несовершенства французского законода-

 

(**87) Предусматривалось также, что если какое-то издание (многотомное, в

выпусках) было начато ранее, в течение года с момента вступления

конвенции в силу, такое издание могло быть закончено, т. е. могли быть

изданы остальные тома.

 

(**88) Я. А. Канторович. Конвенция между Россиею и Франциею..., стр. 59-60.

 

-103-

 

тельства. По подсчетам И. С. Перетерского, после 1912 г. (года

вступления в силу конвенции с Францией) цена книг, переве-

денных с французского языка, повысилась в среднем на 20%.

До 1912 г. переводы с французского языка, наводнявшие рус-

ский книжный рынок, были сравнительно дешевы, поскольку го-

норар авторам не выплачивался.

 

По типу рассмотренных были заключены конвенции с Бель-

гией (1915 г.), Данией (1915 г.). (*89). Все эти двусторонние со-

глашения прекратили свое действие вследствие истечения срока

и аннулирования Советским государством такого рода междуна-

родных договоров, заключенных царским правительством.

 

Таким образом, Россия в области международной охраны ав-

торских прав шла по пути заключения двусторонних соглашений

с иностранными государствами, хотя эти договоры и не получили

реализации на практике. В то же время при обсуждении этих

вопросов была высказана мысль о том, что было бы более целесо-

образно присоединение России к многостороннему соглашению,

которым была в то время Бернская конвенция, (*90), и что заключе-

ние нескольких двусторонних договоров неизбежно должно приве-

сти к выравниванию применяемых режимов.

 

(**89) Переговоры о заключении конвенции были начаты также с Италией и

Англией, с Швецией и Норвегией.

(**90) См. подробнее: <Право>, 1912, № 16, стр. 910- 911,

 

-104-

 

МЕЖДУНАРОДНЫЕ МНОГОСТОРОННИЕ СОГЛАШЕНИЯ

ОБ ОХРАНЕ АВТОРСКОГО ПРАВА

 

1 Участие государств

в многосторонних соглашениях

 

Первоначально, в 1886 г., Бернский союз состоял из 10 го-

сударств. В 1972 г. в Бернской конвенции участвовали 63 госу-

дарства. (*1).

 

Однако не все государства являются членами Бернской кон-

венции; как уже отмечалось, часть государств Латинской Аме-

рики не входит в Бернский союз. Из крупных капиталистиче-

ских государств до сих пор в конвенции не участвуют США.

 

В Бернский союз входят и социалистические страны, а имен-

но: Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния, Чехословакия,

Югославия. (*2)

 

Одни и те же нормы конвенции используются с различными

целями. Для капиталистических стран - это средство защитить

интересы монополистических компаний. Поскольку же речь идет

об участии в конвенции стран социализма, то в этих странах

преимуществами конвенции пользуются социалистические изда-

тельские и зрелищные организации, деятельность которых осу-

ществляется в интересах широких масс трудящихся и вместе с

тем в интересах самих авторов.

 

Для различных стран-участниц Бернская конвенция действу-

ет в разных редакциях. Это зависит от того, какой текст был

ратифицирован соответствующей страной. (*3).

 

(**1) На 1 января 1973 г. участниками конвенции являются Австралия, Авст-

рия, Аргентина, Бельгия, Берег Слоновой Кости, Болгария, Бразилия,

Ватикан, Великобритания, Венгрия, Габон, ГДР, Греция, Дагомея, Дания,

Заир, Израиль, Индия, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Камерун,

Канада, Кипр, Конго, Ливан, Лихтенштейн, Люксембург, Мавритания,

Малагасийская Республика, Мали, Мальта, Марокко, Мексика, Монако,

Нигер, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Пакистан, Польша, Пор-

тугалия, Румыния, Сенегал, Таиланд, Тунис, Турция, Уругвай, ФРГ, Фид-

жи, Филиппины, Финляндия, Франция, Чехословакия, Чад, Чили, Швей-

цария, Швеция, Шри Ланка, ЮАР, Югославия, Япония.

(**2) Советский Союз к Бернской конвенции не присоединился.

(**3) На 1 января 1973 г. для одной страны действовал Берлинский текст, для

15 стран - Римский, для 47 стран - Брюссельский текст; как уже отмеча-

лось, Стокгольмский текст (материально-правовые нормы) не вступил в

силу. Парижский текст 1971 г. был подписан представителями 35 стран,

он должен вступить в силу после его ратификации.

-105-

 

По своему характеру Бернская конвенция является открытым

международным многосторонним соглашением. Поэтому любое го-

сударство может к ней присоединиться. Для присоединения к

Брюссельскому тексту необходимо передать заявление о присо-

единении правительству Швейцарии, а для присоединения к Сток-

гольмскому и Парижскому текстам - Генеральному директору

Всемирной организации интеллектуальной собственности. (*4). Ге-

неральный директор уведомляет об этом другие страны. Конвен-

ция вступает в силу для нового члена через три месяца после

уведомления, если в самом акте о присоединении не указана

более поздняя дата. Каждая страна, участвующая в конвенции,

обязуется принять в соответствии со своей конституцией необ-

ходимые меры, для того чтобы обеспечить применение Бернской

конвенции. При этом в момент сдачи страной на хранение своей

ратификационной грамоты, или акта о присоединении эта страна

в соответствии со своим внутренним законодательством должна

быть в состоянии осуществлять положения конвенции (ст. 36).

 

Бернская конвенция допускает оговорки при присоединении.

Они могут касаться материально-правовых норм самой конвен-

ции, правила о порядке рассмотрения споров, касающихся тол-

кования или применения конвенции. При ратификации Стокгольм-

ского и Парижского текстов любая страна может сохранить дей-

ствие оговорок, сформулированных ею ранее. Точно так же новый

член Союза может при присоединении к конвенции заявить, что

он намерен, <по крайней мере временно, заменить статью 8, от-

носящуюся к праву перевода, положениями статьи 5 Союзной

конвенции 1886 года, пересмотренной в Париже в 1896 году...>

(п. 2 b, ст. 30). Речь идет, таким образом, об оговорке о праве

перевода, предусматривающей прекращение исключительного пра-

ва перевода произведения на язык или языки данной страны)

если автор не осуществлял этого права в течение 10 лет со дня

первого опубликования произведения.

 

(**4) Следует отметить, что на государство, присоединившееся к какому-то

тексту конвенции, распространяется действие предшествовавших текстов

конвенции. В резолюции Постоянного комитета Бернского союза по это-

му вопросу отмечалось, что <вступление какой-либо страны в Союз на

основе позднейшего конвенционного акта должно рассматриваться в со-

ответствующих случаях как присоединение и к предыдущим актам, ес-

ли отсутствует специальное заявление о противоположном> (Dr. aut.,

1952, N 8).

 

-i06-

 

При присоединении к конвенции государство может заявить,

что конвенция подлежит применению ко всем или некоторым

указанным в заявлении территориям, за внешние сношения кото-

рых она отвечает (ст. 31). Необходимо отметить, что приведен-

ные положения Бернской конвенции, предусматривающие возмож-

ность распространения государствами-участниками действия кон-

венции на территории, за международные отношения которых они

несут ответственность, устарели. Эти положения противоречат

Декларации Генеральной Ассамблеи ООН о предоставлении неза-

висимости колониальным странам и народам  (резолюция

1514/XV от 14 декабря 1960 г.). Точно так же устарела ст. XIII

Всемирной конвенции об авторском праве.

 

Бернская конвенция действует без какого-либо ограничения

сроком. Любая страна может, однако, заявить о своем выходе

из конвенции, т. е. осуществить ее денонсацию, распространяю-

щуюся только на эту страну; в отношении других стран - чле-

нов Союза конвенция сохраняет свою силу. Денонсация вступает

в силу через год со дня получения Генеральным директором

ВОИС извещения о ней. Причем право на денонсацию не может

быть применено государством - членом Союза до истечения пяти

лет с момента, когда оно стало членом Союза.

 

В конвенции содержится правило о разрешении споров, ка-

сающихся ее толкования или применения в Международном

суде ООН. Стокгольмская конференция предусмотрела возмож-

ность для каждой страны сделать заявление о том, что она не

считает себя связанной правилом о порядке рассмотрения споров.

 

За договаривающимися государствами - членами Союза со-

храняется право заключать между собой самостоятельные согла-

шения, поскольку эти соглашения будут предоставлять более

широкие права, чем установленные настоящей конвенцией, или

будут содержать другие положения, не противоречащие Бернской

конвенции.

 

Каков состав участников второго основного многостороннего

соглашения - Всемирной, или Универсальной, конвенции об ав-

торском праве 1952 г.? В ней участвуют 62 государства, хотя

первоначально их было 12. (*5). Из социалистических стран во Все-

 

(**5) На 1 января 1973 г. это Австралия, Австрия, Андорра, Аргентина, Бель-

гия, Бразилия, Ватикан, Великобритания, Венгрия, Венесуэла, Гаити,

Гана, Гватемала, Греция, Дания, Замбия, Израиль, Индия, Ирландия,

Исландия, Испания, Италия, Камбоджа, Канада, Кения, Коста-Рика, Куба,

Лаос, Либерия, Ливан, Лихтенштейн, Люксембург, Маврикий, Малави,

Мальта, Марокко, Мексика, Монако, Нигерия, Нидерланды, Никарагуа,

Новая Зеландия, Норвегия, Пакистан, Панама, Парагвай, Перу, Португа-

лия, США, Тунис, Фиджи, Филиппины, Финляндия, Франция, ФРГ, Че-

хословакия, Чили, Швейцария, Швеция, Эквадор, Югославия, Япония.

 

-107-

 

мирной конвенции участвуют Венгрия, Чехословакия, Югославии

и Куба.

 

Всемирная конвенция, так же как и Бернская, имеет откры-

тый характер. Бернская конвенция не исключает права госу-

дарств-участников делать оговорки, хотя, как мы видели, строго

ограничивает эту возможность. В отличие от нее Всемирная кон-

венция исключает какие бы то ни было оговорки (ст. XX).

 

Присоединение к Всемирной конвенции осуществляется пу-

тем депонирования соответствующего документа у Генерального

директора ЮНЕСКО. Как уже отмечалось, на Парижской кон-

ференции 1971 г. был принят новый текст Всемирной конвен-

ции. В первом пункте ст. IX предусмотрено, что этот текст всту-

пит в силу через три месяца после депонирования двенадцати

ратификационных грамот, документов о принятии или о присо-

единении. (*6).

 

На ст. IX Всемирной конвенции следует остановиться под-

робнее, поскольку она имеет большое значение. Она регулирует,

с одной стороны, отношения между теми государствами - участ-

никами конвенции в редакции 1952 г., которые не присоедини-

лись к тексту 1971 г., а с другой - между государствами, кото-

рые присоединились только к тексту 1971 г.

 

Согласно ст. IX Парижский текст 1971 г. вступит в силу для

каждого государства через три месяца после депонирования до-

кумента о ратификации, принятии или присоединении данного

государства. Если государство, которое не участвует в конвенции

1952 г. (т. е. в Женевском тексте), присоединится к конвенции

в редакции 1971 г., то это будет означать автоматически присо-

единение такого государства и к тексту 1952 г. В то же время

установлено, что после вступления в силу текста 1971 г. ни од-

но государство не может присоединиться только к конвенции

1952 г. Цель этого правила состоит в том, чтобы в отношениях

между всеми государствами-участниками применялся общий текст

конвенции и чтобы в конечном счете текст 1952 г. мог быть за-

менен текстом 1971 г.

 

После обсуждения на Парижской конференции различных ва-

риантов были приняты также правила, в какой-то степени от-

 

(**6) На 1 января 1973 г. этот текст был ратифицирован Великобританией,

Венгрией, Францией, США.

 

-106-

 

вечающие пожеланиям развивающихся стран и создающие неко-

торые гарантии того, что принятые на этой конференции правила

в отношении использования произведения в этих странах получат

применение.

 

Было предусмотрено, что в своих взаимоотношениях государ-

ства-участники текста 1971 г. и государства-участники текста

1952 г. будут применять текст 1952 г. <Однако любое государ-

ство, являющееся участником только Конвенции 1952 года, по-

средством нотификации, депонированной у Генерального директо-

ра, может заявить о своем разрешении применять Конвенцию

1971 года к произведениям его граждан или к произведениям,

впервые опубликованным на его территории, для всех государств-

участников> конвенции в редакции 1971 г. (пункт 4, ст. IX).

 

В то же время следует обратить внимание и на другое пра-

вило: если документ о присоединении депонирован каким-то го-

сударством до вступления в силу конвенции в редакции 1971 г.,

такое государство может обусловить свое присоединение к кон-

венции 1952 г. вступлением в силу текста 1971 г.

 

Каждое государство - участник Всемирной конвенции обязует-

ся принять в соответствии с положениями своей конституции

необходимые меры для обеспечения применения конвенции. При

этом имеется в виду, что ко времени депонирования документа

о присоединении к конвенции данного государства (согласно тек-

сту 1952 г.) оно должно быть в состоянии по своему внутреннему

законодательству применять постановления конвенции (ст. X). (*7).

 

Всемирная конвенция сохраняет силу за всеми многосторон-

ними и двусторонними соглашениями между отдельными ее участ-

никами. В случае расхождения норм этих соглашений с нормами

Всемирной конвенции преимущество должно быть предоставлено

последним (ст. XIX). Исключение сделано для американских го-

сударств: для них во всех случаях преимущество имеют поста-

новления конвенций, заключенных между ними. Отсюда следует,

что правила межамериканских конвенций, подписанных до вступ-

ления в силу Всемирной конвенции и противоречащих ей, не

подлежат применению, а будут действовать правила Всемирной

конвенции. Но нормы межамериканских конвенций, заключенных

после присоединения их участников к Всемирной конвенции, по-

 

(**7) Всемирная конвенция составлена на французском, английском и испан-

ском языках. Кроме того, официальные тексты конвенции составляются

на арабском, немецком, итальянском и португальском языках (ст. XVI).

Арабский текст был включен в этот перечень на Парижской конферен-

ции 1971 г,

 

-109-

 

лучают преимущество перед положениями последней. Таким об-

разом, применяться будет последнее по времени заключения со-

глашение (ст. XVIII). В соответствии со ст. XV конвенции

споры между государствами, касающиеся толкования или приме-

нения конвенции, будут передаваться па разрешение Между-

народного суда ООН, если заинтересованные государства не до-

говорятся об ином порядке разрешения споров.

 

На Парижской дипломатической конференции 1971 г. по пере-

смотру Всемирной конвенции был принят новый текст дополни-

тельной декларации, относящейся к ст. XVII. Эта декларация,

как уже отмечалось, получила название <защитной оговорки в от-

ношении Бернской конвенции>. В ней предусмотрены санкции в

отношении стран - членов Бернского союза, которые пожелали

бы, подписав Всемирную конвенцию, выйти из Бернского союза.

В Парижском тексте декларации признается временная потреб-

ность развивающихся стран привести уровень охраны авторского

права в соответствие с состоянием их культурного, социального

и экономического развития.

 

Пункт <b> декларации предусматривает, что если какая-то до-

говаривающаяся страна рассматривается в соответствии с обыч-

ной практикой Генеральной Ассамблеи ООН как развивающаяся

и если она направила в момент своего выхода из Бернского

союза соответствующее заявление  Генеральному директору

ЮНЕСКО о том, что она должна рассматриваться как таковая,

то предусмотренные <защитные меры> временно не будут к ней

применяться в течение 10 лет (с правом последующего продле-

ния этого срока).

 

Кроме многосторонних конвенций общего характера, к кото-

рым относятся Бернская и Всемирная конвенции, государства за-

ключают многосторонние соглашения в области авторского права

двух типов: а) соглашения специального характера, б) регио-

нальные соглашения.

 

К первой группе относится Римская конвенция по охране

прав артистов-исполнителей, производителей фонограмм и органи-

заций радиовещания, заключенная 26 октября 1961 г. Ее участ-

ники: Бразилия, Великобритания, Дания, Конго, Мексика, Нигер,

Парагвай, Швеция, Чехословакия, Эквадор и др.

 

Другая конвенция такого рода - подписанная 29 октября

1971 г. в Женеве конвенция по охране производителей фоно-

грамм от неразрешенного воспроизведения их фонограмм.

 

К региональным соглашениям относятся многочисленные пан-

американские конвенции, о которых уже упоминалось, и ряд ев-

 

-110-

 

ропейских соглашений по специальным вопросам в области те-

левидения и радиовещания.

 

Современное состояние важнейших панамериканских согла-

шений в области авторского права таково. Конвенция в Монте-

видео (1889 г.) была ратифицирована Аргентиной, Боливией,

Парагваем, Перу и Уругваем. (*8).

 

Конвенция, заключенная в Буэнос-Айресе (1910 г.), дейст-

вует для 17 американских стран (в том числе для Аргентины,

Бразилии, Чили, США и др.). Вашингтонская конвенция 1946 г.

действует в отношениях между 14 государствами (Аргентина,

Боливия, Бразилия, Гаити, Гватемала, Гондурас, Доминиканская

Республика, Коста-Рика, Куба, Мексика, Никарагуа, Парагвай,

Чили и Эквадор). (*9). В отношениях между этими странами она

заменила все предшествующие соглашения.

 

Все остальные соглашения, заключенные в Мехико, Рио-

де-Жанейро, Каракасе, Гаване, потеряли силу или круг их дейст-

вия незначителен.

 

К многосторонним соглашениям регионального характера от-

носятся европейские конвенции, заключенные после второй ми-

ровой войны, в частности Европейское соглашение об обмене про-

граммами и телевизионными фильмами от 15 декабря 1958 г. (уча-

ствует 13 государств), Европейское соглашение об охране теле-

визионных передач, заключенное 22 июня 1960 г. (участвуют

Бельгия, Великобритания, Дания, Кипр, Норвегия, Швеция,

Франция, ФРГ), Европейская конвенция о запрещении вещания,

осуществляемого станциями, расположенными за пределами на-

циональных территорий, от 22 января 1965 г. Эту конвенцию

заключили шесть государств.

 

2.  Бернский союз и его органы

 

Статья 1 Бернской конвенции предусматривает, что страны,

к которым применяется настоящая конвенция, образуют Союз для

охраны прав авторов на их литературные и художественные про-

 

(**8) С Аргентиной и Парагваем этим соглашением связаны из европейских

стран Австрия, Бельгия, Венгрия, ГДР, Испания, Италия, ФРГ и Фран-

ция; с Боливией-Австрия, Венгрия, ГДР и ФРГ. Естественно, что за-

ключение Всемирной конвенции снизило значение этого соглашения для

европейских государств.                          

(**9) P. C. Acebey. Bases рага una reforma de la legislation amencana sobre

derechos de autor. <Reviata mexicana de la propriedad industrial у artisti-

ca>, 1971, N 18, p. 273-280.

 

-111-

 

изведения. Таким образом, все страны - участницы конвенции -

члены этого Союза, который является международным админи-

стративно-правовым объединением государств. (*10). Как и другие ад-

министративно-правовые объединения, Бернский союз имеет свои

органы: конференции стран-участниц и бюро. В качестве такого

постоянного органа первоначальный текст конвенции предусмо-

трел создание Бюро международного союза для охраны литера-

турных и художественных произведений. Предусматривалось так-

же, что правительство Швейцарии осуществляет надзор за дея-

тельностью Бюро.

 

В задачу Бюро входит сбор, систематизация и публикация

всякого рода сведений, касающихся охраны прав авторов. Бюро

издает свой периодический журнал. (*11). Директор Бюро должен еже-

годно представлять отчет о своей деятельности, рассылаемый

всем членам Союза. Расходы на содержание Бюро оплачивают-

ся членами Союза в соответствии со специальной шкалой в за-

висимости от того, в , какой класс входит государство - член

Союза. При присоединении к конвенции каждое государство со-

общает, к какому из шести классов оно желает быть отнесено.

 

Было также предусмотрено, что административные органы

Швейцарии составляют бюджет Бюро и наблюдают за расходо-

ванием средств. Таким образом, Бюро Бернского союза было уч-

реждено по образцу бюро другого союза, а именно Междуна-

родного союза по охране промышленной собственности, создан-

ного на основании Парижской конвенции по охране промышлен-

ной собственности 1883 г. (так называемого Парижского союза). (*12).

 

После того как в 1887 г. Бернская конвенция вступила в

силу, правительство Швейцарии с согласия стран - членов и Па-

рижской, и Бернской конвенций начало изучать вопрос о едином

руководстве международными бюро двух союзов. В 1893 г. оба эти

органа - Международное бюро по охране промышленной собст-

венности и Международное бюро по охране произведений лите-

ратуры и искусства - были объединены в Международное бюро

по охране промышленной собственности, произведений литературы

 

(**10) О юридической природе объединений такого рода см.: П. Казанский.

Всеобщие административные союзы государств, т. 1. Одесса, 1897.

(**11) <Droit auteur>; после войны стало выходить и английское издание этого

журнала.

 

(**12) Подробнее об этом см.: М. М. Богуславский. Патентные вопросы в ме-

ждународных отношениях. Изд-во АН СССР, 1962, стр. 78 и сл.

 

-112-

 

и искусства. Позднее это бюро стало называться Международное

объединенное бюро но охране интеллектуальной собственности

(Bureaux internationaux reunis pour la protection de la pro-

priete intellectuelle), а сокращенно - BIRPI (БИРПИ). (*13).

 

В послевоенные годы характер и объем работы БИРПИ зна-

чительно расширился. Возросла активность государств - членов

союзов, увеличилось их число, появились новые международные

организации, такие как ЮНЕСКО, которые стали заниматься во-

просами, интеллектуальной собственности и, в частности, автор-

ским правом. БИРПИ стало проводить ряд мероприятий совмест-

но с этими организациями. Особенно возросла его активность

в 50-е и 60-е годы нашего века.

 

Все эти обстоятельства требовали изменения организационных

форм. Начало таким изменениям, которые привели в конечном

итоге к созданию в 1967 г. Всемирной организации интеллек-

туальной собственности, было положено применительно к Берн-

скому союзу на Брюссельской конференции 1948 г. по пере-

смотру Бернской конвенции. По предложению итальянской деле-

гации на этой конференции был создан Постоянный комитет из

представителей 12 государств-членов Союза. При этом было

предусмотрено обновление состава Комитета на 1/3 каждые три

года. (*14). Он стал называться Постоянным комитетом Междуна-

родного союза по охране произведений литературы и искусства.

Первоначально было предусмотрено, что Комитет будет занимать-

ся вопросами подготовки конференции по пересмотру Бернской

конвенции. Затем, однако, в его функции вошел широкий круг

вопросов международной охраны авторского права. Комитет

сыграл большую роль в подготовке Стокгольмской дипломати-

ческой конференции по проблемам интеллектуальной собст-

венности.

 

Он стал постоянным международным органом, на его сес-

сиях обсуждались все основные вопросы деятельности Бернско-

го союза. Впоследствии был создан еще один международный

орган: в 1962 г. для рассмотрения вопросов, относящихся к дея-

тельности как Бернского, так и Парижского союзов, создается

Межсоюзный координационный комитет, состоящий из стран -

членов Исполнительного комитета Международного союза по

 

(**13) До 1960 г. местом нахождения БИРПИ был Берн, затем оно переехало в

Женеву.

 

(**14) Регламент Комитета был принят на его заседании в августе 1958 г. (Dr.

aut., 1959, N 10, p. 191; 1960, N 5, p. 93).

 

-113-

 

охране промышленной собственности и стран - членов Постоянно-

го комитета Международного союза по охране произведений лите-

ратуры и искусства. (*15). Этот Комитет стал в какой-то степени про-

образом новой международной организации в области интеллекту-

альной собственности.

 

Дальнейшее изменение претерпели органы Бернского союза

на Стокгольмской дипломатической конференции 1967 г., где была

принята новая структура органов Союза. Эта структура анало-

гична организационной структуре, принятой в большинстве со-

временных международных специализированных организаций.

 

Новая структура административных органов Бернского союза

включает Ассамблею, Исполнительный комитет и Международное

бюро.

 

Ассамблея, состоящая из представителей всех стран - уча-

стниц конвенции,- это высший орган Союза. Она наделяется все-

ми важнейшими функциями, относящимися к административному

управлению Союза. На Ассамблею возлагается рассмотрение во-

просов, связанных с развитием Союза и применением Конвен-

ции, осуществление мероприятий до подготовке к пересмотру

Конвенции, выбор членов Исполкома и руководство его де-

ятельностью, а также деятельностью Генерального директора, оп-

ределение программы деятельности и бюджета Союза. Ассамблея

<осуществляет любые другие надлежащие действия, направлен-

ные на достижение целей Союза>, и <все другие функции, вы-

текающие из настоящей Конвенции> (п. 2 ст. 22). Ассамблея

собирается на очередные сессии раз в три года.

 

Исполнительный комитет избирается Ассамблеей и составляет

1/4 часть числа стран, представленных в Ассамблее. Исполком

должен руководить текущей административной деятельностью Сою-

за, представлять Ассамблее проекты программы и бюджета) го-

товить проекты повестки дня Ассамблеи. Исполком собирается

на очередные сессии раз в год. При выборах членов Испол-

кома Ассамблея должна, в частности, уделять внимание спра-

ведливому географическому распределению (п. 4, ст. 23).

 

Административные задачи Союза должны осуществляться

Международным бюро, являющимся преемником Бюро Союза,

объединенного с Бюро, учрежденным Парижской конвенцией по

 

(**15) Советский Союз вошел в состав Комитета, что объясняется той ролью,

которую стал играть Советский Союз в Парижском союзе. Советский Со-

юз стал его членом в 1965 г. в силу присоединения к Парижской конвен-

ции по охране промышленной собственности.

 

-114-

 

охране промышленной собственности. Международное бюро вы-

полняет, в частности, функции секретариата различных органов

Союза.

 

Стокгольмский текст следующим образом определил другие

функции Бюро: 1) сбор и публикация информации, касающей-

ся охраны авторских прав; 2) издание ежемесячного журнала;

3) сообщение по запросу любой страны - члена Союза сведений

об охране авторских прав; 4) проведение исследований и оказа-

ние услуг, предназначенных облегчить охрану авторских прав

(ст. 24).

 

Главное должностное лицо Бернского союза, представляющее

Союз,- Генеральный директор Всемирной организации интеллек-

туальной собственности (ВОИС), вопросы учреждения которой

мы рассмотрим ниже. Здесь же следует обратить внимание на

то, что на Стокгольмской дипломатической конференции анало-

гичные изменения были внесены и во все другие международ-

ные соглашения в области интеллектуальной собственности, пред-

усматривающие создание соответствующих союзов (Парижская

конвенция по охране промышленной собственности. Мадридская

конвенция о международной регистрации товарных знаков и др.).

Все эти правила вошли в Парижский текст 1971 г.

 

3. Всемирная организация

интеллектуальной собственности

 

Положения Бернской конвенции, точно так же как и других

соглашений в области охраны интеллектуальной собственности,

были увязаны с положениями Конвенции об учреждении Всемир-

ной организации интеллектуальной собственности, также приня-

той на Стокгольмской конференции. (*16). Чем было вызвано со-

здание новой международной организации, одной из основных

 

(**16) Подробнее об этом см.: В. П. Шатров. Всемирная организация интеллек-

туальной собственности. Изд. ЦНИИПИ, 1969; М. Н. Кузнецов. Междуна-

родная организация по охране интеллектуальной собственности. <Совет-

ское государство и право>, 1969, № 6, стр. 117-120.

 

Из многочисленных статей, опубликованных в зарубежной литерату-

ре, см.: I. Voyame. Une nouvelle organisation intergouvernementale: L'or-

ganisation mondiale de la propriete intellectuelle. <Annuaire suisse de dro-

it international>, vol. XXIV, p. 41; A. Krieger. Die Weltorganisation fur

geistiges Eigentum (WIPO). GRUR. Int. 1967, Н. II-12. S. 489: E. Brader-

man. The World Intellectual Property Organization and the Administrati-

ve Reorganization of BIRPI. <IDEA>, vol. 12, 1968, N 1, p. 689.

 

-115-

 

областей деятельности которой является международная охрана

авторского права? Организационные формы Бернского союза и

других аналогичных союзов били созданы в конце прошлого

века. Эти формы перестали соответствовать характеру современ-

ных международных отношений. Они явно устарели. (*17).

 

Речь шла о создании таких организационных форм, при ко-

торые можно было бы войти в общую систему специализиро-

ванных организаций, установить необходимые отношения с ООН

через ее Экономический и Социальный Совет, принимать общий

бюджет для всех союзов и решить ряд других организацион-

ных вопросов.

 

То положение, что правительство Швейцарии осуществляло

надзор за деятельностью этих союзов, также не отвечало требо-

ваниям, предъявляемым к современным международным органи-

зациям.

 

Международные союзы в области интеллектуальной собствен-

ности до самого последнего времени управлялись на основе по-

ложений, принятых еще в XIX в. Следует отметить, что такие

организации, как Всемирный почтовый союз или Международный

союз электросвязи, которые также были созданы в прошлом веке,

в дальнейшем совершенствовали свою организационную структу-

ру. Все это заставило государства - члены Парижского и Берн-

ского союзов поставить вопрос о том, чтобы организационные

формы союзов были приведены в соответствие с требованиями

современности.

 

Рабочая группа БИРПИ в мае 1964 г. приняла проект со-

здания новой международной организации по охране интеллек-

туальной собственности. Согласно этому проекту новая органи-

зация призвана была заменить БИРПИ. (*18).

 

(**17) Это обстоятельство было признано рядом руководителей международно-

го бюро. Воспроизводя мысль, уже высказанную в 1952 г. известным

французским гористом П. Рубье в отношении Парижского Союза, что

<без опоры на совершенный международный орган этот союз остается

незаконченным сооружением> (P. Roubier. Le droit de la propriete indu-

strielle, vol. 1. Paris, 1962, p. 231), бывший директор БИРПИ Ж. Секретан

писал, что международные союзы по охране интеллектуальной собственно-

сти <не располагают в настоящее время каким-либо органом, который

обладал бы достаточно широкой компетенцией> (J. Secretan. Vers l'orga-

nisation internationale de la propriete industrielle. <Etudes sur la propriete

industrielle, litteraire, artistique. Melanges Marcel Plaisant>. Paris, 1960

p. 175>.

 

(**18) Ci.: Dr. aut., 1964, N 9, p. 216. Проект, разработанный этой группой, был

положен в основу всех обсуждений, предшествовавших дипломатической

конференции в Стокгольме. Рассмотрение проекта и планов изменения

организационных форм союзов проходило затем в Комитете экспертов

в марте 1965 г. и во втором Комитете экспертов в мае 1965 г. Весной

1967 г. БИРПИ разослало во все страны-члены союзов последний ва-

риант проекта конвенции, учреждающей создание Всемирной организа-

ции интеллектуальной собственности.

 

-116-

 

В результате работы Стокгольмской конференции 14 июля

1967 г. была подписана Конвенция, учреждающая Всемирную

организацию интеллектуальной собственности.

 

Членами Организации, согласно ст. 5 Конвенции, могут стать

а) все государства - члены какого-либо Союза, б) любое госу-

дарство, не являющееся членом какого-либо Союза при условии,

что оно является членом ООН, какого-либо из специализирован-

ных учреждений, находящихся в связи с ООН, или Междуна-

родного агентства по атомной энергии, или является стороной

Статута Международного суда; государство, приглашенное Гене-

ральной ассамблеей этой организации стать стороной конвенции

об учреждении ВОИС . (*19).

 

При обсуждении вопроса о членстве в ВОИС представители

СССР последовательно исходили из того, что членом новой ор-

ганизации может быть любое государство независимо от его об-

щественного и социального строя. Эта позиция нашла свое вы-

ражение как во время разработки конвенции, так и при ее под-

писании. (*20). При ратификации конвенции, учреждающей Всемир-

ную организацию интеллектуальной собственности, в Указе Пре-

зидиума Верховного Совета СССР 19 сентября 1968 г. было сде-

лано следующее заявление:

 

<Союз Советских Социалистических Республик заявляет, что

Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллек-

туальной собственности, регулирует вопросы, затрагивающие ин-

тересы всех страд, и поэтому она должна быть открыта для

участия всех государств в соответствии с принципом их суверен-

ного равенства>. (*21).

 

Основной особенностью ВОИС как международной организа-

ции, отличающей ее от других международных организаций, яв-

ляется то, что она включает в себя несколько административ-

 

(**19) Подробнее об этом см.: М. Н. Кузнецов. Международная организация по

охране интеллектуальной собственности. <Советское государство и пра-

во>, 1969, № 6, стр. 117-120.

 

(**20) Подробнее об этом см.: В. П. Шатров. Всемирная организация интеллек-

туальной собственности, стр. 38-44.

 

(**21) <Ведомости Верховного Совета СССР>, 1968, № 40, ст. 363.

 

-117-

 

но-правовых объединений государств, так называемых междуна-

родных союзов, и прежде всего Бернский и Парижский. Эти

союзы были основаны в соответствии с международными кон-

венциями, предметы охраны которых различны (произведения

литературы и искусства - по Бернской конвенции и изобрете-

ния, промышленные образцы и товарные знаки - по Парижской

конвенции), однако по ряду моментов они сходны, админи-

стративно-правовые постановления конвенций аналогичны.

 

Следует подчеркнуть, что союзы, входящие в ВОИС, сохра-

нили свою автономию. Докладчик V Главного комитета конфе-

ренции, разработавшего проект конвенции об учреждении ВОИС,

Дж. Вуаям в докладе о работе Комитета (*22) отметил, что союзы

сохраняют свою полную независимость, свои задачи и свои соб-

ственные бюджеты.

 

Союзы, таким образом,.независимы в решении проблем, отно-

сящихся к их компетенции. Из этого следует, что ВОИС как

международная организация координирует решение ряда вопро-

сов, относящихся к области интеллектуальной собственности, рас-

сматривает и решает вопросы, представляющие общий интерес

для союзов. Но каждый союз продолжает осуществлять свои

функции в конкретной области международного сотрудничества.

 

Автономия союзов проявляется в том, что членство в ВОИС

не влечет за собой автоматически членства во всех союзах или

в каком-либо из них, т. е. можно быть членом одного союза и

не быть членом других союзов.

 

СССР, ратифицировав Конвенцию об учреждении ВОИС, стал

членом новой организации. Как участник Парижской конвенции

по охране промышленной собственности, СССР входит в Париж-

ский союз. Совершенно неправильно представление, будто, рати-

фицировав Конвенцию об учреждении ВОИС, Советский Союз

автоматически присоединился к Бернской конвенции по охране

произведений литературы и искусства. (*23). Индия является участ-

ником Бернской конвенции, но не присоединилась к Парижской

конвенции по охране промышленной собственности. В то же вре-

мя допускается членство в ВОИС государств, не входящих ни в

один из союзов, поскольку ВОИС создан как центр, призванный

привлекать к участию в международном сотрудничестве в обла-

сти интеллектуальной собственности максимально широкий круг

 

(**22) <Actes de la Conference de Stockholm..., 1967>, vol. II, p. 1253.

(**23) На неправильность таких представлений справедливо обратил внимание

В. П. Шатров (В. П. Шатров. Указ. соч., стр. 60).

 

-118-

 

государств. Поэтому ВОИС открыт для членства в ней тех го-

сударств, которые по тем или иным причинам еще не готовы

для участия в отдельных союзах.

 

К числу главных органов ВОИС относятся Генеральная ас-

самблея. Конференция, Координационный комитет и Междуна-

родное бюро.

 

Генеральная ассамблея наделена самыми ответственными и

широкими полномочиями. Она, в частности, назначает по пред-

ставлению Координационного комитета Генерального директора

ВОИС, рассматривает и утверждает отчеты Генерального дирек-

тора и отчеты Координационного комитета, дает им необходимые

инструкции: утверждает трехгодичный бюджет расходов, общих

для союзов; одобряет предлагаемые Генеральным директором

мероприятия, касающиеся администрации осуществления других

международных соглашений, принимает финансовый регламент

и выполняет ряд других функций (ст. 6).

 

Генеральная ассамблея утверждает свои решения большин-

ством в 1/3 голосов, а для одобрения планов административ-

ных мероприятий, связанных международными соглашениями,

требуется большинство в 1/4 поданных голосов. Следует иметь

в виду, что членами Генеральной Ассамблеи могут быть только

страны, входящие в один или более союзов.

 

Для стран - членов союзов создается особый орган - Конфе-

ренция. Она состоит из государств - сторон конвенции ВОИС

независимо от того, являются они членами какого-либо союза

или нет. Тем самым эти государства получают возможность уча-

ствовать в обсуждении и проведении различных мероприятий,

направленных на совершенствование охраны интеллектуальной

собственности во всем мире.

 

В задачи конференции входит: обсуждение проблем, представ-

ляющих общий интерес в области интеллектуальной собствен-

ности, и выработка рекомендаций по таким вопросам с учетом

компетенции и самостоятельности союзов; принятие трехгодич-

ного бюджета Конференции; утверждение в пределах этого бюд-

жета трехгодичной программы юридико-технической помощи; при-

нятие поправок к Конвенции ВОИС.

 

В ВОИС учреждается Координационный комитет (ст. 8), со-

стоящий из государств - участников конвенции,  являющихся

членами Исполнительных комитетов Парижского или Бернского

союзов или обоих этих комитетов. Создание такого Координа-

ционного комитета необходимо потому, что в рамках ВОИС сою-

зы не объединены органически друг с другом. Они продолжают

 

-119-

 

сохранять автономию в решении основных вопросов своей ком-

петенции и имеют лишь общий административный орган - Се-

кретариат, обслуживаемый одним и тем те персоналом. Ряд же

вопросов, представляющих общий интерес, не может быть решен

Секретариатом, а потому необходима координация и взаимное

согласование деятельности исполнительных органов отдельных

союзов.

 

Секретариатом ВОИС является Международное бюро во главе

с Генеральным директором. По предложению социалистических

стран в тексте конвенции зафиксировано положение о периоди-

ческой отчетности Генерального директора о своей деятельности

перед Ассамблеей (ст. 19). Международное бюро находится в

Женеве. Решение о переносе штаб-квартиры может быть принято

только Генеральной Ассамблеей при условии, если в каждом

Союзе большинство государств-членов выскажется в пользу

переноса.

 

Из всего изложенного видно, что структура ВОИС в основ-

ном аналогична построению специализированных учреждений

ООН, она дает возможность наладить четкое взаимодействие всех

союзов по охране интеллектуальной собственности, а предприня-

тая административная реформа упомянутых союзов значительно

облегчает эту задачу.

 

Следует также отметить, что переходные положения конвен-

ции ВОИС создают благоприятные условия для тех стран, кото-

рые хотят принять решение об участии в ВОИС после ознаком-

ления с практикой работы этой организации.

Статья 21 конвенции предусматривает:

 

<Государства, которые являются членами какого-либо из сою-

зов, ноне стали сторонами настоящей Конвенции, могут в течения

пяти лет с даты вступления в силу настоящей Конвенции, если

они этого пожелают, пользоваться такими же правами, как если

бы они были сторонами настоящей Конвенции. Любое государ-

ство, желающее пользоваться такими правами, уведомляет об

этом Генерального Директора в письменном виде; такое уведом-

ление действует с даты его получения. Такие государства счи-

таются членами Генеральной Ассамблеи и Конференции до ис-

течения упомянутого периода>.

 

Образование новой Всемирной организации интеллектуальной

собственности - безусловный успех в деле развития и укрепле-

ния международного сотрудничества. Эта организация содей-

ствует охране интеллектуальной собственности во всем мире, бу-

дучи координационным центром в этой области, а также при-

 

-120-

 

звана оказывать техническую и юридическую помощь развиваю-

щимся государствам.

 

Конвенция предусматривает возможность активного сотрудни-

чества с другими межправительственными, а также националь-

ными организациями, и, что особенно важно, в ней предусмот-

рена возможность приобретения ВОИС статуса специализирован-

ного учреждения ООН. Это еще больше повысило бы ее роль

на международной арене.

 

Исходя из сказанного, можно прийти к выводу, что новая

организация построена на вполне демократической основе и при-

звана способствовать развитию культуры и совершенствованию

техники в развитых в экономическом отношении странах, а также

оказывать помощь развивающимся государствам. ВОИС может и

должна способствовать деловому сотрудничеству между государ-

ствами различных социально-экономических систем.

 

Конвенция об учреждении ВОИС вступила в силу 26 апре-

ля 1970 г. На 1 января 1973 г. членами этой международной орга-

низации являются 28 государств. (*24).

 

Ряд государств - членов различных союзов использовали пре-

доставленную им ст. 21 конвенции возможность в течение пяти

лет с даты вступления конвенции в силу пользоваться такими

же правами, как если бы они были сторонами Конвенции об

учреждении ВОИС. В число этих государств входит 31 страна. (*25).

 

Генеральный директор ВОИС 22 сентября и 12 октября

1970 г. заключил путем обмена письмами рабочее соглашение с

Генеральным секретарем ООН. (*26). Кроме того, ВОИС имеет со-

глашение со страной местопребывания организации - Швейца-

рией.

 

Необходимо иметь в виду, что для тех государств, которые

не ратифицировали Конвенцию ВОИС, БИРПИ продолжает осу-

ществлять функции административного органа Бернского и дру-

гих союзов.

 

(**24) Австралия, Белорусская ССР, Болгария, Великобритания, Венгрия, ГДР

Дания, Израиль, Иордания, Ирландия, Испания, Канада, Кения, Лихтен-

штейн, Малави, Марокко, Румыния, Сенегал, Советский Союз, США, Ук-

раинская ССР, Швейцария, Швеция. Чехословакия, Финляндия, ФРГ и др.

 

(**25) Алжир, Арабская Республика. Египет, Аргентина, Бельгия, Берег Слоно-

вой Кости, Бразилия, Ватикан, Верхняя Вольта, Габон, Греция, Дагомея,

Италия, Камерун, Куба, Люксембург, Мальта, Мексика, Нигер, Нидерлан-

ды, Норвегия, Польша, Португалия, Сирия, Таиланд, Тунис, Турция,

Франция, ЮАР, Югославия, Япония и др.

 

(**26) Текст соглашения см.: Prop. ind., 1970, N 11, p. 376.

 

-121-

 

4. ЮНЕСКО и вопросы авторского права

 

Как международная организация по вопросам образования,

науки и культуры, ЮНЕСКО занимается решением широкого

круга проблем международного культурного и научного сотруд-

ничества, в той или иной степени связанных с авторским пра-

вом. (*27). Деятельность ЮНЕСКО распространяется фактически на

вое страны мира (членами ЮНЕСКО в 1972 г. было 129 госу-

дарств).

 

За годы своего существования ЮНЕСКО, которая была со-

здана в 1946 г., претерпела значительную положительную эволю-

цию. Она активно участвует в работе по укреплению мира и меж-

дународной безопасности, в борьбе против колониализма и расиз-

ма. Активную роль в ее деятельности играют Советский Союз

и другие социалистические страны. (*28). Вопросы авторского пра-

ва в наибольшей степени связаны с различными программами

ЮНЕСКО в области информации и документации, книгоиздатель-

ского и библиотечного дела и особенно с проведением ряда ме-

роприятий в отношении развивающихся стран.

 

По предложению Советского Союза Генеральная Ассамблея

ЮНЕСКО провозгласила 1972 год Международным годом книги,

навыков чтения и библиотек. Во многих странах Международ-

ный год книги способствовал повышению активности издателей

и распространителей книги во имя лучшего использования печат-

ного слова для экономического и социального прогресса обще-

ства, для пропаганды идей мира и гуманизма; помог сделать

литературу еще более доступной для широких народных масс.

Одним из важных событий этого года был проведенный в Москве

в октябре 1972 г. международный симпозиум <Книга на службе

гуманизма, прогресса и мира>. (*29).

 

В течение Международного года книги были проведены также

мероприятия, направленные на поощрение творчества авторов и

переводчиков при условии соблюдения их авторских прав.

 

(**27) О правовых вопросах, возникающих в деятельности ЮНЕСКО, см.:

К. П. Рубанник. Международно-правовые проблемы ЮНЕСКО. Изд-во

<Международные отношения>, 1969.

 

(**28) <ЮНЕСКО и современность>. Изд. Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО,

1966. СССР стал членом этой организации в 1954 г., и именно после всту-

пления в ЮНЕСКО Советского Союза и других социалистических стран

шире развернулась деятельность организации.

(**29) См.: <Книжное обозрение>, 15 октября 1972 г.

 

-122-

 

ЮНЕСКО проводит различные совещания по проблемам раз-

вития книгоиздательского дела и распространения книг. Такие

региональные совещания состоялись в Азии, Африке и Латин-

ской Америке. На основе принятых рекомендаций проводятся

мероприятия по расширению издания книг в развивающихся

странах.

 

Для оказания помощи развивающимся странам в разрешении

ряда проблем, в том числе проблем финансового характера, свя-

занных с выплатой авторских гонораров и перепечаткой произ-

ведений, охраняемых законами об авторском праве, при ЮНЕСКО

предусмотрено, как уже отмечалось, создание Международного

информационного центра по вопросам авторских прав. В задачи

Центра входит сбор информации о книгах, которые могут быть

переданы в распоряжение развивающихся стран на максимально

благоприятных условиях, а также передача развивающимся стра-

нам авторских прав, владельцы которых их уступили. Центр при-

зван содействовать выработке типовых контрактов на переводы;

репродуцированию и осуществлению других способов использова-

ния произведений, необходимых для развивающихся стран; изу-

чать пути и средства приобретения авторских и других прав в

тех случаях, когда страны, желающие их получить, не распола-

гают иностранной валютой, и содействовать заключению контрак-

тов, предусматривающих адаптацию и публикацию работ, особен-

но технического или просветительского характера. (*30).

 

Таким образом, ЮНЕСКО осуществляет ряд функций практи-

ческого характера в области авторского права, а именно разра-

ботку проектов соглашений, проведение семинаров, совещаний

а также мероприятий по оказанию помощи развивающимся стра-

нам, публикацию информации и т. д. (*31).

 

ЮНЕСКО выполняет также задачи, возложенные на нее Все-

мирной конвенцией об авторском праве и Римской конвенцией

1961 г. Однако эти задачи решаются ЮНЕСКО несколько иначе,

чем Бюро Бернского союза, потому что, в отличие от Берн-

ской, Всемирная конвенция не предусматривает создания какого-

либо союза государств. Поэтому ЮНЕСКО не может рассматри-

ваться как орган Всемирной конвенции, которая является обыч-

 

(**30) Bull. du dr. d'aut, 1972, N 3, p. 12-17.

 

(**31) См.: С. Dock. UNESCO's Bole in the Field of. Copyright. <UNESCO

Chronicle>, 1969, vol. XV, N 3, p. 89-98. Bull. du dr. d'aut., 1972, N 3,

p. 4-11.

 

-123-

 

ным договором международного права, обязывающим государства,

которые его заключили.

 

В то же время согласно ст. XI Всемирной конвенции госу-

дарства создали Межправительственный комитет. Его функции

определены следующим образом: изучение вопросов, относящихся

к применению и действию конвенции, подготовка ее периодиче-

ских пересмотров; изучение любых других вопросов, относящихся

к международной охране авторского права, в сотрудничестве с

различными заинтересованными международными организация-

ми, в частности с ЮНЕСКО, Бернским союзом и Организацией

американских государств; осведомление подписавших конвенцию

государств о работе Комитета.

 

Межправительственный комитет состоит из представителей

12 подписавших Всемирную конвенцию, государств.

 

На Парижской конференции вопрос об этом комитете вызвал

оживленную дискуссию.  Развивающиеся страны, стремящиеся

обеспечить справедливое представительство в нем стран Азии,

Африки e Латинской Америки, прежде всего стран - участниц

нового текста конвенции, встретили сопротивление со стороны

ведущих капиталистических государств. Строго говоря, были со-

зданы два состава комитета (один - для стран - участниц текста

1952 г. и другой-для стран-участниц текста 1971 г.), при-

чем второй комитет включил 18 государств, (*32), хотя предусмат-

ривалось, что заседания будут проводиться вместе и решения бу-

дут приниматься от имени Комитета как такового. В тексте

1971 г. подчеркивалось, что Комитет избирается с соответствую-

щим учетом справедливого равновесия интересов государств на

основе географического положения, населения, языков и уровня

развития. На заседаниях Комитета с правом совещательного го-

лоса могут присутствовать Генеральный директор ЮНЕСКО, Ди-

ректор Бернского бюро (соответственно после создания ВОИС-

Генеральный директор ВОИС) и Генеральный секретарь Орга-

низации американских государств (ст. XI).

 

Из приведенного текста ст. XI вытекает, что этот комитет

должен существовать наряду с ЮНЕСКО и другими международ-

ными организациями. В то же время на Женевской конферен-

ции было выражено пожелание, чтобы ЮНЕСКО готовила про-

ведение заседаний Комитета и несла соответствующие расхо-

 

(**32) На Парижской конференции 1971 г. было предусмотрено, что кроме

12 членов в состав Комитета дополнительно войдут представители Авст-

ралии, Алжира, Мексики, Сенегала, Югославии и Японии.

 

-124-

 

ды. (*33). Благодаря этому Межправительственный комитет постав-

лен в тесную связь с ЮНЕСКО. Однако он не может рассмат-

риваться как орган ЮНЕСКО, поскольку его члены назнача-

ются не ЮНЕСКО, а государствами - участниками Всемирной

конвенции. (*34).

 

Заседания Межправительственного комитета готовит отдел ав-

торского права ЮНЕСКО, представляющий ЮНЕСКО на всех

конференциях по авторскому праву. Этот отдел издает специаль-

ный бюллетень, освещающий проблемы авторского права, (*35),

а также сборники законодательных актов и международных дого-

воров по вопросам  авторского права и совместно с МОТ и

БИРПИ-сборники законов и международных договоров по за-

щите прав артистов-исполнителей, производителей фонограмм и

организаций радиовещания.

 

Межправительственный комитет и Отдел авторского права ра-

ботают в тесном контакте с ВОИС. Для практики последних

лет характерно кроме совместных изданий совместное проведение

ими конференций, заседаний экспертов и других меропрятий.

 

Юридически эта связь закреплена в Всемирной конвенции

лишь указанием на участие Генерального директора ВОИС в за-

седаниях Межправительственного комитета. (*36).

 

Каждые три года происходит переизбрание четырех членов

комитета, из которых три члена обычно избираются вновь

В декабре 1973 г. предстоит переизбрание членов комитета,

избранных в 1967 г. (Англии, Италии, Кении и Франции).

 

(**33) На конференции делегации Бразилии и Туниса предложили, чтобы го-

сударства-члены Комитета, которые до его второй сессии после всту-

пления в силу текста 1971 г. не ратифицируют его, будут заменены го-

сударствами-участниками текста 1971 г. (INLA. UCC/30 см.: Bull. du

dr. d'aut., 1971, N 4, p. 34). Об остроте борьбы по этому вопросу между

развивающимися странами и империалистическими государствами сви-

детельствует то, что оно было отклонено 15 голосами против 14 и при

5 воздержавшихся.                         

 

(**34) <Actes de la Conference Intergouvernementale du Droit d'Auter, Geneve,

18 aout - 6 septembre 1952>. UNESCO, 1954, p. 231, 236. Порядок работы

Межправительственного комитета определен специальными правилами.

Текст их см.: А. Вogsch. The Law of Copyright under the Universal Con-

vention. Levden - New York, 1970, p. 203-207.

(**35) Выходит на англ. и фр. языках.

 

(**36) На Парижской конференции делегация Италии предложила указать в

тексте резолюции к ст. XI, что ЮНЕСКО обеспечит работу секретариата

Межправительственного комитета по возможности в контакте с ВОИС.

Однако это предложение принято не было (Bull. du dr. d'aut., 1971, N 4,

p. 34-35).

 

-i25-

 

5. Основные проблемы конвенционной охраны авторских прав

и их разрешение в Бернской и Всемирной конвенциях

 

Общие вопросы. Наиболее старой по времени заключения

и наиболее подробной по содержанию является Бернская конвен-

ция об охране литературных и художественных произведений. (*37).

Прежде чем остановиться на ее основных положениях, необхо-

димо подчеркнуть, что ее заключение, так же как впоследствии

заключение Всемирной конвенции, не привело к созданию како-

го-либо единообразного материального авторского права. Речь не

идет, как отмечалось в литературе, о создании типового закона

(loi-type) как общей основы для национального законодатель-

ства. (*38). Задача Бернской конвенции состоит в обеспечении охра-

ны прав, первоначально возникших в одном государстве, на тер-

ритории всех других государств - участников конвенции. В стра-

не происхождения произведения, т. е. в стране, где оно впер-

вые было опубликовано, охрана осуществляется, как правило,

на основе внутреннего национального законодательства, а не на

основе положений конвенции. Иными словами, цель конвенции -

охранять авторские права иностранцев. Определение содержания

норм внутреннего авторского нрава - это компетенция каждого

государства - участника как Бернской, так и Всемирной конвен-

ций. В то же время, давая общую характеристику Бернской кон-

венции, необходимо отметить, что, в отличие от Парижской кон-

венции по охране промышленной собственности, (*39), в ней значи-

тельное место занимают нормы материального права. В конвен-

ции устанавливаются определенные единые минимальные права

в отношении охраняемых произведений во всех странах - чле-

 

(**37) В названии конвенции отразился компромисс между предложениями

Франции и Германии. Французская делегация на конференции 1885 г.

предложила говорить <об охране литературной и художественной собст-

венности>, а германская - <об охране авторского права>. По предложе-

нию Швейцарии в окончательном тексте было принято приведенное вы-

ше название, в то же время созданный Конвенцией союз именуется ина-

че - Союз для охраны прав авторов на их литературные и художествен-

ные произведения (ст. 1). В Акте Бернской конференции отмечалось,

что принятое в ст. 1 выражение соответствует как французской, так и

немецкой терминологии (см. об этом: S. P. Ladas. The International Pro-

tection of Literary and Artistic Property, vol. 1. N. Y., 1938, p. 81-83).

 

(**38) Ci.: Е. Ulmer. Urheber- und Verlagsrecht. Gottingen, 1960, S. 76.

(**39) Подробнее о Парижской конвенции см.: М. М. Богуславский. Патентные

вопросы в международных отношенинх, стр. 108-110.

 

-126-

 

нах Союза. Правила, установленные Бернской конвенцией, можно

разделить на три группы: 1) нормы, устанавливающие непосред-

ственно содержание тех или иных драв в тексте самой конвен-

ции (материальные нормы); 2) нормы, отсылающие к компетент-

ному национальному закону - коллизионные нормы,  которые

не содержат конкретных правил, непосредственно регулирующих

тот или иной вопрос, а устанавливают коллизионные привязки:

3) правила, определяющие административные положения и каса-

ющихся деятельности Союза.

 

Во Всемирной конвенции правила первой группы имеют мень-

шее значение, чем в Бернской. Правила третьей группы отсут-

ствуют. Исключение представляют ст. XI и XII, предусматри-

вающие учреждение Межправительственного комитета, о чем го-

ворилось выше.

 

Лица, имеющие право на конвенционную охрану. В качестве

лиц, охрана прав которых предусматривается Бернской конвен-

цией, указываются авторы и их правопреемники. Однако сама

конвенция не дает определения того, кто является автором. (*40).

Этот вопрос разрешается полностью внутренним законодатель-

ством соответствующих государств. Таким образом, внутреннее

законодательство определяет, может ли, например, юридическое

лицо рассматриваться в качестве автора, оно отвечает и на во-

прос о правах авторов, находящихся в служебных отношениях

и т. п. В Конвенции не раскрывается понятие правопреемника,

за исключением наследников. Между тем в отличие от наслед-

ников другие правопреемники являются теми основными субъ-

ектами, которые прежде всего пользуются преимуществами в со-

ответствии с конвенцией. Мы уже отмечали, что это издатель-

ства, телевизионные и радиовещательные компании, кинопред-

приятия и другие предприятия подобного рода. В условиях капи-

талистического общества, при концентрации средств информа-

ции в руках крупнейших монополий, именно эти субъекты

приобретают соответствующие права у авторов. На охрану и обес-

печение их интересов направлены постановления конвенции. Пра-

вопреемники получают права на использование произведений

в первую очередь право размножения, распространения и пока-

 

(**40) Предложение об определении понятия автора в самом тексте конвенции,

внесенное на Брюссельской конференции Италией и Австрией, принято

не было.

 

-127-

 

за произведений. Когда конвенция говорит о гражданах, она обыч-

но имеет в виду не только граждан - физических лиц, но и

юридических лиц <соответствующей национальности>. Согласно

нормам международного частного права, применяемым в различ-

ных государствах, под юридическими лицами определенного го-

сударства понимаются юридические лица, учрежденные по зако-

нам этого государства либо находящиеся на территории данного

государства. (*41). После этого замечания общего характера можно

определить круг субъектов соответствующих прав по Бернской

конвенции.

 

Во-первых, это авторы - граждане стран-участниц, опублико-

вавшие свои произведения впервые в одной из стран-участниц

(по Парижскому тексту,-и в любой другой стране), а также

граждане стран-участниц - авторы неопубликованных произведе-

ний.

 

Во-вторых, это лица без гражданства (апатриды), имеющие

местожительство в государствах-участниках.

 

В-третьих, авторы, которые являются гражданами государств,

не участвующих в конвенции, но имеют обычное местопребыва-

ние в одной из стран-участниц.

 

В-четвертых, авторы - граждане стран, не участвующих в

конвенции, в отношении произведений, впервые опубликованных

в стране-участнице конвенции.

Что же касается правопреемников автора, то конвенция ни-

каких ограничений на этот счет не устанавливает. Отсюда сле-

дует, как отмечалось в комментариях к конвенции, что право-

преемник не должен быть обязательно гражданином (в широком

смысле слова) страны - члена Союза, для того чтобы ему пре-

доставлялась охрана в соответствии с положениями конвенции.

Достаточно, чтобы первоначально возникло право на охрану в

соответствии с конвенцией. Так, достаточно, чтобы издательские

права на какое-то произведение, в отношении которого действует

конвенция, возникли, например, у английского издательства, затем

они могут перейти к какому-то издательству США, хотя США

и не участвует в Бернской конвенции. (*42).

 

Подробнее вопрос о круге лиц, имеющих право на охрану,

и об объеме предоставляемых им прав может быть изложен в свя-

 

(**41) Подробнее об этом см.: Л. А. Лунц. Международное частное право. Изд-

во <Юридическая литература>, 1970, стр. 183 и сл.

 

(**42) См. об этом: W. Bappert, Е. Wagner. Internationales Urheberrecht. Mun-

chen, 1956, S. 63-65.

 

-128-

 

зи с понятием страны происхождения произведения, даваемым

Бернской конвенцией (ст. 4). Определение понятия <страна про-

исхождения> в свою очередь тесно связано с так называемыми

формулами прикрепления. На Стокгольмской конференции были

внесены конкретные изменения как в систему определения этих

вопросов, так и в их содержание. В Брюссельском тексте сна-

чала определялась страна происхождения (п. 3 ст. 4), а затем

уже давались формулы прикрепления, т. е. устанавливалось, для

каких произведений предоставляется конвенционная охрана. Эта

система была впервые изменена в Стокгольмском тексте, и мы ос-

тановимся прежде всего на том, на какие произведения распро-

страняется действие конвенции.

 

По Брюссельскому тексту произведения граждан стран - уча-

стниц конвенции охранялись в том случае, если они были впер-

вые опубликованы в таких странах. Произведениям таких лиц,

опубликованным в странах-не членах, охрана не предостав-

ляется.

 

Стокгольмский текст изменил это положение, и в последую-

щей редакции конвенции общим принципом прикрепления стало

гражданство автора. П. <а> ст. 3 Парижского текста защищает

права автора - гражданина страны Союза в отношении его как

опубликованных, так и неопубликованных произведений.

 

Далее был предусмотрен критерий обычного местопребывания

в стране - члене Союза. Авторы, не граждане стран - членов

Союза, но обычно пребывающие в одной из стран Союза, при-

равниваются к гражданам этой страны (п. 2 ст. 3).

 

Таким образом, Стокгольмский и Парижский тексты расшири-

ли круг действия Бернской конвенции. Кроме того, были введены

дополнительные критерии. В области кинематографии критерием

для производителей фильмов (продюсеров) является местонахож-

дение (оседлость) - для юридических лиц и обычное местопребы-

вание - для физических лиц (ст. 4а). (*43).

 

Другой критерий касается произведений архитектуры и про-

изведений графических и пластических искусств, составляющих

одно целое с какой-либо недвижимостью. Предусматривается, что

охрана предоставляется авторам произведений архитектуры,

 

(**43) В отношении совместного производства фильмов на конференции пред-

седатель Комиссии отметил, что достаточно, чтобы один из продюсеров

имел свое местопребывание в стране-члене Союза (<Die Stockholmer

Konferenx fur geistiges Eigentum 1967>. Wernheim, 1969, S. 10).

 

-129-

 

которые сооружены в стране - члене Союза, или авторам произ-

ведений графических и пластических искусств, составляющих

одно целое с недвижимостью, находящейся в стране - члене

Союза.

 

В новой ст. 5 (п. 4) дается общее определение страны проис-

хождения. Для произведении, впервые выпущенных в свет в стра-

не - члене Союза, страной происхождения считается страна пер-

вого опубликования. Ряд положений касается определения страны

происхождения при одновременном выпуске в свет произведения

в нескольких странах (одновременным выпуском в свет считает-

ся издание в двух или нескольких странах в течение 30 дней

после первого выпуска в свет).

 

Если произведение выпускается в странах - членах Союза

с различными сроками действия авторского права, страной проис-

хождения считается страна с наиболее кратким из этих сроков.

 

Если произведение выпускается одновременно в стране, не

участвующей в конвенции, и в стране - члене Союза, страной

происхождения считается последняя. Это правило имеет опреде-

ленное практическое значение для произведений советских авто-

ров. Так, известная книга воспоминаний маршала Г. К. Жуко-

ва была выпущена в свет одновременно издательством АПН в

Москве и издательством в Лондоне. В результате книга подпа-

ла под действие Бернской конвенции.

 

Страной происхождения не выпущенных в свет произведений

считается та, гражданином которое является автор. Подобное пра-

вило содержится и в Брюссельском тексте. Новое по сравне-

нию с этим текстом состоит в том, что для произведений, впер-

вые опубликованных в стране, не участвующей в конвенции, стра-

ной происхождения считается страна гражданства автора (п. 4

ст. 5). Это правило-логическое следствие распространения

охраны на произведения авторов - граждан стран - членов Сою-

за при опубликовании их произведения впервые за пределами

Союза.

 

Следует также указать на особые случаи определения страны

происхождения, если произведения опубликованы не в стране -

члене Союза или вообще не опубликованы. В отношении кинема-

тографических произведений предусматривается, что страной про-

исхождения рассматривается страна - член Союза, в которой

продюсер имеет свое местонахождение или местопребывание.

 

Если речь идет об архитектурных произведеньях, сооружен-

ных в стране - члене Союза, или о графических и пластических

произведениях, составляющих одно целое с находящейся в стра-

 

-130-

 

не - члене Союза недвижимостью, страной происхождения счи-

тается соответствующая страна - член Союза.

 

Если же произведение не находится в стране - члене Союза,

то следует сделать вывод, что страной происхождения должна

рассматриваться страна гражданства автора произведения ар-

хитектуры или графического искусства. (*44).

 

Наряду с этим охрана предоставляется гражданам стран, не

участвующим в конвенции, в отношении произведений, впервые

опубликованных в стране - члене Союза, или гражданам, опуб-

ликовавшим одновременно свое произведение в стране, не участ-

вующей в конвенции, и в стране - члене Союза. Это правило

применяется, в частности, в отношении издания тех работ доре-

волюционных русских и советских авторов, которые были опубли-

кованы впервые за границей.

 

В то же время конвенция предусматривает возможность ог-

раничить права в таких случаях. Согласно п. 2 ст. 6, если

государство, не входящее в состав Союза, не обеспечивает до-

статочной охраны произведениям авторов - граждан одной из

стран - участниц Союза, то эта последняя может ограничить ох-

рану произведений прав авторов такого государства, если они

фактически не проживают на территории данной страны. Таким

образом, Бернская конвенция допускает применение своего рода

ответных мер (реторсии) в подобных случаях. В случае приня-

тия таких мер другие страны - члены Союза также не будут

обязаны предоставлять такому произведению более широкую

охрану, чем та, которая им предоставлена в стране, где произве-

дение было впервые выпущено в свет. Более простые правила

по рассматриваемым вопросам содержатся во Всемирной конвен-

ции.

 

Всемирная конвенция охраняет авторские права граждан госу-

дарств, входящих в конвенцию, независимо от места первого вы-

хода в свет их произведений и тех граждан государств, не вхо-

дящих в конвенцию, произведения которых впервые вышли в свет

на территории государства - участника конвенции (ст. II).

 

(**44) Сложное создается положение в отношении кинематографического про-

изведения, если продюсер не проживает в стране - члене Союза. Стра-

ной происхождения может рассматриваться страна гражданства автора.

Поскольку, как отмечалось в комментариях к Стокгольмскому тексту, в ка-

честве авторов кинопроизведения выступает обычно много лиц, речь мо-

жет идти о гражданстве основных авторов - автора сценария или ре-

жиссера в зависимости от конкретных обстоятельств (<Die Stockholmer

Konferenz...>, S. 12).

 

-131-

 

На Женевской конференции 1952 г. отмечалось, что под

<гражданами> каждое государство может понимать в соответст-

вии со своим законодательством юридических лиц на равных

основаниях с физическими лицами. Так, государство, предостав-

ляющее охрану произведениям отечественных юридических лиц,

должно обеспечить такую же охрану произведениям юридических

лиц других стран-участниц.

 

Таким образом, в отношении опубликованных произведений

Всемирная конвенция исходит из двух критериев;

 

1) критерия гражданства в отношении произведений, автора-

ми которых являются граждане стран - участниц конвенции, и

 

2) критерия места опубликования в отношении произведе-

ний, авторы которых - граждане стран, не участвующих в кон-

венции.

 

Всемирная конвенция, так же как и Бернская, предусматри-

вает охрану только тех неопубликованных произведений, авто-

рами которых являются граждане стран-участниц. Всемирная

конвенция предоставляет государствам-участникам возможность

расширить круг лиц, имеющих право на конвенционную охрану.

Согласно ст. II каждое государство-участник вправе своим внут-

ренним законодательством приравнять к своим гражданам с точки

зрения охраны авторских прав всех лиц, постоянно проживающих

на территории этого государства.

 

В результате действие конвенции может быть распространено

на. лиц без гражданства. Эти лица могут получить охрану и

иным путем, а именно путем присоединения государства - уча-

стника конвенции к Дополнительному протоколу № 1 к Всемир-

ной конвенции, согласно которому <лица без гражданства и бежен-

цы, постоянно пребывающие в Договаривающемся государстве)

приравниваются при применении настоящей Конвенции к граж-

данам этого государства>.

 

Аналогичным путем допускается предоставление конвенцион-

ной охраны таким субъектам, как международные организации:

ООН, специализированным учреждениям ООН и Организации

американских государств (Дополнительный протокол № 2 к кон-

венции). Речь идет о произведениях, впервые выпущенных в свет

этими организациями (документы, доклады и т. д.). (*45).

 

(**45) Внутренние акты таких организаций, например ООН, предусматривают,

что авторские права на произведения, созданные в организации, принад-

лежат последней (подробнее об этом см.: A. Bogsch. Ор. cit., р. 144-147).

 

-132-

 

Охраняемые произведения. Бернская конвенция содержит ши-

рокий перечень произведений, подлежащих конвенционной охра-

не. Дается, во-первых, общее определение, согласно которому ох-

рана распространяется на все произведения <в области литера-

туры, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы

форме они ни были выражены> (п. 1 ст. 2). В то же  время

Бернская конвенция предусматривает две группы охраняемых

произведений. К первой относятся произведения, охрана которых

основана непосредственно на постановлениях самой конвенции

(охрана jure conventionis). Произведения этой группы пользу-

ются наиболее полной и безусловной охраной, как правило, опре-

деляемой в самом тексте конвенции. Вторую группу составляют

произведения, в отношении охраны которых внутреннее законода-

тельство стран-участниц может устанавливать определенные изъ-

ятия или даже не предоставлять им охрану.

 

Подавляющее большинство произведений - это произведения

первой группы: книги, брошюры, драматические и музыкально-

драматические произведения, хореографические и музыкальные

произведения с текстом или без него, произведения кинематогра-

фические или выраженные способом, аналогичным кинематогра-

фии, (*46), произведения живописи, скульптуры, архитектуры и др.

 

Вторая группа охватывает официальные тексты законодатель-

ного административного и судебного характера, а также офи-

циальные переводы этих текстов, политические речи, судебные

доклады и иные устные произведения. За законодательством

стран-участниц оставлено определение условий, при которых эти

произведения могут распространяться через прессу, передавать-

ся по радио или с помощью телеграфа, если это делается для

информации.

 

Однако Бернская конвенция предусматривает исключительное

право автора (как право jure conventionis) выпускать все эти

произведения в сборниках.

 

Что касается произведений прикладного искусства, то хотя

на Брюссельской конференции они и были включены в список

произведений, прямо перечисленных в ст. 2 (т. е. произведений

первой группы), в отношении них было сделано изъятие. Оно

сводилось к тому, что страны - участницы Бернской конвенции

оставляют за собой право определять область применения зако-

нов, относящихся к произведениям прикладного искусства и к

промышленным рисункам и моделям (промышленным образцам),

 

(**46) Имеются в виду произведения, показываемые по телевидению и т. п.

-133-

 

равно как и условия охраны таких произведений, рисунков и

моделей. (*47). Было установлено также, что если такое произведе-

ние в стране происхождения охраняется исключительно как про-

мышленный образец, то в других странах может предъявлять-

ся требование охранять это произведение также только как про-

мышленный образец. На Стокгольмской конференции по предло-

жению Италии в это правило о материальной взаимности было

сделано добавление: было предусмотрено, что если в стране, в ко-

торой испрашивается охрана, не предоставляется особой охраны

рисункам и моделям, то эти произведения охраняются как про-

изведения искусства. Таким образом, действие принципа мате-

риальной взаимности в данном вопросе было ограничено. (*48).

 

Число произведений второй группы незначительно, и от кон-

ференции к конференции круг произведений, охраняемых непо-

средственно в силу положений Бернской конвенции, расширяет-

ся. В то же время пределы действия внутреннего законодатель-

ства в отношении произведений второй группы постепенно су-

жаются.          

 

Следует обратить внимание на то, что, хотя Бернская конвен-

ция именуется конвенцией об охране <литературных и художе-

ственных произведений>, этот термин охватывает, как отмеча-

лось выше, все произведения <в области литературы, науки и

искусства>, каким бы способом и в какой бы форме они ни были

 

(**47) Введение данного правила объяснялось различным подходом к решению

этой проблемы в странах-участницах. Во Франции, Бельгии и ФРГ, напри-

мер, возможна охрана таких произведений одновременно нормами ав-

торского права и нормами законодательства об образцах (при наличии

регистрации образца). В Англии такая двойная охрана исключена. В

Италии предпосылкой авторско-правовой охраны является возможность

отделения художественных элементов от промышленного характера из-

делия (о различиях между промышленными образцами и объектами ав-

торского права см.: Э. П. Гаврилов. Правовая охрана промышленных

образцов в капиталистических странах. Изд. ЦНИИПИ, 1969, стр. 21 -

23). Поскольку Советский Союз не участвует в Бернской конвенции, ох-

рана советских промышленных образцов за рубежом может быть обес-

печена только путем регистрации их в соответствии с правилами зако-

нодательства об образцах и в соответствии с положениями Парижской

конвенции по охране промышленной собственности.

 

(**48) Так, Швеция должна будет в силу этого правила предоставлять охрану

английским рисункам и моделям на основании норм авторского права

(за исключением области металлургии), в то время как в Англии ана-

логичные шведские произведения будут охраняться на основании Акта о

зарегистрированных образцах.

 

-134-

 

выражены (ст. 2). Тем самым Бернская конвенция выделяет на-

учные труды как самостоятельную категорию охраняемых произ-

ведений.

 

Рассмотрим, как решаются соответствующие вопросы по Все-

мирной конвенции. Если мы обратимся к преамбуле этой конвен-

ции, то увидим, что в ней говорится об обеспечении охраны

авторских прав на литературные, научные и художественные про-

изведения, о развитии литературы, науки и искусства. В ст. 1

этой конвенции говорится о литературных, научных и художе-

ственных произведениях. Это было сделано для улучшения не

только систематизации, но и самого содержания. При охране

научных произведений речь идет о специфических для научного

творчества способах создания произведений и о формах их выра-

жения. Поэтому, на наш взгляд, совершенно оправданно то об-

стоятельство, что в многосторонних конвенциях научные произ-

ведения не растворяются в литературных, а охраняются наряду

с ними. (*49).

 

В специальной литературе нет единого мнения о выделении

научных произведений в самостоятельную категорию. А. Богш

считает его неудачным. По его мнению, научный характер про-

изведения не имеет значения с авторско-правовой точки зрения.

Медицинские книги, статистические таблицы, географические

фильмы защищаются как таковые, а не потому, что они имеют

дело с наукой в области медицины, статистики или геогра-

фии. (*50). А. Троллер считает, что включение научных произведе-

ний в общее, собирательное понятие <литературные и художе-

ственные произведения> правильно. По его мнению, в авторско-

правовом смысле не существует самостоятельного, независимого

от литературного и художественного произведения, произведе-

ния научного. (*51). Иную позицию занимают Е. Ульмер, а также

 

(**49) А. Троллер обращает внимание на то, что на Женевской конференции

делегация Канады предложила исключить из текста проекта этой кон-

венции слова <научные произведения>, поскольку они подпадают под

понятие произведений литературы и искусства. Президент конференции

П. Болла, защищая предложенный текст, подчеркнул, что речь идет об

обеспечении охраны чисто научных произведений, в качестве примера

он привел таблицы логарифмов (Цит. по: A. Trailer. Immaterialguter-

recht, Bd. 1. Basel, 1968, S. 412).

(**50) A. Bogsch. Op. cit., p. 8.

 

(**51) A. Troller. Immaterialguterrecht, Bd I, S. 423. По этим вопросам см.:

М. Kummer. Das urheberrechtlich schutzbare Werk. Bern, 1968, S. 105-

133. Об охране результатов научных исследований см. ниже в гл. 4.

 

-i35-

 

авторы ряда специальных работ. В этом отражается различный

подход к охране научных произведений авторским правом.

 

Как уже отмечалось, по Бернской конвенции охрана предостав-

ляется всем произведениям литературы и искусства независимо

от способа и формы их выражения. Однако на Стокгольмской

конференции 1967 г. в текст конвенции было внесено добавле-

ние, согласно которому законодательством стран - членов Союза

может устанавливаться, что произведения литературы и искус-

ства или отдельные их категории будут охраняться, если они вы-

ражены в материальной форме (п. 2 ст. 2). Это добавление было

сделано, в частности, по предложению делегации Англии. При

этом, по свидетельству комментаторов, учитывалось не только анг-

лийское право, но и право США, поскольку не исключается в бу-

дущем возможность присоединения США к Бернской конвенции. (*52).

 

По положениям авторского права США, закрепленным в кон-

ституции, охрана авторского права распространяется только на

произведения,  выраженные в какой-либо материальной форме.

Введение этого нового правила облегчает возможность присоеди-

нения США к Бернской конвенции.

 

В отличие от Бернской, Всемирная конвенция не содержит

ни широкого перечня охраняемых произведений, ни подробных

постановлений об охране отдельных категорий произведений.

В ст. 1 содержится примерный перечень литературных, научных

и художественных произведении, в который входят <произведе-

ния письменные, музыкальные, драматические и кинематографи-

ческие, произведения живописи, гравюры и скульптуры>.

 

Ничего не говорится во Всемирной конвенции об устных про-

изведениях, о произведениях прикладного искусства и фотогра-

фии. Однако исходя из этого нельзя сделать вывод о том, что

произведения такого рода не охраняются вообще. Если в каком-

либо государстве предусмотрена охрана таких произведений, то

она предоставляется и лицам, имеющим право на конвенционную

охрану. Объем охраны определяется внутренним законодатель-

ством данной страны. В этих случаях действует принцип фор-

мальной взаимности, поскольку охрана таких произведений пре-

доставляется независимо от того, существует ли подобная охрана

в стране, гражданином которой является автор. (*53).

 

(**52) <Die Slockholmer Konferenz...>, S. 5.

 

(**53) Ci.: С. Б. Крылов, А. И. Горлов. Международные конвенции по авторско-

му праву. <Вопросы международного частного права>. Госюриздат, 1956,

стр. 117.

 

-136-

 

Представляет интерес рассмотрение вопроса об охране по

Бернской конвенции таких специфических произведений, как про-

изведения фольклора, т. е. художественных произведений, автор

которых неизвестен. Особое значение имеет охрана подобных про-

изведений для тех стран Азии и Африки, в которых именно

устные произведения народного творчества составляют основные

художественные ценности. И не случайно, что при обсуждении

на Стокгольмской конференции перечня охраняемых произведе-

ний делегация Индии внесла предложение включить в этот пе-

речень произведения фольклора.

 

В ходе обсуждения сама идея создать особое регулирование

для этих специфических, с точки зрения авторского права, про-

изведений была решительно поддержана на конференции афри-

канскими государствами. (*54). При этом подчеркивалось, что произ-

ведения фольклора часто становятся, не будучи должным обра-

зом защищены, объектом недобросовестного использования. Пред-

лагалось, чтобы заинтересованные страны получили возможность

создать специальный орган, который мог бы представлять инте-

ресы автора фольклора и защищать их права. За основу реше-

ния этого вопроса было принято предложение делегации Чехо-

словакии. В результате работы специальной рабочей группы под

руководством делегации этой страны было принято новое правило

Бернской конвенции, регулирующее вопрос о произведениях фольк-

лора.

 

Это правило предусматривает следующее:

в отношении неопубликованных произведений, автор которых

неизвестен, но есть все основания считать, что этот автор яв-

ляется гражданином страны - члена Союза, законодательство

этой страны может определить компетентный орган, который бу-

дет представлять автора и осуществлять авторские права и их

охрану в странах - членах Союза. Данные о таком органе сооб-

щаются в письменном виде соответствующей страной Генераль-

ному директору, который извещает об этом другие страны -

члены Союза (п. 4 ст. 15). (*55). Следует подчеркнуть, что рассмот-

ренное правило, принятое с целью вовлечь в Бернский союз раз-

 

(**54) <Actes de la Conference de Stockholm...>, vol. II, p. 891-892, 927-928.

(**55) В отношении опубликованных произведений фольклора, которые тем

самым относятся к анонимно изданным произведениям, будут действо-

вать правила той же ст. 15 о том, что авторские права осуществляет со-

ответствующее издательство, выпустившее в свет это произведение

фольклора.

 

-137-

 

вивающиеся страны и идущие навстречу их интересам, включе-

но в основной текст Бернской конвенции, а не в специальный

протокол для развивающихся стран. Это, очевидно, единствен-

ный случай такого рода.

 

Условия представления конвенционной охраны. Согласно

Бернской конвенции лица, имеющие право на конвенционную

охрану, пользуются во всех странах-участницах в отношении

своих произведений <правами, которые предоставляются в настоя-

щее время или будут предоставлены в дальнейшем соответствую-

щими законами этих стран своим гражданам, а также правами,

особо предоставляемыми настоящей Конвенцией> (п. 1 ст. 5).

 

По Всемирной конвенции в каждом государстве-участнике

произведениям предоставляется такая же охрана, которая пре-

доставляется своим гражданам. В Парижском тексте 1971 г. было

дополнительно установлено, что произведения пользуются охра-

ной, специально предоставленной Конвенцией.

 

Осуществление авторских прав и их защита в странах Берн-

ского союза не зависят от выполнения каких-либо специальных

условий и формальностей (например, регистрация в реестре, пре-

доставление экземпляров и т. п.). Пункт 2 ст. 5 конвенции пря-

мо предусматривает, что пользование этими правами и осуще-

ствление их не связано с выполнением каких бы то ни было

формальностей. Осуществление прав не зависит от охраны про-

изведения в стране происхождения. Помимо тех случаев, когда

в самой Бернской конвенции установлены правила,- объем охра-

ны, порядок судебной защиты определяются исключительно зако-

нодательством страны, где предъявляется требование об охране.

 

Таким образом, если Бернская конвенция не устанавливает

иных правил, то за основу берется законодательство страны, где

предъявляется требование об охране, т. е. действует коллизион-

ный принцип lex fori.

 

Отсутствие требований о .соблюдении специальных формально-

стей проявляется в отношении условий судебной защиты. Так,

для опубликованных произведений эта конвенция устанавливает

единственное условие: обозначение на произведении имени авто-

ра или псевдонима, не оставляющего сомнения в личности ав-

тора. В отношении анонимных произведений и произведений, вы-

пущенных под псевдонимом, если подлинное имя автора осталось

неизвестным, все авторские права осуществляются издателем, имя

которого указывается на экземпляре.

 

-138-

 

Если речь идет о фильмах, то достаточно указать фамилию

физического лица или наименование юридического лица, являю-

щегося продюсером.

 

Не требуя соблюдения формальностей, Бернская конвенция

делает определенное изъятие из принципа национального режи-

ма, изъятие в пользу лиц, имеющих право на конвенционную

охрану. Если в какой-то стране необходимо выполнить фор-

мальности, то это не будет распространяться на произведения

указанных лиц. Произведение получит охрану в полном объеме

и при несоблюдении этих формальностей. (*56).

 

Иное решение вопроса, о формальностях, как об условии при-

знания и охраны авторских прав, предусмотрено Всемирной кон-

венцией. На этом вопросе, учитывая его практическое значение

для каждого государства - участника конвенции, следует остано-

виться более подробно. При разработке текста этой конвенции

имело значение то обстоятельство, что в ряде американских го-

сударств, в том числе в США, во внутреннем законодательстве

действовали правила, защищающие местную полиграфическую

промышленность. Имеется в виду <оговорка об использовании>

(manufacturing clause), согласно которой в США могут охра-

няться только такие изданные на английском языке произведе-

ния, которые выпущены в типографии на территории США или в

типографии, использующей американское оборудование.

 

Далее, в США и в ряде латиноамериканских государств име-

ются правила о регистрации произведения, депонировании экзем-

пляров и другие аналогичные требования о соблюдении формаль-

ностей, (*57), в то время как в европейских государствах подобные

правила отсутствуют.

 

Учитывая это положение, Всемирная конвенция исходит из

определенного компромиссного решения. Ст. III указывает, что

формальности, предусмотренные внутренним законодательством

(депонирование экземпляров, регистрация, производство или вы-

 

(**56) Ci.: W. Bappert, Е. Wagner. Ор. cit., S. 42.

 

(**57) По правилам регистрации, существующим в США, требуется указание

даты издания, каждое произведение заносится в реестр. С 1870 г. по

1972 г. было зарегистрировано 14 млн. произведений. Ежегодно осущест-

вляется более 300 тыс. регистраций (см. Annual Report of the Librarian

of Congress. W., 1972, p. 77). Требования соблюдения формальностей со-

держатся и в панамериканских конвенциях по авторскому праву. Под-

робнее об этом см.: Д. Сиджанский, С. Кастанос. Международная охрана

авторского права. ИЛ, 1958, стр. 34-35. Т. R. Kupferman, М. Fouer. Ор.

cit., р. 23-38.

 

-139-

 

пуск в свет на территории данного государства и т. д.), счи-

таются выполненными в отношении любого произведения, поль-

зующегося конвенционной охраной, если будут соблюдены фор-

мальности, предусмотренные самой конвенцией.

 

Конвенция же предусматривает в качестве условия охраны

авторского права помещение на всех экземплярах произведения,

начиная с первого издания, специального символа (латинской

буквы <С>, заключенной в кружок), с указанием имени облада-

теля авторских нрав, года первого выпуска в свет.

 

В то же время каждое государство может сохранить действие

своих правил о формальностях в отношении произведений, вы-

пущенных в свет впервые на территории данного государства,

или произведений, созданных гражданами данного государства, не-

зависимо от места выпуска в свет этих произведений.

 

Правила Всемирной конвенции о соблюдении определенных

формальностей установлены для охраны авторских прав в тех

государствах, где требуется выполнение каких-то предваритель-

ных условий охраны. Там же, где по внутреннему законодатель-

ству охрана не связана с выполнением формальностей, она пре-

доставляется независимо от совершения действий в соответствии

со ст. III.

 

Отсюда следует, что для представления охраны, например,

в США, после даты вступления в силу конвенции для какого-

то государства на каждом изданном в нем произведении должен

быть помещен знак <С> в кружке. В большинстве же других

стран-участниц, например во Франции, ФРГ, произведение будет

охраняться независимо от того, снабжено оно знаком или нет.

 

Кроме того, во Всемирной конвенции содержатся специальные

условия, необходимые для защиты авторских прав в судебном

порядке. Каждая страна - участница конвенции может потребо-

вать выполнения определенных процессуальных правил, как-то:

обязательного участия в деле на стороне истца адвоката, допущен-

ного к практике в данном государстве; депонирования истцом

экземпляра произведения в суде или в административном органе

или в том и другом одновременно. Однако невыполнение этих

условий может помешать лишь обращению в суд, но не суще-

ствованию авторского права.

 

В отношении неопубликованных произведений Всемирная

конвенция предусматривает, <что в каждом Договаривающемся

государстве должны быть установлены правовые способы охраны

не выпущенных в свет произведений граждан других Догова-

ривающихся государств без соблюдения для этого каких-либо

 

-140-

 

формальностей> (п. 4 ст. III). Так, в США возможно предъявление

иска в суде с целью охраны прав автора неопубликованных про-

изведений. Выполнения каких-либо формальностей при этом не

требуется.

 

Пункт 5 ст. III Всемирной конвенции предусматривает особые

правила в отношении стран, законодательству которых известно

предоставление охраны на несколько периодов времени. Конвен-

ция устанавливает, что если в каком-либо государстве охрана

предоставляется более чем на один период времени и если про-

должительность первого такого периода превышает один из ми-

нимальных сроков охраны, предусмотренных конвенцией, то это

государство может не применять постановления об освобождении

от выполнения формальностей как ко второму, так и к после-

дующим периодам охраны: Это правило можно пояснить на при-

мере законодательства США. Первый срок охраны (28 лет) мо-

жет быть продлен еще на 28 лет. Для такого возобновления сро-

ка требуется подача специального заявления в ведомство по ав-

торскому праву США и уплата сбора в 4 долл. Для охраны же

в течение первого периода согласно конвенции выполнения этих

формальностей не требуется. (*58).

 

Срок конвенционной охраны. Постановления Бернской кон-

венции, устанавливающие срок охраны авторских прав, не оста-

вались неизменными. Первоначальный текст конвенции преду-

сматривал, что <авторское право подлежит защите в иностран-

ных государствах не дольше, чем на тот срок, который уста-

новлен национальным законом автора>. (*59). Затем в течение дли-

тельного времени действовало правило, согласно которому срок

охраны определялся правом той страны, где было предъявлено

соответствующее требование об охране. Однако если этот срок

был более продолжительным, чем срок, установленный в стране

происхождения, то достаточно было применить этот последний.

Следовательно, действовал принцип сравнения сроков, причем

 

(**58) См.: А. Bogsch. Ор. ciL, р. 24-40.

 

(**59) Это правило конвенции было подвергнуто критике в литературе, по-

скольку оно противоречит основному принципу конвенции-принципу

национального режима и лишает автора-иностранца преимуществ, ко-

торые он мог бы извлечь от уравнивания в правах с местными авторами

в стране, где установлен более продолжительный срок (см. об этом:

Ал. Пиленко. Международные литературные конвенции. СПб., 1894,

стр. 266-267).

 

-141-

 

наименьший из них был своего рода минимумом, гарантирован-

ным Бернской конвенцией.

 

На Брюссельской конференции правило о сроке было сфор-

мулировано заново. В качестве минимального срока охраны был

установлен период в 50 лет после смерти автора. Таким обра-

зом, срок охраны по Бернской конвенции определяется для ав-

тора пожизненно, а также на 50 лет после его смерти. Прин-

цип сравнения сроков был оставлен для тех случаев, когда на-

циональное законодательство страны охраны предусматривало

срок более продолжительный, чем 50 лет (например, в Испании

действует 80-летний срок). В этом случае применяется срок, ус-

тановленный законом страны, в которой предъявляется требо-

вание об охране. (*60).

 

Для анонимных произведений и произведений, изданных под

псевдонимом, в Брюссельском тексте был установлен 50-летний

срок охраны, считая с момента выпуска произведения в свет. (*61).

 

В то же время принцип сравнения сроков - единственный

критерий установления срока по Брюссельскому тексту для про-

изведений кинематографии, фотографии и подобных им, а также

для произведении прикладного искусства. Для всех них нацио-

нальное законодательство многих стран обычно предусматривает

более краткие сроки. В этих случаях срок определяется законом

страны охраны, но он не может быть продолжительнее, чем срок

действия авторского права, установленный в стране происхожде-

ния произведения.

 

Дальнейшие изменения были внесены в постановление о сроке

охраны на Стокгольмской конференции. Прежде всего 50-лет-

ний срок охраны был распространен на произведения кинема-

тографии, начиная с момента, когда с согласия автора произ-

ведение стало доступным для публики или, если этого не про-

изошло, с момента создания произведения (п. 2 ст. 7).

 

(**60) В редакции этого правила, принятого на Стокгольмской конференции,

подчеркивается, что принцип сравнения сроков имеет только факульта-

тивный характер. При сохранении правила о минимальном сроке пре-

дусматривается, что <во всех случаях срок определяется законом стра-

ны, в которой предъявляется требование об охране; однако поскольку

законодательством этой страны не предусмотрено иное, он не может

быть более продолжительным, чем срок, установленный в стране проис-

хождения произведения> (п. 8, ст. 7).

 

(**61) Однако применяется общий принцип (период жизни автора и 50 лет

после его смерти), если 1) псевдоним не оставляет сомнений в лично-

сти автора, 2) автор раскроет свое имя в течение 50 лет со дня выпуска

в свет.

 

-142-

 

Минимальный срок, предусмотренный конвенцией, был введен

и для произведений фотографии, и для прикладного искусства. Он

был установлен в 25 лет с момента создания произведения

(п. 4 ст. 7).

 

Все правила о сроках применяются и в случае соавторства,

причем срок действия авторского права исчисляется с даты смер-

ти последнего оставшегося в живых соавтора.

 

В заключение необходимо отметить, что вопрос о сроке дей-

ствия авторского права был предметом длительной дискуссии на

Стокгольмской конференции. В связи с определением общего

срока действия авторского права социалистические страны вы-

сказывались в пользу установления более коротких сроков. (*62).

Болгария и Польша внесли совместные предложения о том, что

страны, принявшие Римскую редакцию, должны иметь возмож-

ность сохранить более краткие сроки, чем установленные в

ст. 7 конвенции в Брюссельской и Стокгольмской редакциях. Это

предложение после длительной дискуссии было принято вопреки

сопротивлению представителей ряда стран, прежде всего ФРГ,

стремившихся в свою очередь установить даже более длитель-

ные сроки, чем предусмотренные конвенцией. В результате в

Стокгольмский текст был включен пункт, согласно которому

<страны Союза, связанные Римским актом настоящей Конвенции

и установившие в своем внутреннем законодательстве, действую-

щем в момент подписания настоящего Акта, более короткие сро-

ки, чем предусмотренные предшествующими пунктами, вправе

сохранить эти сроки при присоединении к настоящему Акту или

при его ратификации> (п. 7 ст. 7). Таким образом, для ряда стран

были сохранены более короткие сроки охраны, чем прямо уста-

новленные в Стокгольмском тексте.

 

С другой стороны, по предложению делегации ФРГ, как уже

отмечалось, стремившейся к установлению более длительных сро-

ков охраны, (*63), было принято пожелание о том, что между заин-

тересованными странами будут проведены переговоры с целью

 

(**62) Внутреннее законодательство ряда социалистических стран исходит из

более коротких сроков, чем 50-летний срок, установленный Брюссель-

ским текстом Бернской конвенции. Польский закон исходит из 20-летне-

го срока, болгарский закон 1951 г. не устанавливал твердо фиксирован-

ного срока, а исходил из того, насколько имеется потребность у наслед-

ников в пользовании соответствующими правами (см.: <Actes de la Con-

ference de Stockholm..., t. II, p. 914-915).

 

(**63) <Die Stockholmer Konferenz...>, S. 13-14.

 

-143-

 

заключить многостороннее соглашение о продлении срока охра-

ны. (*64). В самом тексте Всемирной конвенции, так же как и в Берн-

ской, прямо устанавливается минимальный срок охраны, однако

он вдвое короче. Как правило, это период жизни автора и 25 лет

после его смерти.

 

В качестве альтернативы срока в некоторых государствах-

участниках допускается исчисление срока в 25 лет после первой

публикации или регистрации произведения. Это возможно только

в тех странах, на территории которых срок авторского права

исчисляется с момента первой публикации произведения. Эти

страны могут изменить свое внутреннее законодательство и пе-

рейти к исчислению сроков с момента смерти автора.

 

Указанные выше сроки являются минимальными. Основной

же принцип сводится к тому, что срок охраны произведения оп-

ределяется законом страны, в которой предъявляется требование

об охране. При этом во Всемирной конвенции, так же как в Берн-

ской, в данном вопросе действует принцип материальной взаим-

ности. Ни одно государство-участник не обязано обеспечить ох-

рану произведения в течение срока более продолжительного, чем

срок, установленный для произведений данной категории законом

страны, в которой произведение было впервые выпущено в свет

(для опубликованных произведений).

 

С точки зрения сравнения этих сроков произведение гражда-

нина страны-участницы, впервые выпущенное в свет в стране,

не участвующей во Всемирной конвенции, считается впервые вы-

пущенным в свет в государстве, гражданином которого является

автор. И в Бернской, и во Всемирной конвенциях предусматрива-

ется, что в случае одновременного опубликования произведения в

двух или нескольких государствах местом первой публикации

будет считаться то государство, которое предоставляет наимень-

ший срок охраны.

 

Личные права авторов. В Бернской конвенции уделяется не-

большое внимание регулированию личных прав авторов (droit mo-

ral). (*65). Данному вопросу посвящена ст. 6 bis, принятая на кон-

 

(**64) Пожелание исходило, в частности, из того, что в некоторых странах

установлены более длительные сроки, а также из того, что некоторые

страны продлили сроки действия авторского права вследствие войны и

заключили двусторонние соглашения об этом.

 

(**65) Характеристику этих прав см.: Е. А. Флейшиц. Личные права в граждан-

ском праве Союза GCP и капиталистических стран. Юриздат, 1941.

 

-144-

 

ференции в Риме, а затем дополненная в Брюсселе. Под этими

правами в конвенции понимается право авторства и право на не-

прикосновенность произведения. Последнее выражается в праве

противодействовать искажению или иному изменению произведе-

ния, а также <любому другому посягательству на произведение,

способному нанести ущерб чести или репутации автора>. Эти пра-

ва предоставляются автору jure conventionis.

 

Порядок судебной или административной защиты личных прав

авторов, предоставляемых на основании конвенции, устанавлива-

ется законодательством той страны, в которой предъявляется тре-

бование об охране авторского права.

 

Личные права принадлежат автору в течение его жизни, а пос-

ле его смерти они сохраняют силу по Стокгольмской редакции

<по крайней мере до прекращения имущественных прав>. (*66). Внут-

реннее законодательство определяет, какие органы или лица

осуществляют эти права после смерти автора.

 

На Парижской конференции 1971 г. была сделана попытка

прямо предусмотреть охрану личных прав авторов в тексте Все-

мирной конвенции. Представитель Аргентины предложил вклю-

чить в перечень прав автора, который было предложено определить

в новой ст. IV bis, ряд личных прав (<право отстаивать автор-

ство на произведение и препятствовать всякому искажению и

любому другому изменению произведения>). Ряд делегаций вы-

сказался в пользу того принципа, что личное право - это одно

из наиболее фундаментальных прав автора. Однако предложе-

ние принято не было, в частности со ссылкой на то, что в ряде

государств-членов, и прежде всего в США, личные права автора

не признаются внутренним законодательством. (*67).

 

В результате в текст Всемирной конвенции была включена

новая статья, в которой говорится об основных правах автора,

обеспечивающих охрану имущественных интересов. Нельзя не

признать, что отсутствие правила об охране личных прав во Все-

мирной конвенции при специальном упоминании о необходимости

обеспечить охрану имущественных интересов является ее недо-

статком.

 

(**66) По Брюссельской редакции Бернская конвенция предусматривала охра-

ну личных прав только при жизни автора, а предоставление охраны

этих прав после смерти автора определялось внутренним законодатель-

ством стран-участниц.

 

(**67) Bull. du dr. d'aut., 1971, N 4, p. 11.

 

-145-

 

Право на перевод произведения. Правило об исключительном

праве автора на перевод своего произведения - одно из основных

правил как Бернской, так и Всемирной конвенций. Осуществле-

ние этого права автора имеет большое практическое значение. (*68).

На Берлинской конференции в Бернскую конвенцию было введе-

но правило, сущность которого не изменилась в последующих

редакциях: автору предоставляется исключительное право на пе-

ревод в течение всего срока действия права на оригинальное

произведение. Ст. 8 предусматривает: <Авторы литературных и

художественных произведений, охраняемых настоящей Конвенци-

ей, в течение всего срока действия их прав на оригинальное

произведение пользуются исключительным правом делать или

разрешать переводы своих произведений>. Это правило означает,

что в каждом случае перевода произведения иностранного автора

в другой стране - участнице Бернской конвенции необходимо по-

лучить разрешение обладателя исключительного права, которым в

капиталистических государствах в большинстве случаев выступа-

ют крупные издательские фирмы. Перевод может быть издан в

другой стране только на условиях, согласованных с владельцем -

обладателем соответствующих прав (т. е. прежде всего при ус-

ловии выплаты соответствующего вознаграждения).

 

Ограничения в отношении права перевода могут быть введены

благодаря сохранению права стран-участниц на оговорки в отно-

шении этой статьи конвенции. Для государств - членов Союза,

кроме развивающихся стран, есть возможность сохранить дейст-

вие первоначального текста Конвенции по этому вопросу, т. е.

ст. 5, пересмотренного в Париже в 1896 г. Бернского текста

1886 г. Такие же заявления могут сделать и вновь вступающие

в Союз государства. (*69). Во всех этих государствах, сделавших та-

кую оговорку, исключительное право автора на перевод ограни-

чивается: оно полностью прекращается, если в течение 10 лет со

времени выхода в свет произведения автор не опубликует его пе-

ревода на языке страны, сделавшей оговорку.

 

(**68) Праву на перевод посвящено множество специальных работ. См., в ча-

стности: Г. А. Кудрявцева. Перевод как объект авторского права. <Ве-

стник МГУ>, серия XII, <Право>, 1968, № 6, стр. 54-63; ока же. Принцип

свободы перевода в советском авторском праве. <Вестник МГУ>, се-

рия XII, <Право>, 1970, № 1, стр. 51-59; Z. Radojkovic. Le droit de tra-

duction et le droit des traducteurs. Dr. aut., 1971, N 10, p. l90- 201; A. Mey-

er. Die Regelung des Ubersetzungrechts in nationalen Gesetzen und in

internationalen Staatsvertragen. Zurich, 1956.

 

 

(**69) По состоянию на 1 января 1972 г. оговорка такого рода действует в от-

ношении Исландии, Мексики, Турции, Югославии, Японии.

 

-140-

 

В отношении стран, сделавших такую оговорку, действует

принцип материальной взаимности, остальные государства - чле-

ны Союза могут соответствующим образом ограничить охрану

права на перевод произведений, страной происхождения которых

было государство, сделавшее такую оговорку. (*70).

 

По Всемирной конвенции право на перевод - это единствен-

ное право, предусмотренное непосредственно в первоначальном

тексте конвенции (в тексте 1952 г.). <Авторское право включает

исключительное право делать и выпускать в свет переводы, разре-

шать переводы и выпуск в свет переводов произведений, пользую-

щихся охраной согласно правилам настоящей Конвенции> (ст. V).

Право на перевод подлежит во всех странах обязательной охране,

но в то же время во внутреннем законодательстве с соблюдением

правил, установленных конвенцией, могут быть установлены огра-

ничения этого права, сводящиеся к возможности выдачи специаль-

ных лицензий. (*71).

 

Если автор в течение семи лет со дня первого выхода в

свет своего произведения не выпустил в свет перевода и не дал

разрешения на выпуск в свет перевода произведения на один из

языков данного государства, то компетентный орган этого госу-

дарства вправе выдать любому гражданину этого государства ли-

цензию (т. е. разрешение) на перевод произведения на соответ-

ствующий язык. (*72).                                          

 

Под <выпуском в свет> во Всемирной конвенции понимается

<воспроизведение в материальной форме экземпляров произведе-

ния и предоставление неопределенному кругу лиц возможности

читать его или знакомиться с ним путем зрительного восприя-

тия> (ст. VI).

 

Статья V Всемирной конвенции устанавливает подробные пра-

вила выдачи лицензии. В основном они сводятся к следующему:

переводчик обязан представить доказательства того, что он пред-

 

(**70) Это предусматривает ст. 30.

 

(**71) Подробнее об этом ом.: A. Bogsch. Ор. cit, р. 59-67. Такие лицензии пре-

дусмотрены в законодательстве, например, Аргентины, Индии. Мексики,

Японии, Югославии.

 

(**72) На Парижской конференции 1971 г. был поставлен вопрос, не следует ли

уточнить, что понятие <гражданин> (ressortissant) распространяется в

равной степени на юридические лица, правительственные организации,

общества и другие объединения, являющиеся субъектом права. Это тол-

кование не встретило возражений, но было решено, что не имеет смысла

определять этот термин в тексте конвенции, поскольку в связи со ст. II

было дано соответствующее толкование на Женевской конференции.

 

-147-

 

принимал шаги, необходимые для получения разрешения автора

на перевод, но либо просьба его была отклонена автором, либо

письмо оказалось не врученным автору. В последнем случае пере-

водчик должен направить копию письма издателю произведения и

дипломатическому или консульскому представителю государства,

гражданином которого является автор, либо организации, указан-

ной правительством этого государства. Если гражданство автора

неизвестно, то достаточно отправить копию просьбы издателю.

Лицензия выдается не ранее чем через два месяца после от-

правления копии просьбы.

 

По своему содержанию лицензия предоставляет право пере-

вода только на данный язык, она имеет строго личный харак-

тер, т. е. не может быть передана другому лицу. Лицензия дей-

ствительна лишь для издания на территории того государства,

где она была получена.

 

Ввоз экземпляров переведенного произведения в другую стра-

ну - участницу Всемирной конвенции и продажи их там допу-

скается, если законодательство этой страны разрешает выдачу

принудительных лицензий и если не установлено иных препят-

ствий для ввоза таких произведений.

 

По своему характеру лицензия является не исключительной.

Это означает, что компетентный орган может выдать такую же

лицензию другому переводчику.

 

Важно отметить, что выдача лицензии на перевод не затраги-

вает права автора на получение вознаграждения. П. 2 ст. V Все-

мирной конвенции предусматривает, что <внутренним законода-

тельством государств будут установлены меры, необходимые для

обеспечения обладателю права на перевод справедливого вознаг-

раждения в соответствии с международной практикой, а также уп-

латы и пересылки этого вознаграждения>. Оговариваются также

меры, гарантирующие правильность перевода. Конвенция прямо

предписывает: на всех экземплярах издаваемого перевода дол-

жно быть указано название оригинального произведения и имя

автора. Лицензия на перевод не может быть выдана, если автор

изъял из обращения экземпляры своего произведения. В условиях

острой конкурентной борьбы между издательствами высокораз-

витых стран нередко издается литература различного рода с на-

рушением рассмотренных нами правил международных конвен-

ций. Характерный пример даст практика Японии, где в послево-

енные годы получило широкое развитие книжное браконьерство.

Многие издательства без получения разрешения переводили кни-

ги, часто меняя названия книг и даже <препарируя> их содер-

 

-148-

 

жание, быстро издавали большими тиражами и получали значи-

тельные прибыли. По свидетельству японоведов, <проходит

довольно много времени, пока все обнаруживается. Иероглифы

служат ширмой, за которой может быть скрыто все, что угодно.

И потому нередко случается, что подобная операция остается

нераскрытой>. Случаи книжного браконьерства в последние годы

так участились, что этим занялись японские правительственные

органы. (*73).

 

Как уже отмечалось, на Стокгольмской конференции в резуль-

тате усилий развивающихся стран был принят специальный про-

токол, предусматривающий введение специального режима в этих

странах для использования произведений авторов - граждан дру-

гих стран - членов Бернского союза. Право на перевод было ог-

раничено путем выдачи лицензий на перевод, если автор в тече-

ние трех лет с момента первого издания произведения не опуб-

ликовал в развивающейся стране перевода своего произведения

на языке этой страны.

 

Обсуждение этих положений на Стокгольмской конференции и

дальнейшая борьба империалистических держав против ратифи-

кации Протокола были отражением того, что интересы монопо-

лий этих стран - экспортеров книжной продукции в развиваю-

щиеся страны серьезно ущемлялись введением ограничений права

на перевод, поскольку уменьшали их возможные прибыли от

ввоза печатной продукции или издания ее непосредственно в

этих странах. Как уже отмечалось, Стокгольмский протокол не

вступил в силу.

 

На Парижских дипломатических конференциях 1971 г. прави-

ла, предусмотренные Протоколом 1967 г., претерпели ряд изме-

нений. В то же время соответствующее регулирование было вклю-

чено в текст Всемирной конвенции.

 

Суть системы но новым статьям Всемирной конвенции и До-

полнительного протокола к Бернской конвенции, заменившего

Протокол 1967 г., состоит в следующем: в соответствии с поже-

ланиями развивающихся стран устанавливаются ограничения пра-

ва на перевод и на размножение произведений путем введения

системы принудительных лицензий.

 

Рассмотрим подробнее эту систему, установленную новыми

статьями Всемирной конвенции.

 

(**73) Я. В. Винкельхафер. Сто взглядов на Японию. Изд-во <Наука> 1968

стр. 327-328.

 

-149-

 

принимал шаги, необходимые для получения разрешения автора

на перевод, но либо просьба его была отклонена автором, либо

письмо оказалось не врученным автору. В последнем случае пере-

водчик должен направить копию письма издателю произведения и

дипломатическому или консульскому представителю государства,

гражданином которого является автор, либо организации, указан-

ной правительством этого государства. Если гражданство автора

неизвестно, то достаточно отправить копию просьбы издателю.

Лицензия выдается не ранее чем через два месяца после от-

правления копии просьбы.

 

По своему содержанию лицензия предоставляет право пере-

вода только на данный язык, она имеет строго личный харак-

тер, т. е. не может быть передана другому лицу. Лицензия дей-

ствительна лишь для издания на территории того государства,

где она была получена.

 

Ввоз экземпляров переведенного произведения в другую стра-

ну - участницу Всемирной конвенции и продажи их там допу-

скается, если законодательство этой страны разрешает выдачу

принудительных лицензий и если не установлено иных препят-

ствий для ввоза таких произведений.

 

По своему характеру лицензия является не исключительной.

Это означает, что компетентный орган может выдать такую же

лицензию другому переводчику.

 

Важно отметить, что выдача лицензии на перевод не затраги-

вает права автора на получение вознаграждения. П. 2 ст. V Все-

мирной конвенции предусматривает, что <внутренним законода-

тельством государств будут установлены меры, необходимые для

обеспечения обладателю права на перевод справедливого вознаг-

раждения в соответствии с международной практикой, а также уп-

латы и пересылки этого вознаграждения>. Оговариваются также

меры, гарантирующие правильность перевода. Конвенция прямо

предписывает: па всех экземплярах издаваемого перевода дол-

жно быть указано название оригинального произведения и имя

автора. Лицензия на перевод не может быть выдана, если автор

изъял из обращения экземпляры своего произведения. В условиях

острой конкурентной борьбы между издательствами высокораз-

витых стран нередко издается литература различного рода с на-

рушением рассмотренных нами правил международных конвен-

ций. Характерный пример дает практика Японии, где в послево-

енные годы получило широкое развитие книжное браконьерство.

Многие издательства без получения разрешения переводили кни-

ги, часто меняя названия книг и даже <препарируя> их содер-

 

-148-

 

жание, быстро издавали большими тиражами и получали значи-

тельные прибыли. По свидетельству японоведов, <проходит

довольно много времени, пока все обнаруживается. Иероглифы

служат ширмой, за которой может быть скрыто все, что угодно.

И потому нередко случается, что подобная операция остается

нераскрытой>. Случаи книжного браконьерства в последние годы

так участились, что этим занялись японские правительственные

органы. (*73).

 

Как уже отмечалось, на Стокгольмской конференции в резуль-

тате усилий развивающихся стран был принят специальный про-

токол, предусматривающий введение специального режима в этих

странах для использования произведений авторов - граждан дру-

гих стран - членов Бернского союза. Право на перевод было ог-

раничено путем выдачи лицензий на перевод, если автор в тече-

ние трех лет с момента первого издания произведения не опуб-

ликовал в развивающейся стране перевода своего произведения

на языке этой страны.

 

Обсуждение этих положений на Стокгольмской конференции и

дальнейшая борьба империалистических держав против ратифи-

кации Протокола были отражением того, что интересы монопо-

лий этих стран - экспортеров книжной продукции в развиваю-

щиеся страны серьезно ущемлялись.введением ограничений права

на перевод, поскольку уменьшали их возможные прибыли от

ввоза печатной продукции или издания ее непосредственно в

этих странах. Как уже отмечалось, Стокгольмский протокол не

вступил в силу.

 

 

На Парижских дипломатических конференциях 1971 г. прави-

ла, предусмотренные Протоколом 1967 г., претерпели ряд изме-

нений. В то же время соответствующее регулирование было вклю-

чено в текст Всемирной конвенции.

 

Суть системы по новым статьям Всемирной конвенции и До-

полнительного протокола к Бернской конвенции, заменившего

Протокол 1967 г., состоит в следующем: в соответствии с поже-

ланиями развивающихся стран устанавливаются ограничения пра-

ва на перевод и на размножение произведений путем введения

системы принудительных лицензий.

 

Рассмотрим подробнее эту систему, установленную новыми

статьями Всемирной конвенции.

 

(**73) Я. В. Винкелъхафер. Сто взглядов на Японию. Изд-во <Наука>, 1968

стр. 327-328.

 

-149-

 

Прежде всего следует сказать, на какие страны согласно но-

вой ст. V bis Всемирной конвенции будут распространяться бо-

лее льготные условия использования произведений. Любое дого-

варивающееся государство, рассматриваемое как развивающаяся

страна, в соответствии с установившейся практикой Генеральной

Ассамблеи ООН может пользоваться предусмотренными льготами,

если оно сделает специальное заявление об этом Генеральному

директору ЮНЕСКО. Это заявление действует в точение 10 лет,

но может быть повторено на следующие сроки, в 10 лет каждый.

 

Новая статья V ter Всемирной конвенции предусматривает

принудительные лицензии, ограничивающие право на перевод.

Принудительные лицензии могут предоставляться только для обу-

чения в школах, высшего образования и для проведения научных

исследований (п. 3 ст. V ter), а не во всех случаях, как это пре-

дусматривалось ранее Стокгольмским протоколом. Принудительная

лицензия дает возможность перевести произведение на язык раз-

вивающейся страны, опубликовать перевод типографским спосо-

бом или иным аналогичным способом репродуцирования.

 

Эта статья исходит из того, что после первого опубликования

произведения прошло определенное время. Принудительная ли-

цензия на перевод на государственный язык или на один из язы-

ков развивающейся страны может быть выдана только в том

случае, если в течение этого срока не был опубликован перевод

произведения на этот язык.

 

Срок может равняться не семи годам, как это предусмотрено

ст. V Всемирной конвенции, а трем. (*74). Если речь идет о переводе

на язык, который не является языком общего пользования в од-

ной или в нескольких развитых странах - участницах конвенции,

то срок сокращается до одного года. (*75). Развивающаяся страна

может заключить соглашение со страной - участницей Всемир-

ной конвенции, где применяется тот же язык, о сокращении трех-

летнего срока, но не менее, чем до одного года. Однако срок не

может быть сокращен в отношении английского, французского

или испанского языков, благодаря чему это правило в значи-

тельной степени теряет свое значение.

 

Выше мы обратили внимание на то, что ст. V первоначаль-

ного текста Всемирной конвенции предусматривает определенный

 

(**75) Иногда срок может быть более продолжительным, если это предусмот-

рено законодательством страны.

 

(**75) Развивающиеся страны добились сокращения этого срока в период под-

готовки конференции.

 

-150-

 

порядок обращения к обладателю права с просьбой разрешить

перевод и пересылку копии этой просьбы в определенных слу-

чаях издателю. Лицензия согласно этим правилам не может быть

выдана до истечения двухмесячного срока после отправки копий.

 

Новая статья V ter также предусматривает выполнение ряда

предварительных условий. Нужно прежде всего обратиться за

разрешением к владельцу права на перевод и сообщить об этом

в Информационный центр по авторскому праву ЮНЕСКО или в

национальный информационный центр. Если обладатель права не

будет разыскан, следует обращаться в национальные или в меж-

дународный информационный центр.

 

Для этих случаев установлен дополнительный срок в шесть

месяцев, если лицензия предоставляется через три года, или де-

вять месяцев, если лицензия предоставляется через год. Эти сроки

исчисляются с момента посылки запроса обладателю права на

перевод, а если с ним нельзя было установить связь, то с момента

посылки заявки в информационный центр.

 

Лицензии не распространяются за экспорт экземпляров, их

действие ограничено только территорией того государства, в от-

ношении которого испрашивалось разрешение на публикацию. (*76).

 

Большое значение имеют правила о выплате вознаграждения.

Предусматривается, что <справедливая компенсация> при прину-

дительной лицензии должна выплачиваться в таком же размере,

как и плата при обычной лицензии на договорных началах. Во

внутреннем законодательстве необходимо предусмотреть меры,

обеспечивающие перевод в свободно конвертируемой валюте.

 

Если обладатель права сам опубликует перевод или перевод

будет опубликован с его разрешения за вознаграждение, обычно

выплачиваемое в данном государстве, то действие принудительной

лицензии прекращается.

 

На Парижской дипломатической конференции было также

предусмотрено, что радиовещательной организации развивающей-

ся страны может выдаваться лицензия на передачу перевода про-

изведения, но только для использования с целью обучить или

сообщить результаты научных исследований специалистам опре-

деленных профессий, т. е. для научно-технической информации.

Аналогичная система выдачи принудительных лицензий пре-

дусмотрена Дополнительным протоколом к Бернской конвенции.

 

(**76) Эти правила были разработаны на Парижских конференциях 1971 г. сме-

шанной рабочей группой, созданной главными комитетами обеих кон-

ференций.

 

-151-

 

Насколько эффективно влияние этих правил на улучшение

состояния образования и науки в развивающихся странах, пока-

жет практика их применения. Но уже сейчас видно: эти правила

очень сложны, всякого рода формальности настолько многочис-

ленны, что капиталистическим странам удалось в известной сте-

пени оградить интересы своих издательских фирм. Очевидно, со-

ответствующим организациям и фирмам развивающихся стран бу-

дет легче в ряде случаев обращаться непосредственно к издатель-

ствам и вступать с ними в договорные отношения, чем вводить

в действие механизм принудительных лицензий, предусмотрен-

ный Парижскими конференциями 1971 г.

 

Право на воспроизведение экземпляров произведения. Во внут-

реннем законодательстве стран - участниц международных кон-

венций право на изготовление различными способами и средства-

ми экземпляров произведения является одним из основных прав

автора и его правопреемника. Однако до последнего времени в

конвенциях не содержалось общего положения об этом праве

автора, и тем самым регулирование права на воспроизведение

оставалось в компетенции внутреннего законодательства. Если

обратиться к анализу Бернской конвенции, то можно установить,

что об этом праве говорилось лишь в связи с особыми случаями.

В Бернской конвенции первоначально шла речь об этом в связи

со статьями, публикуемыми в газетах и журналах.

 

По мере развития техники, и прежде всего технических

средств распространения и размножения информации, на конфе-

ренциях по пересмотру Бернской конвенции в нее включались

постановления о механическом воспроизведении (звукозаписи)

с помощью магнитофона, путем передачи по радио.

 

После Брюссельской конференции 1948 г. стали актуальными

вопросы снятия фотокопий с произведений, особенно с произ-

ведений научной литературы. Это делало необходимым урегули-

ровать в тексте Бернской конвенции право автора на воспроиз-

ведение, а затем установить определенные изъятия и ограниче-

ния при осуществлении этого права.

 

На Стокгольмской конференции было принято общее правило,

затем повторенное в Парижском тексте 1971 г. В п. 1 ст. 9

было установлено, что <авторы литературных и художественных

произведений, охраняемых настоящей Конвенцией, пользуются

исключительным правом разрешать воспроизведение этих произ-

ведений любым образом и в любой форме>. Под воспроизведе-

 

-152-

 

нием (reproduction) следует понимать любую материальную фик-

сацию произведения, любое изготовление в одном или многих

экземплярах. В самом тексте конвенции нет толкования этого

понятия. Единственное разъяснение содержится в п. 3 новой ст. 9,

согласно которому <любая запись звука или изображения (tout

enrigistrement sonore ou visual) > рассматривается как воспроиз-

ведение.

 

Вопрос о возможных изъятиях из этого права был предметом

длительной дискуссии на Стокгольмской конференции. В резуль-

тате этой дискуссии в ст. 9 был включен пункт 2, согласно

которому за странами - членами Союза сохраняется право в сво-

ем законодательстве разрешать воспроизведение произведения в

определенных особых случаях при условии, что такое воспроиз-

ведение не будет мешать нормальному использованию (эксплуа-

тации) произведения и не будет причинять ощутимого вреда за-

конным интересам автора.

 

Из этой формулировки в комментариях (*77) были сделаны сле-

дующие выводы:

 

1) при нормальной эксплуатации произведения в принципе

не допускаются исключения из права на воспроизведение (на-

пример, при воспроизведении литературного произведения путем

печатания или изготовления нового издания фотомеханическим

способом, но изготовление отдельных фотокопий не будет рас-

сматриваться как нормальный способ использования);

 

2) в то же время не может рассматриваться как причинение

ощутимого вреда законным интересам автора изготовление от-

дельных фотокопий для научных целей или личного потребления.

Иное дело, когда фотокопии изготовляются для производства,

однако национальное законодательство может предусмотреть в

этих случаях выплату соответствующего вознаграждения.

 

Таким образом, значение Стокгольмской конференции в дан-

ном вопросе состояло во введении общего принципа, в то время

как центр тяжести определения исключений был перенесен на

национальное законодательство.

 

Всемирная конвенция в ее первоначальной редакции 1952 г.

вообще не раскрывает понятия воспроизведения произведения,

а полностью оставляет решение этих вопросов за внутренним

законодательством стран-участниц.

 

Включение соответствующих правил в текст конвенции было

осуществлено на Парижской конференции 1971 г. На этой кон-

 

(**77) <Die Stockholmer Konferenz...>, S. 17.

-153-

 

ференции в текст была включена новая статья (ст. IV bis),

где предусматривается, что <права, о которых идет речь в статье

первой, включают основные права, обеспечивающие охрану иму-

щественных интересов автора, в том числе исключительное право

на разрешение воспроизведения любыми способами, публичного

исполнения и передачи по радио>. Тем самым, как отмечалось

в докладе Генерального докладчика о результатах конференции,

в новом тексте Всемирной конвенции прямо перечислены три

вида исключительных прав: право на воспроизведение, право на

постановку и публичное исполнение, право на передачу по ра-

дио. (*78). Указанные права определяются как основные, фундамен-

тальные права, и в соответствии со ст. 1 каждое государство

будет обязано обеспечить охрану этих прав, принадлежащих как

автору, так и всем другим обладателям.

 

В новой статье IV bis было предусмотрено также, что любое

договаривающееся государство может в соответствии с его внут-

ренним законодательством делать не противоречащие духу и по-

ложениям настоящей конвенции исключения для перечисленных

выше прав. Далее говорится, что каждое государство, чье внут-

реннее законодательство допускает такие случаи, должно придер-

живаться разумного уровня действующей охраны каждого права,

для которого делается исключение.

 

На Парижской конференции 1971 г. было дано следующее тол-

кование этим положениям. Что касается <духа конвенции>, то

имеется в виду обязательство государств обеспечить <достаточ-

ную и эффективную охрану>, предусмотренную ст. 1, а также

соблюдать принципы ст. 27 Всеобщей декларации прав человека.

 

В отношении того, что исключения не должны противоречить

<положениям конвенции>, имелось в виду, что страна, которая

не отнесена к числу развивающихся стран, не может вводить

у себя режимы лицензий, предусмотренных статьями V ter и

V quater, на которых мы остановимся ниже.

 

В последней фразе пункта 2 ст. IV bis предусматривается

обязательство государства обеспечить разумный уровень эффек-

тивной охраны каждого права, о котором говорится в этой статье.

Это понималось на конференции таким образом, что никакое го-

сударство не может уклониться от предоставления охраны прав

на воспроизведение, передачи по радио, постановку и публичное

исполнение, а лишь может делать исключения; оно не может

 

(**78) Ci.: Bull. du dr. d'aut., 1971, N 4, p. 11.

-154-

 

применять их по своему усмотрению. Охрана должна быть дей-

ствительно предусмотрена внутренним законодательством. (*79).

 

Попытка ограничить право на воспроизведение в интересах

развивающихся стран была сделана на Стокгольмской конферен-

ции. Речь шла о введении ограничений, аналогичных ограниче-

ниям, установленным в отношении права на перевод. Практиче-

ски этот вопрос может возникнуть в развивающихся странах

прежде всего в тех случаях, когда язык оригинала совпадает с

языком, принятым в развивающейся стране. Стокгольмский про-

токол для развивающихся стран предусматривал, что так же как

и в отношении переводов, применительно к воспроизведению про-

изведения на языке оригинала может применяться система при-

нудительных лицензий, если автор сам не публикует своего про-

изведения в развивающейся стране. Система выдачи и отмены

таких лицензий совпадала с системой выдачи при переводах.

Отличие состояло в том, что принудительная лицензия в этих

случаях могла предоставляться только для культурных и учеб-

ных целей. Введение ограничений такого рода, несомненно, при-

звано в какой-то степени способствовать развитию культуры и

образования в развивающихся странах, и оно было принято на

конференции, несмотря на сильное сопротивление со стороны

представителей империалистических государств. В дальнейшем

эти правила были изменены на Парижских конференциях 1971 г.

 

Принятые на этих конференциях правила вошли в текст Все-

мирной конвенции (ст. V quater) и в Дополнительный протокол к

Бернской конвенции. Согласно им принудительные лицензии мо-

гут предоставляться только для использования при проведении

систематических учебных мероприятий. На конференции отмеча-

лось, что имеется в виду не только обучение в школах и в выс-

ших учебных заведениях, но и все другие формы обучения. (*80).

Предварительные условия предоставления лицензий в этих случа-

ях аналогичны рассмотренным выше условиям в отношении ли-

цензий на переводы (предварительное обращение к обладателю

прав, посылка запроса в информационный центр, выплата и пере-

вод вознаграждения и т. п.).

 

На всех экземплярах воспроизводимого произведения должно

быть напечатано имя автора и название оригинала. Лицензия не

распространяется на экспорт экземпляров, она действительна

только для публикации на территории данного государства. При-

 

(**79) Bull. du dr. d'aut., 1971. N 4, p. 13.

(**80) Ibid., p. 25.

 

-155-

 

В Бернской конвенции содержится также правило о воспро-

изведении в прессе, о передачах по радио ранее опубликованных

или переданных актуальных статей (на темы дня) политического,

экономического и религиозного характера.

 

Право на публичное исполнение. Если для автора и иного

обладателя прав на литературное произведение основное значение

имеют права на издание и перевод, то для драматурга и компо-

зитора - это право на публичное представление и исполнение

своих произведений.

 

Статья II Бернской конвенции, предусматривающая конвен-

ционную охрану этих прав, устанавливает, что авторы драмати-

ческих, музыкально-драматических и музыкальных произведений

пользуются исключительным правом разрешать: а) постановку и

публичное исполнение своих произведений, включая постановку и

публичное исполнение любым способом или образом; б) публич-

ную передачу любым способом постановок и исполнения своих

произведений.    

 

Такие же права предоставляются авторам драматических или

музыкально-драматических произведений в отношении переводов

их произведений в течение всего срока действия их прав на

оригинальные произведения.

 

Понятие <публичное представление и исполнение> в Бернской

конвенции не раскрывается, однако внесение в Стокгольмский

текст слов <любыми средствами или способами> свидетельствует

о тенденции расширения этого понятия. (*84).

 

Конвенция предусматривает также исключительное право ав-

торов литературных произведений разрешать публичное чтение

своих произведений любым способом или образом (ст. 11 ter).

 

Подробнее следует остановиться на правилах Бернской кон-

венции, касающихся механической записи (ст. 13), а также на

праве распространения произведений с помощью радио.

 

Исключительное право автора разрешать запись своих произ-

ведений механическими средствами является составной частью

общего права автора на воспроизведение произведения. Причем

оно распространяется не только на музыкальные произведения,

как это предусматривалось Брюссельским текстом конвенции, но

на все произведения, которые могут воспроизводиться путем ме-

ханической записи.

 

(**84) Об этой тенденции во внутреннем законодательстве см.: С. Б. Крылов,

А. И. Горлов. Указ. соч. <Вопросы международного частного права>,

стр. 133.

 

-158-

 

В то же время конвенция говорит о возможности установ-

ления принудительных лицензий в этой области. Каждая страна

может делать оговорки и установить условия в отношении осу-

ществления этого исключительного права автора музыкального

произведения и автора записываемого текста, воспроизведение

которого вместе с музыкой было им разрешено ранее. (*85). Однако

все оговорки и условия такого рода будут действовать исклю-

чительно на территории государства, их установившего. Они ни

в коем случае не могут затрагивать принадлежащее автору право

на получение справедливого вознаграждения, устанавливаемого

компетентным органом при недостижении полюбовного соглаше-

ния (ст. 13).

 

На записи, ввезенные без разрешения заинтересованных лиц в

страну, в которой они рассматриваются как незаконные, может

быть наложен арест.

 

Приведенные выше постановления Бернской конвенции на-

правлены прежде всего на обеспечение интересов владельцев пред-

приятий, выпускающих пластинки, изготовляющих фонограммы,

магнитофонные ленты с записями музыкальных произведений.

Во Всемирной конвенции 1952 г. правил по этим вопросам не содер-

жится.

 

Вопросы авторского права при передаче по радио и телеви-

дению. По мере развития радиовещания, а также других техни-

ческих средств передачи сигналов па расстояние вырабатывалось

и конвенционное регулирование возникающих проблем авторского

права. Впервые вопрос о распространении произведений с помо-

щью радио был отражен в Бернской конвенции на Римской кон-

ференции 1928 г. На Брюссельской конференции 1948 г. были

приняты новые, более подробные правила.

 

Конвенция устанавливает, во-первых, что авторы литератур-

ных и художественных произведений пользуются исключитель-

ным правом разрешать передачу своих произведений или их пуб-

личное сообщение любым другим способом беспроволочной пере-

дачи знаков, звуков или изображений. Таким образом, имеется

в виду передача по радио и по телевидению.

 

Во-вторых, предусмотрено такое же право разрешать всякую

иную передачу по проводам или беспроволочную передачу про-

 

(**85) Отсюда следует, что принудительные лицензии не могут быть установ-

лены в отношении литературных произведений.

 

-159-

 

изведений, если такая передача <осуществляется иной организа-

цией, нежели первоначальная>. Таким образом, нельзя не только

передавать по радио произведение автора без его разрешения,

но и осуществлять ретрансляцию или иную дальнейшую передачу

без специального разрешения на это соответствующей радио- или

телевизионной компании, осуществившей первую передачу.

 

В-третьих, автору предоставляется право разрешить <публич-

ное сообщение переданного по радио произведения с помощью

громкоговорителя или любого другого аппарата, передающего

знаки, звуки или изображения> (ст. 11 bis).

 

Из этих положений Бернской конвенции вытекает, что любая

передача произведения, в том числе и трансляция по радио или

передача по телевидению из театров, концертных залов, показ

по телевидению кинофильмов в странах - участницах конвенции,

невозможны без получения разрешения у обладателей соответст-

вующих прав. При этом, естественно, требуется выплата опреде-

ленного вознаграждения.

 

Следует отметить, что в Бернской конвенции говорится о пе-

редаче по радио, телевидению или иным возможным способом

всех литературных и художественных произведений, но каких-

либо ограничений в отношении, например, произведений живо-

писи или скульптуры не делается.

 

В то же время за странами - членами Союза было оставлено

определение условий осуществления этих прав в области радио и

телевидения.

 

Имеется прежде всего в виду установленная национальным

законодательством ряда стран возможность предоставления при-

нудительных лицензий в отношении радиопередач. Однако в кон-

венции оговаривается, что такого рода лицензии не могут затра-

гивать права автора на получение справедливого вознаграждения,

устанавливаемого компетентным органом при отсутствии соглаше-

ния.

 

На практике возникает ряд противоречий между интересами

радиокорпораций и компаний, выпускающих пластинки и магни-

тофонные пленки с записями. Попытка решить одну из проблем

такого рода содержится в самом тексте конвенции. Предусмат-

ривается, что разрешение на передачу произведения по радио,

если не установлено иное, не означает, что можно осуществлять

запись передаваемого по радио произведения с помощью фикси-

рующих звуки и изображения аппаратов. Однако странам - чле-

нам Союза предоставлено право определять своим законодатель-

ством условия производства отдельных записей, осуществленных

 

-160-

 

радиовещательной организацией своими собственными средствами

и для своих передач. (*86).

 

С другой стороны, в Бернской конвенции ничего не говорится

о том, означает ли выпуск записи пластинок возможность ис-

пользовать эти записи для передач по радио. Судебная практика

некоторых стран ограждает права фабрикантов звукозаписи,

а именно исходит из того, что для передачи по радио записи

нужно иметь разрешение не только автора, но и фабриканта,

выпустившего запись. (*87).

 

На Стокгольмской конференции проблемы радиовещания яви-

лись предметом оживленной дискуссии, которая не привела, од-

нако, к изменению ст. 11.

 

Развитие техники способствовало тому, что предприятия теле-

видения и продюсеры телефильмов и других произведений, ис-

пользуемых для передачи по телевидению, находятся на одном

из первых мест среди тех, кто пользуется охраной авторского

права. Объем этой охраны различен. Это объясняется тем, что по

телевидению передаются разные передачи. Может, например,

передаваться оперное представление, кинофильм. Здесь предмет

передачи - произведения различного рода. В других случаях по

телевидению передается специально созданное для него произве-

дение. В иных же случаях объект передачи может не быть

произведением в смысле конвенции (например, отчет о спортив-

ном состязании). Здесь речь идет об охране фотографического

произведения или произведения, изготовленного аналогичным спо-

собом. Э. Вагнер полагает, что если объект передачи не может

рассматриваться как произведение в смысле конвенции, то охрана

такому произведению не предоставляется. (*88). Во Всемирной кон-

венции 1952 г. правила по этим вопросам не содержатся.

 

(**86) На Стокгольмской конференции представитель Монако (фактически

представитель организаций радиовещания)  Ж. Страшнов предлагал

предоставить странам - членам Союза возможность осуществлять такие

записи не только этим радиовещательным предприятием, но и средства-

ми других предприятий и для передач другими предприятиями соответ-

ствующей страны, но это предложение принято не было.

 

(**87) См. об этом: С. Б. Крылов, А. И. Горлов. Указ. соч. <Вопросы междуна-

родного частного права>, стр. 137-138; L. Lund. Les droits des fabricants

de disque. <Melanges Marcel Plaisanb. Paris, 1960, p. 260-266.

(**88) E. Wagner. Das Fernsehen in der Revidierten Berner Ubereinkunft. <Das

Recht am Geistersgut>. Freiburg, 1964, S. 302, 305-308.

 

-161-

 

Особенности охраны в области кино. Первоначально постанов-

ления Бернской конвенции, касающиеся кино, были направлены

на охрану прав авторов литературных и художественных произ-

ведений в тех случаях, когда их произведения переделываются

для кино или воспроизводятся в нем.

 

И в Брюссельском, и в Стокгольмском, и в Парижском тек-

стах Конвенции предусматривается исключительное право авто-

ров первоначального произведения разрешать такую переделку и

воспроизведение своих произведений, выпуск в обращение пере-

деланных или воспроизведенных таким образом произведений.

 

Кроме того, авторам также предоставлено исключительное

право разрешать публичное представление и исполнение таких

произведений (ст. 14).

 

Права авторов первоначального произведения охраняются и

благодаря тому, что требуется их разрешение на любые дальней-

шие переделки кинематографического произведения, основанного

на их произведении. На Стокгольмской конференции была уточ-

нена редакция ст. 14 в отношении возможностей введения при-

нудительных лицензий. Смысл этих уточнений сводится к тому,

что страны-члены Союза не могут предусматривать введение

каких-либо принудительных лицензий в отношении исключитель-

ного права автора, в частности композитора, на использование

его произведения в кино. Но в то же время сохранено правило

ст. 11, предусматривающее возможность таких лицензий в пользу

радиовещания.

 

Хотя на Стокгольмской конференции и не были приняты все

подготовленные на предварительной стадии предложения, (*89), во-

просы авторского права в области кино были подвергнуты опре-

деленным изменениям. Напомним прежде всего, что в списке

охраняемых произведений (ст. 2) говорится о кинематографи-

ческих произведениях, <к которым приравниваются произведения,

выраженные способом, аналогичным кинематографии>. Срок их

охраны установлен в 50 лет после смерти автора, с тем, однако,

что национальное законодательство может ограничить этот срок

(ст. 7).

 

Согласно абз. 1 ст. 14 кинематографическое произведение под-

лежит охране как оригинальное произведение. Владелец автор-

 

(**89) Анализ этих предложений см.: Е. Ulmer. Das Filmurheberrecht in

den Planen zur Reform der Berner Cbereinkunft. <Probleme des europai-

schen Rechts>. Frankfurt a. M., 1966, S. 541-544.

 

-162-

 

ского права на кинематографическое произведение пользуется

такими же правами, как автор оригинального произведения.

 

Стокгольмский текст предоставляет определения лиц, являю-

щихся владельцами авторского права на кинематографические

произведения, законодательству страны, в которой истребуется

охрана.

 

В то же время конвенция явно ограничила права авторов.

Так, если по внутреннему законодательству авторы входят в круг

таких владельцев, то они не могут <при отсутствии противопо-

ложного или особого условия> противиться выпуску на экран и

вообще любому использованию фильма (п. 2 ст. 14). Форма та-

кого обязательства авторов определяется прежде всего законода-

тельством страны продюсера. Если внутреннее законодательство

не предусматривает иного, эти правила не распространяются на

автора сценария и на режиссера - постановщика фильма (realisa-

teur principal). В качестве продюсера кинофильма согласно кон-

венции рассматривается, <пока не доказано противное, физиче-

ское или юридическое лицо, имя или наименование которого обо-

значено на этом произведении обычным образом> (п. 2, ст. 15).

 

Всемирная конвенция не содержит каких-либо специальных

правил, касающихся кинематографии, ограничиваясь лишь упо-

минанием кинематографических произведений в общем перечне

охраняемых произведений в ст. 1.

 

Обратная сила действия конвенций. Вопрос об обратной силе

действия конвенций, т. е. о том, распространяется ли охрана на

произведение, авторское право на которое возникло до вступ-

ления конвенции в силу, имеет определенное практическое зна-

чение для каждого государства, которое присоединяется к кон-

венциям. Бернская и Всемирная конвенции решают этот вопрос

по-разному. Согласно ст. 18 Бернской конвенции ее действие

распространяется на все произведения, на которые к моменту

вступления Конвенции в силу в стране происхождения произ-

ведения еще не истек срок авторского права. Однако если срок

действия авторского права на произведение истек в той стране,

где предъявляется требование об охране, то произведение не бу-

дет вновь пользоваться охраной. Имеется в виду, что этот прин-

цип будет применяться в соответствии с положениями особых

соглашений между странами - членами Бернского союза, а при

отсутствии таких положений соответствующие страны установят

порядок применения этого принципа.

 

-163-

 

Таким образом, Бернская конвенция прямо выраженным об-

разом предусматривает обратную силу действия конвенции, ог-

раничивая ее сроком авторского права. Если, например, государ-

ство <А>, в котором продолжительность авторского права после

смерти автора составляет 20 лет, присоединяется к конвенции,

то в стране <Б>, где предоставляется 50-летний срок, должно

охраняться произведение, опубликованное через 15 лет после

смерти автора. В то же время произведение автора страны <Б>

не будет охраняться в стране <А>, если его опубликуют там

через 25 лет после смерти автора.

 

Иное правило по этому вопросу содержится во Всемирной

конвенции, ст. VII которой предусматривает, что <настоящая

конвенция не распространяется на произведения или права на

произведения, которые ко времени вступления в силу настоящей

Конвенции в договаривающемся государстве, где предъявляется

требование об охране, в этом государстве окончательно прекра-

тились или никогда не существовали>. (*90). Таким образом, Все-

мирная конвенция в отличие от Бернской исходит из того, что

конвенция в принципе обратной силы не имеет. (*91). В этих слу-

чаях исходным является наличие охраны не в стране происхож-

дения произведения, а в стране, где предъявляется требование

об охране. Решающее значение имеет ситуация именно в данной

стране, при этом совершенно безразлично, каково положение с

охраной прав в какой-либо иной стране. Датой, о которой идет

речь в отношении охраны в государстве, где предъявляется об

этом требование, служит момент вступления конвенции в силу

для вновь присоединившегося государства, т. е. после истечения

трех месяцев с момента депонирования документа о присоеди-

нении. (*92). Таким образом, если государство <А> присоединится

к Всемирной конвенции, то охрана в нем прав авторов государ-

ства <Б>, ранее участвовавшего в конвенции, не может предо-

ставляться в отношении прав, не существовавших в этой стране

до этой даты. В этой статье речь идет, как отмечалось в ком-

ментариях к Всемирной конвенции, только о произведениях, ко-

 

(**90) В английском тексте Конвенции выделенная часть текста наложена сле-

дующим образом: <находится постоянно в публичном владении в ука-

занном договаривающемся государстве>.

(**91) См.: Д. Сиджанский, И. С. Кастанос. Указ. соч., стр. 37.

(**92) Подробнее об этом см.: A. Bogsch. Ор. cit., р. 1-84; G. D. Cary. The

United States and Universal Copyright Convention: An Analysis of Public

Law 743. In: T. B. Kupfernan, M. Fouer. Ор. cit., p. 96-100; W. Gold-

baum. Ор. cit., S. 73-75.

 

-164-

 

торые уже существовали на этот момент. В отношениях государ-

ства <А> с государствами, в которых ранее авторы государства

<А> не пользовались охраной. Конвенция будет иметь значение

только для произведений, изданных после вступления ее в силу

для государства <А>. При переизданиях решающее значение име-

ет момент первого издания. Если произведение было издано

впервые до даты, когда конвенция начнет действовать для дан-

ного государства, а второе издание после этой даты, то такое

произведение не охраняется. (*93).

 

Причина, по которой произведение не охранялось, не имеет

значения. Например, право на перевод может быть до соответ-

ствующей даты в <публичном владении> (применяя терминоло-

гию английского текста Всемирной конвенции), потому что оно

не было признано законом этой страны, т. е. в ней девствовал

принцип свободы перевода. (*94). В <публичном обладании> произ-

ведение может быть вследствие истечения срока действия ав-

торского права на него, невыполнения формальностей. Таким об-

разом, хотя это правило сформулировано во французском, ис-

панском и английском текстах в различных выражениях, суть его

полностью совпадает: Всемирная конвенция обратной силы не

имеет и ее действие распространяется только на новые произ-

ведения, изданные после даты вступления в силу конвенции для

данного государства.

 

* * *

 

Проведенное нами сравнительное рассмотрение содержания

Бернской и Всемирной конвенций позволяет сделать следующие

выводы.

 

Всемирная конвенция имеет более универсальный характер,

и она более приемлема для стран с различным социально-эко-

номическим строем, с различными системами авторского права.

Это проявляется прежде всего в том, что она содержит неболь-

шое число материально-правовых норм и в меньшей степени,

 

(**93) Охраняться будет только новый матерная, если речь вдет о дополненной

издании.

 

(**94) А. Богш в своих комментариях к Конвенции отмечает, что во француз-

ском и испанском текстах Конвенции говорится о правах, которые окон-

чательно прекратились или никогда не существовали точнее, чем в анг-

лийском тексте, в котором применяется выражение <находятся постоян-

но в публичном владении> (иди же <являются постоянно общественным

достоянием>) (А. Bogsch. Ор. cit., р. 82-83).

 

-165-

 

чем Бернская конвенция, затрагивает внутреннее законодательст-

во стран. Всемирная конвенция не регулирует, в частности, непо-

средственно вопросы использования произведений при передачах

по радио и телевидению, вопросы авторского права в кино. Все-

мирная конвенция последовательнее, чем Бернская, исходит из

принципа национального режима, не допуская материальной вза-

имности.

 

Всемирная конвенция устанавливает менее продолжительный

срок действия авторского права после смерти автора, что немало-

важно, в частности, для расходов по выплате гонораров за соот-

ветствующие издания литературных произведений.

 

Всемирная конвенция универсальнее Бернской и по характе-

ру участников: в нее входят страны как Европы, так и аме-

риканского континента, в том числе и США; шире представлены

и развивающиеся страны.

 

В то же время следует отметить тенденцию к сближению

правил обеих конвенций, что проявилось при включении в них

единообразных правил в отношении развивающихся стран. (*95).

 

(**95) См.: Ю. Г. Матвеев. Новое в международной охране авторских прав. <Со-

ветское государство и право>, 1972, № 9, стр. 118; G. Munzer. Ein annehm-

barer <erfolgreicher Kompromis>. Borsenblatt fur den Deutschen Buchhan-

del>, 1971, H. 49, S. 89-93.

 

-164-

 

Глава 4

 

ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОХРАНЫ

РЕЗУЛЬТАТОВ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

 

1. Попытки создания международных соглашений

об охране результатов научных исследовании

 

Результаты научных исследований, широко проводимых в со-

временном мире, выражаются прежде всего в научных публика-

циях. Это монографии, статьи в научных журналах, информаци-

онные обзоры и т. п. В условиях <информационного взрыва>

второй половины XX в. число подобных публикаций все время

резко возрастает. Хотя в этих условиях их ценность снизилась, (*1),

они продолжают оставаться основным способом информации о

результатах научных исследований и закрепления приоритета на

то или иное научное достижение. Известно, что дата опублико-

вания научной статьи, книги - наиболее надежное доказатель-

ство приоритета в науке. Этим объясняется значение охраны

нормами авторского права как внутреннего законодательства, так

и международных соглашений, научных произведений, выражен-

ных в форме различных литературных произведений. Перечень

охраняемых произведений, данный в ст. 2 Бернской конвенции,

охватывает ряд объектов, в которых закреплены результаты на-

учных исследований. Конвенция исходит из того, что под <лите-

ратурным произведением> понимается любое произведение, вне

зависимости от его формы или способа выражения. Данный в

ст. 2 примерный перечень произведений включает, в частности,

книги, брошюры и другие письменные произведения, <иллюстра-

ции, географические карты, планы, эскизы и пластические про-

изведения, относящиеся к географии, топографии, архитектуре

или наукам>. Охрана распространяется также на лекции, фото-

графии, в которых могут быть зафиксированы результаты науч-

ных исследований.

 

Преимущество авторско-правовой охраны результатов научно-

го творчества состоит в том, что она имеет универсальный ха-

рактер. Охране подлежит авторство на любой результат научного

 

(**1) См.: Е. Лихтенштейн. Как повысить эффективность научных публика-

ций. <Наука и жизнь>, 1971, № 11, стр. 147-151.

 

-167-

 

творчества, выраженный в объективной форме, независимо от

его назначения и качества.

 

В то же время охране научных произведений нормами как

внутреннего законодательства, так и международных соглашений

присущи определенные недостатки. Они состоят в следующем.

Во-первых, охраняются права автора литературного произведения,

но автор не всегда тот, кто сам проводил научные исследова-

ния и добился результатов, описанных в литературном произ-

ведении. Во-вторых, размер авторского вознаграждения, как пра-

вило, зависит от числа проданных экземпляров или от объема

произведения, а не от значения достигнутых научных результа-

тов. Говоря о необходимости стимулирования авторов открытий

в СССР и о введении соответствующей охраны, М. И. Рейхель

в свое время совершенно справедливо отмечал, что <история на-

уки знает немало выдающихся открытий, которые занимают очень

немного страниц. Между тем эти открытия обычно требовали

огромного многолетнее труда и исключительных способностей>. (*2).

 

Таким образом, любая объективная форма изложения научно-

го положения (доклад, записи в дневнике проведения опытов,

экспериментов, статья в журнале и т. д.) охраняется нормами

конвенций об авторском праве. Причем нормы охраняют произ-

ведение совершенно независимо от того, выражены ли в нем

новые идеи, не известные ранее, содержится ли в нем вообще

научная идея или нет, каково ее значение для дальнейшего раз-

вития науки и т. д. Иными словами, с точки зрения авторского

права безразлично, содержится ли в произведении научное откры-

тие и каков уровень научного достижения. Нормы авторского

права охраняют произведение как таковое, но они не призваны

охранять сами результаты научных исследований.

 

Одним из таких результатов научного творчества может быть

открытие. Открытие - это самостоятельный объект права. (*3). Вме-

сте с тем право на открытие как правовой институт тесно свя-

зано, с одной стороны, с институтом авторского права, а с дру-

 

(**2) М. Е. Рейхель. Вопросы авторского и изобретательского права и проект

ГК СССР. <Социалистическая законность>, 1939, № 2, стр. 51.

 

(**3) См. об атом: В. И. Серебровский. Правовая охрана научных открытий в

СССР. Изд-во АН СССР, 1960; Е. А. Кожина. Правовые вопросы охраны

научных открытий в СССР. Изд. ЦНИИПИ, 1971; Е. Н. Ефимов. Научное

открытие и его правован охрана. Ивд-во <Юридическая литература>,

1971; В. А. Рясенцев. Правовая охрана научных открытий. <Вопросы изо-

бретательства>, 1971, № 11, стр. 10-14.

 

-168-

 

гой - с институтом патентного н изобретательского права. Эта

связь проявляется в том, что научное открытие выражается в

форме научного произведения. О. С. Иоффе отмечал, что <любое

описание или иной способ выражения открытия вовне приводит

к появлению литературного или иного произведения, охраняемого

по нормам авторского права>. (*4). Однако не следует игнорировать

различия, существующие в объектах, в методах охраны: произ-

ведения - нормами авторского права и открытий - специально

установленными правовыми нормами. Сам факт выражения науч-

ных открытий чаще всего в форме произведений, охраняемых

авторским правом, привел к тому, что с конца прошлого века

делались попытки как в национальном, так и в международном

плане создать более совершенную охрану научных идей и поло-

жений с помощью норм и методов сначала авторского, а затем

уже и патентного права. (*5). Этими проблемами занимались, в ча-

стности, различные международные организации в области автор-

ского права.

 

Впервые вопрос о правовой охране научных открытий был

поставлен в 1879 г. на Лондонском конгрессе Международной

литературной и художественной ассоциации (АЛАИ). (*6). Позднее

предложения об этом делались на конгрессах этой организации

в Венеции (1888 г.), Берне (1896 г.), Турине (1898 г.), Гейдель-

берге (1899 г.). Речь шла о том, чтобы научные произведения

охранялись наряду с литературными независимо от того, выра-

жены они в литературной форме или нет. Авторы таких пред-

ложений имели в виду охрану права авторства ученого на ре-

зультаты его работ) защиту авторской чести. Причем результаты

могли быть в области точных наук, медицины и т. п. (*7). Анало-

 

(**4) О. С. Иоффе. Основы авторского права. Изд-во <Знание>, 1969, стр. 110.

 

(**5) В пределах настоящей работы мы, естественно, остановимся на этих

проблемах в той степени, в какой они связаны с проблемами междуна-

родной охраны авторских прав. Подробнее о соотношении охраны науч-

ных открытий с охраной изобретений см.: В. А. Райгородский. Империа-

лизм и ученые (охрана прав авторов научных открытий, использован-

ных в изобретениях в капиталистических странах). М.- Л., 1934; общий

обзор истории разработки проектов различных международных соглаше-

ний в этой области делает Е. А. Кожина (Е. А. Кожина. Правовые во-

просы охраны научных открытий в СССР, стр. 9-26); см. также:

Е. Н. Ефимов. Указ. соч., стр. 32-35).

 

(**6) Заметим, что Е. А. Кожина и Е. Н. Ефимов в своих работах ошибочно

называют эту организацию Международным литературным и художест-

венный союзом, что может вызвать ее смешение с Бернским союзом.

 

(**7) Н. А. Райгородский. Указ. соч., стр. 19.

 

-i69-

 

гичные предложения об урегулировании прав авторов научных

открытий были внесены и в России. (*8). Однако до первой мировой

войны все эти предложения не привели к разработке каких-либо

конкретных проектов.

 

После войны в капиталистических государствах Европы возоб-

новились попытки урегулировать права авторов научных от-

крытий. Это объяснялось, как правильно отмечал И. Я. Хейфец,

бедственным положением ученых в капиталистических странах. (*9).

Были выдвинуты предложения и, прежде всего во Франции, о не-

обходимости справедливо вознаграждать ученых путем выделения

им доли прибыли, получаемой от использования изобретений, ос-

нованных на научных открытиях. При этом, в частности, под-

черкивалось, что хотя ученый и вправе опубликовать свое от-

крытие в печати, материальная ценность такого права весьма

ограниченна и не может быть поставлена в сравнение с той

выгодой, которую приносит использование открытия в промыш-

ленности. (*10). Такая постановка вопроса была связана с приня-

тием во Франции 20 мая 1920 г. закона, установившего так на-

зываемое право следования (droit de suite). Согласно этому за-

кону, художнику или скульптору, продавшему свое произведение,

предоставлялось в случае последующей продажи произведения с

публичных торгов право на часть той надбавки, которую полу-

чал продавец. Хотя практическое значение этого закона было не-

велико, он выражал стремление улучшить материальное положе-

ние художников, часто продающих свои произведения за бесце-

нок, и в то же время давал основание поставить аналогичный

вопрос в отношении авторов научных открытий. В парламент

Франции были представлены два проекта: проф. Ж. Бартельми и

Конфедерации работников умственного труда (разработанный

доктором медицины Р. Далимье и адвокатом Л. Галлье). (*11). Если

проект Бартельми исходил из необходимости внести существен-

ные изменения в патентное законодательство, (*12), то проект Конфе-

 

(**8) С. В. Дандкоф. История советского изобретательского права. <Научные

записки Киевского государственного университета им. Т. Г. Шевченко>,

т. VII, вып. 2, 1948, стр. 105-107.

(**9) И. Я. Хейфец. Охрана научного открытия. <Вестник Комитета по делам

изобретений>, 1924, № 2, стр. 59.

(**10) Prop. ind., 1923, N 8, p. 114.

(**11) Изложение содержания обоих проектов см.: Н. А. Райгородский. Указ.

соч., стр. 21-35.

 

(**12) Ввести так называемый патент на принцип (brevet de principe), даю-

щий право автору на участие в выгодах, получаемых от использования

открытия.

 

-170-

 

дерации работников умственного труда не предлагал изменять

патентное законодательство, а исходил из необходимости призна-

ния самостоятельного права собственности на научные открытия. (*13).

Согласно второму проекту автору должно было принадлежать

исключительное право на извлечение выгод от открытий и изо-

бретений, в то же время предполагалось, что это право не будет

правом исключительного пользования, поскольку авторы не могут

запретить промышленное или коммерческое обращение своих про-

изведений. Для возникновения авторского права необходима пуб-

ликация, с момента которой начинается срок его действия (50 лет).

 

Оба проекта были отвергнуты во Франции. Но, как уже от-

мечалось, они были переданы созданной Лигой Наций Комис-

сии по интеллектуальному сотрудничеству, (*14), а также в специаль-

ную подкомиссию интеллектуальной собственности.

 

На основе поручения подкомиссии итальянский ученый, се-

натор Ф. Руффини, представил доклад и проект международ-

ной конвенции по охране научных открытий, который явился

первым проектом международной конвенции в этой области. (*15).

В нем были учтены предшествующие французские проекты внут-

реннего характера; предусматривалось создание странами меж-

дународного союза по охране прав авторов открытий и науч-

ных изобретений (ст. 1), давалось определение открытия и науч-

ного изобретения (ст. 3), причем речь шла о таких открытиях

и изобретениях, <которые вследствие их специфически научно-

го характера изъяты из-под действия охраны, предоставляемой

произведениям промышленности, искусства и литературы> (ст. 3).

 

Основной принцип проекта содержался в ст. 2, устанав-

ливавшей, что <авторы открытий и научных изобретений поль-

зуются исключительным правом извлекать выгоды из их

открытий или изобретений>. По аналогии с проектом француз-

ской Конфедерации работников умственного труда предусмат-

ривалось, что авторы не могут препятствовать промышленному

или коммерческому использованию их открытий или изобрете-

ний, <но они сохраняют право на экономические выгоды от

такого использования>. Размер вознаграждения авторам должен

 

(**13) Подробнее об этом проекте см.: S. Pretnar. Position actuelle du probleme

relatif aux droits des anteurs de decouvortes scientifiques. Prop. ind. 1962

N 11, p. 282.

 

(**14) Комиссия была создана Советом Лиги Наций в августе 1922 г.

(**15) Текст проекта опубликован в сборнике, изданном Лигой Наций: <La pro-

priete Scientifique>. Paris, 1929, p. 246-250.

 

-171-

 

устанавливаться соглашением сторон, а при отсутствии тако-

вого - судом (ст. 5). Для подтверждения своего права автор

открытия или изобретения должен был представить доказа-

тельства того, что это открытие или изобретение было объек-

том публикации, В качестве таковой рассматривалась публи-

кация в специальных периодических изданиях, материалах кон-

грессов или в академических записках (ст. 7). Приоритет откры-

тия или изобретения мог быть установлен путем посылки в

Международное бюро в Берне специального конверта в соот-

ветствии с процедурой, предусмотренной для промышленных ри-

сунков и моделей (ст. 8). В то же время доказательством пра-

ва автора мог быть <патент на принцип>, выдаваемый по пра-

вилам, установленным действующими конвенциями для обычных

патентов (патентов на применение).

 

Срок охраны устанавливался на период жизни автора и на

50 лет после его смерти (ст. 4). (*16). Проект исходил из прин-

ципа национального режима (ст. 13).

 

Комиссия по интеллектуальному сотрудничеству одобрила

проект Руффини и в свою очередь передала его Совету Лиги

Наций. Пленум, одобрив проект <в принципе>, направил его

всем правительствам государств - членов Лиги Наций для пред-

ставления заключений.

 

Одновременно с проектом Руффини вице-директор Между-

народного бюро по охране  промышленной собственности

Г. Гариэль (*17) подготовил другой проект, в котором, в отличие

от проекта Руффини, предлагалось возложить уплату вознагра-

ждения на промышленников, использующих открытия, и уста-

новить специальный фонд для таких выплат сначала внутри от-

дельных стран, а затем в международном масштабе. Размер

вознаграждения должен был определяться специальной комис-

сией.

 

Проект Гариэля оказал большое влияние на дальнейшее

рассмотрение вопроса. Поскольку от правительств поступили

ответы, в которых высказывались серьезные сомнения в отно-

шении разосланного проекта Руффини, было решено продолжать

изучение вопроса и поручить это Международному институту

 

(**16) Согласно ст. 11 проекта, если срок действия обычного патента по какой

бы то ни было причине прекращается, срок действия права автора и <ус-

тановленное право следования>, т. е. право извлекать выгоду, сохраняют-

ся в течение срока, установленного в ст. 4.

 

(**17) Текст проекта см.: Prop. ind., 1923, N 9.

 

-172-

 

интеллектуального сотрудничества, созданному Лигой Наций в

1925 г. в Париже. Этот институт с помощью Международной

торговой палаты провел дальнейшее обсуждение обоих проек-

тов. Подведя итоги обсуждения, Комиссия экспертов Институ-

та интеллектуального сотрудничества подготовила свои выводы

и предложила разработать новый проект международной кон-

венции. В 1927 г. комиссия экспертов под руководством изве-

стного французского юриста Марселя Плезана подготовила

проект международной конвенции, который был представлен

Международной комиссии по интеллектуальному сотрудничеству

вместе с докладом Плезана. (*18).

 

Каковы основные положения этого проекта, называемого

обычно Парижским? Прежде всего он касается научных откры-

тий, пригодных к материальному использованию. Предусматри-

валось, что автор такого открытия имеет право на вознаграж-

дение со стороны лиц, использующих открытие (ст. 1). Таким

образом, само понятие открытия сужается по сравнению с со-

ответствующими определениями в предшествующих проектах,

поскольку открытия неприкладного характера не охраняются.

Что же касается содержания права, то Парижский проект не

отличался в этом от проекта Руффини. Автору предоставля-

лось только право требовать выплаты ему части прибыли, по-

лучаемой предпринимателем от использования открытия. Новым

было представление открытия для регистрации в международ-

ный орган с указанием на то; что автор имеет в виду осуще-

ствить свое право на вознаграждение (ст. 4). Срок охраны ус-

танавливался в 30 лет со дня регистрации (ст. 5). Проект

исходил из принципа национального режима (ст. 6). В отноше-

нии обязанностей пользователей, т. е. предпринимателей, ус-

танавливалось, что каждое предприятие может использовать

открытие при условии уплаты автору или его наследникам

вознаграждения, определяемого по соглашению сторон, а при

его отсутствии - судом (ст. 8). При обсуждении проект был

дополнен в связи с разработанным Экономическим комитетом

Лиги Наций предложением: ввести страхование промышленни-

ков, использующих открытия, от риска на случай предъявле-

ния к ним требований со стороны авторов открытий. (*19). Проект

был принят Советом Лиги Наций и в 1930 г. направлен на

 

(**18) Текст этого проекта см.: <La Propriete Scientifique>, р. 258-261.

(**19) S. Pretnar. Op. cit. Prop. ind., 1962, N 11, p. 286; H. А. Райгородский. Указ.

соч., стр. 67-66.

 

-173-

 

отзывы правительствам. Из 17 государств, правительства ко-

торых прислали ответы, только шесть в принципе поддержали

проект. Югославский юрист С. Претнар отмечает, что среди

стран, давших отрицательные ответы, Германия и Австрия ар-

гументировали свои возражения ссылками па экономический

кризис. <Любопытно,- отмечал С. Претнар,- что французское

правительство не ответило вообще, хотя именно французские

юристы и социологи сделали больше всего для обоснования

нового права ученых>. (*20). Международный институт интеллекту-

ального сотрудничества в 1932 г. принял резолюцию, в которой

отмечалась преждевременность определения срока для созыва

дипломатической конференции для рассмотрения этого проекта. (*21).

 

В 1933 г. Международная комиссия по интеллектуаль-

ному сотрудничеству вновь изучила этот вопрос и пришла к тому

же выводу. Наконец, в 1937 г. в докладе директора Между-

народного института интеллектуального сотрудничества отмеча-

лось, что обстоятельства не позволяют созвать дипломатическую

конференцию для обсуждения проекта международной конвен-

ции. (*22). Таким образом, многолетняя деятельность Лиги Наций

по разработке международной конвенции по охране прав авто-

ров научных открытий окончилась безрезультатно.

 

Основная причина этого, на наш взгляд, состояла в том.

что проекты затрагивали интересы монополистического капи-

тала, интересы предпринимателей, не желавших делить с кем

бы то ни было, в том числе и с авторами открытий, получае-

мые прибыли. Научное же открытие по самой своей природе

не может быть объектом исключительной собственности. Отсут-

ствие такого исключительного права препятствовало обоснованию

права ученых на долю в прибылях, получаемых от исполь-

зования открытий. Введение выплаты вознаграждения за счет

централизованных государственных фондов также было мало

реальным, поскольку капиталистическое государство подобными

 

(**20) S. Pretnar. Ор. cit. Prop. ind., 1962, N 11, p. 286. Следует также отметить,

что среди французских ученых, участвовавших в работе Международ-

ной комиссии по интеллектуальному сотрудничеству, активно поддержа-

ла идею охраны научной собственности Мария Кюри. Она выступала за

право ученых на вознаграждение за их научные труды, легшие в in-

нову промышленной технологии. См.: Е. Кюри. Мария Кюри. Атомиздат

1967, стр. 365.

 

(**21) The Right to Scientific Property. <Impact of Science on Society>, 1954,

vol. 5, N 1, p. 51.

 

(**22) Prop. ind., 1932, N 7.

 

-174-

 

фондами не располагало. В результате охрана научных откры-

тий не была установлена в национальном масштабе, что дела-

ло невозможным и особую международную охрану научных

открытий.

 

2. Перспективы

международно-правового регулирования

охраны научных открытий

 

После окончания второй мировой войны попытки ввести

международное регулирование в области охраны научных от-

крытий возобновились сначала в рамках неправительственных,

а затем и межправительственных организаций, (*23), прежде всего

ЮНЕСКО и БИРПИ. Это отразилось и на Всеобщей деклара-

ции прав человека, утвержденной Генеральной Ассамблеей

ООН 10 декабря 1948 г.: ст. 27 Декларации установила, что

<каждый человек имеет право на защиту его моральных и ма-

териальных интересов, являющихся результатом научных, ли-

тературных или художественных трудов, автором которых он яв-

ляется>.

 

Возрастание роли науки в современном обществе, отсут-

ствие надлежащей правовой охраны научных произведений де-

лали необходимым разработку соответствующих предложений.

С этой целью при Комиссии по авторскому праву ЮНЕСКО

был созван Комитет экспертов по вопросам прав ученых. За-

седания Комитета происходили в Париже с 7 по 10 декабря

1953 г. под руководством Марселя Плезана. Подготовленный

им доклад был опубликован в изданиях ЮНЕСКО. (*24). В докла-

де делалась попытка юридически обосновать права ученых.

В соответствии с существующим положением в странах в до-

кладе проводилось различие между тремя случаями: 1) откры-

тие имеет чисто академический характер, его автор не разрабо-

тал форм его практического применения; 2) автор открытия

предложил путь практического применения открытия, но не

 

(**23) Так, бельгийская Ассоциация по охране и развитию авторских прав

включила этот вопрос в свою программу в 1949 г., а АЛАИ-в 1953 г.

В 1955 г. на четвертой сессии Генеральной Ассамблеи Всемирной феде-

рации научных работников (ВФНР) был заслушан доклад Т. Лунда (Да-

ния) на тему <Международная охрана результатов научной работы>

(<Бюллетень ВФНР>. 1955, № 5, стр. 288-259).

 

(**24) <Impact of Science on Society>, 1954, vol. 5, N 1.

 

-175-

 

разработал технических деталей его практического использова-

ния; 3) автор открытия может использовать патентную форму

охраны. В первых двух случаях автор имеет только мораль-

ное право приоритета на открытие, единственную правовую

охрану могут обеспечить в этой области только законы и кон-

венции, касающиеся литературной, художественной и научной

собственности. Но эта охрана защищает лишь литературную

форму, в которой выражено открытие, а не само открытие.

 

Далее, в докладе применительно к ст. 27 Всеобщей декла-

рации прав человека рассматривались две категории прав ав-

торов, связанных с защитой его моральных и материальных

интересов, а также отмечалось, что ни одна из действующих

систем законодательства не устанавливает специальной охраны

прав авторов научных открытий и только премии, выдавае-

мые за открытия, служат подтверждением авторства.

 

Кроме системы премий практически возможным способом

охраны может быть выдача патентов на принцип. В докладе

отмечалось, что возможна и система свидетельств на откры-

тие, аналогичная <свидетельствам на изобретения, предусмот-

ренным советским правом> (имеются в виду авторские свиде-

тельства). (*25). Такие патенты или свидетельства, выдаваемые

авторам открытии, будут не только служить доказательством ав-

торства, но и давать основания для материальных прав. В об-

ласти имущественных прав авторов доклад пошел по пути пред-

шествующих проектов, в которых делались попытки определять

вознаграждение в зависимости от использования открытия в

промышленности. Оценивая доклад, С. Претнар отмечал, что

<эти усилия, хотя они были основаны на Декларации прав

человека, также были заранее обречены на неудачу>. ЮНЕСКО

совершила ту же ошибку, что и ее предшественники, <пытаясь

в существующих социальных условиях найти решение в рам-

ках отношений между авторами научных открытий и <промыш-

ленниками>, использующими эти открытия>. (*26). В заключительных

выводах доклада отмечалось, что практическое разрешение всех

этих проблем зависит прежде всего от юридического признания

в международном масштабе прав ученых на охрану их автор-

ства в области открытий.

 

Комитет экспертов, рассмотрев доклад, принял резолюцию,

рекомендовавшую ЮНЕСКО организовать изучение вопроса в

 

(**25) <Impact of Science on Society>, 1954, vol. 5, N 1, p. 61.

(**26) S. Pretnar. Op. cit. Prop. ind., 1962, N 11, p. 286.

 

-176-

 

государствах - членах этой организации. (*27). Исследование этих

проблем должно вестись как в национальном, так и в между-

народном плане. В то же время в резолюции отмечалось, что

ученый наряду с теми правами, которые предоставляются в

различных странах законами об авторском праве и патентах

на изобретения, <общим правом> (common law) и другими за-

конами, должен обладать особыми правами на результаты сво-

ей научно-исследовательской деятельности, правами, вытекаю-

щими из этой его деятельности.

 

Однако Комиссия по авторскому праву ЮНЕСКО отказа-

лась продолжать разработку этого вопроса, ссылаясь на то, что

он не входит в рамки авторского права в его сегодняшнем

понимании. (*28). Тем самым, как отмечал С. Претнар, ЮНЕСКО

закончила всякую деятельность в области охраны научных от-

крытий, не начав серьезно ею заниматься. (*29).

 

Новый этап в решении этого вопроса неразрывно связан с

созданием первого в мире законодательства о правовой ох-

ране научных открытий. Такое законодательство было приня-

то в Советском Союзе, (*30), Чехословакии, (*31) и в других социали-

стических странах. Благодаря его принятию вопрос об охране

открытий впервые перешел из области доктрины и дискуссии

в область позитивного права. Это стало возможным в условиях

отсутствия противоречий между интересами ученых и предприя-

тий промышленности, что признано и в работах иностранных

авторов. Отмечая неудачу создания охраны открытий на Запа-

де, французские патентоведы Мартиа Хианс и Ив Плассру

подчеркивали, что юристы и ученые, отстаивавшие охрану

<нрав ученых>, <прав научной собственности>, не могли найти

юридических обоснований, для того чтобы связать эти понятия

с обязанностями отдельного лица оплачивать использование

 

(**27) Bull. du dr. d'aut, 1954, N 2, p. 83.

 

(**28) Ibid., p. 75-76. В то же время Комитет призвал, что этот вопрос пред-

ставляет интерес <с юридической точки зрения>.

(**29) S. Pretnar. Op. cit Prop. ind., 1962, N 11, р. 286.

 

(**30) Впервые охрана научных открытий была предусмотрена в СССР в По-

становлении Совета Министров СССР от 14 марта 1947 г. <Об образова-

нии при Совете Министров СССР Комитета по изобретениям и открыти-

ям> (<Известия>, 1 мая 1947 г.). Затем соответствующие нормы по это-

му вопросу были включены в Положение о комитете по делай изобре-

тений и открытий, утвержденное в 1956 г. (си.: Е. А. Кожина. Правовые

вопросы охраны научных открытий в СССР, стр. 35).

 

(**31) В Чехословакии охрана была введена в 1957 г., в НРБ-в 1961 г., в

МНР-в 1970 г.

 

-177-

 

открытия, примененного в изобретении. В Советском Союзе, где

была отвергнута индивидуалистическая концепция интеллектуаль-

ной собственности и основное внимание было уделено социальному

назначению творческой деятельности во всех областях ее прояв-

ления, в том числе в области научной, стало возможным введение

такой охраны. (*32).

 

В дальнейшем вопрос о международно-правовом регули-

ровании научных открытий возник в связи с созданием Все-

мирной организации интеллектуальной собственности. При под-

готовке проекта конвенции о создании этой организации по-

зиция, занятая социалистическими странами, способствовала

включению в ее текст понятия <научное открытие>. (*33). На Сток-

гольмской дипломатической конференции 14 июля 1967 г. была

подписана Конвенция, учреждающая Всемирную организацию

интеллектуальной собственности. В ст. 2 Конвенции говорится,

что <интеллектуальная собственность> включает права, отно-

сящиеся к

 

- литературным, художественным и научным произведениям,

- исполнительской деятельности  артистов,  звукозаписи,

радио- и телевизионным передачам,

- изобретениям во всех областях человеческой деятельно-

сти,

- научным открытиям (подчеркнуто нами.-М. Б.),

- промышленным образцам,

- товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наи-

менованиям и коммерческим обозначениям,

- защите против недобросовестной конкуренции, а также

все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятель-

ности в производственной, научной, литературной и ху-

дожественной областях>.

 

Следует сказать несколько слов о том, как была принята

эта статья Конвенции. Первоначально такой статьи в подго-

товленном для рассмотрения на конференции проекте не было.

В предварительном проекте Конвенции имелось в виду в ст. 3

(задачи и функции) предусмотреть, в частности, в качестве од-

ной из целей новой организации способствовать сотрудниче-

ству государств в области охраны прав ученых в отношении

 

(**32) М. Hiance, Y. Plasseraud. La protection des inventions en Union Sovietique

et les republiques populaires d'Europe. Paris, 1969, p. 15.

(**33) Ci.: В. П. Шатров. Всемирная организация интеллектуальной собствен-

ности. Изд. ЦНИИПИ, 1969, стр. 23-24.

 

-178-

 

сделанных ими открытий. В объяснительной записке к проекту

этой статьи отмечалось, что в некоторых странах (имелись в виду

СССР, ЧССР, НРБ) предусматривается охрана открытий как

смежная с охраной изобретений. (*34).

 

На самой конференции редакционная комиссия разработала

новый текст статьи (ст. 2), содержащей определения. В отче-

те о работе V Главного комитета конференции, занимавшегося

принятием текста конвенции, представленного ее докладчиком

Ж. Вуаям (Швейцария), было специально подчеркнуто, что

в примерный перечень объектов интеллектуальной собственно-

сти включены наиболее важные. <Интересно отметить один

объект,- говорилось в докладе,- который в большинстве стран

еще не защищается как промышленная собственность, это - на-

учные открытия, под которыми понимаются также открытия в

области медицины>. (*35).

 

Таким образом, Стокгольмская конвенция рассматривает

<научные открытия> как самостоятельный объект охраны. Выде-

ление научных открытий в самостоятельный объект охраны яв-

ляется, несомненно, некоторым шагом вперед в решении назрев-

шей проблемы, но его не следует переоценивать, как это

делают некоторые авторы. (*36). Стокгольмская конвенция не содер-

жит каких-либо норм, устанавливающих охрану открытий, точ-

но так же, как и иных объектов. Что касается иных объектов,

то такие нормы содержатся в других международных конвен-

циях (Бернской, Парижской конвенциях и др.). Как уже отме-

чалось, ни одна из этих действующих в настоящее время кон-

венций не регулирует вопросов охраны открытий.

 

Включение понятия открытия в текст Стокгольмской конвен-

ции следует рассматривать как признание того, что необходимо

осуществлять специальную охрану прав авторов научных откры-

 

(**34) <Actes de la Conference de Stockholm..., vol. I, p. 506-507.

(**35) Ibid., vol. II, p. 1233.

 

(**36) Так, E. А. Кожина считает, что <современный период, когда открытия

включены в качестве самостоятельного объекта охраны в Конвенцию,

учреждающую Всемирную организацию интеллектуальной собственно-

сти, можно рассматривать как новый этап, на котором заключение меж-

дународного соглашения об охране открытий становится вполне ре-

альным> (E. А. Кожина. Субъект права на открытие. <Вопросы изобре-

тательства>, 1971, ? 1, стр. 17). В другой своей работе E. А. Кожина пи-

сала, что в число объектов интеллектуальной собственности, <охраняе-

мых по правилам этой Конвенции>, были включены научные открытия

(E. А. Кожина. Правовые вопросы охраны научных открытий в СССР,

стр. 115).

 

-179-

 

тий как в национальном, так и в международном плане,

независимо от охраны научных произведений как объектов ав-

торского нрава. Это включение самого понятия открытия под-

черкнуло роль научных открытий, значение особой охраны ре-

зультатов научной деятельности. (*37).

 

Предложения о заключении специальной конвенции в этой

области вносились различными авторами. Следует отметить, что

после второй мировой войны первое предложение такого рода

было сделано профессором С. Претнаром. Он исходил прежде

всего из того очевидного обстоятельства, что национальное ре-

гулирование должно предшествовать решению проблемы в меж-

дународном плане. В отношении международной регламентации

он предложил ограничиться для начала более скромными за-

дачами, чем проекты 20-х годов. В частности, по его мнению,

в международном соглашении следовало бы закрепить такие

положения, как: 1) единое определение научного открытия и

признание в принципе прав его автора; 2) установление прин-

ципа национального режима в пользу иностранных граждан по

образцу ст. 2 Парижской конвенции или ст. 4 Бернской кон-

венции; 3) создание международной регистрации научных от-

крытий, которая могла бы вестись международной организа-

цией, например ЮНЕСКО.

 

После создания ВОИС советские авторы, и в частности Пред-

седатель Комитета по делам изобретений и открытий при Со-

вете Министров СССР Ю. Е. Максарев, внесли предложения,

направленные на разработку соответствующей конвенции в рам-

ках этой международной организации. <Опыт государственной

регистрации и правовой охраны открытий в СССР,- отмечал

Ю. Е. Максарев,- может быть использован компетентными ор-

ганами стран - участниц Конвенции ВОИС как основа для под-

готовки их национальных законодательств, и руководящие ор-

ганы ВОИС смогут при помощи экспертов разработать основ-

ные правила специальной конвенции по охране открытий во

всем мире>. (*38). <Нашим соответствующим организациям,- отме-

чал Ю. Е. Максарев,- предстоит разработать и представить на

рассмотрение надлежащих международных организаций конкрет-

 

(**37) О значении этого факта для развития законодательства развивающихся

стран и для международного научного сотрудничества см.: В. П. Шат-

ров. Указ. соч., стр. 23-24; Е. В. Ефимов. Указ. соч., стр. 34-35.

 

(**38) Y. Е. Maksarev. Legal Protection of Scientific Discoveries in the USSR.

<Industrial Property>, 1969, N 3, p. 70.

 

-180-

 

вые предложения по правовой защите открытий в междуна-

родном плане>. (*39).

 

Касаясь основных принципов проекта международной кон-

венции в этой области, Е. А. Кожина подчеркивала, что речь

может идти, во-первых, о едином определении научного откры-

тия, во-вторых, о сочетании национальной и международной

экспертизы открытий для подтверждения их достоверности;

в-третьих, о создании международной регистрации открытий для

информации, в-четвертых, о признании всеми странами - уча-

стницами Конвенции прав авторов, получивших диплом на от-

крытие. (*40). В дальнейшем Е. А. Кожина конкретизировала пред-

ложения; по ее мнению, эти принципы могут быть положены

в основу международной конвенции по охране открытий на вто-

ром этапе их международной охраны. Что же касается пер-

вого этапа, то следовало бы разработать принципы <типового

закона об охране открытий>. <Первым этаном в международ-

ной охране открытий могут быть многосторонние соглашения,

заключенные на базе действующих национальных законода-

тельств; они должны основываться на принципе выдачи едино-

го диплома на открытие, который, будучи выдан в одной стра-

не, должен иметь силу на территории всех стран - участниц

соглашения>. (*41).

 

С приведенными выше предложениями С. Претнара и

Е. А. Кожиной следует согласиться. Однако они требуют неко-

торых уточнений.

 

Центром тяжести в международной охране открытий сле-

дует признать не материальное поощрение авторов и тем бо-

лее не получение ими части доходов от прикладного исполь-

зования сделанных ими открытий. Главное, на наш взгляд, со-

стоит в необходимости охраны приоритета ученого в создании

научного достижения, его авторства и иных личных прав. Юри-

дическое признание приоритета невозможно в национальных рам-

ках. Эта основная цель неизбежно должна быть связана с меж-

дународным признанием достоверности открытия. Что же

касается имущественных прав авторов, их материального поощре-

 

(**39) Ю. Е. Максарев. Защита приоритета и государственных интересов в об-

ласти изобретений и открытий. <Материалы Всесоюзного совещания в

Новосибирске в 1969 г.>. Изд. ЦНИИПИ, 1969, стр. 17.

 

(**40) Е. А. Кожина. Указ. соч. <Вопросы изобретательства>, 1971, № 1, стр. 17.

(**41) Е. А. Кожина. Правовые вопросы охраны научных открытий в СССР.

Автореф. канд. дисс. М., 1971, стр. 17.

 

-181-

 

ния, то оно может быть достигнуто прежде всего путем при-

нятия определенных мер внутри каждого государства в отноше-

нии, как правило, авторов - граждан своей страны. Выплата

какого-то повторного вознаграждения в другой стране или

каким-то международным органом вряд ли целесообразна.

Сказанное не исключает системы международных премий (Но-

белевских или каких-либо иных). Но цель всякой системы пре-

мий (национальная или международная) - поощрение отдель-

ных, наиболее выдающихся работ, а не всех сделанных от-

крытий. Задача такого поощрения могла бы быть решена, как

нам представляется, на современном этапе скорее в националь-

ном плане.

 

При введении правовой охраны открытий в СССР возник

вопрос, распространяется ли охрана только на открытия, сде-

ланные советскими гражданами, или же и на открытия ино-

странцев. Если распространяется на открытия иностранцев, то

в каких пределах. Еще в период обсуждения вопроса, до того,

как была установлена охрана открытий в СССР, в литературе

высказывалось мнение, что право подачи заявок на открытия

следует предоставить и иностранцам, проживающим в СССР. (*42).

При введений охраны открытий этот вопрос был решен несколь-

ко иначе. В Положении об открытиях, изобретениях и рацио-

нализаторских предложениях 1959 г. было предусмотрено, что

<иностранные граждане - авторы открытий, изобретений и ра-

ционализаторских предложений пользуются правами, предусмот-

ренными настоящим Положением, наравне с гражданами СССР

на началах взаимности> (п. 14). В этом пункте открытия, изо-

бретения и рационализаторские предложения перечисляются как

самостоятельные объекты. Поэтому в советской литературе и в

практике принцип взаимности рассматривался отдельно в отно-

шении каждого объекта. (*43). Таким образом, в СССР иностран-

цам может предоставляться охрана научных открытий, сделанных

гражданами только тех стран, в которых имеется специ-

альный правовой институт и в которых может быть предостав-

 

(**42) См.: Д. И. Поволоцкий. Научные открытия и охрана их авторов. <Фронт

науки и техники>, 1934, № 7, стр. 61. Это мотивировалось, в частности,

тем, что в будущем Академия наук СССР займет положение центра на-

учной мысли.

 

(**43) Подробнее об этом см.: М. М. Богуславский. Патентные вопросы в меж-

дународных отношениях. Изд-во АН СССР, 1962, стр. 116; Е. А. Кожина.

Правовые вопросы охраны научных открытий в СССР, стр. 100-1041

Е. Д. Ефимов. Указ. соч., стр. 74-75.

 

-182-

 

лена охрана соответствующих прав на открытия советским граж-

данам. (*44). Практика применения этого правила, однако, показа-

ла, что в современных условиях развития международного

научно-технического сотрудничества, и прежде всего сотрудниче-

ства между СССР и другими социалистическими странами, вряд

ли можно признать такое решение вопроса удачным. Стали со-

здаваться открытия, сделанные на территории СССР граждана-

ми нескольких государств, в том числе и тех, законодатель-

ство которых не знает правовой охраны открытий. Характер-

ные примеры дает в этом отношении деятельность Объединен-

ного института ядерных исследований в Дубне (СССР) и

практика рассмотрения заявок на открытия, сделанные в этом ин-

ституте. Так, Комитет выдал диплом на открытие <Антисиг-

ма-минус-гиперон> на имя всех соавторов независимо от их

гражданства. Соавторами являлись граждане ДРВ, ДНДР, КНР,

СССР и ЧССР. (*45). Только в отношении последних может быть

выполнено условие о взаимности. При совершенствовании норм

законодательства об открытиях следовало бы учесть эту прак-

тику и предоставлять охрану иностранцам не в зависимости от

наличия взаимности, а прежде всего с учетом того, где сде-

лано открытие. Если открытие сделано в СССР, то это уже

само по себе является основанием для его охраны. Кроме

того, охрана должна, очевидно, предоставляться во всех случаях,

когда открытия были сделаны в соавторстве с советскими уче-

ными безотносительно к месту, где они были совершены. По-

этому следует согласиться с предложением о введении в зако-

нодательство правила о том, что иностранные граждане - авто-

ры открытий пользуются соответствующими правами наравне с

гражданами СССР, если открытия сделаны в соавторстве с

советскими гражданами или при выполнении работы на пред-

приятии или в организации, находящихся на территории СССР.

В этом случае будет защищен и приоритет авторов, и приоритет

Советского государства на открытие.

Тем самым в отношении охраны прав иностранцев на науч-

 

(**44) Так, в практике Комитета по делам изобретений и открытий был случай

подачи заявки на открытие гражданином Румынии. Однако в связи с

отсутствием в СРР охраны открытий заявка эта была отклонена

(Е. А. Кожина. Правовые вопросы охраны научных открытий в СССР,

стр. 101).

 

(**45) <Открытия в СССР. 1957-1967 гг.>. Изд. ЦНИИПИ, 1968, стр. 88-89;

Э. В. Козубский. Вопросы практики правовой охраны открытий. <Вопро-

су изобретательства>, 1971, №12, стр. 35.

 

-183-

 

ные открытия в качестве основного принципа предлагается при-

нять тот же принцип, что и в области авторского права, а имен-

но - территориальный принцип.

 

Так обстоит дело с охраной прав иностранцев - авторов

научных открытий в СССР.

 

Однако, как правильно отмечала Е. А. Кожина, решение

вопроса об охране прав иностранцев - авторов открытий в

рамках законодательства отдельных стран не дает возможно-

сти полностью достигнуть тех целей, которые стоят перед та-

ким новым институтом, каким является право на открытие. (*46).

 

Эти цели могут быть достигнуты только путем международ-

ного регулирования, путем заключения соответствующих согла-

шений. При решении этой проблемы, на наш взгляд, возмож-

ны различные варианты. Государства, в которых имеется пра-

вовая охрана открытий, могли бы установить в двустороннем

или многостороннем соглашении правило о взаимном призна-

нии регистрации открытия, сделанного в другой стране, и о вза-

имном признании соответствующих дипломов на открытия. Как

уже отмечалось, подача заявки на открытие в две или несколь-

ко стран нецелесообразна, в то же время желательно обе-

спечить признание прежде всего приоритета на открытие и за

пределами страны, в которой был выдан диплом на открытие.

Эту задачу могло бы решить соглашение о взаимном признании

охраны на открытия.

 

По нашему мнению, в будущем возможно заключение и та-

кого многостороннего соглашения, в котором будут участвовать

как страны, законодательству которых известна охрана откры-

тий, так и страны, в которых ранее охраны не было.

 

В этом соглашении можно было бы установить два основ-

ных правила. Во-первых, предусмотреть возможность подачи

заявки на открытие гражданином любой страны-участницы в

любой из определенных соглашением национальных органов

стран, проводящих проверку достоверности открытий и выдаю-

щих дипломы на них. Во-вторых, предусмотреть возможность

признания произведенной регистрации и выданного диплома на

территории всех стран-участниц.

 

Такая система международной охраны открытий представ-

ляется нам более простой, чем централизованная система меж-

дународной регистрации открытий в ЮНЕСКО, как это пред-

 

(**46) В. А. Кожина. Укав. соч., <Вопросы изобретательства>, 1971, № 1, стр. 17.

-184-

 

лагал С. Претнар, или в ВОИС, из чего исходит в своих пред-

ложениях Е. А. Кожина. (*47).

 

Исполнительный комитет ВОИС принял решение о разра-

ботке проекта специальной конвенции об охране приоритета

научных открытий. (*48). До принятия такой конвенции охрана

научных произведений продолжает осуществляться в междуна-

родном плане лишь с помощью норм соответствующих конвен-

ций по авторскому праву, что, как мы уже отмечали, не мо-

жет отразить в полной мере специфические потребности между-

народной охраны результатов научного творчества.

 

(**47) При централизованной системе требуется создание единого диплома на

открытие, выдаваемого каким-то международным органом.

(**48) Изучение вопроса об охране научных открытий включено в долгосроч-

ную программу работы Международной ассоциации по охране промыш-

ленной собственности (АИППИ).

 

-185-

 

Глава 5

 

АВТОРСКИЕ ПРАВА

ИНОСТРАНЦЕВ В СССР

 

1. Общая характеристика

советского авторского права

и положения иностранцев в этой области

 

Успехи Советского Союза в развитии культуры и науки об-

щеизвестны. Достаточно напомнить, что СССР по праву считается

великой книжной державой. Ежегодно в СССР издается 80 тыс.

книг общим тиражом 1,3-1,5 млрд. экземпляров. Первое место в

мире занимает Советский Союз по числу посещений киносеансов.

Театры ежегодно заполняют до 110 млн. зрителей.

 

Развитие советской литературы, искусства и науки осуществ-

ляется под руководством Коммунистической партии Советско-

го Союза. На основе принципа партийного руководства и в со-

ответствии с ним строится государственное руководство идео-

логической работой. Разработка норм советского авторского

права проводится государственными органами в тесном сотруд-

ничестве с общественными организациями, объединяющими твор-

ческих работников: Союзом писателей, Союзом композиторов,

Союзом художников и др. (*1).

 

Нормы советского авторского права призваны обеспечивать

благоприятные условия для создания и распространения в Со-

ветском государстве высокохудожественных и идейных произве-

дений литературы и искусства, для дальнейшего развития науч-

ного творчества. В советском авторском праве проявляются

основные принципы сочетания личных интересов автора с инте-

ресами всего общества, оплаты творческого труда в соответ-

ствии с его количеством и качеством, широкой охраны личных

неимущественных и имущественных интересов автора. (*2). Законо-

дательство в области авторского права исходит из необходи-

мости обеспечить всестороннюю защиту интересов автора при

правильном их сочетании с заинтересованностью всего общест-

 

(**1) Подробнее об этом см.: <Творческие союзы в СССР (организационно-пра-

вовые вопросы)>. Изд-во <Юридическая литература>, 1970, стр. 218 и сл.

(**2) Подробнее об этом см.: В. И. Серебровский. Вопросы советского автор-

ского права. Изд-во АН СССР, 1956.

 

-186-

 

ва во всемерном развитии науки и техники, литературы и ис-

кусства. Это находит свое выражение как в личных и имуще-

ственных правах, предоставляемых по закону авторам, так и в

определении условий использования продуктов творческого тру-

да государством и обществом. (*3). Регулируя вопросы авторского

права, советское законодательство учитывает также специфику

конкретных видов творчества. (*4).

 

По советскому законодательству авторское право распростра-

няется на произведения науки, литературы и искусства неза-

висимо от формы, назначения и достоинства произведения, а

также от способа его воспроизведения (ст. 475 Гражданского

кодекса РСФСР).

 

Авторское право в субъективном смысле - это те права, ко-

торые предоставляются создателю произведения. Они возникают

в силу самого создания этого произведения. Произведение обя-

зательно должно существовать в какой-то объективной форме.

Причем по советскому законодательству, в отличие, например,

от законодательства США и ряда других государств, не тре-

буется какой-либо формальной регистрации произведения.

 

По советскому законодательству автору принадлежит комп-

лекс личных и имущественных прав. Основное из них - право

на авторство, которое состоит в том, что только создатель про-

изведения имеет право считать себя его автором.

 

Автору принадлежит право на имя. Согласно ст. 98 Основ

гражданского законодательства Союза CGP и союзных респуб-

лик (ст. 479 ГК РСФСР) оно состоит в том, что автор име-

ет право решать, выпускать ли произведение под своим соб-

ственным именем, под условным именем (псевдонимом) или

без указания имени (анонимно).

 

Ни при каких обстоятельствах произведение, созданное од-

ним автором, не может быть выдано за произведение другого.

Обеспечивается также неприкосновенность этого произведения.

Без согласия автора не может изменяться ни название про-

изведения, ни его содержание.

 

(*83) См. об этом: О. С. Иоффе. Основы авторского права. Изд-во <Знание>,

1969, стр. 8.

 

(**4) Подробнее об этом см.: Н. Д. Зильберштейн. Авторское право на музы-

кальные произведения. Изд-во <Советский композитор>, 1960; А. Ваксберг,

И. Грингольц. Автор в кино. Изд-во <Искусство>, 1961; У. К. Ихсанов.

Права авторов произведений изобразительного искусства. Изд-во <Юриди-

ческая литература>, 1966; В. Г. Камышев. Издательский договор на ли-

тературные произведения. Изд-во <Юридическая литература>, 1969.

 

-187-

 

Автору предоставлено право на опубликование, воспроизве-

дение и распространение своего произведения всеми дозво-

ленными законом способами (ст. 98 Основ). При этом следует

иметь в виду, что осуществление издательской, театральной и

тому подобной деятельности лежит вне пределов правоспособ-

ности граждан. (*5). Издательства, театры, киностудии принадле-

жат в СССР на праве собственности государству (или общест-

венным организациям) и находятся в управлении специально

образованных государственных (или общественных) организа-

ций. Так, осуществление издательской деятельности отнесено к

гражданской правоспособности соответствующих организаций.

Поэтому автор реализует принадлежащие ему личные права

на опубликование и распространение произведений только через

издательства и другие организации. Для того чтобы его про-

изведение было опубликовано и распространено, он должен, как

правило, вступить в договорные отношения с этими организа-

циями: заключить издательский, постановочный, сценарный и

тому подобный договор.

 

Авторам принадлежат также определенные имущественные

права, которые состоят в том, что за использование произве-

дения литературы и искусства выплачивается гонорар по уста-

новленным ставкам.

 

Господствующая в советской юридической литературе точка

зрения сводится к тому, что авторское вознаграждение наряду

с заработной платой является в СССР одной из форм возна-

граждения за труд в соответствии с его количеством и качест-

вом. (*6). Автор произведения в СССР не может рассматриваться

как товаропроизводитель. Сам автор не занимается распро-

странением своих произведений, поскольку издание, распростра-

нение, публичное исполнение - дело соответствующих органи-

заций. Цена книги не определяется по соглашению с автором

и не влияет на размер авторского гонорара. В подавляющем

большинстве случаев ставки гонораров определяются в норма-

 

(**5) <Научно-практический комментарий к ГК РСФСР>, стр. 550.

(**6) Эта точка зрения была обоснована Б. С. Мартыновым, Б. С. Антимоно-

вым и Е. А. Флейшиц, И. А. Грингольцем, В. Г. Камышевым и другими

авторами. Иная точка зрения была высказана В. А. Дозорцевым, который

утверждает, что художественная творческая деятельность является фор-

мой мелкотоварного производства, а авторское вознаграждение - ценой

за продажу произведения. Убедительную критику этой точки зрения см.:

И. А. Гринеольц. О теории авторского вознаграждения. <Научные труды

ВНИИСЗ>, вып. 14. М., 1968, стр. 140-155.

 

-188-

 

тивном порядке, чаще всего соответствующими постановления-

ми Советов Министров союзных республик. При этом учитыва-

ется как качество, так и количество труда, затраченного авто-

ром на создание произведения. Так, в отношении литературных

произведений учитываются объем, тираж, число изданий; при

исполнении сценических произведений автору выплачивается оп-

ределенный процент от сбора по каждому спектаклю.

 

Существенной для нашего исследования особенностью совет-

ского законодательства в области авторского права является

то, что оно ввело принцип свободы перевода произве-

дений. Советский Союз - многонациональное государство, и в

период проведения культурной революции в нашей стране была

поставлена задача ознакомить все народы, населяющие Совет-

ский Союз, с достижениями мировой и русской культуры, орга-

низовать взаимный широкий обмен культурными ценностями

между народами СССР. Значение переводов для советского

многонационального государства очень хорошо подчеркнул в

свое время М. Горький: <Не надо забывать, что наша страна

разноязычна неизмеримо более, чем любая из стран Европы,

и что, разноязычная но языкам, она должна быть идеологиче-

ски единой>. (*7). Для успешного решения этих задач законода-

тельство закрепило свободу перевода. Было установлено, что в

Советском Союзе произведение может переводиться с одного

языка на другой без согласия автора и без выплаты ему воз-

награждения.

 

 

Этот принцип провозглашался еще в Постановлении ЦИК и

СНК СССР от 30 января 1925 г. <Об основах авторского пра-

ва>. (*8). Основы признали перевод чужого произведения на дру-

гой язык самостоятельным объектом авторского права; затем

это было подтверждено и в Основах авторского права 1928 г. (*9).

 

Основы 1928 г. полностью исходили из принципа свободы

перевода. Согласно п. <а> ст. 9 <перевод чужого произведения

на другой язык> не считался нарушением авторского права. (*10).

Как уже отмечалось, этот принцип последовательно проводился

в последующем советском законодательстве в интересах обе-

 

(**7) М. Горький. Собрание сочинений, т. 27. Гослитиздат, 1953, стр. 169.

(**8) СЗ СССР, 1925, № 7, ст. 67.

(**9) СЗ СССР, 1928, № 27, ст. 246.

 

(**10) Выдвигавшиеся некоторыми писателями предложения об установлении

исключительного права на перевод приняты не были (об этом см.:

И. Я. Хейфец. Авторское право. М., 1931, стр. 91).

 

-189-

 

спечения развития культуры социалистических наций, населяю-

щих Советский Союз и заинтересованных в обмене культурны-

ми ценностями без каких-либо ограничений. (*11).

 

Статья 102 Основ гражданского законодательства Союза ССР

и союзных республик 1961 г. установила, что каждое изданное про-

изведение может быть переведено на другой язык без согла-

сия, но с уведомлением автора при условии сохранения целост-

ности и смысла произведения. Например, если произведение,

вышедшее первоначально на русском языке, переводится на ли-

товский, грузинский, армянский и другие языки, то нельзя ис-

кажать это произведение, по согласие автора на издание произ-

ведения на языке союзной республики или другом националь-

ном языке не требовалось. Причем по действующему законодатель-

ству всех союзных республик за перевод произведений художест-

венной литературы с одного языка народов СССР на другой, в том

числе и на русский, выплачивается 60% гонорара. Такое же пра-

вило установлено (ca исключением четырех республик) в отноше-

нии перевода с русского языка на другой язык народов СССР. (*12).

При публичном исполнении переведенного произведения гонорар

выплачивается по ставкам, утвержденным правительствами рес-

публик.

 

Следует отметить еще одну особенность советского законо-

дательства, касающуюся права на воспроизведение. В ряде слу-

чаев в отношении уже опубликованных (выпущенных в свет)

произведений допускается воспроизведение без согласия автора

и без уплаты ему гонорара. Это относится прежде всего к

трансляции по радио и телевидению публично исполняемых про-

изведений из мест их исполнения. Так, без всякой выплаты

гонорара любое зрелище или концерт может передаваться по

радио без уведомления исполнителя и без выплаты гонорара.

Кроме того, без согласия автора, но с обязательной уплатой

ему гонорара допускается запись для публичного воспроизве-

дения любых выпущенных в свет произведений на пленку, пла-

 

(**11) Подробнее об этом см.: Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском

праве Союза ССР и капиталистических стран. Юриздат, 1941, стр. 195-

196; М. В. Гордон. Советское авторское право. Госюриздат, 1955, стр. 92

и сл.: В. Г. Камышев. Указ. соч., стр. 62 и сл.; Г. А. Кудрявцева. Прин-

цип свободы перевода в советском авторском праве. <Вестник МГУ>. Пра-

во, серия XII, 1970, № 1, стр. 51-58. Об изменении этих правил см.  5.

 

(**12) Эти правила устанавливаются постановлениями правительств союзных

республик.

 

-190-

 

стинку, магнитную ленту. Если при этом произведенные запи-

си используются в кино либо передаются по радио или теле-

видению, вознаграждение не выплачивается. Все эти правила

были установлены в целях более широкого развития культуры.

 

После краткой характеристики особенностей советского за-

конодательства в области авторского права следует остановить-

ся на том, как в Советском Союзе решается вопрос о поло-

жении иностранцев в области авторского права.

 

Согласно абз. 1 ст. 97 Основ гражданского законодательства

<авторское право на произведение, впервые выпущенное в свет

на территории СССР либо не выпущенное в свет, но находя-

щееся на территории СССР в какой-либо объективной форме,

признается за автором и его наследниками независимо от их

гражданства, а также за иными правопреемниками автора> (в ре-

дакции Указа от 21 февраля 1973 г.). (*13).

 

Абзац 2 ст. 97 устанавливает, что <авторское право признает-

ся также за гражданами СССР, произведения которых впер-

вые выпущены в свет или находятся в какой-либо объектив-

ной форме на территории иностранного государства, а равно

за их правопреемниками>. (*14).

 

В то же время согласно абз. 3 ст. 97 Основ <за другими

лицами авторское право на произведение, впервые выпущенное

в свет или находящееся в какой-либо объективной форме на тер-

ритории иностранного государства, признается в соответствии с

международными договорами или международными соглашения-

ми, в которых участвует СССР>.

Таким образом, действуют три положения:

1) на произведение, впервые выпущенное в свет на терри-

тории СССР, авторское право признается за автором-иностранцем;

 

2) авторское право на произведение, созданное советским

гражданином и выпущенное в свет за границей, признается за

советским гражданином;

 

3) за иностранцем авторское право на произведение, впер-

вые выпущенное в свет за границей, признается в Советском

 

(**13) Это положение воспроизводится ст. 477 Гражданского кодекса РСФСР,

ст. 476 (1 абз.) ГК Азербайджанской ССР; ст. 479 ГК Армянской ССР;

ст. 475 (1 абз.) ГК Белорусской ССР; ст. 491 ГК Грузинской ССР; ст. 473

Казахской ССР; ст. 489 ГК Киргизской ССР, ст. 499 ГК Латвийской ССР,

ст. 478 ГК Туркменской ССР, ст. 521 ГК Узбекской ССР, ст. 474 (1 абз.)

ГК Украинской ССР. ст. 481 ГК Эстонской ССР.

 

(**14) Это положение воспроизводится абз. 1 ст. 478 ГК РСФСР и аналогичны-

ми статьями ГК других союзных республик.

 

-191-

 

Союзе в соответствии с международными соглашениями, в кото-

рых участвует СССР.

 

Следовательно, в вопросах охраны авторских прав при на-

личии правоотношений с <иностранным элементом> исходным

началом советского законодательства является территориальный

принцип. (*15). Применение территориального принципа в этой об-

ласти представляется совершенно обоснованным. М. В. Гордон

отмечал, что <если иностранец выпускает свое произведение

впервые в свет в СССР, то, значит, он стремится передать

его в культурный фонд социалистического общества. Даже если

произведение еще не издано, но находится в рукописи или в иной

объективной форме в пределах СССР, то у Советского государства

есть все основания защищать права иностранного гражданина на

такое произведение. Возможно, что такое произведение будет

впервые издано в СССР>. (*16).

 

Преимуществами охраны авторских прав в СССР пользуют-

ся иностранцы и лица без гражданства, проживающие в Со-

ветском Союзе в течение того или иного времени. Однако не

следует забывать, что и не проживающий в СССР автор может

впервые опубликовать в Советском Союзе свои произведения.

 

Из приведенных положений советского законодательства сле-

дует также, что решающим критерием является выпуск произ-

ведения в свет. (*17). Под выпуском в свет (опубликованием) по-

нимается всякое сообщение неопределенному кругу лиц каким

бы то ни было способом или образом (издание, публичное ис-

полнение, передача по радио или телевидению и т. д.). Вы-

пуск в свет - это и издание книги, и постановка пьесы, и пе-

 

(**15) Значение территориального принципа в этих вопросах было, на наш

взгляд, наиболее удачно подчеркнуто при разработке гражданских ко-

дексов в РСФСР, а также в Армянской ССР, Грузинской ССР, Казахской

ССР, Киргизской ССР, Латвийской ССР, Литовской ССР, Молдавской

ССР, Таджикской ССР, Туркменской ССР, Узбекской ССР и Эстонской

ССР. В гражданских кодексах этих союзных республик положения ст. 97

Основ сформулированы в двух самостоятельных статьях, причем в заго-

ловке одной из них говорится об авторском праве на произведения, вы-

пущенные в свет на территории СССР, а в другой - об авторских пра-

вах на произведения, выпущенные в свет за границей.

(**16) М. В. Гордон. Советское авторское право, стр. 36.

(**17) <Научно-практический комментарий к ГК РСФСР>. Изд-во <Юридическая

литература>, 1966, стр. 547; см. также Постановление Пленума Верховно-

го Суда СССР от 19 декабря 1967 г. <О практике рассмотрения судами

споров, вытекающих из авторского права> (<Советская юстиция>, 1968,

№ 3, стр. 26-27).

 

-192-

 

редача по телевидению, и экспонирование па выставке, и со-

оружение произведения архитектуры.

 

Таким образом, советское законодательство прежде всего

учитывает, где первый раз вышло в свет произведение или,

иными словами, где оно впервые было опубликовано.

 

Для получения авторской охраны в СССР не имеет значе-

ния, было ли произведение впервые опубликовано в СССР на

том языке, на котором оно написано, либо в переводе. Закон

не ставит в качестве условия охраны издание произведения обя-

зательно в оригинале. Произведение может быть написано на

одном языке (например, на родном языке автора-иностранца),

но впервые выпущено в свет па русском языке на территории

СССР, и на него будет признано авторское право на терри-

тории СССР.

 

Если произведение иностранца было впервые выпущено в

свет в СССР (на языке оригинала или в переводе), оно мо-

жет быть в дальнейшем издано за границей. Последующий

выпуск за границей изданного в СССР произведения не приво-

дит к прекращению защиты, предоставленной автору-иностран-

цу в СССР.

 

Сказанное распространяется в полной мере и на публич-

ное исполнение произведений иностранных авторов в СССР. Мож-

но привести такой пример. В Московском цыганском театре

<Ромэн> в конце 50-х годов была поставлена пьеса индийско-

го драматурга Гарги <Сонни и Махиваль> в переводе Ю. Смир-

нова и А, Антокольского. Эта пьеса ранее за пределами СССР

не исполнялась и не публиковалась и была передана автором

для перевода на русский язык в рукописи. Факт первого пуб-

личного исполнения пьесы в СССР стал основанием для при-

знания авторского права на это произведение в СССР. Если

же пьеса была бы передана для постановки советскому теат-

ру, но он не успел бы фактически поставить ее до опубли-

кования за границей, такое произведение не могло бы пользо-

ваться охраной в СССР.

 

Согласно ст. 97 Основ охрана распространяется и на про-

изведения, не выпущенные в свет, но находящиеся на терри-

тории СССР в какой-нибудь объективной форме. Если, напри-

мер, произведение находится в пределах СССР в форме ру-

кописи, советский закон защищает права иностранца на такое

произведение. Но если произведение, находившееся в форме ру-

кописи в СССР, будет впервые издано за границей, защита

прав автора-иностранца в СССР прекращается.

 

-193-

 

Произведение автора-иностранца может находиться на тер-

ритории СССР и в любой другой объективной форме (напри-

мер, в виде кинопленки, записи). Во всех случаях нахождения

произведения автора-иностранца в объективной форме на тер-

ритории СССР такому произведению предоставляется охрана.

Это правило вытекает из общего положения советского зако-

нодательства в области авторского права о том, что произве-

дение охраняется независимо от того, выпущено оно в свет или

нет. Следует также учитывать, что авторское право возникает

с момента создания произведения.

 

Произведения автора-иностранца, впервые  опубликованные

в СССР, могут одновременно охраняться и в другом государ-

стве. Такая ситуация возможна в силу различий, существую-

щих между понятием первого опубликования по советскому пра-

ву и аналогичным понятием внутреннего законодательства той

или иной страны или .международной конвенции. Например, на

музыкальные произведения гражданина государства - участни-

ка Бернской конвенции, впервые исполняющиеся в СССР, рас-

пространяется действие абз. 1 ст. 97 Основ, в то же время

это произведение как неопубликованное будет охраняться во

всех странах - членах Бернской конвенции. Это связано с тем,

что по Бернской конвенции опубликованием считается издание

произведения, а не его первое исполнение.

 

Рассмотренные положения полностью применимы и к автор-

ским правам лиц без гражданства, поскольку ст. 97 Основ го-

ворит о признании авторских прав в этих случаях не за авто-

ром - гражданином иностранного государства, а за авторами

<независимо от их гражданства>. Имеется в виду, что автора-

ми могут быть не только советские граждане, но и граждане

иностранных государств и лица без гражданства. (*18).

 

2. Правовой режим охраняемых в СССР

произведений иностранных авторов,

выпущенных в свет в СССР

 

Из положения ст. 97 Основ следует, что в Советском Союзе

иностранцы пользуются авторским правом на произведения,

впервые появившиеся в СССР или находящиеся на террито-

 

(**18) К лицам без гражданства относятся лица, не являющиеся гражданами

СССР и не имеющие доказательств своей принадлежности к иностранно-

му гражданству <ст. 8 Закона о гражданстве СССР 1938 г.).

 

-194-

 

рии СССР в какой-либо объективной форме, на одинаковых

основаниях с советскими гражданами. (*19).

 

Иностранцу, будут предоставляться те личные и имущест-

венные права, которые установлены советским законом и крат-

кая характеристика которых была дана выше. При осуществле-

нии этих прав может возникнуть вопрос о применении законо-

дательства союзных республик, поскольку, например, ставки ав-

торского гонорара определяются в СССР, как правило, не

союзным, а республиканским законодательством. Очевидно, со-

держание авторских прав иностранца должно определяться за-

конодательством той союзной республики, на территории кото-

рой используется произведение (издание, публичное исполне-

ние) .

 

Таким образом, в отношении этих произведений иностран-

цам предоставляется национальный режим. Это означает, что

объем прав автора-иностранца определяется советским правом.

Поэтому не имеет значения объем прав, принадлежащих авто-

ру-иностранцу по закону страны его гражданства. Иностранцу

будут предоставляться те права; которые предусмотрены совет-

ским законом. Например, если по советскому законодательству

допускается в определенных случаях использование произведе-

ния без согласия автора и без уплаты авторского вознаграждения,

но с обязательным указанием его фамилии (ст. 103 Основ, ст. 492

ГК РСФСР), то эти правила распространяются и на произведения

иностранцев. Так, например, допускается воспроизведение по ра-

дио и телевидению выпущенных в свет произведений литературы,

науки и искусства, причем воспроизведением считается также

транслирование по радио и телевидению публично исполняемых

произведений непосредственно из места их исполнения (ст. 492

ГК РСФСР).

 

Вопрос о действии принципа национального режима возни-

кает также в связи с опубликованием статей иностранных ав-

торов в советской периодической печати. Известно, что ряд

советских газет и журналов заказывает иностранным авторам

статьи для опубликования в СССР. Они, как правило, еще за

рубежом не публиковались. Как оплачивать труд авторов, если

ставки авторского гонорара за статьи такого рода в разных

странах не совпадают. Следует учитывать нормы авторского

 

(**19) См. об этом: И. С. Перетерский, С. Б. Крылов. Международное частное

право. Юриздат, 1940, стр. 135; Л. А. Лунц. Международное частное

право. Юриздат, 1949, стр. 288-289; В. Г. Камышев. Указ. соч., стр. 138.

 

-195-

 

гонорара, принятые в стране гражданства автора или в стране

его местожительства? Для автора-иностранца эти нормы при-

вычны. Советское же законодательство в ряде случаев сущест-

венно отличается от законодательства, например, страны место-

жительства автора-иностранца.

 

Представляется, однако, что и в данном вопросе нет ника-

ких оснований для изъятий из применения национального ре-

жима. По этому пути шла и практика; гонорар выплачивался по

ставкам, действующим в СССР.

 

Точно так же только на основании действующих в СССР

правил следует выплачивать иностранному автору гонорар, ког-

да редакцией какого-либо периодического издания был заказан

материал, однако он не был опубликован по причинам, не за-

висящим от автора.

 

Аналогично решается вопрос о переизданиях произведений

иностранных авторов, впервые опубликованных в СССР. На-

пример, роман американского писателя Митчела Уилсона

<Встреча на далеком меридиане> был впервые выпущен в свет

на территории СССР. При последующем переиздании романа в

СССР применялись правила о выплате гонорара за переизда-

ние, установленные советским законодательством,

 

Кроме того, новые гражданские кодексы союзных респуб-

лик предусматривают, что автор может потребовать перевод для

просмотра. Сказанное находит применение и в отношении охра-

няемых в СССР произведений иностранных авторов,

 

Как уже отмечалось, перевод произведений на другой язык

без разрешения автора будет считаться нарушением авторского

права. Отсюда следует, что произведение, например, автора -

гражданина Швеции, впервые изданное на русском языке в Моск-

ве, не может быть затем издано в Литовской NN? на литов-

ском языке без разрешения автора. При этом автору будет

выплачено вознаграждение за использование произведения в

переводе на другой язык в соответствии с правилами законо-

дательства Литовской республики (ст. 102 Основ в редакции Ука-

за от 21 февраля 1973 г.).

 

В то же время если произведение автора-иностранца было

впервые выпущено в свет в СССР не путем издания, а каким-

либо другим способом (например, впервые публично исполнено

в СССР), то перевод такого произведения в СССР без согла-

сия автора не допускается. (*20).

 

(**20) Подробнее см.: В. Г. Камышев. Указ. соч., стр. 61.

-196-

 

Советское законодательство не связывает выплату гонорара

иностранным авторам с требованием взаимности или с выпол-

нением каких-либо формальностей (регистрации произведения

и т. д.).

 

Принцип национального режима применяется и в отноше-

нии публичного исполнения в СССР произведений иностран-

ных авторов, если они ранее не исполнялись и не публико-

вались за рубежом. Как уже отмечалось, Московский цыган-

ский театр <Ромэн> поставил пьесу индийского драматурга Гар-

ги <Сонни и Махиваль>. В соответствии с законодательством

об авторском праве гражданин Индии имеет такие же права,

как и советские драматурги, на получение поспектакльного го-

норара за публичное исполнение на территории СССР его пьесы,

а также право на получение единовременного вознаграждения

за право первой постановки.

 

Другой пример. Французская писательница Э. Триоде -

одна из авторов сценария фильма <Нормандия-Неман>, за-

ключившая с киностудией <Мосфильм> специальный договор,

имеет такие же права, как и советские авторы. Отсюда выте-

кает и ее право на вознаграждение в соответствии с правила-

ми советского законодательства, поскольку фильм был выпущен

на экран.

 

В отношении срока охраны таких произведений применяют-

ся правила советского законодательства о сроке действия ав-

торского права. Значит, срок будет исчисляться начиная с 1 ян-

варя года смерти автора произведения, а не с момента его опуб-

ликования, как это предусмотрено в некоторых странах. Что

касается наследования авторского права в отношении подоб-

ных произведений, то авторское право признается и за наслед-

никами, независимо от их гражданства (иностранцы или лица

без гражданства). Круг наследников автора будет определять-

ся на основе правил законодательства, применяемого в этих

случаях в силу соответствующих коллизионных норм. (*21).

 

Естественно, что объем прав наследников определяется по

советскому праву (например, размер гонорара, подлежащего

выплате наследникам автора). Таким образом, наследники авто-

ров-иностранцев и лиц без гражданства пользуются в СССР

теми же авторскими правами, которые предоставлены наслед-

никам советских граждан.

 

(**21) Подробнее см.: А. А. Рубанов. Наследование в международном частном

праве. Изд-во <Наука>, 1966.

 

-197-

 

Применение национального режима к рассмотренной кате-

гории произведений означает также, что к ним могут приме-

няться и правила о переходе авторского права к государству.

Согласно ст. 106 Основ авторское право на издание, публич-

ное исполнение и иное использование произведения может быть

принудительно выкуплено государством у автора или его наслед-

ников в порядке, установленном законодательством союзных

республик. (*22). Принудительный выкуп авторского права госу-

дарством является крайней мерой, на практике применяется

редко и только в отношении прав наследников авторов. (*23). Слу-

чаи применения этой меры к наследникам иностранных авто-

ров неизвестны.

 

От принудительного выкупа авторского права следует от-

личать объявление произведения достоянием государства. Так,

согласно ст. 502 ГК РСФСР произведение, в отношении кото-

рого истек срок авторского права, по решению Совета Мини-

стров РСФСР может быть объявлено достоянием государства.

Такой же порядок существует для объявления монополией го-

сударства права перевода на русский язык произведений, вы-

пущенных в свет на иностранных языках как в РСФСР, так

и за ее пределами. (*24). Из приведенного правила следует, что

государство, установив такую монополию в отношении того

произведения автора-иностранца, которое впервые выпущено в

свет на территории РСФСР (например, публично исполнен-

ного или переданного по радио или телевидению), сделает из-

лишним получение разрешения автора на перевод на русский

язык. (*25).

 

Поскольку авторским правам иностранца и лица без граж-

данства предоставляется охрана на территории СССР, им обе-

спечивается такая же возможность судебной защиты, как и со-

ветским гражданам. (*26).

 

(**22) См. ст. 501 ГК РСФСР и аналогичные статьи гражданских кодексов дру-

гих союзных республик. Об этом институте см.: В. И. Серебровский. Воп-

росы советского авторского права, стр. 92-93; Б. С. Антимонов,

Е. А. Флейшиц. Авторское право. Госюриздат, 1957, стр. 79-80.

(**23) <Научно-практический комментарий к ГК РСФСР>, стр. 572.

(**24) Абзац 2 ст. 502 ГК РСФСР и аналогичные статьи гражданских кодексов

других союзных республик. Ранее сходная норма содержалась в ст. 16

Закона об авторском праве РСФСР и в ст. 31 Закона об авторском праве

УССР.

 

(**25) См. <Научно-практический комментарий к ГК РСФСР>, стр. 573.

(**26) См.: Н. И. Марышева. Рассмотрение судами гражданских дел с участием

иностранцев. Изд-во <Юридическая литература>, 1970.

 

-198-

 

В связи с вопросом о защите авторских прав иностранцев

необходимо остановиться на деятельности советских организа-

ций, созданных специально для охраны авторских прав. (*27). Та-

кими организациями являются Всесоюзное управление по охра-

не ангорских прав (ВУОАП) при Союзе писателей СССР и ана-

логичное управление при Союзе художников СССР. ВУОАП

осуществляет также охрану авторских прав композиторов, в со-

ответствии со специальным соглашением, заключенным между

Союзом писателей и Союзом композиторов.

 

Общее руководство управлениями по охране авторских прав

осуществляют правления соответствующих творческих союзов.

Управления выполняют широкий круг функций: представитель-

ство интересов авторов в суде, оказание юридической помощи

авторам, сбор и выплата авторам вознаграждения за испол-

нение произведений и др.

 

Так, согласно Положению об Управлении авторских прав

Союза художников СССР в его задачу входит <охрана осно-

ванных на действующем законодательстве личных и имущест-

венных авторских прав художников и искусствоведов как в пре-

делах СССР, так и за границей через соответствующие со-

ветские организации>. Аналогичным образом определены задачи

ВУОАП.

 

Практически, как отмечают В. А. Чертков и С. А. Черны-

шева, управления защищают права авторов независимо от их

членства в том или ином творческом союзе. (*28). К этому сле-

дует добавить, что управления выполняют свои функции и в

отношении защиты авторских прав иностранцев в СССР, когда

эти права основаны па нормах действующего законодательства

и международных соглашений, заключенных СССР. (*29).

 

3. Вопросы использования

неохраняемых произведений иностранных авторов

 

В предыдущем параграфе было отмечено, что произведени-

ям иностранных авторов, впервые выпущенным в свет на тер-

ритории СССР, предоставляется охрана и в отношении их при-

 

(**27) Подробнее об этом см.: <Творческие союзы в СССР (организационно-

правовые вопросы)>, гл. IV (авторы В. Л. Чертков и С. А. Чернышева),

стр. 219-252.

(**28) Там же. стр. 232-233.

(**29) О функциях ВУОАП в связи с осуществлением этих соглашений см.

гл. VII.

 

-199-

 

меняется принцип национального режима. В ином положении

находятся произведения, впервые выпущенные в свет или на-

ходящиеся в какой-либо объективной форме на территории

иностранного государства. Авторское право на такие произве-

дения признается в соответствии с международными соглашения-

ми, в которых участвует СССР (абз. 3 ст. 97).

 

В настоящем параграфе рассматривается вопрос о произведе-

ниях авторов тех государств, на которые не распространяется

охрана, предусмотренная международными соглашениями, участ-

ником, которых является Советский Союз. (*30). При отсутствии со-

глашения такие произведения иностранных авторов не пользуют-

ся в СССР правовой охраной. Это правило существовало до приня-

тия Основ гражданского законодательства, когда закон не защи-

щал авторского права на произведения, вышедшие в свет за

границей, если их авторами не были граждане тех государств,

которые заключили соответствующие соглашения с СССР. При

разработке Основ авторского права 1925 г. выдвигались предло-

жения о введении в отношении охраны авторских прав

иностранцев <начал взаимности>. Однако эти предложения при-

няты не были.

 

При пересмотре закона 1925 г. и принятии Основ авторского

нрава 1928 г. это положение было полностью сохранено, хотя

опять предлагалось его пересмотреть. (*31). Ст. 2 Основ 1928 г. пре-

дусматривала, что на произведение, появившееся в свет за гра-

ницей или находящееся там в той или иной объективной форме,

авторское право признается лишь при наличии специального со-

глашения СССР с соответствующим государством и лишь в пре-

делах, установленных таким соглашением.

 

Как уже подчеркивалось, это правило действует и в настоя-

щее время. Из него неизбежно вытекает, что при отсутствии

международных соглашений произведения иностранных авторов

должны быть отнесены к категории не охраняемых авторским

правом произведений.

 

Применительно к музыкальным произведениям в силу этого

основного принципа охрана не распространяется на произведе-

ния иностранных композиторов, впервые опубликованные (из-

данные или исполненные) за пределами СССР. (*32).

 

(**30) Анализ Всемирной конвенции об авторском праве 1962 г. см. в гл. 3,

а двусторонних соглашений, заключенных СССР с другими социалисти-

ческими странами -в гл. 7.

 

(**31) С. И. Раевич. Исключительные права. Л., 1926, стр. 123-124.

(**32) Н. Зильберштейн. Указ. соч., стр. 30.

 

-200-

 

Из ст. 97 Основ следует, что ни иностранный автор, ни его

правопреемник, ни наследник не вправе требовать выплату воз-

награждения за издание произведения на территории СССР, если

это произведение было выпущено впервые в свет на территории

иностранного государства. В связи с этим на практике возник

вопрос, имеет ли это правило советского законодательства толь-

ко материально-правовое значение, или также процессуальное

действие.

 

Этот вопрос возник в связи с рассмотрением в советских су-

дах в 1959 г. дела по иску Андриана Конан-Дойля к Издатель-

ству литературы на иностранных языках, Гослитиздату и др.

Поскольку материалы дела стали предметом подробного рассмот-

рения в зарубежной, в частности специальной, литературе по ав-

торскому праву, (*33), следует остановиться на этом деле. Иск к че-

тырем советским издательствам был предъявлен в Московском

городском суде Гарольдом Берманом, профессором права Гарвард-

ского университета, действующим по доверенности Андриана Ко-

нан-Дойля как администратора наследства писателя Артура Ко-

нан-Дойля. Истец требовал вознаграждения за издание на русском

языке произведений А. Конан-Дойля, рассматривая эту сумму как

неосновательное обогащение, и ссылался на ст. 399 действовавше-

го тогда ГК РСФСР 1922 г.

 

Постановлением от 15 ноября 1958 г. в приеме искового за-

явления было отказано со ссылкой на ст. 2 ГК РСФСР и ст. 2

Основ авторского права 1928 г. В этом постановлении указыва-

лось, что заявление Г. Бермана не подлежит принятию к рас-

смотрению в суде за отсутствием спора о праве гражданском. Со-

гласно ст. 2 ГК РСФСР в судебном порядке разрешаются споры

о праве гражданском, т. е. о праве, основанном на законах

СССР, законах союзных республик или на законодательстве ино-

странных государств в тех случаях, когда это допускается со-

ветскими законами или международными соглашениями СССР.

В соответствии со ст. 2 Основ авторского права СССР на про-

изведения, появившиеся в свет за границей или находящиеся за

границей в виде рукописей, эскизов, либо в иной объективной

форме, авторское право признается лишь при наличии специаль-

ного соглашения Союза ССР с соответствующим государством и

лишь в пределах, установленных этим соглашением. Поскольку

 

(**33) В. Berman. Rights of Foreign Authors under Soviet Law. <Bulletin of tha

Copyright Society of the USA>, 1959, vol. 7, N 7, p. 67-81; p. 246-247;

<Revue Internationale du Droit d'Auteur>, 1960, vol. 28, p. 172-174.

 

-201-

 

между СССР и Великобританией такого рода соглашения нет,

Г. Берман не вправе обращаться в суд с требованием выплатить

вознаграждение за издание произведений А. Конан-Дойля.

 

В жалобе, поданной в Верховный Суд РСФСР, Г. Берман про-

сил об отмене этого постановления, ссылаясь на то, что иск

предъявлен не о взыскании авторского вознаграждения, а на ос-

новании ст. 399 ГК РСФСР. Жалоба была оставлена без удовлет-

ворения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного

Суда РСФСР в своем определении отметила, что из искового

заявления и приложенных к нему материалов видно, что пред-

метом иска является требование взыскать вознаграждение за

переиздание советскими издательствами произведений А. Конан-

Дойля. При наличии специального закона об авторском праве,

определяющего условия и порядок его применения в отношении

произведений, появившихся за границей, предъявление к изда-

тельствам требования о взыскании вознаграждения за издание

таких произведений по иным основаниям следует рассматривать

как обход этого закона.

 

Судебная коллегия по гражданским делам, сославшись на ст.

2 Основ авторского права, признала, что у наследников А. Ко-

нан-Дойля отсутствует право на обращение в суд с иском о взы-

скании вознаграждения за переиздание его произведений на тер-

ритории СССР. Таким образом, требование об уплате гонорара

в отношении произведения при отсутствии специального между-

народного соглашения не подлежит вообще удовлетворению в

принудительном порядке. В приведенном выше деле суд сделал

вывод из ст. 2 Основ авторского права процессуального характе-

ра: при отсутствии международного соглашения иск об уплате

гонорара не может быть принят судом к рассмотрению. При этом

член городского суда сослался на ст. 2 Гражданского кодекса

РСФСР, устанавливающую, что <споры о праве гражданском раз-

решаются в судебном порядке>. По мнению суда, при отсутствии

международного соглашения авторское право на произведения,

появившиеся за границей, не признается законом, и поэтому суд

не может рассматривать такой иск по существу. (*34).

 

 Истец ссылался на ст. 399 ГК РСФСР, согласно которой <обо-

гатившийся за счет другого без достаточного, установленного за-

коном или договором основания обязан возвратить неосновательно

 

(**34) Подробнее об этом см.: М. М. Богуславский, А. А. Рубанов. Гражданско-

процессуальные права иностранцев в СССР. <Советский ежегодник меж-

дународного права. 1959>. Изд-во АН СССР, 1960, стр. 185-186.

 

-202- 

 

полученное>. Ссылка на ст. 399 как на основание иска была от-

вергнута судом с указанием на наличие специального закона об

авторском праве. Анализируя эту норму, можно отметить, что

обогащение не может быть за счет того, кто не имел права на

те или иные имущественные ценности. В данном случае иностран-

ный автор не имеет права на получение гонорара.

 

Из ст. 399 видно, что для возникновения обязательства из

неосновательного обогащения надо, чтобы такое обогащение за

счет другого <произошло без достаточного, установленного законом

или договором основания>. Издание же в СССР переводов с ино-

странных языков без обязанности уплаты гонорара было основано

на положениях советского законодательства в области авторского

права, устанавливающих принцип свободы перевода. (*35).

 

Следовательно, произведения, выпущенные в свет за рубежом,

при отсутствии международных соглашений могут свободно пере-

водиться без согласия и без уведомления об этом автора или его

правопреемников, а также без уплаты вознаграждения. К этим

произведениям неприменима ст. 102 Основ гражданского законо-

дательства Союза ССР, а также соответствующие правила респуб-

ликанского законодательства о переводе произведений на другой

язык (ст. 489, 491 ГК РСФСР и аналогичные статьи гражданских

кодексов других союзных республик), поскольку все эти правила

распространяются на произведения, охраняемые в СССР нормами

авторского права. Произведения же, о которых идет речь в дан-

ном случае, относятся к категории неохраняемых.

 

В то же время, как уже отмечалось, республиканское законо-

дательство предусматривает возможность объявить произведения

достоянием государства. Хотя в отношении произведений иност-

ранного автора, впервые выпущенных в свет за границей, дей-

ствует принцип свободы перевода, по тем или иным причинам

 

(**35) В кассационной жалобе по делу и в своей статье Г. Берман выдвигает

ряд мотивов, пытаясь обосновать исковые требования. Например, он ис-

ходит из того, что в силу национального режима требование по обяза-

тельствам из неосновательного обогащения может быть предъявлено на

равных основаниях и иностранцем (H. Berтап. Ор. cit. <Bulletin of the

Copyright Society of the USA>, 1959, vol. 7, N 7, p. 71-72). Но все эти

мотивы порочны в своей основе, поскольку в действительности речь идет

не о правоотношениях из неосновательного обогащения, а о правоотно-

шениях в области авторского права. Кстати говоря, в США при отсутст-

вии двусторонних соглашений иностранные авторы из стран, не участву-

ющих во Всемирной конвенции, также не имеют права требования ав-

торского вознаграждения.

 

-203-

 

может оказаться необходимым ограничить эту свободу. Может

быть объявлено монополией государства право перевода на языки

народов СССР произведений, выпущенных в свет за границей

(ст. 502 ГК РСФСР и аналогичные статьи гражданских кодексов

других союзных республик). В этом случае перевод будет по-

ставлен под контроль государства.

 

В прошлом иногда встречались случаи установления монопо-

лии государства на переводы произведений иностранных авторов.

Так, были объявлены достоянием РСФСР все переводы на русский

язык произведений Эптона Синклера. (*36).

 

При отсутствии международного соглашения авторское право

не признается за соответствующим лицом, а следовательно, у него

не возникает какого-либо права требования в отношении автор-

ских прав, точнее, этот автор не может выдвигать какие-либо

притязания на территории Советского Союза в случаях использо-

вания его произведений В.СССР.

 

Это не значит, однако, что в Советском Союзе не соблюдаются

личные права иностранных авторов. Практика идет по пути со-

блюдения права на авторское имя, на неприкосновенность произ-

ведения. Приведем одно из судебных дел, когда по иску пере-

водчика С. к Гостехиздату суд пришел к выводу о невозможности

удовлетворения иска, поскольку перевод книги иностранно-

го автора (речь шла о книге Нуррука <Курс физики>) не может

быть выпущен в свет издательством из-за того, что произведе-

ние иностранного автора совершенно переработано советскими

авторами и дополнено некоторыми оригинальными материалами.

Известны и другие случаи, когда в СССР литературные и дра-

матургические произведения находили фактическую защиту с точ-

ки зрения охраны личных прав иностранных авторов независимо

от того, что Советский Союз не участвовал в международных

соглашениях. Важно подчеркнуть тот факт, что, если произведе-

ние иностранного автора не охраняется на территории СССР, это

еще не означает возможности для какого-то лица присвоить себе

это произведение и вообще делать с ним что заблагорассудится.

Советское законодательство преследует присвоение авторства

(плагиат), а в понятие плагиата входят, по нашему мнению, и вы-

пуск произведения иностранного автора под своим именем. Ст.

141 Уголовного кодекса РСФСР, например, предусматривает уго-

ловную ответственность за <выпуск под своим именем чужого

 

(**36) СУ РСФСР, 1925, № 45, ст. 330.

-204-

 

научного, литературного, музыкального или художественного про-

изведения или иное присвоение авторства на такое произведе-

ние>. (*37).

 

Изучение практики издания иностранных авторов в СССР

показывает, что имя автора-иностранца (или его псевдоним) все-

гда указывается на издании. При выпуске монографии или бро-

шюры иностранного автора обычно на обороте титульного листа

помещается имя автора, название произведения, а также

место издания, наименование иностранного издательства на языке

оригинала.

 

Неприкосновенность произведения, сохранение стиля изложе-

ния зависят прежде всего от тщательного подбора переводчиков.

Высокое профессиональное качество перевода иностранных про-

изведений в СССР общеизвестно. Оно обеспечивается, в частно-

сти, большой работой, проводимой советскими издательствами во

избежание возможного дублирования при издании иностранных

произведений в СССР. (*38).

 

Итак, на территории Советского Союза фактически признают-

ся личные права иностранного автора, хотя юридически у него

нет права требовать такого признания. (*39).

 

Что касается имущественных прав, то иностранный автор не

вправе требовать, например, вознаграждения за издание его про-

изведения на территории Советского Союза, если оно ранее было

издано за рубежом. Было установлено, что некоторые издательст-

ва имеют право выплачивать гонорар иностранным авторам. Та-

кое право было предоставлено, в частности, Издательству иност-

ранной литературы. В ряде случаев гонорар выплачивается и дру-

гими издательствами. Если автор сотрудничает с издательством в

 

(**37) См. <Научно-практический комментарий Уголовного кодекса РСФСР>.

Изд-во <Юридическая литература>, 1964, стр. 303; см. также Н. Л. Зиль-

берштейн. Указ. соч., стр. 30-31.

 

(**38) В частности, для устранения возможного дублирования переводимых

книг зарубежных авторов любое издательство, прежде чем решить воп-

рос о переводе и издании той или иной книги зарубежного автора, согла-

совывает этот вопрос с соответствующей Главной редакцией Комитета по

печати при Совете Министров СССР (см.: Инструкция о порядке оформ-

ления издательствами учетных библиографических карточек на книги

зарубежных авторов, намечаемых к переводу>, утвержденная решением

Комитета по печати при Совете Министров СССР от 26 августа 1966 г.

<Справочник нормативных материалов для издательских работников>.

Изд-во <Книга>, 1969, стр. 12-13).

 

(**39) Об охраняемых в СССР произведениях см.  4.

 

-205-

 

подготовке русского издания, он получает вознаграждение, но оно

может выплачиваться и при отсутствии сотрудничества.

 

Практике советских издательств известны случаи заключения

договоров с иностранными авторами, хотя, как уже отмечалось,

произведения иностранных авторов могли издаваться в СССР и

без их согласия, и без заключения договоров. Так, в 1927 г. Гос-

издат заключил договор с американским писателем Теодором

Драйзером, а впоследствии Драйзеру по его просьбе выплачива-

лись крупные суммы за прошлые издания его произведений в

Советском Союзе. (*40). Выплачивалось вознаграждение также Э. Синк-

леру, Франку, Льюистону Хьюзу, Этель Войнич и другим авто-

рам. Иногда выплачивались гонорары иностранным ученым при

издании их трудов в СССР. Однако они не могут требовать упла-

ты гонорара, поскольку ни издательства, ни зрелищные предприя-

тия не обязаны выплачивать вознаграждение иностранным авто-

рам, произведения которых ранее были изданы или использова-

лись за рубежом, если эти произведения относятся к числу неохра-

няемых.

 

4. Правовой режим охраняемых в СССР

произведений иностранных авторов,

выпущенных в свет за границей

 

Как уже отмечалось, авторское право признается в СССР за

иностранцами на произведения, впервые выпущенные в свет за

рубежом, в соответствии с международными договорами или меж-

дународными соглашениями, в которых участвует СССР (ст. 97

Основ гражданского законодательства).

 

Произведения иностранных авторов, на которые распростра-

няется действие международных соглашений,  определяется

нами как <охраняемые произведения>.

 

Режим таких произведений характеризуется следующими мо-

ментами: во-первых, бед согласия обладателя авторских прав

произведение не может быть переведено и издано в СССР: во-

вторых, без согласия этого обладателя не могут быть произведе-

ны сокращения или какие-либо иные изменения; в-третьих, раз-

 

(**40) См.: Э. Драйзер. Моя жизнь с Драйзером (страницы из воспоминаний).

ИЛ, 1953, стр. 151-152; R. E. Kennell. Theodor Dreiser and the Soviet

Union (1927-1945). N 4, p. 59-60.

 

-206-

 

личные виды использования произведения (исполнение драмати-

ческого произведения, передача по радио и телевидению перево-

да произведения, не опубликованного в СССР, и др.) возможны с

согласия обладателей прав.

 

Таковы лишь общие положения, поскольку режим охраняемых

произведений определяются правилами как международного со-

глашения, так и внутреннего советского законодательства. В слу-

чае заключения соглашений по вопросам авторского права к про-

изведениям иностранных авторов - граждан государств, с кото-

рыми заключены соглашения, будут применяться правила этих

соглашении, а не нормы советского гражданского законодательст-

ва. Такое положение в отношении действия норм в области ав-

торского права полностью соответствует общему принципу граж-

данского законодательства о применении правил международного

договора, предусмотренному ст. 129 Основ гражданского законо-

дательства, согласно которой <если международным договором

или международным соглашением, в котором участвует СССР,

установлены иные правила, чем те, которые содержатся в со-

ветском гражданском законодательстве, то применяются правила

международного соглашения>.

 

Как следует понимать принцип национального режима в от-

ношении авторских прав иностранцев на произведения, впервые

вылущенные в свет за границей? Согласно закону (ст. 97 Основ),

эти права признаются в соответствии с международным согла-

шением. Однако, по нашему мнению, такие права могут осуще-

ствляться, как правило, лишь в рамках норм об авторском праве

советского законодательства, т. е. иностранцам может предостав-

ляться по соглашению меньший объем прав, чем советским граж-

данам, но не больший объем прав и не иные права, чем это уста-

новлено советским законодательством применительно к советским

авторам.

 

Так, авторское вознаграждение за использование произведе-

ний, на которое распространяется действие соглашения, не может

определяться по иным принципам, чем те, которые применяются

в СССР (например, в отношении литературных произведений в

зависимости от числа проданных экземпляров, а не по ставкам

гонорара, установленным в СССР при издании переводов произ-

ведений, если не будет установлено иное).

 

Следует также остановиться на проблеме использования охра-

няемых произведений иностранных авторов в СССР, в частности

путем их перевода и издания. Выше уже отмечалось, что совет-

ский автор сам не может осуществлять деятельность по изданию

 

-207-

 

и распространению своих произведений. Точно так же не вправе

делать этого и иностранец. Отсюда следует, что иностранный ав-

тор или его правопреемник (*41) должен будет заключить договор об

издании произведения в СССР с советской организацией, компе-

тентной па заключение таких договоров. По своему характеру

такой договор с иностранным контрагентом об использовании

произведения в СССР (об издании и т. п.) имеет характер внеш-

неторговой сделки, хотя и отличается некоторыми особенностя-

ми. Согласно ст. 124 Основ гражданского законодательства ино-

странные предприятия и организации могут совершать в СССР

внешнеторговые сделки <с советскими внешнеторговыми объеди-

нениями и другими советскими организациями, которым предо-

ставлено право совершения таких сделок>.

 

Отсюда можно сделать вывод о необходимости установить оп-

ределенный порядок заключения договоров такого рода. При ус-

тановлении этого порядка целесообразно было бы рассмотреть

следующие возможности.

 

Во-первых, советским издательствам, зрелищным предприяти-

ям и иным организациям может быть предоставлено право за-

ключать издательские и иные договоры с иностранными облада-

телями авторских прав из всех государств, на которые распро-

страняется действие соглашения (например, в отношении поста-

новки в театрах - Министерству культуры).

 

Во-вторых, может быть установлено, что такие соглашения за-

ключаются через специальную организацию, при обязательном ее

посредничестве.

 

Интересен опыт законодательства братских социалистических

стран, участвующих в различных международных соглашениях по

авторскому праву. Так, согласно параграфу 20 инструкции об

исполнении венгерского закона об авторском праве, если одна из

сторон является иностранной, предусматривается обязанность за-

ключения такого договора через Управление по охране авторских

прав (АРТИСЮС). Исключение сделано в отношении произведе-

ний изобразительного и прикладного искусства, договоры об

использовании которых, заключаются через фонд искусств, и ки-

нематографических произведений, договоры о которых заключают-

ся внешнеторговым предприятием <Хуангарофильм>. (*42).

 

(**41) Как известно, в капиталистических странах авторские правомочия и

большинстве случаев переходят к издательским и иным фирмам, в том

числе и в отношении использования произведений за границей.

(**42) <Обзор венгерского права>. Будапешт, 1969-1970, стр. 21.

 

-208-

 

Расширение количества договоров, заключенных с иностран-

ными обладателями авторских прав на использование охраняемых

в СССР произведений, потребует, очевидно, применения типовых

договоров на использование произведений иностранных авторов

(издательского, постановочного и др.).

 

5. Советское законодательство

в области авторского права

и международные соглашения

 

Заключение Советским Союзом двусторонних соглашений о

взаимной охране авторских прав (*43) сделало необходимым издание

нормативных актов, обеспечивающих практическое осуществление

этих соглашений (в частности, приказов руководителей соответ-

ствующих ведомств, инструкций, форм договоров и т. п.). Одна-

ко заключение этих соглашений не потребовало, как правило,

внесения изменений в действующее законодательство по автор-

скому праву. (*44). Это объясняется прежде всего отсутствием в этих

соглашениях материально-правовых норм. Иное положение может

создаться в случае присоединения СССР к многосторонним кон-

венциям по авторскому праву. И Бернская и Всемирная кон-

венции содержат материально-правовые нормы, существенно от-

личающиеся от соответствующих правил советского законодатель-

ства. Обе эти конвенции предусматривают, что государства-

участники обязаны принять необходимые меры для обеспечения

применения конвенции.

 

Во Всемирной конвенции говорится о том, что в момент, ког-

да какое-то государство заявит о присоединении к конвенции, оно

<будет в состоянии по своему внутреннему законодательству при-

менять постановления настоящей Конвенции> (ст. X).

 

В случае присоединения СССР к многосторонним соглашениям

в области авторского права принятие специальных норм, рас-

пространяющихся только на произведения граждан государств,

к которым применяются эти соглашения, представляется нам не-

возможным. Это объясняется, во-первых, тем, что Советское го-

сударство исходит в своем законодательстве из общего принципа

 

(**43) Такие соглашения были заключены с Венгрией и Болгарией (см. гл. 7).

(**44) Исключение составило введение в общесоюзное законодательство правила

о выплате гонораров за переводы научных произведений гражданам го-

сударств, с которыми заключены соглашении.

 

-209-

 

непредоставления иностранным гражданам иных прав, чем со-

ветским гражданам. Не может быть также оправдано, по нашему

мнению, в случае участия в конвенциях сохранение свободы пе-

ревода для произведений, впервые опубликованных на террито-

рии СССР, и установление разрешительного порядка для пере-

водов произведений, впервые опубликованных в странах - уча-

стницах многостороннего соглашения.

 

Таким образом, присоединение СССР к многосторонним кон-

венциям требует внесения изменений в советское законодательство

в области авторского права. Остановимся на основных различиях

между нормами советского законодательства и правилами Всемир-

ной конвенции об авторском праве и отметим, какие изменения и

дополнения были внесены в законодательство в связи с присоеди-

нением СССР в 1973 г. к Всемирной конвенции (в редакции 1952 г.)

 

Прежде всего рассмотрим право на перевод. Всемирная кон-

венция предусматривает, в качестве конвенционной нормы иск-

лючительное право делать и выпускать в свет переводы и разре-

шать переводы и выпуск их в свет (ст. V). Советское законо-

дательство исходило из принципа свободы перевода (ст. 102

Основ), что означает прежде всего возможность перевода произве-

дения и его издания без согласия автора и без заключения с

ним договора. В связи с присоединением СССР к Всемирной кон-

венции потребовалось внести изменения в ст. 102 Основ и соот-

ветствующие статьи республиканских гражданских кодексов,

а также в постановления Советов Министров союзных республик.

 

Однако, говоря о право на перевод, нельзя не обратить внима-

ние на то, что правила советского законодательства по вопросам

перевода не оставались неизменными, хотя сам принцип свободы

перевода сохранялся. (*45). В послевоенные годы законодательство со-

юзных республик установило выплату гонораров авторам при из-

дании их произведений в переводе на другой язык. Ст. 102 Основ

предусматривала, что право на вознаграждение за использование

произведения в переводе на другой язык принадлежит автору ори-

гинала в случаях, предусмотренных законодательством союзных

республик.

 

Отличие ст. 102 Основ 1961 г. от ранее действовавшего законо-

дательства (ст. 9 Основ 1928 г.) состоит также в том, что в ней

предусматривалась обязанность уведомлять автора о переводе

 

(**45) Подробнее об этом см.: Г. А. Кудрявцева. Принцип свободы перевода в

советском авторском праве. <Вестник МГУ>. Право, серия XII, 1970, № 1,

стр. 51-58.

 

-210-

 

его произведения, а также требование сохранения целостности и

смысла произведения, что не предусматривалось ранее. (*46). Кроме

того, новые гражданские кодексы союзных республик предусмат-

ривают, что автор может потребовать перевод для просмотра.

 

Таким образом, действующее до 1973 г. советское законода-

тельство уже предусматривало охрану как личных, так и имуще-

ственных прав автора в случае перевода его произведения. Тенден-

ция изменения внутреннего законодательства в СССР по вопросам

перевода объясняется тем, что в условиях достигнутых успехов

развития науки и культуры во всех союзных республиках отпала

необходимость в безгонорарном использовании произведений, напи-

санных на других языках.

 

Дальнейшее изменение правил о переводе произошло в 1973 г.

Ст. 102 Основ в редакции 1973 г. предусматривает следующее пра-

вило: Перевод произведения на другой язык в целях выпуска в

свет допускается не иначе, как с согласия автора или его правопре-

емников. Одновременно вследствие дополнения ст. 101 Основ было

установлено, что использование произведения автора (в том числе

перевод на другой язык) другими лицами допускается не иначе,

как на основании договора с автором или его правопреемником,

кроме случаев, указанных в законе.

 

Тем самым был осуществлен отказ от действовавшего ранее

принципа <свободы перевода>. Эти изменения вызваны как тен-

денцией развития внутреннего советского законодательства, опре-

деляемой успехами советской социалистической культуры, достиг-

нутыми за полвека существования СССР, так и необходимостью соз-

дания условий, позволяющих участвовать во Всемирной конвен-

ции.

 

Таким образом, изменение Основ свелось к установлению не-

обходимости получения согласия автора на перевод и к распрост-

ранению па эти случаи общего правила об использовании произ-

ведения только на основании договора с автором (или его право-

преемником).

 

(**46) Различные предложения об изменении этого законодательства, направ-

ленные на создание гарантий автора в отношении его права на непри-

косновенность произведения, высказывались Е. А. Флейшиц, В. И. Сереб-

ровским, А. В. Гордоном, З. Г. Крыловой и некоторыми другими автора-

ми (М. В. Гордон. Право перевода. <Ученые записки Харьковского юри-

дического института>, 1940, вып. 11, стр. 27: Е. А. Флейшиц. Указ. соч.,

стр. 196; З. Г. Крылова. Гражданско-правовая охрана личных нрав авто-

ра оригинального произведения и переводчика. <Вестник МГУ>. Серия

экономики, философии и права, 1958, № 1, стр. 100-102).

 

-211-

 

В то же время в ст. 102 Основ было включено правило, разре-

шающее в определенных случаях перевод произведений на другой

язык без согласия автора. Согласно этому правилу Основ компе-

тентные органы СССР могут в порядке, установленном законода-

тельством Союза ССР, разрешить перевод произведения на другой

язык и выпуск этого перевода в свет с соблюдением в соответст-

вующих случаях условий международных договоров или междуна-

родных соглашений, в которых участвует СССР.

 

Всемирная конвенция, например, как уже отмечалось выше,

предусматривает, что каждая страна-участница может в своем

внутреннем законодательство ограничить право перевода письмен-

ных произведений с соблюдением определенных правил, установ-

ленных конвенцией (ст. V). Речь идет о возможности выдачи ком-

петентным органом государства лицензий (разрешения) на пере-

вод произведения. (*47).

 

Существенное различие между правилами советского законо-

дательства и Всемирной конвенции имелось в вопросе о сроке дей-

ствия авторского права. По советскому законодательству автор-

ское право принадлежало автору пожизненно (ст. 105 Основ граж-

данского законодательства), а после его смерти, согласно пра-

вилам республиканского законодательства,- в течение 15 лет,

считая с 1 января года его смерти. Законодательством неко-

торых союзных республик были установлены сокращенные сроки

действия авторского права на отдельные виды произведений.

 

По Всемирной конвенции авторское право действует не менее

25 лет со дня смерти автора. При присоединении СССР к конвен-

ции необходимо было установить в общесоюзном законодательст-

ве более продолжительный срок действия авторского права, а

именно 25 лет после смерти автора.

 

Согласно условиям конвенции, минимальная продолжитель-

ность охраны фотографических произведений и произведений

прикладного искусства -10 лет с момента выпуска в свет такого

произведения. Ст. 105 Основ в редакции 1973 г. предусматривает,

что авторское право действует в течение всей жизни автора и

25 лет после его смерти, считая с 1 января года, следующего за го-

дом смерти автора. Законодательством союзных республик могут

быть установлены сокращенные сроки действия авторского права

 

(**47) Возможность издания перевода без согласия автора на условиях, уста-

новленных международными соглашениями, предусмотрена законами об

авторском праве Венгрии, ЧССР и ряда других государств.

 

-212-

 

на фотографические произведения и произведения прикладного

искусства. Эти сроки не могут быть менее 10 лет с момента вы-

пуска в свет такого произведения. (*48).

 

Как уже отмечалось, Всемирная конвенция об авторском пра-

ве обратной силы не имеет. Этим следует объяснить то обстоя-

тельство, что рассмотренные нами новые правила ст. 101 и 102 Ос-

нов (о праве перевода) применяются к правоотношениям, возник-

шим с 1 июня 1973 г.

 

Таким образом, проведенное нами рассмотрение вопроса об ав-

торских правах иностранцев в СССР показывает, что в отношении

произведений, впервые выпущенных в свет за границей, в СССР

существует два режима:

 

1) режим не охраняемых произведений, к числу которых отно-

сятся: а) произведения, на которые вообще не распространяется

Всемирная конвенция об авторском праве 1952 г. (*49); б) произведе-

ния, впервые опубликованные в странах - участницах Всемирной

конвенции до даты вступления этой конвенции в силу для СССР;

 

2) режим охраняемых произведений, к числу которых относят-

ся: а) произведения, опубликованные впервые в странах - участ-

ницах Всемирной конвенции или гражданами этих стран в других

государствах после даты вступления этой конвенции в силу для

СССР (*50); б) произведения, на которые распространяется действие

двусторонних соглашений о взаимной охране авторских прав, за-

ключенных СССР.

 

Рассмотренные нами новые правила Основ в области авторско-

го права были установлены Указом Президиума Верховного Со-

вета СССР от 21 февраля 1973 г. <О внесении изменений и допол-

нений в Основы гражданского законодательства Союза ССР и со-

юзных республик>. (*51).

 

(**48) Новые правила о сроке действия авторского права не применяются к

произведениям, срок действия авторского права на которые истек до

1 января 1973 г.

 

(**49) Произведения, впервые опубликованные в странах, которые не участву-

ют в конвенции, при условии, что их авторы - граждане стран, не уча-

ствующих в конвенции.

 

(**50) Конвенция действует для СССР с 27 мая 1973 г.

(**51) <Ведомости Верховного Совета СССР>, 1973, № 9, ст. 138.

 

-213-

 

Глава 6

 

ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ОХРАНЫ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ПРОИЗВЕДЕНИЙ СОВЕТСКИХ АВТОРОВ ЗА ГРАНИЦЕЙ

 

1. Советское законодательство

об охране произведений советских граждан

за рубежом

 

При издании и вообще использовании произведений науки,

литературы или искусства советских граждан за рубежом охрана

этих произведений может предоставляться на основе как совет-

ского законодательства, так и законодательства соответствующего

иностранного государства или международного соглашения, дейст-

вующего в отношениях между данным государством и СССР. Со-

ветское законодательство в области авторских правоотношений с

иностранным элементом исходит из территориального принципа.

В то же время в отношении произведений советских граждан он

сочетается с принципом гражданства. Основы гражданского за-

конодательства предусматривают, что авторское право признается

также за гражданами СССР, произведения которых впервые вы-

пущены в свет или находятся в какой-либо объективной форме

на территории иностранного государства (ст. 97). (*1).

 

Авторские права советского гражданина подлежат охране на

основании норм советского закона независимо от места создания

произведения и выпуска его в свет. Так, если советский гражда-

нин, будучи за границей, создал литературное произведение, ко-

торое было впервые там опубликовано, то авторские право на

такое произведение охраняется советским законом.

 

Точно так же автор и его наследники обладают авторскими

правами на музыкальное произведение, впервые исполненное за

рубежом, на произведение изобразительного искусства, созданное

за рубежом. Например, известный советский художник Мартирос

Сарьян во время своего пребывания в Париже в 1926-1928 гг.

 

(**1) Основы авторского права 1928 г. предусматривали, что <автор, состоящий

гражданином СССР, и его наследники в отношении произведения, появив-

шегося в свет в иностранном государстве или находящегося в виде ру-

кописи, эскиза или в иной объективной форме на территории иностран-

ного государства, независимо от наличия между СССР и этим государством

соглашения, предусмотренного ст. 2, пользуются защитой авторского пра-

ва на территории СССР> (абз. .1, ст. 3).

 

-214-

 

написал большое число картин. Авторские права М. Сарьяна на

эти картины охраняются советским законом, хотя они и были

созданы за рубежом.

 

Во всех этих случаях решающее значение для защиты автор-

ских прав имеет гражданство автора. Могут ли рассматривать-

ся как советские граждане те авторы, которые приняли совет-

ское гражданство после того, как произведение было создано и

выпущено в свет? Иными словами, распространяется ли охрана

по советскому праву на те произведения, которые были опубли-

кованы за рубежом до того, как их авторы стали советскими

гражданами?

 

По мнению М. В. Гордона, защита должна предоставляться

<независимо от того времени, когда данное произведение созда-

но>. <Мы защищаем,- писал он,- независимо от времени созда-

ния произведения, права всех авторов, которые приобрели совет-

ское гражданство в результате образования советских республик

в Латвии, Литве, Эстонии, при освобождении Западной Украи-

ны>. (*2). Это утверждение представляется правильным, причем не

только в отношении тех случаев, когда автор стал советским

гражданином в результате вхождения в Советский Союз тех или

иных республик вследствие территориальных изменений. Ре-

шающее значение придается тому, что в момент, когда возникает

вопрос об охране произведения, его автор является советским

гражданином. Принятие иностранца либо лица без гражданства

в советское гражданство влечет за собой, как нам представляет-

ся, охрану его прав и прав его наследников на основании норм

советского законодательства в отношении произведений, создан-

ных или опубликованных им за рубежом до принятия автора

в советское гражданство. (*3). Естественно, что речь может идти о

 

(**2) М. В. Гордон. Советское авторское право. Госюриздат, 1955, стр. 36.

(**3) Представляет интерес решение аналогичного вопроса по законодательст-

ву других социалистических стран. Так, венгерский закон № III от

1969 г. об авторском праве предусматривает, что на произведения, кото-

рые выпущены в свет за границей, охрана по этому закону распростра-

няется, в частности, в том случае, если автор его является венгерским

гражданином ( 2). Согласно Закону об авторском праве Народной Рес-

публики Болгарии, авторские права болгарского гражданина охраняются

на территории НРБ независимо от того, где произведение было создано

(абз. 3 ст. 10). Л. Аврамов и В. Таджер отмечают, что закон не проводит

различия между тем, стал ли автор болгарским гражданином по проис-

хождению, по месту рождения или вследствие натурализации. Права

болгарского гражданина защищаются независимо от того, когда было соз-

дано произведение. Защищается, например, произведение, созданное

болгарином, который жил и творил за границей, состоя в иностранном

гражданстве, если впоследствии он вышел из иностранного гражданства

и вступил в болгарское гражданство (Л. Аврамов, В. Таджер. Авторско

право на Народна Република България. София, 1965, стр. 289). Польское

же законодательство предоставляет защиту во всех случаях выхода про-

изведения в свет на польском языке независимо от места первого изда-

ния произведения.

 

-215-

 

тех случаях, когда срок действия авторского права, определяемый

по советскому закону, не истек. В тех случаях, когда произве-

дение было впервые выпущено в свет или находится в объек-

тивной форме на территории иностранного государства, автор-

ское право признается в СССР не только за советскими граж-

данами, но и за их правопреемниками. Что касается правопреем-

ников советского автора, не являющихся его наследниками, то

они могут получить защиту в СССР, если будет применяться

ст. 97 Основ в редакции 1973 г. Ранее они таких прав не имели.

Встречались случаи, когда права на произведения советского ком-

позитора, впервые исполненные за рубежом, перешли к какому-то

обществу владельцев авторских прав или фирме, занимающейся

выпуском пластинок, на основе заключенного с ней договора. Во

всех этих случаях на правопреемника автора - советского гражда-

нина не распространялись правила, предусмотренные советским

законом в отношении авторов - советских граждан и их наслед-

ников (ст. 97 Основ 1961 г.). (*4).

 

Объем и содержание охраны прав советских авторов полно-

стью определяются советским законодательством. Это, в частно-

сти, означает, что произведения советских граждан, впервые из-

данные за рубежом на иностранном языке, не могут быть переве-

дены в СССР без их согласия, если к ним будет применяться

ст. 102 Основ в редакции 1973 г. Одно и то же произведение совет-

ского автора, впервые изданное за рубежом, может пользоваться

одновременно охраной как в СССР (по правилам советского зако-

нодательства), так и за рубежом (в стране опубликования-по

правилам законодательства этой страны-или в другом государ-

стве на основании положений международных соглашений, в кото-

рых участвует страна, где было впервые опубликовано произведе-

ние советского автора).

 

Следует обратить внимание и на то, что творческие союзы

писателей, композиторов, художников и других творческих pa-

 

(**4) Правило такого рода содержалось и в ст. 3. Основ авторского права 1928 г.

См. об этом: В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского права.

Изд-во АН СССР, 1956, стр. 63; Б. С. Антимонов, Е. А. флейшиц. Авторское

право. Госюриздат, 1957, стр. 65-66.

 

-216-

 

ботников осуществляют защиту авторских прав советских граж-

дан не только в СССР, но и за рубежом. Так п. 27 Устава

Союза писателей СССР, утвержденного Четвертым съездом писа-

телей СССР 26 мая 1967 г., предусматривает, что <Правление

Союза писателей СССР защищает авторские и другие права пи-

сателей как в пределах СССР, так и за границей (через соот-

ветствующие советские органы)...>. Определенные функции в этой

области выполняет и Всесоюзное управление по охране авторских

прав (ВУОАП). Аналогичным образом решен вопрос и в других

творческих союзах. (*5). Охрана личных и имущественных авторских

прав художников и искусствоведов за границей через соответст-

вующие советские органы возложена на Управление охраны

авторских прав Союза художников СССР.

 

2. Охрана произведений советских граждан

за рубежом на основании постановлений

международных договоров и соглашений

 

Авторские права граждан СССР на произведения литературы,

науки, искусства могут признаваться за границей на основании

международных договоров, заключенных СССР с соответствующи-

ми государствами, и па основании постановлений многосторон-

них соглашений в области авторского права, в которых участвует

Советский Союз, а в некоторых случаях даже и при неучастии

СССР в этих соглашениях.

 

В договорной практике Советского государства вопрос о за-

ключении специальных двусторонних конвенций об охране автор-

ских прав возникал несколько раз.

 

В первом торговом соглашении между РСФСР и Великобри-

танией от 16 марта 1921 г. предусматривалось в ст. XII, <что

все вопросы, касающиеся прав и притязаний граждан одной из

сторон в отношении... художественной и литературной собственно-

сти на территории другой стороны, будут справедливо разрешены

в Договоре, упомянутом во Вступлении>. (*6). Имелся в виду общий

 

(**5) Так, в Уставе Союза архитекторов СССР предусмотрено, что <Правле-

ние Союза архитекторов СССР принимает на себя защиту авторских прав

членов Союза как в пределах СССР, так и через соответствующие органы

за границей...>

 

(**6) <Документы внешней политики СССР>, т. III. Госполитиздат, 1959, стр. 613.

 

-217-

 

договор, который должен был заменить это торговое соглашение.

В последующих соглашениях с Англией, в частности во времен-

ном торговом соглашении от 16 февраля 1934 г., постановлений

такого рода не содержалось.

 

О заключении специальной конвенции об авторских правах

шла речь также в договоре между СССР и Италией о торговле

и мореплавании от 7 февраля 1924 г. Ст. 18 договора предусмат-

ривала, что <урегулирование взаимной защиты прав... литератур-

ной и художественной собственности... уроженцев обеих Догова-

ривающихся Сторон предоставляется специальным конвенциям,

которые должны быть заключены в возможно кратчайший срок>.

Впредь до заключения конвенций эти права должны были осу-

ществляться <на территории каждой из обеих Договаривающих-

ся Сторон уроженцами другой Стороны в пределах и на условиях

постановлений внутренних законов и конвенций, соглашений или

международных Договоров, заключенных с тем из других госу-

дарств, которое в этом отношении является наиболее благоприят-

ствуемым>. (*7).

 

В советской литературе того времени отмечалось, что тем

самым договор предоставлял сторонам в вопросах авторского пра-

ва наибольшее благоприятствование. (*8). Однако это было не совсем

так, поскольку приведенное выше положение ст. 18 договора было

ограничено заключительным протоколом, в котором предусматри-

валось, что <впредь до заключения конвенций, предусмотренных

статьей 18-й, никакая из обеих Договаривающихся Сторон не мо-

жет требовать в силу сего Договора, а также в силу преиму-

ществ, вытекающих из оговорки о наибольшем благоприятство-

вании, в пользу своих уроженцев прав и привилегий, более

обширных, чем те, какие предоставляются ею самой уроженцам

другой Договаривающейся Стороны>. Из этого правила следовало,

что советские граждане в Италии не могли претендовать на пре-

доставление им больших прав, чем итальянским гражданам -

в СССР. Тем самым на советских граждан не распространялся

режим в области авторского права, предоставляемый Италией

гражданам государств - членов Бернской конвенции, участником

которой является Италия, поскольку СССР не участвует в этой

 

(**7) <Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключен-

ных СССР с иностранными государствами>, вып. II, стр. 114.

(**8) См., например: М. Плоткин. К вопросу о разрешении международных

коллизий в авторском праве. <Международная жизнь>, 1926, № 8, стр. 54-

55.

 

-218-

 

конвенции и не дает соответствующих прав, предусмотренных

конвенцией, итальянским гражданам в СССР.

 

Подписание таких специальных конвенций в области взаим-

ной охраны литературной и художественной собственности, <ко-

торые должны быть заключены в возможно кратчайший срок>,

было оговорено также ст. 13 Договора между СССР и Норвегией

о торговле и мореплавании от 15 декабря 1925 г. Та же статья

установила, что <впредь до заключения этих конвенций выше-

указанные права промышленной, литературной и художествен-

ной собственности будут осуществляться гражданами одной из

Высоких Договаривающихся Сторон на территории другой Сторо-

ны в пределах и на условиях постановлений внутренних законов

этой последней Стороны и международных конвенций, соглаше-

ний или договоров, заключенных ею с тем из других государств,

которое в этом отношении является наиболее благоприятствуе-

мым>. (*9).

 

Вопрос об установлении взаимной охраны литературной и ху-

дожественной собственности был поставлен также в Договоре,

подписанном 12 октября 1925 г. между СССР и Германией.

В ст. 7 Соглашения об охране промышленной собственности,

представлявшего собой часть договора, предусматривалось, что

<Договаривающиеся Стороны вступят в возможно скором времени

в переговоры о заключении соглашения о взаимной охране лите-

ратурной и художественной собственности>. (*10).

 

В связи с постановкой вопроса в ряде международных дого-

воров 20-х годов о заключении специальных соглашений по охра-

не авторских прав в советской литературе обсуждалась возмож-

ность заключения таких соглашений и их содержании. (*11). Наи-

более отчетливо позиция по этому вопросу была сформулирована

М. Плоткиным. Он исходил из желательности заключения дву-

сторонних соглашений, предусматривающих особый режим для

произведений иностранных авторов в СССР и защищающих пра-

ва советских авторов за рубежом. При этом он считал, что

 

(**9) СЗ СССР, 1926, отд. 1, № 26, ст. 163.

 

(**10) В протоколе от 21 декабря 1928 г. к договору предусматривалось, что оба

правительства <в первой половине 1929 г., в возможно ранний срок,

вступят в переговоры о заключении соглашения относительно взаимной

охраны авторских прав на литературные и художественные произведе-

ния>.

 

(**11) Подробнее об этом см.: Я. А. Канторович. Авторское право. Юриздат,

1926, стр. 20-21; М. Плоткин. Указ. соч. <Международная жизнь>, 1928,

№ 8. стр. 53-59.

 

-219-

 

<в конвенцию должно быть внесено правило, что исключитель-

ное право автора на перевод своего произведения не должно

давать ему возможности> запрещать перевод. <Исключительное

право должно заключаться лишь в праве на получение гонора-

ра>. (*12). Предлагалось также установить краткие сроки (примерно

в три-четыре года), в течение которых авторы могли бы поль-

зоваться правом на перевод.

 

Если для переводов художественных произведений предлага-

лось предоставить такое право с определенными ограничениями,

то для переводов научных, учебных произведений предлагалось

исходить из сохранения полной свободы перевода. (*13).

 

Переговоры о заключении конвенции о взаимной охране автор-

ских прав проводились в 1931 г. с Германией, однако они были

безрезультатными. В германской литературе того времени отме-

чалось, что немецкая сторона не могла согласиться с тем, чтобы

договор исходил из принципа формальной взаимности (взаимно-

го предоставления национального режима), а также из сохране-

ния права свободы перевода для научных произведений. В отно-

шении перевода других произведений, а также исполнения

музыкальных и драматических произведений предлагалось преду-

смотреть взаимную выплату гонорара авторам этих произведе-

ний - гражданам СССР и Германии. Предметом разногласий стал

и вопрос о сроке действия авторского права. (*14).

 

Все приведенные выше положения торговых договоров, заклю-

ченных до второй мировой войны, не имели практического зна-

чения. Формально в послевоенный период сохранил свое действие

лишь договор с Норвегией. Постановление о заключении конвен-

ции в области авторского права было включено только в торго-

вый договор 1948 г. с Чехословакией. (*15).

 

(**12) М. Плоткин. Указ. соч. <Международная жизнь>, 1928, № 8, стр. 57.

(**13) Там же, стр. 58. Такая же точка зрения была выражена Я. А. Канторови-

чем (Я. А. Канторович. Указ. соч., стр. 20-21).

 

(**14) <Die deutsch-ruasischen Verhandlungen uber das Urheberrecht>.-<Osteu-

ropa>, 1930/31, S. 693-694; Klauer. Die Urheberrechtsverhandlungen in

Moskau. GRUR, 1931, H. 9, S. 891-894; G. Kirstein. Die Verhandlungen

fiber den Urheberrechtsschutz zwischen Deutschland und der USSR. <Borsen-

blatt>, 1931, N 176, S. 709-711; A. Baum. Die deutsch-hissischen Urheber-

rechtsverhandlungen im Lichte der internationalen Urheberrechtsentwick-

lung. GRUR, 1931, H. 10, S. 1061-1067. В послевоенной литературе см. об

этом: H. W. Baade. Deutschland, die Sowjetunion und das Urheberrecht.

<Neue Juristische Wochenschrift>, 1955, H. 51/52.

(**15) Статья 17 Договора о торговле и судоходстве между СССР и Чехословаки-

ей 1948 г. предусматривала, что <Договаривающиеся Стороны в ближай-

шее время приступят к переговорам относительно заключения соглаше-

ний по вопросам поселения и об охране прав на литературную и худо-

жественную  собственность>   (<Сборник действующих договоров...>,

вып. XIII, стр. 359).

 

-220-

 

В последующие годы двусторонние соглашении о взаимной

охране авторских прав были заключены СССР с зарубежными

социалистическими странами. (*16).

 

Кроме того, вопросы авторского права регулируются в дву-

сторонних соглашениях по специальным вопросам. Мы имеем в

виду соглашения, заключенные с рядом государств о сотрудни-

честве в области радиовещания и телевидения, а также о со-

трудничество в области кинематографии. Такие международные

соглашения были подписаны Комитетом по радиовещанию и теле-

видению при Совете Министров СССР с соответствующими ор-

ганизациями Гвинеи, Дании, Ирака, Канады, Марокко, Кипра,

Швеции, Японии и других государств. Соглашения предусматри-

вают широкий обмен радиопрограмм, записей музыкальных про-

изведений, телепрограмм, телефильмов и т. д.

 

Остановимся на отдельных правилах этих соглашений. Так,

соглашение о сотрудничестве в области радиовещания и телеви-

дения между СССР и Марокко от 27 октября 1966 г. предусмат-

ривает, что <ответственность за охрану авторских прав несет

Сторона, направляющая материалы> в соответствии с действую-

щим в ее стране законодательством (ст. 8). (*17).

 

Аналогичное правило содержится в советско-японском согла-

шении от 8 ноября 1968 г., в котором предусматривается, что

расходы, связанные с обеспечением авторских прав на произве-

дении, использованные в направляемых радио- и телепрограм-

мах, несет сторона-отправитель (ст. 5). (*18).

 

Таким образом, все приведенные соглашения исходят из прин-

ципа применения законодательства страны, где произведение

было использовано в радио- и телевизионной программе.

 

В соглашениях о сотрудничестве в области кинематографии

(с Италией, Францией) были затронуты отдельные вопросы ав-

торского права. Так, в частности, в советско-французском согла-

шении от 8 июля 1967 г. регулируется вопрос о неприкосновенно-

сти фильмов (ст. 18). (*19).

 

(**16) Подробнее см. гл. 7.

 

(**17) <Сборник действующих договоров...>, вып. XXIV, стр. 429.

(**18) <Сборник действующих договоров...>, вып. XXV, стр. 467.

(**19) Далее в этом соглашении предусматривается, что <при обмене програм-

мами, авторские права на которые находятся в компетенции третьей

страны, Сторона, направляющая такую программу, обязана заранее уве-

домить другую Сторону о возможных расходах, связанных с использова-

нием этой программы, и дать детальную информацию об авторах, компо-

зиторах, музыкантах, отрывках из фильмов и всего другого, что может

быть связано с оплатой авторских прав за пределами страны, к которой

принадлежит   отправитель  (<Сборник действующих   договоров...>

вып. XXV, стр. 376).

 

-221-

 

Советский Союз участвовал и в некоторых многосторонних

соглашениях, затрагивавших проблемы авторского права. Речь

идет прежде всего о заключенных в 1947 г. мирных договорах

с Италией и другими странами. Однако необходимо сразу сказать,

что для охраны прав советских авторов эти постановления прак-

тического значения не имели. (*20).

 

В послевоенный период Советский Союз стал участником от-

дельных многосторонних соглашений в области культурного и

научного сотрудничества, затрагивающих некоторые вопросы ав-

торского права. В качестве примера можно указать па многосто-

ронние конвенции 1958 г. об обмене ведомственнными публика-

циями и о международном обмене публикациями, к которым

СССР присоединился в 1962 г. (*21).

 

Таким образом, охрана авторских прав советских граждан за

рубежом может осуществляться в странах - участницах много-

сторонних международных соглашений в случае присоединения

к ним Советского Союза, а также в тех государствах, с которы-

ми СССР заключил специальные соглашения о взаимной охране

авторских прав.

 

Поскольку СССР присоединился в 1973 г. к Всемирной конвен-

ции об авторском праве 1952 г., правила этой конвенции будут при-

меняться ко всем произведениям советских авторов, изданным в

СССР после той даты, с которой эта конвенция вступит в дейст-

вие для СССР. (**22). В странах-участницах к произведениям совет-

ских авторов будут применяться как правила Всемирной конвен-

ции, так и в силу принципа национального режима правила ме-

стного законодательства.

 

В то же время авторские права советских граждан за рубе-

жом могут возникать в отдельных случаях на основании поло-

 

(**20) См. об этих постановлениях: И. С. Перетерский, М.М. Богуславский. Мир-

ные договоры 1947 года. В кн.: Л. Оппенгейм. Международное право, т. II,

полутом 2. ИЛ, 1958, стр. 483 и сл.

(**21) <Ведомости Верховного Совета СССР>, 1962, № 37, ст. 381; 1963, № 7,

ст. 83-84.

(**22) С 27 мая 1973 г. Текст конвенции см. в Приложения.

 

-222-

 

жении многосторонних конвенций и при неучастии в них Совет-

ского Союза.

 

Как уже отмечалось, Бернская конвенция предоставляет охра-

ну тем произведениям граждан стран, не участвующих в конвен-

ции, которые были впервые опубликованы в стране - члене Сою-

за (п. 1 ст. 6). Всемирная конвенция также охраняет произве-

дения граждан государств, не участвующих в конвенции, если

эти произведения впервые вышли в свет на территории госу-

дарства - участника Всемирной конвенции.

 

Отсюда следует, что если произведение советского автора было

впервые издано за рубежом (например, отдельные произведения

М. Горького впервые были изданы до войны в берлинском изда-

тельстве) (*23), то этим произведениям предоставляется охрана во

всех других странах-участницах Бернской конвенции.

 

Аналогичное правило действует в отношении музыкальных

произведений, созданных или впервые опубликованных в стра-

нах - участницах Бернской или Всемирной конвенций. Эти про-

изведения пользуются охраной во всех странах - участницах кон-

венции независимо от гражданства автора. В качестве примера

можно привести некоторые произведения композитора Сергея

Прокофьева, опубликованные впервые в Париже, Лейпциге, Лон-

доне. Отдельные его произведения были опубликованы одновре-

менно в СССР и в странах - участницах конвенций. В этих

странах на произведения С. Прокофьева распространяется охра-

на, предусмотренная соответствующими конвенциями. (*24).

 

В западной юридической литературе оживленно обсуждался

вопрос об авторских правах на произведение советского автора,

выпущенное впервые в свет на территории государства - участ-

ника Бернской конвенции не на языке оригинала, а в переводе.

Этот вопрос возник в связи с тем явно нездоровым интересом,

который проявили буржуазные издательства к роману Б. Пастер-

нака <Доктор Живаго>, интересом, объясняемым исключительно

стремлением использовать этот роман в целях антисоветизма.

Произведение было впервые опубликовано на итальянском языке

миланским издательством Фельтринелли. После этого переводы

 

(**23) В начале 20-х годов частным издательством Гржебина в Берлине при со-

действии М. Горького был издан на русском языке ряд книг как самого

Горького, так и других авторов (см. <Новый мир>, 1966, № 6, стр. 210-

211>.

 

(**24) Отсюда вытекает, в частности, также и право наследников композитора

на получение соответствующих отчислений.

 

-223-

 

публиковались в других странах (более чем на 20 языках). Та-

ким образом, <страной происхождения> произведения в данном

случае явилась Италия. По мнению Е. Ульмера, охрана, предо-

ставляемая Бернской конвенцией, а также Всемирной конвенцией,

поскольку Италия участвует в них обеих, распространяется не

только на итальянский перевод, но и па все тексты этого про-

изведения, опубликованного на других языках, в том числе и на

текст оригинала. Произведение не охранялось бы только в том

случае, если бы оно впервые было опубликовано в Советском

Союзе. (*25). По мнению же других авторов, охрана перевода про-

изведения в подобных случаях сомнительна, поскольку сам ори-

гинал произведения не пользуется охраной в странах - участни-

цах Бернской конвенции. (*26). Первая точка зрения об охране про-

изведений, впервые выпущенных не на языке оригинала, а в

переводе, является в специальной литературе по авторскому пра-

ву господствующей. 

 

В отношении одновременного опубликования Бернская кон-

венция предусматривает, что если гражданин страны, не участ-

вующей в конвенции, опубликовал свое произведение одновре-

менно в этой стране и в стране - члене Союза, то такому про-

изведению предоставляется охрана (п. 1 <б> ст. 3). (*27). Это пра-

вило имеет практическое значение для произведений советских

авторов, если они были изданы одновременно в СССР и в какой-

либо стране - участнице конвенции.

 

Указанные выше положения отразились в практике В/О

<Международная книга> и других советских организаций при из-

дании за границей произведения советского автора по передан-

ной объединением иностранному издательству рукописи (при

первом издании за рубежом или при одновременном издании в

СССР и за границей) и при издании за границей музыкальных

произведений советских композиторов, которые ранее в СССР

не издавались, а распространялись только в рукописной форме. (*28).

Поскольку в этих случаях издание является первым опублико-

 

(**25) Е. Ulmer. Originalwerk und Bearbeitung im internationalen Urheberrecht

GRUB, Int.. 1964, H. 12, S. 613 usw.

(**26) Такое мнение обосновывалось, в частности, В. Гольдбаумом (VFITA, 1959

Bd. 29, III, S. 32-39: см. также: Е. Ulmer. Urheberrechtsfragen in den Ве-

ziehungen zwischen Westen und Osten. GRUR. Int., 1968, H. 12, S. 410).

(**27) О том, что понимается в конвенции под одновременным выпуском в

свет, см. выше, в гл. 3.

(**28) См. об этом: <Правовое регулирование внешней торговли СССР>, гл. XX

(автор А. H. Быков). Внешторгиздат, 1961, стр. 362.

 

-224-

 

ванием произведения в стране - участнице многосторонней кон-

венции, то это произведение советского автора приобретает кон-

венционную охрану на всей территории действия соответствую-

щей конвенции. Возникающие в связи с этим права могут быть

использованы В/О <Международная книга> как организацией, осу-

ществляющей определенные авторские права, или другой совет-

ской организацией, для издания и распространения произведения

в любом другом государстве - участнике Бернской либо Всемир-

ной конвенции. Этими обстоятельствами объясняется стремление

зарубежных музыкальных издательств, заключивших договоры с

В/О <Международная книга> о предоставлении исключительного

права выпуска в свет произведений советских композиторов на

соответствующей территории, публиковать их одновременно или

почти одновременно с изданием в СССР.

 

По свидетельству Е. Ульмера, на практике положения Берн-

ской конвенции об одновременном опубликовании применялись

чаще всего именно в области музыки. (*29).

 

Положения международных соглашений и при неучастии в

них СССР имеют практическое значение для охраны произведе-

ний советских авторов в случаях совместного производства филь-

мов. Если одним из продюсеров фильма является фирма стра-

ны - участницы Бернской конвенции, то на такое кинопроизве-

дение распространяется действие конвенционных правил.

 

3. Охрана произведений советских граждан

за рубежом на основании постановлений

внутреннего законодатсльства

 

Охрана за границей авторских прав советских граждан, чьи

произведения впервые изданы или исполнены в СССР, при отсут-

ствии международных соглашений Советского Союза с иностран-

ным государством осуществляется на основании положений мест-

ного законодательства.

 

В подавляющем большинстве государств авторские права ино-

странных граждан признаются лишь при участии этих государств

в международных соглашениях или на началах взаимности.

 

(**29) Е. Ульмер ссылается при этом на практику такой организации, как Ang-

li-Soviet Music Press (Е. Ulmer. Urneberrechtsfragen in den Beziahungen

zwischen Westen und Osten. GRUR. Int., 1968, H. 12, S. 410).

 

-225-

 

Длительное время определенное изъятие из этого правила со-

ставляло французское законодательство. Во Франции еще со вре-

мен Французской буржуазной революции авторское право предо-

ставлялось всем гражданам, в том числе и иностранцам, и взаим-

ности при этом не требовалось. Закон от 19 июля 1793 г. не

ставил никаких условий для признания авторских прав за ино-

странцами, он говорил об охране прав авторов вообще. Затем

декрет 1852 г. во Франции прямо обеспечил охрану прав ино-

странных авторов, произведения которых были опубликованы

впервые вне Франции. Ст. 1 декрета запрещала контрафакцию

на французской территории произведений, опубликованных за гра-

ницей. Редакция текста декрета породила неясности. Прежде все-

го не определялась четко сфера его действия (в частности, оста-

валось неясным, распространяется ли декрет на драматургические

и музыкальные произведения). (*30). Это законодательство позволяло

французским фирмам приобретать права на произведения неко-

торых советских авторов и обеспечивать охрану этих прав, в том

числе и личных прав авторов на территории Франции. Так, обще-

ство <Ле Шан дю Монд>, получив при посредстве Союза компо-

зиторов СССР и В/О <Международная книга> монопольное право

на использование на территорий Франции ряда музыкальных

произведений, осуществляло и защиту прав советских компози-

торов на основе приведенных выше положений французского за-

конодательства.

 

В практике применения этого законодательства значительную

роль сыграли решения французских судов по делу о фильме

<Железный занавес>. Это дело возникло по иску французского

общества <Ле Шан дю Монд> к американским компаниям <Фокс

Эуропа> и <Фокс твентиес сенчури>. Суть его заключалась в

следующем. Американская кинокомпания <Фокс твентиес сенчури>

выпустила антисоветский фильм <Железный занавес>, использо-

вав в нем музыкальные произведения известных советских ком-

позиторов: Прокофьева, Хачатуряна, Мясковского и Шостакови-

ча - вопреки протестам авторов. Фильм был ввезен во Францию

американской компанией по прокату кинокартин <Фокс Эуропа>

и показан в 1949 г. в Париже, в зале, который эксплуатиро-

вался г-ном Лартиг. По требованию Общества <Ле Шан дю Монд>,

являвшегося представителем и приобретателем прав указанных

 

(**30) Это было определено судебной практикой (см.: Н. Desbois. La protection

des oeuvres eitrangeres en France (en l'absense de Convention). Dr. aut.,

1963 N 9, p. 225-226.

 

-226-

 

советских авторов во Франции, полицейский комиссар квартала

Фобур дю Руль в Париже 7 июля 1949 г. наложил арест на

фильм <Железный занавес> в соответствии со ст. 3 Закона от

19 июля 1793 г. Тогда американские компании <Фокс твентиес

сенчури> и <Фокс Эуропа>, с одной стороны, и г-н Лартиг, с дру-

гой, возбудили в Гражданском суде департамента Сены дело про-

тив Общества <Ле Шан дю Монд>, требуя снятия ареста и взы-

скания с ответчика убытков в возмещение понесенного ими ма-

териального ущерба. Арест был отменен под тем предлогом, что

якобы общество <Ле Шан дю Монд> не имело доверенности от

советских композиторов и тем самым <не имело права> высту-

пать в защиту их интересов. На него была возложена уплата в

возмещение убытков американских фирм 3 млн. фр., а также

500 тыс. фр. директору зала, в котором демонстрировался фильм

в момент конфискации. (*31).

 

Общество подало апелляционную жалобу, и дело перешло на

рассмотрение Парижского суда. Участвующие в деле американ-

ские кинокомпании утверждали, что иностранцы, происходящие

из страны, не имеющей в данной области международного со-

глашения с Францией, могут ссылаться лишь на декрет 1852 г.,

в частности, на специально изданную для них норму, определяю-

щую те права, которыми они могут пользоваться во Франции.

Этот декрет считает контрафактными лишь произведения, неза-

конно воспроизведенные за границей, и, следовательно, он непри-

меним к такому произведению, как фильм <Железный занавес>,

изготовленный <законным образом> в Соединенных Штатах. По-

этому <Ле Шан дю Монд> не имеет права ссылаться на совер-

шенную якобы контрафакцию.

 

Как отмечалось во французской литературе, суд не пожелал

высказаться о том, была ли совершена контрафакция в смысле

декрета 1852 г.; он исключил это возражение по тем мотивам,

что общество <Ле Шан дю Монд> основывало свой иск не на

указанном декрете, а на ст. 3 закона от 19 июля 1793 г. Суд

применил эту норму, не обращаясь к преамбуле декрета 1852 г.,

который впервые во Франции распространил закон 1793 г. и дру-

гие нормативные акты на произведения иностранных авторов,

подвергшиеся контрафакции вне французской территории и вве-

зенные во Францию. (*32). В решении суда была подтверждена

 

(**31) См. <Известия>, 1 июня 1950 г.

 

(**32) К. Stoyanovitch. Le droit d'auteur dans les rapports entre la France et les

pays socialistes. Paris, 1959, p. 226.

 

-227-

 

законность ареста, отмененного судом первой инстанции, и возло-

жена уплата убытков в пользу общества <Ле Шан дю Монд> на

американские компании.

 

В решении Парижского суда применение закона 1793 г., так

же, как это было сделано раньше в отношении декрета 1852 г.,

было связано с наличием соответствующих авторских прав по

национальному закону авторов. В решении говорилось: <Установ-

лено, что четверо заинтересованных композиторов, согласно совет-

скому законодательству, а именно постановлению от 16 мая и

закону от 8 октября 1928 г., пользовались в СССР правами, ко-

торые они уступили обществу <Ле Шан дю Монд>. (*33).

 

В дальнейшем дело стало предметом рассмотрения граждан-

ской палаты Кассационного суда Франции, вынесшего 22 декаб-

ря 1959 г. решение в пользу общества <Ле Шан дю Монд>. Ре-

шение этой инстанции по делу имело принципиальное значение и

вызвало многочисленные отклики в литературе. (**34). В нем отмеча-

лось, что <иностранцы пользуются во Франции всеми граждан-

скими правами, кроме тех, в которых им отказано прямым по-

становлением закона; никакая норма не лишает иностранцев -

авторов литературных или художественных произведений, пер-

воначально изданных или исполненных за пределами Франции,

как в данном случае, права пользования во Франции вытекающей

из авторского права монополией на эксплуатацию произведения>.

 

Значение этого решения, кроме еще одного подтверждения

применения принципа национального режима в отношении ино-

странных произведений, первоначально изданных или исполнен-

ных за границей, состояло также и в том, что декрет от 28 мар-

та 1852 г. толкуется таким образом, что иностранный драматург

или композитор может претендовать во Франции не только на

право воспроизведения произведения, но и на право его испол-

нения. (**35).

 

Что же касается вопросов применения права, то это реше-

ние, как и предыдущее, исходило в основном из принципа при-

 

(**33) Текст решения см.: Dr. aut, 1954, N I, p. 16-17. Rev crit. de dr. int. pr.,

1953, p. 739 и сл. Об этом решении писали также А. Дюбуа (<Bevue tri-

mestrielle de droit commercial>, 1953, p. 668); P. Плезан (<Juris Classeur

Periodiqiie, 1953, p. 7667); <Annales de la proprieta industrielle>, 1953,

p. 51).

(**34) Ci.: <Journal Dalloz>, 1960, p. 93; Rev. crit. de dr. int. pr., 1960, p. 1361; Clu-

net, 1961, p. 422.

(**35) H. Desbois. La protection des oeuvres etrangeres en France, p. 225.

 

-228-

 

менения lex fori. В решении отмечалось: <апелляционный суд,

находя, что вышеназванные композиторы, равно как и их пра-

вопреемник-общество <Ле Шан дю Монд>, имеют согласно за-

конодательству Советского Союза - страны происхождения про-

изведений, по поводу которых возник спор, исключительное пра-

во на эти произведения, на законном основании решил, что

гражданско-правовая охрана против совершенных во Франции

посягательств на принадлежащие им права должна быть пре-

доставлена в соответствии с французским законом, не проводя-

щим различий в зависимости от места первого издания или

исполнения произведения>. Отсюда можно было бы сделать вы-

вод, что меры охраны прав и порядок их осуществления опре-

деляются только законом суда, т. е. законом страны, где ис-

прашивается охрана. Однако предпосылка предоставления такой

охраны - наличие самих авторских прав, что определяется за-

коном страны происхождения произведения. Суд, как отмечал

А. Дебуа, исходил из того, что на произведения иностранных

авторов распространяется французский закон при одном лишь

условии, которое состоит в том, что в стране происхождения

действует хотя бы только сам принцип предоставления автору

исключительного права на его произведение. (*36).

 

Такова была судебная практика во Франции до принятия

закона от 8 июля 1964 г.

 

Декрет 1852 г. был отменен законом № 57-298 от 11 марта

1957 г. о литературной и художественной собственности. (*37). Однако

этот закон не только не изменил сложившейся ранее практики

по вопросам прав иностранцев, но еще четче подчеркнул при-

равнивание иностранцев к французским гражданам. Ст. 70 закона,

дополняющая ст. 425 Уголовного кодекса, предусматривает: <Кон-

трафакция на французской территории произведений, опублико-

ванных во Франции или за границей, карается штрафом... Так

же караются сбыт, ввоз и вывоз контрафактно воспроизведен-

ных экземпляров>. Таким образом, иностранное произведение,

подвергшееся контрафакции во Франции, получает охрану неза-

висимо от гражданства автора и места первой публикации про-

изведения. Если же первая публикация состоялась во Франции,

 

(**36) Ibid., р. 228-230.

 

(**37) Закон вступил в силу с 14 марта 1958 г., и с этого дня прекратил свое дей-

ствие декрет 1852 г. Текст закона см.: Dr. aut., 1957, N 7, p. 116-121; N8,

p. 133-137.

 

-229-

 

произведение пользуется охраной французского закона, даже

когда контрафакция совершена в иностранном государстве.

 

Таким образом, произведения советских авторов пользовались

во Франции полной охраной как в силу декрета 1852 г., так и в

силу принципа полного приравнения иностранных авторов к на-

циональным, из которого исходила судебная практика и который

затем был закреплен законом от 11 марта 1957 г. (*38).

 

Существовавшая во Франции практика защиты авторских

прав в отношении любого произведения, независимо от того, в ка-

кой стране оно было впервые опубликовано, была изменена в

середине 60-х годов (*39): 8 июля 1964 г. был принят закон о при-

менении принципа взаимности в области охраны авторского пра-

ва. (*40). Во исполнение этого закона 6 марта 1967 г. был принят

специальный декрет. (*41). Каково содержание закона и декрета,

применяемых во Франции, в частности, к произведениям совет-

ских авторов?

 

 

Статья 1 закона предусматривает, что <с соблюдением поло-

жений международных конвенций, в которых участвует Фран-

ция, в тех случаях, когда после консультации с министром ино-

странных дел устанавливается, что какое-либо государство не

обеспечивает произведениям, впервые обнародованным в какой

бы то ни было форме во Франции, достаточной и эффективной

охраны, произведения, впервые обнародованные на территории

этого государства, не пользуются охраной, предоставляемой в об-

ласти авторского права французским законодательством>.

 

Таким образом, закон ввел во Франции, по примеру законо-

дательства других стран, принцип взаимности. В то же время,

как отмечалось в правительственном обосновании мотивов нового

закона, представленном в Национальную ассамблею при первом

чтении законопроекта, не требуется для предоставления охраны

произведениям иностранных авторов заключения международного

 

(**38) См.: К. Stoyanovithc. Ор. cit, р. 228.

 

(**39) Об обсуждении предложений о внесении изменений в эту практику и, в

частности, о введении во французское законодательство принципа вза-

имности см.: H. Desbois. Ор. cit. Dr. aut., 1963, N 9, p. 225-232.

(**40) Текст закона см.: <Journal Officiel>, 9.VII 1964. Dr. aut., 1964, N 9 p. 217;

Анализ закона см.: A. Francon. La loi du 8 juillet 1964. sur l'application

du principe de reciprocite en matiere de droit d'auteur. Rev. crit. de dr. int.

pr., 1965, N 2, p. 279-303.

 

(**41) Текст см.: <Journal officiel>, 10.III 1967; анализ декрета см.: A. Francon.

Le decret d'application de la loi, du 8 juillet 1964 en matiere de protection

du droit d'auteur. Rev. crit. de dr. int. pr., 1967, N 4, p. 667-681.

 

-230-

 

договора между Францией и иностранным государством. Иными

словами, достаточно будет установления и фактической взаим-

ности.

 

Статья 1 закона, вводя принцип взаимности в качестве ус-

ловия охраны произведений иностранных авторов во Франции,

вместе с тем предусматривает, что <не допускаются никакие по-

сягательства на целостность и авторство этих произведений>.

 

Отсюда следует, что по закону 1964 г. так же, как и в со-

ответствии с предшествующим законодательством, во Франции

могут быть обеспечены личные права советских авторов.

 

В отношении выплаты авторского гонорара за использование

во Франции произведений, которым на основании закона 1964 г.

охрана не предоставляется, предусматривается следующая систе-

ма. Взимание гонорара, в частности при издании и исполнении

произведений, производится, но он выплачивается не автору,

а определенным организациям, перечень которых установлен дек-

ретом 1967 г. К их числу относятся Общество авторов, компо-

зиторов и издателей музыки (САКЕМ) и др. Взнос соответст-

вующих платежей в соответствующие фонды и их использование

в целях, <представляющих общий или профессиональный инте-

рес, подконтрольны государственному министерству, ведающему

вопросами культуры> (ст. 3 декрета). Практически эти суммы

вносятся на особые счета и не расходуются.

 

Французский закон от 8 июля 1964 г. не распространяется

на права, которые были ранее приобретены французскими пра-

вопреемниками (ст. 2 закона). Эта статья имеет в виду договоры

о предоставлении исключительного права перевода и распрост-

ранения во Франции произведений, права на которые были за-

свидетельствованы (out ete deposes) в каком-либо государстве

до опубликования закона. Обратное действие закона 1964 г. ог-

раничено тем, что сохраняются права, приобретенные до его опуб-

ликования французскими правопреемниками.

 

Определенный интерес представляет и законодательство Ар-

гентины. В этой стране авторские права предоставляются ино-

странцам наравне с аргентинскими гражданами. (*42). Чтобы ино-

странные авторы получали соответствующие гонорары в Аргенти-

не, они должны быть членами какой-либо аргентинской органи-

зации, охраняющей авторские права. Из этого следует, что на

произведения советских авторов, в частности на музыкальные

 

(**42) Об этом ом.: Р. С. Acebey. Derecho de autor. Buenos Aires, 1967.

-231-

 

произведения, исполняемые в Аргентине, распространяются пра-

вила аргентинского законодательства об авторском праве.

 

Что же касается законодательства других государств, оно, как

правило, исходит из принципа взаимности в охране авторских

прав на произведения, впервые опубликованные за рубежом.

В то же время иностранные авторы не лишены в ряде случаев

возможности претендовать на охрану своих личных прав, даже

если это прямо не вытекает из норм закона. Так, Е. Ульмер

отмечает в своем курсе авторского права, что в ФРГ иностран-

ные авторы, не пользующиеся охраной, могут в соответствии с

господствующей точкой зрения по меньшей мере притязать на

охрану личных прав. (*43).

 

4. Правовые формы использования

произведений советских авторов за рубежом

с участием советских организаций

 

Как уже отмечалось, охрана произведений советских авторов

за рубежом может быть обеспечена либо в силу постановлений

международных договоров, заключенных Советским Союзом с со-

ответствующим иностранным государством, либо в силу распрост-

ранения на эти произведения положений многосторонних кон-

венций или внутреннего законодательства. Такая охрана будет

обеспечена прежде всего благодаря участию СССР во Всемирной

конвенции. Ранее, ввиду неучастия СССР в многосторонних кон-

венциях и отсутствия двусторонних соглашений с капиталистиче-

скими и развивающимися странами, в этих государствах произве-

дения советских авторов не пользовались правовой охраной. (*44).

 

Таким образом, произведения советских авторов, впервые опуб-

ликованные в СССР, могли быть переведены, изданы и исполнены

в других странах без согласия авторов либо советских органи-

заций, имеющих права на эти произведения.

 

Однако широкий интерес к произведениям советской литера-

туры, науки и искусства приводил к тому, что издательские и

иные фирмы капиталистических государств вступали в соответ-

ствующие правоотношения с советскими организациями в связи

с изданием и исполнением советских произведений за рубежом.

 

(**43) Е. Ulmer. Urheber- und Verlagsrecht, 1960, S. 102.

 

(**44) Ci. об этом: <Правовое регулирование внешней торговли СССР>, стр. 357-

365.

 

-232-

 

<Многие издательские и театральные организации и фирмы ка-

питалистических стран,- отмечал А. Н. Быков,- заинтересованы

в заключении договоров с советскими авторами или представи-

телями этих авторов на использование их произведений, чтобы

таким образом закрепить свое первенство в этом деле и быть

уверенными, что советские авторы или их представители не зак-

лючат аналогичных договоров с другими конкурирующими фир-

мами>. (*45). Практические потребности, делающие необходимыми

развитие таких операций, состоят, в частности, в желательности

получения своевременной информации о выходящих в СССР про-

изведениях, в привлечении авторов к работе над текстом пере-

вода, к написанию предисловия, к участию в постановке и т. п.

Что же касается кинопроизведений, то их демонстрация за ру-

бежом и показ по телевидению, как правило, невозможны без

заключения соответствующих договоров с советскими организа-

циями.

 

В Советском Союзе ряд государственных и общественных ор-

ганизаций, являющихся самостоятельными юридическими лица-

ми, управомочены на совершение определенных операций с ино-

странными фирмами. К их числу относится прежде всего В/О

<Международная книга>. Это одна из старейших советских

внешнеторговых организаций, созданная в 1923 г. Она проводит

операции по экспорту и импорту книг, газет, журналов, нот,

граммофонных пластинок, почтовых марок для коллекций. Кро-

ме того, согласно своему Уставу, утвержденному министром

внешней торговли, объединение осуществляет операции по из-

данию за рубежом произведений советских авторов. К объеди-

нению перешли правомочия Литературно-музыкального агентства,

специальной советской организации, занимавшейся в 30-х и 40-х

годах представительством за рубежом прав и интересов советских

авторов и созданной в свое время Всесоюзным обществом куль-

турной связи с заграницей (ВОКС). (*46).

 

В развитие этих правомочий В/О <Международная книга>

заключила комиссионный договор с Союзом советских компози-

торов СССР, по которому последний от имени своих членов

уполномочил объединение осуществлять на монопольных началах

распространение, издание, переиздание, исполнение или воспроиз-

ведение иным образом за границей музыкальных произведений

 

(**45) Там же, стр. 358.

 

(**46) Там нее, стр. 359; Б. Н. Городецкий. Правовое положение писателей и

композиторов (справочвик). М., 1946, стр. 15-16.

 

-233-

 

советских композиторов. Это соглашение предоставило, в частно-

сти, В/О <Международная книга> правомочия заключать со-

ответствующие договоры с иностранными фирмами.

 

Экспорт и импорт кинофильмов на монопольных началах осу-

ществляет советская внешнеторговая организация В/О <Совэкс-

портфильм>. (*47). Другая советская организация - <Совинфильм>

организует совместные кинопостановки. Она передаст также и ав-

торские права зарубежным фирмам. Операции по изданию и

распространению за рубежом литературных и научных произ-

ведении советских авторов проводятся советской общественной

организацией-Агентством печати <Новости> (ДПН), имеющей

свое издательство.

 

Ряд иностранных издательств заказывает АПН или агентст-

вам, представляющим В/О <Международная книга>, написание

работ, в частности научного характера, специально для данного

издательства. Рукописи представляются на иностранном языке.

Издательство приобретает авторское право в соответствующих

странах на эти работы, и они впервые публикуются па иностран-

ном языке за границей. (*48).

 

Советские книги и другие произведения советской культуры,

ранее изданные в СССР, за границей распространяются на ос-

нове соглашений с В/О <Международная книга>. Эта органи-

зация заключает соглашения или о продаже книг, которые уже

изданы в СССР, за определенную сумму, или о публикации со-

ответствующей книги издательством. Если речь идет об издании,

<Международная книга> принимает на себя обязательство пред-

ставить текст рукописи для перевода и обеспечить участие ав-

тора в подготовке книги, как-то: написать предисловие или ока-

зать другую необходимую помощь. Иностранное издательство

часто заинтересовано быстрее получить рукопись советского ав-

тора, чем готовый экземпляр книги, изданной в СССР.

 

При этом объединение может взять на себя обязательство при

условии надлежащего выполнения иностранным издательством

договора не предоставлять аналогичных прав другим фирмам

и не экспортировать советские издания данной книги на том же

языке.

 

В договоре определяется срок работы издательства над кни-

гой и выпуска ее в продажу определенным минимальным ти-

 

(**47) Устав этого объединения см.: <Внешняя торговля>, 1960, № 8.

(**48) Такова, например, практика западногерманского издательства <Экон> и

некоторых других издательств.

 

-234-

 

ражом, территория, на которой издательство в соответствии с до-

говором может распространять изданную им книгу.

 

В обязанности издательства по договору входит издание кни-

ги в определенный срок, предоставление объединению бесплат-

ных авторских экземпляров и выплата определенного вознаграж-

дения, которое может состоять из единовременно уплачиваемой

суммы либо из процентных отчислений с розничной цены каждого

проданного экземпляра книги. В последнем случае обычно пре-

дусматривается уплата определенной суммы в виде аванса в счет

будущих процентных отчислений. Вознаграждение, перечисляе-

мое объединению, включает в себя как авторский гонорар, так

и оплату услуг, оказываемых объединением. (*49).

 

Таким образом, <Международная книга> предоставляет по сог-

лашению монопольное право иностранному издательству на опуб-

ликование и распространение книги в соответствующей стране.

В результате возникают взаимные обязательства между двумя

организациями: <Международной книгой> и иностранным изда-

тельством. Такие обязательственные отношения устанавливаются

только между этими организациями, а третья фирма может ту же

книгу купить в Советском Союзе и издать ее, не спрашивая

разрешения ни у <Международной книги>, ни у ее контрагента

по соглашению.

 

По свидетельству ряда авторов западноевропейских стран,

это обстоятельство отрицательно сказывалось на издании и рас-

пространении советской литературы за рубежом. Так, западно-

германский литератор Рольф Италиандер, выступая на пятом

конгрессе Международной федерации переводчиков (ФИТ), ссы-

лался на то, что некоторые западногерманские издательства воз-

держиваются от публикации произведений советских авторов

именно потому, что любой издатель ФРГ может печатать со-

ветские произведения без договорной или иной правовой охраны,

подтверждением чему служат факты выпуска в ФРГ параллель-

но двух изданий одного и того же произведения советского ав-

тора. Эти издательства предпочитают <не принимать участия в

такого рода конкуренции>. (*50).

 

К аналогичным выводам пришла делегация издательских фирм

США, посетивших СССР. В своем докладе делегация отметила,

 

(**49) <Правовое регулирование внешней торговли СССР>, стр. 361. Аналогич-

ные договоры заключаются на издание за рубежом музыкальных произ-

ведений советских композиторов, па воспроизведение картин из советских

коллекций.

(**50) <GEMA - Nachrichten>, 1967, N 7.

 

-235-

 

что <без предоставления исключительного права издание пере-

водов очень рискованно, потому что два или больше американ-

ских издателей могут одновременно решить перевести популяр-

ную советскую книгу>. (*51). По мнению этой делегации, такой

фактор риска в значительной степени ограничивает число совет-

ских книг, публикуемых в переводе. При этом говорилось так-

же, что, хотя <Международная книга> и предоставляет по до-

говорам такое исключительное право, антитрестовское законо-

дательство США не дает возможности ограничить другие аме-

риканские фирмы в отношении издания той или иной книги, и,

кроме того, эта же книга может быть издана на английском

языке в Англии, Канаде или в любой другой стране. (*52).

 

Как уже отмечалось, интерес к советской науке,  культуре,

в частности к литературе, в мире все время возрастает. Все

большее число произведений советских авторов издается и ис-

пользуется за рубежом. Для осуществления операций по изда-

нию и иному использованию этих произведений заключаются со-

ответствующие договоры с иностранными организациями и фир-

мами. В результате присоединения СССР к Всемирной конвенции

об авторском праве, а также дальнейшего заключения двусторон-

них соглашений число таких договоров резко возрастет. Какова

же их природа? А. Н. Быков обращал внимание на то, что опера-

ции по изданию и исполнению в капиталистических странах про-

изведений советской науки, литературы, музыки имеют коммерче-

ский характер, в частности, потому, что они предусматривают

уплату авторского гонорара и, следовательно, относятся к внешне-

торговым операциям. В силу же действующих в СССР правил о

монополии внешней торговли советские физические и юридиче-

ские лица не могут проводить коммерческие операции за грани-

цей без разрешения Министерства внешней торговли. (*53).

 

(**51) <Book Publishing in the USSR>. Report of the Delegation of U. S. Rook

Publishers Visiting the USSR, Aug. 20 - Sept. 17, 1962, .p. 106.

(**52) Ibid., p. 109.

 

(**53) <Правовое регулирование внешней торговли СССР>, стр. 359. Еще в 1920 г.

этот вопрос возник в связи с необходимостью издания за границей наи-

более важной для страны литературы. Постановление СНК о книгоизда-

тельстве за границей от 27 апреля 1920 г. предусматривало, что <догово-

ры, которые будут заключены по вопросам печатания русских изданий

за границей, подлежат рассмотрению в обычном установленном для сего

порядке. Исполнение этих договоров на местах контролируется в обыч-

ном же порядке Наркомвнешторгом и его органами (п.5))>. Цит. по: <Из-

дательское дело в первые годы Советской власти>. Сборник документов.

Изд-во <Книга>, 1972, стр. 73.

 

-236-

 

Это положение нуждается в некоторых уточнениях. Дого-

воры, о которых идет речь, обладая чертами внешнеторговый

сделки, в то же время являются договорами о реализации ка-

ких-то авторских прав, и этим предопределена их специфика. Да-

лее. Субъектами соответствующих отношений и области культур-

ного и научного сотрудничества выступают различные советские

государственные и общественные организации. Правильнее было

бы говорить о монополии государства на осуществление внеш-

них экономических, научно-технических и культурных связей.

Но даже если говорить о монополии внешней торговли, то она

понимается в советской юридической литературе шире. Эта мо-

нополия состоит, в частности, в том, что советское государство

определяет, какие органы и в каком порядке проводят соответ-

ствующие операции. (*54).

 

Передача прав на использование произведений советских

авторов за границей должна осуществляться с обязательным уча-

стием советских организаций. Эти организации выступают в каче-

стве правопреемников авторов. Ст. 98 Основ гражданского законо-

дательства (в редакции 1973 г.) предусматривает, что порядок

предоставления авторами - гражданами СССР прав на использо-

вание их произведений на территории иностранного государства

устанавливается законодательством Союза ССР. (*55).

 

Право на любое использование произведений советского авто-

ра (издание, публичное исполнение, исполнение по радио и теле-

видению и т. п.) за границей может быть предоставлено только

через посредство специально уполномоченной на то советской ор-

ганизации и с разрешения советской организации (издательства,

театра и т. п.), которая первая использовала это произведение в

СССР. Правило о таком использовании произведений за рубежом

было бы желательно закрепить в типовых издательских и иных

договорах. Далее, следовало бы в нормативном порядке опреде-

 

(**54) Подробнее об этом см.: В. С. Поздняков. Государственная монополии

внешней торговли в СССР. Изд-во <Международные отношения>, 1969,

стр. 165.

 

(**55) Если произведение советского автора было передано для использования

за границу с нарушением такого порядка, то иностранное издательство,

впервые опубликовавшее произведении за рубежом, не может предъяв-

лять какие-то претензии по поводу дальнейшего использования этого

произведения на территории СССР. Это прямо auoaeaao ec aac. 4 no.  97

Основ (в редакции 1973 г.), предусматривающего, что за иностранными

правопреемниками авторов-граждан СССР авторское право признается

на территории СССР в случаях передачи им этого права в порядке, уста-

новленном законодательством Союза ССР.

 

-237-

 

лить, что советские организации, впервые использовавшие произ-

ведение в СССР (издательства и др.), заключают договоры об ис-

пользовании произведений за границей через специальную орга-

низацию.

 

Особый порядок заключения таких договоров установлен и в

законодательстве зарубежных социалистических государств. (*56). Тем

самым обеспечиваются как государственные интересы стран социа-

лизма, так и надлежащая охрана прав и интересов авторов при

использовании их произведений за рубежом.

 

Развитие практики заключения договоров на издание и пуб-

личное исполнение произведений советских авторов за рубежом

делает необходимым и рассмотрение ряда дополнительных проб-

лем, которые ранее в литературе не обсуждались.

 

Прежде всего остановимся на вопросах применения права к

таким договорам. Каких-либо специальных коллизионных норм

в этой области в советском законодательстве нет. Что же ка-

сается правил о сделках вообще, то ст. 125 Основ гражданского

законодательства определяет закон, применяемый к форме сдел-

ки. Предусматривается, что <форма сделки, совершаемой за гра-

ницей, подчиняется закону места ее совершения. Однако сделка

не может быть признана недействительной вследствие несоблю-

дения формы, если соблюдены требования законодательства Сою-

за ССР и соответствующей союзной республики. Форма внешне-

торговых сделок, совершаемых советскими организациями, и по-

рядок их подписания, независимо от места совершения этих

сделок, определяются законодательством Союза ССР>. В принци-

пе эта статья может быть применена к рассматриваемым догово-

рам. Следует также иметь в виду, что советские издательства

 

(**56) Так,  20 Закона ЧССР от 25 марта 1965 г. о произведениях литерату-

ры, науки и искусства предусматривает, что за границу автор передаст

право на использование произведения при посредничестве социалистиче-

ской организации, определенной для этого (<Бюллетень чехословацкого

права>, 1966, № 3, стр. 52). В ГДР  2 Распоряжения об охране автор-

ских прав через Бюро авторских прав от 7 февраля 1966 г. установле-

но, что передача авторско-правовых правомочий по использованию авто-

рами или иными управомоченными лицами, которые являются гражда-

нами или учреждениями ГДР (включая издательства и предприятия),

партнерам, находящимся вне пределов ГДР, требует до заключения до-

говора разрешения Бюро авторских прав. Платежи по таким договорам,

заключенным с разрешения Бюро, переводятся Бюро авторских прав для

дальнейшей выплаты управомоченным лицам. Бюро авторских прав

контролирует выполнение договоров и оказывает правовую помощь (GBL,

1966, Т. II, N 21, S. 107).

 

-238-

 

обязаны заключать издательские договоры в письменной форме.

Это установлено действующими в СССР нормативными актами.

Сложнее вопрос о выборе права, подлежащего применению к

содержанию издательского договора с иностранной фирмой или

организацией.

 

Хотя в подавляющем большинстве случаев возникающие по

таким договорам споры и разногласия между сторонами будут

решаться без обращения в суд, важно, чтобы заранее было из-

вестно, из положений законодательства какой страны нужно ис-

ходить.

 

Какой коллизионный принцип следует взять за основу? Ст. 126

Основ гражданского законодательства предусматривает, что <пра-

ва и обязанности сторон по внешнеторговой сделке определяют-

ся по законам места ее совершения, если иное не установлено

соглашением сторон>. Однако специфика рассматриваемых дого-

воров требует, на наш взгляд, иного решения. В зарубежной

литературе вопрос о применении права к издательским догово-

рам с иностранным элементом вызвал большую дискуссию. (*57).

Наиболее обоснованны, на наш взгляд, соображения о том, что

следует руководствоваться законодательством страны местонахож-

дения издательства. Именно в этой стране проходит основная

деятельность по реализации договора. Этот принцип совпадает

в данном случае и с принципом применения законодательства

страны исполнения договора (lex loci solutionis). Кроме того,

в подобных случаях могут возникать и проблемы защиты автор-

ских прав. В силу же территориального характера действия ав-

торского права эти права могут обеспечиваться на основании

законодательства страны издательства.

 

Что же касается споров по договору, то их рассмотрение в

суде по месту нахождения издательства наиболее целесообразно.

При отсутствии в договоре нормы о применении права суд будет

использовать <свое> право, т.е. закон страны (lex fori).

 

Могли бы быть высказаны соображения против такого реше-

ния, в пользу применения закона места заключения договора.

Этот принцип, как уже отмечалось, применяется в СССР в от-

ношении содержания внешнеторговых сделок. Если издательский

договор считать заключенным в момент, когда он подписан авто-

ром в его стране, куда договор был направлен издательством,

то этим можно обосновать применение законодательства страны

автора. Выдвигались также соображения в пользу применения

в подобных случаях личного закона автора.

 

(**57) См. об этом: Y. Mackeitsen. Der Verlagsvertrag ini internationalen Privat-

recht. Bonn, 1984.

 

-239-

 

Глава 7

 

ВОПРОСЫ АВТОРСКОГО ПРАВА

ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ СОТРУДНИЧЕСТВА СССР

С ЗАРУБЕЖНЫМИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИМИ СТРАНАМИ

 

1. Значение культурного

и научного сотрудничества СССР

с социалистическими странами

 

Культурная революция в странах мировой системы социа-

лизма создала необходимые предпосылки для организации ши-

рокого культурного и научного сотрудничества между социа-

листическими странами. Это сотрудничество содействует быстро-

му и всестороннему расцвету национальных культур, науки и

техники. Его организация на основе пролетарского интернацио-

нализма означает, что оно осуществляется на началах равнопра-

вия и взаимопомощи, глубокого уважения к культуре иных

народов, к их национальным особенностям и традициям. Ком-

мунистическая партия Советского Союза в содружестве с ком-

мунистическими и рабочими партиями других социалистических

стран считает своей задачей в области культуры <постоянное

развитие всех форм культурного сотрудничества и общения на-

родов социалистических стран, взаимного обмена культурными

достижениями, поощрение совместной творческой деятельности

работников науки, литературы и искусства>. (*1).

 

В резолюции по Отчетному докладу ЦК КПСС XXIV съезд

партии поручил ЦК КПСС всемерно расширять сотрудничество

с социалистическими государствами в области международной

политики, экономической интеграции, укреплять научные и куль-

турные связи. (*2). Важнейшее значение имеет реализация Комп-

лексной программы социалистической экономической интеграции

стран - членов СЭВ, принятой XXV сессией СЭВ в июле 1971 г.

 

Возрастающее значение науки и техники для обеспечения вы-

соких темпов и эффективности экономического развития стран -

членов СЭВ требует более полного использования возможностей

 

(**1) <XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза>. Стеногр. от-

чет, т. III, Госполитиздат, 1962, стр. 330.

 

(**2) <XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза>. Стеногр. от-

чет, т. II, Политиздат, 1971, стр. 222.

 

-240-

 

и преимуществ международного социалистического разделения

труда и объединения усилий стран - членов Совета для решения

научных и технических проблем, представляющих взаимный ин-

терес.

 

Научно-техническое сотрудничество - органическая часть со-

трудничества стран-членов СЭВ, цель которого-содейство-

вать достижению наивысшего уровня в решающих областях

науки и техники, скорейшему и широкому использованию научно-

технических результатов в народном хозяйстве.

 

Сотрудничество в области науки и культуры проводится на

основе тесной взаимосвязи и сочетания его многосторонних и

двусторонних форм, что позволяет полнее учитывать националь-

ные интересы и специфику отдельных стран и обеспечивать

гибкость и оперативность в решении интересующих их проблем.

 

Вопросы развития культурного и научного сотрудничества со-

циалистических стран занимают важное место в переговорах их

партийных и правительственных делегаций. Эти вопросы регу-

лируются в различных договорах и соглашениях, заключенных

Советским Союзом с другими социалистическими странами.

 

В специальных долгосрочных соглашениях о культурном и

научном сотрудничестве, заключенных Советским Союзом со все-

ми социалистическими странами, закреплены социалистические

принципы, на которых оно осуществляется. (*3). В качестве примера

можно привести соглашение между СССР и Польшей о куль-

турном и научном сотрудничестве от 14 декабря 1970 г. (*4).

 

В преамбуле этого документа, в частности, отмечается, что

правительства СССР и ПНР заключили соглашение, <руковод-

ствуясь коренными интересами строительства коммунизма в СССР

и социализма в ПНР и укрепления идейного единства на основе

принципов марксизма-ленинизма, а также будучи убежденными

в том, что культурные и научные связи служат этим интересам,

сближают народы обоих государств и играют важную роль во

взаимном обогащении национальных культур>.

 

Согласно ст. 1 советско-польского соглашения договариваю-

щиеся стороны обязуются содействовать дальнейшему развитию

и углублению сотрудничества в области науки, высшего образо-

вания, просвещения, культуры, литературы и издательского дела,

изобразительного искусства, печати, музыки, театра, кино, радио

 

(**3) См. об этом: <Международно-правовые формы сотрудничества социали-

стических государств>. Изд-во <Наука>, 1962, стр. 325 и ел.

(**4) <Ведомости Верховного Совета СССР>, 1971, № 38, ст. 374.

 

-241-

 

и телевидения, культурно-просветительной работы и в других

областях. Соглашение предусматривает широкое применение раз-

личных форм сотрудничества. Рассмотрим некоторые из них.

 

В области науки предусматривается, в частности, создание

совместных научно-исследовательских координирующих органов и

редакционных коллективов, оказание содействия в публикации

совместных сборников статей и отдельных научных работ (ст. 3),

сотрудничество между издательскими и книготорговыми орга-

низациями, взаимный перевод наиболее интересных книг в об-

ласти художественной, молодежной, детской, научной и научно-

популярной литературы другой страны, издание совместных работ

по актуальным проблемам современности (ст. 6). Будет оказы-

ваться содействие совместному производству фильмов, поощрять-

ся углубление непосредственных связей между агентствами печа-

ти, редакциями газет и журналов, осуществляться совместные

радио- и телевизионные передачи, совместное производство теле-

визионных фильмов и т. д.

 

Для выполнения соглашений о сотрудничестве между отдель-

ными ведомствами и организациями принимаются межгосудар-

ственные планы культурного и научного сотрудничества и рабо-

чие планы (протоколы).

 

В этих соглашениях предусматриваются обычно следующие

основные формы использования в одной стране произведений

литературы, науки или искусства, созданных в другой стране:

1) переводы, издание и распространение книг и публикаций ав-

торов другой страны; 2) постановка, исполнение, показ и по-

пуляризация произведений литературы и искусства другой стра-

ны; 3) демонстрация и распространение кинофильмов другой

страны, а также совместная работа по производству кинофиль-

мов; 4) обмен радио- и телевизионными программами, музы-

кальными записями, телефильмами и телехроникой, а также

сотрудничество в создании совместных радио- и  телевизион-

ных программ и телевизионных фильмов.

 

Среди этих форм сотрудничества важное место занимает сот-

рудничество между издательствами социалистических стран, в том

числе и между издательствами, выпускающими научную лите-

ратуру. Советские издательства с каждым годом расширяют об-

мен планами изданий, взаимную помощь в издании переводных

работ, подготовку издания совместных работ.

 

Издательства социалистических стран сотрудничают в самых

разнообразных формах. Еще на первой конференции представи-

телей издательств социалистических стран в Лейпциге в апреле

 

-242-

 

1957 г. предусматривались такие формы, как обмен годовыми

планами выпуска литературы, списками книг, рекомендуемых

для перевода, оказание помощи при издании переводных книг

и т. д. (*5). В частности отмечалось, что <по принятым к переводу

книгам каждое издательство сообщает другому издательству, в от-

вет на его запрос необходимые замечания и пожелания к из-

данию (дополнения, исправления и т. д.), а также связывает

его при необходимости с автором переводимой книги>. (*6).

 

Вопрос о совместных изданиях также рассматривался на этой

конференции. В ее рекомендациях отмечалось, что объектами

совместных изданий могут быть серии книг, научные моногра-

фии, монографии по искусству, различные издания для читате-

лей, говорящих на одном языке, но живущих в разных странах,

переводные словари, научно-технические справочники, географи-

ческие карты, учебные, наглядные пособия и т. п. Рекомендова-

лось в отношении каждого совместного издания заключать <спе-

циальное соглашение, которым устанавливались организационные

и экономические условия, чтобы каждая страна в конечном счете

по возможности несла соответственные материальные затраты.

Желательно, чтобы такие издания осуществлялись на безвалют-

ной основе>. (*7).

 

Дальнейшему улучшению организационных форм культур-

ного и научного сотрудничества и призвано способствовать ре-

шение проблем взаимной охраны авторских прав граждан социа-

листических государств.

 

2. Двусторонние соглашения СССР

с другими социалистическими странами

о взаимной охране авторских прав

 

Вопросы взаимной охраны авторских прав в отношениях

СССР с другими социалистическими государствами решаются ис-

ходя из общепризнанного в международной практике терри-

ториального характера авторского права, из положений об

авторских правах иностранных граждан как советского законо-

дательства, так и законодательства других социалистических го-

 

(**5) См. Рекомендации конференции издательств социалистических стран:

<Конференция издательств социалистических стран. Лейпциг. Апрель

1957 г.>. Изд-во <Искусство>, 1958, стр. 265-267.

(**6) Там же, стр. 266.

(**7) Там же, стр. 268.

 

-243-

 

сударств. Дальнейшему развитию такой охраны способствует

культурное сотрудничество между странами социализма, которое

строится на основе социалистического интернационализма. Заклю-

чение конвенций о взаимной охране авторских прав способст-

вует углублению и совершенствованию организационных форм

сотрудничества, оно призвано повышать моральную и матери-

альную заинтересованность творцов произведений науки, лите-

ратуры и искусства в развитии этого сотрудничества.

 

Сотрудничество в области авторского права неразрывно свя-

зано с общей системой международного культурного и научно-

технического сотрудничества государств социалистического содру-

жества. (*8). Еще в первых межправительственных соглашениях о

культурном сотрудничестве, которые были заключены между от-

дельными странами народной демократии, когда только склады-

валась система культурных связей между ними, предусматрива-

лось, что договаривающиеся стороны будут заботиться о распро-

странении произведений культуры, об обеспечении высокого ка-

чества переводов произведений на соответствующие языки и о

взаимной охране и защите авторских прав. (*9).

 

В этих соглашениях, таким образом, вопросы охраны автор-

ских прав увязывались с вопросами распространения произведе-

ний культуры. В соглашениях о культурном сотрудничестве,

особенно заключенных в последние годы Советским Союзом, так-

же отмечалось, что стороны обязаны содействовать творческому

сотрудничеству в области литературы и искусства, постановке,

исполнению и показу соответствующих произведений. Стороны

обязывались развивать сотрудничество между издательствами

своих стран, помогать в осуществлении перевода, в издании и

распространении книг, произведений кино и телевидения. (*10).

 

(**8) См. об этом: А. И. Полторак. Правовые формы культурного и научного

сотрудничества социалистических стран. <Международно-правовые фор-

мы сотрудничества социалистических государств>. Изд-во АН СССР, 1962,

стр. 318 и сл.

 

(**9) Так, по соглашению между Чехословакией и Болгарией от 20 июня 1947 г.

предусматривалось, что <каждая из Договаривающихся Сторон будет

следить за охраной авторских прав...> (ст. 10). Согласно конвенции меж-

ду Венгрией и Румынией от 25 ноября 1947 г. стороны обязались оказы-

вать поддержку в переводческой работе и опубликовании научных и ли-

тературных трудов, принимая на себя заботу о законной защите автор-

ских прав (т. 8).

 

(**10) См., например, соглашение о культурном и научном сотрудничестве

между СССР и ЧССР от 23 апреля 1966 г. Это соглашение предусматрива-

ет, в частности, сотрудничество издательств путем проведения консульта-

ций, составления рабочих планов, осуществления совместных изданий

(<Сборник действующих договоров...>, вып. XXIV, стр. 542-546).

 

-244-

 

Неразрывная связь развития сотрудничества в области пауки

и культуры и взаимной охраны авторских прав наиболее отчет-

ливо выражена в соглашении между СССР и Польшей о куль-

турном и научном сотрудничестве от 14 декабря 1970 г. <Дого-

варивающиеся Стороны,- предусматривает ст. 14 этого соглаше-

ния - выработают такую систему охраны авторских прав, которая

будет способствовать широкой популяризации культурных цен-

ностей обеих Сторон в области и на условиях, определенных в

двустороннем или многостороннем соглашениях>.

 

В дальнейшем соглашения Советского Союза о культурном

сотрудничестве с другими социалистическими странами стали

дополняться двусторонними соглашениями по вопросам взаимной

охраны авторских прав. Первым явилось заключенное 17 ноября

1967 г. соглашение с Венгерской Народной Республикой о взаим-

ной охране авторских прав. (*11). Так как оно было заключено на

три года, заместитель министра иностранных дел Венгрии и по-

сол Советского Союза в ВНР 2 марта 1971 г. в Будапеште об-

менялись нотами о его пролонгации. Действие соглашения было

продлено до 1 января 1978 г. (*12).

 

8 октября 1971 г. в Софии заключено соглашение о взаим-

ной охране авторских прав между СССР и НРБ. (*13). На очереди

соглашения и с другими социалистическими странами.

 

Прежде чем перейти к подробному юридическому анализу

содержания соглашений, необходимо дать их общую оценку. Та-

кая оценка может быть сделана на основе практики применения

советско-венгерского соглашения. Как уже отмечалось, оно яви-

лось первым подписанным Советским Союзом соглашением. Оно

было заключено на непродолжительный срок (три года) и в зна-

чительной степени было призвано проверить на практике целе-

 

(**11) СП СССР, 1967, N 30, ст. 213. Соглашение вступило в силу с 1 января 1968 г.

Заключение этого соглашения вызвало множество откликов в юридиче-

ской литературе в СССР и за рубежом. См., в частности: И. Тамар. Со-

ветско-венгерское соглашение о взаимной охране авторских прав. <Совет-

ское государство и право>, 1969, № 8: М. М. Богуславский. Взаимная ох-

рана авторских прав и сотрудничество стран социализма. <Советское го-

сударство и право>, 1969, № 3; G. Boytha. Das Urheberrechtsabkommen

zwischen der Sowjetunion und Ungarn im Spiegel der jungsten Entwickhing

der Urheberrechte beider Staaten. <GRUR. Int.>, 1969, H. 12, S. 439-445.

(**12) Ci.: <Литературная газета>, 24 марта 1971 г.

 

(**13) Соглашение вступило в силу с 1 января 1972 г. См. <Известия>, 14 ок-

тября 1971 г.

 

-245-

 

сообразность такой формы сотрудничества между СССР и брат-

скими странами социализма. Секретарь Правления Союза писа-

телей СССР С. Сартаков отмечал, что три года работы по

выполнению соглашении, подписанного в 1967 г.. позволяют про-

анализировать и правильно оценить эту новую для нас форму

взаимоотношений с братской социалистической страной. <Теперь

уже для всех очевидно,-заявил С. Сартаков,-что соглашение

в значительной мере содействует развитию культурного обмена

между Советским Союзом и Венгрией>. (*14).

 

За трехлетний период действия соглашения венгерские из-

дательства заключили с советскими авторами 404 издательских

договора, советские издательства с венгерскими авторами -138

договоров. В советской периодической печати было опубликовано

значительное число статей венгерских авторов. В театрах Со-

ветского Союза в период действия соглашения исполнялось

15 драматических и музыкально-драматических  произведений

венгерских авторов, охраняемых в соответствии с соглашением.

Венгерские организации за тот же период заключили с совет-

скими авторами 34 договора на театральные постановки, 6 до-

говоров на использование произведений (в переработке) по радио

и в телевизионных передачах. Взаимное использование произве-

дений на договорной основе позволило обеспечить соблюдение

как имущественных, так и личных прав авторов, гарантировало

их неприкосновенность при переводе.

 

Давая общую оценку соглашениям о взаимной охране автор-

ских прав, следует обратить внимание на то, что они позволяют

сторонам на основе издательских планов полнее информировать

друг друга о новых произведениях, готовящихся к печати,

в известной мере влиять на отбор произведений, предназначенных

для издания и исполнения в другой стране. Устанавливая обя-

занность согласовывать условия использования произведений ав-

торов одной страны в другой, соглашения дают хорошую возмож-

ность для изучения и анализа читательского и зрительского

спроса на произведения авторов другой страны.

 

В соглашениях о взаимной охране авторских прав предусмат-

ривается, что каждая из сторон поощряет издание произведений

науки, литературы и искусства, созданных гражданином другой

страны; включение драматических, музыкально-драматических,

музыкальных и хореографических произведений, созданных граж-

данами другой страны, в репертуары театров, оркестров, му-

 

(**14) <Соглашение продлено>.-<Литературная газета>, 21 апреля 1971 г.

-246-

 

зыкальных коллективов и солистов своей страны (ст. 1 согла-

шения с ВНР, ст. 1 соглашения с НРБ).

 

Одна из основных особенностей соглашений состоит в том,

что они, как уже отмечалось, заключены в рамках общего куль-

турного сотрудничества Советского Союза с соответствующей

страной и являются составной частью системы межгосударствен-

ного научного и культурного сотрудничества между обеими

странами. Это выражается и в том, что заключение межправи-

тельственных соглашений дополняется так называемым рабочим

соглашением, которое подписывается между авторскими орга-

низациями Советского Союза и соответствующей страны. Данный

момент имеет весьма важное значение.

 

Известно, что в Советском Союзе ряд функций в области

осуществления и защиты прав авторов выполняет Всесоюзное

управление по охране авторских прав (ВУОДП). Была создана

система таких международных отношений в области охраны

авторских прав между Советским Союзом и другими социалисти-

ческими странами, когда наряду с межправительственным согла-

шением, а это прямо в нем предусмотрено. Всесоюзное управ-

ление по охране авторских прав было уполномочено на заключе-

ние специального соглашения с аналогичной авторской организа-

цией другой социалистической страны по вопросам, вытекающим

из межправительственного соглашения. (*15).

 

(**15) Первое такое соглашение было подписано с Венгерским управлением по

охране авторских прав (АРТИСЮС) 30 ноября 1967 г. в Москве (<Лите-

ратурная газета>, 5 декабря 1967 г.). После пролонгации советско-венгер-

ского соглашения ВУОАП были заключены 8 апреля 1971 г. рабочие сог-

лашения с АРТИСЮС и с Фондом искусств ВНР о порядке осуществле-

ния межправительственного соглашения.   Венгерское   управление

(АРТИСЮС) создано постановлением № 106/1952 Совета Министров ВНР

с целью обеспечить охрану авторских прав. 10 декабря 1971 г. было зак-

лючено рабочее соглашение с болгарской организацией по охране автор-

ских прав (<Литературная газета>, 15 декабря 1971 г.). Организации та-

кого рода имеются во всех социалистических государствах, хотя их функ-

ции и не всегда совпадают. Это - Дирекция защиты авторских прав в

Болгарии, Бюро авторских прав и Управление по охране прав публично-

го исполнений в области музыки (АВА) в Германской Демократической

Республике, Общество авторов (ЗАИКС) в Польше, соответствующие ор-

ганизации в Чехословакии, Румынии, Югославии.

 

Авторские организации социалистических стран тесно сотруднича-

ют на двусторонней основе. В июне 1963 г. в Лейпциге состоялась много-

сторонняя конференция организаций в области авторского права социа-

листических стран. Об организациях по охране авторских прав социали-

стических стран см.: <Творческие союзы в СССР> (Организационно-пра-

вовые вопросы). Изд-во <Юридическая литература>, 1970, стр. 221-223.

 

-247-

 

Соглашения между авторскими организациями следует рас-

сматривать как межведомственные. Межведомственное соглаше-

ние по своей природе является международным договором. Поэ-

тому обязательства,  принятые ВУОАП - это обязательства

государства, и для советских организаций положения этого сог-

лашения обязательны. Поскольку в самих межправительственных

соглашениях предусмотрено, что эти организации заключают со-

ответствующие соглашения, содержание последних определяется

пределами, в которых правительства обеих стран уполномочили

эти организации на их заключение.

 

На Всесоюзное управление по охране авторских прав и на

его контрагента по соглашению в другой социалистической стране

(национальную организацию по охране авторских прав) возлага-

ется работа по взиманию вознаграждения за публичное испол-

нение драматических, музыкальных и иных произведений в тех

случаях, когда не заключаются договоры об использовании со-

ответствующих произведений. Кроме того, авторские организации

должны обязательно участвовать в заключении договоров об ис-

пользовании произведений, об издании соответствующих лите-

ратурных и научных произведений, о публичном исполнении в

театрах. По соглашению, заключенному между СССР и Венгри-

ей, расчеты по авторскому вознаграждению производятся в ва-

люте государства места использования произведения (ст. 5) и

необходимые расчеты по выплате гонораров ведутся между этими

организациями. Поэтому на Всесоюзное управление по охране

авторских прав возлагается выплата вознаграждения соответст-

вующим советским авторам за использование их произведений в

другой стране и начисление вознаграждения авторам иностран-

ного социалистического государства и перевода гонораров из

СССР в эту страну. Авторские организации выполняют и ряд дру-

гих функций, призванных планомерно и организованно обеспечи-

вать взаимную охрану авторских прав. Таким образом, соглаше-

ния об охране авторских прав, заключенные с социалистическими

странами, предусматривают определенный механизм их осущест-

вления (через центральные авторские организации соответствую-

щих социалистических стран).

 

Переходя к анализу норм соглашений об охране авторских

прав, следует отметить особенности регулирования международно-

правовых отношений Советского Союза с другими социалисти-

ческими странами в этой области.

 

Во-первых, в Советском Союзе, в отличие от других социа-

листических стран, нет единого авторского законодательства для

 

-248-

 

всего Советского государства. Если в зарубежных социалисти-

ческих странах действует единый закон в области авторского

права, то в Советском Союзе при наличии общих положений,

определенных Основами гражданского законодательства, по ряду

вопросов, причем весьма существенных (в частности, по опре-

делению гонораров, ставок и т. д.), применяется республикан-

ское законодательство, правила которого иногда не совпадают.

 

Во-вторых, при совпадении целей и общей направленности

имеются важные различия между законодательством Советского

Союза и других социалистических стран.

 

В-третьих, Советский Союз и другие социалистические стра-

ны занимают различное место в международной системе охраны

авторских прав. Так, многие социалистические страны участвуют

в Бернской конвенции, (*16), в то время как Советский Союз в

ней не участвует.

 

Отсюда следует, что если в основе взаимной охраны автор-

ских прав в отношениях между европейскими социалистиче-

скими странами лежат положения Бернской конвенции, то для

отношений этих стран с Советским Союзом необходимо самосто-

ятельное регулирование. Различный подход к участию в много-

сторонних соглашениях и другие обстоятельства, естественно,

несколько осложняют регулирование в договорном порядке вза-

имоотношений Советского Союза с другими социалистическими

странами в области авторского права, но ни в коей мере не

исключают возможности успешного решения этих вопросов.

 

В основу договорного регулирования вопросов авторского права

в двустороннем порядке положено взаимное предоставление нацио-

нального режима.

 

По соглашению между СССР и Венгрией каждая договари-

вающаяся сторона <признает авторские права граждан другой До-

говаривающейся Стороны>, постоянно проживающих в СССР или

Венгрии, <на произведения науки, литературы и искусства, впер-

вые выпущенные в свет (изданные или публично исполненные)

на территории другой Договаривающейся Стороны, и обеспечи-

вает этим правам охрану на тех же условиях, какие установ-

лены ее законодательством в отношении собственных граждан>.

 

Следовательно, действие соглашения не распространяется,

во-первых, на граждан СССР и ВНР, постоянно проживающих

за границей, т. с. за пределами этих двух стран; во-вторых,

 

(**16) В Бернской конвенции участвуют Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Ру-

мыния, Югославия, ЧССР.

 

-249-

 

на лиц без гражданства, проживающих в этих странах, причем

и в тех случаях, когда их произведения были впервые опубли-

кованы на территории договаривающихся государств. (*17). Правило

по этим вопросам шире сформулировано в Соглашении с Болгари-

ей, которое распространяется на все произведения граждан другой

стороны, если они были впервые выпущены в свет на ее террито-

рии, независимо от того, где эти граждане проживают (ст. 2).

 

Таким образом, оба соглашения распространяются на произ-

ведения, опубликованные только на территории договаривающих-

ся государств, и на произведения только граждан обеих стран.

В применении этих критериев выразилась, как нам представляет-

ся, цель соглашения: способствовать именно межгосударственному

научному и культурному сотрудничеству между двумя странами.

 

Итак, в Венгрии охране подлежат те произведения венгер-

ских авторов, которые были впервые выпущены в свет на тер-

ритории ВНР. Отсюда следует, что если произведение гражданина

ВНР было выпущено впервые за границей, то при использовании

его в СССР на него не будут распространяться правила, пре-

дусмотренные советско-венгерским соглашением. При этом следует

иметь в виду, что Венгрия не только участвует в Бернской и

Всемирной конвенциях, но и связана договорными отношениями

со странами Латинской Америки, поскольку еще в 1931 г. она

присоединилась к конвенции о литературной и художественной

собственности, заключенной в Монтевидео. (*12). Если, например,

произведение советского автора будет издано впервые в одной

из стран - участниц Бернской конвенции, то оно будет охранять-

ся в Венгрии на основе правил этой конвенции, а не советско-

венгерского соглашения о взаимной охране авторских прав.

 

Следует подчеркнуть, что соглашения распространяются не

только на произведения художественной и научной литературы,

но и на драматические и музыкальные произведения. Речь идет

о публичном исполнении этих произведений, выпуске их в грам-

записи и т. д.

 

Основным принципом соглашения с Венгрией является прин-

цип национального режима. Это означает, что венгерское зако-

нодательство применяется в отношении советских произведений

в Венгрии, и, естественно, советское законодательство в отно-

шении охраны произведений в Советском Союзе. Речь идет не

только об охране личных прав авторов (прежде всего о праве

 

(**17) См. И. Тимар. Указ. соч. <Советское государство и право>, 1969, № 8.

(**18) Там же.

 

-150-

 

на имя, на неприкосновенность произведений), но и о предостав-

лении определенных имущественных прав. В частности, останав-

ливаясь на имущественных правах, следует сказать, что в Со-

ветском Союзе в соответствии с принципом национального ре-

жима применяются правила республиканского законодательства,

которые предусматривают выплату 60% гонорара за произведе-

ния авторов, которые были впервые изданы или впервые испол-

нены на языках народов СССР. (*19). В Советском Союзе гонорар

выплачивается в соответствующем проценте, предусмотренном за-

конодательством союзных республик. В Венгрии в силу предостав-

ления национального режима советским гражданам выплачива-

ется гонорар в процентном отношении к цене сброшюрованного

экземпляра книги, например 8% для обычных изданий, т. е. так,

как предусмотрено правилами венгерского законодательства.

 

Говоря о национальном режиме применительно к имущест-

венным правам иностранных авторов в СССР, необходимо отме-

тить некоторые особенности, которые состоят в том, что законо-

дательство союзных республик в отношении имущественных прав

не совпадает. Так, законодательство союзных республик, действу-

ющее во время заключения соглашений, не предусматривало

выплаты гонорара за переводы научных и учебных произведений,

а регулировало выплату авторского вознаграждения только в слу-

чае перевода литературно-художественных произведений.

 

В международном соглашении, заключенном Советским Сою-

зом с Венгрией, оговаривается соответствующая охрана не толь-

ко литературно-художественных, но и научных произведений.

Этому правилу соглашения соответствует введение в порядке

общесоюзного законодательства охраны имущественных прав

граждан государств, с которыми такое соглашение заключено,

и выплаты соответствующих гонораров за переводы их научных

произведений.

 

Такое положение следует рассматривать, по нашему мнению,

как временное, поскольку оно представляет собой изъятие из

общего принципа непредоставления иностранным гражданам

больших прав, чем советским гражданам, неизменно осуществля-

емого Советским Союзом в отношении правового положения ино-

странцев. В данном случае налицо в отношении научных про-

 

(**19) Подробнее о ставках гонорара, выплачиваемого венгерским авторам при

издании их произведений в СССР, см.: В. Г. Камышев. Издательский до-

говор на литературные произведения. Изд-во <Юридическая литература>,

1969, стр. 140-141.

 

-251-

 

изведений отступление от этого принципа, которое, следует по-

лагать, должно иметь сугубо временный характер, и во всех

союзных республиках советским гражданам должны быть пре-

доставлены такие же права.

 

Необходимо остановиться на некоторых особенностях примене-

ния принципа взаимности в соглашении Советского Союза с

Венгрией об охране авторских прав. Для взаимоотношений СССР

с иностранными государствами свойствен принцип так называе-

мой формальной взаимности. В силу различий в законодатель-

стве сумма конкретных правомочий, предоставляемых гражданам

и другим субъектам в разных странах, не совпадает, поэтому

предоставление национального режима возможно на основе фор-

мальной, а не материальной взаимности. (*20). Однако в новом сог-

лашении об охране авторских прав, заключенном с Венгрией,

есть ряд изъятий из применения принципа формальной вза-

имности.

 

Первое и наиболее существенное изъятие касается срока ох-

раны авторского права. Следует отметить, что при различной

продолжительности охраны авторского права по советскому за-

конодательству и по законодательству другого государства, с ко-

торым заключено соглашение, срок охраны может быть не более

продолжительным, чем сроки, которыми автор или его наследник

пользуются в собственной стране. Надо сразу оговориться, что

такого рода изъятие из принципа формальной взаимности обычно

принято в международных соглашениях в области авторского

права, в частности в Бернской конвенции; оно также встреча-

ется во внутреннем законодательстве ряда государств. Так, закон

по авторскому праву Чехословакии 1965 г. предусматривает, что

<срок действия авторского права на произведения иностранных

граждан не может быть более продолжительным, чем срок в

стране, где произведение возникло> ( 50).

 

Чехословакия и Другие социалистические страны участвуют

в Бернской конвенции, которая устанавливает 50-летний срок

действия авторского права после смерти автора. С другой сто-

роны, в Советском Союзе авторские права, переходящие по на-

следству, охранялись 15 лет, считая с 1 января года смерти

автора, а с 1973 г.- 25 лет.

 

Как решается этот вопрос в соглашении с Венгрией? В этом

договоре сказано, что наследственные права советских и венгер-

 

(**20) См. об этом: И. С. Перетерский, С. Б. Крылов. Международное частное

право. Госюриздат, 1959, стр. 63.

 

-252-

 

ских авторов на произведения охраняются в течение 15 лет,

считая с 1 января года смерти автора (ст. 3 соглашения), т. е.

взят принцип срока действия авторского права, предусмотрен-

ный советским законодательством во время заключения соглаше-

ния. Аналогичным образом решен этот вопрос в соглашении с

Болгарией (ст. 3).

 

Другое изъятие касается такой охраны использования про-

изведений, которая неизвестна законодательству одного из до-

говаривающихся государств. Так, по советскому законодательству

допускается использование в кино, по радио и телевидению без

согласия автора и без уплаты ему авторского вознаграждения

выпущенных в свет произведений литературы, науки и искус-

ства. Ст. 6 соглашения с Венгрией предусматривает, что обязан-

ность выплаты авторского вознаграждения за использование охра-

няемых произведений на территории одной из договаривающихся

сторон не возникает, если гражданам этой страны не предостав-

ляется право на получение авторского вознаграждения за такое

же использование произведений на территории другой догова-

ривающейся стороны. Аналогичное постановление содержится в

соглашении   с   Болгарией   (ст. 6).   Это   значит,   преж-

де всего, что в Венгрии не будет выплачиваться авторское воз-

награждение за использование произведений советских авторов в

радио- и телевизионных передачах, поскольку такие же права

не могут возникать в силу советского законодательства для вен-

герских авторов. Не будет выплачиваться вознаграждение за

использование произведений в кинофильмах и телефильмах, за

исключением переделки в сценарии фильмов, а также при де-

монстрации кинофильмов и телефильмов в кинотеатрах.

 

Сначала, в первом рабочем соглашении, предусматривалось так-

же, что вознаграждение не будет выплачиваться при издании в

переводе литературно-художественных произведений авторов -

граждан тех союзных республик, по законодательству которых

венгерские авторы не пользуются правом на получение автор-

ского вознаграждения за издание их литературно-художествен-

ных произведений в переводе. Последний случай представляет

особый интерес. Дело в том, что впервые в международное

соглашение, заключенное СССР, была включена ссылка на за-

конодательство союзных республик. Объяснялась эта ссылка тем,

что в некоторых союзных республиках не существовало вообще

выплаты гонорара в случае перевода литературно-художествен-

ных произведений. В большинстве республик гонорар выплачи-

вался в размере 60%, однако в некоторых республиках такая

 

-253-

 

выплата в момент заключения соглашения не производилась.

Поэтому в соглашении между СССР и Венгрией предусматри-

вается, что авторы - граждане советских союзных республик,

в которых такого рода гонорар не выплачивается, не будут иметь

каких-либо имущественных прав в случае перевода их произве-

дений в Венгрии. Не говоря уже о практической сложности, ко-

торую может создать подобное регулирование, не представляется

удачным решение вопроса и с точки зрения теоретической. По

нашему мнению, в данном случае отступление от принципа фор-

мальной взаимности не оправдано.

 

После заключения соглашения изменилось законодательство

союзных республик. Во всех республиках стал выплачиваться

гонорар авторам при издании их произведений в переводе с од-

ного языка народов СССР (кроме русского) на другой. В боль-

шинстве республик была предусмотрена выплата вознаграждения

авторам при переводе и с русского языка. (*21). В трех республиках

введены нормы о выплате гонорара гражданам государств, с ко-

торыми заключены соответствующие договоры. В новом рабочем

соглашении, подписанном в 1971 г., было исключено приведен-

ное выше правило об издании в Венгрии произведений авторов -

граждан тех союзных республик, по законодательству которых вен-

герские авторы не пользуются правом на получение вознаграж-

дения.

 

Таким образом, отдельные правила соглашений можно счи-

тать именно изъятием из принципа формальной взаимности, ко-

торый является руководящим в отношениях Советского Союза

с иностранными государствами.

 

Следует подчеркнуть, что рассмотренные выше исключения

касаются только имущественных прав авторов; в отношении же

личных прав в соглашении, заключенном между авторскими ор-

ганизациями, особо оговаривается и всячески подчеркивается не-

обходимость обеспечения охраны личных прав в тех случаях,

когда произведения будут использовать без согласия автора и без

уплаты вознаграждения. Организации взаимно обязуются прояв-

лять особую заботу об обеспечении личных прав венгерских ав-

торов и их наследников в СССР и советских авторов и их на-

следников в ВНР, когда по действующему в СССР и ВНР зако-

нодательству использование произведений допустимо без согласия

 

(**21) Такая выплата не была введена в Армянской ССР, Азербайджанской

ССР, Грузинской ССР и Киргизской ССР (по состоянию на 1 января

1973 г.).

 

-254-

 

автора и без уплаты авторского вознаграждения, а также обеспе-

чивать личные и имущественные права венгерских авторов и их

наследников в СССР и советских авторов и их наследников в

ВНР, когда по действующему законодательству в СССР и ВНР

использование произведений допустимо без согласия автора, но

с выплатой авторского вознаграждения. Авторские организации

взяли на себя обязательство принимать все необходимые меры,

для того чтобы советские авторы в Венгрии и венгерские авторы

в СССР могли эффективно осуществлять свое право на имя и

на неприкосновенность произведения.

 

В соглашении с Венгрией имеется специальное правило об

издании неопубликованных произведений. Ст. 2 соглашения уста-

навливает, что <издание неопубликованных произведений в обеих

странах одновременно, а также опубликование их впервые на

территории другой Договаривающейся Стороны может быть осу-

ществлено при наличии договоренности компетентных организа-

ций обеих Сторон>.

 

В соглашениях регулируются также налоговые вопросы и по-

рядок расчетов по авторскому вознаграждению. В отношении на-

логов предусматривается, что они будут взиматься с авторского

вознаграждения только в государстве, в котором это вознаграж-

дение выплачивается обладателю авторского права (ст. 4 согла-

шения с ВНР, ст. 4 соглашения с НРБ). Тем самым исклю-

чено какое-либо двойное налогообложение. В этой статье решен

косвенно и коллизионный вопрос. Если налоги будут взиматься

в стране, в которой автору выплачивается вознаграждение, то

будет применяться законодательство той страны, органы которой

его выплачивают. Страна же выплаты вознаграждения может не

совпадать со страной, где произведение было использовано.

В большинстве случаев такое вознаграждение будет выплачи-

ваться на родине автора той авторской организацией, которая

будет взимать налоги с автора на тех же условиях, что и на-

логи с вознаграждения за различные виды использования про-

изведения в данной стране.

 

Соглашение между СССР и Венгрией предусматривает, что

оно не затрагивает обязательств договаривающихся сторон по

другим международным соглашениям. Так как зарубежные со-

циалистические страны, в том числе и Венгрия, являются участ-

никами многосторонних авторских конвенции, в частности Берн-

ской, возможно, что какое-то советское произведение будет

впервые опубликовано на территории Венгрии, а затем уже на

территории других стран - участниц этих многосторонних кон-

 

-255-

 

венций. В таком случае это произведение будет подлежать ох-

ране на территории всех стран - участниц многостороннего сог-

лашения. Авторское вознаграждение за использование произведе-

ний поступит в Венгрию. Таким образом двусторонние соглаше-

ния СССР с другими социалистическими странами косвенно

затрагивают и участие этих стран в многосторонних соглашениях.

 

Заключение межправительственных соглашений с социалисти-

ческими странами расширяет сферу обязательственных правоот-

ношений с <иностранным элементом>. В этих соглашениях преду-

сматривается возможность заключения договоров об использо-

вании произведений науки, литературы и искусства между совет-

скими авторами и их наследниками и соответствующими иностран-

ными организациями. Точно так же авторы - граждане этих го-

сударств будут заключать соответствующие договоры с советскими

организациями, например с издательствами, на перевод и издание

их произведений, при обязательном содействии авторских органи-

заций, в Советском Союзе,- при обязательном содействии и уча-

стии Всесоюзного управления по охране авторских прав. Отсюда

следует, что расширяется число случаев, когда с соблюдением ус-

тановленного порядка советские граждане будут субъектами обя-

зательственных правоотношений с <иностранным> или <междуна-

родным элементом>.

 

Проведенный анализ отдельных положений двусторонних сог-

лашений СССР с другими социалистическими странами показы-

вает, что определение условий и порядка взаимной охраны ав-

торских прав неразрывно связано со стремлением социалисти-

ческих государств к дальнейшему расширению культурного и

научного сотрудничества, важной формой которого является ис-

пользование произведений науки, литературы и искусства.

 

3. Издательские и иные договоры

об использовании произведений

 

В соответствии с порядком, предусмотренным межправитель-

ственными соглашениями о взаимной охране авторских прав,

заключаются договоры об использовании произведений науки,

литературы и искусства. Кроме того, отдельные договоры заклю-

чаются в отношении использования произведений изобразительного

и декоративно-прикладного искусства, а также фотографий. Рас-

смотрим подробнее вопрос о заключении таких договоров совет-

скими авторами с венгерскими организациями и венгерских ав-

 

-256-

 

торов с советскими организациями. Все они заключаются при

обязательном содействии Всесоюзного управления по охране ав-

торских нрав и АРТИСЮС. Например, в СССР венгерским ав-

торам через ВУОАП направляются проекты договоров советских

издательств и театральных договоров, заключаемых Министерст-

вом культуры.

 

В венгерском законодательстве предусмотрены особые случаи,

когда автор или его правопреемник может заключить договор

лишь через посредство определенной организации. Сюда относит-

ся и рассматриваемый нами случай.

 

В соответствии с соглашением за исполнением ука