Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

ВИЛЬЯМ Р. АНСОН

 

основы

ДОГОВОРНОГО ПРАВА

Перевод с восемнадцатого английского издания А. С. Александровского, А. С. Ахманова и С. М. Рапопорта под редакцией Д. Ф. Рамзайцева

 

 

"МЕЖДУНАРОДНАЯ КНИГА" Москва 1947 г.


 

 

 

'®|Жй

ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА

ж

i^f''^,''"'.

1^;*?^;' S' Книга Ансона, русский перевод которой предлагается вни-

^Ц^-^маяию читателя, была опубликована в ее первом издании':

Х^''Ж^^более полувека назадв\1879 году. С тех пор книга неодно-| ЙЫ'.' .кратно переиздавалась как в Англии, так и 'в США и заняла

^,„,,,,^,"'.выдающееся место в английской юридической литературе;

i|^^:';;;. Автор тщательно исследовал многочисленные источники ан-;

^^йУ:^:^:глийского права и на основе их дал развернутое изложение *1^йй современного английского договорного права. В пред.исловии к 6-му английскому изданию своей книги Ансон так ^9. ^''^..характеризует поставленную им перед собой задачу: «пока-Я3^../,',,\.зать, как заключается договор, что необходимо для того,

-R";} ..•„''чтобы придать ему обязательный для сторон характер, кого

•',(.?;.;.':•,  он может затрагивать, как он истолковывается и каким об-^::'разом он может быть прекращен». Все эти вопросы с ис-,;;у;^/..черпывающей полнотой освещены в книге, и благодаря. л'':;.,;:-этому книга представляет собой цепное практическое посо-у^л бие, дающее возможность разобраться в сложных юриди-^^''.ческих вопросах, возникающих в сфере договорных отно-й:^   шений, подчиненных действию английского права. Как .известно, английское право, и, в частности, английское гражданское право, является наиболее сложным по сравне­нию с правом континентальных государств. Изучение англий­ского права в значительной степени осложняется тем, что оно «продолжает выражать экономические отношения капи­талистического общества на варварско-феодальном наречии, которое столько же соответствует выражаемому им порядку, сколько английская орфографияанглийскому произноше-•нию»1.

] Энгельс—Об историче' ko.i материализме. См. К. Маркс, Ф. Энгельс. :. Избранные произведения", i а лиздат, т. I, стр. 315.


Основы договорного права


ш


 


Характерной чертой английского г. за, отличающей его от других систем иностранного. права, является отсутствае-кодификации. В силу целого ряда исторических причин развитие английского 'права шло'своим собственным-путем в отличие от права государств континентальной Европы, кото­рое развивалось на основе рецепции римского права. Англий­ские юристы часто противопоставляют английское право в качестве самостоятельной системы права римскому праву. Так, один 'из наиболее видных английских юристов Jenks, автор известной книги «A Digest of ^English Civil Law», в предисловии к первому изданию этой книги указывал, что «по существу современный мир знал всегда только две самостоя­тельные системы права: римское право и английское право». При всей самобытности развития английского права, прин­ципы, основы последнего не могут рассматриваться как ' представляющие со'бой полную противоположность праву континентальных государств и как чуждые какому бы то чи было 'влиянию римского права. Соотношение между формой английского права и его содержанием раскрыто Энгельсом при рассмотрении им вопроса о роли гражданского права. Энгельс указывает, что роль гражданского права «в сущ­ности сводится к законодательному освещению существу­ющих, при данных обстоятельствах нормальных, экономи­ческих отношений между отдельными лицами. Но форма, .а которой происходит это освещение, может быть очень раз­лична. Можно было, например, удержать 'большую часть .форм старого феодального права, вместив в них буржуазное со­держание и даже прямо' придав буржуазный смысл феодаль­ному имени, как это случилось в Англии, сообразно' со всем ходом ее национального развития»'.

Следовательно, несмотря на сохранение форм старого феодального права, развитие английского',права находится в прямой зависимости от развития экономических отношений. Несмотря .на свою старомодную 0'бо'ло'чку, английское гра­жданское право,так же, как и другая, казалось бы, отличная от него, система иностранного' нрава, выполняет ту же самую роль, т. е. законодательное освещение «существующих п^.н данных обстоятельствах нормальных экономических отноше­ний между отдельными лицами» (Энгельс). Выполнение этой задачи требует, в зависимости от изменений в процессе э,ко-

' К. Маркс, Ф. Энгельс—Сочинения, т. XIV, стр. 672.

IV


номич( эго развития, внесения существенных изменений. в ^ соответствующие нормы права, требует приспособления этих норм к потребностям, выдвигаемым ходом экономического про­цесса. Поэтому, конечно', современное английское граждан- . ское •право совсем не похоже на гражданское право, сущест- :

вовавшее в Англии в XVII или XVIII веках, несмотря на преемственность прецедентов, несмотря iHa то, что формальяи нормы английского права восходят к еще 'более отдаленным временам. В качестве характерного примера коренных изме­нений, совершившихся в английском гражданском праве на протяжении  его длительной истории, можно- привести доктрину о' так называемом «ограничении в занятиях» (rest­raint of trade). Первоначально доктрина английского' права любое, устанавливаемое договорами ограничение хозяйствен­ной или профессиональной деятельности рассматривала как противоречащее публичному порядку, и, ввиду этого, соот-_ ветствующие договоры признавались ничтожными. Но по мере развития экономических отношений, а особенно с по­явлением монополистических организаций эта доктрина под­верглась радикальному изменению, и в настоящее время считается допустимым договорное ограничение хозяйственной и профессиональной деятельности; в частности, признается . допустимым договорное ограничение конкуренции, что и- со­здает юридическую основу для заключения картельных со­глашений.

Другим примером, показывающим отход современного ан­глийского .права от отдельных, .весьма прочно укоренившихся, но устаревших положений, может служить изменение нормы английского права, применявшейся для случаев невозмо­жности .исполнения договора в силу «расстройства» послед­него {Frustration of contract). На это изменение следует обратить внимание также 'и потому, что оно' произошло' не­многим больше чем год 'назад 'и поэтому не .могло' получить отражения в книге Ансона. Старое, ныне измененное поло­жение английского права устанавливало, что исполнение, произведенное до наступления (Момента  «расстройства» договора, не подлежало возмещению. Ныне; в силу вынесен­ного в 1943 'году решения Палаты Лордов по делу Фиброз з^ и последовавшего' затем специального' закона, суммы, упла­ченные в порядке исполнения такого договора, подлежат возмещению. Таким образом, доктрина Frustration, отли­чавшаяся от положений континентального права, получила новое содержание.


Имея ввиду самобытный характер развития английского ,

права, представляется необходимым остановиться на характеристике источников современного английского права.

Английское право состоит из трех взаимно связанных и  ^руг^ друга' даполняющих-^частей:^!) •Об1цего^рава^—?^р1Д|^_ "" rrion, law, 2) • Права' справедливости -(Equity):1: и: ••3)' СтатууЙой^|||^ права, т. е. норм, установленных, законом. (Statute^ 1а^^Для^^|;| правильного понимания,. особенностей' английского'|права^йе^й^ обходимо в первую очередь^ уяснить характер'';кажлс)ГС)'|дад]й1|| этих источников; английского права.

Общее право; (Common : law) представляет собой^древнёй^Щ^ шую и наиболее •важную' часть всего английскоро,^права?^^8| 'Первоначальной, основой, для его появления .^дослужил^^^»1 обычаи, устанавливавшиеся в общественных ^отношениях^^^^ весьма отдаленную. 6т нашего времени. историческую  эпоху В течение последующих столетий, начиная' с,Х1^в®ка,^;эт^ обычаи 'при 'применении,;1 .истолковании- и проработке 'судьями в едином''для''всей 'Англии, направлении. ^.развилйсы в систему Общего •'.права'(Common:: Law),

Судьи выбирали те из действовавших 'в: различных". частях^Ц^! Англии обычаев, которые отвечали, по их мнению,.'в наИболь-1^^^ шей степени 'интересам .правосудия . в отно'ш(»нии' ^BCeftja;?M® Англии. Таким образом, постепенно ' •возникали^^равовый^!^!! нормы, получившие применение на всей территории; Англии и|\^|||| образовавшие основу системы английского права. '.'.Следует^Щ^ при этом отметить, что довольно/широко распространенное^й!!^ представление об английском праве как о неписанном; праве^л;?^^ верно только .отчасти. Верно, что нормы английскогд^.^права^'3^^ не кодифицированы, 'не 'собраны в единый свод, но.не вернр^!^^^' что эти 'нормы вообще не записаны. Нормы Общего права' н.а'.й^|||к протяжении столетий фиксировались в судебных решевияхйьЙ?!^ которые вначале излагались в сборниках,- известных, • под^ййг^Ь, названием «Ежегодников» (The Year Books), а.: затем,.начи-.^^ЗД^^". 'ная приблизительно с XV столетия, в специальных '-журналах ',;^йЗД,'' (Reports).        '   .         • .-    '. . ..'л' ''..''^'^Й^Ж

    ;1    '            "      .     1 1.'    1 '1" •   . \1'1 '""^•s,1^^^^'

^ В тех случаях, когда судья не находил подлежащей ''дри^уй^. менению готовой нормы права, он прибегал к. о'бщим доло-'^^^ жениям доктрины, согласно которым считается, что: :0бщee.^^;^'r1 право не знает' пробелов. Посредством этой' .юридической й^^^ ч фикции устанавливалось, что для каждого '! отдельного;'• случая '^-л^,\-1 всегда имеется 'подлежащая применению правовая ноома.';^(^р'

VI               ' .      .     '        •• ' •" '•• •^^^'^Я^ у..

^A^j^iy^^Bbtcm^^

И^Цт^ё^ .иСтанций.^котороМизвёстны^воё предпйсаци^п^!^^., ^й^Йсйт^м^^за'^ ними .-''признается ' спосо.бность^^вынсй^Й^ Ц^йй&нияупо^вопросам 'права,, и '.ъ. тех случаях, когда ;;hhj" " "" ^Й^ературе,1ни"в,.зако1не'1Н.ельзя^ найти хотя бы мамек'на"н ^^йода^жа.щую;.применению .выданном конкретном случае." ^ф^равотворческая функция .признается; только за так'''называе ^^ ^|1||||мыми^высшими судами, которые в настоящее время. включа;^^ ^||||1уют^в:^бя Верховный Суд, ^ Палату .Лордов и Судебный'Кб-^чйД ^|1|^митеТ1.'ТайноГо . Совета. Такое значение не признается з.а'ре^^ ^§||?Щае)1ИЯМИ так. -называемых низших Судов, например, за реше-<Г"""' ^^^Мйниями судов'.графств и мировых судей. Решение, .низшего" ^^^суд а' имеет', значение только для того конкретного, дела, no^^j.' ^^^крторому.' оно»'вынесено.        '    .              ' • . ' .^Й,!?^;^ ^Й^д^-На^^основе решений высших судоа, за которыми,' ^||Щ?здесь. /указывалось, ,признается значение источника права, ^rjf'r ^Ц^Бозникла и фазвилась система так называемого предедент^'/'^ | ^j^ll^Horo. права/(Case Law), впоследствии включившая в себя не S^fc^To.nbKo'нормы, установленные судами Общего права, но так-^^^же^и^нормы, -установленные Судами справедливости, о кото-^й^1^рых/будет сказано 'ниже. В силу того значения, которое при-; ^ , ^й|8||^Дается прецеденту, суд не может при вынесении решений '•^•^:|;-^|^й|устанавливать или, исходить из норм, поотиврречащих ранее '<^Ц ^^^ЙБЫнесённым решениям вышестоягцих (или равных) судов. "'<й:;|. 'ЙжС^^гТаким' образом, решение,, устанавливающее норму права, /:,/^»|, ^^^Щ^й^является обязательным для нижестоящих'.(и равных) .судов'^wigi •5Й^»1^До.^ тех пор, пока эта норма права не будет отменена (или/ /^Ж ^^^в^замёнена) законом; решением самого суда, установившего.. 1^ |{|^1^|ййэту .норму, 'или решением вышестоящей судебной инстанции. .ДЙЙЙ:^ '-'Принципы справедливости '(Principles of Equity) представ-^й^ляют собой •вторую составную часть английского права..Воз- f;.;-S ^'^^'никновение! этого' источника 'английското права объясняется ..'^l^i ^'^зд/^тем, что с течением времени нормы Общего права не всегда •^^. ^Й^йудовлетворяли требованиям справедливости. Формализм норм ^Общего права, с одной стороны, и .невозможность в некото-^рых случаях добиться осуществления требований, направлен-. •1ных против лиц, занимающих высокое общественное, поло-Йжение, привели к тому, что постепенно вошло в практику .^л^ ^обращение с просьбами об оказании помощи по тому или •'МЩ-^^:иному делу непосредственно к королю, который рассматри-^^||. ^;%вался'в качестве источника права. В первое время короли .у;^1''1 сами занимались рассмотрением направляемых им прошений :;. судебного характера. Однако с ростом числа таких прошений

/'' •                                         '         "                    .                   VI! '••'


они стали передаваться канцлеру, кого; i и должен был за­ботиться о справедливом 'решении дела. Гак как канцлером обычно являлось высшее духовное лицо, а не профессиональ­ный юрист, то дела решались им не на основе установив­шихся уже норм Общего права, а по его личному усмотрению, в зависимости от обстоятельств каждого отдельного дела. Не было какого-либо юридического критерия при разреше­нии таких дел. Однако с течением времени, когда создалась уже значительная судебная практика по такому виду дел, канцлеры в аналогичных случаях стали следовать решениям своих предшественников, и, таким образом, возникла грулпя правовых норм, которые были известны под наименованием Equity я которые 'находили применение исключительно в Канцлерском суде (Court of Chancery). Эта сиетема, основы­ваясь так же, как и Общее право, на предыдущих решениях;

развилась в систему права, покоящуюся на судебных преце­дентах. При наличии двух параллельных судебных систем возникали неизбежно коллизии -между нормами, применяе­мыми судами Общего права .и судом Канцлера, при этом суд Канцлера пользовался правом приостанавливать процессы б судах Общего- права, если судопроизводство по данному процессу не соответствовало Принципам справедливости. Вплоть до издания Акта о судоустройстве и судопроизвод­стве 1873 г. существовал этот дуализм в судебной системе Англии. Этим Актом были упразднены как суды Общего пра­ва, так и суд Канцлера и заменены Верховным Судом, юрисдикция которого распространяется на всю Англию и Уэльс, Однако' Общее право и Принципы справедливо­сти не были объединены. Они продолжали действовать как самостоятельные части всей системы английского права. Верховный Суд наделен властью разрешать дела как' на основе Общего права, так 'и на основе Принципов справед­ливости, причем в случае коллизии между нормой Общего права и Принципами справедливости последние должны •пользоваться предпочтением.

Наконец, Статутное право. В силу английского конститу­ционного' права высшая власть 'осуществляется королем парламентом, и, следовательно, предписания  Парламент­ского' Акта являются обязательными для судов. Ввиду этого как Общее право, так и Принципы справедливости от­ступают перед законом и теряют свое значение в тех слу­чаях, когда норма права установлена законом. Следует, од­нако, отметить, что в значительной своей части Парламент-

VI11


 

ские Ai. л, относящиеся к области гражданского права, лишьд обобщают предшествующую судебную,, практику и придают единообразное выражение тем нормам права, которые были выработаны судами в течение многих лет.              •'.•'.•

Отсюда, конечно', не следует, что Парламентские Акты представляют собой просто кодифякацию судебных преце­дентов. Необходимо отметить, что' действующее Статутное право, поскольку оно включает в себя все Акты, изданные парламентом за все время его существования, чрезвычайно объемисто. К отдельны-м Актам на протяжении многих деся­тилетий вносились десятки поправок в порядке издания но­вых Актов. Поэтому установление действующей нормы Ста­тутного права в каждом ко'нкретно'м случае может представ­лять значительные затруднения. Достаточно указать, что имеющееся частное издание сборников Парламентских Ак­тов включает в себя до 40 томов (например, собрание Halsbury),.

Из сказанного' следует, что' нормы английского права со­держатся либо. в сообщениях о решенных' делах (reports), либо в Парламентских Актах. Особый характер английского правд требует подробного рассмотрения вопроса о способе установления действующей нормы права для того или иного конкретного случая. Нормы Общего права и Принципы справедливости содержатся в сборниках судебных решений. Эти сборники весьма многочисленны. Они начинаются с та":

называемых «Ежегодников» («Year books») XIII века, утрд-тивших к настоящему времени практический интерес и име­ющих чисто историческое значение. Как видно уже из самого названия, эти сборники включали в себя решения, вынесен­ные в течение' одного года. Эт^т год не совпадал с календар­ным -гадом, так как сборники составлялись для каждого' сода правления того или иного' короля. Ссылка на эти сборники начинается с начальных букв слов «Year books», затем ука­зывается год правления короля, сокращенное имя послед­него, сокращенное наименование суда и порядковый номер решения, под которым оно помещено в сборнике, или поряд­ковый номеру фолианта сборника.

Например, Y. В. 12 Edw. IV Mich. pi. 25 (или fo 19) означает, что' решение помещено' в ежегоднике за двенадца­тый год правления Эдуарда IV (т. е. в 1473 г.), решение было вынесено на сессии в Michaelmas и помещено под № 25 или в фолианте 19-м.                  ' .

IX


): ^После. введения ^книгопечатания '"'поЖ'- ^ся.^печатныер 'сборники, издаваемые. ;от. имени •составителей сборников. 'Га-® ковы, например, имеющие широкую известяость ' сборники* Coke, Croke, Plowden, Barnewall, Welsby и другие.; Способы обозначения этих сборников: при ссылке iHa 'помещенное в них решение различны. Так, при ссылке на сборнике Coke.':;

.они часто обозначаются 'как «Rep.» с указанием вначале' порядкового номера, сборники Croke разделяются по'от- ;

дельным царствованиям. Например, Cro. Eliz. означает сбор-. ник решений, .вынесенных во время правления Елизаветы, Cro. Car.во время Карла I. Постепенно, однако, устано-. вился о'бычай обозначать сборники сокращенной фамилией < его составителя, предпосылая порядковый номер сборника.д Так, например, ссылка «З В. & С. 541» обозначает III том, •, сборника Barnewall and Cresswell; стр. 541. Иногда в начале ссылки указывается год, когда было вынесено решение.   ^

В первой четверти XIX столетия появляются периодиче­ские издания сборников, так называемые Law Journal Re-. ports. Ссылка на'эти сборники содержит обычно указание на-:

год издания. сборника, обозначение раздела, в котором . помещено решение, и на страницу сборника. Иногда вначале '•':

указывается год вынесения решения. Так, например, «(1920) 89 ;

L. J. Ch. 198» обозначает, что решение вынесено в 1920 г., помещено в сборнике, изданном на 89-м году его существо­вания, в разделе решений Канцлерского отделения Высокого Суда '(Chancery Division), на стр. 198.

С 1864 года начинают выходить The Law Reports, издава­емые специально созданной корпорацией, тесно 'связанной с организацией английских барристеров и с обществом соли­ситоров. Ссылка на это издание до судебном реформы" 1875 г. включала в себя: инициалы L. R., год издания, наименование суда и страницу. Например, ссылка L.R.18 Eq. 621 обозна-:

чала сборник восемнадцатого года издания, раздел решений, вынесенных судом Казначейства '(Eq.), и страницу. После. 1875 года указывается год -издания, отделение суда и стра-. пица, например, 36 Ch. D. ,145, а начиная с 1891 г.       'я указание-на календарный год, в котором было вьи;' шение, и вместо года издания указывается порядк       ,•- . мер тома сборника за данный год и сокращенное на;   ;io. -вание судебной инстанции, например, «(1909) I К. В. йу0».;' Кроме Law Reports, получивших наибольшую известность, .имеются'.'^другие издания. Таковы, например, All England.


;:;;М|1|||ЙЗД1;.^^   ,, 1.;"/. ,; ••',;1^ .

.^Еа^^Рера^  сокращенно-АН Е. R.), the 'Law Times Reports^ ^(сокращенно «L.T.») и the Times Law Reports (T.L.R.). ..,.:.

...Следует отметить, что все сборники судебных решений, ^издавались и .издаются в частном порядке и поэтому не м,о-. 'гут,-рассматриваться в качестве официальных судебных доку-.ментов. Тем не менее, на практике признается аутентичность •;;.удеб.ных решений, помещенных в сборниках, решениям, объявленным судами. Наибольшим авторитетом пользуются сборники, издаваемые под контролем организации барристе-ров и общества солиситоров (The Law Reports).

Ссылки на судебные решения оставлены при переводе книги Аиоояа на русский язык в том же виде, как и в английском -издании.

л; Что касается Статутного права, то принято как в литера­туре, так и .в судах при ссылках на него указывать либо наименование Акта (или Статута),'либо парламентскую сес-.сию, в течение которой был принят Акт, и порядковый номер Акта, принятого данной сессией. Так, например, известный 'Акг о купле-продаже товаров 1893 г. обозначается как «56 ,& 57 Vict. с. 71». Первые две цифры обозначают порядковые :'годы царствования монарха, в течение которых заседала дан-ная сессия, затем следует краткое обозначение имени мо-"нарха {в данном случае королевы Виктории) и, наконец, по-[ рядковый номер Акта, принятого данной сессией.

.. Перевод книги Аноом.а на русский язык имеет целью удовлетворить, хотя бы до известной степени, давно назрев-. шую потребность в практическом пособии по английскому договорному праву. Поэтому издаваемая книга предназнача­ется, главным образом, для работников, соприкасающихся с : юридическими вопросами, возникающими в сфере договор­ных отношений, подчиненных действию английского права, и для студентов, изучающих иностранное гражданское право, .в частности, для студентов высших учебных заведений Наркомвнешторга.

.Сохранение в современном английском праве форм старого ^феодального 'права создает, несомненно, значительные труд- ности при переводе английских юридических терминов. По­этому дословный перевод не всегда отражает дейс'; ит,ельное понятие. Ввиду этого при переводе настоящей кн.   прихо-

.у''-..                                                                     XI


дилось прибегать к описательной передаче отдельных терми­нов и, кроме того', в целях облегчения пользования книгой составить помещенный в конце книги краткий комментарий, содержащий объяснение отдельных терминов.

Перевод настоящей книги выполнен тт. Александров­ским А. С. (гл. гл. 4, 19—22), Ахмановым А. С. (гл. гл. I—3, 5—7, 11 и 12) и Рапопорт С. М. (гл. гл. 8—10, 13—18).

Д. Ф. Рамзайцев


ЧАСТЬ  I

Заключение договора

ГЛАВА I

ПРИРОДА И ЭЛЕМЕНТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ДОГОВОРА

§ 1. ПРИРОДА ДОГОВОРА ПО АНГЛИЙСКОМУ ПРА1

Английское договорное право почти целико'м создано английской судебной практикой; участие законодательства в его развитии было незначительным. В большей своей ча­сти договорное пра.во развилось в течение последних 200 лет. Ввиду того что договорное право является детищем тор­говли, оно развивалось по мере превращения Англии из страны преимущественно сельскохозяйственной в страну по преимуществу торговую и промышленною. Сравнительно не­значительная роль до-говорного права в прошлом характери­зуется тем, что в комментариях Блекстона, впервые опубли­кованных в 1756 году, договорному праву отведено незначи­тельное место: 380 страниц посвящены праву 'недвижимой собственности и только 28—договорному нраву. При этом Блекстон: рассматривает договор только 'в качестве одного из способов .приобретения права собственности на движи­мое имущество. Он отличает догоъор от дарения или пожа­лования, с которыми, с его точки зрения, дого-б»)? «тесно связан» в силу того, что договор, как правило, устанавли­вает собственность не на имущество, находящееся во владе­нии, а на имущество', в отношении которого' может быть заявлено требование и которое может быть получено соб­ственником в порядке судебного иска. Таким образом оче-

1 Основы договорного права                                                    I


''видно, .что дли •'ёлeкcwнa"';•д6гoвo•pнй&^„ ^аво^'представляет^ скорее часть права ^собственности, чем .самбстоятельную^от-::^ .расль.права. • ' •   1:\•.''   '  .'• • ;1 .1;.1:.:;:'";,:';^!,;,.^'.,?,^" 'На деле договорное право отличается от другие отраслей;

права в одном существенном •отношении. Оно не. уста.навли-',;

вает перечня прав и обязанностей, которые' охраняются. :'за-;;' ko'ho'm или которые закон. предписывает наполнять; оно со-:

стоит, скорее, из ..некоторого количества ограничительных:

положений, подчиняясь которым стороны могут создавать':

для себя права и обязанности, обеспечиваемые законом. В известном смысле -стороны в договоре устанавливают са­ми для себя нормы .права'. Поскольку стороны не нарушают.':

каких-либо запретов,-установленных законом, они могут по' , своему усмотрению устанавливать любые правила по пред­мету своего соглашения, и действительность этих правил,' будет признаваться законом.     • '•               ' .:'•;'•.

Предмет настоящего исследования. В самом начале на­шего исследования принципов права полезно установите ха-,-рактер исследования, основные его цели, а также порядок рассмотрения этих принципов.        "         . ,     '.'.. .:'\,

Прежде всего мы должны .поставить вопрос о том,, -что < мы подразумеваем под договором. Затем следует поставить , вопрос о порядке заключения договора; о том, что являет- '', ся необходимым для заключения действительного договора.

Когда договор заключен, мы спрашиваем: в отношении кого договор действует или на кого может быть распростра­нено его действие? Это вопрос о действии договора.

Затем мы исследуем, как суды рассматривают договор, с точки .зрения доказательств, которые подтверждают его,. существование, или как толкуются условия договора. Это ''мы. называем вопросом о толковании договора.         ^     : -

Наконец, мы рассмотрим различные способы, посред-':

ством которых договорные связи расторгаются и стороны ;

освобождаются от ответственности по договору. Это во­прос о прекращении договоров.                          -

Природа договора. Прежде всего выясним природу до­говора. Договорное право имеет в виду обеспечить испол- ' нение того, на что кто-либо мог рассчитывать, т. е.'испол­нение того, что ему было обещано. Предварительно мы мо-\' жем определить договорное право как отрасль права, опре­деляющую обстоятельства, при которых принятие на себя обязательства будет правомерно связывать лицо, давшее его. Поэтому мы должны проанализировать это понятие и

2                                                                                                           -             .                               -.


y't^^'iy^^lpc ^.чсот iiyu^i^i»» Jt^i»^.^-^.-,—--- -.- .,

^ЙИ^^: чает ^согласие должника стать обязанным по отношению fitiJ^^^K,' стороне, которой сделано соответствующее заявление. •ж&1? •-••-^     ^--.-„ „„,, „-,„„.„т.„п п.гЬ.гЬрптп тяк кяк этоо'сЬ(Ьеота,

1.^'-.^У;^.,Й^^Й.. V;HJ'p'uln-,   iv-/!^^^/»*   ^/^^..^.-^    - -

^й^^;Это—более чем простая офферта,. так как этоо'фферта, .;,.»л,^у,<. ;_...„.„,„„ п„,,„^,", г'тппп,пп.й Таким обоазом, в действитель-


ЗДИЩпринятая другой стороной. Таким образом, в действитель-i^^^t"7*"^' -—--"—•"•""' "" г-ае^а гуйочят^лмтпя .паедполагает с.р-

W&fWf^fv.

уйв.Ж^^Й'8^"101^ ^УЩйо^ь механизма, при помощи которого: :'о6е6<^ щ^||йфпечив.аётся доверие' между лицами. '              '• •:• ^•"^ ^^tt^^''^ Принятие на себя обязательства можно определить, как .'•'• ijae^tls^^^eAaHBoe другому лицу и относящееся, к будущему заявле-. :^&^;й^ние или1 заверение, которое устанавливает, что лицо, сделав- .. 'SS^1''1^^ шее. заявление, исполнит или воздержится от совершения '^Ц^^^какого-либо определенного действия, и которое предостав-'^Й^.^ляет 'другому лицу право, требовать исполнения такого заяв-'^^^Уления'или. заверения. Таким образом, обязательство связы-'^j^^BaeT, по ' меньшей мере, две' стороны: сторону, от которой ;Х^^жисходит заявление, и сторону, к которой заявление направ-^^^^.лено. Эти стороны мы называем соответственно «должни-^^ЙЖ^ком» и .«кредитором». Принятие обязательства является бо-Йй^я^^лее ,чем простой констатацией намерения, так каконо озна-'ййд.й.';:'. .„алт' гшг.пя.рмй лолжника стать обязанным по отношению

Й®^;^^11^'»"7!1'171   ^.^^^""   -.»t--.--——   -_-.-

|^:^,^:ности - принятие на себя обязательства предполагает с.о-

^|Й^^1я_гл.а'ш'-ён и е между сторонами.

''^iS^f' "i'' \зл0 'следует прибавить к этому определению, чтобы за-1а|^'.:^' явление, содержащее обещание, стало юридически обяза-^^й^тельным для лица, давшего его, или, иными словами, при •^йЙй'^, каких'условиях английское право признает соглашение сто-^^Йфон, содержащее обязательство, за договор?

^''^  Ответ на этот вопрос изложен во многих главах настоя-,;.:;,'. щей книги, но в общей форме он может быть выражен сле-Йй:,1:.'^;4' дующим образом:

^'/•'й    1- Намерение сторон должно быть направлено на созда-^•^•'^ние между ними обязательства, т. е. на возложение на |lte-71:. должника обязанности выполнить обещание и на предостав­ление кредитору права требовать 'исполнения. Такое обяза-, тельство .является не просто моральным, а правовым -обязательством.                 ®

.2. Должник должен или принять на себя обязательство , • в определенной торжественной форме, а именно с приложе-"::.нием печати, или •он должен получить от кредитора, -взамен '\,:. своего обязательства, что-либо, что носит название «встреч-г: ..ного удовлетворения (consideration) и выражается в при-•,.; нятии на себя Кредитором встречного обязательства либо в действии или в воздержании от действия.

3. Принятие обязательства не должно нарушать каких-либо правовых норм.

я


§ 2. ЭЛЕМЕНТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНА J ДОГОВОРА

Рассмотрим, как заключаются договоры. Прежде всего требуется:

1. Отчетливое определение условий соглашения сторон относительно их правоотношений; выражением их обычно являются офферта и акцепт.

2. Наличие либо формы, либо встречного удовлетворения. Если указанные требования (1 и 2) выполнены, мы имеем договор, который prima facie будет действительным; во вся­кое случае мы имеем внешнее выражение договора. Однако требуется соблюдение еще некоторых условий, необходимых для действительности договора. Таковыми являются:

а) наличие у сторон правоспособности (capacity) для за­ключения действительного' договора;

б) подлинность выраженного согласия;

в) законность предмета договора.

Если все эти элементы налицо, то имеет место действи­тельный договор; если же одкн из них отсутствует, то до­говор может быть ничтожным, оспоримым или не порождаю­щим искового требования.

Изучающий вопросы права должен обратить особое вни­мание на значение этих терминов, так как они постоянно применяются в договорном праве (при этом нередко приме­няются с недостаточной точностью) и так как они означают вполне реальные различия в правах, возникающих из до­говоров.

Ничтожный договор не имеет правовых последствий. Строго говоря, выражение «ничтожный договор» внутренне противоречиво, так как оно1 обозначает положение, при ко­тором вопреки намерению сторон договор не был заключен. Это выражение, хотя и ошибочное, кратко обозначает слу­чай, когда имеет место внешняя видимость договора, на са­мом деле не существующего.

Оепоримый договор является договором, который каж­дая из сторон может подтвердить или опровергнуть по свое­му желанию.

Договор, не порождающий искового' требования, по су­ществу доброкачественен, но в силу некоторого техническо­го дефекта одна или обе сторо'ны по такому договору не могут вчинить иск.

Ничтожный договор. Договор может быть или явно нич­тожным или же могут требоваться доказательства его ни­чтожности. Если офферта и акцепт н'е соответствуют друг 4


другу в тношении содержащихся в них условий или если предмета соглашения является совершение преступления, то сделка явно ничтожна.

Если договор заключен по заблуждению или несовер­шеннолетним и законодатель в силу несовершеннолетия од­ной из сторон считает договор ничтожным, необходимо до­казывать в одном случае факт заблуждения, а в другомнесовершеннолетия. При отсутствии такого доказательства сделка, будучи правильной по форме и не имея какого-либо установленного пр1во'вого дефекта, может породить исковое требование.

Однако это не изменяет природы сделки, как это мы увидим при сравнении ничтожной и оспоримой сделок. . Оепоримый договор. Когда договор является ничтожным, он не может породить каких-либо прав; он именно ничто­жен. Оепоримый договор является договором с пороком, яз которого одна из сторон, если захочет, может извлечь пре­имущества. Если она подтвердит договор или не восполь­зуется правом оспорить действительность договора в течение разумного срока, до того, как положение сторон измени­лось, либо до того, как третьи лица приобретут право на товары, переданные no1 этому договору, то упомянутая с'п-рона может оказаться связанной договором.

Существенная разница между тем, что ничтожно и что оспоримо, может быть показана на следующих примерах:

1. Л, думая, что Х является У и что 'он продает У, по­сылает товар X, а Х продает его М. Сделка между А и Х ничтожна, и М не приобретает никакого права на товар 1.

2. А продает товар X, полагая при э10'м, вследствие об­мана со стороны X, что цены на рынке падают. Прежде чем Л открыл обман или принял меры к его открытию, Х перепродал товар М, который неповинен в обмане и опла­тил товар. Поскольку сделка между Л и Х оспорима, а не ничтожна, М приобрел право на товар, а Л имеет право на взыскание с Х убытков в порядке деликтного иска 2.

В первом из этих дел ничтожность договора вообще де­лает невозможным во-зникновение какого-либо права, если ошибка доказана. Во втором деле имеется договор, способ­ный породить права, но потерпевшая от обмана сторона мо-

1 <"indy v l.indsay 3 /\ор. Са. 459.

2 Babcock v. Lawson 4 Q В. D. 394.


 

жбг либо'': подтвердить^ его,'^либ6 с/^с&б!.'-.. .нием.^указанных!^'?^!^! 'условий 'оспорить ero.^'V;'^^;.^ ':','^' -\       \ .^.^'''^•^^^'У^зй^^ Договор, не порождающий искового требования. Разли-^л^в^ чие между оспоримым и не порождающим искового требо- ^^tS:

вания договором .является, главным 0'браз.ом, различием.^ ^^|s|?;

между существом договора и формой его выражения.': До-' i'^^i говор может быть доброкачественным, но недоказуемым ••а^^ ввиду отсутствия установленной письменной формы или штам-^ • .^9;^ па о взносе пошлины. Письменная форма в первом 'случае. :'-^^ и'штамп во .втором случае могли,-бы-удовлетворять тр&бо-',;^;.^ ваниям закона и придавать договору значение, порождаю^ -•^"^S щее исковое требование. Однако и при отсутствии соответст-^;;,'^'дЙ' вующей формы ни одна "з сторон не вправе отменить сдел- . ^^й;

ку. Договор безупречен, на него только нельзя ссылаться в ...:•. rt.'^ft' суде.            .                ''              • ...•,;.•' •"•''^;

Путаница в терминологии. Сказанного о значении упомя-   1:..и нутых терминов вполне достаточно для ориентировки изу-i..^.^" чающего договорное право. Однако он должен подготовить- ^'^й ся так, чтобы находить между терминами различия, •затем- ' ^^fo ценные неопределенностью в применении слова .«ничтож- •' '.„'й^ ный» (void).           .                      .         : • '^•^''^

Термин «ничтожный договор» не только сам по себе тех- :•'',•.)' ' нически 'неточен; иногда договор называют •ничтожным" (void) , ,, v;. не тштому, что он с самого начала лишен правовых последст- •', . ,(;

•вий, но потому, что он был целиком выполнен и юридически ', ^11< прекратил свое существование. Точнее было бы такой дого-' ' '•';'. вор называть договором, действие которого прекратилось. "•  • ...

Возможны также случаи, когда, при наличии определен-    .,' ных обстоятельств, «ничтожный» договор практически должен ; -.-. рассматриваться как «оспоримый». Договор или закон может    ,.' установить, что в известном,, случае сделка будет «ничтож-  !./.^ ной» или «недействительной и ничтожной». Однако сторо'не, . , незаконные или неправильные действия которой вызвали обстоятельства, делающие сделку недействительной, не дает­ся права ссылаться на недействительность сделки и, таким ' • образом, извлекать преимущества из своих незаконных' дей­ствий. На самом деле это правило предоставляет невинов­ной стороне возможность настаивать или не настаивать на '• применении того 'положения договора или закона, по кото­рому сделка будет ничтожной. Поэтому для практических це-   , , лей одинаково правильно утверждать, что сделка ничтожна для .виновной стороны или оспорима по желанию другой стороны.                       ,.           . .          . ,'.•.;

•Q                 .      '       '•-.'';•'. ,••.,,:;;;


^^Ц^Й^^^^десь^ 'еэно—^до подробного 'рассмотрения различных^ ^Й^^элементо№^^йствительности договорауказать на некого-^ ^.^^^^рые.',проц,ессуальные правила -я"' некоторые особенности тер-^ ^^^^минолргии,1 непонимание или упущение которых из виду мо-

^^;^жет'.вызвать затруднения и внести путаницу.             .,,'.-.

»Й^М5^ ^.Судебный 'процесс по искам из договоров. При разработке . ^Й^'^.доЕаворнрго права, главным образом при помощю судебных ^^^^ ^прецедентов, важно знать судебный процесс настолько, на-Illy'/^ ./'•.сколько рн нам дает сведения о том; что стороны просят^ ^1|;^^'.или': против чего о'ни возражают. При известных обстоятель-^.;^';;'^-,:ствах истец может выиграть дело, если он'избрал процес-^'Ж^- су альное средство, соответствующее его делу, или проиграть, jy£;, •^^,:;',если он избрал несоответствующее 'средство. ^•'^•'^ / Виды судебной защиты. Истец по делу, основанному на ^''^'•:' договоре, может предъявить один из пяти следующих исков:

Ж^' .'• '.'•1') о возмещении «убытков (damages) за неисполнение

•;' ^'договора;

•','.:,.,,:•'.'•• 2) об исполнении в натуре (specific performance), т. е. ^',.;..;.о: 'вручении ответчику судебного приказа исполнить договор %:^' согласно его условиям;

^'/.' t";..3) о, запрещении {in junction) совершаемого или предпо-;',',;•'. • лагаемого наоушения' договора; ' i;''/ 4) о", расторжении (cancellation), т. е. о прекращении ;;••:":.'" действия договора;

.:• .'.',, 5) о'б исправлении (rectification), т. е. об изменении усло-'"" .вий договора в целях выражения подлинного намерения ;.'•. : ;'сторон1.

'^'•'•:'.'•.'; Подсудность. Первый из перечисленных выше исков рань" ;' '•;;. ше мог быть заявлен в судах Общего права; другие виды '.У,,'.:,: защиты могли быть получены только в суде Лорда Канцле-Л' '! ра,., действовавшем на принципе справедливости. Суд Лорда^ .•,':. ^.Канцлера не присуждал убытков2, но предписывал либо со-,•.;,;.,; вершение тех или иных действий ответчиком, либо воздер-.'^.'жание от совершения действий, и таким путем осуществля-^ ', •лись права сторон.           ^.                       .

.1 Истец также может просить об установлении, судом подлинные '     условий договора или прав по нему. Вряд ли это можно назвать про­цессуальным средством, хотя установление прав истца с помощью суда ' даст возможность истцу впоследствии более эффективно воспользовать-. ся соответствующим процессуальным средством, если в этом будет не-•• • обходимость.

2 'Право присуждать убытки, предоставленное суду Лорда Канцлера актом об изменении закона о суде Лорда Канцлера 1858 г, (The Chan-,_ eery Amendment Act 1858), применялось редко.

'"'1'             1'       1                                                                                                .       .'               7


Законы о судоустройстве (The Judic .re Acts), действую­щие в настоящее время, дают право Высокому Суду (The High Court of Justice), Апелляционному Суду и каждому судье этих судов применять все права и процессуальные средства, независимо от того, относятся ли они к Праву справедливости или к Общему праву.

Тем не менее защита, предоставлявшаяся ранее судами Общего права, не только отлична от защиты, предоставляв­шейся Канцлерским судом, но. и осуществлялась на основа­нии разных принципов.

Защита на основе Общего права. Если Л заключил дей­ствительный договор с В, он правомочен искать с В убытки в случае нарушения последним договора (размер убытков составит предмет последующего нашего рассмотрения). Од­нако из этого не следует, что он может получить приказ суда об исполнении договора в натуре или приказ суда, запрещающий В совершение действий, которые привели бы к нарушению договора.

Защита на основе Права справедливости. Виды защиты, основанной на Праве справедливости, ограничены отчасти их природой, отчасти принципами, которые всегда к ним приме­нялись в Канцлерском суде.

Требование об исполнении в натуре неизбежно' ограни­чено теми делами, в которых, суд может принудительно осу­ществить свои предписания. Договор личного, найма являет­ся примером таких дел, 'по которым суду было бы невоз­можно и нежелательно- 'присуждать стороны к исполнению договора. А когда характер договора таков, что суд не даст приказа об его исполнении в натуре, то, как правило', суд не предпишет также и запрещения, препятствующего нару­шению договора.

Границы процессуальных средств по искам, основанным на Праве справедливости. Принципы, .согласно которым предо­ставляются процессуальные средства на основе справедливо­сти, подвергают дальнейшему ограничению применение этих средств. История применения этих средств показывает, что они представляют собой вмешательство королевской власти, оказывавшей милость там, где суды Общего права не в со­стоянии осуществить полное правосудие. Поэтому они были восполняющими и дискреционными средствами; их нельзя было требовать, основываясь па принципах права. Истец дол­жен доказать, что он не имеет иного средства защиты, соот­ветствующего его делу, и что, следовательно, оц заслуживает той милости, о которой просит. и


<-


Отс .а мы видим, что там, где взыскание убытков яв­ляется надлежащим процессуальным средством, суды спра­ведливости не будут вмешиваться в дела, по' которым пред­метом иска является исполнение в натуре и по' которым устанавливается, что взыскание убытков даст истцу то пол­ное удовлетворение, которое ему нужно'. С другой стороны, мы находим, что использование процегсуальных средств на основе справедливости подчинено следующему правилу: «Кто ищет справедливости, тот до'лж'ен сам поступать справед­ливо». Кто просит об исправлении или расторжении дого­вора на том основании, что он был жертвой ошибки, обма­на или нечестного ведения дела (что юридически отличается от обмана), тот должен доказать, что его .поведение на про­тяжении всего периода, относящегося к данной сделке, был'? правильным во всех отношениях.

Это правило применяется ко всем процессуальным сред­ствам, основанным на справедливости, и изучающий договор­ное право не должен его забывать. Он хорошо сделает, е::ли в начале дела осведомится, каким процессуальным средством воспользовались стороны, ибо тяжущаяся сторона может проиграть свое дело не потому, что' она не имеет нрава предъявить требование, но потому, что она пользовалась ненадлежащим процессуальным средством.

ГЛАВА II

ПРИНЯТИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Принятие обязательства. Договор состоят из обязатель­ства или обязательств, могущих служить основанием для иска. Всякий раз принятие обязательства связывает две сто­роныдолжника и кредитораи является выражением совместного намерения и ожидания совершения обещанного действия или воздержания от совершения какого-либо' опре­деленного действия. Когда договор состоит, как это' часто бывает, из взаимных обязательств, каждая сторона, конеч­но, является одновременно должником и кредитором, и это 0'бсто'ятельство изучающий договорное право не должен упу­скать из виду. Это обстоятельство-до некоторой степени за-)емнено в положениях договорного права, так как правовой

9


S^t^'^^^.^^^S              ; •'^ п^^тсста^кШа^Йвв

• ..нтепес к- •договбрУ%Ь^но^оэяика^^^^^. ^.^ j^.

• З^я ^кое-либо, ^^^"о^^^нии , возникшего^ ^ ^тельстваодной из ^^^ .сзывается: ДОЛЖШ^^Ч^Ж!

Х^Г?^^^6-"^^^

-•'        •.'           :        '                            .__•»-.-' т11:гтт\Г' FYOft.   ''- ^.'...''•'•'.;•'^:?Ж'


торо'м.


тором.                                                                   "     '                         •,,-._,, ..,,„,,....„.


Приступая к нашей теме, мы долж'ны иметь '•в'-'. виду обе ;'.';\йдЩ§?


стороны и спросить: Как создается та надежда,', которую:', ^|Йк§й право не дозволяет обманывать? Дано ли. ^определенное^'i^^ft'l^ обязательство, и если. дано, то каковы его условия? «Пока'-'; ^'д;^? все существенные условия договора не согласованы,, нет^^Й}.;^^


связывающего обязательства. Соглашение о заключении-со,-:." "•••'-li;* глашения в будущем. не.''является договором; равным- об­разом нет договора, если существенные условия' не установ­лены ч не презумируются правом и документ не указывает способа их установления»1..                      '  '• •:•' ;' J"^''^ Стороны должны сами заключать свой договор. Поэтому   ;^Si;

мы можем начать .с принципа, согласно которому 'право тре- :: :'',^^ бует, чтобы стороны сами заключили свой договор; оно не''''•'',У^' будет поддерживать договор, состоящий из неопределенных '.-.y.f,^ или иллюзорных условий. С другой стороны, сделка, остав- 'у1':.', 'у^Ш |ляющая, на первый взгляд, какое-либо существенное уело- ,:;\'Д^ i вие неопределенным; может 'если и не прямо предусматри- '.^.,.й| вать, то подразумевать какой-либо иной, нежели будущее < ' •- \'йй соглашение сторон,  метод определения ' этого условия;/",;^ ^Й1 В этом случае договор будет считаться доброкачественным,1 •';.;^ ф^;

поскольку принципом права является положение «id certum^^'fes? est quod cerium reddi potest» («то считается .определенным,.;. :^&. ^ что может .быть приведено к определенности»). Во .всяком^.::;;.':^' случае задача суда состоит в том, чтобы придать' сортвет-;^.':^^^' ствующую форму тому, что стороны сказали , и совершили,;.' f-^gi,;, хотя это и является трудной задачей .в том случае, когда-:/^„::^;

имела место попытка составить документ для .выражения.;!^,.^ какой-либо сложной торговой сделки, считающейся сторонами' '^i:'^?^:-завершеннон и поэтому изложенной ими не с той точностью';.".^ терминологии, которую могли бы-применить юристы. Эта ^^•^^ трудность может быть показана путем 'сравнения дел, по.' •'.-^ которым суды признавали, что обязательные для 'сторон до- ."!.",:.' .говоры были заключены,с делами, 'по которым, было уста- . •^? новлено отсутствие соглашения по существенным вопросам и г.:. ;'.';.]?.

-—————     ^     ,                                                                                  ^   i^      .   ..

i Foley v. Classlque Coaches, Ltd. per Maugham L. J. 1934, 2 I<. В.

at p. 13.                                      .

.10

- '.:^-i-;-- • • ... -     —— .—:^,.^:эд ррф№$сйлу •a'h .—отсутствие какого-либо договора. Так, дело fto.HCKy'v»;;

^|||i^^lUaS;:& GQ.:'Ltd.;v;'Areos Ltd. и дело по иску Foley •v/'Clas-^| |^|^^siqiie:, Co'aches Ud. могут быть сравнены, с делами другой ;^ |^|^йрруппы, 'к' доторым относятся дело по иску May & Butcher, ^ ^i^§^Ltd..^v; the King и дело по иску British Homophone •Co.-." |^i^Ltd.,v. Kunz. 1 .          -    ..           .       . .":••.'•;•;.. ^ З^^^й' Некоторые соображения, которые применяют суды в по-. ' ^Йй^добных, делах, хорошо , выражены в следующем отрывке из'.. ^^•^речи лорда 'Райт по первому из упомянутых дел:      ,

ЙУ'^;;':;^^; «Этот документ не может рассматриваться иначе как безьгскуаный,'. Й^ЙЙ 'ой "ожет показаться непривлекательным беспристрастному составителю . ъу^. 'Х':й Деловых, бумаг. Однако ясно, что обе стороны намеревались заключить '.i'S;^...';.':;'.'Договор и думали, ' что они это сделали. Деловые люди часто записы-ч"4:;','.;' '';'^а>лт намболее важные соглршеаия в .'необработанном, сжатом''виде. Спо-,../1'.;,?'';^с.обы выражения, достаточные я ясяые для тех, кто в курсе их дел,, мю-.-; ,;':';,.''"," гT показаться далеко не полными или не точными для тех, кто незнаком . .^Й,;.';^;^'йх .делами. В обязанности суда входит истолковать такие документы ^'.^/•справедливо и .свободно, не слишком 'вдаваясь в хитрости или тон-'•v^^'y'Kocm для обнаружения дефектов; наоборот, суд должен стремиться при-:^Й1'^, менять старияный принцип аягли&стюго прата: «verba ita sunt intelliganda '^^З1',1-;^ ut res magis. valeat quam pereat» («слова следует понимать так, чтобы 'Ь^''' .'•.^•? дело сохранить, а 'не погубить»). Это правило однако не означает, что ^"гр.^суд должен составить договор для сторон или 'слишком широко толко-.•^•'.^'i'.BaTb'употребленные сторонами выражения, кроме тех случаев, когда \^;/!?'имеют место соответствующие восполняющие правовые выводы. Так на-';.•.'<": .-'".У;, пример, в том случае, когда договорное намерение ясно, но договор ^.у^-умалчивает о некоторых деталях вывод о том, чтб является справед-Ж-\о^ливым и разумным, должен быть получен судом в порядке отправления s^.^'^.'правосудия. В договорах с исполнением в будущем, т. е. через иэвест-^ .^Кдый период времени, 'стороны могут оказаться не в состоянии или не по-'i)".',^; ;;',•'желают установить многие детали и осгавляют их для урегулирования в ;

Ц^Й.вгериод действия договора. Без этих правовых восполняющих выводов, о й.^ Никоторых я упоминал, такие договоры могли бы считаться неполными и ^Й^У 'неопределенными. С этими восполняющими выводами договоры не явля-Ч'1'' '.'^'^тся' ни неполными, ни неопредел&яными. В качестве ясных стримеров я .•^^•^^могу привести вопросы цен или сроков поставки в договорах на продажу .^'.^'товаров, или вопросы сроков погрузки или разгрузки в договорах морской

•ЙУ^Дперевозки.' Следует добавить, что трудности в толковании слов не явля-'.; 'Й''/ "ются основанием для того, чтобы считать слова слишком двусмыслен-Й-.^нымч или неопределенными, если только из них можно .получить надле-

•^'-'•"'."''жащее'представление о намерении сторон».

^^ у: ' Договор может проистекать из офферты и акцепта. В тех

•^^••^ '.'случаях, когда возникает сомнение, действительно ли было ^"..'^ достигнуто' соглашение, или если оно было достигнуто, то y'W''^ каковы его точные условия, часто бывает полезно исследо-''' •'''^вать, можно ли найти в имевших .место' переговорах олреде-' .!';' ленную, офферту, а равно определенный акцепт этой оффер-• ;. ты, ибо большинство договоров путем анализа может быть '^'••сведено, к акцепту офферты. Если, например, Л и Х пришли 'Г,к соглашению, по которому Л должен купить у Х имуще-1.':-/.•„..'    -                              /                  ^


ство за 50 тысяч английских фунтов i   то мы можем про-'' следить процесс до того момента, когда Х должен был ска­зать А: «Дадите ли Вы мне за мое имущество 50 тыс. анг­лийских фунтов?» И Л ответил: «Дам», или когдаУ! сказал X:

«Позволите ли Вы мне приобрести Ваше имущество за 50 тыс. английских фунтов?» И Х ответил: «Да».

Сэр Ф. Поллок приводит случаи, к которым этот анализ прямо не применим: подписание заготовленного соглашения, акцепт двумя сторонами условий, предложенных третьей. Такие примеры иногда могут 'быть сведены к вопросу и от­вету в эллиптической форме. Если Л и Х обсуждают усло­вия сделки и эвентуально принимают предложение, сделан­ное М, то, вероятно, имеется момент, когда Л или Х гово­рит или намекает другой стороне: «Я акцептую, если Вы акцептуете». Было бы неблагоразумно, как справедливо', го­ворит сэр Ф. Поллок, проводить анализ слишком далеко. Однако анализ может применяться с пользой в качестве ра­бочего метода, который чаще помогает нам в сомнительном случае установить, действительно ли между сторонами былэ достигнуто соглашение.

Как должны осуществляться офферта и акцепт? Процеду­ра офферты 'и акцепта может осуществляться тремя спосо­бами:

1. Предложением обязательства, сопровождаемым просто согласием. Этот способ по английскому праву применим только к договорам за печатью.

2. Предложением обязательства взамен выполнения ка­кого-либо действия; например, когда кто-либо предлагаег вознаграждение за выполнение определенной услуги; с вы­полнением ее лицо, предложившее вознаграждение, стано­вится обязанным исполнигь свое обещание1.

3. Предложением взаимно принять обязательства, причем, когда офферта принимается дающим обязательство, договор состоит из подлежащих исполнению обязательств обеих сто­

рон.

Упомянутые виды офферты и акцепта требуют поясне­

ния.

1 В таких случаях договор отсутствует до момента, пока кредитор не закончит выполнение действия. Комиссия по пересмотру действую­щего права внесла предложение, по которому,, обязательство, данное ради исполнения кредитором действия, будет конституировать договор, как только кредитор приступи? к выполнению действия, если только обяза­тельство не заключает в себе явного или подразуменаемого условия, согласно которому оно может быть взято назад до окончания действия",

12


|'-•'••':

Л


1. ' )вый случай по английскому праву применим лишь к таким договорам, которые заключены с приложением пе­чати, ибо никакое обязательство, данное не за печатью, не связывает, пока должник не получит что-либо от кредитора в обмен на его обязательство. Это «ято-либо'», которое мо­жет быть действием, во'здерж.анием или обещанием, назы­вается встречным удовлетворением (consideration).

2. Лицо, потерявшее свою собаку, предлагает путем пуб­ликации вознаграждение в 5 фунтов тому, кто доставит со-'баку невредимой; о'н предлагает обязательство' за действие, и когда X, зная о предложении, приводит ему собаку не­вредимой, действие совершено, и предложенное обязатель­ство становится подлежащим исполнению.

3. Л предлагает Х уплатить ему определенную сумму в какой-либо день, если Х примет на себя обязательство ока­зать ему определенные услуги до этого будущего дня. Ког-. . гда Х дает обязательство', о котором его просили, он при­нимает предложенное ему обязательство', и обе стороны яв­ляются обязанными: одна выполнить работу, другаяпредоставить работу и уплатить за нее.

Различие между договорами с исполненным и с подле­жащим исполнению встречным удовлетворением. Следует заметить, что второй случай отличается от третьего в су­щественном отношении. Во' втором случае договор 'не всту­пает в силу, пока одна из сторон не сделает всего, что от нее можно потребовать. Именно исполнение, произведенное одной стороной, делает связующим обещание другой сто­роны; подлежащее исполнению обязательство целиком ле­жит на одной стороне. В третьем случае каждая сторона обязана совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия. Исполнение этих обя­зательств сторон относится к будущему времени, и подле­жащее исполнению обязательство в этом случае ложится на каждую сторону. Здесь каждая сторона является и долж­ником и кредитором.

Там, где, как во втором случае, выполнение действия яв­ляется заключением договора, выполненное действие назы­вается исполненным 1 (executed) встречным удовлетворением

1 Слова „исполненное" (executed) и „подлежащее исполнению" (executory) употребляются в отношении к договору в трех различных значениях соответственно тому, с каким существительным связывается прилагательное. „Исполненное встречное удовлетворение" (executed consideration), противопоставляемое .подлежащему исполнению" (execu-

13


дается :за^'обяза-^

тёльство и1'каждое,: из''них; представляет : собою ;;встречн6еу удовлетворение-, за : другое,"'тако^ встречное удовлетворение:':;

называется «подлежащим. исполнению» (executory) .или буду-,^ щим.:   ' .            •' ; :     I.,   ' •    • ;,','. ^,,: " \ '• ;'^;.';";

/ .    '    ' •        ' '..• "I • ' '' ' i "• •. § 1. ОФФЕРТА И ЕЕ АКЦЕПТ МОГУТ БЫТЬ ВЫРАЖЕНЫ СЛОВАМИ ИЛИ'ПОСРЕДСТВОМ ДЕЙСТВИИ :

• ;                            •._..•••••..   . i. •.- \ ;i»,i

Приведенное описание возможных форм офферты и. ак.-„ цепта показывает, что -при офферте,'акцепте, или в том и в другом случаях, произносимые или 'написанные, слова: мо'гут,'-' быть заменены действиями. Договор, заключенный таким::

способом, иногда называется молчаливым  соглашением;' в этом случае намерения сторон являются выводом из ..их поведения, и вывод более или менее легко получается в соответствии с обстоятельствами дела. .     .    ;      .• '

Офф&рта и акцепт посредством действий. Если А позво­ляет Х выполнить работу для него. при таких обстоятельст­вах, что «и один разумный человек не мог бы предположить. намерение Х выполнить работу бесплатно, то будет счи- ' таться обязанным уплатить за нее. Выполнение -работы-является оффертой; позволение выполнить 'ее или' принятие выполненной работы составляет акцепт1.

Грузоотправители заключили по чартеру соглашение о перевозке на судне стальных болванок по определенной ставке фрахта. Около половины предъявленного и принятого/ к погрузке груза состояло .из различных товаров, 'для кото­рых действующая ставка фрахта 'была значительно выше, чем ставка для стальных болванок, о которой состоялось'

tory),. означает настоящее в противоположность ' будущему, действие в противоположность обещанию.                             '    ••

„Исполненный договор" (executed contract) означает договор, ис.пол-ненный целиком одной из сторон, тогда как „договор, подлежащий ис­полнению" (executory contract), является таким, который или целиком не исполнен, или в котором что-либо остается неисполненным обеими . сторонами.        '                                 \  '         .

.Исполненный договор продажи' (executed contract of sale) означает продажу, по которой перешло право собственности на проданные вещи, тогда как .договоры продажи, подлежащие исполнению" (executory cont­racts of sale) являются обязательственными договорами и порождают обязательственные права (rights In personam) по выполнению условий договоров вместо вещных прав (rights in rem) по осуществлению пере­шедшего по исполненному договору права собственности.

1 Paynter v. Williams I С. & М. 810.

14               '            .         ''                .              .


^cor.Mg^ 'че' по 'чартеру. По решению' суда в качестве^над-й^ ^лёжаК^.- у .вывода из этих'фактов было признано, что^сто-^^Ы ..роны заключили новый договор: грузоотправители своим ,по- ,^ введением просили судовладельца, перевезти груз, заменяю- ^ "щий .стальные болванки, на условиях, что они заплатят •' •'.фрахт "по ставке, существующей для этого груза, а судо- , ;' ..владелец принял их,предложение и имеет право на более 1

высокую ставку за эту'часть груза 1.                 \ , ',   В' иных. случаях вывод 'из .поведения бывает не так ясен, . ;

однако поведение сторон нельзя объяснить ничем иным, как .•намерением заключить договор. В деле Crears v. Hunter. .:19 Q. В. D. 345 отец некоего Х был должен А, и Х выдалЛ простой вексель на сумму долга с начислением 5"/», упла- .' чиваемых по полугодиям. От предъявления иска к отцу о,взыскании долга Л воздержался. Отец умер, и Л предъ­явил иск к Х по векселю. Было ли здесь основание поста­новить в связь\ выдачу векселя с воздержанием от иска? Дру- ;

. гими словами, предложил'ли Х .вексель за воздержание от. ';иска? "

'   '«Б1.1ЛО высказано мнение,заявил лорд Эшер,что предложение воз- . держаться от иска должно быть прямо выражено. Однако мне кажется,

,что вопрос о .том, выражена ли просьба или она может быть выведена , из обстоятельств, является ^лищь вопросом доказывария. Если на. основа­нии обстоятельств можно предполагать наличие просьбы, то это равно­сильно выраженной просьбе».

Апелляционный Суд решил, что присяжные заседатели вправе были признать наличие договора, по которому Х при­знал себя ответственным за долг, если Л предоставит от­срочку должнику.

§ 2. ОФФЕРТА СЧИТАЕТСЯ СДЕЛАННОЙ НЕ РАНЬШЕ, ЧЕМ ОНА СООБЩЕНА ДРУГОЙ СТОРОНЕ

Офферта должна быть сообщена. Это правило не является трюизмом, как это может показаться.

''а) Х предлагает принять на себя обязательство за вы­полнение какого-либо действия. Л выполняет действие, не. зная о сделанном Х предложении. Может ли Л требовать от Х исполнения предложенного им обязательства, когда это .станет ему известно?

Американский прецедент (дело Fitch v. Snedaker 38 'N. Y. 248) дает прямой ответ на вопрос. По этому делу бы-'

i Steven v. Bromley 1919 2 К. В. 722.

15


ло решено, что вознаграждение не м  гт взыскиваться тем, кто не знал, что оно было предложено. Это решение в прин­ципе является совершенно правильным. Тот, кто выполняет действие, за которое было предложено вознаграждение, не зная о предложении, не может сказать, .что в данном слу­чае было совпадение его воли и воли офферента, или что его поведение было вызвано предложенным обязательством При любом взгляде .на договор он не может получить права на иск 1.

б) А выполняет работу для Х без того', чтобы последний требовал это или знал об этом. Может ли А искать стои­мость своей. работы?

Никто не может быть принужден принять к оплате то, от чего .он не имел возможности отказаться. При таких об­стоятельствах никак нельзя, на основании молчания, пред­полагать согласие. Там, где офферта не была сообщена сто­роне, для которой она предназначалась, отсутствует возмож­ность ее отклонения; поэтому там не может быть никакой презумпции согласия.

Некто Тэйлор был приглашен в качестве капитана судна, принадлежащего Лэрду. Во время плавания он оставил командование судном, но помог провести корабль обратно и •потребовал вознаграждение за оказанные таким образом услуги. Было решено', что он не вправе получить вознаграж­дение. Факт «признания или принятия услуг может быть достаточным доказательством подразумеваемого' договора об оплате их, если в этот момент ответчик имел возможность отказаться о'т услуг или при­нять их». В данном случае ответчик не имел возможно­сти принять услуги или отказаться от них, пока они оказы­вались, и он отказался от них, когда они стали ему извест­ны. Офферта истца, не будучи сообщена, не могла быть и акцептована и не предоставляла истцу никаких прав в от­ношении стороны, к которой она была направлена 2. Офферта со многими условиями. в) Если офферта состоит из различных условий, часть ко-

1 Дело Gibbons v. Proctor 4 L. Т. 594 является единственным делом, которое противоречит указанному выше положению, но представляется несомненным, как утверждает сэр Поллок (изд. 10, стр. 20i, что оно не может служить прецедентом.

Дело Williams v. Carwardlne 4 В. & Ad 621.5 С.& Р. 574 показывает, что мотив действия истца не имел существенного значения. В этом 'деле истица знала об офферте, когда давала информацию.                •••-•

2 Taylor v. Laird 25 L. J.

16


торых :  содержится на лицевой стороне офферты, то до ка­кой степени акцептант связан условиями, о которых он не был осведомлен?         ' "

Например, железнодорожные компании делают офферты о перевозке ими пассажиров или товаров на определенных условиях1. Пассажир, 'который покупает билет для поездки или оплачивает хранение багажа, оставленного в камере хране­ния, принимает офферту, содержащую  много условий. Очень осторожный чело'век, располагающий досугом, может изучить эти условия, прежде чем купить билет. Из множе­ства людей некоторые знают, что' имеются условия, и пред­полагают, что они справедливы; остальные же вообще не думают о'б этом.

Prima facie нельзя сказать, что лицо согласилось с теми условиями договора, о которых оно даже не знало. С дру­гой стороны, если лицо дало обычные внешние знаки со-согласия на определенные условия, то с правовой точки зре­ния оно будет считаться согласившимся на них как на часть сделки. Поэтому, если договор 'был заключен путем 'пере-дачи одной стороной другой документа, устанавливающего условия, на которых эта сторона желает заключить предпо­лагаемый договор, и этот документ был принят без возра-, жения лицом, которому о'н был предложен, то мы должны спросить, будет ли правильным притти к выводу, что это лицо 'приняло все условия, которые содержит документ.

Мы не можем установить в качестве правового положе­ния, что такой вывод всегда надлежит делать из факта приня­тия документа, содержащего условия. Например, документ может быть дефектным вследствие того', что способ, кото­рым обращается внимание на условия, предназначенные к включению в договор, является ненадлежащим. Истец по делу Henderson v. Stevenson L. R. 2 H. L. Sc. App. 470 куп'ал пароходный билет, на лицевой стороне которого были лишь слова: «Дублин до Уайтгавена»; на оборотной стороне было указано, что ответчик-компания не несет никакой ответствен­ности за гибель, за нанесение ущерба, за задержку пере­возки пассажира или его багажа. Пароход затонул по вине служащих компании, и багаж истца пропал. Палата Лордов решила, что компания обязана возместить ущерб, поскольку

1 Условия, при которых может быть ограничена ответственность железнодорожных компаний в отношении перевозки товаров согласно Акту 1854 г. и последующему законодательству о железнодорожных пе­ревозках и перевозках по каналам, являются слишком специальными, чтобы их рассматривать здесь.

•» Основы договорного права                                                    1'


нельзя считать, ^истца .•согласившимс-л на условия, «которых:

оя не 'видел, о которых он ничего не знал и которые; не бы-ли никоим образом -отчетливо связаны с тем,-что было напе­чатано и написано на лицевой'стороне договора^ представ­ленного ему».  .  , .                  . ,  . •>•  , . Может иметь-место такого рода сделка, при совершении. которой, согласно обычному ходу дел, лицо, получающее документ, может предполагать отсутствие в нем каких-либо особых условий; например, оно может быть уверено в том, что документ является просто оправдательным документом или распиской в получении. По делу Parker v. Southeastern Railway Company 2 С. P. D. 416 суд признал, хранение ба­гажа в камере хранения как сделку такого именно рода1 и решил, что условия, которые содержал переданный покла-жедателю документ, могли 'бы быть частью договора только в том случае, .'если бы компания, сделала то, что можно счи­тать достаточным для предупреждения поклажедателя об этом. Подобным образом по делу Richardson v. Rowntree 1894 А. С. 217, по которому пассажир искал возмещение за вред, причиненный небрежностью пароходной компании, а компания- стремилась ограничить свою ответственность ссылкой на оговорку, напечатанную на билете мелким шриф­том и закрытую оттиском штампа, наложенного поперек .крас­ными чернилами, Палата Лордов отказала'в отмене реше­ния суда присяжных заседателей, нашедших, что здесь не было необходимого предупреждения об-', условиях. ,

Хотя вопрос о том, было ли выполнено ..все разумно необходимое, чтобы сделать предупреждение, является воп­росом факта, «отвечая на который суд должен исследовать все обстоятельства и положение сторон»2,в этом случае, как и во всех вопросах факта, суд должен с точки зрения права решить, следует ли поставить перед присяжными засе­дателями вопрос о доказательстве, того или иного обстоя­тельства. По делу, недавно рассмотренному Апелляционным Судом, .было установлено различие между случаями, о кото­рых говорилось выше, когда по обстоятельствам дела оста­вался открытом вопрос о -наличии достаточного предупреж­дения об условиях, и случаями, в которых по обычному хо-

1 Дело было решено в 1877 г. Возможно, что если бы те же самые факты возникли в 1937 г., сделка рассматривалась бы по-иному. В на­стоящее время, вероятно, считается общепринятым, что документ, вру­ченный пассажиру, сдающему багаж на хранение, не является простой распиской.                       .

2 Из решения Апелляционного Суда по делу Hood v. Anchor 3918.

IS


, ду д\ „.-всякий разумный человек должен был. знать,-' что'до- :

•говор обыкновенно не ^заключается без условий. Таким. яв­ляется случай, когда путешественник покупае! железнодорож-. ный билет, содержащий на лицевой стороне обычную ссыл^

•ку на условия, на которых он был продан. В тех случаях,' ; когда документ в обычной форме был предложен одной сто-. роне и принят другой, ясно, что последняя по общему пра-,вилу ^связана его содержанием, независимо от того, чита­ла ли она документ, осведомилась ли иным способом об его содержании или же нет1. Более того, тот факт, что условия, на которые имеется ссылка в документе, малодоступны и не могут быть. получены стороной, принимающей документ, без значительных розысков, не является сам по себе тем доста­точным доказательством отсутствия разумного предупрежде­ния, вопрос о котором надлежало бы ставить перед присяж­ными заседателями2.

; :    1 Укезанное правило было формулировано в таких же по существу ."выражениях в решении по делу Watkins v. Rymill 10 Q. В. D. 178. Более •' старые прецеденты были тщательно подобраны Stephen ''   2 Путешественник, который в силу социальных или коммерческих условий желает передвигаться из одного места в другое с достаточной быстротой и дешено, обычно должен пользоваться железной дорогой. <., До заключения договора он может, хотя и не всегда, очень легко оты­скать условия, на которых компания будет перевозить его или на ко­торых ему будет выдаваться его багаж в камере хранения. Однако он не может изменять эти условия или даже обсуждать их; он может их или принять, или отклонить. Поэтому для ознакомления с этими усло-.пнями он не предпринимает мер, требующих затраты усилий и не обе­щающих какой-либо выгоды. Если ему будет нанесен какой-либо ущерб, он сможет установить, что условия договора настолько ограничивают ответственность компании, что он не в состоянии получить какое-либо удовлетворение, даже в случае небрежности со стороны компании

Таково положение вещей, с которым суды должны были иметь дело при рассмотрении исков, основанных на .проездных билетах", и к которому они по необходимости применяли общий принципы договор­ного права. Суды спрашивали: «Каковы условия, с которыми должен был, как можно полагать, согласиться путешественник, если даже в дей­ствительности он и не давал согласия?" Они отвечали, что путешествен­ник должен считаться согласившимся с теми условиями, о которых он был разумным образом предупрежден. Для его защиты суды даже до­бавляли, что условия не должны бы ib столь неразумными, чтобы дости. гать степени обмана или быть явно неприменимыми к предмету договора-Однако эти положения не затрагивают существа вещей, так как прин­ципы договорного права не в состоянии дать справедливое решение для'сделки, в которой договорная свобода существует лишь для одной стороны.

Железнодорожные компании оказывают публичные услуги и взамен пользуются фактической монополией. Представляется правильным, чтобы

                                                                 1Q




 


Имеется одно исключение в отношении недействительно­сти несообщенной офферты; это случай офферты за пе­чатью (under seal). Однако этот зо'прос лучше рассмотреть в параграфе об отзыве офферты.

\

§ 3. АКЦЕПТ ДОЛЖЕН БЫТЬ ВЫРАЖЕН СЛОВАМИ ИЛИ ПОСРЕДСТВОМ ДЕЙСТВИЙ

Акцепт означает сообщение о принятии предложения. Теперь надлежит рассмотреть вопрос о том, что именно яв­ляется сообщением и 'насколько необходимо, чтобы сообще­ние дошло до офферента. Пока достаточно сказать, что акцепт должен представлять собой нечто 'большее, чем про­стое мысленное согласие.

По одному старому делу был выдвинут такой довод:

Предложен урожай на корню за определенную цену. Если покупатель, осмотрев урожай, удовлетворился им, то' собст­венность считается перешедшей после того, как покупатель осмотрел и одобрил предмет продажи. Однако судья Brian в 'своем решении указал:

«Этот довод ' мне кажется неубедительным, раз не доказано, что по­купатель сообщил другой стороне о .своем согласии 'совершить1 покупку. Ведь обще'из'вестно1, что мысли человека нельзя установить, и сам чорт •не знает мыслей человека. Если бы вы условились, что сделка 'будет счи­таться заключенной в случае одобрения предмета покупки, то в таком случае я согласен 'с тем, что вам нс 'следовало 'бы делать что-либо еще;

вопрос же о наличии такой обусловленности является вопросом факта» (Year Book 17 Ed. IV).

Это решение с одобрением цитировалось лордом Блек-' борн в Палате Лордов в защиту правила, согласно кото­рому договор считается заключенным, когда акцептант со­вершил что-либо для выражения своего намерения акцеп­товать, а не тогда, когда он мысленно решился сделать это 1.

Мысленный акцепт не имеет последствий. Следующие

закон требовал спрагедливости и разумности условий, на которых же­лезные дороги предлагают заключение договоров с публикой. Вопрос о разумности может быть предоставлен на усмотрение судов или же ус­ловия могут стать предметом одобрения министра транспорта. Современ­ная система, при которой компании, при условии, что они устанавли­вают альтернативный тариф (в отношении которого они предполагают, что на практике публика не будет им пользоваться), могут освобождать себя от ответственности за их собственную небрежность, не представ­ляется справедливой или разумной. (Clarke v. West Ham Corporation (1909) 2 К. В. 858).

i Brogdeu v. Metro Ry Co. 2 App. Cas. 692.

20


два ;  i показывают, что мысленное или несообщенное сс\гласие не составляет акцепта. Так обстоит дело даже в том" случае, когда офферент заявлял о достаточности такого способа акцепта.

Некто Фельтхауз сделал 'письменное предложение о по».^ купке им лошади, принадлежащей его племяннику, заЗОфун-' то в ст. и 15 шилл. с заявлением: «Если я ничего' более не услышу о ней, я буду считать лошадь своей за 30 фунтов ст. и 15 шилл.». Никакого ответа на письмо не 'последовало, но племянник предложил аукционеру Биндли выделить ло­шадь из продаваемого имущества его фермы, так как ло­шадь продана его дяде Фельтхаузу. Биндли по ошибке про­дал лошадь. Тогда Фельтхауз вчинил к нему иск об истре­бовании его собственности. Суд решил, что', поскольку пле­мянник никогда не сообщал Фельтхаузу о принятии им оф­ферты, то и договор о продаже заключен не был, 'и следо­вательно, лошадь не принадлежала Фельтхаузу во время продажи ее аукционером (Feltho'use v. Bindley II с. В., N. S. 869).

Истец но делу Powell v. Lee был кандидатом на долж­ность заведующего школой. Совет школы, от которого зави­село назначение, принял постановление об избрании его' на этот пост. Один из членов совета, действуя в качестве ча­стного лица, сообщил истцу об этом. Однако последний ни­каких официальных сообщений не получил. Впоследствии ре­золюция была отменена, и суд решил, что при отсутствии со­общения, сделанного от имени совета школы в целом, ни­какого вполне завершенного договора заключено не было (99 L. Т. 284).

§ 4. ОФФЕРТА ЯВЛЯЕТСЯ ПРИНЯТОЙ, КОГДА. АКЦЕПТ ОСУЩЕСТВЛЕН СПОСОБОМ, УКАЗАННЫМ ОФФЕРЕНТОМ

Действие акцепта. Договор заключается 'путем принятия офферты. Когда офферта принята, она становится обяза­тельством. До ее принятия ни одна из сторон н'е является связанной каким-либо обязательством, и офферта может быть взята обратно путем надлежащего уведомления- об ее отмене той стороны, которой она сделана. Акцепт неотме-•ни.м, так как именно он связывает стороны.

Сообщение акцепта. Мы видим, что принятие офферты требует больше, чем намерения. Необходимо какое-либо

/                                                 21


внешнее действие или •слова,-''.чтобы'.заДВ1, „льствовать^это, намерение. Однако между оффер.той . и акцептом имеется то различие, что, в то время как офферта не .считается сделан­ной, пока она ...не стала известна "адресату,акцепт,', при определенных обстоятельствах, может, .считаться .'сделанным, хотя и остался неизвестен. офференту1 .   ,':' ••• " ..   .•.:-

В этих случаях необходимо'соблюдение двух условий. . 'Должно быть выраженное или'' подразумеваемое -указание офферента о том, что будет достаточно соблюдения особого способа акцепта. Лицо, которому направлена ^офферта, долж­но осуществить какое-либо внешнее действие или произне­сти слова, свидетельствующие о. намерении акцептовать и при этом соответствующие тому'способу акцепта,''который. указан офферентом.    -   '   ч,.   ' , '.V-:' '

Правовая норма по этому вопросу была изложена судьей Боуэн в решении по делу Carbolic Smoke Ball (1893 I. Q..B. 269) "следующим образо'м:     .    . ./. . •' : '      .   ;

'•-'"•;   . '• . "      . ' .... ••    '  ! ' «Нельзя сомневаться в том, что по общему .правилу акцепт офферты должен быть сообщен лицу, которое сделало офферту, для того чтобы ' могли совпасть две воли. Пока это не осуществилось, воли могут остать­ся разобщенными, и будет отсутствовать то 'согласие, которое необходи­мо в оншу норм английского правая ие касаюсь, права другик страндля заключения договора. Однако эта. доктрина- требует пояснения в том смысле, что, поскольку сообщение об акцепте требуется в интересах оффереита, последний, если он это найдет жел.чтель.иын, -может освобо-дтоь лицо, .которому сделана' офферта, от яздещения его. Я считаю m'e-coM.HciiiiH.bi.M, что там, где одно лицо в офферте, "сделанной им другому . лицу в ясно выраженной или подразумеваемой форме, укажет особый' способ акцепта, достаточный для придании' сделке "связующей силы, то для другой стороны, которой сделана офферта, будет необходимо лишь соблюдение указанного способа'акцепта. Если лицо, делающее офферту,, укажет в ней в ясно выраженной или подразумеваемой форме, что'дей-.

•ствие'в соответствии с предложением будет''достаточно без уведомления .. об акцепте офферента, то выполнение этого .условия'явится, надлежащим. акцептом, не требующим извещения».    . ;''11, '              ' '   .

Из этой правовой нормы мы можем'сделать следующие' выводы. .     .  .:• .". •' '   '   •• ' .     . ... / ,;   .

Зависимость акцепта от условий офферты. Офферент мо­жет указать способ, которым акцепт должен быть. сообщен. В этом случае офференг будет связан' сделанным таким спо-со'бом сообщением, независимо от •. того^дойдет ли оно -до него или нет;', или офферент может предложить'исполнение 'без сообщения об акцепте, и в таком случае, чтобы^свя-, ' .зать' офферента,. будет .достаточно, если 'тот, -кому 'сделана:

офферта, «действовал в соответствии .с предложением».;'. •:-'•_'

22                      ; •    /              .      '   .• в '•.     .'; ^ •


«'№ "1

И';     ^ж^-лВй^пЯ^ ^:'случае"мы^)1сходим;'из.\общего' принципа;'"с?-,» '-.,я е/ч:-^^^^ласцо'^аот^., .иМу^' акцепт .••должен^" быть '; сообщен. офференту,^' .^Й^^''3 затем':мы долж.ны рассмотреть, условия и .-характер .оффер- ' IJ ^ё^'."^ ты и' выяснить,.' не согласился, 'ли, 'офферент на о'со'бый •спо-' '.^ 1|Й:'^ .';! •со'6 . акцепта .или.: не . предлагал .ли он адресату действовать, ^1 pi^^^.^'.j в''соответствии с:'оффергой. ."и акцептовать путем /исполнения.1:

:!^^й1.'^'"'•••'•" 'Рассмотрим,, сначала второй случай. Иногда лицу, кото-:.^ ^^'.л-.' .рому, делается офферта,. 'невозможно выразить свой акцепг. :1^'"fcy \'у 'иначе.^как^путем^ исполнения, своей, части договора. Это осо-' А'.'^ , -'бенно •.верно г в 'отношении так называемых . общих' офферт Й'^.'' (genera!.' o^ffert),. делаемых неопределенным^ лицам, когда Ш!:^.- ,в ;ясне выраженной ,или, подразумеваемой ^•орм.е указывает-^'s: уся, что исполнение .является способом' акцепта.' Предложе-^^'^ :;ние вознаграждения за, доставление информации или за воз-'ч:^:/\•, вращение потерянной вещи. не.. пред'полагасг,, сообщений, Sp.'^'-- .исходящих, .от каждого лица,;' которому известна .офферта, ^'^'•.,\ о том,', что., оно намерено добывать информацию или разыски-i^j?, •,,• вать, вещь:..оно,.'-может быть, 'уже добыло информацию .или |"^,, '. 'стало 'обладателем, требуемой;: вещи и вправе 'не делать. ни-Щ^','.'' чего другого,, как послать эту вещь.' офференту. . Jli-'^''1. .'.^Однако, когда .оффер.ту, '"мотущую быть акцептованной III;.':',''' путем' исполнения, ••получает точно определенное, лицо, то ^1^:мы,;должны рассмотреть .более тщательно природу я. усло-Й^[;'/ :,вия ;оффертьг и .выяснить, дает ли она право .адресату .о'б-^а^/^- ходиться без извещения об акцепте.  .           . ,   . gM^'1,',''.1 В том случае, когда Л письмом сообщает X, что оп'при-, ^^И^^, мет 'и,- оплатит определенные, -товары, если Х пошлет' .'их''' ^Й;"', ему,, офферта может быть акцептована 'путем посылки това-^Й:."'."?0'01-' Однако,.- если душеприказчики извещают .лицо,. •полу-l^^i/чающее ежегодную ренту, : о .том,- что они .предлагают' вы-ЦЦ^куп ренты, •'за' наличные,....и лицо, •получающее ренту, без ка-. Ц^^кнх-либб^ дальнейших;, сношений с''ними,, прекращает- полу-^М^чение.'; ренты, никакого" договор.а, выкупа .ежегодной .ренты . Дй|^йеще'не..; заключено:2.^' '••;,:':'<'' ••'..:. ^  \   '•  •• .   . ^Ifi."'' Когда 'мы'' переходим.'- от ''офферты, содержащей, обеща- . Й^^^ние за .совершение действия, к офферте, содержащей .0.6'е- '

И ^^'здание : за'подтвержденное/согласие .дать обещание, .т. е.

В^.:.йот офферты, которая -может, быть акцептована путе1м исп-ол-' ^: нения, к офферте, которая.:требует-. для ее акцепта выраже-':''''''ния" намерения акцептовать,—нам не нужно останавливав-

Л-^1 Harvey у. J hnstoi), 6.С. К.   : •.,   '' ,:-'i, .2 Kennedy.: v;:Thumassen- 1929, I, Ch..426.

' 23


ся на вопросе о том, требует ли оферент вообще какого-либо извещения. Однако мы должны спросить, насколько офферент связал себя в отношении способа сообщения о'б акцепте. Если офферент, требует ил'и предлагает способ акцепта, при котором сообщение об акцепте является не­осуществимым или необеспеченным, он делает это на свой риск.

Хорошую иллюстрацию этого правила мы находим в де­ле о договоре, заключенном по почте. Мы можем преднол.а-гать, что офферта, сделанная по почте, влечет за собой и ответ также по почте, если только иное намерение не выра­жено определенно. «Почта является обычным . способом сообщения, и всякое лицо, которое предоставляет другому право сообщаться с ним, дает право сообщаться обычяым способом» 1.

Первое, что следует помнить, это то, что офферта, сде­ланная лицу, которое не находится в непосредственном кон­такте с офферентом, сохраняет силу для акцепта до исте­чения срока, указанного офферентом или считающегося ра­зумным с точки зрения характера сделки. В течение этого-срока офферта является длящейся и может быть превра­щена в Договор путем акцепта. Это ясно "сформулировано в решении по' делу Adams v. Lindsell I В. & Aid. 681. От­ветчик письмом, датированным 2 сентября 1817 г., сделал истцу предложение о продаже шерсти с указанием, что он ожидает «получения Вашего ответа с ближайшей почтой»:

Ответ мог бы быть получен 7 сентября, если бы письмо, содержащее офферту, было адресовано' правильно.. Однако оно было адресовано неправильно и было получено истцом только 5 сентября. Акцепт офферты, посланный в тот же день почтой, не был получен ответчиком до 9 сентября. 8 сентября, т. е. до получения акцепта, ответчик продал шерсть другим лицам. Истец вчинил иск за нарушение до­говора, заключенного путем обмена письмами, содержащи­ми офферту и акцепт. Ответчик выдвинул аргумент о том, что в данном случае между сторонами не было никакого договора . до того, как было фактически получено письмо с акцептом.

Однако суд решил:

«Если бы дело обстояло так, то' никакой договор никогда не мог бы быть 0'ко'нчательно заключен по почте, ибо, если бы ответчик не 'был

1 Household Fire Insurance Co. v. Grant, 4 Ex. D. 216, 233.

24


связан   оей оффертой, после того как ока акцептована истцом до по-лучени. л него ответа, то истец не должен был бы быть связанным до получения 'извещения ответчика о получении его ответа и о согласия с ним. Так могло бы продолжаться ad infinitum (до бесконечности). Юри­дически 'следует 'считать, что в течение всего времени нахождения в пути его письма ответчик делает одну и ту же офферту истцу, и в этом слу­чае акцепт офферты истцом означает заключение договора».

Решение по этому делу устанавливает два положения:

во-первых, офферта остается открытой для акцепта в те­чение срока, указанного офферентом или являющегося ра­зумным при донных обстоятельствах, и, во-вторых, акцепт,. сделанный способом, указанным офферентом, является за­ключением договора.

Последствия утраты акцепта. Суды несколько колеблются в применении только что упомянутого правила к делам, где письмо об акцепте оказывалось утерянным или задержанным доставкой. Однако в настоящее время вопрос регулируется. решением по делу Household Fire Insurance Co. v. Grant, (4 Ex. D. 216). Офферта о приобретении паев была сделана при обстоятельствах, указывающих, что ответ должен быть получен по почте. Офферта была акцептована письмом, кото­рое не было получено' офферентом. Апелляционный Суд ре­шил, что, тем не менее, офферент является ответственным' как владелец паев:

«Коль скоро письмо об акцепте было сдано йа почту, договор ста­новится окончательно заключенным и абсолютно обязательным, как если бы акцептант вручил письмо лицу, посланному самим офферентом в ка­честве его агента, уполномоченного доставить офферту и получить акцепт»..

Эти последние слова указывают на одно из оснований, для возложения на офферента, а не на акцептанта, риска за неправильности в доставке акцепта. Офферент может ука­зывать или требовать тот или иной способ для выражения акцепта, а почтовое учреждение может рассматриваться как его агент для получения акцепта или оно может считаться обычным путем для сношений. Эта точка зрения выражена в решении по недавно' рассмотренному делу Henthorn v-Fraser (1892 2 Ch. 27, 33). Письменная офферта, непосред­ственно врученная, была акцептована по почте, и было ре­шено, что договор заключен с момента такого акцепта.. Судья лорд Хертель сказал:

«Я готов установить следующее правило: там, где обстоятельства тако'вы, что, согласно сложившимся у людей обычаям, почта ыо'жет быть использована как -способ сообщения акцепта офферты, акцепт является завершенным с момента отправки его по почте».

25


Офферент определяет способ ai^ * и принимает на 'себя ^Р^

риск. Однако дела о-договорах, заключаемых по-почте, яв-' ..-:.•. ляются простой иллюстрацией общего ' правила, .согласно,.-..:. которому офферент принимает риск •в отношении эффек-'',•.;, тивности средства сообщения, если акцепт осуществлен спо-:"/:;;

собо.м, указанным офферентом. Было бы несправедливо в :^. . отношении акцептанта, если бы 'он, сделав все, что требо- ; ,-валось от него, терял выгоду от. договора вследствие то^о, . '• что офферент избрал ненадежный способ сообщения.' ''..    ..

Предположим, что Х посылает' офферту А с'.посыльным . через озеро с требованием, чтобы А, если онакцептует, в определенный час выстрелил из ружья или зажег огонь.   Почему А должен терпеть ущерб, если буря сделает вы- ', стрел ружья н&слышимым или туман поглотит-свет. от огня? •' Если А' посылает Л офферту с посыльным, требуя письмом-  . ного ответа через подателя, будет ли вина •со 'сторо'ны Лв том, что у подателя пакета будет похищено письмо с ак- . цептом?                                             ' .'.

Однако нет недостатка в прецедентах для доказатель­ства того, что в случае неосуществления акцепта способом, указанным офферентом, акцепт не считается сообщенным.

Некто Hebb обратился к'представителям одной компа­нии за приобретением паев. Директоры выделили ему паи, но письмо об этом о'ни послали своему представителю для передачи Hebb'y. До того, как этот представитель доставил , письмо, Hebb отозвал свою офферту. Суд решил: «Если бы мистер Hebb уполномочил представителя компании принять выделенную долю паев для него, то в таком случае имел бы место связующий договор, однако он не дал такого полно­мочия». Сообщение, сделанное директорами своему пред­ставителю, вовсе не было сообщением Hebb'y. Следователь­но, Hebb был вправе отозвать офферту i.

В другом деле Х по почте сделал офферту на приобре­тение паев в Лондонском и Северном банках. Письмо о вы­делении паев было, составлено и вручено почтальону для отправки по почте. Почтальон не обязан был принимать-письма для отправки. Он отправил письмо, как это дока­зывалось почтовым штампом, уже после того, как банк по­лучил извещение об отмене Х офферты, и отмена ' бы­ла признана действительной. Передача письма в руки поч-

1 Hebb's Case L. R. 4-Eq. 9.

26


•/таль^ '-ie являлась отправкой по почте и поэтому'не была ;^ .• сооая^-.ием акцепта1.      .                   ,.      ' '   ':

''„-Место акцепта. Правило, согласно которому договор яв-  :.' ляется заключенным. тогда, когда дается сообщение об ак-   ;

'. це'пте, влечет -за собой как следствие другое правило,' со­гласно которому договор является заключенным 'в то'м ме­сте, где дается сообщение об акцепте. Это имеет значение в тех случаях, когда мы исследуем (как это иногда бы­вает ^необходимо), какое право определяет действитель­ность договора или какое право регулирует процесс,- при помощи которого договор может быть 'принудительно осу-' ществлен.    

В деле Cowan v. O'Connor (20 Q. D. В. 640) договор был-заключен путем, обмина телеграммами: однойс оф-; фертой, другойоб акцепте.. Сумма спора вызывала необ-', ходимость, чтобы основание иска в целом возникло в лре-. делах юрисдикции того суда (суд мэра Лондонского Сити), ..в .котором был' заявлен иск. Телеграмма об акцепте была /отправлена из Сити. Суд решил, что договор был заклю-. чен там и что, 'следовательно, основание иска в целом воз­никло в пределах юрисдикции суда мэра.

Может ли быть отменен акцет? Из упомянутых решений вытекает такое, подвергшееся критике, следстгие: акцепт завершает заключение договора. Таким образом, если ак-'J цепт осуществляется тогда,, когда письмо сдается на почту, то телеграмма, отменяющая акцепт, должна считаться не­действительной, хотя бы она была 'получена офферентом ранее письма. Трудно представигь себе, как могли бы в на­стоящее время английские суды решать дела no-ино'му;

трудно также представить себе, чтобы из действующего .права неизбежно возникали какие-либо трудности. От ли­ца, которому сделана офферта, вовсе не требуется без­условный акцепт, он может послать условный акцепт:

«Я акцептую, 'если Вы не получите от меня телеграфную от­мену акцепта до получения настоящего акцепта», или он может телеграммой потребовать предоставления ему более длительного срока на размышление. Если о'н предпочитает послать безусловный акцепт, то нет никаких оснований пре­доставлять ему преимущества в связи с изменением его на­мерения, т. е. предоставлять ему такие преимущества, кото­рых он не мог бы иметь, если бы договор заключался меж­ду присутствующими.

1 Re London and Northern Bank 1900 I Ch. 220.

27


§ 5. ОФФЕРТА НЕ ПОРОЖДАЕТ До АКЦЕПТА НИКАКИХ ЗАКОННЫХ ПРАВ И МОЖЕТ ПОТЕРЯТЬ СИЛУ ИЛИ БЫТЬ ОТМЕНЕННОЙ

Акцепт в отношении офферты то же, что зажженная опичка в отношении порохового запала. Он производит то, что не может быть отменено или стать несовершившимся. Однако порох может лежать до того момента, когда он от­сыреет, или человек, который положил запал, может ото­двинуть его прежде, чем к нему будет поднесена спичка. Так и офферта может утратить силу за истечением срока в ожиданий акцепта или быть отмененной до акцепта.

Утрата оффертой силы

1. Смерть одной из сторон до акцепта порождает утрату силы офферты. Акцепт, сообщенный представителям оффе-рента, не может связать их. Не могут также и представи­тели умершего адресата акцептовать офферту в пользу его наследственной массы 1.

2. Было указано', что офферта является акцептованной, когда акцепт осуществлен способом, предписанным или ука­занным офферентом.

Если содержащееся в офферте сообщение о способе акцепта представляет собой не бол&е чем простое предпо­ложение о таком способе акцепта, то, невидимому, адресат не был бы связан эти-м сообщением, поскольку он восполь­зуется способом, не вызывающим задержки и доводящим акцепт до сведения офферента. Отступление от обычного-кли предположенного офферентом способа сообщения, ве­роятно, возлагает на адресата заботу о'б обеспечении из­вещения о своем акцепте. Согласно этому, офферта, сде­ланная по почте, может быть акцептована телеграммой или путем отправки посыльного по железной дороге.

Однако, если способ акцепта предписан и адресат от­ступает от него, то перед офферентом открывается возмож­ность считать акцепт ничтожным.

Eliason. сделал Henshaw офферту на покупку муки, тре­буя посылки ответа с той же подводой, которая доставила офферту. Henshaw послал письмо об акцепте почтой, пола-

1 Kennedy v. Thomassen 1929 I Ch. 426.

28


гая, что jho дойдет до адресата быстрее. Он поступил _не-правильно, и Верховный Суд США решил, что Eliason вправе был отказаться ст покупки.

«Этонеоспоримый принцип договорного права: предложение какой-либо сделки одним лицом другому не возлагает на первого никакого обя­зательства, пока предложение не акцептовано согласно условиям, на ко­торых офферта сделана. 'Всякое ограничение этих условий или от­ступление от них лишает офферту силы, если на эти ограничения или отступления ве согласилось лицо, сделавшее офферту»'.

3. Иногда стороны определяют срок, в течение которого офферта должна оставаться открытой для принятия. Часто, в случае опора, суду предоставляется определять разумный срок, в течение которого офферта может быть акцептована. Нетрудно указать примеры установления определенных сро­ков. «Эта офферта, остающаяся открытой для принятия до пятницы, 9 ч. утра, 12 июня», позволяет офференту отме­нить ее или адресату акцептовать ее, если она не будет от­менена, 'во всякое время до указанной даты, после которой офферта теряет силу2.

Офферта, предлагающая поставку товаров определенного сорта за определенную цену в течение года от даты оффер­ты., предложение гарантии платежа по переводному вексе­лю, учитываемому для третьей стороны в течение .года со времени его выдачи, являются оффертами, которые могут быть превращены 'в договоры путем дачи заказа в одном случае и учета векселя в другом. Такие офферты могут быть отменены в любое время, за исключением случаев, котда заказы уже даны или вексель учтен, и теряют силу в каждом случае в конце года, считая от даты офферты 3.

Обещание оставить офферту открытой, чтобы оно могло связать, нуждается во встречном удовлетворении. Обещание становится связующим в случае, если сто'рона, делающая офферту, извлекает некоторую выгоду от оставления оф­ферты открытой4. В таком случае лицо, которому сделана офферта, как говорят, «покупает выбор», т. е. офферент, обычно ради денежного вознаграждения, обязывается не

1 Ellason у. Henshaw 4 Wheaton, 925.

2 Dickinson v. Dodds. 2 Ch. U. 463.

3 G. N. R. Co. v. Witham L. R. 9 С. Р. 36, Offord v. Davles, 12 С. В. N„ S. 748.

4 Комиссия по пересмотру действующего права внесла предложение, согласно которому .соглашение об оставлении офферты открытой на определенный период времени или до наступления какого-либо опреге-ленного события, не должно быть лишенным принудительной силы ввк-ду отсутствия встречного удовлетворения".

29


отменять свою офферту в течение установленного периода.-. В этом случае офферёнт своим обещанием ',лишает себя возможности осуществить свое право отмены офферты. Однако в том случае, когда он не получает никакого встреч­ного удовлетворения за оставление офферты открытой, его заявление в действительности носит такой характер: «Вы, можете акцептовать в течение такого-то срока, если я в те­чение указанного срока не отменю офферту».

Примером •, офферты, утратившей силу вследствие истече­ния разумного срока, является дело Ramsgate Hotel Co. v. Montefiore (L. R. I Exch. 109). Ответчик письмом, датиро­ванным 28 июня, предложил купить паи компании. Ни-' какого ответа ему не было дано до 23 ноября, когда он был извещен, что паи ему выделены. Но он отказался принять •их, и было решено, что его офферта утратила силу вслед­ствие задержки истцом извещения об ее акцепте.

Отмена офферты

1. Офферта может быть отменена во всякое время до акцепта.              '                 .

2. Офферта становится неотменимой в силу ее ак­цепта.

Первое из таких положении иллюстрируется делом Offord v. Davies (12 С. В., N. S. 748). Ответчики сделали истцу письменную офферту, согласно которой в случае, если истец учтет векселя' для другой фирмы, они гарантируют о-плагу таких векселей на сумму до 600 англ. фунтов, на период в 12 календарных месяцев.

Некоторые векселя были учтены и полностью оплачены. Затем ответчики-гаранты до истечения. 12 месяцев отменили свою офферту и известили, что о'ни более не 'гарантируют векселя. Истец продолжал учитывать векселя; некоторые из которых не были оплачены, и тогда к ответчикам был вчи­нен иок из гарантии. Суд'решил, что отмена офферты была произведена -правильно. Гарантия, на которую ссылались при разборе дела, была оффертой на период в 12 месяцев и содержала обещание за выполнение действия, т. е гаран­тию за учет. Каждый учет превращал офферту в обязатель­ство в соответствующей части, но офферта в целом могли . быть во всякое время отменена, за исключением о'бяза-

3U            .                                        '     . \


: ^ -тёльс^^^возникших по учетам, произведенным до извещения ^..: об. отмене1.   .       \ .    '       .. , '   • ,;•••,. •' Второе положение иллюстрируется . делом Great Nor-::; them Railway Co.'v. Witham {L. R. 9 С. Р. 16) такого же '.'.'характера. Истец 'путем 'публикации сделал приглашение .'•:' о присылке ему предложений на поставку сортов железа, .,': которые мотут требоваться в период между 1 ноября 1871 г. , ,и'31 октября 1872 г. Ответчик послал предложение на\по-

.' ставку требуемого железа на определенных условиях з та-. ко'м количестве, в каком истец «мог бы заказывать время

от- времеяи», -и его предложение истцом было акцептовано. Затем были выданы заказы, которые выполнялись в течение

..некоторого времени на условиях, изложенных в предложе-

нии. Однако .впоследствии ответчик отказался исполнять за-. казы. Истец вчкнил иск за неисполнение заказа, уже вы­жданного ответчику, и последний был признан ответственным.

Здесь важно точно обозначить отношения сторон. Истец . .путем публикации приглашал всех торговцев железом де-

дать предложения, т. е. определять условия офферт, кото­рые они были готовы сделать. Предложение ответчика опре­деляло условия офферты, которая могла быть акцептована в люоое время или любое число раз в течение 12 месяцев. Принятие предложения еще не составляло договора, но бы­ло просто уведомлением истца о том, что он рассматривал предложение ответчика как офферту, которую о'н со своей , стороны готов акцептовать в той мере и тогда, когда ему ' 'потребуется железо, подлежащее поставке. Истец не был обязан заказывать железо. Хотя эта точка зрения не была прямо выражена судом, однако предполагается, что ответ­чик мог в лю.бое время до выдачи заказа отменить свою офферту путем извещения компании (если только он сам за надлежащее встречное удовлетворение, как, например, за обязательство компании не покупать железа у кого-либо .——————  '                       .             /    .

1 Следует отметить, что в решении по этому делу, а также, в мень­шей степени, в решении по делу Great Northern Railway Co. v. Witham слово .обещание" ('promise) употребляется там, где, очевидно, имеется в виду .офферта обещания' (offer of promise). Отменимое обещание не­известно нашему праву. Обещание может быть ничтожным, оспорнмым или лишенным принудительной силы в зависимости от дефектов в за­ключении договора, или оно может быть погашено каким-либо после­дующим событием, но обещание, могущее или не могущее быть осно­ванием иска, не может быть отменено по произволу должника. Что ка­сается отмены обещания, данного как встречное удовлетворение креди­тору, выполняющему некоторые действия до окончания исполнения, см. выше, стр. 12.                     

31


другого, не обязался не отменять оффёрту в течение всех 12 месяцев). Однако каждый выданный заказ был акцептом постоянной офферты ответчика и обязывал его поставлять столько железа, сколько указывалось в заказе. Заказ, вы­данный после 31 октября 1872 г., оказался бы акцептом по истечении установленного сро-кз и был бы недействи­телен.

В делах этого рода многое зависит от принятой сторо­нами формы приглашения, предложения и акцепта, и поэ­тому иногда кажется: трудным согласовать решения судов по этим делам. Правовые отношения, вытекающие из акцеп­та предложения, судья Аткин классифицирует следующим образом:

«Совершенно обычным для больших корпораций является при требо­ваниях поставки на 'период .больше года запрашивать предложения на поставку и 'получать их. Иногда бывает так, что следствием формы пред­ложения и акцепта является заключение твердого договора, по которому покупающая корпорация начинает 'приобретать у поставщика все указан­ные в спецификации материалы. С другой стороны, известно, что эти предложения очень часто делаются в форме, .при которой покупающая корпорация вовсе не обязана давать заявителю какие-либо заказы; дру­гими словами: поставщик предлагает поставку товаров .по некоторой це­не, и если покупающая корпорация дает ему заказ на товары в течение обусловленного срока, то он становится обязанным, поставить товары в соответствии с заказом; однако сверх этого никто, ничем не связан. Имеют место также я предварительные договоры, по которым стороны, хотя и не связаны обязательством покупм какого-либо определенного количества товара, ч.-е же обязуются покупать и оплачивать все товары, фактически необходимые им. Конечно, если налицо такой договор, то мы имеем дело со связующим договором, который будет нарушен в том случае, если покупающая коопорацчя, ,в д-зйствчтельности нуждающаяся в некоторых предложенных ей предметах, не забирает их у заявителя»'.

Офферта за г(ечатыо неотменима. Из этого общего пра­вила об отменимости офферты должно быть сделано исклю­чение в случае офферты за печатью. Указывается, что она не может быть отменена и что, даже если о-на не сооб­щена адресату, офферта остается открытой для акцепта по­следним, когда ему станет известно о'б ее существовании.

Несомненно, дарственный акт за печатью связывает да­рителя и тех, кто предъявляет иоки от его имени, хотя бы акт не был сообщен одаряемому лицу, если документ за печатью был должным о'бразом «передан» 2. Повидимому, офферта за печатью находится в таком же положении.

1 Percival, Ltd. v. L, С. С., Ь7 L. J. К. В. 677.

2 Передача (delivery) документа за печатью не предполагает кегб-ходимость вручения его другой стороне по договору (см. ниже, стр. L6).

32


Офферент связан, но' адресат может пользоваться выго­дами офферты до тех пор, пока он не сделает выбора; ..он может отклонить ее, и тогда она теряет силу 1.

Положение в этом случае ненормально. Оно, действи­тельно, не согласуется с современным учением о договоре, как о выражении общего намерения по меньшей мере двух лиц, создающего в сознании одной или обеих сторон опре­деленные ожидания.

Офферта за печатью представляет собой factum, т. е. то, что стоит вне отзыва, и офферент находится в положе­нии лица, 'сделавшего предложение, которое он не может взять о'братн'0, или давшего условное обязательство, за'ви-сящее для его действенности от согласия кредитора2.

Об отмене офферты должно быть сообщено адресату. Остается установить, что об отмене офферты, в отличие от утраты оффертой силы, чтобы она была действительной, должно быть сообщено адресату. Мы видели, что в случае акцепта последний является действительным и договор счи­тается заключенным, если лицо, которому сделана офферта, исполняет в знак акцепта то, что офферент прямо или кос-. венно указал как достаточное выражение акцепта. Отправка почтой письма, исполнение действия могут составить акцепт и создать договор. Одновременно возникает вопрос, мо­жет ли быть об отмене сообщено тем же путем: отправкой письма о.б отмене по почте или продажей предмета, пред­ложенного для покупки.

Следует ответить (это является предметом рассмотрения двух дел, о которых сообщается в дальнейшем), что отмена оффертЬ! не является сообщенной, если о'на не доведена до сведения лица, которому была сделана офферта. Право­вая норма по этому вопросу была формулирована в реше­нии по делу Byrne v. Van Tienhoven (5 С. Р. D. 344). От­ветчик письмом из Кардиффа от 1 октября сделал оффёрту истцу в Нью-Йорке, прося сообщить ответ каблограммой. Истец получил оффёрту 11 октября и немедленно акцепто­вал ее требуемым способом. 8 октября ответчик отправил" почтой письмо с отменой офферты.

Судья Lindl'ey указал, что должны быть поставлены сле­дующие два вопроса: 1) порождает ли отмена офферты ка-

1 Doe d. Qarnons v. Knight 5 В. & С. 71; Macedo v. Siroud (1922)

2 А. С. 330.

2 В деле Xenos v. Wickham, на которое часто ссылаются, как на прецедент в пользу неотменимости офферты за печатью, в действи­тельности имелся договор, сторонами уже заключенный (L. R. 2 Н. L. 296).

3 Основы договорного права                                                  33


. .'\"1 кие-либо последствия^ до ^"ёе сообщения? 2)' равносильна ^ли йй '.отправка по почте письма об отмене офферты- сообщению [^ об отмене лицу, 'которому послано письмо? ^ ,'':'•''• ^,'/^:•.'.:^• Суд решил: 1) отмена офферты не ,им.еет действия .'до,^:;^

- сообщения и 2) сам по себе факт отправки письма по почте, не означает, что сообщение об отзыве офферты было еде-,' . дано. Поэтому акцепт, посланный по почте, не: затрагивает-'^•;

ся тем фактом, что письмо с отменой находится'в пути. Суд,;;';

отметил то «неудобство», которое возникло бы при всяком'

; ином выводе:                                  ';';        .',;: ••• «Если бы превалировали .возражения ответчика, то|нй одно лицо, .по- .,

"•» лучившее по почте офферту и акцептовавшее ее, не знало бы,, действи-; ';

тельяа ли офферта до того, как пройдет столько времени,''сколько яеоб-. ходимо для получения 'полной уверенности в том, что письмо, отзываю—;

щее офферту, ие было сдано на почту до момента акцепта 'оффйрты. Мне 1 кажется, что и правовой принцип .и соображения практического удобства требуют, чтобы лицо, акцептовавшее офферту, об отмене которой ему не-

известно, было в состоянии уверенно действовать, опираясь, на то,, что офферта и'акцепт составляют дого-зор, обязательный для обеих сторон».

Дело Henlhorn.v. Fraser (1892 2 Ch. 27), решенное Апел-   '1 ляционным Судом, распространяет это правило на случай, когда письменная офферта была вручена лично, а акцепте-' ' . вана по почте. Судья. Хэршель указал: , ••         \   '   •;

<Я думаю, что основания, по которым считают акцепт .завершенным о-гатравкой его по почте, не имеют никакого применения к отмене или из- . ненению офферты. Отмена или изменение не могут быть более действи­тельны, чем сама Офферта, если они ие доведены до сведения лица, ко­торому сделана офферта».

Этот же принцип иллюстрируется решением' по делу Curtice v. City of London and Midland Bank (1908 I К. В. -293). Платеж по чеку был ,отменен телеграммой, i которая, .. возможно, в силу -небрежности банковских служащих, стала известна управляющему лишь после оплаты чека. Было ре­шено, что телеграмма не имела силы для отмены платежа.

Решения, противоречащие предыдущему правилу. Дело Dickinson v. Dodds (2 Ch. D. 463), как думали, дает осно­вание считать, что в том случае, когда оффертой является предложение .продать •собственность,1 она может быть отме­нена .просто путем продажи собственности третьему лицу без уведомления адресата об отмене офферты.

В этом деле 'возник опор об исполнении в натуре дого­вора при следующих обстоятельствах: 10 июня 1874 г. от­ветчик передал истцу письменный меморандум следующего содержания: «Настоящим я согласен продать мистеру Dic­kinson целиком жилые дома, землю под садом, конюшни и-; 34


^^отно.сящйл;»,;» к'"ним надворные /строения;' расположенные" и;. УЙ^Крофте'и принадлежащие мне, за 800 фунтов ст., о чем'сви-

•^''^етельствует моя подпись. 10-го дня июня 1874 г.». .,    ;

ii^'^r^'•'^>'S. Это предложение остается в силе до: пятницы

•':.; 9,часов,утра (двенадцатого) 12-го июня 1874 г.».       \ /'i-',;.:1!!'.июня-ответчик продал собственность другому лицу, :^.. не .извещая .об этом истца. Фактически истец 'был осведом-^, .лен, о, продаже, но не тем лицом, которое действовало по '.),'. ' ^.уполномочию 'ответчика. Истец после продажи, но до исте-

•^чения; срока офферты, 'сообщил, что он акцептует офферту, ,.•','и,'"вчинил иск о'б исполнении в натуре того, что, как о'н пы-: ..тался доказать, 'было договором. '_';:;, Апелляциояный Суд решил, что в данном случае не бы-.''^.ло.' никакого договора. Судья Джеме, установив, 'что обе-.' щание. оставить офферту открытой не могло овязатй и что 'Л.-до осуществления акцепта офферты каждая из сторон с ' ;лю.бой момент была так же свободна, как и другая, за-, -'явил: .

. -:•/ «Говорят, что единственным способом, которым ответчик мог обесле-' чить эту 'свободу, было бы фактическое и отчетливое заявление истцу:

' '«Ныне я беру. назад свою офферту». В данном случае, я думаю, что''ни ;: 'яэ. принципов права, ни из прецедентов не возникает предположения^ о не-

•обходимости фактического и явно выраженного отзыва офферты, или того, "что называется отменой. -Для заключения договора, очевидно, требуется единство двух воль в одно и то же время, т. е. чтобы офферта длилась до момента акцепта. Если здесь ч'г было такой длящейся офферты, то акцепт становится ничтожным».

Конечно, вполне может случиться, что адресат задержит ответ'на несколько дней. Между тем лицо, не имеющее на то полномочий, сообщает ему о продаже офферентом това-

ров или об обещании товаров другому лицу. . 11'1 Что о'н должен делать? Информировавшее его лицо мо­жет оказаться правым, и тогда, если он акцептует, то его акцепт может оказаться лишенным значения, или если его . осведомитель может оказаться просто 'болтуном или лицом, . сеющим раздор, то в случае ;во'здержания от акцепта на основании сведений, полученных из такого источника, он может упустить хорошую сделку.

Тако'во действительное и единственное 'затруднение, со-.' зданное решением по делу Dickinson v. Dodds. Это дело ' вовсе не является прецедентом для признания действитель­ности несообщенной отмены офферты, однако оно ставит'

•.вопрос о влиянии случайно^полученных сведений об отмене

офферты на права адресата. По'видимому, ответ будет сле-' дующий: офференту, отменившему офферту без сообщения :: об этом адресату, 'предоставляется возможность доказывать,

23


что адресат знал из заслуживающего' доверия источника об отмене офферты. Таким образом, суд мог бы решать каж­дое дело 'на основании данных фактов. То обстоятельство, что такое толкование решения йо' упомянутому делу яв­ляется 'правильным, подтверждается более поздним реше--нием по делу Cartwright v. Hoogstoel (105 L. Т. 628). Фак   ты по этому делу были почти совершенно аналогичны, и оно, невидимому, является 'единственным другим делом, в котором данный вопрос был предметом рассмотрения.

§ 6. ОФФЕРТА ДОЛЖНА БЫТЬ СДЕЛАНА С НАМЕРЕНИЕМ ПОРОДИТЬ ПРАВООТНОШЕНИЯ И ДОЛЖНА БЫТЬ В СОСТОЯНИИ ПОРОДИТЬ ПРАВООТНОШЕНИЯ

Офферта должна быть сделана с намерением породить правоотношения. Офферта,.. чтобы она могла посредством акцепта 'сделаться связующей, должна быть совершена с .сознанием правовых последствий. Простое заявление на-м'ерения, сделанное в ходе переговоров, не представляет собою юридически 'связывающего обещания, хотя бы оно и 'повлияло на сторону, к которой оно. обращено. В одном старом деле ответчик 'в беседе с истцом сказал, что он дал бы 100 англ. 'фунтов ст. тому, кто женится на его дочери с его согласия. Истец женился на дочери ответчика с его согласия и впоследствии вчинил 'иск, ссылаясь на обеща­ние. Суд решил, что нет оснований считать ответчика «связанным общими словами, сказанными с целью привлечь женихов»1.

В иных случаях бывает ясно. из природы соглашения, что намерение вступить в 'связывающий стороны договор совершенно отсутствовало. На этой основе поко'ятся при­глашения на увеселения или соглашения, которые в силу их природы не могут рассматриваться как деловые сделки. Мы не можем во всех случаях отказываться рассматривать такие соглашения как договоры 'на том только' основании, что они не могут быть выражены в денежных единицах. Принятие приглашения 'на обед или на участие в состяза­нии в крикет или предложение мужа жене выдавать каж­дую неделю определенную .сумму денег на покрытие теку­щих домашних расходов образуют соглашения, по которым стороны могут нести расходы, выполняя свои взаимные

1 Weeks v. Tybald, Noy.ll.

36


рбещ   я. Убытки, проистекающие от их нарушения, могут быть оценены. Однако суды, вероятно', будут решать, что, поскольку стороны 'не предусматривали никаких правовых последствий, основание для иска отсутствует.

В деле'Rose and Frank v. Cro'mpton (1925 А. С. 445) мы ' сталкиваемся с исключительным по своему характеру случа­ем, где стороны в торговой сделке обдуманно констатиро­вали отсутствие у них намерения принимать какие-либо правовые обязательства. Ответчикбританская мануфак­турная фирма имела в течение нескольких лет деловые связи с истцом американской фирмой. Был составлен до­кумент, по которому было обусловлено, что истец является единственным продавцом товаров ответчика в Соединенных Штатах. Документ содержал подробные правила ведения дел и устанавливал, что «эти правила не включаются в мемо­рандум, не являются меморандумом, написанным в качестве формального или правового соглашения, и не могут 'быть предметом легальной юрисдикции судов Соединенных Шта- тов или Англии». Ввиду возникновения .спора ответчик пре­кратил выполнение 'соглашения без извещения об этом, во­преки условиям соглашения, и отказался выполнить 0'преде-. ленные, выданные к тому времени и акцептованные заказы. Ввиду этого истец вчинил иск за 'нарушение договора и за непоставку товаров. Суд решил, что документ не связывал сторо.ны в правовом отношении, что истец не имел праватребовать возмещения убытков за нарушение его условий, но что акцептованные по нему заказы являлись связываю­щими в правовом отношении договорами и что. истец имеет право на возмещение убытков за непоставку. Судья Аткин в своем решении указал:

«Для возникновения договора необходимо .существование общего на­мерения сторон принять правовые обязательства, взаимно сообщенные друг другу в ясно выраженной или подразумеваемой форме. О таком .на­мерении обычно заключают, когда сторояы вступают в соглашение, соот­ветствующее в других откошегпмх право.вы.м нормам, регулирующим за­ключение дотсворо.в. Это намерение мож-ет отвергаться в скрытой фо.рме в .силу самой природы обещания или обещаний, как, например, в случае предложения и принятии гостеп.риимств.а или какого-либо соглашения, за­ключенного s процессе семейной жизни между членами семьи, как, напри­мер, .в деле Balfo.ur v. Balt'o'ur (1919 2 К. В, 571). Если намерение 'может отвергаться в скрытой форме, то .его -можно отвергнуть также •и явАм образе?,;. По данному документу, рассматриваемому как целое, я вынуж­ден притти к заключению, что обсуждаемая оговорка ясно выражает взаимное намерение сторон ни принимать правовые обязательства по пред­метам составленного ими соглашения. До сего -времени я никогда не ви­дел такой оговорки. Однако я не усматриваю ничего абсурдного в пове-

37


эдж^^та ^®я№ай ж-®'

, .   .,^?^щ^^й-.1-.11^^-  .--%фйй»вд|1

дении деловых людей,.''стремящихся регулировать свои'; деловые .•ЬтноШейия^ -Ж^ ' путем взаимных., обещаиий,'\-не ''являющихся правовыми обязательствами'.. и ;' покоящихся на'обязательствах''нести или ад : соображениях еобствевд&го.'':. интереса или, 'возможно/того и/другого вместе».     ' '  : ' ' •:1Г*' ;''1


Различие между,,.Ьффертрйи предложением вести пере­говоры. Часто бывает трудно различить .заявления ,о-наме­рении, которые, .не .могут иметь' своим результатом какое-. .либо обязательство^ ex contractu (из договора) и не имеют­ся в виду в качестве' таковых, от офферт, допускающих акцепт и, таким ••образом, становящихся связующими/.обе1, щаниями. Кто-нибудь, объявляет, что он продает товары по заявкам или с аукциона, или что ом готов, уплатить деньги на определенных условиях, или железнодорожная компания предлагает перевозить пассажиров от до Х и. доставлять на станцию Х и промежуточные станции по расписанию,' В таких случаях возникают вопросы: является, ли. сделан— 'no'e заявление, оффертой, 'могущей быть акцептованной, или ' только приглашением' делать офферты и совершать сделки? Действительно ли железнодорожная компания путем лубли-, кации расписания делает офферты, становящиеся условия­ми в договоре перевозки, или она сообщает о возможностях перевозки, для того, чтобы побудить пассажиров покупать билеты?                                          ' ''   -;'. Мы можем отметить это различие на примере следую- :

щих дел.

Приглашение участвовать в конкурсе на стипендию не заключает в себе обещания дать стипендию кандидату, по­лучившему высшие отметки, если экзаминаторы заявят, что он не 'вполне заслуживает стипендии1.        :   ' ,   ••i"\i

Объявление о том, что товары будут проданы по-, заявке, без указания в нем, что, они 'будут проданы тому, кто пред­ложит высшую цену, было признано простой попыткой установить, может ли 'быть 'получена офферта с такой раз-, ницей в заготовительной и продажной цене, которая прием­лема для продавцов2.

Публикация аукционера о то'м, что в определенный день будет совершена продажа определенных предметов, была признана не обязывающей аукционера 'продать товары и не делающей его обязанным компенсировать лиц,' понесших расходы для посещения аукциона.           '• '

«Поскольку нельзя рассматривать всякое объявление 'о намерении что-либо сделать, как порождающее связывающий договор с теми, кто

1 Rooke v. Dawson 1895 I Ch, 480.

2 Spencer v. Harding L. R. 5 С. Р. 561. ,.

38


|^^жй^гУ№^а^                '•••^:: •

'"^дУтеТ   по;''.объявлению,' и' поскольку нельзя призвать, •что^во^всех;^^ ^чаях-поч-ле публикации о продаже аукционер должен уведомлять обо/вся-;",, '•; ком 'предмете, изъятом из дродажи, постольку мы не можем считать от-, венчика обязанным»1.   • •                                 .  . • ' \'

'^^Еще' в 1789 г. состоялось решение, согласно которому предложение цены на аукционе является только оффертои, которая может быть взята обратно до. падения молоткаi. Это правило теперь установлено в законодательном порядке . "'ст./58 Акта 1893 г. о продаже товаров. Таким образом, ясно, что никакой договор о продаже товаров не вступает . в'силу до акцепта предложенной цены.

^-.  Однако имеется прецедент в пользу того мнения, что

если собственность продается с аукциона на объявленном, .условии о «безоговорочной» продаже, то аукционер, отка-,.• завшийся принять наивысшую цену, предложенную Ьопа . fide, становится ответственным за нарушение договора пе­ред лицо'м, предложившим наивысшую цену. . , В деле Warlow v. Harrison (1 Е. & Е. 295) аукционер, вы-, ступавший в деле в качестве ответчика, объявил о «безого-

/ ворочной» продаже с аукциона, лошади. Имя собственника .н'е было открыто. Истец прибыл на аукцион и предложил 60 гиней; тогда собственник предложил 61 гинею, и ответ­чик оставил лошадь за ним. Истец требовал признания ло­шади его собственностью как лицо, предложившее Ьопа fide — наивысшую цену.

Суд Казначейства считал» что на основании этих фактов,

' если они были верно изложены в процессе судоговорения, истец вправе был бы получить удовлетворение, однако со-

. стоявшееся решение предоставляло ему возможность лишь внести исправления 'в иск для нового рассмотрения дела, которое впоследствии вообще не состоялось. Трое судейМартин, Байлес и Ватсон сравнивали это дело со слу­чаем, когда лицо, потерявшее имущество, предлагает воз­награждение, и полагали, что ответчик является ответствен­ным «по договору о совершении продажи безоговорочной».

•Двое других судейУиллес и Брамуэллсчитали пра­вильным обосновать свое решение тем, что ответчик ручал­ся за наличие у него полномочий продавать безоговорочно, хотя было доказано, что он этих полномочий не имел. Ука­занные двое судей, повидимому, считали, что доктрина «ручательства за полномочия» (warranty of authority), кото­рая подробнее будет рассмотрена ниже, приложима к на-

1 Harris v. Nickerson L. R. 8 Q. В, 286. г Payne v. Cave 3 Т. R. 148.


стоящему случаю. Это решение подверглось критике суда Королевской Скамьи при рассмотрении дела Mainpric'e v. Westley (6 В. & S. 420). Однако, в этом последнем деле, хотя другие факты и были совершенно аналогичны фактам по делу Warlow v. Harrison, но имя принципала аукционера было открыто, и суд решил, что имелись основания для иска против принципала, но не против аукционера. Решение по делу Wariow v. Harrison было подкреплено решениями судьи Гарди по двум делам. Однако, не легко установить, что' именно является встречным удовлетворением за пред­полагаемое обещание аукционера 1.

Каталог книготорговца с" указанием цен на книги мог бы показаться заключающим в себе известное число оф-ферт. Однако, если книготорговец одной и той же почтой получает 'пять или шесть писем с требованием определенной книги по указанной цене, то кому он обязан продать эту книгулицу, которое первым отправило письмо о'б акцепте? Но как это' установить? Ясно, что каталог является пригла­шением заключить сделки, но не оффертой2.

Во всех этих делах возникает один и тот же вопрос в различных формах. Имеется ли здесь офферта? Для со­здания офферты употребляемые выражения, как бы общи они ни были, должны относиться к определенным лицам и отличаться от простого выражения намерения, от приглаше­ний заключить сделки, 'от публикаций или рекламы, не пре­дусматривающих возникновения правоотношений.

Офферта должна обладать способностью порождать пра­воотношения. Стороны сами должны делать такого рода оф­ферты. Суды, как мы видели, не могут из неопределенных или иллюзорных условий составлять для сторон договоры.

Л купил у Х лошадь и о'бещал «дать на 5 англ. фунтов больше или купить другую лошадь, если лошадь принесет ему счастье». Суд решил, что такое обещание было слиш­ком шатко и неопределенно, чтобы принять его во внимание (Guthing v. Lynn 2 В. & Ad. 232).

А заключил договор с X, обязываясь отступить от прак­тики по своей профессии, «насколько позволяет право». Суд решил, что стороны должны сами определять границы своих обязательств, а не составлять свои соглашения

1 Johnston v. Boyes 3899 2 Ch, at p. 77; McManus v. Fortescue 1CC7 2 К. В. at. p. 6.

1 Qrainger v. Gougli 18^6 A. C. 325, 334.

40


в -k -ом виде, чтобы суды за них оформляли согла­шения 1.

,, А заключил договор с Х и обещал, что 'если он «как покупатель останется и'м удовлетворенным», то «отнесется благоприятно к предложению о возобновлении договора». Суд решил, что 'в этих словах ничего не содержалось для создания правового обязательства2.

А сносился с Х при помощи телеграфного кода, но вследствие излишней экономии слов стороны разошлись в толковании договора. В этом деле должен был проиграть истец, так как именно он обязан был доказать, что то тол­кование, которое он вкладывал в сообщение, было пра­вильно, а этого он сделать не мог. Поэтому суд решил, что договор был двусмысленным 3.

§ 7. АКЦЕПТ ДОЛЖЕН БЫТЬ АБСОЛЮТНЫМ И СООТВЕТСТВОВАТЬ УСЛОВИЯМ ОФФЕРТЫ

Неокончательные формы акцепта. Для заключения дого­вора намерение адресата акцептовать должно быть выраже­но так, чтобы не оставлять места для сомнения в отношении факта акцепта или в отношении соответствия условий ак­цепта условиям офферты.

Трудности, которые возникают при определении того, был ли акцепт окончательным или нет, бывают трех родов:

1) акцепт, ка который ссылаются, может быть отказом и встречной оффертой или простым установлением факта, от­носящегося к предположенной сделке; 2) акцепт может быть осуществлен с прибавлением или с изменением усло­вий; 3) акцепт может носить общий характер с тем, чтобы окончательный объем прав и .'обязательств был установлен путем последующего установления "условий." ---.^,. -,...,.—„..—„„,-,

Отказ и встречная офферта. В деле Hyde v. Wrench (3 Beav. 334) Л предложил продать Х ферму за 1000 англ. фунтов. Х соглашался дать 950 англ. фунтов. Л отказался. Тогда Х заявил, что он может дать 1000 англ. фунтов и, после того' как Л отклонил возвращение к его первоначаль­ной офферте, Х пытался добиться исполнения в натуре яко­бы существовавшего договора. Суд, однако, решил, что офферта купить за 950 англ. фунтов в ответ на офферту

1 Davies v. Davies 35 Ch. D. .459

2 Montreal Gas Co. v. Vasev WO A. C. 595. 8 Faick v. Williams 1900 A.'C. 176.

41


^:'; продать;' за' 10QO. .'англофунтов' была^ азом, ^сопровождав^ ' • шимся встречной 'оффертой. •''      • • '•'•.-V^^1''-'':1^,^'^ Офферта, по которой однажды последовал отказ,'«умер-:

, ла» и не может быть акцептована, если она не. возобнов-. лена; однако попытка узнать, не изменил ли' оффе.рент .своя условия, не заключает в себе непременно отказа1.  • ,

Дело Harvey v. Facey 1893 А. С. 552, решенное Судеб­ным Комитетом (Judicial Committee), было случаем' не встречной офферты, а уведомления о цене, которое мнимый акцептант счел возможным рассматривать как' офферту. Х телеграфировал •А: «Продадите ли нам Bumper Hall Pen? Телеграфируйте низшую цену наличными. Ответ оплачен». Л ответил телеграммой: «Низшая цена .за Bumper Hall Pen — 900 англ. 'фунтов». X телеграфировал: «Мы. согласны купить Bumper Hall Pen за 900 фунтов, просимых Вами».

Комитет указал, что первая телеграмма Х содержала два вопроса: 1) о согласии Л продать и 2) относительно низшей цены, и что слово «телеграфируйте» откосилось только ко второму вопросу. Было решено, что: 1) договор з-аключен не был; 2) А, устанавливая низшую цену за соб­ственность, не делал офферты, но осведомлял; 3)' вышеука­занная третья телеграмма была оффертой X. хотя он: назы­вал ее акцептом; 4) эта офферта никогда не была акцепто­вана Л.                                       : ' '

Мы можем сомневаться относительно того, не сузил ли в чем-либо Комитет толкование телеграмм сторон. Однако принцип решения дела явно правилен, а именно: нельзя ак­цептовать офферту, которая никогда не' была сделана. По другому делу было решено, что офферта, неправильно пере­данная телеграфным чиновником и акцептованная в изме­ненной форме адресатом, не связывает стороны. Почтовое учреждение не имеет полномочий передавать сообщение в какой-либо иной форме, кроме той, в которой оно пред-'ставлено ему2.

Включение в акцепт новых условий. Акцепт офферты мо­жет вводить условия, не содержащиеся в офферте, и в та­ких случаях договор не. является заключенным, так как адресат тем самым отказывается принять офферту и делает от себя встречную офферту.

В деле Jones v. Daniel (1894 2 Ch. 332) Л предложил 1450 англ. фунтов -за собственность, принадлежащую X.


42


1 Stevenson v. McLean 5 Q. В. D. 346. •' a Henkel v.'Pape L: R. 6 Ex, 7.


у'^1-'''"''^''"'''-^''^'-'' '•:" ^' '••'"•' • "::-"''

^lijy1^^^"^'^

^•Посл'

. . •                  ........         .         ,                , ••'••.^'r'^-W.'f,,^

, акцептуя офферту, вложил в конверт с письйра;'?^'

^об'акцепте договор для подписи Л. Этот документ содерЖад'.. 'i'^.различные . условия относительно оплаты хранения, даты;

•Г^ исполнения и требования законного титула, которые - вовсе

-'не ^предполагались оффертой. Суд решил, что в данном слу-;'\чае не -было, никакого договора и что было бы одинаково .""несправедливо заставлять Л принимать условия акцепта, .,\ а Х условия офферты.          ;::' . Дело Canning v. Farquhar (16 Q. В. D.727) по существу, ..•хотя и не столь ясно, решено на том же основании. Истец

•; сделал/ответчикукомпании предложение о страховании 'жизни; предложение было акцептовано с указанием разме­ра премии 'и с оговоркой, что «никакое страхование не мо-, жет иметь места, пока не будет уплачен первый взнос по ;, •;' страховой премии». Прежде чем этот взнос был сделан и до ...изготовления полиса, истец получил серьезные телесные .'••'повреждения. Компания ;в силу этого отказалась, принять ,- платеж-премии и выдать полис.

Суд решил, что акцепт компанией предложения, застрахо­вывать жизнь в действительности был встречной оффертой

'и что изменение в размере риока, которое произошло в пе-. ,риод между встречной оффертой и акцептом, осуществлен­ным путем предложения платежа премии, давало право ":' компании 'отказать в выдаче полиса.

Допустимость ссылки на существующие условия. В слу-' чаях, когда офферта или акцепт делается в общей форме, . но содержит ссылку на договор, в котором могут быть более точно установлены намерения сторон, -- важно обра-

щать внимание на то, существовали ли условия такого до­говора, были ли они известны сторонам или же они просто предвиделись. В первом случае офферта и акцепт в полной

мере подчинены условиям упомянутого договора и включают их; во втором случае акцепт носит слишком общий харак- ' тер, что'бы 0'бразовать договор.

В деле Rossiter v. Miller 3 Арр. Са. 1124 была сделана

устная офферта на покупку земельного участка. Офференту

было заявлено, что земельный участок должен быть куплен на определенных, отпечатанных условиях, и офферта, кото­рая еще действовала, была акцептована как «подчиненная

, условиям, отпечатанным на плане». Поскольку в офферте предусматривались именно эти условия, договор 'был за-

' ключей.

.   В деле Filby v. Hounsell 1896 2 Ch. 737 была сделана офферта на покупку земельного участка с тем, что «если

   . '                                                             43


офферта акцептуется, вносится депоопТ и подписывается договор на условиях аукциона»; офферта была акцептована «в соответствии с договором, как об этом согласились», Акцепт явно включал условия договора, упомянутого в оф-ферте, и завершал заключение договора.

Недопустимость ссылки на будущие условия. С другой стороны, там, где офферта продать собственность была ^ак­цептована с подчинением ее условиям договора, который должен 'быть составлен стряпчими сторон, никакого дого­вора еще нет. Акцепт в действительности был не более чем выражением согласия договариваться (Honeyman v. Mar-ryatt 6 H. L. С. 113).

«Если и имеемся предложение или соглашение, выражающее в пись­менной форме согласие подчиниться договору, подлежащему составлению, то это означает, что соглашение зависит от формального договора, под­лежащего составлению. Когда подчинение формальному договору не вы­ражено явным образом, то вопрос о том, имели ли 'в виду стороны просто оформить условия, о которых они договорились, или же эти условия дол­жны были быть предметом соглашения, условия которого не были выра­жены в деталях, становится предметом толкования» (Raingold v. Bromley 1931 2 Ch. 307; Winn v. Bull 7 Ch. D. 29).

Имеются случаи, где, на первый взгляд,, принятие оф-ф.ерты может показаться сомнительным или может пока­заться, что имеются расхождения между акцептом и оффер-той, тогда как в действительности речь идет лишь о допу­стимости доказательства или об истолковании условий.

Таковы дела, в которых стороны заключили письменное соглашение, вступление которого в силу зависит от устного условия или соглашения. Дела Pym v. Campbell (6 Е. & В. 370), Pattle v. Hornibrook (J897 I Ch. 25) дают примеры до­говоров, по видимости завершенных, но приостановленных до выполнения устно согласованных условий. Такие устные условия допускаются при доказательстве как часть письмен­ного договора.

Таковы также дела, в которых договор должен выво­диться из корреспонденции, связанной с длительными перс-говорами. Стороны обсуждают условия; приближаются к со­глашению и удаляются от него'; делаются офферты, которые встречаются предложением новых условий; наконец, возни­кает спор: одна из сторон угеряет, что договор 'был заклю­чен, а другая, что вопрос не продвинулся далее обсуждения условий.

Там, где такая корреспонденция в какой-либо момет представляется завершенной в виде определенной офферты и акцепта,необходимо опросить, составляют ли- такая

44


офферта и акцепт законченное, соглашение, ибо возможно, что при обсуждении могли быть другие условия, оставшиеся неурегулированными между сторонами. Однако, 'если из кор­респонденции видно, что стороны окончательно пришли к со­глашению, то последующее возобновление переговоров не может затрагивать заключенный договор, за исключением случая согласия на это обеих сторон 1.

Но эти дела скорее зависят от значения, придаваемого словам сторон, чем от правовых норм.

§ 8. ОФФЕРТА НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНА ДЕЛАТЬСЯ ОПРЕДЕЛЕННОМУ ЛИЦУ, НО НИ ОДИН ДОГОВОР НЕ МОЖЕТ ВОЗНИКНУТЬ, ПОКА ОН НЕ АКЦЕПТОВАН ОПРЕДЕЛЕННЫМ ЛИЦОМ

Это положение лучше всего станет понятным из при­мера.

Сделанная путем публикации и обращенная к широкой публике офферта вознаграждения за оказание определен­ных услуг становится договором „уплаты вознаграждения не ранее, чем определенное лицо' акцептует офферту путем оказания услуг.

Решение, по которому договорное обязательство было бы сочтено существующим до оказания услуг, означало бы, что- человек может быть связан договором с неопределен­ным и неизвестным числом людей, или, как было' сказано, oBi может иметь договор со всем миром. Эта точка зрения никогда серьезно не поддерживалась в английском праве. Обещание считается принятым не в отношении тех, кто мог бы акцептовать офферту, но. в отношении лица или лиц, которыми она акцептована.

Договор может принимать и не столь простую форму. Там, где комитет или иные представители приглашают кон­курентов на соревнование, подчиненное определенным усло­виям, каждый 'конкурент, изъявляющий согласие принять участие в конкурсе, тем самым делает офферту другим со­ревнующимся лицам держаться условий соревнования. Оф­ферта делается через представителя или через комитет неопределенным лицам, которые выявляются путем вступле-эдия их в соревнование на условиях, обязательных для всех. Таков был договор в деле «Satanita», Clarke v. Dunraven

1 Hussey v. Home Payne 4 App. Ca. 311; Bellamy v. Debenham 45 Ch. D. 48]; Perry v. Suffields 1916 2 Ch. 187,191.

45


|S18l8feN^1?^                 .•'• .-. . 1    • ••..^^^И^й

•--,--;.^..1.-^-:1.,.'-;^1-.:;-,. •:.',      -

З^^и^ИнформЖлЮ.или'.за возвращение потерянной собственности, •f^^^ ^^^^'.требуется ^.никакого иного акцепта офферты, кроме испол- "'^У^ ^•^Й нения условий. Далее, доказывалось, что упомянутая оффер- |.;v-';.^ й^й-^та-^была публикацией рекламного характера, которую ни - ",'1?2|;

i^:^' один разумный человек не. мог считать серьезной. Однако',' ['^'^ !?•:';•;. заявление, о депонировании 1000 англ. фунтов для того, что-   ,^/й -:^''^бы 'отвечать в случае предъявления иска,было сочтено   ..^ И; доказательством искренности офферты.                     : ' ...•;


.^(1895', Р/ 255; 189^АУ'С:^59); ;таков; же- случаи1'лотереиЙгдё'|!|;|||| .^.каждый .из неизвестных друг другу людей передает 'деньги •^^^Ж;

в руки организатора лотереи .на ' условиях, 'что ; вся. сумм?'^ у. •.^ будет 'выплачена одному из них по окончании ..события, "^Л^' не определенного в данное время1.      '. 1/;.'''.'^ Y'  :   ^-^Й

Такие офферты вызывают большие практические затруд^ \'::^''?} нения.         ,'   , ^ ..   ,       ..   ' . ''.;',' ••-•'";1.: '':• .•''1;""^^'. '    Офферта может допускать акцепт со. стороны многих :•, ;^ лиц.'          •' 1       '-   -    ,     •.;1':11^•„'' .•,. .^' 'i "••'1 '.''И л

Когда офферта является условным предложением' возна- ; •: ,,ф граждения любому лицу, выполнившему, определенное 'дей- :, ^'.^ ствяе, число лиц, которые могут выполнить действие.й удо- .'....^.l:?', влетворять указанным условиям, повидимому,' не затрагивает  ' :„• действительности офферты.              :   :           , :  • . ;,'\

Однако там, где имеет место офферта вознаграждения    у за доставление определенной информации, офферент явно   ^'^' не имеет-в виду платить несколько раз за одну. и ту же ин-   ,",, формацию. Таким'образом, там, где информация была со-   i  ' брана и доставлена различными лицами, возникает Bo'npoc,,    . .'•„:

кто из них акцептовал офф'ерту. ,         .                .,  :.

По делу Lancaster v. Walsh (4 М. & W. 16) суд решил, что тот, кто раньше доставил информацию, был вправе получить     ';:

вознаграждение.                             .             ; ;': i

,В деле Smoke Ball (1893 I Q. В. 256) мы находим .пример     ;'.. договора, заключенного в порядке акцепта генеральной    ..,, офферты, осуществлен-ного путем исполнения условий по-    " следнеи. Компания карболовых курительных шариков по-   ' '•, средством публикации предложила уплатить 100 англ." фун- , . ' то'в всякому, кто'заболеет эпидемической ннфлуэ.нцией •нли   ,-.:'1, иной болезнью, вызванной простудой, после употребления   ; ^ шариков по три раза в день в течение двух недель (соглзс-   ' '•, но отпечатанным наставлениям). Добавлялось, что 1000 англ.   . •':;

фунтов депонированы в определенном банке в до'ка'затель- ....•'•;.:

ство искренности намерений компании.          . /   '     \ .;-1-:,"

Миссис Carlill употребляла курительные шарики в coot- . ,   -ветствии с наставлением, после чего она заболела инфлуэн-цией и вчинила иск, требуя от компании обещанного воз­награждения. Компания, признанная ответственной, настаи­вала на том, что в данном случае она должна была быть извещена об акцепте.  ' )

Суд решил, что данное дело является одним из тех," в которых, как в случае вознаграждения, предложенного за

' Barclay v. Pearsen 1893 2 Ch. 354.

46


:,               ГЛАВА III

ФОРМА ДОГОВОРА И ВСТРЕЧНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ

Историческое введение

•Офферта и акцепт соединяют стороны и создают внеш­ний вид договора. Однако большинство правовых систем требуют еще некоторого дополнительного свидетельства на­мерения сторон и в случае отсутствия такового отказывают­ся "признавать наличие обязательства. По английскому праву .это свидетельство дается формой и встречным удовлетворе­нием (Consideration):, в одних случаяхформа, в другихвсафечяо'е удовлетворение, а в иных и то и другое вместе необходимы в договоре для того, чтобы о'н мог быть осно­ванием иска. Под формой мы разумеем некоторую опреде­ленную, связанную с выражением соглашения, тождествен­ность, наличие которой сообщает договору действительность. •Под встречным удовлетворением мы подразумеваем некото­рую выгоду (gain) для стороны, принимающей на себя обя­зательство по договору,выгоду, происходящую от дей­ствия или от 'воздержания от действия со стороны кредито­ра, предоставленную или обещанную кредитором.

Как в английском, так и в римском праве форма в тече-.ние начального периода развития системы является наибо­лее важной составном частью договора. Суды следят за соблюдением формальностей сделки, как за тем.. что дает наиболее очевидное и бесспорное свидетельство намерения сторон. Понятие встречного удовлетворения, хотя его и нельзя считать неизвестным, было во всяком случае еще не­достаточно развито.

47


Общие черты в истории римского и английского права.

Здесь не место для исторической дискуссии, как бы она ни была интересна. Однако мы можем сказать, что англий­ское право начинает, так' же как, может быть, начинало и римское право, с двух различных понятий договора. С од­ной стороны, обещание связывает только в том случае, если оно выражено в определенной форме, с другой принятие выгод определенного рода влечет за собой обязанность вознаграждения за них. История римских договоров пред­ставляется трудной и неясной. Теория сэра Генри Мэна о том, что договоры развились из актов о передаче соб­ственности, давно опровергнута. Однако' среди "большого раз­нообразия процедур мы открываем две ведущих идеи: свя­зывающий характер соглашения, облеченного в торже­ственную форму, и восстановление права собственника там, где имело место предоставление взаймы денег или товаров для потребления или в пользование. В английском праве к концу XIII века мы находим два обязательства, аналогич­ные только что описанным: одно формальное принятие обязательства за печатью (under seal), которое рассматри­валось как характерное для того, что' ныне называют без­возмездным предо-ставлениезд; другоенеформальное, воз­никающее из продажи и передачи тозаро'в или из денеа .ю'го займа, в котором одна сторона получила встречное удовле­творение и обязательственное отношение 'выразилось в дол­говом требовании.

За исключением этих двух обязательств, , до середины или до конца XV века не возникало мысли о том, что не­формальное обещание может получить принудительную силу единственно вследствие того, что для должника возникла или может возникнуть выгода из действия или воздержания от действия кредитора.

Формальный договор в английском праве. Формальным до­говором по английскому праву является договор, скреплен­ный печатью (under seal). Только путем применения этой формы обещание, как таковое, могло получить принудитель­ную силу, пока не стала превалировать доктрина встречного удовлетворения. Мы не должны забывать, что суды, под­держивая этот договор, обращали внимание лишь на форму;

согласие сторон (consensus) не 'выделялось еще из сопро­вождавшего' его обряда, в который оно было' облечено. Суды Общего права (Courts of law) обычно не интересова­лись намерениями сторон, не выразивших своего соглаше­ния в торжественной форме, с которой право связывало 48


1


юридические последствия. С другой стороны, там, где нали­чествовала форма, суды не требовали или не -допускали до­полнительного доказательства о намерении сторон.

То обстоятельство, что впоследствии суды Общего права стали придавать значение намерению сторон, вероятно, обя­зано влиянию Канцлерского суда (Court of Chancery). С этого времени значение формы претерпевает любопытное изменение. В тех случаях, когда договор становится пред­метом рассмотрения суда, требуется доказательство того, что этот договор выражает подлинное намерение сторон, и это доказательство находят или в торжественной форме договора за печатью или в наличии встречного' удовлетворе­ния, т. е. в некоторой выгоде должника или в потере кре­дитора, на которую соглашается или которой подвергается последний в обмен на принятие обязательства первым. По­степенно встречное удовлетворение начинают рассматривать как существенный элемент договора, и тогда связующую силу формального момента в договоре за печатью объяс­няют тем, что' момент этот будто' бы «вносит встречное удо­влетворение», хотя на самом деле здесь нет никакого встречного удовлетворения, причем одна лишь форма по­рождает правовые последствия.

Неформальное обещание. Однако вернемся к нефор­мальному обещанию.

Как уже было сказано выше, единственными договора­ми, которые первоначально признавало английское право, были: формальный договор за печатью и неформальный до­говор, в котором то, что мы теперь называем встречным удовлетворением, оказывалось уже предоставленным одной из сторон. Каким же путем мы 'пришли к современному рас­ширению доктрины, утверждающей, что всякое обещание, основанное на встречном удовлетворении, связывает долж ника? Этот вопрос распадается на два других. Каким обра­зом неформальные, подлежащие исполнению в будущем, договоры становятся вообще основаниями для исков? Ка­ким образом 'встречное удовлетворение становится универ­сальным критерием способности договоров получать судеб­ную защиту?

Для ответа на первый вопрос мы должны проследить за теми способами защиты, которые в .ранний период истории нашего права были предоставлены лицам, жалующимся на явное или предполагаемое нарушение обязательства. Един­ственными исками такого рода в течение XIII и XIV веков были иски: а) из формального .договора, б) из долгового

* Основы договорного права                                                 49


требования,, в) .'вследствие задержания имущества. Первые:. возбуждались в-^ случае нарушения договоров, скрепленных'' печатью; вторые'при возникновении требований на опре-' деленную сумму,-вытекающих из нарушения формального договора или из неплатежа определенной суммы, следуемой за поставленные товары, за произведенную работу или 'за данные взаймы деньги; третьи 1 при истребовании в натуре" движимости истца, задержанной ответчиком. Это бЫли един­ственные средства судебной защиты, основанные на дотово-. ре. Поэтому подлежащее исполнению соглашение,, пока оно не было скреплено печатью, оставалось лишенным судебной защиты. Средство защиты, найденное для .таких обещаний, является любопытным примером тех уловок'и способов, при, помоши которых, ради практических удобств, о'бходят фор­мальные правила. Нарушение договора, подлежащего' испол­нению в будущем, в сравнительно недавнее время породило иск типа Trespass on the Case («Иск, вытекающий из пра­вонарушения, не .овязанного с физическим насилием»). Та­кой иск представлял собой развитие иска типа Trespass, ко­торый предъявляется в случае ущерба, проистекающего из непосредственного насилия; иск типа Trespass on the Case предъявляется для защиты по последствиям ' незаконного акта, и он оказался очень широким и гибким средством за­щиты.       '                              . '

Происхождение иска из обещания. Проследим процесс, в течение которого такой иск (Trespass on the Case) стал применяться к договору. Первоначально он применялся в случае противозаконного действия, ab initio или осуще­ствления акта, который был незаконен. В последнее время он стал применяться в случаях злоупотребления или ненад­лежащего поведения, выразившегося в совершении деяния, которое при отсутствии ненадлежащего поведения не счи­талось 'бы незаконным, и в этой форме иск применялся к обязательствам, лишь частично исполненным или небреж-

1 Н"чнная с XIII века возник спор об основаниях иска из удержа­ния (I et nue): основан ли он на договоре или является иском из право­нарушения (Pollock and Maitland, Hist. of English Law, ed. 2.11180). В наше время иск из удержания имущества рассматривается, как иск из пра­вонарушения (an action of tort). Иск из удержания имущества основан на передаче вещи в обладание для определенной цели (bailment). Однако до­говор такой передачи вещи порождает обязанности Общего права, нару­шение которых может рассматриваться' и должно рассматриваться как правонарушение (a wrong). Это ясно устанавливается в решении Кол-линса по делу Turner v. Stallibrass 3898 I Q. В. 59.

50


днс>^ирпо^..'^ным': к', невыгоде кредитора; наконец (и притом:' Йнё;;! без ^некоторого сопротивления со стороны части судов )—.'--^.рн^стал ^ применяться в случаях простого бездействия или:

оставления:без исполнения того, что сторона была осязана сделать. В этой последней форме иск был применен к до­говорам, .^подлежащим исполнению в будущем (executory contracts)." Первая описанная попытка применить его таким образом была ко времена Генриха IV, когда •один плотник был. преследуем в судебном порядке за бездействие, выра­зившееся .в том, что он принял на себя постройку дома, но не -выполнил обещания. По этому делу судьи 'признали, что иск.'до'лжен быть основан на договоре за печатью, а в дан­ном : случае не было установлено, что обещание было за­фиксировано в договоре за печатью. Однако в течение вре­мени стремление судов Общего права расширить свою юрисдикцию и боязнь, как бы суд Лорда Канцлера при помощи доктрины встречного .удовлетворения, которая уже применялась им к передаче прав на землю, не расширил свою' юрисдикцию в отношении договоров, произвели изме­нение во взглядах. Первоначально, в XVI веке, было уста­новлено, что иск типа Trespass on the Case, известный с этих пор как иск из добровольного обещания (the action of, Assumpsit), может .применяться в случаях бездействия или I неисполнения договора, подлежащего исполнению в бу­дущем, и форма" приказа, которым начинался иск, увекове­чила* этот своеобразный взгляд на. нарушение обещания, пока, не .произошло упрощение процедуры в XIX веке.

•Возможно, что значительные трудности в получении су­дебной защиты в случае нарушения договора, подлежащего исполнению в будущем, привели, в конце концов, к тому расширению и упрощению права, которое мы находим в на­стоящее время. Если специальные иски из договора (ех соп-tractu) развились настолько, чтобы сообщить законную силу неформальным обещаниям, то они могли применяться толь­ко к обещаниям особого вида: к договорам, подобным кон-сенсуальным контрактам римского права, которые при по­кровительстве судов- получили защиту, несмотря на свой неформальный характер, в виде исключения из того прави­ла, что для подкрепления обещания необходима была .фор­ма или исполненное встречное удовлетворение.

Однако та мысль, что нарушение данного обещания бы-.'"' До некоторой степени родственно правонарушению, тэт факт, что оно могло получить судебную защиту только в форме иска, первоначально применявшегося в случаях пра-51


 


вонарушений, имели своеобразные результаты. Основа­нием иска было невыполнение того, что лицо на себя воз­ложило, но не нарушение определенного вида договора. Поэтому иск получил универсальное применение. Таким об­разом, 'все обещания могли стать связующими, и английское право избежало тех технических формальностей, которые необходимо должны были возникнуть из классификации до­говоров. Там, где все обещания могли служить основанием для иска, вытекало, что должен существовать некоторый универсальный критерий способности быть основанием для иска, и этот критерий был дан доктриной встречного удовле­творения.

Встречное удовлетворение как критерий способности быть основанием для иска. Трудно сказать, как встречное удовле­творение достигло того, что создало основание, на котором могла покоиться действительность (validity) неформальных обещаний. Вероятно, quid pro quo, которое дало основание иска из долгового требования, и ущерб кредитора, на кото­ром был основан деликтный иск из обещания, были погло­щены более общей концепцией встречного удовлетворения, как она развилась в суде Лорда Канцлера.

Для суда Канцлера было необходимо исследовать наме­рения сторон, независимо от формы или даже при отсут­ствии той формы, в которой, согласно предписаниям Общего права, должна была обнаружиться воля сторон, и Он готов был находить доказательство намерения людей в практиче­ских результатах их действий или обещаний. Таким обра­зом, произошло то, что договоры об отчуждении земли близ­кому человеку (Covenant to stand seised), м'ене и 'продаже недвижимости стали признаваться в суде Лорда Канцлера до того, как был издан the Statute of Uses. Доктрина, при­мененная однажды к простым договорам, оказалась практи­чески очень удобной. Когда обещание становилось предме­том судебного рассмотрения, суды спрашивали лишь: «Дол­жна ли была сторона, давшая обещание, что-либо получить от кредитора или должен ли был кредитор что-либо утратить в обмен на полученное им обещание?» Если это обстояло так, то имело место quid pro quo за обещание, и в случае нарушения последнего мог предъявляться иск1.

1 Цитаты в подтверждение приведенного выше исторического очер­ка загромоздили бы деталями часть этой книги, в которой краткость существенна для ее общего плана. В настоящее время читатель может

52


Разв! г доктрины о необходимости встречного удовле­творения для договоров без печати было столь незаметным, а отсутствие всякого, явно выраженного, признания правила в его широ.ко.м и простом применении было столь очевид­ным, что лорд Мансфильд в 176.5 г. поднял вопрос, имеется ли какая-нибудь необходимость во встречном удовлетворе­нии для подкрепления обещания в случае письменных ком­мерческих торговых договоров. В решении по делу Pillans v. Van Mierop (3 Burr. 1663) он признал, что встречное удовлетворение требовалось только как доказательство' на­мерения сторон и что в тех случаях, где такое доказатель­ство получалось иными способами, недостаток встречного удовлетворения ке затрагивает действительности словесного обещания. Эта доктрина была отвергнута решением судей в Палате Лордов в 1778 г. по делу Rann v. Hughes (7 Т. R. 350). Логическая завершенность нашего договорного права, какой оно достигло в настоящее время, может породить м'нение, что действующие правила единственно возможны и должны были существовать всегда. Для такого мнения взгляды, изложенные лордом Мансфильдом в 1765 г., 'яв­ляются полезной поправкой1.


обратиться к главе о договоре в книге Pollock and Maitland „The Histo­ry of English Law" или в книге Hnldsworth „History of English Law".

^Содержащееся здесь описание происхождения встречного удовле­творения оставлено в том виде, как его сделал сэр Вильям Ансон. Од­нако редакторы предполагают, что в тексте упущено указание на веро­ятное влияние в развитии доктрины договора купли-продажи. В виде договора купли-продажи существовал повседневно заключаемый не­формальный договор задолго до того, как сформировалась доктрина встречного удовлетворения, и есть предположение, что встречное удов­летворение является обобщением понятия цены, которая была необхо­димым и обычным элементом договора продажи. В самом деле, „цена" является и была всегда тем, что платится за действие или обещание.

1 Эти взгляды, отвергнутые Общим правом полтора столетия тому назад, могут в настоящее время получить признание со стороны зако­нодателя. Доктрина встречного удовлетворения была доложена в 1934 г. в Комиссии по пересмотру права. Комиссия, допуская аргументы в поль­зу полной отмены встречного удовлетворения, хотя и высказалась про­тив такого решительного шага, однако считала, что соглашение должно быть подвергнуто принудительному исполнению, {'ели обещание или офферта были даны в письменной форме должником либо его агентом или если были подкреплены встречным удовлетворением в прошлом или настоящем. Если это мнение будет принято законодателем, то теория, согласно которой встречное удовлетворение- является исключительно требованием доказательственного права, станет нормой английского права.

53


 


у:!л  '• ,.-. ^ /Классификация договоров^^^^^ЙЖУ^^^


Договоры формальные и простые. Английское право при-S знает только 'два рода . договоров:, формальные.: и;, простые,;' т, е. договоры, скрепленные печатью {under seal)/ и дотово-'.?' ры, действительность которых зависит от ; наличия встречно.-:' го удовлетворения. Законодатель, однако, установил'.для некоторых 'видов простых договоров необходимость 'со'блю-';

дения известной формы либо в качестве :: условия . их', дей-". ствительности, либо в 'качестве реквизита .•доказательства. Эти договоры занимают промежуточное..место1 ' между д.о-' говорами з'а печатью, которым сообщает законную,"'. силу исключительно их форма,' и простыми .догов о-, рам'и (simple contract), которые .'покоятся .на : встречном, удовлетворении и не связаны какой-либо установленной зако-.t ном формой. Помимо того, известный род . обязательств ' включен в договорное право под наименованием договоров,;

облеченных в форму публичных актов (Contract of Record),^ и, хотя эти' обязательства не- обладают главными 'признака-­ми договора, 'необходимо, в .отличие 'от установившегося':

взгляда, упомянуть здесь и о них.      t   • • ; ' •'. '     '

А. Формальные

(действительность их зависит от их формы)

Формальные я простые договоры могут быть далее клас-... сифицируемы следующим образом:          '     . . ;' '

1. Договоры, совершенные через суд (Contract of Record).

Б. Простые


2. Договоры за печатью (under seal).

(действительность их зависит от наличия встречного удов­летворения)

3. Договоры, для которых по закону требуется какая-либо иная форма, нежели скрепление печатью.

4. Договоры, для которых не тре-- буется никакой формы.

Лучше всего 'будет начать рассмотрение с договоров формальных по существу, а затем перейти к тем формам, которые предписаны для определенного вида простых дого­воров и, наконец, к встречному удовлетворению общему реквизиту всех простых договоров.                 •„  

54    !                                                           ,


1Ш8§?^^" 11:;:'^ ''•••'' Формальные договоры

^|K^f ДОГОВОРЫ, СОВЕРШЕННЫЕ ЧЕРЕЗ СУД     ^ ^           (CONTRACTS OF RECORD)

Ч^,' Обязательства, которые именуются договорами,. .совер-•'.щенными через 'суд, 0'онованы либо на судебном решений, :;: либо на признании обязательства перед судом (Recognizance). '-Однако эти, так называемые, договоры мало похожи ко ''своей/природе на . договор. Судебные решения являются ''•обязательствами, связующая сила которых зависит не от ^согласия сторон, а от вынесения их законным судом. "Recognizances1 являются обязательствами, данными Коро­не, с которой в силу положений английского права поддан­ный не может договариваться. Для нас нет необходимости ...углубляться в дальнейшее рассмотрение этих обязательств.

/        ДОГОВОР ЗА ПЕЧАТЬЮ

;:/• .Единственным действительно «формальным» договором '^английского права является договор за печатью, т. е. дого-:,. вор, совершенный в форме документа, именуемого Deed или . Speciality. Он является «формальным», потому что действи-' . тельность его порождается не фактом соглашения и не

встречным удовлетворением, которое может существовать' . для .обещания любой из сторон, но ф&рмо'й, тз 'которой "выражен договор. Рассмотрим: 1) как заключается договор 'за печатью, 2) •в каком отношении он отличается от простых договоров и 3) в каких случаях договор должен быть за­ключен 'за печатью. .

1. Как заключается договор за печатью? Договор за пе­чатью должен 'быть написан от руки или напечатан на бу­маге или пергаменте. Как часто говорят, договор должен , быть совершен или заключен между сторонами 'путем «под­писания, наложения печати и передачи». Из этих трех эле­ментов'в прежнее время подвергалась сомнению необходи­мость подписи, но теперь, в .силу Акта о праве собственности

1 Удачным определением Recognizance будет определение его как ,договора, в который вступают с Короной в ее судебной функции". Re­cognizance представляет собой письменный документ, удостоверенный стороной перед судьей или должностным лицом, имеющим соответст­вующие полномочия, и зарегистрированный в Court of Record. Обычно он имеет форму обещания, связанного в случае его нарушения с наказанием: соблюдать мир, добропорядочное поведение или явиться на сессию суда присяжных.

55


(Law of Property Act) от 1925 г. <l  73), лицо, совершаю­щее договор за печатью, должно или подписать его, или поставить на нем свой знак, а одно лишь наложение печати считается недостаточным. Передача договора осуществляет­ся или путем действительного вручения документа другой стороне .по договору или третьему лицу для другой стороны, или 'путем слов, указывающих 'на намерение сообщить доку­менту силу, хотя он остался во владении стороны, совер­шающей его1. При составлении документа печати обыкно­венно накладываются заранее, и сторона, составляющая документ, подписывает .его своим именем, прикладывает свой палец к печати, предназначенной для него, и произно­сит слова: «Я передаю это как мой акт и документ за пе­чатью». Таким образом, сторона одновременно устанавли­вает, что печать исходит от нее, и обозначает свое намере­ние 'передать документ, т. е. сообщить юоидическую силу документу.

Документ за печатью может быть передан под условием, и тогда он н'е приобретает силы впредь до наступления усло­вия; в течение этого периода он называется «escrow», а непо­средственно после наступления условия он вступает в силу и приобретает характер договора за печатью. Имеется ста­рое правило, по которому документ за печатью, передавае­мый под условием, не должен передаваться тому, кто яв­ляется стороной то нему, иначе он приобретает силу немед­ленно на том основании, что фактическая передача имеет перевес над условием, выраженным устно. Однако совре­менные судебные дела показывают, что намерение сторон имеет перевес, если стороны ясно указали, что' документ должен 'быть передан под условием.

Различие между документами с ровными краями и ин-дентьюрами, т. 'е. документами с зубчатыми краями, с изда­нием Акта 1845 г. о внесении изменений в законодательство о недвижимой собственности (Law of Real Property Amend­ment Act, 1845) (ст. 5), перестало' 'иметь существенное зна­чение. Прежде документ за печатью, составленный одной стороной, имел обстриженный или ровно обрезанный край;

документ, составленный двумя или более сторонами, раз­множался для каждой из сторон путем вырезывания из одного и того же куска пергамента, и отдельные экземпля­ры вырезывались с зубчатыми краями так, чтобы их можно было отожествить путем сложения частей пергамента. Такие

1 Xenos v. Wickham L. R. 2 H. L. 296;Macedo v. Stroud 1922 2 А. С. 330.

56


докумен    назывались «индентьюрами», т. е. документами с зубчатиччи краями. В настоящее время вырезка с зубца­ми не является необходимой для того', чтобы придать доку­менту значение «индентьюры» в том случае, когда документ составляется с намерением придать ему силу «индентьюры».

2. Характерные   особенности  договора  за   печатью. a) Estoppel является правилом, применяемым к доказатель­ствам. В силу его не разрешается опровергать факты то­му, кто . заставил поверить в их истинность словами или поведением, зная, что эти слова или поведение могут или должны породить такую веру. Это правило строго приме­няется к сообщениям и утверждениям, сделанным за пе­чатью. Если эти сообщения и утверждения сделаны опре­деленно и ясно, то они являются решающими доказатель­ствами против -стороны во всяком cnop'e, возникающем из документа за печатью. «Тому, кто торжественно собственно­ручной подписью и за своей печатью согласился относитель­но определенных фактов, не позволено отрицать какое-либо;

обстоятельство, которое он удостоверил таким способом»1.

б) Если две стороны заключили простой договор ради ка­кой-либо цели и впоследствии вступили в тожественное соглашение, оформленное документом за печатью, то про­стой договор «поглощается» договором за печатью и пре­кращает свое действие. Это погашение менее сильного по форме обязательства более сильным, подобное погашению меньшего по своему значению права на определенную не­движимость более широким правом на ту же недвижимость, называется «merger».

в) Право иска, возникающее из простого договора, пре­кращается в случае неосуществления его в течение 6 лет.

Право иска, возникающее из договора за печатью, пре­кращается в случае неосуществления его в течение 20 лет.

Эти общие положения следует принимать с некоторыми ограничениями, которые будут обсуждены ниже.

г) Безвозмездное обязательство или обязательство, в об­мен на которое обязанное лицо не получает никакого встреч­ного удовлетворения ни в настоящем, ни в будущем, связы­вает лишь в том случае, если оно скреплено печатью, но не имеет никаких правовых последствий, если принято устно или дано в письменной форме, без соблюдения формы, тре­бующейся для договоров за печатью. Выше мы указали, что эта черта договоров за печатью объяснялась торжествен-

' Bowman v. Taylor 2 А. & Е. 278.

57


'ностъю .их^формы^ которая,^ как 'la. ^рет^выраж.аёт^бст^еч1!!^ ное удовлетворение" и ''таким образом ''дает^ доказательство^'

•намерения сторон. Но 'мы уже видели,' что^исторически^это^^ неверно. Форма, а «е намерение, выражением' которого она^ ;:':

была, делала договор 'обязательным для должника. Доктри-:,;';

на встречного удовлетворения более позднего происхож-1^' дения; по мере своего развития она стремилась:, ограничить;';;-упомяяутую особенность обязательства 'за. печатью путем •'-\. введения исключений, из общего правила,'по которому без-.',;

возмездное обещание, скрепленное печатью, "считалось свя-:',' зующим.           '•             ,....','."::. ,.^,'";1'. •'.'•1 .•:"'\111;;',

Согласно Общему праву, договоры об ограничении . тор- '• го'вли, хотя бы ояи были скреплены" печатью, должны .быть", ^ резонными, и одним из критериев резонности сделки являет-,„" ся наличие встречного удовлетворения. (Дело Mallan v. May, ';. ИМ. & W. 665). Есть общее правило, что если по договору ;. за печатью должно иметь место встречное удовлетворение, 1'

и если сторона, отвечающая по такому договору в судебном';^ порядке, может доказать незаконность или безнравственностью встречного удовлетворения, то договор'за печатью признает-',' ся ничтожным1.                        .";: .' -     .'^'••"^::

Именно в суде Лорда Канцлера наиболее укоренилось;:;

это исключительное положение. Идея встречного удовлетво-:

рения как необходимого элемента договора, а также и до-.;;

ку мента о передаче собственности (Conveyance) 'встречала,, там особенно благосклонный прием. Именно посредством,' выводов, полученных из наличия или отсутствия встречного. удовлетворения, договор о'б отчуждении земли близкому че­ловеку (Covenant to stand seised), мена, продажа недвижи;

мости и так называемый Resulting Us'e впервые 'приобрели силу. Право справедливости (Equity) следовало тем же са­мым принципам и при предоставлении своих особых средств защиты там, где'они применимы к договору.   '    , •

Суд не дает исполнения в натуре (specific performance) по 'безвозмездному обещанию, независимо от того, совер­шено ли оно за печатью или нет. Отсутствие встречного удовлетворения является или может быть доказательством, подтверждающим наличие обмана или злоупотребления влиянием, при установлении которых суд . исправляет : или аннулирует договор за печатью.         . ,            . -, Лучшую иллюстрацию безвозмездного обещания за пе­чатью дает бонд (Bond). Юридически бонд может быть

"                                                                                                        /.

1 Collins v. Blantern 2 Wils. 341.


^'.Hj'MiS?'"'^'^"-''.-''--';;'-''1'-11!-!        

^Iftu®^"""';'"- .;.•.1:1<''1;' ':"••' •.'. - .„,' • '!''.'' ' 1 .1         1' ":1- •:^S'1^ .ij§onpe^etf" как"'обещание,, данное под отменительным уело"'::;'-Я^ием,/т*'е. является 'обещанием' за печатью уплатить опре- .\ ЖэДеленную сумму денег, теряющим силу, если указанное '.'. '•^в 'бонде' условие будет выполнено. Фактически это о'беща-^•'(ние :.возлагает обязанность уплаты названной в нем суммы

•"'•.в случае невыполнения' условия, являющегося действитель-,' ":'':ной целью бонда. Условием, наступление которого желают

•^обеспечить, могут 'быть: денежный платеж, действие или .•^'воздержание. В первом случае докуменг называется обык-"'.^новенным денежным бондом (a common money bond), во

.".автором бондом со специальными условиями (a bond with

^, special conditions). '.'У.. Например:       ,

';':,.'   А ^.обещает Х (за печатью) 'уплатить ко дню будущего Рождества ^'500 адгл. фунтов с условием, что если оя до наступления этого дня

••.уплатит тому'же Х 250 англ. фунтов^ то бонд теряет силу.

• '"''    А. обещает Х (за печатью) уплатить ко дню будущего Рождества :. •~500 англ. фунтов е условием, что если до этого дня М добросовестно :':. выполнит ..определенные обязанности, то бонд'теряет силу.

•".Общее право отличалось при трактовке бондов от Права .J справедливости в большей степени, нежели при трактовании ..'•закладных.

":   Общее право принимало договор в его буквальном смыс-;-ле и придавало силу принудительного исполнения по о'б'еща-'.'•нию.в целом в случае нарушения условия. '.'"Право справедливости обращало внимание на предмет, ''^который имелось в виду обеспечить при помощи бонда, 'и обычно ограничивало требования кредитора суммой денег, ','следуемой ему 'по условию, или суммой убытков, понесен-' ных им вследствие нарушения условия. ; ' Законодательство давно уже ограничило права кредито­ра действительным ущербом, понесенным вследствие нару-, шенйя условия1.

3. В каких случаях должен заключаться договор за пе­чатью? Для действительности договора закон в известных случаях требует заключения его в форме документа за пе­чатью.' Например, договор о передаче во временное владе­ние недвижимости (lease of lands, tenements) или о передаче прав, обладание которыми может передаваться в порядке наследования (hereditaments) на срок более трех лет, дол­жен оформляться договором за печатью 2.

' ' •                           ч

'1 8 &.9 Will. 3 с И; 4 & 5 Anne с. 3. 3 Закон о соСст еиности 1925 г., ст. ст. 52, 54.

59


58



Общее право требует заключе^-я договора за печатью в двух случаях:

1) Безвозмездное обязательство или договор, в котором отсутствует встречное удовлетворение за обязательство, при­нятое одной стороной в отношении другой, ничтожны, если они не скреплены печатью.

2) Корпорация как совокупность лиц (Corporation aggre­gate) может 'быть связана обязательством только по доку­менту за корпоративной печатью.

«Печать является единственным достоверным свидетель­ством того, что сделала или согласилась сделать корпора­ция. Постановление общего собрания корпорации, как бы многочисленно оно ни было, во всяком случае не является действием организации в целом. Каждый член корпораций знает, что он связан тем, что совершено за общей печатью, и ничем иным. Поэтому ошибочно было бы говорить, что печа1ь является пережитком невежественной эпохи. Дело обстоят не так. Или печать, или соответствующий замени­тель печати, который в силу закона должен приниматься в качестве убедительного доказательства воли целой корпо­ративной организации, являются внутренней необходимостью самой природы корпорации»1.

Исключения. Из этого правила в настоящее время допус­каются многочисленные исключения. Незначительные дела или необходимые, ежедневно выполняемые функции не тре­буют составления документов за печатью. Доставка угля в мастерскую, наем низших служащих являются примерами таких дел. Равным образом состоялось решение, по кото­рому в тех случаях, когда муниципальная корпорация имеет в постоянном пользовании сухой док, .соглашения о допуске кораблей могут заключаться в форме простого договора2.

Торгующие корпорации могут заключать через своих агентов простые договоры, относящиеся к тем предметам торговли, ради которых они образованы. «Компания может вести свои дела только через своих агентов директоров и других лиц. Если договоры, заключенные этими лицами, относятся к предметам деятельности компании, соответ­ствуют ее целям и не противоречат правилам и инструкциям, регулирующим деятельность представителей компании, то

1 Mayor of Ludlow v. Charlton 6 M. & W. 815.

2 Nicholson v: Bradfield Union, L. R. I Q. B. 620; Wells v. Mayor of Kingston-on-Hull, L. R. in C. P. 402.

60


договоры являются действительными и связывают компа­нию, хотя бы они не были скреплены печатью»-1.

Зако'н о компаниях (The Companies Act) 1929 г., ст. 29 (включающий аналогичные положения более ранних актов) дает право компании, учрежденной на основании законов о компаниях, заключать через своих агентов письменные и устные договоры в тех случаях, когда такие договоры могут заключаться тем же способом физическими лицами. Законо­дательство освободило корпорации также и в некоторых других случаях от заключения договоров за печатью и пре­дусмотрело различные формы, в которых может выражать­ся их общая воля. В самом деле, в настоящее время, осо­бенно после того как число компаний, учрежденных нз основании Акта о компаниях, стало превосходить число компаний другого рода, случаи исключений из правила, тре­бующего заключения компаниями договоров за печатью, стали гораздо более многочисленными, чем случаи, к кото­рым все еще 'применяется само правило.

Последствия исполнения договора одной стороной. В те­чение некоторого времени существовала противоречивая су­дебная практика относительно ответственности корпораций в случаях, когда отсутствовал договор за печатью, но были переданы товары или выполнена работа для целей, ради которых существует корпорация. Окончательная точка зре­ния была установлена решением по делу Lawford v. Bille-ricay R. D. С.

Комиссия одного сельского окружного муниципалитета (a Rural District Council) наняла инженера, уже приглашен­ного муниципалитетом для определенных целей, выполнить некоторые действия, связанные с работой, для которой он не был приглашен. Комиссия не имела полномочий принимать обязательства путем заключения договоров, однако прото­кол комиссии был одобрен муниципальным советом, и ее действия, следовательно, получили утверждение. Суд решил, что выполненная работа соответствовала целям, для осуще­ствления которых был создан муниципальный совет, и что, получив выгоды от работы, совет кг мог отказать в оплате ее. Следует отметить, что нарушение подлежащего в буду­щем исполнению договора найма, заключенного с инжене­ром без приложения печати, не давало бы никакого права на иск ни инженеру, ни совету.

1 South of Ireland Colliery Co. v. Waddle L. R. 3 С. Р. 469.

61


:/..' Очевидно, ''что^в^тех^случаях^^к^а/^кор.по^ция^вы!^^ нила все, что -она, была' обязана сделать '• в, силу ''простого ^до-^й;^ говора, она может подобным же образом вчинить иск к'дру-^^Й гой стороне ,за неисполнение встречного обязательства1. :,^,^^^^,

Простые договоры ;'•,^l•'l".li ';1^ ^ii'i:ii:.''''}.:i.'^'щ.

ПРОСТЫЕ ДОГОВОРЫ, ДЛЯ КОТОРЫХ -"'.V ^':''.'':':•^i УСТАНОВЛЕНА ПИСЬМЕННАЯ ФОРМА    v

Мы имели дело с.-договорами, являвшимися действитель-   • •', ными исключительно' благодаря' форме. Теперь переходим . ,• к договорам, для действительности которых требуется'нали-  '.. чие встречного удовлетворения.

Другими словами, мы переходим от формальных^'про- ' ',, стым договорам, от договоров за печатью к словесным догово- • '. рам (parol Contract), называемым так потому, что они могут заключаться устно, за известными 'исключениями, на.' кото-   , рые мы укажем ниже.                    .     ,•    '  .  '.1

Некоторые простые договоры,'не могут иметь гринуди- .-.' тельной силы, если только не предъявлено письменного до­казательства о'б условиях соглашения и о вступление в него   ' сторон. Однако письменная форма необходима здесь не для сообщения договору действительности, а для доказатель-   ;

ства его существования. Для этих договоров необходимо встречное удовлетворение так же, как и в тех 'случаях, когда не требуется никакой письменной формы: «Если до- ' .' говоры заключены в простой письменной форме и не явля­ются договорами за печатью, то они являются словесными,и в этих случаях должно 'быть доказано наличие встречного удовлетворения».                            ' •  '

Поэтому такие договоры являются обыкновенными про­стыми договорами, хотя в отношении их и требуется пись­менное доказательство определенного рода.

Требования закона. Основные требования законов в отно­шении формы 'простых договоров кратко сводятся к следую­щим:

1. Переводный вексель должен быть составлен в пись­менной 'форме в силу торгового обычая, принятого Общим правом. Простой вексель был подчинен тому же требова­нию в силу закона 3 & 4 Anne с. 8. В настоящее время этот


62


II1'!'


1 Fishmonger's Company v. •Robertson 5 М & Or. 192.


 


I^KIIi^^ll^-'1^':'^^       1" "•у ' :' : "-til

^реквизит >_ анОвлён. Актом.' о векселях 1882 г., который,'?;

^кройе^ того, .'требует'письменной формы и для акцепта пере-;. •вводного :-векселя. ...               .                       . ;

^Й'^2. Договор о возврате денег, данных взаймы, не имеет ' ^принудительного исполнения, е,.сли должник не подписал '..;запиои, 'содержащей все условия договора1. 1 ,Й\ "3. '"Договоры 'морского страхования должны заключаться в форме'полис а 2.       

' :':4. Признание долга, право на иск по которому погашено в.силу закона о предельных сроках (The Statutes of Limita­tion), должно быть совершено в письменной форме и под­писано должником или его агентом, ^надлежащим образом уполномоченным3.                                   ,

•;5. Для некоторых спедиальных договоров требуется письменная форма в силу особых 3'аконов: например, спе­циальные^ договоры с железнодорожными компаниями на перевозку, товаров согласно Акту. 1854 г. о движении по же­лезным' дорогам и каналам.

6: Статут, 'о . воспрепятствовании обману (the Statute' of Frauds) 1677г., ст. 4, требует для определенных договоров письменных доказательств.

.7. Акт о купле-продаже товаров (the Sale of Goods Act) 1893 г.,. ст. 4, требует, при отсутствии определенных специ­фических условий, письменного доказательства в отношении договоров продажи товаров на сумму в 10 англ. фунтов и выше. .

Требования Statute of Frauds и Акта о купле-продаже» товаров нуждаются в особом рассмотрении, к которому и приступим4.



1 Mcnevlenders Act, 1927, s. s.

2 54 & 55 Vict. с. 36, s. 93; 6 Edw. 7, с. 41, s. 22.

я 9 Geo. 4 с. 14, s. I; 19 & 20 Vict с. 97, s. 13.

* Ко времени, когда был издан Statute of Frauds (статья 17 которого в основном роспроизведена в ст. 4 Акта 1893 г. о купле-продаже то­варов), правила доказывания исключали показания самих сторон, и для того, чтобы предупредить использование этого правила в целях обмана, была установлена письменная форма для договоров, перечисленных и Статуте. Поэтому при современных правилах доказывания это'требо­вание может б,ыть оценено как анахпонизм. На этом основании, а также па основании того, что разные виды договоров, для которых требуется письменная форма, не. 'обнаруживают существенных общих признаков, и само правило скорее способствует обману, чем его предупреждает, Комиссия по пересмотру права внесла предложение отменить все, что остается от ст. 1 Статута, ст. 4 Акта о продаже товаров 1893 г. и ст. 3 Акта об изменении закона о торговле (the Mercantile Law Amendment Act) 1856 г. (см. стр. 73).

. .                                                      63


 


Ст. 4 Статута гласит: «Никакой иск не может быть ачинев: против душеприказчика или администратора наследства, по которому предъ­является требование отвечать своим собственным имуществом за убытки, относящиеся к какому-либо специально принятому обязательству; или когда ответчику предъявляется требование по специально принятому обя­зательству отвечать за долг, просрочку или за неправильные поступки другого лица; или об ответственности по соглашению, состоявшемуся вви-'ду заключения брака; или по договору о передаче или продаже недви­жимости (lands, tenements), иди о передаче прав, обладание которыми может передаваться в порядке наследования (hereditaments) или по до­говору о продаже каких-либо выгод, связанных с недвижимостью или с упомянутыми 'выше правами; или по соглашению, которое должно быть исполнено в период времени более одного года с момента его заключе­ния, за исключением случаев, когда соглашение, по которому такой иск может быть вчинен, или меморандум, ила заметка о заключении такого соглашения облечены в письмеяяую форму и подписаны обязанной сто­роной или другим лицом, законно ею уполномоченным для этого».

Слова в скобках были из акта исключены, и в статье 40 (I) Акта •о праве собственности 1925 г. (the Law of Pro­perty Act 1925) они заменены словами: «По договору о' про­даже недвижимости или об ином распоряжении недвижи­мостью или какой-либо выгодой в недвижимости».

Мы должны рассмотреть три вопроса:

1) природу указанных договоров;

2) требуемую форму;

3) последствия несоответствия таких договоров требова­ниям закона.

Прежде всего укажем на характерные черты пяти выше­указанных договоров.

1. Специальное обязательство, принятое душеприказчиком или администратором наследства, отвечать своим имуществом за убытки

Ответственность душеприказчика или администратора по наследству умершего лицадвоякая. По' Общему праву он может быть истцом и ответчиком по обязательствам, пере­шедшим на него как на представителя умершего. По Праву справедливости он может быть принуждаем к выполй&нию распоряжений умершего в отношении передачи наследства или к выполнению действий, согласно предписанию права о распределении наследства при наследовании по закону. Ни в каком случае он не обязан платить что-либо из своего собственного имущества; его ответственность ограничена активом умершего. Однако, если он, в целях спасения кре-64


дита _, тершего или в целях избежания принудительной про­дажи или ради какой-либо иной цели, предпочтет принять на себя обязательство отвечать за убытки своим собствен­ным имуществом, то такое обязательство должно быть облечено в письменную форму с указанием встречного удовлетворения за него, каковым является воздержание кредитора наследственного имущества от вчинения иска, и должно быть подписано им или его представителем. Почти излишне добавлять, что наличие письменной формы как по этому, так и по всем другим договорам, рассматриваемым в настоящем параграфе, не придает договору силы, если в нем отсутствует встречное удовлетворение.

2. Обязательство отвечать за долг, просрочку или неправильные поступки другого лица

Это обязательство представляет собою гарантию или поручительство и всегда может быть сведено к такой фор­муле: «Заключите сделку с X; если он Вам не заплатит, буду платить я».

а) Это обязательство, следует отличать от договора о возмещении потерь '(a contract of indemnity), т. е. от обязательства обеспечить другого от убыточных результатов сделки, в которую он вступил по предложению лица, при­нимающего' это' обязательство. Это различие имеет большое практическое значение, так как договор о возмещении по­терь, отличный от договора поручительства, не требует для доказывания его соблюдения какой-либо письменной формы.

В договоре поручительства всегда должны участвовать три стороны: главный должник (ответственность которого может быть актуальной -или будущей), кредитор и третья сторона, которая ввиду встречного удовлетворения, наличного или обещанного со стороны кредитора, обещает погасить обяза­тельство должника, если должник его не выпол­нит.

Дело Guild v. Conrad (1894 2 Q. В. 885) является хоро­шей иллюстрацией 'как для поручительства, так и для обя­зательства о возмещении потерь. Истец по просьбе ответ­чика акцептовал переводные векселя одной фирмы, получив обещание ответчика в случае необходимости оплатить век­селя при наступлении срока. Позднее фирма стала испыты­вать затруднения, и ответчик обещал истцу, что если тот

О Основы договорного права                                                  65


.:.^;^-•.•:,'^(Д^t^.ц^,.:.

.акцептует ее векселя, то, в случ-яе надобности^ему,1 будут?; ;№' предоставлены необходимые средства. Первое^обещание^бы-^У;

ло поручительством, а второеобязательством .о возмеще-Г,;

нии потерь. В решении судьи по этому делу говорится:'. .',':1

<По моему 'мнению, зд&сь имеется ясное различие между обещанием ;^, произвести платеж кредитору, если главный должник просрочит 'платеж,- ,. и обещанием обеспечить лицо, которое 'вступило или готово вступить в ' • договор об ответственности, от потерь, связанных с этой ответствен-   --ностыо, независимо от того, допустило ли третье лицо просрочку или 11 нет».              ••                          '          .'.•.••. •.'.

Действительно, здесь должна быть уверенность, что' Дру­гое лицо заплатит долг, за который лицо, давше.е обещание, сделало себя ответственным. Если же это последнее лицо делает себя ответственным первоначальным образом, то обе-. щание не подпадает под действие Статута и не нуждается в письменной форме 1.

«Если двое входят в лавку и один покупает, а другой, в целях по-. лучения кредита для .nep'aoro, обещает продавцу: «Если он Вам не ;

заплатит, то заплачу я», то имеет место параллельная (collateral) сделка, являющаяся ничтожной (void)2 'в силу Statute of Frauds. Но если он говорит: «Отпустите ему то в ар, а я буду В а'шим пла­тельщиком» или: «Я позабочусь о платеже Вам», то это будет обязательством для него самого и он будет действительным поку­пателем, а другой как бы толкко слугой» 8.

Х судебный пристав суда одного графства намере­вался арестовать одного должника. Л обещал уплатить долг, если Х воздержится от ареста должника. Суд решил, что в данном случае им'ело место обязательство о возмещении потерь, данное X, поскольку должник не нес никакой от­ветственности перед Х и Х не был управомочен кредитором заключить такое соглашение4.

Однако следует отметить, что не считается подпадающим под действие четвертой статьи Статута обещание отвечать за долг другого, если гарантия является лишь второстепен­ной частью более широкого договора сторон и'не. служит единственной целью сторон по 'сделке. Так, А вступил в уст­ное соглашение с биржевым маклером о доставлении послед­нему дел с условием, что Л будет получать половину комис­сионного вознаграждения и возмещать половину потерь, по­несенных в том случае, 'если привлеченный им клиент не про-

1 Harburg India Rubber Comb Co. v. Martin 1902 I K. P. 778.

2 ^десь употреблено слово .ничтожный" .(void), а имеется в виду ,не могущий служить основанием для иска" (unenforceable).

3 Birkmyr v. Darn 11, I Salk. 27.

< Reader v. KIngnam, 13 С. В., N. S. 344.  .

66                                        .     '       .


:!^^,?.^:"|»k:^....''.l. "•':•,."','     "'•''•                 ''''':;••;:^•:''"'Чt! ^изведе'.   Еатбжа.'Суд решил, что обещание отвечать за долги '\1' ^такого клиента не подпадает под действие настоящей статьи1. '•:

-.'А1 б)'Ответственность в момент принятия обязательства мо-. же.т быть ожидаемой в будущем, i Например: Л обещает X, 'что если Х будет нанят М, то Л обеспечит о'плату оказанных 'услуг. Здесь должен был бы быть одновременно и главный .'должник, иначе не будет поручительства, и обещание, хотя бы оно было дано не в письменной форме, может служить осно­ванием''для иска. Таким образом, когда Х говорит Л: «Я дол-   ' жен быть уверен в оплате моей работы», а Л отвечает: «Сде­лайте, я позабочусь о платеже Вам», то здесь нет никакого поручительства, пока М не создаст ответственности путем ,дачи заказа. Если М не даст никакого заказа, а X, тем не менее, работу выполнит, то Л будет отвечать не как пору­читель, а как главный должник в аилу своего устного обе­щания 2.

.в) Если существует долг, за который несет ответствен­ность перед кредитором третья сторона и если кто-либо бе­рет на себя обязательство отвечать по долгу, то здесь еще нет поручительства, когда условия соглашения таковы, что в силу их прекращается первоначальная ответственность. Есля Л говорит X: «Дайте М расписку в получении сполна по его долгу Вам, а я заплачу сум.му долга», то это обещание не будет подпадать под действие Статута, так как здесь нет никакого поручительства, но имеется замена одного долж­ника другим. Ответственность третьей стороны должна быть длящейся 3.

г) Долг, просрочка или неправильный поступок, о кото­рых говорится в Статуте, включают ответственность, происте­кающую из правонарушения (wrong), так ж? как и из дого­вора. Так, по делу Kirkham v. Marter, 2 В. & Aid. 613, было установлено, что М поехал на лошади Х без его разреше­ния и убил ее. Л обещал Х уплатить определенную сумму за отказ от иска к М, В данном случае суд решил,'что обе­щание отвечать за «правонарушение» другого подпадает под действие Статута.

д) Необходимо указать, что для данного вида договора положения Статута применяются лишь к обязательствам, по которым могут вчиняться иски по Общему праву. Возможно, однако, что стороны так формулируют гарантию, что она

1 Sutton v. Grey 1891 I Q. В. 285,

?. Mounfstephen v. Lakeman L. R. 7 H. L 17; L. R. 7 Q. В. 202.

8 Ooodman v. Chase. 1 В. & Aid. 297.              -

67


сможет получить защиту только по Праву справедливо­сти, и 'в таком случае она не подпадает под действие Ста­тута.

е) Этот договор является исключением из о'бщего прави­ла, по которому «соглашение, или меморандум, или заметка о заключении соглашения», подлежащие, согласно требова­ниям Статута, облечению в письменную форму, должны со­держать, помимо обещания, также и встречное удовлетво­рение (см. дополнительный Акт 1856 г. к закону о торговле).

3. Соглашение, заключенное ввиду вступления в брак

Здесь имеется в виду не обещание жениться (встречным удовлетворением в этом случае является обещание другой сторо-ны), но обещание уплатить деньги или предоставить собственность ввиду или под условием заключения брака.

4, Договор продажи или иного распоряжения недвижимостью или какими-либо выгодами, связанными с недвижимостью

Акт о праве собственности 1925 г., ст. 40 (1). Полагают, что 'положения старой редакции Статута все' еще применимы к этому договору. Настоящая статья имеет в виду соглаше­ния, заключенные для аренды или продажи, однако не всег­да легко определить, что составляет выгоду в недвижимо­сти. Предварительные договоры для приобретения выгоды или договоры, имеющие предметом отдаленную или не под­дающуюся оценке выгоду, не подпадают под действие на­стоящей статьи. Таковым было бы, например, соглашение с владельцем пансиона о питании и о предоставлении жи­лого помещения; о передаче дома в ремонт для будущего аренда-тора; о передаче паев железной дороги или горной компании, которая, хотя и владеет недвижимостью, но не предоставляет пайщикам какую-либо- поддающуюся оценке выгоду в недвижимости.

Трудности, возникающие нр'и толковании этой статьи, мо­гут быть иллюстрированы путем рассмотрения договоров о продаже урожая.

Применение этой статьи связано с различием между тем, что называют доходами от засеянной земли, урожаем, полу­ченным в результате 0'бработки или fructus industriales, 68


и между дикорастущей травой, лесом или плодами,- расту­щими на деревьях, которые называются fructus naturales. Действующее право' установило следующее: если собствен­ность должна перейти после сбора урожая, то и fructus industriales, и fructus naturales являются товарами в смысле статьи 4 Акта о продаже ^товаров 1893 г.; если собственность должна перейти до сбора урожая, то fructus industriales яв­ляются товарами, a fructus naturales — выгодой в недвижи­мости.

5. Соглашение, которое должно исполняться в течение более одного года с момента его заключения

В отношении этой формы соглашения надлежит указать два различия.

Если договор заключен на неопределенное время, но мо­жет 'быть любой из сторон ограничен сроком в один год пу­тем соответствующего предупреждения, то Статут не при­меняется. На этом основании было решено, что. договор о еженедельных платежах на содержание ребенка или жены, живущей раздельно от своего мужа, находится вне пределов действия данной статьи 1.

По смыслу решения, чтобы подвести договор под дейст­вие Статута, необходимо «показать на основании об­щего смысла соглашения, что он подлежит исполнению по истечении года». Если договор заключен на определенный период, выходящий за пределы года, то, хотя действие его может быть ограничено годом путем предупреждения любой кз сторон, Статут применяется к договору2. Если все, что одна из сторон обязалась выполнить, имелось .в виду выпол­нить и выполнено в течение года, Статут не применяется. Л был арендатором Х по договору аренды, заключенному на 20 лет. Он устно обещал платить дополнительно 5 англ. фунтов ст. в год в течение остающегося срока аренды в ка­честве встречного удовлетворения за обещание Х вложить 50 фунтов ст. в улучшения. Х выполнил это, и Л был при­знан ответственным по своему обещанию 3.

Однако, если принятое одной из сторон обязательство не может быть выполнено в течение одного' года, в то время

1 McGregor v. McQregor 21 Q. В. D. 429.

2 Hanau v. Ehrllch 1912 А. С.. 39. 8 Done.lan v. Read, 3 В. & А. 899.

69


1''" ^У^"'".'^'^^',^'""-""' ••,-^ft».- ...•:..;-.,.. „. .. . ,„,,„ „ как принятое'''другой стороной обязательство' могло 'быть;:вы-^й:;

полнено'в течение одного года, но.без-намерения'стороа"это^ сделать,  договор  подпадает  под  действие . настоящей статьи1.                         '        ,...    .

Наконец, следует отметить,'что в случаях продажи това- :. ров или оказания услуг по договору, .не могущему, служить " основанием для иска в силу настоящей статьи, иск о взы- , скании их стоимости может быть предъявлен на основании подразумеваемого обещания оплатить их.-Такой иск осно- ,' ван не на договоре, явно заключенном сторонами, который не имеет силы принудительного исполнения, но".на подразу--меваемом договоре, о котором заключают в силу поведения ,' сторон. Согласно старым формам состязательных бумаг, этот иск был бы indebitatus assumpsit2.          .

Форма договора. Что означает требование: «Соглашение, или меморандум, или заметка о заключении такого соглаше­ния должны быть облечены в письменную форму и подпи­саны обязанной стороной или другим лицом, законно ею/ уполномоченным для этого»?                            . ,.

Мы можем в отношении этой части предмета исследо­вания сформулировать следующие правила3: '  '

а) Форма является только доказательством. Требуемая форма не затрагивает существования договора. Договор су­ществует, хотя бы он и н.е 'был облечен в необходимую фор­му, и '.последствием невыполнения предписаний Статута яв­ляется только то, что никакой иск не может быть 'вчинен до восполнения упущенного.

Это положение ке трудно иллюстрировать. Так, заметка в письменной форме может быть сделана для удовлетворе­ния требований Статута во всякое время, между заключе­нием договора и возникновением иска, или подпись обязан­ной стороны может быть совершена до заключения дого­вора.

Кроме того, одна из сторон по договору может подпи­сать черновой набросок его условий и подтвердить свою подпись путем заключения договора после исправления чер­новика 4.

' Reeve v. Jennings 1910 2 К. В. 522.

2 Mavw v. Pyne, 3 Bing. 288; Scott v. Pattbon 1923 2 К. В. 723.

3 За исключением правила .г" все, что сказано и этой главе, может быть применено к статье 4 ^та о продаже товаров, так же как и к статье 4 Статута (Statute of Frauds).

•i Stewart v. Eddowes L. R. 9 С. Р. 311; Koenigsblatt v. Sweet 1923 2 СП. 314.

70


УУУ^^^'^^^^^^^^^^^^^^^^^ ;   ••.—;.;1"1     .           ••/,!.1;;. ^Ij^S.S'ptp'cjy^ э, содержащая наименования сторон и усломя'' ^предлож^яя, подписанная офферентом, . будет его связы-•'...вать; хотя бы договор заключался путем последующего'сло-: '• весного акцепта. В первом из этих случаев подпись обязан-.ной стороны, а в третьемне только подпись, но' и м'емо-' рандум.в целом были .совершены до заключения договора. 'Может также случиться, что одна из сторон по договору, который она не подписала, подтвердит его в письме, которое ;гем самым будет являться подписью и одновременно будет , содержать извещение о намерении отступиться от договора В таком случае сторона создала необходимое по Статуту доказательство, и так как договор уже заключен, отказ от него будет недействительным 1.

•': Действительно, меморандум не должен даже быть доку­ментом, составленным как запись- договора, но может быть составлен для совершенно иной цели. Однако, повидимому, можно считать установленным, что запись, на основании ко­торой случай изъемлется из-под действия Статута, должна быть совершена до предъявления иска2.

б) В меморандуме должны быть указаны стороны и пред­мет договора. Стороны должны быть 'наименованы или описа­ны так, чтобы их можно было легко и точно установить. Письмо, начинающееся словом «сэр», подписанное обязан­ной стороной, но не содержащее имени лица, которому оно адресовано, неоднократно признавалось недостаточным для удовлетворения требованиям Статута з. . . Однако, если может быть доказано', что письмо было вло­жено в конверт, на котором обозначено 'имя, то оба доку­мента будут рассматриваться как один, и в таком случае они будут отвечать требованиям Статута4.

В тех случаях, когда одна из сторон не наименована, но описана,допускается для целей ее установления словес­ное доказательство, если только такое описание содержит указание на совершенно определенное лицо 5.

Если собственность 'продана агентом от имени «владель­ца» или «собственника», то допускается словесное доказы-вание того, что Х 'был владельцем или собственником. Одна­ко, если продажа совершена агентом от имени «продавца»,

i Ruxton v. Rust L. R 7 Rxch. 1 & 279;Thirkell v. Cam^i 1919 2 К. В. 590. s Lucas v. Dixon 22 Q.B.D. 357; Farr Smiih & Co. v. Messers 1928 К. В :W.

з Williams v. Lake, 2 Е. & Р.. 349; Willlar.is v. Jordan, б Ch. D. 517.

« Fearce v. Gardner 1S97 1 Q B. r88.

5 Commlns v. Scott, L. R. 20 Eq. II; Stokes v. Whicher 1920 1 Ch. 411-

7!


«клиента» или «друга», то в таким случае отсутствует та определенность утверждения, которая делала бы допусти­мым словесное доказывание 1.

Тот же самый принцип применим к описаниям предмета договора.

Если Л' согласился продать, а А согласился купить «24 акра земли и все, что к ней относитсяв Тотманслоу, приход Драйкотт, графство Стаффорд», то для установления про­данной недвижимости допускается словесное доказательство (дело Plant v. Bourne 1897 2 Ch.). Однако расписка в полу­чении Х денег, уплаченных А, «в .счет его- долевого участия в руднике» была признана слишком неопределенной в отно­шении прав и обязанностей сторон, чтобы допустимо было для их установления словесное доказательство 2.

в) Условия могут быть взяты из различных, связанных между собой документов. Меморандум может состоять из различных писем и бумаг, но они должны быть связаны между со'бо'й 'и -вполне закончены.

Статут требует, чтобы все условия договора были из­ложены в письменной форме, но эти условия не 0'бязательнэ должны содержаться в одном документе; меморандум мо­жет вытекать из различных бумаг или и'з пеоеписки, но связь должна быть установлена из самих бумаг3.

Словесное доказательство допустимо, чтобы связать два документа, 'если каждый 'из них содержит явную ссылку на другой и если два документа, связанные таким образом, об­разуют договор, не требуя дальнейших пояснений. Таков принцип, сформулированный в решении по делу Long v. Mil-lar (4 С. P. D. 454), принятый в решениях по' многим рас­смотренным за последнее время судебным делам. Он не противоречит и решению по делу Boydell v. Drummond (II East, 142), на которое часто ссылаются.

Истец выпустил два разных проспекта, предлагая под­писчикам иллюстрированное издание Шекспира. Подписчики могли покупать или отдельные выпуски, или все издание пол­ностью. Ответчик внес свое имя в книгу магазина истца, озаглавленную: «Подписчики на издание Шекспира, их под­писи». Впоследствии он отказался осуществить покупку из­дания в целом. Было решено, что книга подписки и прос­пекты не были документально связаны и что словесное до-

1 Rosier v. Miller 3 АрР.Са_Ш1, Potter v. Daff.eld 18 Eq. .4.

2 Caddick v. Skidmore_2 De_G. & J. 52. 8 Stokes v. Whicher 192U I Ch. 411.

72


казателоство связи их недопустимо. Несмотря на то, что пра­вило о допущении словесных доказательств с 1809 г. стало применяться, несомненно', менее строго упомянутое дело', невидимому, не могло бы получить иного разрешения и в настоящее время, так как в данном случае требовалось до­казать 'больше чем простую связь двух документов, и, по-ви­димому, доказательство должно было относиться к природе и объему ответственности ответчика.

Помимо' того, условия должны быть полностью изложены в письменной форме. Если договор не подпадает под дейст­вие Статута, стороны могут или: 1) облечь свой договор в письменную форму, 'или 2) договориться словесно, или 3) облечь некоторые условия ь письменную форму, а в осталь­ном договориться на словах. В последнем случае, хотя из­ложенное в письменной 'форме и не может быть изменено путем словесного доказательства, условия, установленные словесно, доказываются словесно; в таком случае они до­полняют письменный документ и образуют один договор в целом1. Однако, если договор подпадает под действие Статута, то все условия договора должны быть облечены в письменную форму, и предложение словесного доказатель­ства условий, не выраженных в письменной форме, тотчас показало 'бы, что договор был иным, чем тот, который выра­жен в письменном меморандуме.

г) Встречное удовлетворение должно быть выражено в письменной форме, так же как и условия обещания, по кото­рому заявлен иск. Это правило было установлено с 1804 г. Оно не полностью применимо к продаже товаров и связано с исключением, созданным в целях удобства оборота доиол-яительньвм Актом 1856 г. к закону о торговле (the Mercan­tile Law Amendment Act. 1856), ст. 3, для случаев «обещания отвечать за долг, 'просрочку или долг вследствие неправиль­ных поступков другого лица»: такое обещание не должно

«считаться недействительным в качестве основания иска, требования или иного процессуального действия, напра'в пенного на понуждение лица, давшего такое обещание лишь потому, что .встречное удовлетворение по такому обещанию не было выражено в письменной форме или не .вытека­ло с необходимостью из письмея.ното документам.

д) Меморандум должен быть подписан обязанной сторо­ной или другим лицом, законно ею уполномоченным для этого. Поэтому договор должен иметь принудительную силу не обязательно по. требованию любой из сторон; он

1 Greaves v. Ashlin, 3 Camp. 426.

73


может быть.'принудительно осущеч^лен в зависимости^от?:^" усмотрения стороны," не подписавшей его, против стороны,;^';'-;

подписавшей 'его. Подпись не обязательно должна быть дей- •., .' ст&ительным подписыванием имени стороны, она может' быть ..д' знаком; .не требуется, чтобы о'на была непременно от руки,—'..:

она может быть напечатана 'или наложена'три помощи штем- 1:. пеля; не 0'бязательно, .чтобы она 'была сделана в, конце до­кумента,она может быть помещена в начале или середине его.              1                 . • , •<'.'1   ., ,', .•1'. , ;\-

Однако требуется, чтобы имело место намерение дать ;. подпись, чтобы таковая была признанием договора и чтобы'''.' ' она относилась ко всему договору в целом1.       , ••11,,. '•.:•

Эти правила установлены решениями по ряду'дел, по ко-' . торым рассматривались трудные вопросы доказывания и тол-, ко'вания (дальнейшее обсуждение 'их здесь было бы не­уместно).                             '    .

Нарушение Статута не делает договор ничтожным. Остается рассмотреть положение сторон, вступивших в до­говор, предусмотренный статьей 4, но. не выполнивших тре-, бо'вания этой статьи. Такой договор не является ни ничтож­ным, ни 0'споримым, но ему не может быть сообщена при­нудительная сила по иску против стороны, не подписавшей меморандум, так как о'н не может быть доказан. Однако сторона, не подписавшая меморандум, может принудительно осуществить договор против стороны, подписавшей его2.

Было установлено, что меморандум, составленный в соот­ветствии с требуемой формой, независимо от того, состав­лен ли он до соглашения или после, будет удовлетворять требованиям Статута. Характер неудач сторон, не удовлетво­ривших этим требованиям, может быть 'иллюстрирован ря­дом дел, по которым стороны обратились в суд, не воспол­нив недостатка формы.

По делу Leroux v. Brown (12 С. В. 801) истец предъявил иск по договору, подлежащему исполнению 'в, течение более одного года, заключенному во Франции и не облеченно'му в письменную форму. Французский закон не требует в этом ' случае соблюдения письменной форм,ы, а по нормам част­ного международного права формальная действительность Договора определяется «собственным правом договора» (proper law of the contract), которым в данном случае был закон Франции. Однако способ доказывания договора (как

1 Hucklesby v. Hook 82 L. Т. 117. a Laythoarp v. Bryant 2 Bing. N. С. 735.


^йпроцесо^чьный вопрос) регулируется по принципу lex fori,"^ ''.^т-.-.-е. •з. /но'м места предъявления иска. Поэтому, если бы ' .^статья 4 объявляла недействительными договоры, заключеч-,;:: ные с .нарушением ^е, то истец мог бы выиграть дело, так '-..как его договор был действителен во Франции, где он был „заключен, а в данном случае был бы применим французский закон. Если, с другой стороны, статья 4 касается только спо­соба доказывания, то договор, хотя и не ничтожный, не мо-::жет быть доказан в Англии, так как отсутствует необходи­мое доказательство'.

. :• Истец пытался доказать, что в силу ст. 4 Статута его до­говор должен был бы быть признан недействительным, '.если бы это был договор, заключенный в Англии. В слу­чае признания этого положения он мог бы выиграть процесс, так как мог бы доказать, во-первых, наличие -договора и, во-вторых, то, что по французскому праву договор является '•действительным. Однако суд решил, что статья 4 имеет в

виду лишь вопросы доказывания и не считает договор не-' '..действительным; она делает лишь невозможным доказыва-ние договора, пока не будет предъявлен соответствующий меморандум. Истец этого сделать не мог и проиграл дело 1. В соответствии с возникшей из принципов справедливости доктриной Частичного исполнения (the equitable doctrine of Part Performance) суды в определенных случаях в отноше­нии договора, который, согласно -.Статуту, должен доказы­ваться письменными документами, могут допускать словес-цре доказательство. Это относится к случаям, когда одна из сторон совершила действия по исполнению своих договорных обязательств. Однако эта доктрина строго ограничена, и условия ее применения установлены в следующей цитате, из книги Fry «On Specific Performance» 6ih ed. p. 276, получив­шей признание в судебной практике2:

«Для того, чтобы договор не подпал под действие Статута, требует­ся совпадение .нескольких обстоятельств: во-перэых, действия частичного исполнения должны относиться только к тому договору, на который ссы­лаются, и ни к какому другому; во-вторых, они должны быть таковы, что если бы ответчик использовал отсутствие Письменной формы догово­ра, то это считалось бы обманом; 'в-третьих, договор, к которому они

1 Правильность этого решения была подвергнута сомнению со сто­роны судьи Wllles (дело Qlbsonv. Holland L. R. I С. Р.), и возможно, что при известных обстоятельствах процессуальная норма отступила бы перед «собственным правом" договора. См. Cheshire, Private Internati­onal Law, p. 532.

2 Chaproniere v. Lambert (1917) 2 Ch. at p. 361; Rawlinson v. Ames (1925) I Ch. at p. 114.

75


74



относятся, по своей природе, должен быть гакам, чтобы возможно Оыло принудительное его исполнение через суд; в-четвертых, должно быть надлежащее словесное доказательство договора, наличие которого до­пускается ввиду действия по частичному исполнению».

Первое из этих условий означает, что действия по испол­нению, создающие условия для изъятая договора из правил, установленных Статутом, должны сами по себе внушить мысль о существовании договора в том виде, как это же­лают доказать. Например, истец по одному старому делу, во исполнение словесного соглашения об аренде, вступив во владение землей завещателя ответчика, снес существовав­шую усадьбу и построил новые дома. Палата Лордов пред­писала ответчику выполнять договор аренды 1.

По одному, более современному делу, где основанием для иска являлся заключенный между сторонами устный дого­вор о найме квартиры, истец-наймодатель, в подтверждение частичного исполнения, ссылался на изменения, произведен­ные в квартире по согласованию между сторонами. Эти из­менения сами по себе не были действием, которое изыма­ло бы данное дело из-под действия Статута, поскольку истец, очевидно, мог производить улучшение своей собственности независимо от того, сдал он ее внаем или нет. Однако в действительности изменения были произведены по просьбе ответчицы, которая постоянно наблюдала за их ходом и де­лала предложения относительно работ2. Судья Ромер ре­шил, что при этих обстоятельствах действия истца, истолко­ванные в свете действий ответчицы, неизбежно приводили к за­ключению, что ответчица должна была иметь договор, даю­щий ей известную выгоду в собственности. Следовательно, эти действия истца были действиями частичного исполнения, достаточными для допущения словесного доказывания договора аренды. Основанием этого является то обстоятель­ство, что возникшая из принципов справедливости доктрина допускает лишь альтернативу к меморандуму, обязательному в силу Статута;,меморандум, как мн видели, требуется Ста­тутом в качестве доказательства договора, и Право справедливости требует от действий, на которые ссылаются как на исполнение, осуществления той же самой функция.

Наоборот, акты исполнения, не дающие сами по себе оснований заключать о существовании договора, не могут привести в действие доктрину частичного исполнения. В пре-цедентном деле Maddison v. Alderson (8 App. Cas. 467), где

1 Lester v. Foxcroft 1701 Colles' P. C. 108.

2 Rawlinson v. Ames 1925 I Ch. 96.

76


доктрИ!-- в целом была подвергнута исчерпывающему обсуж­дению Палатой Лордов, апеллянтка служила в течение мно­гих лет в качестве экономки у Алдерсона без вознагражде­ния. Она ссылалась на то, что делала это ввиду словесного обещания предоставить ей по завещанию в пожизненное пользование ферму. Алдерсон умер, не оставив завещания. Ввиду того, что апеллянтка сама владела документами за пе­чатью, относящимися к титулу, то законный наследник предъявил иск об истребовании их. Палатой Лордов было установлено, что, поскольку длительность службы апеллянтки у Алдерсона легко объяснялась без предположения какого-либо договора, относящегося к его недвижимости, то' не было осуществлено действие, которое делало бы неприменимым Статут к доказываемому договору. По этим же основаниям считается вполне установленным, что уплата денег в каче­стве покупной цены или аренды, вносимой авансом, не яв­ляется достаточным актом частичного исполнения, так как «платеж денегакт, не указывающий (сам по себе) на на­личие договора, относящегося к недвижимости, пока эта связь не установлена путем словесного удостоверения».

Второе из указанных выше условий применения доктри­ны требует, чтобы положение истца вследствие его действий, основанных на доверии к обещанию другой стороны, изме­нилось к худшему настолько, что' было бы несправедливым, если бы другая сторона оказалась не связанной договором;

без этого условия отсутствовала бы «справедливость» (equity), дающая основание суду принудительно осущест­вить договор в пользу истца 1. Исключение денежных плате­жей из числа допускаемых актов частичного исполнения объяснялось также и на том основании, что, если договор не исполнен, деньги могут быть в исковом порядке взыска­ны обратно.

Третье условие вырастает из истории доктрины, которая целиком является созданием судов «справедливости», и, хо­тя со времени актов о судоустройстве (the Judicature Acts) она может применяться в любом суде, она все еще связана ограничениями, которые до объединения судов были вызва­ны характером судопроизводства «справедливости» в от­ношении договоров. Так, например, по делу Britain v. Ros-siter II Q. В. D. 123 был вчинен иск за незаконное увольне­ние в нарушение устного договора найма, подлежащего ис­полнению в течение более одного года. Договор был час-

1 Chaproniere v. Lambert 19172 Ch. 356.

77



" ;11••:'^•:'•<':Й\^^V:.^:'<•1"\.'11'1^ <te^ '•"::••1"••1:!1--•; .--•-1—.^..,.. тично исполнен, и /доктрина «справедливости»' была7:привле-^-

чена в целях признания необязательности 'письменной. формы.';.;' Однако Апелляционный Суд решил, что доктрина, здесь: не-;,' применима, поскольку Суды справедливости применяли/ее'' лишь в делах, касающихся недвижимости, и никогда не рас­сматривали споров о'б исполнении в натуре договоров найма . услуг. Также и в решении по упомянутому 'выше делу Mad-dison v. Alderson лорд Сельборн, на основании изучения предшествующих решений, пришел к заключению, что деист- ' вия частичного, исполнения почти, если не. исключительно, во всех случаях относились к владению, пользованию и зави­симому владению (tenure) недвижимостью. Возможно (хотя практическое значение этого и не очень .велико), что истин­ные границы доктрины были выражены судьей Кэй в реше­нии по делу M'cManus v. Cooke (35 Ch. D. 681): «Вероятно, более точным было бы сказать, что доктрина частичного ис­полнения применяется во всех случаях, в которых суд спра­ведливости рассматривал бы спор об исполнении в натуре, если бы доказываемый договор был 'заключен в письменной форме».                                 .

Поэтому акты о'судоустройстве расширили не средства судебной защиты, но только подсудность по таким искам, и так ж'е, как суд Лорда Канцлера (Chancery) не мог присуж­дать убытки вместо исполнения в натуре до издания актов, так и 'после издания актов убытки все еще не могут взыски­ваться в случаях, где словесное доказательство допускается доктриной 1.

Совместимость доктрины со Статутом. Оправдание док­трины частичного исполнения было найдено в том,что «Суды справедливости не должны допускать превращение закона в орудие обмана». Однако это «не является достаточным объяснением ни точных оснований, ни установленных границ» доктрины2. Суды справедливости не в большей мере, чем суды Общего права, способны отказывать в применении Ста­тута, если это может вести к результатам, которые противны совести. Кроме того, из упомянутого выше объяснения вы­текало бы, что любое действие, изменяющее .положение -од­ной стороны и основанное на доверии к словесному дого­вору, изымало бы дело из-под действия Статута независимо от того, представляло ли действие само по себе доказатель-

1 La very v. Pursell 39 Ch. D. 508.

2 Цитата ш упоминаемого выше решения Палаты Лордов по делу Maddison v. Alderson.                            .

78                                         '             '               .   '"'   .  '


 


й^во^с^" "гвования .договора, на который ссылаются, илв-^нет,''так,, лак' с .моральной точки зрения обман одинаков и '^'том^в другом случае. Но, как мы видели, такой взгляд <не соответствует праву. Лорд Сельборн по делу Maddison v. , Aldergon высказал более адекватное объяснение:

"и. ,.:.. ^В^.споре, основанном на таком частичном исполнении, ответчик деи-

ствительяо связан требованиями справедливости, вытекающими из дей­ствий, осуществленных 'во исполнение договора, но не самим договором ' (в смысле,Стат.ута). Если бы были исключены такие требования справед­ливости, возникла бы несправедливость, которую нельзя было'бы считать допускаемой Статутом. Не будет шхжзвольным или неразумным считать, что в тех случаях, когда Статут указывает на невозможность предъяв­ления иска из договора, относящегося к недвижимости, он имеет в виду . ^простой иск о во'з:.1о'ж'ной обязанности, проистекающей только из до­говора, а не иск, содержащий оснор-нные на справедливости требования из. res gestae (осуществленных действий), в соответствии с договором и:

вытекающим из него. Поскольку связь таких «осуществленных действий» с. договором не опирается лишь на словесное доказательство, но разум­ным образом может быть выведена из них самих, справедливость, види­мо, требует 'известных ограничений .сферы применения Статута, который в ' противном Случае создавал бы препятствия для исправления существен­ных ошибок в исполненной передаче вещных прав, основанной на непод­писанном соглашемии, хотя бы эта ошибки были ясно доказаны».

•"". С другой стороны, в том же деле лорд Блекборн скло-

-нялся. к той точке зрения, что доктрина является отклоне-. н'ием, которое не может быть примирено с текстом Статута. Однако он добавил: «Если первоначально это была ошибка, то в настоящее время, я думаю, она является общим за­блуждением и как таковое уже создает право». г»!    '

. Акт о купле-продаже товаров 1893 г., статья 4

«I) Договор купли-продажи любого товара стоимостью в десять фун­тов и выше не 'может служить основанием для иска, за исключением случаев, когда покупатель примет и фактически получит часть проданно­го ему товара или даст что-нибудь в качестве задатка в зяак заключе­ния договора ялм в частичный платеж, и за исключением случаев, копда была совершена и подписана обязывающейся стороной или ее уполномо­ченным на то представителем какая-нибудь запись или письменный мемо­рандум о договоре'.

2) Постановления настоящей статьи применяются ко всякому указан­ному договору, хотя бы стороны 'имели в виду произвести сдачу товара впоследствии или хотя бы товар к моменту совершения договора еще не-был фактически произведен,.приобретен или заготовлен, или годен, или готов к сдаче, или хотя бы для производства либо отделки его, или для

1 Этот пункт заключает в себе содержание ныне отмененной статьи 17 the Slatlte of Frauds. Изменен язык, чтобы не оставалось никакого сомнения в том, что действие этой статьи как в части требуемой фоп-мы, так и в части последствии ее отсутствия, тожественно с действием ст. 4 упомянутого Статута.


того, чтобы сделать его годным к сдаче,   г'бо'вало'сь совершение какого-нибудь действия1.

3) Принятием товара в смысле настоящей статьи признается 'совер­шение покупателем какого-либо действия в отношении товара, которое означает 'признание с его стороны уже существующего договора продажи, независимо от того, должно 'ли, во исполнение этого договора, иметь место принятие товара или нет».

Мы должны здесь так же, как и в отношении статьи 4 Статута о воспрепятствовании обману, рассмотреть:

1) природу договора;

2) требуемую форму;

3) последствия несоответствия договоров указанным тре­бованиям.

1. Содержание договора купли-продажи. Статут имеет в виду продажу товаров, а товары определяются в нем как «движимые вещи (chattels personal), кроме объектов, заклю­чающихся в требованиях (thing's in action) и денег». Однако сло'ва «договор купли-продажи» обнимают собой два вида соглашения: собственно «куплю-продажу» и «соглашение о купле-продаже»; статья 4 имеет в виду то и другое. Разли­чие между ними по' существу дается в первой статье (п. 3-й) Акта о купле-продаже:

«Если 'в силу договора купли-продажи собственность на товары пере­ходит от 'продавца к покупателю, договор называется «купля-продажа»;

если же переход собственности на товары должен иметь место в буду­щем или подчинен какому-либо условию, подлежащему исполнению в бу­дущем, договор называется «соглашение о купле-продаже».

Договор купли-продажи товаров может поэтому преду­сматривать либо немедленный, либо будущий или условный переход права собственности на товары, и различие между «куплей-продажей» и «соглашением о куггле-продаже» являет­ся, таким образом, различием между передачей вещных прав и договором. Когда условия, при которых собственность на товары должна 'перейти к покупателю, выполнены, «соглаше­ние о купле-продаже» становится «куплей-продажей», и по­купатель вследствие этого будет располагать средствами су­дебной защиты как собственник товаров, помимо права на иск ex contractu (из договора), если продавец не завершит выполнение торговой сделки или сдаст товары третьему ли­цу. Товары в этом случае переходят на риск покупателя, и в случае их гибели убытки ложатся на покупателя, но н'е на продавца. Статьи 17 и 18 настоящего Акта дают нам кри-

1 Этот пункт заключает в гебе статью ныне отмененного Tenterden's Act 1829 г., ставившего под сомнение применение ст. 17 the Statute of Frauds к соглашению о продаже.

80


терии для определения того, является ли договор «куплей-продажей» или «соглашением о продаже».

Если на изготовление проданной, согласно договору, ве­щи был затрачен квалифицированный труд и переход соб­ственности еще не состоялся, могут в ряде случаев возник­нуть затруднения в определении того, является ли .заклю­ченный договор договором продажи или договором найма услуг. Простым критерием могло бы быть положение, согла­сно которому, если стороны имели в виду s конечном|||чете поставку движимых вещей, то, независимо' от относительной ценности труда и материалов, имеет место' договор продажи товаров, и это считалось правовой нормой до недавнего ре­шения Апелляционного Суда 1. В настоящее время ответ, по-видимому, зависит от того, состоит ли сущность договора в изготовлении предмета для продажи или в применении ма­стерства и труда; в последнем случае один лишь тот факт, что сторонами могла иметься в виду в качестве побочной, наряду с главной целью, сторон, передача материалов одной стороной другой, не превращает этот договор в договор продажи. Так, договор о напечатании и сдаче книги и договор о написании портрета были признаны договорами подряда (contracts for work and labour)2.

2. Форма договора купли-продажи. Что касается формы договора, то достаточно сказать, что в случаях, когда, ввиду отсутствия частичного принятия и фактического получения или ввиду отсутствия частичного' платежа, требуется заметка или меморандум в письменной форме, то нормы, применяе­мые к договорам по ст. 4 Статута о воспрепятствовании об­ману, применяются и .к договорам по Акту о купле-продаже товаров за одн"йм исключением.

Согласно настоящей статье, для продажи не требуется выражения встречного удовлетворения в письменной форме, кроме случаев, когда цена была сторонами точно определена. В последнем случае встречное удовлетворение становится ча­стью торговой сделки и должно быть выражено в меморанду­ме. Если же стороны не определили цены с тем, что обещание уплатить разумную цену подразумевается, будет достаточен меморандум и без упоминания в нем о какой-либо иене 3.

1 Lee v. Griffin; I В & S. 272. Robinson v. Graves 1935 I К. В. 579.

2 Clay v. Yates I H. & N. 73.

8 Hoadley v. McLaine 10 Bing. 482.

б Основы договорного права                                                   "''


^^^']'^1':;ЙЙ^            '

' Необходй^' ... дать.;. определепте, ионятию^.^принятй^*^;. (acceptance) в "'смысле пункта 3. Как это .'установлено''в ^у^3"'^' занном пункте, нет необходимости в «принятии исполнения';,;. договора» в смысле.. статьи 35 "Акта. Здесь'имеется в виду'.! принятие в смысле статьи 4, когда 'покупатель .совершает-,;

какое-либо действие в отношении товаров,'означающее при-знание наличия договора продажи. '   ' . .     .^.. ^ • •',

Поясним это примером на деле Abbott & Со v.'.Wolsey (18^2 Q. В. 97. А словесно заказал, сено определенного' качества стоимостью свыше 10 англ. фунтов ст. По прибытии-сена, он взял образец для проверки. качества и, исследовав. его, сказал: «Сено не соответствует моему заказу; я 'его не.' возьму». Было решено, что его действие «означало призна­ние наличия договора ,'продажи», так как оно объяснимо , только при предположении, что договор существовал.. Поэ­тому Л дал необходимое' доказательство существования до­говора, хотя, конечно, это не препятствовало бы ему дока-- зывать ('если только он мог это сделать), что сено не соот-•ветствовало заказанному образцу1.   '".••.

•Следует заметить, что договор купли-продажи товаров, подлежащий исполнению в течение более одного года, .хо­тя бы он отвечал требованиям статьи 4 Акта т купле-про­даже товаров, не изъят из действия статьи 4 Статута о вос-препятствовании обману. Поэтому принятие'или фактическое получение товаров 'при этих условиях не освобождает'.от письменной заметки или меморандума, требуемой ранее-из­данным Статутом.                    

3. Последствии невыполнения требований статьи 4. Остает­ся указать, что, если .отсутствовали принятие и фактическое получение или частичный платеж, а также меморандум или заметка в письменной форме, то в силу настоящей статьи договор не может служить основанием для иска.

Акт о купле-продаже товаров, таким образом, разрешает другой вопрос, который, хотя и был разрешен на практике, но долгое, время оставался неопределенным для случаев при­менения статьи 17 Статута о воспрепятствовании обману. Подобно статье 4 этого Статута, требования Акта о купле-продаже товаров не затрагивают действительности договора, но лишь ставят условия его доказывания.


1 О значен'' Snith (1894) " :

I К. В. 774

82


инятия см. Page v. Morgan 15 Q. В. D. 238; Tavlor v' ,-:.. 65. С. A.; Taylor v. Great liaitern Railway Co. (1901)


-nu^'ff^^i ' • • ":•-. •.\'^,.'^'?;;^•":®.

ВСТРЕЧНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ

' ?: й^ Определение встречного удовлетворения. Уже было уста- t i> 'г,:'^'новлено, что встречное удовлетворение является универсаль-.•',.,-;,;.ным. реквизитом всех договоров не за печатью. Поэтому .' .^; ^следует начать с определения встречного удовлетворения, '•-•и мы сможем воспользоваться тем определением, которое ?д.а'но в рвшеяии по делу Currie.v. Misa <L. R. 10 Exch. 1'62).

! 'i^~< • •   »'' |

•, ;'•.;,' «Дейстрительное встречное удовлетворение в лрааоаом смысле может

..'состоять в! некотором праве, интересе, прибыли или выгоде, приобретае-, '. мой одной стороной, или. в некотором воздержании, ущербе, убытке или

••ответственности, признаваемой, претерпеваемой или принятой на себя дру-,.' гой стороной».

. ;:•.;.,. ^Встречное удовлетворение есть то, что сделал, от чего .„„.'воздержался или что 'потерпел кредитор, или то, что •о'н обе-'„.Лдал сделать, от чего обещал воздержаться или что обещал '•^потерпеть за обещание другой. сторояы. Встречное удовле-.-.'творение ..'обязательно должно предоставляться «в отноше-

:нии обещадия», и только такое встречное удовлетворение сообщает обещанию связующую 'силу.

Выгода, предоставленная, или ущерб, претерпеваемый .не. в виду обещания другой стороны 'или .не в обмен, за него, никогда -не могут поэтому составить встречное удовле-. ,'творение. Эта точка зрения нашла довольно любопытную иллюстращию в деле Wigan v. English and Scottish Law / fcife Assurance Association <1909 I Ch. 291).

- Некто Hackblock застраховал свою жизнь в компании, , бывшей ответчиком по делу, 'под условием, что страховой jioahc должен считаться 'недействительным, «если страхова­тель умрет от своей руки». Однако это' условие не долж'но 'было вредить bona fide интересам третьих лиц, основанным . на надлежащем встречном удовлетворении. Hackblock, буду- ' :, чи принуждаем Wigan (истцом по настоящему делу) ' к уплате долга, заложил полис в пользу Wigan^ но оставил .его у своих поверенных, которым удалось получить отсроч­ку платежа долга без использования или даже без упоми­нания о залоге. Поверенные впоследствии, "по требованию Hackblock, уничтожили залог, но о залоге стало известно истцу после того, как Hackblock покончил самоубийством. •Истец потребовал страховую сумму со страховой компа'нии-Судья Паркер решил, что Wigan •не дал встречного удовле­творения за интерес, который он приобрел 'по полису в силу залога.

.. '       /                                                           83


«Мне кажется достаточно ясным, что единственно лишь наличие долга1 одного лица А другому лицу В не является достаточным встреч­ным удовлетворением для того, чтобы А дал обязательство, обеспечиваю­щее этот долг. Если такое обязательство дается, то, конечно, оно мо'жет быть дано по какому-либо явному соглашению предоставить отсрочку платежа долга или -предоставить встречное удовлетворение против обя­зательства каким-либо иным способом; если отсутствовало какое-либо явное соглашение, право вполне может допустить подразумеваемое согла­шение о предоставлении отсрочки. Отсрочка может и не быть определена сроком, но может быть воздержанием на некоторое неопределенное время ради данного обязательства. Если не -имеется явного соглашения и нельзя подразумевать никакого соглашения ко времени и при обстоятельствах, к которому и при 'которых составлен документ, содержащий добавочное обязательство, сообщенное лицу, которое в силу этого обязательства в действительности 'воздерживается от взыгкшия долга, дает отсрочку по предмету, в обеспечение которого обязательство было дано, то, я ду­маю, в этих случаях- 'имеется достаточное 'встречное удовлетворение за данное обязательство, хотя по существу оно является встречным удовлетворением ex post fa'cto.

С другой сторспвд, mihc кажется, там, где н'е имеется никакого сооб­щения 'об обязательстве, где нет никакого я-вного соглашения и отсутст­вуют обстоятельства, из которых суд мог бы заключить о каком-либо соглашении, нельзя по всей справедливости утверждать, что было дано какое-либо встречное удовлетворение-».

Теперь мы можем установить 'некоторые общие правила, касающиеся встречного удовлетворения:

1) оно необходимо для действительности всякого обеща­ния н'е за 'печатью;

2) о'но не должно 'быть обязательно эквивалентным обе­щанию, однако долж-но' иметь •в глазах права некоторую ценность;

3) оно должно быть законным;

4) оно должно быть 'или настоящим или 'будущим, 'но не должно быть в прошлом.

1. Встречное удовлетворение необходимо для действительности всякого простого договора

Необходимость встречного удовлетворения. Дело Pillans v. Van Mierop (3 Burr. 1663) показывает, что это правило было еще спорным в 1765 г. Лорд Мансфильд считал, что

1 Из этого принципа установлено параграфом 27 Акта о векселях 1882 г. исключение. Встречное удовлетворение по векселю может за­ключаться: а) во всяком встречном удовлетворении, достаточном для под­крепления простого договора, б) в предшествующем долге или обязан­ности.

84


встречное удовлетворение 'является только одним из с'по собов доказывания намерения должяика связать 'се'бя и что, если усло'вия договора были облечены в^письменную форму в силу торгового' обычая или требования закона, такое дока­зательство избавляет от необходимости .встречного удовле­творения.

Вопрос снова возник в 1778 г. В деле Rann v. Hughes (7 Т. R. 350) ответчица, опекунша по имению, обещала в письменной 'форме выплатить из своих средств деньги, которые причитались истцу за счет имения. В данном слу­чае не было никакого встречного удовлетворения по обе­щанию, и было решено, что соблюдение формы, требуемой статьей 4 Статута о воспрепятствовании обману, .делает встречное удовлетворение излишним. Дело было перенесено в Палату Лордов.

Мнение судей было таково:

«Является несомненной истиной, что всякий человек должен в силу естественного права выполнять принятые им на себя обязательства. Рав­ным образом истина и то, что право этой страны не дает никаких средств и не предоставляет никакой судебной защиты, чтобы заставить исполнить соглашение, заключенное без достаточного встречного удовлет­ворения. Такое соглашение есть «nudum pa'ctum ex quo non o'ritur actio», и каков 'бы ни был смысл этого принципа в гражданском праве, в нашем п.ра.ве этот принцип должен иметь только вышеуказааный смысл. Все до­говоры по английскому праву разделяются на соглашения за печатью и' соглашения словесные; нет никакого третьего вида договоров, как это пытались здесь утверждать относительно договоров а письменной форме. 1?сл'и эти договоры просто' облечены в письменную форму и не являются договорами за печатью, они являются словесными договорами, в отноше­нии которых должно доказываться наличие встречного удовлетворения».

Исключения из общего правила. Мы здесь имеем правило универсальной применимости, 'единообразный критерий спо­собности любого словесного обещания служить основанием иска. В каждом случае мы должны спрашивать, получил ли должник какую-либо выгоду или потерпел кредитор какой-либо ущерб настоящий или будущий за обещание. Если нет, то обещание является безвозмездным и не связы­вает. В процессе выработки этой доктрины до ее логиче­ского завершения имелись, без сомнения, от поры до вре­мени случаи, когда суды были вынуждены считать недей­ствительным обещание, которому стороны намеревались дать связующую силу, или когда незначительность выгоды или ущерба, которые могли составлять встречное удовлетворе­ние, делали само требование о необходимости встречного удовлетворения смешным. Так, один ученый лорд-судья, придерживавшийся другой системы юриспруденции, дал 85


'.следующее толкование ,^ по Г одному^ ^лу, ' слушавшемуся^?,'^'

.в Палате Лордов:•, ,^'f ; ', '  ' •     ' , '.''•"'. •'.!': .•'''• '"•"У^'1^'-;.

«Признаюсь, что настоящее, дело, на мой взгляд, способно подавить   ';

любую склонность к доктрине встречного удовлетворения. Для примене­ния эчой доктрины к данному делу следует признать допустимым, что-     . бы лицо, обдуманно заключившее сделку, насмехалось над ней, причем .,' сама по себе сделка не являлась нечестной и лицо, добивающееся при- ' ' :' нудительного осуществления. ее, имело законный интарей в этом»,'. .

Мы можем отметить два исключения из общего правила,^;. ' из которых одно является скорее кажущимся, чем реальным.  ;•

1. Обещание безвозмездней услуги, хотя обещание само по себе ire подлежит принудительному исполнению, влечет от- . . ветственность за проявление обычной заботливости и умения. в исполнении.                                 \         :-

2. В отношениях, возникающих из оборотных докумен­тов (negotiable instruments), каковы, например, переводный и простой вексель, обещание платежа денег может быть основанием иска, хотя бы должник ничего не получил, а кре­дитор ничего не дал за обещание.      '          .

- Эти два исключения представляют собою законные обя­зательства, признававшиеся судами до того, как. была отчет­ливо формулирована доктрина встречного удовлетворения;

о.ни привились в Общем праве, будучи взяты в первом слу­чае из исторических предшественников договора, во вто­ром ;— из торгового права. Лучше признать эти исключения, . определить их и указать- их происхождение, чем насильно и искусственно применять доктрину встречного удовлетворения -' к законным отношениям, выросшим вне ее.

2. Встречное удовлетворение не должно быть обязательно эквивалентным обещанию, но должно иметь в глазах права некоторую ценность

Суды не вырабатывают сделок для тяжущихся сторон, иесли кто-либо получает то, ради чего он заключил договор, то суды не исследуют, было ли это эквивалентно тому обе­щанию, которое он дал взамен. Встречное удовлетворение может быть выгодой для должника, либо для третьего лица, или оно вовсе может не быть выгодой для кого-либо,' но только потерей для кредитора. Во всяком случае «экви­валентность его должна быть предметом рассмотрения сто-

1 Лорд Дьюндин по делу Dunlop v. Selfrldge 1915 А. С. 847, 855.

S6



^фон^вотвмм я .заключения соглашения, но не предметом

^расс^мотреу суда, когда ищут принудительного осуществле-;.

' '^"яия^соглаш^иях.      ,

';:';.;', Следующие прецеденты иллюстрируют настоящее пра­вило'. ' •'.

'.'"'''Истец имел два паровых котла и по просьбе ответчика .разрешил взвесить их на условиях, что котлы будут возвра­щены в таком же состоянии, в, каком они были предостав­лены. Ответчик разобрал котлы на части для взвешивания и вернул их 'в таком виде. Ввиду нарушения им обещания был вчинен иск, который и был удовлетворен.

«Встречным удовлетворением является то, что истец по просьбе от­ветчика согласился разрешить, ответчику взвесить котлы. Я предполагаю, что' ответчик имел в виду некоторую выгоду; во всяком .случае истец понес ущ&рб, расставаясь хотя на короткое время со своим имущест­вом» г.    '••

По делу Haigh v. Brooks 10 А. & Е. 309 встречным удо­влетворением по 0'бещанию оплатить определенные счета был отказ от-документа, который, по предположению, был гаран­тией, ' но оказался лишенным принудительной силы. Было решено, что отсутствие ценности у документа, от которого отказались, не может служить защитой по иску из обеща­ния. «Обещание ответчика побудило истца отказаться от того, что он мог сохранить, и ответчик получил то, чего он желал, давая это обещание».

В  решении   по делу   De  la  Bere  v.  Pearson (1,908 I К. В. 280) судья Вильяме так описал договор, по которому возник иск:

«Ответчики сделали публикацию, 'предлагая советы относительно вло­жения денег. Истец, приняв это предложение, попросил дать совет и сообщить имя хорошего биржевого маклера. И вопросы и ответы могли быть, если бы этого пожелали ответчики, опубликованы в газете; такая публикация, очевидно,. могла бы вызвать .увеличение тиража их газеты. Я полагаю, что эта офферта, будучи акцептована, имела результатом до­говор с надлежащим встречным удовлетворением».

Право справедливости рассматривает неэквивалентность встречного удовлетворения как дополнительное доказатель­ство обмана или злоупотребления влиянием, как обстоя­тельство, дающее должнику возможность возражать против иска об исполнении в натуре или добиваться аннулирования своего обещания. Однако простая неэквивалентность встреч­ного удовлетворения, если только она, по словам лорда

1 Rolton v. Madden L.I?. 9 Q. В. 55.

2 Bainbridge v. Firmstone, 8 A. & E. 743.

87


Эльдон, «не столь значительна, чтоб» •иокировать совесть и дзстигать степени убедительного доказательства наличия обмана», не является сама по себе основанием, по которому можно было бы отказать в исполнении договора в натуре1.

Встречное удовлетворение, хотя и не обязательно долж­но быть эквивалентным, должно быть реальным. Это приво­дит нас к вопросу о том, что означает требование, чтобы встречное удовлетворение имело «в глазах права некоторую ценность».

Определение встречного удовлетворения, данное судом Казначейства '(Court of Exchequer Chamber) в решении по делу Cu.rie v. Misa •{],.. R. 10 Exch. 162) гласит: Встречным удовлетворением является то, что сделал, от чего воздер­жался или что претерпел кредитор, или то, что он обещал сделать, от чего обещал воздержаться или что обещал пре­терпеть за обещание. Поэтому встречным удовлетворением может быть: 1) наличный акт, воздержание или жертва, со­ставляющие офферту или акцепт одной из сторон и являю­щиеся тем, что может быть потребовано от нее по догово-, ру; или 2) обещание сделать, воздержаться или претерпеть, данное за подобное обещание. В первом случае встречное удовлетворение является наличным или исполненным, во втором случае будущим  или подлежащим исполнению в будущем.

Акцепт офферты об уплате вознаграждения, осуществлен­ный путем доставления требуемой информации; офферта товаров, акцептованная путем их использования или потреб­ления, являются примерами  исполненного встречного удовлетворения. Взаимные обещания вступить в брак, обе­щание выполнить работу, данное за обещание платежа, являются примерами встречных удовлетворении, подлежа­щих исполнению в будущем. То обстоятельство, что одно обещание, данное за другое обещание, может зависеть от какого-либо условия, не затрагивает его действительности как встречного удовлетворения. Л обещает Х выполнить сдельную работу, за которую Х обещает заплатить, если выполненная работа будет одобрена М. Обещание Х будет встречным удовлетворением по обещанию Л.

В случаях вчинения иска из обещания мы должны, при­меняя изложенное правило, спросить:

1) Сделал ли что-либо кредитор, воздержался ли он

1 Coles v. Trecothick 9 Ves. 246.

88


от чего-л"^о, претерпел ли что-либо, обещал ли что-либо з. .данное ему обещание?

2) Имело, ли его действие, воздержание, ущерб или обещание какую-либо определимую ценность?

3) Было ли это большим, чем то, что он уже обязан был по закону сделать или претерпеть, от чего обязан был воздержаться?

От ответов на эти вопросы зависит реальность встречного удовлетворения.             <•

Не считая мнения лорда Мансфильда (см. стр. 84—85), мы находим относящиеся к сравнительно недавнему време­ни прецеденты, возбуждающие сомнение в том, действитель­но ли при определенных обстоятельствах встречное удовле­творение необходимо для того, чтобы обещание могло стать основанием иска.

Эти прецеденты могут быть сведены к двум правилам:

а) мотив не тождественен встречному ' удовлетворению:

б) встречно-е удовлетворение должно исходить от креди­тора.

Мотив следует отличать от встречного удовлетворения

По делу Thomas v. Thomas i(2 Q. В. 851) одна вдова вчи­нила иск к душеприказчику ее мужа за нарушение согла­шения о допущении ее за небольшую земельную ренту к за­нятию дома, бывшего собственностью ее мужа. Душеприказ­чик, заключая соглашение, выполнял желание покойного о том, чтобы жена его пользовалась домом. Суд решил, что .стремление выполнить пожелание покойного не могло соста­вить встречное удовлетворение. «Мотив это не то же, что встречное удовлетворение. Встречное удовлетворение озна­чает нечто, имеющее известную ценность в глазах права и исходящее от истца». Однако далее было решено, что при­нятие истицей на себя уплаты земельной ренты было встреч­ным удовлетворением по обещанию ответчика и что согла­шение имело связующую силу.

Смешение мотива со встречным удовлетворением про­является и иным образом. Различие между «моральным» (good) и «ценностным» (valuable) встречным удовлетворе­нием или между семейным чувством в противоположность денежной ценности можно найти лишь в истории права недвижимой собственности. Мотив по большей части фигури­ровал как встречное удовлетворение, в виде моральной обя-

89


- •••• данности отплати^^.за^выгоды, получеЯд'  э пррщлоМ.^Я^но,^ что желание отплатит.ь^тйли .вознаградить йлагодетеля,.,е;''.т6ч-^ ки зрения нашего; вопроса, не отличается от желания душе-.;' приказчика выполнить' пожелания умершего'друга'или. от,.'. желания отца уплатить долги сына. Простое'удовлетворение'..;

такого желания, не сопровождаемое какой-либо наличной ;;

или будущей, приобретаемой должником выгодой или ущер—,бом для кредитора, не может рассматриваться 1'правом как ^

. какая-либо ценность.   .        ;             : i''. .'••''.•

В конце XVIII и в начале XIX, века моральное обяза­тельство отплатить за прошлые выгоды употреблялось на •.' юридическом языке как тождественное со встречным ^удовле-:' творением. Эта тема относится к вопросу о прошлом: встреч-. ном удовлетворении', отличаемом от исполненного-или -на-, личного встречного удовлетворения. Однако здесь уместно ". подчеркнуть ту истину, что прошлое; встречноеудовлетворе-, , ние вовсе не является встречным удовлетворением и -что должник по обещанию получает в этом случае лишь удовле-. творение мотивов гордости или благодарности1. Решением по делу East-wood v. Kenyon {II А. & Е. 438)' этот'вопрос был разрешен раз навсегда, чем нанесен окончательный удар доктрине, согласно которой прошлые выгоды могут подкре­пить последующее обещание на основе моральной обязанно­сти, лежащей на должнике. «Эта доктрина, сказал лорд;

Денман,совершенно   уничтожила   'бы' необходимость какого-либо встречного удовлетворения, поскольку простой факт дачи обещания порождает моральную обязанность выполнить его».

\

Встречное удовлетворение должно исходить от кредитора

Это значит, что сторона,' которая желает принудительно осуществить договор, должна доказать, что она предостави­ла встречное удовлетворение за обещание другой стороны.

Доказывали, что в тех случаях, когда два лица заклю­чают договор, по которому одно из них обещает доставить выгоды третьей стороне,третья сторона может искать, на основании договора деньги или иную выгоду, которую по состоявше      -оглашению она должна была получить.

1 Комиссия по пересмотру права высказалась за то, чтобы согла­шение могло быть основанием иска, если оно подкреплено прошлым или наличным ценным встречным удовлетворением.

90

i '   ....


^Однако,":'^^ 5ы такой взгляд был вполне обоснован, то

.можно быт ^ы, искать по обещанию, данному не истцу и не /подкрепленному   каким-либо   предоставленным   истцом встречным, удовлетворением. Заключение договора через. представителя вовсе не является исключением из этого : правила, так как в тех случаях, где представителю поруче­но -'получить обещание в пользу его принципала и предоста­вить встречное удовлетворение, последнее исходит от прин­ципала, а /не от представителя1.

. /'^Одно время признавалось, что в тех случаях, где А дал ,iZ связующее обещание сделать что-либо в пользу сына или дочери X,—близость отношений и тот факт, что договор был" вызван родственными чувствами, давали право на иск заинтересованной стороне2.                           , .; Однако это более не является действующим правом. «Нашему праву совершенно неизвестно jus quaesitum tertio, •возникающее из договора. Такое право может возникнуть, например, при передаче собственности в доверие (trust), но оно' не может быть предоставлено лицу, стоящему вне договора, как право принудительно осуществить договор путём предъявления иска in personam»3.

•Этот вопрос, однако, касается главным образом действия договора. Рассматривая его, мы видим, что упоминаемое лордом Хаддейном исключение, или quasi-исключение, имеет большое практическое значение. Однако, в силу общей нор-рды» к должнику не может быть предъявлен иск по его обе­щанию, если оно дано просто для удовлетворения какого-либо мотива или пожелания, а также к нему не может быть предъявлен иск лицом, не давшим встречного удовлетворе­ния, да котором основано 0'бещание4.

Теперь мы перейдем к случаям, в которых встречное удовлетворение оказывается не имеющим определенной цен­ности.

Физическая или .легальная невозможность встречного удовлетворения, очевидная из самого договора, делает встречное  удовлетворение^ нереальным.   Невозможносгь должна быть очевидной настолько, что «по состоянию наших

1 Fleming v. Bank of New Zealand 1900 A. C. 577.

2 Dutton v. Poole 2 Lev. 210.

8 Из решения лорда Халдейна по делу Dunlop v. Selfridge 1915. А. С. 847, 853.

4 Комиссия по пересмотру права высказалась, за то чтобы обещание могло быть принудительно осуществляемо гредитором, хотя бы встреч­ное удовлетворение было дано третьей стороной или в пользу третьей стороны.

91


знаний на сегодняшний день 6bL„ бы абсурдом предпо­лагать, что стороны способны заключать такой договор» 1.

Если это только практическая невозможность, налич­ная или последующая, которая могла бы возникнуть из гибели или разглашения предмета договора и была неизвест­на сторонам или не ожидалась в момент заключения договора, то последствия будут иные. Договор в первом случае может быть признан недействительным ввиду заблуж­дения сторон, а во втором случае может быть расторгнут ввиду последующей невозможности.

Физическая невозможность. Так, обещание открыть маги­ческим путем клад, совершить в один день кругосветное путешествие, или доставить живым какое-нибудь доистори­ческое чудовище было бы ничтожно вследствие нереальности встречного удовлетворения.

Легальная невозможность. Один старый прецедент дает нам пример легальной невозможности. Некоему управляю­щему имением было обещано 40 англ. фунтов ст. за данное им обещание простить долг хозяину. Суд решил, что управ­ляющий не имеет права иска, что встречное удовлетворение, данное им, было «нелегальное», так как служащий не может прощать долг, сделанный его хозяину. Ясно, что под «нелегальностью» суд разумел легальную невозможность2.

Неопределенность встречного удовлетворения. Кроме то­го, обещание, данное в качестве встречного удовлетворения, может быть слишком неопределенным и несущественным, чтобы служить основанием для 'иска.

Сын выдал своему отцу простой вексель. Душеприказчи­ки отца вчинили иск по векселю. Сын ссылается на то, что отец обещал освободить его от ответственности за его обещание перестать жаловаться, как он это имел обыкнове­ние делать, на лишение его тех преимуществ, какими поль­зуются его братья. Было решено, что обещание сына состоя­ло лишь 'в том, чтобы «не надоедать своему отцу», и былз слишком неопределенно, чтобы составить встречное удовле­творение по обещанию отца отказаться от своих прав по векселю 3.

Равным  образом  обещание  уплатить  вознагражде­ние, «которое будет считаться правильным», и обещание отказаться от практики по своей профессии, «насколько этз

1 Clifford v. Watts, L. R. 5 С. Р. 577, 588. 3 Harvey v. Gibbons 2 Lev. 161. з White v. Bluett, 23 L. J. Exch. 36.

92


допускае" право», были признаны как обременяющие суды ответств». .юстью за их интерпретацию, которая не входит з компетенцию судов ]. Однако эта тема уже рассматривалась выше в связи с оффертЗми, признаяными неспосо.бными по­рождать правоотношения.

Встречаются дела, когда трудно определить, является ли встречное удовлетворение реальным или нет. Примерами таких дел являются обещания воздержаться от предъявле-, ния иска или мировые соглашения по судебному спору.

Воздержание от предъявления иска, хотя бы на ко­роткое время, может быть встречным удовлетворением по обещанию, хотя здесь нет полного или частичного отказа от права на иск.

По делу Alliance Bank v. Broom {2 Dr. & Sm. 289) ответ­чиков просили дать 'обеспечение по их денежному долгу банку. Ответчики обещали подписать документы, дающие право на определенные товары, но не выполнили обещания, и банк предъявил иск об исполнении обещания в натуре. Суд решил:

«Хотя со стороны банка и не было дано обещания воздержаться на определенное время от предъявления иска о взыскании долга, однако в результате банк предоставил, а ответчики получили выгоду от воз­держания, длительность которого, правда, нз была определенной, но ко­торое во всяком случае было в некоторой степени воздержанием».

Пользуясь выражением, принятым судами в подобных I делах, можно сказать, что обещание дать обеспечение «оста­новило руку кредитора».

Однако для того, чтобы такое воздержание являлось встречным удовлетворением, необходимо доказать, что су­ществует или разумно предполагается существующим между сторонами некоторое обязательство. По делу Jones v. Ash-burnham (4 East. 455) был вчинен иск 'по обещанию упла­тить истцу 20 англ. ф. ст. за его воздержание от взыска­ния долга, который, как он уверял, был сделан ему третьим, умершим лицом; В процессе судоговорения не было уста­новлено, что имелись какие-либо представители умершего лица, в отношении которых было бы осуществлено это воздержание, или что умерший оставил какие-либо активы для удовлетворения требования. Таки.м образом, здесь было простое обещание не взыскивать с неизвестных лиц денеж­ную сумму, в отношении которой не было установлено', "то она в действительности причитается или может быть возме-

1 Дела Taylor v. Brewer I M. & S. 290; Davies v. Davies36 Ch. D. 359. 93



щепа: Суд решил,- что сданном CJi^Sri нет^&стречн6го^удэ^&' •влетворения.  "'•; •' .'; . • ' •     .    1.1,' 1111^••l<•.';•;.:l'^':^i:'^?^ -'.Й:'^'^''.

Лорд Элленбороу указал в своем решении:'«Как истец/, может ссылаться на какие-либо уоытки, причиненные ему воздержанием от взыскания, когда не имелось никакихсредств, которые могли бы быть объектом взыскания, когда не видно, чтобы какое-либо лицо in rerum natura было ответственно перед ним?»              ' :    .•':':

Компромисс в судебном споре дает встречное удовле­творение такого же характера. В случае воздержания '(от предъявления иска) офферта может быть выражена в. сле­дующих словах: «Я признаю Ваше требование, но. сделаю или обещаю что-либо, если Вы откажетесь от него». В слу­чае компромисса оффертой будет: «Я не ' признаю Вашего требования {или возражения), но я сделаю или обещаю что-либо, если Вы откажетесь от него».

Однако доказывалось, что если требование или возраже­ние имеет несущественный характер, то отсутствует встреч­ное удовлетворение. Ответ можно найти в решении судьи Кокберна по делу Callisher v. Bischoffsheim (L. R. 5.Q.B. 449):

«Постоянно компромисс осуществляется на том основания, что сто­рона, заключающая его, имеет шансы на выигрыш дела и если она bona fide полагает, что имеет благоприятные ша-нсы на выигрыш дела, то имеет разумные основания для иска и, следовательно, ее 'воздержа­ние от иска составит надлежащее встречное удовлетворение. Если такое лицо воздерживается от предъявления иска, оно уступает то, что счи­тает правом на иск, а другая сторона получает известную выгоду и из­бегает хлопот, с.вяза'н!гых с иском. Было бы другое дело, если бы кто-либо заявил требование, которое он 'сам считает необоснованным, и пу­тем компромисса извлек бы из него какую-либо выгоду; в этом случае его поведение было бы обманным».

Поэтому ясно, что если одна из сторон, заключающих компромисс, не имеет никакого дела и знает, что не имеет его, соглашение о компромиссе не может считаться связы­вающим.                           .

Если должник не получает ничего в обмен за свое обе­щание сверх того, .на что он- имеет право, то встречное удовлетворение нереально.

Это может случиться, когда кредитор' должен в силу публично-правовой обязанности сделать то, что он обещает сделать. Если свидетель получил вызов явиться в суд для дачи показаний, то обещание уплатить ему что-либо сверх его расходов не основано ни на каком встречном удовле­творении, так как свидетель обязан явиться и дать показа­ния.

S4 .


^а®^1й       . • --

^'ЖИёГ^Одн^ когда полисмен, вчинивший иск о вознагражде» '."'.••С^ ^У^нии .зя"' доставление информации, приведшей к обвинению^ й^ .^.•'оказал-услуги, выходящие за пределы его обычных обязан- •.:'^

'•'ностей, он имеет право на вознаграждение1.             ' . :''.."'' .•:•.";'', Согласно тому же принципу, обещание не делать того,-. г^ .что лицо не" может законно делать, является нереальным ,^ • , ."встречным удовлетворением. Дело Wade v. Simeon, упоми-"^;';:;:

навшееся выше при обсуждении воздержания как встречно-    ]:

то удовлетворения, является достаточной иллюстрацией этого     ;

.положения. ,.•'.' Мы считаем также нереальным встречное удовлетворении,    :,:

•когда кредитор принимает на себя выполнение условий су-    ;

шествующего договора с должником.                         ' : :." На пути из Лондона в Балтийское море с судна сбежали 'дв.а матроса. Капитан, не будучи в состоянии заменить их /другими, обещал судовой команде, что если она доведет'   :':

корабль до места назначения, то заработная плата обоих

•скрывшихся матросов будет разделена между оставшимися моряками. Было решено, что это обещание не связывает.

«Соглашение ничтожно ввиду отсутствия встречного удовлетворения, Здесь не было никакого встречного удовлетворения за добавочную пла­ту, обещанную морякам, оставшимся на судне. До отплытия из Лон­дона они" приняли на себя обязанность делать 'все, что только в со-стоя.нии, при всяких случайностях во время плавания. Бегство часта! . экипажа следует считать случайным событием во время плавания, так же .как и их смерть. Оставшиеся матросы обязаны, по условиям перво­начального договора, доставить судно в целости до намеченного порта»2.  ; ,

Однако решение было,, бы иным, если бы возник неожи-    ^ данный риск. В договоре, который обычно заключает моряк,содержится подразумеваемое условие о том, что судно дол­жно быть годным для плавания. Поэтому, если моряк под­писал соглашение, чтобы помочь довести судно до места на­значения от Фалклэндских островов и ко-рабль оказался не­годным для плавания, то обещание добавочного вознаграж­дения для побуждения моряка сохранить в силе заключенное им соглашение считается связывающим 3.

Нетрудно видеть, что встречное удовлетворение является нереальным, если оно состоит в обещании выполнить пуб-пично-правовую обязанность или исполнить договор, уже . заключенный с должником. Труднее ответить на вопрос, яв­ляется ли реальным встречным удовлетворением исполнение

1 Eng'and v. Davidson, II А. & Е. 856.

2 Stilk v. Mvrick 2 Camp. 317.

3 Turner v, Owen, 3 P. & F. 176.

95


или обещание исполнить договор, заключенный с третьим лицом.

Укажем на два прецедента, относящиеся к этому виду встречного удовлетворения.

.  По делу Shadwell v. Shadwell (9 С. В., N. S., 159) А на­писал истцусвоему племяннику: «Я рад узнать о' Вашем на­мерении жениться на X, и .поскольку я обещал помочь Вам на первых порах, я 'счастлив заявить, что буду платить Вам 150 фунтов ст. ежегодно в течение моей жизни или до той поры, пока Ваш ежегодный доход от Вашей профессии бар-ристера в суде Лорда Канцлера не достигнет 600 гиней». Истец женился на X. Уплата ежегодной ренты задержалась;

дядя умер, и истец предъявил иск к душеприказчикам. Мне­ния членов суда относительно наличия встречного удовлет­ворения по обещанию дяди разошлись. Двое из судей были склонны считать это обещание оффертой, которая стала связующим договором, когда брак был заключен. Третий же судья считал, что истец сделал не более того, что он обязан был сделать, и что его женитьба не была поэтому встречным удовлетворением по обещанию дяди1.

В деле Scotso'n v. Pegg 1(6 Н. & N. 295) истец обещал до­ставить .ответчику груз угля на своем судне, а ответчик, в свою очередь, обещал разгрузить уголь по норме — 49 тонн в течение каждого рабочего дня, после того как судно будет готово к разгрузке. Ответчик не выполнил этой но^мы и, от­вечая в суде по иску за нарушение обещания, сослался на то что истец должен был по договору доставить уголь Х или кому Х прикажет, и что Х дзл приказ в пользу ответ­чика. Поэтому истец, обещая доставить уголь, обещал сде­лать не больше того, что он должен был исполнить по сво­ему договору с X, и, следовательно, в обещании разгрузить корабль в соответствии с указанной нормой не было ника­кого встречного удовлетворения. Суд решил дело в пользу истца.

«Следует согласиться с заявлением, говорится в ре­шении, что между сторонами мог возникнуть спор относи­тельно прав ответчика на уголь; могло также случиться, что истец задержал бы уголь (за демередж). В любом из этих

1 В других делах, где имеет место обещание уплатить деньги за заключение брака, обещание является или составной частью предложения вступить в бпак, как, например, в деле Synge v. Synge (1894) I Q. B. 466, или побуждением к заключению брака, как, например, в деле Hammersley v. de Biel 12 Cl. & Р. 62, или оказывается данным ради немедленного испол­нения обещания, как, например, в деле Skeete v. Sllberbeer II Т. L. R. 491.

S6


случаев ' .лежащим встречным удовлетворением было бы то, что истец, владевший углем, позволял бы ответчику вы­грузить уголь с судна». Судья Уайльд отметил: «Если лицэ обещает уплатить денежную сумму для того, чтобы побудить другого исполнить то, что он обязан сделать по договору с третьим лицом.,, то, признаюсь, я не вижу, почему такое обе­щание не должно было бы связывать». "

Следует, однако, сказать, что' ни одно из этих решений не может рассматриваться в качестве авторитетного по дан­ному вопросу.

По первому из этих дел (Shadwell v. Shadwell) позволи­тельно сомневаться, действительно ли здесь был договор или -только одно из тех обещаний, которые не направлены на создание правоотношений. Судья Байльс (оставшийся в мень­шинстве) в своем особо.м мнении указал, что- слова «помочь Вам на первых норах» было бы. более естественным отнести к начальному периоду осуществления племянником своей профессии, чем к вступлению его в брак, с тем, что брак сам по себе был скорее поводом, чем побудительным моти-еом обещания. Дело обстояло бы иначе, если бы (применив предположение, сделанное судьей Мартином в его аргумен^-цни по делу Scotson v, Pegg) племянник намеревался от­казаться от своего предложения, а дядя, чтобы побудить его остаться верным своему предложению, обещал платть ему ежегодную ренту.

»  Фактическая сторона, дела Scotson v. Pegg была установ­лена недостаточно ясно. Однако суд, невидимому, считал, что обещание доставить уголь ответчику могло заключать в себе больше, . чем заключалось в обещании, уже данном третьему лицу; что в данном 'случае могли существовать ipa-ва или требования, от которых отказались ч которые не были выяснены при судоговорении.

Можно убедительно доказать, что между обещанием В, дачным А, выполнить уже существующее между ними сами­ми обязательство и между обещанием В, данным А выпол­нить обязательство, которое В несет в отношении третьей стороны, имеется различие. Эти два договора совершенно отличны друг от друга. В самом 'деле" Л может даже не знать, что В должен выполнить спорное действие по обяза-1ельству, данному кому-либо другому. Равным образом ис­полнение договорного обязательства, данного третьей сто-'-оаг, находится не в одинаковом положении с исполнением пуэлйчно-правовой обязанности. С другой стороны, было бы '1а1яжкой утверждение, что встречным удовлетворением яв-

97


ляется .ущерб,' ''претерпеваемый лиц!-*.., которому ••дано ^обе-^^' щание, в виде'необходимости отвечать за. нарушение ^дого-.'й':й. вора по двум искам вместо одного иска, так как два иска... будут иметь место лишь в том случае, если .второй договор ''••. будет связующим. Равным образом мы подвергаемся риску ^ смешать мотив и встречное удовлетворение, если'говорим,"'. что встречным удовлетворением будет осуществление жела-..', ния лица, давшего обещание видеть договор исполненным;'' . (предполагая, что о'н знает об 'его 'существовании). .'.,   /', ',.,.

Все же в целом нельзя считать лишенным,, .основания:' ' утверждение, что исполнение или обещание исполнить дого-:;:

вор с третьей стороной может быть надлежащим встречным у удовлетворением, потому что, как'на это указал .судья Map-'.' тин по делу Scotson v. Pegg, ответчикявляется посторонним , лицом в отношении предшествующего договора,-и «мы долж-'. ны рассматривать это. дело, как если бы не было заключено никакого предшествующего договора». Эта точка зрения, однако, ожидает авторитетного подтверждения1.;    л'   ::••

Принцип, согласно' которому обещание исполнить: суще-,* ствующее обещание, уже данное должнику, .является не-. реальным встречным удовлетворением, был применен к.слу-:

чаям прекращения действия договора ввиду его.исполнения и породил правило, по которому платеж должником меньшей суммы в погашение большей не является над-гс-жащим осво­бождением от долга. Такой платеж представляет '.собой, то,;

что сторона уже обязана сделать,, и вовсе' не ^является встречным удовлетворением по явному или подразумевае­мому обещанию простить остаток долга. Исполненное 'дей­ствие или переданная вещь должны ,р чем-либо отличаться. от того, что получающий вправе требовать,-.чтобы его обеща­ние имело силу. То обстоятельство, что различие' незначи­тельно, не должно подрывать его значение в вопросе/при­знания встречного удовлетворения, так как если бы -суды занимались установлением, достаточно ли. отличается то','что сделано в обмен на данное обещание, от того, что должник ———;—                                   f    ,

1 Комиссия по пересмотру права предложила установить, чт,о соглашение, в котором -одна' сторона дает обещание ради действия или обещания сделать то, что другая сторона' уже обязана сделать по закону или по договору, заключенному с нею или с третьей стороной, должно считаться заключенным с надлежащим встречным удовлетворе­нием. Комиссия также предложила, чтобы соглашение о принятии мень­шей суммы с освобождением от обязательства, имеющего принудитель-' ную силу, уплатить большую сумму, считалось заключенным с надлежа­щим встречным удовлетворением, с тем, однако, что если новое соглаше­ние не будет исполнено, то вступает в силу первоначальное обязательство.

98                         '                                ' .    ^.     ,,1,"- '•'' :


^Й^уже^обЖ-, - .сделать, то снимем самым входили бы в иссле-^'^дование^эквивалентности встречного удовлетворения. Так,

..;,', «предоставление в качестве удовлетворения-лошади, соко'ла или и.латья „' является надлежащим, ибо следует предположить, что лошадь, сокол или ';•;. платье могли .быть прм определенных обстоятельствах более выгодны ;';';. для"истца, чем деньги, иначе истец не принял. бы их в удовлетворение .своего требования»1.

•'; '*'Вряд:'ли можно сомневаться, что обещание отказаться от ,^3'аконных. прав, данное не за печатью, зависит в отношении ^егр-.' действительности от правил, общих для всех случаев .принятия 0'бязательства. Однако общее правило .допускает 'известные .'отклонения в деталях в зависимости от того, дано .'•ли:',обещапие до или после нарунения договора.

•:,:'.,^1. Если договор в целом подлежит исполнению в буду-. щем иобязанности обеих сторон остаются еще невыполнен­ными, то :от него можно освободиться по взаимному согла-' .шешпо' с .тем,, что освобождение-каждой из сторон от тре­бования другой стороны будет встречным удовлетворзнием по...обещанию каждой из сторон отказаться от своего тре-, 'бования.^. '

..•Договор, по которому Л выполнил свою часть, а Х оста­ется ответственным, не может быть прекращен (кроме исклю-:.   чительных: случаев переводного и простого векселя) путем ,   простого согласия, но может быть прекращен лишь путем :•   замены его новым соглашением. А поставил некоему Х то­вары. согласно договору. Х должен уплатить Л стоимость. '   товаров. Если Л отказывается от своего требования денег, то .''спрашивается, где встречное удовлетворение по обеща­нию' Л отказаться от своего требования? Если Л и Х заме­няют договор новым соглашением, по которому X, оплатив половину : стоимости товаров, освобождается от взноса остальной суммы, то спрашивается, где встречное удовлетво­рение по..обещанию Л отказаться от половины суммы, сле­дуемой ему? Новое соглашение нуждается во встречном удовлетворении; таким должна быть некоторая выгода Л или ущерб X, в обмен на обещание Л. Никоим образом не мо-/кет быть ущербом для Х платеж половины той суммы, ко­торую целиком можно было во всякое время заставить за­платить .его; равным образом не может быть выгодой для Л получение части той суммы, которую он может во всякое время заставить уплатить. Если только Л не получает что-ибо иное, нежели уже обусловленное договором или оцре-

Л >

1 Pinners case, 5 Co. Rep. 117.

99


деленную сумму вместо неопределенной, его обещание яв­ляется безвозмездным и должно быть дано за печатью. По делу Goddai'd v. O'Brien (9 Q. В. D. 37) было решено, что' передача чека в покрытие большей суммы была передачей того, что отлично по роду, и поэтому здесь было встречное удовлетворение за отказ от части долга. Однако правиль­ность этого решения была подвергнута сомнению, поскольку могло оказаться, что на самом деле чек был принят не »в погашение долга, но лишь условно до момента его оплаты.' Таким образом, в действительности этот случай мог ока­заться в основе аналогичным платежу меньшей суммы для освобождения от уплаты большей.

2. Теперь мы перейдем к случаям, когда имело место нарушение договора и было дано обещание отказаться от права, вытекающего из нарушения договора.

В случаях, когда само право спорно, возможно заклю­чение мирового соглашения в процессе судебного спора, как, это было уже указано.

В случаях, когда само право не оспаривается, подлежа­щая уплате сумма может быть неопределенной или опре­деленной. Если сумманеопределенная, то платеж опре­деленной суммы может быть встречным удовлетворением за отказ от требования большей, но неопределенной суммы. Если. же суммаопределенная, то обещанию отказаться от требования этой суммы или части ее можно придать силу только путем предоставления чего-либо отличного по роду или путем платежа иным способом, чем тот, который был обусловлен соглашением.

В прежнее время основание для иска, возникавшее из нарушения договора, не отпадало до той поры, пока удов­летворение оставалось подлежащим исполнению, т. е. пока соглашение не было окончательно приведено в исполнение. В решении по одному старому делу сказано так: «Исполнен­ное соглашение является удовлетворением; соглашение, под­лежащее исполнению, является только заменой одного ос­нования иска другим, и оно может продолжаться до лю-бых пределов» (дело Lynn v. Bruce 2 Н. Bl. 319). Однако ныне этот вопрос рассматривается как вопрос толкования согла­шения, и обещание, как отличное от действительного испол­нения соглашения, может быть надлежащим встречным удовлетворением, причем основание для иска может считать­ся отпавщим, если это входило в намерения сторон1.

' Morns v. Baron 1918 А. С. I. 35.

100.


П, ило, согласно которому платеж меньшей суммы вме­сто большей не является надлежащим освобождением от дол­га, подвергалось нападкам и насмешкам. Но вс.е же, как это указано в решении Палаты Лордов, подтв-ердившем это пра­вило, «в действительности не является неосновательным или практически неудобным требование права о выполнении осо­бого обряда для придания безвозмездному договору силы связующего обязательства» '.

Повидимому, нет никакой разницы между обещанием одного лица Л уплатить другому лицу Х по первому требо­ванию 45 фунтов ст. и обещанием А простить Х 45 фунтов ст. из 50, следуемых ему. Если встречное удовлетворение необ­ходимо в одном случае, то оно необходимо и в другом, и нельзя привести никаких оснований для того, чтобы право более благоприятствовало тому, кому простили долг, чем тому, кому обещали не причитающиеся ему деньги -'.

Примирительное соглашение с кредиторами (не говоря о законоположениях, выраженных в актах о банкротстве) является нарушением указанного правила, поскольку каж­дый кредитор соглашается принять меньшую сумму в пога­шение причитающейся ему большей суммы. Что касается вопроса о встречном удовлетворении в отношениях кредито­ров между собой, то здесь не возникает никаких трудностей. Ясно, что таким встречным удовлетворением является ча­стичный отказ каждого из них искать всю сумму долга, так что н'1-i один кредитор не может что-либо выиграть за счет других. Однако что касается должника, то обещание платить пли платеж части долга не является встречным удовлетво­рением, ради которого кредитор отказывается от остатка долга. Что это именно так, показывает дело Fitch v. Sutton (5 East, 230). Ответчик-должник догозорился с кредиторами о частичной уплате долгов и заплатил им по 7 шиллингов за фунт стерлингов; он обещал истцу, который был одним из кредиторов, уплатить остаток дэлга, когда будет в состоянии сделать это; истец, тем не менее, дал ему расписку на все требования, которые он мог иметь к нему «от сотворения мира до настоящего дня». Впоследствии истец вчинил иск на оставшуюся неоплаченной сумму долга; ответчик ссылал­ся на принятие истцом 7 шиллингов за фунт стерлингов в погашение всех требований. В решении лорда Элленбороу указывается:

1 t-'oakes v. Beer. 9 Арр. Са. 605. 3 Однако см. предложение Комиссии по пересмотру права, указанное

вяше в примечании на стр. 98.

101


«Нельзя : согласиться с'"тем,'"что принта!; 17^' фунтов '.йтёрлйнгбв^к^ 10 шиллингов является погашением' долга в 50 фунтов стерлингов.' Дол- w';. жно быть како^-лнбо встречное удовлетворение для отказа от остатка'.;

долга; необходимо' что-либо дополнительное (помимо частичного ила", тежа), чтобы показать возможность выгоды для стороны, отказываю-.:

шечся от своего дальнейшего требования, в противном случае.соглаше- :

кие является nudurn pactum».                .   :' . .         , - •. '

Итак, встречное, удовлетворение, предоставляемое долж- ::. ником, если действительно он что-либо предоставляет, дол­жно быть чем-то иным, чем платеж, меньшей суммы в пога- л шение большей.     .                  ., •. '         ,

В предшествующих изданиях этой книги высказывалось , суждение, по которому встречным удовлетворением, предо-ставляе.мым должником, является получение им от'каждого ', кредитора обещания принять меньше, чем вся сумма долга, ' и тем самым доставление выгоды кредиторам вообще. Та-, кое разрешение вопроса .было бы вполне удовлетворитель­ным, если бы дело обстояло именно так, ибо нет никакого сомнения, что такое встречное удовлетворение было бы до­статочным. Однако такое решение вопроса неприменимо к. случаю, когда должник в действительности не получает обещания  кредиторов. По делу .Good v.  Cheesman (2 В. & Ad. 328), на которое ссылаются для подтверждения этого взгляда, соглашение состояло не просто в том,'что' каждый кредитор должен принять меньшую сумму денег в погашение большей, но представляло собой «согласие сто- /• рои, подписавших соглашение воздержаться от осуществле­ния в принудительном порядке их требований; встречным удовлетворением было их взаимное обязательство о воздер­жании. Одновременно ответчик обязался передать часть сво­их доходов и выдать доверенность, предоставлявшую дове-- репному (trustee) непосредственные права в интересах кре­диторов». Из дела не видно, действительно ли должник до­бился заключения этого соглашения, однако он признал- его. Следует отметить, что, обязавшись передать доверенному лицу треть своего дохода и выдать доверенность в качестве дополнительного обеспечения, он сделал больше, чем просто присоединился к соглашению. Это обстоятельство было. от­мечено в решении судьи Хорриджа по делу 'West Y^ikshire Darracq Co. v. Coleridge (1911, 2 К. В. 328). Суть его заклю­чается в том, что директора компании, находившейся в ста­дии ликвидации, взаимно согласились отказаться от требо­ваний на возьаграждение, причем ликвидатор компании рв-лялся сторо;юи в этом соглашении. Позднее один из ..дирек­торов, когла г. нему был предъявлен иск о взыскании ^при-102


ЙЙ^^-^-.Д, ''-'V •""••:.1'        1        ' •     1    .                                         ..... ,.

?;читаю1це|"  •y него в пользу компании .суммы, вчинил встреч-,^"' ';ный'иск на причитающееся ему^ вознаграждение. Суд решил,

•что, поскольку ликвидатор '(представлявший компанию) был .стороной в соглашении, ответчик получил выгоду от встреч-,ного удовлетворения, которое каждый из директоров предо­ставил другим директорам, отказавшись от своего _права

на...вознаграждение; поэтому соглашение связывало ответ­чика. Однако не легко усмотреть, каким образом ликвидатор, становясь стороной в соглашении, предоставил какое-либо

'встречное удовлетворение. Этот случай и случаи примири­тельного соглашения с кредиторами могут быть объяснены на другой, более правильной основе, указанной судьей Хор-

.риджем, а именно: участник такого соглашения не может искать долг в первоначальной сумме, так как в таком случае он совершил бы обман в отношении других кредиторов.

. .Этот принцип был применен при разрешении другого 'рода дел, примерами которых являются дела Welby v. Drake .(Г;'С. & Р. 557), Hirachand Punamchand v. Temple <1911 2 -К. В. 330). По первому из этих дел кредитор получил от отца должника 9 англ. фунтов в погашение долга в 18 фун­тов. Судья Абот, отметив, что взыскание в судебном порядке , с'.сына остатка долга было бы обманом отца, решил, что ..произведенный платеж является препятствием для требова­ния,' обращенного к сыну. Второе дело заключается в том, что должник предложил истцам—его кредиторамобратиться за погашением долга к его отцу. Последний в ответ на пись­мо кредиторов выслал в погашение долга чек на сумму, меньшую суммы долга, прося в обмен па чек вернуть ему вексель сына. Кредиторы, получив деньги по чеку, предъяви­ли иск к сыну на остаток долга. Апелляционный Суд решил, что кредиторы должны рассматриваться, как принявшие чек в. полное удовлетворение по долгу, и что долг сына был по­гашен. Апелляционный Суд признал правильным решение судьи Уайльса по делу Cook v. Lister (13 С. В.):

«Если постороннее лицо платит часть долга в полное погашение долга, то этот долг погашается, и требование его было бы обманом этого постороннего лица. Таким образом, п случае примирительного со­глашения с кредиторами согласие получить условленную сумму осво­бождает от долга, так ^как в противном случае 'был бы совершен обман в отношении остальных кредиторов»'.

1 Судьи Апелляционного Суда высказывали иные основания для подкрепления их решения, но они единодушно признавали применимость принципа, положенного в основу решения по делу Cook v. Lister.

103


3. Всгречное удовлетворение i. жно быть законным

Об этом правиле надлежит упомянуть здесь, однако с ним мы буде^ иметь дело позднее, когда будет рассматри­ваться в качестве одного из элементов договора законность объ-ектоъ, имеющихся в виду сторонами, заключающими до­говор.

4 Встречное удовлетворение может быть подлежащим исполнению или исполненным, но оно не должно быть прошлым

Переходим к рассмотрению связи во времени встречного удовлетворения и обещания. Встречное удовлетворение мо­жет быть подлежащим исполнению в будущем (executory;

л в таком случае является обещанием, данным за обещание;

оно может быть исполненным (executed) и в таком случае является действием или воздержанием, предоставленным за обещание; или оно может быть прошлым (past) и в таком случае будет просто выражать чувство благодарности или чести, побуждающее возместить за полученную выгоду; ины­ми словами, здесь не будет никакого встречного удовлетво­рения.

Что касается встречного удовлетворения, подлежа-щ е г о исполнению в будущем, то к тому, что уже было ска­зано, ничего не остается добавить.

Здесь обещание одной стороны является надлежащим встречным удовлетворением по обещанию другой стороны.

По исполненному встречному удовлетворению договор возникает в случае, когда одна из сторон действием, совер­шение которого составляло либо офферту, либо акцепт оф-ферты, исполнила все, что она обязана сделать по договору, и в этом случае неисполненное обязательство касается только одной стороны.

Офферта действия за обещание. Когда одно лицо предла­гает свой труд или товары при таких обстоятельствах, что явно рассчитывает на оплату их, то договор возникает с того момента, когда работа или товары приняты тем лицом, кому они предложены, и это лицо в силу своего акцепта стано­вится обязанным уплатить за них разумную цену. Так, от­ветчик по делу Hart v. Mills (15 М. & W. 87) заказал 4 дю­жины бутылок вина, а истец отправил 8 дюжин; ответчик 104


оставив •' себя 13 бутылок и остальные вернул. Истец предъ­явил ь . по первоначальному договору о покупке 4 дюжин бутылок вина. Суд решил, что удержание 13 бутылок не бы­ло согласием, данный в процессе ненадлежащего исполне­ния первоначального договора, но новым договором, возник­шим из принятия предложенных товаров, и что истец может получить возмещение лишь за 13 бутылок. «Ответчик зака­зывает по две дюжины бутылок каждого сорта вина, а вы посылаете по четыре; в таком случае он имеет право вернуть обратно все вино, но возвращает часть. Что это как не но­вый договор- на удержанную часть вина?».

Следует, однако, иметь в виду, что там, где лицо, кото­рому сделана такая офферта, не имеет возможности принять или отвергнуть" предложенные вещи, там акцепт, который оно не может одобрить, не может и связать его. Упомянутое уже дело Taylor v. Laird (25 L. J. Exch. 329) является примером такого положения. Трудность, которая возникла бы, если бы такой вынужденный акцепт порождал принятие обязатель­ства, была убедительно формулирована Поллоком: «Предпо­ложите, что я чищу без Вашего ведома принадлежащую Вам вещь. Имею ли я тогда право искать с Вас плату? Один чи­стит башмаки другого. Что может сделать последний, кроме Э того как надеть их? Является ли это доказательством до-' говора на оплату чистки?»

Офферта обещания за действие. Договор, который возни­кает из акцепта офферты обещания, произведенного путем совершения действия, лучше всего иллюстрируется случаем публикации о вознаграждении за услуги. Эта публикация после того, как услуга оказана, становится принятием обя­зательства выдать вознаграждение. В этих случаях лицом, исполнившим свою часть к моменту вступления в договор, является не осЬферент, а акцептант. Если Л делает общую офферту вознаграждения за информацию, а Х доставляет информацию, офферта Л превращается в принятие обяза­тельства путем действия X, а Х одновременно заключает договор и исполняет свою часть договора 1.

Эта форма встречного удовлетворения придает силу под­разумеваемому так же, как и ясно выраженному обещанию, в тех случаях, когда просят оказать какую-либо услугу, связанную с риском или издержками. Просьба о такой услуге включает или подразумевает обещание, становящееся свя­зующим при возникновении ответственности или издержек.

1 England v. Davidson, II А. & Е. 856.

105




Одна лэди пригласила аукционера д^:.. .родажи...ее имения;^';

в процессе продажи он вынужден был уплатить деньги'по.:';

определенным обязательствам Короне. Было решено, i что ;

факт приглашения аукционера предполагал обещание возме­стить ему платежи, произведенные в течение'.его ; службы..:

«Была ли просьба прямой, т. е. когда ответчик ясно выразилдругой стороне свою просьбу о производстве, платежа, или- . косвенной, т. е, когда ответчик поставил другую сторону .'в':

.условия, при которых она должна платить и платит.между -обоими случаями нет никакой разницы» (Из решения по де­лу Brittain v. Lloyd, 14 М. & W. 762).   .,   .]•         

Вероятно, применением этого принципа подразумеваемого, принятия обязательства в заявленной просьбе и может быть объяснено решение по. делу .Lampleigh' v. Braithwait (Hob. 105).        .                     .     i,

Отличие наличного от прошлого встречного удовлетворе­ния. Прошлое встречное удовлетворение в действительности. вовсе не является встречным удовлетворением: оно не пре­доставляет никакой выгоды стороне, дающей, обещание, и:не^ заключает в себе никакого ущерба для кредитора в связи':

с данным обещанием. Оно является осуществленным в про­шлом действием или воздержанием, благодаря "которому кто-либо приобрел выгоду, не неся при этом никакой юри­дической ответственности. Если впоследствии, по доброму желанию или по мотивам заинтересованности (что в данном случае безразлично), кто-либо примет на себя обязательство . ц отношении лица, от действия или воздержания которого он получил выгоду, и это обязательство будет принято без какого-либо иного встречного удовлетворения помимо выго­ды, полученной в прошлом, оно будет безвозмездным и не может иметь понудительной силы, как основанное на моти­ве, а не на встречном удовлетворении.

Л купил лошадь у X, который впоследствии в виде встречного удовлетворения по исполненной сделке принял на себя обязательство, гарантирующее, что лошадь здорова и не имеет пороков. Суд решил, что сама сделка купли-продажи не предполагала никакого ручательства или приня­тия обязательства в том отношении, что лошадь не имеет пороков, и поэтому принятие впоследствии продавцом обя­зательства должно рассматриваться как независимое от сделки купли-продажи и как ясно выраженное обязатель-ст" , покоящееся на этой предшествующей сделке. Поэтому

подпадает «под общее правило, в силу которого про­шедшее и уже исполненное встречное удовлетворение не 106                                      '      


^^s^"      '                 ••  ...

•'может,',п^ чать силы никакому иному ооещанию, кроме.-

того, koTO'po'e подразумевается' по'- праву» 1.. Л.к^-Утверждаю.т, что 'существуют некоторые исключения из , : этого'^общего правила; но, кажется, их меньше, и они не 'столь значительны, как это иногда предполагают. .,•:' Встречное удовлетворение, вызванное предшествующей просьбой. Прошлое встречное удовлетворение, как иногда утверждают, может подкрепить последующее обещание, если .встречное/' удовлетворение было предоставлено по просьбе лица, давшего обещание.

: . .По делу Lampleigh v. Braithwait (Hobart 105), котрроё : может рассматриваться как руководящий прецедент по' на-. стоящему вопросу, истец требовал с ответчика 120 фунтов ст., которые ответчик обещал уплатить за услуги, оказанные по ' его просьбе. Суд в данном случае согласился с тем, «что простая, добровольно оказанная любезность не будет встреч­ным удовлетворением, чтобы подкрепить assumpsit. Однако эта. 'любезность будет обязывать другую сторону, если' ока­зание любезности было вызвано требованием или просьбой той стороны, которая дает обещание. Обещание в этом случае,

•хотя бы оно было последующим, не является голым обеща­нием, но связано с предшествующим требованием и с пре-.имуществами, предоставленными стороне этим требованием».

-Это дело было решено в 1615 г. и в течение известного периода времени до и после этого решения можно най­ти прецеденты, более или менее определенно подтверждаю­щие формулированное выше правило.

, В 1863 г. это дело было истолковано с современной точ-к^зрения судьей Ирлем в решении по делу Kennedy v. Broun (13 .С. В. N. S. 677).

'   «Предполагалось,говорится в этом решении,что поездки, совер­шенные истцом по просьбе ответчика, и другие услуги, оказанные им, были достаточными, чтобы сообщить принудительную силу любому обе­щанию, если оно было связано с услугами одним договором; особен­ность решения заключается з связывании последующего обещания с предшествующим встречным удовлетворением после того, как оно было исполнено. В настоящее время, вероятно, такая услуга, по такой просьбе породила бы презумпцию обещания уплатить надлежащую сумму, а по­следующее обещание платежа определенной суммы было бы для 'при­сяжных заседателей доказательством при установлении суммы».

' Эти соображения, повидимому, были положены в основу при разрешении дела Wilkinson v. Oliveira (I Bing. N. С. 490). Истец по этому делу по просьбе ответчика выдал письмо,

1 Roscoria v. Thomas 3 Q. В. 234. Однако см. предложение Комиссии по пересмотру права,стр. 90.

-                                                       J07


потребовавшееся ответчику при возбуждении им судебного процесса. Письмо послужило доказательством по возбужден­ному ответчиком процессу, в результате которого он получил значительную сумму денег и впоследствии обещал истцу 1000 фунтов ст. В данном случае истец, очевидно, ожидал получить возмещение за использование его письма, и прось­ба ответчика, в действительности, была оффертой, в которой он соглашался заплатить денежную сумму, подлежащую установлению в будущем, при условии, что истец д'аст ему просимое письмо.

С этой точки зрения 'рассматриваемое нами правило ни в какой мере не является отклонением от общей доктрины и части, касающейся прошлого встречного удовлетворения. Когда заявлена просьба, являющаяся в сущности оффертой обещания на условиях, подлежащих установлению в буду­щем, и оказаны услуги в соответствии с этой просьбой,последующее обещание уплатить определенную сумму .мож­но рассматривать как часть той же сделки или как доказа­тельство, помогающее присяжным заседателям при опреде­лении размера суммы 1.

Поэтому можно сказать, что правило, установленное по делу Lampleigh v. Braithwait, в настоящее время не может, как когда-то полагали, приниматься в том смысле, что оно является исключением из принципа, согласно которому обе­щание для придания ему связующей силы должно быть да­но ввиду настоящей или будущей выгоды для лица, дающего обещание.

Добровольное исполнение того, что другое лицо обязано было сделать по закону. Мы находим правило, согласно ко­торому,' «если истец добровольно исполняет то, что от­ветчик мог потребовать по закону и ответчик впоследствии в виде встречного удовлетворения за произведенное истцом исполнение ппинял на себя обязательство», то он будет свя­зан таким обязательством. Однако следует указать, что это поавило не является авторитетным, поскольку оно обосно­вывается делами, на которые обычно ссылаются для его подтверждения 2.

Все эти дела касаются обязанностей приходских властей оказывать медицинскую помощь бедным, имеющим постоян-_ ное «местожительство» в одном приходе, но проживающим о другом. Однако из мотивов решений не легко установить их основания.

1 Stewart v. Casey 1892 I Ch. per Bowen. L. J. 115. 3 Smith's Leading Cases 12th ed. 167.

108


Некот  iie решения наводят на мысль, что моральное обязательство признавалось придающим силу обещанию, .однако со времени вынесения решения по делу Eastwood v. Кепуоп (II А. & Е. 438) это не может считаться достаточ­ным; другие решения приводят к предположению, что при­ход временного местожительства обязан к исполнению того, к чему по закону мог быть принужден приход постоянного местожительства, и что отношения между сторонами не были договорными, а quasi-договорными, в каком случае не возни­кает вопроса о встречном удовлетворении; иные решения внушают мысль, что обещание представляло собой призна­ние существующей обязанности, возникшей из договора, на-»личие которого могло подразумеваться на основании дей­ствий сторон, обязанности, для возникновения которой не требуется последующего обещания 1.

Повидимому, ясно, что эти дела не составляют исключе­ния из общего правила в отношении прошлого встречного удовлетворения.

Возобновление обещания. Другое исключение э из общего правила иногда встречается в решениях, по которым лицо, получившее выгоду от договора, признавалось способным возобновить этот договор, хотя последний и не подлежал принудительному исполнению в отношении этого лица либо в силу правовых норм, отмененных к моменту возобновления договора, либо вследствие недееспособности этого лица при заключении им договора, либо просто вследствие истечения срока. Принцип, на котором основаны эти решения, .выра­жен следующим образом:

«Там, где пстречное удовлетворение первоначально было выгодно для стороны, принимающей на себя обязательство, если она при этом была защищена от ответственности по обязательству в силу какой-либо законодательной нормы или nopvi'ii Общего права, создавших ей в этом отношении преимущества, o'.ia может отказаться от преимуществ, созда­ваемых правом. Если она принимает обязательство уплатить долг, что является лишь поступком, 'обязательным для честного -человека, то в таком случае она обяззн-ч по праву исполнит':, обещание»3.

В сборниках судебных решений можно найти следующие иллюстрации этого принципа:

1. Обещание совершеннолетнего лица уплатить долги, сделанные во время его несовершеннолетия, признавалось

1 Paynter v. Williams, I С. & М. 810

3 Об исключении, созданном Актом о переводных векселях, см. выше. стр. 84.

з Earle v. Oliver, 2 Ex. 90.

*                                  109


•->щи несовершенно-'


связующим до издания-Акта'1874 г. С летним1.         ' :•"•;••           '      ..   ,.,...

2. Долг, принудительное ^взыскание которого стало, не-^ возможным в'силу закона о предельных сроках (The Statute" of Limitations), возобновляется последующим обещанием уплатить 'его'2.    '        '               ' .   '   •• • ,

3. Замужняя женщина (не обладавшая, по действовавше­му тогда праву договорной дееспособностью) выдала бонд (bond) на сумму, которая была дана по ее просьбе .взаймы ее сыну. Впоследствии, -овдовев, она обещала, что ее душе-' приказчики уплатят долг и, проценты, обеспеченные бондом. Было р&шено, что обещание им'ело' связующую силу3.

4. Ответчик по делу Flight v. Reed (I H. & С. 703) выдал истцу переводные векселя в обеспечение уплаты денег, дан­ных взаймы из ростовщических процентов в период, когда были в силе законы о ростовщичестве. Векселя по отноше­ниям истца и ответчика на основании этих законов призна­вались ничтожными. После отмены законов о ростовщичестве (17 & 18 Vrbt. с. 90) ответчик возобновил векселя; в Качест­ве встречного ' удовлетворения был старый^ заем. Большин­ство суда Казначейства решило, что ответчик обязан упла­тить по этим векселям. Однако большое значение имеет ут­верждение оставшегося при особом .мнении судьи Мартина о том, что «совершенно ничтожный и незаконный договор или сделка» не могут сделаться законным встречным удовлетво-рением по новому договору.

Следует признать, что не легко найти относящиеся к на­шему прем.оги примеры применения принципа, провозглашен­ного в цитированном выше решении по делу Earle v, Oliver.

Исключением, возможно, является случай восстановле­ния долга, который не мог быть взыскан в силу закона'о предельных сроках.                   .        '        ,

Что касается этого случая, то в судебных отчетах' имеет­ся прецедент, по которому можно считать, что последующее обещание создает новое основание иска, покоящегося на первоначальном, т. е. 'на прошлом, встречном 'удовлетворе­нии4. Однако, как это будет показано 'в дальнейшем, вос­становление долга путем последующего обещания уплатить его допускает иное объяснение, и, вероятно, правильной точ­кой зрения булет то, что последующее обещание лишь

1 Williams v. Moor II М. & W, 266.

2 21 Ja,c I. с. 16.

3 Lee v. Muggeridge 5 Taunt. 36.

•i Spencer v. Hemmerde 1922 2 А. С. 507.

110                                     «


•^"'возобно)!^   или 'восстанавливает 'первоначальное обещание.- ';^:' :.'-';и^несозДа-; нового основания иска. Если это так, то и •' \ '•вопрос'о прошлом' встречном удовлетворении отпадает сам

по себе. Однако дальнейшее обсуждение данного вопроса 'относится к области действия законов у предельных сроках ...'(см. •стр. 397). i '                               .         '    ^

, ' Выражения, употреблявшиеся в некоторых из цитирован- ных выше решений, были рассчитаны на то, чтобы вопрос о . действительности договоров поставить в зависимость от ряда этических проблем. Однако в тех случаях, когда договорное право переносилось в туманную область моральных обяза­тельств, то было крайне трудно решить, какие обещания мо-,, .гут быть принудительно исполнены и какие не могут. В ре­шении по делу Lee v. Muggeridge судья Мансфильд указыва­ет: «Давно уже установлено, что последующее обещание об .уплате дает право на иск в случаях, когда лицо морально

•''и: по совести обязано уплатить долг, хотя бы к этому и не было обязано по праву. Единственный вопрос поэтому со­стоит в том, выступает ли в этом иске надлежащее мораль­ное обязательство».                                ,

Ни в одном деле «моральное обязательство» не играет более значительной роли, чем в деле Lee v. Muggeridge. Однако эта доктрина, после некоторой критики со стороны лорда Тентердена1, была, в конце концов, ограничена реше­нием по делу Eastwood v. Kenyon (11 А. & Е. 450). Истец по этому делу был опекуном и представителем ответчицы. пока она была несовершеннолетней, он произвел ряд рас­ходов для улучшения ее собственности. Истец делал это добровольно и для этой цели вынужден был запять деньги под вексель. Когда ответчица стала совершеннолетней, она . одобрила действия истца» а после ее выхода замуж супруг ее обещал уплатить по векселю. По этому обещанию и был вчинен иск. Представители истца настаивали на моральном долге выполнить обещание. Однако суд решил, что это об­стоятельство является недостаточным, если встречное удов­летворение относится целиком к прошлому. «В самом де­ле,говорил лорд Деман,. объявляя решение,эта док­трина упразднила бы необходимость какого бы то. ни было встречного удовлетворения, так как простой факт дачи обе­щания порождал бы моральное обязательство исполнить его».

Таким образом, была окончательно отвергнута формули-

1 Littlefield v. Shee 2 В. & Ad. 811.

Ill


сованная лордом Мансфильд доктрина, согласно которой встречное удовлетворение является лишь одним из видов доказательства намерения сторон заключить договор, та доктрина, которая продолжала, вопреки решению по делу Rann v. Hughes (7 ,,Т. R. 350), жить в теории, по которой наличие морального обязательства является доказательством намерения придать связующую силу обещанию.

Безвозмездное временное держание (gratuitous bailment). Несколько слов можно здесь уделить вопросу о приложении доктрины встречного удовлетворения к случаям безвозмезд­ного временного держания или депозита движимых вещей и к случаям безвозмездного оказания услуг. В этих случаях право возлагает ответственность, независимо от договора, на депозитария или соответственно на лицо, оказывающее услу­гу. Отношения сторон иногда порождаются договором, ино­гда добровольным актом обязанной стороны, и поэтому эти случаи надлежит тщательно исследовать, чтобы выяснить точно правоотношения, являющиеся предметом рассмотрения судов.

Движимая вещь может находиться во временном держа­нии или передана на ответственность временного дер>?,ателя или депозитария в различных целях: простое хранение, ссу­да, наем, перевозка или др. Отношения сторон могут воз­никать или не возникать из договора. Однако во всяком случае на временного держателя, в силу требования права, ложится обязанность проявлять разумную заботу, и отсут­ствие этой заботы составит' правонарушение независимо or наличия договора.

Лицо, давшее вещь во временное держание, имеет всегда защиту в случае непроявлепия заботы: оно может, основы­ваясь на проявленной другой стороцой небрежности, вчинигь иск ex delicto. Если содержание иска выходит за эти пре­делы, истец должен ссылаться на условия .договора. Если временное держание само было безвозмездным, а иск вчи­нен ex. contractu, мы должны пытаться найти встречное удовлетворение, поддерживающее договор.

Так, А согласился оставить в руках Х два переводных векселя, а X, в свою очередь, обещал, в случае возможности учета векселей, учесть их и полученные деньги уплатить Л. Суд решил, что это обещание было дано при надлежащем встречном удовлетворении, заключающемся в полученном Х позволении оставить у него векселя на хранении'.

1 Hart v. Miles, 4 С. В., N. S. 571.

112


Следу   отметить, что в данном случае временный дер­жатель принял на себя больше чем простое хранение, что иск был ex contractu и что поэтому требовалось установить наличие встречного удовлетворения.

Безвозмездное оказание услуг. В случае временного дер­жания движимой вещи встречное удовлетворение можно иногда усматривать в том, что собственник расстается с вла­дением по просьбе временного держателя, однако в случае безвозмездного оказания услуг такое встречное удовлетво­рение найти нельзя.

Л предлагает свои услуги Х без вознаграждения; оффер-га акцептуется. Если услуги не оказаны, то никакого иска вчинить нельзя, так как в данном случае отсутствует встреч­ное удовлетворение за обещание Л. Однако имеется доста­точный прецедент в пользу того положения, что если .в дей­ствительности услуга 'была оказана, но исполнена столь не­брежно, что' Х вследствие этого потерпел какой-либо ущерб или вред, то наступает признаваемая судами ответственность.

Л обещал Х выстроить для него товарный склад в опре­деленный срок. Х вчинил к Л иск вследствие незавершения им постройки склада в обещанный срок, а также вследствие увеличения строительных расходов, вызванных использова­нием новых материалов вместо старых, которые истец пред­лагал использовать в меру их годности.

Обещание Л было безвозмездным. Суд решил, что в силу этого Л не отвечает за исполнение своего обещания в дан­ный срок, но что Л, приступив к работе и увеличив расходы вследствие неподчинения данным ему указаниям, отвечает за ненадлежащее исполнение 1.

Таким образом, представляется более правильным в от­ношении этих случаев отказаться от концепции договора и рассматривать их как случаи небрежности в широком смысле слова, как это было принято в решении по делу Skelton v. L. & N. W. Railway (L. R. 2 С. Р. 636). В этом решении говорится: «Когда кто-либо добровольно принимает на себя исполнение какого-либо действия, то он отвечает, если исполнит его ненадлежащим образом, но не отвечает, если совершенно не исполнит его». Альтернативно мы мо­жем также сказать, что наше право в данном случае заимствовало  из  римского  права  договор  поручения (mandatum). По этому договору не возникает никакого обя-



113


1 Elsee v. .Gatward, 5 Т. R. 143.

8 Основы договорного nptisa


 


Ill



зательства, пока не приступают к окЖ;;:по требуемой услу­ги, Однако 'с того момента, когда 'приступают к .выполнению договора, одна сторона юйязана проявить разумную забот­ливость в исполнении, а другаявознаградить за расходы, понесенные при оказании услуги. Такого рода обязательства, достаточно обоснованные сами по себе, трудно пркмирить с. логически последовательным применением англик*^ой доктрины встречного удовлетворения. Этот вид обязатель­ства, появившийся ранее доктрины встречного удовлетворе­ния, может считаться исключением из универсального при­менения к договору доктрины встречного удовлетворения.

Возникающие на основе безвозмездного временного держания движимой вещи или на основе беспроцентной , ссуды денег обязательства по возврату вещей или денег су­ществовали до появления доктрины встречного удовлетворе­ния. Эти обязательства получали принудительное осуществле­ние по искам о возврате собственности (action' of detinue) или по искам о взыскании долга. Эти иски по их проис­хождению являю! ся реальными исками (real actions). Возможно, что в настоящее время, в соответствии с совре­менной концепцией договора, такие иски могут предъявлять­ся на том основании, что встречное удовлетворение со сторо­ны лица, передавшего вещь, было создано самой передачей вещи, а со стороны ссудодателя—предоставлением займа.

Иностранные договоры и доктрина встречного удовле­творения. На протяжении всей этой главы мы рассматривали нормы английского права, относящиеся к встречному удовле­творению. Не следует, однако, забывать, что время от вре­мени английские суды могут иметь дело с исками, относящи­мися к договорам, не подчиненным английскому праву. Нор-' мы, определяющие то право, которое применяется к договору, или, как говорят, определяющие . «собственное право» договора, являются отраслью частного -международного пра­ва и не могут рассматриваться здесь1. Если собственное г;раво договора, рассматриваемого судом, не является ан­глийским правом, то вопрос о действительности договора будет решаться не по английскому праву. В таком случае для решения вопроса о необходимости для действительности договора встречного удовлетворения следует обращаться к собственному праву договора. Это и имело место по делу Bonacina (1912. 2 Ch. 394), где рассматривалось действие

l Изучающий этот вопрос может обратиться к книге Cheshire, Private International Law.

114


.частной ^ ски по итальянскому праву. Было доказано, что. принятие обязательства в этой форме, основанное на моральном обязательстве платить справедливый долг, поро­дило, 'согласно итальянскому праву, новое действительное легальное обязательство, которое могло получить принуди­тельное осуществление в итальянских судах. Так как соб­ственное право договора оказалось итальянским правом, то Апелляционный Суд решил, что английская доктрина встреч­ного удовлетворения не применима и что договор, будучи действительным по его собственному праву, может быть принудительно осуществлен в Англии.

ГЛАВА IV

ПРАВОСПОСОБНОСТЬ СТОРОН}

В темах, которые нами до сих пор обсуждались, мы исходили из предположения, что сделка имеет место м'ежду сторонами, из которых ни одна не лишена способности за­ключать действительный договор.

Правоспособность сторон и ограничения ее. Теперь необ­ходимо заняться вопросом о лицах, лишенных этой способ­ности, или, иначе говоря, вопросом о правоспособности сторон. Некоторые лица неспособны, в силу закона, пол­ностью или частично, принимать на себя обязательства или осуществлять принудительно обязательства, принятые но от­ношению к ним. Причинами этой неспособности являются:

а) политическое или профессиональное положение дан­ного лица;

б) несовершеннолетие; считается, что несовершеннолетие, до 21 года, само по себе предполагает незрелость суждении и нуждается в защите закона;

в) корпоративный характер лица;

г) постоянная или временная умственная аберрация вследствие душевной болезни или алкоголизма;

д) замужество.

1 В английском праве выражение .правоспособность сторон' (Capacity of parties) заключает в сабе два различных понятия: способность иметь гражданские права и обязанности (правоспособность в собственном смысле слова, по нашей юридической терминологии) и способность своими действиями создавать для себя обязанности и приобретать права (дееспо­собность, по нашей терминологии). Прим. перев.

115


§ 1. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТАТУС

Иностранцы. Иностранец обладает обычно такой же cno-' собностыо заключать договоры, как и прирожденный британ­ский подданный, за исключением способности приобретать право собственности на британские суда (Акт о Торговом Мореплавании 1894 г., ст. 1).

Враждебные иностранцы. Во время войны, однако, ино­странец-неприятель, в отношении его способности заклю­чать договоры или осуществлять принудительно ранее за­ключенные договоры, подвергается серьезным ограничениям. В прошлую войну а эти ограничения были еще более усиле­ны Актами «о торговле с неприятелем», по которым всякого рода коммерческие операции, совершаемые прямо или кос­венно с врагами короля, признаны уголовным преступлением. Нам, однако, достаточно будет привести здесь по данному вопросу лишь нормы Общего права.

Прежде всего мы должны отметить, что национальность в этом отношении не является критерием для отнесения иностранца к числу враждебных. Апелляционный Суд по делу Porter v. Freudenberg1, обсудив все правовые источники, определил, что решающим фактором является место, где данное лицо добровольно проживает или ведет торговлю. Таким образом, подданный враждебной страны, проживаю­щий или ведущий торговлю исключительно в нейтральной стране, либо в самой Великобритании (с разрешения надле­жащих властей), вправе заключать договоры или искать по ним точно так же, как и дружественный иностранец. На­оборот, британский подданный или подданный нейтрального государства, проживающий или ведущий торговлю во враж­дебной стране, находится в таком же положении, как и враждебные иностранцы.

Положение враждебного иностранца в том понимании этого термина, как он определен выше, представляется так:

1) он не может вступать в какие-либо договоры с британ­ским подданным в течение войны2; 2) до окончания войны он не может предъявлять в королевских судах иски по како-му-либо основанию, возникшему до войны 3; однако этд правило является не непреклонной нормой закона, а нормой

а 1914—1918 гг.

1 1915. 1 К. В. 857.

2 The Hoop, I C. Rob. 196.

a Porter v. Preudenberg, 1915, I К. В. 857.

116


публично "чанового порядка и поэтому не применяется в тех ел,, аях, когда следствием применения его было бы ущемление прав британских подданных, например, когда для дальнейшего движения иска необходимо привлечь враждеб­ного иностранца в качестве соистца по делу1; 3) 'если ока­жется возможным вручить ему повестку о вызове в суд, то его можно привлекать в качестве ответчика по иску, осноба-ние которого возникло до войны, и в этом случае он вправе выступать в суде, 'возражать по иску. и, 'при безуспешности . его возражений, апеллировать в следующую инстанцию;

4) договоры, заключенные до войны британскими подданны­ми с враждебными иностранцами, создающие необходимость поддержания связи между сторонами или же дальнейшее существование которых противоречит публичному порядку, полностью расторгаются с возникновением войны. Ярким примером первого случая может служить договор товари­щества, а во втором договор, исполнение которого было бы на пользу коммерческим или экономическим интересам, враждебного государства или во вред интересам данной страны2; 5) в случаях, когда договоры не подпадают под указанное выше определение, исполнение их запрещается на все время войны, и поэтому нельзя впоследствии предъявлять никаких исков, основанных на неисполнении договора в те­чение войны; часто это фактически равносильно расторже­нию договора, как, например, в случае договора о поставке товаров в пределах определенного срока; однако имеются и другие договоры, в большинстве это договоры длитель­ного характера, являющиеся (как уже сказано) «действи­тельно спутниками прав собственности», которые вовсе не расторгаются3. Прим-еоо'м таких договоров служат договор между землевладельцем и арендатором и договор страхо­вания.

Договоры иногда составлялись с тщательно выработан­ными оговорками, предусматривающими, что с возникнове­нием войны обязательства по этим договорам должны быть па время полностью приостановлены, а по заключении ми­ра возобновлены. Суды относятся весьма недоверчиво к договорам такого рода и без колебаний объявляют их полностью прекращенными, если считают, что этого требует публичный порядок4. Отмечалось, что частным лицам не

1 Rodriguez v. Speyer Bros. 1919. А. С. 59.

2 Stevenson v. Akt. fiir Cartonnagen Industrie. 1918. Д. С. 239

a Halsey v. Lowenfeld. 1916. 2 K.B.707;In re Seligman. 1917. I Ch 539.

< Ertel Biebcr v. Rio Tinto. 1918. А. С 260.

II/


разрешается определять 'условия, при^оторых договор ^дол-"'-жен или не должен быть окончательно прекращен в \ силу,. возникновения войны. Не могут 'они также устанавливать, что возникновение'-войны только приостанавливает исполне­ние обязательств по договору, а не расторгает'^ его, если, даже практически приостановление должно повлечь за собой заключение нового договора между сторонами 1. Исполнение взаимных обязательств по. договору не может быть отсроче­но до окончания войны, если эта отсрочка повлечет за собой значительные изменения в условиях договора;'в таких слу­чаях договор прекращается.

Все эти вопросы, однако, относятся скорее к исполнению договора, чем к образованию его.

Государство может, по своему усмотрению, разрешить враждебному иностранцу и заключать договоры и искать по суду во время-войны; в этом случае положение враждеб­ного иностранца будет точно такое же, как и положение дружественного иностранца 2.                '

Иностранные государства. Вполне уместно здесь рассмо­треть положение иностранных государств и суверенов, Они обладают полной способностью вступать в договоры р Англии3. Однако ни они, ни их представители или долж­ностные лица и их семьи никоим образом неподсудны английским судам 4. Поэтому заключенные ими договоры не могут быть принудительно против них осуществлены, тогда как сами они дееспособны в их осуществлении. Этот имму­нитет распространяется и на британских подданных, аккре­дитованных   в Великобритании иностранными   государ­ствами5.

Правило это иллюстрируется следующим делом. Ино-счраннын суверен, проживавший в Англии как частное лицо, действуя под вымышленным именем, дал обещание жениться. Суд признал, что этим он не подчинил себя юрисдикции английского суда; он утратил бы свои иммунитет \ только в том случае, если бы он сам отказался от него в момент обращения потерпевшей в суд, но никакие действия, совер­шенные им до этого' момента, не умалили бы его иммуни­тета ().        .                       .

' Distington Iron Co. v. Possehl. 1916. I К. -В. 8il.

2 Schaffenius v. Ooldberg. 1916. I К. В. 284.     '

8 7 Anne, С. I 2. Taylor v. Best. 14. С. В. 487.

4 In re Bolivia Syndicate. 1914. I Ch. 139.

s Macartney v. Garbult. 24 Q. B. D. 36S.

6 Migh^ll v. The Sultan of Jchore. 1894. 1 Q. В. 149.

113


^.,.,,^..^--.      • . ;;. . • '. •      .1 •• . .               : .. ^^•^tu.^-a5;^^ ^•гЙ^Прес'1^ ;к, отбывающий наказание по приговору ''су да^.:^^^ ^ЛйЦО, '.осу&денное за государственную измену (treason' or-' ''й^ ..'.felony),'не может в период действия приговора заключать .договор, как равно он не вправе требовать исполнения по '.договорам, заключенным им до вынесения приговора, одна-. ко они могут быть осуществлены администратором, назначае­мым для этой цели Короной '(казной)1.

•/.Адвокат (barrister). Адвокат не может предъявлять в су­де иск о взыскании гонорара за услуги, оказанные им в по- рядке выполнения обычных его профессиональных обязан-; ностей, независимо от того, построен ли этот иск, как во.з-; никший из подразумеваемого договора о'б уплате за услуги, оказанные по требованию, или как возникший из ясно вы­раженного договора об уплате определенной суммы за проведение конкретного дела2. Однако,, .если гонорар был выплачен адвокату солиситором, то последний вправе взыскать этот гонорар с своего клиента3.

'..Врач. До 1858 г. врач находился в еще более ограничен­ном, чем, барристер (адвокат), положении. Для него оказа-. ние услуг по требованию больного не создавало подразу­меваемого обязательства пациента оплатить эти услуги; одна­ко пациент договором в ясно выраженной форме мог при­нимать на себя обязательство о таком платеже. Парламент­ский Акт 1858 г. (Medical -Act) предоставил врачам право взыскивать по суду гонорар на основании такого подразуме­вающегося договорного обязательства, оговорив при этом право Врачебных объединений издавать обязательные поста­новления, запрещающие членам объединений искать врачеб­ный гонорар по судуправо, которым, в частности, восполь­зовалось Королевское врачебное о-во. Эти положения были, п основном, подтверждены также и Актом 1886 г.

§ 2. НЕСОВЕРШЕННОЛЕТИЕ

Права и обязанности несовершеннолетних по заключен­ным ими договорам .покоятся на нормах Общего права, которые законодательными актами подверглись существен­ным изменениям. Лучше всего сначала изложить нормы Общего права по данному предмету.

Основная норма Общего права. По Общему праву


119


.1 33-34 Vict. с. 23, ss. 8, 9, 10.

3 Kennedy v. Broun. 13 С. В. N. S. 677.

з Medlicott v. Emery. 149. L. Т. 303.


единственной категорией договоров, . хлюченных несовер­шеннолетними, по которым ссылка на несовершеннолетие не освобождала их от ответственности по договору, были договоры на «необходимые предметы» (necessaries), необхо­димые в том смысле, как это разъяснено ниже.

Договоры, оспоримые несовершеннолетними. Во всех дру­гих случаях Общее празо рассматривает договоры не­совершеннолетних, как оспоримые несовершеннолетним как до, так и после достижения им совершеннолетия. Ф. Поллак с исчерпывающей аргументацией показал, что это действи­тельно так было, даже в тех случаях, когда договор был заключен не в пользу совершеннолетнего.

Однако эти оспоримые договоры должны быть подразде­лены на две категории:

а) договоры, действительные и обязывающие несовершен­нолетнего, пока он не отменит их либо в течение периода своего несовершеннолетия, либо в разумный срок после достижения совершеннолетия;

б) договоры, не обязывающие   несовершеннолетнего, пока он не подтвердил их в разумный срок после достиже­ния совершеннолетия.

а) Договоры, действительные впредь до отмены. Когда несовершеннолетний приобрел имущественный интерес в не­движимости, обремененной обязательствами, или вступил б договор, создающий непрерывные права и обязанности, выгоды и ответственность и получил уже по этому договору некоторые выгоды, он связан обязательствами по этому договору, если только в ясно выраженной форме не отка­жется от него.

Иллюстрациями в данном случае могут быть приведенные ниже положения из прецедентов, которые, кажется, не изме­нены последующим законодательством.

Несовершеннолетний арендатор ответственен за уплату арендной платы до тех пор, пока он не отказался от договора аренды; если же он не откажется от договора до достижения совершеннолетия или в разумный срок по дости­жении его, то он вообще теряет право на отказ от договора1.

Несовершеннолетний акционер (держатель акций) нахо­дится в подобном же положении в отношении ответственно­сти по требованиям к нему как акционеру. Он может избе­жать этой ответственности путем отказа от акций, даже если

1 N. W. Ry Co. v. McMichael. 5 Exch. 127—8.

120


этот откг последует только тогда, когда требование уже заявлено; однако, если он не откажется от акций до совер­шеннолетия или при наступлении его, то он теряет это право.

Мотивы '(основания) ответственности несовершеннолетних были сформулированы в этих прецедентах так:

«Они (несовершеннолетние) рассматриваются как лица, отличаю­щиеся по своему положению от обычных сторон в договоре, и, следо­вательно, подлежат 'изъятию из общих правил. В самом деле, о'ни и по договору о паевом товариществе и по договору купли-продажи или пе­редачи им прав являются приобретателям имущественного интереса не просто в движимом имуществе, а в объекте, имеющем характер надвй-жийооти 'и об рсмен емком определенными обязательствами, которые они (неооаершентолетяие) обязаны выполнять; тем самым стаи поставлены в положение, аналогичное положению несовершеннолетнего покупателя недвижимого имущества, вступившего во владение им и ставшего, в си­лу 'этого, ответственным по .всем обязательствам, лежащим 'на атом иму­ществе, например1: уплачивать ренту в случае арендного договора, а так­же уплачивать особые платежи! при встуимента во владение 3'ем'ель'н'ым участком. Ответственность эта лежит 'на них, за йеключеиийм случаев, когда они предгочли всецело отказаться от покупки или не с'ого'ас'ить-ся с ней с те'"'ен1гое СЕоего •нссовершенптолетия, либо после достижения зрелого возраста, причем шесовершвннюлетиий мрате оделить это •в лю­бой .но этялх периодов времени».

Результатом отказа от подобного договора как в период несовершеннолетия, так и в разумный срок по достижении совершеннолетия является освобождение несовершеннолет­него от обязательств по этому договору. Однако отказ этот не дает несовершеннолетнему права получить обратно что-либо из того, что им было уже уплачено по договору, за исключением тех случаев, когда против платежа не последо­вало встречного удовлетворения. По' делу Steinberg v. Scala (1932. 2 Ch. 452) были установлены следующие фактические обстоятельства: при распределении акций общества истице (несовершеннолетней) было выделено определенное коли­чество акций; она уплатила следуемые с нее суммы при подписке, при распределении акций и по первому требова­нию о платеже очередного взноса; она не получала никаких дивидендов и не присутствовала ни на одном общем собра­нии о-ва; спустя 11 месяцев она оспорила распределение акций и потребовала возврата уплаченных ею сумм. Апелля­ционный Суд по этому делу решил, что истица вправе анну­лировать договор путем исключения ее имени из реестра акционеров и, таким образом, избежать ответственности по платежу не произведенных еще очередных взносов, но она не вправе получить обратно уплаченные ею деньги, посколь­ку она получила за них нечто, имеющее рыночную стоимость 121


'''/ ''•Ч" '.'•''•''' •''. "'^"''.'^^^^^ёй;^;'?,^'

являющееся, '.во'..; всяком': ^случае,

ради которого она вступила в сделку,     . ^::' ^. •^, , •„>v

Следующие дела показывают условия, которым должен :•• удовлетворять отказ несовершеннолетнего  от договора такого рода для того, чтобы отказ этот мог иметь силу.

Несовершеннолетний получил акции в 1883 г.; он выра­жал желание отказаться от них, но не сделал заявления об отказе.                                     .       

В 1886 г. он достиг совершеннолетия, а когда, в 1887 г., компания была обращена к ликвидации, ему не разрешили изъять его имя из списка подписчиков1.   .

Несовершеннолетний вступил в члены жилищно-строи-тельпого общества, получил участок земли и в течение че­тырех лет после достижения совершеннолетия производил очередные платежи. Затем он попытался отказаться ., от договора, но это ему не было разрешено2.

Несовершеннолетний заключил договор о вступлении в будущем в брак, по которому он получал значительные вы­годы. Почти через четыре года после наступления совершен­нолетия он отказался от договора. Последовало решение3, что договор такого характера обязателен к . исполнению, если только он не был отвергнут в разумный срок по дости­жении совершеннолетия, и что в данном случае отказ после­довал слишком поздно 4.

Положение несовершеннолетнего члена простого товари­щества отличается от .положения несовершеннолетнего ак­ционера. Правда, отношения по договору простого товари­щества являются длительными отношениями между членами товарищества. Однако, становясь членом товарищества, не­совершеннолетний не приобретает интереса в предмете, носящем характер недвижимости и обремененном обязатель­ствами.

Принципы справедливости, конечно, не позволят несовер­шеннолетнему, при расчетах в товариществе, требовать, чтобы его кредитовали прибылями и не дебетовали убытка­ми. Но он' не отвечает перед кредиторами товари-

1 In re Yeoland's Consols. 58 L. Т. 922.

2 Whtttingham v. A'urdy. 60 L. Т. 956.

s Carter v. Silber. 1S92. 2 Ch. 278; Edwards v. Carter. 1893. A. C. 360. 4 Следует, однако, отметить, что согласно Акту о брачных контрактах несовершеннолетних 1855 г. несовершеннолетний мужского пола стар­ше двадцати и женского пола старте семнадцати лет могут, с санкции суда, заключать обязательные к исполнению брачные контракты, которые могут быть совершены как до, так и после встутьния в брак (Lovett v. Lovett. 1898. I Ch 82).

123


.Д^ш.ества'^'  долгам,' возникшим в период .времени, его.' не-' ^^совершетолетия, при этом он: не несет ответственности по ', •:;;"таким.долгам не только во время его несовершеннолетия, '...но и после наступления совершеннолетия и независимо от .того, отказался ли он или не отказался от участия в договоре товарищества 1. Если же он, по наступлении совершенноле­тия, будет продолжать действовать в качестве партнера в товариществе, то он, конечно, будет в равной, мере. .,. с остальными партнерами нести ответственность по тем дол-• • :. гам -товарищества, которые возникнут впоследствии. Но ; даже и перестав действовать в качестве партнера, он также может поставить себя в положение ответственного по таким долгам, если о своем выходе из товарищества он не изве-. стит лиц, состоящих в деловых связях с этим товари­ществом. Так, например, по одному делу было установлено, что ; несовершеннолетний считал себя выбывшим из договора товарищества с X, но почти до' момента достижения совер­шеннолетия продолжал действовать в качестве партнера;

затем он- перестал действовать как партнер, однако ничего не предпринял для того, чтобы оформить свой отказ от договора товарищества. Суд признал, что он должен отве-.чать перед лицами, поставлявшими для Х товары, по тем дол­гам, которые образовались после достижения им совершен­нолетия 2. Ответственность, о которой идет речь в данном случае, представляет собой, однако, лишь иллюстрацию общих положений права о договоре товарищества, приме­няемых ко всякому выбывающему из товарищества партнеру, и не вытекает из каких-либо принципов, свойственных исключительно нормам, регулирующим правопое положение несовершеннолетних.

б) Договоры, не обязывающие, если они не ратифициро­ваны. По договорам, 'не носящим .длительного характера, не­совершеннолетний не считался связанным договорными обя­зательствами, если только он, достигнув совершеннолетия, не подтвердил их в ясно выраженной форме. Таким образом, обещание выполнить отдельное действие, например, уплатить вознаграждение за оказанные услуги, или исполнить договор, подлежащий целиком исполнению в будущем, и, разумеется, все прочие договоры, кроме длительных или договоров на необходимые предметы (necessaries), требует ясно выра­женного подтверждения.

' Lovell & Christmas v. Beauchamp. 1894. А. С. 607. 2 Goode v. Harrlson. 5 В. & Aid. 159.

123


Так как обе эти категории договоре 1влялись по Обще­му праву только лишь оспоримыми, по усмотрению несовер­шеннолетнего, а не полностью недействительными, то для несовершеннолетнего не было никаких препятствий к прину­дительному осуществлению таких договоров; другая же сторона не могла требовать принудительного исполнения этих договоров. В одном отношении, однако, положение . несовершеннолетнего как истца отличалось от положения другой стороны в договоре. Он вправе был получить возме­щение убытков, однако не мог получить  исполнения договора в натуре по той простой причине, что договор нельзя было осуществить взаимно, а также и потому, что обязать сторону исполнить договор в натуре зависит от усмотрения суда, и такая форма удовлетворения, устанавли­ваемая судом в силу принципов справедливости, а не в силу нормы права, не допускается судами при подобных обстоя­тельствах1.

Таковы были положения Общего права по данному вопросу. Рассмотрим, каким изменениям они подверглись со стороны законодательства.

Акт о защите несовершеннолетних. Акт о защите несо­вершеннолетних (The Infant's Relief Act 1874), невидимому, рассчитан был на то, чтобы оградить несовершеннолетних не только от последствий юношеской неопытности, но и от последствий их щепетильности по части отказа от договоров по достижении совершеннолетия.

Положения этого Акта изложены так:

«I. Впредь все заключенные несовершеннолетними договоры, как в форме документа с приложением печати, так и простые, о возврате денег, данных взаймы, либо подлежащих передаче взаймы, или об уплате денег за товары, поставленные либо подлежащие поставке (кроме договоров о поставке предметов первой необходимости), а также все подтвержденные несовершеннолетними долговые их обязательства при­знаются абсолютно недействительными. Закон этот, однако, не лишает силы любой договор, заключаемый несовершеннолетними в силу какого-либо существующего или 'могущего последовать закона, либо в силу норы Общего права или принципов справедливости, за исключением та­ких договоров, которые ныне являются оспоримыми в силу закона.

2. Не. может быть предъявлено никакого иска о возложении на какое-либо лицо ответственности по данному им в зрелом возрасте обе­щанию уплатить долг, сделанный им в период несовершеннолетия, либо по совершенной им в зрелом возрасте ратификации договора или обя­зательства, принятого в период несовершеннолетия, независимо от того, будет или не будет предоставлено но-вое встречное удовлетворение за такое обещание или ратификацию».

Higlu v. Bulland. 4 Russ. 293.

124


Точны смысл положений этого Акта не легко сразу установить, но эффект его может быть суммирован следую­щим образом:

1. Три категории договоров, заключаемых несовершенно­летними, впервые оказались «абсолютно недействительными», а именно: о возврате денег, данных взаймы или подлежа­щих даче взаймы1; о расчете за товары, поставленные или подлежащие поставке несовершеннолетним (кроме «необхо­димых предметов»), и, наконец, подтвержденные несовер­шеннолетними долговые их обязательства.

2. Не подпадают под действие этой статьи договоры о «необходимых предметах», равно и те договоры, которые несовершеннолетние могли законно заключать на день изда­ния Акта и которые в то же время не являлись для них оспоримыми.

3. Несовершеннолетние не могут более, достигнув совер­шеннолетия, ратифицировать такого рода договоры, которые до издания Акта считались не связывающими несовершенно­летних обязательствами, если только они не ратифицированы ими. Таково положение независимо от того, предоставляется или нет какое-либо новое встречное удовлетворение за обещание или ратификацию договора, совершенные несовер­шеннолетним по достижении им совершеннолетия.

4. Не подпадают под действие Акта договоры, которые до издания Акта являлись связывающими несовершеннолет­них обязательствами, пока они не отказались от договора.

Мы можем теперь рассмотреть эти четыре пункта более подробно.

L Решения по следующим делам поясняют смысл содер­жащихся в ст. 1-й слов: «абсолютно недействительные»:

Несовершеннолетний, задолжавший по своим торговым операциям, был признан виновным в обмане своих кредито­ров в том смысле этих действий, как они определены Актом о должниках 1869 г. Решение это было отменено на том основании, что сделки, в результате которых образова­лись долги, были недействительны в силу Акта о защите не­совершеннолетних 2. Следовательно, не было кредиторов как объектов обмана. По тем же соображениям несовершенно­летний не может быть признан несостоятельным должником по отношению к подобным долгам ч.

1 Признано, что термин этот покрывает чакже и обмен товарами Pearce v. Ir'in (1929). 2 К. В. 310.

2 R. v. Wilson. 5 Q. В. D. 28. 8 Ex parte Jones 18 Ch. D 109.

125


у'"'

^

I?             '             . -   ;.'''''''    •''••••        ' ' '                   '•  ' • •   •••;..       -  , . .

/ Апелляционный. Суд •• признал, что созданное несовершен- .• нолетним ложное представление о том, что он взрослый—:

обстоятельство, побудившее истца дать ему взаймы деньги,не может возлагать на несовершеннолетнего какую-либо договорную ответственность в силу правила, не допускаю-. щего отказаться от заявлений, сделанных стороной (estoppel)или иным каким-либо путем, ибо Акт признает такой договор «абсолютно .недействительным» 1.

Эти дела были решены явно в соответствии с Актом о защите несовершеннолетних, но полагают, что они не были б.ы решены иначе и в том случае, если бы Акт не был издан и договоры были бы не «абсолютно недействительными», а лишь оспоримыми, по желанию несовершеннолетнего, ка­кими они были по Общему праву. Кажется,' ни одно еще решение не разъяснило,, в чем состоит точное различие, ко­торое проводит статья 1-я Акта между договорами, к кото­рым она относится.

Трудно поверить, что статья эта рассчитана на то, чтобы лишить всех юридических последствий те договоры, к кото­рым она относится. Вряд ли можно допустить, например, что торговец, который поставлял товары несовершеннолетнему по договору, признаваемому этой статьей «абсолютно не­действительным», мог бы получить товары обратно от после­дующего добросовестного покупателя, купившего их у не­совершеннолетнего. Имеется прецедент, дающий возмож­ность сказать, что если товары доставляются но такому договору, то право собственности на них переходит к песо-вершениолетнему. Было также признано, что если несовер­шеннолетний уплатил деньги и получил выгоду по договору, то он не может взыскать уплаченные им деньги2.

Товары, оплаченные и использованные. Несовершеннолет­ний нанял дом и согласился уплатить домовладельцу 100 фунтов ст. за обстановку. Он уплатил 60 фунтов, а на остальную сумму выдал вексель. Спустя, несколько месяцев пользования домом и обстановкой он достиг зрелого возра­ста и возбудил процесс об аннулировании договора и вексе­ля и о возврате уплаченных им денег. Он был освобожден от дальнейшей ответственности по договору и по векселю, однако он не смог получить обратно деньги, уплаченные им за обстановку, которой он пользовался. «Несомненно,указал судья Колеридж,формулировки Акта. 1874 г. о за-

1 Levene v. Brougham 25 Т   .К.^265.

2 Stocks v. Wilson. 1913. 2 К. В. ^4b.

126


^ж^'^^'-^^ ! !   ^   ,         :

щите -нес-аершеннолетних сильны и общи, но им следует .'придавать разумное толкование.... Если несовершеннолетний : уплатил за что-нибудь и потребил илй^ использовал опла­ченное, то возвращение ему уплаченных им денег было бы противно' естественной справедливости1. Повидимо'му, из этой мотивировки, равно как и из формулировки самой статьи, следует, что если несовершеннолетний не получил . никакой выгоды по подобному договору, то он вправе по­лучить обратно уплаченные по договору деньги2.

Следовательно, статья эта, как будто, не ставит несовер­шеннолетнего в положение, более благоприятное, чем то, которым он пользовался по Общему праву; да и нет к тому никаких "'оснований. Наоборот, возможно, что эта статья сделала его положение менее благоприятным, ибо если по Общему праву он мог принудительно осуществить договор, то трудно' представить, как он может осуществить договор, который Акт объявляет «абсолютно недействительным». Для этого нужно было бы толковать эти слова просто так: «не­действительны по отношению к несовершеннолетнему».

2.- Договоры о необходимых товарах. Договор «о то­варах, поставленных или подлежащих поставке», являю­щийся договором о «необходимых предметах», исключается из-под действия статьи 1-й Акта и, следовательно, все еще регулируется Общим правом. Но нормы Общего правя по данному предмету приобрели форму писаного закона в Акте о купле-продаже товаров 1893 г., статья 2-я которого гласит:

«Если необходимые предметы (necessaries) будут поодапы или по­ставлены несовершеннолетнему или ли'''/, которое вследствие умственной несостоятельности или пьянства неспособно к заключению договора, то они обязаны уплатить разумную за них цену».

«Необходимыми 'предметами по смыслу этой статьи считаются вещи, соответствующие условиям жизни несовершеннолетнего или иного выше­упомянутого лица, а также действительным его потребностям но время гх .продажи и доставки».

Что такое «необходимые предметы»? Мы должны преж­де всего рассмотреть, что обозначают слова «необходимые предметы» '(necessaries).

Всегда признавалось, что несовершеннолетний может оказаться ответственным за снабжение его не просто предметами первой необходимости, но и вещами, соответ-счвующими его общественному положению и тем конкрет-

1 V;llpn"-l --  ^---'- "•----

' Valentini v. СаплИ. 24 Q. В. D. 166. 2 Pearce v. Brain. 1929. 2 К. В. 310.

127


ным обстоятельствам, в каких он в то время находился. Наиболее авторитетным источником по данному предмету является решение судьи Брамуэлла по делу Ryder v. Wombw.ell (L. R. 3 Ex. 90), выводы которого были .воспри­няты судом Казначейства (L. R. 4 Ex. 32).

В таких делах компетенция суда и присяжных разграни­чивается следующим образом:

По представлении доказательств о характере поставлен­ных вещей и об обстоятельствах, в которых находился не­совершеннолетний, а также об его потребностях, суд опре­деляет, могут ли поставленные вещи вообще, с точки зрения здравого смысла, рассматриваться как необходимые предме­ты .(necessaries); только в том случае, если он придет к за­ключению, что это возможно, дело может быть передано на решение присяжных 1.

Есть вещи, которые явно не могут быть отнесены к кругу необходимых предметов. Таковы, например, как указал судья Бро'муэлл по делу Ryder v. Womb-well, серьги для мужчины, очки для слепого, дикое животное и пр.

Вещи могут быть по своему характеру полезными, но качество их или количество, в котором спи поставлены, могут лишить их характера необходимых предметов. Для студента-юриста  необходимыми  предметами  могут  яв­ляться элементарные учебники, а не редкое издание книги Литтлтона о владении или 8—10 экземпляров комментариев Стефенса. Понятие необходимости предмета может также меняться в зависимости от общественного положения не­совершеннолетнего или от особых условий, в которых он находится. Приличное положению воспитанника Итонского колледжа качество одежды не является необходимым для конторщика телеграфа; потребные инвалиду медицинский уход и диэта не являются необходимыми для человека здо" рового. Поэтому вовсе не следует, что, если вещь относится к категории полезных, то судья обязан предоставить при­сяжным высказаться, является ли она необходимой или нет.

В каких случаях решение вопроса предоставляется при­сяжным? Если судья придет к заключению, что вопрос остается открытым и что поставленные вещи с известным основанием могут считаться необходимыми, он предостав­ляет присяжным решить вопрос, являлись ли эти вещи при данных   обстоятельствах   действительно   необходимыми. П присяжные в этом случае обязаны принять во внимание

1 Nash v. Inman 1908. 2 К. В.

128


s-.               '

характер доставленных вещей, фактическое материальное положение несовершеннолетнего, а также в каких размерах он ранее был уже снабжен такими вещами. Необходимо подчеркнуть слова «фактическое материальное положение», потому что ложное представление, созданное в глазах тор­говцев несовершеннолетним относительно его общественного и материального положения, не влияет на ответственность несовершеннолетнего. Если торговец поставляет несовер­шеннолетнему дорогостоящие товары, считая материальное положение несовершеннолетнего лучшим, чем оно есть в дей­ствительности, или если он поставляет товары потребитель­ского характера, не зная, что несовершеннолетний достаточно уже ими снабжен, он действует на свой риск. По одному из дел 1 судья высказался так:

«Доказав, что товары соответствовали-условиям жизни несовершенно­летнего, он (торговец) должен затем доказать, что они соответствовали потребностям несовершеннолетнего в момент пгодажи и доставки их. Если он не установит этого факта либо доказательствами, самим им представ­ленными, либо, в зависимости от обстоятельств дела, путем перекрест­ного допроса свидетелей ответчика, он, по моему мнению, не выпо 'пил возложенной на него r силу горм права обязанное'1'!1 доказать с' oi° иск»

Заем для приобретения необходимых предметов. Денеж­ный заем кесовершеннолетн&му для уплаты за необходимые предметы не мог быть, согласно Общему праву, взыскиваем. Однако Канцлерским судом признавалось, что, если не­совершеннолетний занял деньги, чтобы уплатить долг, по ко­торому он в силу .норм права 'несет ответственность, и долг этот фактически был оплачен этими деньгами, заимодавец «становился на место лица, уплатившего деньги» и вправе был взыскать их обратно2. Ответственность в отношении такого займа основана, однако, на принципах справедли­вости, которые имеют более широкое применение, чем нор­мы о необходимых предметах.

Примечание к ст. 1-й Акта. Договоры, в которые несо­вершеннолетний .вправе вступать «в силу существующих или могущих последовать законодательных актов либо в силу норм Общего права или принципов справедливости» и кото­рые на день издания Акта не являлись оспоримыми, изъяты из-под действия Акта в силу примечания к статье 1-й. Судья Кекевич в решении по делу Duncan v. Dixon {44 Ch. D. 211) указал, что, согласно обычному способу толкования закона, значение этого примечания должно состоять в изъятии из-под действия предшествующей части статьи некоторых

1 ^ash v. Inman. 1908. 2 К. В.

2 Martin v. Gale. 4 Ch. D. 428.


129


У Основы договорного права


договоров, которые, при отсутствии такого ^примечания, под­падали бы под ее действие. Изъятая, таким образом, кате­гория договоров была затем ограничена исключением из .нее (и оставлением, повидимому, под действием общих положе­ний статьи 1-й) договоров, являющихся оспоримыми на день издания Акта,                              .

Формулировка этого примечания чрезвычайно неясна, ибо нелегко найти .такой договор, 'который подпадал бы под столь ограниченную классификацию. Это должен- быть такой договор, который не был бы договооом о необходимых предметах, в смысле вещей, необходимых несовершеннолет­нему (ибо таковые статьей 1-й уже исключены), и в то же время не был бы для несовершеннолетнего - осгюримым до издания Акта. Такая категория договоров, однако, сущест­вует. Она является категорией, на которую в любом случае, т. е. и в том случае, если бы не существовало примечания к статье 1-й, статья эта не распространялась бы, так как договоры, которые включает в себя эта категория, не отно­сятся ни к одному из трех особых родов договоров, признаваемых статьей 1-й недействительными. Остается толь­ко предположить, что примечание к статье 1-й было преду­смотрено ex majori cautela, что'бы обеспечить .неприменение Акта к таким договорам.

Примеры категории договоров, о которой идет речь, сле­дует искать там, где. несовершеннолетний вступает в договор личного найма с тем, чтобы либо обеспечить себя средствами для самостоятельного существования, либо с целью получить образование для овладения подходящей профессией или подыскания занятия. Такие договоры являются, в сущности, договорами о «необходимых предметах» в широком смысле этого термина, и так именно они и определяются в преце­дентах 1.

«Всегда четко признавалось, что договоры об отдаче в обучение и о трудовом найме не являются договорами, по которым, п 'случае воз­никновения иска, заявление о несовершеннолетии ответчика является достаточным 'возражением, Всегда 'возникал вопрос, представляется ли договор, при всестороннем его изучении, заключенным 'к выгоде несовер-шеннолет/пего. И если он решается п, положительном смысле, то суд i:e позволит несовершеннолетнему отказаться от договора»2.

По указанному делу было установлено, что несовершен­нолетний вступил с железнодорожной компанией в договор личного найма, обязавшись при этом принять условия;стра-


491.


1 Walter v. Everard. 1891. 2 Q. В. <69. a Clements v. I- & N. W. R. Co. 3894, 2 Q. В. per Kay. L. J.

130


' ' хованй^. -)t, несчастных случаев взамен своих прав на иск •"•по Акту «об ответственности нанимателей» от 1880 г. Суд '•.^•признал, что договор, если рассматривать его в целом, был .", заключен к выгоде несовершеннолетнего и что ответчик свя­зан обязательством1. Несовершеннолетний может быть 'также признан ответственным за нарушение подобного. договора,   согласно  Акту о нанимателях  и  рабочих . (The Employers and Workmen Act 1875).

С другой стороны, по делу Leng v. Andrews (1909. 1 Ch. .763) суд признал, что заключенное несовершеннолетним при поступлении на работу в редакцию Шеффильдской газеты соглашение не вступать в течение всей его жизни в связь с какой-либо другой газетой, находящейся в пределах 20 миль от Шеффильда, является, более обременительным, чем вг>г-годным, и что несовершеннолетний вправе от него отказать­ся, независимо от того, действительно ли это соглашение вообще, поскольку оно ограничивает свободу профессиональ-,, ной деятельности.

Однако, когда в договоре несовершеннолетнего о личном найме содержатся некоторые условия, которые, будучи огра­ничением свободы его прос})ессиональной деятельности, не­действительны, из этого вовсе не следует, что несовершен­нолетний вправе отказаться от всего договора в целом, ибо по нормам, применимым к такой категории договоров, иногда допускается отделять недействительные условия от остальной части договора. В этом случае, если договор после того, как из него исключены недействительные условия, п общем выгоден для. несовершеннолетнего, то последний связан обязательствами .по нему2.

Рассматриваемая группа договоров, однако, не включает в себя каждый договор, о котором, рассматривая его в це­лом, можно сказать, что он выгоден для несовершеннолет­него, Это ограниченная группа,- хотя и нелегко опреде­лить ее пределы. По делу Cowern v. Nield (1912. 2 К. В. 419) было установлено, что несовершеннолетний,- занимавшийся торговлей сеном и соломой, получил с. истца деньги за кле­вер и сено, которые он обязался истцу доставить. Суд при­знал, что обычный торговый договор, подобный данному, хотя бы и выгодный для несовершеннолетнего, не подпадает

Не может быть, невидимому, возбуждено никакого гражданского процесса против несовершеннолетнего на основании договора об отдаче в обучение; однако, если он плохо редет себя, он может быть наказан хозяином или по пригонору Мирового суда. 2 Oisen v. Corry. 155. L. Т. 512.

131


под ту категорию договоров, которые бязательны для"не-совершеннолетнего, так как он недостаточно связан с лич­ностью несовершеннолетнего. Значительно позднее, однако, Апелляционный Суд по делу Doyle v. White City Stadium Ltd. (П35. i K- '3. НО) 'признал, что заключенный .профессиональ­ным боксером договор, встречным удовлетворением по ко­торому для боксера являлось получение обязательного, в силу действующих правил, разрешения на публичные вы­ступления, являлся связывающим боксера '.обязательством, несмотря на то, что он был несовершеннолетним. Основа­нием к такому решению послужило то обстоятельство, что договор этот был фактически необходим для того, чтобы не­совершеннолетний имел право заключить другой договор, а именно соглашение об участии в состязании на первенство тяжеловесов, который сам по себе, как договор личного найма, заключенный к выгоде нанявшегося, -суд признал связывающим несовершеннолетнего обязательствами. Реше­ния эти не определяют, какие выгодные для несовершенно­летнего договоры являются обязывающими его. Однако они, пожалуй, намечают тенденцию расширения этой категории договоров, ибо можно было бы признать, что заключенный несовершеннолетним в данном случае договор был просто побочным по отношению к его профессии договором и, сле­довательно, был договором такого рода, который прежде не считался связывающим несовершеннолетнего обязатель­ствами даже в тех случаях, когда он был заключен с выго­дой для него.

Основания ответственности несовершеннолетних. Остает­ся рассмотреть природу ответственности несовершеннолетних по сделкам о необходимых предметах, в отношении которой существуют некоторые сомнения.

Судья Флетчер Молтон по делу Nash v. Inman {1908. 2 К. В. 1,8) ответственность несовершеннолетнего за достав­ленные ему необходимые вещи обосновал так:

«Несов.ершенно.летн™, подобно умалишенному, неспособен к заклю­чению договора купли-продажи в строгом смысле этого слова. Однако, если человек удовлетворит потребности несовершеннолетнего или ума­лишенного, то в силу норм права подразумевается обязанность уплаты за оказанные таким образо-м услуги, и эта обязанность реализуется пу­тем обращения взыскания на имущество несовершеннолетнего или ума­лишенного. Отсюда следует, что вряд ли основанием иска является воз­лагаемая на несовершеннолетнего нормами права обязанность справед­ливо расплатиться за удовлетворение его .потребностей. Иначе говоря, обязанность эта возникает из вещных отношений, а не из договорных».

132


В тог же смысле высказался и судья Скраттон. Отме­тив, что ^ежний порядок судоговорения в подобных делах состоял в представлении счета на проданные и доставленные вещи, Скраттон в связи с заявлением ответчика о несовер­шеннолетии и в связи с возражениями истца, указывавшего, что вещи являлись необходимыми предметами, указал, что истец вправе получить удовлетворение не обязательно по тем ценам, которые были обусловлены, а лишь по нормальным (разумным) ценам, так как,добавляет Скр^тто.н,до­ставка несовершеннолетнему необходимых предметов не означает, что имеется согласованный между сторонами договор 1.

Товары, подлежащие поставке. Следуе'-' заметить, что Акт «о продаже товаров» имеет в виду лишь «необходимые предметы, проданные и доставленные» и ничего не говорит о необходимых предметах, проданных несовершеннолетне­му, н.о нс досгавленных, т. е. о договоре купли-продажи, подлежащем еще исполнению. Возможно, например, такое положение, что несовершеннолетний мог заказать вещи, являвшиеся для него необходимыми в момент заказа, одна­ко до того, как вещи эти были ему доставлены, потребность его в них была удовлетворена из другого источника. Думает­ся, что вопрос об его огветственности по неисполненному договору купли-продажи все еще решается на основе норм Общего права, и как будто нет ни одного прецедента, в ус-тором несовершеннолетний был -признан ответственным за отказ принять поставку необходимых предметов или за не­выполнение договора купли-продажл необходимых 'предме­тов. Если, kjk полагает судья Флетчер молтор, обяза­тельство несовершеннолетнего возникает из вещных отноше­ний, а не из договорных, то он не мо