Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

 

Н.И. Михайлов. Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О финансово-промышленных группах" (постатейный)/Отв. ред. акад. В.В. Лаптев - М.: Волтерс Клувер, 2004 - (Серия "Библиотека профессионала")

 

Ответственный редактор - академик РАН В.В. Лаптев

 

Книга представляет собой постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "О финансово-промышленных группах". В комментариях к статьям Закона последовательно даются детальные разъяснения сущности каждой нормы с учетом сложившейся практики их применения в контексте отечественного и зарубежного опыта деятельности рассматриваемых производственно-финансовых комплексов. Предложены рекомендации для оптимального моделирования организационно-правовых форм ФПГ на основе динамично развивающейся нормативно-правовой базы по состоянию на 1 апреля 2004 г.

 

Комментарий рассчитан на работников структур государственной власти и управления, руководителей и специалистов финансово-промышленных групп, банков и иных коммерческих организаций, их учредителей, а также научных работников, преподавателей, аспирантов и студентов юридических и экономических вузов (факультетов)

 

Указатель сокращений

 

1. Нормативные правовые акты*(1)

 

АПК РФ - Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 27 июля 2002 г.//СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012

БК РФ - Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. (с изм. и доп., включая от 24 декабря 2002 г.)//СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3823; 2000. N 32. Ст. 3339; 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3429; 2002. N 22. Ст. 2026; N 28. Ст. 2790; N 30. Ст. 3027; N 52 (ч. I). Ст. 5132

ГК РФ - Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. (с изм. и доп., включая от 23 декабря 2003 г.)//СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301; 1996. N 9. Ст. 773; N 34. Ст. 4026; 1999. N 28. Ст. 3471; 2001. N 17. Ст. 1644; N 21. Ст. 2063; 2002. N 12. Ст. 1093; N 48. Ст. 4737, 4746; 2003. N 2. Ст. 167; N 52 (ч. I). Ст. 5034;

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. (с изм. и доп., включая от 23 декабря 2003 г.)//СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410; N 34. Ст. 4025; 1997. N 43. Ст. 4903; 1999. N 51. Ст. 6288; N 48. Ст. 4737; 2003. N 2. Ст. 160, 167; N 13. Ст. 1179; N 46 (ч. I). Ст. 4434; N 52 (ч. I). Ст. 5034;

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26 ноября 2001 г.//СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4552

Закон о банках - Федеральный закон "О банках и банковской деятельности " (в ред. Федерального закона от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ; с изм. и доп., включая от 23 декабря 2003 г.)/СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492; 1998. N 31. Ст. 3829; 1999. N 28. Ст. 3459, 3469, 3470; 2001. N 26. Ст. 2586; N 33 (ч. I). Ст. 3424; 2002. N 12. Ст. 1093; 2003. N 27. Ст. 2700; N 52 (ч. I). Ст. 5033, 5037

Закон о Банке России - Федеральный закон от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (с изм. и доп., включая от 23 декабря 2003 г.)/СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2790; 2003. N 52 (ч. I). Ст. 5029, 5032, 5038

Закон о банкротстве - Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"//СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190

Закон о бухгалтерском учете - Федеральный закон от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (с изм. и доп., включая от 30 июня 2003 г.)//СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369; 1998. N 30. Ст. 3619; 2002. N 13. Ст. 1179; 2003. N 1. Ст. 2; N 27. Ст. 2700 (ч. I)

Закон о развитии авиации - Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 10-ФЗ "О государственном регулировании развития авиации"//СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 226

Закон об унитарных предприятиях - Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях"//СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746; N 13. Ст. 1178; 2003. N 50. Ст. 4855

Закон о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей - Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" (с изм. и доп., включая от 1 октября 2003 г.)//СЗ РФ. 2001. N 33. Ст. 3436; 2002. N 44. Ст. 4297; 2003. N 2. Ст. 169; N 40. Ст. 3820

Закон о конкуренции на товарных рынках - Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 498-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изм. и доп., включая от 9 октября 2002 г.)//Ведомости РСФСР. 1991. N 16. Ст. 499; Ведомости РФ. 1992. N 32. Ст. 1882; N 34. Ст. 1966; СЗ РФ. 1995. N 22. Ст. 1977; N 51. Ст. 4974; 1998. N 19. Ст. 2066; 2000. N 2. Ст. 124; 2002. N 1 (ч. I). Ст. 2; N 12. Ст. 1093; N 41. Ст. 3969

Закон о конкуренции на финансовых рынках - Федеральный закон от 23 июня 1999 г. N 117-ФЗ "О защите конкуренции на рынке финансовых услуг" (с изм. и доп., включая от 30 декабря 2001 г.)//СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3174; 2002. N 1 (ч. I). Ст. 2

Закон о лицензировании - Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (с изм. и доп., включая от 23 декабря 2003 г.)//СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3430; 2002. N 11. Ст. 1020; N 12. Ст. 1093; РГ. 2002. 14 дек.; СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 169; N 11. Ст. 956; N 13. Ст. 1178; N 52 (ч. I). Ст. 5037

Закон о международных договорах РФ - Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации"//СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757

Закон о некоммерческих организациях - Федеральный закон от 28 декабря 2002 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (с изм. и доп., включая от 23 декабря 2003 г.)//СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; 1998. N 48. Ст. 5849; 1999. N 28. Ст. 3473; 2002. N 12. Ст. 1093; N 52 (ч. II). Ст. 5141; 2003. N 52 (ч. I). Ст. 5031

Закон о Правительстве РФ - Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" (с изм. и доп., включая от 31 декабря 1997 г.)//СЗ РФ. 1997. N 51. Ст. 5712; 1998. N 1. Ст. 1

Закон о приватизации 2001 г. - Федеральный закон от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" (с изм. и доп., включая от 27 февраля 2003 г.)//СЗ РФ. 2002. N 4. Ст. 251; 2003. N 9. Ст. 805

Закон о регистрации юридических лиц - Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (с изм. и доп., включая от 23 декабря 2003 г.)//СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3431; 2003. N 26. Ст. 2565; N 52 (ч. I). Ст. 5037

Закон о таможенном тарифе - Федеральный закон от 21 мая 1993 г. N 5003-1 "О таможенном тарифе" (с изм. и доп., включая от 7 июля 2003 г.)//Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 23. Ст. 821; СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2893

Закон о третейских судах - Федеральный закон от 21 июня 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации"//СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3019

Закон о ФПГ - Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. N 190-ФЗ "О финансово-промышленных группах"//СЗ РФ. 1995. N 49. Ст. 4697

Закон об АО - Федеральный закон от 26 декабря 1996 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изм. и доп., включая от 27 февраля 2003 г.)//СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; N 25. Ст. 2956; 1999. N 22. Ст. 2672; 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3423; 2002. N 12. Ст. 1093; N 45. Ст. 4436; 2003. N 9. Ст. 805

Закон об аудиторской деятельности - Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 119-ФЗ "Об аудиторской деятельности" (с изм. и доп., включая от 30 декабря 2001 г.)// СЗ РФ. 2001. N 33. Ст. 3422; 2002. N 1 (ч. I). Ст. 2

Закон об иностранных инвестициях - Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" (с изм. и доп., включая от 8 декабря 2003 г.)//СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3493; 2002. N 12. Ст. 1093; N 30. Ст. 3034; 2003. N 50. Ст. 4855

Закон об инвестиционной деятельности - Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" (с изм. и доп., включая от 2 января 2000 г.)//СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1096; 2000. N 2. Ст. 143

Закон об инвестиционных фондах - Федеральный закон от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах"//СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4562

Закон об ООО - Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (с изм. и доп., включая от 21 марта 2002 г.)//СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785; N 28. Ст. 3261; 1999. N 1. Ст. 2; 2002. N 12. Ст. 1093

Закон об организации страхового дела - Закон РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-I//Ведомости РФ. 1993. N 2. Ст. 56 (в ред. Федерального закона от 31 декабря 1997 г. N 157-ФЗ "Об организации страхового дела в Российской Федерации " (с изм. и доп., включая от 10 декабря 2003 г.)//СЗ РФ. 1998. N 1. Ст. 4; 1999. N 47. Ст. 5622; 2002. N 12. Ст. 1093; N 18. Ст. 1721; 2003. N 50. Ст. 4855, 4858)

НК РФ - Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 г. (с изм. и доп., включая от 23 декабря 2003 г.)//СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824; 1999. N 28. Ст. 3487; 2000. N 2. Ст. 134; N 32. Ст. 3341; 2001. N 53 (ч. I). Ст. 5016, 5026; 2002. N 1. Ст. 2; 2003. N 52 (ч. I). Ст. 5034;

Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 г. (с изм. и доп., включая от 23 декабря 2003 г.)//СЗ РФ. 2000. N 32. Ст. 3340, 3341; 2001. N 1 (ч. II). Ст. 18; N 23. Ст. 2289; N 33 (ч. I). Ст. 3413, 3421, 3429; N 49. Ст. 4554, 4564; N 53 (ч. I). Ст. 5015, 5023; 2002. N 1 (ч. I). Ст. 4; N 22. Ст. 2026; N 30. Ст. 3021, 3027, 3033; N 52 (ч. I). Ст. 5138; 2003. N 1. Ст. 2, 6, 10, 11; 2003. N 23. Ст. 2174; N 27 (ч. I). Ст. 2700; N 52 (ч. I). Ст. 5034

ТК РФ - Таможенный кодекс Российской Федерации от 18 июня 1993 г. (с изм. и доп., включая от 6 июня 2003 г.)//Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 31. Ст. 1224; СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2397; 1996. N 1. Ст. 4; 1997. N 30; РГ. 1997. 22 нояб.; 1999. 17 фев.; СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. I). Ст. 2

Указ Президента РФ о ФПГ от 5 декабря 1993 г. N 2096 - Указ Президента РФ от 5 декабря 1993 г. N 2096 "О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации"//САПП РФ. 1993. N 49. Ст. 4766 (утратил силу)

Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 - Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти"//СЗ РФ. 2004. N 11. Ст. 945.

 

2. Официальные издания

 

БНА (РСФСР, РФ) - Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств Российской Федерации; Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации (с 1997 г.)

Бюллетень ВС РФ - Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации

БМД РФ - Бюллетень международных договоров Российской Федерации

Вестник Банка России - Вестник Центрального банка Российской Федерации (Банка России)

Ведомости СНД и ВС (РСФСР, РФ) - Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета (РСФСР, РФ)

Вестник ВАС РФ - Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

Вестник МАП России - Вестник Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства

РГ - Российская газета

САПП РФ - Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации

СЗ РФ - Собрание законодательства Российской Федерации

СП (СССР, РСФСР, РФ) - Собрание постановлений Правительства СССР, Собрание постановлений Совета Министров РСФСР, Собрание постановлений Совета Министров Правительства Российской Федерации

 

3. Государственные органы

 

ВАС РФ - Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

ВС РФ - Верховный Суд Российской Федерации

КС РФ - Конституционный Суд Российской Федерации

МАП России - Министерство Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (упразднено)*(2)

Минимущество России - Министерство имущественных отношений Российской Федерации (ранее - Госкомимущество России) (упразднено)*(3)

Минпромнауки России - Министерство промышленности, науки и технологий Российской Федерации (упразднено, образовано Минпромэнергетики России)*(4)

Минфин России - Министерство финансов Российской Федерации

Минэкономразвития России - Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации (ранее - Минэкономики России)

МНС России - Министерство Российской Федерации по налогам и сборам*(5)

Минюст России - Министерство юстиции Российской Федерации

Банк России - Центральный банк Российской Федерации (Банк России)

Госкомстат России - Государственный комитет Российской Федерации по статистике (преобразован в ФСГС России)*(6).

 

4. Прочие сокращения

 

АО - акционерное общество

гл. - глава, главы

др. - другие

ООО - общество с ограниченной ответственностью

п. - пункт

подп. - подпункт

прил. - приложение

разд. - раздел, разделы

с. - страница, страницы

ст. - статья, статьи

ч. - часть, части

ФЗ - федеральный закон

ФПГ - финансово-промышленная группа

 

 

 

 

Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О финансово-промышленных группах" (постатейный)

 

 Предисловие                                                            

 Глава I.   Общие положения                             (ст.ст.  1 -  4)

 Глава II.  Государственная                 регистрация (ст.ст.  5 -  9)

            финансово-промышленных групп                                

 Глава III. Управление в финансово-промышленной группе, (ст.ст. 10 - 11)

            ведение дел финансово-промышленной группы                    

 Глава IV.  Деятельность финансово-промышленной группы  (ст.ст. 12 - 15)

 Глава V.   Контроль              и          отчетность (ст.ст. 16 - 17)

            в финансово-промышленной группе                             

 Глава VI.  Ликвидация финансово-промышленной группы    (ст.ст. 18 - 20)

 Глава VII. Заключительные положения                    (ст.ст. 21 - 22)

 Необходимые  правовые   источники   регулирования   процесса   создания

 и деятельности ФПГ по законодательству России                           

 Приложения                                                             

 

Предисловие

 

Вниманию читателя предлагается издание Научно-практического постатейного комментария к Федеральному закону от 30 ноября 1995 г. N 190-ФЗ "О финансово-промышленных группах"*(7). Настоящий Закон состоит из семи глав, содержащих двадцать две статьи, которые регулируют отношения, связанные с созданием, регистрацией, деятельностью и ликвидацией финансово-промышленных групп*(8). В целом положения комментируемого Закона имеют базовое значение для закрепления организационно-правовой формы ФПГ как разновидности возможных интегрированных систем в экономике России, объединяющих субъекты предпринимательства в статусе юридического лица.

Признание необходимым функционирования в экономическом механизме страны наряду с малыми и средними предпринимательскими структурами крупных производственно-хозяйственных комплексов нацелено на обеспечение конкурентоспособности продукции предприятий наукоемких промышленных отраслей и активизацию процессов инвестирования в сферы реальной экономики*(9). Это стало одной из главных предпосылок для законодательного закрепления в первой половине 90-х годов XX в. возможного объединения коммерческих организаций в форме финансово-промышленных групп с использованием принципов построения хозяйственных систем и их поступательного развития в России.

В комментарии рассмотрен механизм влияния на формирование ФПГ ряда существенных факторов, характерных для России на переходном этапе к современной структурной организации рыночной экономики, в том числе: ускоренная приватизация, реструктуризация отраслей экономики с учетом потребностей внутреннего и внешнего рынков, обновление всего предпринимательского (хозяйственного) законодательства с целью формирования современной правовой базы обеспечения конкурентной среды и соблюдения антимонопольных требований.

По отдельным статьям каждого раздела настоящего Закона приводятся выводы и рекомендации по применению его норм, полученные в результате анализа отечественной практики правовой организации отношений с участием крупных промышленных комплексов и банков как элементов производственно-финансовых систем, согласно которым ФПГ представляет собой специфичную форму интеграции капитала с целью осуществления эффективной деятельности субъектов предпринимательства в современной рыночной экономике. ФПГ в зависимости от условий своего возникновения и целей создания могут строиться чаще всего с использованием холдинговой модели либо по системе участия. При этом построение организационно-правовой модели ФПГ, создаваемых по "системе участия", осуществляется на базе заключаемого между ее участниками договора.

Указанное и другие обстоятельства наложили отпечаток на характер формирования правового механизма ФПГ, что предопределяет возможные пути его дальнейшего совершенствования*(10). Для полноты исследования этого процесса в основу предлагаемого комментария положены результаты углубленного изучения практики применения норм не только настоящего Закона, но и ряда кодифицированных актов обновленного законодательства России, а также положений указов Президента Российской Федерации и отдельных постановлений Правительства РФ с учетом опыта стран с развитой рыночной экономикой в части создания и регулирования деятельности крупных производственно-финансовых комплексов в различных отраслях.

Предметом детального рассмотрения стали все нормы рассматриваемого Закона в увязке с положениями как специальных законов, так и соответствующих актов профильных министерств и других федеральных органов исполнительной власти, а также органов управления субъектов Российской Федерации, которыми определяется специфика регулирования основных аспектов деятельности ФПГ, связанных с ведением предпринимательства, включая налоговые, таможенные, бюджетные, банковские, арбитражно-процессуальные и другие правоотношения. При этом особое внимание уделено определению возможных подходов к совершенствованию нормотворческой и правоприменительной практики. Выдвигаются предложения по оптимизации организационно-правовых форм крупного бизнеса в лице ФПГ с ориентацией их на решение задач по привлечению и размещению инвестиционных ресурсов в перспективные проекты по обновлению и развитию производственной базы России, которые основываются на результатах изучения практики создания и деятельности ФПГ с их регистрацией.

Предметом специального рассмотрения стала наблюдаемая устойчивая тенденция динамичного развития производственно-финансовых комплексов в экономике России в течение всего периода организации финансово-промышленных групп (с 1993 г. по настоящее время), что проявляется как в увеличении их количества, так и в росте хозяйственных результатов этих комплексов. Так, на 1 ноября 2001 г. было официально зарегистрировано 86 ФПГ, в том числе 15 транснациональных (среди них - 10 межгосударственных). В состав всех этих групп включено более 1300 юридических лиц, в том числе более 100 коммерческих банков*(11). По истечении двух лет, на 1 ноября 2003 г., в России регистрацию прошли 104 ФПГ с охватом субъектов предпринимательства фактически во всех регионах страны. Вместе с тем просматривается определенная неравномерность в размещении ФПГ по регионам с учетом размещения юридического адреса их центральных компаний. Так, в Центральном федеральном округе и в Москве зарегистрировано 48,5% от всего количества ФПГ в России, в Уральском округе - 11%, в Северо-Западном - 7%. При этом особо следует отметить, что только по Москве зарегистрировано более трети от всех ФПГ в России (37,5%)*(12).

По степени отраслевой специализации зарегистрированные ФПГ неоднородны. Согласно данным структурного анализа представителей Госкомстата России, среди обследованных групп можно выделить три разновидности ФПГ. Первая - это группы с высокой степенью специализации, ядром которых являются крупные промышленные предприятия с широкими кооперационными связями (например, ФПГ "Нижегородские автомобили"). Вторая разновидность представляет собой группы, в которых участники имеют несколько направлений деятельности с определенной степенью устойчивости связей (ТФПГ "Сибагромаш"). К третьей разновидности можно отнести группы, имеющие относительно слабые связи либо не имеющие таковых в силу разнопрофильности своих участников. Вместе с тем их объединяет, как правило, территориальная близость. Например, в состав Восточно-Сибирской ФПГ (Иркутская обл.) вошли предприятия топливной, химической, легкой промышленности и других отраслей.

Если определять отраслевую направленность ФПГ, то она во многом обусловлена организационным соотношением участников каждой конкретной группы. Так, в составе обследованных ФПГ среди юридических лиц около половины составляют промышленные предприятия, на которые приходятся 89% штатной численности работников таких групп, при этом в их составе до 10-12% от общего числа юридических лиц составляют финансово-кредитные учреждения, торговые, научно-исследовательские и проектные организации, до 4% - строительные организации*(13). В зависимости от специализации группы и ее позиционирования в том или ином секторе рынка количественное соотношение участников ФПГ по их профилю может претерпевать изменения.

Приведенные данные показывают, что для каждой разновидности групп в зависимости от особенностей конкретной ФПГ необходимо решать комплекс вопросов, в том числе по выбору оптимальных организационно-правовых моделей создания и деятельности ФПГ. Именно на этом сделан акцент в предлагаемом комментарии с учетом отечественного и зарубежного опыта, в том числе нормотворческой практики стран СНГ. Так, по результатам анализа правовой базы ФПГ таких государств, как Украина, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Азербайджанская Республика, Республика Молдова, Республика Таджикистан, Республика Узбекистан, Кыргызская Республика, определяются предпосылки к созданию финансово-промышленных групп с целью формирования единого экономического пространства в рамках СНГ для сохранения и активизации сложившихся традиционных кооперационных связей.

Настоящее научно-практическое исследование рассмотренных проблем свидетельствует о наличии сформировавшейся прочной основы правового механизма ФПГ в ряде стран СНГ. Для России как сердцевины Содружества, приступившей с учетом положений Указа Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" к оптимизации управления экономикой, это может стать определенной платформой к дальнейшему укреплению рыночных отношений.

В контексте изложенного следует подчеркнуть, что комментарий каждой статьи настоящего Закона нацелен на характеристику правовой организации ФПГ как особой разновидности производственно-финансовых комплексов в условиях современной рыночной экономики с учетом определенной специфики данных системных образований и динамики их развития. В результате обосновывается необходимость предлагаемых рекомендаций для дальнейшего совершенствования самой законодательной базы ФПГ и других подобных интеграционных корпоративных систем в нашей стране, а также для упорядочения правоприменительной практики с их участием, включая юридические лица, входящие в их состав.

 

Глава I. Общие положения

 

Статья 1. Законодательство Российской Федерации о финансово-промышленных группах

1. Назначением настоящего Федерального закона является установление правовых основ создания, деятельности и ликвидации ФПГ в России. Данная функция комментируемого акта предопределяет саму конструкцию правовой базы финансово-промышленных групп как объединений промышленных и других предприятий с финансовыми организациями в целях решения определенных задач по консолидации производственного, банковского и страхового капитала. Такой акцент предопределил широкие возможности в кооперации инвестиционных ресурсов с использованием данной организационно-правовой формы как на федеральном уровне, так и с участием субъектов Федерации.

Другим важным характеризующим элементом является то, что на формирование правового механизма ФПГ, особенно на этапе их становления, в нашей стране активное влияние могут оказать акты государственных органов исполнительной власти. Это обусловлено рядом факторов, в том числе распределением конституционных полномочий между федеральными органами и субъектами Российской Федерации в сфере экономики, что детально раскрывается в комментарии соответствующих статей настоящего Закона по отдельным вопросам.

В процессе реализации норм данного акта следует исходить из возможности широкого использования в правовом регулировании создания, деятельности и ликвидации ФПГ положений многочисленных актов действующего законодательства, закрепляющих организационно-правовые принципы функционирования субъектов предпринимательства в условиях рыночной экономики. Речь идет прежде всего о Гражданском кодексе (ГК) РФ, Налоговом кодексе (НК) РФ, Арбитражном процессуальном кодексе (АПК) РФ, Бюджетном кодексе (БК) РФ, а также о Законах "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью", "О банках и банковской деятельности" и многих других законодательных актах*(14), принимаемых в контексте положений Конституции РФ и комментируемого Закона.

2. В рассматриваемой норме специально выделяется условие о порядке регулирования отношений ФПГ в связи с их участием в реализации целевых программ. При этом подчеркивается, что в части федеральных целевых программ такие отношения должны регулироваться специальным законодательством Российской Федерации, а в случаях участия ФПГ в реализации региональных целевых программ - законодательными актами субъектов Российской Федерации.

Например, согласно Указу Президента РФ от 1 апреля 1996 г. N 443 "О мерах по стимулированию создания и деятельности финансово-промышленных групп"*(15), создаваемые и действующие ФПГ ориентированы на реализацию задач в приоритетных областях промышленной и финансовой политики государства. В данном Указе подчеркивается, что ФПГ, принимающие участие в реализации федеральных целевых программ, могут рассчитывать на активную государственную поддержку.

В свою очередь субъекты Российской Федерации в рамках своей компетенции также определяют порядок регулирования отношений с участием ФПГ по реализации региональных целевых программ*(16). Как правило, это закрепляется в специальных актах о ФПГ. Такой подход наблюдается, например, в постановлении правительства Москвы от 14 июня 1994 г. N 488 "Об основных принципах и подходах в концепции формирования финансово-промышленных групп в г. Москве"*(17), а также в аналогичных актах ряда других субъектов Российской Федерации. В подобных актах субъектов Федерации выделяются условия, определяющие исходные принципы регулирования участия ФПГ в реализации региональных целевых программ с учетом их приоритетности в зависимости от отраслевого либо межотраслевого характера*(18).

3. Для полноты характеристики правовой базы ФПГ и выявления степени влияния на ее формирование Правительства РФ путем принятия им специальных актов в рамках своей компетенции следует учитывать специфику правовых основ регулирования таких комплексов в России на этапе становления современной рыночной экономики.

На первом этапе правовое регулирование создания и деятельности ФПГ в России обеспечивалось совокупностью актов, формирование которой началось с принятия Указа Президента РФ от 5 декабря 1993 г. N 2096 "О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации"*(19). В данном акте определялись прежде всего контуры организационно-правового механизма по созданию таких образований и роль государства в этом процессе. Названный Указ в совокупности с рядом принятых в его развитие постановлений и распоряжений Правительства РФ закрепил исходные положения правового регулирования регистрации и деятельности ФПГ. В числе таких актов следует выделить Постановления Правительства РФ от 23 мая 1994 г. N 508 "О порядке проведения экспертизы проектов создания финансово-промышленных групп, представляемых на рассмотрение Правительства Российской Федерации"*(20) и от 19 июня 1994 г. N 707 "Об утверждении Положения о порядке ведения реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации"*(21) с одноименным Положением.

Необходимо также отметить, что по конкретным ФПГ были приняты специальные указы Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ.

Так, по межгосударственной ФПГ "Интеррос" были приняты

- Указ Президента РФ от 28 октября 1994 г. N 2023 "О выработке мер государственной поддержки создания и деятельности финансово-промышленных групп на базе финансово-промышленной группы "Интеррос"*(22) и Постановление Правительства РФ от 10 июля 1995 г. N 688 "О межгосударственной финансово-промышленной группе "Интеррос"*(23);

по ФПГ "Российский авиационный консорциум"

- Указ Президента РФ от 18 мая 1995 г. N 496 "О финансово-промышленной группе "Российский авиационный консорциум"*(24) и Постановление Правительства РФ от 12 июля 1996 г. N 792 "О мерах государственной поддержки деятельности финансово-промышленной группы "Российский авиационный консорциум"*(25);

по ФПГ "Информационные технологии"

- Указ Президента РФ от 3 июля 1995 г. N 662 "О мерах по формированию общероссийской коммуникационной системы и обеспечению прав собственников при хранении ценных бумаг и расчетах на финансовом рынке РФ" (с изм. и доп. от 28 мая 1997 г.)*(26);

по ФПГ "Мостатнафта"

- Указ Президента РФ от 11 августа 1995 г. N 843 "О мерах по созданию финансово-промышленной группы "Мостатнафта"*(27);

по ФПГ "Магнитогорская сталь"

- Указ Президента РФ от 27 мая 1994 г. N 1089 "О мерах государственной поддержки технического перевооружения акционерного общества "Магнитогорский металлургический комбинат"*(28);

по Волжско-Камской ФПГ

- Указ Президента РФ от 2 ноября 1994 г. N 2057 "О создании финансово-промышленной группы с участием АО "Дизельпром" и "КамАЗ"*(29);

по транснациональной ФПГ "Интерхимпром"

- Постановление Правительства РФ от 21 мая 1996 г. N 620 "О финансово-промышленной группе "Интерхимпром"*(30);

по ФПГ "Эксохим"

- распоряжение Правительства РФ от 6 июня 1994 г. N 858-р "О создании финансово-промышленной группы "Эксохим"*(31);

по ФПГ "Жилище"

- распоряжение Правительства РФ от 23 мая 1995 г. N 687-р*(32).

Эти и другие аналогичные акты в последующем были скорректированы в контексте с нормами части первой ГК РФ и законодательными актами Российской Федерации об акционерных обществах, о налогах, о регистрации и ликвидации субъектов предпринимательской деятельности, о приватизации.

Анализируя процесс становления законодательства о ФПГ, следует подчеркнуть, что именно Указом Президента РФ о ФПГ от 5 декабря 1993 г. N 2096 был утвержден такой первый базовый акт, как Положение о финансово-промышленных группах и порядке их создания*(33). Согласно п. 1 данного Положения, финансово-промышленной группой признавалась зарегистрированная в соответствии с этим актом группа предприятий, организаций, кредитно-финансовых учреждений и инвестиционных институтов, объединение капиталов которых произведено в установленном порядке и на определенных условиях. В качестве основных целей формирования ФПГ указанным Положением выделялись объединение материальных и финансовых ресурсов ее участников для повышения конкурентоспособности и эффективности производства, создание рациональных технологических и кооперативных связей, увеличение экспортного потенциала, ускорение научно-технического прогресса, конверсия оборонных предприятий и привлечение инвестиций.

Приведенный перечень целей формирования финансово-промышленных групп очерчивал только общие контуры назначения финансово-промышленной группы и порядок интеграции ее участников. Вместе с тем для установления сущностных моментов, характерных для ФПГ этого периода, необходимо обратить внимание на ряд условий, которые выдвигались государством при их формировании. Так, в Положении о ФПГ 1993 г. указывалось на поддержку со стороны государства финансово-промышленных групп, образуемых при соблюдении антимонопольного законодательства Российской Федерации в сферах, определяющих научный, производственный, оборонный и экспортный потенциал страны. Также обращалось внимание на заинтересованность государства в формировании ФПГ в сферах, соответствующих приоритетам государственной селективной политики. Акцент на перечисленных сферах был сделан, как представляется, для решения приоритетных общенациональных проблем в процессе создания ФПГ. Однако это не исключило возможности создания ФПГ в сферах, не упомянутых в Положении о ФПГ 1993 г. К такому выводу приводит анализ условий формирования ФПГ, определенных в данном акте.

При формировании первых ФПГ учитывался уже имеющийся опыт правового обеспечения в создании таких известных в народном хозяйстве страны доперестроечного периода вертикальных и горизонтальных интеграционных образований, как промышленные, производственные и научно-производственные объединения*(34). Складывающаяся практика по созданию ФПГ в этот период показала наличие у заинтересованных предприятий, банков, страховых организаций определенных опасений, вызванных прежде всего тем, что по аналогии с указанными объединениями финансово-промышленные группы по своей модели построения чаще всего воспринимались будущими участниками в качестве надстроечных образований, которые будут прежде всего нацелены на изъятие части прибыли участников группы и неограниченную концентрацию управленческих функций.

Такое восприятие ФПГ на начальном этапе их развития с соответствующей оценкой сложившейся правовой базы было обусловлено не только указанным фактором, но и новизной для нашей экономики данной организационно-правовой формы объединения инвестиционных и производственных структур. Своеобразие предложенной в Положении о ФПГ 1993 г. модели создания таких комплексных образований заключалось в том, что была признана возможность их формирования:

а) в добровольном порядке;

б) путем консолидации одним участником группы приобретаемых им пакетов акций других участников;

в) по решению Правительства РФ;

г) на основании межправительственных соглашений.

Сложности в формировании ФПГ на начальном этапе были обусловлены в немалой степени отсутствием взаимоувязанных норм о порядке создания и регулирования деятельности ФПГ в форме закона федерального уровня. Осталась актуальной эта проблема с принятием и введением в действие ГК РФ, поскольку в нем нет даже упоминания о ФПГ и других видах производственно-финансовых систем. Нормы о хозяйственных товариществах и хозяйственных обществах, посвященные полным и простым товариществам, товариществам на вере и акционерным обществам, объединениям юридических лиц, не отражают организационно-правовой специфики ФПГ как производственно-финансового комплекса с учетом особенностей их создания и функционирования. Сложившийся подход в этом кодифицированном акте к решению принципиальных вопросов правового статуса и регулирования деятельности ФПГ, других видов производственно-финансовых систем корпоративных объединений (холдингов, концернов, консорциумов) не способствует качественному совершенствованию соответствующей нормативно-правовой базы.

Оценивая в целом позитивно первые шаги в создании правовой базы финансово-промышленных групп, формирование которой, как было отмечено, основывалось на положениях Указа Президента РФ о ФПГ от 5 декабря 1993 г. N 2096, следует признать, что для нее было характерно наличие и ряда существенных недостатков. Из них прежде всего следует выделить отсутствие четкости в определении правового статуса ФПГ как комплексного образования. Это в немалой степени стало сдерживающим фактором в формировании ФПГ на переходном этапе к рыночной экономике, особенно в технологически сложных, наукоемких и высокоинтегрированных отраслях народного хозяйства.

Для активизации процесса создания и деятельности ФПГ в данный период предпринимались ряд шагов, в том числе принятие специальных актов по формированию отдельных групп. Примером такого подхода является Указ Президента РФ от 28 октября 1994 г. N 2023 "О выработке мер государственной поддержки создания и деятельности финансово-промышленных групп на базе финансово-промышленной группы "Интеррос"*(35). В данном акте применительно к конкретной группе закреплены направления и методы возможной государственной поддержки перспективных ФПГ, которые создаются по воле самих товаропроизводителей, т.е. формируются "снизу", с целью недопущения монополизации отраслевых рынков, обеспечения сохранения и развития наукоемких производств.

По результатам анализа функционирования первых финансово-промышленных групп в целях стабилизации и подъема промышленного производства, повышения инвестиционной активности, а также для реализации программного подхода к созданию ФПГ Постановлением Правительства РФ от 16 января 1995 г. N 48 утверждается Программа содействия формированию финансово-промышленных групп*(36). Данная программа направлена на реализацию положений государственной промышленной политики, устанавливает основные (концептуальные) подходы к формированию ФПГ, определяет комплекс мероприятий по содействию их создания и становления.

Для более полной иллюстрации процесса формирования правовой базы производственно-финансовых комплексов необходимо отметить Указ Президента РФ от 18 мая 1995 г. N 496 "О финансово-промышленной группе "Российский авиационный консорциум"*(37), который следует рассматривать как логическое продолжение мер Правительства РФ по формированию благоприятных условий для создания и функционирования ФПГ. В нем нашли отражение ряд до этого не практикуемых мер содействия ФПГ. В их числе: предоставление инвесторам гарантий по инвестиционным проектам, одобренным федеральной исполнительной властью; возможность отсрочки уплаты федеральных налогов и сборов для участников группы; направление части дивидендов участников группы по их акциям, закрепленным в федеральной собственности, на финансирование технического перевооружения, реконструкции и расширения производства, на развитие новой авиационной техники и поддержание летной годности эксплуатируемых воздушных судов.

Анализ положений этих и других актов по конкретным ФПГ приводит к выводу, что первоначальная общенормативная правовая база была относительно слабой и не охватывала все ключевые вопросы функционирования корпоративных объединений этого вида. Поэтому были предприняты шаги как в направлении упорядочения, так и в части кардинального ее обновления. Важным этапом в совершенствовании правовой организации ФПГ стало принятие 30 ноября 1995 г. комментируемого Федерального закона "О финансово-промышленных группах"*(38), которому отводится одно из центральных мест в системе законодательных актов о производственно-финансовых комплексах.

Концептуально настоящий Закон в сравнении с Указом Президента РФ о ФПГ от 5 декабря 1993 г. N 2096 имеет ряд отличий.

Так, в нем дано более четкое определение финансово-промышленной группы в качестве совокупности "юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы (система участия) на основе договора о создании финансово-промышленной группы в целях технологической или экономической интеграции для реализации инвестиционных и иных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест" (ст. 2 Закона о ФПГ). При этом в п. 3 ст. 3 подчеркивается, что среди участников группы обязательно наличие организаций, действующих в сфере производства товаров и услуг, а также банков или иных кредитных организаций. Такое определение характерных черт участников ФПГ констатирует ее своеобразие как производственно-финансовой системы, что подробнее рассматривается в комментариях к указанным статьям.

Принятие настоящего Закона следует расценивать как укрепление нормативно-правовой базы, создание собственно законодательной основы финансово-промышленных групп. Настоящий Закон включил в себя апробированные положения ряда правовых актов, принятых в первые годы создания ФПГ. Он не только определяет законодательные основы создания, деятельности и ликвидации финансово-промышленных групп, но и устанавливает принципы регулирования правоотношений, вытекающих из участия ФПГ в региональных целевых программах, определяя функции и задачи их создания. Отдельные его статьи закрепляют статус транснациональных и межгосударственных групп, регламентируют и конкретизируют меры их государственной поддержки, снимают ряд имевшихся необоснованных ограничений на формирование ФПГ.

В определенной мере укреплению правового статуса ФПГ способствовало принятие уже названного Указа Президента РФ от 1 апреля 1996 г. N 443 "О мерах по стимулированию создания и деятельности финансово-промышленных групп". Этот акт носит программный характер и направлен на обеспечение наиболее благоприятных условий для более быстрого создания, развития и функционирования ФПГ в областях, соответствующих заявленным приоритетам промышленной и финансовой политики государства.

В правовом механизме ФПГ с учетом их организационно-управленческой специфики особая роль отводится актам, определяющим регистрационно-учетные особенности этих производственно-финансовых комплексов. Так, Постановлением Правительства РФ от 22 мая 1996 г. N 621 "О порядке ведения государственного реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации"*(39) уже в соответствии с настоящим Законом определен единый порядок ведения реестра ФПГ Российской Федерации на всей территории страны, представляющего собой банк данных, а также перечислены условия регистрации (внесения в государственный реестр ФПГ) группы предприятий, учреждений, организаций, кредитно-финансовых учреждений и инвестиционных институтов, желающих действовать как ФПГ, с указанием необходимых документов и сроков прохождения процедуры получения свидетельства о регистрации ФПГ. Фактически можно признать наличие особого режима регистрации ФПГ, что, как показала практика, вполне оправданно.

Для полноты характеристики правовой базы ФПГ необходимо отметить Постановление Правительства РФ от 9 января 1997 г. N 24 "О порядке ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса финансово-промышленной группы"*(40), в котором дается развернутое определение предусмотренного ст. 13 настоящего Закона понятия "консолидированная группа налогоплательщиков". Данным актом установлено, что ответственность за правильность ведения консолидированной отчетности от имени участников возлагается на центральную компанию финансово-промышленной группы.

4. Существенным условием комментируемой статьи является положение, согласно которому в правовом механизме регулирования отношений по созданию, деятельности и ликвидации ФПГ активная роль отводится договорам о создании финансово-промышленных групп, заключаемым, согласно ст. 7 настоящего Закона, в соответствии с установленными требованиями, либо другим договорам, заключаемым между ее участниками. Законодатель допускает это в случаях, когда соответствующие отношения не урегулированы настоящим Законом, другими нормативными правовыми актами Российской Федерации и ее субъектов. Такой подход обусловлен общей концепцией построения ФПГ как специфических производственно-финансовых комплексов, формируемых прежде всего на добровольных началах субъектами предпринимательства с учетом особенностей и имущественных интересов каждого участника группы.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что слаженность взаимодействия участников группы в немалой степени зависит от качества локальных актов, принятых в конкретной ФПГ с целью регулирования внутрикорпоративных отношений. Как показывает правоприменительная практика, во многих ФПГ эта часть организации их работы пока еще далека от совершенства*(41). Здесь комментируемая статья настоящего Закона предоставляет широкие возможности самим участникам ФПГ, которые вправе урегулировать фактически все внутрикорпоративные отношения, опираясь как на договоры, так и на специальные локальные акты. Однако большинство отечественных корпоративных объединений в отличие от зарубежных пока еще не уделяют должного внимания этой сложной и важной задаче, что существенно снижает потенциал таких образований в достижении поставленных целей в конкретном рыночном секторе.

Характеристика состояния и динамики развития правового механизма таких комплексов, как ФПГ, в контексте положений статей комментируемого Закона и результатов обобщений соответствующей правоприменительной практикой на этапе становления рыночной экономики в России дает основания констатировать, что на начало XXI в. в российском законодательстве уже заложены правовые основы создания и деятельности подобных производственно-финансовых систем. Дальнейшая работа в этом направлении должна быть нацелена не только на совершенствование уже существующего правового механизма, но и на повышение эффективности правоприменительной практики.

Так, например, с учетом потребностей в активизации инвестиционных процессов требует своего решения вопрос о внесении в настоящий Закон дополнительных положений, детально определяющих механизм создания и управления транснациональными группами с более упрощенным подходом к включению в их состав компаний промышленно развитых стран. Назрела необходимость в определении на законодательном уровне наряду с ФПГ других видов производственно-хозяйственных систем, в том числе концернов и консорциумов, а также в использовании холдинговых моделей с отражением их особенностей с учетом антимонопольных требований к ним*(42).

Эти и другие шаги должны осуществляться в рамках комплексного подхода по совершенствованию правового регулирования предпринимательской (хозяйственной) деятельности в увязке с нормами актов гражданского, налогового, антимонопольного, банковского и других отраслей законодательства. Подробнее указанные возможные направления совершенствования правовых основ, и прежде всего создания и деятельности ФПГ, будут рассмотрены далее, в комментариях соответствующих статей настоящего Закона.

 

Статья 2. Понятие финансово-промышленной группы

Определение финансово-промышленных групп как совокупности юридических лиц, действующих на основе договора о создании ФПГ для достижения специально обозначенных целей, свидетельствует прежде всего о том, что они формируются как объединение нескольких субъектов для решения задач по повышению эффективности своего производства и активизации инвестиционных процессов в условиях конкуренции на рынке продукции, товаров и услуг. Законодатель в этой статье не указывает на конкретную организационно-правовую форму, которая может быть использована для характеристики правового статуса ФПГ.

Вместе с тем следует обратить внимание на ряд положений, закрепленных в комментируемой статье.

Так, подчеркивается, что такая совокупность юридических лиц может построить свое взаимодействие

1) либо как взаимодействие основного и дочерних обществ,

2) либо как взаимодействие на условиях полного или частичного объединения своих материальных и нематериальных активов.

Следовательно, в организационно-структурном построении ФПГ допускается два подхода. Такая вариантность обусловлена прежде всего экономико-правовой спецификой финансово-промышленных групп, которые являются относительно новой и перспективной разновидностью объединения субъектов предпринимательской деятельности. Для более точного позиционирования ФПГ в этом ряду необходимо учитывать целевое назначение, задачи и принципы формирования таких комплексных образований в условиях активных рыночных преобразований в нашей стране.

Включение в систему экономического механизма страны наряду с малыми и средними предпринимательскими структурами крупных производственно-хозяйственных комплексов, призванных обеспечить развитие и конкурентоспособность предприятий наукоемких промышленных отраслей, активизацию процессов инвестирования в этих сферах, стало главной предпосылкой к законодательному определению финансово-промышленных групп уже в первой половине 90-х годов прошлого столетия. Существенное влияние на их формирование оказывает ряд факторов, характерных для России на переходном этапе к современной рыночной экономике.

В числе таких факторов целесообразно выделить следующие:

- перераспределение собственности путем ускоренной приватизации;

- отказ от плановых методов управления экономикой;

- реструктуризация экономики с ориентацией на потребности внутренних и внешних рынков;

- обновление всего предпринимательского (хозяйственного) законодательства, включая формирование правовой базы для регулирования создания и деятельности крупных производственно-финансовых комплексов в конкурентной среде;

- необходимость обеспечения соблюдения антимонопольных требований при балансировании интересов крупных, средних и малых коммерческих структур.

В комментируемой статье дается характеристика понятия финансово-промышленной группы в увязке с целями ее создания, в числе которых выделяются технологическая или экономическая интеграция для реализации инвестиционных либо иных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест. Эти цели определены в контексте основных задач и принципов создания ФПГ, сформулированных в Программе содействия формированию финансово-промышленных групп, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 16 января 1995 г. N 48*(43).

Так, к основным задачам создания ФПГ отнесены:

- концентрация инвестиционных ресурсов на приоритетных направлениях развития экономики;

- обеспечение финансовыми ресурсами сферы промышленности НИОКР, ускорение научно-технического прогресса;

- повышение экспортного потенциала и конкурентоспособности продукции отечественных предприятий;

- содействие демонополизации рынков продукции промышленного комплекса;

- осуществление прогрессивных структурных изменений в промышленности, реализация конверсии оборонных предприятий;

- формирование рациональных технологических и кооперационных связей в условиях рыночной экономики, развитие конкурентной экономической среды.

Указанные цели и задачи создания ФПГ предопределили основные принципы формирования этих комплексов как совокупности юридических лиц.

К таким принципам относятся:

- индивидуальный характер проекта формирования каждой ФПГ на основе единой нормативно-правовой базы;

- многообразие путей формирования ФПГ, включая добровольность вхождения предприятий (организаций) в состав ФПГ, разнообразие консолидации пакетов акций и возможность формирования ФПГ с участием унитарных предприятий;

- использование разнообразных форм интеграции финансового, промышленного и торгового капитала на основе взаимной заинтересованности в результатах совместной деятельности в качестве определяющего условия формирования групп;

- первоначальное создание ФПГ на базе технологически и кооперационно связанных промышленных предприятий, выпускающих сложную наукоемкую продукцию, обеспеченную платежеспособным спросом и конкурентоспособную на внешнем и внутреннем рынках, а также товары для государственных нужд;

- целенаправленное образование ряда, как правило, не менее трех, ФПГ на одном отраслевом (региональном) товарном рынке или наличие на нем конкурентов по соответствующим видам продукции. Исключение из этого принципа может быть связано с особой спецификой деятельности ФПГ (например, по производству вооружений, стратегических видов сырья и материалов);

- государственное содействие и поддержка создания и функционирования ФПГ, инвестиционные проекты и программы которых отвечают целям и приоритетам социально-экономической политики. Формы государственной поддержки ФПГ могут быть разнообразными, учитывающими как общую экономическую ситуацию, так и специфику деятельности конкретной ФПГ, и определяются на основе договора о партнерстве и взаимных обязательствах между ФПГ и федеральным органом исполнительной власти;

- использование при формировании ФПГ как рыночных, так и внерыночных способов консолидации пакетов акций, принадлежащих государству. Применение внерыночных способов допускается в целях сохранения контроля за соответствующими производствами;

- возможность создания межгосударственных ФПГ с учетом направленности сложившихся и проектируемых договорных отношений и особенностей целевых товарных рынков;

- создание на основе ФПГ новых инвестиционных механизмов развития промышленного производства, обеспечивающих самофинансирование и снижение нагрузки на федеральный бюджет;

- социально-экономическая обоснованность проектов создания ФПГ, подтвержденная экспертизой.

Реализация перечисленных принципов формирования финансово-промышленных групп на примере конкретной ФПГ может, как показывает практика, сочетаться в различных комбинациях в зависимости от ее целей и задач, а также состава участников*(44). При этом под словосочетанием "промышленные предприятия" при определении возможных участников группы не следует понимать только субъекты промышленного профиля, поскольку в числе таких образований могут быть, например, предприятия строительного комплекса и транспорта, обеспечивающие рынок товаром в виде возведенных жилых и промышленных объектов, а также услугами по перевозке необходимой продукции, сырья, материалов.

С учетом приведенных принципов построения ФПГ предусмотренный данной статьей вариант их создания в качестве совокупности юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества, свидетельствует о возможном использовании так называемой холдинговой модели при формировании таких комплексов. В связи с этим необходимо отметить, что основу такого построения ФПГ составляют положения ст. 105 ГК РФ "Дочернее хозяйственное общество" и ст. 6 Закона об АО "Дочерние и зависимые общества". Суть данных норм заключается в том, что общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество в силу преобладающего участия в его уставном капитале либо в соответствии с заключенным между ними договором или иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

В связи с таким определением соотношения понятий "основное общество" и "дочерние общества" в зависимости от основания их возникновения, характера взаимодействия между ними допускается возможность выстраивания конструкции ФПГ по двум основным моделям.

Первая - это фактически холдинговая модель, когда основное (материнское) общество имеет возможность через принадлежащий ей пакет акций дочерних обществ, т.е. в силу преобладающего участия в их уставном капитале, руководить деятельностью каждого из них.

Вторая модель представляет собой выстраивание механизма взаимодействия участников ФПГ в соответствии с принципом "основное - дочерние общества" путем закрепления такого соотношения между ними в их уставах.

Для более полной характеристики использования холдинговой модели при создании ФПГ следует обратить внимание на то, что правовая природа холдинга как субъекта правоотношений в действующем законодательстве России не нашла четкого закрепления. Если взять такие ключевые для анализируемого вопроса акты, как ГК РФ, Законы о ФПГ, об АО, то в них об этом даже не упоминается. Вместе с тем в отдельных специальных актах для регулирования отношений в некоторых сферах используются термины "холдинговая компания", "холдинг". Так, имеется в виду утвержденное Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 "О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий" Временное положение о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества*(45).

Еще одним примером признания холдинговых компаний является предполагаемое реформирование наукоемких сфер производства продукции для оборонных нужд. Так, в соответствии с Указом Президента РФ от 23 октября 2000 г. N 1768 "О мерах по обеспечению концентрации и рационализации оборонного производства в Российской Федерации"*(46) и Постановлением Правительства РФ от 11 октября 2001 г. N 713 "О федеральной целевой программе "Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса (ОПК)" предлагается активное создание холдинговых компаний с включением в их состав предприятий ОПК в зависимости от их специализации по профилю создаваемых объединений корпораций на принципах вертикального интегрирования.

Термин "холдинг" фигурирует и в обновленном Федеральном законе от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ "О банках и банковской деятельности"*(47), где в ст. 4 предусмотрена возможность создания банковских холдингов, которые представляют собой не являющееся юридическим лицом объединение юридических лиц с участием одной или нескольких кредитных организаций с головной организацией банковского холдинга, также обладающей статусом юридического лица, но не имеющей специальной компетенции на ведение банковских операций. Таким образом, рассматриваемая разновидность холдинга по своему субъектному составу ориентирована на консолидацию кредитных организаций, обладающих в сравнении с другими участниками предпринимательской деятельности специальной правосубъектностью, которая позволяет им действовать исключительно в сфере оказания банковских услуг. Вместе с тем данный факт свидетельствует о наличии тенденций к легальному закреплению на законодательном уровне холдинга как формы объединения субъектов предпринимательской деятельности.

Для более правильного построения ФПГ по холдинговой модели следует, принимая во внимание соответствующую нормотворческую практику России и ряда стран с развитой рыночной экономикой в Европе (Германия, Франция), Азии (Япония) и Северной Америке (США и др.), учитывать ряд характерных черт, присущих холдингу и его разновидностям. При этом холдинговые модели активно используются не только для структурирования в финансово-промышленные комплексы субъектов предпринимательства, базирующихся в своей деятельности на частной собственности, но и для объединения предприятий, функционирующих в государственном промышленном секторе. Примером могут служить промышленно-финансовые холдинги с участием государства: во Франции - "Рон-Пулен", в Италии - ЭНН (Национальное управление жидкого топлива"), а также ряд других компаний в этих и других странах*(48).

По своей природе классический холдинг (англ. hold - держать) представляет собой держательскую компанию, в состав активов которой входят контрольные (преобладающие) пакеты акций других компаний, именуемых в этом случае дочерними*(49). Холдинговая компания и ее дочерние предприятия (общества) создаются как обособленные субъекты предпринимательской деятельности со статусом юридического лица в форме, как правило, акционерных обществ. Существенной чертой в определении холдинга является то, что он обладает возможностью через имеющиеся у него пакеты акций (паи в уставном капитале) дочерних компаний определять их решения. В свою очередь дочерняя компания независимо от размера пакета акций, принадлежащих холдингу, не вправе владеть акциями самого холдинга в какой бы то ни было форме, включая залог и траст.

Формирование ФПГ по технологии построения так называемого традиционного (классического) холдинга возможно с использованием нескольких подходов, выбор каждого из которых обусловлен целями, задачами и принципами объединения ряда юридических лиц в комплексы для консолидации финансовых, технологических и интеллектуальных ресурсов. Исходя из положения действующего законодательства, это может осуществляться путем:

- создания холдинга собственниками (держателями) акций ряда уже действующих обществ с передачей ему как основной компании своих пакетов в части, позволяющей ей иметь преобладающее участие в уставном капитале каждой дочерней структуры;

- разделения функционирующего предприятия либо выделения из него путем вычленения его структурных подразделений (цехов, филиалов, производств и др.) с регистрацией их в качестве юридических лиц в форме АО с передачей этими новыми субъектами предпринимательской деятельности преобладающих частей пакетов акций основному обществу. Функции такого общества в данном случае может осуществлять базовое (реорганизуемое) предприятие либо специально зарегистрированная холдинговая компания;

- регистрации компании со статусом юридического лица с целью создания на этой базе холдинга. Данная компания делает первичные приобретения ценных бумаг, паев (долей) отдельных обществ с учетом имущественных интересов ее учредителей и складывающейся рыночной конъюнктуры. В последующем осуществляются дополнительные приобретения пакетов акций или паев в соответствующих обществах с целью получения преобладающего участия в уставных капиталах этих структур.

При использовании в рассмотренных случаях традиционной модели холдинга как держательской компании для создания ФПГ необходимо обеспечить, чтобы основное, так называемое материнское общество действительно имело возможность определять решения, принимаемые дочерними обществами, в силу своего преобладающего участия в их уставном капитале. Этот фактор является определяющим для установления оптимальных пакетов акций и совокупных долей дочерних обществ, которые сосредоточены в холдинге для достижения оптимальной управляемости объединяемых юридических лиц.

В действующем законодательстве для основных и дочерних обществ нет четкого определения количественных параметров преобладающего участия в уставном капитале. Так, если в ст. 106 ГК РФ, а также в п. 4 ст. 6 Закона об АО для признания общества зависимым установлено, чтобы другое (преобладающее) общество имело более 20% голосующих акций первого общества, то для дочернего общества подобных критериев не предусмотрено. Вместе с тем ранее, в период действия Положения об акционерных обществах, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601*(50), дочерним обществом признавалось такое, в котором другому обществу принадлежало 50% акций плюс одна. Иначе говоря, имелся в виду пакет акций (доля в уставном капитале), являющийся контрольным в общепринятом понимании.

В последующем законодатель в определении дочерних обществ отказался от такого подхода, поскольку само понимание контрольного пакета акций претерпело изменение в связи с установлением возможности иметь в уставном капитале акционерного общества до 25% привилегированных акций, которые не дают право голоса. Следовательно в таком случае контрольный пакет составит уже не 50% плюс одна, а 38% голосующих акций. Кроме того, необходимо учитывать степень распыленности акций конкретного АО по акционерам. Например, при большом количестве акционеров, каждый из которых владеет небольшим числом акций, сосредоточение в руках основного общества, например, даже 25% акций может позволить оказывать преобладающее воздействие холдинга на принятие решений дочерних обществ, входящих в систему конкретной финансово-промышленной группы.

Наряду с традиционным холдингом в создании ФПГ действующим законодательством предусмотрены другие возможности использования холдинговой модели для объединения юридических лиц на принципах взаимодействия "основное - дочерние общества". Так, между объединяющимися в финансово-промышленную группу юридическими лицами может быть заключен договор, согласно которому ряд из них признаются дочерними структурами по отношению к одному из предприятий, определяемому в качестве основного. Холдинг, созданный на таких началах, именуется договорным. Как показывают результаты практики создания ФПГ, модель договорного холдинга для таких комплексов не получила распространения. Причина заключается в том, что эта модель по сравнению с той же "системой участия", построенной также на основе заключаемого между участниками ФПГ договора, рассматривается как более жесткая и неоправданно ограничивающая полномочия субъектов предпринимательской деятельности, вошедших в состав такого комплекса.

Схема взаимодействия "основное - дочерние общества" в конструировании организационно-правового механизма создаваемой ФПГ может быть использована и по иным основаниям, которые определены для второй модели формирования ФПГ холдингового типа. К возможным таким основаниям следует отнести указание в уставе предприятия (общества), признанного дочерним по отношению к конкретному предприятию, с наделением его правами основного (материнского) общества. Такая практика наблюдается на примере структур, собственником которых выступает одно и то же лицо, а также комплексов с участием государственных и муниципальных унитарных предприятий, которые, согласно действующему законодательству, тоже могут быть в определенных случаях участниками ФПГ. Подробнее об этом в следующей комментируемой статье.

Допускается создание ФПГ юридическими лицами через так называемую систему участия путем полного или частичного объединения ими своих материальных и нематериальных активов на основе заключаемого договора. Такой подход к формированию ФПГ наиболее активно практиковался в середине 90-х годов, что можно объяснить как состоянием самого предпринимательского законодательства на тот период, так и рядом экономических факторов, включая незавершенность процесса приватизации со всеми вытекающими последствиями по перераспределению и закреплению прав собственности на имущественные объекты в различных сферах экономики с использование акционерных форм.

Сущность использования "системы участия" при формировании ФПГ заключается в том, что заинтересованные лица создают определенную имущественную базу путем полного или частичного объединения своих материальных или нематериальных активов, с использованием выбранной для этого организационно-правовой формы хозяйственного общества. Вместе с тем законодательством в императивном порядке не установлена какая-либо одна такая форма, что позволяет решать данный вопрос самими участниками группы в зависимости от технологии и принципов ее построения.

Решая задачу создания ФПГ с использованием "системы участия", необходимо обратить внимание на то, что законодатель подчеркивает возможность частичного или полного объединения материальных или нематериальных активов юридических лиц. При этом важно четко разграничивать виды объединяемых активов, а также условия их консолидации. В соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ О" бухгалтерском учете"*(51) и принятым в его развитие Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденным приказом Минфина России от 29 июля 1998 г. N 34н*(52), к материальным активам относится прежде всего движимое и недвижимое имущество. Отличительным признаком материальных активов является их материальное содержание, в то время как для нематериальных активов характерна невещественная форма.

Значимость правовых последствий и важность роли, которая отводится процедуре интеграции (полной или частичной) материальных и нематериальных активов объединяемых юридических лиц при формировании имущественной базы создаваемой по "системе участия" ФПГ, предполагает необходимость тщательной классификации активов с учетом передаваемых/приобретаемых прав/обязанностей. При этом следует учитывать некоторые несовпадения понятий, составляющих содержание активов в отечественной и международной нормативно-правовой базе по ведению учета и оценки объектов имущества, а также по определению объектов имущественных прав и обязанностей.

Так, установлено, что материальные активы включают в себя основные и оборотные средства. Согласно п. 46 Положения о бухгалтерском учете и отчетности в РФ, к основным средствам как совокупности материально-вещественных ценностей, используемых в качестве средств труда при производстве продукции, выполнении работ или оказании услуг либо для управления организацией в течении свыше 12 месяцев, относятся здания, сооружения, рабочие и силовые машины и оборудование, измерительные и регулирующие приборы и устройства, вычислительная техника, транспортные средства, инструмент и прочие основные средства.

Вторая часть материальных активов - оборотные средства, которые в отличие от основных средств переносят свою стоимость не в течение длительного времени (свыше года), а, как правило, в процессе одного производственного цикла. К оборотным средствам, согласно п. 58 указанного Положения о бухгалтерском учете и отчетности в РФ, принято относить сырье, основные и вспомогательные материалы, топливо, покупные полуфабрикаты и комплектующие изделия, запасные части, тару для упаковки и транспортировки продукции и другие материальные ресурсы.

Характеризуя понятие "основные средства", следует также отметить, что приведенное в данном случае определение имеет отличия от аналогичного понятия, используемого в Международных стандартах оценки имущества от 24 марта 1994 г. В них закреплено сложившееся в международной практике отождествление понятий "основные средства" и "основные фонды" с поглощением первым второго и определением основных средств через материальные и нематериальные активы субъекта предпринимательской деятельности. По действующему законодательству России они рассматриваются как разные виды имущества, в совокупности составляющие основные фонды предприятия. Представляется, что такое расхождение обусловлено тем, что в нашей стране еще не завершены процессы реформирования бухгалтерского учета в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности, проводимые по одноименной Программе, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 6 марта 1998 г. N 283*(53).

В сравнении с материальными активами иную правовую природу имеют нематериальные активы, основу которых составляют не конкретные имущественные объекты, а права, приобретаемые субъектом предпринимательской деятельности в силу определенных правообразующих факторов. В соответствии с п. 55 Положения о бухгалтерском учете и отчетности в РФ к нематериальным следует относить права, возникающие:

- из авторских и иных договоров на произведения науки, литературы, искусства и объекты смежных прав, на программы для ЭВМ, базы данных и др.;

- из патентов на изобретения, промышленные образцы, коллекционные достижения;

- из свидетельств на полезные модели, товарные знаки и знаки обслуживания или лицензионных договоров на их использование;

- из прав на ноу-хау (англ. know-how - знаю как) - технические знания, опыт, секреты производства, необходимые для решения технической или иной задачи, и пр.

Кроме того, к нематериальным активам могут относиться:

- организационные расходы (расходы, связанные с образованием юридического лица, признанные в соответствии с учредительными документами, с вкладом участников (учредителей) в уставный (складочный) капитал);

- деловая репутация организации.

Нематериальные активы в виде имущественных и иных прав при внесении их для формирования складочного (объединенного) капитала при создании ФПГ по "системе участия", как и материальные активы, должны иметь денежную оценку.

Характеризуя специфику нематериальных активов, рассматриваемых в качестве вкладов участников ФПГ, следует особо подчеркнуть, что вкладом в данном случае может быть не сам объект интеллектуальной собственности (объект авторского права, патент и т.п.) либо ноу-хау, в отношении которых у их создателя в соответствии с действующим законодательством (ст. 8 ГК РФ) возникают исключительные и неотторжимые от личности права авторства. В подобных случаях вкладом может быть только право пользования таким объектом, передачу которого, как отмечено в п. 17 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"*(54), следует оформлять лицензионным договором с регистрацией его в установленном порядке.

При реализации положения комментируемой статьи об объединении юридическими лицами активов в связи с созданием ФПГ необходимо учитывать возможную вариантность конструирования рассматриваемой "системы участия". Речь идет о допустимости выбора заинтересованными субъектами наиболее оптимального для них подхода, а именно:

- полное объединение материальных и нематериальных активов;

- частичное объединение материальных и нематериальных активов;

- частичное объединение материальных или нематериальных активов;

- полное объединение материальных активов и частичное - нематериальных;

- частичное объединение материальных активов и полное - нематериальных.

Возможны и другие комбинации объединяемых активов в зависимости от формы и доли интеграционного участия юридических лиц в создаваемой ФПГ. Однако результаты анализа практики создания ФПГ по "системе участия" приводят к выводу, что в основном такие группы формируются путем частичного объединения материальных и нематериальных активов. Такая тенденция обусловлена прежде всего самой экономико-правовой природой ФПГ как производственно-финансовой системы, построенной на основе договора между юридическими лицами, которые изначально стремятся сохранить свою имущественную обособленность и устойчивость в контексте решаемых задач.

Избрание так называемой мягкой договорной формы создания ФПГ с относительно малым объемом консолидируемых активов объясняется определенным настороженным отношением со стороны субъектов предпринимательской деятельности к различным объединительным процессам на этапе становления рыночной экономики в России с учетом активно проводимой приватизации государственного имущества.

Так, в первой половине 90-х годов на начальном этапе развития ФПГ такое их восприятие объяснялось определенной новизной для нашей страны данной организационно-правовой формы объединения производственных и инвестиционных структур. Кроме того, в поле зрения был также опыт создания таких известных в народном хозяйстве страны доперестроечного периода вертикальных и горизонтальных интеграционных образований, как промышленные, производственные и научно-производственные объединения*(55). По аналогии с указанными объединениями возможное создание ФПГ с целью консолидации первичных звеньев воспринималось в качестве известных надстроечных образований, которые нацелены прежде всего на изъятие прибыли участников группы и пресечение неограниченной концентрации управленческих функций.

Такие опасения со временем, и, в частности, в процессе обновления и укрепления правовой базы ФПГ в нашей стране, были преодолены. Вместе с тем необходимо отметить все отчетливее проявляющуюся в мировой практике закономерность формирования крупных, подобных ФПГ, корпоративных объединений на принципах жесткого структурирования с объединением капитала для его максимально эффективного использования в конкретном рыночном секторе в определенный период времени. В результате все большее распространение получают крупные производственно-финансовые комплексы с участием банков и инвестиционных компаний, охватывающие нередко различные экономические секторы нескольких стран и имеющие высокую степень управляемости. Данный фактор имеет, как известно, одно из приоритетных значений в условиях возрастающей конкуренции в мировой экономике.

Исходя из сложившейся правоприменительной практики ряда западных стран с развитой рыночной экономикой, можно констатировать, что корпоративные объединения в зависимости от целей их создания, степени централизации отдельных функций в интересах участников и системы управления концентрируемыми производственными, торговыми и финансовыми активами чаще всего создаются в форме концернов и консорциумов. В российском законодательстве эти понятия не определены, хотя ряд сущностных черт, присущих данным образованиям, отчетливо прослеживаются в организационно-правовой конструкции ФПГ.

Так, концерн (англ. concern) представляет собой корпоративное объединение с устойчивой централизацией ряда ключевых функций. Как правило, головная (управляющая) структура, в качестве которой чаще всего выступает предприятие, обеспечивающее производство конечного продукта потребления, осуществляет единое управление инвестиционными, научно-техническими, маркетинговыми функциями. Взаимодействие между участниками концерна строится на договорной основе с их обязательствами жесткого соблюдения условий внутриконцерновых соглашений. В зависимости от того, каких участников по профилю деятельности (одноотраслевых или многопрофильных) объединяют концерны, их принято делить на горизонтальные и вертикальные. Концерны в условиях конкуренции используют свои инвестиционные возможности для комбинирования разнопрофильных производств в рамках целевых программ решения задач по освоению современных товарных позиций и усилению своего влияния в конкретном сегменте рынка. Они концентрируют патентные блоки, ноу-хау и т.п. для разработки и внедрения новой техники, выпуска конкурентоспособной продукции, а также осуществляют жесткий контроль за эффективностью на всех этапах цикла "научные разработки - производство - сбыт".

По иной схеме строятся консорциумы*(56). Они представляют собой временные объединения, построенные на основе целевого соглашения для совместного размещения и (или) освоения вложений капитала при осуществлении единого инвестиционного проекта. Участниками консорциума чаще всего являются банки, страховые и инвестиционные компании, промышленные, строительные, транспортные и другие корпоративные структуры в различном сочетании. Они объединяются с целью реализации конкретных коммерческих проектов в определенном сегменте рынка на фиксированную дату или период времени.

Создание ФПГ по "системе участия" на основе заключенного между участниками группы договора не исключает возможности построения отношений между отдельными структурами по холдинговой модели, если состав комплекса формируется вокруг сложившегося холдинга, основное общество которого выступает в качестве объединяющего центра. В таком случае с отдельными участниками отношения будут строиться на договорных началах, а с дочерними обществами - на управлении через преобладающее участие в уставном капитале. Создание группы на таких началах можно рассматривать как формирование ФПГ на смешанных принципах, когда для объединения используется как модель традиционного холдинга, так и "система участия", базирующаяся на договорной основе.

Следовательно, инициаторы формирования конкретной ФПГ вправе выбирать приемлемую для них модель построения группы исходя из задач, которые она должна будет решать. С учетом изложенного для более точной классификации ФПГ по организационно-правовым моделям их формирования такие комплексы можно разделить на три основных вида:

1) группы, созданные по холдинговой модели;

2) группы, созданные по "системе участия" на договорной основе;

3) группы, созданные по смешанному принципу с использованием элементов холдинговой модели и договорных начал для регулирования отношений с различными участниками.

Каждому из этих видов ФПГ присущи внутривидовые особенности, что уже было показано в комментируемой статье. Вместе с тем в зависимости от состава участников, сегмента рынка и других факторов ФПГ можно классифицировать и по другим основаниям, что подробнее будет рассмотрено далее.

Определение финансово-промышленной группы в комментируемой статье как совокупности юридических лиц без указания на конкретную форму из известных организационно-правовых форм свидетельствует о том, что в данном случае законодатель исходит из наличия специфики, которая присуща такому комплексному образованию в процессе его создания и деятельности. При этом акцент делается на формирование совокупности юридических лиц путем объединения их активов с использованием холдинговой модели либо по "системе участия"*(57). Вместе с тем для правоприменительной практики важно не только определить организационную конструкцию таких объединений, но и точно позиционировать их среди других участников рыночного механизма, а также во взаимодействии с государственными органами различных уровней в процессе решения ими своих задач.

В связи с этим следует обратить внимание на ряд существенных черт, характеризующих ФПГ.

Во-первых, в данной и других статьях констатируется факт объединения в группу юридических лиц.

Во-вторых, не допускается каких-либо ограничений этого статуса участников в результате их объединения в ФПГ.

В-третьих, для группы в целом как комплексного образования, созданного с целью интеграции производственных, инвестиционных, торгово-сбытовых, транспортных, трудовых и других ресурсов, не предусмотрен статус юридического лица.

Данная триада является ключом к пониманию правовой природы ФПГ, особенности которой необходимо учитывать как на стадии формирования конкретной ФПГ, так и в процессе ее функционирования с учетом потребностей в достижении оптимальной управляемости для обеспечения требуемой координации деятельности всех участников в рамках решения интеграционных задач, сформулированных при объединении юридических лиц. Суть анализируемой законодательной концепции заключается в том, что совокупность юридических лиц, объединяющихся в финансово-промышленную группу, не признается единым самостоятельным субъектом правоотношений и не может выступать в рыночном обороте как комплексное образование в качестве зарегистрированного юридического лица.

Такой подход законодателя обусловлен рядом факторов, в том числе проводимой в России государственной антимонопольной политикой, а также предусмотренными в ГК РФ организационно-правовыми формами субъектов предпринимательства в статусе юридических лиц. Так, в гл. IV ГК РФ (ст. 48-123) все юридические лица делятся на коммерческие и некоммерческие организации. В числе коммерческих организаций ГК РФ предусматривает семь форм:

1) полное товарищество,

2) товарищество на вере,

3) общество с ограниченной ответственностью,

4) общество с дополнительной ответственностью,

5) акционерное общество,

6) производственный кооператив,

7) государственное (муниципальное) унитарное предприятие.

Все эти формы могут быть представлены только конкретными юридическими лицами, объединяемыми в той или иной ФПГ, поскольку каких-либо ограничений для них положениями комментируемой и других статей данного Закона, а также нормами иных актов не предусмотрено. В то же время ни одна из этих форм не может рассматриваться в качестве допустимой для организационно-правового оформления ФПГ как единого системного производственно-финансового комплекса в силу существенных признаков, характерных для юридического лица.

Согласно п. 1 ст. 48 ГК РФ, определяющей понятия юридического лица, в качестве такового признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, а также иметь самостоятельный баланс или смету*(58). Перечисленные основные черты юридического лица как субъекта предпринимательской деятельности позволяют констатировать, что ему присущи следующие характерные признаки:

- наличие организационного единства;

- наличие определенной имущественной самостоятельности;

- наличие комплекса прав и обязанностей;

- ответственность за результаты своей самостоятельной деятельности;

- возможность обращения за судебной защитой своих нарушаемых прав*(60).

С учетом названных признаков юридического лица в контексте действующего законодательства и правоприменительной практики создания ФПГ следует подчеркнуть, что при объединении самостоятельных предпринимательских структур в такую группу нет законодательно предусмотренных возможностей для обеспечения жесткого организационного и имущественного их единства, а также требующегося в таких случаях всего комплекса прав и обязанностей, характерных для субъекта предпринимательской деятельности с полной ответственностью за полученные результаты и возможностями защитить свои нарушенные права, в том числе в судебном порядке. Следовательно, любые попытки использовать для ФПГ как комплексного образования одну из форм коммерческих организаций с приданием такому объединению статуса юридического лица необходимо рассматривать как противоречащие действующему законодательству.

Так, в отдельных случаях при формировании ФПГ по "системе участия" это проявляется в обращении к такой организационно-правовой форме, как полное товарищество (ст. 69-81 ГК РФ). В качестве основного мотива выбора такого подхода выдвигается тезис о возможности заключения между участниками полного товарищества, образуемого путем сложения своего капитала, договора для ведения предпринимательской деятельности от имени этой организации, а также о ее схожести с ФПГ в принятии решений их участниками и по другим совпадающим моментам.

Однако в таких случаях не учитывается, что полное товарищество в законодательстве рассматривается в качестве разновидности коммерческой организации с полномочиями юридического лица, тогда как ФПГ в целом подобным статусом не наделяется. Вместе с тем следует также обратить внимание еще на одну из главных причин такой путаницы, а именно на схожесть договора о создании ФПГ с договором простого товарищества (о совместной деятельности), определяемым ст. 1041-1054 ГК РФ, что подробно анализируется в комментарии к ст. 7 настоящего Закона.

Другим заблуждением в определении организационно-правовой формы совокупности юридических лиц, входящих в систему ФПГ, является допущение возможности построения таких групп в порядке и на условиях, предусмотренных ст. 121 ГК РФ об объединении юридических лиц. Однако в данном случае необходимо исходить прежде всего из различий в целях, задачах, технологии создания и управления такими объединениями в сравнении с ФПГ. Подобное объединение юридических лиц, согласно п. 1 названной статьи ГК РФ, может создаваться коммерческими организациями в целях координации их предпринимательской деятельности, а также представления и защиты общих имущественных интересов по договору между собой в форме ассоциаций или союзов, являющихся некоммерческими организациями.

Следовательно, деятельность таких объединений в форме некоммерческой организации со статусом юридического лица не нацелена на решение задач в области конкретных предпринимательских интересов. В случаях же, если на это объединение по решению его участников возлагается ведение предпринимательской деятельности, то оно должно преобразоваться из ассоциации, союза в хозяйственное общество или товарищество. Поэтому с учетом таких характеристик в увязке с отмеченной выше спецификой создания и целей деятельности ФПГ можно констатировать, что для анализируемых производственно-финансовых комплексов использование таких форм некоммерческих организаций, как союзы или ассоциации с их статусом юридического лица, не решает главной задачи - концентрации инвестиционных ресурсов с целью повышения извлекаемой прибыли в результате такого объединения с последующим распределением ее между участниками в зависимости от размера вклада активов каждого из них в совокупный капитал конкретной группы.

Невозможность придания в рамках действующего законодательства статуса юридического лица в целом ФПГ как производственно-финансовому комплексу обусловлена прежде всего концепцией формирования таких групп в нашей стране, а именно стремлением сохранить за их участниками правосубъектность юридического лица, обеспечивающую за ними самостоятельность в ведении предпринимательской деятельности.

Это наглядно иллюстрирует существенное отличие ФПГ от уже упоминавшихся выше известных в дореформенный период производственных и научно-производственных объединений. Для них было характерно то, что входящие в их состав производственные единицы не являлись юридическими лицами, в то время как само объединение в целом наделялось правосубъектностью юридического лица в полном объеме для участия в хозяйственных отношениях от имени и в интересах всех объединяемых структур. В отличие от производственных объединений ближе к ФПГ по характеру правосубъектности объединяемых участников стоят промышленные объединения, в состав которых включались самостоятельные, с правами юридического лица, хозяйственные органы. В свою очередь их объединение как системное образование также не наделялось статусом юридического лица. Здесь в интересах всего объединения могло выступать управление промышленного объединения, обладающее определенной правосубъектностью фактически по аналогии с центральной компанией ФПГ*(59).

Вместе с тем, констатируя отсутствие у ФПГ как комплексного образования в целом совокупности прав и обязанностей, присущих юридическому лицу, следует отметить, что отдельные элементы правосубъектности у таких групп наблюдаются, например в отношениях, регулируемых антимонопольным либо налоговым законодательством. Так, согласно ст. 13 комментируемого Закона, участники группы, задействованные в сфере производства, могут быть признаны консолидированными налогоплательщиками, т.е. единым субъектом налоговых правоотношений. Отражением элементов правосубъектности ФПГ является и закрепление в ст. 15 настоящего Закона в числе мер государственной поддержки деятельности таких комплексов возможного предоставления группам государственных гарантий для привлечения ими различного рода инвестиций в соответствии с приоритетами в промышленной и социальной политике страны либо конкретного субъекта Российской Федерации.

 

Статья 3. Участники финансово-промышленной группы

1. В настоящей статье определяются понятие и виды участников ФПГ, их правосубъектность с учетом предусмотренных действующим законодательством форм собственности и организационных особенностей, специфики сфер деятельности в зависимости от возможных вариантов формирования группы: по "системе участия" либо с использованием холдинговой модели.

Для ФПГ, создаваемых по "системе участия", в качестве участников таких групп признаются юридические лица, объединившие полностью или частично свои материальные и нематериальные активы и подписавшие договор о создании финансово-промышленной группы. В число таких участников входит и учреждаемая объединяющимися юридическими лицами центральная компания, порядок создания которой и ее статус подробно рассматриваются в комментарии к ст. 11 настоящего Закона.

В контексте положений данной статьи особое внимание необходимо обратить на то, что признание юридического лица в качестве участника конкретного ФПГ предполагает наступление ряда событий, с которыми связаны определенные стадии этого процесса, а именно:

- его волеизъявление на полное или частичное объединение своих материальных и нематериальных активов с активами других юридических лиц с целью создания ФПГ;

- подписание будущими участниками договора о создании финансово-промышленной группы;

- учреждение центральной компании создаваемой ФПГ и ее государственная регистрация в качестве юридического лица;

- государственная регистрация финансово-промышленной группы с внесением ее в реестр ФПГ.

Отмечая взаимосвязь этих событий в определении статусности юридического лица в качестве участника ФПГ, необходимо подчеркнуть, что изначально значимым среди них является подготовка и подписание договора о создании финансово-промышленной группы. В нем будущие участники ФПГ путем свободного волеизъявления инициируют с учетом своих имущественных интересов процедуру формирования группы путем объединения на определенных принципах имеющихся у них материальных и нематериальных активов в согласованных пропорциях для каждого юридического лица. Эта процедура составляет основу предварительной стадии создания ФПГ с использованием системы участия.

Иная схема наблюдается на предварительной стадии закрепления статусности юридического лица в качестве участника создаваемой ФПГ либо при вхождении его в состав уже действующей группы, когда ее структурная организация строится на сочетании основного и дочерних обществ. Имеются в виду случаи использования холдинговой модели применительно к формированию ФПГ, что детально было проанализировано в комментарии к ст. 2 настоящего Закона.

Например, при создании ФПГ на базе уже действующего так называемого традиционного холдинга, когда основное общество имеет преобладающее участие в уставном капитале дочерних обществ, первичным документом на возможное включение юридического лица в состав участников группы следует рассматривать правообразующие акты, подтверждающие возникновение холдинговых отношений. К ним относятся прежде всего должным образом оформленные реестры акционеров либо списки владельцев паев или долей в уставном капитале дочерних обществ, а также самой холдинговой компании как основного общества, на которую в данном случае возлагаются функции центральной компании ФПГ.

Иначе говоря, необходим тот документ, который может подтвердить в качестве правообразующего акта наличие холдинговых отношений между юридическими лицами, входящими в состав создаваемой ФПГ. Так, в отличие от традиционного холдинга для холдингов, возникших на основании договора о признании отдельных юридических лиц дочерними обществами по отношению к другому (основному) обществу, таким первичным документом является договор о закреплении холдинговых начал в регулировании взаимодействия этих юридических лиц.

В тех случаях, когда при создании ФПГ используется смешение элементов "системы участия" и холдинговой модели, на рассматриваемой стадии в качестве правообразующих актов для признания юридических лиц участниками конкретной группы должны фигурировать договор о создании финансово-промышленной группы, документы об учреждении центральной компании, в том числе и для холдинга, а также правоустанавливающие акты о наличии холдинговых отношений между соответствующими юридическими лицами.

Названные документы в зависимости от формы создания ФПГ следует рассматривать в качестве обязательного условия по организации таких производственно-хозяйственных комплексов на стадии решения процедурных вопросов ее формирования с определением возможного состава участников группы. Завершающим этапом оформления юридического лица в качестве участника конкретной финансово-промышленной группы является ее государственная регистрация с представлением всех требуемых документов при обязательном соблюдении порядка, предусмотренного действующим законодательством для внесения в государственный реестр ФПГ, что подробно характеризуется далее в комментариях к ст. 5 и 8 настоящего Закона. С этого момента соответствующее юридическое лицо официально признается в качестве зарегистрированного участника ФПГ. Наряду с этим, как показывает практика формирования ФПГ, данный факт воспринимается ее участниками в качестве необходимого правового основания для начала объединения своих активов в установленных пропорциях и на условиях, допустимых действующим законодательством.

Установив, что участниками ФПГ могут быть только юридические лица, законодатель предопределил специфику правового механизма формирования таких производственно-финансовых комплексов, а также особенности правовой организации отношений между этими участниками в рамках отдельной группы. Так, согласно ст. 48 ГК РФ, юридическому лицу присущи, как уже отмечалось в комментарии к ст. 2, ряд признаков, а именно: наличие организационного единства; наличие определенной имущественной самостоятельности; наличие комплекса прав и обязанностей; ответственность за результаты своей самостоятельной деятельности; возможность обращения за судебной защитой своих нарушенных прав.

Важным в оценке каждого из этих признаков применительно к юридическому лицу, участвующему в создании, а затем и в деятельности ФПГ, является то, что объединяемые в ФПГ субъекты предпринимательской деятельности в условиях рыночной экономики могут представлять различные формы собственности - частную, государственную, муниципальную. Поэтому при характеристике такого признака, как наличие определенной имущественной самостоятельности, необходимо иметь в виду, что речь идет об обособленном имуществе, которое имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении организация, признанная в результате государственной регистрации юридическим лицом.

В связи с участием в образовании имущества юридического лица его учредителей они могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица либо вещные права на его имущество (п. 2 ст. 48 ГК РФ). К числу юридических лиц, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, относятся хозяйственные товарищества и общества. К числу юридических лиц, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, следует отнести государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также дочерние предприятия. Таким образом, признавая за предприятием, организацией - юридическим лицом ее обязательную имущественную обособленность, законодатель в то же время исходит из зависимости при реализации правомочий конкретного юридического лица в отношении его имущественных прав от его учредителей (участников). Данный фактор является определяющим в формировании волеизъявления юридического лица как на стадии принятия решения о вхождении в состав ФПГ, так и в процессе его функционирования в качестве участника действующей группы.

Для юридического лица с учетом положений ст. 49 ГК РФ предусмотрена возможность иметь права, соответствующие видам деятельности согласно его учредительным документам, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. При этом юридические лица, преследующие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли (коммерческие организации), могут иметь права и нести обязанности в сфере предпринимательства, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Исключение сделано для отдельных видов организаций, в том числе для унитарных предприятий. Какие-либо ограничения правомочий юридического лица возможны лишь в случаях и порядке, предусмотренных законом. Такие решения об ограничении своих прав юридическое лицо может обжаловать в суде.

Оценка правовой природы юридического лица как участника финансово-промышленной группы в точном соответствии с нормами действующего законодательства, в особенности с положениями ГК РФ, является одним из главных условий должного выбора адекватной формы как на стадии создания ФПГ, так и в процессе усовершенствования организационной модели уже функционирующей такой производственно-финансовой системы.

2. Состав участников каждой формируемой финансово-промышленной группы определяется самими инициаторами создания конкретной ФПГ исходя из возможных целей и задач ее деятельности с учетом рыночных интересов и требований настоящей статьи. Суть этих требований заключается в установлении ряда ограничений для отдельных видов юридических лиц на вхождение в состав участников ФПГ. Вместе с тем базовым условием является то, что в состав финансово-промышленной группы могут входить юридические лица, являющиеся как коммерческими, так и некоммерческими организациями. Главное различие этих организаций между собой, согласно ст. 50 ГК РФ, заключается в том, что основная цель деятельности коммерческой организации - извлечение прибыли. Для некоммерческой организации, согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"*(61), извлечение прибыли с последующим ее распределением между своими участниками не является доминирующей целью.

Предусмотренная комментируемой статьей возможность вхождения в состав участников ФПГ наряду с коммерческими и некоммерческих организаций свидетельствует о допущении широкого видового круга юридических лиц в сферу деятельности таких производственно-инвестиционных комплексов. Вместе с тем необходимо учесть еще одну видовую классификацию участников ФПГ, предусмотренную п. 2 комментируемой статьи. Речь идет о возможности вхождения в состав участников финансово-промышленной группы наряду с отечественными также иностранных как коммерческих, так и некоммерческих организаций. При этом, учитывая, что ни в рассматриваемой норме, ни в целом в комментируемом Законе нет определения иностранной организации как субъекта таких правоотношений, в этом вопросе следует исходить из общих положений действующего законодательства России и сложившейся международно-правовой практики. Кроме того, в контексте базовых положений настоящего Закона такая иностранная организация должна обладать всем объемом прав и обязанностей юридического лица с соответствующим статусом.

Согласно ч. 4 п. 1 ст. 2 ГК РФ, для иностранных юридических лиц применяются в целом установленные в России правила регулирования предпринимательской деятельности, если каких-либо изъятий не предусмотрено специально в федеральном законе. Следовательно, на территории России иностранное юридическое лицо пользуется правами и несет обязанности наравне с российскими юридическими лицами. При решении вопроса о вхождении иностранной организации в состав участников ФПГ необходимо установить факт соблюдения ряда требований к этой разновидности юридических лиц в предпринимательской сфере нашей страны.

Для осуществления своей деятельности на территории Российской Федерации иностранное юридическое лицо должно быть легализовано путем официального признания в качестве участника соответствующих правоотношений. С учетом этого необходимо обратить внимание на ряд важных для рассматриваемого вопроса специфических черт, которые присущи такому субъекту и отличают его от других видов юридических лиц. В данном случае речь идет прежде всего о том, что иностранное юридическое лицо не должно проходить ту регистрационную процедуру, которая предусмотрена действующим законодательством для отечественных юридических лиц в соответствии со ст. 51 ГК РФ и принятым в ее развитие Законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"*(61а). Как уже выше отмечалось, в нормах этих актов определяется технология регистрации юридических лиц при их создании, реорганизации или ликвидации в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

В свою очередь иностранное юридическое лицо, как это вытекает из положений действующего законодательства, в том числе ст. 2 Закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации"*(62), является организацией, гражданская правоспособность которой определяется в соответствии с законодательством государства, где это лицо учреждено, и которая вправе в соответствии с законодательством этого государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации. Эта совокупность условий в международном частном праве именуется личным законом юридического лица, который как специальное понятие в концептуальном виде нашел отражение в ст. 1202 ГК РФ, включенной в часть третью настоящего Кодекса.

На основе личного закона юридического лица определяются, в частности:

- статус организации в качестве юридического лица;

- организационно-правовая форма юридического лица;

- требования к наименованию юридического лица;

- вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;

- содержание правоспособности юридического лица;

- порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

- внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

- способность юридического лица отвечать по своим обязательствам.

При этом необходимо особо подчеркнуть предусмотренное п. 3 ст. 1202 ГК РФ условие о недопустимости ссылок юридического лица на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, не известное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда было доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении.

Следовательно, наделение иностранной организации статусом юридического лица с необходимыми правами и обязанностями, составляющими его правоспособность как самостоятельного субъекта предпринимательской деятельности, происходит в момент регистрации этой организации при учреждении в государстве по месту происхождения. При этом статус иностранного юридического лица подтверждается документом, свидетельствующим о соблюдении требований процедуры регистрации, предусмотренной законодательством для субъекта данного вида в конкретной стране. В качестве такого документа представляется выписка из торгового реестра страны происхождения иностранного юридического лица или иное аналогичное подтверждение юридического статуса иностранной организации в оригинале либо нотариально заверенная копия с отметкой о легализации иностранных официальных документов и заверенным переводом на русский язык*(63).

Названные документы, характеризующие правовой статус и страну происхождения иностранного юридического лица, необходимы для его официального признания в качестве возможного участника конкретной ФПГ. Суть данной процедуры заключается в совершении определенных регистрационных действий уполномоченным государственным органом с целью фиксирования факта возможной легальной деятельности иностранного юридического лица на территории Российской Федерации. Такая процедура в отношении иностранного юридического лица, именуемая легализацией, требует учета ряда организационных аспектов, которые обусловлены определенными особенностями его правосубъектности по действующему законодательству России.

Так, само участие иностранного юридического лица в ФПГ следует рассматривать через призму вложения иностранных инвестиций. Иначе говоря, необходимо, опираясь прежде всего на положения ст. 2, 4 и 21 Закона об иностранных инвестициях, констатировать, что в данном случае предполагается возможность участия иностранного юридического лица в осуществлении соответствующей производственно-финансовой деятельности, которая может осуществляться этим лицом через свой филиал, зарегистрированный на территории нашей страны по законодательству Российской Федерации в установленном порядке. При этом, согласно п. 3 ст. 4 этого Закона, такой филиал должен выполнять часть или все функции, включая функции представительства, от имени создавшего его иностранного юридического лица, которое несет непосредственную имущественную ответственность по принятым им обязательствам в связи с ведением указанной деятельности на территории Российской Федерации.

В соответствии со ст. 21 Закона об иностранных инвестициях государственный контроль за созданием, деятельностью и ликвидацией филиала иностранного юридического лица осуществляется посредством его аккредитации в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации в специальном Положении. Согласно этому документу, процедура аккредитации филиала иностранного юридического лица с некоторыми особенностями похожа на существующий порядок аккредитации представительств иностранных компаний. Для получения права на ведение предпринимательской деятельности на территории РФ филиал иностранной компании должен получить аккредитацию в Государственной регистрационной палате при Минюсте России. С этой целью головная организация должна направить в названную палату для утверждения Положение о филиале, содержащее необходимые сведения.

В то же время следует учесть ряд специфических моментов в оформлении статуса иностранного юридического лица через его филиал на территории России в процессе формирования ФПГ. Так, филиал иностранного юридического лица создается самим иностранным юридическим лицом, которое признается головной организацией согласно законодательству страны его происхождения, для деятельности, осуществляемой головной организацией за пределами Российской Федерации. При этом в Положении о таком филиале должны быть указаны наименование филиала и его головной организации, организационно-правовая форма и юридический адрес головной организации - иностранного юридического лица, местонахождение на территории Российской Федерации, цели и виды деятельности филиала, состав, объем и сроки вложения капитала в основные фонды филиала, порядок управления филиалом. В Положение о филиале иностранного юридического лица, участвующего в формировании и деятельности ФПГ, могут быть включены сведения, характеризующие производственно-финансовые особенности данной иностранной организации в таком корпоративном объединении.

Положение о филиале наряду с указанными выше учредительными документами головной организации согласно законодательству страны происхождения, а также с решением об открытии филиала в России, с подтверждением юридического адреса филиала, согласованного с местными органами исполнительной власти его местонахождения, представляется иностранным юридическим лицом в указанный полномочный федеральный орган исполнительной власти для получения аккредитации. Со дня аккредитации филиал иностранной коммерческой организации получает право осуществлять предпринимательскую деятельность, в том числе представлять интересы иностранного юридического лица в качестве участника ФПГ, создаваемого по законодательству Российской Федерации. Факт получения аккредитации документально оформляется внесением записи в реестр филиалов иностранных юридических лиц, аккредитованных на территории РФ, с выдачей соответствующего свидетельства (аккредитационной карточки), официально подтверждающего завершение этой процедуры конкретным субъектом.

Именно с момента аккредитации в лице своего филиала на территории РФ иностранная организация получает легальную, официально признанную возможность представить необходимые документы, свидетельствующие о ее заинтересованности участвовать в деятельности ФПГ. По завершении всех этапов процедуры регистрации создаваемой ФПГ либо внесения изменений в состав участников уже действующей группы в связи с включением в нее иностранной организации последняя приобретает статусность участника конкретной финансово-промышленной группы.

Характеризуя особенности правового режима вхождения иностранного юридического лица в состав финансово-промышленных групп, следует сказать о таком особом субъекте предпринимательства по действующему законодательству России, как коммерческие организации с иностранными инвестициями, которые имеют ряд отличительных черт. Так, коммерческая организация с иностранными инвестициями создается в соответствии со ст. 20 Закона об иностранных инвестициях с государственной регистрацией в качестве юридических лиц в установленном порядке. Важной особенностью такого юридического лица является владение иностранным инвестором не менее, как предусмотрено ст. 2 и 4 этого Закона, 10% доли (вклада) в его уставном (складочном) капитале.

В связи с этим следует подчеркнуть, что для оформления юридического лица как коммерческой организации с иностранными инвестициями действующим законодательством предусмотрены фактически две стадии. Первая связана с регистрацией юридического лица согласно общим положениям ГК РФ и Закона о регистрации юридических лиц. Вторая обусловлена легитимацией конкретного юридического лица в качестве коммерческой организации с иностранными инвестициями с учетом названных критериев путем их государственной регистрации в установленном порядке. Именно такая легитимация предоставляет установленные Законом об иностранных инвестициях для таких предприятий гарантии (ст. 4-15) и льготы (ст. 16 и 17).

Для полноты характеристики иностранной организации как участника ФПГ следует иметь в виду еще два важных фактора.

Первый связан с механизмом формирования конкретной группы, а именно когда в основе решения о ее создании лежит межправительственный акт в форме международного договора. В таких случаях возможно установление иных процедур для вхождения иностранной организации в состав ФПГ, о чем подробнее говорится в комментарии к ст. 4 настоящего Закона.

Вторым фактором является то, что по действующему законодательству Российской Федерации для иностранного юридического лица по сравнению с отечественными юридическими лицами установлен иной режим статусности для участия в ФПГ, предполагающий возможность представления их интересов через филиальные структуры, аккредитованные в нашей стране. Это в определенной мере входит в противоречие с базовым положением ст. 2 настоящего Закона, согласно которому финансово-промышленная группа представляет собой совокупность юридических лиц. Однако в данном случае применительно к иностранному юридическому лицу следует учесть специфику правового режима его деятельности на территории России через аккредитованный филиал. С учетом данной особенности целесообразно было бы уточнить нормы настоящего Закона в определении правового статуса участников промышленно-финансовых групп в лице иностранных организаций.

Комментируемая статья предусматривает два ограничительных критерия при определении состава участников ФПГ.

Так, в состав финансово-промышленной группы не могут входить общественные и религиозные организации (объединения). Эти образования относятся к некоммерческим организациям. В соответствии с такими специальными законодательными актами, как Федеральные законы от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях"*(64) и от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и религиозных объединениях"*(65), основной направленностью деятельности таких некоммерческих организаций является удовлетворение духовных и иных нематериальных потребностей объединившихся лиц. Следовательно, цели деятельности этих организаций с учетом ограничений на занятие предпринимательством не предполагают возможности их участия в таких производственно-финансовых комплексах, как ФПГ. Данное ограничение касается как отечественных, так и иностранных некоммерческих организаций, функционирующих в форме общественных и религиозных организаций (объединений).

Вторым ограничением является недопустимость участия того или иного юридического лица более чем в одной финансово-промышленной группе. Суть этого условия заключается в императивном (однозначном) установлении возможности участия того или иного предприятия или организации только в одной финансово-промышленной группе. Следовательно, данная норма исключает участие предусмотренных комментируемым Законом коммерческих или некоммерческих организаций в создании и деятельности нескольких ФПГ, причем независимо от специализации конкретного участника, будь то предприятие, действующее в сфере производства товаров или услуг, либо кредитная организация.

Вместе с тем необходимо отметить, что это ограничение не исключает возможности вхождения конкретных участников ФПГ в состав других видов объединений, например банковских групп. Так, в тексте комментируемой статьи акцент сделан на ограничении участия организаций в нескольких именно финансово-промышленных группах без упоминания при этом иных форм производственных или финансовых систем. Однако в подобных случаях следует учитывать ряд других ограничительных требований настоящего Закона, предусмотренных п. 5 комментируемой статьи для дочерних хозяйственных обществ и предприятий.

3. Специфика финансово-промышленной группы как комплексного образования с системными признаками обусловлена тем, что в состав ее участников обязательно должны входить организации, действующие в сфере производства товаров и услуг, а также банки или иные кредитные организации. Такой обязательный состав ФПГ обусловлен прежде всего их целевым назначением, предусмотренным ст. 2 настоящего Закона, а именно: обеспечение технологической или экономического интеграции для реализации инвестиционных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест. Если организациям производственного профиля среди участников ФПГ отводятся функции по изготовлению и выпуску товарной продукции либо оказанию услуг, то на банки или иные кредитные организации возлагается прежде всего роль инвестиционных структур. Такое специфическое назначение банков и иных кредитных организаций среди участников ФПГ обусловлено своеобразным характером этих субъектов предпринимательской деятельности.

Банки и иные кредитные организации по сравнению с субъектами предпринимательской деятельности производственного характера имеют ряд существенных особенностей как в закреплении их правового статуса, так и в технологии самого процесса функционирования в рыночных условиях. Учитывая такое своеобразие банковских структур по сравнению с другими участниками ФПГ, при создании конкретных групп и организации их функционирования следует исходить из того, что банк, согласно действующему законодательству, наделен специальной правосубъектностью, с характерной только для него совокупностью прав и обязанностей.

Так, еще в соответствии со ст. 1 первой редакции Закона РСФСР от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности"*(66) были предусмотрены два вида кредитных организаций: банки и небанковские кредитные организации. Они создавались, как и в настоящее время, в форме юридических лиц для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности в соответствии со специальным разрешением (лицензией) Центрального банка Российской Федерации (ЦБ РФ)*(67).

Согласно ст. 1 действующей редакции Закона о банках и банковской деятельности, банк как разновидность кредитной организации имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц.

В свою очередь небанковская кредитная организация может осуществлять только отдельные банковские операции, допустимое сочетание которых для таких организаций устанавливается Банком России из числа операций, предусмотренных законодательством для коммерческих банков. Анализ практики создания и деятельности небанковских кредитных организаций показывает, что они чаще всего существуют в виде расчетных центров либо организаций инкассации. Так, расчетные небанковские кредитные организации вправе осуществлять следующие банковские операции: открытие и ведение банковских счетов юридических лиц; расчеты по поручению юридических лиц.

С учетом своего функционального назначения небанковские кредитные организации могут при наличии соответствующих разрешений оказывать услуги юридическим лицам на валютном рынке и рынке драгоценных металлов, а также производить расчеты по пластиковым картам, инкассацию денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание. Таким образом, эти организации вправе осуществлять определенные для них в лицензии операции как в рублях, так и в иностранной валюте. Вместе с тем следует особо подчеркнуть, что Банк России с учетом установленных им экономических нормативов исключает возможность привлекать небанковскими кредитными организациями денежные средства юридических и физических лиц во вклады в целях размещения их от своего имени и за свой счет. Фактически данное ограничение является одним из существенных отличительных признаков по видам операций, осуществляемых банками и исключенных для небанковских кредитных организаций*(68).

Такое ограничение для небанковских кредитных организаций в части осуществления операций по привлечению денежных средств во вклады с последующим их размещением от своего имени обусловлено прежде всего повышенными требованиями к ликвидности по этому виду операций. Ликвидность кредитной организации предполагает ее способность своевременно и в установленные временные рамки погасить свои обязательства. Такая ликвидность достигается при соблюдении "золотого банковского правила", согласно которому активы (требования) и пассивы (обязательства) кредитной организации должны соответствовать друг другу по суммам и срокам*(69). Данный фактор, предопределяющий особенность экономико-правовой природы банковских и небанковских кредитных организаций как возможных участников ФПГ, необходимо учитывать не только при выборе конкретного банка на стадии формирования такой группы с учетом ее целей в соответствующем рыночном секторе, но и в процессе функционирования уже созданного такого производственно-финансового комплекса исходя из его текущих и перспективных задач*(70).

Следует особо обратить внимание, что при формировании ФПГ включение в состав таких групп банков или иных кредитных организаций так же обязательно, как и наличие организаций, действующих в сфере производства товаров и услуг. Это вызвано прежде всего необходимостью участия кредитных организаций в реализации инвестиционных проектов и программ. Вместе с тем, характеризуя кредитные организации как обязательных участников ФПГ, необходимо точно воспринимать суть комментируемой нормы, которая допускает включение в состав группы не только банков, но и иных кредитных организаций, именуемых, как уже отмечалось, небанковскими. Таким образом, сам факт отсутствия в числе обязательных участников ФПГ банка на момент ее создания либо уже в процессе деятельности при наличии в составе этой группы небанковской кредитной организации не может служить препятствием к регистрации и функционированию такого производственно-финансового комплекса.

Наряду с отмеченными особенностями кредитных организаций обязательно следует учитывать тот факт, что они обладают специальной правоспособностью, которая предполагает возможность извлечения ими прибыли путем совершения только банковских операций, четко определенных, как уже отмечалось, в Законе о банках. При этом кредитным организациям в соответствии с ч. 5 ст. 5 этого Закона запрещается заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью, что только подчеркивает их специальную правоспособность.

Характеризуя кредитные организации как разновидность коммерческих организаций в качестве участников ФПГ в контексте п. 2 комментируемой статьи, предполагающей возможность вхождения в состав такого комплекса иностранных организаций, можно сделать вывод о допустимости вхождения в состав участников финансово-промышленной группы иностранного банка. При этом следует учитывать, что, согласно ч. 4 ст. 1 Закона о банках, иностранный банк рассматривается как разновидность кредитной организации и им является банк, признанный таковым по законодательству иностранного государства, на территории которого он зарегистрирован.

Вместе с тем в процессе решения вопроса о вхождении иностранного банка в состав ФПГ необходимо учесть ряд специальных требований действующего законодательства РФ к иностранным инвесторам в форме юридического лица по процедуре признания их статусности в России, на что уже обращалось внимание (см. комм. к п. 2 ст. 3 настоящего Закона). Кроме того, для иностранного банка при вхождении его на наш банковский рынок путем участия в деятельности ФПГ в качестве кредитной организации необходимо выполнение ряда специальных требований банковского законодательства, обусловленных положениями ст. 17 и 18 Закона о банках и ряда нормативных правовых актов Банка России об определении особого порядка лицензирования и размера (квоты) участия иностранного капитала в банковской системе РФ.

Оценивая состояние правоприменительной практики положений комментируемой статьи об участии иностранных юридических лиц, в том числе иностранных банков, в финансово-промышленных группах, есть все основания для вывода, что эти нормы в комплексе со специальными актами действующего законодательства РФ об иностранных инвестициях пока не способствуют стремлению иностранных коммерческих организаций вкладывать иностранный капитал в предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации путем легального (через регистрацию) вхождения в состав создаваемых либо уже действующих ФПГ. В связи с этим необходимо усовершенствовать рассматриваемый правовой механизм с целью активизации притока иностранных инвестиций, предприняв меры комплексного характера для обеспечения защиты иностранных инвестиций и гарантий возврата вложенных средств с использованием эффективной системы страхования рисков, упорядочения системы налогообложения доходов от вложения такого капитала и стимулирования процесса его реинвестирования в наукоемкие, технологически сложные и длительно окупаемые производства, объединяемые в системе ФПГ.

4. В состав участников финансово-промышленной группы могут также входить государственные и муниципальные унитарные предприятия. Порядок и условия их участия в ФПГ определяются собственниками имущества, а именно государством либо муниципальными образованиями. Унитарное предприятие - особая разновидность организационно-правовой формы, в которой осуществляется деятельность коммерческих организаций, наделенных статусом юридического лица. Однако в отличие от других разновидностей коммерческих организаций унитарные предприятия не наделены правом собственности на имущество, закрепленное за ними. Кроме того, сущность унитарных предприятий заключается в том, что их имущество неделимо, а следовательно, оно не может быть распределено по долям, паям, в том числе между работниками предприятия.

Собственником имущества унитарного предприятия выступает государство либо конкретное муниципальное образование. При этом в соответствии со ст. 71, 72 и 73 Конституции РФ, ст. 214 ГК РФ и принятыми в их развитие специальными актами государственная собственность разграничивается на федеральную собственность и собственность субъектов Российской Федерации. К таким актам относятся прежде всего Федеральные законы от 24 июня 1999 г. N 119-ФЗ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти субъектов Российской Федерации"*(71) и от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"*(72).

В то же время к муниципальной собственности, согласно ст. 132 Конституции РФ и ст. 215 ГК РФ, относится имущество, принадлежащее на праве собственности городским и сельским поселениям, а также другим муниципальным образованиям. Детально порядок формирования имущественной базы муниципального образования в зависимости от характера источника его формирования, вида и назначения определяется положениями действующего Федерального закона от 28 мая 1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"*(73).

Таким образом унитарные предприятия в зависимости от собственника имущества могут быть созданы и действовать на базе федеральной государственной собственности либо государственной собственности субъектов РФ, а также на базе муниципальной собственности. В зависимости от того, какими правами на объект имущества наделяются унитарные предприятия, их можно подразделить на предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, и предприятия, основанные на праве оперативного управления (казенные предприятия).

Для более точного позиционирования государственных и муниципальных унитарных предприятий в качестве участников создаваемой либо уже действующей ФПГ следует обратить особое внимание на объем их имущественных прав и обязанностей в отношении закрепленных за ними объектов, оборотных средств, поскольку для них установлен специальный правовой режим, отличный от права собственности на имущество традиционных коммерческих организаций со статусом юридического лица. Предметно эти отношения урегулированы нормами Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях"*(74), который базируется на положениях ГК РФ.

В развитие Закона об унитарных предприятиях Правительство РФ в рамках своих полномочий по регулированию отношений, связанных с реализацией прав собственника имущества, закрепленного за федеральными государственными унитарными предприятиями, приняло ряд специальных нормативных актов. В их числе особо следует выделить Постановления: от 10 апреля 2002 г. N 228 "О мерах по повышению эффективности использования федерального имущества, закрепленного в хозяйственном ведении федеральных государственных унитарных предприятий"*(75); от 30 декабря 2002 г. N 940 "О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия"*(76); от 6 июня 2003 г. N 333 "О реализации федеральными органами исполнительной власти полномочий по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия"*(77).

С учетом ст. 113, 114 и 115 ГК РФ в соответствии с Законом об унитарных предприятиях имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится в государственной или муниципальной собственной и может принадлежать такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Согласно положениям ст. 294 и 295 ГК РФ, право хозяйственного ведения дает возможность унитарному предприятию владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом только в пределах, определяемых собственником - государством или муниципальными образованиями, с учетом целей и предмета его деятельности. Унитарные предприятия в соответствии с п. 2 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях не вправе продавать, сдавать в аренду и иным способом распоряжаться недвижимым имуществом, принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения, без согласия собственника. Вместе с тем, согласно п. 1 ст. 2 этого Закона, унитарное предприятие не вправе в качестве юридического лица создавать другое унитарное предприятие путем передачи ему части своего закрепленного имущества (дочернее предприятие).

Иной правовой режим имущества характерен для унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления и именуемых казенными предприятиями, а также учреждениями. Такие предприятия или учреждения, согласно ст. 296-298 ГК РФ и ст. 19 Закона об унитарных предприятиях, в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют права владения, пользования и распоряжения им в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника (государства) и назначением имущества. При этом собственник данного имущества на основании п. 2 ст. 20 этого Закона вправе изъять его по своему усмотрению (например, при излишках, ненадлежащем использовании), а также определять порядок распределения доходов унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления. Отчуждение или иные способы распоряжения закрепленным за казенным предприятием, учреждением имуществом допускаются лишь с согласия собственника этого имущества, что может быть отражено в специальном распорядительном акте либо указано в учредительных документах.

В процессе подготовки организационных проектов создания ФПГ, а также документов, подтверждающих правосубъектность каждого его участника, следует особо обратить внимание на специфику учредительных документов таких юридических лиц, как унитарные предприятия. Согласно ст. 9 Закона об унитарных предприятиях, его учредительным документом, будь то унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, либо казенное предприятие, является устав, утверждаемый уполномоченным на то государственным органом или органом местного самоуправления в соответствии с решением о создании конкретного унитарного предприятия.

Например, решение о создании такого предприятия на базе федеральной собственности в соответствии с п. 2 ст. 8 Закона об унитарных предприятиях принимается Правительством РФ на основании совместного представления Минимущества России*(78), Минэкономразвития России и конкретного федерального органа исполнительной власти, на который по действующему законодательству возложены координация и регулирование деятельности унитарных предприятий в соответствующей отрасли. Структура и основные условия содержания этого устава должны соответствовать ранее принятому Примерному уставу федерального государственного предприятия*(79) с отражением в нем ключевых элементов правового статуса конкретного предприятия как юридического лица. Утверждается устав федерального государственного унитарного предприятия непосредственного федеральным органом исполнительной власти, на который возложены координация и регулирование деятельности в соответствующей отрасли (сфере управления) по согласованию с Минимуществом России - его правопреемником. После утверждения устава федерального государственного унитарного предприятия он представляется для внесения соответствующих сведений в реестр федерального имущества*(80).

Субъекты Российской Федерации в рамках своей компетенции практикуют утверждение процедуры создания государственных и муниципальных унитарных предприятий на базе объектов их собственности. Например, в Москве наряду с утверждаемым уставом предусмотрена возможность заключения договора о закреплении государственного (муниципального) имущества на праве хозяйственного ведения за государственным (муниципальным) унитарным предприятием города Москвы, который оформляется по типовой форме, утвержденной правительством Москвы*(81).

Несколько иной подход наблюдается в процедуре создания и утверждения учредительных документов унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления, именуемых, как уже отмечалось, казенными предприятиями или учреждениями. Ранее основы правового режима имущества, передаваемого этим предприятиям, помимо ст. 115, 296-298 ГК РФ были определены прежде всего в Постановлении Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 908 "Об утверждении Типового устава казенного завода (казенной фабрики, казенного хозяйства), созданного на базе ликвидируемого федерального государственного предприятия"*(82) и Постановлении Правительства РФ от 6 октября 1994 г. N 1138 "О порядке планирования и финансирования деятельности казенных заводов (казенных фабрик, казенных хозяйств)"*(83). В соответствии с этими актами готовился устав конкретного федерального казенного предприятия или учреждения, который утверждало именно Правительство РФ, а не какой-либо федеральный орган исполнительной власти отраслевого уровня.

Однако с принятием Закона об унитарных предприятиях эта процедура претерпела определенные изменения, что следует учитывать как в процессе создания ФПГ, так и при внесении соответствующих уточнений в учредительные документы унитарных предприятий, уже вошедших в ранее сформированные финансово-промышленные группы. Так, согласно ст. 8 этого Закона, устав унитарных предприятий утверждается уполномоченными государственными органами Российской Федерации, государственными органами ее субъекта или органами местного самоуправления. Следовательно, в зависимости от вида унитарного предприятия и его имущественной базы определяется компетентный орган, который наделен соответствующими полномочиями по утверждению устава унитарного предприятия с обязательным отражением в нем перечисленных в п. 3 указанной статьи условий.

Отмеченные особенности в процедуре утверждения уставов унитарных предприятий не следует путать с их регистрацией в качестве юридических лиц, которая проводится на общих основаниях в порядке и на условиях, предусмотренных Законом о регистрации юридических лиц. Следовательно, в подтверждение статусности государственного или муниципального унитарного предприятия необходимо представить в числе основных документов этого профиля решение уполномоченного органа собственника о создании унитарного предприятия с уставом, утвержденным в рассмотренном порядке, а также документ регистрирующего органа установленной формы и содержания, подтверждающий факт внесения первичной записи о данном предприятии в государственный реестр регистрации юридических лиц либо соответствующих изменений в результате перерегистрации.

Наряду с названными документами при вхождении унитарного предприятия того или иного вида в состав конкретного ФПГ в обязательном порядке необходимо, чтобы собственник их имущества в лице уполномоченного органа в документальной форме подтвердил порядок и условия возможного для них участия в данной группе. Учет этого требования позволит исключить встречающиеся в практике создания и деятельности ФПГ с участием унитарных предприятий неувязки в процессе подготовки организационного проекта группы и ее регистрации. Такое требование к унитарным предприятиям, сформулированное в данной норме, обусловлено рассмотренными особенностями правового положения данных участников ФПГ, включая их специальную правоспособность и своеобразный правовой режим закрепленного за ними имущества.

5. При определении круга возможных участников финансово-промышленной группы следует обратить особое внимание на такие характерные черты юридического лица, как отсутствие или наличие (степень) его зависимости (управляемости) во взаимодействии с другими юридическими лицами. Это обусловлено тем, что комментируемой статьей предусмотрена возможность вхождения в состав ФПГ дочерних хозяйственных обществ и предприятий только вместе со своим основным обществом либо унитарным предприятием-учредителем. Данное условие является императивным (обязательным) для исполнения в процессе построения организационной модели каждого производственно-финансового комплекса в форме ФПГ.

Такое требование законодателя можно объяснить самой экономико-правовой природой финансово-промышленных групп, призванных объединить прежде всего коммерческие организации, обладающие статусом юридического лица. Как установлено в рассмотренной ст. 2 настоящего Закона, финансово-промышленная группа организационно может быть построена как совокупность юридических лиц, объединяющих полностью или частично свои материальные и нематериальные активы либо действующих как основное и дочерние общества. С учетом названных моделей создания ФПГ следует с особой тщательностью в процессе анализа правового положения каждого юридического лица, включаемого в круг возможных участников конкретной группы, определять наличие какой-либо его организационно-правовой зависимости от других субъектов предпринимательской деятельности и ее степень. Это необходимо для выявления среди возможных участников ФПГ юридических лиц, которые в соответствии с нормами ГК РФ, а также с такими специальными законами, как ФЗ об АО, ФЗ об ООО, ФЗ об унитарных предприятиях, ФЗ о банках, по своему статусу являются дочерними хозяйственными обществами и предприятиями.

В связи с этим в случае установления наличия хозяйственных обществ либо предприятий, выступающих в качестве дочерних, и отсутствия в числе возможных участников конкретной группы их основных обществ такие юридические лица не могут быть включены в состав ФПГ. Их участие в ФПГ возможно, как уже отмечалось, только при условии вхождения в состав группы основных хозяйственных обществ (предприятий-учредителей). Это обусловлено стремлением законодателя обеспечить должную управляемость при принятии и исполнении решений в системе ФПГ ее участниками. Известно, что действия дочерних хозяйственных обществ (предприятий) с правами юридического лица в принимаемых решениях, а также технология их реализации могут быть жестко, как показывает анализ положений действующего законодательства и правоприменительной практики, предопределены основными (материнскими) компаниями.

Например, в соответствии со ст. 6 Закона об АО основное общество вправе давать дочернему обществу обязательные для последнего указания и определять таким образом принимаемые им решения. Поэтому включение в состав ФПГ дочерних обществ (предприятий) без основной компании привело бы к возникновению двух центров управляющего воздействия: с одной стороны - это основное для дочернего общество (предприятие), а с другой - центральная компания финансово-промышленной группы.

Акцентируя внимание на недопустимости вхождения в состав ФПГ дочерних хозяйственных обществ (предприятий) без своих основных обществ, необходимо также обратить внимание на то, что комментируемая норма исключает какие-либо другие возможности включения юридических лиц со статусом дочернего образования в систему рассматриваемых производственно-финансовых комплексов. Так, в практике формирования ФПГ иногда наблюдаются случаи, когда для обоснования целесообразности включения в состав группы дочернего хозяйственного общества без своего основного общества представляется согласие на это уполномоченных органов управления АО либо ООО. Подобный подход не может быть признан правомерным, поскольку он противоречит условиям рассматриваемой нормы.

Характеризуя условия и порядок включения дочерних структур в состав ФПГ в зависимости от вхождения в систему группы основного хозяйственного общества, не следует допускать и другие отступления. Так, требует специального пояснения ситуация возможного участия в составе ФПГ только основного хозяйственного общества. Имеется в виду, что в данном случае действующим законодательством не предусмотрено требование об обязательном вхождении в состав группы наряду с основным обществом (предприятием) его дочерних образований.

Следовательно, при вхождении в ФПГ основного общества (предприятия) именно оно при наличии экономико-производственной целесообразности решает вопрос о возможном включении в состав сгруппированных юридических лиц всех либо отдельных своих дочерних структур в контексте целей, задач и организационно-правовой модели конкретной группы. Поэтому вполне допустимо, когда в состав ФПГ входит только основное общество без своих дочерних структур. Это может быть обусловлено различными факторами, в том числе характером специализации отдельных дочерних компаний, их региональным размещением, ориентацией на товарное обеспечение определенного сегмента рынка, выпадающего из сферы интересов ФПГ, в состав которой входит соответствующее основное хозяйственное общество (предприятие).

В правоприменительной практике, если исходить из текста комментируемого условия в сопоставлении с положениями Закона об унитарных предприятиях, могут возникнуть сложности в вопросе о дочерних предприятиях, которые созданы унитарным предприятием. Рассматриваемая норма комментируемого Закона изначально допускала возможность создания таких предприятий на правах дочернего в статусе юридического лица. Ранее действующее законодательство не предусматривало каких-либо запретов для создания таких структур. Однако с принятием и введением в действие Закона об унитарных предприятиях в императивной форме установлено, что унитарное предприятие не вправе создавать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему части своего имущества (дочернее предприятие (п. 1 ст. 2). При этом в п. 3 ст. 37 этого Закона дано специальное предписание унитарным предприятиям о реорганизации ранее созданных своих дочерних предприятий в форме присоединения в течение шести месяцев со дня вступления его в силу. Следовательно, на сегодняшний день в части унитарных предприятий в целом, включая ранее допускаемое, в том числе и нормами ГК РФ, а также комментируемого Закона, создание таких дочерних предприятий, действуют положения Закона об унитарных предприятиях, обладающего в силу своей специальной направленности приоритетностью.

6. Наряду с организациями, наличие которых в составе ФПГ обязательно, а именно организаций, действующих в сфере производства товаров и услуг, а также банков, предусмотрена возможность вхождения в состав участников финансово-промышленной группы иных структур, роль которых обусловлена обеспечением инвестиционного процесса в этих комплексах. В качестве таких участников могут выступать инвестиционные институты, негосударственные пенсионные и иные фонды, страховые организации. Для более точного определения предпосылок для включения в состав конкретной ФПГ указанных структур, отнесенных к данной разновидности участников, необходимо учитывать их организационно-правовую и имущественную специфику.

К инвестиционным институтам в соответствии с п. 2 ст. 4 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений"*(84) относятся субъекты, осуществляющие инвестиционную деятельность - вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. С учетом обязательных требований к участнику ФПГ по характеру его статусности в качестве соответствующей инвестиционной структуры могут выступать только образования в статусе юридического лица, осуществляющего капитальные вложения с использованием собственных и (или) привлеченных средств, уполномоченные государственные органы, а также иностранные субъекты предпринимательской деятельности.

Другой разновидностью таких участников являются различные негосударственные фонды, в числе которых наряду с пенсионными могут быть, например, инвестиционные фонды. Отличительной особенностью этих образований является то, что они могут создаваться в различных организационно-правовых формах, в том числе как некоммерческие организации, для осуществления задач, не связанных с производством товаров. Так, негосударственные пенсионные фонды могут создаваться, согласно ст. 2 Федерального закона от 7 мая 1998 г. N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах"*(85), в форме некоммерческой организации. Имущественная база этих фондов определяется в учредительном договоре и уставе, которые отражают особенности правовой природы данной формы, представляющей собой объединение денежных средств, имущества юридических и (или) физических лиц с установленной в ст. 28 указанного Закона системой управления.

При решении вопроса о вхождении в качестве участника ФПГ негосударственного пенсионного фонда необходимо принимать во внимание, что по своим функциям такие организации ориентированы на решение специальных задач - накопление отчисляемых денежных средств для последующего пенсионного обеспечения конкретных физических лиц, являющихся, как правило, работниками организаций, учредивших фонд. Именно аккумулирование средств других участников ФПГ, предназначенных для пенсионного обеспечения своих работников, в увязке с требованиями законодательства по обязательным платежам в Федеральный пенсионный фонд, а также по согласованному распоряжению ими будет основной задачей для данного вида организаций. Поэтому в нашем случае необходимо избежать ошибочного восприятия негосударственных пенсионных фондов в качестве организаций, средства которых можно рассматривать как основной инвестиционный ресурс в рамках ФПГ.

В то же время действующим законодательством допускается возможность создания в форме фондов специальных инвестиционных структур, которые могут быть включены в состав участников группы как инвестиционные институты. Так, в соответствии с Федеральным законом от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах"*(86) данные образования могут быть двух видов: акционерные инвестиционные фонды и паевые инвестиционные фонды. Их различие заключается прежде всего в порядке создания и механизме формирования инвестиционной базы. Так, согласно ст. 2 и 3 данного Закона, акционерный инвестиционный фонд представляет собой открытое акционерное общество, исключительным предметом деятельности которого является инвестирование имущества в ценные бумаги и иные объекты. Данный фонд, обладая статусом юридического лица, осуществляет такую деятельность на основании специального разрешения (лицензии). При этом активы акционерного инвестиционного фонда должны быть переданы в доверительное управление в лице управляющей компании, в ведении которой по договору будет находиться имущество, предназначенное для инвестирования.

Иная схема предусмотрена для создания и деятельности паевых инвестиционных фондов. В соответствии со ст. 10 этого Закона паевой инвестиционный фонд - это обособленный имущественный комплекс, состоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компании учредителем (учредителями) доверительного управления с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления, и из имущества, полученного в процессе такого управления, доля в праве собственности на которое удостоверяется ценной бумагой, выдаваемой управляющей компанией. При этом важно отметить, что сам паевой инвестиционный фонд не может являться юридическим лицом.

Все функции по включению имущества в состав паевого инвестиционного фонда осуществляются управляющей компанией, которой оно передается учредителем доверительного управления с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей. В паевые инвестиционные фонды с учетом их видовых особенностей могут передаваться, как правило, денежные средства, а в отдельных случаях - иное имущество, если это предусмотрено инвестиционной декларацией. В соответствии с п. 6 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах инвестиционные паевые фонды в зависимости от характера прав и требований владельца инвестиционных паев к управляющей компании по их погашению могут именоваться соответственно открытыми, интервальными либо закрытыми паевыми инвестиционными фондами.

Характеризуя фонды как возможных участников ФПГ, следует подчеркнуть, что с учетом результатов анализа практики создания и деятельности ФПГ эта своеобразная организационно-правовая форма в системе таких производственно-финансовых комплексов присуща прежде всего непрофильным вспомогательным организациям, а именно уже отмеченным пенсионным структурам либо организациям, занимающимся мониторингом социальных вопросов, экологических проблем, перспектив научно-технического развития в определенных сферах в увязке с тактикой и стратегией развития конкретной группы с учетом соответствующего сектора национального (регионального), а возможно, и международного рынка. Такие образования могут включаться в состав ФПГ из числа уже действующих либо создаваться самими участниками группы для решения определенных задач по профилю создаваемого фонда.

Практика свидетельствует, что чаще всего наблюдается стремление участников ФПГ к созданию фондов по указанному профилю исходя из целей и перспектив развития группы в отдельных сферах ее деятельности. Предусмотренные действующим законодательством различные организационно-правовые формы рассматриваемых фондов позволяют обеспечить консолидацию ресурсов участников группы для решения четко обозначенной задачи (освоение конкретного инвестиционного проекта, проведение научно-технических исследований в заданном направлении, организация мониторинга товарного рынка и т.д.) при надлежащем контроле за использованием вложенных денежных средств и обособленного имущества.

К числу возможных участников ФПГ отнесены и страховые организации, которые, исходя из своих основных функций, должны быть ориентированы на страхование рисков субъектов предпринимательской деятельности, входящих в состав группы и участвующих в реализации соответствующих производственно-финансовых проектов с использованием инвестиционных механизмов. По своей правовой природе страховые организации, как и банки, а также фонды имеют ряд особенностей, которые необходимо учитывать при их включении в состав ФПГ. Имеются в виду прежде всего специфика их деятельности и особенности организационно-правовой формы.

Согласно ст. 2 Закона от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 (в ред. от 31 декабря 1997 г.) "Об организации страхового дела в Российской Федерации"*(87), страхование трактуется как отношения по защите имущественных интересов физических лиц при наступлении определенных событий (страховых случаев) за счет денежных фондов, формируемых из уплачиваемых ими страховых взносов (страховых премий). Понятие "страховая деятельность" определено в п. 1.3 Условий лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утвержденных приказом Росстрахнадзора от 19 мая 1994 г.*(88) Она формулируется как деятельность страховых организаций и обществ взаимного страхования (страховщиков), связанная с формированием специальных денежных фондов (страховых резервов), необходимых для предстоящих страховых выплат.

Страховая деятельность может осуществляться только по специальному разрешению (лицензии). Наряду с основной деятельностью страховые организации могут осуществлять оценку страховых рисков, определять размер ущерба и страховых выплат, что не требует лицензирования. В соответствии с положениями действующего Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"*(89) предусмотрен специальный правовой режим разрешения на ведение страховой деятельности уполномоченными организациями в порядке и на условиях указанного специального законодательства.

В соответствии со ст. 6 Закона об организации страхового дела страховая организация (страховщик) определяется как юридическое лицо любой организационно-правовой формы, предусмотренной законодательством Российской Федерации и созданной для осуществления страховой деятельности, заключающейся в формировании специальных денежных фондов (страховых резервов), необходимых для предстоящих страховых выплат страхователю, т.е. тому субъекту, который обращается за страхованием. Страховые организации, как показывает практика их функционирования, представляют собой коммерческие организации, созданные в форме хозяйственных обществ. Процедура создания таких образований и организация их функционирования в страховой сфере как разновидности предпринимательской деятельности регулируется нормами гл. IV ГК РФ, Закона об АО и Закона об ООО.

Наряду с указанными актами деятельность страховых компаний регулируется комплексом специальных федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства РФ, нормативными документами отдельных ведомств. В качестве примера следует отметить Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"*(90), Указ Президента Российской Федерации от 6 февраля 1998 г. N 136 "О мерах по стабилизации финансирования системы обязательного медицинского страхования"*(91), Постановление Правительства РФ от 1 ноября 2001 г. N 758 "О государственной поддержке страхования в сфере агропромышленного производства"*(92), а также Правила размещения страховщиками страховых резервов, утвержденные приказом Минфина России от 22 февраля 1999 г. N 16-н (в обновл. ред.)*(93). Наличие таких правовых актов специального действия свидетельствует об особенностях как правового статуса, так и характера деятельности страховых организаций, что необходимо учитывать при их включении в число участников ФПГ.

В контексте изложенного применительно к таким возможным участникам ФПГ, как инвестиционные институты, негосударственные пенсионные и иные фонды, страховые организации, необходимо прежде всего обращать внимание на факт целесообразности включения перечисленных структур в состав конкретного производственно-финансового комплекса с учетом их роли в обеспечении инвестиционного процесса в такой системе. Такой подход ориентирует на увязку общей и специальной правоспособности участников ФПГ в зависимости от их функций и задач конкретной финансово-промышленной группы на определенном этапе ее функционирования.

Поэтому законодатель в данном пункте предусматривает не обязательное, а только возможное вхождение названных фактически непрофильных участников в состав финансово-промышленных групп, наличие или отсутствие которых не является определяющим для самой организационно-правовой природы ФПГ. Это и является одной из главных особенностей перечисленных так называемых непрофильных участников ФПГ, что существенно отличает их от организаций, действующих в сфере производства товаров и услуг, а также банков или иных кредитных организаций, которые, согласно п. 3 комментируемой статьи настоящего Закона, должны в обязательном порядке включаться в состав участников каждой финансово-промышленной группы.

Разнообразие видов участников ФПГ как по организационно-правовой форме, их имущественной базе и выполняемым ими функциям, так и по характеру правоспособности с учетом режима регистрации юридических лиц по законодательству Российской Федерации либо иностранных государств предоставляет учредителям таких производственно-финансовых комплексов широкие возможности в формировании состава группы в зависимости от поставленных целей и решаемых инвестиционных задач в определенном секторе рыночной экономики в пределах отдельного субъекта Федерации или в масштабах ряда регионов России, а в отдельных случаях и с охватом территорий нескольких государств.

 

Статья 4. Транснациональные финансово-промышленные группы

1. В особую разновидность ФПГ, согласно комментируемой статье, выделяются транснациональные финансово-промышленные группы. Они регистрируются в качестве таковых в случаях, если отвечают одному из следующих требований.

Первое - наличие среди их участников юридических лиц, находящихся под юрисдикцией государств - участников Содружества Независимых Государств (СНГ). Второе - наличие обособленных подразделений на территории указанных государств либо осуществление на их территории капитальных вложений.

Для установления факта наличия предпосылок к регистрации ФПГ в качестве транснациональной группы в соответствии с настоящим Законом с учетом соответствия конкретной группы тому или иному из указанных требований либо их сочетанию необходимо дать им адекватное определение в контексте российского и международного права.

Понятие "транснациональные" применительно к подобным ФПГ комплексным образованиям в виде производственно-финансовых систем, создаваемых путем группировки ряда корпораций, в международной практике часто используется для качественной характеристики концернов (трестов), включающих в число своих участников предпринимательские структуры, которые зарегистрированы в различных государствах. При этом по своей сути транснациональные концерны (тресты) являются национальными по капиталу и международными по сфере деятельности. Частица "транс" только подчеркивает это качество, а именно пересечение границ государств потоками товара и капитала. Вместе с тем следует подчеркнуть, что входящие в состав таких производственно-финансовых комплексов корпорации не утрачивают своего национального характера. Как уже отмечалось в комментарии к п. 3 ст. 3 настоящего Закона, важно определить статус иностранных корпораций в соответствии со ст. 1202 ГК РФ (часть третья) по так называемому личному закону юридического лица, которым определяется их государственная принадлежность и правовая "национальность". На этой основе определяются вопросы статуса юридического лица иностранной корпорации.

Применительно к юридическим лицам стран СНГ в их законодательных доктринах наблюдается аналогичный подход, который нашел отражение в Модели Гражданского кодекса Содружества Независимых Государств. Так, в ст. 1211 этого рекомендательного документа "личным законом" юридического лица предлагается считать право страны, где это юридическое лицо учреждено. Учет этого фактора важен, поскольку при формировании рассматриваемых транснациональных ФПГ следует принимать во внимание объем правоспособности юридического лица конкретной страны СНГ по национальному законодательству как субъекта предпринимательского права.

Совокупность прав и обязанностей, которыми наделены соответствующие юридические лица в странах регистрации, необходимо рассматривать в увязке с положениями налогового, таможенного, банковского, трудового, пенсионного, экологического и других значимых для данного вопроса отраслей законодательства конкретного государства Содружества. Наряду с этим следует произвести выверенные технико-экономические расчеты по созданию транснационального интеграционного комплекса с ориентацией на определенный сектор рынка в пределах одного или нескольких государств, что является залогом продуктивного функционирования, как показывает практика деятельности ряда транснациональных ФПГ с участием предприятий России, Украины, Казахстана, Белоруссии, Узбекистана и ряда других стран в рамках СНГ, таких международных промышленно-финансовых образований с включением в их состав производственных корпораций, банковских, страховых и других организаций.

В данном пункте акцент сделан на том, что в качестве транснациональной ФПГ в соответствии с настоящим Законом могут регистрироваться только группы с участием юридических лиц государств Содружества. Такая формулировка находится в противоречии с п. 2 ст. 3, согласно которому в состав ФПГ могут входить иностранные коммерческие, а за некоторым исключением и некоммерческие организации. Каких-либо ограничений по кругу стран, юридические лица которых могут входить в состав ФПГ, этой нормой не предусмотрено. Следовательно, если учесть положения ч. 4 п. 1 ст. 2 ГК РФ о применении для иностранных юридических лиц в принципе тех же правил возможного осуществления предпринимательской деятельности, которые установлены для отечественных структур, то имеются основания для допущения регистрации в качестве транснациональных ФПГ с участием в том числе корпораций, зарегистрированных в странах, не входящих в СНГ.

Необходимо обратить внимание на оговорку в данной норме о том, что распространение национального правового режима на иностранные юридические лица в предпринимательской деятельности возможно, если иное не предусмотрено федеральным законом. Поэтому в контексте комментируемого пункта ст. 4 настоящего Закона не может быть распространена в полной мере на рассматриваемую организационно-правовую форму ФПГ. Вместе с тем, исходя из одной из главных целей создания ФПГ - привлечение инвестиций, в том числе из стран, которые входят в СНГ и заинтересованы во вложении производственного, финансового, интеллектуального капитала в определенные секторы нашей экономики с соблюдением требований действующего законодательства, - представляется целесообразным не ограничивать возможный круг участников регистрируемых транснациональных ФПГ только юридическими лицами, созданными в государствах Содружества.

Такой подход следует распространить и на случаи, когда определяющим фактором в регистрации транснациональной ФПГ является наличие у финансово-промышленной группы подразделений на территории стран СНГ либо осуществление на их территории ее капитальных вложений. В то же время необходимо обратить внимание на некоторые особенности, характерные для этих факторов. Так, при оценке случаев наличия у ФПГ на территории государств Содружества обособленных подразделений следует исходить из общей концепции настоящего Закона о включении в состав группы в качестве ее участников только субъектов, обладающих статусом юридического лица. Следовательно, под обособленным подразделением ФПГ в данной норме имеются в виду, как правило, дочерние общества, у которых основные общества зарегистрированы в России и входят в состав участников конкретного ФПГ.

Говоря об осуществлении той или иной группой юридических лиц капитальных вложений на территории государств Содружества как об одной из возможных предпосылок регистрации ФПГ в качестве транснациональных, необходимо в данном случае принимать во внимание законодательную базу конкретного государства об иностранных инвестициях*(94) в увязке с федеральными законами, определяющими возможность вывоза капитала за пределы России. Речь идет о капитальных вложениях с целью инвестирования в основные средства, в том числе о затратах на новое строительство, расширение, реконструкцию и техническое перевооружение действующих предприятий, приобретение машин и оборудования.

Оценивая практическую значимость таких транснациональных ФПГ, следует учитывать, что они имеют одностороннюю направленность и ориентированы фактически на отток капитала из России и создание производственных мощностей, рабочих мест, налогооблагаемой базы в других странах. В то же время необходимо исходить из инвестиционной сути ФПГ, заключающейся в привлечении промышленного и финансового капитала в экономику России через формирование таких комплексов. Поэтому представляется целесообразным допускать возможность осуществления капитальных вложений инвесторов, зарегистрированных в государствах Содружества, в осваиваемые проекты конкретного ФПГ на территории России и в зависимости от этого признавать в установленном порядке такие финансово-промышленные группы транснациональными.

2. С учетом складывающейся практики формирования ФПГ из числа групп, признаваемых по своей организационно-правовой форме транснациональными, в особый вид выделяются производственно-финансовые комплексы, которые создаются на основе межправительственного соглашения. Таким транснациональным финансово-промышленным группам присваивается статус межгосударственных (международных). Специфика этой разновидности ФПГ обусловлена тем, что в отличие от транснациональных финансово-промышленных групп, сформированных на договорной базе путем свободного волеизъявления и по инициативе их участников, комплексы данного вида создаются только на основе межправительственных соглашений. В этих актах, как правило, определяются особенности создания, деятельности и ликвидации конкретной межгосударственной ФПГ.

Следовательно, ФПГ со статусом межгосударственной имеет ряд особенностей в правовом режиме по сравнению с другими транснациональными группами, создаваемыми и регистрируемыми в таком качестве по инициативе их участников. Суть различий проявляется уже на стадии создания межгосударственных ФПГ, поскольку инициаторами формирования таких групп выступают структуры власти двух или более государств. В качестве международно-правовой формы регулирования этого процесса определено межправительственное соглашение, в котором должны закрепляться особенности создания, деятельности и ликвидации конкретной межгосударственной группы. По своему назначению данный акт призван определить именно особенности, которые могут быть характерны для той или иной стадии функционирования формируемой ФПГ. Имеется в виду отражение возможной специфики как в создании межгосударственной группы, так и во взаимодействии ее участников с построением их кооперационных связей или определением целей, сроков деятельности комплекса, по достижении которых он может быть ликвидирован.

Исходя из значимости межправительственного соглашения как правообразующего акта для межгосударственных (международных) финансово-промышленных групп, следует особо обратить внимание не только на порядок его принятия, но и на характер его регулятивных функций. Так, в соответствии с Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации"*(95) в межгосударственных отношениях Правительство РФ наделено определенными полномочиями в пределах своей компетенции. Они могут быть реализованы в том числе путем подписания межправительственных соглашений.

Данный акт следует рассматривать в контексте положений Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации"*(96), в соответствии с которым под международным соглашением понимается акт, заключенный Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и подпадающий под регулирование международного права, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

Практика формирования межгосударственных (международных) ФПГ показывает, что чаще всего они создаются в соответствии с двусторонними межправительственными соглашениями, определяющими сферы деятельности таких ФПГ, в развитие которых правительствами конкретных стран могут приниматься специальные акты, детализирующие вопросы создания отдельных групп с учетом положений национального законодательства. Например, в целях реализации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан "Об основных принципах создания российско-казахских финансово-промышленных групп" от 28 марта 1994 г. было принято Постановление Правительства РФ от 10 июля 1995 г. N 688 "О межгосударственной финансово-промышленной группе "Интеррос"*(97). В нем определен механизм формирования одноименной группы с участием предприятий, банков России и Республики Казахстан. Основными направлениями их совместной деятельности были определены топливно-энергетический комплекс, химическая, металлургическая и атомная промышленность.

Аналогичные соглашения Правительство РФ заключило: с Правительством Республики Беларусь - "Об основных принципах создания финансово-промышленных групп" от 6 января 1995 г.; с Правительством Республики Украина - "Об основных принципах создания украинско-российских финансово-промышленных групп" от 26 июля 1995 г.; с Правительством Республики Узбекистан - "Об основных принципах создания финансово-промышленных групп" от 7 сентября 1995 г.; с Правительством Республики Таджикистан - "Об основных принципах создания финансово-промышленных групп" от 17 марта 1995 г. Названные межправительственные акты способствовали активизации создания и регистрации транснациональных и межправительственных ФПГ. В их числе наряду с указанной МФПГ "Интеррос" следует в качестве примера отметить такие транснациональные финансово-промышленные группы (ТФПГ), как "ТаНаКо" (Красноярск), "Точность" (Москва), "Аэрофин" (Москва), "Сибагромаш" (Рубцовск).

Такой подход к регулированию рассматриваемой формы межгосударственной концентрации промышленного и финансового капитала предпринимательских структур стран СНГ обусловлен базовыми принципами построения и деятельности рассматриваемой разновидности ФПГ. Они нашли отражение в документах Седьмого пленарного заседания Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ от 17 февраля 1996 г. в связи с принятием рекомендательного акта "О финансово-промышленных группах"*(98), унифицированного с соответствующим Законом Российской Федерации. При этом Совет Ассамблеи в своей резолюции, принимая во внимание насущную необходимость восстановления и развития кооперационных связей между хозяйственными субъектами, в целях облегчения условий создания перспективных форм организации и управления производством, направленных на преодоление существующего разрыва экономических связей между предприятиями государств Содружества, предложил направить парламентам государств-участников Межпарламентской Ассамблеи указанный акт для использования при разработке национального законодательства.

Необходимость стыковки законодательных актов стран Содружества в определении правовой природы ФПГ, в том числе транснациональных, обусловлена потребностью в создании взаимоприемлемых юридических конструкций по формированию и правовому регулированию деятельности финансово-промышленных групп с участием предприятий, зарегистрированных в этих государствах. В противном случае при отсутствии, например, в стране потенциального участника российской ФПГ со статусом транснациональной группы, в материально-финансовую базу которого могут инвестироваться ее средства, аналогичного правового режима возникает прямой риск утраты капитала, вложенного в развитие зарубежного партнера. Данный фактор, как показывает анализ практики создания транснациональных ФПГ, является сдерживающим в формировании таких международных промышленно-финансовых комплексов. От того, насколько близки соответствующие элементы правовых систем государств, представляющих транснациональных участников, в том числе в межгосударственных ФПГ, к обеспечению эффективного регулирования современной рыночной экономики, в немалой степени зависят перспективы развития таких интеграционных образований в условиях все возрастающей конкуренции.

Анализ процесса становления и развития нормативно-правовой базы о финансово-промышленных группах в странах Содружества Независимых Государств показывает, что были приняты соответствующие акты начиная с 1995 г., а именно: Закон Украины от 21 ноября 1995 г. N 438/95-ВР "О промышленно-финансовых группах в Украине", Закон о ФПГ Азербайджанской Республики от 23 апреля 1996 г. N 243, Закон о ФПГ Республики Беларусь от 4 июня 1999 г. N 265-3, Закон о ФПГ Республики Молдова от 14 декабря 2000 г. N 1418-XIV, Постановление Правительства Кыргызской Республики от 29 февраля 1996 г. N 58 "О финансово-промышленных группах", Постановление Правительства Республики Таджикистан от 31 октября 1995 г. N 657 "О соглашении между Правительством Республики Таджикистан и Правительством Российской Федерации об основных принципах создания финансово-промышленных групп", Постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан от 12 сентября 1995 г. N 354 "Об утверждении Положения о финансово-промышленных группах"*(99).

Сопоставляя указанные акты о ФПГ названных стран СНГ с учетом сложившихся их национальных законодательных систем, можно сделать вывод, что наиболее последовательно с точки зрения иерархической структуры выстроена на данный период времени правовая база рассматриваемых производственно-финансовых комплексов в Украине. Концептуально организационно-правовая форма промышленно-финансовых групп*(100) в Украине определяется ст. 125 Хозяйственного кодекса Украины*(101) наряду с консорциумами, концернами (ст. 126). Основные же положения о порядке регулирования создания и деятельности промышленно-финансовых групп отражены в указанном Законе о ПФГ в Украине с детализацией в специальном Постановлении Кабинета Министров Украины, утвердившем Положение о создании (регистрации), реорганизации и ликвидации ПФГ. В развитие же этих актов могут приниматься соответствующие ведомственные акты, целью которых является определение конкретизации технологии регулирования деятельности таких комплексов.

3. Важную роль для участников межгосударственной ФПГ играет определение национального режима, который устанавливается межправительственными соглашениями на основе взаимности. Суть понятия национального режима в контексте создания межгосударственных ФПГ заключается в степени распространения на иностранного участника такой группы прав и обязанностей субъектов предпринимательской деятельности, предусмотренной законодательством конкретной страны. Так, исходя из положений ст. 1189-1194, 1202, п. 1 ст. 1209, подп. 2 п. 4 ст. 1211, ст. 1214, 1222 ГК РФ, предопределяющих характер национального режима деятельности иностранных юридических лиц, можно сказать, что они осуществляют в РФ предпринимательскую и иную деятельность в соответствии с правилами, установленными действующим законодательством для такой деятельности российских юридических лиц, если соглашением сторон либо законом РФ не предусмотрено иное.

Предоставление иностранным юридическим лицам национального режима в предпринимательско-правовой сфере на основе положений ГК РФ либо актов другой страны СНГ или международных соглашений освобождает законодателя от необходимости закреплять в специальных актах, регулирующих соответствующие правоотношения в той или иной сфере, наличие такого режима. В случае же изъятия из национального режима, например, РФ в федеральном законе или международном договоре РФ об этом делается специальное указание, которым фиксируются устанавливаемые ограничения для иностранных юридических лиц.

Аналогичный подход закреплен в Модельном Гражданском кодексе стран СНГ, согласно ст. 1213 которого иностранные юридические лица осуществляют в соответствующем государстве СНГ предпринимательскую и иную деятельность согласно правилам, установленным законодательством для такой деятельности отечественных юридических лиц, если для иностранных юридических лиц не предусмотрено иное.

Существенным в установлении национального режима для участников межгосударственной ФПГ является его определение межправительственным соглашением на условиях взаимности. В процессе реализации этой нормы необходимо учитывать две составляющие. Во-первых, следует исходить из того, что национальный режим для участников межгосударственной ФПГ вводится межправительственным соглашением, в соответствии с которым создается конкретная группа, формируемая на транснациональных принципах построения. Во-вторых, в соответствующих межправительственных соглашениях национальный режим для иностранных участников таких межгосударственных ФПГ закрепляется на условиях взаимности в контексте положений ст. 1189 и 1194 ГК РФ. При этом указанные две составляющие тесно увязаны между собой.

Такой подход обусловлен самой организационно-правовой природой транснациональных ФПГ, участники которых, зарегистрированные и функционирующие в законодательном поле разных стран, должны действовать в производственно-финансовых рамках соответствующего комплекса исходя из его целей в том или ином секторе межгосударственного рынка. В условиях транснационализации структур рыночной экономики не только соседних стран, но и целых континентов их деятельность непосредственно связана с такой объективностью современного миропорядка, как взаимосвязь государств на началах равноправия. Это предполагает стремление государств к развитию связей путем взаимного признания действия их законов независимо от принадлежности государства к той или иной общественной формации. Основная цель взаимности состоит в наделении физических и юридических лиц иностранного государства определенными правами при условии, что в свою очередь физические и юридические лица государства, предоставляющего эти права, будут пользоваться аналогичными правами в данном иностранном государстве.

Вместе с тем в процессе формирования межгосударственных ФПГ следует учитывать, что поскольку в законодательствах тех же стран СНГ имеются различия, то в отношении закрепления взаимности нередко возникают определенные сложности. Имеются в виду наличие определенных различий в предпринимательском, корпоративном, налоговом, банковском, антимонопольном, таможенном, приватизационном, трудовом и других отраслях законодательства этих и других стран, что требует кропотливой проработки вопроса взаимности в соответствующих межгосударственных соглашениях. Однако при решении данного вопроса необходимо принимать во внимание сложившийся в международном частном праве обычай разделения взаимности на два вида: взаимность материальную и формальную*(102). При этом данные термины имеют фактически условный характер, поскольку они не содержат специального определения в каком-либо согласованном международно-правовом акте.

Под материальной взаимностью обычно принято понимать предоставление лицам (физическим или юридическим) иностранного государства того же объема конкретных прав или полномочий, которыми пользуются отечественные лица в данном иностранном государстве. По-иному трактуется формальная взаимность, при которой иностранным лицам предоставляются, как правило, правомочия, вытекающие из закона данного государства. Иначе говоря, они могут быть поставлены в одинаковое правовое положение с физическими и юридическими лицами данного государства.

Анализ международной частноправовой практики России показывает, что во многих случаях в отношениях с другими государствами предоставление иностранным физическим и юридическим лицам прав в том же объеме, что и отечественным лицам, невозможно, поскольку есть различия в правовом регулировании соответствующих сфер предпринимательства. Поэтому при таких обстоятельствах взаимность понимается как формальная, а не материальная. Учитывая, что в рассматриваемом положении комментируемой статьи акцент сделан на самом факте установления национального режима на основе взаимности для участников межгосударственных ФПГ, при каждом конкретном случае определения ее содержания необходимо исходить как из сложившихся в международных частноправовых отношениях обычаев, так и из степени соотношения объемов прав каждого иностранного юридического лица в рамках законодательства своих стран.

Именно взаимность в предоставлении национального режима была положена в основу заключенного 24 сентября 1993 г. государствами-участниками Содружества Независимых Государств Договора о создании Экономического союза*(103) и подписанного 15 апреля 1994 г. в соответствии с его положениями Правительствами этих стран Соглашения о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых и смешанных транснациональных объединений*(104). В них были определены согласованные принципы восстановления и расширения высокоинтегрированных технологических и кооперационных взаимосвязей непосредственно между предприятиями и организациями различных форм собственности с целью их интенфикации и повышения эффективности торгово-экономических отношений в рамках СНГ. Оценивая этот акт в контексте рассматриваемых вопросов, следует отметить, что в нем в качестве базового заложен принцип взаимности с предоставлением участникам транснациональных объединений национального режима. Такой подход в последующем получил свое развитие и в уже упомянутом выше рекомендательном законодательном акте "О финансово-промышленных группах", принятом 17 февраля 1996 г. Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ.

4. В комментируемой статье допускается возможность предоставления участникам межгосударственной ФПГ таможенных тарифных льгот, предусмотренных Законом РФ от 21 мая 1993 г. N 5003-1 "О таможенном тарифе"*(105), по товарам, которые перемещаются через границу в рамках деятельности этой финансово-промышленной группы. По своей направленности эта норма ориентирована на создание стимулирующих условий для интеграционных процессов в рамках конкретной ФПГ путем развития кооперационных производственно-финансовых связей между ее участниками. Такая оценка предопределяется самой формулировкой данного пункта, поскольку предусмотренные им возможные таможенные тарифные льготы могут быть предоставлены не по всем перемещаемым через границу товарам участников группы, а только по тем, которые перемещаются именно в рамках деятельности конкретной межгосударственной ФПГ.

Поэтому при обосновании прав на получение соответствующей льготы необходимо показать не только схему кооперационных связей между участниками ФПГ, предполагающую движение их сырья, комплектующих, оборудования через границу. Существенное значение имеют расчетные данные о видах такого товара, его объемах и ценах с определением назначения в производстве конечной продукции с участием конкретного участника той или иной межгосударственной финансово-промышленной группы. В связи с этим следует обратить внимание на то, что в качестве адресата таких льгот будет выступать не вся совокупность юридических лиц, включенных в состав отдельной ФПГ, а только конкретные ее участники с конкретными видами и объемами товаров, включенных в механизм внутригрупповых кооперационных связей.

Другим значимым фактором в решении данного вопроса является закрепление в комментируемой норме за Правительством РФ права на установление порядка и условий возможного предоставления таможенных тарифных льгот. Такая процедура может быть обеспечена либо принятием Правительством РФ специального акта по конкретной группе с закреплением соответствующего льготного режима, либо принятием общего акта, в котором определяются нормативный порядок и условия решения данного вопроса для таких транснациональных производственно-финансовых комплексов. При установлении порядка и условий предоставления таможенных тарифных льгот Правительство РФ исходит из норм Закона о таможенном тарифе, которым закрепляется механизм обложения таможенной пошлиной товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации. Имеются в виду как ввозимые, так и вывозимые товары.

Понятие "товары" в данном случае следует рассматривать с позиции, как уже отмечалось, оценки их задействования в кооперационном производстве участников межгосударственной ФПГ. Имеется в виду, что товары, перемещающиеся между участниками такой группы, по своему назначению могут быть представлены двумя основными группами.

Первая - это сырье для передела, полуфабрикаты, комплектующие, другие аналогичные виды товаров, которые вещественно закладываются в конечный продукт того или иного межгосударственного ФПГ.

Вторая группа может быть представлена оборудованием, механизмами, транспортными средствами и прочими основными средствами, которые передаются участниками таких ФПГ друг другу в целях обеспечения единого цикла производства на интеграционных началах.

Анализ правоприменительной практики функционирования межгосударственных ФПГ показывает, что реализация рассматриваемого положения комментируемой статьи зависит как от самого факта официального признания ФПГ в качестве межгосударственной финансово-промышленной группы, так и от организационной модели ее построения (вертикальная, горизонтальная или смешанная). Так, характер организационной модели построения ФПГ предопределяет прежде всего степень разветвленности и содержание кооперационно-интеграционных связей между участниками группы. В то же время получение ФПГ статуса межгосударственной сопряжено не только с заключением соответствующего межправительственного соглашения, но и с последующей государственной регистрацией конкретной группы в установленном порядке. Только с соблюдением данного условия будут основания для рассмотрения вопроса о предоставлении конкретной ФПГ, признанной межгосударственной, таможенных тарифных льгот. Учет такого юридического события наряду с аргументированными экономическими расчетами в увязке со спецификой кооперационных отношений между участниками группы дает возможность максимально задействовать все преимущества соответствующих транснациональных промышленно-финансовых комплексов.

 

Глава II. Государственная регистрация финансово-промышленных групп

 

Статья 5. Порядок государственной регистрации финансово-промышленных групп

1. Приобретение статуса финансово-промышленной группы совокупностью юридических лиц связано с принятием полномочным государственным органом решения о государственной регистрации конкретной ФПГ. В этом пункте значимыми являются два условия.

Первое - о необходимости совершения специальных организационных действий по вынесению решения о регистрации ФПГ.

Второе условие выражается в том, что это решение может быть вынесено только государственным органом, к компетенции которого отнесена регистрация таких производственно-финансовых комплексов, как ФПГ.

Указанные условия подчеркивают значимость прохождения регистрационной процедуры, предусмотренной действующим законодательством при создании ФПГ, поскольку статус такой группы та или иная совокупность юридических лиц приобретает только с принятием решения о регистрации группы в установленном порядке. Согласно формулировке данной нормы, для регистрации ФПГ установлен разрешительный порядок, а не уведомительный. Это значит, что регистрация ФПГ может считаться состоявшейся только после вынесения соответствующего решения на основании представленных документов с прохождением предусмотренной процедуры их рассмотрения. Такое решение о регистрации совокупности юридических лиц в качестве ФПГ и является, по сути, разрешением на ведение совместной деятельности этими субъектами предпринимательской деятельности с использованием организационно-правовой формы финансово-промышленных групп.

Особо обращается внимание на принятие решения о регистрации ФПГ именно полномочным государственным органом. В тексте данного пункта, как и в п. 9 комментируемой статьи настоящего Закона об особенностях государственной регистрации ФПГ, точно не назван государственный орган, который наделяется полномочиями по осуществлению регистрационных функций в отношении создаваемых групп. Судя по тексту п. 3 ст. 1 и п. 9 данной статьи, задача по определению федерального государственного органа, на который возлагаются полномочия по регистрации ФПГ, отнесена к компетенции Правительства Российской Федерации.

Анализ практики государственной регистрации ФПГ за период от принятия Указа Президента РФ о ФПГ от 5 декабря 1993 г. N 2096, а позже, 30 ноября 1995 г., и комментируемого Закона до настоящего времени показывает, что за истекшее время функции по регистрации финансово-промышленных групп возлагались решениями Правительства РФ на различные федеральные органы исполнительной власти. Так, первоначально в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 19 июля 1994 г. N 707 "Об утверждении Положения о порядке ведения государственного реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации", принятым в развитие Положения о ФПГ 1993 г., утвержденного названным Указом Президента РФ о ФПГ от 5 декабря 1993 г. N 2096, функции полномочного государственного органа по регистрации ФПГ были возложены на Государственный комитет Российской Федерации по промышленной политике.

В последующем эти функции на основании Постановления Правительства РФ от 22 мая 1996 г. N 621 "О порядке ведения государственного реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации" были возложены на Минэкономики России (после преобразования - Минэкономразвития России), а затем с 2000 г. были закреплены за Минпромнауки России, которое и выступало полномочным государственным органом по регистрации ФПГ. Так, согласно Положению о Минпромнауки, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 26 октября 2000 г. N 812*(106), этому федеральному органу были переданы соответствующие регистрационные функции в отношении ФПГ на основании, как уже отмечалось, Постановления Правительства РФ от 12 июля 2000 г. N 515.

С учетом сказанного можно констатировать, что Правительством РФ неоднократно менялись федеральные органы исполнительной власти, на которые возлагались функции полномочных государственных органов по осуществлению процедуры регистрации ФПГ. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что на протяжении всего времени, а это около десяти лет, создание в нашей стране таких производственно-финансовых комплексов, как ФПГ, их регистрация осуществлялись обособленно от АО, ООО и хозяйственных товариществ - традиционных организационно-правовых форм субъектов предпринимательской деятельности, наделяемых статусом юридического лица.

Так, ранее регистрация этих коммерческих организаций осуществлялась регистрационными палатами, входившими в систему Министерства юстиции РФ. С принятием Закона о регистрации юридических лиц данная функция с 1 июля 2002 г. возложена Правительством РФ на территориальные структуры Министерства РФ по налогам и сборам*(107). Различия в компетенции полномочных органов, а также в подходах к регистрации ФПГ по сравнению с указанными юридическими лицами, действующими в предпринимательской сфере, обусловлены прежде всего различиями в правовой природе анализируемого интеграционного комплекса как производственно-финансовой системы с АО либо ООО, что подробно рассматривалось в комментариях к ст. 2 и 3 настоящего Закона.

2. Процедуру государственной регистрации ФПГ предваряет представление ее центральной компанией комплекта документов в полномочный государственный орган. В числе этих документов данный пункт предусматривает:

- заявку на создание ФПГ;

- договор о создании ФПГ (за исключением групп, образуемых основным и дочерними обществами);

- нотариально заверенные копии документов о регистрации и учреждении каждого из участников группы, включая ее центральную компанию;

- организационный проект;

- нотариально заверенные и легализованные учредительные документы иностранных участников;

- заключение федерального антимонопольного органа.

Изначально форма заявки на создание ФПГ была установлена Правительством РФ с включением в нее, согласно Приложению N 2 к названному выше Постановлению Правительства от 19 июня 1994 г. N 707, следующих данных: полное наименование регистрируемой группы; наименование предприятия (организации, учреждения)-заявителя в лице центральной компании, представляющей интересы создаваемой ФПГ, с указанием адреса и других реквизитов (коды ОКПО и т.д.); перечень учредителей (участников) с указанием их наименований, адресов и других реквизитов; выбранная организационно-правовая форма создаваемой ФПГ; основные направления деятельности; регионы деятельности ФПГ; перечень прилагаемых документов с обязательным включением в него предусмотренных согласований с органами государственного управления.

Заявка подписывается должностным лицом предприятия-заявителя, представляющего в качестве центральной компании интересы создаваемой ФПГ. При этом в соответствии с установленной Правительством РФ формой этот документ именуется как заявка на выдачу свидетельства и внесение в реестр финансово-промышленных групп Российской Федерации. Следовательно, с использованием этой формы делается заявление о волеизъявлении учредителей создаваемой группы на выдачу свидетельства о внесении в федеральный реестр ФПГ. Таким образом, законодатель фактически разделяет процедуру формирования ФПГ на предварительную (подготовка документов с согласованием имущественных интересов всех участников) и регистрационную, связанную с подачей заявки установленной формы и ее рассмотрением полномочным государственным органом.

Важная роль в перечне документов на регистрацию группы отводится договору о создании ФПГ. Его основное значение состоит в закреплении волеизъявления учредителей (участников) создаваемой ФПГ, в котором фиксируются основные условия объединения юридических лиц. По правовой природе данный договор носит прежде всего организационный характер, что детально рассматривается в комментарии к ст. 7 настоящего Закона. Вместе с тем необходимо учитывать специфику этого документа, поскольку его содержание и регулирующие функции в каждой ФПГ имеют свои отличия, которые обусловлены структурой участников конкретной группы, целью и основаниями ее создания, видовыми особенностями (например, вертикальные, горизонтальные, транснациональные - подробнее см. в комм. к ст. 2 и 4).

Для полноты характеристики договора о создании ФПГ следует обратить внимание на ряд его черт, которые отличают его от договора о совместной деятельности (простого товарищества), введенного в современный предпринимательский оборот с 1 марта 1996 г. согласно части второй ГК РФ, содержащей в гл. 55 (ст. 1041-1054) положения о простом товариществе. С учетом этого факта в нормотворческой практике выдвигаются предложения о необходимости внесения уточнений в комментируемый Закон путем замены словосочетания "договор о создании ФПГ" на "договор простого товарищества".

Анализ правоприменительной практики и потребность в унификации законодательства об объединениях корпоративного характера в сфере предпринимательства свидетельствуют о наличии определенной рациональности в данном предложении. Вместе с тем более оправданным представляется сохранение организационных функций такого договора на этапе создания ФПГ и наполнение его регулятивным механизмом договора о совместной деятельности уже в процессе функционирования группы после ее государственной регистрации. При этом именно для ФПГ ее суть как производственно-финансового комплекса более точно отображает именно словосочетание "договор о совместной деятельности", что обеспечивает необходимую увязку с кодифицированными законодательными положениями, закрепленными в ст. 1041 ГК РФ применительно к такому обязательственному институту. Более подробно специфика данного правового механизма и особенности его реализации при создании ФПГ рассмотрены в комментарии к ст. 7 настоящего Закона.

Определяя договор как инструмент урегулирования отношений между участниками ФПГ при ее создании и в процессе осуществления ими совместной деятельности, необходимо иметь в виду, что его оформление не требуется в случаях, когда финансово-промышленная группа образуется основными и дочерними обществами, т.е. по холдинговой модели. Такой подход оправдан, поскольку в данной схеме регулятивно-управленческое воздействие базируется на владении основным обществом (материнской компанией) преобладающим пакетом акций дочерних обществ (компаний), в совокупности образующих корпоративное объединение производственно-финансового профиля.

В пакет представляемых на регистрацию ФПГ материалов включаются нотариально заверенные копии документов, подтверждающих правовой статус и регистрацию каждого юридического лица как участника ФПГ, включая ее центральную компанию. В комментируемом пункте акцент сделан на свидетельстве о регистрации - акте, которым закрепляются дата, организационно-правовая форма и сам факт наделения конкретного общества или товарищества статусом юридического лица. К этой же категории отнесены учредительные документы (устав и в случаях, предусмотренных законодательством, учредительный договор), а также реестр акционеров, если участником ФПГ является акционерное общество.

Говоря о перечне учредительных документов, следует иметь в виду, что наряду с указанными материалами для позиционирования каждого юридического лица в качестве участника ФПГ важная роль отводится специальным актам полномочных государственных органов, которыми признаются их статусность как субъектов предпринимательства в сфере налогообложения, отчетности и статистики, страхования и других обязательных платежей. Это подтверждается документами установленной формы, выдаваемыми субъектам предпринимательской деятельности на этапе государственной регистрации юридического лица.

Поэтому, судя по результатам правоприменительной практики создания ФПГ, ориентированной на ведение совместной деятельности их участниками с целью получения прибыли, важной является более полная и точная юридическая оценка всех аспектов правового статуса конкретного субъекта. Так, при формировании ФПГ с участием юридических лиц, зарегистрированных в различных регионах, при определении консолидированной доходной массы группы в результате совместной деятельности ее участников необходимо учитывать возможные различия в уровне налоговых платежей по отдельным субъектам Российской Федерации, определяемых в пределах их компетенции. Данный вопрос в контексте положений Налогового и Гражданского кодексов Российской Федерации, как показывает практика компаний "Газпром", "ЛУКОЙЛ", "Интеррос" и других крупных корпоративных объединений, построенных по холдинговой модели, имеет существенное значение в обеспечении эффективной и слаженной работы таких комплексов.

В пакете документов, представляемых для государственной регистрации ФПГ, особое место занимает организационный проект. По своему назначению этот документ следует рассматривать как технико-экономическое обоснование целесообразности создания и регистрации ФПГ в увязке деятельности совокупности объединяемых юридических лиц для достижения поставленных предпринимательских целей в определенных сегментах отечественного и (или) зарубежного рынка производства товаров с их реализацией. Исходя из направленности этого проекта, и определяется его содержание (об этом подробно см. в комм. к ст. 8). Вместе с тем следует отметить, что нередко, как показывает практика, допускается недооценка значимости этого документа как для стадии создания ФПГ, так и в процессе функционирования уже зарегистрированной группы.

В результате возникают ситуации, когда зарегистрированная ФПГ не реализует всех заложенных в этой организационно-правовой форме потенциальных возможностей. Например, ошибочный подбор участников группы, в том числе включение в ее состав маломощного банка либо группы таких банков, не способствует оптимальной консолидации в группе активов для освоения заявленных инвестиционных программ либо не обеспечивает предполагаемого развития производственно-финансовых связей между ее участниками. Наблюдаются просчеты и в оценке того или иного сегмента рынка в зависимости от его текущей и перспективной товарной насыщенности в условиях все возрастающей конкуренции. В результате созданная ФПГ существует только формально, что в конечном итоге приводит к ее ликвидации. Такие юридические последствия показывают, насколько значимым для правовой организации конкретной ФПГ является организационный проект с его экономико-техническим содержанием.

В рассматриваемом пакете документов для государственной регистрации ФПГ специально выделены условия представления учредительных документов иностранных участников. Предусмотрено, что в отношении таких участников ФПГ необходимо представить нотариально заверенные и легализованные учредительные документы. С учетом особенностей порядка легализации при оформлении указанных документов на конкретного иностранного участника группы, выступающего в качестве юридического лица, следует обратить внимание на специфику этой процедуры.

Легализация документов (лат. legalis - законный) в международно-правовой практике заключается в засвидетельствовании консульским учреждением подлинности подписей на документах, исходящих от иностранных учреждений, а равно и соответствия этих документов законам страны его нахождения. При этом консульской легализации, т.е. подтверждению законности, подлежат документы, предназначенные для действия в стране, учредившей консульскую структуру. Как правило, органы одного государства принимают документы, оформленные в другом государстве, лишь при наличии консульской легализации.

Вместе с тем в случаях, когда речь идет о странах - участницах Гаагской конвенции от 5 октября 1961 г. об отмене требований легализации иностранных официальных документов, к которой в 1992 г. присоединилась Российская Федерация*(108), широко применяется апостиль для удостоверения документов. Апостиль - это специальный штамп, форма которого предусмотрена указанной Гаагской конвенцией. Он ставится на официальных документах, выдаваемых в странах-участницах, освобождая тем самым документы от необходимости консульской легализации. Апостиль удостоверяет также подлинность печати, качество, в котором выступило лицо, подписавшее документ, а в случае необходимости - подлинность печати или штампа стран-участниц.

Требование о легализации учредительных документов иностранного участника ФПГ следует принимать в качестве императивного (обязательного) условия комментируемого пункта данной статьи, которое следует рассматривать в контексте возможного удостоверения таких документов по упрощенной схеме на основании межгосударственных договоров об оказании правовой помощи. При наличии такого договора Российской Федерации с конкретной страной возможно признание законности выданных ее полномочными органами документов о регистрации юридических лиц в нашей стране при условии перевода на русский язык, засвидетельствованного в установленном порядке. Соблюдение рассмотренных требований позволит исключить ошибки как в оценке самого факта существования иностранного юридического лица, так и в толковании содержания его учредительных документов, наличие которых может отрицательно повлиять на деятельность регистрируемого ФПГ.

Обязательным в пакете документов на регистрацию ФПГ является заключение федерального антимонопольного органа. Это обусловлено процедурой предварительного государственного контроля за процессами экономической концентрации в виде создания объединений коммерческих организаций не менее двух, что предусмотрено положениями ст. 17 и 18 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", действующего в редакции от 6 мая 1998 г. (с доп. и изм.)*(109). В соответствии с условиями осуществления предварительного контроля, определенного в Положении о порядке предоставления антимонопольным органам ходатайств и уведомлений в соответствии с требованиями ст. 17 и 18 Закона о конкуренции на товарных рынках (редакция приказа Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства от 31 октября 2000 г. N 276*(110)), необходимо получить разрешение данного органа на создание конкретной ФПГ*(111).

Для получения соответствующего разрешения следует от имени центральной компании ФПГ либо основного общества группы, создаваемой по холдинговой модели, обратиться с ходатайством в антимонопольные органы о даче ими согласия на совершение действий по объединению коммерческих организаций в финансово-промышленную группу. К ходатайству прилагаются документы, необходимые для оценки объемов производимой и реализуемой продукции участниками создаваемой ФПГ на соответствующих рынках, а также для определения характера координации их предпринимательской деятельности с позиции возможных антиконкурентных соглашений. При этом критерием недопустимого доминирования на рынке, согласно ст. 6 Закона о конкуренции на товарных рынках, является совокупная доля в 35% на рынке определенного товара.

В процессе рассмотрения такого ходатайства антимонопольные органы исследуют вертикальные, горизонтальные и системные аспекты концентрации промышленно-финансового капитала в результате создания конкретной ФПГ. По результатам проведенного анализа устанавливается соответствие заявляемых, а также фактических параметров создаваемого объединения коммерческих предприятий и организаций и дается заключение с обоснованием согласия или несогласия антимонопольных органов на регистрацию формируемой ФПГ с предлагаемым составом участников. Данный акт является той формой документа, которая свидетельствует о соответствии представляемой к регистрации финансово-промышленной группы требованиям антимонопольного законодательства России*(112).

Наряду с указанными в комментируемом пункте документами в случае необходимости Правительством РФ могут быть установлены дополнительные требования по составу представляемых документов. Это, как правило, бывает вызвано особенностями имущественной базы участников ФПГ либо сферой их деятельности или характером выпускаемой продукции. Так, в рамках действующего законодательства устанавливается режим согласования с органами по управлению государственным имуществом Российской Федерации либо ее субъектов в случае вхождения в состав ФПГ унитарных предприятий или участников с государственной долей собственности в уставном капитале. Аналогичный подход наблюдается в случаях специализации участников ФПГ на выпуске продукции, которая хотя бы частично подпадает под государственный оборонный заказ, что предполагает согласование в установленной форме вопроса регистрации такого производственно-финансового комплекса с рядом федеральных ведомств, включая Минэкономразвития и Минобороны России.

3. Основу для принятия решения о государственной регистрации финансово-промышленной группы составляют результаты экспертизы материалов, представленных в полномочный государственный орган. Суть ее заключается в оценке требуемых документов путем проведения комплексной проверки экспертными структурами с позиции предполагаемых экономических результатов и социальных и экологических последствий деятельности такого производственно-финансового комплекса в стране или ряде регионов в увязке с обозначенными целями создания регистрируемой ФПГ, в том числе в процессе реализации конкретных инвестиционных программ и проектов по расширению производства либо его модернизации. Именно эти условия являются базовыми для экспертизы.

В соответствии с Порядком реализации мер по государственному регулированию создания, деятельности и ликвидации финансово-промышленных групп*(113) основными направлениями экспертизы документов, представляемых в уполномоченный орган для регистрации ФПГ с целью получения официального статуса такого комплекса коммерческих предприятий и организаций, являются следующие:

- соответствие требованиям законов РФ, указам Президента РФ, постановлениям и распоряжениям Правительства РФ;

- ориентация деятельности ФПГ на приоритетные направления государственной промышленной политики, решение актуальных социально-экономических проблем регионов РФ;

- обоснованность, реализуемость и эффективность предлагаемых производственно-финансовых схем интеграции;

- характер объединения активов участников с учетом управляемости группой со стороны центральной компании либо основного общества в случаях использования холдинговой модели для организации ФПГ;

- полнота представления, достоверность и качество оформления документов, в том числе представляемых статистических материалов.

При проведении экспертизы полномочным государственным органом в случае принятия решения о присвоении ФПГ статуса транснациональных внимание акцентируется на проектах:

- реализующих межправительственные соглашения (межгосударственные договоры) о создании финансово-промышленных групп;

- ориентированных на реализацию международных соглашений о производственной кооперации и специализации между предприятиями и отраслями РФ, государств-участников СНГ и других стран с учетом адаптированности их нормативно-правовой базы;

- включающих иностранных участников, вносящих существенный вклад в инвестирование промышленных проектов с целью повышения эффективности производства в России, расширения рынков сбыта российской продукции за рубежом.

По приведенной схеме осуществляется работа уполномоченным государственным органом по экспертизе всего комплекса документов, представленных для регистрации ФПГ, по результатам которой принимается соответствующее решение. Вместе с тем необходимо учитывать, что процедура экспертизы предполагает анализ обширного материала, затрагивающего различные области знаний. В связи с этим может возникнуть необходимость в сторонних экспертных проработках по отдельным документам.

4. Полномочный государственный орган, на который возложены в настоящее время функции по регистрации финансово-промышленных групп, наделен правом запросить экспертные заключения по документам ФПГ, обратившись в другие ведомства, организации и к их специалистам, органам исполнительной власти соответствующих субъектов Российской Федерации. Такая постановка вопроса обусловлена стремлением законодателя предоставить необходимые возможности полномочному государственному органу для получения экспертных заключений по вопросам, имеющим специальную, отраслевую или межгосударственную направленность, а также затрагивающим интересы субъектов Российской Федерации. Так, часто практикуется получение заключений (согласия) органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территориях которых расположена центральная компания (основное общество), другие наиболее крупные участники группы. Сторонние экспертные заключения рассматриваются в качестве составных элементов комплексной экспертизы представленных документов ФПГ полномочным государственным органом.

Вместе с тем окончательная оценка тех или иных выводов специалистов в экспертных заключениях по отдельным вопросам может быть сделана только в контексте общей концепции построения конкретной ФПГ. Поэтому на полномочный государственный орган и возлагается функция обеспечения консолидированной экспертизы всех требуемых в рамках действующего законодательства документов, представляемых на регистрацию конкретной финансово-промышленной группы. От качества и всесторонности данной экспертизы в немалой степени зависит реальное функционирование ФПГ в условиях конкурентной экономики. Формальное отношение к решению данной задачи чревато регистрацией таких производственно-финансовых комплексов, которые в результате не смогут реализовать всего экономического потенциала этой перспективной организационно-правовой формы консолидации промышленного и банковского капитала.

5. С учетом экспертных заключений полномочный государственный орган по результатам рассмотрения документов ФПГ должен принять решение о регистрации либо отклонении заявки об официальном признании за определенной совокупностью юридических лиц статуса созданной финансово-промышленной группы. В данном пункте необходимо обратить внимание на два значимых для завершающей стадии процедуры регистрации ФПГ обстоятельства.

Первое. В комментируемом положении статьи установлен двухмесячный срок, в течение которого должно быть принято решение по данному вопросу. Исходя из редакции текста, оно принимается именно по результатам рассмотрения представленных документов в контексте выводов, сделанных в экспертных заключениях, о важности которых говорилось выше. Следовательно, на данной стадии проводится содержательное рассмотрение каждого документа, требуемого к представлению вместе с заявкой на регистрацию ФПГ. Начало течения двухмесячного срока должно отсчитываться со дня представления полномочному государственному органу указанного пакета документов с такой заявкой. Именно в течение этого срока должны быть проведены все необходимые экспертизы с целью всестороннего анализа рассматриваемых документов на предмет соответствия установленным требованиям. Каких-либо оснований для увеличения этих сроков данной нормой не предусмотрено.

Вторым значимым обстоятельством является то, что по истечении двухмесячного срока полномочный государственный орган обязан принять решение по представленным заявителем документам на регистрацию ФПГ. Предусмотрено три возможных варианта такого решения: об отказе в регистрации ФПГ; о возврате документов ФПГ на доработку; о регистрации ФПГ. Таким образом, законодатель предусмотрел необходимость принятия указанных решений с учетом разных оснований для их вынесения. При этом важно отметить, что каждый из трех указанных вариантов решения по своей направленности имеет различные юридические последствия.

Так, решение об отказе в регистрации ФПГ свидетельствует о том, что, исходя из представленных документов по оценке полномочного государственного органа, заявленная совокупность юридических лиц не может быть признана в рамках действующего законодательства РФ финансово-промышленной группой, отвечающей установленным требованиям. Последствием такого решения может быть отказ заявителей в дальнейшем от регистрации представляемой совокупности юридических лиц в качестве ФПГ либо корректировка общей концепции такой группы, а с учетом этого подготовка другого пакета необходимых документов и их направление на рассмотрение в установленном порядке для вновь поданной заявки. В случае же несогласия заявителей с решением об отказе в регистрации ФПГ они вправе обжаловать его в суде, о чем подробнее будет сказано в комментарии к следующему пункту данной статьи.

Принятие решения о возврате документов ФПГ на доработку следует рассматривать в качестве предложения заявителю внести определенные коррективы в представленные документы. Таким образом, в подобных случаях правомочный государственный орган не исключает возможности принятия в будущем решения о регистрации ФПГ, но ставит это в зависимость от соблюдения определенных условий, выражающихся именно в доработке документов.

В связи с определенными организационно-правовыми особенностями данной стадии необходимо отметить, что положениями комментируемого Закона не установлены сроки представления и рассмотрения доработанных документов в связи с прохождением процедуры регистрации ФПГ. Вместе с тем, судя по сложившейся практике, этот пробел устраняется в рабочем порядке. Так, в решении о возврате документов ФПГ на доработку указываются сроки, в течение которых они должны быть представлены в полномочный государственный орган для продолжения процедуры их рассмотрения. На данной стадии работы, как правило, принимаются во внимание результаты первоначального анализа представленного пакета документов с учетом ранее полученных экспертных заключений и отмеченных недостатков.

6. Полномочный государственный орган в случае отказа в регистрации или при возврате документов ФПГ на доработку обязан сопроводить свое решение письменным объяснением. Данное требование обусловлено необходимостью обеспечения гарантий прав юридических лиц как хозяйствующих субъектов, связанных с созданием ФПГ, в целях кооперации своих активов и координации предпринимательской деятельности. Содержание такого письменного объяснения предопределяется характером решения. Комплексный анализ положений статей настоящего Закона и подзаконных актов о ФПГ не содержит перечня оснований, по которым можно отсрочить регистрацию либо вообще отклонить заявку, отказав группе в регистрации.

Практика показывает, что в случаях возврата на доработку документов, представленных для регистрации ФПГ, основаниями для принятия такого решения чаще всего бывают выявленные несущественные технические погрешности или отступления от установленных форм и условий содержания отдельных документов при соблюдении основополагающих требований к концепции формирования производственно-финансового комплекса данного вида. Поэтому решение о возврате документов сопровождается информационным пояснением выявленных несоответствий, представленных с заявкой материалов, указанием конкретных ошибок в оформлении либо требуемых дополнений. Нередко необходимость в такой доработке документов основывается на экспертных заключениях, в которых указывается на выявление несоответствия в организационном проекте, отклонения от требований антимонопольного законодательства, неясности по отдельным параметрам основных инвестиционных проектов либо в схемах или источниках решения заявляемых социальных задач с учетом региональных аспектов. Это письменное пояснение, акцентирующее внимание заявителя на устранении конкретных ошибок, должно быть нацелено именно на содействие в регистрации ФПГ прежде всего в пределах установленных сроков.

Иным по своей направленности и содержанию является письменное объяснение к решению об отказе в регистрации ФПГ. Обусловлено это другими правовыми последствиями данного решения. Отказ в регистрации исключает саму возможность заявляемой совокупности юридических лиц зарегистрировать их в качестве ФПГ на тех условиях, которые положены в основу формирования данного корпоративного объединения. Поэтому в характеристике мотивов принятия соответствующего решения об отказе должны быть указаны концептуальные условия, предусмотренные действующим законодательством для формирования и регистрации финансово-промышленных групп, которые фактически не были соблюдены учредителями.

К таким концептуальным условиям создания ФПГ, как уже отмечалось в комментариях к ст. 2 и 3 настоящего Закона, относятся:

- объединение в группу коммерческих организаций со статусом юридических лиц;

- объединение в группу юридических лиц с целью технологической и экономической интеграции;

- соблюдение юридическими лицами требований законодательства по их государственной регистрации как субъекта предпринимательской деятельности;

- обязательное вхождение в состав участников группы банков или иных кредитных организаций;

- возможное вхождение дочерних обществ в состав участников группы только вместе со своим основным обществом;

- построение группы по "системе участия" и предполагаемое полное или частичное объединение материальных или нематериальных активов ее участников;

- возможное вхождение юридического лица в качестве участника только в состав одной группы;

- соблюдение требований антимонопольного законодательства по уровню доминирования на федеральном или региональном рынках в соответствующих видах товаров с условием обеспечения конкурентных экономических отношений в секторах экономики.

Перечисленные условия, базирующиеся на положениях действующего законодательства, фактически являются ключевыми в оценке документов ФПГ, и их несоблюдение констатируется в обосновании при вынесении решения об отказе в регистрации группы. Именно несоответствие требованиям законодательства по отдельным условиям или нескольким из них указывается в качестве причин отказа полномочного государственного органа в удовлетворении заявки на регистрацию ФПГ. Наиболее сложным в процессе подготовки такого обоснования является прежде всего оценка социально-экономических сведений, которые должны быть представлены в документах организационного проекта ФПГ. Вместе с тем для конкретной группы в зависимости от специфики ее правовой модели, характера консолидации промышленно-финансового капитала возможны свои особенности, связанные, например, с экологическими факторами, наличие отдельных замечаний по которым в комплексе с общими противоречивыми оценками может быть основанием для принятия решения об отказе в регистрации ФПГ.

Сам факт принятия полномочным государственным органом решения об отказе в регистрации ФПГ свидетельствует только о том, что прилагаемые к заявке документы по конкретной группе не соответствуют требованиям действующего законодательства. Поэтому не исключается, что инициаторы процедуры регистрации ФПГ после устранения указанных в обосновании несоответствий вновь подают заявку для ее рассмотрения в общем порядке. В таком случае полномочный государственный орган проводит весь комплекс мероприятий, включая необходимые экспертизы, с целью подготовки и вынесения соответствующего решения в установленной форме на основании положений настоящего Закона и других актов.

7. Действия полномочного государственного органа по рассмотрению документов ФПГ и принятому им решению могут быть обжалованы в суде. В данном пункте выделены два основания для возможного обращения в судебные инстанции:

1) в случае вынесения необоснованного решения,

2) в случае нарушения сроков рассмотрения документов.

Вместе с тем для правоприменительной практики важным является правильное определение субъектного состава возможного спора и его подведомственности согласно процессуальному законодательству.

Если сопоставлять указанные основания для обращения в суд, то из них можно считать определенным с достаточной четкостью случай нарушения полномочным государственным органом сроков рассмотрения документов. Согласно п. 5 комментируемой статьи, установлен двухмесячный срок для рассмотрения представленных на регистрацию ФПГ документов со дня их подачи. Следовательно, если в этот срок не будет вынесено одно из трех указанных выше решений, а именно о регистрации группы, доработке представленных документов либо их отклонении в силу отказа в регистрации ФПГ, налицо основание для обращения в суд об обжаловании соответствующего действия (бездействия) полномочного государственного органа.

В отличие от формализованных временных рамок другого такого четко обозначенного основания для судебного обжалования действий по регистрации группы на данной стадии в настоящем Законе не содержится. Это касается прежде всего случаев принятия так называемого необоснованного решения полномочным государственным органом об отказе в регистрации ФПГ, поскольку нет законодательного определения данного понятия применительно к рассматриваемым комплексам.

Так, в правоприменительной практике нет ясности, что включает в себя понятие "необоснованное решение" по результатам рассмотрения документов той или иной группы. С одной стороны, его можно толковать как вынесение решения об отказе в регистрации ФПГ либо о возврате документов на доработку без должного, на взгляд оспаривающего лица, письменного объяснения либо при его отсутствии вообще. Однако не исключается возможность и другого толкования, когда в числе причин обжалования в суд наряду с указанными обстоятельствами может быть заявлено несогласие с доводами полномочного государственного органа, представленными в объяснение, например, отказа в регистрации ФПГ.

Представляется, что трактовка понятия "необоснованное решение" именно в совокупности указанных причин более точно отражает смысл комментируемой статьи в контексте других положений настоящего Закона и положений ГК РФ, процессуального законодательства о защите интересов субъектов предпринимательской деятельности. При этом, судя по формулировке комментируемого пункта, предметом обжалования может быть решение не только об отказе в регистрации или о возврате документов на доработку, но и о регистрации ФПГ, если оно оценивается заинтересованными лицами как необоснованное.

Для реализации права на обжалование в суде действий полномочного государственного органа по регистрации ФПГ важно установить, какой субъект может выступить заявителем по данному делу. На первый взгляд, разночтений в этом вопросе не должно быть, поскольку таким заинтересованным лицом прежде всего выступает заявитель процедуры регистрации ФПГ в случае его несогласия с полученным отрицательным решением либо в случае возврата документов на доработку. Вместе с тем нельзя исключать оспаривания решения о регистрации конкретной группы как не обоснованного третьим лицом. В качестве такового могут быть, например, не входящая в состав ФПГ коммерческая организация, чьи предпринимательские интересы представляются этому лицу ущемленными в результате принятия акта о регистрации ФПГ, либо федеральные или региональные органы исполнительной власти, а также экспертные учреждения, позиция которых не была учтена при вынесении соответствующего решения.

При обжаловании принятых решений по результатам рассмотрения документов ФПГ в качестве ответчика выступает полномочный государственный орган, на который, согласно Постановлению Правительства РФ, эти функции возложены. Поэтому недопустимы любые ссылки должностных лиц данного органа на то, что основой к принятию обжалуемого решения являются экспертные заключения сторонних организаций, которые и должны, мол, быть прямыми ответчиками. Однако, поскольку отношения по регистрации ФПГ у заявителя в соответствии с настоящим Законом в установленном порядке складываются с полномочным государственным органом, то именно его действия могут быть обжалованы в суде.

Учитывая специфику анализируемых правоотношений, когда полномочный государственный орган, реализуя определенные публичные функции, выносит одно из трех возможных решений по вопросу о регистрации ФПГ в форме ненормативного акта, действия этого органа могут быть обжалованы в арбитражных судах. Согласно ст. 27, 29 и 33 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) в редакции Федерального закона от 23 июля 2002 г. N 96-ФЗ, арбитражным судам подведомственны дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии со ст. 4 АПК РФ и положениями настоящего Закона действия полномочного государственного органа по регистрации ФПГ могут обжаловаться путем подачи заявления в арбитражный суд по месту нахождения этого органа, которое рассматривается в порядке судопроизводства. Для подтверждения установленной процессуальным законодательством подведомственности Высшим Арбитражным Судом РФ в целях разъяснения отдельных вопросов создания ФПГ для судебной практики в увязке с правилами ст. 11 ГК РФ было доведено до системы арбитражных судов письмо от 3 января 1996 г. N С1-7/03-8 "О некоторых положениях Федерального закона "О финансово-промышленных группах".

8. На основании решения полномочного государственного органа о регистрации ФПГ в подтверждение этого юридически значимого действия выдается свидетельство установленного образца с включением зарегистрированной совокупности юридических лиц как комплексного образования в государственный реестр финансово-промышленных групп. Это свидетельство является официальным документом, подтверждающим юридический факт государственной регистрации ФПГ.

Форма и содержание такого свидетельства, подтверждающего государственную регистрацию ФПГ, определены в Приложении N 3 к Положению о порядке ведения государственного реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации, утвержденному соответствующим Постановлением Правительства РФ от 22 мая 1996 г. N 621 (в ред. от 2 февраля 1998 г. N 104). Полное наименование этого документа - свидетельство о внесении в государственный реестр финансово-промышленных групп. Бланк свидетельства утвержденной формы является документом строгой отчетности. В случае утери свидетельства дубликат свидетельства выдается полномочным государственным органом в установленном порядке. Содержание свидетельства включает указание о его выдаче поименованной финансово-промышленной группе в том, что группа юридических лиц, включенных в Перечень, согласно Приложению, внесена в государственный реестр ФПГ в качестве участников указанной группы на конкретную дату и получила соответствующий регистрационный номер. Свидетельство заверяется подписью должностного лица полномочного государственного органа в ранге заместителя министра и скрепляется его печатью.

Данным пунктом предусмотрено, что в выдаваемом свидетельстве обязательно отражаются организационно-правовая специфика ФПГ в зависимости от состава ее участников, в том числе с включением иностранного юридического лица, и основания создания комплекса. Так, полное наименование ФПГ обязательно включает слова "финансово-промышленная группа", "транснациональная финансово-промышленная группа", "межгосударственная финансово-промышленная группа". При этом признано равноправие, а в контексте рассматриваемого вопроса, точнее сказать, тождественность словосочетаний "финансово-промышленная" и "промышленно-финансовая". Свидетельство по своей сути является документом, который служит официальным подтверждением совершения регистрационного действия путем внесения соответствующей записи в реестр, что является фактом признания государством создания данной ФПГ в качестве совокупности юридических лиц, объединенных в порядке и на условиях, предусмотренных действующим законодательством.

Необходимо обратить внимание на положение данного пункта о недопустимости использования слов "финансово-промышленная" в наименовании любого юридического лица, входящего в состав участников ФПГ, за исключением центральной компании группы. Следовательно, организации, внесенные в Перечень юридических лиц-участников ФПГ, который является обязательным приложением к свидетельству о внесении в государственный реестр финансово-промышленных групп, не вправе в своем наименовании указывать на свое вхождение в состав группы. В результате этого запрета складывается ситуация, когда участники ФПГ, могущие по официальной регистрации входить, согласно ст. 3 настоящего Закона, в состав только одной группы, фактически лишены права позиционировать себя структурами признанного государством производственно-финансового комплекса. Данный вопрос представляется также актуальным прежде всего с позиции требований антимонопольного законодательства для субъектов предпринимательства, не входящих в состав участников конкретной ФПГ, с учетом их интересов на товарных и финансовых рынках.

Такой подход в определенной степени был бы оправдан, если бы в настоящем Законе не предусматривалось, как уже отмечалось, ограничение на участие более чем в одной ФПГ. Кроме того, другие субъекты конкурентных отношений в условиях рынка лишены необходимой информации в отношении участников ФПГ, потенциально имеющих возможность координировать свою деятельность и консолидировать активы, что уже следует расценивать как противоречие базовым принципам антимонопольного законодательства. Поэтому в этом вопросе требуется корректировка данного пункта путем внесения в настоящий Закон соответствующих поправок в контексте выдвинутых предложений. Для полноты учета и обеспечения информационной точности представляется также целесообразным дополнить настоящую статью положением о направлении полномочным государственным органом информации в Госкомстат России и Банк России о регистрации каждой ФПГ либо об исключении ее из соответствующего реестра. Такая информация должна содержать в себе сведения о дате и номере регистрации группы, ее организационной структуре и составе участников, изменениях в реестре в действующих ФПГ в связи с ликвидацией отдельных групп.

9. Правительству РФ предоставлено право устанавливать особенности государственной регистрации ФПГ, не урегулированные настоящим Законом. Это условие корреспондирует с уже рассмотренным п. 3 ст. 1, согласно которому Правительству РФ предоставлены определенные полномочия в принятии нормативных правовых актов по отдельным вопросам регулирования отношений в связи с созданием, деятельностью и ликвидацией ФПГ. Однако следует учитывать, что в комментируемом пункте акцент сделан на двух моментах, а именно на особенностях регистрации ФПГ и на случаях их неурегулированности данным Законом. Следовательно, для реализации Правительством РФ своих полномочий в этом вопросе необходимо совпадение указанных моментов.

Так, в настоящем Законе не определен конкретный орган государственной исполнительной власти, который полномочен рассматривать документы, представляемые для регистрации ФПГ. Поэтому Правительство РФ на основании своей компетенции в рамках данного пункта специальными актами, как правило, в форме постановления, уполномочивает то или иное федеральное ведомство на осуществление регистрационных функций и ведение реестра ФПГ. Исходя из особенностей этой процедуры для ФПГ по сравнению с государственной регистрацией юридических лиц, механизм которой определен в соответствующем Законе о регистрации юридических лиц, Правительство РФ в своих актах детализирует отдельные аспекты регулирования порядка подачи и рассмотрения устанавливаемого перечня документов для финансово-промышленных групп с учетом специфики регистрации таких производственно-финансовых систем. При этом должна учитываться одна из характерных черт этих комплексов - ФПГ как совокупность самостоятельных организаций в целом статусом юридического лица не наделяется.

 

Статья 6. Государственная регистрация изменений условий договора о создании финансово-промышленной группы

1. Включаемый в пакет обязательных документов на государственную регистрацию ФПГ договор о создании финансово-промышленной группы рассматривается в качестве ключевого акта в определении организационно-правовой модели этого комплекса, объединяющего как корпоративные, так и унитарные предприятия. Такая его значимость обусловлена самой природой ФПГ как системы производственно-финансового характера, формируемой на базе договорных принципов о совместной деятельности совокупности юридических лиц. Именно в нем юридически закрепляется согласованная воля субъектов предпринимательской деятельности, включаемых в состав ФПГ, с определением существенных условий кооперирования их активов.

Не останавливаясь на особенностях правовой природы и содержании этого договора, который будет детально рассмотрен в комментарии к ст. 7 настоящего Закона, отметим обязательность государственной регистрации изменений его условий. При этом, если исходить из редакции данного пункта, можно сделать вывод, что подлежат регистрации изменения как условий самого договора о создании ФПГ, так и состава участников группы. Следовательно, возможны случаи, когда могут быть внесены изменения в условия договора без каких-либо корректив состава участников группы, и наоборот. Вместе с тем допустимы ситуации совпадения по времени указанных вариантов изменений в силу их взаимосвязи.

Так, в связи с выходом из состава ФПГ одного из участников и вхождением другого либо сокращением или увеличением состава группы возможны изменения таких, например, факторов, как объем, порядок и условия объединения активов, включаемых в анализируемый договор. В то же время следует констатировать, что прямой зависимости изменений условий договора о создании ФПГ и состава участников группы не прослеживается, что подтверждает обособленность этих регистрационных факторов в закреплении организационно-правовой структуры данного вида корпоративного объединения.

Государственная регистрация изменений условий договора о создании ФПГ и состава ее участников возложена на соответствующий полномочный государственный орган. Следовательно, эту функцию выполняет тот же орган, который осуществляет первичную регистрационную процедуру финансово-промышленных групп согласно ст. 5 настоящего Закона. Вместе с тем в самом тексте этого акта, как и в подзаконных актах, не определена процедура регистрации изменений базовых условий договора о создании ФПГ, когда они не касаются состава участников группы, что будет предметом специального рассмотрения далее. Однако, если следовать общей логике настоящего Закона, то полномочный государственный орган может провести в таких случаях экспертизу текста измененного договора о создании ФПГ в контексте других документов, представленных при регистрации конкретной группы, на предмет соответствия положениям действующего законодательства внесенных в этот договор корректив.

При положительной оценке полномочный государственный орган принимает решение о регистрации изменений к договору о создании ФПГ с соответствующей отметкой и указанием даты внесения корректив на представленных экземплярах самого текста, что важно для определения начала действия этого договора в обновленном виде. С момента регистрации в установленном порядке изменений договора о создании ФПГ государство в лице своего полномочного органа констатирует легитимность этого договора в части внесенных в него изменений, в том числе признает утратившими регулятивное действие его измененных условий в прежней их редакции. Это обстоятельство имеет важное правоустанавливающее значение как для самих участников ФПГ и ее центральной компании, так и для всех третьих лиц, включая взаимодействующие с группой федеральные и региональные органы исполнительной власти, а также инвестиционные компании и другие заинтересованные субъекты предпринимательства.

2. Специальный режим установлен для регистрации изменений состава участников финансово-промышленной группы. Такое изменение может выразиться в сокращении либо увеличении численности участников группы, а также в выходе из состава ФПГ одних участников и вхождении других. В результате обновления состава группы может произойти не только количественное, но и качественное изменение всей концепции производственно-финансовой организации конкретной ФПГ, что диктует необходимость учета как динамики развития такого комплекса, так и возможной увязки этого процесса с федеральными либо региональными программами развития отраслевой экономики.

Целесообразность учета отмеченных аспектов обусловлена прежде всего требованиями антимонопольного законодательства с позиции обеспечения конкурентной среды для субъектов предпринимательской деятельности в стране с рыночной экономикой. Именно этим, надо полагать, и продиктована необходимость регистрации изменений в составе участников ФПГ на основании, как предусмотрено данным пунктом, заключения федерального антимонопольного органа. В процессе подготовки соответствующего заключения антимонопольный орган оценивает рассмотренное изменение состава участников ФПГ в контексте положений действующего законодательства, закрепляющего принципы равных возможностей для предпринимательских структур в том или ином рыночном секторе и исключающего какие-либо соглашения по разделу сфер экономического влияния в ущерб другим участникам рынка.

Таким образом, антимонопольный орган в своем заключении на предмет отсутствия или наличия несоответствия оценки состава участников конкретной ФПГ требованиям антимонопольного законодательства и определяет допустимую возможность для полномочного государственного органа внести изменения в Перечень участников соответствующей финансово-промышленной группы, являющийся обязательным приложением к свидетельству о внесении данной группы в федеральный реестр ФПГ. Других оснований для принятия этого решения о государственной регистрации изменений состава участников ФПГ не предусмотрено.

Вместе с тем полномочный государственный орган, исходя из перечня обязательных документов, предусмотренных п. 2 ст. 5 настоящего Закона, вправе затребовать на новых участников ФПГ нотариально заверенные копии свидетельства о регистрации, учредительных документов, копии реестров акционеров АО. Это необходимо для подтверждения правоспособности регистрируемого участника группы с целью определения его статусности как юридического лица, установления факта его государственной регистрации в зависимости от организационно-правовой формы согласно порядку, установленному действующим законодательством.

3. Комментируемая статья предусматривает случай повторной государственной регистрации ФПГ. Причиной возбуждения такой процедуры могут послужить отдельные изменения условий договора о создании ФПГ. В качестве определяющего фактора для этого случая предусмотрено изменение только существенных условий рассматриваемого договора. Однако данной нормой не установлено, какие условия такого договора следует расценивать как существенные, что вызывает определенные затруднения в правоприменительной практике. Вместе с тем, если придерживаться логики положений предпринимательского законодательства о совместной деятельности (ст. 1041 ГК РФ) в контексте норм настоящего Закона, и прежде всего его ст. 7, необходимо отметить, что ряд таких условий перечислены в этой статье в качестве определяющих, которые в обязательном порядке отражаются в договоре, другие же устанавливаются по усмотрению участников ФПГ исходя из ее целей и задач.

Следовательно, оправдан вывод о том, что перечисленные в ст. 7 настоящего Закона условия можно расценивать в качестве определяющих для установления регулятивного механизма договора о создании ФПГ.

В их числе указывается:

- наименование ФПГ;

- порядок и условия учреждения центральной компании ФПГ;

- порядок образования, объем полномочий и другие условия деятельности совета управляющих ФПГ;

- объем, порядок и условия объединения активов;

- цель объединения участников;

- срок действия договора.

Однако названные условия рассматриваемого договора по сравнению с условиями упомянутого сходного с ним договора о совместной деятельности имеют определенные различия, вызванные прежде всего их особенностями в целевом назначении. Если договор о совместной деятельности (простого товарищества) явно ориентирован на извлечение прибыли, то договор о создании ФПГ в основном имеет консолидирующую и организационную направленность. Подробнее особенности правовой природы договора о создании ФПГ и его отдельные элементы анализируются в комментарии к ст. 7 настоящего Закона.

Вместе с тем при определении признаков существенных условий договора о создании ФПГ необходимо исходить из комплексной оценки положений гл. 9 "Сделки" (ст. 153-165) и гл. 27 "Понятия и изменения договора" (ст. 420-453) ГК РФ. Так, абз. 2 п. 1 ст. 432 Кодекса к существенным условиям договора относит условия о предмете договора, условия, названные в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

С целью более точной характеристики этого основания для повторной государственной регистрации ФПГ необходимо прежде всего определить критерии отнесения тех или иных условий договора о создании ФПГ к существенным. В этом вопросе исходным принципом для правоприменительной практики в контексте положений действующего законодательства о предпринимательской деятельности является признание договора заключенным, если между его сторонами в требуемой в установленных случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям. Для предпринимательского договора к таким условиям относятся прежде всего условие о предмете договора, а также ряд других условий, которые признаны существенными законодательством или необходимыми для соответствующей разновидности таких договоров с учетом волеизъявления их сторон.

Анализ положений указанной ст. 432 ГК РФ, устанавливающей порядок определения существенных условий договора, в том числе в сфере предпринимательства, показывает, что законодатель в целом не стремится дать детальную и развернутую характеристику существенных условий договора, предоставляя широкие возможности сторонам договора в зависимости от его вида. Так, для ряда договоров наряду с предметом существенными являются условия, например, о передаче имущества, о выполнении определенных работ, о цене, о сроках исполнения конкретного обязательства либо о времени (периоде) действия договора. Последнее наряду со специфичным предметом договора о создании ФПГ и его целью представляет особую актуальность для определения существенных условий с учетом организующей роли договора, а также выполняемых им регулятивных функций во взаимодействии участников таких производственно-финансовых комплексов.

В случаях, когда в законе или ином нормативном правовом акте, определяющем регулирование того или иного вида договорных отношений, указаны условия, которые отнесены к обязательным, они признаются существенными в силу закона. Отсутствие одного из них в тексте соответствующего соглашения является основанием для признания такого договора незаключенным. Следовательно, с учетом отмеченных признаков определения условий договора в качестве существенных в сопоставлении с условиями, перечисленными в ст. 7 настоящего Закона, применительно к договору о создании ФПГ необходимо отметить, что для этого соглашения существенные условия предусмотрены комментируемым законом. Таким образом, перечень существенных условий договора о создании ФПГ не может быть сокращен, поскольку каждое из них признается таковым в силу закона.

Судя по формулировке комментируемого пункта, повторной государственной регистрации подлежит ФПГ в случаях изменения любого из существенных условий договора о создании этой группы либо той или иной их совокупности. В результате может сложиться ситуация, когда только при смене наименования группы с сохранением в неизменном виде других существенных условий договора о создании ФПГ потребуется прохождение повторной регистрации ФПГ. Другим важным аспектом рассматриваемого вопроса является точное определение организационного содержания процедуры перерегистрации. Если исходить из буквального толкования анализируемой нормы, то можно сделать вывод, что процедура перерегистрации в основе своей совпадает с процедурой первичной регистрации ФПГ, включая представление и рассмотрение необходимых документов, вынесение решения по ним на основании экспертных заключений.

Однако в правоприменительной практике решение этого вопроса всегда увязывается с конкретным изменяемым условием, относимым к существенным. Например, в случаях изменения объема, порядка и условий объединения активов участников ФПГ либо целей их объединения потребуется кардинальная переработка организационного проекта группы с его последующей детальной экспертизой. При определении возможных сроков проведения повторной государственной регистрации ФПГ необходимо исходить из установленного для регистрации двухмесячного срока, поскольку специально для данной процедуры в настоящем Законе иных временных рамок не предусмотрено. Таким образом, в случаях, когда возникает необходимость в повторной регистрации ФПГ в связи с изменениями существенных условий договора о создании ФПГ, это осуществляется в рамках общей процедуры и сроков, установленных для первичной регистрации уже действующей финансово-промышленной группы.

 

Статья 7. Договор о создании финансово-промышленной группы

Процедура формирования каждой ФПГ обусловлена многими факторами, основными из которых являются, как уже отмечалось в комментарии к ст. 2, 3 и 4 настоящего Закона, цели и задачи создаваемой группы, состав ее участников и характер консолидации их активов с учетом модели построения того или иного производственно-финансового комплекса. В случаях создания ФПГ по "системе участия" формой закрепления порядка организации и принципов регулирования правоотношений между юридическими лицами, выступающими в качестве субъектов предпринимательской деятельности и входящими в состав ФПГ, настоящей статьей предусмотрен договор о создании финансово-промышленной группы. Он используется для фиксирования комплекса согласованных условий, имеющих определяющее значение в регулировании прежде всего организационных отношений. Ему отводится ключевая роль в пакете документов, представляемых для государственной регистрации ФПГ.

Для качественной подготовки договора о создании ФПГ необходимо учитывать ряд его особенностей по сравнению с другими видами договорных форм в сфере предпринимательства. В настоящем Законе термин "договор" используется для обозначения возникших обязательственных отношений между участниками конкретной ФПГ на основании соответствующего юридического факта, выражающегося в заключении соглашения о вхождении в состав группы. Его назначением, как и любого другого договора, является закрепление оснований возникновения, изменения или прекращения правоотношения, а также фиксирование самого обязательства между конкретными субъектами предпринимательства.

Определяя обязательственную природу договора о создании ФПГ, следует исходить из его функций, субъектного состава и характера регулятивного воздействия на участников складывающихся отношений в связи с формированием и функционированием самой группы. При этом важно учитывать его целевую направленность в правовой организации взаимодействия нескольких юридических лиц, объединяющих свои активы для совместной деятельности в определенной сфере как для основной задачи создаваемого производственно-финансового комплекса. Следовательно, по своим сущностным чертам этот договор ориентирован на регулирование именно совместной деятельности, имущественную базу которой составляет полное или частичное суммирование активов участников группы.

С учетом критериев оценки договоров, вытекающих из положений ГК РФ, в числе характерных черт договора о создании ФПГ проявляется его многосторонность, поскольку он заключается с участием нескольких юридических лиц, которые имеют взаимный интерес, обусловленный общей целью их совместной деятельности. На этот аспект следует обращать внимание в правоприменительной практике, поскольку в рассматриваемом договоре нет традиционного разделения на активную и пассивную стороны, наблюдаемого в двустороннем договоре. В многостороннем договоре все участники находятся в равном юридическом положении, имея по отношению к друг другу как права, так и обязанности*(114).

Другим важным определяющим моментом договора о создании ФПГ как многостороннего обязательства является присущая ему возмездность, поскольку для него характерно наличие связи между внесенными участниками финансово-промышленной группы активами для ведения совместной деятельности и полученными в результате этого доходами. Исходя из такой оценки рассматриваемого договора в общей классификации договоров, согласно положениям ГК РФ, на возмездные и невозмездные, необходимо в его тексте не только определять условия о порядке объединения имущества или средств участников группы, но и закрепить механизм распределения полученных доходов от их совместной деятельности в системе ФПГ.

Для договора о создании ФПГ существенным является определение момента совершения сделки, в целях которой заключается этот многосторонний договор между несколькими юридическими лицами. Сложилось традиционное деление договоров на консенсуальные*(115) и реальные*(116) в зависимости от способа совершения договора, что прослеживается как в нормотворческой, так и в судебной практике. В качестве консенсуального признаются договоры, заключение которых считается состоявшимся при проявлении (закреплении) самого факта согласия на их реализацию. В отличие от консенсуальных для реальных договоров факт признания их заключенными связывается с передачей вещи.

По своей целевой направленности, порядку заключения и механизму реализации договор о создании ФПГ имеет основные черты консенсуального договора, поскольку он считается заключенным именно с момента достижения согласия между участниками ФПГ и закрепления соответствующего волеизъявления сторон путем подписания единого документа. Вместе с тем этому договору присущи и элементы реального договора, поскольку те же имущественные правоотношения между участниками ФПГ по использованию совместных активов и получению части доходов в результате такой деятельности могут возникнуть только после передачи конкретных вещей либо определенных денежных средств.

Специфика договора о создании ФПГ в сопоставлении с другими обязательствами приводит к выводу о том, что по своей юридической природе он ближе всего к договору о совместной деятельности (простого товарищества), предусмотренной в гл. 55 (ст. 1041 и др.) ГК РФ. Однако для рассматриваемого договора характерна своя специфика, которая обусловлена фактической его комплектностью и особым субъектным составом. Имеется в виду соединение в нем элементов организационного договора, включая координационные функции, в том числе в вопросах объединения активов участников ФПГ, и договора о совместной их деятельности, с определением порядка распределения получаемых доходов и механизма ответственности. При этом необходимо подчеркнуть, что в отличие от классического простого товарищества в состав участников ФПГ по договору о ее создании могут входить только юридические лица.

Для адекватности оценки рассматриваемого договора как инструмента регулирования отношений в сфере предпринимательства важным является точное определение его допустимой формы в соответствии с положениями действующего законодательства. В самом тексте комментируемой статьи эта форма не установлена. В то же время если ее определить в контексте положений как настоящего Закона, так и норм ГК РФ, то следует констатировать, что договор о создании ФПГ должен заключаться путем подписания единого документа в письменной форме лицами, уполномоченными каждым участником группы. Это диктуется прежде всего ст. 161 ГК РФ, согласно которой договоры, заключаемые между юридическими лицами либо с их участием, должны совершаться в письменной форме. Другим важным обстоятельством является требование п. 2 ст. 5 настоящего Закона представить для государственной регистрации ФПГ в числе документов договор о создании группы, что возможно только в случае его письменного оформления.

Определяя особенности договора о создании ФПГ в сопоставлении с другими видами договоров, с учетом специфики его содержания и субъектного состава целесообразно при подготовке и согласовании его условий за основу брать обеспечение им регулятивности взаимодействия участников группы. При этом данные функции рассматриваемого договора должны охватывать не только создание ФПГ и сам процесс ее деятельности, но и возможные случаи ответственности участников группы по обязательствам в интересах комплекса, что детально рассматривается в комментарии к ст. 14 настоящего Закона.

Исходя из указанного назначения договора о создании ФПГ, определяются его стороны, структура и содержание. В соответствии с п. 1 ст. 3 настоящего Закона сторонами этого договора выступают юридические лица, представители которых подписали его, подтвердив таким образом волеизъявление субъекта предпринимательской деятельности о вхождении в состав ФПГ в качестве участников группы. Как показывают результаты анализа практики заключения таких договоров, все они фактически являются многосторонними, поскольку заключаются участниками в количестве свыше двух. Другой важной чертой в характеристике договора о создании ФПГ является его направленность на фиксирование свободного волеизъявления его участников на создание ФПГ в рамках положений настоящего Закона. И наконец, договор о создании ФПГ является рамочным актом, которым предопределяется соотношение имущественных интересов участников группы как совокупности юридических лиц, нацеленных на интеграцию своих активов и координацию своей деятельности в определенных сферах предпринимательства в рамках законодательства о конкуренции на товарных и финансовых рынках.

В соответствии с данной статьей в договоре о создании ФПГ должен быть отражен ряд условий, которые специально в ней выделены. Как уже было отмечено в комментарии к ст. 6 настоящего Закона, эти условия признаются существенными и являются ключевыми для определения правовой организации каждой ФПГ, создаваемой по "системе участия". В числе первых из этих условий значится определение наименования финансово-промышленной группы. Простое на первый взгляд условие о наименовании финансово-промышленной группы является юридически значимым прежде всего с точки зрения позиционирования конкретной ФПГ в качестве определенной совокупности юридических лиц, зарегистрированной в установленном государством порядке в форме производственно-финансового комплекса для ведения согласованной предпринимательской деятельности в определенном рыночном секторе страны или региона. Каких-либо единых требований к критериям выбора наименования конкретной ФПГ действующим законодательством не установлено. В результате учредители по взаимному согласованию определяют наименование каждой группы исходя, как правило, из специфики прежде всего профиля такого производственно-финансового комплекса либо целей деятельности создаваемого объединения юридических лиц или их регионального размещения.

Так, ФПГ с наименованием "Русхим" создавалась при участии 20 юридических лиц из различных регионов России, специализирующихся на производстве и потреблении продукции химической промышленности, а также банков, оказывающих соответствующие услуги предприятиям данного сектора экономики. В отличие от этой ФПГ есть группы с явно выраженным региональным характером, когда наименования объединяющихся предприятий и кредитных организаций одного субъекта Российской Федерации отражают их местонахождение с размещением производственных мощностей участников и юридическим адресом в определенном регионе страны. Таким примером может служить ФПГ "Уральские заводы", включавшая на момент создания в свой состав 12 производственных предприятий, научно-исследовательский институт (НИИ), страховую компанию, инвестиционный фонд, два банка с местом расположения в городах Ижевск, Сарапул и Глазов Республики Удмуртия.

В выборе наименования ФПГ фактически не наблюдается дублирования фирменного наименования кого-либо из ее участников, хотя такого исключать нельзя*(117), поскольку прямого запрета на этот счет в настоящем Законе не предусмотрено. Вместе с тем в наименовании ФПГ, зарегистрированной как транснациональная финансово-промышленная группа, обязательно указание на ее принадлежность к данной разновидности. Это предусмотрено п. 1 и 2 ст. 4 настоящего Закона, что также характерно для наименования межгосударственной (международной) ФПГ. В качестве примера можно привести Межгосударственную финансово-промышленную группу "Интеррос", получившую этот статус и, следовательно, наименование исходя из своего транснационального характера по составу участников в соответствии с указанным ранее одноименным Постановлением Правительства РФ от 10 сентября 1995 г. N 188.

Одним из главных условий договора о создании ФПГ является определение порядка формирования ее центральной компании. Назначение центральной компании ФПГ обусловлено спецификой экономико-правовой организации механизма управления деятельностью юридических лиц, вошедших в состав такого промышленно-финансового комплекса. При формулировании этого условия договора необходимо учитывать три ключевых требования к центральной компании ФПГ, установленных настоящим Законом.

Центральная компания учреждается только в статусе юридического лица. Такая постановка обусловлена кругом функций, которые возлагаются на эту структуру как при создании ФПГ, так и в процессе ее деятельности, поскольку для решения поставленных задач центральная компания должна иметь возможность самостоятельно, от своего имени участвовать в различных правоотношениях. При этом содержание таких правоотношений диктуется прежде всего назначением центральной компании в системе ФПГ как юридического лица, уполномоченного на ведение дел конкретной финансово-промышленной группы.

Таким образом, основное назначение центральной компании ФПГ заключается в решении специальных задач, что и отличает ее от других юридических лиц, входящих в состав группы в качестве участников. Под эти задачи для центральной компании в каждой конкретной группе ее учредителями определяется перечень основных функций. Следовательно, именно юридические лица, вошедшие в состав ФПГ, уполномочивают центральную компанию на ведение дел, что подробно рассматривается в комментарии к ст. 11 настоящего Закона. Вместе с тем в договоре о создании ФПГ должна быть закреплена выбранная учредителями организационно-правовая форма центральной компании, которая прежде всего зависит, как показывает практика, от целей образования и модели построения конкретной группы. Согласно комментируемой статье, допускается создание центральной компании в форме хозяйственных обществ, а также ассоциаций, союзов, детальная характеристика которых дана далее в комментарии к п. 2 ст. 11.

В договоре о создании ФПГ необходимо отразить порядок образования, объем полномочий и другие условия деятельности совета управляющих финансово-промышленной группы - высшего органа управления такого корпоративного объединения. Анализ результатов практики формирования данного органа показывает, что при определении порядка его образования в договоре отражается условие о делегировании каждым участником группы своего представителя в состав совета управляющих ФПГ на определенный срок. Каких-либо ограничительных требований по должностному уровню представителей участников в совете управляющих ФПГ и срокам их полномочий настоящим Законом не устанавливается, что корреспондирует с правом самих учредителей решать данные вопросы согласно п. 2 ст. 10 комментируемого акта по своему усмотрению. Однако в договоре о создании группы в обязательном порядке должна быть отражена согласованная воля именно всех учредителей ФПГ по таким процедурным вопросам.

Другим важным аспектом этого условия рассматриваемого договора является установление объема полномочий совета управляющих ФПГ. В его определении необходимо исходить из законодательно закрепленного в п. 1 ст. 10 настоящего Закона признания за этим коллегиальным образованием статуса высшего органа управления ФПГ, а также целесообразно учитывать специфику конкретной группы исходя из ее целей и решаемых задач, характера объединения активов и состава участников, порядка их взаимодействия с центральной компанией.

Правоприменительная практика показывает, что в числе полномочий совета управляющих ФПГ в договоре целесообразно определять порядок организации:

- контроля за выполнением задач созданной группы на отдельных этапах ее деятельности;

- анализа и контроля за использованием объединенных активов участников в соответствии с целями группы;

- контроля за выполнением каждым из участников группы взятых на себя обязательств по договору о создании ФПГ;

- решения вопросов об изменении состава участников и корректировке организационного проекта ФПГ.

Приведенный перечень может меняться в зависимости от организационно-правовых особенностей конкретной группы, степени централизации в ней управленческих, маркетинговых, сбытовых и иных функций, характера кооперационных связей участников между собой, а также с учетом других обстоятельств.

В договоре о создании ФПГ должно быть специально определено условие о порядке внесения изменений в состав участников группы. Такие изменения могут быть вызваны как вхождением в состав группы новых участников, так и выходом из нее ранее зарегистрированных, в том числе в результате их реорганизации, повлекшей слияние или присоединение либо ликвидацию в случаях несостоятельности (банкротства). При определении этого порядка необходимо исходить из самой природы договора о создании ФПГ, предполагающей закрепление согласованного волеизъявления каждого участника группы (его собственника или учредителя) о вхождении в ее состав.

Для случаев вхождения новых участников в договоре о создании ФПГ необходимо предусмотреть, что в таких случаях обязательным должно быть согласие каждого из ранее включенных и зарегистрированных в составе группы участников. Подтверждение данного факта может быть осуществлено путем голосования на заседании совета управляющих ФПГ с отражением в протоколе соответствующего решения либо в опросном порядке с соблюдением формы документального закрепления такой процедуры.

В случаях выхода участника из состава группы целесообразно установить предварительный срок и порядок подачи информационных документов о намерении конкретного юридического лица, являющегося участником ФПГ, выйти из состава группы. Под предварительным сроком в данном случае имеется в виду временной промежуток с момента подачи соответствующего заявления до даты выхода из состава группы, в течение которого должно быть завершено юридическое оформление процедуры выхода, включая решение вопросов имущественного порядка в части внесенных этим участником активов с целью организации деятельности ФПГ. Как правило, согласно складывающейся практике, эти документы представляются в центральную компанию, на которую возлагаются функции по предварительной проработке вопроса по оформлению процесса выхода конкретного юридического лица из числа участников группы с последующим рассмотрением его для утверждения на совете управляющих ФПГ.

Одно из главных назначений договора о создании ФПГ заключается в определении объема, порядка и условий объединения активов участников группы. Именно объединяемые активы в порядке их консолидации свидетельствуют о характере участия конкретного юридического лица из состава ФПГ в освоении того или иного совместного инвестиционного проекта. При этом в Законе не установлено каких-либо обязательных нормативов минимального или максимального объема такого объединения активов. Следовательно, участники вправе сами определять как объемы, так и виды объединяемых активов исходя из целей создаваемой ФПГ и достигнутых договоренностей между собой в согласованных долях (частях) либо стоимостном выражении.

В части закрепления в анализируемом договоре порядка объединения активов целесообразно прежде всего исходить из необходимости определения формы внесения части своих активов каждым конкретным участником, будь это в виде установленной денежной суммы либо, например, путем передачи права пользования основными средствами производства или объектами интеллектуальной собственности. Необходимо также закрепить процедуру передачи части своих активов каждым участником ФПГ в соответствии с требованиями действующего законодательства с использованием предусмотренных форм в целях обеспечения надлежащего бухгалтерского учета движения этого имущества. Другим аспектом рассматриваемого вопроса является адресное определение субъекта, которому активы передаются. Это может быть как центральная компания, так и отдельные участники группы либо специально созданные фонды в зависимости от профиля их деятельности и целевого назначения активов. Например, активы в форме денежных средств могут аккумулироваться на специальных счетах коммерческих банков, входящих в систему группы.

Комментируемой статьей специально предусмотрена необходимость отражения в договоре целей объединения участников. Следовательно, в нем в обязательном порядке как существенное условие должна быть зафиксирована цель создания конкретной финансово-промышленной группы путем технологической или экономической интеграции ее участников для реализации конкретных инвестиционных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта продукции отдельных видов. Закрепление целевой установки финансово-промышленной группы в договоре о ее создании является значимым юридическим фактом, с учетом которого принимаются решения полномочным государственным органом как о государственной регистрации ФПГ либо перерегистрации, так и о ее ликвидации.

Срок действия договора о создании ФПГ, будучи его обязательным условием, как правило, не устанавливается в жесткой привязке к определенному промежутку времени либо конкретной дате, хотя это не следует исключать, если участники сочтут такой подход целесообразным. Чаще период действия договора о создании ФПГ фиксируется как бессрочный. В случаях, когда точно установлен срок действия договора, например три года с даты регистрации ФПГ, нередко вводится дополнительная оговорка о возможном его продлении (пролонгации) участниками группы на аналогичный период в порядке, установленном в договоре. Довольно распространенным при формировании такой оговорки является использование так называемого правила умолчания, суть которого в том, что если ни одна из сторон в течение какого-либо определенного срока до истечения времени действия договора либо после его истечения не заявила о своем выходе из договора, то он продолжает действовать на прежних условиях.

Наряду с обязательными условиями в договоре о создании ФПГ ее участниками, исходя из специфики целей и задач конкретной финансово-промышленной группы, могут быть установлены и другие условия, которые принято именовать факультативными. Однако в таких случаях должно быть соблюдено требование о соответствии этих условий законодательству Российской Федерации. Следовательно, изначально определены границы, в пределах которых другие условия могут дополнять установленное содержание договора о создании ФПГ с отражением в нем существенных условий.

 

Статья 8. Организационный проект финансово-промышленной группы

1. Организационный проект ФПГ - это целый пакет документов, в которых содержатся сведения, характеризующие деятельность создаваемой группы в различных ее аспектах. Данный пакет представляется центральной компанией ФПГ в полномочный орган в порядке, предусмотренном ст. 5 настоящего Закона, для проведения процедуры регистрации каждой группы.

Суть организационного проекта заключается в отражении в нем совокупности необходимых сведений о конкретной ФПГ, а именно в определении целей и задач создаваемой группы, предполагаемых к освоению инвестиционных и других программ, планируемых экономических, социальных и других результатов деятельности финансово-промышленной группы.

Анализ практики составления организационных проектов по создаваемым с 1993 г. отечественным ФПГ с учетом соответствующих рекомендаций федеральных органов исполнительной власти, и прежде всего полномочных государственных органов, показывает, что такие проекты представляют собой комплекс материалов расчетно-экономического характера. К ним прилагаются пояснения порядка организации работы группы как совокупности объединяемых юридических лиц в том или ином секторе рыночной экономики на конкурентных началах при условии решения определенных социальных, экологических и других задач в интересах определенных регионов своего размещения. Поэтому сам процесс подготовки организационного проекта отдельных ФПГ состоит чаще всего из двух основных стадий: так называемой подготовительной и фактически основной.

Подготовительная стадия, которую можно еще определить как стадию выработки общей концепции создаваемой группы, ориентирована на проработку вопросов социально-экономической целесообразности ФПГ с привязкой к исходным принципам и к ее формированию, а также с учетом требований существующей регистрационной процедуры для таких комплексов. На этой стадии производится предварительное определение круга возможных участников создаваемой ФПГ с оценкой целесообразности их включения в состав группы и заинтересованности в этом с учетом ее концепции создания и деятельности в рамках положений действующего законодательства, включая нормы настоящего Закона.

Следует особо подчеркнуть значимость рассматриваемой стадии для квалифицированного составления организационного проекта с целью исключения возможных ошибок в выборе участников группы, осуществляемом в соответствии с ее задачами и предъявляемыми к ним требованиями. Так, нередко в круге предполагаемых к включению в состав группы участников рассматриваются коммерческие организации, не отвечающие юридическим параметрам, предусмотренным ст. 3 настоящего Закона. Например, инициируется включение унитарных предприятий в ФПГ без согласования с министерством (органом), уполномоченным Российской Федерацией или ее субъектом представлять интересы государства в качестве собственника имущества. Другой распространенной ошибкой в таких случаях является допустимость инициаторами создания ФПГ возможного вхождения в состав группы дочерних хозяйственных обществ без своих основных обществ, что исключается настоящим Законом (п. 5 ст. 3).

В результате таких ошибок на первой так называемой предварительной стадии разработки оргпроекта ФПГ в его исходные данные заранее закладываются показатели, которые с учетом норм действующего законодательства можно расценить как порочные. Это в конечном итоге приводит к задержке в регистрации ФПГ в связи с отклонением соответствующей заявки из-за допустимых ошибок в процессе подготовки организационного проекта, что требует его переработки. Поэтому инициаторам формируемой группы на предварительной стадии, еще до юридического оформления такого документа, как договор о создании конкретной ФПГ, следует тщательно проработать вопрос о круге ее возможных участников с позиции соответствия каждого из них всем требованиям, установленным действующим законодательством.

Вторая, фактически основная стадия по составлению оргпроекта ФПГ заключается прежде всего в подготовке на базе экономико-прогнозных материалов по отдельным участникам группы сводных показателей и программ деятельности формируемого производственно-финансового комплекса в увязке с общей концепцией и организационно-экономическим механизмом совместной деятельности его участников в соответствующем сегменте регионального, федерального либо транснационального рынка*(118). Именно на данной так называемой проектной стадии и формируется базовый набор документов по создаваемой ФПГ, который в последующем направляется на экспертизу в процессе прохождения регистрации группы в установленном порядке.

Сам организационный проект конкретной ФПГ с учетом отражения в нем информации можно разграничить как бы на два блока. Первый из них представляет пояснительную записку, а второй - технико-экономическое обоснование целесообразности создания данной ФПГ. Фактически оба блока должны содержать в себе прежде всего всю необходимую информацию по условиям комментируемого пункта данной статьи настоящего Закона.

В пояснительной записке к созданию ФПГ обязательно раскрываются концептуальные положения формирования группы, в которых наряду с краткой характеристикой основных участников-предприятий и организаций как базовых структурных элементов создаваемой группы детально определяются ее цели и задачи, предполагаемые средства и условия их достижения с учетом роли банков и других инвестиционных институтов. При этом специально показываются расчетные показатели ожидаемой эффективности от создания группы с учетом различных факторов, включая возможные результаты решения организационно-финансовых и технологических проблем в деятельности объединяемых юридических лиц, а также повышения конкурентоспособности и спроса на производимую продукцию*(119).

Далее приводится перечень всех участников группы, включая центральную компанию, если таковая создается в качестве специального юридического лица. По каждому участнику группы указываются его полное наименование, почтовые реквизиты и организационно-правовая форма в соответствии с документами о государственной регистрации юридических лиц согласно действующему законодательству, а также их источники финансирования. Дается специальная характеристика центральной компании ФПГ с указанием сведений о размере ее уставного капитала, его структуре по источникам, механизме финансирования текущей деятельности и ее основных направлениях, об организационной модели управления и системы управляющего воздействия на участников группы.

Особое внимание уделяется отдельным сведениям по видам участников группы с учетом механизма формирования их уставного капитала и взаимодействия между собой. К ним относятся:

- сведения об участниках ФПГ, имеющих пакеты акций, закрепленных в государственной собственности (с указанием сроков закрепления и размеров пакета);

- сведения об условиях вхождения в ФПГ государственных и муниципальных унитарных предприятий;

- сведения об участниках ФПГ, имеющих пакеты акций (паи) в уставном капитале других участников группы, с указанием дочерних, зависимых и основных обществ;

- сведения о доле участия (владения акциями) участников ФПГ в уставном капитале центральной компании;

- сведения о других, помимо акций, используемых формах консолидации финансового и промышленного капиталов участников в рамках центральной компании группы;

- сведения об участниках ФПГ, акции которых подлежат продаже на аукционах, инвестиционных и коммерческих конкурсах, специализированных аукционах.

В заключительной части пояснительной записки к оргпроекту ФПГ, как правило, даются сведения об основных видах выпускаемой продукции (работ, услуг для банковских структур) участников ФПГ в натуральном и стоимостном выражении согласно требованиям бухгалтерской отчетности и статистического учета по номенклатуре видов выпускаемой продукции и доле на соответствующих товарных рынках с учетом требований антимонопольного законодательства.

Для полноты информации и обоснования целесообразности создания ФПГ в пояснительной записке в развернутом виде приводятся сведения о кооперации предприятий (организаций), включаемых в состав участников группы, с указанием конкретных объемов и направлений как сложившихся, так и прогнозируемых кооперационных связей в системе данного производственно-финансового комплекса по видам продукции, работ, услуг.

Во втором блоке организационного проекта ФПГ приводится технико-экономическое обоснование (ТЭО) целесообразности создания группы. В контексте положений настоящего Закона детализируется перечень целевых задач деятельности ФПГ, а также характеризуются основные механизмы их достижения, раскрываются ключевые направления деятельности отдельных ее участников и группы в целом в увязке с анализом состояния рынков основных видов производимой продукции, дается обоснование выбора организационной структуры регистрируемого комплекса.

Центральное место в ТЭО создания финансово-промышленной группы отводится вопросам, определяющим экономический, технологический и инвестиционный механизм функционирования создаваемой группы исходя из оценок конкурентоспособности продукции и эффективности деятельности конкретной ФПГ в условиях рыночной экономики с учетом необходимости решения социальных, экологических и других задач в рамках современных требований с соблюдением общенациональных и региональных интересов.

Анализ результатов правоприменительной практики в части определения предпосылок и эффективной реализации комментируемой нормы показывает, что сердцевину рассматриваемого ТЭО составляют, как правило, детальные расчеты, характеризующие основные технико-экономические показатели деятельности каждого предприятия (организации), включаемого в состав участников ФПГ. Такие показатели приводятся в целом по итогам прошедшего финансового года, а также на единую дату (квартал) представления соответствующих материалов по всем участникам для их обработки при составлении организационного проекта.

В качестве требуемой информации для составления ТЭО по каждому юридическому лицу как участнику ФПГ прежде всего необходимы материалы по оплаченному уставному капиталу, стоимости основных средств, стоимости оборотных средств, среднесписочной численности работников, объему производства, объему продаж (реализации) продукции (работ, услуг), затратам (себестоимости) производства, балансовой прибыли, рентабельности с приложением подписанных уполномоченным руководителем форм N 1 (баланс предприятия, в том числе с отметкой о сдаче в органы налоговой инспекции на отчетную дату) и N 2 (соответствующий отчет о финансовых результатах, именуемый отчетом о прибылях и убытках).

Отдельно в системе требуемых технико-экономических показателей участников ФПГ приводятся данные о деятельности входящей в состав группы каждой финансово-кредитной организации, а именно коммерческих банков, небанковских кредитных организаций, инвестиционных и страховых компаний. Применительно к таким структурам по аналогии с производственными предприятиями (организациями) даются итоговые показатели прошедшего года, а также соответствующие сведения на дату (квартал) представления материала под составление организационного проекта ФПГ. По каждому такому специальному юридическому лицу указываются данные об оплаченном (с регистрацией) уставном капитале, об активах и общей прибыли, среднесписочной численности работников, а также весь объем кредитования, в том числе долгосрочные кредиты на период более года с приложением бухгалтерских балансов с отметкой об их принятии в полномочных органах надзора (Банк России, Росстрахнадзор и др.) и материалов о финансовых результатах в форме отчета о прибылях и убытках за отчетный период.

Обособление показателей таких специфичных участников ФПГ, как кредитные, инвестиционные и страховые организации, обусловлено прежде всего особенностями оказываемых ими услуг либо выполняемой работы на рынке по сравнению с товаропроизводящими предприятиями. Это налагает отпечаток на характер оценки результатов осуществляемой ими предпринимательской деятельности, выражающихся прежде всего в выполнении кредитно-инвестиционных операций на долгосрочной основе в производственных секторах экономики.

Именно в контексте данного фактора следует рассматривать обязательное условие ТЭО организационного проекта ФПГ о необходимости включения в него инвестиционной программы создаваемого производственно-финансового комплекса на 3-5-летний период деятельности с разбивкой ее на отдельные ключевые проекты с обоснованиями к ним и ожидаемым в конкретных показателях уровнем эффективности как по отдельным инвестиционным проектам, так и по программе в целом.

Наряду с этим дается прогноз участия непосредственно банков в пополнении оборотных средств предприятий (организаций) группы и финансировании указанных инвестиционных проектов ФПГ на 3-5-летний период с указанием в качестве возможных источников привлечения средств других кредитных организаций, а также инвестиционных и страховых компаний, в том числе и не включенных в состав участников. В связи с этим следует отметить, что каких-либо ограничений для ФПГ по источникам привлечения инвестиционных ресурсов для вложения в совместные проекты ее участников не наблюдается.

Вместе с тем, исходя из общей концепции законодателя о технологической и экономической интеграции путем частичного или полного объединения прежде всего материальных активов участниками ФПГ, что подробно рассматривалось в комментарии к ст. 2 настоящего Закона, в анализируемой части ТЭО дается прогноз перспектив концентрации собственности и объединения капиталов в центральной компании группы. Для полноты характеристики расчетной части ТЭО целесообразно выделить еще один важный аспект, а именно определение программы реализации продукции (работ, услуг) на предстоящий 3-5-летний период с указанием ее основных потребителей в увязке с оценкой состояния конкурентоспособности продукции и характеристикой основных мероприятий по развитию системы маркетинга и сбыта основных видов продукции участников ФПГ.

С каждым годом при рассмотрении организационных проектов регистрируемых ФПГ эксперты, привлекаемые полномочным государственным органом, все более пристальное внимание уделяют полноте характеристики экологических и социальных проблем, которые планируется решить в результате деятельности ФПГ. При этом данный вопрос рассматривается в привязке к каждому региону, в котором будут функционировать производства участников ФПГ, а также реализовываться их продукция, выполняться работы, оказываться услуги. Данный аспект оргпроекта ФПГ по оценке существующих экологических проблем и их устранению либо недопущению их возникновения, а также по обязательному решению социальных задач путем обеспечения населения конкретных регионов дополнительными рабочими местами, как свидетельствует практика создания корпоративных объединений в странах с развитой рыночной экономикой, является одним из главных условий в принятии полномочными государственными органами решения о регистрации либо сертификации таких комплексов на национальных рынках.

В ТЭО создания финансово-промышленной группы могут быть указаны возможные меры государственного стимулирования деятельности конкретной ФПГ. Их целесообразность обосновывается ее участниками в качестве возможных форм поддержки инвестиционных проектов, например со стороны региональных органов власти либо соответствующих федеральных отраслевых ведомств в рамках положений ст. 15 настоящего Закона, что более детально рассматривается далее в комментарии к указанной статье. Вместе с тем следует подчеркнуть необходимость детального обоснования целесообразности предполагаемых мер государственного стимулирования такой группы. Практика проведения экспертиз организационных проектов ФПГ, осуществляемая по инициативе регистрирующего органа, показывает, что эта часть ТЭО получает достаточно много критических замечаний именно из-за отсутствия в нем должной социально-экономической обоснованности такой государственной поддержки в увязке с возможностями бюджетов различных уровней.

В заключительной части такого ТЭО, которая фактически является итогом всего организационного проекта ФПГ, приводятся сводные прогнозные показатели эффективности деятельности регистрируемой группы в результате объединения ее участников в данный производственно-финансовый комплекс с использованием этой организационно-правовой формы.

При составлении организационного проекта ФПГ, в состав участников которых входят иностранные предприятия (организации), т.е. в случаях формирования транснациональных групп, в этом документе помимо указанных выше данных дополнительно приводятся сведения о зарубежных компаниях с указанием их полного наименования, почтовых реквизитов, организационно-правовой формы и источников финансирования.

В случае наличия у российских юридических лиц, включаемых в состав ФПГ, зарубежных филиалов или зарубежных дочерних компаний либо совместных предприятий с их участием, которые не входят в состав ФПГ, но могут содействовать ее внешнеэкономической деятельности, по таким структурам также приводятся названные сведения. Наряду с этим указываются доли участия (владение акциями) российских предприятий-участников ФПГ в капитале зарубежных дочерних и совместных предприятий, а также приводятся сведения о роли российских и зарубежных учредителей группы в деятельности создаваемого транснационального производственно-финансового комплекса. Важным элементом данной части организационного проекта таких ФПГ является определение состава и краткая характеристика внешнеэкономических контрактов (договоров) группы в лице ее участников с указанием номенклатуры, объемов экспортной продукции со сложившимися ценами на нее, фактическими (за истекший год) и ожидаемыми в текущем, а также в следующем году, долей и объемов продаж на внешних рынках от общей реализации продукции данным корпоративным объединением в целом.

В контексте представленных показателей по транснациональной ФПГ приводится обоснованная и краткая характеристика механизма осуществления межгосударственных финансово-кредитных взаимоотношений участников такой группы, включая распределение прибыли между ними. Так, в контексте существующих в странах регистрации иностранных юридических лиц, входящих в состав группы, особенностей действующего налогового и таможенного законодательства, в том числе с учетом наличия специальных межгосударственных соглашений по данным аспектам предпринимательской деятельности, дается обоснованная характеристика способов рационального налогообложения доходов участников таких ФПГ, а также механизма осуществления таможенных сборов по соответствующим операциям при перемещении их товаров, комплектующих и продукции через государственную границу конкретных стран исходя из положений ст. 4 настоящего Закона.

По отдельным видам ФПГ в зависимости от их задач, характера производственно-финансовой кооперации, состава их участников, отраслевой специализации и других определяющих факторов содержание структуры организационного проекта может иметь определенные особенности, которые не следует оценивать в качестве кардинальных, поскольку по своему назначению этот документ как правообразующий акт призван играть фактически роль бизнес-плана для каждой создаваемой и регистрируемой группы. Именно организационный проект, как показывает правоприменительная практика создания и регистрации, а также деятельности и ликвидации ФПГ, позволяет, если он квалифицированно подготовлен, с высокой степенью достоверности оценить уровень эффективности функционирования таких сложных по форме, нередко многоотраслевых по специализации, транснациональных производственно-финансовых комплексов.

С учетом изложенного особо следует подчеркнуть значимость данного этапа в подготовке всего материала к регистрации финансово-промышленных групп. Именно игнорирование этого условия явилось в немалой степени причиной невыполнения рядом перспективных по своим возможностям комплексов, если учесть состав их участников, продекларированных ими задач. Это в конечном итоге приводит чаще всего к распаду таких ФПГ путем их самоликвидации либо к формальному существованию без получения прогнозируемых результатов.

2. Комментируемой статьей предусмотрена возможность установления Правительством РФ исчерпывающего объема требований к организационному проекту ФПГ. Следовательно, данная норма определяет компетенцию Правительства РФ в рассматриваемом вопросе как органа, который вправе в рамках положений настоящего Закона определять и детализировать содержание организационного проекта ФПГ. Такой подход обусловлен стремлением законодателя изначально исключить необходимость частой смены отдельных положений самого Закона в условиях динамичного развития предпринимательского законодательства на этапе становления рыночной экономики в современной России.

В части актов, связанных с определением объема требований к организационному проекту ФПГ, с учетом положений настоящего Закона необходимо прежде всего отметить уже названное Постановление Правительства РФ от 2 февраля 1998 г. N 104 "О возложении на Министерство экономики Российской Федерации функций уполномоченного федерального государственного органа по государственному регулированию создания, деятельности и ликвидации финансово-промышленных групп", на основании которого Минэкономики России был издан приказ от 20 марта 1998 г. N 97 "Об организации в Минэкономики России работы по государственному регулированию создания, деятельности и ликвидации финансово-промышленных групп". Именно этим документом в свое время были предприняты первые шаги для утверждения в соответствии с настоящим Законом Порядка регистрации финансово-промышленных групп.

Отдельные условия этого Порядка можно расценивать как требования, предъявляемые к организационному проекту, хотя специально об этой форме в нем речь не идет. К такому выводу приводит анализ названного Порядка и практики его реализации в контексте вышеуказанного Постановления Правительства РФ от 2 февраля 1998 г. N 104, принятого во изменение Постановления Правительства РФ от 22 мая 1996 г. N 621 "О порядке ведения государственного реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации".

Практикуемый на сегодняшний день Порядок регистрации ФПГ аналогичен указанному. Он также закреплен в форме соответствующего акта полномочного государственного органа, определяющего организацию работы по реализации мер государственного регулирования создания, деятельности и ликвидации финансово-промышленных групп. В нем, согласно установленному Порядку, делается акцент на видах и характеристике документов, представляемых на регистрацию финансово-промышленных групп, с упоминанием в п. 2 процедуры проведения этой экспертизы с подготовкой необходимого заключения о качестве и обоснованности организационного проекта по созданию ФПГ. Согласно п. 2 этого Порядка, выделен ряд основных направлений такой экспертизы, а именно установление:

- соответствия документов требованиям законодательства Российской Федерации, указам Президента Российской Федерации, постановлениям и распоряжениям Правительства Российской Федерации, а для МФПГ - соответствия документов заключенному межгосударственному (межправительственному) соглашению;

- степени ориентации деятельности ФПГ на решение государственной промышленной политики, федеральных целевых и президентских программ и актуальных социально-экономических проблем регионов Российской Федерации, а для МФПГ и ТФПГ - также на интересы иностранных участников;

- четкости проработки целевых задач совместной деятельности организаций - участниц ФПГ;

- достаточности промышленного и финансового потенциала у участников ФПГ для эффективного решения задач, предусмотренных организационным проектом ФПГ, установления реальности и обоснованности запрашиваемых мер государственной поддержки;

- наличия обоснованного организационно-экономического механизма совместной деятельности промышленных предприятий и банковско-финансовых организаций в составе ФПГ;

- степени объединения материальных и нематериальных активов участников ФПГ для организации эффективной совместной деятельности, обеспечения управляемости группой со стороны центральной компании;

- обоснованности расчетов ожидаемой эффективности создания ФПГ;

- степени реализации межправительственных соглашений о создании ФПГ;

- степени ориентации организационного проекта на обеспечение повышения эффективности промышленного производства в России, в том числе для МФПГ и ТФПГ - за счет восстановления интеграционных связей, расширения рынков сбыта российской продукции.

Указанные основные направления фактически отражают требования к структуре и содержанию организационного проекта, которые детально были рассмотрены в комментарии п. 1 данной статьи настоящего Закона. Вместе с тем следует констатировать, что, судя по правоприменительной практике, более удобной для подготовки документов к регистрации ФПГ была ранее существовавшая форма определения требований к организационному проекту ФПГ. Так, в утвержденном Постановлением Правительства РФ от 19 июня 1994 г. N 707 Положении о порядке ведения реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации (Приложение N 3 к нему) был определен состав проекта ФПГ, который структурированно закреплял содержание этого важнейшего документа.

Однако в последующем, с отменой данного Постановления в связи с введением в действие настоящего Закона и согласно п. 2 принятого в целях его реализации Постановления Правительства РФ от 22 мая 1996 г. N 621, эта форма, определяющая состав организационного проекта, не нашла отражения не только в базовом тексте данного акта, но и в приложениях к нему. Вместе с тем отдельные ее содержательные элементы получили, как уже отмечалось, нормативное закрепление в дальнейшем в приказе Минэкономики России от 20 марта 1998 г. N 97.

Наряду с этим следует подчеркнуть, что ряд требований по отдельным вопросам подготовки организационного проекта были закреплены также в актах Госкомимущества России, а затем Минимущества России. Из их числа следует выделить распоряжение этого ведомства от 26 января 1996 г. N 106-р, утвердившее Перечень документов, представляемых при формировании ФПГ (Приложение N 1 к нему). В нем указаны, например, сведения о доле государственного имущества в уставном капитале предприятия - участника ФПГ или сведения о доле финансово-кредитного учреждения как участника ФПГ, представляемые по формам N 1 и N 2.

В результате сопоставления ранее действовавшего порядка закрепления требований к организационному проекту и порядка, установленного после принятия настоящего Закона, можно констатировать, что Правительство РФ передало фактически на ведомственный уровень регулирование правоотношений, складывающихся на стадии создания и регистрации ФПГ. В определенной мере это можно объяснить целесообразностью, однако отсутствие в соответствующих актах необходимой четкости в определении рассматриваемого правового механизма, что в немалой степени объясняется сложившимся уровнем нормотворчества в отдельных ведомствах, снижает эффект от этого.

Подтверждением данного тезиса может служить факт отказа со стороны Минюста России в регистрации рассматриваемых ведомственных актов по созданию ФПГ, а именно того же приказа Минэкономики России от 20 марта 1998 г. N 97*(120), а также названного приказа Минпромнауки России от 29 ноября 2000 г. N 115*(121). Следовательно, как первый приказ, так и второй, которые призваны регулировать отношения по широкому кругу субъектов, не входящих организационно в систему этих министерств, не признаны Минюстом России в качестве нормативного правового акта со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями для его регулятивного воздействия на участников процесса создания ФПГ*(122).

Практика показывает, что для упорядочения самой процедуры подготовки документов по созданию и регистрации ФПГ, а также снятия излишних бюрократических ограничений в этой сфере необходимо прежде всего обеспечить принятие Правительством РФ, как это предусмотрено комментируемой нормой, в рамках действующего законодательства исчерпывающего перечня требований к организационному проекту финансово-промышленных групп. Такой подход в этом и других вопросах правового регулирования создания и регистрации ФПГ будет способствовать более активному внедрению в экономический механизм страны таких производственно-финансовых комплексов на этапе решения задач по интенсификации развития наукоемких промышленных, строительных, транспортных и других сфер предпринимательства.

 

Статья 9. Государственный реестр финансово-промышленных групп

1. Для рассматриваемой организационно-правовой формы кооперирования корпоративных субъектов, в том числе с возможным участием унитарных предприятий в таких комплексах, настоящий Закон предусматривает, как уже было отмечено в комментарии к ст. 5 и 6, специальный порядок регистрации ФПГ, отличный от регистрации юридических лиц. Этим и обусловлено установление данной статьей необходимости ведения особого учетного документа для ФПГ, именуемого государственным реестром финансово-промышленных групп Российской Федерации.

Государственный реестр ФПГ призван выполнять роль единого банка данных, содержащего необходимые сведения о государственной регистрации таких производственно-финансовых комплексов. По своему назначению государственный реестр ФПГ ориентирован на фиксирование в форме специальной регистрационной записи факта признания со стороны государства создания либо ликвидации конкретной финансово-промышленной группы в соответствии с требованиями, предусмотренными положениями действующего законодательства, в том числе нормами настоящего Закона.

Именно с внесением в данный документ соответствующей его назначению записи возникают юридические последствия о признании со стороны государства определенной совокупности юридических лиц, имеющих производственно-финансовую специализацию, в качестве такой установленной в законодательстве организационно-правовой формы, как финансово-промышленная группа. Это свидетельствует о легализации статусности соответствующего характера за определенной группой предприятий (организаций), банков, компаний во взаимодействии не только с органами государства, но и с субъектами рыночных правоотношений как на территории России, так и за ее пределами. В случаях же, когда конкретная группа исключается из государственного реестра ФПГ, государство констатирует юридический факт прекращения действия легального статуса той или иной совокупности юридических лиц в данной форме консолидации на рынке производства и финансирования определенного товара, продукции.

Следовательно, по своему назначению государственный реестр не просто ведет учет ФПГ, а выполняет прежде всего правоустанавливающую и правопрекращающую функции в легализации таких производственно-финансовых систем. Это условие необходимо учитывать в правоприменительной практике при определении момента возникновения соответствующих прав и обязанностей юридических лиц, входящих в состав ФПГ и выступающих в рыночном обороте как ее участники, в связи с ведением их деятельности в рамках такого комплекса, в том числе при заключении контрактов, кредитных договоров, а также в процессе защиты имущественных интересов в системе арбитражных судов.

Для полноты определения правовой природы государственного реестра ФПГ в контексте уже рассмотренного условия п. 3 ст. 1 настоящего Закона об осуществлении государственного регулирования создания, деятельности и ликвидации финансово-промышленных групп уполномоченным на то федеральным государственным органом, указанные функции которого являются исключительными, необходимо обратить внимание на два важных момента в комментируемой статье.

Первое. Государственный реестр ФПГ как банк данных обязательно является единым для всей страны и составляется в масштабах всей России. В нем регистрируются все финансово-промышленные группы, независимо от того, включают они в свой состав участников только одного субъекта Российской Федерации и работают только в соответствующем сегменте рынка этого региона либо объединяют предприятия из ряда республик, областей, краев страны, а возможно, и из других стран и охватывают довольно объемный рынок в масштабах, например, Российской Федерации.

Поэтому исключена какая-либо возможность по действующему федеральному законодательству ведения отдельных государственных реестров ФПГ субъектов Российской Федерации для отражения в них сведений только о группах республики, края, области, пусть и созданных для реализации целевых задач по выполнению тех или иных региональных программ под соответствующие инвестиционные проекты и финансируемых, возможно, из средств региона. Акцент на данном аспекте сделан для исключения расширительного толкования рассматриваемого условия комментируемой статьи, которое порой наблюдается. Вместе с тем это не исключает возможность подбора и ведения учетно-статистических материалов по ФПГ на уровне субъекта РФ либо в рамках федерального округа с целью обобщения необходимых данных для анализа прежде всего региональной инвестиционной, налоговой, социальной, антимонопольной политики.

Вторым моментом является констатация ведения государственного реестра ФПГ именно полномочным государственным органом. Исходя из того что, согласно п. 3 ст. 1 настоящего Закона, именно на Правительство РФ возложено регулирование по отдельным вопросам создания, деятельности и ликвидации ФПГ, оно в рамках своей компетенции и определяет полномочный государственный орган, на который возлагаются регистрационные функции. В соответствии с п. 2 Положения о порядке ведения государственного реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации, принятого после введения в действие настоящего Закона, ведение реестра с функциями регистратора ФПГ в качестве полномочного государственного органа осуществляло Минэкономики России (ныне - Минэкономразвития России). Однако в последующем ведение государственного реестра ФПГ в соответствии с уже названным Постановлением Правительства РФ от 12 июля 2000 г. N 515 было возложено на упраздненное Минпромнауки России*(123).

Для иллюстрации динамики смены федеральных ведомств, на которые возлагались рассматриваемые функции, следует отметить, что ранее, до утверждения анализируемого Положения, во исполнение норм настоящего Закона, согласно Указу Президента РФ о ФПГ от 5 декабря 1993 г. N 2096 и принятому в его развитие Постановлению Правительства РФ от 19 июня 1994 г. N 707 "Об утверждении Положения о порядке ведения реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации", функция ведения реестра ФПГ возлагалась на Государственный комитет Российской Федерации по промышленной политике. Именно данным органом была подготовлена исходная нормативная база в рассматриваемой сфере, которая в дальнейшем явилась основой правового механизма регулирования процедуры создания и регистрации финансово-промышленных групп в России.

2. В комментируемой и других статьях настоящего Закона состав и структура сведений государственного реестра ФПГ не определяется, поскольку это отнесено к компетенции Правительства РФ. Им в п. 1 названного Положения о порядке ведения реестра ФПГ предписывается, что данный документ по своему содержанию и порядку ведения является единым на всей территории Российской Федерации и ведение его осуществляется на основе Единого государственного реестра предприятий и организаций всех форм собственности и хозяйствования (ЕГРПО).

Ведение реестра, согласно п. 4 указанного Положения, означает внесение в него сведений о созданной финансово-промышленной группе с присвоением ей регистрационного номера и изъятие из него сведений о ликвидированной ФПГ. Возможны изменения содержания сведений об ФПГ, что представляет собой информацию об изменении условий договора о создании финансово-промышленной группы или об изменении состава ее участников.

В соответствии с п. 9 Положения о порядке ведения реестра ФПГ держателем государственного реестра финансово-промышленных групп выступает орган, утвержденный в качестве полномочного государственного органа на его ведение, который осуществляет хранение документов, представляемых для государственной регистрации финансово-промышленных групп. Пользователями реестра являются органы государственной власти Российской Федерации и органы государственной власти субъектов Российской Федерации по месту расположения финансово-промышленных групп.

Формы документов и порядок их выдачи реестродержателем при регистрации ФПГ и внесении в данный реестр сведений об изменениях по конкретным группам либо об их ликвидации определены в приложениях к рассматриваемому Положению. Порядок оформления таких документов специально определяется в комментариях к п. 8 ст. 5, п. 1 ст. 20 настоящего Закона. Анализ содержания норм законодательства о государственной регистрации ФПГ с установленным порядком ведения соответствующего реестра в контексте итогов обобщения результатов правоприменительной практики приводит к выводу о целесообразности введенного специального правового режима для легализации статусности созданных ФПГ как особых субъектов рыночной экономики с соблюдением конкурентных принципов ведения предпринимательской деятельности в рамках требований антимонопольного законодательства.

 

Глава III. Управление в финансово-промышленной группе, ведение дел финансово-промышленной группы

 

Статья 10. Совет управляющих финансово-промышленной группы

1. Система управления ФПГ обусловлена прежде всего спецификой организационно-правовой формы данной разновидности производственно-финансового комплекса, которая связана с сохранением за каждым юридическим лицом как участником группы полной правовой самостоятельности, что подробно рассматривалось в комментарии к ст. 2 и 3 настоящего Закона. Исходя из законодательной концепции построения финансово-промышленной группы, высшим органом ее управления признается совет управляющих ФПГ, который формируется путем включения в его состав представителей всех участников группы.

Следовательно, одним из главных условий формирования совета управляющих ФПГ является обязательность представления интересов каждого юридического лица, входящего в состав участников группы. Вместе с тем при реализации этой нормы необходимо учитывать ряд факторов, связанных с особенностями избранной модели построения организационной структуры конкретной ФПГ, а именно будет ли группа сформирована по "системе участия" на основании заключенного договора либо по холдинговому принципу как основное и дочерние общества.

В случае создания ФПГ по холдинговой модели, когда основное общество, являясь держателем контрольных пакетов акций, может активно влиять на принимаемые решения дочерних обществ и их кадровую политику, согласно логике положений действующего законодательства об АО в контексте норм настоящего Закона нет необходимости формирования совета управляющих ФПГ. Имеется в виду сама система принятия управленческих решений в холдинговых комплексах и возможного контроля со стороны основного общества за их реализацией дочерними структурами с учетом механизма распоряжения полученными доходами в акционерных обществах.

Однако следует подчеркнуть, что такой подход может наблюдаться только в случаях создания ФПГ, в которой один из участников является основным обществом и выполняет функции холдинга, а все остальные выступают его дочерними компаниями. Если же в состав создаваемой ФПГ наряду с юридическими лицами, находящимися в отношениях "основное общество - дочерние общества", входят и другие участники, то в этом случае с их представителями формируется совет управляющих группы. Кстати, в нем уполномоченные холдингом лица могут представлять интересы всех его дочерних компаний в случае их вхождения в состав конкретной ФПГ. Вместе с тем холдингом может быть признано целесообразным вхождение в совет управляющих группы представителей каждой или отдельных дочерних компаний непосредственно путем прямого представительства.

Совет управляющих ФПГ, согласно комментируемой статье, наделен функциями высшего органа управления группой. Из этого следует, что данный орган вправе решать ключевые вопросы создания, деятельности и ликвидации конкретной группы. В то же время в условиях как рассматриваемой, так и других статей не установлен порядок разграничения полномочий совета управляющих ФПГ с другим управляющим органом. Имеется в виду прежде всего центральная компания ФПГ. Поэтому в правоприменительной практике порой возникают разночтения в толковании назначения совета управляющих ФПГ и ее центральной компании, из чего порой делаются выводы об определенном совпадении их функций. В результате такой трактовки выдвигаются предложения о необходимости изъятия из текста настоящего Закона условий о совете управляющих ФПГ как специальном органе, наделенном функциями высшего органа управления группой.

С учетом различных видов рассмотренных моделей построения ФПГ следует признать, что в отличие от производственно-финансовых комплексов, созданных на холдинговой основе, организация договорных групп сопряжена с проведением объемной подготовительной работы, сопряженной с совместным принятием основополагающих решений представителями всех участников по формируемому объединению юридических лиц. В результате еще до регистрации центральной компании с момента принятия решения участниками группы о создании ФПГ и подписания соответствующего договора фактически начинает функционировать совет управляющих конкретной группы. Именно им как органом, уполномоченным учредителями, принимаются решения о регистрации центральной компании ФПГ, определяются основные направления деятельности группы, рассматривается и принимается в форме организационного проекта концепция ее развития с определением приоритетов инвестиционной программы формируемого промышленно-финансового комплекса путем объединения заинтересованных юридических лиц.

В отличие от центральной компании совет управляющих ФПГ не ориентирован на ведение ее текущих дел, что является одной из его отличительных черт как высшего органа группы. Другой правовой особенностью совета управляющих является договорная основа его формирования, в то время как центральная компания ФПГ регистрируется в качестве юридического лица, а ее органы (совет директоров, исполнительная дирекция) действуют на основании и в пределах устава. Вместе с тем даже при наличии отмеченных особенностей в правоприменительной практике иногда наблюдаются случаи отождествления функций совета управляющих финансово-промышленных групп и органов управления центральной компании ФПГ. При этом выдвигаются предложения о целесообразности исключить данный совет как высший орган управления таких комплексов применительно ко всем видам групп. Представляется, что подобный подход не может быть реализован при корректировке законодательства о ФПГ, поскольку в данном вопросе необходим дифференцированный подход с учетом отмеченных отличительных черт каждой группы и особенностей сущностных управленческих функций рассматриваемых структур.

2. Представитель участника ФПГ направляется в состав совета управляющих в соответствии с решением компетентного органа управления участника финансово-промышленной группы. В данном условии комментируемой статьи важными являются два аспекта.

Первый определяет необходимость принятия решения о направлении конкретного лица в состав совета управляющих ФПГ. Такое решение может быть принято, как подчеркивается в данной норме, компетентным органом управления участника, полномочия которого закреплены в его уставе. В качестве этого органа, согласно уставу, может быть определен, например, совет директоров либо, как часто бывает, руководитель исполнительного органа (генеральный директор, председатель правления и т.д.).

Второй аспект связан с формой решения о направлении представителя в совет управляющих ФПГ. Она может быть различной. Так, это доверенность, выданная генеральным директором предприятия либо председателем правления банка, например одному из своих заместителей, на право представлять интересы данного участника в совете управляющих в течение определенного периода времени и с установленными полномочиями. Возможно принятие специального решения советом директоров участника ФПГ о направлении в качестве представителя в совет управляющих одного из членов этого наблюдательного органа с определением сроков и полномочий его представительства.

Рассмотрение практики формирования совета управляющих ФПГ показывает, что во многих случаях вопрос об определении представителя конкретного участника увязан с принятием первичного решения о целесообразности вхождения в состав финансово-промышленной группы. Вместе с тем многие участники на определенных стадиях создания и деятельности ФПГ направляют в состав совета управляющих группы различных представителей исходя из характера решаемых вопросов. Такой подход не противоречит положениям законодательства, поскольку в нормах настоящего Закона нет каких-либо указаний о сроках деятельности определенного состава совета управляющих, как это наблюдается применительно к совету директоров акционерных обществ согласно ст. 66 Закона об АО. Исходя из этого, можно констатировать, что совет управляющих ФПГ, во-первых, не является выборным органом, а во-вторых, по своему составу и периоду деятельности не ограничен какими-либо временными рамками с момента создания группы и до ее ликвидации.

Изначально, как уже отмечалось выше, комментируемые положения не определяют детально механизм формирования и деятельности совета управляющих ФПГ. Согласно ст. 7 настоящего Закона, порядок образования, объем полномочий и другие условия деятельности этого органа определяются договором о создании конкретной финансово-промышленной группы. Такая функция договора отчетливо просматривается в случаях формирования ФПГ по инициативе самих участников на договорной основе. Иной подход к формированию совета управляющих просматривается, как уже отмечалось, при построении ФПГ по холдинговой модели, а также при создании финансово-промышленных групп по инициативе и на основании решений уполномоченных органов исполнительной власти РФ и ее субъектов. В таких актах могут быть определены вопросы представительства в совете управляющих ФПГ от унитарных предприятий в случае их вхождения в состав участников группы либо от юридических лиц, в уставном капитале которых представлено государство соответствующими пакетами акций.

3. Установление компетенции совета управляющих ФПГ является одной из основных функций договора о создании группы. Под компетенцией в данном случае имеется в виду прежде всего объем полномочий совета управляющих ФПГ с учетом решаемых им вопросов в зависимости от целей и задач группы, механизма ее создания, выбранной организационно-правовой модели управления и взаимодействия участников в процессе ведения ими производственно-финансовой деятельности.

Распространена практика, когда в договоре о создании ФПГ отдельным разделом определяется круг полномочий, которыми наделяется совет уполномоченных в решении ключевых вопросов на этапе формирования группы и в процессе ее функционирования, а также при ликвидации. Для обеспечения четкости в разграничении функций между советом управляющих ФПГ и ее центральной компанией наиболее целесообразным представляется принятие участниками группы Положения о совете управляющих ФПГ, в котором детализируются условия договора о создании группы применительно к ее высшему органу управления.

Исходя из порядка создания ФПГ на этапе подготовки документов к государственной регистрации группы, основную задачу совет управляющих видит в рассмотрении вопросов организационного проекта в контексте целей группы объединяемых участников с ориентацией на выполнение намечаемой инвестиционной программы, выработку концепции концентрации материальных и нематериальных активов предприятий (организаций) комплекса для освоения определенного сегмента рынка. С учетом этого круг полномочий совета управляющих ФПГ включает прежде всего права:

- на получение необходимой информации и документов от учредителей ФПГ;

- на аккумулирование и распоряжение определенными средствами для проведения экспертиз, получения аналитических заключений и других аналогичных материалов при подготовке документов к регистрации ФПГ;

- на проведение подготовительных работ по регистрации центральной компании ФПГ;

- на обеспечение эффективной координации взаимодействия участников ФПГ с учетом целей и задач группы.

По завершении регистрационного процесса и внесении группы в государственный реестр ФПГ полномочия совета управляющих группы должны быть ориентированы прежде всего на определение эффективных направлений деятельности комплекса, выработку координационного механизма взаимодействия участников между собой, а также с центральной компанией в зависимости от характера централизации отдельных видов функций в системе ФПГ и путей реализации инвестиционной политики созданного корпоративного объединения. Одной из важных составляющих полномочий совета управляющих является осуществление контроля за выполнением центральной компанией условий одобренного организационного проекта с учетом целей и задач ФПГ.

В случае, если в масштабах финансово-промышленной группы формируются специальные централизованные фонды для обеспечения финансовыми ресурсами утвержденных ее участниками инвестиционных проектов, совет управляющих ФПГ своими решениями определяет организационно-правовые формы структур, создаваемых для их обслуживания, с последующим контролем за их работой. В целом названные полномочия совета управляющих ФПГ фактически являются стержнем компетенции этого органа, который призван способствовать четкому выполнению целевых задач созданной группы с учетом особенностей ее организации как специфичного комплексного образования в условиях рыночной экономики.

Важным элементом компетенции совета управляющих ФПГ является определение модельного правового механизма построения взаимодействия участников группы при организации производственно-финансовых связей в системе данных комплексов. Имеется в виду установление наиболее эффективных схем взаимных расчетов за поставленную продукцию, выполненные работы, оказанные услуги с использованием клиринговых технологий через банки, входящие в состав участников группы. Сюда же следует отнести утверждение порядка организации договорного обеспечения товарооборота участников группы с возможным арбитрированием через создаваемый третейский суд с участием членов совета управляющих ФПГ.

Рассмотрение практики работы совета управляющих ряда ФПГ показало, что данный орган наиболее активен на стадии формирования группы. В последующем, с регистрацией центральной компании, важно обеспечить четкое разграничение полномочий совета управляющих как высшего органа ФПГ и центральной компании группы с целью исключения дублирования функций и недопущения потери должной управляемости. При этом в каждой отдельной группе в зависимости от ее специфики могут наблюдаться свои особенности в объеме компетенции этих образований, чем и обусловлено отнесение законодателем, согласно комментируемой норме, решения данного вопроса на усмотрение самих участников каждого производственно-финансового комплекса с отражением данного условия в заключаемом ими договоре о создании ФПГ.

 

Статья 11. Центральная компания финансово-промышленной группы

1. Правовая природа центральной компании ФПГ обусловлена прежде всего особенностями организации данного корпоративного объединения как производственно-инвестиционной системы, включающей в свой состав совокупность юридических лиц с целью решения определенных задач в избранном секторе экономики на конкурентных началах путем полного или частичного аккумулирования своих ресурсов. Для координации деятельности участников группы комментируемой статьей предусмотрены две управленческие формы, которые выбираются в зависимости от специфики организационно-правовой модели конкретной ФПГ.

Вместе с тем для каждой из этих двух форм характерна общая черта - центральная компания всегда должна обладать статусом юридического лица. Обязательность данного критерия обусловлена тем фактом, что центральная компания, представляя интересы участников ФПГ, должна выступать в различных правоотношениях как юридически самостоятельный субъект предпринимательства, поскольку финансово-промышленная группа в целом не наделена таким статусом, что детально было показано в комментарии к ст. 2 и 3 настоящего Закона.

Первая возможная организационно-правовая форма центральной компании представляет собой юридическое лицо, учрежденное всеми участниками договора о создании ФПГ. Речь идет об учреждении новой организации с регистрацией ее в соответствии с требованиями Закона о регистрации юридических лиц. Особенностью данной формы центральной компании является то, что в качестве ее учредителя выступает каждый участник ФПГ. Такая постановка вопроса вызвана законодательно закрепленным определением возможности оказания влияния на организацию работы центральной компании всеми участниками ФПГ.

Вместе с тем в комментируемой статье не определяется механизм распределения долей в уставном капитале центральной компании между участниками ФПГ как ее учредителями. Однако сама текстовая логика условий статьи и практика ее реализации указывают на целесообразность распределения долей (акций) уставного капитала между участниками ФПГ в равных пропорциях. Такой подход обусловлен допускаемой возможностью данной нормы оказывать влияние на реализацию центральной компанией своих функций посредством участия в работе ее органов, на реализацию экономико-правовой политики ФПГ в соответствии с организационным проектом и решениями совета управляющих группы.

Другой допустимой организационно-правовой формой центральной компании является осуществление ее функций юридическим лицом, которое выступает по отношению ко всем другим участникам ФПГ в качестве основного общества в силу закона, т.е. обладает контролем в отношении дочерних компаний, вошедших в состав группы. В таких случаях роль центральной компании выполняет холдинг как держательская компания контрольных пакетов акций (паев), что позволяет ей осуществлять соответствующие управленческие функции по отношению к своим дочерним обществам.

Разновидностью этой формы является возможное ведение дел финансово-промышленной группы в силу договора одним из ее участников, на которого возлагается другими участниками выполнение функций центральной компании. В таких случаях нет необходимости в затратах на регистрацию нового юридического лица. Кроме того, экономятся средства на материальную базу для обеспечения функционирования аппарата центральной компании. Однако следует признать, что, как показывает практика, рассматриваемая форма организации центральной компании не получила распространения из-за определенной настороженности других участников в связи с предполагаемой ими возможностью использования в таких случаях централизованных функций и средств в интересах одного юридического лица. Закрепление в договорной форме возложения функций центральной компании на одного из участников группы может быть осуществлено отдельным условием в договоре о создании ФПГ либо в специальном договоре по данному вопросу.

Форма организации центральной компании может быть представлена в сочетании холдинговой модели управления с заключением договора на выполнение функций управления и ведения дел финансово-промышленной компании со стороны холдинга с отдельными участниками ФПГ. Это сочетание бывает целесообразным, когда основную часть участников группы составляют дочерние общества с их холдинговой компанией, что создает необходимые предпосылки к выполнению ею функций центральной компании и по отношению к юридическим лицам, не входящим в холдинг по закону. При реализации данной организационно-правовой схемы построения управления ФПГ необходимо исходить из того, что если группа формируется на основании свободного волеизъявления всех самостоятельных участников, то осуществлять функции центральной компании орган управления холдингом будет вправе только при получении согласия других участников, не входящих в эту холдинговую систему, путем заключения с ними договора.

2. При определении возможных организационно-правовых форм центральной компании и профиля ее специализации следует исходить из того, что в решении данных вопросов учредителям предоставляется определенный выбор. Однако сама формулировка комментируемого условия требует определенных различий в выборе подходов, поскольку в нем наблюдаются два разграничительных (классификационных) основания. Так, указывается на инвестиционный институт, который, как правило, может являться центральной компанией, и наряду с этим акцент делается на том, что допустимо создание центральной компании ФПГ в форме хозяйственного общества, а также ассоциации, союза.

Детальный анализ содержательной части рассматриваемой нормы и практики ее применения при создании ФПГ показывает возможность вариантного применения. Один из вариантов предполагает возложение функций центральной компании на одного из действующих участников ФПГ. В таких случаях признается приоритетность за инвестиционным институтом, а именно за банком или иной специализированной инвестиционной компанией, которые активно ведут предпринимательскую деятельность. Для случаев создания центральной компании путем учреждения нового юридического лица акцент сделан уже не на специализацию, а на выбор определенной организационно-правовой формы субъекта предпринимательства, в числе которых выделяются хозяйственные общества, а также союзы, ассоциации.

Сведение в данной норме различных по своим классификационным основаниям условий об организационно-правовых формах центральной компании свидетельствует прежде всего о не совсем удачной ее редакции с позиции нормотворческой техники. Для более точного восприятия нормативной сущности следовало бы отграничить положение о выборе центральной компании по инвестиционной специализации участников ФПГ от положения о возможных организационно-правовых формах учреждаемой центральной компании формируемых групп путем регистрации нового юридического лица. Кроме того, сам акцент на инвестиционной специализации центральной компании, если исходить из законодательной концепции ФПГ, противоречит в определенной степени целевым задачам создания производственно-финансовых корпоративных объединений, суть которых, согласно ст. 2 настоящего Закона, заключается прежде всего в повышении конкурентоспособности и расширении рынков сбыта товаров (продукции), а также в эффективности производства путем консолидации материальных и нематериальных активов совокупности юридических лиц.

Таким образом, в определении экономико-правовой природы ФПГ акцент делается на результатах производства, а финансовые ресурсы тех же инвестиционных структур (банков, компаний) следует рассматривать как одно из возможных средств достижения данными производственно-финансовыми комплексами поставленных перед ними целей. Практика выбора участника группы с целью возложения на него функций центральной компании показала обоснованность такого подхода, поскольку, как правило, именно структуры с производственно-сбытовой специализацией чаще всего рассматриваются в качестве базовых для центральных компаний*(124).

При регистрации центральной компании путем учреждения участниками такого комплекса нового юридического лица важен прежде всего выбор его организационно-правовой формы с определением наиболее приемлемой его разновидности для решения задач по ведению дел финансово-промышленной группы с учетом предпринимательских интересов участников в рамках реализации организационного проекта конкретного ФПГ. Комментируемая норма допускает создание центральной компании ФПГ в таких формах, как хозяйственные общества, а также союзы и ассоциации.

Практика создания и оформления центральных компаний ФПГ свидетельствует, что при их регистрации в качестве вновь создаваемого юридического лица фактически не используются формы союза и ассоциации, предусмотренные ст. 121 ГК РФ для объединения юридических лиц с коммерческими функциями. Согласно этой статье, целью такого объединения коммерческих организаций является координация их предпринимательской деятельности и защита их общих имущественных интересов. Такие объединения создаются на основании договора между участниками этих ассоциаций или союзов, что в определенной мере аналогично договору о создании ФПГ.

Однако здесь есть одно существенное отличие. Так, если договор по объединению юридических лиц в ассоциацию или союз является учредительным документом для создания некоммерческого образования в статусе юридического лица, то договор о создании ФПГ не порождает таких правовых последствий, поскольку совокупность юридических лиц, входящих в состав участников группы, в целом не признается юридическим лицом с соответствующими полномочиями субъекта правоотношений.

Сдерживающим фактором в использовании формы ассоциации или союза для центральных компаний являются прежде всего ограниченные возможности данных форм для ведения предпринимательской деятельности, что обусловлено подп. 2 п. 1 ст. 121 ГК РФ. Например, в случае возложения на ассоциацию или союз функций по осуществлению предпринимательской деятельности данная форма должна быть преобразована в хозяйственное общество или товарищество. Следовательно, это неприемлемо для центральных компаний ФПГ, поскольку довольно распространенной является практика по выполнению ими определенных централизованных функций (сбытовых, маркетинговых, инвестиционных и др.) в интересах участников группы, осуществление которых сопряжено с ведением предпринимательской деятельности, получением доходов от нее и несением ответственности за ее результаты.

Наиболее распространенными организационно-правовыми формами вновь создаваемых центральных компаний ФПГ являются разновидности хозяйственных обществ, а именно: общества с ограниченной ответственностью (ст. 87-95 ГК РФ), открытые и закрытые акционерные общества (ст. 96-104 ГК РФ). Выбор того или иного вида хозяйственного общества в качестве организационно-правовой формы центральной компании конкретной ФПГ осуществляется учредителями группы по обоюдному согласию исходя прежде всего из ее целевых задач и характера возлагаемых на нее функций с учетом степени концентрации активов объединяемых юридических лиц. Детально порядок создания субъекта предпринимательской деятельности, в том числе центральной компании ФПГ, в форме указанных видов хозяйственных обществ регулируется специальными законодательными актами - Законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" и Законом "Об акционерных обществах".

Наряду с хозяйственными обществами положения ГК РФ об организационно-правовых формах юридических лиц (ст. 66-67) предусматривают хозяйственные товарищества. Однако комментируемая норма настоящего Закона не указывает хозяйственные товарищества с их разновидностями (полное товарищество - ст. 69-81 ГК РФ; товарищество на вере (коммандитное товарищество) - ст. 82-86 ГК РФ) в качестве допустимой формы создания центральной компании ФПГ. В связи с этим необходимо отметить, что одной из основных причин невключения хозяйственных товариществ в текст рассматриваемой нормы, возможно, явилось стремление законодателя использовать уже отработанные в нормотворческой практике на момент принятия в 1995 г. настоящего Закона организационно-правовые формы. В данный период с принятием и введением в действие части первой ГК РФ в России в условиях становления правового механизма современной рыночной экономики только вводилась в субъектный состав предпринимательской деятельности такая традиционная форма, как хозяйственные товарищества с ее разновидностями.

Следуя общей логике комментируемой нормы о предоставлении права выбора из существующего субъектного ряда организационно-правовой формы центральной компании, учредителям ФПГ в контексте положений законодательства о статусе субъектов предпринимательской деятельности представляется целесообразным расширительное ее толкование, допуская возможным в ряду хозяйственных субъектов использовать наряду с обществами формы товарищества*(125). Такой подход при создании центральной компании расширит возможности учредителей, предоставив им более широкое поле для маневра в использовании особенностей формирования имущественной базы для ведения предпринимательской деятельности и в усилении ответственности за ее результаты в хозяйственных товариществах. Эти аспекты довольно специфичны для хозяйственных товариществ по сравнению с хозяйственными обществами, что требует взвешенного подхода при их выборе в качестве формы центральной компании, которая призвана выступать от имени и в интересах всей ФПГ, выполняя комплекс централизованных функций.

3. Специфика создания и государственной регистрации ФПГ оказала влияние на процедуру оформления наименования центральной компании, представляющую собой юридически значимый факт. Именно с момента признания в установленном порядке права именоваться центральной компанией конкретной ФПГ эта структура приобретает необходимую компетенцию на ведение дел группы.

Комментируемая статья предусматривает ряд этапов в решении данной задачи. При этом следует учитывать особенности и порядок создания центральной компании конкретной ФПГ, а именно: будет ли ее функции выполнять уже действующее юридическое лицо, представляющее одного из участников группы, либо это будет вновь создаваемое образование в форме, например, акционерного общества, прошедшего государственную регистрацию.

В первом случае определенный по договору о создании ФПГ один из участников группы в качестве ее центральной компании после внесения ФПГ в государственный реестр по итогам прохождения регистрации группы и получения свидетельства установленной формы, согласно п. 8 ст. 5 настоящего Закона, обращается в органы государственной регистрации юридических лиц*(126) с соответствующим ходатайством о внесении в его наименование изменений с включением слов "центральная компания финансово-промышленной группы".

Во втором случае, когда специально создается центральная компания путем регистрации юридического лица для выполнения соответствующих функций, в том числе в процессе подготовки документов для регистрации ФПГ и их представления в полномочный государственный орган, на этих стадиях данное юридическое лицо еще не вправе именоваться центральной компанией той или иной группы. Следовательно, при ее первичной государственной регистрации в качестве юридического лица в ее полном наименовании не могут фигурировать слова "центральная компания финансово-промышленной группы". Как правило, на этом этапе в свидетельстве указывается выбранная организационно-правовая форма компании и избранное наименование группы. В последующем после получения свидетельства о внесении группы в государственный реестр ФПГ и по представлении центральной компанией этого документа в орган, обеспечивающий государственную регистрацию юридических лиц, с целью внесения соответствующих изменений в ее наименование она получает право использовать в своем фирменном названии слова "центральная компания финансово-промышленной группы".

Согласно условиям данной нормы, рассматриваемая процедура носит уведомительный характер. Это в полной мере согласуется с положениями ст. 19 Закона о регистрации юридических лиц, которой предусмотрено, что в случаях, установленных федеральными законами, юридическое лицо представляет в регистрирующий орган по месту своего назначения подписанное заявителем уведомление о внесении изменений в учредительные документы, решение о внесении изменений в учредительные документы и сами изменения. В нашем случае об изменениях в наименовании центральной компании ФПГ регистрирующий орган в течение пяти дней по получении указанного уведомления вносит соответствующую запись в государственный реестр, о чем в письменной форме сообщает юридическому лицу, выступившему в качестве заявителя.

4. Ряд особенностей по сравнению с другими юридическими лицами присущ содержанию устава центральной компании ФПГ. Так, он должен определять предмет и цели ее деятельности и соответствовать условиям договора о создании группы. Под таким соответствием имеется в виду отражение в уставе центральной компании концептуальных положений создания ФПГ и организации ее функционирования путем аккумулирования активов участников группы с координацией их деятельности, а также представления имущественных интересов данного производственно-финансового комплекса в отношениях с органами государственной власти, со сторонними субъектами рынка, не входящими в его систему.

Исходя из этого, в случаях, когда функции центральной компании возлагаются на одного из участников группы, необходимо внести соответствующие изменения в ранее зарегистрированный устав данного юридического лица, отразив в нем его цели и задачи в соответствии с договором о создании ФПГ. Для вновь создаваемой центральной компании изначально при подготовке ее уставных документов для первичной регистрации юридического лица уже фиксируются требуемые условия, характеризующие специфику ее деятельности в соответствии с договором о создании ФПГ.

Другая особенность оформления устава центральной компании заключается в том, что регистрирующий юридическое лицо орган, а именно специальные регистрационные подразделения территориальных структур налоговых органов, информируют полномочный государственный орган по регистрации ФПГ, как уже отмечалось в комментарии к ст. 5 и 6, обо всех изменениях, внесенных в ее устав. Такое требование законодателя продиктовано значимостью центральной компании в организации деятельности группы, а также предопределенностью содержания ее устава целями и задачами такого производственно-финансового комплекса, обусловленными договором о создании конкретной ФПГ.

5. Положениями комментируемой статьи определен ряд условий, которые рассматриваются применительно к организации деятельности центральной компании как специально установленные настоящим Законом, другими законодательными актами РФ, а также договором о создании ФПГ. В их числе особо выделены случаи, когда центральная компания, решая свои задачи, реализует, как правило, комплекс соответствующих функций.

Главная функция заключается в том, что центральная компания ФПГ выступает от имени ее участников в отношениях, связанных с созданием и деятельностью группы. Этой функции придается ключевая роль в силу того, что ФПГ в целом как производственно-финансовая система не является юридическим лицом, а следовательно, не может рассматриваться самостоятельным субъектом предпринимательской деятельности со всеми присущими ему признаками. Именно центральная компания ФПГ вправе представлять интересы участников группы как на этапе ее создания, так и в процессе согласованной деятельности участников такого комплекса.

Два других блока функций в деятельности центральной компании имеют учетно-отчетную направленность. Так, на нее возлагаются функции по ведению сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса финансово-промышленной группы, а также по подготовке в соответствии с установленными формами ежегодного отчета о деятельности группы. Детальная характеристика этих направлений в деятельности центральной компании приводится в комментарии к ст. 13 и 16 настоящего Закона.

В качестве особого направления в деятельности центральной компании выделяется ведение в интересах участников ФПГ отдельных банковских операций в соответствии с законодательством Российской Федерации о банках и банковской деятельности. Объем полномочий центральной компании в решении этой задачи предопределяется степенью централизации функций в конкретной ФПГ по аккумулированию части денежных ресурсов участников группы на ее счетах, а также предоставленными ей правами по привлечению финансовых ресурсов под инвестиционные проекты, реализуемые в рамках данного объединения, и обязанностями нести ответственность за свои действия.

Акцент на полномочиях центральной компании как субъекта банковских правоотношений обусловлен самой природой финансово-промышленной группы с ее основными целями по консолидации промышленных активов и вовлечению банковского капитала в решение задач по инвестированию ресурсов в освоение привлекательных сегментов товарного рынка соответствующих отраслей экономики страны, в особенности связанных с наукоемким производством. Именно от реализации центральной компанией данного блока функций, как показывает опыт деятельности отечественных и зарубежных производственно-финансовых комплексов такого характера, во многом зависит решение целевых задач ФПГ в условиях современной рыночной экономики с соблюдением антимонопольного законодательства при обеспечении равных конкурентных возможностей с учетом сложившихся международно-правовых требований.

Наряду с рассмотренными функциями центральной компании, которые в обязательном порядке фиксируются в ее уставе, его специальными условиями, детализирующими порядок ведения дел финансово-промышленной группы, могут устанавливаться также иные виды деятельности, в том числе и закрепленные в договоре о создании ФПГ. В этом плане прежде всего выделяется деятельность, как уже указывалось выше, по координации производственно-финансового взаимодействия участников группы, что особенно важно для ФПГ не только горизонтального типа, но и вертикального, предполагающих согласованность в работе структур одного профиля в определенном сегменте рынка либо имеющих специализацию в производстве товаров (работ), используемых в комплектации конечного продукта для его реализации потребителю.

Данный вид деятельности в зависимости от характера его реализации при использовании современных управленческих технологий, всего имеющегося правового инструментария и возможностей, предоставляемых действующим законодательством для субъектов предпринимательства, в немалой степени является определяющим для обеспечения сбалансированного функционирования всех участников ФПГ как системного производственно-финансового комплекса. В его основе заложены принципы консолидации объединяющихся юридических лиц с учетом специфики каждой ФПГ, где центральная компания может выполнять и те виды деятельности, которые не наблюдаются во многих других группах.

Например, в ФПГ с наукоемким производством центральная компания может вести инновационную деятельность, связанную с осуществлением, координацией и внедрением перспективных научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок. Поэтому перечень видов деятельности для каждой группы индивидуален в зависимости от ее целей и задач, а следовательно, не может быть какого-то типового устава для центральной компании ФПГ, поскольку это будет противоречить самой идее создания производственно-финансовых комплексов в современном экономическом механизме России как гибких и динамичных объединений юридических лиц с учетом их имущественных интересов.

 

Глава IV. Деятельность финансово-промышленной группы

 

Статья 12. Понятие деятельности финансово-промышленной группы

Специфика финансово-промышленных групп проявляется как в процедуре их создания, так и в организации самой деятельности объединяемых юридических лиц. Под такой деятельностью комментируемая статья подразумевает деятельность участников ФПГ, которая ведется ими согласно договору о создании финансово-промышленной группы с учетом ее организационного проекта либо только в соответствии с последним. При этом важным условием в понимании деятельности ФПГ является то, что она осуществляется при использовании обособленных активов.

Фактически в определении деятельности ФПГ как предмета правового регулирования нормами законодательства, прежде всего предпринимательского, банковского, налогового, таможенного, страхового, следует выделять три составляющие, а именно: особый субъектный состав деятельности, правовые основания ее ведения и специфичность имущественной базы. Учитывая, что субъектный состав деятельности ФПГ и его правовое положение детально были охарактеризованы в комментариях к ст. 2, 3 и 4, необходимо только добавить, что субъектный состав деятельности ФПГ включает не только юридические лица, вошедшие в число участников созданной финансово-промышленной группы, но и ее центральную компанию. Акцент на этом моменте сделан для точной оценки роли и места центральной компании, когда она создается путем регистрации нового юридического лица специально для ведения соответствующих функций, а также для более полного позиционирования других участников ФПГ в случаях наделения их специальной правоспособностью путем лицензирования их деятельности.

Для полноты характеристики особенностей деятельности ФПГ необходимо различать функционирование группы с позиции как производственно-финансового комплекса в целом, так и его отдельных участников, выступающих в качестве самостоятельных субъектов предпринимательства. В связи с этим следует особое внимание уделить вопросу о лицензировании предпринимательской деятельности с точки зрения возможного регулятивного влияния государства в лице своих полномочных органов на организацию работы ФПГ.

Правовая природа института лицензирования отдельных видов предпринимательской деятельности для современной нормотворческой практики России в условиях становления рыночной экономики стала формироваться с начала 90-х годов прошлого столетия. В числе первых структур предпринимательства в России, в отношении которых в качестве регулятора стала использоваться лицензионная (разрешительная) процедура для предоставления права на ведение конкретным субъектом специализированной коммерческой деятельности, следует отметить банки и страховые компании.

Дальнейшее развитие института лицензирования предпринимательской деятельности было обусловлено прежде всего положениями принятого и введенного в действие в 1995 г. Гражданского кодекса РФ. Так, абз. 3 п. 3 ст. 49 ГК РФ предусмотрено, что отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законодательством, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Однако и до настоящего Кодекса в ряде законов Российской Федерации, нацеленных на регулирование отдельных сфер деятельности, уже предусматривалась, как выше отмечено, процедура лицензирования, в соответствии с которой вводился разрешительный порядок. Например, в Законе РСФСР от 2 декабря 1990 г. "О банках и банковской деятельности"*(127) в числе первых законодательных актов современной России было введено лицензирование как разрешительная форма на осуществление специальной предпринимательской деятельности создаваемыми коммерческими банками в условиях рыночной экономики.

Если оценивать в целом законодательное обеспечение лицензирования предпринимательства до ГК РФ и последующей практической реализации его соответствующих положений, то можно констатировать, что только с принятием Федерального закона от 25 сентября 1998 г. N 158-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"*(128) стала складываться системная законодательная база в вопросах регулирования разрешительной процедуры на получение права осуществлять перечисленные в законе виды деятельности. При этом в данный Закон за неполные пять лет уже неоднократно вносились изменения, в том числе в его обновленную редакцию от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ*(129).

Настоящий факт свидетельствует о попытках найти оптимальный механизм урегулирования одного из главных вопросов статусности предпринимательских структур, наделенных правами юридического лица и выступающих ключевыми субъектами рыночной экономики*(130). Имеется в виду, что сам институт лицензирования по своей правовой природе ориентирован на придание в отдельных случаях юридическому лицу, согласно ст. 49 ГК РФ, специальной правоспособности, дозволяющей вести разрешенную деятельность конкретному субъекту*(131). Следовательно, без специального разрешения (лицензии) юридическое лицо не вправе осуществлять те виды деятельности, которые включены в перечень, определенный законом.

Важность правильной правовой оценки института лицензирования обусловлена его ролью в определении возможности и прав осуществлять отдельные виды предпринимательской деятельности конкретным юридическим лицом, в том числе входящим в состав ФПГ, с учетом специально установленной действующим законодательством процедуры предоставления этих прав, допускающей случаи отказа в выдаче лицензии либо ее отзыва, если она была ранее выдана. При таком назначении лицензии как правоустанавливающего факта в определенной сфере деятельности юридического лица необходимо обратить особое внимание не только на общий механизм лицензирования, но и на его отдельные стадии в зависимости от специфики конкретных областей предпринимательства.

Имеется в виду, что есть определенные особенности в организации, ведении и результатах предпринимательства в промышленности, строительстве, банковской сфере и других социально-экономических областях. Данные факторы должны приниматься во внимание на всех этапах лицензирования с четким правовым закреплением своеобразия каждого вида деятельности по конкретным юридическим лицам, входящим в состав участников ФПГ. При этом выданные юридическим лицам лицензии при их вхождении в ФПГ не теряют адресности в определении специальной правоспособности только тех предприятий или организаций, которые получили такое разрешение на ведение определенной предпринимательской деятельности.

Обоснованность такой постановки вопроса можно проследить на примере видовой классификации авиационной техники, которая подтверждается редакцией названия соответствующих видов деятельности, предусмотренных в п. 1 ст. 17 Закона о лицензировании, где в числе первых четырех видов лицензируемой деятельности указаны: разработка авиационной техники, в том числе авиационной техники двойного назначения; производство авиационной техники, в том числе авиационной техники двойного назначения; ремонт авиационной техники, в том числе авиационной техники двойного назначения; испытание авиационной техники, в том числе авиационной техники двойного назначения.

Следовательно, само лицензирование в данной сфере предпринимательства предполагает предварительное определение того, к какому виду деятельности относятся конкретные работы, услуги в зависимости от технологии их осуществления, характерной для каждого из названных наименований этой техники. Вторым важным фактором является определение целей и сферы применения авиационной техники с учетом приведенной ее классификации по назначению и особенностям потребителя. Это касается всех названных в законодательстве видов лицензируемой деятельности, в том числе связанных с авиационной техникой на этапах ее разработки, производства, ремонта и испытаний.

Такой подход предопределен нормами соответствующих законодательных актов, что требует четкости в разграничении видов лицензируемой деятельности в каждой сфере с целью исключения неоправданного расширения использования разрешительных процедур со стороны ведомств для влияния на рыночный механизм, в том числе при разработке, производстве и обслуживании авиационной техники. С учетом этого законодатель счел необходимым указать в ст. 18 "Переходные положения" Закона о лицензировании на необходимость приведения нормативных правовых актов, регулирующих порядок лицензирования отдельных видов деятельности, в соответствие с этим Законом.

В рассматриваемом случае имеются в виду прежде всего Положения о лицензировании деятельности по разработке, производству и испытаниям авиационной техники, в том числе авиационной техники двойного назначения, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 27 мая 2002 г. N 346*(132). Все Положения по отдельным видам работ, услуг по разработке, производству и испытаниям авиационной техники, в том числе двойного назначения, посвящены прежде всего определению документооборота при получении лицензии. В то же время сами эти работы как предмет лицензирования сформулированы в таком обобщенном виде, особенно в части проведения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и экспериментальных работ, создания для них систем на базе компьютерных технологий, разработки программ, моделирования систем и процессов, что исключают достижение требуемой ясности при определении конкретных видов деятельности в анализируемой сфере: подпадают они под разрешительный порядок в установленной сфере или нет.

Необходимость установления четкости в определении конкретных видов деятельности, подлежащих лицензированию в рассматриваемой сфере, обусловлена прежде всего тем, что в ней наряду с работами, производством и услугами по конечному продукту, включенному в предусмотренный ст. 1 Закона от 8 января 1998 г. N 10-ФЗ "О государственном регулировании развития авиации"*(133) перечень видов авиационной техники, осуществляется целый комплекс различных видов деятельности, результатом которых являются, например, отдельные разработки на уровне компоновок либо инженерно-техническое сопровождение, а также ряд других аналогичных видов работ по отдельным узлам, элементам.

Следовательно, именно конкретные наименования авиационной техники, перечисленные в ст. 1 Закона о развитии авиации, должны рассматриваться в качестве основания для формулирования перечня лицензируемых работ и услуг по разработке, производству и испытаниям авиационной техники. Указанная норма этого акта не допускает какого-либо расширительного толкования перечня названной авиационной техники, что делает недопустимым включение иной деятельности в число разновидностей лицензируемых работ и услуг.

С учетом этого необходимо внести коррективы в приложение к Положению о лицензировании деятельности по разработке, производству и испытаниям авиационной техники, в том числе авиационной техники двойного назначения, с целью уточнения предмета лицензирования в рамках закона. Приведенный пример показывает, насколько важно точно определять сферы деятельности каждого участника ФПГ, в том числе при осуществлении ими лицензируемого производства, что особо актуально для определения их вклада в общие результаты комплекса при организующей роли центральной компании.

Отнесение центральной компании к числу субъектов деятельности ФПГ наряду с другими участниками корпоративного объединения вполне оправдан. Результаты анализа деятельности центральных компаний ряда ФПГ показывают, что для них характерно не только осуществление организационных либо координационных функций, но и ведение отдельных видов производственно-финансовой деятельности в интересах, как уже было показано в комментарии к ст. 11 настоящего Закона, других участников группы в порядке реализации элементов ее организационного проекта. Это подтверждается и условиями ст. 14 настоящего Закона об ответственности участников ФПГ, рассматриваемыми далее.

Важный характеризующий момент деятельности финансово-промышленной группы как корпоративного объединения - это определение того, ведется ли она на основании договора о создании ФПГ с учетом ее организационного проекта либо только в соответствии с таким договором или указанным проектом. Названные документы являются локальной правовой базой, легализованной в процессе государственной регистрации ФПГ, и служат в комплексе с нормами действующего законодательства должной правовой базой для регулирования ведения деятельности конкретной промышленно-финансовой группы. Локальная правовая база каждой группы, а также сочетание таких ее актов, как договор о создании ФПГ и организационный проект, обусловлены в первую очередь содержанием этих актов и их сбалансированностью между собой, а также видовыми особенностями конкретной группы.

Так, если производственно-финансовый комплекс построен по горизонтальному принципу, когда его участники интегрируются по однородной деятельности в определенном секторе рынка, они взаимодействуют в основном с центральной компанией, которая выполняет для них некоторые централизованные функции, например по маркетингу, хранению и сбыту продукции, подготовке кадров, продвижению инвестиционных проектов.

Для ФПГ вертикального типа характерно объединение, как уже отмечалось, участников с разнопрофильным производством, продукция которых является сырьем, материалами или комплектующими для получения конечного продукта, например автомобиля, реализуемого на рынке в качестве товара, готового к использованию потребителем. В таких производственно-финансовых комплексах наблюдаются разветвленные связи между непосредственными производителями сырья и его потребителями внутри группы, которые в свою очередь производят из него комплектующие детали, узлы, агрегаты, поставляемые на главный конвейер для сборки автомобиля, реализуемого сбытовыми структурами такого корпоративного объединения. Поэтому организация производственно-финансовых связей в вертикальных корпоративных объединениях отличается большей разветвленностью, что обусловлено необходимостью обеспечения правового регулирования отношений участников группы не только с центральной компанией, но и между собой с координацией складывающихся кооперационных связей внутри ФПГ.

Учитывая экономико-правовую природу ФПГ в зависимости от интеграционной специфики конкретной группы, необходимо для каждого подобного объединения юридических лиц моделировать свой правовой механизм с использованием такого проверенного инструментария, как предпринимательский договор для регулирования складывающихся организационно-производственных и финансово-инвестиционных связей в системе рассматриваемых комплексов. Для этого целесообразна подготовка в контексте содержания организационного проекта модельных договорных форм рекомендательного характера с учетом кооперационной специфики данной ФПГ по определенным видам деятельности и ресурсного обеспечения с использованием через банки группы как ее финансово-расчетные центры всего набора современного правового инструментария с целью повышения эффективности имеющихся у участников группы как собственных, так и заемных оборотных средств.

В связи с этим в качестве рекомендации представляется целесообразным для закрепления правового механизма регулирования связей участников группы при взаимодействии между собой практиковать подготовку Положений об организации договорных отношений в конкретной ФПГ с учетом ее особенностей. Если взять в качестве примера аналогичный документ такой известной производственно-хозяйственной системы, как ОАО "КамАЗ", построенное по смешанному принципу, когда сочетаются холдинговые принципы и "система участия", то в нем акцент сделан на увязку с соответствующим договорным инструментарием отношений всех структур комплекса с ориентацией на решение конечной задачи - производства большегрузных автомобилей различных модификаций и их сбыта в условиях жесткой конкуренции по данному виду продукции на внутреннем и внешнем рынках.

В подобных актах этих комплексов особое место отводится регулированию вопросов учета поставляемой продукции, комплектующих, выполненных работ для участников ФПГ, а также определяются порядок и формы расчетов между ними с использованием, например, вексельных схем и клирингового механизма. Учитывая, что в процессе ведения совместной деятельности между участниками ФПГ могут возникать разногласия, приводящие к предпринимательским спорам, в актах целесообразно определить порядок разрешения таких споров с возможным формированием специальной структуры в форме третейского суда. С принятием Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации"*(134) процесс формирования и деятельности таких судов, которые создаются по инициативе спорящих сторон, получил более активное развитие. Это, как показывает практика правового регулирования отношений в ряде ФПГ, способствует оперативному устранению возникших разногласий между участниками группы, экономии средств, которые могут быть направлены на оплату государственной пошлины при рассмотрении споров в системе арбитражных судов РФ либо международных судов, если речь идет об урегулировании разногласий в транснациональных ФПГ между их участниками из различных стран.

Важным условием в характеристике финансово-промышленной группы является отграничение деятельности юридических лиц, осуществляемой ее участниками в рамках конкретной ФПГ, от деятельности, которая ведется ими в качестве субъектов предпринимательской деятельности вне интеграционных связей, складывающихся в рамках такого комплекса. Это необходимо для точной учетной оценки продукции, работ или услуг, произведенных в процессе ведения совместной деятельности участниками группы с определением совокупной доходной массы в результате консолидации ими своих ресурсов, а в последующем - с выделением из нее доли каждого юридического лица ФПГ пропорционально его вложениям в полученные общие доходы.

Рассматриваемая норма в качестве ключевого момента определения деятельности, которая ведется в рамках финансово-промышленной группы ее участниками, устанавливает такой критерий как использование ими обособленных активов. Следовательно, законодатель в данном случае на первый план выдвигает условие об обособленности части активов участников ФПГ для их целевого использования в соответствии с задачами созданного производственно-финансового комплекса, обозначенными в ст. 2 настоящего Закона. Формы такого обособления могут быть различными в зависимости от видов активов (например, материальными и нематериальными).

Так, участники ФПГ могут передавать часть имущества и денежные средства на формирование целевых фондов для осуществления ими совместной деятельности по экономическому развитию либо выпуску определенных видов продукции на интеграционных началах. Для этого могут создаваться инвестиционные, резервные, инновационные, пенсионные, страховые и другие фонды, которые находятся в совместном ведении участников ФПГ. Управление такими фондами осуществляется, как правило, центральной компанией либо специально созданными и зарегистрированными для этого юридическими лицами. Основу правового режима этого обособленного имущества участников ФПГ с последующей его консолидацией составляют принципы владения, пользования и распоряжения совместной собственностью.

Обособление активов участников ФПГ возможно и в форме определения части промышленных мощностей конкретного предприятия, входящего в ее состав, для осуществления на его имущественной базе производства в соответствии с организационным проектом группы путем использования сырья, материалов, комплектующих других участников на условиях их кооперации в рамках конкретного производственно-финансового комплекса. В таких случаях указанная часть имущества (например, цех с его производственной базой либо энергетические установки) находится в ведении того или иного участника ФПГ как его собственника (владельца), но она будет использоваться полностью или частично для решения задач группы.

Таким образом, возможна еще одна форма обособления активов, которая в отличие от формирования фондов с передачей их в управление центральной компании либо специально созданному для этого юридическому лицу не предполагает изъятие соответствующего имущества из ведения участников ФПГ. Правовой режим такого вида обособленных активов отличен от тех же централизованных фондов, создаваемых участниками ФПГ. Поэтому для более эффективной работы группы с учетом ее целевых задач важно четко определить правовой режим формируемых активов в зависимости от форм обособления и его использования путем принятия, например, Положения об имуществе, денежных средствах и других видах активов в ФПГ, объединяемых участниками группы для ведения совместной деятельности. Подобный акт локального характера будет нормативно-правовой базой регулирования имущественных отношений между участниками группы в процессе осуществления ими предпринимательской деятельности на принципах интеграции и кооперации.

 

Статья 13. Сводный учет в финансово-промышленной группе

1. Комментируемая норма допускает возможность признания ФПГ консолидированным субъектом предпринимательской деятельности в налоговых правоотношениях, а также предусматривает случаи ведения сводных учета, отчетности и баланса финансово-промышленной группы. Вместе с тем установлен ряд условий, которые следует учитывать при реализации данного положения. Так, порядок признания ФПГ консолидированным налогоплательщиком в отдельных случаях определяется прежде всего законодательством Российской Федерации о налогах, а также договором о создании финансово-промышленной группы. При этом в состав такой консолидированной группы включаются только участники ФПГ, занятые в сфере производства товаров и услуг. В результате банки, страховые и иные непроизводственные компании, входящие в состав ФПГ, не могут быть в числе участников признанной консолидированной группы налогоплательщиков. Кроме того, исходя из редакции рассматриваемой нормы, деятельность участников ФПГ непроизводственного профиля не может быть предметом сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса.

Следовательно, в отношении ФПГ как консолидированной группы юридических лиц выделяются учетно-отчетные операции по ведению сводных учета, отчетности и баланса такого корпоративного объединения. Имеется в виду подготовка фактически таких материалов, которые характеризуют совокупное имущественно-финансовое состояние товаропроизводящих участников ФПГ с ее инвестиционной деятельностью на определенную учетно-отчетную дату.

Для полноты определения механизма реализации данной нормы необходимо учитывать особенности нормативно-правовой трактовки таких сугубо бухгалтерских понятий, как "сводный" и "консолидированный", которым в нашем случае отводится одно из ключевых мест при определении технологии учета в ФПГ. Прежде всего следует отметить, что эти понятия здесь представлены в качестве тождественных, поскольку термин "сводные" дублируется термином "консолидированные" с указанием последнего в скобках. Если исходить из трактовки указанных терминов в специальных актах, например Минфина России, то такое отождествление недопустимо прежде всего из-за их различного назначения в системе учета и отчетности.

Так, согласно Закону о бухгалтерском учете, на каждом предприятии определяется его учетная политика. Организация ее, как было установлено утвержденным ранее приказом Минфина России от 28 июля 1994 г. N 100*(135) и Положением по бухгалтерскому учету "Учетная политика предприятия", в последующем уточненным приказом Минфина России от 9 декабря 1999 г. N 60-н*(136), осуществляется путем выбора совокупности способов ведения бухгалтерского учета. К таким способам отнесено "первичное наблюдение, стоимостное измерение, текущие группировки и итоговое обобщение фактов хозяйственной (уставной и иной) деятельности".

Именно в результате реализации принятой на каждом предприятии конкретной ФПГ учетной политики формируется необходимая информационная база данных о текущем и итоговом финансово-имущественном состоянии участников группы. При этом учетные данные в качестве характеризующих факторов используются органами управления юридического лица и его учредителями как для организации управленческого процесса в рамках самого предприятия, так и для информирования внешних пользователей, включая центральную компанию ФПГ, путем раскрытия данных учета через бухгалтерскую отчетность, которая в установленных формах и сроках адресуется прежде всего полномочным органам государственной исполнительной власти и собственникам предприятия.

Таким образом, первичным является учет на каждом предприятии ФПГ, данные которого закладываются в основу отчетности с формированием комплексного документа - баланса (текущего, квартального либо годового). Вместе с тем для характеристики учета и отчетности в рамках ФПГ важным является то, что в настоящее время активно проводится трансформация всей российской учетно-отчетной системы в контексте принципов соответствующих международных стандартов. Согласно Постановлению Правительства РФ от 6 марта 1998 г. N 283 "Об утверждении Программы реформирования бухгалтерского учета в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности"*(137), уже предпринят ряд шагов в этом направлении. Определяющими этапами в реализации названной Программы за истекший период стали:

- переход к учету по так называемому методу начислений;

- развитие и совершенствование методологии учетной политики субъектов предпринимательской деятельности;

- изменение форм бухгалтерской отчетности;

- введение отчета о движении денежных средств;

- новый порядок составления сводной отчетности;

- обеспечение открытости (публичности) отчетности;

- упорядочение отчетности перед налоговыми и другими полномочными государственными органами;

- развитие института независимого аудита; и др.

В связи с указанными изменениями на сегодняшний день бухгалтерский учет и отчетность в России существенно приблизились по своим элементам к отчетности, определяемой Международными стандартами финансовой отчетности (МСФО). Теперь российские предприятия (организации), в том числе входящие в ФПГ, составляют бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках, отчет о движении денежных средств с пояснениями к таким отчетам, что аналогично содержанию учетно-отчетной документации любой западной компании. Вместе с тем сохранились еще и различия, которые можно объяснить разными подходами к трактовке отдельных элементов постановки и ведения бухгалтерского учета. Например, наблюдаются различия в порядке оценки, признания и отражения в отчетности отдельных видов активов, пассивов и операций, а также практикуется разный порядок формирования отчетных показателей об основных средствах, НИОКР, договорах аренды, условных обязательствах, событиях после отчетной даты, прекращенной деятельности*(138).

В комментируемой норме баланс выделен в отдельную позицию, что подчеркивает его значимость в характеристике финансового и имущественного положения предприятия среди других участников конкретной ФПГ по состоянию на ту или иную отчетную дату. Однако сам по себе баланс является разновидностью форм бухгалтерской отчетности, в состав которой он включен согласно ст. 13 Закона о бухгалтерском учете. Вместе с тем выделение его в рассматриваемом случае в качестве особой формы отчетности свидетельствует о его универсальности как отчетного и информационного документа, с высокой степенью достоверности отражающего финансово-имущественное состояние юридического лица на определенную дату при соблюдении нормативно-правовых требований к его составлению.

Закреплением в комментируемой статье трех взаимосвязанных элементов учетно-отчетной политики в ФПГ показана ее значимость в организации деятельности участников группы в системе корпоративного объединения, создаваемого на принципах производственно-инвестиционного комплекса. При этом если учет, согласно п. 1 ст. 1 Закона о бухгалтерском учете, представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организации и их движении путем сплошного, непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций, то отчетность как понятие в ст. 2 этого Закона определяется в качестве единой системы данных об имущественном и финансовом положении организации и о результатах ее хозяйственной деятельности, формируемой на основе бухгалтерского учета по установленным формам.

Следовательно, надлежаще организованный в ФПГ учет по каждому участнику производственного профиля является юридически значимым условием достоверной отчетности, которая по действующему предпринимательскому, налоговому, таможенному, антимонопольному законодательству рассматривается в качестве правообразующего условия при внесении обязательных платежей, таможенных сборов, признании должника банкротом, установлении нарушений добросовестной конкуренции. Такая отчетность важна и для обеспечения адекватной оценки участия каждого предприятия, входящего в состав ФПГ, в совместных производственно-финансовых проектах, с точным определением размера вложенных активов и доли конкретного участника группы в доходах комплекса по результатам деятельности.

Поэтому, принимая во внимание финансово-правовую природу рассмотренных учетно-отчетных инструментов, предусмотренных комментируемой нормой для ФПГ, необходимо, как выше было отмечено, определить назначение сводной и консолидированной форм в системе учета таких комплексов в зависимости от особенностей их организационного построения и моделей управления, а также характера объединения активов участников конкретной группы.

Различие сводных и консолидированных учетно-отчетных форм проявляется прежде всего в их назначении и технике составления, что важно для ФПГ как специфичной совокупности юридических лиц. Так, в середине 90-х годов в связи с обновлением законодательства о предпринимательской деятельности Минфин России первоначально в приказе от 28 июля 1995 г. N 81 "О порядке отражения в бухгалтерском учете специальных операций, связанных с введением в действие первой части Гражданского кодекса Российской Федерации"*(139) дал определение сводной отчетности и случаев, когда она составляется. В последующем положения этого документа были расширены и уточнены в Методических рекомендациях по составлению и представлению сводной бухгалтерской отчетности, утвержденных приказом Минфина России от 30 декабря 1996 г. N 112*(140). В них определяется необходимость и порядок составления сводной бухгалтерской отчетности в случае наличия у организации дочерних и зависимых обществ, которые могли создаваться в соответствии с положениями ст. 105 и 106 ГК РФ, а также ст. 6 Закона "Об акционерных обществах". Акцент в этих Методических рекомендациях сделан именно на составлении сводной отчетности по структурам, объединяемым на холдинговых принципах как основное и дочерние (зависимые) общества. Аналогичный подход наблюдается в Международных стандартах бухгалтерского учета (IAS), носящих рекомендательный характер, где предлагается при составлении сводного финансового отчета материнской компании включать в него показатели деятельности всех ее дочерних компаний, рассматривая их в качестве одного предприятия*(141).

Таким образом, в отечественной и международной практике сводная бухгалтерская отчетность трактуется как система показателей, отражающих финансовое положение на отчетную дату и финансовые результаты за отчетный период группы таких взаимосвязанных организаций ("основное - дочерние общества"). Если исходить из технологии подготовки сводной отчетности, то ее отличает прежде всего составление путем построчного (постатейного) суммирования соответствующих данных, отраженных в установленных формах бухгалтерской отчетности организаций, которые находятся фактически в холдинговых правоотношениях. Следовательно, она объединяет бухгалтерскую отчетность дочерних обществ и включает данные о зависимых обществах, каждое из которых является юридическим лицом.

Предпосылкой сводной отчетности является ее составление в объединяемой группе предприятий или организаций одного собственника либо для статистического обобщения по отраслевому и другим признакам. С учетом этого необходимо подчеркнуть, что для ФПГ использование сводного учета и отчетности в точном соответствии с назначением этой формы возможно в случаях организационного построения таких комплексов именно по классической холдинговой модели, когда холдинг, выполняя функции головной компании, является держателем контрольных пакетов участников группы и выступает от лица их собственников.

В отличие от таких ФПГ иной подход в ведении учетно-отчетной политики требуется в случаях вхождения в состав участников комплекса юридических лиц на основании заключенного ими договора о создании финансово-промышленной группы при консолидации только части их активов. В результате определенные объемы производства, работ, услуг участников таких договорных ФПГ будут осуществляться вне участия в организационном проекте группы, что предполагает необходимость дифференциации соответствующих учетно-отчетных данных ее участников для определения показателей их работы именно в рамках промышленно-финансового комплекса. Данные условия диктуют необходимость использования методов прежде всего выборочного учета с обобщением его данных.

Наиболее приемлемой формой для так называемых договорных ФПГ представляется ведение именно консолидированной отчетности, основным отличием которой от уже рассмотренной сводной отчетности является то, что она составляется путем элиминирования*(142) отдельных показателей предприятий, входящих в группу. Цель такой формы - исключение в документах консолидированной отчетности необоснованного счета по активам, продукции (работам, услугам) участников ФПГ, не связанных в полном объеме с деятельностью в рамках выполнения условий организационного договора и (или) договора о создании финансово-промышленной группы. Следовательно, консолидация*(143) показателей бухгалтерских отчетов предприятий, организаций группы осуществляется на базе учета тех данных по каждому юридическому лицу, которые отражают сведения об их имущественно-финансовом участии в деятельности данной ФПГ. Так, в консолидированном балансе*(144) финансово-промышленных групп должны отражаться те суммированные показатели, которые являются результатом учета по каждому юридическому лицу группы, занятому в сфере производства товаров, услуг в рамках участия в совместной деятельности именно по ФПГ. Что касается самого содержания баланса ФПГ, то оно будет детально рассматриваться далее.

В комментируемой норме в части признания участников ФПГ консолидированной группой налогоплательщиков, а также применительно к ведению сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса финансово-промышленной группы употребляется термин "могут". Данное условие и его выполнение ставятся в зависимость от определенных обстоятельств. В тексте как данной, так и других статей настоящего Закона предусмотрен ряд условий, что уже отмечалось, при соблюдении которых совокупность определенных участников рассматриваемого производственно-финансового комплекса может быть признана в качестве консолидированной группы в налоговых, антимонопольных, учетно-отчетных, бюджетно-финансовых, инвестиционных, инновационных и других правоотношениях.

Законодательством РФ о налогах исходные принципы налогообложения применительно к консолидированным группам налогоплательщиков ФПГ специально не выделяются. Вместе с тем, согласно ст. 20 Налогового кодекса РФ (НК РФ), в числе налогоплательщиков и плательщиков сборов определяется такое понятие, как взаимосвязанные лица со случаями участия одной организации в другой с долей в уставном капитале более 20%. Наряду с этим в ст. 278 настоящего Кодекса закреплены положения об особенностях определения налоговой базы по доходам от участия в совместной деятельности по договору простого товарищества. Следует также отметить, что помимо указанных статей НК РФ в нем нет положений, в которых были бы отражены особенности консолидированных групп налогоплательщиков с присущими таким отношениям особенностями правового режима налогообложения.

Кроме того, в ст. 18 НК РФ, определяющей специальные налоговые режимы, даже не упомянуты ФПГ, холдинги и другие формы объединения коммерческих организаций в качестве возможных консолидированных групп налогоплательщиков, что повлекло за собой необходимость в принятии подзаконных актов, которые могут издаваться органами исполнительной власти различного уровня в пределах их компетенции и только в предусмотренных законодательством о налогах и сборах случаях. В результате фактически реализация рассматриваемого условия комментируемой нормы сопряжена с трудностями, вызванными прежде всего отсутствием четкого правового механизма в определении порядка признания участников ФПГ в качестве консолидированных групп налогоплательщиков в соответствии с положениями настоящего Закона и НК РФ.

В решении вопроса о признании участников конкретной ФПГ консолидированной группой с определением ее в качестве налогоплательщика и субъекта учетно-отчетных правоотношений важная роль отводится договору о создании финансово-промышленной группы. Именно в нем, как показывает правоприменительная практика создания и деятельности ФПГ, следует специально выделить условие и о порядке реализации рассматриваемой нормы с учетом специфики конкретной группы и состава ее участников. Однако, если исходить из общих принципов императивности налогового законодательства, то следует признать, что участники конкретного объединения юридических лиц в договоре о создании ФПГ могут выразить свое намерение выступить в качестве консолидированной группы налогоплательщиков.

В отличие от налоговых правоотношений участники ФПГ в договоре о создании финансово-промышленной группы вправе изначально определить как случаи, так и принципы ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса сформированной группы с соблюдением порядка, установленного законодательством РФ в специально принятых Правительством РФ нормативных правовых актах. Акцент на этих аспектах комментируемой нормы сделан прежде всего с целью установления особенностей механизма ее реализации в контексте различных отраслей законодательства РФ, а также для выявления существующих противоречий в регулировании рассматриваемых правоотношений и определения возможных путей их устранения, в том числе в процессе нормотворчества.

2. В компетенцию Правительства РФ, согласно п. 2 комментируемой статьи, входит определение порядка ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса ФПГ. Этот порядок утвержден, как отмечалось, Постановлением Правительства РФ от 9 января 1997 г. N 24 "О порядке ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса финансово-промышленных групп"*(145). Данным документом предусмотрено, что ведение сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса ФПГ осуществляется центральной компанией, которая может быть, как отмечалось выше, учреждена всеми участниками договора о создании финансово-промышленной группы либо являться по отношению к ним основным обществом, уполномоченным на выполнение таких и других централизованных функций в интересах данного комплекса. При этом на центральную компанию ФПГ возлагается составление не только сводной (консолидированной) бухгалтерской, но и статистической отчетности финансово-промышленной группы, которая в отличие от первой представляется ею в установленном порядке именно в Государственный комитет Российской Федерации по статистике (Госкомстат России). Сводная (консолидированная) бухгалтерская отчетность ФПГ составляется центральной компанией по установленным для юридических лиц формам.

Исходя из п. 4 и 5 указанного Порядка ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса ФПГ, основным назначением такой сводной (консолидированной) бухгалтерской и статистической отчетности является отражение имущественного и финансового положения группы, а также результатов ее инвестиционной деятельности. Ведение этих видов отчетности должно базироваться на соблюдении ряда принципов, среди которых в данном случае целесообразно специально отметить, что:

- показатели бухгалтерского баланса и финансовые результаты, отражающие объемы реализации товаров (работ, услуг), а также обязательства и расчеты между центральной компанией и участниками финансово-промышленной группы в отчетность не включаются;

- показатели финансово-хозяйственной деятельности страховых компаний, банков и иных кредитных и страховых организаций, а также инвестиционных институтов (за исключением центральной компании) в отчетность не включаются. При наличии в составе финансово-промышленной группы двух и более банковских или страховых организаций либо инвестиционных институтов составляется отдельная сводная (консолидированная) отчетность по видам деятельности этих организаций.

Последнее положение о невключении в сводную (консолидированную) отчетность показателей финансово-хозяйственной деятельности банков и иных кредитных организаций, а также страховых компаний и инвестиционных институтов (за исключением, если она является таковым, центральной компании) обусловлено уже рассмотренным п. 1 настоящей статьи, который предопределяет возможное включение в такую отчетность сведений только об участниках, занятых в сфере производства товаров, услуг. Однако следует обратить внимание на возможное составление сводной (консолидированной) отчетности по видам деятельности банков и иных кредитных организаций или страховых и инвестиционных компаний, входящих в состав участников ФПГ. Прежде всего имеются в виду случаи, когда в состав ФПГ входит не менее двух из указанных разновидностей участников непроизводственной сферы, что предполагает составление отдельной сводной (консолидированной) отчетности по видам деятельности этих организаций.

Выделение в отдельный вид отчетности сводной (консолидированной) отчетности по банковским, страховым и инвестиционным структурам, входящим в состав ФПГ, вызвано тем, что эти юридические лица, занятые в непроизводственной сфере, имеют специальную систему учетно-отчетных показателей, отражающих их финансовое и имущественное положение, а также результаты деятельности. Например, для банков в соответствии со ст. 4 Закона о банках такая отчетность составляется с соблюдением требований Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, от 5 декабря 2002 г. N 205-П*(146), а также Положения Банка России от 30 июня 2002 г. N 181-П*(147) "О консолидированной отчетности".

Центральной компании финансово-промышленной группы вменяется подготовка пояснительной записки к представляемой сводной (консолидированной) отчетности с указанием в ней наименования соответствующих участников финансово-промышленной группы, их юридического адреса, величины их уставных капиталов, доли каждого участника при объединении активов. В связи с этим необходимо иметь в виду, что сама центральная компания ФПГ как юридическое лицо не освобождается от обязанности составления и представления всей необходимой бухгалтерской отчетности о своей финансово-хозяйственной деятельности на основе данных аналитического учета по формам, утвержденным Минфином России для организаций. Следует особо отметить возложенную на центральную компанию, согласно п. 7 Порядка ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса ФПГ, функцию по представлению годового отчета ФПГ, что более детально раскрывается в комментарии к ст. 16 настоящего Закона.

Анализ состояния нормативно-правовой базы о ведении учета и составлении отчетности, включая баланс ФПГ, в контексте сложившейся соответствующей правоприменительной практики подготовки сводных (консолидированных) учетно-отчетных материалов действующих производственно-финансовых корпоративных объединений показывает все возрастающее их значение. Именно такие документы учета и отчетности по ФПГ содержат необходимую информацию, характеризующую группу юридических лиц, которые действуют в рамках единой экономико-правовой стратегии интеграции своих активов.

Данная информация, как уже отмечалось, необходима как для самой ФПГ, так и для внешних ее потребителей, а именно: управленческим структурам предприятий и банкам ФПГ, инвесторам и кредиторам; поставщикам (продавцам), заказчикам (покупателям); структурам банковского сообщества, полномочным федеральным, региональным и местным органам исполнительной власти.

Особую значимость бухгалтерские отчеты ФПГ приобретают в решении задач по привлечению отечественных и зарубежных инвестиций с целью осуществления перспективных производственных проектов, реализуемых такими комплексами в различных секторах рыночной экономики, что требует продолжения работы по унификации соответствующих российских методик и форм их составления со сложившимися международными стандартами отчетности в интегрированных предпринимательских структурах.

 

Статья 14. Ответственность участников финансово-промышленной группы

Возможность несения участниками ФПГ ответственности по обязательствам ее центральной компании предусмотрена данной нормой настоящего Закона с учетом особенностей правовой природы финансово-промышленных групп как специфичных комплексов, создаваемых для интеграции промышленного и банковского капитала. При этом акцент делается на трех ключевых условиях построения механизма такой ответственности, а именно:

1) участники ФПГ несут ответственность по тем обязательствам ее центральной компании, которые возникли в результате участия именно в деятельности группы;

2) участники ФПГ несут солидарную ответственность по рассматриваемым обязательствам центральной компании;

3) особенности исполнения солидарной ответственности участников группы устанавливаются договором о создании ФПГ.

Специально выделено условие о обязательствах центральной компании ФПГ, возникших в связи с ее участием в деятельности группы. В данном случае имеется в виду прежде всего исполнение центральной компанией таких предусмотренных п. 5 ст. 11 настоящего Закона функций, как, например, представительство от имени ФПГ в отношениях, связанных с деятельностью группы, в том числе при выполнении в интересах участников такого производственно-финансового комплекса отдельных банковских операций. Иные виды деятельности также могут вестись центральной компанией ФПГ в интересах ее участников, если это установлено уставом такой компании, договором о создании финансово-промышленной группы.

Таким образом, необходимо особо обратить внимание на определение круга обязательств центральной компании, по которым для участников ФПГ возможна солидарная ответственность. Это связано с тем, что центральная компания как юридическое лицо может осуществлять деятельность не только в интересах ФПГ и его участников, но и в целях решения своих предпринимательских задач. Имеются в виду ситуации, когда функции центральной компании, согласно договору о создании ФПГ, выполняет один из участников группы, который наряду с этим осуществляет производственную, торговую или финансовую деятельность, выступая в качестве самостоятельного субъекта предпринимательской деятельности.

В связи с этим возрастает значимость договора о создании ФПГ и устава центральной компании в определении как ее функций в организации деятельности всей группы, так и полномочий в заключении сделок с учетом интересов предприятий, организаций - участниц данного комплекса. Однако правоприменительная практика показывает, что нередко в договоре о создании ФПГ, как уже отмечалось в комментарии к ст. 7 настоящего Закона, рассматриваемые условия не находят должного отражения, что порождает сложности в реализации центральной компанией своих организационно-координационных функций в интересах участников ФПГ при вступлении в обязательственные отношения от имени и в интересах конкретной группы.

Так, при заключении кредитных договоров на получение заемных средств для вложения в инвестиционные проекты, предусмотренные в организационном проекте ФПГ, центральная компания довольно часто не воспринимается банками в качестве полномочного субъекта такого обязательства по причине отсутствия в том же договоре о создании той или иной финансово-промышленной группы четкого определения ее прав и обязанностей. При этом обращается внимание на нечеткости в механизме возможной ответственности на случай невозврата кредитных средств, вложенных, например, в производственные объекты того или иного предприятия конкретной финансово-промышленной группы. Причин такого явления несколько, в числе их особо следует отметить специфику финансово-промышленных групп как объединений коммерческих организаций, создаваемых и действующих в качестве предпринимательских систем без образования юридического лица, что довольно подробно было рассмотрено в комментарии к ст. 2 и 3 настоящего Закона.

Именно это обстоятельство во многом предопределяет порядок выстраивания обязательственных правоотношений, связанных с деятельностью ФПГ через центральную компанию группы, что в свою очередь порождает необходимость использования своеобразного механизма ответственности, характерного для солидарных обязательств (ст. 232 ГК РФ), с учетом специфики договора о совместной деятельности (п. 2 ст. 1041, п. 2 ст. 1047 ГК РФ). Вместе с тем следует принимать во внимание ряд отличительных черт ФПГ как особой организационно-правовой формы, нацеленной на ведение совместной деятельности совокупностью юридических лиц. Это, как уже отмечалось, не позволяет отождествлять в полной мере рассматриваемые производственно-финансовые комплексы с теми же простыми товариществами, в том числе при определении порядка ответственности по соответствующим обязательствам центральной компании и участников конкретной группы.

Так, необходимо изначально учитывать специфику и назначение института ответственности в системе норм правовых актов предпринимательского (хозяйственного) законодательства. Применительно к предприятию как субъекту деятельности в хозяйственной сфере традиционно ответственность рассматривается прежде всего как претерпевание предприятием неблагоприятных экономических последствий непосредственно в результате применения к нему предусмотренных на основании закона санкций (мер ответственности) экономического характера*(148). В то же время для реализации этого исходного принципа предпринимательско-правовой ответственности в процессе деятельности ФПГ и ее центральной компании необходимо учесть сущностные черты, признаки этого важнейшего института любой правовой системы.

Для предпринимательско-правовой ответственности характерны определенные признаки, которые в своей совокупности отличают ее от других видов ответственности (например, административно-правовой или уголовно-правовой). В основе таких признаков, отражающих специфику предпринимательско-правовой ответственности, заложена концепция ответственности, суть которой заключается не в обязанности претерпевания последствий, происходящих из правонарушения, а в самом их претерпевании в сочетании с принуждением*(149).

С учетом такого подхода и результатов анализа правоприменительной практики деятельности субъектов предпринимательства в статусе юридических лиц и их объединений можно выделить следующие признаки предпринимательско-правовой ответственности:

- во-первых, привлечение к ней влечет за собой в конечном итоге возможное претерпевание неблагоприятных последствий экономического характера в виде денежных и иных имущественных санкций;

- во-вторых, субъектами ответственности выступают сами субъекты предпринимательства, а также в отдельных случаях собственники их имущества и другие участники предпринимательских отношений;

- в-третьих, ее воздействие проявляется в применении определенной системы экономических санкций, предусмотренных как предпринимательским законодательством, так и заключенными договорами, а в отдельных случаях локальными актами субъектов предпринимательства;

- в-четвертых, ее применение связывается только со случаями правонарушения, что проявляется в объективных противоправных действиях либо в бездеятельности правонарушителя;

- в-пятых, она наступает, если иного не установлено законом или договором, независимо от вины правонарушителя, за исключением обстоятельств, которые отнесены к непреодолимой силе (форсмажор), что исключает предпринимательско-правовую ответственность.

Характеризуя предпринимательско-правовую ответственность применительно к участникам финансово-промышленной группы и ее центральной компании, следует подчеркнуть, что в процессе создания и деятельности ФПГ с ней взаимодействуют наряду с субъектами предпринимательства различные полномочные государственные органы, осуществляющие функции по сбору налогов, контролю за соблюдением налогового или бюджетного законодательства. Поэтому возможно не только применение мер воздействия на ФПГ и ее центральную компанию со стороны других субъектов предпринимательства, но и влияние других участников рассматриваемых правоотношений, в том числе органов государственного управления и контроля.

Особо следует подчеркнуть, что рассматриваемая ответственность по своей природе является юридической, поскольку суть ее заключается в воздействии потерпевшего (субъекта предпринимательства) на правонарушителя непосредственно либо через арбитражный или третейский суды, а в отдельных случаях - через суд общей юрисдикции. Следовательно, предпринимательско-правовая ответственность включает определенный, предусмотренный законодательством механизм переложения неблагоприятных последствий с одного участника правоотношений в сфере предпринимательства на другого.

Названные черты предпринимательско-правовой ответственности позволяют отграничить ее от экономической ответственности, суть которой заключается в претерпевании субъектом предпринимательства отрицательных экономических последствий в имущественной сфере в результате прежде всего своей неэффективной деятельности (бездеятельности), а не чужой в виде неисполнения обязательства другим субъектом*(150).

Принимая во внимание особенности юридической ответственности и организационно-правовую специфику ФПГ, необходимо вместе с тем исходить из общего положения о предпринимательской деятельности (подп. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ), которая ведется лицами самостоятельно, осуществляется на свой риск с целью систематического получения прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. В указанной норме ГК РФ законодатель делает акцент на четырех ключевых элементах предпринимательской деятельности.

В качестве первого выделяется самостоятельность ведения лицами предпринимательской деятельности.

Второй заключается в том, что она осуществляется на свой риск.

Третий: ее целью является систематическое получение прибыли.

И наконец, получение этой прибыли связано с использованием имущества, продажей товаров, выполнением работ или оказанием услуг.

Следовательно, в основе базовой концепции создания и ведения деятельности ФПГ в целом и ее участниками должен быть их имущественный интерес, выражающийся в получении прибыли при условии несения риска в виде возможных потерь и ответственности за несоблюдение своих обязательств перед своими контрагентами, третьими лицами либо получателями обязательных платежей. Однако назначение ответственности в процессе осуществления предпринимательской деятельности как ее неотъемлемого элемента заключается не только в претерпевании юридическим лицом - участником ФПГ неблагоприятных экономических последствий, но и в выполнении компенсационных функций. Так, согласно ст. 393 ГК РФ, предусмотрено возмещение кредитору убытков, причиненных должником/неисполнителем или ненадлежащим исполнением обязательств.

Именно эти две составляющие (претерпевание неблагоприятных экономических последствий и компенсация (возмещение) убытков кредитора) следует учитывать при определении особенностей ответственности центральной компании ФПГ в увязке с имущественными интересами ее участников, выступающих в статусе юридических лиц. Обусловлено это тем, что фактически складывается обязательственное правоотношение с несколькими субъектами, охватывающее предпринимательские связи как внутри данного корпоративного объединения - между центральной компанией и участниками ФПГ, так и за его пределами, а именно между центральной компанией и сторонними для ФПГ предприятиями либо организациями, выступающими в качестве кредиторов по инвестиционным проектам группы. Поэтому от того, насколько увязаны эти участники правоотношений в конструкциях такого сложного обязательства, связующим субъектом в котором выступает центральная компания, в немалой степени зависит эффективность реализации ее функций, в том числе нацеленных на привлечение ресурсов под заявленные инвестиционные проекты ФПГ.

Установление солидарной ответственности со стороны участников ФПГ по определенным обязательствам ее центральной компании предполагает, согласно ст. 322 ГК РФ, наличие обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, если законом, иными правовыми актами или условиями самого обязательства не предусмотрено иное. В нашем случае условие о солидарной обязанности (ответственности) участников ФПГ предусмотрено комментируемой статьей настоящего Закона, которая корреспондирует в определенной степени с п. 2 ст. 1047 ГК РФ об ответственности товарищей (участников) по договору о совместной деятельности.

При солидарной ответственности кредитор вправе привлечь к ответственности любого из ответчиков как в полном объеме, так и в любой его части. Если рассматривать солидарную ответственность с позиции имущественных интересов участников обязательства, то она является более удобной для кредитора, поскольку предоставляет ему более широкие возможности по реальному удовлетворению его требований к ответственным лицам, каждое из которых находится под угрозой привлечения к ответственности в полном объеме. Так, в случае, когда кредитор не получил полного удовлетворения от одного из солидарных должников, он имеет право требовать недополученного с остальных солидарных должников. Исполнение солидарной обязанности одним из должников освобождает остальных от ее исполнения кредитору.

Вместе с тем должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого, если иное не вытекает из отношений между солидарными должниками (ст. 325 ГК РФ). В данном случае для участников ФПГ будет наблюдаться переход ответственности из внешней плоскости (одним из юридических лиц группы перед кредитором - сторонней организацией) во внутреннюю, когда субъектами таких правоотношений будут только структуры производственно-финансового комплекса. Это в свою очередь повлечет за собой трансформацию солидарной ответственности в долевую, так как предприятие данной ФПГ, исполнившее обязанности должника перед кредитором, получает право требования в регрессном порядке к остальным участникам группы только в равных долях за вычетом своей доли. Следовательно, если исходить из общих принципов солидарной ответственности участников договора о совместной деятельности в сфере предпринимательства, то следует признать, что в зависимости от субъектного состава и обязательства характер такой ответственности может меняться, трансформируясь в долевую*(151).

Необходимо также учитывать положения п. 2 ст. 1047 ГК РФ о том, что участники договора о совместной деятельности (простого товарищества) отвечают солидарно по всем общим обязательствам. В этой норме следует особо обратить внимание на словосочетание "общие обязательства", которым подтверждается, что не все обязательства центральной компании могут повлечь солидарную ответственность участников ФПГ, а только те, которые связаны с деятельностью финансово-промышленной группы. Поэтому в обязательствах центральной компании, возникающих из заключенных договоров только в ее интересах либо в интересах отдельных участников ФПГ, что предполагает отсутствие связи с интересами остальных предприятий, входящих в состав группы, подобные случаи не должны влечь за собой солидарную ответственность для таких, образно говоря, незаинтересованных участников. Данное условие целесообразно отражать в договоре о создании конкретной ФПГ с целью обеспечения определенности в механизме ответственности по обязательствам центральной компании группы.

Приведенный правовой механизм ответственности центральной компании ФПГ ориентирован на так называемые договорные группы, сформированные, как уже было рассмотрено в комментарии к ст. 2 настоящего Закона, на основании заключенного юридическими лицами договора о создании финансово-промышленной группы. Вместе с тем возможно создание ФПГ в качестве совокупности юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества и построенных по так называемой холдинговой модели. По обязательствам таких ФПГ также используются элементы солидарной ответственности, реализация которой имеет свои особенности.

Так, в контексте рассмотренных ст. 322, 323 и 1047 ГК РФ необходимо учитывать положения п. 3 ст. 6 Закона "Об акционерных обществах", закрепляющие специфику механизма ответственности с участием и во взаимодействии основного и дочерних обществ. Прежде всего имеется в виду, что основное общество, которое обладает правом давать дочернему обществу обязательные для последнего указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Наряду с этим выделяется еще одна особенность - дочернее общество не отвечает по долгам основного общества.

Сопоставляя условия указанных норм применительно к ФПГ, созданным по холдинговой модели, следует отметить, что в данном случае наблюдается противоречивость в концепциях солидарной ответственности центральной компании ФПГ и холдинга. Если в первом случае акцент сделан на солидарной ответственности участников группы, то по обязательствам для холдинговых комплексов используется фактически зеркальный подход, когда уже сам холдинг, являясь держателем контрольных пакетов акций других обществ и выступая, как правило, в роли центральной компании, должен нести солидарную ответственность по обязательствам своих дочерних обществ. В связи с наличием указанных различий в законодательной трактовке солидарной ответственности участников в системе договорных ФПГ и групп в форме холдинговых комплексов представляется целесообразным в правоприменительной практике обращать внимание на саму технологию формирования финансово-промышленной группы и ее правовой организации с использованием холдинговой модели.

Так, при регистрации ФПГ, создаваемой на базе только основного и дочерних обществ, на первом плане при определении механизма ответственности участников такой группы будут положения отмеченных норм именно акционерного законодательства, поскольку именно они составляют правовую основу формирования такого корпоративного объединения, а не договор о создании финансово-промышленной группы с целью осуществления совместной деятельности, на который и ориентирована комментируемая статья.

Учитывая данный факт, представляется целесообразным дополнить текст этой статьи условием об отмеченных особенностях солидарной ответственности холдинга с функциями центральной компании как держателя контрольных пакетов дочерних обществ, являющихся одновременно участниками ФПГ. Это будет в полной мере корреспондировать с условием п. 1 ст. 11 настоящего Закона, в соответствии с которым центральной компанией ФПГ также может быть юридическое лицо, являющееся по отношению ко всем участникам основным обществом и уполномоченное в силу Закона на ведение дел финансово-промышленной группы.

Согласно комментируемой статье, особенности исполнения солидарной обязанности (несения ответственности*(152)) устанавливаются договором о создании ФПГ. Указанием на этот факт законодатель подчеркивает, во-первых, значимость солидарной ответственности в организационно-правовом механизме ФПГ и, во-вторых, необходимость ее детального закрепления в договоре о создании конкретной финансово-промышленной группы с учетом специфики отношений между центральной компанией и участниками группы в зависимости от ее функций по координации их деятельности, привлечению и освоению инвестиционных ресурсов в интересах юридических лиц, входящих в состав комплекса. Однако анализ правоприменительной практики показывает, что фактически в договорах о создании ФПГ этому вопросу не уделяется должного внимания как на этапе его подписания при формировании группы, так и в процессе ее функционирования.

Причин этого явления несколько, в их числе следует отметить отсутствие нередко четкой корпоративной концепции как в выстраивании связей внутри комплекса между его участниками и центральной компанией, так и в определении объема полномочий на представление ею интересов ФПГ в целом во внешних правоотношениях при выполнении своих функций исходя из целей созданного комплекса. Кроме того, следует принимать во внимание уже рассмотренную специфику солидарной ответственности как разновидности предпринимательской ответственности с учетом своеобразия самих ФПГ среди других предпринимательских объединений в экономике России.

В решении данной задачи возможно несколько вариантов. Один из них заключается в развернутом отражении в тексте договора о создании ФПГ как на стадии его первичного подписания, так и на стадии внесения в него в результате корректив условий об особенностях исполнения солидарной ответственности по обязательствам центральной компании. Допустим и другой вариант, когда в самом тексте договора о создании ФПГ констатируется общее положение с определением принципа солидарной ответственности по обязательствам центральной компании, являющимся общими для участников группы с указанием особенностей механизма реализации такой ответственности в специальном приложении к этому договору, которое признается его неотъемлемой частью. Такой подход позволяет не только не загромождать базовый текст самого договора о создании ФПГ, но и дать возможность отразить характер солидарной ответственности в развернутом виде с уточнениями применительно к отдельным обязательствам, общим либо индивидуальным, для участников инвестиционных проектов, осваиваемых в масштабах группы.

Предлагаемые подходы в реализации рассматриваемого условия комментируемой статьи нацелены на обеспечение регулятивного ее действия, основанного на сочетании положений законодательства о солидарной ответственности с установлением особенностей ее несения в договоре о создании финансово-промышленной группы и соответствующих приложениях к нему. Соблюдение допустимых пропорций в соотношении законодательных принципов и локального закрепления особенностей солидарной ответственности участников ФПГ будет способствовать упорядочению правоотношений между участниками конкретной группы или между ними и ее центральной компанией.

Особую значимость данный вопрос приобретает в отношениях центральной компании от имени группы с инвесторами, для которых ясность и четкость в механизме солидарной ответственности с учетом особенностей конкретного ФПГ является фактически одним из определяющих факторов при принятии решения о выделении финансовых либо товарных ресурсов под конкретные проекты с вложениями на долгосрочной основе банковского, страхового или промышленного капитала в условиях конкуренции на рынке.

 

Статья 15. Государственная поддержка деятельности финансово-промышленных групп

1. По решению Правительства РФ деятельность финансово-промышленных групп, согласно комментируемой статье, обеспечивается мерами государственной поддержки их деятельности путем введения особого правового режима в решении отдельных задач в сфере приватизации, обновления и развития имущественной базы участников ФПГ с расширением их прав в управлении долями государственной собственности в уставном капитале, в содействии привлечению финансовых ресурсов для реализации инвестиционных проектов данными комплексами. Закрепление в настоящем Законе в виде специальной нормы мер государственной поддержки деятельности ФПГ обусловлено той ролью, которая отводится финансово-промышленным группам, а именно:

- высокой значимостью и приоритетностью проблем институциональных и структурных преобразований в экономике на основе интеграции финансового и промышленного капитала, развития отношений по управлению собственностью;

- масштабами и сложностью деятельности по созданию саморазвивающихся организационно-экономических структур рыночного типа, ориентированных на обновление научно-технического и экспертного потенциала промышленности Российской Федерации и совместную деятельность предприятий различных форм собственности.

Указанные факторы выделены в качестве основных предпосылок создания и развития ФПГ на этапе становления рыночной экономики в России в утвержденной Постановлением Правительства РФ от 16 января 1995 г. N 48 Программе содействия формированию финансово-промышленных групп*(153). При этом акцент сделан на увязке данной Программы с нормами законодательства о демонополизации экономики, приватизации государственных и муниципальных предприятий и с условиями документов, определяющих государственную политику Российской Федерации и ее субъектов в этих областях. Особо подчеркивается необходимость оказания государственной поддержки исключительно эффективным инвестиционным проектам в индивидуальном порядке и на основе условий о партнерстве и взаимных обязательствах между ФПГ и уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти.

Формы и порядок оказания такой поддержки Правительством РФ ставятся в зависимость от определенных условий, в числе которых выделяются: обеспечение поставок продукции для государственных нужд по твердым ценам; реальное повышение удельной доли самофинансирования; привлечение иностранных инвестиций, в том числе в форме ноу-хау; выпуск акций ФПГ для продажи на открытом фондовом рынке. Перечисленные условия могут быть дополнены с учетом специфики деятельности конкретной ФПГ и заинтересованности государства в решении определенных приоритетных задач в экономике страны либо отдельных регионов.

Названные в комментируемой норме настоящего Закона меры государственной поддержки деятельности ФПГ связаны прежде всего с укреплением имущественной базы таких комплексов и привлечением ими различного рода инвестиций для реализации приоритетных проектов в производственной сфере как на этапе их становления, так и в процессе развития. К примеру, в качестве меры государственной поддержки предусмотрена возможность зачета задолженности того или иного участника ФПГ, акции которого реализуются на инвестиционных конкурсах (торгах), в объем предлагаемых инвестиций центральной компании ФПГ. В связи с этим необходимо обратить внимание на то, что данное условие не следует путать с приватизационной мерой, которая в настоящий период предусмотрена законодательством о приватизации в отношении акций открытого акционерного общества, находящихся в государственной или муниципальной собственности и выставляемых на продажу по конкурсу либо на аукционе.

Так, согласно п. 5 ст. 15 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества"*(154), в информационное сообщение о продаже таких акций обязательно включаются сведения об обязательствах открытого акционерного общества, в том числе перед федеральным бюджетом, бюджетами субъектов Российской Федерации, местными бюджетами, государственными внебюджетными фондами. Следовательно, при приватизации предприятий в форме АО в обязательном порядке при формировании цены продаваемых пакетов акций этого общества, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в их реализационной стоимости учитываются все его обязательства.

Сравнивая рассмотренный приватизационный порядок продажи пакетов акций с реализацией на инвестиционных конкурсах (торгах) акций того или иного участника ФПГ, необходимо обратить внимание на ряд существенных различий между этими процедурами. Так, если в первом случае в качестве продавца в такой сделке выступает, как правило, частная компания, то во втором - полномочные органы исполнительной власти по приватизации. Другой отличительной чертой является целевое назначение получаемых средств от продажи акций участника ФПГ на инвестиционных торгах, которые должны направляться на обеспечение финансирования инвестиционных проектов в рамках ФПГ, в то время как зачисленные в результате приватизационных конкурсов денежные суммы направляются в бюджеты соответствующих уровней.

Возможное использование указанной зачетной схемы при проведении инвестиционных конкурсов (торгов) на акции участника ФПГ увязано с таким условием, как допустимость выступления в качестве покупателя только центральной компании той финансово-промышленной группы, перед которой у того или иного ее участника имеется соответствующая задолженность. Следовательно, такой особый зачетный режим на инвестиционном конкурсе может быть установлен только для одного покупателя в лице центральной компании ФПГ, в состав которой входит в качестве участника акционерное общество, чьи акции выставлены на торги. Данную меру следует расценивать как стимулирующую инвестиционный институт группы, например банк, в случае выполнения им функций центральной компании по финансированию участников данного комплекса коммерческих организаций с возможным погашением ему его кредитных и других вложений в конкретное производство в форме зачета через получение за вложенные средства реализуемого по конкурсу пакета акций конкретного предприятия ФПГ.

В качестве меры государственной поддержки может быть предусмотрено предоставление участникам финансово-промышленной группы права самостоятельно определять сроки амортизации*(155) оборудования и накопления амортизационных отчислений с направлением полученных средств на активизацию деятельности ФПГ. Имеется в виду установление специального имущественного режима накопления и использования амортизационных средств, целевое назначение которых заключается в обновлении производственно-технической базы участников ФПГ с учетом ее инвестиционной программы в рамках организационного проекта, когда аккумулированные в результате этого финансовые ресурсы могут использоваться только на приоритетных направлениях переоснащения, например, оборудования с учетом современных научно-технологических требований в условиях жесткой конкуренции.

Следует также учитывать такой базовый принцип, как зависимость размера амортизационных отчислений от вида и срока полезного использования объекта, что нашло отражение в ранее указанном Положении по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" и в соответствующих Методических указаниях, в которых определяются: способы амортизации (линейный и др.); объекты, не подлежащие приватизации; порядок начисления амортизационных отчислений. Вместе с тем на момент принятия настоящего Закона действующая нормативно-правовая база уже допускала возможность проведения амортизации в специальных режимах. Так, в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 19 августа 1994 г. N 967 "Об использовании механизма ускоренной амортизации и переоценке основных фондов"*(156) установлена возможность проведения более быстрого по сравнению с нормативными сроками службы основных средств переноса их балансовой или восстановительной стоимости на издержки производства или обращения.

При установлении особого амортизационного механизма по срокам и порядку использования соответствующих средств труда в рассматриваемых комплексах принимается во внимание практика соблюдения условий организационного проекта конкретной ФПГ в целом и ее отдельными участниками, оценка которой дается полномочными государственными органами исполнительной власти в рамках своей компетенции в процессе осуществления ими контроля за деятельностью финансово-промышленной группы в соответствии со ст. 17 настоящего Закона. В таких случаях основное внимание уделяется определению использования накопленных средств в зависимости от их целевого назначения с учетом задач конкретного осваиваемого инвестиционного проекта в рамках отдельной ФПГ исходя из ее целей.

Особое место отведено такой мере государственной поддержки, как передача в доверительное управление центральной компании ФПГ временно закрепленных за государством пакетов акций участников этой финансово-промышленной группы. Данная мера государственной поддержки ФПГ нередко практиковалась после принятия и введения в действие настоящего Закона. В качестве примера можно привести Постановление Правительства РФ от 24 июля 1997 г. N 949 "О закреплении в федеральной собственности акций акционерных обществ - участников финансово-промышленной группы тяжелого и энергетического машиностроения и передаче их в доверительное управление"*(157). Основная цель данной меры заключается в обеспечении заинтересованности центральной компании ФПГ во владении и управлении государственными пакетами акций предприятий и организаций группы, что должно способствовать их сохранению в системе данного комплекса.

Такая возможность специально определяется в подп. 10 п. 1 ст. 13 о способах приватизации и подкрепляется условиями ст. 26 Закона о приватизации 2001 г., согласно которым по результатам доверительного управления лицо, обладавшее этими акциями и выполнявшее все обозначенные требования, после истечения срока договора доверительного управления вправе приобрести эти акции в собственность. Следовательно, если рассматривать передачу центральной компании ФПГ временно закрепленных за государством пакетов акций в результате приватизации предприятий-участников группы в контексте обновленного Закона о приватизации 2001 г., то завершающим этапом этой меры государственной поддержки станет выкуп такого пакета акций именно управляющей структурой финансово-промышленной группы, что исключает размывание состава ее участников с возможным изменением организационного построения созданного комплекса.

Для активизации инвестиционных процессов в системе финансово-промышленных групп комментируемой нормой предусмотрена возможность предоставления государственных гарантий для привлечения различного рода инвестиций*(158). Если исходить из условия п. 6 разд. 3 названной Программы содействия формированию финансово-промышленных групп, то основной целью этой меры является содействие и поддержка функционирования ФПГ, инвестиционные проекты которых отвечают целям и приоритетам социально-экономической политики государства с созданием на основе таких групп новых инвестиционных механизмов развития современных производственных мощностей, обеспечивающих самофинансирование и снижение нагрузки на федеральный бюджет.

Само понятие государственных гарантий для привлечения инвестиций в нормах настоящего Закона не раскрывается. В результате с учетом положений действующего законодательства его можно рассматривать, с одной стороны, как декларирование общего принципа о гарантировании государством прав субъектов инвестиционной деятельности, а с другой - в качестве определения возможности выдачи гарантий со стороны полномочного государственного органа исполнительной власти для привлечения инвестиций под конкретные проекты ФПГ.

При этом принципы гарантирования государством прав субъектов инвестиционной деятельности закрепляются в базовом законодательстве о правовом механизме инвестиций в экономику страны, а именно в Законе об инвестиционной деятельности. В данном акте в специальной гл. IV о государственных гарантиях прав субъектов инвестиционной деятельности и защите капитальных вложений (ст. 15) гарантируется стабильность для инвестора условий и режима, предусмотренных этой статьей, в течение срока окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта в соответствии с установленными Правительством РФ дифференцированными сроками.

В числе мер государственной поддержки ФПГ возможно предоставление государственных гарантий для привлечения инвестиций. Согласно комментируемой статье, целью данного условия является стимулирование инвестиционной составляющей в организации работы конкретной финансово-промышленной группы при участии государства в форме гарантий по решению Правительства Российской Федерации. Данный подход предполагает принятие этим органом специального соответствующего решения по той или иной ФПГ, которое наряду с другими мерами государственной поддержки призвано активизировать развитие данных производственно-финансовых комплексов в экономике страны.

Анализ нормотворческой и правоприменительной практики по рассматриваемому вопросу показывает, что Правительство РФ принимает такие решения, как правило, в форме постановлений. Так, согласно п. 1 Постановления Правительства РФ от 12 июля 1996 г. N 792 "О мерах государственной поддержки деятельности финансово-промышленной группы "Российский авиационный консорциум", предусмотрено предоставление для указанной ФПГ гарантий отечественным и иностранным инвесторам в установленном порядке в контексте ее инвестиционных проектов для серийного производства и внедрения самолетов семейства Ту-204, Ту-214, а также грузового самолета Ту-330. Данный акт по своему содержанию фактически является документом, в котором даны предписания Минфину России и другим органам федеральной исполнительной власти, а также рекомендации органам исполнительной власти субъектов РФ по целевой реализации норм комментируемой статьи.

Аналогичный подход просматривается в отношении еще ряда ФПГ, по которым также были приняты специальные правительственные акты, определявшие меры государственной поддержки деятельности этих групп, а именно: по финансово-промышленной группе "АтомРудМет" - Постановление Правительства РФ от 21 мая 1997 г. N 624*(159), по финансово-промышленной группе тяжелого и энергетического машиностроения - Постановление Правительства РФ от 21 июля 1997 г. N 901*(160).

Исследование практики государственного гарантирования инвестиций ФПГ показывает, что на федеральном уровне такие гарантии относительно редки, что обусловлено рядом факторов, в числе которых следует выделить и непоследовательность в правовом регулировании порядка их предоставления. Например, с принятием уже названного Указа Президента РФ от 1 апреля 1996 г. N 443, согласно которому предполагалось увязать деятельность ФПГ с приоритетной политикой бюджетной поддержки, Госкомитетом РФ по промышленной политике на основе экспертизы инвестиционных заявок по конкретным проектам в русле соответствующих программ отдельных групп расчетно был определен минимальный объем предоставления государственных гарантий для привлечения инвестиций на уровне 1,4 трлн. руб. (в ценах 1995 г.)*(161). Однако в последующем эта форма участия государства в поддержке ФПГ не получила должного развития в связи с отменой ключевых в данном вопросе положений того же Указа Президента РФ от 1 апреля 1996 г. N 443 "О мерах по стимулированию создания и деятельности финансово-промышленных групп"*(162).

Предоставление государственных гарантий для привлечения финансово-промышленными группами инвестиций следует рассматривать именно как инструмент поддержки деятельности таких комплексов, поскольку в данном случае речь идет не о прямом инвестировании бюджетных средств для реализации отдельных проектов ФПГ, а об использовании гарантийного механизма как обеспечительного средства под привлекаемые инвестиционные ресурсы. Такая концепция предполагает тщательный анализ соответствующего инвестиционного проекта как со стороны самого инвестора, так и со стороны гаранта в лице полномочного государственного органа на предмет перспективности и эффективности предстоящих вложений в развитие производственно-финансовой базы ФПГ с учетом макроэкономических прогнозов и правительственных программ развития ключевых отраслей народного хозяйства.

Отмечая особенность государственного гарантирования как опосредованной поддержки ФПГ, следует учитывать специфику правовой природы гарантий как инструмента обеспечения исполнения операций по инвестированию средств с использованием механизма предпринимательско-правовых обязательств по кредитованию на возмездных началах со своевременным возвратом полученных средств. Суть в том, что, согласно положениям ст. 329 ГК РФ, по действующему законодательству в числе способов обеспечения обязательств указана банковская гарантия без упоминания государственной гарантии. Однако это не исключает возможность ее использования, поскольку эта норма допускает использование в качестве инструмента, стимулирующего надлежащее исполнение обязательства, и другие способы, если они предусмотрены законом или договором.

В нашем случае именно данным условием комментируемой статьи допускается предоставление государственной гарантии как способа обеспечения различного рода инвестиций для реализации проектов ФПГ. Следовательно, в случаях, если инвестор при предоставлении государственной гарантии в установленной форме согласен с такой формой обеспечения инвестиций в ФПГ, будет реализована одна из мер поддержки со стороны государства деятельности такого производственно-финансового комплекса. При этом необходимо учитывать правовую природу гарантии как способа обеспечения, а именно то, что государство, выдавая гарантию под инвестирование в ФПГ, в подобной ситуации берет на себя обязанность содействовать в интересах отечественного или зарубежного инвестора возврату вложенных им средств с возможной уплатой определенной денежной суммы в соответствии с условиями даваемого гарантийного обязательства. Данное условие и является, как правило, тем фактором, который сдерживает активное участие государства в таких гарантийных обязательствах, поскольку может повлечь за собой обременения для федерального бюджета.

Согласно ст. 115 Бюджетного кодекса РФ (БК РФ), государственной гарантией признается способ обеспечения соответствующих обязательств, в силу которого Российская Федерация - гарант - дает письменное подтверждение отвечать за исполнение лицом обязательства, которому дается такая гарантия перед третьим лицом, полностью или частично. Характерным для государственной гарантии является то, что она имеет обязательную письменную форму, несоблюдение которой влечет ничтожность такой гарантии. Она предоставляется, как правило, на конкурсной основе и выдается на срок исполнения гарантируемого обязательства.

Гарантия должна содержать сведения о гаранте, включая наименование (Российская Федерация в лице Правительства РФ), объем обязательств по гарантии. Предоставляя государственную гарантию от имени Российской Федерации, Минфин России либо иной уполномоченный Правительством РФ федеральный орган исполнительной власти обязан провести проверку финансового состояния ее получателя, в том числе, если исходить из рассматриваемого вопроса, конкретной финансово-промышленной группы. При этом особо следует подчеркнуть, что выдача государственных гарантий с нарушением установленного порядка влечет ряд последствий, в том числе аннулирование указанных гарантий.

Предусмотренное государственной гарантией обязательство гаранта перед третьим лицом ограничивается только уплатой суммы, соответствующей объему обязательств по конкретной гарантии, что направлено на исключение, например, компенсации упущенной выгоды. Гарант, исполнивший обязательство получателя государственной гарантии, имеет право потребовать от последнего возмещения сумм, уплаченных третьему лицу по государственной гарантии, в полном объеме и в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Исходя из бюджетной природы, возникающие обязательства по государственным гарантиям РФ являются в соответствии со ст. 97 БК РФ долговыми обязательствами Российской Федерации перед физическими и юридическими лицами, а также иностранными государствами и иными субъектами международного права. При этом долгосрочные обязательства по конкретной государственной гарантии, выдаваемые Правительством РФ, вносятся в Государственную долговую книгу Российской Федерации.

Наряду с государственными гарантиями для привлечения ФПГ инвестиций в качестве мер государственной поддержки комментируемой статьей предусмотрена возможность предоставления инвестиционных кредитов и иной финансовой поддержки для реализации проектов финансово-промышленной группы. Данная мера является одной из форм содействия развитию ФПГ в период становления рыночной экономики в России с использованием средств из бюджетных источников. С учетом этого следует обращать особое внимание на ряд особенностей в ее осуществлении в контексте норм БК РФ. Так, согласно положениям настоящего Кодекса, можно выделить две формы финансовой поддержки юридических лиц, не являющихся государственными или муниципальными унитарными предприятиями, а именно бюджетный кредит (ст. 76 БК РФ) и бюджетные инвестиции (ст. 80 БК РФ), которые по своему режиму имеют различия, что необходимо принимать во внимание при проработке вопроса о получении/предоставлении ФПГ инвестиционных кредитов из средств бюджетов различных уровней.

При определении технологии получения ФПГ бюджетных кредитов и бюджетных инвестиций следует учитывать, что они могут предоставляться только юридическим лицам. Следовательно, получателем такой финансовой поддержки будет не ФПГ в целом как производственно-финансовый комплекс, а ее центральная компания, которая в качестве самостоятельного субъекта правоотношений обладает статусом юридического лица с регистрацией в установленном действующим законодательством порядке. Именно центральная компания ФПГ, согласно нормам настоящего Закона и в соответствии с условиями договора о создании финансово-промышленной группы, наделяется правами представлять интересы такого комплексного образования, что предполагает возможность ее выступления в роли заемщика бюджетных средств в рассматриваемых правоотношениях.

Бюджетный кредит, согласно ст. 76 БК РФ, может быть предоставлен на основании договора, заключенного в соответствии с нормами ГК РФ с учетом положений других нормативных актов. Одним из главных условий выделения такого кредита является его возмездность и возвратность, а также предоставление заемщиком обеспечения исполнения своего обязательства по возврату кредитных средств. Способами обеспечения исполнения обязательств по возврату бюджетного кредита могут быть только банковские гарантии, поручительства, залог имущества, в том числе в виде акций, иных ценных бумаг, паев в размере не менее 100% предоставляемого кредита. При этом обеспечение исполнения обязательств должно иметь высокую степень ликвидности. В случаях неспособности заемщика обеспечить исполнение обязательств по бюджетному кредиту названными способами бюджетный кредит не предоставляется.

Обязательным условием предоставления бюджетного кредита является проведение предварительной проверки финансового состояния получателя бюджетного кредита финансовым органом соответствующего уровня в зависимости от вида бюджета или по его поручению иным уполномоченным органом. В компетенцию уполномоченных органов входит проверка получателя бюджетного кредита в любое время действия кредита, а также проведение проверки его целевого использования. Наряду с этим существенным условием является то, что бюджетный кредит может быть предоставлен только тем юридическим лицам, которые не имеют просроченной задолженности по ранее предоставленным бюджетным средствам на возвратной основе.

Одним из важных моментов в характеристике бюджетного кредита является установление правового режима возврата предоставленных юридическим лицам бюджетных средств, а также платы за пользование ими, который приравнен к режиму платежей в бюджет. Поэтому в случаях невозврата средств бюджетного кредита и (или) платы за пользование ими взыскание производится в порядке, предусмотренном для взыскания в бесспорном порядке обязательных платежей в бюджеты различного уровня (спорный порядок предусмотрен только для изъятия сумм бюджетного кредита, предоставленного с нарушением установленного порядка (ст. 298 БК РФ).

Несколько иной правовой режим установлен для бюджетных инвестиций, которые также могут быть специально предоставлены финансово-промышленным группам, что проявляется как в особом порядке оформления, так и в последствиях их выделения. Так, предоставление бюджетных инвестиций влечет возникновение права государственной собственности на эквивалентную часть уставного (складочного) капитала и имущества юридического лица с соответствующим оформлением такого участия Российской Федерации либо ее субъекта согласно нормам ГК РФ. Поэтому обязательным условием для проработки вопроса о предоставлении бюджетных инвестиций является наличие технико-экономического обоснования инвестиционного проекта, проектно-сметной документации, плана передачи земли и сооружений, а также подготовленного проекта договора об участии Российской Федерации либо ее субъекта в собственности получателя инвестиций.

Только при наличии указанных документов данные бюджетные инвестиции включаются в проект соответствующего бюджета с последующим их оформлением путем подписания названного договора в течение двух месяцев после вступления в силу закона о бюджете. Если договор об участии Российской Федерации в собственности получателя инвестиций должным образом не оформлен, это служит основанием для блокирования расходов, предусмотренных на соответствующие бюджетные инвестиции. Еще одной особенностью привлечения бюджетных инвестиций является то, что созданные с привлечением в такой форме бюджетных средств объекты производственного и непроизводственного назначения в эквивалентной части уставных (складочных) капиталов и имущества передаются соответствующим органам управления государственного имущества. В случае, если установленный порядок предоставления, включая оформление бюджетных инвестиций, нарушен, это влечет изъятие в бесспорном порядке сумм выделенных бюджетных средств (ст. 299 БК РФ).

Применительно к ФПГ, учитывая отмеченные особенности бюджетных инвестиций, следует обратить внимание на их использование при вложении капитала в стратегически значимые для государства объекты, которые нацелены на обеспечение обороноспособности страны, создание необходимых условий для жизни и здоровья населения, включая объекты экологической безопасности с учетом современных требований профильных отечественных и международных организаций. Решение подобных масштабных задач при участии государства путем бюджетного инвестирования реально именно с привлечением таких крупных комплексов, как финансово-промышленные группы.

Согласно действующему законодательству, для ФПГ может быть предусмотрена еще одна разновидность инвестиционных кредитов - налоговых, что представляет большой практический интерес. В соответствии со ст. 66 НК РФ предоставление инвестиционного налогового кредита влечет такое изменение срока уплаты налога, когда организации получают возможность в течение определенного времени и в определенных пределах уменьшать свои платежи по налогу с последующей поэтапной уплатой суммы кредита и начислением процентов. При этом такой кредит может быть предоставлен как по налогам на прибыль (доход) организации, так и по региональным и местным налогам по решению полномочных финансовых органов. Инвестиционный налоговый кредит может быть предоставлен на срок от одного года до пяти лет с накопленной в течение фиксированного налогового периода в указанных пределах суммой кредита не более 50% от суммы налога, которая подлежала бы уплате в полном объеме за этот налоговый период.

Условия о сроке инвестиционного налогового кредита наряду с основаниями его предоставления закрепляются в соответствующем договоре, заключаемом между организацией-налогоплательщиком и уполномоченным органом в порядке, предусмотренном ст. 67 НК РФ. Согласно п. 1 этой статьи, в числе оснований предоставления инвестиционного налогового кредита предусмотрено проведение организацией НИОКР либо технического перевооружения собственного производства, осуществление инвестиционной деятельности либо выполнение важного заказа по социально-экономическому развитию региона. Договор об инвестиционном налоговом кредите должен содержать положения о недопустимости в течение срока его действия реализации либо передачи другим лицам оборудования или иного имущества, приобретение которого предприятием явилось условием для предоставления рассматриваемого кредита. Другой его характерной чертой является то, что не допускается устанавливать проценты на сумму кредита по ставке менее одной второй и ставке, превышающей три четверти ставки рефинансирования Банка России. Особенности прекращения действия инвестиционного налогового кредита предусмотрены ст. 68 НК РФ.

Обращая внимание на инвестиционный налоговый кредит как допускаемую законодательством меру государственной поддержки ФПГ, следует учитывать, что данный кредит является составным элементом государственной налоговой политики в отношении возможного изменения сроков уплаты налогов, в том числе и организациями - участницами промышленно-финансовых групп, имеющими для этого основания. Анализ правоприменительной практики приводит к выводу о целесообразности получения инвестиционных налоговых кредитов именно под участников ФПГ, ориентированных на наукоемкое производство с инновационной деятельностью и выпуском конкурентной продукции.

Таким образом, для ФПГ предусмотрены различные меры государственной поддержки, которые могут быть дополнены льготами и гарантиями со стороны органов государственной власти субъектов Российской Федерации в пределах их компетенции. Имеется в виду предоставление ФПГ государственных гарантий субъектами Российской Федерации для привлечения различного рода инвестиций (п. 1 ст. 115 БК РФ), а также бюджетных кредитов (п. 5 ст. 76 БК РФ) и инвестиций (п. 1 ст. 80 БК РФ), инвестиционных налоговых кредитов (подп. 3 п. 1 ст. 66 НК РФ) в пределах компетенции областей, республик, краев и других государственных образований федеративного устройства России. Поэтому при определении возможных мер государственной поддержки конкретной ФПГ необходимо учитывать целый комплекс факторов, в том числе специализацию ФПГ в целом и ее основных производственных участников, межрегиональный и транснациональный характер размещения ее мощностей.

2. Банкам - участникам ФПГ, осуществляющим в ней свою специальную деятельность в соответствии с выданными им лицензиями (разрешениями), Банком России могут быть предоставлены льготы, предусматривающие снижение норм обязательного резервирования, а также возможное изменение других нормативов. Цель данного условия комментируемой нормы - повышение инвестиционной активности таких банков в системе ФПГ. В процессе ее реализации следует учитывать особенности правового статуса банков среди других участников ФПГ, на что уже выше обращалось внимание, а также характер регулятивных функций и полномочия Банка России в банковской системе страны. Согласно ст. 62 обновленной редакции Закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"*(163), в целях обеспечения устойчивости кредитных организаций Банк России может устанавливать им обязательные экономические нормативы:

- минимальный размер уставного капитала для создаваемых кредитных организаций, размер собственных средств (капитала) для действующих кредитных организаций;

- предельный размер имущественных (неденежных) вкладов в уставный капитал кредитной организации;

- максимальный размер риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков;

- максимальный размер крупных кредитных рисков;

- нормативы ликвидности кредитной организации;

- нормативы достаточности собственных средств (капитала);

- размеры валютного, процентного и иных финансовых рисков;

- минимальный размер резервов, создаваемых под риски;

- нормативы использования собственных средств (капитала) кредитной организации для приобретения долей (акций) других юридических лиц;

- максимальный размер кредитов, банковских гарантий и поручительств, предоставляемых кредитной организацией (банковской группой) своим участникам (акционерам).

Комплексный анализ указанных нормативов с учетом назначения каждого из них показывает, что в качестве таковых "понимаются строго определенные Банком России количественные нормы и ограничения, выраженные в денежной форме, характеризующие пределы самостоятельности кредитных организаций при осуществлении ими банковской деятельности и реализации своей денежно-кредитной политики"*(164). Более детально установление экономических нормативов и порядок регулирования деятельности кредитных организаций определяется Банком России в своих нормативных актах. Так, приказом Банка России от 30 января 1996 г. N 02-23 "О порядке регулирования деятельности кредитных организаций" введена в действие Инструкция N 1 "О порядке регулирования деятельности кредитных организаций" (с изм. и доп.)*(165), положения которой распространяются на все банки, за исключением Сбербанка России.

Так, указанный в рассматриваемом условии комментируемой статьи норматив обязательного резервирования, согласно ст. 69 Закона о Банке России, нацелен на определение порядка формирования и размера образуемых резервов (фондов) кредитных организаций на возможные потери по ссудам, для покрытия валютных, процентных и иных финансовых рисков. При этом в соответствии со ст. 72 этого Закона Банк России вправе устанавливать дифференцированные нормативы и методики их расчетов по видам банков, что свидетельствует о специальном законодательном закреплении возможного корректирования норм обязательного резервирования и других нормативов банков, в том числе и тех, что являются участниками ФПГ, в целях стимулирования их инвестиционной активности. Непосредственное взаимодействие с банками по обеспечению исполнения установленных нормативов Банк России возлагает на свои территориальные учреждения, во взаимодействии с которыми должен решаться в том числе и вопрос об изменении нормативов банков - участников ФПГ.

Для изменения указанных нормативов в порядке предоставления льгот для банков - участников ФПГ необходимо прежде всего, как показывает практика взаимодействия кредитных организаций с полномочными структурами Банка России, представить в его территориальное управление по месту нахождения (юридического адреса) конкретного банка документы, подтверждающие правовой факт его вхождения в состав финансово-промышленной группы, которые прилагаются к соответствующему ходатайству ее совета управляющих и центральной компании с детальным обоснованием. В нем должна быть расчетно показана в увязке с конкретными инвестиционными проектами ФПГ возможная эффективность предоставляемых банками-участниками льгот в форме изменения обязательных нормативов Банка России для конкретного банка. Данный подход, как показывает практика, не всегда реализуется именно из-за отсутствия должного обоснования необходимости предоставления таких льгот для банков - участников ФПГ в контексте повышения их инвестиционной активности в системе этого комплекса.

3. На Правительство РФ возложена обязанность разработки порядка предоставления мер поддержки ФПГ в соответствии с приоритетами в промышленной и социальной политике. Такой порядок должен готовиться в контексте ежегодно разрабатываемого проекта федерального бюджета на соответствующий год. Если исходить из текста данного условия комментируемой статьи, то сама нормативно-правовая форма этого документа в ней не определяется, за исключением того, что он разрабатывается самим Правительством РФ.

Вместе с тем, учитывая, что подготовка такого документа должна вестись в соответствии с приоритетами в промышленной и социальной политике, необходимо сделать в нем акцент на ключевых направлениях, а именно:

- на активизации инвестиций в основной промышленный капитал ведущих отраслей экономики страны для создания новых высокоэффективных производств; повышении экспортного потенциала и конкурентоспособности продукции отечественных предприятий;

- на демонополизации производства промышленной продукции и товаров с созданием конкурентной среды на рынке;

- на формировании в рамках корпоративных объединений фондов социального и медицинского страхования, а также занятости населения - с направлением во все эти сферы соответствующих обязательных отчислений, осуществляемых предприятиями - участниками ФПГ.

В основе подготовки Правительством РФ указанного порядка предоставления мер поддержки ФПГ закладывается концепция объединения технологически и экономически взаимосвязанных производственных и торговых предприятий, финансовых организаций, которая позволяет снизить риски инвестирования и наращивать выпуск продукции, способной конкурировать с ее зарубежными аналогами, а также комплексно решать социальные задачи с обеспечением новых рабочих мест, жизнеобеспечением населения муниципальных образований регионов размещения предприятий - участников группы*(166). Следовательно, при выработке соответствующей государственной промышленной политики создаваемые ФПГ могут стать одним из реальных организационных способов повышения эффективности предпринимательства, преодоления депрессивной фазы в рыночной экономике страны, катализатором концентрации инвестиционных ресурсов на приоритетных направлениях развития современной наукоемкой промышленной базы.

Констатируя значимость отражения в государственном бюджете такой поддержки ФПГ, необходимо подчеркнуть, что с принятием Указа Президента РФ от 24 августа 1998 г. N 986 "О некоторых мерах по экономии государственных расходов"*(167), отменившего подп. "а" и "б" п. 1 Указа Президента РФ от 1 апреля 1996 г. N 443 "О мерах по стимулированию создания и деятельности ФПГ", комментируемая норма о разработке Правительством РФ порядка предоставления финансово-промышленным группам мер государственной поддержки фактически не реализуется.

Обусловлено это прежде всего тем, что из текста названного Указа Президента РФ от 1 апреля 1996 г. N 443 изъяты положения, предписывающие Правительству РФ в целях стабилизации экономики и обеспечения роста промышленного производства, стимулирования создания и деятельности ФПГ:

а) предусматривать в проектах федеральных бюджетов начиная с 1997 г. средства на финансирование государственной поддержки ФПГ в соответствии с ежегодно заявляемыми приоритетами в промышленной и социальной политике;

б) оказывать поддержку ФПГ, участвующим в реализации федеральных целевых программ. Данный факт можно объяснить в определенной мере известными событиями, результатом которых стало объявление Правительством РФ дефолта по платежам резидентов с резким скачком инфляции национальной валюты России, т.е. обесценения рубля относительно золота как драгоценного металла с международным биржевым эквивалентом, а также стоимости всей массы рядовых товаров и курса твердых иностранных валют*(168).

В результате законодательное положение о возможной прямой бюджетной поддержке инвестиционных программ финансово-промышленных групп пока не получило должной реализации, что в немалой степени сказалось как на характере деятельности уже созданных ФПГ, так и на процессе дальнейшего формирования данных интеграционных комплексных систем с участием предпринимательских структур России. Вместе с тем не следует недооценивать роль подобных крупных производственно-финансовых комплексов в решении задач, связанных с общегосударственными промышленными приоритетами и выполнением централизованных ресурсных программ. Как Правительству РФ в целом, так и Минэкономразвития России с его структурами и другим федеральным органам исполнительной власти при определении путей решения макроэкономических задач, а также в процессе разработки правительственных программ устойчивого развития отраслей экономики страны не обойтись без установления четко обозначенных границ государственного регулирования в промышленной и других производственных сферах. Информация о фактическом состоянии и нормативных показателях на среднесрочную и долгосрочную перспективу деятельности ФПГ должна присутствовать в прогнозно-программных документах Правительства РФ с разбивкой по значимым для экономики страны отраслям, а именно: нефтегазовый и оборонный комплекс, электроэнергетика, железнодорожный транспорт, атомная промышленность*(169).

Для этого следует установить круг ведущих хозяйствующих субъектов среднего звена с включением ФПГ и других видов объединений коммерческих организаций в производственно-финансовые системы независимо от форм собственности, действующих на рынках внутри страны, а также за ее пределами, которые в немалой степени влияют на социально-экономическую ситуацию регионов России. Такой комплексный подход позволит не только очертить государственные приоритеты в экономике страны и отдельных ее субъектов, но и выстроить адекватный правовой механизм регулирования деятельности рассматриваемых производственно-финансовых комплексов с учетом требований современной рыночной экономики в условиях жесткой конкуренции с соблюдением требований антимонопольного законодательства*(170).

 

Глава V. Контроль и отчетность в финансово-промышленной группе

 

Статья 16. Годовой отчет финансово-промышленной группы

Центральная компания ФПГ, согласно п. 5 ст. 11 настоящего Закона, готовит ежегодный отчет о деятельности финансово-промышленной группы в установленной Правительством РФ форме и представляет его определенным структурам в порядке, предусмотренном условиями комментируемой статьи. Основой подготовки годового отчета о деятельности ФПГ являются общие требования, предъявляемые к подготовке годовой отчетности в соответствии со ст. 15 и 16 Закона о бухгалтерском учете, а также ряд принципов, установленных Порядком ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса финансово-промышленной группы, утвержденным соответствующим Постановлением Правительства РФ от 9 января 1997 г. N 24*(171). В числе специфичных принципов ведения отчетности, которые должны учитываться и при подготовке годового отчета о деятельности ФПГ, наряду с отмеченными в комментарии к ст. 13 настоящего Закона необходимо особо выделить следующие:

- суммирование показателей активов и пассивов бухгалтерских балансов участников финансово-промышленной группы;

- отражение инвестиционной деятельности финансово-промышленной группы в целом, без указания инвестиций, направленных участниками ФПГ в центральную компанию, а также средств, внесенных ими в ее уставный капитал;

- отражение прибыли и убытков каждого участника финансово-промышленной группы в отчетности в развернутом виде;

- включение показателей бухгалтерской отчетности участников финансово-промышленной группы в отчетность с даты регистрации финансово-промышленной группы.

Отчетным годом для ФПГ, как и для организаций, входящих в ее состав в качестве участников группы, согласно ст. 14 Закона о бухгалтерском учете, является календарный год - с 1 января по 31 декабря включительно. Вместе с тем следует учитывать отмеченное положение о том, что началом формирования отчетной базы созданной ФПГ является дата ее регистрации в порядке и на условиях, предусмотренных ст. 5 настоящего Закона.

Анализ правоприменительной практики по результатам деятельности ФПГ показывает, что с учетом такой специфики отчетности финансово-промышленной группы, как сводность (консолидированность) показателей бухгалтерских отчетов ее участников для данной совокупности юридических лиц в годовом отчете об их совместной деятельности, важны именно те аспекты, которые предоставляют возможность дать оценку выполнения поставленных задач при создании конкретного производственно-финансового комплекса.

Поэтому в процессе подготовки годового отчета о деятельности ФПГ необходимо не только принимать во внимание обобщенные результаты деятельности данной совокупности юридических лиц - участников ФПГ, но и группировать отчетные параметры отдельных родственных по характеру деятельности структур (промышленных, финансовых, торговых) в составе этого комплекса, а также тех, которые имеют общую целевую направленность (реализация федеральных, региональных либо корпоративных программ), в том числе по национальной или транснациональной принадлежности исходя из поставленных задач согласно договору о создании финансово-промышленной группы и ее организационному проекту.

Следовательно, при подготовке годового отчета ФПГ существенное значение приобретают показатели, полученные в результате прежде всего синтетического и аналитического учетов. Согласно ст. 2 Закона о бухгалтерском учете, назначением синтетического учета является учет обобщенных данных бухгалтерского учета о видах имущества, обязательств и хозяйственных операций по определенным экономическим признакам, который ведется на синтетических счетах бухгалтерского учета. Иное назначение имеет аналитический учет, который ведется в лицевых, материальных и иных аналитических счетах бухгалтерского учета, группирующих детальную информацию об имуществе, обязательствах и о хозяйственных операциях внутри каждого синтетического счета. При этом от того, насколько точно ведутся данные формы учета в системе финансово-промышленной группы и насколько детально выстроен механизм сбора учетно-отчетной информации по конкретным участникам ФПГ, во многом зависит своевременность и качество подготовки отчетных показателей в целом по корпоративному объединению.

В немалой степени решение этой задачи зависит от таких факторов, как сопоставимость планируемых показателей, закладываемых в организационном проекте ФПГ, с учетно-отчетными данными, предусмотренными действующим законодательством по бухгалтерскому учету для юридических лиц и их объединений в форме ФПГ, в том числе с использованием холдинговой модели. Так, наряду с уже отмеченной спецификой организации порядка учета и отчетности ФПГ, предусмотренной соответствующим Порядком, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 9 января 1997 г. N 24, необходимо учитывать Правила бухгалтерского учета и отчетности в РФ, которыми установлен особый порядок составления сводной бухгалтерской отчетности и для холдинговых компаний, имеющий сходные черты с уже отмеченными аналогичными нормативными положениями для ФПГ*(172).

Например, показатели баланса, отражающие взаимные расчеты и обязательства основного и дочерних обществ, в сводную отчетность не включаются, что аналогично принципу ведения такой отчетности в ФПГ, согласно которому показатели бухгалтерского баланса и финансовые результаты, отражающие объемы реализации товаров (работ, услуг), обязательства и расчеты между центральной компанией и участниками группы, в отчетность также не включаются.

По своему содержанию и форме годовой отчет ФПГ составляется центральной компанией исходя из требований к сводной (консолидированной) отчетности в контексте, как уже отмечалось, выполнения показателей стратегических планов ФПГ в увязке с годовыми бизнес-планами участников группы. Адресатами годового отчета о деятельности ФПГ выступают прежде всего полномочный государственный орган и все предприятия, банки, страховые компании и другие организации, вошедшие в состав группы, являющиеся ее участниками. В качестве такого полномочного государственного органа длительное время выступало Минпромнауки России, которое в соответствии с указанным Постановлением Правительства РФ от 12 июля 2000 г. N 515 выполняло эти функции до своего упразднения.

Вместе с тем заинтересованность в представлении годового отчета о деятельности ФПГ может быть проявлена структурами и других государственных органов в случаях, если те или иные вопросы функционирования ФПГ входят в круг их полномочий. Так, если участники ФПГ признаны в качестве консолидированной группы налогоплательщиков, что детально было рассмотрено в комментарии к ст. 13 настоящего Закона, то годовой отчет ФПГ может предоставляться в соответствующие территориальные налоговые органы по их требованию согласно ст. 31 НК РФ.

Другим примером определения адресности годового отчета ФПГ может служить выполнение требований Закона о конкуренции на товарных рынках, в соответствии со ст. 14 которого по требованию антимонопольного органа коммерческие организации обязаны представлять достоверные документы, в том числе, если исходить из условий ст. 4 этого Закона, и в отношении юридических лиц, являющихся участниками одной ФПГ.

Применительно к таким специфичным участникам ФПГ, как банки, страховые и другие инвестиционные компании, также возможно проявление интереса к годовому отчету о деятельности финансово-промышленной группы со стороны полномочных государственных органов, выполняющих контрольные либо надзорные функции в соответствующих сферах предпринимательства. Так, Банк России в связи с выполнением своих функций банковского надзора за деятельностью кредитных организаций, входящих в состав ФПГ, вправе запросить и получить на основании ст. 55 и 56 Закона о Банке России информацию об их деятельности, отраженной в годовом отчете финансово-промышленной группы, особенно в тех случаях, когда таким банкам были предоставлены льготы, предусматривающие, согласно п. 2 ст. 15 комментируемого Закона, возможное снижение норм обязательного резервирования либо изменение других нормативов.

Наряду с указанными получателями годовой отчет о деятельности ФПГ может быть направлен другим государственным органам в случае их заинтересованности в соответствующей информации, а именно тому же Минфину России при предоставлении финансово-промышленной группе Правительством РФ государственных гарантий Российской Федерации либо Минимуществу России, если в доверительное управление центральной компании ФПГ переданы временно закрепленные за государством пакеты акций участников этой группы. Адресатами годового отчета о деятельности конкретной ФПГ нередко являются органы государственной власти субъектов Российской Федерации, особенно если они предоставили в пределах своей компетенции дополнительные льготы и гарантии финансово-промышленным группам. К особой категории субъектов, заинтересованных в получении годового отчета о деятельности ФПГ, следует отнести как потенциальных, так и существующих инвесторов под конкретные проекты вложения ресурсов в развитие прежде всего производственной базы участников финансово-промышленной группы.

Таким образом, для разных ФПГ с учетом отмеченных особенностей круг получателей годового отчета о деятельности группы может быть различным, если их сравнивать между собой по компетенции и выполняемым функциям. На это обстоятельство следует обращать внимание участников ФПГ как на стадии подготовки элементов годового отчета, так и в процессе представления его в оформленном виде для уведомления о возможных его получателях с указанием оснований направления конкретному ведомству либо организации, выступающей инвестором. Такой подход позволяет исключить какие-либо противоречия в оценке со стороны участников ФПГ необходимости распространения годового отчета о деятельности группы по указанному кругу получателей как необоснованного действия, связанного с разглашением центральной компанией коммерческой тайны.

Предусмотренный данным условием комментируемой статьи период в 90 дней после окончания финансового года, не позднее которого центральная компания должна представить годовой отчет о деятельности ФПГ указанным адресатам, определяет предельные временные границы для выполнения данной функции. Этот срок продублирован также в п. 7 названного Порядка ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса ФПГ, что корреспондирует с условием п. 2 ст. 15 Закона о бухгалтерском учете, согласно которому организации обязаны представить годовую отчетность в течение 90 дней по окончании года, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации. Применительно к финансово-промышленным группам сроки предоставления годовой отчетности об их деятельности совпадают с общенормативными, установленными в целом для субъектов предпринимательства.

Вместе с тем следует отметить, что исходя из отчетной практики ФПГ просматривается необходимость увеличения данного периода хотя бы еще на 30 дней, т.е. с 90 дней до 120. Вызвано это прежде всего совпадением в сроках представления годовых отчетов ФПГ и отдельных участников группы, на основе показателей которых и формируется сводная (консолидированная) отчетность производственно-финансового комплекса. Вторым обстоятельством, диктующим такое изменение в сроках, является необходимость проведения проверки деятельности ФПГ независимым аудитором, по результатам которой составляется годовой отчет группы. Указанные взаимосвязанные факторы в целях обеспечения должной точности и полноты годового отчета ФПГ должны быть приняты во внимание путем внесения соответствующих изменений в текст комментируемой нормы.

Однако при этом следует учитывать, что еще большее увеличение (свыше 120 дней) периода подготовки годового отчета ФПГ будет вступать в противоречие с положениями БК РФ. Так, суммированные данные отчетов финансово-промышленной групп используются в аналитическом порядке федеральными органами исполнительной власти при подготовке, согласно ст. 192 БК РФ, федеральных целевых программ, а также адресных инвестиционных программ, в том числе программ развития регионов на этапе их разработки и согласования, до 15 июля года, предшествующего очередному финансовому году, при подготовке проекта федерального бюджета и его внесении в Государственную Думу РФ ежегодно до 26 августа (ст. 194 БК РФ). Поэтому предлагаемое изменение сроков в отчетности ФПГ может проводиться только в указанных пределах в целях исключения нарушения законодательно установленных сроков подготовки проектов государственного бюджета.

Предусмотрена публичность годового отчета о деятельности ФПГ, что выражается в требовании к центральной компании о его публикации. Согласно ст. 16 Закона о бухгалтерской отчетности, публичность бухгалтерской отчетности заключается в ее опубликовании в газетах и журналах, доступных пользователям бухгалтерской отчетности, либо в распространении среди них брошюр, буклетов и других изданий, содержащих бухгалтерскую отчетность, а также в ее передаче территориальным органам государственной статистики по месту регистрации организации для представления заинтересованным пользователям. Исходя из этого, следует признать допустимость различных форм публичного доведения содержания годового отчета ФПГ до широкого круга лиц, проявляющих интерес к результатам деятельности конкретного производственного комплекса, в том числе и других финансово-промышленных групп и их участников, для получения ими соответствующей информации, на основе которой можно дать более точную оценку характера конкуренции в определенном сегменте рынка того или иного товара с учетом требований антимонопольного законодательства.

2. Обязательным требованием к составлению годового отчета ФПГ является проведение проверки деятельности группы независимым аудитором. Исходя из данного условия комментируемой статьи, в процессе подготовки рассматриваемого отчета центральной компанией ФПГ необходимо обеспечить аудит в отношении совместной деятельности, осуществляемой участниками производственно-финансового комплекса, что, согласно п. 1 ст. 1 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 119-ФЗ "Об аудиторской деятельности"*(173), заключается именно в независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемого лица. Целью аудита является определение позиции о достоверности и степени точности данных такой отчетности, которая позволяет ее пользователю на основании соответствующих данных делать правильные выводы о результатах хозяйственной деятельности, финансовом, имущественном положении аудируемого лица и принимать базирующиеся на этих выводах обоснованные решения.

Следовательно, основной задачей аудита годового отчета ФПГ с учетом указанного ранее содержания и его особенностей является установление достоверности: суммирования показателей активов и пассивов бухгалтерских балансов участников ФПГ; отражения инвестиционной деятельности; отражения показателей прибыли и убытков каждого участника ФПГ. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что в процессе проведения данной аудиторской проверки акцент делается на установлении прежде всего степени точности отражаемых в годовом отчете соответствующих показателей учетно-отчетных документов участников ФПГ, а также сведений по отдельным направлениям инвестиционной деятельности группы. Последнему аспекту, как показывает практика аудита ФПГ, должно уделяться наиболее пристальное внимание, поскольку этот блок составляет сердцевину годового отчета данных корпоративных объединений, так как они создаются в качестве производственно-финансовых комплексов с целью активизации процессов вложения промышленно-банковского капитала в сферу реальной экономики.

С учетом особенностей организационно-правовой природы ФПГ для проведения аудита деятельности данного экономического субъекта независимая проверка его сводной бухгалтерской отчетности осуществляется по специальному соглашению аудиторской фирмы с центральной компанией группы. По результатам независимого аудита деятельности ФПГ составляется аудиторское заключение, в процессе подготовки которого должны приниматься во внимание все существенные обстоятельства, значительно влияющие на достоверность сводной бухгалтерской отчетности, представляемой центральной компанией группы. Принцип существенности в данном случае означает, что в аудиторском заключении изложены только те существенные обстоятельства, которые были обнаружены именно в процессе аудита данного субъекта. Вместе с тем аудиторское заключение может и должно трактоваться его заинтересованными пользователями как гарантия аудитора в том, что иных обстоятельств, оказывающих или способных оказать влияние на бухгалтерскую отчетность проверяемого субъекта, не существует.

Особо следует обратить внимание на содержание аудиторского заключения, которое в соответствии со ст. 10 Закона об аудиторской деятельности представляет собой официальный документ, предназначенный для пользователей финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц. Аудиторское заключение с учетом его юридической значимости составляется в соответствии с федеральными правилами (стандартами) аудиторской деятельности. Оно содержит выраженную в установленной форме оценку аудиторской организации о достоверности указанной отчетности и соответствии порядка ее ведения законодательству Российской Федерации*(174).

Аудиторское заключение должно состоять из вводной, аналитической и итоговой частей. Вводная часть представляет собой общие сведения об аудируемом субъекте. В аналитической части указываются результаты экспертизы финансового (бухгалтерского) учета и составления соответствующей отчетности за определенный период, а также выявленные факты существенных нарушений установленного порядка ведения учета и отчетности, которые могут нанести ущерб интересам собственников (учредителей) аудируемого субъекта, государству и третьим лицам. Итоговая часть аудиторского заключения содержит запись о подтверждении достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности проверяемого субъекта. Именно итоговая часть аудиторского заключения представляется заинтересованным лицам.

Стоимостные показатели в аудиторском заключении должны быть отражены в валюте Российской Федерации. Оно должно быть в обязательном порядке составлено на русском языке и не иметь исправлений. При этом итоговая часть не может быть датирована ранее даты подписания бухгалтерской отчетности аудируемого лица. К аудиторскому заключению должна быть приложена бухгалтерская отчетность субъекта, в отношении которого проводится аудит. Указанные требования к документальному оформлению аудиторского заключения нацелены прежде всего на обеспечение независимой оценки деятельности аудируемого субъекта, в том числе осуществляющего предпринимательскую деятельность путем создания интеграционного объединения в форме промышленно-финансовых групп.

Вместе с тем в процессе аудита годового отчета о деятельности ФПГ следует учитывать ее специфику, заключающуюся в том, что она по своей финансовой (бухгалтерской) природе является сводной (консолидированной) и составляется на основе отчетных показателей предприятий (организаций) - юридических лиц, входящих в состав участников группы, в отношении которых также проводится независимый аудит. Это обстоятельство налагает отпечаток на технологию проведения аудита деятельности ФПГ, что в свою очередь нередко влечет за собой превышение указанных сроков представления аудиторского заключения о годовом отчете финансово-промышленных групп.

3. На центральную компанию ФПГ возлагается функция не только по подготовке годового отчета о деятельности финансово-промышленной группы (п. 5 ст. 11 настоящего Закона), но и по оплате проведения его аудиторской проверки. Следовательно, центральная компания от имени ФПГ заключает с аудиторской фирмой договор оказания аудиторских услуг, предметом которого будет проведение обязательного аудита в определенные сроки, поскольку его обязательность предусмотрена комментируемой статьей настоящего Закона. В результате именно центральная компания ФПГ будет представлять в этом договоре интересы аудируемого комплекса юридических лиц по рассматриваемому годовому отчету, обладая в соответствии со ст. 6 Закона об аудиторской деятельности необходимой совокупностью прав и обязанностей.

Так, центральная компания вправе прежде всего получить от аудиторской организации аудиторское заключение по установленной форме в договорный срок. Вместе с тем центральная компания обязана создавать аудиторской организации условия для своевременного и полного проведения аудиторской проверки, предоставлять ей необходимую документацию и давать к ней требуемые в рамках аудита пояснения, запрашивать необходимые сведения у третьих лиц, а также не чинить препятствий по кругу вопросов, подлежащих выяснению при проведении проверки. Особое место в числе обязанностей аудируемого лица отводится оперативному устранению выявленных аудиторами в ходе аудиторской проверки нарушений правил ведения бухгалтерского учета и составления финансовой (бухгалтерской) отчетности.

Как потребитель услуг по аудиту годового отчета о деятельности ФПГ ее центральная компания обязана за счет своих средств своевременно оплатить эту работу аудиторской организации в соответствии с договором. При этом необходимо подчеркнуть, что оплата аудиторских услуг должна быть произведена и в тех случаях, когда выводы, содержащиеся в аудиторском заключении, не согласуются с позицией работников аудируемой организации, а также в случае неполного выполнения аудиторами работы по не зависящим от них причинам (подп. 5 п. 2 ст. 6 Закона об аудиторской деятельности).

Данная характеристика порядка подготовки годового отчета деятельности ФПГ, его аудита и представления заинтересованным лицам в контексте положений ст. 11, 13, 15 настоящего Закона свидетельствует о значимости этого документа как в оценке совместной деятельности участников группы за отчетный период, так и в решении ими стратегических задач своего объединения. К таковым прежде всего относится реализация инвестиционных программ, предусмотренных организационным проектом конкретной ФПГ в увязке с интересами ее участников.

 

Статья 17. Контроль за деятельностью финансово-промышленной группы

1. Специфика организационно-правовой формы ФПГ как объединения юридических лиц производственного и инвестиционно-банковского профиля при особом порядке их создания и регистрации проявляется в особом режиме контроля за деятельностью таких комплексов. При этом если внутренний контроль возлагается в соответствии с договором о создании ФПГ, согласно установленной компетенции, на совет управляющих группы, то внешний - на полномочный государственный орган, который наделен определенными функциями в решении данной задачи. Так, полномочному государственному органу предоставлено право на получение отчета о деятельности ФПГ.

Данное условие корреспондирует с положениями ст. 16 настоящего Закона о представлении годового отчета о деятельности ФПГ, хотя формулировки этих норм не совпадают полностью. Например, рассматриваемое условие комментируемой статьи не определяет форму отчета о деятельности ФПГ, так как в нем не указано, о годовом ли отчете идет речь либо об отчете на дату запроса, а возможно, о комплексном отчете или об отчете по отдельным направлениям деятельности. Именно отсутствие конкретных требований к форме и содержанию запрашиваемых отчетов с целью контроля за деятельностью ФПГ дает основания трактовать эту норму в увязке с положениями ст. 13 и 16 настоящего Закона, устанавливающих требование к ведению учета и составлению отчетности в ФПГ по итогам финансового года. На это указывает и то, что полномочный государственный орган вправе запрашивать такой отчет не чаще чем один раз в год с возможным назначением аудиторской проверки деятельности ФПГ.

Однако данное совпадение не свидетельствует о том, что затребованный не чаще одного раза в год отчет должен по форме и содержанию повторять именно годовой отчет, представляемый центральной компанией ежегодно в обязательном порядке и в установленные сроки. Фактически полномочный государственный орган вправе, если исходить из текстовой редакции данного условия, потребовать с целью контроля отчет о любых аспектах деятельности ФПГ, предусмотренной договором о создании конкретной финансово-промышленной группы, на основе которого она сформирована и прошла государственную регистрацию в качестве данного производственно-финансового комплекса. В результате можно констатировать, что сложилось положение, при котором, во-первых, нет четко очерченных границ по кругу проверяемых аспектов деятельности ФПГ и, во-вторых, отсутствует хотя бы примерный перечень запрашиваемых в таких случаях документов.

Кроме того, необходимо учитывать, что каждый из участников ФПГ, а также ее центральная компания как юридические лица, выступающие самостоятельными субъектами предпринимательства, обязаны отчитываться о своей производственно-финансовой деятельности в установленном порядке с возможным проведением в отношении каждого из них мероприятий по контролю со стороны государственных органов исполнительной власти. Таким образом участники финансово-промышленных группы по сравнению с юридическими лицами, не входящими в подобные корпоративные объединения, оказываются под двойным контролем: с одной стороны - в качестве обычного субъекта предпринимательской деятельности, а с другой - как участник ФПГ.

В связи с этим следует обратить внимание на то, что в отношении участников ФПГ действуют как общий режим контроля за их деятельностью, установленный для всех юридических лиц, так и специальный, предусмотренный комментируемой статьей настоящего Закона для финансово-промышленных групп и входящих в их состав предприятий, организаций. Данное обстоятельство влечет за собой ряд проблем во взаимодействии финансово-промышленных групп и их участников с полномочными государственными органами, в том числе в вопросах соблюдения ими прав юридических лиц при проведении контрольных мероприятий. Так, согласно п. 4 ст. 7 Закона от 8 августа 2001 г. N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)"*(175), органы исполнительной власти, осуществляющие в пределах своей компетенции контрольные (надзорные) функции, вправе проводить плановое мероприятие по контролю не более чем один раз в два года. В то же время в отношении ФПГ соответствующая проверка с целью контроля за ее деятельностью может проводиться, как уже отмечалось, не чаще одного раза в год, что позволяет ее проводить ежегодно.

На данном примере отчетливо просматривается противоречивость рассматриваемых норм указанного акта о защите прав юридических лиц и настоящего Закона в вопросе периодичности государственного контроля за деятельностью ФПГ, что может быть устранено двумя путями. Так, в целях упорядочения этого процесса возможна унификация периодичности проведения государственного контроля за деятельностью субъектов предпринимательской деятельности в статусе юридических лиц. В случае вхождения их в корпоративные объединения представляется целесообразным установить применительно к ФПГ в целом тот же двухгодичный цикл для плановых проверок. В противном случае, если сохранять предусмотренный годичный период возможного проведения контрольных мероприятий в отношении ФПГ, необходимо будет внести в п. 3 ст. 1 Закона о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей специальную оговорку о неприменении положений этого акта к ситуациям, связанным с проведением контроля за деятельностью данных производственно-финансовых комплексов. Имеется в виду включить в указанную норму названного акта перечень видов и сфер деятельности ФПГ, требующих специального государственного контроля, к числу которых отнесены прежде всего налоговый и бюджетный контроль, банковский и страховой надзор.

Комментируемая статья не определяет субъект, который должен представить запрашиваемый контрольным органом отчет о деятельности ФПГ. Вместе с тем, если исходить из норм уже рассмотренных статей, то в качестве такового следует признать центральную компанию, в обязанности которой вменяется учет и отчетность по результатам деятельности ФПГ. Следовательно, в данном случае именно центральная компания будет выступать тем юридическим лицом, которому от имени ФПГ надлежит взаимодействовать с полномочным государственным органом при осуществлении им своих контрольных функций.

2. Условие о проведении аудиторской проверки деятельности ФПГ по требованию полномочного государственного органа свидетельствует еще об одном направлении реализации им своих контрольных функций в отношении данных комплексов. В результате можно констатировать, что аудиторские проверки деятельности ФПГ могут проводиться не только как обязательные при подготовке годового отчета, но и как так называемые контрольные по инициативе полномочных государственных органов. При этом если первые проводятся за счет центральной компании, то вторые - за счет полномочного государственного органа. На данном аспекте следует делать акцент в соответствующих документах такого органа, где должно быть зафиксировано его полное наименование и ведомственная принадлежность с указанием предписания о проведении контрольной аудиторской проверки деятельности ФПГ именно по его инициативе.

Целью такой аудиторской проверки, инициированной полномочным государственным органом, является установление реального экономического состояния деятельности ФПГ с учетом договора о создании финансово-промышленной группы и организационного проекта. Ее проведение может быть вызвано рядом обстоятельств, в числе которых выделяются случаи, например, обнаружения недостоверной информации в представленных документах либо уклонения от их полного и своевременного представления, злоупотребления имеющимися правами и оказываемыми мерами государственной поддержки, нарушения законодательства РФ либо ее субъектов. Следовательно, результатом такой проверки должно быть выявление причин недостатков в деятельности ФПГ и определение возможных мероприятий по их устранению с определением соответствующей ответственности за допущенные нарушения.

Если сравнивать аудиторскую проверку деятельности ФПГ, проводимую ежегодно при подготовке центральной компанией годового отчета финансово-промышленной группы, с инициативным аудитом, то второй в отличие от первого, так называемого обязательного аудита ориентирован на проверку отдельных сфер деятельности конкретного корпоративного объединения. Вместе с тем в случаях, например, непредставления того же элемента годового отчета о деятельности ФПГ предметом аудита по инициативе полномочного государственного органа может быть проверка по всему спектру вопросов, характеризующих производственно-финансовую деятельность группы, в том числе с позиции ее оценки на соответствие положениям законодательства РФ и ее субъектов.

3. Полномочный государственный орган вправе запросить у участников ФПГ любую информацию по отдельным вопросам текущей деятельности финансово-промышленной группы, а участники обязаны такую информацию предоставить. При реализации данного условия необходимо обратить внимание на три его момента. Так, указывается на обязанность участника ФПГ предоставить любую информацию о текущей деятельности группы. Это требование в полном объеме может быть выполнено только центральной компанией, которая в силу своих полномочий и функций призвана вести сводный (консолидированный) учет. Отдельные же участники ФПГ могут предоставить информацию только по некоторым вопросам деятельности группы, характеризующим именно свое функционирование в системе данного производственно-финансового комплекса. Следовательно, и требование о предоставлении участником группы соответствующей информации о деятельности ФПГ должно быть ограничено этим условием. Для устранения расширительного толкования рассматриваемой нормы представляется необходимым внести соответствующее уточнение ее редакции, предусмотрев обязанность участника предоставить информацию по вопросам именно его текущей деятельности в системе ФПГ.

Вторым важным моментом в предоставлении участниками ФПГ информации является определение формы и сроков ответа на соответствующий запрос полномочного государственного органа, поскольку в самом тексте комментируемой статьи это не установлено. Однако если исходить из общих требований, предъявляемых к информации по формам бухгалтерской отчетности организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность, то, согласно п. 3 ст. 14 Закона о бухгалтерском учете, наряду с годовым отчетом готовится месячная и квартальная отчетность, которую можно трактовать в качестве текущей, поскольку она является промежуточной и составляется нарастающим итогом с начала отчетного года. При этом в соответствии с п. 2 ст. 15 названного Закона информация в форме квартальной бухгалтерской отчетности должна быть предоставлена в течение 30 дней по окончании срока. Других сроков для представления указанной промежуточной отчетности не установлено, что также наблюдается, как уже отмечалось выше, в отношении информации, которая может быть затребована от участников ФПГ в рассматриваемых случаях.

Данный фактор является значимым для правоприменительной практики, поскольку от того, как определяются в зависимости от сроков и формы выполнения требования о предоставлении участником соответствующей информации по вопросам о текущей деятельности ФПГ, зависят характер ее оценки и возможные юридические последствия прежде всего для группы как производственно-финансового комплекса в целом. Поэтому для обеспечения четкости в регулировании правоотношений по контролю за ФПГ необходимо непосредственно в комментируемой статье настоящего Закона предусмотреть сроки и определить документальную форму предоставления участниками группы требуемой информации по вопросам о ее текущей деятельности.

4. Комментируемой статьей предусмотрена обязанность полномочного государственного органа принять определенные меры к финансово-промышленной группе и ее участникам при выявлении недостатков по итогам годового или текущего отчета ФПГ. В качестве оснований для принятия таких мер указаны случаи:

- обнаружения недостоверной информации в представленных документах;

- уклонения от предоставления необходимых документов;

- обнаружения в деятельности ФПГ несоответствия договору о ее создании и организационному проекту;

- несоответствия деятельности центральной компании ФПГ ее уставу;

- злоупотребления предоставленными правами и мерами поддержки;

- нарушения законодательства Российской Федерации, а также законодательства ее субъекта.

Приведенный перечень оснований является закрытым, поскольку им не предусмотрено включение в него других видов нарушений. Вместе с тем сама констатация такого основания как нарушения законодательства фактически предоставляет возможности для расширительного его толкования. Учитывая, что отдельные из указанных оснований уже были рассмотрены, подробнее остановимся на случаях возможных несоответствий в деятельности ФПГ и ее центральной компании их задачам, а также на злоупотреблениях предоставленными правами и мерами поддержки.

Обнаружение по результатам анализа отчетов о деятельности финансово-промышленной группы несоответствия договору о ее создании и организационному проекту относится к одному из существенных недостатков, поскольку это свидетельствует о невыполнении основных задач ФПГ. Эти задачи определяются исходя из того, что такие группы, согласно ст. 2 настоящего Закона, создаются в целях технологической или экономической интеграции для реализации инвестиционных и иных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих мест. Следовательно, отсутствие в деятельности конкретной группы соответствующих кооперационных связей между участниками ФПГ, ориентированных на достижение названных целей и закрепленных в том же организационном проекте, расценивается как существенный недостаток, что может повлечь за собой принятие со стороны контролирующего органа адекватных мер воздействия.

В случаях определения несоответствия в деятельности центральной компании ФПГ положениям ее устава исходным является установление характера и объема компетенции, которой она наделена. При этом, базируясь на условиях ст. 11 настоящего Закона, необходимо подчеркнуть, что устав центральной компании ФПГ должен с учетом условий договора о создании финансово-промышленной группы определять прежде всего предмет деятельности данной компании. Поэтому при обнаружении в результате контроля со стороны полномочного государственного органа фактов несоответствия между отражаемой в отчетных материалах деятельностью центральной компании и закрепленной в ее уставе такое обстоятельство в зависимости от степени несоответствия может трактоваться как основание для ответственности со стороны финансово-промышленной группы.

Наиболее значимым по своим отрицательным имущественным последствиям для ФПГ следует признать случаи обнаружения злоупотреблений предоставленными правами и мерами государственной поддержки. Хотя в тексте комментируемой нормы, как и в других статьях настоящего Закона, нет определения понятия "злоупотребление", возможна его трактовка в контексте других ключевых законодательных актов, нацеленных на регулирование правоотношений в сфере предпринимательства. Так, для ФПГ в данном случае применимо положение ст. 10 ГК РФ о недопустимости действий юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребления правом в иной форме.

В силу специфики создания и деятельности финансово-промышленных групп, представляющих собой своеобразный вид объединения с целью кооперирования коммерческих организаций в условиях рыночной экономики, особую актуальность понятие "злоупотребление" имеет в контексте определения доминирующего положения на рынке. В соответствии со ст. 5 Закона о конкуренции и на товарных рынках злоупотреблением признаются действия (бездействие) хозяйствующего субъекта (группы лиц), занимающего доминирующее положение, которые имеют или могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и(или) ущемление интересов других хозяйствующих субъектов.

Таким образом, под злоупотреблением правами, предоставленными ФПГ, подпадают прежде всего действия, которые осуществляются участниками группы в результате их объединения исключительно с намерением причинить ущерб другим субъектам предпринимательства. Поэтому при определении возможной ответственности ФПГ по этому основанию необходимо установить факт использования имеющихся у данного комплекса прав, например, по объединению активов участников группы для причинения ущерба тем или иным хозяйствующим субъектам путем недопущения, ограничения либо устранения конкуренции на рынке определенного товара. В связи с этим следует отметить, что доказывание наличия подобных фактов злоупотребления, как показывают результаты анализа правоприменительной и судебной практики, требует тщательной проработки всех аспектов документального оформления соответствующих полномочий конкретной ФПГ и ее отдельных участников, поскольку они также могут выступать в интересах производственно-финансового комплекса со всеми отмеченными отрицательными последствиями для других хозяйствующих субъектов.

В зависимости от характера и степени таких нарушений полномочный государственный орган вправе предпринять различные меры. Так, он может предложить участникам ФПГ устранить выявленные недостатки, установив для этого сроки, например в случае непредоставления своевременно необходимых документов либо предоставления их в неполном объеме или с допущением в них искажений информации, что в итоге не позволяет дать адекватную оценку деятельности ФПГ за определенный период в соответствии с установленными требованиями. Данная мера носит скорее предупредительный характер, и в зависимости от результатов ее применения определяется возможность использования полномочным государственным органом других форм воздействия на ФПГ и ее участников.

Одной из таких форм воздействия комментируемая норма предусматривает обращение полномочного государственного органа в Правительство РФ, соответствующий орган субъекта Российской Федерации с предложением о лишении финансово-промышленной группы всех или части предоставленных ей прав либо мер поддержки. Однако чтобы предпринять соответствующие действия в этом направлении, должно быть установлено наличие двух обстоятельств.

Первое - конкретной ФПГ предоставлены предусмотренные ст. 15 настоящего Закона меры государственной поддержки.

Второе - при их использовании допускаются злоупотребления. Например, в случае предоставления участникам ФПГ в качестве такой меры инвестиционного налогового кредита использовалась не по назначению та или иная часть налоговых средств, оставляемых в распоряжении предприятия, входящего в состав производственно-финансового комплекса, для вложения в качестве инвестиций с целью обновления, например, технологической базы. Данный факт может быть расценен как основание для постановки вопроса об аннулировании этой формы государственной поддержки.

Вместе с тем полномочный государственный орган в случае установления фактов злоупотреблений мерами государственной поддержки может, исходя из степени нарушения, сначала предупредить ФПГ в лице ее центральной компании, предложив ее участникам устранить выявленные недостатки. Однако если прогарантированные государством инвестиции, направленные в ФПГ, использовались ее участниками не по целевому назначению и допущенное нарушение не устраняется либо имеет длящийся характер и достигло критического уровня, то указанный орган вправе не только выдвинуть предложение об ограничении предоставленных соответствующей финансово-промышленной группе мер государственной поддержки, но и ходатайствовать об их отмене.

Для решения вопроса о лишении ФПГ всех либо части предоставленных ей прав или мер поддержки необходимо полномочному государственному органу обратиться с обоснованным предложением в Правительство РФ, соответствующий орган субъекта Российской Федерации, если подобные меры обеспечиваются на региональном уровне. Следовательно, только в компетенцию Правительства РФ, а в отдельных случаях - и субъектов РФ входит лишение ФПГ предоставленных ими прав или мер поддержки. В итоге если тем же Правительством РФ принято такое предложение полномочного государственного органа, то в зависимости от вида и меры федеральной поддержки будет дано соответствующее предписание конкретному ведомству (Минфину России, Минэкономразвития России либо другому федеральному органу исполнительной власти), структуры которого решают вопрос о лишении ФПГ предоставленных ими государственных гарантий для привлечения инвестиций, об отзыве из доверительного управления пакетов акций, временно закрепленных за государством, а также других возможных форм поддержки.

В перечне мер, которые может принять полномочный государственный орган в рассматриваемых случаях возможных нарушений со стороны ФПГ, предусмотрено привлечение к ответственности, установленной законодательством Российской Федерации, лиц, виновных в его нарушении. При этом в комментируемой норме акцент сделан на принятии со стороны данного органа мер по привлечению к ответственности в зависимости от характера и степени нарушения положений законодательства, регулирующего правоотношения с участием ФПГ. Такой формулировкой подчеркивается, что, во-первых, привлечь к ответственности можно только виновных лиц, будь то юридическое или физическое лицо, если это установлено законодательством Российской Федерации, а во-вторых, вынесение решения о признании лиц виновными не входит в компетенцию полномочного государственного органа.

Для более точного определения порядка привлечения к ответственности виновных лиц за нарушения в деятельности ФПГ необходимо учитывать такую характерную черту предпринимательской деятельности, как ее многоаспектность. В связи с этим в оценке деятельности ФПГ и ее отдельных участников следует исходить из положений актов не только предпринимательского, налогового, бюджетного законодательства, но и законодательства гражданского, земельного, экологического, административного, уголовного, нормы которых также регулируют правоотношения в связи с ответственностью за нарушения, возникшие в предпринимательской сфере.

Поэтому в зависимости от характера нарушений в деятельности ФПГ установленных требований, касающихся определенных сфер и экономических интересов (рынков инвестиционных капиталов и товаров, бюджетной системы государства, конкуренции, природной среды), предусматривается ответственность предпринимательско-правовая, административная и уголовная. Каждая из них может быть применена в зависимости от содержания правоотношения, размера вреда, степени тяжести и общественной опасности.

Так, в случаях, когда предприятие - участник ФПГ, осуществляя лицензируемую предпринимательскую деятельность в рамках организационного проекта группы, допустило нарушение лицензионных требований и условий, что повлекло за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, этот факт, согласно ст. 14 Закона о лицензировании, может рассматриваться в качестве основания применения такой меры административной ответственности, как аннулирование лицензии в установленном порядке. Для предпринимательско-правовой ответственности, предусмотренной нормами ГК РФ, характерна прежде всего ее имущественная направленность с компенсационными функциями и штрафными санкциями за допущенные со стороны ФПГ либо ее отдельных участников нарушения.

Например, при невозврате кредита, полученного участниками ФПГ под инвестиционный проект в рамках организационного проекта группы, банк путем обращения с исковым заявлением в соответствующий арбитражный суд производит взыскание с ответчика соответствующей суммы непогашенного кредита и процентов по нему, а также решает вопрос компенсации в виде процентов за пользование чужими средствами вследствие просрочки в их уплате (ст. 395 ГК РФ), исчисляемой с наступления даты возврата средств по кредиту, предусмотренной соответствующим договором. При этом будут учитываться особенности технологии солидарной ответственности участников ФПГ, уже рассмотренные в комментарии к ст. 14 настоящего Закона.

То же непогашение кредиторской задолженности, если оно обусловлено злостным уклонением руководителя, что выражается, согласно ст. 117 Уголовного кодекса РФ (УК РФ), в уклонении от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта, может повлечь при указанных обстоятельствах применение наряду с гражданско-правовыми мерами и мер уголовной ответственности. При этом необходимо подчеркнуть, что как гражданско-правовая ответственность, так и административная либо уголовная в связи с нарушениями, допущенными в результате ведения предпринимательской деятельности в рамках ФПГ ее участниками, устанавливается по решению судебных органов с учетом определяемой ими вины конкретных лиц, нарушивших положения действующего законодательства во время совершения того или иного деяния.

Таким образом, принятие мер к привлечению к ответственности лиц, виновных в допущенных нарушениях в деятельности конкретной ФПГ, сопряжено с информированием полномочным государственным органом, на который возложены общие функции по контролю за финансово-промышленными группами, соответствующих органов исполнительной власти о характере и степени выявленных нарушений, относящихся к компетенции того или иного ведомства. В свою очередь эти заинтересованные органы в рамках своих полномочий предпринимают действия по инициированию, например, отзыва Минфином России государственных гарантий, выданных ФПГ от имени Правительства РФ под получаемые группой инвестиции, и привлечения виновных лиц к ответственности в судебном порядке.

Еще одной мерой воздействия на совокупность юридических лиц, объединившихся в ФПГ с соответствующей регистрацией, в случае обнаружения в их деятельности нарушений законодательства является обращение полномочного государственного органа в Правительство РФ с предложением о прекращении действия свидетельства о регистрации финансово-промышленной группы. Сопоставляя указанную меру с другими в отношении финансово-промышленных групп, в деятельности которых выявлены рассмотренные нарушения, следует отметить, что ее применение предполагает наличие существенных нарушений положений действующего законодательства. Это выражается прежде всего в том, что совершенные действия не соответствуют условиям договора о создании ФПГ или организационному проекту либо допущено их повторное виновное совершение. Согласно ст. 19 настоящего Закона, только Правительство РФ может реализовать данную меру воздействия на ФПГ при наличии указанных нарушений, приняв решение о прекращении действия свидетельства о регистрации конкретной финансово-промышленной группы.

5. На полномочный государственный орган возложена, как уже отмечалось, функция об информировании Правительства РФ о каждом из перечисленных возможных действий по принятию мер воздействия к ФПГ и ее участникам в случае выявления допущенных ими нарушений законодательства Российской Федерации либо ее субъектов в процессе ведения предпринимательской деятельности в рамках конкретного производственно-финансового комплекса. По результатам рассмотрения такого информационного обращения Правительством РФ, органом государственной власти субъекта Российской Федерации выносится соответствующее решение, в котором могут быть даны предписания отдельным ведомствам по принятию мер с целью устранения причин допущенных нарушений и ликвидации отрицательных последствий для имущественных интересов государства.

Так, при установлении определенной системности тех или иных видов нарушений, допускаемых в деятельности ФПГ, могут быть даны предписания, например, по совершенствованию нормативно-правовой базы учета и отчетности в системе финансово-промышленных групп либо по изменению правового режима предоставления им государственных гарантий под инвестиции или получения ими льгот в виде инвестиционных налоговых кредитов.

Применительно к отдельным ФПГ, допускающим в своей деятельности отмеченные недостатки, в соответствующих решениях Правительства РФ акцент делается прежде всего на лишении финансово-промышленной группы всех или части предоставленных ей прав или мер поддержки, установленных, согласно ст. 15 настоящего Закона, в порядке и на условиях норм соответствующих актов действующего законодательства в зависимости от предмета регулирования. При этом как Правительство РФ, так и органы государственной власти субъекта Российской Федерации в своих решениях определяют возможные ограничения для ФПГ только в части прав и мер государственной поддержки в пределах своей компетенции.

 

Глава VI. Ликвидация финансово-промышленной группы

 

Статья 18. Понятие ликвидации финансово-промышленной группы

Признание ФПГ ликвидированной связывается прежде всего с моментом прекращения действия свидетельства о регистрации финансово-промышленной группы. Вторым составляющим элементом процедуры ликвидации этого производственно-финансового комплекса является исключение его из государственного реестра ФПГ. Таким образом, законодатель определяет необходимость прохождения данной процедуры как бы в два этапа.

Если сравнивать исходные принципы процесса ликвидации ФПГ и любой коммерческой организации в статусе юридического лица, в том числе входящего в состав участников группы, то для последних следует сразу же отметить ряд особенностей не только по процедуре, но и по основаниям. Так, в отличие от ФПГ как системного производственно-финансового комплекса юридические лица ликвидируются в порядке, предусмотренном ст. 61-63 ГК РФ. Данный порядок с учетом отдельных особенностей для государственных и муниципальных предприятий, предусмотренных Законом об унитарных предприятиях, включает следующие этапы:

- участники организации, ее уполномоченный орган или суд, принявшие решение о ее ликвидации, формируют ликвидационную комиссию либо назначают единоличного ликвидатора, определяют порядок и сроки ликвидации;

- в этот период ликвидационная комиссия принимает на себя все полномочия по управлению юридическим лицом, дает публикацию в прессе о его ликвидации, порядке и сроке заявления претензий кредиторами в срок не менее двух месяцев, а также выявляет всех кредиторов с уведомлением их о ликвидации, взыскивает дебиторскую задолженность юридического лица;

- ликвидационная комиссия оценивает состав кредиторской задолженности, принимает решение об удовлетворении (отклонении) выявленных требований и составляет промежуточный ликвидационный баланс;

- в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом удовлетворяются законные требования кредиторов в порядке очередностей, установленных ст. 64 ГК РФ;

- в случае недостаточности средств ликвидируемой организации для расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия продает имеющееся имущество с публичных торгов;

- с погашением кредиторской задолженности ликвидационная комиссия составляет окончательный ликвидационный баланс и распределяет оставшееся имущество между участниками юридического лица, если иного не следует из законодательства или учредительных документов организации;

- документы по оформлению ликвидации представляются в регистрирующий орган, который на их основании вносит соответствующую запись в единый государственный реестр юридических лиц.

Именно с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи об исключении конкретного предприятия из этого реестра оно в силу ликвидации юридического лица признается ликвидированным. Следовательно, финансово-промышленная группа по сравнению с предприятием, наделенным статусом юридического лица, при сопоставлении порядка проведения процедуры ликвидации имеет аналогию только в завершающей фазе, когда делается соответствующая запись об исключении субъекта из реестра государственной регистрации. В то же время для юридического лица в отличие от ФПГ вся процедура его ликвидации носит более четко прописанный в законодательстве процедурный характер, что объясняется, как отмечалось в комментарии к ст. 2 и 3 настоящего Закона, существенными различиями в их организационно-правовой природе.

Еще одной особенностью ликвидации финансово-промышленных групп является отсутствие среди ее ликвидационных процедур признания в целом ФПГ несостоятельной (банкротом), что допускается в отношении юридического лица согласно нормам Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"*(176). Однако в вопросах правового режима банкротства юридические лица, входящие в состав ФПГ, могут в свою очередь иметь различия в зависимости от характера их правоспособности. Так, например, в отношении банков установлен специальный порядок признания их банкротами и ликвидации в связи с этим, что предусмотрено Федеральным законом от 18 сентября 1998 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"*(177).

Таким образом, если отдельные участники ФПГ, являясь юридическими лицами, могут ликвидироваться в порядке банкротства*(178), то в целом к финансово-промышленной группе эта процедура неприменима, поскольку она, выступая в качестве производственно-финансового комплекса, не наделена правами юридического лица. Вместе с тем в ряде случаев для ФПГ признание того или иного юридического лица, выступающего в качестве его участника, банкротом может явиться значимым условием в части одной из предпосылок к ликвидации финансово-промышленной группы, если признавать ее объединением, созданным, согласно ст. 1041 ГК РФ, по договору о совместной деятельности. В таком случае договор о совместной деятельности, на основании которого сформирована ФПГ, в соответствии со ст. 1050 ГК РФ прекращается именно вследствие объявления какого-либо юридического лица, подписавшего его, банкротом или ликвидированным, если иного не предусмотрено условиями самого договора о сохранении данного объединения при указанных обстоятельствах.

Следовательно, банкротство с ликвидацией хотя бы одного юридического лица, входящего в состав ФПГ, может привести по указанным мотивам к ликвидации в целом финансово-промышленной группы. Поэтому для исключения таких последствий в договор о создании ФПГ целесообразно включать в качестве обязательного условие, предусматривающее сохранение созданного объединения юридических лиц с оставшимися участниками после выхода из его состава предприятий-банкротов в связи с их ликвидацией.

Другим важным моментом является предусмотренная комментируемой статьей возможность прекращения деятельности ФПГ только в порядке ликвидации. В то же время для юридических лиц допускается прекращение их деятельности в результате еще и реорганизации (кроме случаев выделения из состава юридического лица другой организации - ст. 57 ГК РФ). Однако если в случае реорганизации юридического лица не исключается правопреемство в отношении его прав и обязанностей, то при ликвидации институт правопреемства не действует, поскольку в таких случаях предусмотрено прекращение деятельности юридического лица как специального способа без перехода прав и обязанностей к другим лицам.

Для участников предпринимательской деятельности, к которым относятся как юридические лица, так и в отдельных случаях финансово-промышленные группы с учетом ряда обозначенных особенностей, положениями действующего законодательства предусмотрены две разновидности оснований их ликвидации: она может носить как добровольный характер, так и принудительный, что подтверждается условиями ст. 19 настоящего Закона.

Характеризуя правовую специфику процедуры ликвидации ФПГ, необходимо в связи с этим обратить внимание на одну характерную черту финансово-промышленных групп, созданных по холдинговой модели на основании сложившихся отношений между основным и дочерними обществами, которые возникли в силу обладания первым в качестве так называемой держательской компании контрольными пакетами последних. В связи с такой конструкцией организационно-правовой модели отдельных ФПГ необходимо учитывать, что при ликвидации таких комплексов они теряют только статусность зарегистрированной финансово-промышленной группы со всеми вытекающими последствиями. Однако эта совокупность основного и дочерних обществ не может быть лишена в таком случае прав взаимодействовать на холдинговых принципах.

 

Статья 19. Основания ликвидации

Основаниями ликвидации ФПГ можно считать случаи прекращения деятельности финансово-промышленной группы либо в добровольном или судебном порядке, либо по принуждению со стороны Правительства РФ. Комплексный анализ перечисленных в комментируемой статье оснований ликвидации ФПГ позволяет сделать вывод, что рассматриваемым производственно-финансовым комплексам присуща организационно-правовая специфика не только на стадии их создания, а также в процессе осуществления деятельности, но и на этапе ликвидации как особых форм объединения совокупности субъектов предпринимательской деятельности в статусе юридических лиц.

В качестве первого основания ликвидации указан случай принятия решения всеми участниками ФПГ о прекращении ее деятельности. Данное условие корреспондирует с условиями ст. 2 и п. 1 ст. 3 настоящего Закона о подписании договора всеми участниками группы о создании ФПГ. В результате, исходя из основного принципа создания ФПГ на добровольных началах путем объединения юридическими лицами своих активов, законодатель предусматривает возможность применения принципа добровольности также и на стадии ликвидации таких комплексов с обязательным соответствующим волеизъявлением по этому вопросу со стороны всех участников группы.

Такое решение о прекращении деятельности ФПГ вправе принимать полномочные представители участников ФПГ в лице членов ее совета управляющих с отражением его в протоколе заседания совета управляющих, указав в нем мотивы такого решения. Может, например, фигурировать признание факта достижения поставленной цели в результате объединения определенной совокупности юридических лиц в ФПГ либо констатация неэффективности деятельности созданного комплекса, что влечет стремление его ликвидировать и вернуть вложенные активы под управление каждого участника. При принятии этого решения целесообразно протокольно зафиксировать условия и порядок возврата централизованных активов каждому юридическому лицу, входящему в состав участников ФПГ, в зависимости от формы и объемов его вложений, в увязке с соответствующими условиями договора о создании группы.

К рассмотренному основанию из числа других вариантов тяготеют случаи ликвидации ФПГ в связи с истечением срока действия договора о создании финансово-промышленной группы, если он не продлен ее участниками. Данное основание, как и уже рассмотренное первое, относится к случаям добровольной ликвидации ФПГ, поскольку участники группы вправе выбирать возможность пролонгации срока действия срочного договора о создании ФПГ либо, констатировав его истечение, признать самоликвидацию группы. Анализ основной массы договоров о создании ФПГ показывает, что в них чаще всего срок не установлен, т.е. их можно именовать бессрочными.

При ликвидации группы по истечении срока действия договора о создании ФПГ ее участники руководствуются условиями данного договора и положениями настоящего Закона в части определения порядка прекращения их взаимодействия в отношении совместного имущества, сформированного путем сложения своих активов, а также полученных доходов в результате функционирования ликвидируемого комплекса. Следовательно, эти условия договора о создании ФПГ важны не только на стадии полного или частичного интегрирования ее участниками своих активов для совместной деятельности, но и приобретают особую регулятивную значимость на этапе выхода из состава комплекса того или иного юридического лица либо в случае ликвидации группы как таковой.

Особое место среди оснований ликвидации ФПГ занимают вступившие в законную силу решения суда. В комментируемой статье указано два таких основания. Первое связано с признанием судом недействительным договора о создании ФПГ, а второе - с установлением судом нарушения законодательства при создании ФПГ. Если сопоставить эти основания, то в них прослеживается определенное совпадение, поскольку и то, и другое связано с нарушениями, допущенными именно в процессе создания ФПГ, который документально закрепляется в договоре как наиболее оптимальной правовой форме.

Однако есть и существенные различия. Так, исходя из текста ст. 7 настоящего Закона, договор о создании ФПГ должен определять ряд перечисленных в этой норме условий в обязательном порядке, что подробно рассматривалось в комментарии к указанной статье. Следовательно, если при закреплении данных условий будут допущены какие-то искажения в договоре о создании ФПГ либо выявлены нарушения в оформлении полномочий лиц, его подписавших, в том числе в части документального подтверждения статуса и организационно-правовой формы участников группы, то названные факты могут быть предметом судебного разбирательства с возможным вынесением указанного решения. На примере этого основания ликвидации данных комплексов можно еще раз подтвердить то большое значение, которое придается договору о создании ФПГ как на стадии регистрации группы, так и в процессе оценки ее деятельности с позиции соблюдения норм действующего законодательства.

Констатируя в качестве основания ликвидации ФПГ установленные решением суда нарушения законодательства Российской Федерации при создании ФПГ, следует обратить внимание на широкие возможности в определении судом наличия таких нарушений. В данном случае предметом рассмотрения будет не только договор о создании ФПГ, но и другие документы, характеризующие, согласно ст. 5 настоящего Закона, подготовительные аспекты к государственной регистрации финансово-промышленной группы. К их числу следует отнести прежде всего указанные копии документов об участниках группы, включая легализованные документы иностранных участников, а также организационный проект с обоснованной пояснительной запиской без каких-либо искажений в расчетных показателях и заключение федерального антимонопольного органа, которому придается большое значение при принятии окончательного решения по регистрации группы и в дальнейшем, когда оценивается ее деятельность с момента создания.

Рассматриваемые основания ликвидации ФПГ в отличие от других могут быть реализованы только при наличии вступивших в законную силу решений судов. В качестве истца с соответствующим заявлением по подведомственности в арбитражный суд, поскольку предметом спора будет факт создания и регистрации корпоративного объединения юридических лиц, являющихся субъектами предпринимательской деятельности, могут выступить заинтересованные структуры. Это прежде всего государственный полномочный орган, рассматривающий документы о создании ФПГ и принимающий в порядке, установленном п. 3, 4, 5, 8 ст. 5 настоящего Закона, решение о государственной регистрации группы.

Инициаторами такого обращения по данному вопросу могут выступить, например, федеральный антимонопольный орган либо специальные экспертные организации. Причиной этого может быть несогласие с тем, что замечания по документам создаваемой и представленной к государственной регистрации группы, отраженные в соответствующих заключениях, не были учтены. К другим подобным основаниям следует отнести выявление фактов представления участниками создаваемой ФПГ недостоверных данных, искаженно характеризующих объединяющиеся предприятия, организации, что в свою очередь привело к неадекватной оценке степени целесообразности создания корпоративного объединения и перспектив его функционирования в рамках действующего законодательства.

Принудительная ликвидация ФПГ наряду с таким основанием, как вступившие в законную силу решения судов, может быть осуществлена по инициативе Правительства РФ. Ему предоставлено право принятия решения о прекращении действия свидетельства о регистрации в двух случаях. При этом в обоих случаях законодатель не связывает вынесение Правительством РФ такого решения с судебными разбирательствами, поскольку оно для оценки возникшей ситуации, подпадающей под данное условие комментируемой статьи, вправе исходить из норм ст. 17 настоящего Закона. Согласно ее положениям, как уже было отмечено в соответствующем комментарии, именно с учетом результатов контроля полномочного государственного органа делаются выводы о наличии нарушений, которые и являются основанием для принятия такого решения.

Так, первый предусмотренный случай подобной ликвидации ФПГ связан с установлением несоответствия ее деятельности условиям договора о создании группы и организационного проекта. Следовательно, на первый план в качестве результатов такого контроля за деятельностью ФПГ выносятся обнаруженные несоответствия договору о ее создании и организационному проекту. Сопоставляя положения рассматриваемой нормы и ст. 17 настоящего Закона, можно сделать вывод, что в данном случае существенные юридические последствия для ФПГ, выражающиеся в возможном принятии Правительством РФ решения о ее ликвидации, связаны с двумя указанными актами локального характера. При этом как договору о создании ФПГ, так и ее организационному проекту придается определенная нормативность, что вызвано их правовой значимостью, причем выходящей за пределы производственно-финансового комплекса в результате государственной регистрации при внесении группы в реестр.

Второй случай ликвидации ФПГ по решению Правительства РФ имеет определенные аналогии с первым, поскольку он также базируется на оценке полномочным государственным органом результатов контрольных проверок деятельности финансово-промышленных групп. Однако для данного случая предусмотрена обязательная для него особенность, которая заключается в том, что он связан с повторностью виновного совершения действий, установленных ст. 17 настоящего Закона. При этом специально подчеркивается допустимость этого случая именно тогда, когда к ФПГ уже принимались меры, предусмотренные указанной статьей.

Однако из действующей редакции как комментируемой нормы, так и п. 4 ст. 17 настоящего Закона невозможно сделать однозначный вывод, обо всех ли перечисленных нарушениях, независимо от их характера и степени, идет речь либо акцент сделан только на тех, по которым было предложено участникам ФПГ устранить выявленные недостатки, например при обнаружении недостоверной информации в представленных документах годовой и текущей отчетности, а также в случаях ее задержки. Такая расплывчатость в формулировке рассматриваемого основания ликвидации ФПГ при отсутствии в данной и других нормах настоящего Закона условия о возможной судебной процедуре защиты интересов группы в случае вынесения соответствующего решения Правительства РФ не способствует формированию механизма обеспечения эффективной реализации полномочий субъектов предпринимательства, объединившихся в производственно-финансовые комплексы.

С учетом изложенного представляется целесообразным в правоприменительной и судебной практике исходить из общих положений предпринимательского законодательства о возможном признании недействительным акта государственного органа в судебном порядке в соответствии со ст. 12 и 13 ГК РФ, поскольку анализируемые правоотношения в связи с возможным принятием Правительством РФ рассматриваемых решений о ликвидации ФПГ подпадают под действие этих норм. Настоящее подтверждается и положениями ст. 27, 28, 29 АПК РФ.

Согласно положениям этих статей АПК РФ, арбитражным судам подведомственны экономические споры с участием организаций и государственных органов об оспаривании как нормативных, так и ненормативных актов этих органов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности. В таких случаях заявителем от имени ФПГ может выступать ее центральная компания, задачей которой будет своевременное оспаривание решения Правительства РФ о ликвидации финансово-промышленной группы для получения возможности в процессе судебных слушаний доказать неправомерность принятого им акта.

 

Статья 20. Последствия ликвидации

1. Последствия ликвидации ФПГ можно разделить на последствия организационного характера и обязательственной направленности. Такое разграничение обусловлено наличием определенных требований к решению вопросов оформления документов не только по прекращению действия свидетельства о регистрации ФПГ, но и по урегулированию сохраняющихся либо возникающих в связи с ее ликвидацией обязательственных правоотношений между участниками группы и третьими лицами. Следовательно, с отзывом свидетельства о регистрации ФПГ, что свидетельствует об установлении со стороны государства факта ее ликвидации, еще могут продолжаться отдельные обязательственные правоотношения, сложившиеся в процессе функционирования данного производственно-финансового комплекса с участием юридических лиц, входивших в состав исключенной из реестра группы.

Для полномочного государственного органа основанием к принятию решения о прекращения действия свидетельства о регистрации ФПГ являются случаи, как уже было отмечено, установленные в ст. 19 настоящего Закона. При этом необходимо подчеркнуть, что имеется в виду не вся совокупность всех этих случаев, а любой из них, который может быть признан достаточным для совершения действий по ликвидации ФПГ. Технология проведения ликвидационных мероприятий более детально была определена в комментарии к ст. 9 в контексте рассмотренного Положения о порядке ведения государственного реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации, утвержденного одноименным Постановлением Правительства РФ от 22 мая 1996 г. N 621 (в ред. от 2 февраля 1998 г. N 104)*(179).

Согласно п. 10 этого акта, ликвидация ФПГ влечет за собой исключение сведений о ней из государственного реестра финансово-промышленных групп в течение 10 дней и возврат свидетельства на архивное хранение в полномочный государственный орган, выступающий в качестве реестродержателя. По необходимости эта информация доводится до заинтересованных органов исполнительной власти. При исключении из указанного реестра сведений о ликвидированной ФПГ этот орган в течение пяти дней извещает об этом Вычислительный центр Госкомстата России, преобразованного в Федеральную службу государствен