Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКАЯ   АКАДЕМИЯ    ПРАВОСУДИЯ

А.А. Власов

ГРАЖДАНСКОЕ

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ

ПРАВО

УЧЕБНИК

МОСКВА

2003

 

Власов А.А. Гражданское процессуальное право: Учебник. – М.: ТК Велби, 2003. – 432 с.

 

Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов, а также судей, прокуроров и адвокатов.

В данном учебнике в соответствии с положениями нового Гражданского процессуального кодекса РФ на базе судебной практики и современных гражданских процессуальных концепций освещены все основные институты гражданского процессуального права.

 

ВВЕДЕНИЕ

Для успешной подготовки кадров современных юристов в России постоянно ощущается потребность в учебниках, кото­рые, с одной стороны, отвечали бы государственным образовате­льным стандартам, а с другой — основывались на апробирован­ных курсах лекций и учебно-методических пособиях, отражали накопленный многими юридическими школами вузовский педа­гогический опыт, текущее законодательство, судебную практику.

Гражданское процессуальное право как самостоятельная от­расль права включает в себя совокупность норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают между участника­ми судебного разбирательства и судом общей юрисдикции при осуществлении правосудия по гражданским делам. Одним из его основных источников является новый Гражданский процессуаль­ный кодекс Российской Федерации, принятый 14 ноября 2002 г. № 137-ФЗ.

Вместе с тем в связи с принятием нового Гражданского про­цессуального кодекса Российской Федерации необходимо обра­щать внимание на особенности его правоприменения по сравне­нию с ГПК РСФСР, который был принят в 1964 году в совер­шенно иных по сравнению с настоящим периодом экономических, политических, общественных условиях России. Данный кодекс от­ражал существовавшие в тот период плановый характер экономи­ки, тип государственного устройства, приниженную роль судебной власти по сравнению с исполнительной властью, следственный характер правосудия по гражданским делам.

Традиционно в России гражданские процессуальные кодексы принимались одновременно с гражданскими кодексами, что в об­щем-то соответствует логике взаимодействия различных отраслей права.

Однако при принятии ГПК был допущен значительный раз­рыв во времени между обновлением регулятивного (материаль­ного права) и гражданского процессуального права Российской Федерации, несмотря на принятие за этот период новых круп­ных законов в области конституционного, гражданского, семей­ного, налогового, бюджетного и иных отраслей права.

История принятия нового ГПК поможет лучше понять его содержание. Так, новый кодекс базируется на закреплении прин­ципов гражданского процесса в соответствии со ст. 8 Всеобщей декларации прав человека от 10 февраля 1948 г., чего ранее не было, в которой говорится, что «каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национа­льными судами в случаях нарушения его основных прав, предо­ставленных ему конституцией и законом».

Кроме того, ГПК основан на Европейской конвенции о защи­те прав человека и основных свобод и Протоколов к ней, став­ших в результате ратификации их Российской Федерацией 5 мая 1998 г. составной частью национального законодательства России, а также ст. 46 Конституции Российской Федерации, провозгласившей, что «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

В нем закреплены гарантии судебной защиты прав граждан судами общей юрисдикции, и он ориентирован прежде всего на защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов именно граждан (ст. 22 ГПК). Однако наряду с защи­той прав граждан в судах общей юрисдикции осуществляется также защита интересов государства, органов государственной власти и местного самоуправления, неопределенного круга лиц, организаций, общественных объединений.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что новый ГПК исхо­дит из бережного отношения к системе действовавшего ГПК РСФСР и нормам, ранее оправдавшим себя на практике в тече­ние тридцати восьми лет применения этого закона, обеспечивав­шим надлежащий механизм защиты права и не противоречащим современному законодательству, особенно новеллам, внесенным в него 27 октября 1995 г. и 8 августа 2000 г., в такие, уже сло­жившиеся, институты, как прекращение производства по делу, оставление заявления без рассмотрения, правовое регулирование хода судебного заседания и др.

В ГПК закреплен принцип единоличного рассмотрения и раз­решения судьями гражданских дел в суде первой инстанции, од­нако сохранено право и на коллегиальное рассмотрение и разре­шение дела.

Учитывая наличие многочисленных международных связей Российской Федерации и договорных отношений с другими го­сударствами, в ст. 1 ГПК установлено соответствующее междуна­родной практике правило, что «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, кото­рые установлены гражданским процессуальным законодательст­вом Российской Федерации, то применяются правила междуна­родного договора».

В ГПК проводится фундаментальная правовая идея гармо­ничного сочетания инициативы сторон по защите права с руко­водящей ролью суда в гражданских процессуальных отношениях. Законодатель при принятии нового ГПК обоснованно исходил из того, что нет принципов диспозитивности и состязательности в «чистом виде» без определенных ограничений и вспомогатель­ных функций суда.

В нем также содержатся нормы, расширяющие объем прав сторон и связывающие действия суда диспозитивными волеизъ­явлениями сторон, и он исходит из идеи повышения активности самих сторон в процессе защиты права, их ответственности за свои действия.

Кроме того, новый ГПК соответствует положениям ст. 6 Ев­ропейской конвенции о защите прав человека и устанавливает порядок уведомления заинтересованных лиц о начатом процессе, устанавливает достаточное время для подготовки к нему, закреп­ляет право иметь судебного представителя, пользоваться бес­платной помощью адвоката, переводчика, закрепляет гарантии справедливого и публичного разбирательства дела.

С этой точки зрения по сравнению с прежним ГПК в новом ГПК значительно изменена роль прокурора в гражданском про­цессе. Так, прокурор в настоящее время имеет право возбуждать дела только в случаях необходимости защиты прав, свобод и за­конных интересов граждан, неопределенного круга лиц, государ­ства либо тогда, когда по уважительным причинам (состояние здоровья, возраст и т. п.) само заинтересованное лицо не может возбудить процесс. В основном в ГПК ограничено право проку­рора одновременно участвовать в процессе в двух формах — об­ращаться в суд в защиту «чужих» прав и законных интересов и давать по этому же делу правовое заключение.

Принципиальные отличия ГПК от ранее действовавшего ГПК РСФСР касаются содержания принципа состязательности, реали­зации сторонами обязанности по доказыванию. Помощь суда сторонам в осуществлении ими доказательственной деятельности по новому ГПК поставлена в прямую зависимость от активности стороны, ее поведения в гражданском процессе.

Новый кодекс исходит из деления права на частное и пуб­личное, что отражается на существовании в нем пяти видов судопроизводств: 1) приказного; 2) искового; 3) публично-правово­го; 4) особого; 5) производство по делам, возникающим в связи с исполнением судебных постановлений и актов иных органов.

В новом ГПК расширены возможности суда кассационной инстанции по пересмотру судебных постановлений, и судебное заседание в отличие от прежнего ГПК проводится по правилам, установленным для проведения судебного заседания в суде пер­вой инстанции с участием секретаря судебного заседания и веде­нием протокола.

Принципиальные изменения в ГПК произошли и в главе «Производство в суде надзорной инстанции», в соответствии с которыми административный порядок рассмотрения и разреше­ния надзорных жалоб заменен на судебный.

Несмотря на то, что данная отрасль права не регулирует дея­тельность арбитражных судов, третейских судов, нотариата, одна­ко традиционно в систему учебной дисциплины гражданского процессуального права входят темы, связанные также и с деяте­льностью арбитражных судов, третейских судов и нотариата.

Это объясняется тем, что изучение процессуальных особенно­стей деятельности указанных органов входит в задачу науки и учебной дисциплины гражданского процессуального права, так как деятельность этих органов, так же как и суда, непосредст­венно связана с защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и ин­тересов Российской Федерации, субъектов Российской Федера­ции, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Однако все эти и другие новеллы Гражданского процессуаль­ного кодекса РФ невозможно изучить в учебном процессе без их тщательного ознакомления и осмысления.

Автор с благодарностью примет все замечания и пожелания от читателей учебника.

Часть первая

СУДЕБНАЯ ФОРМА ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ

ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН

И ОРГАНИЗАЦИЙ

Глава   1

ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА НАУКИ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

§ 1. ПРАВОСУДИЕ И СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ

РОССИИ

Осуществление правосудия во все времена являлось необходи­мым атрибутом государственного суверенитета. Поэтому не слу­чайно, что судебные решения, в частности по гражданским делам, выносятся «именем Российской Федерации», поскольку только государство обладает абсолютной монополией на осуществление правосудия. Из этого следует, что никакое иное учреждение, кро­ме законодательно установленных государством судебных органов, не имеет полномочий на принятие обладающих силой судебных постановлений и подлежащих обязательному исполнению.

В Российской Федерации правосудие функционирует незави­симо от законодательной и исполнительной властей и имеет строго очерченную в Конституции РФ и особых законах компе­тенцию. В соответствии со ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

Особая роль в современных условиях принадлежит правосудию по гражданским делам. Из общего количества дел, рассматривае­мых судами, преобладающее число составляют гражданские дела.

Поэтому осуществление правосудия по гражданским делам, как специфической государственной функции, заключается в том, что­бы обеспечивать надлежащее применение законов путем восстанов­ления как нарушенного права, так и нарушенного баланса в граж­данских правоотношениях. То есть правосудие призвано, как отме­чал в свое время видный французский философ XVIII века Алексис де Токвиль, «заменять идею насилия идеей права»1.

Рассмотрение и разрешение гражданских дел затрагивает субъективные права и законные интересы значительной части

физических и юридических лиц. В связи с этим в современный период существенно должна повышаться роль правосудия в за­щите прав и свобод граждан, прав и законных интересов органи­заций, утверждении принципа социальной справедливости, пре­дупреждении правонарушений, воспитании уважения к закону, правам, чести и достоинству граждан.

Указанные задачи гражданского судопроизводства могут быть успешно решены лишь при строжайшем соблюдении законности как одного из важнейших условий укрепления правовой основы государственной и общественной жизни, функционирования строящегося в России правового государства.

Русский профессор Л. Е. Владимиров в свое время справедли­во отмечал, что «...суд имеет одну цель — правосудно решать дела. Правосудное же решение дел складывается из правильного уста­новления достоверности фактов и точного применения к ним зако­на. Хорош закон или не хорош, получатся ли благие общественные последствия или дурные из данного приговора — все это суда не касается: его дело — установить факт и применить закон»1.

Только с помощью судебных процедур возможно наиболее спра­ведливо определить меру свободы и меру ответственности гражда­нина в его сложных гражданских правоотношениях с другими людь­ми, обществом и государством. Интерес в связи с этим представля­ют история римского права и те известные классические изречения о понятиях, которые вкладывались в функции правосудия.

Так, среди них были распространены такие понятия, как: «правосудие укрепляет суверенную власть» (iustitia firmatur soli-urn); «правосудие должно быть свободным, ибо нет ничего более несправедливого, чем продажное правосудие; полным, ибо право­судие не должно останавливаться на полпути; скорым, ибо про­медление есть вид отказа» (iustitia debet esse libera, quia nihil iniquius venali iustitia; plena, quia iustitia non debet claudi care; et celeris, quia dilatio est quaedam negatio)2.

Правосудие — это форма государственной деятельности, кото­рая заключается в рассмотрении и разрешении судом отнесенных к его компетенции дел, в том числе и гражданских, которая осу­ществляется в установленном законом процессуальном порядке.

«Правосудие» и «судебная власть» не тождественные между собой понятия, несмотря на то что относятся к одной государст­венной функции, которая заключается в том, чтобы беспристраст­но и объективно рассматривать и разрешать различные социаль­ные споры и конфликты, связанные с действительным или предполагаемым нарушением норм права. Правосудие представляет со­бой особый вид юридической деятельности, выполнение которой возложено государством и обществом на судебную власть.

Судебная власть представляет собой имеющую свои особен­ности в организации и компетенции особую разновидность госу­дарственной власти, делегированную государством специально уполномоченным государственным органам — судам, которая реа­лизуется конкретными должностными лицами (судьями) для вы­полнения ими правоохранительных функций с использованием в необходимых случаях силы принуждения.

Носителями судебной власти и соответственно уполномочен­ными законом на осуществление правосудия могут быть только судьи, а также привлекаемые в установленном порядке к осуще­ствлению правосудия присяжные и народные заседатели.

Поэтому никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Судьями в данном случае должны являться лица, наделенные в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе.

Судебная власть в России осуществляется посредством консти­туционного, гражданского, административного и уголовного судо­производства Главная особенность судебной власти заключается в ее обязанности точно и неукоснительно применять «букву и дух закона» при строжайшем соблюдении процессуальной формы.

В соответствии со ст. 1 Федерального конституционного за­кона «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декаб­ря 1996 г/ судебная власть самостоятельна и действует незави­симо от законодательной и исполнительной властей.

Конституционное закрепление правосудия как отдельной са­мостоятельной и независимой государственной власти впервые было осуществлено в Конституции РФ, принятой 12 апреля 1978 г.3 В то время глава 9 данной Конституции называлась «Правосудие и прокурорский надзор». В Конституции 1993 г. идея обособления функций правосудия от функций законодате­льной и исполнительной властей сформулирована в гл. 7 под названием «Судебная власть».

Согласно Федеральному конституционному закону «О судеб­ной системе Российской Федерации» в России действуют феде­ральные суды и суды субъектов РФ.

Так, к федеральным судам относятся:

1. Конституционный Суд РФ.

2. Суды общей юрисдикции (Верховный Суд РФ, Верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федера­льного значения, суды автономной области и автономных окру­гов, районные суды, военные суды и специализированные суды).

3. Арбитражные суды (Высший Арбитражный ~Суд, федераль­ные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов РФ). К судам субъектов РФ отнесены:

1. Конституционные (уставные) суды субъектов РФ.

2. Мировые судьи.

На основании анализа гл. 7 Конституции РФ можно сделать вывод о том, что судебную власть в Российской Федерации осу­ществляют Конституционный Суд, а также система общих и ар­битражных судов, действующая в национально-государственных и административно-территориальных образованиях. Однако необ­ходимо иметь в виду, что Конституционный Суд РФ, как вы­сший орган судебной власти по защите конституционного строя, правосудия по конкретным делам не осуществляет, что соответ­ствует ст. 125 Конституции РФ.

Включение в судебную систему арбитражных судов, создан­ных в 1992 г. вместо ранее существовавшего арбитража, расши­рило сферу правосудия по гражданским делам, так как к их компетенции отнесено разрешение экономических споров и иных дел (ст. 127 Конституции РФ). В соответствии со ст. 4 Федера­льного конституционного закона «Об арбитражных судах в Рос­сийской Федерации» арбитражные суды осуществляют правосу­дие путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции.

Создание правового государства немыслимо без наличия пра­вовых гарантий прав и свобод граждан. Также невозможно суще­ствование правового государства без сильного и по-настоящему независимого суда от исполнительной и законодательной властей.

Поэтому необходимы радикальное переосмысление и переори­ентация представлений о предназначении суда в обществе, в част­ности обсуждение вопроса о включении арбитражных судов в единую судебную систему по примеру многих стран, таких, как  Армения, Венгрия, Латвия, Эстония, Казахстан. Такой же поло­жительный опыт имеется и в России в настоящий момент.

Так, военные суды, являющиеся специализированными суда­ми в рамках системы общих судов, руководствуются в своей де­ятельности гражданским процессуальным и уголовным процессу­альным кодексами, едиными для всех судов общей юрисдикции.

Это более эффективно способствовало бы формированию единообразной практики применения законодательства при рас­смотрении и разрешении гражданских (в широком смысле) дел. Тем более что предмет и метод правового регулирования граж­данского и арбитражного процессуального права полностью сов­падают; все принципы, действующие в гражданском процессе, действуют и в арбитражном процессе, имея аналогичное содер­жание; процессуальные правила судопроизводства, несмотря на терминологические различия, по сути, одинаковы.

§2. ФОРМЫ ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ

При нарушении прав граждан или организаций со стороны' других лиц, а также какой-либо угрозе нарушения права в буду­щем и при отсутствии добровольного восстановления нарушен­ного права у потерпевшего всегда возникает объективная потреб­ность применения определенных мер защиты (способов защи­ты) по отношению к обязанной стороне.

Как известно, способ защиты права является категорией материального (регулятивного) права. В ст. 12 Гражданского ко­декса РФ перечислены все способы защиты права, которое осу­ществляется путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, на­рушающих или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительно­сти ничтожной сделки; признания недействительным акта госу­дарственного органа или органа местного самоуправления и т. д.

Помимо «способа защиты права» существует также и «форма защиты права», которая является категорией процессуального ха­рактера.

Под формой защиты права в гражданском судопроизводстве в отличие от способа защиты права следует понимать определяе­мую законом деятельность компетентных органов по защите права, заключающуюся в установлении фактических обстоятельств гражданского дела, применении соответствующих норм права, определении способов защиты права и вынесении решения. При­менение к нарушителю перечисленных в законе способов защи­ты права осуществляется не одной, а несколькими формами за­щиты права.

Действующее законодательство предусматривает судебную, общественную и административную формы защиты права, отда­вая приоритет судебной форме. Многообразие форм защиты пра­ва объясняется правовыми традициями, спецификой подлежащих защите или охране прав, сложностью или, наоборот, простотой наличия правоотношений между сторонами гражданского процес­са и защиты соответствующих прав и т. д.

Защита нарушенных или оспоренных гражданских прав осу­ществляется заинтересованными лицами в соответствии с подве­домственностью дел, установленной процессуальным законодате­льством, в суде общей юрисдикции, арбитражном и третейском суде. Как известно, любые гражданские правонарушения и юри­дические споры создают помехи в деятельности граждан и орга­низаций.

Спор о праве представляет собой индивидуальный юридиче­ский конфликт граждан или организаций, столкновение их интере­сов и стремлений. В споре его участники противостоят друг другу, но так как они равноправны, конфликт не может быть устранен желанием и волей одного из субъектов, а разрешается только совместными усилиями сторон или в исковом судебном порядке.

Известны два вида спора о праве: нарушение прав лица и оспа­ривание их другим участником. Объектами спора при нарушении прав лиц являются, как правило, имущество или нематериальные ценности. Способ нарушения при этом не имеет квалифицирующего значения. Права могут быть нарушены совершением преступления, несвоевременным или ненадлежащим исполнением обязательств, причинением вреда и т. п.

При оспаривании прав другим участником спорные правоот­ношения становятся неопределенными, неясными. В результате неочевидны взаимные права и обязанности участников, что за­трудняет их осуществление. Данный вид спора о праве возникает при выдвижении требований на авторство какого-либо произведе­ния, при заявлении о недействительности заключенной сделки или брака и т. п. Оспаривание возникает и при предъявлении в суд неосновательного иска.

Разграничение споров о праве на указанные виды имеет практическое значение. Защита права при его нарушении состо­ит в восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, и пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; присуждении к исполнению обязан­ности в натуре; возмещении убытков; во взыскании неустойки; в компенсации за моральный вред и т. п., а при оспаривании — в признании права или признании оспоримой или ничтожной сделки недействительной и др.

Такая форма защиты права, как самозащита, характеризуется тем, что заинтересованное лицо самостоятельно принимает соот­ветствующие меры к пресечению правонарушительных действий (ст. 14 ГК). Это самая древняя форма правовой защиты. Она наиболее проста, но результативна.

Вместе с тем при самозащите велика опасность неправомер­ных действий, проявления незаконности со стороны защищаю­щегося субъекта, который, например, либо неверно оценивает си­туацию или защищает права, ему не принадлежащие, либо при­меняет меры, не предусмотренные законом. Именно поэтому в ст. 14 ГК специально оговорено, что способы защиты должны быть соразмерны нарушению.

Однако самозащита правомерна в некоторых предусмотренных законом случаях: необходимая оборона (ст. 1066 ГК) и крайняя не­обходимость (ст. 1067 ГК). Также законом установлена разновид­ность самозащиты в виде безакцептного списания кредитором с бан­ковского счета должника суммы задолженности (п. 2 ст. 854 ГК).

Для самозащиты характерно то обстоятельство, что правоза­щитные действия совершает само заинтересованное лицо без и вне какого-либо нормативно установленного регламента.

Самостоятельную форму защиты права представляет также урегулирование споров о праве, суть которой заключается в со­вместных действиях спорящих сторон по ликвидации возникаю­щего конфликта. Участники спора заинтересованы в восстанов­лении нормальных, бесспорных правоотношений для осуществле­ния своей экономической деятельности без помех и затруднений. Это в первую очередь относится к юридическим лицам, стремя­щимся к сохранению длительных, оптимальных для них право­отношений с контрагентами.

В настоящее время урегулирование споров о праве преду­смотрено Положением о претензионном порядке урегулирования споров от 24 февраля 1992 г., а в отношении трудовых спо­ров — Трудовым кодексом.

Суть урегулирования споров сводится к тому, что лицо, чьи права действительно или предположительно нарушены или оспо­рены, в нормативно определенный срок в письменной форме до­водит свои притязания с приложением соответствующих докумен­тов до сведения второй стороны. Последняя, рассмотрев заявле­ние, должна в определенный срок либо удовлетворить претензию, либо прислать мотивированный отказ. При урегулировании спора заинтересованные лица вправе обмениваться телеграммами, факса­ми, через сеть Интернет.

Руководители спорящих сторон, а также их ответственные представители вправе встречаться для выработки экономически обоснованного и хозяйственно целесообразного решения. При рассмотрении трудовых споров участвуют заинтересованный ра­ботник, администрация предприятия и представители профсоюз­ной организации, которые на заседании комиссии по трудовым спорам выносят решение по спору.

Достоинства подобного урегулирования спора как способа правовой защиты заключаются в простоте и быстроте, его целе­сообразности и эффективности.

Административный порядок защиты права заключается в том, что в случаях, предусмотренных законом, органы государ­ственного управления или местного самоуправления могут без вызова заинтересованных лиц и вне действующей процедуры принять решение о восстановлении нарушенного права или об устранении каких-то юридических неопределенностей. Так, про­курор может санкционировать выселение в административном порядке лиц, самоуправно занявших жилое помещение или про­живающих в домах, грозящих обвалом (ч. 2 ст. 90 ЖК).

Центральный банк РФ и его отделения вправе применять бе­закцептное списание суммы задолжника с его банковского счета при осуществлении банковского контроля. Органы местного са­моуправления вправе взыскивать с организаций ущерб за потра­вы посевов и повреждение насаждений. Комиссии по делам не­совершеннолетних в некоторых случаях могут производить де­нежные взыскания с родителей и попечителей подростков.

Любое решение, выработанное в административном порядке, может быть обжаловано в суд (ч. 2 ст. 11 ГК), поскольку гражданско-процессуальный порядок рассмотрения и разрешения воз­никшего спора является наиболее совершенной формой защиты субъективных прав.

Судебная форма защиты права характеризуется следующими преимуществами:

1. Защиту осуществляет специальный орган —суд, созданный только для рассмотрения споров о праве (термином «суд» обо­значаются: суд общей юрисдикции, мировой, специальные суды: арбитражный, третейский, военный).

2. Суд разрешает заявленные требования на основе примене­ния норм гражданского, семейного, трудового и другого права в порядке гражданской юрисдикции.

3.  Обстоятельства дела исследуются в режиме  гражданской процессуальной формы, которая гарантирует законность и обо­снованность разрешения спора.

15

4. Защиту осуществляют беспристрастные судьи.

5. В разбирательстве дела активно участвуют стороны спора и другие заинтересованные лица.

Все это в совокупности повышает эффективность судебной процедуры и в конечном счете способствует правовому воспита­нию граждан.

Процессуальная форма представляет собой последовательный определенный нормами гражданского процессуального права по­рядок рассмотрения и разрешения гражданского дела, включаю­щий определенную систему гарантий. Соблюдение процессуаль­ной формы — непременное условие законности судебных поста­новлений.

Для процессуальной формы характерны следующие черты:

1. Конституционные гарантии, прежде всего независимость суда и подчинение его только закону, гласность, в том числе на­циональный язык судопроизводства.

2. Нормы гражданского процессуального права в совокупно­сти образуют процессуальную форму в широком значении; ею строго и исчерпывающе определяется и направляется процессуа­льная деятельность — в процессе допустимы только те действия, предусмотренные процессуальным законом.

3. Решение суда должно основываться только на фактах, до­казанных и установленных судом предусмотренными законом способами.

4. Лицам, заинтересованным в судебном решении, предостав­ляется право участвовать в разбирательстве дела судом для за­щиты своих интересов. Суд не вправе постановить решение, не выслушав и не обсудив доводы этих лиц, явившихся по извеще­нию суда в судебное заседание.

Процессуальная деятельность по защите нарушенного или оспоренного права регулируется гражданским процессуальным правом.

§ 3. ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

В соответствии со ст. 4 Закона от 8 июля 1981 г. «О судо­устройстве в РСФСР»1 (в ред. Закона РФ от 2 января 2000 г. № 37-ФЗ) правосудие по гражданским делам осуществляется пу­тем рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях граждан­ских дел по спорам, затрагивающим права и интересы граждан, государственных предприятий, учреждений, организаций, колхо­зов, иных кооперативных организаций, их объединений, других общественных организаций.

Порядок рассмотрения и разрешения гражданских дел опре­деляется законодательством о гражданском судопроизводстве.

Гражданское процессуальное право — одна из отраслей рос­сийского права, без которого система права не может нормально функционировать. Гражданское процессуальное право представ­ляет собой совокупность гражданских процессуальных норм, рег­ламентирующих правоприменительную деятельность судов общей юрисдикции по защите оспариваемых или нарушенных субъек­тивных прав граждан, в том числе иностранных граждан, лиц без гражданства, а также организаций, как пользующихся, так и не пользующихся правами юридических лиц.

Эти нормы определенным образом сгруппированы в институ­ты, процессуальные производства и т. п. Совокупность норм мо­жет быть признана самостоятельным образованием, отраслью российского права только при условии их систематизации. По­следняя обеспечивает процессуальный режим гражданской юрис­дикции, гарантирует законность, обоснованность и своевремен­ность судебного рассмотрения и разрешения гражданских дел.

Социальная и юридическая ценность гражданского процессуа­льного права определяется тем, что оно обеспечивает защиту и охрану гражданских, семейных, жилищных, трудовых, коопера­тивных прав. Защита в отношении нарушенных прав осуществ­ляется судом различными способами, указанными в ст. 11 ГК, в частности путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, возмещения убытков, взыскания неустойки, компенсации за моральный вред и др.

Охрана прав целесообразна тогда, когда субъективные права еще не нарушены, и для того, чтобы они не были нарушены. Она заключается в устранении юридических неопределенностей в отношении заинтересованных лиц, установлении конкретных юридических фактов, от чего зависит осуществление в дальней­шем субъективных прав граждан и организаций, а также в при­знании или непризнании спорного правоотношения, сделки.

Объектом судебной охраны могут быть как субъективные права, так и юридические интересы граждан или организаций.

Правозащитная юрисдикция судов составляет содержание правосудия по гражданским делам. Соответственно определение граж­данского процессуального права может в общем виде пониматься как самостоятельная отрасль российского права, регулирующая деятельность суда, а также субъектов, участвующих в гражданских правоотношениях.

Если суммировать все изложенное, то необходимо признать, что гражданское процессуальное право — это совокупность гражданских процессуальных норм, регламентирующих порядок рассмотрения и разрешения судом гражданских дел (осуществле­ние правосудия по гражданским делам), а также порядок прину­дительного исполнения судебных постановлений (решений, опре­делений) в отношении физических и юридических лиц России, иностранцев, лиц без гражданства и организаций, пользующихся правами юридического лица.

Как любая другая отрасль права, гражданское процессуальное право характеризуется своеобразием предмета и метода правово­го регулирования, а также спецификой гражданских процессуа­льных норм.

Предметом гражданского процессуального права являются общественные отношения, возникающие в сфере гражданского судопроизводства (процесса)1, т. е. гражданские процессуальные отношения. Это объясняется тем, что в сфере правосудия немыс­лимы общественные связи, не урегулированные правом, посколь­ку все они имеют юридическую форму и существуют в виде гражданских процессуальных отношений.

Их возникновение, развитие и завершение регулируют нормы гражданского процессуального права. Однако следует отличать предмет гражданского процесса от предмета гражданского про­цессуального права. Так, предметом гражданского процесса как деятельности суда по осуществлению правосудия, протекающей в определенной процессуальной форме, являются конкретные гражданские дела.

Предметом гражданского процессуального права как отрасли права является сам гражданский процесс, т. е. деятельность суда и иных его участников, а также деятельность органов исполнения в лице службы судебных приставов — исполнителей по исполне­нию актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов.

Поскольку право устанавливает состав действий, имеющих юридическое значение, условия, при которых они могут оказывать влияние на права и обязанности участников, юридические послед­ствия их совершения или несовершения и т. п., то процессуальные правоотношения в сочетании с процессуальными действиями обра­зуют осуществляемое судебной властью гражданское судопроизвод­ство (процесс), которое и составляет предмет правового регулиро­вания гражданского процессуального права.

Метод правового регулирования любой отрасли права обычно определяется либо как совокупность юридических средств, посред­ством которых обеспечивается регламентация общественных отно­шений, либо как система правовых приемов регулирования, кото­рые создают специфический юридический режим в правосудии.

Для гражданского процессуального права метод правового ре­гулирования характерен двумя особенностями. Во-первых, воз­никновение гражданского процесса, его развитие, переход из од­ной стадии в другую всегда зависят от воли заинтересованных лиц, а не суда (судьи). Во-вторых, обязательным и решающим субъектом гражданских процессуальных правоотношений являет­ся суд (судья), который принимает от имени государства власт­ное решение, подлежащее в определенных случаях принудитель­ному исполнению.

Следовательно, метод гражданского процессуального права можно охарактеризовать как императивно-диспозитивный, в ко­тором властеотношения в равной степени сочетаются со свобо­дой и равноправием заинтересованных в исходе дела лиц. Это проявляется в составе и правовом положении субъектов право­отношений, характере юридических фактов, правах и обязанно­стях, санкциях.

Императивность метода правового регулирования определяет­ся тем, что все гражданские процессуальные отношения являют­ся отношениями власти и подчинения.

Диспозитивность, напротив, отражает другой аспект воздей­ствия гражданского процессуального права в виде свободной ре­ализации предоставленных прав и возложенных обязанностей, но в рамках закона; равенства прав и обязанностей применительно к одному и тому же виду субъектов; гарантированность прав и обязанностей сторон. То есть суд (судья) не вправе возбудить по собственной инициативе гражданское дело.

Такое право предоставлено только заинтересованным в про­цессуальном и материальном смысле субъектам гражданского процессуального права. Например, обжалование судебных актов и их исполнение зависят только от волеизъявления указанных субъектов.

Система гражданского процессуального права определяется совокупностью гражданских процессуальных норм, регулирую­щих правосудие по гражданским делам и обеспечивающих вы­полнение задач гражданского судопроизводства, и состоит из двух частей: судебной и несудебной формы защиты субъектив­ных прав и законных интересов граждан и организаций.

Судебная форма защиты субъективных прав и законных ин­тересов граждан и организаций включает в себя вопросы, имею­щие отношение ко всему гражданскому судопроизводству: пред­мет и метод гражданского процессуального регулирования право­судия; принципы данной отрасли права; правоотношения; учение о лицах, участвующих в деле; предметная компетенция суда; гражданская процессуальная ответственность, стадии гражданско­го процесса начиная от возбуждения производства по делу и за­канчивая исполнительным производством, виды судопроизводств, а также законы, регламентирующие арбитражное и третейское судопроизводство, и др.

Несудебная форма защиты субъективных прав и законных интересов граждан и организаций включает в себя вопросы, име­ющие отношение к основам нотариального производства, которое регулируется не гражданскими процессуальными, а процедурны­ми нормами и представляет собой не судопроизводство, а свое­образную деятельность управленческого характера.

§ 4. НОРМЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Как и любая иная отрасль права, гражданское процессуаль­ное право состоит из совокупности норм, т. е. общеобязательных мер должного или возможного поведения участников процесса, устанавливаемых государством.

Гражданские процессуальные нормы также содержат все при­знаки юридических норм. Они представляют собой общеобязате­льные формально-определенные правила деятельности суда и других субъектов судопроизводства и выражают государствен­ную волю.

Своеобразие гражданских процессуальных норм заключается в том, что они:

1. Устанавливаются только государством и в виде закона (по общему правилу данные нормы не включаются в подзаконные, акты).

2. Регулируют правовые действия и отношения в сфере пра­восудия.

3. Имеют цель способствовать своевременному, законному и обоснованному отправлению правосудия.

4. Обеспечены возможностью государственного принуждения, которое сочетается с другими средствами воздействия.

Указанное положение наиболее очевидно в отношении неис­полнения или несоблюдения гражданских процессуальных пред­писаний (норм) лицами, участвующими в деле, и другими субъ­ектами. Меры принуждения зачастую применяются к участникам после истечения срока, установленного в законе для доброволь­ного исполнения той или иной обязанности (например, в случа­ях оставления судьей заявления без рассмотрения, когда сторо­ны не просили рассмотреть дело в их отсутствие и не явились без уважительных причин по вторичному вызову и т. п.).

Особенность гражданских процессуальных норм заключается в том, что уровень их правовой обязательности различен: они могут быть обязательны не для всех субъектов гражданских про­цессуальных правоотношений, а лишь для какой-либо одной группы участников. Так, только эксперты обязаны проводить эк­спертизу и могут быть допрошены в суде. Суд имеет возмож­ность назначить повторную или дополнительную экспертизу.

Обязанность составления судебного протокола возлагается только на секретаря судебного заседания, и только судья после объявления решения обязан разъяснить его содержание, порядок и срок обжалования.

Гражданские процессуальные нормы в зависимости от их на­правленности, содержания и нормативных источников принято подразделять на дефинитивные, регулятивные, организационные и охранительные.

Дефинитивные нормы. Они содержат формулировку важней­ших гражданских процессуальных понятий (ст. 55 ГПК — поня­тие судебного доказательства; ст. 196 ГПК — понятие судебного решения; ст. 226 ГПК — понятие определения суда первой ин­станции и др.).

Регулятивные нормы составляют основной нормативный массив в гражданском процессуальном праве. В зависимости от степени обязательности они, в свою очередь, подразделяются на диспозитивные, выражающие управомочения (например, ст. 39 ГПК), и импе­ративные, устанавливающие процессуальные обязанности (например, ст. 22 ГПК). По смыслу к императивным нормам близки запрещаю­щие нормы, в которых четко выражены запреты (ч. 2 ст. 44 ГПК).

Организационные нормы формируют процессуальную деяте­льность или содержание процессуальных документов и в первую очередь определяют гражданскую процессуальную форму. К ним относятся, например, нормы, закрепляющие развитие судебного заседания в суде первой инстанции (в частности ст. 160-166 ГПК), второй инстанции (ст. 327-329, 351-360 ГПК), реквизиты искового заявления (ст. 131 ГПК), апелляционной, кассационной жалобы или представления (ст. 322, 339 ГПК), судебного прото­кола (ст. 229 ГПК) и др.

Данные статьи имеют четко выраженный императивный ха­рактер.

Охранительные нормы призваны обеспечить точное и беспре­пятственное осуществление всех иных гражданских процессуаль­ных норм. Характерная особенность названных норм состоит в их ярко выраженном санкционном характере, т. е. в том, что они регламентируют применение мер гражданской процессуаль­ной ответственности и защиты (ст. 105 ГПК и др.).

Гражданские процессуальные нормы в основном сосредоточе­ны в Гражданском процессуальном кодексе, что свидетельствует о достоинстве гражданского процессуального регулирования.

Вместе с тем некоторые процессуальные нормы (в основном те, что регламентируют судебную подведомственность возникаю­щих споров о праве) помещаются в материально-правовых зако­нах с целью создания удобств при их правоприменении, в резуль­тате чего заинтересованные лица имеют комплексный норматив­ный акт, регулирующий как добровольное, беспрепятственное осуществление субъективных прав и обязанностей, так и их защи­ту и принудительное осуществление в процессуальном порядке.

Так, например, в Семейном кодексе РФ и Гражданском ко­дексе РФ помещены десятки гражданских процессуальных норм, например, о подведомственности споров о расторжении брака, лишении родительских прав, взыскании алиментов, об участии в суде органов опеки и попечительства, о признании усыновле­ния недействительным, об установлении отцовства и др.

Кроме того, в Гражданском кодексе РФ имеется достаточно гражданских процессуальных норм, не только предусматриваю­щих подведомственность тех или иных споров о праве, но и свидетельствующих о дополнительных условиях их подведом­ственности, а также о распределении обязанности по доказыва­нию при ответственности за нарушение обязательств (например, презумпция вины лица, нарушившего обязательство), на основа­нии которых суд вправе признать гражданина недееспособным или отказать в этом и т. д.

§ 5. ИСТОЧНИКИ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Источниками гражданского процессуального права в юриди­ческом значении являются те законодательные акты и междуна­родные договоры с участием Российской Федерации, в которых содержатся гражданские процессуальные нормы, регулирующие гражданское судопроизводство.

Гражданское процессуальное право является правом кодифи­цированным. Источники гражданского процессуального права как внешняя форма выражения права — это нормативные акты различного уровня, содержащие нормы указанной отрасли права.

Для источников гражданского процессуального права харак­терно:

1. Преобладание среди источников гражданского процессуа­льного права законов и в меньшей степени подзаконных актов.

2. Расширение сферы законодательных актов, содержащих нормы гражданского процессуального права.

Источниками граждански-процессуального права являются: Конституция Российской Федерации, ГПК РФ, Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Феде­рации»1, Федеральные законы («О государственной пошлине», «О судебных приставах» и др.), подзаконные акты, постановле­ния Пленума Верховного Суда РФ.

В Конституции РФ в основном содержатся нормы общего характера, закрепляющие организацию судебной системы, орга­низационные и некоторые функциональные принципы правосу­дия (гл. 7 «Судебная власть»), а также право на судебную защи­ту (ст. 46), нормы, в силу которых судоустройство, разработка и принятие гражданского процессуального законодательства от­несены исключительно к ведению Российской Федерации, но не ее субъектов (ст. 71).

После Конституции РФ важным по юридической значимости является Федеральный конституционный закон «О судебной си­стеме Российской Федерации», в котором закреплены нормы, де­тализирующие конституционные положения, касающиеся органи­зационных устройств судов, их системы, статуса судей, порядка их назначения и основных принципов процесса.

Большую часть норм содержит Гражданский процессуальный кодекс. Он был принят и вступил в действие с 1 февраля 2003 г. До него в Российской Федерации было принято два Гражданских процессуальных кодекса: ГПК РСФСР 1923 г. и ГПК РСФСР 1964 г.

Нормы гражданского процессуального кодекса сформулирова­ны в четырехстах сорока шести статьях (48 глав и 7 разделов), каждая из которых посвящена судебному производству в первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях. Самосто­ятельные разделы закрепляют общие положения судопроизводст­ва и включают вопросы российского гражданского процесса с участием иностранных лиц.

С учетом принятых в 1997 г. Федеральных законов «Об ис­полнительном производстве» и «О судебных приставах», в ко­декс введено производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов (разд. VII ГПК).

В Гражданский процессуальный кодекс включены также нор­мы, имеющие основополагающее для правосудия значение при разбирательстве гражданских дел, такие, как, например, нормы, регламентирующие полномочия и деятельность суда, права и обязанности всех участников процесса, реквизиты процессуаль­ных документов, а также нормы, определяющие основания и меры процессуальной ответственности.

Кроме того, кодексом предусмотрены как общие правила рас­смотрения и разрешения исковых дел, так и особенности судеб­ного разбирательства различных категорий неисковых дел.

Кодекс является главным гражданским процессуальным зако­ном. В нем детально регламентируются принципы гражданского процесса, определяются правила подведомственности и подсудно­сти, состав участников по гражданским делам, доказательства, по­рядок судебного разбирательства, вынесения решения и процедура обжалования судебных актов.

Действие гражданских процессуальных норм распространяет­ся на всю территорию Российской Федерации, поэтому все без исключения суды общей юрисдикции обязаны применять их при рассмотрении и разрешении гражданских дел, пересмотре судеб­ных решений.

Указанные нормы обязательны с момента введения в действие содержащего их закона. Как правило, это время четко определено в нормативном порядке. Так, действующий ГПК был принят 14 ноября 2002 г., а введен в действие с 1 февраля 2003 г. Не рассмотренные до введения в действие ГПК РФ протесты, принесенные в кассационном и надзорном порядке указанными в ст. 282, 320 ГПК РСФСР должностными лицами, подлежат рассмотрению в сроки и порядке, которые предусмотрены гл. 34, 35 и 36, ГПК РСФСР, но не позднее 1 июля 2003 г.

Гражданско-процессуальные нормы действуют до тех пор, пока в установленном порядке не отменен содержащий их закон. Дата отмены или утраты силы закона является датой прекраще­ния действия гражданских процессуальных норм.

Действие гражданского процессуального права по кругу лиц означает, что данная отрасль права распространяется:

1. В силу принципа равенства граждан перед законом и су­дом на всех граждан РФ независимо от их происхождения, со­циального и имущественного положения, расовой и националь­ной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к ре­лигии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств.

2. На государственные, кооперативные, общественные органи­зации.

3. На иностранных граждан, лиц без гражданства, обладаю­щих правом обращения в суд за защитой с теми же процессуа­льными правами, что и граждане РФ.

§ 6. ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА

Гражданская процессуальная форма представляет собой уста­новленный законом оптимальный порядок отправления правосу­дия по гражданским делам, обязательность которого обеспечена санкциями гражданских процессуальных и иных правовых норм.

Это последовательный определенный нормами гражданского процессуального права упорядоченный по стадиям порядок рас­смотрения и разрешения гражданского дела, включающий опре­деленную систему гарантий и направленный на достижение ко­нечной цели — восстановление права или защиты охраняемого законом интереса.

Гражданская процессуальная форма полностью изложена в ГПК, в связи с чем должна восприниматься как развитая сис­тема правовых требований, предъявляемых к каждому совершае­мому в гражданском судопроизводстве процессуальному акту.

Гражданская процессуальная форма имеет две разновидности. Первую из них условно можно назвать устной, так как все совер­шенные действия вначале излагаются устно, а затем отражаются в протоколе судебного заседания. Данная форма определяет поря­док судебной деятельности (действия суда, лиц, участвующих в деле, и других участников процесса, а также последовательность этих действий), опираясь на правовые основы ГПК.

Вторую разновидность, обязательную в составе гражданского судопроизводства, можно назвать письменной процессуальной формой. Данная форма устанавливает состав процессуальных до­кументов, предъявляемых суду участниками процесса, указывает реквизиты каждого из них, определяет последовательность в из­ложении текста, а также условия, при которых процессуальные Документы оставляются без движения, либо возвращаются заяви­телю, либо отменяются вышестоящей инстанцией.

Обе эти разновидности процессуальной формы в диалектиче­ском сочетании образуют единый правовой порядок судебного разбирательства по гражданским делам.

При этом необходимо отметить, что гражданская процессуа­льная форма распространяется только на процессуальную деяте­льность ее субъектов. Она не распространяется на интеллектуа­льную деятельность (например, толкование применяемых норм права) или на какие-либо делопроизводственные функции, осу­ществляемые при подготовке дела к судебному разбирательству.

Кроме того, для гражданского процессуального закона харак­терны классификация различных правовых институтов и возмож­ное построение на этой основе различных процессуальных моде­лей. Поскольку гражданское судопроизводство состоит из многих сотен различных процессуальных действий и включает в себя множество различных документов, то регламентация каждого акта повлекла бы увеличение ГПК во много раз и осложнила бы его практическое исполнение, оставив за пределами гражданской про­цессуальной формы какие-то действия и документы.

В связи с этим гражданское судопроизводство основывается на двух основных группах действий и документов.

Так, одни из них обязательны в производстве по любому делу (например, возбуждение гражданского судопроизводства, разъяснение в начале судебного разбирательства лицам, участву­ющим в деле, их прав и обязанностей, составление протокола судебного заседания и т. д.). Без проведения указанных действий гражданское судопроизводство не может быть правомерным.

Другие действия (документы) являются факультативными и необходимы лишь при некоторых обстоятельствах дела, и их со­вершение будет зависеть от строго определенных позиций сторон в разбираемом споре (привлечение в гражданский процесс экспер­та, различных свидетелей, разрешение вопросов об удовлетворении или отказе в заявленных ходатайствах, предъявление встречного иска, вынесение судом дополнительного решения и т. п.).

Гражданская процессуальная форма представляет собой не произвольный набор правил судебной деятельности, установлен­ный по воле какого-то лица. Данная форма предопределена ря­дом таких обстоятельств, как предмет и цели судебного разбира­тельства, природа органа правосудия, основные начала процессу­ального права и др.

Поэтому каждый правоприменительный орган имеет собст­венную, только ему присущую процессуальную форму и не мо­жет использовать форму деятельности другого органа. В против­ном случае он станет ненужным в системе юрисдикции.

Специфическими чертами гражданской процессуальной фор­мы (ее принципами) в гражданском процессе необходимо признать: деятельность процессуального регламента; оптимальное со­отношение процессуальных прав и обязанностей участников су­допроизводства; непрерывность судопроизводства; контроль суда за совершаемыми процессуальными актами.

Для гражданской процессуальной формы характерны следую­щие факторы:

1. Наличие конституционных гарантий (независимость суда и подчинение его только закону, гласность, национальный язык судопроизводства).

2. Законодательная урегулированность.

3. Детальная разработка всей процедуры рассмотрения дела в суде.

4. Универсальность и императивность процессуальной формы разрешения споров в суде.

§7. ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС

Гражданский процесс (гражданское судопроизводство) пред­ставляет собой совокупность урегулированных гражданским про­цессуальным законом процессуальных действий по осуществле­нию правосудия по гражданским делам.

Указанные гражданские процессуальные действия совершают­ся судом (единоличного судьи, суда первой, апелляционной, кас­сационной, надзорной инстанций), а также другими субъектами, привлеченными к участию в рассмотрении гражданского дела.

Гражданский процесс охватывает различные действия, однако все они имеют конечной целью своевременное и правильное осу­ществление правосудия по конкретному гражданскому делу (ст. 2 ГПК).

Под «своевременным» правосудием следует понимать процес­суальную деятельность, осуществляемую в соответствии с уста­новленными законом или судом сроками.

«Правильное» правосудие означает законное, обоснованное и справедливое разрешение спора о праве. Употребление в зако­не этих двух терминов для характеристики хода результатов гражданского судопроизводства не означает двух самостоятель­ных целей гражданского процесса, поскольку своевременность .и правомерность отправления правосудия не противостоят друг другу, а образуют единое целое — быстрота не должна противоречить закону, а правильность юрисдикции не должна быть свя­зана с бюрократической чиновничьей волокитой.

Гражданскому судопроизводству присущи две основные про­цессуальные функции:

1. Рассмотрение и разрешение дела.

2. Пересмотр судебных постановлений (судебные приказы, решения и определения суда).

Эти функции суд должен осуществлять последовательно в указанном выше порядке. Рассмотрение и разрешение дела обязательно в производстве по любому делу, пересмотр же су­дебных постановлений будет зависит от конкретных обстоятель­ств дела, таких, как обжалование заинтересованными лицами принятого судом решения или внесение представления прокуро­ром в вышестоящую судебную инстанцию.

Каждая из перечисленных функций означает направленность процессуальной деятельности на решение такой задачи, как разби­рательство дела по существу, проверку законности, обоснованности и справедливости постановления акта правосудия. Она отличается особым составом участников судопроизводства, своеобразием пре­доставленных им прав и обязанностей, спецификой процессуальной деятельности. Иными словами, любой функции свойственны осо­бые типичные гражданские процессуальные правоотношения.

Гражданский процесс по каждому конкретному делу последова­тельно проходит несколько этапов, именуемых стадиями процесса.

Под стадией гражданского процесса необходимо понимать сово­купность процессуальных действий, объединенных соответствующей целью судопроизводства (возбуждение дела, досудебная подготовка, судебное разбирательство, апелляционная и кассационная проверка законности и обоснованности судебного решения и т. п.).

Стадия гражданского процесса относится к движению дела, и цель судопроизводства может быть достигнута, если в резуль­тате совершения процессуальных действий будут созданы необ­ходимые условия для перехода дела из одной стадии в другую.

Вместе с тем от стадий в гражданском процессе необходимо отличать процессуальные «институты», которые никакого отно­шения к движению дела не имеют. Ими могут быть, например, институты обеспечения иска, отводов и самоотводов, заочного решения и др.

Действующий ШК дает основание различать семь стадий:

1. Возбуждение производства по делу, когда заинтересован­ное лицо обращается в суд и судья, приняв его документы, на­чинает процессуальную деятельность.

2. Подготовка дела к судебному разбирательству, в ходе которой судья уточняет заявленные требования, помогает сторо­нам и третьим лицам в сборе необходимых доказательств и привлекает к процессу заинтересованных лиц, экспертов, переводчи­ков, свидетелей. Проводит предварительное судебное заседание и назначает дело к судебному разбирательству.

3. Судебное разбирательство, при котором суд (судья еди­нолично) рассматривает материалы дела в судебном заседании, выслушивает вызванных лиц и разрешает дело по существу при­нятием решения либо завершает производство по делу.

4. Пересмотр в апелляционном порядке не вступивших в законную силу решений мировых судей, когда вскоре после его вынесения суд второй инстанции по жалобе лица, участвую­щего в деле, или по представлению прокурора в ходе пересмотра проверяет его законность и обоснованность.

5. Пересмотр в кассационном порядке не вступивших в за­конную силу решений, когда вскоре после его вынесения суд второй инстанции по жалобе лица, участвующего в деле, или по представлению прокурора в ходе пересмотра проверяет его за­конность и обоснованность.

6. Пересмотр актов правосудия судом надзорной инстанции, заключающийся в том, что законность вступивших в законную силу судебных приказов, решений и определений проверяется в судебном порядке вышестоящими судебными инстанциями.

7. Пересмотр вступивших в законную силу решений и опре­делений по вновь открывшимся обстоятельствам, представляю­щий собой исключение из общих правил, в силу которых суд, разрешивший дело, проверяет законность и обоснованность собст­венного акта независимо от времени его вынесения с обнаруже­нием особых фактов — вновь открывшихся обстоятельств.

Кроме того, производство в суде первой инстанции (первые три из вышеуказанных стадий) в зависимости от предмета и за­дач судебной деятельности подразделяется также и на виды: ис­ковое, особое, производство, возникающее по делам из публич­ных правоотношений, приказное производство и производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановле­ний иных органов.

Исковое производство представляет собой судопроизводство по разрешению споров о праве посредством иска. Оно предназ­начено для защиты нарушенных или оспоренных субъективных гражданских прав граждан и организаций.

По действующему закону исковое производство является основ­ным видом гражданского судопроизводства, детально регламентиро­ванным кодексом. Гражданские дела других видов судопроизводст­ва рассматриваются по правилам искового производства, но с неко­торыми изъятиями и дополнениями, обусловленными природой рассматриваемых дел и задачами, стоящими при этом перед судом.

Предмет рассмотрения в особом производстве составляют бес­спорные дела, при которых не нужна защита субъективных прав, а цель их разбирательства — охрана законных интересов граждан.

Производство по делам, возникающим из публично-правовых отношений, фактически является административным судопроиз­водством (административной юрисдикцией), которое в соответст­вии со ст. 118 Конституции РФ в перспективе должно составить автономную процессуальную форму, существующую наряду с гражданским процессом, но по сложившейся традиции пока что функционирующую в составе гражданского судопроизводства в качестве одного из его видов. Цель разрешения дел, возникаю­щих из публично-правовых отношений, заключается в судебном контроле за действиями и актами исполнительной власти.

Приказное производство представляет собой самостоятель­ный и упрощенный вид гражданского судопроизводства, в кото­ром защищается субъективное право, основанное на бесспорных документах (доказательствах). Задача суда состоит в удовлетво­рении данного права и выдаче исполнительного документа для его принудительной реализации.

Производство, связанное с исполнением судебных постановле­ний и постановлений иных органов (выдача исполнительных листов, приостановление, прекращение исполнительного производства и др.).

§ 8. ГРАЖДАНСКОЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРАВА

Российское право представляет собой систему, в которой принято различать государственное право (конституционное пра­во, судоустройство и др.), материальное право (уголовное, граж­данское, семейное, трудовое, кооперативное, административное, международное (частное и публичное), предпринимательское, финансовое и др.) и процессуальное право (гражданский и уго­ловный процессы).

Гражданское процессуальное право как элемент системы рос­сийского права соотносится с каждым из перечисленных звеньев, но взаимодействует с ними по-разному.

В соответствии с Конституцией РФ (гл. 7) самостоятельными ветвями государственной власти в России провозглашены уч­реждения Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ (ст. 125, 126, 127), а также установлены основы судебной власти: требования, предъявляе­мые к судьям при их назначении, их независимость, несменяе­мость и неприкосновенность.

В данной главе также указаны такие конституционные нача­ла, которые имеют решающее значение для отправления право­судия по гражданским делам: открытость разбирательства дел, состязательность и равноправие сторон в судопроизводстве.

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской   Федерации»   определяет  звенья  судебной  системы, также полномочия различных судебных инстанций.

Данные нормы конституционного права имеют основополагающее для гражданского процессуального права значение: процес­суально-правовое регулирование гражданского производства про­исходит с обязательным учетом этих норм. Например, наличие судебной власти служит одним из факторов, обусловливающих законную силу решений суда. В соответствии с системой судов строятся родовая подсудность гражданских дел и виды пересмот­ра судебных постановлений.

Влияние данных отраслей права имеет двусторонний харак­тер. Это объясняется тем, что функционирование гражданского процесса придает конституционным нормам жизненность, что в конечном счете и определяет их правовую ценность. Поэтому конституционные права и свободы граждан реальны только по­тому, что возможны их судебная защита и принудительное осу­ществление гражданскими процессуальными средствами.

Тесное взаимодействие материального права (гражданского, семейного, трудового, кооперативного и других отраслей цивилистического цикла) с гражданским процессуальным правом в це­лом представляет собой соотношение и неразрывную связь со­держания (материального) и формы (процессуального) в их философском понимании.

Однако ни гражданский процесс, ни цивилистические отрасли материального права не могут существовать и нормально функционировать друг без друга. Гражданское процессуальное право, как и гражданский процесс, предназначено для защиты субъективных прав и законных интересов граждан и организаций, без них процесс и юридические нормы, его регламентирующие, сами по себе становятся бессодержательными, а потому и бессмысленными в социальном и юридическом отношениях.

Заявленные требования суд рассматривает на основе приме­нения соответствующих норм материального права.

Воздействие гражданского процессуального права на граждан­ское и другие отрасли материального права связано с тем, что гражданский процесс обеспечивает принудительное осуществление нарушенных или оспоренных субъективных гражданских прав, се­мейных, трудовых и других материальных прав физических и юри­дических лиц. Гражданское процессуальное право определяет пути защиты прав, формы привлечения к ответственности, а также дей­ственность материальных прав в конфликтных ситуациях.

Аналогично строится взаимодействие гражданского процессу­ального права с административным и финансовым правом.

Намного меньше контактов у гражданского процессуального права с уголовным правом. В гражданском процессе используются уголовно-правовые санкции в отношении недобросовестных свиде­телей и экспертов, а также должников, преступное поведение ко­торых препятствует своевременному и законному принятию су­дебных постановлений. Совершение участником процесса преступ­ления в ходе разбирательства гражданского дела признается гражданским процессуальным фактом, служащим основанием для пересмотра этого дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Взаимодействие гражданского процессуального права с арбит­ражным процессом строится следующим образом. Современный арбитражный процесс имеет принципиальное сходство с граж­данским процессом в исковом производстве, составе участников процесса, едином правовом регламенте института доказывания, процессуальных сроках, процессуальной ответственности, мерах защиты и др.

Многие нормы Арбитражного процессуального кодекса (да­лее — АПК) текстуально повторяют нормы ГПК. Налицо единст­во основ (принципов и процессуальных порядков судебной дея­тельности) гражданского и арбитражного процессов. Если исхо­дить из положений Конституции РФ, то арбитражный процесс можно рассматривать как подотрасль гражданского процессуаль­ного права. Видимо, поэтому ст. 118 Конституции РФ не выде­ляет арбитражную процессуальную форму как самостоятельную форму защиты права.

Другой подотраслью гражданского процессуального права сле­дует признать третейское судопроизводство. Оно также регламенти­рует исковую защиту нарушенного и оспариваемого права в состя­зательном судопроизводстве. В первую очередь речь идет о ком­мерческом арбитражном судопроизводстве с участием иностранных лиц.

§ 9. НАУКА ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Наука гражданского процессуального права представляет собой систему знаний о нормах данной отрасли права, теории и практике процессуального регулирования гражданского судопроизводства, о порядке, формах и способах применения гражданского процессуа­льного права при осуществлении правосудия по гражданским делам.

Предмет научного изучения гражданского процессуального права включает в себя:

— систему норм гражданского процессуального права в ста­тике и динамике;

— теоретические концепции, в том числе предмет, метод, си­стему и средства гражданского процессуального регулирования судопроизводства;

— деятельность суда и иных участников гражданского про­цесса.

Изучение предмета должно проводиться с учетом истории развития процессуально-правовых явлений, поскольку без этого невозможно судить о развитости ее системы.

В систему науки гражданского процессуального права вклю­чаются следующие составные части предмета ее изучения:

— гражданское процессуальное право России (предмет, ме­тод, система, социальные функции, соотношение с другими юри­дическими науками, история науки);

— российский гражданский процесс с участием иностранных лиц;

— гражданское процессуальное право зарубежных стран (в том числе стран СНГ);

— несудебные формы защиты субъективных прав граждан и организаций;

— судебная практика по гражданским делам, ее значение и формы.

Наука российского гражданского процессуального права как са­мостоятельная отрасль правоведения сравнительно молода. Первые значительные гражданские процессуальные изыскания были опубли­кованы в середине XIX в. учеными Петербургского и Московского университетов К. А. Неволиным, К. Д. Кавелиным, С. В. Пахманом в связи с подготовкой и проведением судебной реформы и приня­тием Устава гражданского судопроизводства.

Для современного исследования наибольший интерес представ­ляют фундаментальные труды К. И. Малышева, А. X. Голъмстена, С. В. Пахмана.

Позднее были опубликованы интересные монографии и учебни­ки Е. В. Васьковского, Т. М. Яблочкова, Д. А. Азаревича, В. Ада­мовича, научные комментарии действовавшего гражданского про­цессуального закона И. М. Тютрюмова, М. М. Михайлова и др.

До 1917 г. русскими процессуалистами были детально разра­ботаны только отдельные темы курса: правоотношения, диспозитивность, учение об иске и исковых средствах защиты права, те­ория судебного доказывания и др. Немало значительных работ было посвящено исследованию состязательного начала граждан­ского судопроизводства.

Развитие науки гражданского процессуального права после известных октябрьских событий 1917 г. было существенно за­труднено такими ошибочными партийными идеологическими воззрениями, как категорическим непринятием теоретического наследства правоведения царской России, из-за чего советская юридическая наука вынуждена была начинать с нуля; нигили­стическим отношением к гражданскому процессу как к абсолют­но ненужной пролетарскому суду пустой формальности.

В связи с этим в течение почти двадцати лет в советской юридической литературе доминировали призывы к упрощению гражданской процессуальной формы, отказу от процессуального регулирования правосудия. Гражданские процессуальные нормы рассматривались как технические нормы, а сам процесс лишь как технология судебной защиты. Естественно, что в таких усло­виях было невозможно нормальное развитие гражданской про­цессуальной мысли.

Только в 1934 г. вышел первый советский учебник по граж­данскому процессу С. Н. Абрамова и А. Ф. Клейнмана, а в 1940 г. А. Ф. Клейнман защитил докторскую диссертацию, по­священную принципам гражданского процессуального права.

Интенсивное развитие процессуальной науки началось после Великой Отечественной войны. Так, были опубликованы научные труды по праву на иск (М. А. Гурвич), теории судебного доказы­вания (К. С. Юдельсон), судебному решению (Н. Б. Зейдер), гражданским процессуальным правоотношениям (В. Н. Щеглов), принципам (В. М. Семенов, М. Г. Авдюков) и многие другие.

За период 1950-1980 гг. были защищены десятки кандидат­ских и докторских диссертаций. В 1981-1982 гг. был издан двух­томный «Курс советского гражданского процессуального права», объединивший лучшие силы советской процессуальной науки.

В трудный период реформ советского общества конца вось­мидесятых годов прошлого века резко сократилось число диссер­тационных и монографических исследований, публикаций в жур­налах и сборниках в связи с тем, что часть научных работников, испытывая материальные трудности, перешла на практическую работу в суды, адвокатуру, юридическую службу.

К концу девяностых годов с преодолением кризиса вновь на­чинают защищать диссертации, посвященные новым институтам (судебной власти, апелляции, судебному приказу, заочному решению и т. п.), углубленно исследуются гражданская процес­суальная форма, иск, исковое, особое производство и производ­ство по делам, возникающим из публичных правоотношений, гражданские процессуальные обязанности и ответственность, проблемы доказывания и др., анализируется гражданское процес­суальное право зарубежных стран (В. К. Пучинский) и др.

§ 10. ГРАЖДАНСКОЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО КАК УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА

Гражданский процесс в юридическом вузе наряду с граждан­ским правом является одной из основных дисциплин учебного курса, без которой невозможно подготовить специалиста высшей квалификации в сфере гражданской юрисдикции.

Преподавание гражданского процессуального права направле­но на:

— изучение гражданской процессуальной теории в сочетании с действующим гражданским процессуальным законом и судеб­ной практикой;

— овладение гражданской процессуальной формой для уме­лого совершения гражданских процессуальных действий в уста­новленном в ГПК порядке;

— выработку навыков составления процессуальных докумен­тов (заявлений, определений, решений, приказов, жалоб, пред­ставлений);

— умелое применение гражданских процессуальных норм для разрешения ситуаций, возникающих в гражданском обороте.

Конечной целью обучения является профессиональная подго­товка студентов к практической юриспруденции в гражданском судопроизводстве в роли судьи, прокурора либо судебного пред­ставителя (адвоката, юрисконсульта), а также судьи апелляцион­ной, кассационной или надзорной инстанций.

Гражданское процессуальное право как учебная дисциплина условно состоит из двух частей — судебной и несудебной формы защиты субъективных прав и законных интересов граждан и ор­ганизаций.

Судебная форма защиты субъективных прав и законных инте­ресов граждан и организаций включает в себя вопросы, имеющие отношение ко всему гражданскому судопроизводству: предмет и метод гражданского процессуального регулирования правосудия; принципы данной отрасли права; правоотношения; учение о лицах, участвующих в деле; предметная компетенция суда; граждан­ская процессуальная ответственность, стадии гражданского про­цесса начиная от возбуждения производства по делу и заканчивая исполнительным производством, виды судопроизводства, а также законы, регламентирующие арбитражное и третейское судопроиз­водства, и др.

Несудебная форма защиты субъективных прав и законных интересов граждан и организаций включает в себя вопросы, име­ющие отношение к основам нотариального производства, которое регулируется не гражданскими процессуальными, а процедурны­ми нормами и представляет собой не судопроизводство, а свое­образную деятельность управленческого характера.

Сближает нотариат с гражданским процессом то, что он от­ражает порядок реализации субъективных гражданских прав фи­зических и юридических лиц, и то, что правила нотариальной процедуры довольно развиты.

В рамках этого курса изучается также и исполнительное про­изводство, логически завершающее правосудие по гражданским делам. По названным темам в лекциях излагаются лишь основ­ные понятия.

Для преподавания гражданского процесса используется весь арсенал средств вузовской педагогики: читается большой лекци­онный курс, проводятся практические занятия, а при изучении отдельных тем — и деловые (ролевые) игры.

Учебным планом предусмотрены курсовая и контрольная ра­боты, возможна и дипломная работа по гражданской процессуа­льной тематике. В процессе преподавания читаются спецкурсы гражданского процессуального профиля: «Особенности рассмот­рения и разрешения отдельных категорий гражданских дел» и др.

Кроме того, учебная дисциплина по курсу «Гражданский про­цесс» наряду с уголовным процессом сдается на экзаменах при государственной аттестации выпускников.

Глава   2 ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ

§ 1. ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ПРИНЦИПА

Гражданское процессуальное право является одной из отрас­лей российского права, и потому его принципы имеют характер­ные признаки общеправового принципа, выражают основные на­чала, ключевые идеи права.

Особенность данных принципов связана с природой юриди­ческих норм, в которых они закреплены (гражданские процессу­альные нормы), и средой их реализации (гражданское судопро­изводство).

Гражданские процессуальные принципы представляют собой нормативно установленные основополагающие начала, опреде­ляющие построение процесса, его природу и методы по осуще­ствлению правосудия по гражданским делам.

Основное в характеристике гражданских процессуальных принципов заключается в том, что в них сформулированы каче­ственные особенности гражданского судопроизводства, социаль­но-юридическая направленность отрасли права. В судебной прак­тике процессуальные принципы всегда представляют собой пра­вовые директивы, обращенные в первую очередь к суду.

Все принципы устанавливают наиболее важные обязанности суда либо по осуществлению правоприменительной деятельности (принципы законности и обоснованности), либо по обеспечению прав, предоставленных сторонам и лицам, участвующим в деле (принципы процессуального равенства сторон, диспозитивности и состязательности).

В юридической литературе широко распространено образное определение принципов как скелета гражданского процессуально­го права (М. Г. Авдюков, М. А. Гурвич).

Практическое назначение принципов состоит в том, чтобы выступать гарантами законного, обоснованного и справедливо­го правосудия по гражданским делам. Принципом можно при­знавать только такое правило действующего Гражданского процессуального кодекса, при несоблюдении или нарушении которого результаты всей судебной деятельности в производ­стве по конкретному делу становятся незаконными и подлежат отмене.

Принципы гражданского процессуального права также нераз­рывно связаны с законом, и связь эта носит двоякий характер.

Во-первых, каждый принцип должен быть закреплен действу­ющим законом, поскольку то, что нормативно не закреплено, не может считаться процессуально-правовым принципом.

Во-вторых, принципы призваны обеспечивать логическое единство всех элементов изучаемого права — норм, институтов, производств, а также стабильность гражданского процессуального права в целом. Поэтому при каждом обновлении Гражданского процессуального кодекса необходимо учитывать уже существую­щую систему принципов, и любые вносимые изменения в кодекс всегда должны соответствовать данным принципам, в противном случае гражданское процессуальное право может утратить внут­реннюю согласованность и системность.

При, этом не следует слишком преувеличивать роль принципа в праве. В конечном счете принцип — это положение, выводимое из существующего права, и он вторичен по отношению к системе про­цессуально-правовых норм, так как обусловлен и зависим от права.

Гражданский процессуальный принцип представляет собой самостоятельный правовой институт и всегда закреплен не од­ной, а несколькими нормами. Из этого следуют два вывода:

— нельзя произвольно изменять, учреждать или отказываться от какого-либо принципа, поскольку это всегда повлечет радика­льное изменение сути данной отрасли права;

— принципов гражданского процессуального права не может быть много, если только не объявлять принципом всей отрасли положение какой-либо одной статьи ГПК, пусть даже она и име­ет важное значение для гражданского процессуального регулиро­вания (например, гласность).

В учебной литературе принято вместе с собственно процессуа­льными принципами излагать начала судоустройства (судоустройственные принципы), такие, как принцип осуществления правосу­дия только судом (ст. 118 Конституции РФ и ст. 5 ГПК).

Данный принцип можно отнести как к принципам организа­ции правосудия, так и к конституционным принципам. Сущ­ность данного принципа заключается в том, что правосудие со­стоит в рассмотрении и разрешении государственными судами в установленном законом процессуальном порядке конкретных судебных дел с вынесением по ним законных и обоснованных судебных постановлений.

Из этого следуют два вывода практического характера:

— другие государственные и общественные органы не долж­ны нарушать судебную компетенцию и пытаться разрешать дела, отнесенные законом к исключительному ведению суда;

— разрешение правовых вопросов иными органами в рамках их компетенции правосудием не является (например, третейским судом и т. п.).

Другой принцип — сочетание единоличного и коллегиального начал в рассмотрении и разрешении гражданских дел

(ст. 7 ГПК). Он также является принципом организации право­судия, из которого следует, что гражданские дела в суде первой инстанции рассматриваются единолично или в предусмотренных законом случаях коллегиально.

Мировой судья рассматривает все дела, отнесенные к его подсудности единолично. В апелляционной инстанции дела рас­сматриваются в единоличном порядке; в кассационной — в кол­легиальном; в надзорной инстанциях — в единоличном и колле­гиальном порядке (ст. 382, 386 ГПК).

Принцип независимости судей и подчинении их только за­кону (ст. 120 Конституции РФ, ст. 8 ГПК) также является принципом организации правосудия и конституционным принци­пом. В соответствии с данным принципом независимость судей, в частности, обеспечивается:

— предусмотренной законом процедурой осуществления пра­восудия;

— запретом, под угрозой ответственности, чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия;

— установленным порядком приостановления и прекращения полномочий судьи;

— правом судьи на отставку;

— неприкосновенностью судьи;

— системой органов судейского сообщества;

— предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому ста­тусу.

Осуществление правосудия по гражданским делам на началах равенства перед законом и судом всех граждан независимо от их происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ, ст. 6 ГПК) также является принципом организации правосудия и конституционным принципом.

Принцип гласности судебного разбирательства (ст. 123 Кон­ституции РФ, ст. 10 ГПК) также относится к принципам органи­зации правосудия, из которого следует, что разбирательство во всех судах открытое. В ст. 10 ГПК определены случаи, когда раз­бирательство дела в закрытом судебном заседании осуществляется по делам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, тайну усыновления (удочерения) ребенка, и в других слу­чаях в целях предотвращения разглашения сведений, касающихся частной жизни гражданина, личной и семейной тайны, защиты его чести и доброго имени, тайны телефонных переговоров и иных сообщений.

И, наконец, последний, судоустройственный, принцип, это принцип национального языка судопроизводства (ст. 26 Кон­ституции РФ, ст. 9 ГПК), в соответствии с которым судопроиз­водство по гражданским делам ведется на русском языке — госу­дарственном языке Российской Федерации или на государствен­ном языке республики, которая входит в состав РФ и на территории которой находится соответствующий суд.

Вместе с тем данный традиционный подход излагать одно­временно судоустройственные принципы с судопроизводст­венными вызывает определенные сомнения, поскольку начала судоустройства (осуществление правосудия только государст­венным судом, обеспечение независимости судей и др.) явля­ются организационными и, как правильно отметил И. М. Зай­цев, «оказывают слабое влияние на процессуальную деятель­ность»1.

Кроме того, несмотря на то что они и упоминаются в ГПК, в большей степени регламентированы не процессуальным зако­ном, а Федеральным конституционным законом РФ от 31 декаб­ря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»2'3.

Нередко гражданскими процессуальными принципами отрасли называют принципы отдельных процессуальных институтов. Так, непосредственность, устность и непрерывность объявляют повсеме­стно принципами всей отрасли, тогда как закон подчеркивает, что это основные начала только судебного разбирательства (ст. 157 ГПК) и за пределами судебных заседаний не функционируют.

Необходимо отметить, что теория принципов в современной юридической науке содержит немало неясностей, противоречи­вых положений, и поэтому в первые статьи различных кодексов девяностых годов двадцатого века было принято включать пере­чень положений, учреждаемых принципами (см., например, ст. 5-11 Арбитражного процессуального кодекса, ст. 1 Семейного кодекса, ст. 1 Гражданского кодекса и др.).

Такая законодательная практика оправдана, поскольку сразу же провозглашаются основополагающие положения, в соответствии с которыми нормативно регулируются общественные отношения и снимаются все неясности принципов нормативного регламента.

Состав гражданских процессуальных принципов ограничен принципами процессуального равноправия, диспозитивности и со­стязательности, законности и судебной истины. Указанные принци­пы действуют в институтах и подотраслях гражданского процессуа­льного права в соответствии с началами судоустройства.

§ 2. СИСТЕМА ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ

Совокупность принципов гражданского процессуального пра­ва в их тесной взаимосвязи и взаимозависимости образует сис­тему принципов гражданского процессуального права. В юриди­ческой литературе, посвященной гражданским процессуальным принципам, особое место занимает их классификация. В данном вопросе нет единства.

М. А. Гурвич за основу классификации принципов граждан­ского процессуального права брал критерий — роль этих принци­пов в осуществлении правосудия. В зависимости от нее он вел речь об организационных и функциональных принципах судо­производства.

Позднее он предложил классифицировать принципы по объ­екту регулирования, выделив две группы общего значения: прин­ципы, определяющие демократизм процесса, и принципы, выра­жающие законность процесса.

К. С. Юдельсон применительно к принципам гражданского процессуального права воспроизвел классификацию принципов, предложенную С. С. Алексеевым в общей теории права, т. е. в зависимости от того, на какую область правовых отношений они распространяются:

— общие принципы, выражающие содержание гражданского процессуального права и относящиеся ко всем отраслям права;

— межотраслевые принципы, одновременно свойственные гражданскому процессуальному праву и смежным с ним отрас­лям права;

— отраслевые принципы, характерные для одной отрасли права;

— принципы правовых институтов, выражающие содержание и особенности каждого института гражданского процессуального права.

В учебной и научной литературе можно встретить и иные варианты классификации принципов.

Представляется, что деление принципов должно проводиться исключительно по процессуальным признакам, а классификация их, в частности, на общеправовые, межотраслевые и собственно гражданские процессуальные, нецелесообразна, поскольку выхо­дит за рамки гражданского процесса.

В данном случае нельзя не согласиться с мнением А. Т. Боннера, полагающим, что нет смысла разграничивать принципы на судоустройственные и функциональные, поскольку весьма со­мнительна гражданская процессуальная характеристика первых.

В классификации процессуальных начал желательно прежде всего выделить принципы отдельных институтов данной отрасли права. И хотя теоретики права уже давно обосновали наличие таких принципиальных начал (С. С. Алексеев), данный вопрос пока слабо разработан в теории гражданского процесса. Можно говорить о принципах лишь нескольких институтов: судебной подведомственности, гражданской процессуальной формы и учас­тия иностранцев в российском суде.

По утверждению Ю. К. Осипова, институту подведомственно­сти присущи следующие основные начала: преимущественная подведомственность юридических дел государственным органам; распределение юридических дел между государственными юрисдикционными органами в зависимости от характера правоотно­шений, из которых они возникают.

Для гражданской процессуальной формы характерны такие принципы, как детальность правовой регламентации процессуа­льных действий и документов, оптимальное соотношение процес­суальных прав и обязанностей в статусе каждого участника, не­прерывность процессуальной деятельности, судебный контроль и самоконтроль, принцип тождества (И. М. Зайцев, Н. А. Рассахатская).

Участие иностранных граждан и организаций в российском гражданском процессе определяется принципами национального режима, равенства перед законом, единства прав, свобод и обя­занностей, а также их гарантированности.

В законе (ст. 157 ГПК) нормативно закреплено, что непо­средственность, устность и непрерывность составляют основопо­лагающие начала судебного разбирательства. Поскольку они реа­лизуются только в заседании суда первой инстанции, в связи с этим нет необходимости видеть в них принципы всего граж­данского процессуального права.

Принципы названных институтов по своей природе являются гражданскими процессуальными и входят в единую систему основных начал изучаемой отрасли права.

Представляется, что принципы желательно систематизировать в зависимости от того, чем они непосредственно предопределе­ны. Например, спор о праве, как предмет судебного разбиратель­ства, предопределяет такие принципы, как процессуальное равен­ство сторон, диспозитивность и состязательность.

Принцип законности отвечает на вопрос: кто может иниции­ровать судебную деятельность и каковы полномочия участников разбираемого спора? Принцип судебной истины позволяет опре­делить роль суда в рассмотрении и разрешении дела. В целом это ответ на вопрос о гражданских процессуальных средствах осуществления судебной власти.

Кроме того, у различных групп принципов неодинаковы и сферы реализации. Если принципы законности и судебной ис­тины осуществляются в полной мере в любом гражданском деле, рассматриваемом по существу, то принципы диспозитивности и состязательности характерны в основном для искового судо­производства. В иных видах производства они действуют с осо­бенностями, ограничивающими, как правило, их реализацию.

§ 3. СОДЕРЖАНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ

ПРИНЦИПОВ

Принцип законности — межотраслевой важнейший принцип права, который является одним из основных критериев опреде­ления качества и эффективности гражданского процесса. Его со­держание сводится к точному и неуклонному соблюдению, ис­полнению и применению судом законов и иных нормативных актов. Содержание принципа законности закреплено статьями каждой отрасли права, в том числе и гражданского процессуаль­ного. Диалектика общего и особенного свидетельствует о том, что общие принципы воплощаются в отраслевых, и, наоборот, общие и межотраслевые принципы — в отраслевых.

Данное понятие принципа законности неразрывно связано с правильным применением судом юридических норм в гражданском процессе. В то же время представляется, что традиционное понимание законности, по существу, равнозначно обязательности юридических предписаний, которые и без каких-либо дополните­льных средств императивны. В этом заключается сущность пра­ва как государственной воли, возведенной в закон.

По своей природе право не допускает никакого иного отно­шения, кроме безусловного и всеобщего подчинения юридиче­ским предписаниям. Бесспорно, что возможны различные право­нарушения, но они не характеризуют само право и не разруша­ют его обязательность. В связи с этим нельзя не согласиться с И. М. Зайцевым, полагавшим, что «нет ни научной, ни прак­тической надобности создавать специальный принцип, выражаю­щий обязательность правовых норм»2.

Принцип законности — реально существующая, объективная конструкция, обеспечивающая правильное функционирование права в гражданском судопроизводстве.

Содержание принципа охватывает самые различные правовые и организационные средства, обеспечивающие правильное приме­нение норм материального и процессуального права в конфликт­ных ситуациях. В него прежде всего входят система процессуа­льных средств по поддержанию процессуальной дисциплины в судопроизводстве и санкции за неправильное применение юри­дических норм.

Принцип законности регламентирует также процессуальное положение судей и иных участников судопроизводства, порядок рассмотрения и разрешения дела, защиты прав и законных инте­ресов граждан и организаций.

В узком понимании принцип законности характеризует такие правообеспечительные меры, как:

— применение гражданских процессуальных санкций;

— привлечение к процессуальной ответственности виновных лиц;

— пресечение неправомерно возникшей или развивающейся , .процессуальной   деятельности    (отказ    в    принятии   заявлений, удовлетворении    различных   ходатайств,    приостановление    или прекращение  производства  по  делу,   оставление  заявления   без движения).

Анализируемый принцип определяет способы и средства хранения судебных ошибок. Он является самым основным из всех остальных принципов деятельности, регулируемых матери­альным правом.

Принцип законности имеет достаточно сложный состав, охва­тывающий гражданские процессуальные и материальные право­вые элементы (правовую квалификацию спорных правоотноше­ний, правильность разрешения дела), а также организационные вопросы (подбор судейских кадров, управление судебной систе­мой и т. п.). Поэтому благодаря такому интегрированному со­держанию принцип законности является одновременно общепра­вовым и отраслевым.

Принцип судебной истины (принцип, определяющий процес­суальную деятельность). В соответствии с данным принципом суд может законно применять юридическую норму не к ка­ким-то абстракциям, а к конкретным юридическим фактам, пол­но и правильно установленным в предусмотренном законом по­рядке (в порядке судебного доказывания).

Без исследования обстоятельств дела немыслима судебная правоприменительная деятельность. Именно поэтому закон возло­жил на суд обязанность устанавливать действительные обстоя­тельства дела, права и обязанности сторон (ст. 12 ГПК) как усло­вие законного и обоснованного разрешения гражданского дела.

В юридической литературе итоги судебного познания было принято определять как объективную истину. Однако вряд ли можно согласиться с таким утверждением, поскольку истина не может быть «объективной» или «необъективной» — истина либо есть, либо ее нет.

При этом одни авторы переносили философское учение об истине в судопроизводство, другие называли эту истину абсолют­ной или относительной. Ранее термин «истина» был закреплен в ст. 60 ГПК РСФСР (до новой редакции статьи в 1995 г.). Од­нако данное положение вызывает некоторые сомнения. Прежде всего результаты изучения материалов дела нельзя считать абсо­лютной истиной и противопоставлять ее относительной истине. Между названными видами объективной истины нет и не может быть непереходимой грани. Самая простая истина всегда неполна.

В процессуальной литературе всегда смешивались два гносео­логических вопроса.

Может ли быть результат судебного познания верным отра­жением действительности, т. е. носит ли он истинный характер? На этот вопрос следует дать утвердительный ответ. Судебное ис­следование обстоятельств рассматриваемого дела может и долж­но приводить к полному и правильному знанию той или иной совокупности фактов, имеющих значение для правильного разре­шения дела.

Можно ли результаты судебного познания определять как аб­солютно полное изучение обстоятельств дела? В теории познания диалектического материализма каждое знание рассматривается как диалектическое сочетание, как единство абсолютной и относитель­ной истин.

Вместе с тем представляется, что результаты судебного по­знания не совсем правильно определять как истину в философ­ском значении этого понятия. Истина применима в сложных по­знавательных процессах таких объектов, как космос, человече­ский мозг, структура земной коры и т. п.

И если процесс познания бесконечен, то и истина представ­ляет собой постоянно развивающийся процесс. Суд же интересу­ют конкретные факты взаимоотношений спорящих сторон.

Для судебного познания характерны следующие черты:

  нацеленность исключительно на юридические факты;

— проведение судебного познания в гражданской процессуа­льной форме, т. е. в установленном законом порядке;

— ограниченность в основном материалом, представляемым сторонами;

— проведение исключительно с целью законного и обосно­ванного разрешения гражданского дела в рамках спорного право­отношения.

Поэтому итоги судебного познания целесообразно именовать судебной истиной, тем самым подчеркивая ее специфичность.

Своеобразие судебной истины определяется и тем, что суд исследует не все обстоятельства, имеющие значение для дела, а лишь представленные ему спорящими сторонами (ст. 12 ГПК). Суд обязан принимать без доказывания лишь общеизвестные факты и факты, установленные вступившим в законную силу ре­шением или приговором (ст. 61 ГПК).

Кроме того, гражданскому процессу известны и так называе­мые доказательственные презумпции, когда из одних установлен­ных фактов предполагается существование других. В связи с этим последние не доказываются, их включение в судебное решение означает, что в него вносятся допустимо возможные сведения.

В ГПК включены и юридические фикции. В отличие от презумпций фикции не основаны на предшествующем опыте или известных фактах, а возникают по воле законодателя для защиты

нарушенных прав и законных интересов физических и юридических лиц (ст. 79, 118, 119 ГПК). Например, если сторона уклоняется от участия в экспертизе либо не представляет экспертам необходимые материалы и документы для их исследова­ния, а без этого невозможно провести экспертизу, то суд вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назна­чена, установленным или опровергнутым.

Кроме того, фикция — это заведомо неистинное положение, принимаемое за истинное, тогда как презумпция исходит из вы­сокой степени вероятности и истинности, являясь предположе­нием истины. Так, юридической фикцией может также являться норма, согласно которой днем смерти лица, объявленного умер­шим, считается день вступления в силу решения суда о призна­нии последнего умершим.

Из этого следует, что судебная истина существенно отличается от объективной истины в ее философском понимании. Вместе с тем это не означает отказа от истины в судопроизводстве. Речь идет в данном случае лишь о своеобразии судебной истины.

Содержание принципа судебной истины составляют норма­тивно закрепленные требования прежде всего к суду, а также к лицам, участвующим в деле, и к другим участникам процесса полно и всесторонне установить обстоятельства дела. Граждан­ский процессуальный кодекс не только формулирует требование отыскивать истину, но и определяет пути ее достижения в ходе судебного доказывания.

Гарантиями установления истины по делу будут являться гражданская процессуальная форма и принцип состязательности.

К решению данной задачи привлекаются все участники произ­водства в суде первой инстанции. Стороны обязаны обосновывать свои требования и возражения (ст. 56 ГПК), а суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Указанное правило распространяется на прокурора, органы местного самоуправления и иных субъектов, защищающих права других лиц от своего имени. Свидетели, эксперты и переводчики должны добросовестным выполнением своих функций в граждан­ском процессе также способствовать отысканию истины по делу.

Гражданский процессуальный кодекс отводит суду особую роль в решении задачи установления обстоятельств дела. Функ­ции суда в данном случае заключаются в следующем:

  определять предмет доказывания по делу;

— излагать в принимаемом решении все выясненные обстоя­тельства и обосновывать свой вывод о фактической стороне дела соответствующими доказательствами.

Ошибки в установлении истины закон определяет как осно­вания к отмене решения с направлением дела на новое рассмот­рение судом первой инстанции (ст. 362 ГПК).

Принцип процессуального равенства нередко именуют также принципом процессуального равноправия сторон. Наличие его в гражданском судопроизводстве необходимо как проявление консти­туционного равенства граждан перед законом и судом независимо от личных качеств и социального статуса (национальности, вероисповедания, образования, служебного положения и т. п.). Это означает предоставление участникам юридически равных возможностей по охране и защите субъективных прав и законных   интересов.    Из   толкования   гражданских   процессуальных норм о правах и обязанностях сторон и других субъектов процессуальных правоотношений неизбежен вывод о равенстве сто­рон, а также равенстве правового положения третьих лиц, пред­ставителей, экспертов и др.

В первую очередь названное начало определяет процессуальное положение противостоящих сторон, ставя их в одинаковые условия в процессе (ч. 3 ст. 38 ГПК). Истец и ответчик наделены по зако­ну идентичными либо соотносимыми правами и обязанностями.

Как истец, так и ответчик обладают правом на судебную за­щиту, для истца — право на предъявление иска, а для ответчи­ка — право на защиту от иска. Обе стороны разбираемого судом спора о праве имеют тождественные возможности для процессу­альной активности в судопроизводстве (ст. 35 и 56 ГПК). Иден­тичные права и обязанности обусловливают активность сторон в состязательном процессе (ст. 35, 48, 167 ГПК и др.). Обе сто­роны имеют идентичные права на заключение мирового соглаше­ния. Кроме того, соотносимы права истца на отказ от иска, от­ветчика — на признание исковых требований и др.

Кроме того, действия данного принципа распространяются и на других участников. Так, равноправны в судопроизводстве третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования и вы­ступающие в суде как на стороне истца, так и на стороне ответ­чика, равноправны свидетели, эксперты. Положение того или другого лица в гражданском процессе зависит только от его про­цессуальной роли, а не от его личных характеристик и положе­ния (образование, национальность и т. п.).

Однако проблема юридического равенства сторон в процессе решена в действующем законе не до конца. Так, равное положе­ние сторон при распределении обязанностей по доказыванию не только   изменяется   посредством   доказательственных   презумпций,  ставящих истца  по  отношению  к  ответчику  в  несколько привилегированное положение.

В частности, презумпция вины должника в неисполнении :ли ненадлежащем исполнении обязательства (ст. 401 ГК) освобождает истца от обязанности доказывать вину ответчика и воз­лагает это бремя на ответчика. Последний, как правило, может опровергнуть предполагаемую вину с помощью косвенных дока­зательств. То же самое относится и к лицу, распространившему сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию гражданина (ст. 152 ГК), и т. п.

В связи с этим следует различать нормативное содержание принципа и результаты его реализации в процессе по конкретно­му делу, юридическое и фактическое равенство. Последнее повы­шает эффективность реализации принципа и зависит от ряда обстоятельств: содержания действующего закона, отношения судьи (суда) к сторонам, третьим лицам и другим субъектам процесса, а также от самих участников. Вместе с тем желание и умение людей защищаться в суде, их активное поведение в судебном процессе являются решающим фактором действительного процес­суального равенства, которое способно обеспечить действительную защиту субъективных прав и охраняемых интересов.

Равенство сторон является обязательным условием любого состязательного процесса, поэтому без него невозможна реализа­ция принципа состязательности.

Принцип диспозитивности является одним из краеугольных камней гражданского процесса. Это принцип, определяющий процессуальную деятельность.

Основным движущим началом гражданского судопроизводст­ва служит инициатива участвующих в деле лиц. В соответствии с принципом диспозитивности гражданские дела возбуждаются, развиваются, изменяются, переходят из одной стадии процесса в другую и прекращаются под влиянием исключительно инициа­тивы участвующих в деле лиц. Этот принцип пронизывает все стадии гражданского процесса.

Соблюдение принципа диспозитивности заключается в предо­ставлении сторонам и субъектам, защищающим права и закон­ные интересы других лиц (прокурору, органам государственной власти и местного самоуправления, организациям и гражданам, выступающим на основании ст. 46 ГПК), свободы распоряжения материальными правами и процессуальными средствами их за­щиты.

Любое субъективное право как мера возможного поведения предполагает возможность управомоченного лица свободно рас­поряжаться данным правом и защищаться в установленном зако­ном порядке. Без этих полномочий субъективное право реализо­вать невозможно. Все это относится и к процессуальным правам участников судопроизводства.

Необходимость в установлении специального принципа, обес­печивающего свободу распоряжения, связана со спецификой гражданских процессуальных правоотношений, в которых суд за­нимает руководящее положение и реализует властные полномо­чия. Любой акт диспозитивного характера должен быть санкцио­нирован судом. Исходя из этого принцип диспозитивности пред­ставляет собой юридическую конструкцию, обеспечивающую свободу участников процесса в распоряжении материальными правами и средствами их защиты в условиях осуществления су­дебной власти.

В связи с этим невозможно не согласиться с А. Т. Боннером, формулирующим данный принцип как нормативно-руководящее положение гражданского судопроизводства, определяющее дви­жущее начало и механизм процессуального движения.

В конечном счете диспозитивность предопределяется спором о праве, рассматриваемым судом. Поэтому для эффективной за­щиты своей позиции участники процесса должны маневрировать предоставленными им правовыми возможностями, в частности изменять заявленные правопритязания, уменьшать или увеличи­вать спорную сумму, предоставлять суду новые факты, отказыва­ться от заявленных требований или признавать их либо заклю­чать мировое соглашение. Эти же полномочия сохраняются у них и при передаче спора в исковое судопроизводство.

Как правильно считает В. В. Ярков, осуществление любого дис­позитивного полномочия представляет собой юридический факт процессуального характера, имеющий последствием развитие судо­производственной деятельности.

В связи с этим диспозитивность обоснованно называют двига­тельным началом гражданского процесса (М. А. Гурвич, А. Т. Бон­нер и др.).

Содержание диспозитивности составляют полномочия сторон, а также субъектов, защищающих права и интересы других лиц.

Стадиями реализации принципа диспозитивности являются:

— возбуждение производства в суде первой и второй (апел­ляционной, кассационной), надзорной инстанций, пересмотр су­дебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам;

— определение ответчика, предмета и объема исковых требо­ваний;

— выбор сторонами единоличного или коллегиального (в кас­сационной или надзорной инстанциях) суда;

— выбор истцом судопроизводства (искового, особого, возни­кающего из публичных правоотношений или приказного; заочно­го или состязательного);

— распоряжение своими гражданскими (семейными, трудо­выми и др.) правами и процессуальными средствами их судеб­ной защиты.

Причем в течение всего судебного процесса заинтересованные лица могут активно влиять на него.

Для достижения этой цели они вправе:

— обращаться в суд за защитой нарушенных либо оспаривае­мых прав, свобод или законных интересов (ст. 3, 4 ГПК);

— привлекать процессуальных соучастников либо предъявлять исковые требования сразу к нескольким лицам (ст. 40 ГПК);

— проводить сингулярное (частичное) и универсальное (об­щее) правопреемство (ст. 44 ГПК);

— определять процессуального противника — ответчика, а так­же объем и предмет судебной защиты (п. 3, 4 ст. 131 ГПК);

— изменять основание иска, размер заявляемых требований (ст. 39);

— влиять на развитие и окончание производства в суде пер­вой и второй инстанций путем отказа от иска, признания иска и заключения мирового соглашения (ст. 39, 173, 346 ГПК);

— обжаловать и приносить представление на решение суда в апелляционном, кассационном порядке (ст. 320, 336 ГПК), а на определение — в частном порядке (ст. 331, 371 ГПК);

— отказываться от поданной жалобы (представления) в апел­ляционной, кассационной инстанции (ст. 326, 345 ГПК);

— обжаловать и вносить представление на вступившие в за­конную силу судебные постановления (ст. 376 ГПК);

— просить суд пересмотреть решение, определение и поста­новление по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 394 ГПК);

— получить документ на принудительное исполнение выне­сенного судом решения (ст. 428, 429 ГПК).

Данные полномочия лиц, участвующих в деле, всегда сочета­ются с полномочиями суда, поскольку свобода в распоряжении материальными и процессуальными правами не имеет абсолютно­го характера. В судопроизводстве, где суд осуществляет государст­венную власть при отправлении правосудия, не может быть без­различного отношения к волеизъявлениям заинтересованных лиц.

В противном случае суд утратит руководящее положение в процессе и не сможет разрешать гражданские дела.

Именно поэтому закон возложил на суд обязанность контро­лировать акты сторон и других лиц по распоряжению правами и давать согласие на их совершение при условии, что они соот­ветствуют правовым предписаниям и не нарушают прав и закон­ных интересов других лиц (кроме сторон).

В ходе контроля за диспозитивными актами сторон и иных лиц, участвующих в деле, суд (судья) прежде всего должен вы­яснять, добровольно ли сторона совершает тот или иной процес­суальный акт (отказ от иска, признание исковых требований, со­гласие на заключение мирового соглашения) или под давлением другой стороны, в силу стечения каких-либо обстоятельств. Кро­ме того, суд должен проверить, соответствует ли диспозитивный акт основам правопорядка и нравственности.

При этом судья (суд) обязан разъяснить последствия совер­шения этого акта, т. е. отказ от судебной защиты нарушенных или оспариваемых прав и невозможность в будущем предъяв­лять в суд тождественный иск. В связи с этим суд вправе не со­гласиться с мнением сторон и признать диспозитивный акт юри­дически ничтожным и продолжить дальнейшее разбирательство данного дела.

Принцип состязательности устанавливает порядок формиро­вания материалов дела, фиксирует активность лиц, участвующих в деле, в доказывании и обосновании своих позиций в споре, определяет роль суда в этом процессе, гарантируя тем самым правильное установление судом обстоятельств дела и принятие законного и обоснованного решения.

Содержание состязательности состоит в том, что в граждан­ском судопроизводстве стороны противопоставлены друг другу в соответствии со своими интересами и судебное разбирательство дела происходит в форме спора между ними.

Подобное построение гражданского судопроизводства как нель­зя кстати соответствует спорному характеру гражданских дел и са­мой логике осуществления правосудия. Состязательный процесс, построенный на правовой активности лиц, участвующих в деле, по своей природе демократичен и его результаты убедительны.

Однако это возможно лишь при непременном условии, что основная обязанность по доказыванию в процессе была возложе­на на заинтересованных лиц. Поэтому не напрасно Основной за­кон нашей страны определяет российское судопроизводство как состязательное (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).

Вместе с тем необходимо разграничивать принцип состязате­льности и состязательную процессуальную форму судопроизвод­ства (состязательный гражданский процесс). Эти понятия взаи­мосвязаны, близки по смыслу, но не тождественны.

Содержание принципа состязательности составляют права и обязанности сторон и других лиц в области судебного доказы­вания, в первую очередь распределение обязанностей по доказы­ванию. И хотя судебное доказывание занимает в деятельности заинтересованных лиц значительное место, тем не менее граж­данское судопроизводство не сводится только к этому.

Доказывание в полной мере осуществляется, как правило, при рассмотрении и разрешении дела в первой инстанции и в меньшей степени в иных судебных инстанциях, тогда как состя­зательность охватывает весь гражданский процесс (кроме стадии возбуждения судопроизводства).

Состязательная гражданская процессуальная форма пред­ставляет собой такое построение гражданского процесса, в кото­ром заинтересованные лица активны в защите своих прав и за­конных интересов с начала и до конца судебной деятельности, а также такой порядок осуществления правосудия, при котором весь материал, необходимый для правильного разрешения дела, формируется исключительно сторонами и другими лицами, уча­ствующими в деле.

Суд же в состязательном процессе занят в основном опреде­лением предмета доказывания, исследованием представленных доказательств и их оценкой (ст. 56 ГПК).

Содержание состязательности составляют следующие права сторон и других лиц, участвующих в деле:

— устанавливать предмет доказывания, выделяя в подаваемых заявлениях обстоятельства, подлежащие выяснению (п. 5 ст. 131 ГПК);

— представлять соответствующие доказательства при обраще­нии в суд с заявлением (исковым заявлением, встречным иском, заявлением об обеспечении исковых требований, заявлением об освобождении от уплаты судебных расходов и др.);

— своевременно получать информацию о месте и времени рассмотрения дела (ст. 113 ГПК);

— знакомиться с материалами дела, делать выписки, снимать копии с отдельных документов (ст. 35 ГПК);

— знать позицию противостоящей стороны, получая копии искового заявления и доказательства, обосновывающие основа­ния иска (ст. 127 ГПК), апелляционной, кассационной жалобы или представления, и приложенных к ним документов или письменных доказательств (ст. 325, 343 ГПК), заявления о пере­смотре решения, определения и постановления по вновь открыв­шимся обстоятельствам;

— иметь судебного представителя — процессуального помощ­ника в состязательном процессе (ст. 48 ГПК);

— высказывать собственные соображения по всем возникаю­щим в ходе судебного разбирательства вопросам (ст. 35 ГПК).

Состязательность в полной мере реализуется во всех процес­суальных стадиях возбужденного судопроизводства, кроме перво­начальной. Так, при подготовке дела к судебному разбира­тельству стороны и другие лица, участвующие в деле, вправе лишь обосновывать свои требования и возражения, представлять доказательства, просить суд истребовать определенные средства доказывания.

Однако наиболее полно состязательное начало проявляется в стадии судебного разбирательства, где стороны и другие заин­тересованные лица вправе участвовать в судебном заседании при исследовании доказательств, задавать вопросы другим лицам, да­вать объяснения, высказывать свои доводы и соображения по всем возникающим вопросам, выступать в судебных прениях.

Кроме того, при пересмотре судебного решения в апелляци­онном, кассационном и надзорном порядках, а также по вновь открывшимся обстоятельствам стороны и другие лица, участвую­щие в деле, вправе представлять новые материалы, давать объяс­нения в судебных заседаниях и активно участвовать в исследо­вании материалов дела.

Содержанием состязательности охватываются также полномо­чия суда (судьи) по оказанию процессуальной помощи сторонам и другим участвующим в деле лицам с тем, чтобы юридическая неосведомленность граждан и отсутствие у них опыта работы в судопроизводстве не могли бы стать препятствием для их ак­тивности в состязательном процессе (ч. 2 ст. 12 ГПК).

С этой целью судья обязан извещать стороны и иных заинте­ресованных лиц о месте и времени судебного разбирательства дела и пересмотре решения, содействовать их ознакомлению с материалами дела, разъяснять порядок распределения обязан­ностей по доказыванию и последствия их невыполнения, истре­бовать те средства доказывания, которые сами стороны не могут получить, назначать судебные экспертизы по делу, разъяснять смысл выносимых судебных постановлений и др.

Таким образом, элементами состязательности являются:

— права сторон и других лиц, участвующих в деле;

— обеспечение их процессуальной активности в обосновании позиции в споре;

— процессуальная помощь суда юридически заинтересован­ным субъектам судопроизводства.

Принцип устности судебного разбирательства закрепляет пра­вило, согласно которому судопроизводство в суде может проис­ходить как в устной, так и в письменной форме. В первом слу­чае процессуальный материал представляется суду устно, во вто­ром — в виде письменных процессуальных документов. Главное в устном судопроизводстве — это- устное состязание сторон перед судом, в письменном — обмен состязательными бумагами.

Принцип непосредственности заключается в том, что судьи Должны лично воспринимать собранные по делу доказательства, и разрешение дела должно быть основано на исследованных и проверенных в судебном заседании доказательствах.

Принцип непосредственности не запрещает суду пользоваться производными доказательствами (при отсутствии первоначаль­ных), однако он не вправе прибегать к производным доказатель­ствам при наличии первоначальных.

Принцип непрерывности судебного разбирательства состоит в том, что судебное заседание должно происходить непрерывно или же по частям в установленной законом последовательно­сти, когда между частями судебного разбирательства существу­ют незначительные промежутки во времени, чтобы у судей, ко­торые сосредотачиваются на рассмотрении данного дела, смогло сложиться цельное впечатление о деле, которое они и должны отразить в решении, принимаемом после рассмотрения дела по существу.

Судебное заседание должно происходить непрерывно, кроме времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения дела слушанием суд не вправе рассматривать другие дела. В случае отложения дела новое раз­бирательство должно производиться сначала.

При отложении разбирательства дела суд вправе допросить явившихся свидетелей, если в судебном заседании присутствуют все лица, участвующие в деле; тогда вторичный их вызов допус­кается в исключительных случаях.

§ 4. ПРАВОВЫЕ АКСИОМЫ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Сущность гражданского процесса наряду с процессуальными принципами определяют и правовые аксиомы. Аксиомы пред­ставляют собой исходные и непреложные истины, закрепленные в процессуальных нормах. Они самоочевидны. Их правильность многократно проверена и подтверждена юридической практикой.

Представляется, что без аксиом гражданская юрисдикция бу­дет существенно осложнена. Так, без аксиоматического правила, освобождающего от доказывания общеизвестных фактов, судеб­ное познание было бы неоправданно громоздким, а без аксиомы, запрещающей тождественные правопритязания, производство по делу динамично не развивалось.

Правовые аксиомы — это определенные постулаты юридиче­ской науки и судебной практики, выражающие общечеловеческую

мораль и справедливость. Они закреплены в Гражданском процес­суальном кодексе (например, ч. 1 ст. 56, ч. 1 ст. 61, п. 2 ч. 1 |ст. 134 ГПК и др.).

В отличие от гражданских процессуальных принципов аксиомы знаменуют общечеловеческую сторону судопроизводства и имеют наднациональный характер. Многие из них вошли в современное правоведение в виде юридических поговорок и существуют одновременно в законодательстве различных стран. На-I пример: нет судьи без истца; никто не может быть судьей [в своем деле; где есть право, там есть и его защита; правовые I формальности должны неукоснительно соблюдаться и др.

Характерная  черта  аксиом  различных  правовых  систем  заключается в их преемственности. Например, правило распределения обязанностей по доказыванию между сторонами было известно российскому Уставу гражданского судопроизводства, ГПК РСФСР    1923   г.,    1964   г.    В   новом   ГПК   оно   закреплено в ч. 1 ст. 56.

Глава   3

ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ

§ 1. ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

При осуществлении правосудия по гражданским делам между судом и лицами, участвующими в процессе рассмотрения и раз­решения, а также исполнения решения суда, складываются и развиваются общественные отношения, регулируемые граждан­ским процессуальным правом. Поскольку их отраслевой характер обусловлен тем, что они урегулированы нормами гражданского процессуального права, следовательно, они являются граждански­ми процессуальными правоотношениями.

Впервые понятие гражданских процессуальных отношений в правовую науку было введено О. Бюловым, который конструи­ровал его как обычное обязательственное отношение граждан­ско-правового характера, в котором суд и стороны имеют права и обязанности. При этом гражданский процесс рассматривался им в виде единого правоотношения с несколькими субъектами, развивающегося постепенно по ступеням-стадиям.

«Бюловская» теория гражданского процесса как правоотноше­ния долгие годы являлась основной теорией науки гражданского процессуального права.

Среди русских цивилистов-процессуалистов были как про­должатели теории Бюлова, так и ее противники. Среди стойких последователей О. Бюлова необходимо отметить А. X. Гольмстена, достаточно много и тщательно разрабатывавшего эту тео­рию.

С критикой «бюловского» направления и обоснованием само­стоятельной теории властеотношений выступал известный русский правовед Г. А. Нефедьев. С появлением в печати данного научно­го труда дальнейшее развитие русской процессуальной науки дол­гое время находится в плане постоянных дискуссий как между сторонниками, так и противниками «бюловской» теории.

Поэтому вопрос о структуре гражданских процессуальных правоотношений в правоведении решается неоднозначно. Так, по мнению В. Н. Щеглова, с возбуждением производства по кон­кретному гражданскому делу возникает одно сложное граждан­ское процессуальное правоотношение. Сложность этого правоот­ношения обусловлена динамикой гражданского процесса, т. е. пе­реходом от стадии к стадии, и многосубъектным составом участников.

По мнению других процессуалистов, в производстве по граж­данскому делу возникает не одно, а целая система гражданских процессуальных правоотношений. Как известно, каждая система предполагает взаимную связь ее элементов. Роль составных час­тей системы гражданских процессуальных правоотношений вы­полняют так называемые элементарные правоотношения.

Стадийность гражданского судопроизводства отражается и на системе гражданских процессуальных правоотношений. Это озна­чает, что одни взаимообусловленные возникающие и развиваю­щиеся элементарные правоотношения сменяют друг друга, выра­жая тем самым динамику гражданского процесса от возбуждения производства по делу до исполнения судебного 'решения.

Специфической особенностью гражданских процессуальных правоотношений является то, что обязательным субъектом каж­дого элементарного правоотношения выступает суд (суд — сторо­на, суд — прокурор, суд — свидетель, суд — переводчик и т. п.).

В теории гражданского процессуального права высказано и другое мнение (И. А. Жеруолис, А. Ф. Козлов, А. И. Зинченко), согласно которому гражданские процессуальные правоотно­шения могут складываться между участниками судопроизводства помимо суда, например непосредственные — между сторонами. С такой точкой зрения нельзя согласиться по причине того, что она не основана на законе. Гражданское процессуальное законо­дательство не предоставляет участникам судопроизводства взаим­ных процессуальных прав и не возлагает на них процессуальных обязанностей по отношению друг к другу.

В системе гражданских процессуальных правоотношений сле­дует различать основные, дополнительные и служебно-вспомогательные правоотношения.

К основным гражданским процессуальным правоотношениям от­носятся такие правоотношения, без которых не может возникнуть и существовать гражданское судопроизводство по конкретному делу (между судом и истцом, судом и ответчиком, судом и заявителем в делах неисковых производств).

По мнению М. С. Шакарян, необходимо к основным граж­данским процессуальным правоотношениям относить правоотно­шения, связывающие прокурора или органы государства либо иных лиц, от своего имени обращающихся в суд за защитой прав и законных интересов других лиц, с остальными участника­ми судопроизводства.

Однако с данной точкой зрения вряд ли можно согласиться, поскольку такие правоотношения не носят фундаментального ха­рактера, и в определенных ситуациях судопроизводство может развиваться и без них. Так, если прокурор, предъявивший иск, отказывается от него, а истец, в чьих интересах иск был предъ­явлен, настаивает на продолжении процесса, суд должен рас­смотреть и разрешить дело по существу (ч. 2 ст. 45 ГПК).

Для основного гражданского процессуального правоотноше­ния характерно то, что оно существует от начала и до конца производства по делу.

Дополнительные гражданские процессуальные правоотноше­ния связывают суд с такими лицами, которые могут участвовать в производстве по одним делам и не участвовать в других про­изводствах (с прокурором, третьими лицами).

Служебно-вспомогательные процессуальные правоотношения в гражданском судопроизводстве возникают и существуют у суда с участниками, выполняющими служебно-вспомогательные функ­ции (со свидетелями, экспертами, специалистами, переводчиками).

В целом особенностью гражданских процессуальных правоот­ношений является то, что они носят властный характер, т. е. вы­ступают как властеотношения (субъекты гражданских процессуа­льных правоотношений — суд и любой другой участник судопро­изводства — находятся в отношениях власти и подчинения).

Этим гражданские процессуальные правоотношения отлича­ются от тех материальных правоотношений, для которых харак­терно равенство субъектов (гражданских, трудовых, семейных). На суд как обязательного субъекта гражданского процессуально­го правоотношения возложена обязанность по выполнению задач гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК).

Суд руководит всем ходом процесса, направляет действия лиц, участвующих в судебном процессе, обеспечивает выполне­ние и осуществление ими прав и обязанностей, принимает по­становление, имеющее властный характер, разрешает материаль­но-правовой спор, чем и осуществляет защиту нарушенного или оспоренного субъективного права (ч. 2 ст. 156 ГПК).

Особенностью гражданских процессуальных отношений явля­ется и то, что они могут существовать только как правоотноше­ния. Этим они также отличаются от материальных отношений, которые возможны не только как правовые, но и как фактиче­ские, т. е. не урегулированные нормами права.

Указанные особенности гражданских процессуальных право­отношений позволяют определить их как общественные отноше­ния, регулируемые нормами гражданского процессуального права, которые складываются в процессе защиты субъектив­ных прав и охраняемых законом интересов между судом и лю­быми другими участниками судопроизводства, и направленные на достижение его целей.

К признакам гражданских процессуальных правоотношений можно отнести:

  правовой характер;

  властный характер;

  обязательным субъектом является суд;

  многосубъектность.

§ 2. ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Для возникновения гражданских процессуальных правоотношений необходимы три предпосылки:

  нормы гражданского процессуального права;

  юридические факты;

— правосубъектность участников правоотношений.

Например, до недавнего времени гражданскому процессуаль­ному праву не был известен институт судебного приказа. Одна­ко с принятием Федерального закона от 30 ноября 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуа­льный кодекс РСФСР»1 ГПК РСФСР был дополнен главой 11-1 «Судебный приказ», содержащей нормы, регулирующие приказное производство.

В связи с этим появилось основание для возникновения гражданского процессуального отношения между судом и заяви­телем по поводу судебного приказа.

Поэтому нормы гражданского процессуального права явля­ются главной и необходимой предпосылкой возникновения гражданских процессуальных правоотношений по конкретному делу.

Вместе с тем на основании одной лишь нормы гражданского процессуального права процессуальное правоотношение возникнуть не может. Правовая норма должна быть реализована совершением действия конкретного лица или его бездействием (например, предъявлением иска, вступлением того или иного лица в процесс и т. п.).

Действие (бездействие) может быть также предпосылкой воз­никновения процессуальных правоотношений только при условии, если оно носит правовой характер, т. е. стало юридическим фак­том. В числе юридических фактов, порождающих гражданские процессуальные правоотношения, должно быть действие суда. На­пример, для возникновения системы гражданских процессуальных правоотношений суд должен принять исковое заявление (заявле­ния) и возбудить производство по гражданскому делу.

Таким образом, процессуальные правоотношения возникают также лишь при наличии определенных юридических фактов.

Юридический факт служит предпосылкой не только возник­новения, но и прекращения процессуальных правоотношений. Так, событие является основанием возникновения, изменения или прекращения процессуальных правоотношений только в со­вокупности с действием суда.

Например, смерть стороны сама по себе не влечет процессуа­льно-правовых последствий и для их наступления суд должен прекратить или приостановить производство по делу.

В отличие от материально-правовых отношений основанием возникновения изменения или прекращения процессуальных правоотношений не могут быть договоры между судом и участ­никами процесса. Однако договоры между сторонами и третьими лицами возможны (ст. 32, 39, 220 ГПК).

Форма выражения действия суда как юридического фак­та — письменная.

Наряду с нормами гражданского процессуального права и юридическими фактами необходимой предпосылкой возникно­вения гражданских процессуальных правоотношений является гражданская процессуальная правоспособность.

Гражданская процессуальная правоспособность — это предо­ставленная субъекту отношений законом возможность иметь в гражданском судопроизводстве процессуальные права и нести процессуальные обязанности.

Содержание гражданской процессуальной правоспособности определяется нормами гражданского процессуального права для каждого конкретного участника судопроизводства в зависимости от задач и интересов, которые он выполняет и преследует своим участием в судопроизводстве.

Гражданской процессуальной правоспособностью обладают граждане, юридические лица, общественные организации, не явля­ющиеся юридическими лицами, трудовые коллективы. Например, по делам о признании забастовки незаконной в качестве ответчи­ков привлекаются избранные коллективом забастовочные комите­ты. Также в суд с иском о лишении родительских прав согласно ст. 70 СК вправе обращаться комиссии по делам несовершенно­летних и т. п.

Следовательно, при наличии установленного законом права на судебную защиту организации становятся участниками граж­данского судопроизводства и в случае отсутствия у них статуса юридического лица.

Правоспособность прокурора и организаций, участвующих в процессе в соответствии со ст. 45, 46 ГПК, определяется соот­ветствующими законодательными актами, определяющими цели и задачи их деятельности.

Гражданская процессуальная правоспособность возникает од­новременно с правоспособностью в материальном праве.

Однако для того чтобы личными действиями осуществлять процессуальные права и исполнять процессуальные обязанности, необходимо также обладать и процессуальной дееспособностью.

Гражданская процессуальная дееспособность — это предо­ставленная законом субъекту гражданского процессуального пра­воотношения способность личными действиями в пределах зако­на осуществлять гражданские процессуальные права и исполнять возложенные на него процессуальные обязанности, а также пору­чать ведение дела своему представителю (ст. 37 ГПК).

Граждане становятся полностью дееспособными с достижением совершеннолетия, т. е. по достижении восемнадцати лет. Несовер­шеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет обладают частичной дее­способностью. Их нарушенные права и законные интересы защи­щаются в суде их родителями, усыновителями и попечителями. Однако суд обязан привлекать к участию в деле самих несовер­шеннолетних.

Законодатель исключил ранее действовавшее правило в отноше­нии граждан, признанных ограниченно дееспособными (ст. 37 ГПК).

В случаях, предусмотренных законом по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, публичных и иных правоот­ношений, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет лично защищают в суде свои права, свободы и законные интересы. Од­нако суд вправе по собственной инициативе привлечь к участию в таких делах законных представителей несовершеннолетних.

Несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может лично осуществлять свои процессуальные права и обязанности в суде в случае объявления его полностью дееспособным (эман­сипация — ст. 27 ГК). Он может также лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности со времени вступления в брак (ст. 37 ГПК).

Юридические лица обладают процессуальной правоспособно­стью и дееспособностью с момента их регистрации.

Процессуальная правоспособность граждан прекращается со смертью гражданина или с объявления его в судебном порядке умершим.

Процессуальная правоспособность и дееспособность юридиче­ского лица заканчивается с прекращением его существования, а процессуальная дееспособность граждан — со смертью гражда­нина или с момента признания его в судебном порядке недее­способным.

Моменты возникновения и прекращения гражданской процес­суальной правоспособности и дееспособности для других участ­ников судопроизводства законом не определены, поэтому некото­рыми авторами предлагается следующее решение этого вопроса, которое заслуживает внимания.

Так, у судьи (суда) и прокурора процессуальная правоспособ­ность и дееспособность должны возникать с момента их назначе­ния (учреждения) в таком качестве, а прекращаться с момента окончания их полномочий.

Правоспособность и дееспособность судебных представителей должна возникать с достижением совершеннолетия, прекращаться со смертью, с объявления гражданина умершим, а для доброволь­ного представительства процессуальная дееспособность должна прекращаться с отменой поручения.

Процессуальные правоспособность и дееспособность экспертов возникают с момента приобретения ими необходимых знаний.

Поскольку для участия свидетелем в гражданском судопроиз­водстве закон не предусматривает возрастного ограничения, то процессуально правоспособным и дееспособным свидетелем дол­жен признаваться гражданин по усмотрению суда в зависимости от обстоятельств конкретного гражданского дела, возраста граж­данина и степени развитости его психики.

§ 3. ОБЪЕКТ И СОДЕРЖАНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

В соответствии с общей теорией права объектом любого пра­воотношения является то, на что направлено это правоотношение. Такое определение объекта правоотношения вполне приме­нимо и к гражданским процессуальным правоотношениям.

Рассматривая вопрос об объекте гражданских процессуальных правоотношений, следует различать общий объект всей системы процессуальных отношений по конкретному гражданскому делу и специальные объекты каждого элементарного правоотношения в отдельности.

Общим объектом всей системы процессуальных правоотно­шений по тому или иному конкретному делу является материа­льно-правовой спор или охраняемый законом интерес, который суд должен разрешить или защитить.

Специальный объект элементарного правоотношения — это результат, достигаемый в процессе осуществления конкретного правоотношения. Например, процессуальное правоотношение, связывающее суд со свидетелем, направлено на получение от свидетеля сведений о существенных для дела фактах. Процессуа­льное правоотношение между судом и истцом направлено на по­лучение объяснения по делу об исковом требовании и его обо­сновании.

Объектом процессуального правоотношения между судом и экспертом является основанное на специальных знаниях за­ключение о существенных для дела фактах и т. д.

Содержание гражданских процессуальных правоотношений определяется представителями теории гражданского процессуаль­ного права не однозначно. Например, Н. А. Чечина, Д. М. Че­чот, К. И. Комиссаров, В. М. Семенов считают, что содержанием гражданских процессуальных правоотношений являются процес­суальные права и обязанности их субъектов.

Другой ученый-процессуалист А. А. Мельников полагал, что содержанием процессуальных правоотношений является поведе­ние субъектов, т. е. действия, совершаемые в процессе осуществ­ления их прав и обязанностей.

Однако необходимо отметить, что процессуальные права и обязанности как мера возможного и должного поведения явля­ются категориями абстрактными. Они реализуются только путем совершения процессуальных действий и потому неразрывно свя­заны с поведением субъектов процессуальных правоотношений.

Все это дает основание для вывода о том, что содержанием гражданских процессуальных правоотношений являются не только процессуальные права и обязанности субъектов этих отношений, но и процессуальные действия субъектов по их ре­ализации.

Процессуальное правоотношение необходимо отличать от материального.

Во-первых, по субъектам. Так, материальное правоотношение возникает между равными субъектами, и суд в нем не участвует. Кроме того, равенство субъектов материального правоотношения предопределяет и определенное действие принципов диспозитивности и состязательности в судебном процессе.

Во-вторых, по предмету регулирования. Если материальное правоотношение регулирует поведение сторон в. области граж­данского оборота, трудовых, семейных и иных отношений, то процессуальное правоотношение регулирует в области отправле­ния правосудия по гражданским делам.

В-третьих, по юридическим фактам (основаниям возникнове­ния, развития и окончания правоотношений). Если для материаль­ных правоотношений ими являются факты, предусмотренные нор­мами соответствующих отраслей материального права (например, из договоров, вследствие причинения вреда другому лицу и т. д.), то для процессуальных отношений — процессуальные действия.

§ 4. СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Субъектов гражданских процессуальных правоотношений можно разделить на три группы:

— суд, судья;

— лица, участвующие в деле;

— лица, содействующие осуществлению- правосудия.

Суд является обязательным субъектом каждого гражданского процессуального правоотношения. Как орган государственной власти, осуществляющий правосудие, суд занимает командное положение в судопроизводстве, руководя процессом.

Однако суд правомочен на совершение процессуальных дей­ствий при следующих условиях:

— если в рассмотрении и разрешении дела участвуют судьи, назначенные в установленном законом порядке;

— если у судей нет личной, прямой или косвенной заинтере­сованности в исходе дела, а также отсутствуют обстоятельства, вызывающие сомнение в их объективности и беспристрастности (ч. 1 ст. 16 ГПК).

В гражданском процессуальном правоотношении суд выступа­ет в качестве и коллегиального органа, и единоличного судьи (ст. 7 ГПК). Гражданские дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями этих судов в основном единолично или в предусмотренных федеральным законом случаях коллегиа­льно. В кассационной и надзорной инстанциях рассмотрение дел осуществляется судом только коллегиально.

В случаях, когда судье предоставлено право единолично рас­сматривать гражданские дела и совершать отдельные процессуа­льные действия (ст. 133, 150 ГПК), он действует от имени суда.

К первой группе субъектов гражданских процессуальных пра­воотношений относятся суды первой и второй инстанций, а так­же суды, пересматривающие гражданские дела в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, которые обладают процессуальными правами и несут процессуальные обязанности перед участниками гражданского судопроизводства.

Ко второй группе субъектов гражданских процессуальных правоотношений относятся лица, участвующие в деле. Круг их определен законом (ст. 34 ГПК).

Критерием отнесения того или иного участника судопроиз­водства к лицам, участвующим в деле, является наличие у него юридической (материально-правовой или процессуальной) заин­тересованности в исходе дела.

Юридическая заинтересованность в исходе дела — это осно­ванный на законе ожидаемый правовой результат рассмотрения и разрешения дела для данного лица. Например, истец ожидает от процесса удовлетворения исковых требований, ответчик — от­каза в иске. Для прокурора, участвующего в деле, юридический интерес к исходу процесса выражен в ожидании постановления судом законного и обоснованного решения.

У лиц, участвующих в деле, юридическая заинтересованность различна по своему характеру. Например, у одних она носит личный, субъективный характер (у сторон, третьих лиц, заявите­лей), у других является государственно-правовой (например, у прокурора и субъектов, защищающих от своего имени права других лиц).

Юридическую заинтересованность следует также отличать от заинтересованности фактической, основанной на отношениях родства, дружбы, неприязни, подчиненности.

Третью группу субъектов процессуальных правоотношений составляют участники судопроизводства, содействующие право­судию (свидетели, эксперты, специалисты, переводчики). Харак­терной чертой участников гражданских процессуальных правоот­ношений этой группы является то, что они не имеют юридиче­ской заинтересованности в исходе дела.

Однако характерным для всех трех групп является то, что Для выполнения функции содействия правосудию данные субъ­екты наделены процессуальными правами и обязанностями.

§ 5. КЛАССИФИКАЦИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ

ОТНОШЕНИЙ

В гражданском судопроизводстве складываются различные процессуальные правоотношения. В юридической литературе их принято подразделять по субъектам (В. П. Мозолин, Н. Б. Зейдер, М. А. Гурвич и др.) в зависимости от того, с кем у суда возникают связи: с лицами, участвующими в деле, или с лица­ми, содействующими правосудию.

Подобная классификация обоснована как различием субъектного состава правоотношений, так и содержанием, т. е. правами и обязан­ностями участников гражданского процесса. Таким образом, процес­суальное положение лиц, участвующих в деле, определяется прежде всего и главным образом их субъективными правами.

Обязанности этих участников должны обеспечить добросове­стное пользование всеми принадлежащими им процессуальными правами (ч. 1 ст. 35 ГПК).

В основном процессуальное положение лиц, содействующих отправлению правосудия (свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков и др.), связано с возлагаемыми на них процессуа­льными обязанностями, поскольку в статус понятых и лиц, чья дееспособность может быть ограничена судом, объективные пра­ва вообще не включены.

Это объясняется тем, что различия в процессуальном поло­жении юридически заинтересованных и не заинтересованных лиц предопределены разными целями их участия в судопроизводстве, в связи с чем принято различать основные и вспомогательные правоотношения.

Кроме данной классификации правоотношений существует и другая, основанная на разграничении в зависимости от направ­ленности процессуальной деятельности на том или ином этапе осуществления правосудия по гражданским делам, иными слова­ми, в зависимости от процессуальных функций гражданского су­допроизводства.

Гражданский процессуальный кодекс позволяет различать две процессуальные функции судебного разбирательства:

— рассмотрение гражданских дел (раздел II ГПК);

— пересмотр судебных постановлений (разделы III и IV ГПК).

Для каждой функции типичны особенные гражданские про­цессуальные правоотношения. Более того, специфические черты правоотношений выражают особенности этих функций.

Существует определенная структура процессуальных правоот­ношений при разбирательстве гражданских дел, в соответствии с которой во главе находится суд (судья), осуществляющий су­дебную власть.

При этом суд имеет гражданские процессуальные связи с каж­дым из участников производства по конкретному делу, занимая по отношению к ним руководящее (властное) положение. Процессуа­льных правоотношений между самими участниками нет. В право­вых связях участвует только суд (судья), рассматривающий и раз­решающий гражданское дело. Другие суды, как правило, в эти гражданские процессуальные правоотношения не привлекаются.

Однако существуют из этих правил два исключения: при передаче дела в другой суд по подсудности и при судебных по­ручениях, когда суд, осуществляющий правосудие, вынужден вступать в правовой контакт с другим судом первой инстанции.

При выполнении другой процессуальной функции граждан­ского судопроизводства — пересмотре решений, определений и постановлений — структура, содержание и субъектный состав правоотношений существенно меняются. В данном случае судеб­ную власть реализует суд апелляционной, кассационной или надзорной инстанций. У него прежде всего складываются юри­дические связи с лицами, приносящими апелляционные, кассаци­онные, надзорные, частные жалобы.

Главными при выполнении данной функции являются отно­шения между судом, проверяющим законность и обоснованность обжалованных судебных актов, и нижестоящими судами: судом, решение которого пересматривается, и судом, в который дело может быть направлено после отмены решения.

Подобные отношения между судами обязательны во всех случаях проверки законности решений, определений и постанов­лений, поскольку без них невозможна реализация функции пере­смотра актов правосудия.

В соответствии с ГПК в пересмотрах не участвуют свидете­ли, эксперты, понятые, что подтверждает тот факт, что они не являются субъектами процессуальных правоотношений. Состав участников процесса пересмотра по сравнению с разбирательст­вом дела намного уже, тем более что далеко не все лица, участ­вующие в деле, реально присутствуют в судах апелляционной, кассационной или надзорной инстанций.

Содержание данных правоотношений составляют права апел­ляционного, кассационного или частного обжалования и полно­мочия суда по проверке правильности решений и определений нижестоящих судов.

Структура этих правоотношений более сложна, поскольку лица, которые обжалуют или вносят представление на судебные акты, вступают в процессуальные правоотношения с судами, раз­решившими дело (куда они, как правило, подают свои жалобы, представления), и судами, пересматривающими обжалованные акты правосудия.

Глава   4 ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ДЕЛЕ

§ 1. СОСТАВ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ

В гражданском процессе круг лиц, участвующих в деле, не совпадает с кругом участников процесса (участников судопроиз­водства).

К лицам, участвующим в деле, гражданское процессуальное законодательство России относит стороны, третьих лиц, прокуро­ра, государственные органы, органы местного самоуправления, организации, отдельных граждан, обращающихся в суд за защи­той прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц или вступающих в процесс с целью дачи заключения по основа­ниям, предусмотренным ст. 4, 46 и 47 ГПК, заявителей, заинте­ресованных лиц по делам особого производства и по делам, воз­никающим из публичных правоотношений (ст. 34 ГПК).

В гражданском процессе, кроме того, могут участвовать сви­детели, эксперты, специалисты, переводчики, судебные предста­вители. Все они и лица, участвующие в деле, а также суд явля­ются участниками гражданского процесса. Таким образом, по­нятие «участники гражданского процесса» намного шире, нежели понятие «лица, участвующие в деле».

Необходимо отметить, что понятие «лица, участвующие в деле» в действующем гражданском процессуальном законодательстве не раскрывается. Вместе с тем, сопоставляя лиц, участвующих в деле, с остальными участниками процесса и анализируя в частности ст. 3 и 4 ГПК, следует прийти к выводу о том, что критерием от­несения кого-либо из участников процесса к лицам, участвующим в деле, является юридическая заинтересованность в исходе дела.

Так, в ч. 1 ст. 3 ГПК закреплено правило, согласно которому всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Далее в ст. 4 ГПК дается перечень этих заинтересованных лиц и организаций, по заявлению которых суд возбуждает гражданское дело. При этом по отношению к тому из обращающихся в суд, кто просит о защите своих прав, свобод и законных интересов (ч. 1 ст. 4 ГПК), понятие «заинтересованный» не употребляется.

Такая редакция ст. 3 и 4 ГПК означает, что законодатель признает заинтересованными лицами как тех, кто защищает в процессе свои права, свободы и законные интересы, так и тех, кто выступает от своего имени в защиту прав, свобод и закон­ных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, муниципальных об­разований и имеет к исходу дела иной (публичный) интерес.

Поэтому, учитывая различный характер заинтересованности лиц, по заявлению которых суд вправе возбуждать гражданские дела, принято говорить о личной, субъективной заинтересованности (для лиц, защищающих свои права, свободы и законные интересы) и о государственной, общественной заинтересованности (для лиц, защи­щающих в силу закона «чужие» права и законные интересы).

К группе субъективно (лично) заинтересованных в деле лиц относятся: стороны, третьи лица, заявители, жалобщики, заинте­ресованные лица по делам, возникающим из публичных правоот­ношений, и по делам особого производства.

Государственная и общественная заинтересованность в деле служит основанием для участия в гражданском судопроизводстве прокурора, других органов и лиц, указанных в ст. 46, 47, 273, 284, 288, 290, 304, 311 ГПК.

Немаловажную роль в определении правового положения участника процесса играет цель его участия, зависящая от нали­чия или отсутствия юридического интереса к делу. В граждан­ском процессе под юридическим интересом к делу (юридиче­ской заинтересованностью в деле) необходимо понимать осно­ванный на законе ожидаемый правовой результат, который должен наступить для заинтересованного лица в связи с. рас­смотрением и разрешением конкретного дела.

Однако при этом необходимо иметь в виду, что юридический интерес к делу — это не только ожидание определенного право­вого результата от судебного процесса, но также и субъективная направленность, т. е. определенный мотив, который заставляет заинтересованное лицо добиваться в суде принятия решения определенного содержания. Из этого следует, что юридический интерес является необходимым условием участия определенного лица в гражданском процессе.

Вместе с тем от юридической заинтересованности в исходе дела необходимо отличать фактическую заинтересованность, ко­торая может быть основана на отношениях подчиненности, род­ства или дружбы. Однако необходимо при этом иметь в виду, что наличие фактического интереса у разных лиц, участвующих в деле, не всегда влечет одинаковые правовые последствия.

Например, стороны, третьи лица, заявители и заинтересован­ные лица, участвующие в делах особого производства, могут быть и фактически заинтересованы в исходе дела.

Для прокурора фактическая заинтересованность в исходе дела исключает возможность его участия в гражданском процес­се (ст. 18 ГПК).

Юридическая заинтересованность (юридический интерес) лица, участвующего в деле, порождает для него определенный процессуальный интерес, то есть тот положительный результат рассмот­рения и разрешения дела, наступления которого ожидает и доби­вается участник судопроизводства.

Например, для истца процессуальный интерес заключается в ожидании судебного решения об удовлетворении иска, для ответ­чика — в ожидании решения об отказе в иске, для прокурора — в ожидании законного и обоснованного судебного решения и т. д.

Поэтому различие процессуальных интересов лиц, участвую­щих в деле, всегда будет зависеть от характера связи с предме­том судебной защиты и от тех предусмотренных законом задач, для достижения которых то или иное лицо, участвующее в деле, принимает участие в гражданском судопроизводстве.

Следовательно, любое лицо, участвующее в деле, будучи юридически заинтересованным в исходе дела, соответственно имеет в силу этого и определенный процессуальный интерес к судопроизводству.

Вместе с тем необходимо отметить, что юридический интерес, являющийся основанием для вынесения судом решения, которое может повлиять на субъективные права и обязанности лица, участ­вующего в деле, или же служит удовлетворению публичного инте­реса, и процессуальный интерес не тождественны по содержанию.

Так, среди субъектов гражданских процессуальных правоотноше­ний имеются такие, которые, участвуя в гражданском судопроизвод­стве, ожидают и добиваются наступления определенного результата разрешения дела, т. е. имеют определенный процессуальный интерес, который не основан на материальном правоотношении.

К таким участникам процесса относятся судебные представи­тели, выступающие от имени и в интересах сторон, третьих лиц или лиц, участвующих в неисковых делах.

Правовым основанием участия в гражданском процессе су­дебного представителя может быть договор поручения, трудовой контракт и т. д. Юридический интерес к процессу у судебного представителя носит чисто процессуальный характер и не связан с материально-правовым отношением, составляющим предмет су­дебного разбирательства.

Например, несмотря на то что представитель относительно процессуально самостоятелен в судебном процессе (например, в доказывании), в случае прекращения действия договора пору­чения у судебного представителя исчезает соответственно инте­рес и к процессу, поскольку его действия зависимы от воли своего доверителя. Видимо, поэтому законодатель и не относит судебного представителя (в том числе и адвоката) к лицам, уча­ствующим в деле (хотя это и не всегда бывает оправданно)1. ;

Однако эта процессуальная особенность не относится к ли­цам, участвующим в деле, у которых материально-правовой и процессуальный интерес едины.

§ 2. ПОНЯТИЕ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, И ИХ ОСОБЕННОСТИ

В гражданском процессе лица, участвующие в деле, — это уча­стники гражданского процесса и которые юридически заинтере­сованы в рассмотрении и разрешении судом гражданского дела.

По характеру юридического интереса лица, участвующие в деле, подразделяются на две группы.

Первую представляют участники судопроизводства, имеющие к исходу дела материально-правовой личный интерес, поскольку они защищают в гражданском процессе свои субъективные права и законные интересы.

Вторую группу составляют лица, участвующие в деле, защи­щающие «чужие» интересы и которые имеют к исходу дела пуб­лично-процессуальный интерес (прокурор, государственные орга­ны, органы местного самоуправления и другие организации и лица, участвующие в процессе по основаниям, предусмотрен­ным в ст. 46 ГПК).

Кроме того, лица, участвующие в деле, способны влиять на движение гражданского процесса, т. е. совершать процессуальные действия, направленные на его развитие и прекращение.

Из этого следует, что в числе процессуальных прав, которые принадлежат лицам, участвующим в деле, имеются такие права, как право ходатайствовать об отложении разбирательства дела, о приостановлении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения и о прекращении производства по делу.

Относительно права на совершение процессуального дейст­вия, направленного на возбуждение судом производства по делу, то оно не может характеризовать участвующих в деле лиц, так как не принадлежит им. В данном случае право обращения в суд с целью возбуждения судом производства по гражданско­му делу возникает задолго до возникновения процесса, посколь­ку находится за его пределами и субъекты этого права еще не являются лицами, участвующими в деле.

Таким образом, лицами, участвующими в деле, являются юри­дически заинтересованные в рассмотрении и разрешении дела участники гражданского процесса, выступающие от своего имени и наделенные правом совершать процессуальные действия, влия­ющие как на развитие, так и окончание судебного процесса.

Лицам, участвующим в деле, принадлежит широкий круг про­цессуальных прав, общие из которых закреплены в ст. 35 ГПК.

Глава   5 СТОРОНЫ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§ 1. ПОНЯТИЕ СТОРОН

В гражданском судопроизводстве рассматриваются и разреша­ются дела по спорам о гражданском праве или законном интере­се (исковые дела), дела по спорам, возникающим из публичных правоотношений, и дела особого производства. Дела первых двух видов предполагают наличие двух противостоящих сторон — уча­стников спора о праве, являющегося предметом судебного разби­рательства.

В ст. 34 ГПК, определяющей состав лиц, участвующих в деле, в первую очередь названы стороны.

В ст. 38 ГПК закреплено понятие сторон. Сторонами в граж­данском процессе — истцом или ответчиком — являются предпо­лагаемые в момент принятия искового заявления судом субъек­ты спорного материального правоотношения.

Вместе с тем понятие сторон в правоведении определяется неоднозначно. В большинстве случаев оно применяется к лицам, участвующим в делах искового производства. Но существует и другое определение понятия сторон как субъектов спорных материально-правовых отношений, выступающих в защиту своих материально-правовых и процессуальных интересов, на которых распространяется законная сила судебного решения и которые, как правило, несут судебные расходы по делу.

Такое определение понятия сторон охватывает как исковое производство, так и производство, возникающее из публичных правоотношений, а в некоторых случаях и особое производство. Данное определение соответствует этимологии термина «сторо­ны», т. е. стороны определяются как лица, спор которых о субъ­ективном праве или охраняемом законом личном интересе суд должен разрешить.

Представляется, что широкое определение понятия сторон позволяет проще и точнее назвать виды сторон в разных видах производства. Для искового производства — это истец и ответчик.

Для производства по делам, возникающим из публичных пра­воотношений, обращающегося в суд за защитой следует называть заявителем или жалобщиком; того, кому адресовано заявление или на кого подается жалоба, можно называть ответчиком. Ведь этот участник судопроизводства по сути своего участия отвечает по поводу заявления (жалобы) в свой адрес. Такую же термино­логию можно было бы применять и для некоторых дел особого производства.

Однако гражданское процессуальное законодательство не вы­работало условных терминов для обозначения лиц, участвующих в неисковых делах. Нередко в судебной практике при рассмотре­нии дел неисковых производств используется понятие «ответ­чик» применительно к тому участнику процесса, к которому ад­ресовано заявление или жалоба.

В связи с этим напрашивается вывод о том, что стороны есть во всех случаях, когда в судопроизводстве участвуют два противостоящих процессуальных субъекта, лично юридически за­интересованные в исходе дела. Таким образом, личная юридиче­ская заинтересованность в исходе дела является главным опреде­ляющим признаком, с помощью которого среди лиц, участвую­щих в деле, можно выделить стороны.

Однако юридическая заинтересованность сторон выражается двояко, поскольку каждая сторона имеет в деле юридический интерес, основанный на том спорном материально-правовом от­ношении, субъектами которого они являются. В дальнейшем ма­териально-правовым интересом сторон к исходу дела обусловли­вается их и процессуальный интерес, который в итоге состоит в том, что каждая сторона добивается от суда принятия реше­ния, определенного для себя содержания.

Следовательно, юридическая заинтересованность в деле (юри­дический интерес к делу) есть основанное на законе ожидание стороной предоставления ей судебной защиты нарушенного (оспоренного) субъективного права или законного интереса.

Безусловно, что понятие стороны в гражданском судопроиз­водстве шире понятия стороны в спорном материальном право­отношении. Вопросы о том, существует ли между сторонами су­допроизводства материальное правоотношение, нарушено (оспо­рено) ли право лица, обратившегося за судебной защитой, является ли нарушителем лицо, привлеченное к ответу, решают­ся судом в результате рассмотрения дела и устанавливаются су­дебным решением.

В связи с этим до принятия решения и вступления его в за­конную силу стороны являются не действительными, а лишь предполагаемыми субъектами спорного материального правоотно­шения и, следовательно, предполагаемыми субъектами спорных субъективных прав и обязанностей, а также предполагаемыми носителями охраняемых законом интересов.

Действующее законодательство предоставляет возможность об­ращения к суду за защитой своих прав и законных интересов не только субъектам действительно существующего правоотношения, но и тем, кто считает себя субъектом нарушенного (оспариваемо­го) права и законного интереса, в связи с чем заинтересованность сторон в деле нельзя понимать как их объективно существующий интерес к судебному решению.

Для того, чтобы быть истцом (заявителем, жалобщиком) по конкретному делу, достаточно сослаться на заинтересованность в защите своего права или законного интереса. Тот, кто обращает­ся за судебной защитой, должен лишь указать (а не доказать), что спорное право (охраняемый законом интерес) принадлежит ему.

Подводя итог сказанному, необходимо признать, что харак­терными признаками сторон являются:

— наличие противоположных юридических интересов. В слу­чае «слияния» истца и ответчика в одном лице является основа­нием для прекращения производства по делу (например, в случае денежного судебного спора отца с сыном смерть отца повлечет за собой ликвидацию процесса, так как сын в результате наследова­ния окажется субъектом права требования к самому себе);

— ведение сторонами процесса от своего имени;

— принятие судебного решения на имя .сторон;

— распространение силы судебного решений на стороны;

— возложение на стороны, по общему правилу, судебных расходов.

Сторонами в гражданском судопроизводстве могут быть граждане, а также государственные органы, органы местного са­моуправления, государственные и муниципальные предприятия, некоммерческие организации, товарищества, общества и объеди­нения, являющиеся и не являющиеся юридическими лицами.

В гражданском судопроизводстве две стороны: истец (заяви­тель, жалобщик) и ответчик.

Истец — это тот, кто обращается в суд за защитой своего права или охраняемого законом интереса, либо тот, в чьих инте­ресах предъявлен иск прокурором, государственным органом, ор­ганом местного самоуправления, организацией, должностным ли­цом, гражданином, если последнему законом предоставлено пол­номочие на защиту от своего имени прав и законных интересов других лиц. Другими словами, истец — это тот, кто ищет судеб­ной защиты.

Ответчик — лицо, по отношению к которому это принудите­льное осуществление или защита права истцом требуется.

§ 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН

Гражданское процессуальное законодательство наделяет сто­роны широким кругом процессуальных прав и возлагает на них процессуальные обязанности. Права сторон делятся на общие и специальные.

Общие — это такие процессуальные права сторон, которыми наделены все лица, участвующие в деле, включая стороны, и ко­торые указаны в ст. 38 и ряде других статей ГПК.

Специальные права сторон указаны в ст. 39, 56 и других ста­тьях ГПК.

Общие процессуальные обязанности в основном сводятся к следующему. Стороны обязаны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами; соблю­дать в судебном заседании установленный порядок и беспреко­словно подчиняться соответствующим распоряжениям судей (ст. 158 ГПК), с уважением относиться к суду.

Специальные процессуальные обязанности бывают различ­ными и зависят от характера конкретных процессуальных дейст­вий, стадии гражданского процесса.

Процессуальные права и обязанности сторон объединяются по институтам гражданского процессуального права и различа­ются по отдельным стадиям гражданского процесса. Например, право истца на отказ от иска, на изменение основания или пред­мета иска, право ответчика на защиту против иска наряду с дру­гими процессуальными правами и обязанностями сторон состав­ляют содержание института иска.

Право на обжалование (внесение представления) на не всту­пивших в законную силу решений и определений суда входит в состав института апелляции, кассации.

Кроме того, законодатель различает, например, процессуальные права и процессуальные обязанности сторон в стадии разбирате­льства и разрешения дела по существу, в стадии апелляционного, кассационного производства и т. д. Также процессуальные права и процессуальные обязанности сторон связаны с деятельностью суда, вне которой они не могут существовать.

Таким образом, субъективное гражданское процессуальное право стороны — это установленная и обеспеченная нормами гражданского процессуального права мера возможного поведения стороны в гражданском процессе и возможность требования определенных действий от суда.

Гражданская процессуальная обязанность стороны — это требуемое и обеспеченное процессуальным законом должное по­ведение стороны в гражданском процессе, соответствующее субъективному процессуальному праву суда.

Субъективные гражданские процессуальные права и обязанности являются правовой основой процессуальной деятельности сторон.

Процессуальная деятельность сторон достаточно многообраз­на. Например, стороны вправе давать объяснения по делу, заяв­лять различные ходатайства, представлять суду доказательства, участвовать в исследовании доказательств, в судебных прениях и т. д.

Действия сторон непосредственно влияют на динамику граж­данских процессуальных правоотношений, т. е. порождают, изме­няют и прекращают их. Например, обжалование судебного реше­ния порождает новые процессуальные отношения между лицами, участвующими в деле, и судом второй инстанции. Отказ от иска прекращает производство по делу.

Распорядительный характер подобных процессуальных дейст­вий сторон позволяет рассматривать их в качестве юридических фактов.

В некоторых случаях юридические действия сторон не имеют для гражданских процессуальных правоотношений значения юридических фактов (например, объяснения сторон, собирание, представление суду доказательств и участие в их исследовании, выступление в судебных прениях). Подобные процессуальные действия сторон можно назвать процессуальными поступками.

Однако процессуальные поступки в отличие от процессуаль­ных юридических фактов являются результатом реализации уже возникших и существующих субъективных процессуальных прав и процессуальных обязанностей сторон.

Несмотря на то что стороны свободны в реализации преду­смотренных законом процессуальных действий, вместе с тем они не могут совершать действий, противоречащих закону и наруша­ющих права и законные интересы других лиц.

В гражданском процессе по содержанию можно выделить три группы субъективных процессуальных прав сторон:

— права, реализация которых влияет на динамику граждан­ского судопроизводства;

— права на участие в судебном разбирательстве;

— права, обеспечивающие сторонам судебную защиту в кон­ституционном значении.

Так, к первой группе необходимо отнести все права, которые выражают принцип диспозитивности. Ко второй относятся такие процессуальные права сторон, как право на личное участие в су­дебном разбирательстве, право на представительство в суде, пра­во на участие в исследовании доказательств и др.

Третью группу составляют права на обеспечение иска, обес­печение доказательств, право на отвод судей, прокурора, секрета­ря судебного заседания, переводчика, эксперта, специалиста, пра­во подавать замечания на протокол судебного заседания и др.

Действующее гражданское процессуальное законодательство возлагает на стороны определенные обязанности. Например, в соответствии с ч. 3 ст. 38 ГПК за лицами, участвующими в деле, в том числе и за сторонами, закреплена обязанность доб­росовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуа­льными правами.

О возможной санкции на случай неисполнения указанной обязанности указано в ст. 99 ГПК, предусматривающей обязан­ность недобросовестной стороны уплатить в пользу другой сто­роны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер воз­награждения определяется в таком случае судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

Кроме того, каждая сторона должна доказать те обстоятель­ства, на которые она ссылается как на основание своих требова­ний и возражений (ст. 56 ГПК).

В ст. 115 ГПК предусмотрена процессуальная обязанность, в соответствии с которой судья с согласия стороны может вы­дать на руки судебную повестку или иное судебное извещение в суд по делу для вручения участнику процесса.

Сторона, которой судья поручил доставить повестку, обязана возвратить в суд корешок судебной повестки или копию иного судебного извещения с распиской адресата в их получении.

Истец, обращающийся в суд за защитой своих прав, обязан также соблюсти требования ст. 131 ГПК, предъявляемые к иско­вому заявлению. Неисполнение этой процессуальной обязанно­сти влечет применение санкции, предусмотренной ст. 136 ГПК.

§ 3. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ СОУЧАСТИЕ

Согласно ст. 35 ГПК «иск может быть предъявлен совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам». Допуская множественность лиц на стороне истца и ответчика, законодатель таким образом устанавливает институт процессуального соучастия.

В гражданском процессе цель процессуального соучастия со­стоит в том, чтобы облегчить рассмотрение судом гражданских дел, более быстро и эффективно защитить и восстановить нару­шенные права граждан. Основаниями процессуального соучастия могут быть принадлежность спорного права либо спорной обя­занности нескольким лицам, соображения процессуальной эконо­мии по одновременному рассмотрению нескольких исков и т. д.

Классификация соучастия производится по двум основаниям: процессуальному и материально-правовому.

По процессуально-правовому критерию различаются три вида соучастия в зависимости от того, на чьей стороне оно имеет место:

— активное соучастие — когда на стороне истца одновремен­но участвует несколько лиц и участвует один ответчик;

— пассивное соучастие — когда один истец, а на стороне от­ветчика одновременно участвует несколько лиц;

— смешанное соучастие — когда одновременно на стороне истца и ответчика участвует .несколько лиц.

Особенности материально-правового отношения дают основа­ния утверждать, что соучастие допустимо, если:

— предметом спора являются общие права или обязанности нескольких истцов или ответчиков;

— права и обязанности нескольких истцов или ответчиков имеют одно основание;

— предметом спора являются однородные права и обязанности.

Если первые два случая являются результатом многосубъектности спорного материально-правового отношения, то в послед­нем случае речь идет о частичном совпадении элементов юриди­ческого состава, когда одни и те же юридические факты влекут возникновение юридических последствий для нескольких различ­ных, но однородных материальных правоотношений, при кото­рых исследуются одни и те же доказательства.

В связи с этим процессуальное соучастие подразделяется на:

  обязательное (необходимое) соучастие;

  необязательное (факультативное) соучастие.

Обязательное соучастие — это соучастие нескольких истцов или ответчиков, без которых невозможно рассмотрение и разрешение гражданского дела. Оно имеет место во всех случаях, когда прави­льное решение вопроса о правах и обязанностях сторон по делу мо­жет быть принято лишь при условии, если суд рассмотрит совмест­но все требования соистцов и в отношении всех соответчиков.

Гражданское процессуальное законодательство не дает перечня случаев обязательного соучастия и указаний на его основания. Вместе с тем в судебной практике установилось правило, согласно которому обязательное соучастие должно иметь место во всех тех случаях, когда в основе требования нескольких истцов или к не­скольким ответчикам лежит общее право или общая обязанность.

Однако судья не может, например, принять правильное реше­ние, если не рассмотрит спор о праве общей собственности с точки зрения интересов всех собственников. Поэтому необхо­димое соучастие является обязательным условием разрешения споров в следующих делах:

— по делам об общей (совместной и долевой) собственности;

— о наследовании;

— об авторских и изобретательских правах, если это совме­стный труд нескольких лиц;

  по искам об исключении имущества по описи;

— по делам о защите чести, достоинства и деловой репута­ции;

  о праве пользования жилыми помещениями и др.

Суть обязательного соучастия состоит в том, что участие в судопроизводстве каждого соучастника необходимо. Однако суд по своему усмотрению не вправе привлечь в случае обязате­льного соучастия тех соистцов, которые не заявили иск вместе с первоначальным истцом и не обратились в суд за защитой. Это объясняется действием в российском гражданском процессу­альном праве принципа диспозитивности, в соответствии с кото­рым при обязательном соучастии суд вправе привлекать в про­цесс истцов лишь с их согласия.

В случае невозможности рассмотрения дела без участия соот­ветчика (соответчиков) в связи с характером спорного правоот­ношения суд вправе привлечь его (их) к участию в деле по соб­ственной инициативе.

Факультативное (необязательное) соучастие — это соуча­стие, которое диктуется целесообразностью и своевременностью совместного рассмотрения исковых требований нескольких ист­цов или к нескольким ответчикам.

Факультативное соучастие — это такое соучастие, которое допу­скается судом по своему усмотрению. Например, невозможно в од­ном процессе рассматривать несколько однородных требований (например, иск о взыскании заработной платы, предъявленный не­сколькими лицами, или иск к нескольким должностным лицам, ко­торые своими действиями причинили материальный ущерб истцу).

Гражданское процессуальное законодательство не предусматри­вает условий факультативного соучастия. Решая вопрос о соеди­нении в одном производстве нескольких исков, если на стороне истца или ответчика участвуют одни и те же лица, суды исходят из соображений целесообразности: способствует ли совместное рассмотрение нескольких исков в одном производстве вынесению законного и обоснованного решения; обеспечивается ли процессу­альная экономия времени и расходов на производство и предот­вращается ли возможность вынесения противоречивых решений.

Указанные цели могут быть достигнуты, если объединенные для совместного рассмотрения исковые требования так или иначе связаны между собой и именно в силу существующей между несколькими исками связи суду проще и удобнее рас­смотреть их совместно.

Связь между несколькими исковыми требованиями имеется при однородности оснований исков и взаимной связи исковых требований. Подобные однородные основания исков возможны, например, если при выполнении работы по договору бытового подряда несколько подрядчиков совместными действиями причи­нили ущерб заказчику — каждый просрочил выполнение своей части работы.

Аналогичная взаимная связь исковых требований встречается также в трудовых делах при взыскании несколькими лицами с наймодателя различных платежей, вытекающих из трудового договора (заработной платы, премиального вознаграждения, вы­ходного пособия и проч.).

В связи с тем, что единственным условием факультативного соучастия являются соображения целесообразности, в случаях когда соединены иски нескольких лиц или к нескольким лицам, совместное рассмотрение которых усложняет и тормозит работу, судья вправе разъединить эти иски (ст. 151 ГПК). Судья вправе по своей инициативе или по ходатайству сторон выделить отде­льное требование в самостоятельное производство лишь в случа­ях факультативного соучастия.

В ГПК не решен вопрос о том, до какого момента возможно соединять иски при соучастии. Поскольку факультативное про­цессуальное соучастие способствует сокращению времени и рас­ходов, допускать его целесообразно при предъявлении иска и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Что каса­ется обязательного соучастия, то привлечение соучастников не только возможно, но и необходимо в любом положении дела вплоть до принятия решения.

Процессуальное положение соучастников определено в ст. 40 ГПК, согласно которому каждый из истцов или ответчи­ков по отношению к другой стороне выступает в процессе само­стоятельно.

Из данного правила не делается исключения. Самостоятель­ность каждого из соучастников означает, что действия одного из участников не служат ни в пользу, ни во вред остальным. Каж­дый из соучастников является самостоятельным субъектом про­цесса и обладает всеми правами и обязанностями стороны. Вме­сте с тем согласно ст. 40 ГПК соучастники могут поручить веде­ние дела одному или нескольким из соучастников. Данное поручение должно быть оформлено в соответствии с правилами оформления судебного представительства (ст. 53 ГПК).

Процессуальное соучастие как правовой институт служит га­рантией установления обстоятельств дела и значительно ускоря­ет рассмотрение и разрешение нескольких исковых требований. Кроме того, процессуальным соучастием достигается также пре­дупреждение противоречивых решений всех спорных вопросов, стоящих перед судом по конкретному делу.

Таким образом, совокупность признаков, характеризующих институт процессуального соучастия, позволяет определить его как участие на стороне истца или ответчика либо на стороне того или другого одновременно нескольких лиц, являющихся субъектами спорного материального правоотношения, права требования и обязанности которых взаимно не исключаются.

§4. ЗАМЕНА НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ОТВЕТЧИКА

Действительных участников гражданского судопроизводства по конкретному делу называют надлежащими сторонами.

Ненадлежащие стороны — это такие лица, которые первона­чально предполагались участниками спорного материального правоотношения, но, как выяснилось впоследствии, таковыми в действительности не являлись.

От общих условий, при которых физическое или юридиче­ское лицо может быть стороной в процессе (а такими общими условиями являются заинтересованность в исходе дела и нали­чие гражданской процессуальной правоспособности), следует от­личать способность быть стороной в данном процессе.

Возникший судебный процесс будет нормально развиваться только в том случае, если ответчик является надлежащим ответ­чиком.

В ст. 41 ГПК предусмотрено правило, в соответствии с кото­рым суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим.

Из данной правовой нормы следует вывод: чтобы быть над­лежащей стороной в конкретном деле, необходимо быть субъек­том спорного материального правоотношения и иметь связь с правом требования и обязанностью, вытекающими из данного материального правоотношения.

Именно принадлежность определенному лицу права или связь определенного лица с обязанностью в спорном материальном пра­воотношении обусловливает способность не к процессу вообще (что характерно для гражданской процессуальной правоспособности), а способность быть стороной в том или ином конкретном случае.

В теории гражданского процессуального права такую способ­ность лица — быть стороной в конкретном деле — называют леги­тимацией к данному гражданскому процессу.

Юридическая связь лица с правом, по поводу защиты или восстановления которого возник данный процесс, называется ак­тивной легитимацией. Связь лица с обязанностью, вытекающей из спорного материального правоотношения в данном процессе, называют пассивной легитимацией.

Гражданское процессуальное законодательство возлагает на истца обязанность установить способность ответчика быть сторо­ной данного процесса.

Следовательно, легитимировать себя и ответчика — значит указать в исковом заявлении все факты, которые могут пред­варительно убедить судью в том, что истец и ответчик являют­ся субъектами спорного материального правоотношения.

В связи с тем что то или иное лицо само легитимирует себя в качестве истца или кого-то (гражданина или организа­цию) в качестве ответчика в конкретном процессе, легитимацию следует рассматривать как субъективный момент в правоотноше­нии. О таком значении легитимации говорит наличие в судебной практике случаев, когда кто-нибудь легитимирует себя в качест­ве истца вместо другого лица в чужом процессе.

Вместе с тем заинтересованное лицо, выступающее в защиту своего права, нельзя отождествлять с надлежащей стороной. Не­заинтересованное в смысле ст. 3 и 4 ГПК лицо — это тот, кто предъявляет иск от своего имени в защиту прав и интересов других лиц, не будучи уполномоченным на то законом или дове­ренностью. Обращение в суд лица незаинтересованного влечет отказ в принятии от него искового заявления в соответствии со ст. 3 и п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

Надлежащая сторона — действительный субъект спорного материального правоотношения. Следовательно, признание сторо­ны надлежащей зависит от того, является ли сторона субъектом спорного правоотношения. Поэтому при подаче искового заявле­ния судья не в состоянии определить, является ли ответчик над­лежащим, и не может по такому основанию отказать в приеме искового заявления.

В ст. 41 ГПК говорится о том, что выяснение судом вопроса, предъявлен ли иск к тому лицу, которое должно отвечать по иску, происходит при подготовке дела или во время разбирате­льства дела.

Предъявление иска к ненадлежащему ответчику осложняет процесс, препятствует его нормальному развитию. Правила заме­ны ненадлежащего ответчика надлежащим, установленные ст. 41 ГПК, отражают субъективный характер легитимации.

Замена ненадлежащего ответчика надлежащим. Гражданское процессуальное законодательство предусматривает возможность замены только ненадлежащего ответчика, которого определяет истец. Поэтому прежде всего истец должен дать согласие на устранение из дела названного им ответчика и замену его дру­гим ответчиком, у которого предположительно имеется связь с обязанностью отвечать по данному иску.

Только при согласии истца на замену ответчика суд выносит определение, которым освобождает ненадлежащего ответчика от обязанности участвовать в процессе и откладывает дело для привлечения в процесс надлежащего ответчика, если при этом не изменяется подсудность данного дела.

Если истец не соглашается на замену ответчика, суд не впра­ве устранить из дела первоначального ответчика по своему усмотрению и должен рассматривать и разрешать дело по предъ­явленному иску.

Привлеченный с согласия истца в процесс ответчик пользует­ся всеми процессуальными правами с момента вступления. При вступлении в процесс надлежащего ответчика все происходившее до его вступления для него необязательно, поскольку рассмотре­ние дела производится судом сначала.

Ненадлежащий ответчик, оставшийся по требованию истца в процессе и являющийся субъектом первоначально заявленного = иска, пользуется всеми процессуальными правами стороны с нача­ла возникновения процесса до постановления судебного решения.

§ 5. ГРАЖДАНСКОЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВОПРЕЕМСТВО

Перемена лиц в гражданском судопроизводстве возможна не только в порядке замены ненадлежащей стороны надлежащей, но и в порядке процессуального правопреемства (ст. 44 ГПК). Суть гражданского процессуального правопреемства заключается в пере­ходе процессуальных прав и обязанностей стороны (предшествен­ника) к другому лицу, которое становится правопреемником этой стороны в гражданском деле.

Основанием для замены стороны правопреемником является правопреемство в спорном или установленном решением суда материальном правоотношении. Такая ситуация может сложиться в случае смерти гражданина, участвовавшего, например, в каче­стве истца в гражданском судопроизводстве. Если у умершего имелись наследники, к ним в порядке правопреемства перейдут все материальные права и обязанности. ; Кроме того, это возможно также в случаях реорганизации на: основании ст. 58 ГК юридического лица (однако ликвидация юридического лица влечет на основании п. 1 ст. 61 ГК прекращение его существования без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам), уступки требования (когда основанием процессуального правопреемства может быть не только общее (универсальное) правопреемство материальных прав и обязанностей, но и единичное (сингулярное) правопреемство в случаях перехода от одного лица к другому отдельного субъективного права на основании п. 1 ст. 382 ГК или отдельная юридическая обязанность (п. 1 ст. 391 ГК), перевода долга и другие случаи перемены лиц в обязательстве.

Правопреемство в материальных правоотношениях является основанием для замены выбывшего истца наследниками (или од­ним из них), т. е. для процессуального правопреемства. Но в при­веденном примере замена произойдет при условии изъявленного наследниками желания вступить в процесс. Если же умерший гражданин участвовал в качестве ответчика, то правопреемник бу­дет привлечен в процесс судом. .

Таким образом, гражданское процессуальное правопреемство в отличие от гражданского материального правопреемства может быть только общим (универсальным), поскольку правопреемник полностью заменяет собой правопредшественника во всем объеме его процессуальных прав и обязанностей. Гражданское процессу­альное правопреемство допускается во всех стадиях гражданско­го судопроизводства.

Следовательно, гражданское процессуальное правопреемство представляет собой замену лица, участвующего в процессе в ка­честве стороны (правопредшественника), другим лицом (право­преемником), при которой правопреемник продолжает в процессе участие правопредшественника.

Таким образом, при вступлении в процесс правопреемника новое производство по делу не возбуждается, поскольку процес­суальное правопреемство характеризуется тем, что правопреем­ник продолжает участие в процессе правопредшественника.

При этом действия суда будут различны в зависимости от того, в какой стадии процесса произошла замена стороны в по­рядке правопреемства. Например, если сторона выбыла из про­цесса при рассмотрении дела в суде первой инстанции, то суд в соответствии со ст. 215 и ст. 217 ГПК обязан приостановить производство по делу до вступления в него правопреемника.

После того как правопреемник определен и просит допустить его в процесс вместо выбывшего истца, суд выносит определение 86

о его допуске и оно не может быть обжаловано. Определение суда об отказе в допуске в процесс правопреемника может быть обжаловано в частном порядке.

В отличие от выбытия истца при выбытии из процесса от­ветчика суд по ходатайству истца или по собственной инициати­ве выносит определение о привлечении правопреемника.

Гражданское процессуальное правопреемство возможно там, где допускается   правопреемство   в    материальных   правоотношениях I и которое не связано с личностью стороны (например, по искам об алиментах, о расторжении брака, восстановлении на работе и т. п.).

При гражданском процессуальном правопреемстве судопроиз­водство продолжается с той стадии, на которой произошла заме­на стороны и правопреемник вступил в дело и для него все про­изошедшее в процессе до его вступления обязательно в той мере, в какой оно было бы обязательно для лица, которое пра­вопреемник заменил (ч. 2 ст. 44 ГПК).

Несмотря на то что ст. 44 ГПК предусматривает замену в порядке гражданского процессуального правопреемства только стороны, вместе с тем правила этого процессуального института распространяются и на третьих лиц.

Необходимо иметь в виду, что замена стороны в порядке процессуального правопреемства отличается от замены ненадле­жащей стороны надлежащей по основаниям и правовым послед­ствиям. При процессуальном правопреемстве спорное или уста­новленное решением суда материальное правоотношение переходит от выбывшей стороны к другому лицу и именно поэтому производство по делу продолжается. Кроме того, между ненадлежащей и надлежащей сторонами нет никакой материально-правовой связи. Предполагаемая связь по материальному правоотношению существует у надлежащей стороны с противоположной стороной и у ненадлежащей сторо­ны также с противоположной стороной. Однако оба эти матери­альные правоотношения не связаны друг с другом.

В связи с этим процессуальные действия, совершенные ненад­лежащей стороной, не влекут последствий для надлежащей сто­роны и необязательны для нее. При одновременном участии в процессе ненадлежащей и надлежащей сторон в производстве по делу рассматриваются два самостоятельных и независимых друг от друга спорных материальных правоотношения. Право-предшественник и правопреемник одновременно участвовать в процессе не могут.

Кроме того, замена ненадлежащей стороны надлежащей воз­можна только в стадии разбирательства дела по существу, а про­цессуальное правопреемство имеет место по основаниям, возни­кающим в течение всего процесса.

Глава   6

ТРЕТЬИ ЛИЦА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§ 1. ТРЕТЬИ ЛИЦА, ЗАЯВЛЯЮЩИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ НА ПРЕДМЕТ СПОРА

В гражданском процессе третьими лицами, заявляющими са­мостоятельные требования на предмет спора между сторонами, являются лица, вступающие в дело до принятия судебного по­становления судом первой инстанции путем предъявления иска для защиты своих прав и законных интересов (ст. 42 ГПК).

Из этого определения следует, что вступление такого лица в гражданский процесс есть не что иное, как предъявление иска. Некоторая особенность состоит лишь в том, что иск предъявля­ется к лицам, которые уже являются участниками процесса по определенному делу. Другими словами, это вторжение в чужой процесс, начатый другим лицом.

Третье лицо, вступая в процесс, заявляет самостоятельное требование о защите своих субъективных материальных прав и добивается присуждения в свою пользу предмета, о котором спорят первоначальный истец и ответчик, или признания за со­бой права, оспариваемого первоначальными сторонами.

Вопрос о том, кто является ответчиком перед третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование на предмет спора, в действующим ГПК не решен. Неоднозначно этот вопрос реша­ется и в правоведении. Большинство ученых-процессуалистов до­пускают предъявление иска третьим лицом, заявляющим само­стоятельное требование на предмет спора, как к одной из перво­начальных сторон, так и к обеим сторонам.

Это объясняется тем, что предъявление иска к обеим перво­начальным сторонам основано на том, что обе они и вступающее в процесс третье лицо связаны предполагаемыми спорными пра­воотношениями. В данном случае субъектами предполагаемых спорных материальных правоотношений являются первоначаль­ный истец и третье лицо, ответчик и третье лицо.

В связи с этим во всех случаях, когда третье лицо оспарива­ет право на предмет спора у первоначального истца и ответчика, ответная сторона в споре по иску третьего лица представлена двумя лицами. Таким образом, при одновременном участии в процессе надлежащего и ненадлежащего истцов надлежащий истец занимает положение третьего лица, заявляющего самостоя­тельное требование на предмет спора, а не соистца.

Соучастниками оба эти истца быть не могут потому, что при соучастии предъявленные для совместного рассмотрения требова­ния не должны исключать друг друга, т. е. удовлетворение одно­го из требований не должно зависеть от отказа в удовлетворе­нии другого требования. Надлежащий же истец предполагается субъектом самостоятельного права на предмет спора по основно­му иску. Иск вступившего в процесс надлежащего истца никогда не может быть предъявлен совместно с иском первоначального (ненадлежащего) истца, так как эти иски исключают друг друга, поскольку надлежащий и ненадлежащий истцы являются носите­лями взаимно исключающих друг друга интересов.

Поэтому надлежащий истец, вступивший в процесс и участ­вующий в нем одновременно с ненадлежащим, имеет все призна­ки третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора. Однако было бы неверным утверждать, что во всех без исключения случаях третье лицо, заявляя самостоятель­ное требование на предмет спора, адресует его к обеим сторо­нам. В юридической литературе описаны случаи, когда третье лицо предъявляет исковое требование только к одной из сторон, не оспаривая интересов другой.

В гражданском процессе отношения между сторонами и третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование на предмет спора, конкретизируются в ряде практических положе­ний. Например, если третье лицо адресует самостоятельное тре­бование к обеим первоначальным сторонам, а истец отказался от иска к ответчику, предметом рассмотрения остается иск третьего лица к истцу и ответчику.

Субъектами возможного мирового соглашения в такой ситуа­ции окажутся первоначальный истец, но уже в качестве ответчи­ка перед третьим лицом, и первоначальный ответчик — с одной стороны и третье лицо — с другой. Утверждение мирового согла­шения в таком случае явится правовым основанием полного прекращения производства по делу.

В случае если третье лицо адресует самостоятельное требова­ние только к первоначальному истцу, то отказ истца от иска к ответчику должен повлечь прекращение в этой части произ­водства по делу и освобождение ответчика от участия в процес­се. Первоначальный истец остается в процессе в качестве ответ­чика перед третьим лицом. Мировое соглашение может быть за­ключено между первоначальным истцом и третьим лицом.

Утверждение мирового соглашения в таком случае явится осно­ванием для полного прекращения производства по делу.

Если третье лицо адресует самостоятельное требование толь­ко к ответчику, отказ истца от иска влечет прекращение произ­водства по делу по первоначальному иску, но при этом ответчик остается в процессе уже в роли ответчика перед третьим лицом. Субъектами мирового соглашения в этой ситуации могут быть третье лицо и ответчик. Мировое соглашение между первонача­льными сторонами, утвержденное судом, является основанием для выбытия из процесса первоначального истца.

Согласно ч. 1 ст. 42 ГПК третьи лица, заявляющие самостояте­льное требование на предмет спора, могут вступить в процесс до принятия судебного постановления судом первой инстанции, т. е. до удаления суда в совещательную комнату. Однако следует учесть, что вступление третьего лица в стадии судебного разбира­тельства должно повлечь за собой отложение дела, поскольку рас­смотрение дела должно производиться с самого начала.

Это вызвано тем, что ему понадобятся дополнительные дока­зательства, обосновывающие его иск, которые вряд ли окажутся в распоряжении суда. Поэтому практически более целесообраз­ным является вступление третьего лица, заявляющего самостоя­тельное требование на предмет спора, в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

В связи с тем, что третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, по правовой природе своего учас­тия есть не кто иной, как истец, то объем процессуальных прав и обязанностей у него такой же, как у истцов (ч. 1 ст. 42 ГПК).

Вместе с тем третье лицо, заявляющее самостоятельное тре­бование на предмет спора, отличают от первоначального истца следующие признаки:

— третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, всегда вступает в начатый процесс;

— ответчиками перед третьим лицом, заявляющим самостоя­тельное требование на предмет спора, могут быть как одна из первоначальных сторон, так и обе стороны;

— основания требования третьего лица могут быть такими же (не теми же, а аналогичными) или иными;

— иск третьего лица, заявляющего самостоятельное требова­ние на предмет спора, не может быть предъявлен совместно с иском первоначального истца, поскольку третье лицо и перво­начальный истец являются носителями взаимно исключающих друг друга интересов, и удовлетворение требований истца долж­но повлечь отказ в иске третьему лицу.

В связи с тем, что вступление третьего лица, заявляющего самостоятельное требование на предмет спора, есть по правовой природе предъявление иска, оно должно быть оформлено по правилам, регулирующим предъявление иска (ст. 131 ГПК).

Судья, допуская третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, к участию в процессе, должен вы­нести определение.

Вместе с тем третьему лицу может быть отказано в допуске к участию в процессе. На данное определение об отказе в допус­ке третьего лица в процесс может быть подана частная жалоба.

Лицо, намеревающееся вступить в чужой процесс с самостоя­тельным требованием на предмет спора, может в перспективе предъявить иск к той из сторон, в пользу которой состоится су­дебное решение. Однако данный путь защиты законных интере­сов «несостоявшегося» третьего лица не всегда эффективен, так как не исключено, что вещь, по поводу которой было рассмотре­но и разрешено дело между истцом и ответчиком, к моменту предъявления такого иска может быть уничтожена или оказаться в собственности добросовестного владельца и т. п.

В силу действия в гражданском процессуальном праве прин­ципа диспозитивности судья не вправе по своей инициативе привлекать в процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельное требование на предмет спора.

§ 2. ТРЕТЬИ ЛИЦА, НЕ ЗАЯВЛЯЮЩИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ ТРЕБОВАНИЙ НА ПРЕДМЕТ СПОРА

Другой вид участия третьего лица в гражданском судопроиз­водстве предусмотрен ст. 43 ГПК, в соответствии с которой третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований отно­сительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне ист­ца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебно­го постановления, если решение по делу способно повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон.

Данные права и обязанности также составляют юридический интерес третьего лица в чужом процессе. Например, в случае пропажи пальто в гардеробе театра гардеробщик заинтересован в участии в процессе по иску зрителя — собственника пальто — к театру о возмещении стоимости пропавшего имущества.

В данном случае заинтересованность гардеробщика основана на том, что при удовлетворении иска театр впоследствии вправе предъявить к нему регрессный иск и взыскать ту сумму, кото­рую театру пришлось по решению суда выплатить собственнику пропавшего пальто.

В данном случае гардеробщик (третье лицо) в процессе по спо­ру между зрителем (истцом) и театром (ответчиком) никаких требо­ваний не заявляет. К нему также не может быть предъявлено требование о возмещении стоимости пальто, так как предметом спо­ра между сторонами является договор хранения, участником которо­го гардеробщик не является. Однако, участвуя в чужом процессе и доказав отсутствие своей вины в пропаже вещи, гардеробщик (третье лицо) может обеспечить в будущем защиту своих прав и в удовлетворении регрессного иска к нему судом будет отказано.

Таким образом, заинтересованность третьего лица без само­стоятельных требований на предмет спора в чужом процессе в подобных ситуациях иная, чем заинтересованность третьего лица, вступающего в процесс в порядке ст. 42 ГПК.

Данные третьи лица называются третьими лицами, не заявляю­щими самостоятельных требований на предмет спора, и могут участ­вовать на стороне истца или ответчика. Участвуя в чужом процессе, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, помогает истцу или ответчику, на стороне которого оно выступает, добиться вынесения решения в его пользу, но тем самым защищает свои за­конные интересы, т. е. предотвращает для себя возможность регрессной ответственности перед стороной либо обеспечивает себе воз­можность предъявления требования к стороне в будущем.

Заинтересованность третьего лица, не заявляющего самостоя­тельных требований на предмет спора, в чужом процессе должна иметь объективный характер. Это означает, что интерес должен быть основан на связи третьего лица по предполагаемому материальному правоотношению с одной из сторон.

В теории гражданского процессуального права высказана мысль о том, что правоотношение третьего лица со стороной производно и зависимо от первоначального спорного правоотношения между истцом и ответчиком, составляющим предмет основного иска. По­добная характеристика материального правоотношения, которым сторона связана с третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, не соответствует действительному положению вещей.

В данном случае можно говорить о том, что существование третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, производно от существования сторон, поскольку вне процесса по спору между истцом и ответчиком не может по­явиться и существовать третье лицо. При этом необходимо отме­тить, что сами материальные правоотношения между одной из сторон и третьим лицом совершенно самостоятельны.

Так, в приведенном примере с участием гардеробщика в качест­ве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, основанием для привлечения его в процесс послужи­ло правоотношение, порожденное трудовым договором между ним и театром, а спорное правоотношение между истцом и ответчиком основано на договоре хранения. Каждое из этих правоотношений возникло и существует самостоятельно и не зависит друг от друга.

В ГПК характер юридической заинтересованности третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, определяется следующей формулировкой: третьи лица мо­гут вступить в дело, «если судебное постановление по делу мо­жет повлиять на их права или обязанности по отношению к од­ной из сторон» (ст. 43).

В ст. 167-169 ГПК РСФСР 1923 г. юридический интерес третьего лица был выражен несколько иначе. Вступление или привлечение третьих лиц было возможно, если решение по делу могло создать у них права и обязанности по отношению к од­ной из сторон.

В правоведении такая формулировка закона признавалась не­удачной, поскольку подавляющее большинство представителей теории гражданского процессуального права исходили из того, что решением суда никакие права и обязанности не создаются. Так, в частности, не признавалось правильным встречающееся в практике указание в резолютивной части решения о предостав­лении стороне права регресса, поскольку это право предоставле­но законом, а не судом.

Поэтому вопрос о том, может ли судебное решение создавать какие-либо права и обязанности, следует решать с позиции дей­ствующего законодательства. Так, Гражданский кодекс РФ, при­давая судебному решению значение юридического факта, называ­ет его в перечне оснований возникновения гражданских прав (ст. 8, 12 ГК).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, могут вступить в дело как по собственной ини­циативе, так и могут быть привлечены к участию в деле по хо­датайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда (ст. 43 ГПК).

Вступление или привлечение третьего лица допускается до постановления судом решения. Если третье лицо вступает в про­цесс по своей инициативе, оно должно подать в суд заявление, которое государственной пошлиной не оплачивается.

Допуск в процесс третьего лица, не заявляющего самостояте­льных требований на предмет спора, оформляется путем вынесе­ния судом соответствующего определения.

В ст. 43 ГПК установлено, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, пользуются про­цессуальными правами и несут процессуальные обязанности сто­рон. Подобно сторонам они могут давать суду объяснения, пред­ставлять доказательства, ходатайствовать о назначении эксперти­зы, участвовать в исследовании доказательств и в судебных прениях, совершать другие процессуальные действия, право на совершение которых предоставлено сторонам законом. Но процессуальное положение третьего лица, не заявляющего самостоя­тельных требований на предмет спора, не совпадает полностью с процессуальным положением истца, ответчика, соучастников.

Принципиальное отличие состоит в том, что стороны явля­ются субъектами основного спорного материального правоотно­шения. Сколько бы ни было лиц на стороне истца или ответчи­ка, все они — субъекты спора о праве, рассматриваемого и разре­шаемого судом. Каждый из соистцов связан правоотношением с ответчиком, каждый из соответчиков связан правоотношением с истцом. Данная связь соучастников по правоотношению с дру­гой стороной означает, что они обладают взаимными субъектив­ными правами и юридическими обязанностями.

Вместе с тем третье лицо, не заявляющее самостоятельных тре­бований на предмет спора, находится за пределами основного спор­ного материального правоотношения и не является его субъектом.

Например, если третье лицо участвует на стороне ответчика, оно не связано правоотношением с истцом и не обладает по от­ношению к последнему правами и не несет обязанности. Если же третье лицо выступает на стороне истца, у него нет субъек­тивных прав и юридических обязанностей по отношению к от­ветчику, так как нет с последним связи по правоотношению.

В связи с тем, что третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, не является субъектом основ­ного спорного правоотношения, законодатель не наделил его ря­дом процессуальных прав, принадлежащих сторонам.

Так третье лицо не имеет права на изменение основания и предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых тре­бований, а также на отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и на требование принудительного исполнения судебного решения.

Права, в которых ограничено третье лицо, являются распоря­дительными, т. е. направленными на распоряжение объектом спора. Не будучи субъектом основного спорного правоотношения между сторонами, третье лицо не может совершать процессуаль­ные действия, направленные на распоряжение объектом этого правоотношения.

Поэтому то обстоятельство, что третьи лица, участвующие в процессе в порядке ст. 43 ГПК, наделены, по существу, всеми процессуальными правами и процессуальными обязанностями сторон, за небольшим, но важным изъятием, является одной из причин смешения третьих лиц этого вида с соучастниками.

В связи с этим, обращая внимание судов на необходимость различать стороны и третьих лиц, не заявляющих самостоятель­ных требований на предмет спора, в свое время Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР еще в первые годы применения Гражданского процессуального кодекса РСФСР правильно отметила, что «привлечение третьих лиц на свою сторону истцом или ответчиком не создает для третьих лиц положения стороны»1.

В гражданском процессе с участием третьего лица, не заявля­ющего самостоятельных требований на предмет спора, всегда имеется только один иск истца к ответчику, а не несколько па­раллельных исков, как при процессуальном соучастии.

При реализации своих прав третье лицо, не заявляющее са­мостоятельных требований на предмет спора, действует в про­цессе самостоятельно, т. е. никак не зависит от согласования своих процессуальных действий со стороной, рядом с которой оно выступает.

В связи с тем, что третье лицо не является субъектом спор­ного правоотношения в процессе по спору между первоначаль­ными сторонами, то ничего не может быть присуждено в пользу третьего лица и с него ничего не может быть взыскано. Взаимо­отношения между первоначальной стороной и третьим лицом по общему правилу рассматриваются и разрешаются в самостояте­льном судопроизводстве (например, по регрессному иску).

Вместе с тем решение суда по спору между первоначальными сторонами будет иметь преюдициальное (предрешающее) значе­ние для третьего лица в случае, если в будущем возникнет такое судопроизводство по спору между первоначальной стороной и третьим лицом, где один из них займет положение истца, а другой — ответчика.

Если проводить сопоставление сторон и третьих лиц, как заяв­ляющих самостоятельные требования на предмет спора, так и не заявляющих таковых в гражданском процессе, то необходимо отме­тить, что и те и другие имеют общие черты. Этой общей чертой, объединяющей стороны и третьих лиц, будет являться субъектив­ная (личная) заинтересованность в гражданском процессе.

Вместе с тем анализ процессуального положения третьих лиц обоих видов дает основания для вывода о том, что они сущест­венно различаются, в связи с чем законодательством предусмот­рены два самостоятельных вида третьих лиц. Так, ст. 42 ГПК предусматривает участие в судопроизводстве третьих лиц, заяв­ляющих самостоятельные требования на предмет спора, а ст. 43 ГПК — участие в судопроизводстве третьих лиц, не заявлявших самостоятельных требований на предмет спора.

Глава   7 I

УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ                            

§ 1. ЦЕЛЬ И ОСНОВАНИЕ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 

Гражданским процессуальным законодательством прокурор отнесен к лицам, участвующим в деле, что связано с его юридической заинтересованностью в защите субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций (ст. 34 ГПК)! Однако эта заинтересованность иного рода, чем заинтересованность сторон и третьих лиц, заявителей и жалобщиков по неисковым делам.

Последние лично заинтересованы в исходе дела, в котором? участвуют как субъекты предположительно нарушенных (оспари­ваемых) прав и законных интересов. Прокурор же от имени Российской Федерации осуществляет надзор за исполнением действующих на ее территории законов. Следовательно, заинте­ресованность прокурора является государственно-правовой.

Участие прокурора в гражданском судопроизводстве регулируется Конституцией РФ, Федеральным законом от 17 ноября 1995 г. «О прокуратуре Российской Федерации»1 и другими федеральными законами, международными договорами РФ, Гражданским процессуальным кодексом и другими законами.

Закон «О прокуратуре Российской Федерации» предусматривает  осуществление  прокуратурой   Российской   Федерации  надзорной функции в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина.

Кроме того, прокуроры в соответствии с процессуальным за­конодательством РФ участвуют в рассмотрении дел судами, вно­сят представления на противоречащие закону решения, определения и постановления судов (п. 3 ст.  1  Закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Вместе с тем законодатель не наделяет прокурора функцией надзора за деятельностью судов по осуществлению правосудия. В этом выражается одно из проявлений конституционного прин­ципа независимости судей и подчинения их только Конституции и Федеральному закону (ст. 120 Конституции РФ).

В гражданском судопроизводстве прокурор выступает само­стоятельно н независимо от других участвующих в деле лиц, по­скольку его заинтересованность в процессе вытекает из его ком­петенции.

Таким образом, сущность участия прокурора в гражданском процессе заключается в том, что прокурор обеспечивает закон­ность действий всех участников судопроизводства, правиль­ность выносимых судом постановлений, устраняет всякие нару­шения закона, оказывает помощь суду в осуществлении право­судия.

В силу своей компетенции прокурор может быть заинтересо­ван и может участвовать в рассмотрении и разрешении любого гражданского дела. Этим заинтересованность прокурора отлича­ется от заинтересованности государственных органов и органов местного самоуправления, участие которых в гражданском судо­производстве ограничивается лишь сферой их деятельности, их функциями.

В соответствии с п. 3 ст. 35 Закона «О прокуратуре Россий­ской Федерации» и ст. 45 ГПК прокурор участвует в рассмотре­нии судами гражданских дел, если того требует защита прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Россий­ской Федерации, муниципальных образований.

Из этого следует, что основанием участия прокурора в гражданском процессе является осуществление им законоох-ранительной функции.

Вместе с тем от основания участия прокурора в гражданском судопроизводстве следует отличать поводы для такого участия.

Так, прокурор может участвовать в процессе по конкретному гражданскому делу в связи с устными или письменными заявле­ниями граждан, сообщениями государственных органов, обще­ственных или иных организаций, публикациями в средствах мас­совой информации и т. п. Любое заинтересовавшее его сообще­ние может послужить поводом к участию в судопроизводстве.

Необходимость участия в конкретном гражданском деле в по­давляющем большинстве случаев определяется мнением прокуро­ра. «Мнение» прокурора означает, что прокурор сам, исходя из понимания своих обязанностей, решает вопрос о личном участии в процессе по тому или иному гражданскому делу с учетом тре­бований ст. 45 ГПК.

Однако есть категории гражданских дел, при рассмотрении которых прокуроры обязаны принимать участие в силу закона.

Так, прокурор обязан участвовать при рассмотрении судом сле­дующих дел: о защите избирательных прав граждан (ст. 259 ШК), о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объяв­лении гражданина умершим (ст. 278 ШК), о признании граждан недееспособными или ограниченно дееспособными, об ограничении,; Г или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет; самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или; иными   доходами   (ст.   284   ШК),   об   усыновлении   (удочерении): ребенка   (ст.    273    ШК),    об    объявлении    несовершеннолетнего ч (ст. 288 ШК) полностью дееспособным (эмансипация), о принуди-1 тельной госпитализации гражданина в психиатрический стационар; или о продлении срока принудительной госпитализации граждани­на, страдающего психическим расстройством (ст. 304 ГПК). I?

С обязательным участием прокурора также рассматриваются судом дела о лишении родительских прав (ст. 70 СК), об ограничении родительских прав (ст. 73 СК), о восстановлении на работе, о выселении граждан без предоставления жилого помещения, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных в ГПК и другими феде­ральными законами.

При рассмотрении гражданских дел прокуроры должны уча­ствовать исходя из актуальности, сложности, общественного и социального значения, состояния законности в том или ином районе или городе,

§ 2. ФОРМЫ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В РАССМОТРЕНИИ ГРАЖДАНСКОГО ДЕЛА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Как лицо, участвующее в деле, прокурор обладает широким кругом процессуальных прав.

Так, он вправе знакомиться с материалами дела, заявлять от­воды и другие ходатайства, представлять доказательства и участ­вовать в исследовании доказательств, задавать в судебном засе­дании вопросы другим участвующим в деле лицам, свидетелям, экспертам, специалистам, давать заключения по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, и по существу дела в целом, вносить апелляционные, кассационные, надзорные: представления на решения и определения по делам, в которых | он принимал участие, а также совершать другие процессуальные действия, предоставленные законом, кроме права на заключение мирового соглашения и обязанности по оплате судебных расхо­дов (ст. 34, 45 ГПК).

Прокурор, как и другие лица, участвующие в деле, обязан добросовестно пользоваться всеми принадлежащими ему правами.

По мнению А. Ф. Клейнмана, процессуальные права прокуро­ра являются одновременно и его обязанностями. Однако данное положение в теории гражданского процессуального права не яв­ляется бесспорным.

В обоснование возражения против такого утверждения при­водится довод о том, что в каждом конкретном правоотношении субъективное право не может одновременно являться и обязан­ностью, поскольку в таком случае поведение субъекта не ставит­ся в зависимость от его воли, и речь идет не о возможном, а о должном поведении лица. С этим доводом Р. Е. Гукасяна сле­дует согласиться.

Вместе с тем, когда утверждается, что процессуальные права прокурора являются одновременно и его обязанностями, имеется в виду другое.

Прокурор как субъект конкретного гражданского процессуа­льного правоотношения одновременно выступает субъектом госу­дарственного правоотношения, определяющего его полномочия.

Так, имея право предъявлять иск в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина, прокурор обязан это сде­лать, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недее­способности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд и защитить свои права и свободы. Предъявив в таких случаях иск, прокурор обязан поддерживать его в суде (п. 4 ст. 27 Закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Обладая процессуальным правом внесения представления по делам, в которых принимал участие прокурор, он в силу своей компетенции по осуществлению законоохранительной функции обязан внести представление, если суд принял незаконное реше­ние. В этом случае обязанность прокурора не является процессу­альной, а имеет иное основание и иную функциональную на­правленность—обязанность перед государством, наделившим прокурора функцией реагирования на любое нарушение закона.

Поэтому в таком понимании тезис «процессуальные права прокурора являются одновременно и его обязанностями» вполне обоснован и правомерен.

Однако в связи с тем что он лаконичен и автором полно­стью не раскрыт, отдельные представители теории гражданского процессуального права толкуют этот тезис не в том значении, в каком его следует правильно понимать.

Кроме того, правовое положение прокурора обусловлено сущ­ностью и целями его участия в гражданском судопроизводстве, а объем и характер процессуальных прав прокурора обусловлен также и формами его участия в деле.

В соответствии с гражданским процессуальным законодательством прокурор в целях возложенных на него полномочий имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или вступить в процесс и дать заключение по делу (ст. 45 ГПК).

Таким образом, законом предусмотрены две формы участия прокурора в гражданском деле. И

Первая форма — обращение в суд с заявлением о возбуждении производства по гражданскому делу в целях защиты прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 4 ГПК). Данное правомочие осуществляется путем предъявления иска или подачи заявления по делам неисковых производств.

Однако деятельность прокурора, намеренного предъявить иск (подать заявление), начинается еще до обращения в суд. Перед тем, как обратиться в суд, прокурор должен собрать необходимые материалы и тщательно их проверить, выявить все доказательства,   которые  необходимо  представить  суду,   и  обосновать свое требование, поскольку он не вправе начинать дело, в исхо­де которого не уверен.

Проделав такую предварительную работу, прокурор составля­ет исковое заявление (заявление), соответствующее требованиям ст. 131 ГПК. Исковое заявление прокурора государственной пошлиной  не  оплачивается  (подп.   18  п.  2  ст.   5   Закона  РФ  от 31 декабря  1995 г. «О государственной пошлине»)1.

Прокурор   не   во   всех   случаях   вправе   обращаться   в   суд (предъявлять  иски,   подавать   заявления   по   неисковым  делам), а только в тех случаях, которые прямо предусмотрены в дейст­вующем законодательстве.

Обращаясь  в суд,  прокурор,  предъявивший  иск,  пользуется всеми правами и несет все обязанности истца, кроме права на заключение мирового соглашения, так как не является субъектом; спорного материального правоотношения.  По  этой  же причине, отказ прокурора от иска (заявления), поданного в защиту интересов другого лица,  не лишает это лицо права требовать рас­смотрения дела по существу (ч. 2 ст. 45 ГПК).

Прокурор всегда является представителем государства и зако­на. Это обязывает его к объективности в оценке объяснений лиц, участвующих в деле, показаний свидетелей, заключения эк­сперта. Так, если в результате рассмотрения дела прокурор убедится в необоснованности своих требований, он не только вправе, но и обязан заявить суду об отказе от них.

Задача прокурора, участвующего в гражданском судопроиз­водстве, состоит прежде всего в том, чтобы добиться вынесения законного и обоснованного решения, которым укрепляется высо­кий авторитет суда.

Если, например, сравнивать функции прокурора и адвоката в гражданском процессе, то необходимо заявить, что функция прокурора в гражданском процессе не является односторонней, в отличие от функции адвоката. Прокурор в определенных слу­чаях обязан отказаться поддерживать иск — адвокат не вправе это осуществить; прокурор выполняет государственно-правовую функцию, остается представителем системы прокуратуры и пото­му обязан реагировать на любые нарушения закона.

На адвокате такая обязанность не лежит: он представляет только интересы своего доверителя и действует в пределах, не противоречащих этим интересам. Кроме того, прокурор обязан внести представление на незаконное решение (определение) суда, независимо от того, отвечает или нет это интересам лица, в по­льзу которого предъявлен иск. Адвокат ограничен и в этом от­ношении пределами принятого поручения.

Из сказанного следует, что из процессуального положения прокурора в состязательном процессе правомерно делать вывод о равенстве его прав с правами других участников процесса в доказывании, но нет никаких оснований делать вывод о ра­венстве иных полномочий, в частности обязанностей сторон.

Давая заключение в суде первой инстанции, внося представле­ние на незаконные решения и т. д., прокурор выполняет обязан­ность реагирования на нарушения закона, в чем заключается так­же способ реализации его надзорных функций за обеспечением законности. Прокурор не должен ограничиваться пассивной ролью и ждать, когда в прокуратуру обратятся отдельные граждане, ор­ганизации с жалобой на судебные решения и определения. Он обязан по собственной инициативе знакомиться в суде с ре­шениями по делам, в рассмотрении которых он принимал учас­тие, и следить за сигналами средств массовой информации, сети Интернет о незаконности тех или иных судебных постановлений.

Исследование обстоятельств дела в судебном заседании, в ко­тором участвует прокурор, заявивший иск, начинается именно с его объяснения по поводу этого иска. Затем дает объяснение лицо, в интересах которого иск предъявлен прокурором (ст. 174 ГПК). После исследования всех доказательств прокурор дает за­ключение по делу в целом (ст. 189 ГПК). Для суда заключение прокурора не обязательно.

Судебные прения также начинаются с речи прокурора (ст. 190 ГПК).

Вторая форма участия прокурора в гражданском деле — это вступление в процесс, начатый по инициативе заинтересованного лица, для дачи правового заключения.

Как и предъявление прокурором иска, вступление в начатый процесс может быть проявлением инициативы самого прокурора. Однако вопрос о наличии оснований к вступлению прокурора в процесс входит в процессуальные задачи суда и подлежит его контролю, поскольку перечень дел, по которым вправе принимать участие прокурор, строго ограничен.

Проверить наличие оснований к вступлению прокурора в процесс по конкретному делу может только вышестоящий про­курор в порядке общей проверки деятельности нижестоящего прокурора. Однако, руководствуясь ст. 45 ГПК, суд может сам вынести определение об обязательном участии прокурора по тем категориям дел, которые указаны в законе.

Прокурор, вступивший в процесс для дачи заключения, не должен обосновывать исковые требования, представлять доказа­тельства, давать объяснения по делу. Его задача должна состоять лишь в том, чтобы довести до суда свое мнение о том, как в со­ответствии с законом должен быть разрешен спор между сторо­нами.

Заключение прокурора должно отвечать следующим требова­ниям:

— быть обоснованным, содержать оценку исследованных в суде доказательств, указание на установленные с помощью этих доказательств существенные фактические обстоятельства;

— давать полный анализ норм материального права, подле­жащих применению к установленным судом фактическим обсто­ятельствам, и квалификацию спорного правоотношения.

Значение юридически грамотного, доступного по форме за­ключения прокурора состоит в том, что оно помогает суду в вы­несении законного и обоснованного решения и, кроме того, про­пагандирует российские законы, способствует воспитанию зако­нопослушных граждан. Убедительность заключения прокурора во многом зависит от формы изложения, общей культуры, грамот­ности и т. д.

Как и прокурор, предъявивший иск, прокурор, участвующий в гражданском судопроизводстве в форме дачи правового заклю­чения, имеет широкий круг процессуальных прав и обязанностей (ст. 34, 45 ГПК). Прокурор независимо от формы может участ­вовать не только в суде первой инстанции, но и в других стади­ях гражданского процесса.

§ 3. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

В теории гражданского процессуального права вопрос о пра­вовом положении прокурора, предъявившего иск в интересах другого лица, является спорным. То обстоятельство, что процес­суальное положение прокурора, предъявившего иск в интересах другого лица, во многом аналогично положению истца, приводит некоторых ученых к выводу о том, что прокурор является сторо­ной по делу; ряд представителей теории гражданского процессу­ального права полагают, что прокурор является представителем государства (Н. А. Чечина, Н. В. Ченцов).

Другие ученые считают, что прокурор в таких случаях явля­ется истцом в процессуальном смысле. Последняя точка зрения представляется наиболее правильной, поскольку обусловлена сущностью участия прокурора в гражданском судопроизводстве.

При этом необходимо иметь в виду, что прокурор в граждан­ском судопроизводстве понятие не столько должностное, сколько лицо процессуальное. Этим понятием обозначается вид лица, участвующего в деле (ст. 34 ГПК).

Прокурор, предъявивший иск в интересах другого лица, яв­ляется субъектом процессуальной деятельности, осуществляю­щим законоохранительную функцию. Он не является в материа­льно-правовом смысле субъектом спора, поскольку в отличие от истца он имеет лишь процессуальный интерес в решении спор­ного правоотношения.

К признакам стороны относятся:

  гражданско-правовая заинтересованность в исходе дела;

— вступление в процесс для защиты своих субъективных прав и интересов;

— распространение на сторону всех материально-правовых и процессуальных последствий решения суда, вступившего в за­конную силу;

  возмещение расходов по делу.

Как видим, указанные признаки к прокурору не имеют ника­кого отношения.

Кроме того, Верховный Суд РФ по конкретному делу также отметил, что прокурор, обратившийся в суд с заявлением, сторо­ной по делу не является, поскольку, обращаясь в суд с заявле­нием в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц, прокурор в такой форме осуществляет участие в граждан­ском процессе.

Поэтому признание прокурора, предъявившего иск, стороной или всего лишь представителем государства не отражает сущно­сти его участия в гражданском судопроизводстве.

Глава   8

СУБЪЕКТЫ, ЗАЩИЩАЮЩИЕ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ ОТ СВОЕГО ИМЕНИ ПРАВА И ЗАКОННЫЕ ИНТЕРЕСЫ ДРУГИХ ЛИЦ

§ 1. ОСНОВАНИЯ И ЦЕЛЬ УЧАСТИЯ

Участие в гражданском судопроизводстве органов государст­венной власти, органов местного самоуправления, организаций и граждан, защищающих нарушенные или оспариваемые права, свободы и законные интересы других лиц по их просьбе либо нарушенные или оспариваемые права, свободы и законные инте­ресы неопределенного круга лиц, преследует общественные и го­сударственные цели.

Данная правозащитная функция возложена, в частности, на государственные органы и на органы местного самоуправления как средства непосредственного и оперативного руководства об­ществом. Поэтому одним из способов осуществления правоза­щитной функции государства является участие государственных органов и органов местного самоуправления в гражданском про­цессе.

Кроме государственных органов и органов местного самоуправления, полномочиями на осуществление правозащитной функ­ции наделены профсоюзы, государственные предприятия, учреждения, организации, кооперативные организации, их объедине­ния, другие общественные организации или отдельные граждане. В судебной практике встречаются случаи участия районного (городского) жилищного управления в делах по спорам, вытека­ющим из жилищно-правовых отношений. В подобных судебных делах жилищный орган может выступать в качестве истца (на­пример, когда иск о выселении квартиросъемщика предъявлен им самим) или в качестве ответчика (например, когда лицо, пре­тендующее на спорную жилую площадь, предъявляет иск к фак­тически занимающему эту жилую площадь лицу о выселении и к жилищному органу о признании ордера недействительным), и такие случаи особых затруднений для судопроизводства не представляют.

Чаще жилищный орган или привлекается в дело, когда само­стоятельное требование у него отсутствует, и судебное решение не способно затронуть его субъективные права или обязанности либо его материально-правовой интерес (например, в деле по спору между жильцами по поводу самовольной перепланировки жилой площади или переоборудования жилого помещения в не­жилое).

Кроме того, распространены случаи участия в гражданском судопроизводстве органов социальной защиты населения, органов опеки и попечительства при рассмотрении и разрешении дел, за­трагивающих права и интересы недееспособных граждан, детей (ст. 78, 125 СК РФ).

Согласно ст. 44 Закону РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. (в ред. от 30 декабря 2001 г. № 196-ФЗ)1 органы местного самоуправления в пределах своей компетенции вправе обращаться в суды в защиту прав потребителей (неопре­деленного круга потребителей).

Требования о прекращении экономически вредной деятельно­сти могут быть предъявлены в суд предприятиями, учреждения­ми, организациями и гражданами в соответствии со ст. 91 Зако­на РСФСР от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей при­родной среды», если эта деятельность причиняет вред здоровью и имуществу граждан, народному хозяйству и окружающей при­родной среде.

Все это свидетельствует о том, что в подобных случаях орга­ны и лица участвуют в процессе не в качестве сторон или тре­тьих лиц, поскольку у них нет материально-правовой заинтере­сованности в деле, а в силу осуществления своих функций в об­ласти управления той или иной отраслью народного хозяйства или культуры.

Таким образом, участие в гражданском процессе органов и лиц по вопросам своей компетенции представляет собой само­стоятельный гражданский процессуальный институт, включаю­щий в себя нормы, закрепленные в ст. 34, 46, 47 ГПК.

Поэтому юридическая заинтересованность в исходе того или иного гражданского дела органов и лиц, участвующих в граж­данском судопроизводстве в порядке ст. 46, 47 ГПК по вопросам своей компетенции, явилась основанием для отнесения их к ли­цам, участвующим в деле.

Следовательно, государственные органы и органы местного са­моуправления, профсоюзы, государственные предприятия, учреж­дения, организации, кооперативные организации, их объединения, другие общественные организации или отдельные граждане явля­ются заинтересованными в силу компетенции лицами, участвую­щими в деле. Однако их заинтересованность носит исключитель­но государственно-правовой или общественный характер.

Указанные государственные органы и лица, перечисленные в ст. 46, 47 ГПК, будучи лицами, участвующими в деле, обладают всеми процессуальными правами, принадлежащими этой ка­тегории лиц, закрепленными ст. 35 ГПК.

В лице своих представителей они имеют право знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства (в том числе об отво­дах), давать объяснения, представлять доказательства, участво­вать в исследовании доказательств, совершать другие процессуа­льные действия, предусмотренные законом (ч. 2 ст. 46 ГПК). Например, органы и лица, участвующие в судопроизводстве в порядке ст. 46 ГПК, вправе просить о привлечении новых уча­стников процесса обжаловать судебное решение.

Вместе с тем, не являясь субъектами спорного правоотноше­ния, они не могут совершать такие процессуальные действия, ко­торые направлены на распоряжение объектом процесса, т. е. спорным правом (признать иск, заключить мировое соглашение).

Следовательно, цель участия в гражданском процессе госу­дарственных органов, органов местного самоуправления, а также иных органов и лиц, участвующих в процессе в порядке ст. 46 ГПК, состоит именно в защите нарушенных прав, свобод и законных интересов других лиц.

Поэтому основаниями участия данных органов и лиц будет являться государственная или общественная заинтересованность в гражданском деле, вытекающая из тех обязанностей, которые возложены на них в силу функциональных полномочий. Госу­дарственные органы, органы местного самоуправления, другие органы и лица, участвующие в гражданском судопроизводстве, выступают в процессе от своего имени.

Действующее гражданское процессуальное законодательство предусматривает две формы защиты прав, свобод и законных интересов других лиц:

  обращение в суд с иском или заявлением;

— дача заключения по делу.

§ 2. ОБРАЩЕНИЕ В СУД С ИСКОМ

(ЗАЯВЛЕНИЕМ) В ЗАЩИТУ НАРУШЕННЫХ ПРАВ

И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ДРУГОГО ЛИЦА

Согласно ч. 2 ст. 4 и ч. 1 ст. 46 ГПК государственные орга­ны и органы местного самоуправления, кооперативные и обще­ственные организации, предприятия, учреждения, организации или отдельные граждане могут обращаться в суд в целях защи­ты прав и охраняемых законом интересов других лиц, а заявле­ние в защиту законных интересов недееспособного или несовер­шеннолетнего гражданина в этих случаях может быть предъявле­но независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя.

Однако в ст. 46 ГПК также предусмотрено, что такое обращение возможно лишь в случаях, предусмотренных законом. По­этому в решении этого вопроса следует исходить из того, что право на обращение в суд в целях защиты интересов других лиц обусловлено функциональными полномочиями, компетенцией того или иного органа или лица, которая определяется законом, уставом, положением.

Указанные заявления, подаваемые органами и лицами в по­рядке ст. 46 ГПК в защиту прав и интересов других лиц, госу­дарственной пошлиной не оплачиваются (подп. 13 п. 2 ст. 5 За­кона РФ от 31 декабря 1995 г. «О государственной пошлине»).

В гражданском процессе субъекты, которые по закону имеют право обращаться в суд в целях защиты интересов других лиц, представляют собой самостоятельный вид лица, участвующего в деле (ст. 34 ГПК).

В гражданском процессуальном законодательстве не сущест­вует специального термина для обозначения органов и лиц, ко­торых закон уполномочивает на обращение в суд с иском в це­лях защиты прав и охраняемых законом интересов других лиц, что нередко вызывает затруднения при определении их процес­суального положения.

В науке гражданского процессуального права и на практике этих органов и лиц нередко относят к сторонам и называют ист­цами в процессуальном смысле, процессуальными истцами или истцами особого рода. Однако использование данного термина в не свойственном ему смысле для обозначения органа или лица, участвующего в гражданском процессе в порядке ст. 46 ГПК, может послужить поводом для судебных ошибок.

Вместе с тем, несмотря на то что довольно широкий круг об­щих процессуальных прав государственных органов, других орга­нов, организаций и лиц, обращающихся в суд с целью защиты «чужих» интересов, такой же, как у остальных лиц, участвую­щих в деле, в целом объем этих прав не всегда не совпадает.

Поэтому различная по характеру заинтересованность обуслов­ливает и различие содержания и объема процессуальных прав и обязанностей лиц, обращающихся в суд за защитой субъектив­ных прав и охраняемых законом интересов, и лиц, по заявлению которых возбуждаются гражданские дела в защиту законно пору­ченных им прав других лиц или в целях охраны государствен­ных и общественных интересов.

В связи с тем что государственный орган, а также какой-ли­бо другой орган, организация, участвующие в процессе в целях защиты «чужих» прав и охраняемых законом интересов, не яв­ляются стороной (истцом) по делу, личность представителя, уполномоченного ими на выступление в процессе, для суда не имеет значения.

Поэтому правило ст. 167 ГПК, предусматривающее обязан­ность стороны по требованию суда лично явиться в суд для дачи объяснений по делу, если разбирательство было отложено из-за ее неявки, к таким представителям неприменимо.

Также на органы и лиц, обращающихся в суд в порядке ст. 46 ГПК, не может быть возложена обязанность выплаты денежных сумм свидетелям, экспертам, специалистам и перевод­чикам (ч. 1 ст. 96 ГПК).

Поэтому использование терминов «сторона», «истец» по от­ношению к органам и лицам, предъявляющим иск в защиту прав и интересов других лиц, хотя бы с той или иной оговор­кой, нельзя признать удачным и соответствующим закону.

Кроме того, в ч. 2 ст. 38 ГПК определено, что лицо, в интере­сах которого дело начато по заявлению лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц, изве­щается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца. Поэтому можно согласиться с мнением ряда ученых о том, что тех, кто обратился в суд за защитой прав других лиц, для практического удобства можно было бы называть в гражданском процессе, например, «госорганами-заявителями».

§3. УЧАСТИЕ В СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ ДЛЯ ДАЧИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Согласно ст. 47 ГПК государственные органы, органы мест­ного самоуправления в предусмотренных федеральным законом случаях могут до принятия решения судом первой инстанции вступать в дело по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле для дачи заключения по делу в целях осу­ществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов Россий­ской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципаль­ных образований.

Так, дела о признании гражданина ограниченно дееспособ­ным и недееспособным, об ограничении или о лишении несовер­шеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами суд рас­сматривает с обязательным участием органов опеки и попечите­льства (ч. 1 ст. 284 ГПК).

При рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка, к участию в деле также должен быть привлечен орган опеки и попечительства (ст. 78 СК). С участием органов опеки и попе­чительства (ст. 125 СК) должны рассматриваться дела об уста­новлении усыновления (удочерения). Закон предусматривает и другие категории гражданских дел, в которых обязательно дают заключение органы местного самоуправления.

Кроме случаев обязательного в силу закона участия в граж­данском судопроизводстве органы местного самоуправления мо­гут вступать в процесс по собственной инициативе или по ини­циативе лиц, участвующих в деле или привлекаться судом к участию и в других делах. Основанием для такого участия го­сударственных органов и органов местного самоуправления яв­ляется их заинтересованность в правильном разрешении дела, вытекающая из тех обязанностей, которые возложены на них в силу их компетенции.

Поэтому, участвуя в рассмотрении и разрешении граждан­ских дел, государственный орган и орган местного самоуправле­ния в своеобразной по сравнению со своей обычной деятельно­стью форме таким образом осуществляют функциональные пол­номочия по управлению какой-либо отраслью народного хозяйства или культуры либо определенной областью обществен­ных отношений.

В гражданском процессе чаще всего для дачи заключения в порядке ст. 47 ШК участвуют такие органы, как жилищно-коммунальные, здравоохранения, образования, финансирования.

Следовательно, целью участия в гражданском процессе госу­дарственного органа, органа местного самоуправления, дающего заключение по делу, является осуществление возложенных на них обязанностей, что прямо оговорено в законе (ч. 1 ст. 47 ГПК).

В гражданском процессе государственные органы, органы местного самоуправления, участвующие в деле для дачи заклю­чения, наделены такими же процессуальными правами, что и ор­ганы и лица, обращающиеся в суд с иском за защитой прав и интересов других лиц, за исключением права на заключение мирового соглашения.

В случае отказа государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или граждан поддерживать требо­вание, заявленное ими в интересах другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если лицо, в чьих интересах за­явлено требование, или его законный представитель не заявят об отказе от иска. При отказе же истца от иска, заявленного в за­щиту его нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов,  суд должен прекратить производство по делу.

Порядок участия государственных органов и органов местно­го самоуправления в судебном заседании регулируется ст. 189, 190 ГПК.

Согласно ст. 189 ГПК после исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для дачи заключения представителю государственного органа и органа местного само­управления, привлеченного судом к участию в процессе или вступившего в процесс по своей инициативе. В ст. 189 ГПК не оговорено, в какой форме это заключение должно быть дано в суде.

Как правило, письменное заключение составляется до судеб­ного разбирательства и подписывается руководителем государст­венного органа, органа местного самоуправления, и оно непо­средственно оглашается в судебном заседании. Вместе с тем нельзя не учитывать такое обстоятельство, что далеко не всегда их заключение основано на материалах предварительного обсле­дования, как, например, в делах по спорам о несовершеннолет­них детях.

Кроме того, будучи заинтересованными в исходе дела, госу­дарственный орган, орган местного самоуправления в своих за­ключениях касаются не только отдельных фактов, но и существа спора (чем они отличаются от юридически незаинтересованного в исходе дела эксперта).

В своем заключении государственный орган, в компетенцию которого входит охрана определенной группы общественных от­ношений, оценивает конкретный судебный спор не только с позиции интересов сторон, но и с позиции государственного интереса, помогая суду правильно разрешить этот спор.

Таким образом, выраженное в письменном заключении его мнение по делу окончательно формируется только в процессе становления фактических обстоятельств дела в самом судебном заседании, и оно существенно может отличаться от предварите­льного заключения.

После дачи заключения лица, участвующие в деле, и их представители могут задавать уполномоченным этих органов во­просы в целях разъяснения и дополнения заключения.

В судебных прениях представители государственных органе; органов местного самоуправления выступают с речью первым» (ст. 190 ГПК). Именно в судебных прениях представитель госу­дарственного органа, органа местного самоуправления с учетом установленных в процессе исследования доказательств оглашает краткое окончательно сформированное заключение.

Однако заключение государственного органа, органа местного самоуправления для суда не носит обязательный характер. Вмес­те с тем если суд не согласился с данным заключением, он дол­жен подробно мотивировать свое несогласие в решении.

Поскольку заинтересованность в деле государственного орга­на, органа местного самоуправления носит государственно-право­вой характер, то это обстоятельство сближает его положение в процессе с положением прокурора. Однако если прокурор вправе участвовать в рассмотрении и разрешении судом указан­ных в законе категорий дел и давать заключение как по отдель­ным вопросам, так и по делу в целом в целях именно обеспече­ния законности, то государственный орган, орган местного само­управления участвуют в гражданском судопроизводстве лишь в целях осуществления возложенных на них функциональных обязанностей и только в случаях, предусмотренных законом.

Отличие судебных представителей от государственных орга­нов и органов местного самоуправления состоит в том, что су­дебными представителями могут быть только физические лица. Судебные представители участвуют в гражданском судопроизвод­стве не только в интересах сторон или третьих лиц, но и от их имени в пределах предоставленных им законом полномочий.

Нередко органы, участвующие в гражданском судопроизвод­стве по вопросам своей компетенции, иногда признаются судом третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора. Однако такое решение вопроса является оши­бочным, поскольку третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, имеют к исходу дела материаль­но-правовой, личный интерес, который основан на связи третье­го лица с одной из сторон материально-правовым отношением.

Кроме того, третьи лица никакого заключения по делу не дают.

Следовательно, цель участия государственного органа и орга­на местного самоуправления в гражданском процессе и характер его заинтересованности в деле являются теми критериями, с по­мощью которых можно определить, кто участвует в процес­се — либо государственный орган, орган местного самоуправле­ния, дающий заключение по делу, либо третье лицо, не заявляю­щее самостоятельных требований на предмет спора.

Глава   9 ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В СУДЕ

§ 1. ПОНЯТИЕ «ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В СУДЕ»

Судебное представительство — это правоотношение, в силу которого судебный представитель совершает процессуальные дей­ствия в пределах предоставленных ему в соответствии с дове­ренностью полномочий от имени и в интересах представляемого (стороны или третьего лица), вследствие чего у последнего воз­никают права и обязанности.

Представительство в суде является самостоятельным граж­данским процессуальным институтом, выполняющим функцию процессуальной гарантии защиты субъективных прав и законных интересов сторон, третьих лиц, заявителей. Однако правозащит­ная функция, которую осуществляют в суде представители, не единственная, поскольку они также должны содействовать суду и в осуществлении правосудия.

Действующее гражданское процессуальное законодательство не относит судебных представителей к участвующим в деле ли­цам (ст. 34 ГПК). Основанием для такого решения вопроса яв­лялось, видимо, то, что у судебных представителей отсутствует материально-правовой интерес к исходу дела.

Вместе с тем считать судебных представителей совершенно не заинтересованными в исходе дела нельзя, поскольку в преде­лах полномочий они стремятся добиться в процессе определен­ного положительного правового результата в пользу представляе­мого. Так, представитель истца стремится добиться вынесения судом решения об удовлетворении иска. Подобная позиция озна­чает, что судебный представитель заинтересован в исходе дела.

Однако этот интерес носит не материально-правовой, а про­цессуальный характер, так как представитель действует не в сво­их интересах, а в интересах представляемого. Вместе с тем про­цессуальный интерес к исходу дела (а именно нормами граждан­ского процессуального права определены правовая природа участия представителя в суде и сущность этого процессуального института), так же как и материально-правовой, является юриди­ческим, поскольку основан на законе.

Поэтому характер заинтересованности судебного представителя в деле позволяет полагать, что имеются все основания для отне­сения судебных представителей к лицам, участвующим в деле, и это должно найти закрепление в процессуальном законодатель­стве.

Согласно ст. 48 ГПК граждане могут вести свои дела в суде лично или через представителей.

Дела организаций ведут в суде либо их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным зако­ном или учредительными документами (уставом или положени­ем), либо их представители. От имени ликвидируемой организа­ции в суде выступает уполномоченный представитель ликвида­ционной комиссии.

Участие в суде представителя необходимо, например, при за­щите интересов малолетних, несовершеннолетних, лиц, страдаю­щих психическим расстройством. Судебный представитель спо­собствует более полному осуществлению процессуальных прав и обязанностей лиц, юридически не осведомленных или малоос­ведомленных. Кроме того, судебный представитель необходим и тогда, когда то или иное лицо, участвующее в деле, по болез­ни, занятости, пребыванию в другой местности не может лично присутствовать при разбирательстве дела.

В зависимости от основания участия в суде представителя, а также от причин, побудивших лицо, участвующее в деле, обра­титься к помощи представителя, он может либо полностью заме­нить в процессе представляемого, либо участвовать совместно с ним в ведении дела (ч. 1 ст. 48 ГПК).

Следовательно, судебный представитель — это лицо, которое совершает процессуальные действия от имени и в интересах представляемого в пределах предоставленных ему полномочий.

То обстоятельство, что судебный представитель действует в про­цессе от имени представляемого, отличает его от субъектов, от свое­го имени защищающих права других лиц в порядке ст. 46 ГПК.

В гражданском процессе представительство в суде заключает­ся в совершении судебным представителем процессуальных дей­ствий в пределах предоставленных ему полномочий от имени и в интересах представляемого, участвующего в процессе в каче­стве стороны, третьего лица, заявителя, жалобщика.

Отношения между доверителем и представителем регулируются нормами материального права (гражданского, трудового, семейного, административного), а между судебным представителем и судом регулируются нормами гражданского процессуального права.

Представительство в суде допускается во всех судах, по всем гражданским делам, во всех стадиях гражданского судопроизводства.

В некоторых случаях суд вправе назначить адвоката в каче­стве представителя при отсутствии представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других преду­смотренных федеральным законом случаях (ст. 50 ГПК).

§2. ВИДЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА В СУДЕ

В зависимости от основания возникновения различают следу­ющие виды представительства:

— обязательное;

— добровольное.

Обязательное представительство, в свою очередь, подразде­ляется на законное, которое основывается непосредственно на прямом указании закона в ст. 52 ГПК при наличии определен­ного фактического состава и для защиты прав и законных инте­ресов недееспособных лиц и лиц, не обладающих полной дееспо­собностью, и уставное, при котором эти полномочия предостав­ляются уставами и положениями, определяющими статус представляемого юридического лица.

Например, в силу Консульского устава консулы представляют в судах интересы иностранных граждан и лиц без гражданства.

Представителями интересов Правительства РФ в судах в случаях предъявления к нему исковых или иных требований на­значаются должностные лица соответствующего федерального органа исполнительной власти (в зависимости от характера заяв­ленного требования)1.

Основанием для назначения является распоряжение Правите­льства РФ (поручение первого заместителя, заместителя предсе­дателя Правительства РФ). Федеральный орган исполнительной власти, должностное лицо которого представляло в суде интере­сы Правительства РФ, обязан в пределах сроков, установленных на обжалование судебных решений, доложить Правительству о результатах рассмотрения дела в суде. При удовлетворении су­дом исковых или иных требований, предъявленных правительст­ву, руководитель федерального органа исполнительной власти в установленном порядке вносит предложения об обжаловании решений суда либо о мерах по его выполнению.

В качестве законных представителей указанных лиц выступа­ют родители, усыновители, опекуны или попечители.

Разновидностью обязательного представительства является так называемое официальное представительство. Так, по делу, в котором должен участвовать гражданин, признанный в уста­новленном порядке безвестно отсутствующим, в качестве его представителя выступает лицо, которому передано в доверитель­ное управление имущество безвестно отсутствующего.

Официальным (законным) представителем наследника высту­пает хранитель или опекун, назначенный для охраны наследст­венного имущества и управления им в случаях, когда наследство еще никем не принято, но в суде возбуждено дело, в котором должен участвовать наследник лица, умершего или объявленного в установленном порядке умершим.

Законным является также и представительство, предусмотрен­ное ст. 50 Кодекса торгового мореплавания. В соответствии с ука­занной статьей КТМ капитан судна является представителем су­довладельца и грузовладельцев в отношении сделок, вызываемых нуждами судна, груза или плавания. В случаях, когда спор, воз­никающий из этих сделок, становится предметом судебного разби­рательства, капитан осуществляет и представительство в суде.

Законное представительство возникает и в отношении ликвиди­руемых организаций, а также предприятий, в отношении которых назначено внешнее управление либо конкурсное производство в связи с рассмотрением дел о несостоятельности (банкротстве).

В гражданском процессе законные представители могут сами принимать участие в процессе лично или поручить ведение дела в суде другому лицу, например адвокату. Ведение дела добро­вольно избранным представителем в таком случае не исключает участия в процессе законного представителя.

Добровольное (договорное) представительство избранное сто­роной (третьим лицом, заявителем) основано на воле доверителя, который имеет право вести свое дело лично или поручить его ве­дение представителю по своему выбору (адвокату, юрисконсуль­ту). Добровольное представительство может осуществляться любым дееспособным лицом, допущенным судом, рассматривающим дело, в качестве судебного представителя по данному делу (ст. 49 ШК).

Примером добровольного представительства в суде является также представительство, которое осуществляется лицами, зани­мающимися индивидуальной трудовой деятельностью, а также членами правовых кооперативов и юридических фирм.

В настоящее время деятельность адвокатов регулируется Фе­деральным законом РФ «Об адвокатской деятельности и адвока­туре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г.2

К добровольному следует также отнести представительство, осуществляемое одним из соучастников по поручению других соучастников.

Общественное представительство осуществляют профсоюзы по делам рабочих, служащих и других лиц, чьи права и интере­сы они защищают. Профсоюзы могут представлять в суде инте­ресы своих членов по вопросам труда и социально-экономиче­ским вопросам на основании Федерального закона от 12 января 1996 г. «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»

§ 3. ПОЛНОМОЧИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В СУДЕ

В гражданском процессе судебный представитель вправе совершать процессуальные действия при условии, если он надлежаще   на   то   уполномочен.   Объем   полномочий   представителя определяется законом, уставом, положением, специальным актом или договором.

Так, законные представители имеют право совершать от име­ни и в интересах представляемых те процессуальные действия, право совершения которых принадлежит представляемому, если для конкретного случая законом не предусмотрены ограничения. Так, опекун недееспособного не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подо­печного, по сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользо­вание или в залог.

Опекун также не вправе совершать сделки, влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, а также любые сделки, влекущие уменьшение имущества подопечного (п. 2 ст. 37 ГК).

Полномочия законного представителя подтверждаются (удос­товеряются) свидетельством органов загса или удостоверением органов опеки и попечительства.

Объем полномочий добровольного представителя определяет­ся доверителем и должен быть выражен в доверенности, выдан­ной и оформленной в соответствии с законом (ч. 1 ст. 53 ГПК).

Полномочие дает судебному представителю право на совер­шение всех необходимых процессуальных действий без специаль­ного их перечисления в доверенности. Однако ряд процессуаль­ных действий судебный представитель может совершать только в том случае, если такие полномочия специально оговорены в доверенности: подписание искового заявления, предъявление его в суд, передача спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от иско­вых требований, уменьшение их размера, признание иска, изме­нение предмета или основания иска, заключение мирового согла­шения, передача полномочий другому лицу (передоверие)* обжалование судебного постановления, предъявление исполните­льного листа ко взысканию, получение присужденного имущест­ва или денег (ст. 54 ГПК). ?

Указанные процессуальные действия влекут для доверителя серьезные правовые последствия, и потому на совершение их судебным представителем требуется специальное волеизъявление доверителя. ?

Общественные представители предъявляют суду удостоверения либо поручения соответствующих общественных организаций, в которых выражен объем их полномочий. и

В ст. 53 ГПК предусмотрен порядок оформления полномочий;! добровольного представителя. Так, доверенность, выдаваемая гражданами, по общему правилу удостоверяется в нотариальной конторе, а также может быть удостоверена по месту работы, учебы или жительства, стационарного лечебного учреждения и т. д.

Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выдаваемым соответствующим адвокатским образованием.

Доверенность от имени юридического лица выдается руководителем соответствующей организации.

Полномочия представителя, выступающего в суде от имени и в интересах Правительства РФ, должны быть выражены в до­веренности, выданной за подписью руководителя (или заместите­ля руководителя) соответствующего федерального органа испол­нительной власти.

Полномочия представителей, указанных в п. 6 ст. 53 ГПК, могут быть выражены на суде в устном заявлении доверителя, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном за­явлении доверителя в суде.

Кроме того, круг представителей на суде определяется по двум признакам — положительному и отрицательному, т. е. уста­новлением:

— лиц, которые могут выступать представителями в суде (ст. 49 ГПК);

— лиц, которые не могут быть представителями в суде (ст. 51 ГПК).

Так, в соответствии со ст. 51 ГПК не могут быть представи­телями в суде судьи, следователи и прокуроры. Это правило не распространяется на случаи выступления в процессе указанных лиц в качестве уполномоченных соответствующего суда, проку­ратуры или в качестве законных представителей.

Глава   10

ГРАЖДАНСКАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

§ 1. ПОНЯТИЕ И НАЗНАЧЕНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Как и другие виды ответственности, гражданская процессуаль­ная ответственность представляет собой закрепленную юридиче­скими нормами необходимость определенного поведения участни­ками гражданского судопроизводства. Как и для иной правовой ответственности, для гражданской процессуальной ответственности типичны четкость и определенность содержания.

Понятие ответственности неразрывно связано с реализацией санкций соответствующих юридических норм. Правовые санкции предопределяют сущность, содержание и виды ответственности.

Для гражданской процессуальной ответственности характерно то, что она установлена санкциями гражданских процессуальных норм и реализуется в гражданском судопроизводстве. К данному виду ответственности определениями и решениями судьи (суда) могут быть привлечены только участники процесса: лица, участвующие в деле; лица, содействующие правосудию, а также граждане, присутствующие в зале судебных заседаний и наруша­ющие установленный порядок.

Кроме того, к гражданской процессуальной ответственности привлекаются те лица, чье поведение отклоняется от предписа­ний Гражданского процессуального кодекса, в том числе и не исполняющие своевременно и надлежащим образом гражданские процессуальные обязанности. Гражданская процессуальная ответ­ственность служит обеспечению законности и правового порядка в гражданском процессе.

При этом необходимо иметь в виду, что среди сущностных признаков гражданской процессуальной ответственности не требу­ется наличие вины лица как обязательного условия привлечения к ответственности. Дело в том, что вина гражданина в неисполне­нии процессуальной обязанности как бы презюмируется (предпо­лагается) судом. Так, при неявке свидетеля в судебное заседание суд лишь предполагает причины неявки и в соответствии с этим штрафует или не штрафует не явившегося участника процесса.

Поскольку вина только презюмируется, а не устанавливается судом, возможно сложение или уменьшение наложенных штрафов (ст. 106 ГПК). Так, судья на основании предположений о вине участника судопроизводства штрафует его. Затем тот же судья, получив более точную информацию о причинах неисполнения процессуальной обязанности, вправе освободить лицо от гражданской процессуальной ответственности либо уменьшить ее размер.  

Поэтому институт гражданской процессуальной ответственности крайне важен в механизме юридического регулирования правосудия по гражданским делам, в случае если в судопроизводстве действуют лица с несовпадающими интересами и наделенные; многими процессуальными правами и обязанностями.|

Представляется, что ответственность — это процессуальное; средство обеспечения субъективных прав участников судопроизводства, и, как известно, любая обязанность только тогда становится мерой должностного поведения, когда ей корреспондирует ответственность.

В гражданском процессе сущность данной ответственности, как иной разновидности правовой ответственности, раскрывается в обязанностях, во-первых, действовать правомерно и, во-вторых, перенести соответствующие процессуально-правовые санкции при добровольном неисполнении предписаний норм ГПК.

При этом санкции могут состоять либо в недостижении субъ­ектом желаемого результата (при отказе в принятии заявления, прекращении судопроизводства и т. п.), либо в возложении на него новой дополнительной обязанности, которая в известной мере ухудшает его положение (уплатить штраф, компенсировать потери другого лица и др.).

Независимо от понимания гражданской процессуальной от­ветственности главное в ее характеристике состоит в обязанно­сти дать отчет за свои действия (бездействие).

Цель гражданской процессуальной ответственности всегда должна состоять в пресечении неправомерного поведения участ­ника судопроизводства; восстановление правопорядка в граждан­ском процессе, в том числе компенсирование материальных и моральных затрат конкретного лица; воспитательном воздейст­вии как на правонарушителя, так и на других субъектов, в том числе граждан, присутствующих в судебном заседании.

Поэтому для привлечения к процессуальной ответственности участников судопроизводства необходимо, чтобы участники гражданских процессуальных правоотношений нарушили предпи­сания норм Гражданского процессуального кодекса; чтобы это нарушение выражалось в форме неисполнения либо ненадлежа­щего исполнения ими соответствующих обязанностей.

§ 2.  ВИДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

В гражданском судопроизводстве существуют такие виды про­цессуальной ответственности, как штрафная и компенсационная; в виде неблагоприятных процессуально-правовых последствий; связанные с применением гражданских процессуальных фикций.

Штрафная ответственность наступает при применении граж­данских процессуальных санкций карательного характера. Назна­чение этого вида ответственности заключается в укреплении процессуальной дисциплины в гражданском процессе, наказании лица, не исполняющего процессуальные обязанности, и обеспече­нии авторитета судебной власти.

Судебные штрафы представляют собой денежные взыскания, налагаемые судом на граждан и должностных лиц за допущен­ные ими нарушения норм гражданского процессуального законо­дательства (ст. 105 ГПК). Штраф налагается судом в коллегиа­льном составе или судьей единолично.

Судебные штрафы, наложенные судом на не участвующих в рассмотрении дела должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, организаций за нарушения предусмотренных федеральным законом обязанностей, взыскива­ются из их личных средств. Копия определения о наложении штрафа направляется лицу, на которое наложен штраф.

Данное лицо в течение десяти дней со дня получения копии определения о наложении штрафа может просить суд, наложив­ший штраф, сложить или уменьшить штраф (ст. 106 ГПК). Во­прос этот рассматривается в судебном заседании с извещением лица, на которое наложен штраф. Определение суда по этому вопросу может быть обжаловано путем подачи частной жалобы в вышестоящий суд.

К штрафной ответственности суд может привлечь свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков в случае их неявки по вызову суда; лиц, препятствующих обеспечению иска, а также граждан, нарушающих порядок в зале судебных заседаний.

В гражданском процессе судебные штрафы в настоящее вре­мя значительны и составляют многократный размер минималь­ной оплаты труда. При этом вина наказываемых лиц презюмируется и наложение штрафа не освобождает оштрафованного от исполнения обязанностей.

Штрафная ответственность не типична для гражданского су­допроизводства, поскольку это скорее мера административно-пра­вового характера, и природе правосудия по гражданским делам в большей степени соответствуют меры по возмещению затрат и потерь, компенсация понесенных расходов, нежели наложение штрафа на виновное лицо.

Другая ответственность, компенсационная, преследует цель возмещения убытков, причиненных стороне при производстве по гражданскому делу. Такие убытки могут быть причинены при неосновательном обеспечении исковых требований: в результате сутяжничества одной из сторон, недобросовестно заявившей не­основательный (искусственный) иск либо систематически проти­водействовавшей правильному и своевременному разбирательст­ву дела, и о возмещении понесенных расходов прямо говорится в ряде статей ГПК (ст. 99 и др.).

В гражданском процессе меры компенсационной ответствен­ности могут назначаться судом как самостоятельно, так и в сочетании с другими видами ответственности (кумулятивная ответственность).

Иной вид ответственности связан с применением гражданских процессуальных фикций.

Под гражданской процессуальной фикцией (от лат. fictio выдумка, несуществующее, ложное) понимается такой правоприменительный прием, посредством которого субъект судопроизводства привлекается к правовой ответственности.

Содержание подобных фикций заключается в том, что при­влечение к ответственности закон связывает с заведомо несуще­ствующими обстоятельствами и смысл фикций выражается ввод­ными словами «как бы», «как если бы», «допустим». С помощью фикций законодатель преодолевает им же установленный режим процессуального регулирования.

Например, непреложным требованием является обязательное извещение судом лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания (ст. 155 ГПК). Если данное лицо не извещено должным образом, то такое решение нельзя признать законным и оно подлежит безусловной отмене (п. 2 ч. 2 ст. 3641 ГПК).

В случае если сторона или лицо, участвующее в деле, во время судебного разбирательства сменило место жительства, не поставив об этом в известность суд, то имеются достаточные основания полагать, что гражданин уклоняется от явки в суд.

В соответствии со ст. 118 ГПК судебная повестка (или иное судебное извещение) посылается по последнему известному мес­ту жительства или месту нахождения адресата и она считается доставленной, хотя бы адресат по этому адресу более не прожи­вает или не находится. Поэтому процессуальная обязанность суда известить лицо считается выполненной и суд вправе рас­сматривать дело по существу.

Аналогичное правило содержится и в ст. 119 ГПК, в соответ­ствии с которой при неизвестности места пребывания ответчика суд вправе приступить к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительст­ва ответчика.

В данном случае обе статьи (118 и 119) ГПК содержат юри­дические фикции: суд исходит из того, что сторона извещена надлежащим образом, хотя в действительности повестка не дошла до адресата, и это известно суду.

Кроме того, в отношении стороны, удерживающей у себя истребуемые судом доказательства и не представляющие их по требованию суда, закон (ст. 68 ГПК) предлагает считать, что со­держащиеся в них сведения направлены против интересов этой стороны и полагаются ею признанными. В связи с этим суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (ч. 1 ст. 68 ГПК).

Поэтому утверждение о признании недисциплинированной стороной сведений, содержащихся в непредставленном доказате­льстве, и есть фикция.

Кроме того, в ч. 3 ст. 79 ГПК также установлена правовая фикция результатов судебной экспертизы, не проведенной по вине стороны. Так, при уклонении стороны от участия в экспер­тизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и до­кументов для исследования и в иных случаях, если по обстоя­тельствам дела и без участия этой стороны экспертизу невоз­можно провести, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также от того, какое она имеет зна­чение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

Таким образом, гражданские процессуальные санкции посредст­вом юридических фикций применяются судом только к недисцип­линированным лицам — гражданам, не известившим суд о своем адресе, либо не представившим истребуемые средства доказывания, или уклонившимся от проведения экспертизы.

В гражданском процессе фикции необходимы для того, чтобы преодолеть последствия поведения недисциплинированных лиц, по­скольку фикции создают для них неблагоприятные процессуаль­но-правовые ситуации, ведущие в дальнейшем к различным видам гражданской процессуальной ответственности.

В связи с этим необходимо отметить, что гражданское процес­суальное право имеет развитую систему юридической ответствен­ности, способную обеспечить надлежащую дисциплину в судопро­изводстве при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Глава   1 1

СУДЕБНАЯ  ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

§ 1. ПОНЯТИЕ СУДЕБНОЙ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

В гражданском судопроизводстве понятие подведомственно­сти достаточно многогранное. Прежде всего подведомственность выступает в качестве межотраслевого института права.

Подведомственность является одним из юридических усло­вий, определяющих возникновение права на обращение в суд.

Единого определения подведомственности в процессуальной литературе нет. Термин «подведомственность» имеет исконно русское происхождение и означает «подвести под ведомство», ввести какой-либо юридический вопрос (дело) в систему учреж­дений, обслуживающих какую-либо государственную отрасль. То есть подведомственность означает, что решение какого-либо вопроса находится в чьем-либо ведении.

Подведомственность в юридическом понимании представляет собой самостоятельный гражданско-процессуальный институт, со­держание которого составляет совокупность гражданских процес­суальных норм независимо от того, в каком законе помещены нормы.

В основном нормы подведомственности включаются в про­цессуальные законы, однако в ряде случаев они помещаются и в материальных законах. Например, в ст. 30 СК определена судеб­ная подведомственность признания брака недействительным, а в ст. 23 установлен судебный порядок расторжения брака. Нормы института подведомственности имеются и в Гражданском кодек­се (ст. 148, 843, п. 6 ст. 1055), и в других кодексах.

Институт подведомственности объективно необходим в праве. В соответствии со ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспа­риваемых гражданских прав осуществляют главным образом раз­личные суды: суды общей юрисдикции (в дальнейшем — суды), арбитражные и третейские суды. В ГК не названы военные суды и Конституционный Суд, однако они также участвуют в защите субъективных прав граждан и организаций.

Возможны также самозащита гражданских прав (ст. 14 ГК) и административный порядок защиты. Поскольку судам закон от­водит роль контроля за решениями, принятыми в административ­ном порядке (ст. 11 ГК), то при таком юридическом регулирова­нии института защиты субъективных прав без подведомственности сложно обойтись.

Таким образом, подведомственность — это свойство дел, в силу которого их рассмотрение и разрешение отнесено зако­ном к ведению определенного юрисдикционного органа.

При определении подведомственности юридическое значение будут иметь характеристика заинтересованных лиц, природа пра­воотношений, в которых возник и развивается спор о праве и др. С помощью подведомственности устанавливаются правомо­чия судов осуществлять правосудие по тем или иным граждан­ским делам.

Однако понятие подведомственности существенно отличается от понятия компетенции, которая означает совокупность право­мочий суда или иного правоприменительного органа. Подведом­ственность же характеризует конкретное дело, подлежащее раз­бирательству в определенном порядке.

В гражданском процессе все судебные дела целесообразно подразделять на две группы — исковые и неисковые. Первую группу характеризуют споры о праве, вторые — все иные юриди­ческие вопросы самых различных правоотношений.

Основными принципами данного института необходимо при­знать следующие:

— судебная юрисдикция будет законна только в отношении подведомственных дел. В противном случае судебная деятель­ность и судебные постановления будут ничтожны в правовом от­ношении. Так, судья обязан отказать в принятии неподведомст­венного заявления (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК); если неподведомст­венность выявлена в ходе разбирательства по делу, то судопроизводство подлежит прекращению (ст. 220 ГПК). Выше­стоящие суды обязаны в ходе пересмотра отменить решения, вы­несенные по неподведомственным делам, и прекратить их произ­водство (ст. 328, 361, п. 3 ч. 1 ст. 390 ГПК);

— стороны вправе в соответствии с диспозитивными началами изъять свой спор из гражданского процесса и передать его на разрешение третейского суда. Исключение составляют споры, вы­текающие из трудовых и семейных правоотношений, поскольку они подлежат рассмотрению только судами общей юрисдикции;

— при объединении нескольких связанных между собой тре­бований, из которых одни подведомственны суду, а другие — ар­битражному суду, все требования подлежат рассмотрению и раз­решению в суде общей юрисдикции (ч. 4 ст. 22 ГПК). В случае, если возможно разделение требований, судья должен вынести определение о принятии требований, подведомственных суду об­щей юрисдикции, и об отказе в принятии требований, подведом­ственных арбитражному суду.

Следовательно, институт подведомственности является обяза­тельным условием законности правосудия, так как обеспечивает четкое функционирование судебной власти и правильности рас­смотрения и разрешения гражданских дел.

§ 2. СУДЕБНАЯ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ ИСКОВЫХ ДЕЛ

В гражданском судопроизводстве основную массу граждан­ских дел, подведомственных судам общей юрисдикции, составля­ют так называемые исковые дела, поскольку они возникают из споров о праве.

Так, в соответствии со ст. 22 ГПК суды рассматривают и раз­решают исковые дела с участием граждан и организаций, органов государственной власти и местного самоуправления о защите на­рушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, трудовых, семейных, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Подобные споры могут быть связаны как с нарушением субъективного права (когда действиями одного участника либо в результате его действий умаляются чьи-либо блага — имущест­венные, личные), так и с его оспариванием (когда в результате поведения участника спора становятся неясными содержание правоотношения, а также взаимные права и обязанности), о чем сообщает заинтересованное лицо, обращаясь в суд с исковым за­явлением о защите нарушенного или оспариваемого субъектив­ного права.

Подведомственные суду общей юрисдикции исковые дела можно подразделить на несколько групп:

— дела по спорам о праве, в которых обе стороны или хотя бы одна — гражданин;

— дела с участием граждан-предпринимателей по спорам, не связанным с их предпринимательской деятельностью;

— дела по спорам с участием двух сторон-организаций, не отнесенные к ведению арбитражного суда.

Такой фактор, как наличие спора о праве, в начале граждан­ского судопроизводства еще предположительно. Имело ли в дей­ствительности нарушение либо оспаривание права или нет, уста­новит суд после исследования представленных доказательств в конце судебного разбирательства.

Поскольку споры могут возникать из самых различных пра­воотношений (гражданских, семейных, трудовых, избирательных, управленческих и др.), то в данном случае важно не то, какой отраслью права регулируются взаимоотношения спорящих лиц, а их взаимное положение в возникшем конфликте по отноше­нию друг к другу.

В случае если ни одна из сторон не может своей властью прекратить правовой конфликт и тем самым защитить свои пра­ва или законные интересы, то налицо юридический спор и оста­ется лишь посредством иска передать его на рассмотрение и раз­решение суда.

Как субъекты судебной власти суды в гражданском процессу­альном порядке рассматривают и разрешают любые дела о защи­те нарушенных или оспариваемых субъективных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Однако судебная подведомственность исковых дел не беспре­дельна и ограничивается двумя положениями:

— как правило, одной из сторон в рассматриваемом споре должен быть гражданин России, иностранный гражданин или лицо без гражданства либо коллектив граждан;

— федеральный закон, межгосударственное соглашение, между­народный договор или соглашение сторон могут установить иной судебный порядок разбирательства юридического спора (арбитраж­ный или третейский суды).

В частности, в судах общей юрисдикции рассматриваются та­кие дела, как:

— об оспаривании отказов в регистрации общественных и религиозных организаций и прекращении или Приостановле­нии их деятельности;

— о защите чести, достоинства и деловой репутации и ком­пенсации морального вреда;

— о признании недействительными результатов выборов и референдумов;

— об оспаривании отказов в регистрации средств массовой информации и выдаче им лицензий, а также об оспаривании ре­шений об аннулировании выданных лицензий, о прекращении или приостановлении деятельности средств массовой информа­ции и др.

Нормы материального права, в частности Гражданский ко­декс, установили судебную подведомственность дел, связанных с обязанностью выплатить публично обещанную награду (ст. 1055 ГК), и дел, возникающих при отказе организаторов ло­терей, тотализаторов и других основанных на риске игр от их проведения либо переносе их срока (ст. 1063 ГК).

Все указанные примеры подтверждают общее правило: судам общей юрисдикции подведомственны все исковые дела, если в них участвует гражданин (граждане), и федеральным законом их разбирательство не отнесено к ведению иного суда.

§ 3. СУДЕБНАЯ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ НЕИСКОВЫХ ДЕЛ

В гражданском процессе неисковые дела характеризуются тем, что они не связаны со спорами о праве. Такие дела разби­раются в порядке производства по делам, возникающим из пуб­личных правоотношений и особого производства. Отнесение ука­занных дел к судебному ведению в известной мере исключение, именно поэтому компетенция судов определена законом исчер­пывающе точно путем перечисления.

Действующее законодательство позволяет к производству, возникающему из публичных правоотношений, отнести дела:

— по заявлениям о защите избирательных прав и права граждан РФ на участие в референдуме;

— по заявлениям гражданам, организаций и прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в час­ти. К оспариваемым актам следует относить: собственно норма­тивные акты; акты общественных объединений, имеющие обяза­тельное значение для их членов (уставы, постановления и т. п.); локальные нормативные акты, действующие в конкретных орга­низациях и обязательные как для организаций, так и для рабо­тников (уставы, коллективные договоры, должностные инструк­ции и др.); распорядительные акты, порождающие юридические последствия для многих лиц (например, решение о строительст­ве предприятия, принятое с нарушением законодательства и за­трагивающее права граждан, проживающих в данной местности, или решение о выпуске продукции, которая может причинить потребителям ущерб);

— по заявлениям об оспаривании решений и действий (без­действия) органов государственной власти, органов местного са­моуправления, должностных лиц, государственных и муниципаль­ных служащих;

— иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к ведению суда (ст. 245 ГПК).

В порядке особого производства судам подведомственны дела, в которых нет спора о праве, так как права заявителя не нарушены и никем не оспариваются, однако имеются неясные, неопределенные факты, с которыми связана реализация прав, в связи с чем необходим механизм судебного доказывания, что­бы достоверно их выяснить и установить, в связи с чем не при­меняются правила заочного производства.

В особом производстве защищаются не субъективные права, а только законные интересы заявителей путем судебного установления юридических фактов и их регистрации компетентными органами, на основании чего последние выдают соответствующие документы.

Поэтому если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья обязан оставить заявление без движения и разъяснить заявителю необходимость оформления искового заявления (ч. 3 ст. 247 ГПК). В случае если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья должен отказать в принятии заявления.

Гражданский процессуальный кодекс устанавливает перечень подведомственных судам общей юрисдикции и рассматриваемых в порядке особого производства дел:

  об установлении фактов, имеющих юридическое значение;

  об усыновлении (удочерении) ребенка;

— о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;

— об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении не­совершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами;

— об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособ­ным (эмансипация);

— о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижи­мую вещь;

— о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам (вызывное произ­водство);

— о принудительной госпитализации гражданина в психиат­рический стационар и принудительном психиатрическом освиде­тельствовании;

— о внесении исправлений или изменений в записи в книгах актов гражданского состояния;

— по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении;

— по заявлениям о восстановлении утраченного судебного производства.

Поскольку подведомственность неисковых дел разнообразна, то в данном случае вполне уместна классификация видов, разра­ботанная в свое время Ю. К. Осиновым.

Согласно его классификации подведомственность делится на единичную, в силу которой разбирательство дела вправе осуще­ствлять только один суд, и множественную, когда разрешение дела могут проводить различные органы. Например, признать гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным за­кон управомочивает лишь суд общей юрисдикции.

Вместе с тем неправильности в списках избирателей (защита избирательных прав) могут устранять не только суды, но и ад­министрация по месту нахождения избирательного участка.

Кроме того, множественная подведомственность, по мнению Ю К. Осипова, может быть альтернативной (заинтересованное лицо само выбирает орган, в который обращается) и императив­ной (закон устанавливает последовательность обращения в ком­петентные органы), договорной и смешанной.

Например, прежде чем обратиться в суд с заявлением об установлении юридического факта, заинтересованное лицо обяза­но обратиться в соответствующие органы, которые вправе удостоверить тот или иной факт и выдать соответствующие до­кументы либо отказать в этом. Однако суд устанавливает подоб­ные факты, имеющие юридическое значение, лишь при невоз­можности получения заявителем надлежащих документов в ином порядке либо при невозможности восстановления утраченных документов (ст. 265 ГПК).

Договорной в гражданском процессе является подведомствен­ность, определяемая взаимным соглашением сторон, а смешан­ной может быть названа подведомственность, сочетающая в себе признаки, присущие другим ее видам, чаще всего императивному и альтернативному.

Кроме того, ГПК относит к подведомственности судов общей юрисдикции дела, разрешаемые в порядке приказного производ­ства, а также дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов.

Суды общей юрисдикции также рассматривают и разрешают дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвести­циями, международных организаций, за исключением экономиче­ских споров и других дел, отнесенных федеральным конституци­онным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Глава    12 ПОДСУДНОСТЬ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

§ 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПОДСУДНОСТИ

Понятие подсудности в гражданском судопроизводстве необ­ходимо отличать от подведомственности. Правила подсудности определяют компетенцию конкретных судов общей юрисдикции внутри судебной системы по рассмотрению и разрешению граж­данских дел по первой инстанции.

Принимая исковое заявление (заявление) и определяя, что гражданское дело подведомственно суду общей юрисдикции, су­дья должен решить, какому из судов судебной системы оно под­судно.

Следовательно, подсудность представляет собой процессуа­льный институт, нормы которого регулируют разграничение компетенции между конкретными судами внутри судебной сис­темы. В этом состоит главное отличие подсудности от подведом­ственности, которая регулирует относимость юридических дел к различным правоохранительным органам, в компетенцию кото­рых входит их разрешение.

Судебная система Российской Федерации включает в себя суды различных уровней (звеньев), наделенных полномочиями на рассмотрение и разрешение гражданских дел по первой ин­станции.

Так, в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» предусмот­рено, что в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъек­тов Российской Федерации.

К федеральным судам относятся:

Конституционный Суд Российской Федерации;

Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды рес­публик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, рай­онные суды, военные и специализированные суды (ст. 4 Закона).

§ 2. РОДОВАЯ ПОДСУДНОСТЬ

В гражданском судопроизводстве все подведомственные судам общей юрисдикции гражданские дела распределены между судами различных звеньев (уровней) судебной системы Российской Феде­рации. Так, одни гражданские дела отнесены законом к ведению мировых судей, другие — районных (городских) и т. д. Однако критерием отнесения конкретных гражданских дел к ведению судов того или иного уровня является характер (род) дела, предмет и субъектный состав спора.

Следовательно, подсудность, определяющая компетенцию судов различных звеньев судебной системы (различных уров­ней) в качестве судов первой инстанции, называется родовой, или предметной.

Особое место в судебной системе Российской Федерации за­нимает Конституционный Суд РФ.

Конституционный Суд РФ не наделен полномочиями на рас­смотрение и разрешение гражданских дел в качестве суда первой инстанции. На основании Федерального конституционного зако­на от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации»1 (в ред. от 8 февраля 2001 г. № 1-ФКЗ, от 15 де­кабря 2001 г. № 4-ФКЗ) Конституционный Суд РФ рассматри­вает в судебных заседаниях дела лишь о конституционности правоприменительной практики (ст. 3).

При этом Конституционный Суд разрешает дела и дает за­ключения, руководствуясь Конституцией РФ и правосознанием, воздерживаясь от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Верховный Суд РФ в качестве суда первой инстанции рас­сматривает и разрешает дела:

— об оспаривании ненормативных актов президента РФ, палат Федерального Собрания РФ, Правительства РФ;

— об оспаривании нормативных правовых актов президента РФ, Правительства РФ и иных федеральных органов государст­венной власти, затрагивающих права, свободы и законные инте­ресы граждан и организаций;

— об оспаривании постановлений о приостановлении или пре­кращении полномочий судей либо о прекращении их отставки;

— о приостановлении деятельности или ликвидации полити­ческих партий, общероссийских и международных общественных объединений, о ликвидации централизованных религиозных орга­низаций, имеющих местные региональные организации на терри­ториях двух и более субъектов РФ;

— об обжаловании решений (уклонения от принятия реше­ний) Центральной избирательной комиссии РФ, за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избиратель­ных комиссий или соответствующих комиссий референдума;

— по разрешению споров между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, между органами государственной власти субъек­тов РФ, переданных на рассмотрение в Верховный Суд РФ Президентом РФ в соответствии со ст. 85 Конституции РФ (ст. 27 ГПК).

Кроме того, в соответствии со ст. 19 Закона «О судебной си­стеме Российской Федерации» Верховный Суд РФ может рас­сматривать по первой инстанции и другие дела в случаях, пре­дусмотренных федеральными законами.

Областные, краевые, городские суды городов федерального значения, Москвы и Санкт-Петербурга, автономной области, ав­тономных округов, суды субъектов РФ рассматривают и разре­шают по первой инстанции дела:

  связанные с государственной тайной;

— об оспаривании нормативных правовых актов органов го­сударственной власти и должностных лиц субъектов РФ, затра­гивающих права, свободы и законные интересы граждан и орга­низаций;

— о приостановлении деятельности или ликвидации регио­нального отделения либо иного структурного подразделения поли­тической партии, межрегиональных и региональных общественных объединений; о ликвидации местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из мест­ных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта РФ; о запрете деятельности не являющихся юридиче­скими лицами межрегиональных и региональных общественных объединений и местных религиозных организаций, централизован­ных религиозных организаций, состоящих из местных религиоз­ных организаций, находящихся в пределах одного субъекта РФ; о приостановлении или прекращении деятельности средств массо­вой информации, распространяемых преимущественно на террито­рии одного субъекта РФ;

— об оспаривании решений (уклонения от принятия реше­ний) избирательных комиссий субъектов РФ, окружных избира­тельных комиссий по выборам в федеральные органы государст­венной власти, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ, соответствующих комиссий референдума, за исключением решений, оставляющих в силе решения ниже­стоящих избирательных комиссий или соответствующих комис­сий референдума.

Федеральными законами к подсудности верховного суда рес­публики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа могут быть отнесены и другие дела (ст. 26 ГПК).

В соответствии со ст. 23 ГПК мировые судьи рассматривают в первой инстанции:

— дела о выдаче судебного приказа;

— дела о расторжении брака, если между супругами отсутст­вует спор о детях;

— дела о разделе между супругами совместно нажитого иму­щества независимо от цены иска;

— иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усы­новлении (удочерении) ребенка;

— дела по имущественным спорам при цене иска, не превы­шающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установ­ленных федеральным законом на день подачи заявления;

— дела, возникающие из трудовых отношений, за исключени­ем дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллек­тивных трудовых споров;

— дела об определении порядка пользования имуществом.

В соответствии со ст. 23 ГПК к подсудности мировых судей федеральным законом могут быть отнесены и другие дела. В случае когда при объединении нескольких связанных межу со­бой требований, изменении предмета иска или предъявлении встречного иска новые требования становятся подсудными рай­онному суду, а остальные остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде.

В том случае если подсудность дела изменилась в ходе его рас­смотрения у мирового судьи, мировой судья должен вынести опре­деление о передаче дела в районный суд и передать его на рас­смотрение в районный суд (ч. 3 ст. 23 ГПК). Споры между миро­вым судьей и районным судом о подсудности не допускаются.

Военные суды рассматривают гражданские дела по первой инстанции о защите нарушенных и (или) оспоренных прав, сво­бод и законных интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должност­ных лиц и принятых ими решений. Это правило предусмотрено в ст. 25 ГПК, в соответствии с которым «в случаях, предусмот­ренных федеральным конституционным законом, гражданские дела могут рассматриваться военными и иными специализиро­ванными судами».

Военным судам, дислоцирующимся за пределами Российской Федерации, подсудны все гражданские дела, подлежащие рас­смотрению федеральными судами общей юрисдикции, если иное не установлено международным договором Российской Федерации (п. 1, 4 ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. «О военных судах Российской Федерации»)1.

Остальные гражданские дела (которых большинство), подве­домственные судам общей юрисдикции, рассматриваются и раз­решаются районными судами.

Однако, определяя родовую подсудность дела, суды должны исходить из того, что в соответствии со ст. 47 Конституции РФ «...никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом».

§ 3. ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ПОДСУДНОСТЬ

Нормы ГПК, устанавливающие территориальную подсудность, позволяют распределять гражданские дела между однородными судами одного и того же звена судебной системы. Поэтому после того как выяснено, суду какого звена (уровня) судебной системы подсудно конкретное гражданское дело, необходимо определить, какому из однородных судов оно подсудно по территории, т. е. определить пространственную компетенцию одноуровневых судов или территориальную подсудность конкретного дела.

Следовательно, территориальной называется подсудность, определяющая пространственную компетенцию одноуровневых судов судебной системы.

Данные правила территориальной подсудности помогают опре­делить, какой из однородных судов данного звена судебной систе­мы компетентен рассматривать и разрешать конкретное граждан­ское дело по первой инстанции.

Действующим гражданским процессуальным законодательст­вом предусмотрены пять видов территориальной подсудности: общее правило территориальной подсудности, альтернативная, исключительная, договорная и подсудность по связи дел.

Так, общее правило территориальной подсудности содержит­ся в ст. 28 ГПК. Сущность этого правила заключается в том, что иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика, а иск к организации — по месту нахождения организации.

Местом жительства является то место, где гражданин посто­янно или преимущественно проживает (п. 1 ст. 20 ГК). В случа­ях когда постоянное или преимущественное место жительства гражданина определить затруднительно, иск предъявляется в том суде, на территории деятельности которого произведена регист­рация его места жительства.

В соответствии со ст. 131 ГПК место жительства ответчика должен указать в исковом заявлении сам истец.

При предъявлении иска к организации следует руководство­ваться п. 2 ст. 54 ГК, в соответствии с которым место нахожде­ния юридического лица определяется местом его государствен­ной регистрации, если в соответствии с законом в учредитель­ных документах юридического лица не установлено иное.

Альтернативная подсудность, или подсудность по выбору истца, регулируется ст. 29 ГПК. Подсудность этого вида преду­смотрена для ряда категорий гражданских дел, разрешение кото­рых законом отнесено к компетенции двух или более чем двух судов одного уровня. Право выбора между несколькими судами, , которым подсудно конкретное дело, закон предоставляет истцу.

Прежде всего такое право принадлежит истцу, предъявляю­щему иск к ответчику, место жительства которого неизвестно или который не имеет места жительства в Российской Федера­ции. Иск в этом случае может быть предъявлен по месту нахож­дения имущества ответчика или по его последнему известному месту жительства в Российской Федерации.

Иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения филиала или представительства.

Иски о взыскании алиментов и об установлении отцовства могут быть предъявлены истцом также в суд по своему месту жительства.

По месту жительства истца или по месту причинения вреда могут быть предъявлены иски о возмещении вреда, причиненно­го увечьем или иным повреждением здоровья, а также в резуль­тате смерти кормильца.

Иски о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, а также о взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасение на море могут предъявляться по месту нахождения судна ответчика или порта приписки судна.

Альтернативная подсудность предусмотрена для исков, возни­кающих из договоров, в которых указано место исполнения. Эти иски могут быть предъявлены и по месту исполнения договора.

Право в выборе суда принадлежит истцу и при предъявле­нии исков о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанных с возме­щением ущерба, причиненных гражданину незаконным осужде­нием, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключе­ния под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложе­нием административного наказания в виде ареста.

Иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены как по месту жительства или пребывания истца, так и по месту заключения или исполнения договора.

Характер дел, названных в ст. 29 ГПК, свидетельствует о том, что альтернативная подсудность представляет собой про­цессуальную гарантию для истца. В одних случаях альтернатив­ная подсудность обеспечивает более благоприятные условия об­ращения за судебной защитой для истца, находящегося в худ­шем социальном или материальном положении, чем ответчик, например, при предъявлении исков об алиментах, установлении отцовства, возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца и др.

В других случаях альтернативная подсудность обеспечивает возможность более полного рассмотрения дела там, где может быть сосредоточено большее количество средств доказывания, например, при предъявлении иска по месту нахождения филиала или представительства организации, по месту причинения вреда и исполнения договора.

Исключительная подсудность, так же как и альтернативная, является разновидностью территориальной подсудности. Сущ­ность исключительной подсудности заключается в том, что для некоторых категорий дел закон точно определяет, какой суд компетентен их разрешать.

Так, в соответствии со ст. 30 ГПК иски о правах на земель­ные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно свя­занные с землей, а также об освобождении имущества от ареста, предъявляются по месту нахождения этих объектов или аресто­ванного имущества.

Устанавливая такое правило, законодатель руководствовался соображениями целесообразности. Так, при рассмотрении дел о праве на строение суд неизбежно должен ознакомиться с пись­менными доказательствами — документами, подтверждающими право собственности на строение, которые можно получить толь­ко в бюро технической инвентаризации по месту нахождения строения.

Следовательно, при такой ситуации целесообразно, чтобы дело рассматривал тот суд, на территории деятельности которого находится бюро технической инвентаризации. При рассмотрении дел о праве пользования земельным участком суду часто прихо­дится проводить осмотр земельного участка либо приглашать для этой цели специалиста. Кроме того, документы, касающиеся земельного участка, находятся в учреждениях местной администрации того района, на территории которого расположен суд, рас­сматривающий дело.

Также исключительная подсудность предусмотрена для исков кредиторов наследодателя, предъявляемых до принятия наследст­ва наследниками. Такие иски подсудны суду по месту нахожде­ния наследственного имущества или основной его части (ч. 2 ст. 30 ГПК).

Поэтому определение подсудности такого рода исков требует особого внимания, а иногда может вызвать затруднения, по­скольку наследственное имущество (дом, квартира, дача, земель­ный участок, транспортные средства, продуктивный рабочий скот и т. д.) или его основная часть могут находиться в разных мес­тах. Критерием определения основной части наследственного имущества будут являться стоимость, объем, а также роль этой части имущества в хозяйственной деятельности наследодателя.

Иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки грузов, предъявляются по месту нахождения перевозчика, к кото­рому в установленном порядке была предъявлена претензия (ч. 3 ст. 30 ГПК). Иски перевозчиков к грузоотправителям или грузо­получателям предъявляются по общим правилам подсудности.

Договорная подсудность. Ее иногда называют добровольной. По общему правилу территориальная подсудность не может быть изменена, в силу чего соблюдение правил, регулирующих подсудность, является одним из условий надлежащего осуществ­ления права на предъявление иска. Однако в соответствии со ст. 32 ГПК стороны по соглашению между собой могут изме­нить территориальную подсудность для конкретного дела до принятия его судом к своему производству.

Вместе с тем соглашением сторон не может быть изменена исключительная подсудность. Поскольку договорная подсудность является разновидностью территориальной подсудности, стороны не могут изменить и родовую подсудность.

В гражданском судопроизводстве соглашение сторон о под­судности должно быть выражено в письменной форме. Это мо­жет быть самостоятельный документ, в котором выражена воля сторон по поводу выбора суда для разрешения их гражданского дела. Данное соглашение сторон о подсудности может быть так­же зафиксировано в протоколе судебного заседания в случае, когда они заявили ходатайство о передаче дела в другой суд, и может быть включено в качестве отдельного пункта в конт­ракт, заключенный между сторонами. .

В связи с тем, что закон не определяет конкретную письмен­ную форму для соглашения о подсудности, оно может быть об­лечено в любой письменный акт, фиксирующий волю сторон, направленную на выбор суда.

Подсудность по связи дел предусмотрена ст. 31 ГПК. В су­дебной практике нередки такие ситуации, когда в одно произ­водство для совместного рассмотрения и разрешения объединя­ются несколько самостоятельных требований. Подсудность таких дел регулируется специальными правилами, не совпадающими с правилами общей, альтернативной и исключительной подсуд­ности.

Возможность объединения нескольких заявленных требова­ний в одно производство обусловливается обстоятельствами объ­ективного характера, объективной связью. Например, иск к не­скольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется по месту жительства или нахождения од­ного из ответчиков по выбору истца. Это правило в известной мере аналогично правилам, предусмотренным в ст. 29 ГПК.

Различие состоит лишь в том, что альтернативная подсуд­ность применяется, когда истец обращается в суд с одним требо­ванием к ответчику, применение же подсудности, предусмотрен­ной ст. 31 ГПК, предполагает предъявление нескольких связан­ных между собой требований.

Подобная связь двух самостоятельных требований имеет место при предъявлении встречного иска, иска третьего лица, за­являющего самостоятельные требования на предмет спора. Поэ­тому оба иска независимо от своей подсудности предъявляются в суде по месту рассмотрения первоначального иска (ч. 2 ст. 31 ГПК).

Гражданский иск как средство защиты прав потерпевшего от совершения преступного деяния, если он не был предъявлен или не был разрешен при производстве уголовного дела, предъявля­ется для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства по общим правилам подсудности.

§ 4. ПЕРЕДАЧА ДЕЛА ИЗ ОДНОГО СУДА В ДРУГОЙ

Несмотря на то что дело, принятое судьей к своему производ­ству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, в зависимости от конкретных обстоятельств мо­жет возникнуть необходимость в изменении подсудности, что пре­дусмотрено ст. 33 ГПК.

Сущность изменения подсудности заключается в том, что дело, принятое с соблюдением правил подсудности одним судом, передается на рассмотрение другому суду по исчерпывающему перечню оснований, что свидетельствует об исключительности данного института в гражданском судопроизводстве.

Для изменения подсудности и передачи дела из одного суда в другой в ГПК предусмотрены следующие основания:

— если ответчик, место жительства или место нахождения которого при предъявлении иска не было известно ранее, заявит ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства или месту его нахождения;

— если суд признает, что данное дело будет быстрее и пра­вильнее рассмотрено в другом суде, в частности по месту нахож­дения большинства доказательств;

— если обе стороны заявили ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств;

— если при рассмотрении дела в данном суде выяснилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности;

— если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом.

В подобном случае передача дела из одного суда в другой оформляется определением, которое может быть обжаловано в частном порядке в течение 10 дней. В случае если определе­ние не было обжаловано, дело передается в другой суд по исте­чении десятидневного срока после вынесения определения.

Если на определение была подана частная жалоба, то дело передается в другой суд после вынесения вышестоящим судом определения об оставлении жалобы без удовлетворения. В ч. 3 ст. 33 ГПК говорится только о возможности подать част­ную жалобу на определение о передаче дела на рассмотрение другого суда и внесение прокурором частного представления не предусмотрено, что вряд ли можно признать правильным, по­скольку апелляционному, кассационному и надзорному произ­водствам в гражданском процессе неизвестны такие средства прокурорского реагирования, как «частная жалоба прокурора».

Дело, которое направлено из одного суда в другой, должно быть принято к рассмотрению судом, в который оно было на­правлено. Таким образом, определение о передаче дела из одного суда в другой, вступившее в законную силу, в случаях, преду­смотренных ГПК, обязательно для указанного в нем суда.

Кроме того, в ст. 125 ГПК установлено категоричное прави­ло, согласно которому споры о подсудности между судами в Российской Федерации не допускаются.

Глава   13 ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРОКИ

§ 1. ПОНЯТИЕ И НАЗНАЧЕНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ СРОКОВ

В гражданском судопроизводстве нарушенные субъективные права граждан и организаций должны быстро восстанавливаться, иначе будет утрачена их социальная и юридическая ценность.

В целях обеспечения быстрой правовой защиты в законе установлены, в частности, сроки обращения в суд по некоторым категориям дел (например, по делам о восстановлении на работе, о защите избирательных прав, по жалобам на акты привлечения граждан к административной ответственности), сроки исковой давности, за пределами которых невозможна судебная защита субъективных прав. С этой же целью созданы простые процеду­ры защиты прав в виде претензионного производства, третейско­го судопроизводства. В этом же ряду находится и институт про­цессуальных сроков.

В гражданском процессе процессуальный срок означает определенный гражданским процессуальным законом отрезок времени для совершения судами, лицами, участвующими в деле, и другими участниками судопроизводства каких-либо процессуальных действий.

Процессуальные сроки регламентируют срочность процессу­альной деятельности субъектов гражданского судопроизводства, а их обязательность обеспечивается различными гражданскими процессуальными санкциями.

Функция процессуальных сроков заключается в том, что они создают оптимальный временной режим для отправления правосу­дия: с одной стороны, ускоряют производство по делу, а с дру­гой—напротив, противодействуют спешке в реализации процессуа­льных прав и обязанностей, поскольку целью правосудия является своевременность, а не быстрота рассмотрения и разрешения дела.

Придавая важное значение срокам рассмотрения гражданских дел, Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении «О ходе выполнения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. № 7 «О сроках рас­смотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Фе­дерации» от 18 ноября 1999 г. № 79, в частности, указал судам, что в целях защиты конституционных прав и законных интере­сов граждан гражданские дела должны рассматриваться в стро­гом соответствии с правилами судопроизводства, важной состав­ной частью которых являются установленные законом сроки вы­полнения отдельных процессуальных действий.

§ 2. ВИДЫ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ СРОКОВ

Поскольку процессуальные сроки многочисленны и разнооб­разны, в связи с этим возникает необходимость их деления на виды, которое имеет большое практическое значение. В связи с этим существуют различные классификации процессуальных сроков: по способу исчисления; в зависимости от того, кому они адресованы; в зависимости от того, кем они установлены.

Так, по способу исчисления сроки подразделяются на:

— исчисляемые определенными периодами времени;

— определяемые точной календарной датой совершения про­цессуального действия;

— определяемые местом, которое они занимают среди про­цессуальных регламентируемых действий.

Процессуальные сроки определяются датой, указанием на со­бытие, которое должно неизбежно наступить, или периодом (ч. 2 ст. 107 ГПК). Так, время удаления свидетелей из зала судебного заседания наступает после разъяснения переводчику его прав и обязанностей и до объявления состава суда. Суд извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела в суде второй инстанции после получения апелляционной или кассационной жалобы или представления и т. д.

В процессуальных сроках, исчисляемых периодами времени, точный момент совершения процессуального акта не устанавли­вается, и заинтересованное лицо, в частности, вправе подать апелляционную или кассационную жалобу в любой день в тече­ние установленного времени.

Указанные сроки могут исчисляться, как правило, днями, а в некоторых случаях и месяцами (например, суд вправе отложить рассмотрение дела о расторжении брака для примирения супру­гов на срок до трех месяцев; держатель ценной бумаги, об утра­те которой заявлено, может до истечения трехмесячного срока со дня публикации заявлять о своих правах на данный документ).

Данные сроки по общему правилу начинаются на следующий день после календарной даты или наступления события, которы­ми определено его начало (ч. 3 ст. 107 ГПК). Исключение могут составлять лишь сроки вынесения дополнительного решения по делу, так как вопрос о таком акте может быть поставлен в тече­ние десяти дней со дня принятия решения.

Оканчиваются такие сроки в последний рабочий день соот­ветствующего периода. При этом процессуальное действие долж­но быть выполнено до двадцати четырех часов последнего дня срока (например, документы сданы на почту или телеграф для пересылки в суд). В случае если жалоба, документы или денеж­ные суммы были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным.

Если процессуальное действие должно быть совершено непо­средственно в суде или другой организации, то срок истекает в тот час, когда в этом суде или этой организации по установ­ленным правилам заканчивается рабочий день или прекращают­ся соответствующие операции (ч. 4 ст. 108 ГПК).

Сроки, определяемые календарными датами, исчисляются днями, поэтому с окончанием соответствующего дня заканчива­ется и процессуальный срок.

Вместе с тем срок может определяться и иначе: то или иное действие должно быть выполнено после совершения какого-то действия и до совершения другого.

Так, прокурор дает правовое заключение по существу дела в судебных прениях первым и до удаления суда в совещательную комнату; встречный иск ответчик вправе предъявить после воз­буждения судопроизводства и до принятия судом решения; про­курор, имеющий право вступить в дело в любой стадии процес­са, обязан присутствовать в зале с самого начала судебного засе­дания и т. д.

Несмотря на то что процессуальных сроков в гражданском судопроизводстве достаточно много, однако не все процессуаль­ные действия они регламентируют. Поэтому законодатель уста­новил правило, в соответствии с которым в случаях, если сроки не установлены федеральным законом, они назначаются судом. Причем эти сроки должны устанавливаться судом с учетом принципа разумности (ч. 1 ст. 107 ГПК).

Например, в Гражданском процессуальном кодексе нет сведе­ний о том, сколько времени требуется суду для принятия к про­изводству дела, поступившего из другого суда и др.

В гражданском процессе в зависимости от того, кому адре­сованы сроки, они делятся:

— на сроки, обращенные к лицам, участвующим в деле, и в основном предназначенные для осуществления субъективных процессуальных прав (например, сроки заявления ходатайств, от­водов, активного участия в доказывании, судебных определений и решений и т. п.). Истечение таких сроков погашает соответст­вующее право у заинтересованного лица;

— на сроки, обращенные к участникам процесса (свидетелям, экспертам, специалистам, переводчикам, представителям и др.). В основном это время выполнения процессуальных обязанностей (например, сроки явки в суд, представления доказательств и т. п.). Истечение указанных сроков служит основанием для применения к виновным лицам гражданских процессуальных санкций (наложение штрафа, принудительного привода в суд), но при этом не освобождает от исполнения соответствующей обязанности;

— на сроки, обращенные к суду, судье, секретарю судебного заседания и судебному приставу. Это сроки совершения отдель­ных процессуальных актов, например, сроки выполнения судеб­ных поручений, разъяснения лицам, участвующим в деле, их процессуальных прав и обязанностей в заседании суда первой или второй инстанций, срок изготовления судебного протокола.

Поскольку в ГПК не предусмотрены сроки подготовки граж­данских дел к судебному разбирательству, однако он включен в срок рассмотрения и разрешения дела в суде первой инстан­ции. Так, гражданское дело должно быть рассмотрено судом пер­вой инстанции в срок до двух месяцев с момента поступления заявления в суд, а мировым судьей — в срок до одного месяца с момента принятия заявления к производству (ст. 154 ГПК).

Дела о восстановлении на работе, о взыскании алиментов рассматриваются и разрешаются в срок до одного месяца. Кроме того, федеральными законами могут дополнительно устанавли­ваться сокращенные сроки рассмотрения отдельных категорий гражданских дел.

Несмотря на то что сроки подготовки и рассмотрения граж­данских дел, хотя и установлены гражданским процессуальным кодексом, однако они по своему характеру скорее всего являют­ся служебными, поскольку их пропуск не влечет для нарушите­лей никаких гражданских процессуальных последствий. Эти сро­ки по своей природе имеют рекомендательный характер и их не­соблюдение по вине судебных работников может повлечь дисциплинарную ответственность, налагаемую уже за пределами гражданского процесса.

В гражданском судопроизводстве нарушение указанных сро­ков достаточно распространенное явление в судебной практике и, к сожалению, значительная социально-правовая проблема со­временного правопорядка.

Этому негативному явлению способствуют: плохо проводимая подготовка дел к судебному разбирательству и низкая процессу­альная дисциплина, уклонение вследствие этого некоторых граж­дан от явки в суд, недобросовестное отношение организаций к исполнению судебных запросов и т. п.

В зависимости от того, кем установлены сроки, они подраз­деляются на законные и судебные.

Законные сроки нормативно определены в различных статьях ГПК и в основном регламентируют время реализации участника­ми судопроизводства субъективных гражданских процессуальных прав. Например, истечение установленного законом срока пога­шает соответствующее право на совершение процессуальных действий, а жалобы (представления) и документы, поданные за пре­делами соответствующего срока, остаются без рассмотрения.

Однако в случаях пропуска по уважительной причине закон­ный срок может быть судом восстановлен. Заявление о восста­новлении срока рассматривается судьей в заседании с извещени­ем лиц, участвующих в деле. При восстановлении срока вновь могут совершаться соответствующие процессуальные действия заявителя (подача жалобы (представления прокурора), представ­ление документов и т. п.).

Судебные сроки, в отличие от законных, назначаются непо­средственно судьей, когда необходимо определить время совер­шения того или иного процессуального действия, а законный срок отсутствует. Назначение судебных сроков обусловлено кон­кретными обстоятельствами производства по тому или иному

делу.

Назначение судебных сроков состоит в том, что они регла­ментируют время выполнения процессуальных обязанностей и определяются точными календарными датами (например, но­вая дата судебного заседания при отложении разбирательства дела и др.).

При пропуске судебного срока независимо от его причин он может быть продлен судьей, а к виновным лицам могут быть применены меры гражданской процессуальной ответственности.

Все процессуальные сроки приостанавливаются при приоста­новлении производства по делу, и их течение продолжается с возобновлением судебного процесса.

Глава    14 СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ

§ 1. ПОНЯТИЕ И НАЗНАЧЕНИЕ СУДЕБНЫХ РАСХОДОВ

Особенность отправления правосудия по гражданским делам состоит в его платности, т. е. со сторон и третьих лиц государством взимаются денежные суммы за совершение судом любых процессуальных действий.

Сумма, выплаченная заинтересованным лицом в связи с про­изводством по гражданскому делу, называется судебными расхо­дами и включает в себя: государственную пошлину и издержки, связанные с рассмотрением дела (ч. 1 ст. 88 ГПК).

Начало института судебных расходов следует искать в исто­рическом делении права на публичное и частное. Например, если рассматриваемое и разрешаемое судом дело затрагивало об­щественные (публичные) интересы, то все расходы по отправле­нию правосудия государство брало на себя; если конфликт воз­ник в частноправовых отношениях, и в его разрешении заинте­ресованы были только отдельные люди, то последние сами должны были полностью или частично заплатить за работу суда.

Как известно, частноправовой характер имеет большинство гражданских дел и в связи с этим для гражданского судопроиз­водства во всех странах мира и во все времена установлены су­дебные расходы, возлагаемые на стороны, третьих лих, заявляю­щих самостоятельные требования на предмет спора, а также зая­вителей по неисковым делам.

Не делает исключения в этом отношении и современный российский гражданский процесс, однако его судебные расходы имеют более широкое назначение, которое сводится к трем основным положениям:

— необходимость уплаты судебных расходов при подаче за­явлений в суд служит процессуальным средством, сдерживаю­щим неосновательное обращение к судебной власти, а также раз­личные злоупотребления процессуальными правами сторон и других лиц, участвующих в деле, что является эффективной правовой мерой борьбы с сутяжничеством (ст. 98, 99 ГПК);

— судебные расходы представляют собой дополнительную юридическую санкцию для должника, ненадлежащим образом исполнявшего либо вообще не исполнявшего свои обязанности. Суд, установив вину ответчика, решением взыскивает с него как основную задолженность, так и судебные расходы по делу (ст. 98 ГПК);

— судебные расходы возмещают затраты государства, а также экономические потери в связи с осуществлением правосудия по гражданским делам.

Эти затраты слагаются из заработной платы судебных работ­ников, амортизации помещения суда и мебели, канцелярских расходов, выплат вызываемым свидетелям, переводчикам, экспер­там, специалистам. В указанные затраты также включается сум­ма, в которую оценивается убыток, понесенный участниками процесса в связи с потерянным временем из-за привлечения их в суд (ст. 99 ГПК).

Однако некоторым категориям граждан при уплате судебных расходов предоставляются определенные льготы. Например, освобождаются от уплаты судебных расходов граждане с учетом их имущественного положения (ст. 89 ГПК). По этим же осно­ваниям судья вправе отсрочить или рассрочить уплату судебных расходов (ст. 90 ГПК).

Это правило относится и к истцам, и к заявителям по наибо­лее значимым в социальном отношении категориям дел: взыска­ние заработной платы; восстановление на работе неправильно уволенных или переведенных; взыскание алиментов и авторского вознаграждения; возмещение вреда, причиненного преступлением, либо вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здо­ровья, а также смертью кормильца; возмещение ущерба, причи­ненного незаконным осуждением или незаконным заключением под стражу и др.

Также освобождаются от уплаты судебных расходов субъек­ты, защищающие права других лиц или интересы российского государства (ст. 89 ГПК). В настоящее время перечень основа­ний освобождения от уплаты судебных расходов в соответствии с Федеральным законом РФ от 31 декабря 1995 г. (в ред. от 25 июля 2002 г. №115-ФЗ) о внесении изменений и допол­нений в Закон «О государственной пошлине» предусматривает более 50 случаев освобождения от судебных расходов субъектов, защищающих государственные интересы, права и законные инте­ресы других лиц или свои конституционные права.

В российском праве институт судебных расходов не совсем обычен, поскольку он регулируется одновременно нормами как финансового, так и гражданского процессуального права. Так, к финансово-правовому регулированию относится комплекс во­просов, связанных с уплатой судебных расходов, поступлением денег в местный бюджет: размер платежей, порядок их исчисле­ния, освобождение от уплаты сумм, подлежащих выплате свиде­телям, экспертам и переводчикам; основания и порядок возвра­щения из бюджета денежных сумм гражданам и организациям.

Данные правила находятся за пределами гражданского про­цессуального регулирования. Поэтому «чистыми» гражданскими процессуальными можно признать только нормы, устанавливаю­щие судебные расходы на возмещение сторонам понесенных расходов, применение правовых санкций за сутяжничество и обжалование судебных определений по вопросам, связанным с судеб­ными расходами.

Причем трудность разграничения в данном институте граж­данского процессуального от финансово-правового состоит в том, что и те, и другие нормы включены в одну главу ГПК и тем са­мым им придан гражданский процессуальный оттенок. Напри­мер, неуплата или недоплата государственной пошлины служит основанием для применения к заявителю гражданской процессу­альной санкции — оставление поданного заявления без движения (ст. 136 ГПК).

Действующий Гражданский процессуальный кодекс называет два вида судебных расходов: государственная пошлина и судеб­ные издержки (ст. 88 ГПК). Однако закон в этой части непосле­дователен, поскольку ст. 100 ГПК регламентирует распределение судебных расходов по оплате помощи представителя.

Вместе с тем в отличие от госпошлины и судебных издержек оплата помощи представителя (как правило, адвоката) лицом, участвующим в деле, регулируется ч. 6 ст. 25 Федерального за­кона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», и денежные средства доверителя поступают не в местный бюджет, а в кассу соответствующего адвокатского об­разования, но распределение этого вида судебных расходов под­чинено гражданским процессуальным предписаниям.

§2. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОШЛИНА

В гражданском судопроизводстве государственная пошлина представляет собой нормативно определенную денежную сум­му, которую заявитель вносит в федеральный бюджет до со­вершения процессуальных действий.

Государственная пошлина —это установленный законом де­нежный сбор, взимаемый в федеральный бюджет за совершае­мые судом действия как плата юридически заинтересованного лица за совершение правосудия по его заявлению или отдельное действие (например, выдачу копий судебных документов).

В гражданском судопроизводстве существуют два вида госу­дарственной пошлины: простая и пропорциональная. Простая пошлина взимается в твердых, заранее установленных ставках. В настоящее время размер простой пошлины зависит прежде всего от минимального размера оплаты труда.

Так, с исковых заявлений о расторжении брака взыскивается однократный размер минимального размера оплаты труда.

Ставки пропорциональной пошлины определяются в процен­тах от цены иска.

В действующем законе простая и пропорциональная пошли­ны — скорее исключение, нежели общее правило. В настоящее время более распространена комбинированная государственная пошлина. Предусмотрены две разновидности сочетания простой и пропорциональной пошлин.

По делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции неис­ковых производств и по исковым требованиям неимущественно­го характера, а также с исковых заявлений имущественного ха­рактера, не подлежащих оценке (в частности, выселение из жи­лого помещения, расторжение договора, признание сделки недействительной, передача ребенка), ставки госпошлины исчис­ляются в процентах от минимального размера оплаты труда.

Так же исчисляется государственная пошлина, взыскиваемая за повторную выдачу копий (дубликатов) судебных документов.

Комбинированная пошлина при цене иска свыше одной ты­сячи и до 500 тысяч рублей исчисляется иначе: твердая денеж­ная сумма (например, 1 тыс. 220 руб.) плюс проценты от опре­деленной суммы. Так, при цене иска свыше одной тысячи руб. и до 5 тысяч руб. госпошлина составит 50 руб. + 4 % от суммы свыше 1 тысячи руб. и т. д.

До одной тысячи рублей госпошлина составит 5 % от цены иска.

Кроме того, решающее значение при определении размера го­сударственной пошлины имеют цена иска, денежная оценка за­явленного требования, которая зависит от взыскиваемой суммы, стоимости отыскиваемого имущества, совокупности алиментных платежей за один год и др.

Согласно ГПК заявитель уплачивает госпошлину до обраще­ния в суд и прилагает квитанцию Сбербанка к подаваемому за­явлению.

Иногда заявителю бывает трудно определить цену иска при возбуждении гражданского судопроизводства. Например, при по­даче иска о разделе домостроения истец может лишь указать, на какую часть дома он претендует (например, 1/2 часть домострое­ния или 1/3 часть). Поэтому денежную оценку этой части домо­строения можно выявить только в результате судебно-строительной экспертизы.

При подготовке дела к судебному разбирательству судья, по­лучив такое исковое заявление, предварительно должен назна­чить экспертизу, а уже затем в соответствии со ст. 88 ГПК предложить истцу уплатить госпошлину.

Аналогичный порядок существует и при увеличении размера исковых требований в гражданском судопроизводстве.

За исковые заявления, содержащие одновременно требования имущественного и неимущественного характера, взимается одно­временно госпошлина, установленная для исковых заявлений имущественного характера и для принятия заявлений неимуще­ственного характера.

В случае отказа в принятии заявления или выдаче судебного приказа внесенная взыскателем госпошлина при предъявлении взыскателем иска к должнику в порядке искового производства засчитывается в счет уплаты госпошлины.

Оплаченная госпошлина может быть возвращена — частично или полностью — заявителю, если она, например, внесена в боль­шем размере, а также при отказе судьи в принятии заявления, возвращении поданных материалов, ранее оставленных без дви­жения, в некоторых случаях при прекращении производства по делу и оставлении заявления без рассмотрения.

В соответствии с ГПК госпошлина может быть также возвра­щена при отказе в принятии заявления о вынесении судебного приказа, возвращении апелляционной, кассационной жалобы или жалобы, поданной в порядке надзора.

Возврат госпошлины производится государственными налого­выми органами по месту нахождения банка (его филиала), при­нявшего платеж, на основании определения суда о возврате гос­пошлины. Государственная пошлина, уплаченная в соответствую­щий бюджет, возвращается в течение месяца со дня вынесения соответствующего определения суда (ст. 93 ГПК).

§ 3. СУДЕБНЫЕ ИЗДЕРЖКИ

Судебные издержки, связанные с рассмотрением граждан­ского дела, представляют собой нормативно определенные де­нежные суммы расходов, которые понесло государство, осуществ­ляя правосудие по делу.

Судебные издержки подлежат взысканию по определению су­дьи с одной или обеих сторон. Правовым основанием для возме­щения судебных расходов, как правило, служит вина или прось­ба стороны. Состав судебных издержек определен законом (ст. 94 ГПК).

В их число входят:

— суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, спе­циалистам и переводчикам;

— расходы на оплату услуг переводчика, понесенные ино­странными гражданами и лицами без гражданства, если иное не предусмотрено  международным договором  Российской  Федера­ции;

— расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд;

— расходы на оплату услуг представителей;

— расходы на производство осмотра на месте;

— компенсация за фактическую потерю времени;

— связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, поне­сенные сторонами;

— другие признанные судом необходимые расходы.

В гражданском процессе порядок исчисления сумм, подлежа­щих возмещению, различен. Так, расходы, связанные с осмотром доказательств, материальных объектов спора и с исполнением решений суда, возмещаются полностью по фактически затрачен­ным суммам.

Размеры сумм, подлежащих выплате экспертам, определяются в зависимости от времени, затраченного на экспертизу, и ее сложности. Эксперт или экспертное учреждение вместе с экспер­тным заключением представляет расчет сумм, подлежащих вы­плате. Эксперты, специалисты получают вознаграждение за вы­полненную ими по поручению суда работу, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения.

Размер вознаграждения экспертам, специалистам определяет­ся судом по согласованию со сторонами и по согласованию с эк­спертами, специалистами.

Свидетелям и переводчикам оплачиваются проезд к месту су­дебного разбирательства, наем жилого помещения и суточные по нормам, установленным трудовым законом для командирован­ных.

Свидетелям и переводчикам также выплачивается вознаграж­дение за отвлечение их от работы или обычных занятий.

Расходы по розыску ответчика (ст. 120 ГПК) определяются на основании заявления органа внутренних дел или органа нало­говой полиции путем выдачи судебного приказа.

§4. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНЫХ РАСХОДОВ

Распределение судебных расходов подчинено следующим пра­вилам (ст. 98-103 ГПК):

— уплата расходов возлагается на ту сторону, которая проиг­рала процесс: на истца, если суд отказал ему в удовлетворении заявленного иска, на ответчика — при удовлетворении иска;

— при частичном удовлетворении иска судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано;

- если истец освобожден от уплаты судебных расходов и его требование удовлетворено полностью, ответчик выплачива­ет все расходы в федеральный бюджет;

— если обе стороны были освобождены от уплаты судебных расходов, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Несколько иначе распределяются расходы по оплате услуг представителя. Так, стороне, в пользу которой принято решение суда, по ее письменному ходатайству суд взыскивает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах (сложность разрешенного дела, размер присужденных сумм, время, потраченное адвокатом на подготовку к процессу и разбирательство дела, материальное положение сторон и т. д.).

В случаях, когда юридическая помощь была оказана стороне бесплатно, расходы по оплате судебного представителя взыскива­ются со стороны, проигравшей дело, в пользу соответствующего юридического образования.

Распределение судебных расходов суд описывает в резолю­тивной части решения.

Взыскание и распределение судебных расходов заинтересо­ванные лица вправе обжаловать подачей частной жалобы в суд второй инстанции (ст. 104 ГПК).

Глава   15 СУДЕБНОЕ ДОКАЗЫВАНИЕ

§ 1. ДОКАЗЫВАНИЕ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СУДЕБНОГО ПОЗНАНИЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ГРАЖДАНСКОГО ДЕЛА

Задача суда состоит в том, чтобы правильно и своевременно рассматривать и разрешать гражданские дела. Чтобы решить по­ставленную задачу, судье необходимо достигнуть верного знания о фактических обстоятельствах дела и точно применить нормы материального права к установленным фактическим обстоятель­ствам в судебном решении.

Любая деятельность человека, как известно, немыслима без по­знания, которое в каждой области имеет специфические черты. На­пример, в гражданском процессе при разбирательстве дела и пере­смотре решений основные усилия судей направлены на исследова­ние всех обстоятельств дела и оценку собранного материала.

Поэтому своеобразие судебного познания состоит в том, что оно проводится для обеспечения правильного применения судом норм права при разрешении дела по существу.

Суд и лица, участвующие в деле, изучают только те факты, которые имеют юридическое и доказательственное значение.

Судебное познание четко и детально регламентировано про­цессуальным правом. Познавательной деятельностью в той или иной степени занято большинство участников судопроизводства, но лишь результаты познания суда имеют решающее значение при осуществлении правосудия.

В гражданском процессе известны две формы судебного по­знания: непосредственное (эмпирическое) и опосредованное (доказывание). Процессуальные действия, совершаемые во время заседания судьи познают через органы чувств: слышат по­казания сторон и свидетелей, видят их реакцию на происходя­щее в суде, осматривают материальный объект иска и вещест­венные доказательства.

Безусловно, что данная форма процессуально экономична, по­скольку она быстротечна и результаты такого познания весьма убедительны, однако возможности его ограничены в связи с тем, что абсолютное большинство фактов, имеющих значение для за­конного и обоснованного рассмотрения и разрешения граждан­ского дела, произошло вне судебного заседания и задолго до него (например, заключение сделки, ненадлежащее исполнение обязательства, причинение вреда и др.).

Поэтому эти факты судьи лишены возможности воспринять непосредственно с помощью органов чувств (эмпирически), так как они произошли в прошлом, в связи с чем обязательна и другая форма судебного познания — доказывание.

В гражданском процессе судебное доказывание представляет собой детально регламентированную процессуальным правом деятельность суда, а также лиц, участвующих в деле, и иных субъектов по изучению сведений о фактах, которая осуществ­ляется с помощью доказательств.

При доказывании, на основе получаемых сведений о фактах, в точно определенном законом порядке суд устанавливает нали­чие или отсутствие действительных обстоятельств дела, имею­щих значение для правильного осуществления правосудия.

Существенное значение для понимания доказывания имеют следующие моменты:

— доказывание — это деятельность суда, лиц, участвующих в деле, и других участников процесса, которая по форме и со­держанию является юридической (гражданско-процессуальной), поскольку четко и детально регламентирована нормами граждан­ского процессуального права;

— понятие доказывания неразрывно связано с доказатель­ствами, поскольку только оперируя ими, можно установить све­дения о фактах рассматриваемого дела, так как только суд ока­зывает помощь в собирании, исследовании и оценке доказатель­ств, в результате чего узнает фактическую сторону разбираемого спора о праве;

— в судебном доказывании немалую роль играют правила формальной логики, поскольку сам процесс доказывания и его результаты должны быть логически правильными.

Однако при этом необходимо иметь в виду, что логические процессы не регулируются нормами гражданского процессуаль­ного права. Вместе с тем, если выводы суда в решении не будут соответствовать действительным обстоятельствам дела (п. 3 ч. 1 ст. 362 ГПК), то такое решение подлежит отмене.

Другими словами, несоблюдение логических правил приводит к ошибочности акта правосудия со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Судебное познание заключается в том, что судья вначале определяет, какие обстоятельства имеют существенное значение. При этом он руководствуется диспозицией и гипотезой нормы материального права, подлежащего применению и учитывает за­явленные сторонами требования и возражения.

Таким образом судья устанавливает предмет доказывания по делу и только затем указанные факты подлежат доказыванию сторонами по делу.

Завершается познавательный процесс изложением выводов в судебном решении в точном логическом соответствии с доказанными обстоятельствами дела. Поэтому ошибки суда на любом из указанных этапов делают решение необоснованным и подле­жащим отмене (п. 1-4 ч. 1 ст. 362 ГПК).

Кроме того, при доказывании не допускаются процессуаль­ные действия, наносящие вред жизни, здоровью, репутации граждан, умаляющие честь и достоинство, а также деловую репу­тацию. Суд принимает меры к сохранению в тайне сведений о личной жизни граждан, а также сведений, составляющих ком­мерческую тайну.

Лица, участвующие в деле, и иные лица, присутствующие при производстве процессуального действия, в ходе которого мо­гут быть выявлены такие сведения, предупреждаются об ответст­венности за их разглашение.

Судебное доказывание состоит из четырех последовательных стадий:

— собирание, представление (обнаружение, истребова­ние) доказательств. В большинстве случаев судьи при этом не испытывают затруднений, поскольку стороны сами формируют состав доказательств, необходимых для правильного разрешения дела и собирают их для дальнейшего представления в суд.

В классическом состязательном процессе собирание и пред­ставление судебных доказательств возложено только на стороны и других лиц, участвующих в деле. Поэтому роль суда состоит лишь в оказании помощи заинтересованным лицам в сборе необ­ходимых доказательств: вынесении определения о проведении экспертизы, судебном поручении и т. д.;

— исследование доказательств путем их сопоставления друг с другом, анализа по существу, розыска новых и т. п. Иссле­дование представляет собой определение достоверности каждого отдельного доказательства и всей совокупности их. Исследование доказательств, содержащихся в различных средствах доказыва­ния, имеет некоторые особенности;

— оценка доказательств представляет собой важнейший и за­ключительный этап процесса доказывания. И хотя доказательства оцениваются судом и другими участниками на протяжении всего процесса доказывания, без чего немыслима познавательная деяте­льность на каждом этапе доказывания, вместе с тем решающее значение имеет оценка доказательств судом после их исследова­ния в судебном заседании. В связи с этим оценке доказательств посвящена самостоятельная ст. 67 ГПК.

В гражданском процессе критерием оценки доказательств должно служить внутреннее убеждение судей, которое также должно основываться на всестороннем, полном и объективном рассмотрении в судебном заседании всех обстоятельств дела в их совокупности. Поэтому решающее значение в ходе оценки будет иметь правосознание судей и тот закон, который они при­менят при рассмотрении и разрешении дела (который, кстати, помогает суду определить границы судебного познания в плане относимости представленных доказательств).

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установ­ленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, досто­верность каждого доказательства в отдельности, а также доста­точность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в ре­шении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказа­тельства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие отвергнуты судом, а также основания, по которым од­ним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Доказательство признается судом достоверным, если в резуль­тате его исследования, сопоставления с другими доказательствами выясняется, что содержащиеся сведения соответствуют действите­льности. При оценке достоверности документов и других письменных доказательств суд обязан с учетом всех других дока­зательств убедиться, что документ или иное письменное доказа­тельство исходят от органа, уполномоченного выдавать данный вид доказательств, подписан лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержит все другие неотъемлемые реквизи­ты данного вида доказательств.

При оценке достоверности копии документа или иного письмен­ного доказательства суд проверяет, не произошло ли изменение со­держания копии документа по сравнению с оригиналом при копи­ровании, каким техническим приемом происходило снятие копии, гарантирует ли процесс копирования тождественность копии и пер­воисточника, каким образом сохранялась копия документа.

Суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, а копии этого документа, представленные каждой из спорящих сторон, не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств.

Установив достоверность доказательства, суд также должен определить их достаточность, т. е. можно или нет на основании собранных доказательств сделать вывод о наличии или отсутст­вии искомых фактов.

§ 2. СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И СРЕДСТВА f ДОКАЗЫВАНИЯ                                              

Судебное доказательство в гражданском процессе является важнейшей правовой категорией. Без точного и единообразного его определения невозможна оценка правосудия и его результа­тов, в связи с чем в закон включена дефинитивная норма.

В соответствии со ст. 58 ГПК доказательствами по делу яв­ляются полученные в предусмотренном законом порядке сведе­ния о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

В понятии судебного доказательства основными моментами следует признать следующие:

1) доказательства в абсолютном большинстве случаев пред­ставляют собой сведения о фактах рассматриваемого дела, и лишь в исключительных случаях доказательствами выступают сами факты. Эти факты представляют собой длящиеся процессы, т. е. такие, которые могут существовать во время разбирательст­ва гражданского дела (например, особенности предметов, при­знанных судом вещественными доказательствами; жизнь челове­ка, его местонахождение в делах об объявлении его умершим или признании безвестно отсутствующим);

2) доказательственная информация как сведения не может существовать самостоятельно в объективном мире, поскольку суд сможет воспринять данную информацию только через опреде­ленные средства и посредством их. Именно поэтому понятием доказательств охватываются не только доказательственная ин­формация, но и содержащие ее средства.

В ГПК установлен перечень средств доказывания, к кото­рым относятся:

  объяснения сторон и третьих лиц;

  показания свидетелей;

— письменные доказательства;

— вещественные доказательства;

— заключения экспертов;

— аудио- и видеозаписи.

В гражданском процессе источниками средств доказывания слу­жат люди (стороны, третьи лица, свидетели, эксперты), документы (письменные доказательства) и предметы (вещественные доказа­тельства, аудио- и видеозаписи, объекты судебных экспертиз).

Понятие судебного доказательства в гражданском процессе имеет две стороны: сведения о фактах и средства доказывания, которые взаимообусловлены и только в их единстве может су­ществовать указанное правовое понятие. В их соотношении дока­зательственная информация выполняет функцию содержания, а средство доказывания — форму судебного доказательства.

Поэтому если эти сведения могут быть достаточно разнооб­разными (в зависимости от материалов конкретного гражданского дела, позиций заинтересованных лиц в рассматриваемом спо­ре и т. п.), то перечень средств доказывания, указанного в ч. 1 ст. 55 ГПК, не может быть расширен произвольно судом или лицами, участвующими в деле.

Например, не признаются первоначальными средствами дока­зывания фотографии, видеозаписи и аудиозаписи, если судьи не присутствовали при фотографии, видеосъемке или записи на магнитную ленту голосов тех или иных людей и не знают обстоятельств, при которых производились звукозапись, фото- или видеосъемка, поскольку доказательственное значение такой информации легко оспорить.

Однако, если фотографирование либо видеосъемка произво­дились в присутствии судьи (при осмотре на месте домострое­ний, подлежащих разделу в натуре, вещей и документов), такие фотографии, видеокассеты будут признаны доказательствами, но доказательствами производными;

3) обязательным признаком судебного доказательства являет­ся его получение и исследование в определенном законом по­рядке. Несоблюдение установленного порядка, независимо от причин, лишает полученную информацию качества судебного до­казательства (ч. 2 ст. 55 ГПК).

В связи с этим в ГПК предусмотрен следующий порядок ис­следования доказательств:

— в начальной части судебного разбирательства после докла­да дела судьей и до исследования других средств доказывания стороны и третьи лица дают объяснения (ст. 174 ГПК). Судья и участвующие в деле лица вправе при этом задавать им вопро­сы, причем судья вправе это делать в любой момент дачи ими объяснений;

— после того, как судья установит последовательность иссле­дования доказательств, он выясняет отношение к сторонам и третьим лицам свидетеля, который устно сообщает суду все, что ему лично известно по делу. До начала допроса свидетели удаляются из зала судебного заседания.

Непосредственно перед допросом суд предупреждает свидете­ля об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу за­ведомо ложных показаний (свидетели-подростки до шестнадцати лет об ответственности не предупреждаются).

Судья и лица, участвующие в деле, могут задавать свидетелю вопросы. Первым задает вопросы лицо, по заявлению которого вызван свидетель, представитель этого лица, а затем другие лица, участвующие в деле, их представители. Свидетель вправе пользоваться письменными материалами в тех случаях, когда его показания связаны с цифровыми или другими данными, которые трудно удержать в памяти;

4) письменные доказательства оглашаются в судебном засе­дании и предъявляются заинтересованным лицам и их предста­вителям, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специ­алистам. После этого лица, участвующие в деле, вправе дать объяснения относительно содержащейся в анализируемых дока­зательствах информации;

5) вещественные доказательства осматриваются судом и предъявляются лицам, участвующим в деле, их представите­лям, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специали­стам. Участники процесса вправе обращать внимание суда на те или иные обстоятельства, связанные с осмотром. Эти заявления должны быть занесены в протокол судебного заседания.

Если осмотр вещественных доказательств проводился вне по­мещения суда, то составленный при этом протокол суд оглашает в судебном заседании, после чего заинтересованные лица вправе давать объяснения;

6) воспроизведение и исследование аудио- или видеозаписи, содержащей сведения личного характера, осуществляется только с согласия лица в закрытом судебном заседании. В остальных случаях воспроизведение и исследование аудио- или видеозаписи осуществляется в общем порядке в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указани­ем в протоколе судебного заседания признаков воспроизводящих источников доказательств и времени воспроизведения.

После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле. В целях выяснения содержащихся в аудио- или видео­записи сведений судом может быть привлечен специалист. В не­обходимых случаях суд может назначить и экспертизу;

7) исследование заключений экспертов в зависимости от того, присутствует или не присутствует эксперт в судебном засе­дании, производится двумя путями. В первом случае эксперт подвергается допросу в таком же порядке, что и свидетель (ст. 176, 177 ГПК), во втором его заключение оглашается, как и иные документы дела.

Осмотр, исследование документов или предметов, составляю­щих государственную тайну, должно проводиться по определе­нию суда;

8) в необходимых случаях при осмотре письменных или ве­щественных доказательств, воспроизведении аудио- или видео­записи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специа­листов для получения консультаций, пояснений и оказания не­посредственной технической помощи (фотографирования, состав­ления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества). В отличие от эксперта специалист дает суду лишь консультацию в устной или письменной форме, исходя из про­фессиональных знаний, без проведения специальных исследова­ний, в связи с чем он и не предупреждается, как эксперт, об от­ветственности за дачу заведомо ложного заключения;

9) в ходе анализа средств доказывания суд устанавливает на­личие или отсутствие юридических либо доказательственных фактов. Юридические факты являются искомыми при разбира­тельстве гражданского дела, поскольку порождая, изменяя или прекращая спорные права и обязанности сторон, они обосновы­вают требования и возражения участников разрешаемого спора о праве.

Кроме них суд в ряде случаев вынужден устанавливать и дока­зательственные факты, которые, не будучи искомыми юридически­ми фактами, дают основания для выводов о них, и их особенность состоит в том, что они вначале подлежат доказыванию, а затем сами становятся средствами установления искомых фактов.

§ 3.  ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ

Предмет — это то, на что направлена мысль, какое-нибудь действие, объект. Предметом судебного доказывания являются обстоятельства, подлежащие установлению в определенном за­коном порядке в целях законного и обоснованного разрешения гражданского дела.

В гражданском процессе значение предмета доказывания со­стоит в том, что он:

— выполняет ориентирующую функцию в судебном доказы­вании, придает целесообразность познавательной деятельности суда, сторон и других лиц, участвующих в деле, нацеливая их на установление фактов, составляющих его содержание;

  определяет объем и пределы судебного познания;

— служит критерием выявления относимости каждого из имеющихся в деле доказательств (ст. 59 ГПК).

В данном случае относимость доказательств указывает на их взаимосвязь с фактами, входящими в предмет доказывания.

В предмете доказывания различают:

— факты основания рассматриваемого и разрешаемого требования;

— факты возражения против заявленного правопритязания;

— доказательственные факты;

— процессуально-правовые факты правомерности установле­ния и развития данного судопроизводства;

— факты, необходимые для судебной профилактики правона­рушений, в соответствии с которыми суд вправе вынести част­ные определения.

В предмет доказывания должны быть прежде всего включены юридические факты материально-правового характера. Их уста­новление необходимо для правильного применения нормы материального права, регулирующей спорное правоотношение, и правильного разрешения дела по существу. Эти факты указа­ны в диспозиции и гипотезе тех норм права, на основе которых подлежит разрешению заявленное требование. Объем и содержа­ние предмета доказывания зависят и от позиций спорящих сто­рон.

Например, прежде чем решить, обязано ли лицо платить долг другому лицу, суд должен выяснить, имел ли место такой до­говор в действительности, предмет договора и сроки исполнения обязательств по данному договору.

В гражданском судопроизводстве состав его фактов определя­ется постепенно: вначале истец указывает те факты, на основе которых он требует предоставления судебной защиты своим пра­вам, затем ответчик, выдвигая возражения, называет ряд факти­ческих обстоятельств.

На предмет доказывания также воздействуют третьи лица, прокурор, органы местного самоуправления, участвующие в су­допроизводстве на основании ст. 46 ГПК. Окончательно форми­рует предмет доказывания судья в ходе подготовки дела к су­дебному разбирательству и в судебном заседании.

Таким образом, в предмет доказывания входят все без исклю­чения обстоятельства, подлежащие судебному установлению для законного и обоснованного рассмотрения и разрешения дела. При этом не имеет значения, спорят или нет стороны относительно тех или иных фактов.

Если у обеих конфликтующих сторон не вызывает сомнений существование определенных фактов, имеющих значение для правильного разбирательства дела, суд тем не менее должен рас­полагать убедительными данными о существовании либо отсут­ствии этих бесспорных фактов.

В предмет доказывания входят как положительные факты (например, заключение сделки; выполнение обязательства; нали­чие, существование, присутствие чего-нибудь), так и отрицатель­ные (например, отсутствие чего-либо, несовершение сделки и т. п.). Последние устанавливать труднее, но это не освобожда­ет заинтересованных лиц от их доказывания, как правило, с по­мощью косвенных доказательств.

Однако в ст. 61 ГПК указаны две группы фактов в составе предмета доказывания, которые не подлежат доказыванию: обще­известные и преюдициальные.

Общеизвестными фактами являются такие обстоятельства, о которых знает широкий круг лиц, в том числе и судьи, в свя­зи с чем их не надо доказывать. Еще римские юристы признава­ли аксиоматическим правило: «Общеизвестное не доказывается».

Общеизвестными могут быть самые различные факты: напри­мер, о стихийных бедствиях, городских постройках (например, высоте моста через реку), войнах, революциях, расстояниях меж­ду определенными улицами, поселками и т. п.

Для данной группы фактов характерна их локальность, т. е. то, что знают все жители того или иного города, могут не знать судьи столицы. С течением времени память о тех или иных со­бытиях, действиях, движениях, так или иначе влияющих на жизнь людей, стирается, и то, что было общеизвестным, напри­мер, двадцать лет тому назад, в настоящее время известно срав­нительно небольшому кругу лиц.

Однако имеется группа общеизвестных фактов, для знания которых не характерна локальность. Ими являются различные физические, химические, механические, технологические свойства вещей и предметов и т. д., например: ткань одежды обычно не­трудно порвать; радиоприемник от резкого удара скорее всего сломается и т. п.

Близки к общеизвестным факты, которые ранее называли ноторными. Они легко устанавливаются из письменных источни­ков, достоверность которых обычно никем не оспаривается. На­пример, какой день недели был 1 января 2001 года, какая темпе­ратура воздуха была в той или иной день и т. д.

Вместе с тем не могут признаваться общеизвестными харак­теристики конкретных людей, так как это не факты, а субъек­тивные суждения.

Преюдициальными фактами являются такие обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу решением или приговором суда.

Итак, освобождаются от доказывания:

— факты, установленные вступившим в законную силу су­дебным постановлением по ранее рассмотренному делу, не дока­зываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица;

— при рассмотрении гражданского дела обстоятельства, уста­новленные вступившим в законную силу решением арбитражно­го суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лица­ми, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбит­ражным судом.

Преюдициальная сила приговора суда распространяется лишь на суд, рассматривающий дело о гражданско-правовых последст­виях действий подсудимого, и ограничивается двумя положения­ми: во-первых, были ли совершены определенные действия (объ­ективная сторона состава преступления), во-вторых, совершены ли они данным лицом (субъектом состава преступления).

По иным вопросам приговор не обязателен для суда в граж­данском процессе. Например, не преюдицируются вина осужден­ного и размер причиненного преступлением вреда. Эти обстоя­тельства подлежат доказыванию в общем порядке, хотя они и определены в приговоре.

Однако, для того чтобы суд имел законные основания осво­бождения от доказывания преюдициальных фактов, он должен запросить и иметь в деле копии соответствующего решения или приговора, документы о вступлении их в законную силу (опре­деление вышестоящих судов, пересматривающих их в апелляци­онном, кассационном или надзорном порядках).

§ 4. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ДОКАЗЫВАНИЮ. ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННЫЕ ПРЕЗУМПЦИИ

Проблема распределения обязанностей по доказыванию ха­рактерна для гражданского и арбитражного судопроизводств. Как известно, в уголовном процессе доказывание составляет процес­суальную обязанность только органов обвинения.

В Гражданском процессуальном кодексе содержится норма, согласно которой каждый участник доказывает то, на что он ссылается, т. е. истец — на факты основания иска, ответчик — на факты возражения против иска.

Указанное положение, закрепленное в ст. 56 ГПК, было из­вестно ГПК РСФСР 1923 г. (ст. 118). Также существовало оно и в Уставе гражданского судопроизводства царской России (ст. 366) и по существу является правовой аксиомой. В доказы­вании помимо сторон участвуют прокурор, субъекты, защищаю­щие права других лиц, а также заявители в делах неисковых производств, т. е. все лица, участвующие в деле, а также их представители.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК позиция суда в состязатель­ном процессе такова: если представленных доказательств недоста­точно, суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятель­ства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Судья непосредственно включается в доказывание в следую­щих случаях:

— если назначает судебные экспертизы по правилам ст. 79 ГПК;

— если дает поручения другим судам о собирании доказательств по правилам ст. 62 ГПК;

— если истребует письменные и вещественные доказательства от организаций и граждан в случаях, когда лица, участвующие в деле, не могут сами их получить;

— если выдает лицу, ходатайствующему об истребовании; того или иного средства доказывания, запрос на право его полук чения для представления в суд.

Однако общее правило распределения обязанностей по доказыванию и представлению доказательств существенно изменяют доказательственные презумпции.

Презумпция представляет собой такой логический прием, (неполная индукция), при котором из установленных фактов делается предположение о существовании или отсутствии другого обстоятельства. Такой вывод основан на диалектическом законе всеобщей связи и взаимозависимости в мире.

Презумпции многочисленны и разнообразны, часть из них за­креплена законом (легальные презумпции). Не вошедшие в нор­мативные акты презумпции (фактические презумпции) также могут иметь значение в гражданской юрисдикции в связи с тем, что являются элементами правосознания судей.

Для гражданского судопроизводства характерны так называе­мые доказательственные презумпции. Их суть заключается в том, что лицо, участвующее в деле, ссылаясь на какой-то презюмируемый факт (факт, устанавливаемый посредством презумп­ции), не должно его доказывать, а иные юридические заинтере­сованные лица вправе его опровергать. Происходит как бы пере­распределение onus probandi (бремени доказывания).

Доказательственные презумпции дают возможность делать за­ключение об истинности одних фактов из доказанности других. Названных презумпций не так уж много, все они закреплены в материально-правовых законах (ГК, СК и др.).

Больше всего суду при рассмотрении гражданских дел прихо­дится реализовывать следующие виды презумпции:

— презумпция вины должника. По действующему праву привлечь к ответственности гражданина или организацию можно лишь при условии их вины. При неисполнении либо ненадлежа­щем исполнении обязательства должник предполагается винов­ным и ему предоставляется возможность опровергать предпола­гаемую вину (ст. 401 ГК);

— презумпция добропорядочности гражданина. Каждый че­ловек предполагается добропорядочным до тех пор, пока в уста­новленном порядке не будут убедительно доказаны факты, отрицательно его характеризующие (ст. 152 ГК). В силу данной презумпции обязанность доказывания правильности и достовер­ности информации, затрагивающей честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, возлагается на ответчиков, лиц, распро­странивших данную информацию. Истец лишь должен доказать факт распространения сведений, порочащих его;

— презумпция собственности (ст. 209 ГК). Лицо, владеющее и пользующееся какой-либо вещью, предполагается ее собствен­ником, пока не будет доказано обратное, т. е. пока не будет опровергнуто в установленном порядке данное предположение;

— презумпция смерти долго отсутствующего гражданина. Если человек в месте своего постоянного пребывания отсутству­ет свыше определенного законом срока и нет сведений о нем, то суд на основании данной презумпции и по правилам особого производства признает лицо умершим (ст. 45 ГК);

— презумпция отцовства. Муж матери ребенка, родившегося от родителей, состоящих в зарегистрированном браке, предпола­гается отцом этого младенца (ст. 48 СК). Мужчина вправе оспа­ривать отцовство в судебном порядке.

Судебной практике известны и другие доказательственные презумпции. При этом необходимо отметить, что все без исклю­чения доказательственные презумпции опровержимы, однако сам факт их использования в судебном познании делает выводы суда об обстоятельствах дела не истинными, а всего лишь вероятны­ми.

В гражданском процессе значение презумпций состоит в том, что они:

— не только изменяют общие правила распределения обязан­ностей по доказыванию, но и упрощают процесс доказывания (ответчику легче и проще доказать свою невиновность, чем ист­цу обосновывать вину другого лица);

— вносят нравственные начала в судебное познание (презум­пция отцовства, собственности и др.);

— предоставляют процессуальные льготы для защиты наибо­лее социально значимых субъективных прав и интересов.

§5.  КЛАССИФИКАЦИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

В юридической литературе приняты три типа доказательств:

  первоначальные и производные;

— прямые и косвенные;

  средства доказывания.

Первоначальными доказательствами являются показания очевидца, подлинный документ и спорная вещь. Копии с под­линников, а также копии с копий, показания со слов очевидца, со слов других лиц и т. п. классифицируются как производные доказательства.

В отношении использования производных доказательств в судебной практике существуют следующие правила:

— производными доказательствами может быть любая ин­формация, полученная с помощью современных научно-техниче­ских средств, например ксерокопии, фотографии спорной вещи; план, чертеж домовладения; звукозаписи признания стороны, сделанные в судебном заседании; видеосъемка и др. В средствах объективизации производных доказательств не существует огра­ничений;

— если неизвестен источник информации, то нет и производимого доказательства. Например, если свидетель не может указать; источник получения сведений, суд обязан отклонить такую ин-i формацию, так как это не доказательство (ч. 1 ст. 69 ГПК)1;

— чем больше промежуточных источников между первоначальным и производным доказательствами, чем дальше от первоначального отстоит производное доказательство, тем больше вероятность его неточности. В этой связи объяснима практика, когда сами су­дьи заверяют копии актов гражданского состояния, прилагаемые к исковому заявлению, и т. п.;

— преимущественное значение имеют первоначальные дока­зательства. Производные же доказательства суд может истребо­вать только тогда, когда нет первоначальных. В связи с этим од­новременное использование в судопроизводстве по конкретному делу первоначального и производного от него доказательств бес­смысленно и недопустимо.

Прямыми доказательствами называются те сведения о фак­тах, которые непосредственно указывают на обстоятельство, вхо­дящее в предмет доказывания, имеющее с ним однозначную связь. Поэтому именно к прямым доказательствам применимы в первую очередь требования относимости.

Косвенными доказательствами являются такие сведения, ко­торые связаны с искомым фактом побочной связью. Косвенные доказательства всегда содержат большую или меньшую степень вероятности и способны обосновать лишь предположительный вывод об обстоятельствах дела.

Количество и состав косвенных доказательств всегда зависят от конкретных фактов рассматриваемого дела. Например, Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 г. в ст. 48 называл косвенные до­казательства, с помощью которых можно было устанавливать отцовство: совместное проживание; ведение совместного хозяйст­ва до и после рождения ребенка; содержание ребенка на иждиве­нии предполагаемого отца.

В науке выработаны определенные правила судебного дока­зывания посредством косвенных доказательств, в соответствии с которыми:

— суд отдает явное предпочтение прямым доказательствам, а косвенные доказательства используются судом лишь при от­сутствии прямых;

— косвенные доказательства всегда используются в совокуп­ности;

— каждое косвенное доказательство не должно вызывать у судей ни малейшего сомнения;

— любое косвенное доказательство не должно противоречить другим доказательствам;

— в совокупности косвенные обстоятельства должны обосно­вывать всего один-единственный вывод о взаимоотношениях участников процесса.

Средства доказывания (объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные или вещественные доказа­тельства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертизы) имеют значение при их исследовании и оценке.

§6. О НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ В ИССЛЕДОВАНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом на суд первой инстанции возложена обязанность непосредственно исследовать доказательства по делу (ст. 157 ГПК). В судебном заседании судьи должны заслушать объяснения лиц, участвую­щих в деле, показания свидетелей, заключения экспертов, озна­комиться с письменными доказательствами, осмотреть вещест­венные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

Поэтому отступления от этого правила квалифицируются в судебной практике как судебные ошибки со всеми вытекающи­ми из этого последствиями.

Однако законом установлены два исключения из этой обя­занности: обеспечение доказательств и судебные поручения.

Обеспечение доказательств (их фиксация до начала судебно­го разбирательства дела) производится по заявлениям заинтересованных лиц, опасающихся, что представление необходимых для них доказательств сделается впоследствии невозможным или затруднительным (ст. 64 ГПК).

Обеспечивать доказательства можно в нотариальном или су­дебном порядке. Первый используется до возбуждения судопро­изводства по конкретному делу.

Просьба об обеспечении доказательств должна быть надлежа­щим образом обоснована: в заявлении следует указать, какие до­казательства надо обеспечить; обстоятельства, для подтверждения которых необходимы эти доказательства; причины, побудившие обратиться с просьбой об обеспечении доказательств, а также описать дело, для которого нужны данные доказательства.

В заявлении также должны быть указаны сведения о сторо­нах и месте их проживания или нахождения. Заявление подает­ся в суд, в котором рассматривается дело или в районе деятель­ности которого должны быть совершены процессуальные дейст­вия по обеспечению доказательств (ст. 65 ГПК).

Обеспечение доказательств нотариусами проводится путем, допроса свидетелей, осмотра вещественных и письменных доказательств, а также с помощью экспертизы. При этом руководствуются правилами, установленными ст. 102-103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате 1993 г.1

В судебном порядке доказательства обеспечиваются судьей в заседании, в котором ведется протокол.

Протоколы и все собранные в порядке обеспечения доказательства передаются в суд, рассматривающий дело, с уведомлением об этом лиц, участвующих в деле (ч. 2 ст. 66 ГПК).

Судебный протокол и собранные в порядке обеспечения до­казательств материалы будут непосредственно исследоваться при рассмотрении гражданского дела по существу. В случаях, не тер­пящих отлагательства, для обеспечения доказательств судья вправе после возбуждения судопроизводства осмотреть как пись­менные, так и вещественные доказательства на месте, зафиксиро­вав результат осмотра в судебном протоколе.

Необходимость использовать институт судебного поручения в гражданском процессе возникает в случае, когда необходимые доказательства находятся в другом городе или районе. Рассмат­ривающий дело суд своим определением поручает соответствую­щему суду выполнить конкретные процессуальные действия.

При этом он сообщает существо рассматриваемого дела, опи­сывает обстоятельства, подлежащие выяснению, и доказательства, которые надо собрать.

Судебное поручение обязательно для суда, которому оно ад­ресовано, и должно быть выполнено в судебном заседании в те­чение месяца со дня его получения.

В порядке судебного поручения можно производить опрос сторон и третьих лиц, допрос свидетелей, осмотр и исследование письменных или вещественных доказательств, обеспечение дока­зательств и др.

Вместе с тем неправомерно поручать другому суду собирать письменные или вещественные доказательства, истребовать от истца данные, подтверждающие обоснованность заявленного иска, а также сведения, которые должны содержаться в исковом заявлении (п. 20 постановления № 3 Пленума Верховного Суда РСФСР от 14 апреля 1988 года с последующими изменения­ми)1.

Относимость и допустимость доказательств в гражданском процессе. Правило относимости доказательств заключается в том, что суд должен принимать и исследовать только те доказатель­ства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 59 ГПК). Относящимися к делу являются доказатель­ства, которые могут подтвердить или опровергнуть существова­ние того или иного искомого факта, т. е. содержать сведения об искомых юридических фактах.

Под допустимостью доказательств необходимо понимать пра­вило, в силу которого суд может использовать только преду­смотренные законом виды доказательств. В связи с этим в ст. 60 ГПК предусмотрено, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены опреде­ленными средствами доказывания, не могут подтверждаться ни­какими другими средствами доказывания.

Глава   16 СРЕДСТВА СУДЕБНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ

§ 1. ОБЪЯСНЕНИЯ СТОРОН И ТРЕТЬИХ ЛИЦ

В гражданском процессе с помощью средств доказывания суд получает доказательственную информацию. Поэтому при рас­смотрении и разрешении гражданских дел невозможно исклю­чить средства доказывания, перечисленные в ст. 55 ГПК, также нельзя не учитывать их и при оценке доказательств.

Каждое из средств доказывания обладает определенной спецификой. Объяснения сторон и третьих лиц представляет собой сведения об интересующих суд фактах. Законом не предусмат­ривается предупреждение сторон и третьих лиц об уголовной ответственности за отказ от дачи объяснения или за дачу заведомо ложных объяснений. При проверке достоверности сведений, обобщенных указанными лицами, должна только учитываться их заинтересованность в исходе дела.

В  рассмотрении гражданских дел  активно участвуют истец, ответчик, а иногда и третьи лица. В своих заявлениях они изла­гают суду свое видение подлежащего разрешению спора о праве. В судебном заседании стороны и третьи лица выступают с объ­яснениями возникшей ситуации и обоснованием своих требований и возражений.

Сведения,  сообщаемые об обстоятельствах дела,  закон  при-s знает самостоятельным средством доказывания (ст. 68 ГПК). Однако содержащееся в выступлениях сторон и третьих лиц толкование соответствующих правовых норм, юридическая квалифика­ция    сложившихся    отношений,    рассуждения    эмоционального характера в гражданском процессе не являются средством дока­зывания.

Объяснения сторон и третьих лиц по характеристике их со­держания схожи со свидетельскими показаниями, что подтверж­дает то, что средство доказывания является формой доказатель­ства, но не само доказательство.

Кроме того, объяснения сторон и третьих лиц как самостоя­тельное средство доказывания имеет свои определенные особенности:

  это самое распространенное средство доказывания; в отличие от иных средств доказывания, которые могут быть или не быть в производстве, оно используется всегда и в любом граж­данском деле;

— это средство содержит первоначальные сведения по рас­сматриваемому делу, так как о самом правовом конфликте и его содержании судья узнает прежде всего от сторон и третьих лиц еще до начала судебного разбирательства, из заявления и опро­сов истца и ответчика в ходе подготовки дела к судебному рас­смотрению (п. 2, 3 ст. 150 ГПК);

— это основной источник информации по делу. Если другие средства доказывания раскрывают отдельные обстоятельства, моменты разбираемого дела, то участники разрешаемого дела зна­ют значительно больше, поскольку только они располагают всеми фактами, имеющими значение для дела. Именно поэтому объясне­ния сторон и третьих лиц названы первыми в перечне средств доказывания. Без них суд часто не в состоянии выяснить дейст­вительные обстоятельства дела, суть спорного правоотношения;

— это такое средство доказывания, где наиболее вероятны такие приемы, как умолчания, искажения (умышленные или не­умышленные) взаимоотношений участников дела и даже ложь.

Указанные особенности характеризуют объяснения истца, от­ветчика и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора. Объяснения третьих лиц без самостоятельных требований обычно содержат более локальную информацию об их личном участии в рассматриваемом конфликте.

Объяснения сторон и третьих лиц могут иметь четыре разно­видности: утверждение, признание, возражение и отрицание.

Утверждение содержит сведения о фактах, существование ко­торых доказывается самим лицом, утверждающим то или иное положение. Это наиболее распространенная разновидность объяс­нений, поскольку выступления лично заинтересованных лиц не­редко почти полностью состоят из утверждений.

Поэтому, если сторона, обязанная доказывать свои утвержде­ния, удерживает находящиеся у нее доказательства и не пред­ставляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объясне­ниями другой стороны (ч. 1 ст. 68 ГПК).

Признание представляет собой такое объяснение, где есть ин­формация о фактах, существование которых должна доказывать другая сторона. Сторона вправе признавать все факты основания иска или возражения против иска (полное признание) либо не­которые из указанных фактов (частичное признание).

Возможно признание с оговоркой, аннулирующей сделанное признание (квалифицированное признание). Например, истец действительно передавал искомую сумму денег, но за пределами исковой давности.

В гражданском процессе признание влечет определенные юридические последствия, так как признанные факты становятся бесспорными, что освобождает другую сторону от необходимости их дальнейшего доказывания. Для этого суд должен специальным определением принять признание факта или отказать в его признании.

В связи с этим закон (ч. 2 ст. 68 ГПК) устанавливает поря­док фиксации признания. Данный акт заносится в протокол су­дебного заседания и подписывается стороной, признавшей факт. Если признание факта изложено в письменном заявлении, то оно приобщается к делу.

Необходимо различать виды признания:

— судебное, т. е. признание, сделанное перед судом во время разбирательства дела, вследствие чего оно не нуждается в под­тверждении дополнительными доказательствами;

— внесудебное, т. е. признание, сделанное вне суда, которое выполняет лишь роль доказательственного факта.

Возражение представляет мотивированное непризнание пози­ции другой стороны. Возражение как самостоятельная разновид­ность объяснений сторон и третьих лиц возникает в связи с приведением новой фактической информации, опровергающей доводы другого участника спора.

Отрицание представляет собой самостоятельный способ су­дебной защиты (разновидность доказательственной информации), при котором сторона не соглашается с позицией другой стороны без приведения каких-либо доказательств.

В гражданском процессе объяснения сторон и третьих лиц являются важнейшим средством познания обстоятельств дела, в связи с чем перед судьей стоят следующие задачи:

— известить стороны и третьих лиц о времени и месте рассмот­рения дела (ст. 155 ГПК), для того чтобы заинтересованные лица присутствовали при разбирательстве дела и давали объяснения;

— проверить достоверность объяснений сторон иными сред­ствами доказывания, в противном случае объяснения будут голо­словными.

Кроме того, при оценке показаний сторон и третьих лиц суду необходимо соблюдать следующие правила:

— понять, в чем состоит суть требований истца и возраже­ний ответчика, т. е. определить их позиции в рассматриваемом споре о праве;

— отграничить в показаниях сведения о фактах от не имею­щих отношение к делу различных рассуждений, логических вы­водов и эмоций;

— следить за тем, чтобы объяснения сторон и третьих лиц обладали свойством внутренней согласованности, т. е. не проти­воречили самим себе, не содержали противоположных, взаимо­исключающих сведений;

— оценивать объяснения сторон и третьих лиц непременно с учетом всей собранной по делу доказательственной информации.

§2. ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ

Свидетель — это юридически незаинтересованный участник гражданского процесса, знающий сведения о фактах рассмат­риваемого дела, о которых обязан дать правдивые показания в судебном заседании.

Поэтому в ст. 69 ГПК прямо установлено, что не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

В гражданском процессе свидетелями могут быть любые граждане, способные правильно воспринимать обстоятельства действительности, имеющие отношение к разбираемому граждан­скому делу, т. е. обладающие в полной мере гражданской про­цессуальной правоспособностью.

Свидетель должен обладать способностью не только правиль­но воспринимать действительность (гражданская процессуальная правоспособность), но и давать о воспринятом правильные пока­зания (гражданская процессуальная дееспособность). По этому признаку не должны допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу физических или психических недостатков не способны объективно воспринимать факты и давать о них пра­вильные показания.

Кроме того, несовершеннолетние дети как свидетели облада­ют ограниченной дееспособностью в силу того, что психологиче­ские особенности ребенка, в первую очередь малолетнего, тако­вы, что он воспринимает окружающее не столько рационально, сколько эмоционально. При их допросе в суде привлекаются специалисты в области детской психологии, родители, педагоги, усыновители, опекуны или попечители (ст. 179 ГПК).

Не могут допрашиваться в качестве свидетелей судьи, при­сяжные, народные заседатели или арбитражные заседатели — о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с об­суждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных конфессий, прошед­шие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, кото­рые стали им известны из исповеди.

В юридической литературе свидетельские показания в зави­симости от их содержания подразделяют на три группы:

— сведения-информация;

— сведения, содержащие суждения;

— показания сведущих свидетелей.

Сведения-информация обычно дают свидетели, не знакомые со сложившимися взаимоотношениями и правоотношениями спорящих сторон, поскольку они ограничиваются изложением какого-то одного или нескольких фактов, имеющих значение для правильного разрешения гражданского дела. Такие показа­ния дают очевидцы, случайно узнавшие те или иные обстоя­тельства.

Другой вид показаний типичен для свидетелей, хорошо зна­комых со сторонами либо с одной из них, знающих развитие спорных отношений. Нередко такие свидетели (родственники, подруги, недруги одной из сторон) имеют фактическую заинте­ресованность в том или ином разрешении дела. Они, как пра­вило, не ограничиваются рассказом о конкретном факте, а изла­гают свои соображения, суждения и догадки, содержащие оцен­ку спорной ситуации, дают характеристики конфликтующих людей.

Поэтому отделить рассуждения данных лиц от собственно доказательственной информации суду бывает не всегда просто. И хотя показания указанных свидетелей более полно описывают спорную ситуацию, фактическую сторону дела, при этом велика опасность искажения обстоятельств дела, подмены доказательств необъективной информацией.

Третий вид показаний получают от сведущих свидетелей, которые в силу профессиональных, специальных знаний способ­ны не только сообщить суду информацию фактического характе­ра, но и указать причины и последствия совершения конкретных обстоятельств. Так, водитель может подробно и квалифициро­ванно изложить обстоятельства дорожно-транспортного происше­ствия, очевидцем которого был.

Поэтому сведущие свидетели близки по своей природе к спе­циалистам.

Вместе с тем необходимо отметить, что в гражданском праве свидетельские показания нередко не могут быть использованы для подтверждения каких-либо обязательств. Например, не­соблюдение письменной формы сделки лишает стороны возмож­ности в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (ст. 162 ГК).

Специально подчеркнута невозможность оспаривания, как правило, договора займа по безденежности путем свидетельских показаний (ст. 812 ГК). Свидетели могут подтверждать те или иные обстоятельства в порядке исключения, которое нередко специально оговаривается в законе (ст. 493, 887 ГК).

Кроме того, ограничивает возможности использования свиде­тельских показаний и так называемый свидетельский иммунитет. Если гражданину те или иные сведения, составляющие тай­ну, стали известны в силу его служебного положения, он не вправе разглашать их в суде.

Подобный перечень сведений, составляющих профессиональ­ную тайну, достаточно большой. Так, ими могут являться адво­катская тайна в отношении конфиденциальных сведений, став­ших известными адвокату в ходе судебного представительства; тайна банковских вкладов граждан; врачебная тайна в отноше­нии некоторых болезней (туберкулеза, венерических, онкологиче­ских и т. д.); нотариальная тайна; следственная тайна в отноше­нии данных предварительного следствия; лоцманская тайна и др.

Существуют также государственная, военная, дипломатиче­ская тайны. Конституция РФ называет личную и семейную тай­ны (ст. 24) и устанавливает запрет освидетельствования против самого себя, своего супруга и близких родственников (ст. 51). Международно-правовыми актами закреплен иммунитет дипло­матических представителей, членов правительственных делегаций и консульских работников в области гражданской юрисдикции, частично освобождающий их от функций свидетеля по граждан­ским делам.

В соответствии с ч. 4 ст. 69 ГПК вправе отказаться от дачи свидетельских показаний:

— гражданин против самого себя;

— супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей и родители, усыновители про­тив детей, в том числе усыновленных;

— братья и сестры друг против друга, дедушка, бабушка про­тив внуков и внуки против дедушки и бабушки;

— депутаты законодательных органов власти — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депу­татских полномочий;

— Уполномоченный по правам человека в Российской Феде­рации — в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением им своих полномочий.

Привлечение свидетелей в гражданское судопроизводство связано с финансовыми сложностями, поэтому в современном судебном процессе свидетели встречаются не очень часто. Неко­торые определенные категории гражданских дел рассматриваются без привлечения свидетелей (например, взыскание алиментов, за­долженностей и др.).

Необходимость в показаниях свидетелей может возникнуть в трех случаях:

— для установления некоторых фактов, которые нельзя доку­ментально закрепить (например, факт нахождения на иждивении);

— для выяснения обстоятельств, которые были в свое время документально оформлены, но документы утрачены и восстано­вить их невозможно (большинство дел об установлении юриди­ческих фактов в порядке особого производства);

— для исследования и проверки достоверности средств дока­зывания (объяснений сторон, письменных и вещественных дока­зательств и др.). Поэтому в судебной практике нередки случаи, когда свидетельские показания зачастую были незаменимым и эффективным процессуальным средством выявления подлож­ности документов, поступивших в суд, и т. д.

В гражданском процессе процессуальное положение свидете­ля определяется прежде всего возлагаемыми на него обязанно­стями, согласно которым он должен по вызову суда явиться на судебное заседание и дать правдивые показания (ст. 70 ,ГПК).

Указанные обязанности обеспечиваются возможностью применения таких юридических санкций, как наложение штрафа в размере до десяти минимальных размеров оплаты труда, при­нудительный привод в суд (ч. 2 ст. 168 ШК) и, наконец, при­влечение к уголовной ответственности (ч. 2 ст. 70 ГПК),

Выполнение процессуальных обязанностей призваны обеспе­чить следующие права свидетеля:

— давать показания на родном языке (ст. 9 ГПК);

— быть допрошенным судом в месте своего пребывания, если свидетель вследствие болезни, старости, инвалидности и других уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда (ст. 70 ГПК);

— пользоваться письменными заметками в тех случаях, когда его показания связаны с какими-либо цифровыми или другими данными, которые трудно удержать в памяти (ст. 178 ГПК);

— право на компенсацию понесенных расходов (ч. 3 ст. 70 ГПК).

Судье при оценке свидетельских показаний для принятия правильного решения по делу необходимо ответить на следую­щие вопросы:

— как соотносятся свидетельские показания с предметом до­казывания по рассматриваемому делу;

— допустимы ли свидетельские показания для установления конкретных обстоятельств дела;

— заинтересован ли свидетель в том или ином разрешении дела;

— способен ли он с учетом индивидуальных свойств пра­вильно воспринять, запомнить и произвести в суде доказательст­венную информацию;

— насколько полны показания свидетеля и достаточны ли они для формирования определенных сведений;

— соответствуют ли показания свидетеля имеющимся в деле фактическим данным или нет.

§ 3. ПИСЬМЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

В гражданском процессе письменными доказательствами яв­ляется то, что содержит буквы, знаки, цифры, линии и т. п., из чего суд получает сведения об обстоятельствах, необходи­мых для законного и обоснованного разрешения дела.

В ст. 71 ГПК предусмотрено, что письменными доказатель­ствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, име­ющих значение для рассмотрения и разрешения дела, докумен­ты, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные до­кументы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством фак­симильной, электронной или другой связи либо иным позволяю­щим установить содержание документа способом.

К письменным доказательствам относятся приговоры и реше­ния суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, при­ложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи).

Письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Если к рассматриваемому делу имеет отношение лишь часть докумен­та, представляется заверенная выписка из него.

Подлинные документы представляются тогда, когда обстоя­тельства дела согласно законам или иным нормативным право­вым актам подлежат подтверждению только такими документа­ми, когда дело невозможно разрешить без подлинных докумен­тов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Копии письменных доказательств, представленных в суд ли­цом, участвующим в деле или истребованных судом по своей инициативе, направляются другим лицам, участвующим в деле.

Кроме того, документ, полученный в иностранном государст­ве, признается письменным доказательством в суде, если не опровергается его подлинность и он легализован в установлен­ном порядке.

Иностранные официальные документы признаются в суде пись­менными доказательствами без их легализации в случаях, предусмот­ренных международным договором Российской Федерации.

Все перечисленные доказательства объединяет то, что в них зафиксированы определенные мысли.

В юридической науке в понятии письменного доказательства выделяют два отличительных признака:

— наличие какого-либо материального объекта (бумаги, кар­тона, ткани, железа и т. д.), т. е. письменное доказательство су­ществует, пока существует сам предмет;

— содержание доказательства, т. е. то, о чем свидетельствует это доказательство. При этом не важно, как изложено содержа­ние (знаками, буквами, цифрами, символами и т. д.), важно то, что оно содержит сведения об обстоятельствах рассматриваемого гражданского дела.

В гражданском судопроизводстве с помощью письменных до­казательств можно устанавливать любое обстоятельство, имеющее значение для дела. Письменные доказательства являются самыми распространенными средствами доказывания в гражданском про­цессе, поскольку основную доказательственную информацию по делу суд получает именно через данное средство доказывания.

Однако это не означает, что представляемые в суд акты, справки, письма и документы безупречны. Например, если вос­приятие пишущего человека по каким-то причинам было ущерб­но, то и составляемый акт будет неистинным.

В тексте также могут быть сознательные неточности, умолча­ния, фальсификации обстоятельств взаимоотношений участников спора о праве. Поэтому выявить достоверность такого документа, составленного в прошлом, бывает очень сложно.

Несомненное достоинство письменных доказательств заключа­ется в том, что с момента фиксации того или иного текста пере­стает действовать фактор памяти, поскольку то, что зафиксиро­вано (на бумаге, картоне, ткани, железе и т. д.) уже не забудется никогда.

Отличительные признаки данного средства доказывания от вещественных доказательств (если последние представляют со­бою документы, записи, акты и т. п.) состоят в том, что если речь идет о документах, с которых могут быть сняты копии для гражданского дела, это будет являться письменным доказатель­ством; документы, которые не подлежат тиражированию, — веще­ственными доказательствами.

Например, в определенных случаях подложный документ бу­дет являться вещественным доказательством, когда суд будут ин­тересовать его внешние свойства.

Письменные доказательства по своей природе очень разнооб­разны. Поэтому их принято подразделять:

— по субъекту (официальные и неофициальные документы);

— по способу формирования (подлинники и копии);

— по содержанию (распорядительные и справочно-информационные акты);

— по форме (простые и нотариально удостоверенные акты, а также документы, форма которых установлена правовыми нор­мами и обязательна к применению).

Помимо перечисленных письменных доказательств особое место занимает протокол судебного заседания, поскольку он со­ставляется беспристрастными судебными работниками. Его со­держание охватывает всю процессуальную деятельность суда, и в нем документально закреплены личные доказательства (объясне­ния сторон, третьих лиц, показания свидетелей, устные заключе­ния экспертов и специалистов), а также акты-распоряжения уча­стников спора субъективными правами и процессуальными сред­ствами их защиты (признание иска, отказ от .иска, заключение мирового соглашения).

В гражданском процессе доказательственная сила протокола судебного заседания очень велика, поскольку при расхождении между судебным протоколом и постановлениями суда вышестоя­щий суд всегда отдает предпочтение именно протоколу судебно­го заседания.

По общему правилу письменные доказательства представля­ются судье заинтересованными лицами, поскольку это их прямая процессуальная обязанность. Судья лишь вправе оказать помощь сторонам и по их ходатайству истребовать отдельные письмен­ные доказательства (ст. 57, п. 9 ч. 1 ст. 150 ГПК).

Неисполнение данной обязанности может повлечь примене­ние штрафных санкций к виновным должностным лицам и гражданам независимо от степени участия в судопроизводстве (ч. 3 ст. 57 ГПК).

Письменные доказательства вначале исследуются путем их оглашения в судебном заседании и затем предъявления лицам, участвующим в деле, их представителям, а в необходимых слу­чаях свидетелям, экспертам и специалистам. После этого могут выступить стороны и третьи лица и дать объяснения.

При оценке доказательств изучают прежде всего форму докумен­та (наличие реквизитов, подписей) и лишь затем его содержание. При этом учитывается отношение содержащейся в документе ин­формации к предмету доказывания, а также соответствие содержа­ния документа иным сведениям, имеющимся в деле, сопоставление их с другими доказательствами.

По содержанию письменные доказательства делятся на распо­рядительные и осведомительные.

Распорядительными называются такие письменные доказа­тельства, которые содержат волеизъявление одного или несколь­ких лиц (в том числе и юридических), органа государственной власти или управления, направленное на установление, измене­ние или прекращение определенного правоотношения.

Осведомительными являются письменные доказательства, со­держащие сведения о наличии или отсутствии определенных фактов (справки, удостоверения, докладные записки, письма де­лового и частного характера, не выражающие волеизъявлений, акты, отчеты, техническая документация, протоколы собраний и т. д.).

По субъекту, от которого исходят документы, также можно различать: на официальные, т. е. исходящие от государственных и общественных учреждений, предприятий, организаций, и не­официальные, т. е. исходящие от граждан.

По форме письменные доказательства в гражданском процес­се подразделяются на простые письменные и нотариально удос­товеренные.

§ 4. ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Согласно ст. 73 ГПК вещественными доказательствами явля­ются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить сред­ством установления обстоятельств, имеющих значение для рас­смотрения и разрешения дела.

Понятие вещественного доказательства охватывает самые раз­личные предметы, которые представлены или только названы участниками судопроизводства по конкретному делу.

В гражданском процессе выделяются три группы предметов, которые можно отнести к вещественным доказательствам:

— материальные объекты рассматриваемых исков (имущест­во, на которое претендует истец, спорная жилая площадь и т. п.). Доказательственное значение могут иметь такие свойст­ва, как цена имущества, его качественная характеристика, объем, местонахождение;

— недоброкачественная продукция, испорченные вещи, час­тично или полностью утратившие товарные свойства и др. Они могут свидетельствовать как о собственной потребительской цен­ности, так и об интенсивности неправомерной деятельности от­ветчиков либо третьего лица на стороне ответчика;

— поддельные или подложные документы, а также ошибоч­ные акты официальных органов.

При всем своем многообразии все эти вещественные доказа­тельства важны прежде всего не содержанием, как письменные доказательства, а своими свойствами (внешний вид, изменения, местонахождение, принадлежность). Именно поэтому они незаме­нимы как средства доказывания и подлежат тщательному хране­нию, в ряде случаев — в камерах хранения суда (ст. 74 ГПК).

Вещественные доказательства обладают доказательственной ценностью в следующих случаях:

— если служат доказательствами в качестве объектов непо­средственного судебного познания (например, во время разбира­тельства дела суд осматривает представленные сторонами вещи и убеждается в их недоброкачественности и т. п.);

— если они имеют значение доказательственного факта (на­пример, нахождение определенной вещи у ответчика подтвержда­ет факт правонарушения);

  если они являются объектами экспертного исследования.

Вещественные доказательства, как самостоятельные средства доказывания, не всегда удобны для использования в судебной практике, поскольку это могут быть вещи громоздкие, нетранс­портабельные, нуждающиеся в особом режиме хранения (ст. 74 ГПК). Поэтому они после вступления решения суда в за­конную силу возвращаются владельцам либо тем, за кем суд признал право на эти предметы (ст. 76 ГПК).

В гражданском процессе также предусмотрены:

— широкий спектр производных доказательств;

— осмотр на месте вещей, которые не могут быть доставле­ны в суд.

Поэтому вместо подлинных предметов в судебное заседание могут быть представлены их фотографии, чертежи, описания, аудио-, видеозаписи, рисунки, слепки, экспериментальные образ­цы и др. Практически нет ограничений в информации вторично­го характера, заменяющей первоначальные вещественные доказа­тельства.

Осмотр вещественных доказательств на месте производится судом с извещением лиц, участвующих в деле, как в стадии под­готовки дела к разбирательству (п. 10 ч. 1 ст. 150 ГПК), так и в судебном разбирательстве (ст. 184 ГПК). Во всех случаях в су­дебном заседании заинтересованные лица дают объяснения и об­ращают внимание суда на те или иные стороны, свойства осмат­риваемых вещей.

Суд ведет протокол, к которому могут прилагаться составлен­ные или проверенные при осмотре планы, чертежи, схемы, расче­ты, копии документов, сделанные во время осмотра видеозаписи, фотоснимки письменных и вещественных доказательств, а также заключение эксперта и консультация специалиста в письменной форме.

Необходимость осмотра судом возникает, в частности, в отно­шении предметов, подверженных быстрой порче (ст. 75 ГПК).

Вещественные доказательства должны поступать в суд от сторон и других лиц, участвующих в деле и в случае затрудне­ний судья вправе выдать лицу, ходатайствующему об истребова­нии вещественного доказательства, запрос на право его получе­ния для последующего представления в суд.

В ст. 57 ГПК подробно регламентирован порядок истребова­ния и представления вещественных доказательств, а также право­вые санкции за непредставление истребуемых судом предметов.

Расходы по хранению вещественных доказательств распреде­ляются между сторонами в соответствии со ст. 99 ГПК.

§ 5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

В гражданском процессе заключение экспертов представляет собой выводы сведущих лиц (экспертов) по вопросам, требую­щих специальных познаний в области науки, техники, искусства, ремесла. Поэтому при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экс­пертизу (ст. 79 ГПК).

В гражданском судопроизводстве существует негласное поло­жение: судьи обладают знаниями права (еще римские юристы говорили: jurus cor um legas — судьи знают законы) и элемен­тарными знаниями, в том числе, знаниями общеизвестных фак­тов, в связи с чем вправе самостоятельно строить собственные суждения.

Экспертиза представляет собой научный метод, с помощью которого судьи, не обладающие специальными знаниями, ана­лизируют обстоятельства дела и связи между ними. В разреше­нии дела экспертиза является своеобразным видом консультации суда специалистами, хотя сама по себе она не признается сред­ством доказывания. Доказательственное значение для дела будут иметь только выводы экспертного исследования.

В юридической науке отмечено, что в экспертном заключении:

— отражается подтвержденное практикой положение науки;

— констатируются обстоятельства конкретного дела;

— делается вывод из установленной научной закономерности по отношению к данному частному случаю, материалам рассмат­риваемого конкретного гражданского дела.

Поэтому в гражданском судопроизводстве экспертиза пред­ставляет суду новые средства доказывания и тем самым содейст­вует законному и обоснованному осуществлению правосудия по конкретному делу.

В гражданском процессе экспертиза проводится по широкому кругу вопросов: для определения состояния здоровья человека, степени его трудоспособности, психической полноценности; для анализа определения качества товаров и продукции, объема вы­полненных работ; для определения возможности раздела в нату­ре домовладения, авторства и т. п.

В этой связи существуют разнообразные виды судебной экс­пертизы: судебно-медицинская, судебно-психиатрическая, судебно-психологическая, криминалистическая, товароведческая, судебно-бухгалтерская, судебно-строительная, графологическая, фоноскопическая, генетическая и др.

В связи с тем что заключение эксперта и содержащуюся в нем информацию трудно отделить от объекта экспертного ис­следования и заключенных в нем фактических данных, важное теоретическое и практическое значение приобретает вопрос о ме­сте такого заключения в аспекте проблемы классификации су­дебных доказательств.

Исходя из того, что заключение эксперта всегда основано на уже собранном по делу доказательственном материале, некото­рые ученые считают, что заключение эксперта является произ­водным доказательством.

Однако вряд ли можно согласиться с данной точкой зрения, поскольку производные доказательства всегда воспроизводят содер­жание первоначальных доказательств, следовательно, заключение эксперта необходимо отнести к первоначальным доказательствам.

Кроме того, в заключении эксперта доказательственную цен­ность имеет не копирование или воспроизведение уже известных данных, а выводы из них, сделанные экспертом на основе его специальных знаний, т. е. факты, установленные в результате са­мостоятельного экспертного исследования.

В отличие от этого, производное доказательство способно лишь скопировать, отобразить, воспроизвести содержание другого доказательства, но не может прибавить к нему новых фактов, бо­лее того, оно чаще всего утрачивает часть информации, содержав­шейся в первоначальном доказательстве. Поэтому производное до­казательство не способно заменить заключение эксперта, сделан­ное на основе его проведенного специального исследования.

Заключение эксперта должно быть отнесено к группе сме­шанных доказательств, поскольку источником фактов, устанавли­ваемых экспертом, является, с одной стороны, сведущее лицо, с другой — предметы. Соответственно недоброкачественность за­ключения эксперта как доказательства может явиться результатом недоброкачественности как одного источника (например, эксперта), так и другого (недоброкачественности материалов, на которых было основано это заключение).

Таким образом, при оценке заключения эксперта должна быть определена доброкачественность обоих источников информации.

Эксперт, в отличие от свидетеля, как правило, воспринимает не факты, имеющие юридическое значение, а доказательственные факты. Процессу формирования заключения эксперта предшест­вует процесс формирования воспринимаемых и исследуемых экс­пертом доказательств (объектов экспертизы).

Дефекты в формировании объектов экспертизы неизбежно влекут за собой и дефектность заключения эксперта. Эксперт не только воспринимает определенные видения, но и оценивает их с точки зрения своих научных знаний о связях явлений, позна­вая в результате такой оценки новые факты.

Поскольку проведение экспертизы основано на специальных знаниях, которыми обладает эксперт или эксперты, интерес пред­ставляет выяснение вопроса: что же следует понимать под специ­альными знаниями? Гражданско-процессуальное законодательство не расшифровывают понятия специальных знаний, ограничиваясь указанием на области, в которых эти знания могут потребовать­ся,— наука, искусство, техника или ремесло (ст. 79 ГПК).

Очевидно, что не всякий специалист, имеющий диплом о соот­ветствующем образовании или опыт определенной работы, может быть назначен в качестве эксперта. Конкретный объем специаль­ных знаний, которыми должен владеть эксперт, зависит от степени сложности данной отрасли знаний и индивидуальных особенностей конкретного случая, ставшего предметом экспертного исследования. Поэтому под специальными знаниями следует понимать та­кую совокупность профессиональных знаний, навыков и умений, которая приобретена в результате специального образования или (и) опыта работы, соответствует современному уровню развития определенной области науки, техники, искусства или ремесла и является достаточной для проведения экспертного исследова­ния и дачи компетентного заключения по интересующим суды вопросам по конкретному делу.

В гражданском процессе судом также может быть назначена комплексная экспертиза, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с исполь­зованием различных областей знания или с использованием раз­личных научных направлений в пределах одной области знания (ст. 82 ГПК), которая поручается нескольким экспертам.

По результатам проведенных исследований эксперты формули­руют общий вывод об обстоятельствах и излагают его в заключе­нии, которое подписывается всеми экспертами. Эксперты, которые не участвовали в формулировании общего вывода или не соглас­ны с ним, подписывают только свою исследовательскую часть.

Помимо комплексной экспертизы суд вправе назначить также и комиссионную экспертизу, которая назначается для установле­ния обстоятельств дела двумя или более экспертами в одной об­ласти знания. Если эксперты пришли к общему выводу, то они формулируют его и подписывают, В случае, если эксперты не пришли к такому общему выводу, то эксперт, не согласный с другим экспертом или другими экспертами, вправе дать отдель­ное заключение по всем или отдельным вопросам, вызвавшим разногласия (ст. 83 ГПК).

Существуют две модели судебного познания: информацион­ное и логическое. Так, при информационном познании средст­вом получения знаний служит средство доказывания, и содержа­щиеся в нем сведения дают суду знания об обстоятельствах рас­сматриваемого дела. Например, сторона, свидетель сообщают в судебном заседании какую-либо информацию, из чего судья делает вывод об определенных обстоятельствах действительности и взаимоотношениях участников дела.

В логическом познании доказательствами выступают ранее уже установленные факты (доказательственные факты), которые выпол­няют роль посылок, аргументов для получения знания, необходи­мого для вывода. Поэтому формирование окончательного вывода на основе логического анализа собранного и изученного доказате­льственного материала и составляет вторую ступень познания.

В гражданском процессе одной из разновидностей логическо­го познания является экспертиза. Эксперт анализирует представ­ленный ему судом доказательственный материал (вещественные доказательства) и на этой основе делает вывод, который являет­ся доказательством. При такой модели доказывания обязателен субъект доказывания, обладающий специальными знаниями, за­крепляемыми в особом гражданском процессуальном документе, именуемом заключение эксперта.

Однако при этом необходимо иметь в виду, что логическое познание осуществляется после получения информационного знания и после того, как определена достоверность доказательст­венных фактов.

В гражданском судопроизводстве экспертиза назначается определением судьи, как правило, при подготовке дела к судеб­ному разбирательству. Вопросы, подлежащие экспертному разъ­яснению, в конечном счете определяет судья. Стороны вправе представить свои вопросы (ст. 79 ГПК). Отклонение предложен­ных вопросов судья обязан мотивировать.

Как правило, судья адресует свое определение специализиро­ванным экспертным учреждениям, руководство которых и назна­чает конкретного эксперта, хотя и может поручить проведение экспертизы конкретному эксперту. В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения (если экспертиза проводится специалистами этого учреждения) об уголовной ответственности.

В гражданском процессе к личности эксперта закон предъяв­ляет особые требования. В соответствии со ст. 18 ГПК он дол­жен быть не заинтересован в исходе дела лично, прямо или кос­венно, т. е. быть беспристрастным.

Кроме того, эксперт не может участвовать в рассмотрении дела в следующих случаях:

— если он находился либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их пред­ставителей;

— является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей.

Помимо первоначальной судебной практике известны допол­нительные экспертизы для решения вопросов, не решенных ра­нее, а также повторные, когда заново рассматриваются те вопро­сы, на которые уже имеются ответы, но выводы эксперта вызы­вают сомнение по существу (ст. 87 ГПК). В целях разъяснения или дополнения заключения суд может допросить эксперта.

При наличии в деле нескольких противоречивых заключе­ний могут быть вызваны эксперты, проводившие как первич­ную, так и повторную экспертизу. Вместе с тем противоречия в заключениях нескольких экспертов не во всех случаях требу­ют повторной экспертизы. Суд может путем допроса экспертов получить необходимые разъяснения, дополнительное обоснова­ние выводов.

Однако назначение повторной экспертизы должно быть моти­вировано. Суду следует указать в определении, какие выводы первичной экспертизы вызывают сомнения, сослаться на обстоя­тельства дела, которые не согласуются с выводами эксперта.

Для эксперта существуют как обязанности, так и права, при­званные обеспечивать проведение им исследования. Например, согласно ст. 85 ГПК, лицо, назначенное экспертом, обязано при­нять к производству порученную ему судом экспертизу и прове­сти полное исследование представленных материалов и докумен­тов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться по вызову суда для личного участия в су­дебном заседании и ответить на все вопросы, связанные с прове­денным исследованием.

Во вводной части судебного заседания суд разъясняет экспер­ту его обязанности и права (ст. 165 ГПК). Эксперт присутствует в течение всего разбирательства дела и вправе задавать вопросы участникам судопроизводства, а также участвовать в осмотре ве­щественных доказательств.

Он вправе просить суд о предоставлении ему дополнитель­ных материалов и документов для исследования; задавать в су­дебном заседании вопросы лицам, участвующим в деле, и свиде­телям; ходатайствовать о привлечении к проведению экспертизы других экспертов (ст. 85 ГПК).

В конце рассмотрения дела по существу эксперт дает устно свое заключение. Судья и лица, участвующие в деле, вправе за­давать ему вопросы (ст. 180 ГПК). Заключение неявившегося эксперта оглашает судья (ст. 187 ГПК).

Эксперт дает заключение в письменной форме (ст. 86 ГПК), в структуре которого должны четко выделяться:

— научное положение, из которого исходил эксперт;

— конкретные данные об исследуемом объекте;

— собственный вывод — умозаключение, ответ на поставлен­ный судьей вопрос.

К экспертным заключениям предъявляются три основных требования:

— квалифицированность (выводы эксперта должны опирать­ся на соответствующие специальные знания);

— определенность (выводы должны быть категорическими, т. е. не допускать различных толкований);

— доступность (заключение должно быть понятно судьям и лицам, участвующим в деле, а также гражданам, присутствую­щим в суде и не имеющим специального образования)1.

Лица, участвующие в деле, вправе присутствовать при проведе­нии экспертизы, за исключением случаев, когда такое присутствие при проведении экспертизы может помешать исследованию, сове­щанию экспертов и составлению заключения (ч. 3 ст. 84 ГПК).

Заключение эксперта для суда необязательно и суд оценивает его по общим правилам оценки судебных доказательств (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК).

Если сторона уклоняется от участия в проведении эксперти­зы или чинит препятствия ее проведению (не является на экс­пертизу, не представляет экспертам необходимых материалов и документов для исследования), а по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, то суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, уста­новленным или опровергнутым.

§ 6. АУДИО- И ВИДЕОЗАПИСИ И ИНЫЕ СРЕДСТВА ДОКАЗЫВАНИЯ

Аудио- и видеозаписи являются в гражданском процессе са­мостоятельным средством доказывания. В гражданском судопро­изводстве нередко на практике может возникнуть необходимость в проведении фоноскопической экспертизы по делу. В связи с этим для дачи правильного заключения экспертам не безраз­лично будет знать, в каких условиях осуществлялась данная аудио- и (или) видеозапись.

Поэтому одним из условий, способствующих правильному проведению экспертизы и будет являться полная информация о времени и лицах, производивших эту аудио- и (или) видео­запись на электронном или ином носителе, т. е. когда, кем и в каких условиях осуществлялась эта запись (ст. 77 ГПК).

Поскольку носители аудио- и видеозаписей не являются гро­моздкими предметами, то они могут постоянно храниться в ка­мере хранения суда в неизменном состоянии и суд принимает меры для сохранения их в неизменном состоянии.

В исключительных случаях после вступления решения суда в законную силу носители аудио- и видеозаписей могут быть возвращены лицу или организации, от которых они получены. По ходатайству лица, участвующего в деле, ему могут быть вы­даны изготовленные за его счет копии записей.

Однако это возможно только в исключительных случаях по­сле вступления решения суда в законную силу, если суд придет к выводу о том, что возвращение аудио- и видеозаписи не нане­сет вред правам и законным интересам других лиц.

Все это должно быть убедительно аргументировано в опреде­лении судьи, которое в случае несогласия заявитель вправе об­жаловать путем подачи частной жалобы.

Однако в случае возврата судьей аудио- и видеозаписи в деле должны оставаться:

  заявление о возврате аудио- и видеозаписи;

— копии аудио- и видеозаписи, заверенные судьей.

Несмотря на то что перечень средств доказывания, указанных в ч. 1 ст. 55 ГПК, является исчерпывающим и никакие иные средства не могут быть правомерными в гражданском судопроизводстве, вместе с тем современная юридическая практика на­стойчиво требует изменения сложившегося стереотипа.

Представляется, что подобное жесткое ограничение состава средств доказывания относится только к тем из них, которые содер­жат первоначальные, а не производные доказательства, которые мо­гут быть представлены, например, в современном электронном виде.

Кроме того, несмотря на то, что Гражданский процессуаль­ный кодекс не признает показания судебных представителей са­мостоятельным средством доказывания, некоторыми учеными высказано мнение о том, что в отношении законных представи­телей должно быть сделано исключение. Это аргументируется тем, что они вступают за представляемого в материально-право­вые отношения, поэтому осведомлены о фактических обстоятель­ствах дела.

Также должен быть решен вопрос и о признании специали­ста субъектом судебного доказывания, тем более что его участие в гражданском процессе предусмотрено законом (ст. 164, 168, 171, 184, 188 ГПК и др.) и он по своему статусу отличается как от эксперта, так и от сведущего свидетеля.

Подобно заключению эксперта, заключение специалиста следу­ет отнести к группе смешанных доказательств. Здесь, по сущест­ву, имеются два источника информации — осмотренные специали­стом объекты (в первую очередь — вещественные доказательства), а также сам специалист, который с помощью своих специальных знаний и навыков выявляет и закрепляет информацию, содержа­щуюся в такого рода объектах, а также высказывает свои оценоч­ные суждения по возникающим в ходе рассмотрения дела вопро­сам, например об оценке имущества или стоимости ремонта по­врежденной вещи. Причем одно от другого отделить невозможно.

Лицо не сможет дать компетентного заключения, не осмотрев соответствующий объект, а также если оно не обладает соответ­ствующими специальными знаниями.

В процессуальной литературе верно обращается внимание на то обстоятельство, что институт участия специалистов в граждан­ском процессе обусловлен действием принципа процессуальной экономии. Оказываемая суду научно-техническая и справочно-консультативная помощь специалистов носит ярко выражен­ный оперативный характер и способствует экономии процессуаль­ных сил и средств суда и лиц, участвующих в деле, что в конеч­ном итоге ведет к реальному сокращению сроков нахождения дел в судах.

Используя свои специальные знания и навыки, специалист помогает суду выявить в исследуемых вещественных доказатель­ствах те их признаки, свойства и качества, которые могут иметь значение для правильного разрешения дела.

Что касается процессуальных форм, в которых специалисты оказывают научно-техническую и справочно-консультативную по­мощь суду, то к ним относятся:

— участие в исследовании доказательств в судебном заседа­нии, а также при осмотре на месте;

— представление суду письменных и устных заключений справочно-консультативного характера, например, о стоимости вещи, особенностях ее потребительских свойств или технических характе­ристик, стоимости ремонта поврежденного имущества и т. п.;

— оказание научно-консультативной помощи суду при назна­чении экспертизы, а также при изучении заключения эксперта в процессе подготовки к судебному разбирательству;

— представление письменного заключения в суд апелляцион­ной, кассационной или надзорной инстанций.

Такого рода заключения в апелляционной, кассационной и надзорной практике обоснованно рассматриваются в качестве дополнительных материалов. При этом суд должен критически оценивать заключения специалистов и не проявлять односторон­ность в исследовании обстоятельств дела, придавая такого рода заключениям большую силу по сравнению с иными доказатель­ствами, что не может быть признано правильным.

Заключение специалиста основано на неразрывной взаимосвя­зи двух компонентов — исследуемого доказательства или иного объекта материального мира (например, живого лица) и специа­листа, обладающего необходимыми познаниями в соответствую­щей области науки, техники, искусства или ремесла. Благодаря наличию таких знаний специалист извлекает из осматриваемых им объектов интересующую суд информацию, а также высказыва­ет соответствующие оценки (о стоимости имущества или стоимо­сти его ремонта, возможности переоборудования жилого помеще­ния и т. д.).

Из этого можно сделать вывод о том, что суд должна инте­ресовать не профессиональная информация, которой располагает специалист, сама по себе, но лишь заключение специалиста, дан­ное им в результате осмотра соответствующих объектов.

Между тем в некоторых специальных учреждениях, например в Бюро товарных экспертиз, распространена практика заочных заключений. При этом соответствующие специалисты не осмат­ривают подлежащие оценке предметы не только в тех случаях, когда таковых нет в наличии (чаще всего здесь идет речь о воз­мещении стоимости утраченных вещей), а иногда уклоняются от осмотра  вещей,  имеющихся  в  натуре  и  дают  заключение  без осмотра этих предметов, что недопустимо.

В деятельности экспертов и специалистов в гражданском су­допроизводстве имеется как черты сходства, так и существенные различия. В качестве эксперта или специалиста привлекаются лица, обладающие специальными знаниями в соответствующей области науки, искусства, техники и ремесла и не имеющие юридической заинтересованности в исходе дела. И эксперт, и специалист являются субъектами гражданских процессуальных отношений, относятся к лицам, оказывающим содействие в осу­ществлении правосудия.

Различия в процессуальном положении эксперта и специали­ста заключаются в том, что они имеют разные задачи и разный объем прав и обязанностей; их деятельность облекается в раз­ную процессуальную форму; неодинаково также правовое значе­ние деятельности эксперта и специалиста.

В рассмотрении одного и того же гражданского дела одновре­менно могут принимать участие как специалист, так и эксперт. В частности, суд может назначить экспертизу, если выводы специ­алиста по вопросам, требующим специальных познаний, вызывают у лиц, участвующих в деле, и суда обоснованные сомнения. С по­мощью заключения эксперта в необходимых случаях может быть проверена достоверность заключения специалиста и наоборот.

Кроме того, действующий Гражданский кодекс предусмотрел такие средства доказывания, как электронные средства платежа, аналоги собственноручной подписи, кодов, паролей и иные сред­ства, подтверждающие, что распоряжение денежными средствами дано уполномоченным на это лицом (ч. 3 ст. 847 ГК).

Он же регламентировал, что определенные права могут удос­товеряться бездокументарными ценными бумагами с помощью средств электронно-вычислительной техники (ст. 149, 1025 ГК). Юридическая (доказательственная) природа указанных средств доказывания в праве окончательно еще не определена, однако в зависимости от того, что будет интересовать суд — содержание или форма, — в настоящее время их можно отнести к письмен­ным или вещественным доказательствам.

Обеспечение доказательств. Обеспечением доказательств на­зываются меры, направленные на сохранение сведений об обсто­ятельствах дела, в случаях когда использование источника этих сведений может в будущем оказаться затруднительным или не­возможным.

Обеспечение доказательств до возникновения дела в суде от­носится к компетенции нотариальных органов (ст. 102 Основ за­конодательства Российской Федерации о нотариате), а после возбуждения дела — к компетенции судов.

 

Глава   17 СУДЕБНЫЙ ПРИКАЗ

§ 1. СУДЕБНЫЙ ПРИКАЗ КАК УПРОЩЕННОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО

В гражданском процессе институт судебного приказа учреж­ден Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. «О внесении из­менений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР».

Создание приказного производства обусловлено потребностя­ми судебной практики в связи с нецелесообразностью использо­вания сложной гражданской процессуальной формы искового производства для рассмотрения и разрешения ряда бесспорных требований. Применение искового порядка для разбирательства документально подтвержденных и не оспариваемых правопритязаний не оправданно ни с позиций начал процессуальной эконо­мии, ни с позиций финансовых затрат государства.

Исторически судебный приказ существовал еще в нормах рим­ского права, судопроизводстве Австрии, Германии, царской Рос­сии. Также бесспорные требования гражданской юрисдикции из­вестны во многих странах (Франция, Финляндия, Чехия, США), где для их разрешения установлены упрощенные производства.

Исторически сложилось применение двух видов судебного приказа:

— безусловный (неоспоримый);

— условный (оспоримый).

При безусловном судебном приказе должник был лишен пра­ва на обжалование судебного вердикта и на него возлагалась только обязанность исполнить его. Второй вариант был более демократичным и позволял должнику оспаривать судебный при­каз и тем самым приостанавливать его действие.

В нашей стране учреждению судебного приказа предшествовал многолетний опыт взыскания в упрощенном порядке алиментов на содержание ребенка, родившегося у родителей, состоявших в зарегистрированном браке (Указ Президиума Верховного Сове­та РСФСР от 20 февраля 1985 г. «О некотором изменении по­рядка взыскания алиментов на несовершеннолетних детей»).

После того как многолетняя практика убедительно доказала, что в упрощенном судопроизводстве права и законные интересы личности не нарушаются и обеспечивается законность разреше­ния заявленных требований, законодатель ввел в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР главу 11-1 «Судебный приказ», расширив тем самым границы упрощенного судопроизводства.

Судебный приказ по своей юридической характеристике яв­ляется прежде всего производством, поскольку его содержание представляет собой совокупность последовательно совершаемых действий, предусмотренных в ГПК. Кроме того, судебный приказ является и судопроизводством, поскольку в нем активно участ­вует суд, осуществляя властные полномочия по возбуждению, развитию производства и разрешению заявленных требований.

Следовательно, судебный приказ представляет собой реализацию в гражданской процессуальной форме судебной власти. Это один из 5 самостоятельных видов гражданского судопроизводства, существу­ющий наряду с исковым, особым и другими производствами.

Судебный приказ в гражданском процессе представляет собой упрощенное судопроизводство, поскольку в нем нет многих про­цессуальных средств, типичных для иных видов судопроизводст­ва. Так, судебному приказу неизвестны иск и исковые средства защиты права, судебное доказывание в полном объеме. Не суще­ствуют также судебное разбирательство дела и вызов сторон для заслушивания их объяснений.

В главе 11 ГПК лишь предусмотрены такие гражданско-процессуальные средства, как подсудность дел, извещение должника, государственная пошлина, судебные определения, возражения должника, отмена судебного приказа и др. Закон установил фор­му и содержание заявления о выдаче судебного приказа (ст. 124 ГПК) и самого судебного приказа (ст. 127 ГПК).

В соответствии с ГПК (ст. 122) судебный приказ выдается, если:

— требование основано на нотариально удостоверенной сделке;

— требование основано на сделке, совершенной в простой письменной форме;

— требование основано на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта;

— заявлено требование о взыскании алиментов на несовер­шеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью при­влечения других заинтересованных лиц;

— заявлено требование о взыскании с граждан недоимок по налогам, сборам и другим обязательным платежам;

— заявлено требование о взыскании начисленной, но не вы­плаченной работнику заработной платы;

— заявлено органом внутренних дел, органом налоговой поли­ции, подразделением службы судебных приставов о взыскании рас­ходов, произведенных в связи с розыском ответчика, или должника и его имущества, или ребенка, отобранного у должника по реше­нию суда, а также расходов, связанных с хранением арестованного имущества, изъятого у должника, и хранением имущества долж­ника, выселенного из занимаемого им жилого помещения.

Этот перечень не подлежит произвольному толкованию и расширению.

В указанных случаях судебный приказ выдается при двух не­пременных условиях:

— должник согласен с требованием взыскателя;

— представленные документы достаточны для законного удовлетворения заявленного требования (ст. 125 ГПК).

Процессуальный порядок выдачи судебного приказа достаточ­но прост. Например, заинтересованное лицо по правилам общей подсудности подает в суд заявление о выдаче судебного приказа. Заявление должно содержать установленные законом реквизиты (ст. 124 ГПК), к нему приобщаются копии заявления и докумен­тов, прилагаемых для должника. Заявление оплачивается гос­пошлиной в половинном размере ставок, предусмотренных для исковых заявлений.

При неуплате госпошлины, если место жительства или место нахождения должника находится вне пределов Российской Феде­рации, непредставлении подтверждающих документов, если из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве, а также если по заявляемому требованию не пре­дусмотрена выдача судебного приказа судья отказывает в тече­ние трех дней в принятии заявления о вынесении судебного приказа (ст. 125 ГПК).

В случае принятия заявления судья должен в течение пяти дней вынести судебный приказ, после чего выслать должнику копии поступивших документов и предоставить ему десятиднев­ный срок для ответа на заявленное требование.

При неполучении в установленный срок ответа должника су­дья выдает взыскателю судебный приказ.

Судебный приказ (в двух экземплярах) выносит судья без удаления в совещательную комнату. Приказ имеет силу испол­нительного документа и подлежит принудительному исполнению по истечении десятидневного срока по правилам исполнительно­го производства.

Таким образом, в судебном приказе нет места таким гражданско-процессуальным принципам, как диспозитивность и со­стязательность, устность и непрерывность.

§ 2. СУДЕБНЫЙ ПРИКАЗ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ СУДЕБНОГО

ПОСТАНОВЛЕНИЯ

В судебном приказе, вынесенном судьей, реализуются власт­ные полномочия по защите нарушенных субъективных прав и законных интересов граждан и организаций. Это своеобразное судебное постановление, поэтому к нему применимы требования законности и обоснованности.

Судебный приказ представляет собой постановление судьи, вынесенное по заявлению кредитора о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества должника.

Законность судебного приказа определяется тремя положени­ями:

— соблюдение правил подведомственности (судебный приказ может выдаваться лишь в отношении требований, перечисленных в ст. 122 ГПК);

— соблюдение нормативно установленного порядка выдачи приказа (ст. 123, 125, 128, 130 ГПК);

— наличие в судебном приказе предусмотренных законом реквизитов (ст. 127 ГПК).

В содержании судебного приказа выделяются две час­ти — вводная и резолютивная.

Во вводной части отмечаются номер производства и дата вы­несения приказа; наименование суда, фамилия и инициалы су­дьи, вынесшего приказ; наименование, место жительства или место нахождения взыскателя и должника; закон, на основании которого удовлетворено требование.

В резолютивной части судья указывает размер денежных сумм, подлежащих взысканию, или обозначение движимого иму­щества, подлежащего истребованию, с указанием их стоимости; размер неустойки, если ее взыскание предусмотрено федераль­ным законом или договором, а также размер пеней, если тако­вые причитаются; указывает государственную пошлину, подлежа­щую взысканию с должника в пользу взыскателя или в доход соответствующего бюджета.

В соответствии с действующим законом судья при вынесении приказа не вправе выходить за пределы заявленного требования. Так, он не вправе удовлетворить требование частично либо при­судить более того, что просит взыскатель.

В резолютивной части судебного приказа о взыскании али­ментов также указываются: дата и место рождения должника, место его работы, имя и дата рождения каждого ребенка, на со­держание которых присуждены алименты; размер платежей, взы­скиваемых ежемесячно с должника, и срок их взыскания, а так­же сумма государственной пошлины, подлежащей взысканию с должника в доход государства.

Обязательными реквизитами являются подпись судьи и гер­бовая печать суда, которыми удостоверяют судебный приказ. Одни экземпляр судебного приказа остается в производстве суда. Для должника изготавливается копия судебного приказа.

§ 3. ГАРАНТИИ ПРАВ ЛИЧНОСТИ В УПРОЩЕННОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

В гражданском процессе институт судебного приказа содер­жит достаточно гарантий эффективной защиты прав личности кредитора и должника и их законных интересов.

Правовой регламент судебного приказа позволяет быстро и в полном объеме удовлетворить правопритязания кредитора при условии их правильного формирования и доказывания.

Согласно ст. 125, 130 ГПК судья обладает двумя полномочи­ями при вынесении судебного приказа: удовлетворяет заявленное требование полностью и выдает при этом судебный приказ либо отказывает в удовлетворении правопритязания кредитора и соот­ветственно в выдаче судебного приказа. В ГПК не предусмотре­но частичное удовлетворение заявленных требований, как в ис­ковом производстве.

В случае отказа в выдаче судебного приказа у заинтересован­ного лица сохраняется процессуальное право искать защиту на­рушенного права в исковом порядке, т. е. обратиться в суд с ис­ком по тому же требованию. Исковой порядок рассмотрения притязаний кредитора предусмотрен и для случаев отмены су­дьей приказа (ст. 129 ГПК).

Кроме того, кредитору предоставлено право обжаловать в суд апелляционной инстанции определение об отказе в выдаче судеб­ного приказа подачей частной жалобы (п. 2 ч. 1 ст. 331 ГПК). Гарантии прав и законных интересов должника в граждан­ском процессе обеспечиваются также обязанностью судьи изве­стить должника о вынесении судебного приказа и предоставить ему возможность в течение десяти дней представить возражения, если они имеются. Поэтому должнику достаточно выдвинуть лю­бые возражения (например, недостаточность или несоответствие представленных документов требованиям закона, указать на под­делку его подписи, подложность документа), и судья должен бу­дет отменить судебный приказ.

Поэтому судья вправе выдавать судебный приказ лишь при неполучении в установленный срок его возражений. В случае выдачи судебного приказа должник вправе подать в течение де­сяти дней возражение относительно его исполнения.

Судья, получив данное возражение, выносит определение об от­мене судебного приказа и разъясняет взыскателю, что заявленное требование им может быть подано в порядке искового производст­ва. Копии определения суда об отмене судебного приказа направ­ляются сторонам не позднее трех дней после его вынесения.

Следовательно, права как кредитора, так и должника надежно защищены в приказном судопроизводстве.

Глава   18 ИСК

§ 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ИСКОВОГО ПРОИЗВОДСТВА

В рамках гражданской процессуальной деятельности судов об­щей юрисдикции предусмотрены процессуальные формы пяти ви­дов производств: исковое производство, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, особое производст­во, приказное производство и производство, связанное с исполне­нием судебных постановлений и постановлений иных органов.

В гражданском процессуальном законодательстве отсутствует понятие «вид производства». В соответствии со ст. 22 ГПК к ис­ковому производству отнесены дела с участием граждан, органи­заций, органов государственной власти, органов местного само­управления о защите нарушенных или оспариваемых прав, сво­бод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, эколо­гических и иных правоотношений.

Из этого следует, что критерием отграничения исковых дел от гражданских дел неисковых производств является наличие в них гражданско-правового спора.

Следовательно, исковое производство представляет собой урегулированную нормами гражданского процессуального пра­ва деятельность суда о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по рассмотрению и разре­шению споров, возникающих из гражданских, семейных, тру­довых, жилищных, земельных, экологических и иных правоот­ношений.

Из данного определения понятия искового производства сле­дует, что сущностью его является:

— равноправие субъектов спора, отсутствие между ними от­ношений власти и подчинения;

— наличие или отсутствие нарушенного (спорного) субъек­тивного права либо законного интереса;

— осуществление процессуальной деятельности в исковом производстве в целях защиты субъективного права и законного интереса способами, предусмотренными законом (ст. 12 ГК).

Кроме того, гражданские правоотношения, спор из которых является предметом судебного рассмотрения и разрешения, мо­гут возникать, изменяться либо прекращаться также в связи с принятием актов государственных органов, органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (п. 2 ст. 8 ГК).

В подобных случаях суд при рассмотрении конкретного гражданского дела проверяет законность действий государствен­ного органа (органа местного самоуправления), разрешает спор о праве и осуществляет защиту субъективного права. Так, суд вправе проверить законность выдачи ордера на занятие жилого помещения в деле о признании ордера недействительным и вы­селении.

Например, по делу, возникшему из семейных отношений, суд также вправе проверить законность решения соответствующего органа местного самоуправления о снижении брачного возраста (ст. 12, 13 СК). В делах, возникающих из трудовых правоотно­шений, суд вправе проверить законность приказов администра­ции организаций о приеме на работу, переводе на другую рабо­ту, об увольнении, о наложении на работника дисциплинарного взыскания и т. д.

Из этого следует, что в делах искового производства суд не только разрешает спор о праве гражданском, но и довольно ши­роко осуществляет судебный контроль за управленческой деяте­льностью, породившей спор о праве между гражданином (либо юридическим лицом) и должностным лицом, государственным органом, органом местного самоуправления.

Таким образом, наличие спора о праве является общей чер­той, характеризующей как дела искового производства, так и дела, возникающие из публичных правоотношений. Различие между ними состоит лишь в тех материальных правоотношени­ях, из которых возникает спор, и если он возникает из разноха­рактерных материальных правоотношений, то этот признак так­же нельзя признать достаточным для разграничения видов про­изводств по гражданским делам.

Поэтому в основе деления гражданского судопроизводства на виды производств в качестве критерия должно быть использова­но такое обстоятельство, которое имеется в одной группе катего­рий дел и отсутствует в другой. Например, по аналогии разгра­ничения дел искового (спорного) и особого (бесспорного) произ­водств.

В связи с этим анализ дел, отнесенных в соответствии с дей­ствующим законодательством к разным видам производств, дает основание для вывода о том, что есть только один безусловный критерий, который может быть положен в основу деления судо­производства по гражданским делам на виды, — это наличие спо­ра о праве.

Поэтому нельзя не согласиться с мнением А. Т. Боннера о том, что «логика развития так называемого производства по делам, возникающим из  административно-правовых отношений, в конце концов должна привести к полной его ликвидации»1.

За последнее время принят ряд законов, предусматривающих форму искового производства для случаев, в которых речь идет не о защите субъективного гражданского права, а об обжалова­нии неправомерных действий должностных лиц или органов го­сударства, местного самоуправления, т. е. когда налицо спор о праве, возникший из государственных, финансовых, земельных и других правоотношений.

Подобные случаи предусмотрены, например, в ч. 9 ст. 30 Зе­мельного кодекса РФ (в ред. от 25 октября 2001 г.), п. 3 ст. 66 Закона РФ «Об охране окружающей среды» (в ред. от 10 января 2002 г.), п. 3 ст. 38 Закона РФ «Об образовании» (в ред. от 25 июля 2002 г.) и др.

Следовательно, логика дальнейшего развития гражданского процессуального права все-таки должна привести к тому, чтобы все дела по спорам о праве должны рассматриваться и разреша­ться исключительно в порядке искового производства.

§ 2. ПОНЯТИЕ ИСКА

Понятие иска в действующем гражданском процессуальном законодательстве не содержится, однако термин «иск» использу­ется широко. Термин «иск» происходит от слов «искать», «доби­ваться защиты».

В юриспруденции понятие иска определяется также неодно­значно. При всем разнообразии определений их можно сгруппиро­вать, так как по сущности они представляют три взгляда на иск.

Так, одни теоретики считают иск средством судебной защи­ты, т. е. обращением заинтересованного лица к юрисдикционному органу, в частности к суду, с просьбой о разрешении право­вого конфликта в целях защиты субъективного права или закон­ного интереса обратившегося или другого лица, если в силу закона обратившийся вправе защищать интересы других лиц.

Именно в этом смысле говорится о том, что предъявление иска является основанием для возбуждения производства по делу.

Иные представители теории гражданского процессуального права под иском в некоторых случаях понимают само правопритязание, само субъективное право «в состоянии, годном к немед­ленному принудительному в отношении должника осуществле­нию». В этом смысле иск используется как материально-право­вая категория в словосочетаниях, например: «виндикационный иск», «Петров предъявил иск к Иванову», «ответчик не признал иск» и т. д.

Представители другой точки зрения считают, что иск является правовой категорией, имеющей одновременно две стороны: процес­суальную и материально-правовую2. Поскольку споры о праве раз­решают не только суды общей юрисдикции, но и другие юрисдикционные органы, представители данной точки зрения называют ис­ком предъявленное в суд или другой юрисдикционный орган для рассмотрения и разрешения в определенном процессуальном по­рядке материально-правовое требование одного лица к другому, вытекающее из спорного материально-правового отношения.

Вместе с тем при таком понимании иска требование, напри­мер, прокурора, выступающего от своего имени в защиту прав и законных интересов других лиц (ст. 45 ГПК), нельзя назвать иском, поскольку оно не содержит существенного признака иска — материально-правового требования истца к ответчику. По­этому понятие иска должно быть универсальным и охватывать все предусмотренные законом случаи возбуждения дел по спо­рам о праве или законном интересе.

Таким образом, иск в гражданском судопроизводстве пред­ставляет собой требование заинтересованного лица о защите своих или чужих нарушенных или оспариваемых прав и закон­ных интересов, подлежащее рассмотрению и разрешению в установленном законом порядке.

Данные расхождения во взглядах при определении понятия иска объясняются не только сложностью исследуемой категории, но и в известной мере несовершенством юридической техники, когда один и тот же термин действующего гражданского процес­суального законодательства используется для обозначения раз­ных понятий.

Например, в ГПК термин «иск» применяется для обозначения материально-правового требования (ст. 39, 173 ГПК, подразд. 2 и др.).

Однако, как бы ни определялось понятие иска, необходимо признать, что иск существует там, где имеется исковое производ­ство, а предъявление иска будет являться основанием для воз­буждения этого искового производства.

§ 3. ЭЛЕМЕНТЫ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ИСК

В каждом иске различают определенные элементы: предмет, основание и содержание. В русском языке термином «элемент» обозначается «составная часть чего-нибудь», «доля, некоторая часть в составе чего-нибудь, в чем-нибудь»1.

Согласно п. 4 ст. 131 ГПК истец должен указать в исковом заявлении, в чем заключается нарушение либо угроза нарушен­ных прав, свобод или законных интересов и что он требует от ответчика. В связи с этим предметом иска в теории гражданско­го процессуального права называют то, относительно чего истец просит суд постановить решение, т. е. право, обязанность, право­отношение, охраняемый законом интерес.

Например, предметом иска о выселении ответчика из жилого помещения следует признать субъективное право истца занять спорное помещение и соответственно обязанность ответчика освободить это помещение.

Следовательно, основание иска есть совокупность юридиче­ских фактов и норм права, в соответствии с которыми суд уста­навливает наличие (или отсутствие) у истца права на полное или частичное удовлетворение его требований.

Некоторые теоретики выделяют также и третий элемент ис­ка — его содержание. При этом содержание иска определяется как способ судебной защиты, за которой истец обращается в суд, т. е. вынесения решения о признании наличия правоотно­шения между ним и ответчиком.

Выделение предмета и основания иска помогают ответчику определить, что ищет от него истец и на основании чего. Поэто­му зная, каковы предмет и основание иска, можно правильно установить границы судебного разбирательства.

Иск в гражданском процессе выполняет функцию средства судебной защиты субъективных прав и законных интересов, яв­ляясь юридическим действием.

Истцу предоставлено право в соответствии со ст. 39 ГПК увеличивать или уменьшать исковые требования. Он вправе так­же изменить основание или предмет иска в целом, что вытекает из принципа диспозитивности. Так, истец, предъявив иск о рас­торжении договора купли-продажи в связи с обнаруженными не­достатками купленной вещи, может изменить материально-право­вое требование и заявить требование о предоставлении ему вещи надлежащего качества.

Заявление истца об изменении им предмета или основания иска должно быть отражено в протоколе судебного заседания.

В гражданском процессе суд по общему правилу разрешает дело в пределах заявленных истцом требований. Вместе с тем в соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК в зависимости от выяснившихся обстоятельств дела суд может выйти за пределы заявленных ист­цом требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

§4. ВИДЫ ИСКОВ

В гражданском процессе иски подразделяются на различные виды. При этом в основу их классификации могут быть положе­ны разные критерии.

Например, возможно деление исков по процессуальной цели, т. е. по процессуально-правовому признаку или по характеру материально-правового требования, т. е. по материально-право­вому признаку.

Целью любого иска в гражданском процессе является получе­ние положительного судебного решения о защите субъективного права или законного интереса. Подобным судебным решением суд обязывает ответчика выполнить в пользу истца какое-нибудь дей­ствие (или воздержаться от его совершения). Например, суд при­нимает решение о выселении; о взыскании долга; возмещении ущерба, причиненного здоровью истца; о возврате незаконно удер­живаемого имущества, являющегося собственностью истца, и т. д.

Другие иски и решения по ним могут быть направлены на подтверждение наличия или отсутствия спорного правоотноше­ния. Например, решения о признании авторства, о признании сделки недействительной, о признании права пользования земе­льным участком и т. д.

Кроме того, суд принимает и такие решения, как решения о выделе доли из общей собственности, о лишении родительских прав, расторжении брака и др. В этих случаях иск направлен на получение такого решения, которое прямо воздействовало бы на существующее между сторонами правоотношение, преобразуя его (изменяя или прекращая).

Поэтому, в зависимости от того, какое судебное решение ис­тец просит вынести, т. е., какую процессуальную цель он пресле­дует, все иски делятся на три вида: о присуждении, о призна­нии, о преобразовании.

Исками о присуждении являются иски, предмет которых ха­рактеризуется способами защиты прав и законных интересов, на­правленными на понуждение ответчика к совершению опреде­ленных действий либо к воздержанию от них в пользу истца. Подобные иски еще называют исполнительными, поскольку они направлены на принудительное осуществление ответчиком своих материально-правовых обязанностей перед истцом. К ним отно­сятся, например, виндикационный и деликтный иски, иск о взы­скании долга, иск о взыскании алиментов.

Искам о присуждении присущи следующие черты:

— получение материального и нематериального (в случае за­щиты материально-правовое прав) удовлетворения от ответчика;

— направленность на принудительное осуществление субъек­тивного права;

В связи с этим решение, которое примет суд по такому иску, всегда может быть принудительно исполнено, если оно не было исполнено добровольно ответчиком. Истцу выдается исполнитель­ный лист для принудительного взыскания денег, истребования имущества, возмещения ущерба и т. д.;

— предъявление иска, как правило, по поводу предположитель­ного нарушения субъективного права.

Следовательно, иск о присуждении всегда содержит указан­ное истцом притязание к ответчику, т. е. материально-правовое требование, основанное на правоотношении, возникшем и суще­ствующем между сторонами. Таким образом, иск о присуждении содержит два требования истца:

— подтвердить спорное материальное правоотношение;

— обязать ответчика к совершению в пользу истца опреде­ленного действия.

Кроме того, истец может просить суд обязать ответчика воз­держаться от совершения какого-либо действия. Такие иски в теории гражданского процессуального права называют исками о воспрещении.

Таким образом, предметом иска о присуждении является право истца требовать от ответчика определенного поведения в связи с невыполнением им соответствующих обязанностей добровольно. Основанием иска о присуждении являются:

— факты, с которыми связано возникновение самого права;

— факты, с которыми связано право на иск.

Содержание иска о присуждении выражается в требовании истца к суду, о принуждении ответчика к совершению опреде­ленных действий.

Иски о признании представляют собой иски, предмет кото­рых характеризуется способами защиты, связанными с констата­цией наличия или отсутствия спорных прав или законных инте­ресов, т. е. спорного материального правоотношения. Их еще на­зывают также исками установительными.

Необходимость в обращении к судебной защите может возник­нуть до нарушения права. Так, у сторон договора могут возникнуть разногласия в понимании взаимных прав и обязанностей, что может привести к нарушению субъективного права или неисполнению либо ненадлежащему исполнению обязанности одной из сторон. В целях избежания возможного правонарушения предъявляются иски о признании, которые выполняют предупредительную роль.

Иски о признании имеют следующие характерные черты:

— цель данных исков состоит в констатации наличия или отсутствия правоотношения;

— судебное решение по ним не ведет к действиям по прину­дительному исполнению, хотя принудительной силой обладает. Принудительный характер судебного решения заключается в том, что оно само по себе связывает стороны, обязывает к определенному поведению, вытекающему из наличия или от­сутствия спорного правоотношения;

— иски о признании предъявляются не по поводу уже совер­шившегося нарушения права, а лишь с целью предотвращения возможного правонарушения. При этом необходимо отметить, что иски о признании предполагают наличие оспариваемого права.

Иски о признании делятся на:

— положительные, которые направлены на установление на­личия определенного правоотношения;

— отрицательные, которые направлены на установление от­сутствия определенного правоотношения (например, иск о при­знании сделки недействительной).

Предметом иска о признании является правоотношение меж­ду истцом и ответчиком.

Основанием положительного иска о признании являются факты, с которыми истец связывает возникновение спорного правоотношения. Основание отрицательного иска о признании образует факты, вследствие которых спорное правоотношение, по утверждению истца, не могло возникнуть.

Содержанием иска о признании является требование к суду вынести решение о признании наличия или отсутствия правоот­ношения, указанного истцом.

Нередко иски о признании соединяются с исками о присуж­дении. Подобным примером может служить иск о признании сделки недействительной, если исполнение решения уже состоя­лось полностью или частично. В таком иске соединяется требо­вание о признании сделки недействительной и, как следствие, с требованием о возврате исполненного по сделке.

Одновременное соединение исков двух видов имеет место, например, в иске о признании права собственности на квартиру и взыскании задолженности по квартирной плате.

Преобразовательные иски представляют собой иски, предмет которых характеризуется такими способами защиты, как измене­ние или прекращение спорного правоотношения.

Концепция преобразовательных исков разработана в правоведе­нии М. А. Гурвичем, который считал преобразовательными (кон­ститутивными) иски, направленные на вынесение таких решений, которые своим содержанием имеют материально-правовое дейст­вие — правообразующее, правоизменяющее или правопрекращающее.

Преобразовательное решение является юридическим фактом той отрасли материального права, которое суд применил в дан­ном случае.

В гражданском процессе возможность предъявления подоб­ных преобразовательных исков и принятия по ним решений пре­дусмотрена действующим законодательством. Например, в соот­ветствии с п. 3 ч. 1 ст. 8 ГК гражданские права и обязанности возникают из судебного решения, установившего эти граждан­ские права и обязанности, а в ст. 12 ГК, содержащей перечень способов защиты гражданских прав, назван в их ряду такой спо­соб, как прекращение или изменение правонарушения.

Поэтому предметом преобразовательного иска будет являться преобразовательное правомочие истца, заключающееся в возмож­ности требовать от суда установления, изменения или прекраще­ния правоотношения, права или обязанности.

Основание преобразовательного иска составляют факты двоя­кого значения:

— факты, с которыми связано возникновение правоотноше­ния, подлежащего изменению или прекращению;

— факты, с которыми связана возможность осуществления преобразовательного правомочия на изменение или прекращение правоотношения.

Содержанием преобразовательного иска является требование к суду вынести решение о прекращении или изменении правоот­ношения.

Классификация исков по материально-правовому признаку

позволяет выделять дела по отдельным категориям материаль­но-правовых отношений: семейным, жилищным, наследственным, трудовым и др.

Подобное деление исков имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. В целях совершенствования правоприменительной практики вышестоящие суды изучают и обобщают судебную практику по отдельным категориям граж­данских дел, что создает удобство в выявлении судебных ошибок.

Изучение и обобщение судебных дел по категориям лежит также в основе тех разъяснений, которые содержатся в постанов­лениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Классификация исков по материально-правовому признаку используется правоведами при исследовании различных проблем иска и искового производства.

Так, В. В. Ярков дополнительно выделяет также иски о за­щите неопределенного круга лиц (групповые иски) и косвен­ные иски.

Признаками иска о защите неопределенного круга лиц он считает:

— многочисленность или неопределенность персонального соста­ва участников группы на стороне истца, не позволяющая, как пра­вило, привлечь всех потерпевших в качестве соистцов. С помощью группового иска может осуществляться, во-первых, защита неопреде­ленного круга лиц, когда в момент возбуждения дела невозможно установить всех граждан, права которых были нарушены ответчи­ком, и, во-вторых, защита многочисленной группы лиц, если факти­чески невозможно их одновременно привлечь к участию в деле;

— тождество требований всех лиц, чьи интересы защищаются групповым иском;

— совпадение фактических и правовых оснований исковых требований;

— наличие общего для всех истцов ответчика: тождество предмета доказывания в части фактов, обосновываемых участни­ками группы; наличие одного общего способа юридической за­щиты; получение участниками группы общего положительного результата в случае удовлетворения судом группового иска.

Косвенные (производные) иски. Их своеобразие заключается в том, что истцы защищают свои интересы, но делают это не прямо, а опосредованно. Например, предъявляется иск о защите интересов АО или ООО, понесших убытки вследствие действия их управляющих, а в конечном счете акционеры или участники ООО защищают таким способом свои собственные интересы.

§ 5. ПРАВО НА ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА И ПРАВО НА УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ИСКА

В гражданском процессе обращение к суду является иском только в том случае, если заинтересованное лицо обладает пра­вом на предъявление иска (правом на иск).

В связи с тем, что термин «иск» неоднозначно определяется в теории права, в законодательстве и правоприменительной практике, то соответственно разный смысл вкладывается и в словосочетание «право на иск».

Право на иск в материальном смысле представляет собой право требовать судебной защиты своего нарушенного либо оспариваемого права, т. е. добиваться принудительного исполне­ния ответчиком своей обязанности перед истцом.

Право на иск в процессуальном смысле представляет собой право на предъявление иска, т. е. субъективное процессуальное право заинтересованного лица на обращение к суду за защитой своих и чужих субъективных материальных прав и законных ин­тересов вследствие их предполагаемого нарушения или оспарива­ния. Поэтому, когда о праве на иск говорят в значении права на обращение за судебной защитой, имеют в виду право на иск в процессуальном смысле.

Право на предъявление иска — это право на правосудие по конкретному гражданскому делу.

Субъектами права на предъявление иска являются граждане и организации России, а также иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные организации и международные органи­зации (ст. 3, 398 ГПК).

В теории гражданского процессуального права возникновение и существование права на предъявление иска обусловлено опре­деленными законом обстоятельствами, которые называют пред­посылками.

В некоторых случаях для возникновения права на предъявле­ние иска необходимо наличие определенных обстоятельств, т. е. так называемые положительные предпосылки. В иных случаях закон возникновение права на предъявление иска связывает с отсутствием тех или иных обстоятельств, т. е. с отрицательны­ми предпосылками.

Общими предпосылками права на предъявление иска в граж­данском судопроизводстве являются:

— гражданская процессуальная правоспособность, которая признается в равной мере за всеми гражданами и организация­ми, обладающими согласно законодательству Российской Феде­рации правом на судебную защиту прав, свобод и законных ин­тересов (ст. 36 ГПК);

  подведомственность дела суду;

— отсутствие вступившего в законную силу судебного ре­шения, вынесенного по тождественному делу. Данная предпо­сылка вытекает из действующего в гражданском процессуальном праве правила о недопустимости вторичного предъявления иска и разрешения его по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Аналогичное значение предпосылки права на предъявление иска имеет вступившее в законную силу определение суда о пре­кращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК);

— юридическая заинтересованность. Субъектом права на предъявление иска могут быть только лица, выступающие в защи­ту своего права или охраняемого законом интереса, а также лица, обращающиеся за судебной защитой прав и интересов других лиц в случаях, когда такое полномочие предоставлено им законом.

Под юридической заинтересованностью необходимо понимать основанное на законе ожидание от судебного процесса опреде­ленного правового результата, которая может быть личной, субъ­ективной (например, у сторон, третьих лиц) и государствен­но-правовой (например, у прокурора).

Ее следует отличать от фактической заинтересованности в исходе дела, которая может быть основана на отношениях род­ства, дружбы, подчиненности и т. п., и которая не имеет значе­ния предпосылки права на предъявление иска;

— наличие в производстве суда тождественного дела (п. 5 ч. 1 ст. 135 ГПК);

— имеется ставшее обязательным для сторон и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда, за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудитель­ное исполнение решения третейского (п. 3 ч. 1 ст. 134 ГПК).

В гражданском судопроизводстве существуют также специаль­ные предпосылки права на предъявление иска по делам некото­рых категорий, которые являются такими обстоятельствами, соблюдать которые необходимо наряду с общими предпосылками.

Например, по ряду споров, вытекающих из трудовых право­отношений, необходимо предварительно обратиться в комиссию по трудовым спорам. Право на предъявление иска по таким делам возникает только  тогда,  когда обращение в  комиссию по трудовым спорам не дало желаемого результата.

Также специальной предпосылкой является соблюдение претензионного порядка предъявления исков по спорам из железно­дорожных перевозок.

Кроме того, отсутствие положительной или наличие отрица­тельной предпосылок означает отсутствие у лица права на предъявление иска. Отсутствие также у заинтересованного лица -права на предъявление иска, выяснившееся в момент подачи ис­кового заявления, влечет отказ в принятии искового заявления и отказ в возбуждении производства по делу (ст. 134 ГПК).

В случае если отсутствие права на предъявление иска выяс­нилось в процессе судебного разбирательства дела, то производ­ство по нему подлежит прекращению (ст. 220 ГПК).

Поэтому несоблюдение специальной предпосылки права на предъявление иска влечет различные правовые последствия в за­висимости от ряда обстоятельств.

Например, если несоблюдение установленного законом поряд­ка предварительного внесудебного разрешения спора установлено в стадии возбуждения производства, судья отказывает в приня­тии искового заявления (ст. 134 ГПК).

В случае если это обстоятельство выяснилось в процессе су­дебного разрешения дела, и возможность соблюдения этого по­рядка не утрачена (например, срок для подачи претензии не ис­тек), суд оставляет заявление без рассмотрения (п. 1 ст. 222 ГПК). В случаях же, когда возможность соблюдения установлен­ного законом порядка предварительного разрешения спора утра­чена, а производство по делу возбуждено, оно подлежит прекра­щению (ст. 220 ГПК).

Право на удовлетворение иска (право на иск в материаль­но-правовом смысле) представляет собой правомочие на прину­дительное судебное осуществление требования истца к ответчи­ку, вытекающее из спорного материального правоотношения.

Поэтому выяснить наличие или отсутствие такого правомочия у истца можно только на стадии разбирательства дела в судебном заседании путем исследования доказательств, и если суд устано­вит наличие у истца такого правомочия, то он выносит решение об удовлетворении иска (например, при подтвержденной доказа­тельствами обоснованности требования истца к ответчику).

Соединение и разъединение нескольких исковых требова­ний. В одном производстве допустимо соединение нескольких исковых требований,  которое в судебной практике встречается довольно часто.

Так, объединяются иски о восстановлении на работе и взыс­кании компенсации за вынужденный прогул, иски о признании недействительным ордера на занятие жилого помещения и о вы­селении, иски о признании права собственности на вещь и об изъятии ее (виндикации) у незаконного владельца.

В гражданском процессе различают субъективное и объектив­ное соединение исков.

Под субъективным понимается соединение в одном произ­водстве нескольких исков между различными лицами, которое представляет собой не что иное, как процессуальное соучастие.

Субъективное соединение исков предусмотрено ст. 40, 151 ГПК. Примером его может служить требование жилищного ко­оператива к группе членов кооператива о взыскании денежных сумм по коммунальным услугам.

Указанное субъективное соединение исков характеризуется множественностью лиц на стороне истца или ответчика, либо на той и другой стороне и соответственно несколькими исковыми требованиями (соединение по субъектам).

Объективным является соединение в одно производство ис­ков, при котором истцом и ответчиком являются одни и те же лица. Другими словами, в одно производство соединяются мате­риально-правовые требования (соединение по объектам). Напри­мер, в случае, когда наймодатель предъявляет к нанимателю тре­бование о выселении, требование о задолженности по квартир­ной плате и требование о взыскании стоимости текущего ремонта жилого помещения, обязанность производства которого лежит на нанимателе.

Подобное соединение исков представляет удобство для сто­рон и суда, так как ускоряет разрешение гражданского дела, а своевременное и правильное рассмотрение и разрешение дел является одной из задач гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК), и оно устраняет возможность вынесения противоречи­вых решений по однородным делам.

Соединение исков может быть произведено как по инициати­ве истцов, так и самим судом (ст. 40, 151 ГПК).

В гражданском процессуальном праве предусмотрено прави­ло о разъединении исков (ст. 151 ГПК). В тех случаях, когда совместное рассмотрение нескольких исков не облегчает, а усложняет работу суда, запутывает дело, вынуждает исследо­вать большое количество разных доказательств и разрешать не­однородные требования, суд может вынести определение о разъединении исков.

§ 6. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ ОТВЕТЧИКА

ПРОТИВ ИСКА

В гражданском судопроизводстве согласно принципу процес­суального равенства сторон ответчик располагает широкими воз­можностями защищать свои законные интересы, поскольку он так же, как и истец, имеет право на судебную защиту. Поэтому совокупность процессуальных средств, которые законом предо­ставлены ответчику для защиты своих субъективных прав и за­конных интересов, называется защитой против иска.

В гражданском процессе различают процессуальную и матери­ально-правовую защиту против иска. В теории гражданского про­цессуального права такое средство защиты против иска называют возражениями, которые представляют собой объяснение ответчи­ка, обосновывающее неправомерность предъявляемого к нему ис­кового требования и служащее защите его законных интересов.

Процессуальные возражения. Нередко ответчик, не возражая против предъявленного к нему требования по существу спора, может в целях защиты против иска сообщить суду о таких об­стоятельствах, которые свидетельствуют о том, что процесс воз­ник незаконно и не может дальше продолжаться.

Так, ответчик заявляет о вторичном предъявлении к нему иска, хотя по данному делу имеется вступившее в законную силу судебное решение. При обоснованности такого заявления суд должен прекратить производство по делу (ст. 220 ГПК).

Следовательно, процессуальными возражениями являются та­кие заявления (объяснения) ответчика, которые указывают на отсутствие законных оснований для возникновения и движения процесса. Иногда процессуальные возражения называют также процессуальной защитой или процессуальными отводами.

Когда ответчик использует процессуальные средства защиты против иска, он преследует цель добиться прекращения или при­остановления производства по делу, отложения разбирательства дела либо оставления иска без рассмотрения.

Материально-правовые возражения имеют место в тех слу­чаях, когда, защищаясь против иска, ответчик стремится опро­вергнуть исковое требование по существу. Так, в деле по иску о взыскании долга ответчик заявляет, что денег у истца не брал либо указывает на необоснованность требования истца о взыска­нии долга в связи с ненаступлением срока уплаты денег либо в связи с истечением срока исковой давности.

И в том, и в другом примере возражения ответчика носят материально-правовой характер. Однако в первом случае возра­жение ответчика представляет собой отрицание, во втором моти­вированное возражение. Поскольку при отрицании ответчик не приводит каких-либо мотивов, тяжесть доказывания обоснован­ности искового требования ложится на истца.

Возражение может иметь двоякое содержание и значение:

— оно может опровергать факты оснований иска;

— ответчик может, не отрицая фактов оснований иска, с ко­торыми истец связывает исковые требования, привести иные факты, обессиливающие значение фактов основания иска.

Например ответчик, защищаясь против иска, используя моти­вированное возражение приводит в своих объяснениях юридиче­ские факты, которые, по его мнению, способны парализовать ис­ковое требование. Так, ответчик может заявить, что заключил договор, из которого истец выводит свое требование к нему, под влиянием заблуждения, либо, опровергая обоснованность требо­вания истца о взыскании денежного долга, может сослаться на истечение срока давности.

В связи с тем что ссылка на фактические обстоятельства, под­тверждающие отсутствие у истца права требования к ответчику, содержится в мотивах материально-правового возражения, доказы­вать эти фактические обстоятельства (мотивы) должен ответчик.

Поэтому, если возражение ответчика против существа иско­вого требования окажется обоснованным, суд выносит решение; об отказе в удовлетворении иска. Для материально-правового возражения характерно то, что оно основано на применении норм материального права.

Встречный иск представляет собой самостоятельное материаль­но-правовое требование ответчика к истцу, заявленное в возник­шем процессе для совместного рассмотрения с первоначальным ис­ком в целях защиты своих интересов.

Для встречного иска характерно то, что:

— это иск ответчика;

— иск заявлен в уже возникшем процессе;

— иск заявлен для совместного рассмотрения с первоначаль­ным иском.

В гражданском процессе встречный иск, как и материаль­но-правовое возражение, направлен против искового требования истца по существу спора. Однако между ними имеется и существенное различие, заключающееся в том, что материально-пра­вовое требование, содержащееся во встречном иске, может быть рассмотрено и разрешено не только совместно с первоначальным иском, но и отдельно от него в самостоятельном гражданском судопроизводстве.

Материально-правовое возражение ответчика зависимо от первоначального иска и не может быть предметом судебного разбирательства в отдельном судебном процессе.

Для суда и сторон встречный иск удобен тем, что создает воз­можность в одном процессе одним решением разрешить взаимные претензии сторон. Так, удобно и целесообразно рассмотреть и разрешить в одном процессе взаимные денежные требования двух граждан, один из которых, например собственник жилого помещения, просит суд взыскать с нанимателя задолженность по квартирной плате, а другой, наниматель этого жилого помещения, просит взыскать с собственника расходы, понесенные им в связи с капитальным ремонтом помещения.

Кроме того, целесообразно и необходимо вместе рассмотреть суду иск матери ребенка к отцу о взыскании алиментов и встреч­ный иск ответчика об оспаривании отцовства, поскольку раздель­ное рассмотрение этих исков может привести к тому, что алимен­ты будут взысканы с лица, не являющегося отцом ребенка.

Поэтому в судебной практике встречный иск является доволь­но распространенным явлением, который предъявляется в целях зачета, поглощения либо погашения искового требования.

В связи с тем что принятие встречного иска к рассмотрению диктуется соображениями практического удобства, требования по основному и встречному искам должны быть либо однородны­ми, либо заявленными в отношении одного и того же спорного

вопроса.

Соединение основного и встречного исков для совместного рассмотрения может быть обусловлено также возможностью до­стичь процессуальной экономии и экономии труда участников судопроизводства.

Порядок и условия предъявления встречного иска и принятия его к совместному рассмотрению регулируются ст. 137, 138 ШК.

Согласно ст. 137 ГПК встречный иск предъявляется по об­щим правилам предъявления иска. Это означает, что, принимая встречный иск к рассмотрению, судья должен учесть все преду­смотренные законом предпосылки права на предъявление иска. Исковое заявление по встречному иску должно отвечать требо­ваниям ст. 131 ГПК и быть оплачено государственной пошли­ной. Встречный иск может быть предъявлен до вынесения су­дебного решения.

Суд принимает встречное требование к рассмотрению при выполнении следующих условий:

— если встречное требование направлено к зачету первоначаль­ного требования. Возможность зачета регулируется нормами граж­данского права (ст. 410, 411, 412 ГК);

— если удовлетворение встречного иска полностью или в ча­сти исключает удовлетворение первоначального иска. Примером этого условия может служить приведенная выше ситуация, при которой встречный иск об оспаривании отцовства предъявляется с целью исключить возможность удовлетворения иска о взыска­нии алиментов;

— если между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров (ст. 138 ГПК).

В судебной практике по делам о расторжении брака часто распространены встречные иски о разделе совместно нажитого супругами имущества.

Результатом рассмотрения встречного иска в гражданском процессе является принятие по нему решения. По первоначально­му и встречному искам суд принимает одно решение, однако в нем отдельно дается обоснованный ответ на тот и другой иски.

Если встречный иск усложняет процесс, то суд вправе отка­зать в принятии его к совместному рассмотрению, а если он уже был принят, вынести определение о выделении встречного иска в отдельное производство.

Изменение иска и мировое соглашение. В числе процессуаль­ных прав сторон важное место занимают право истца изменить иск, отказаться от него, право ответчика признать иск и право сторон заключить мировое соглашение. Эти права носят распоря­дительный характер и влияют на динамику судопроизводства и его существование.

Изменение иска имеет место при изменении основания или предмета иска, а также увеличения либо уменьшения размера исковых требований. В ст. 39 ГПК предусмотрена возможность только такой альтернативы, поскольку одновременное изменение основания и предмета иска представляет собой замену предъяв­ленного иска совершенно иным иском, так как в этом случае ис­тец отказывается от предъявленного иска и в рамках возникшего судопроизводства заявляет новый иск.

Однако такая замена серьезно осложнит работу суда, по­скольку новый иск не прошел стадию подготовки дела к судеб­ному разбирательству, в которой судья должен определить круг лиц, участвующих в деле, определить необходимые доказатель­ства и совершить другие процессуальные действия.

В ГПК нет нормы, предусматривающей последствия такой за­мены, однако следует прийти к выводу о том, что при одновре­менном изменении основания и предмета иска суд должен пре­кратить производство по делу ввиду отказа истца от иска и разъяснить истцу, что новое исковое требование он может предъявить в самостоятельном производстве. Правовым основа­нием для такого решения вопроса является ст. 220 ГПК.

Изменение иска в предусмотренных ст. 39 ГПК пределах создает для истца благоприятные условия по защите своих закон­ных интересов. Например, истец может изменить состав обстоятельств, на которых основано его исковое требование (сослаться на другие обстоятельства, дополнить новые обстоятельства или исключить некоторые из указанных в исковом заявлении).

Подобная возможность особенно важна в тех случаях, когда истец допустил ошибку при определении состава обстоятельств, образующих основание иска.

Кроме того, право истца изменить предмет иска после его предъявления также практически удобно для него, в частности тог­да, когда из одного основания вытекает несколько требований и за­кон предоставляет возможность одно требование заменить другим.

Однако право изменять иск принадлежит только истцу. В соот­ветствии со ст. 196 ГПК суд разрешает дело в пределах заявлен­ных истцом требований. Выход за эти пределы допускается в виде исключения и в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Отказ от иска представляет собой акт распоряжения процес­суальным правом, т. е. правом на судебную защиту. Он может быть вызван разными мотивами (прощением долга, исполнением ответчиком обязанности перед истцом, бесперспективностью иска и пр.), однако в соответствии с действующим законодательством это процессуальное действие истца является безусловным осно­ванием для прекращения судом производства по делу (ст. 220 ГПК).

Из этого следует, что, не рассматривая дело по существу, суд при отказе истца от иска оканчивает дело без вынесения судеб­ного решения.

Отказ прокурора от иска необязателен для суда, так как иное означало бы нарушение принципа независимости судей и подчи­нение их только закону. При отказе прокурора от иска лицо, в чьих интересах иск заявлен, не лишается права требовать рас­смотрения спора по существу (ст. 45 ГПК).

Субъекты, предъявляющие от своего имени иск в интересах других лиц, также могут отказаться от иска. Однако подобный отказ от иска таких субъектов представляет собой действие про­цессуального характера и не является актом распоряжения защи­щаемым материальным правом, поэтому истец также вправе тре­бовать разрешения дела по существу (ст. 46 ГПК).

Признание иска. В гражданском процессе не только истец может отказаться от иска, но и ответчик может признать иск, поскольку оба эти распорядительных акта являются конкретным проявлением действия в гражданском судопроизводстве принци­па диспозитивности.

По своей правовой природе признание иска — это процессуаль­ное действие, аналогичное отказу истца от иска. Однако если отказ истца от иска является основанием для прекращения произ­водства по делу, то признание ответчиком иска направлено на распоряжение предметом иска (спорным материальным правоот­ношением и материально-правовым требованием).

Признание иска, принятое судом, влечет вынесение положи­тельного для истца решения, т. е. решения об удовлетворении иска. Вместе с тем суд может не принять признание ответчиком иска, если оно противоречит закону и нарушает права и закон­ные интересы других лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК).

В случае неприятия судом признания иска суд выносит об этом определение и продолжает рассматривать дело по существу.

Принятие судом признания иска ответчиком дает суду право в мотивировочной части решения указать лишь на признание иска и принятие его судом (ч. 4 ст. 198 ГПК).

Мировое соглашение представляет собой добровольное воле­изъявление сторон, направленное на достижение определенности в отношениях между ними в целях окончания процесса путем самоурегулирования правового конфликта.

Следовательно, мировое соглашение представляет собой доб­ровольное урегулирование сторонами возникшего между ними правового спора. В большинстве случаев содержанием мирового соглашения являются взаимные уступки, на которые идут сторо­ны в целях прекращения возникшего спора.

Мировое соглашение — это договор об условиях окончания производства по делу, причем имеющий гражданско-правовой ха­рактер.

В гражданском процессе различают внесудебное и судебное мировое соглашение.

Внесудебным является мировое соглашение, заключенное вне суда и без обращения в суд.

Поэтому в случае возникновения судопроизводства по делу о разрешении правового спора между лицами, заключившими вне­судебное мировое соглашение, и ссылки в процессе судебного разбирательства той или другой стороны на это соглашение суд должен рассматривать данное внесудебное мировое соглашение лишь как одно из обстоятельств дела.

Судебное мировое соглашение представляет собой договор, заключенный сторонами в процессе разбирательства дела, об условиях окончания судопроизводства без вынесения судебного решения.

Судебное мировое соглашение подчиняется общим правилам гражданского права о договорах и утверждается судом. Утверж­денное судом мировое соглашение служит основанием для выне­сения определения о прекращении производства по делу (ст. 220 ГПК). Поэтому вступившее в законную силу определение суда об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу исключает возможность предъявления тождествен­ного иска и разрешения его судом.

Вместе с тем суд вправе отказать в утверждении мирового соглашения, если оно противозаконно или нарушает права дру­гих лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК).

Определение суда о прекращении производства по делу вви­ду заключения мирового соглашения может быть обжаловано лицами, участвующими в деле, а прокурором внесено представ­ление в вышестоящий суд.

Утвержденное судом мировое соглашение имеет такую же силу, как судебное решение, и в случае неисполнения его одной из сторон может быть принудительно исполнено на основании исполнительного листа.

Субъектами мирового соглашения в гражданском процессе могут быть только стороны и третьи лица, заявляющие самосто­ятельное требование на предмет спора. Прокурор не вправе за­ключать мировое соглашение по делу. Мировое соглашение, со­ставленное сторонами, может быть оформлено в виде самостоя­тельного документа, который приобщается к делу, либо заносится в протокол судебного заседания и подписывается его составителями.

При этом судья должен разъяснить сторонам последствия за­ключения мирового соглашения (ч. 2 ст. 173 ГПК).

Глава   19

ВОЗБУЖДЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

§1. ОБРАЩЕНИЕ В СУД ЗАИНТЕРЕСОВАННОГО ЛИЦА

В гражданском процессе возбуждение искового судопроизводства является результатом двух процессуальных действий: обращение за­интересованного лица и принятие судьей поданного заявления. Об­ращение гражданина и организации с просьбой разрешить спор о праве в юридической литературе называется предъявлением иска.

Однако, для того чтобы предъявить иск, необходимо:

— обладать правом на предъявление иска;

— выполнить предварительные условия его реализации (ст. 134, 135 ГПК);

  соблюсти правила обращения к суду.

В исковом судопроизводстве эти правила установлены в ст. 88, 131, 132 ГПК. Это означает, что просьба заинтересован­ного лица должна быть оформлена заявлением, реквизиты кото­рого определены в ГПК. Заявление подается с копиями по чис­лу ответчиков и уплаченной государственной пошлиной, если последняя предусмотрена законом.

Аналогичные правила действуют и в других видах судопроиз­водства (особом и др.), в апелляционном, кассационном, надзор­ном производствах и при пересмотре решений и определений по вновь открывшимся обстоятельствам, т. е. являются общими правилами для всего гражданского процесса.

В связи с этим разграничение условий правомерного обраще­ния в суд с иском имеет практический смысл, поскольку их от­сутствие или несоблюдение влечет различные процессуальные последствия. Например, при отсутствии права на предъявление иска судья отказывает в принятии заявления, что означает запрет повторного предъявления тождественного иска.

При невыполнении заявителем условий осуществления права на предъявление иска судья также отказывает в принятии заявле­ния, однако по устранении установленных нарушений возможно повторное обращение в суд с тем же исковым требованием. Так, отказ в принятии заявления, поданного с нарушением норм под­судности гражданского дела, не препятствует возбуждению произ­водства в другом суде с соблюдением требований подсудности.

В ГПК предусмотрен не только отказ в принятии искового заявления, влекущий невозможность повторного обращения зая­вителя с тождественным иском, но и возвращение искового за­явления, не препятствующее повторному обращению (ст. 135).

Несоблюдение правил обращения к суду служит основанием для оставления заявления без движения. При этом судья в выно­симом определении предоставляет заявителю срок для исправления недостатков. Если заявитель в установленный срок устранит отме­ченные недостатки, заявление считается поданным в день первона­чального представления его в суд. В противном случае заявление считается неподанным и возвращается заявителю (ст. 136 ГПК).

В гражданском процессе заинтересованное лицо может напра­вить заявление и прилагаемые к нему документы в суд по почте либо передать лично судье. Последний, ознакомившись с предъ­явленным материалом, обязан в течение пяти дней со дня по­ступления заявления решить вопрос о его принятии или отказе. О принятии заявления к производству судья выносит определе­ние, на основании которого возбуждается гражданское дело в суде первой инстанции (ст. 133 ГПК).

В ГПК прямо указаны случаи, при которых заявления не подлежат судебному рассмотрению:

— неподведомственность  дела и  неправоспособность  сторон

спора;

— несоблюдение заявителем порядка предварительного внесудеб­ного урегулирования спора. В настоящее время такие порядки (претензионное производство) предусмотрены транспортными законами (Транспортным уставом железных дорог, Воздушным кодексом, Уставом внутреннего водного транспорта), Уставом связи и некото­рыми другими; внесудебный порядок разрешения требований управомоченного лица установлен также для трудовых споров и др.;

— тождественный спор, т. е. спор между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, ранее уже был предметом судебного разбирательства или является таковым в настоящее время;

— наличие решения третейского суда между сторонами;

— неподсудность дела данному суду;

— исковое заявление подано недееспособным лицом;

— отсутствие полномочий у представителя, обратившегося в суд на подписание искового заявления и предъявление его в суд и др. (ст. 134, 135 ГПК).

Решение судьи о принятии заявления, возвращении искового заявления или об отказе в принятии оформляется определением, которым возбуждается или не возбуждается судопроизводство по конкретному делу со всеми вытекающими из этого юридически­ми последствиями.

§ 2. ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

В гражданском процессе исковое заявление представляет собой установленное гражданским процессуальным законом письменное требование, в котором изложено исковое правопритязание.

Исковое заявление представляет собой по действующему за­конодательству единственный способ объективизации иска, кото­рый может быть познан только через проявление в соответству­ющем заявлении.

Соотношение иска и искового заявления подчинено диалек­тике взаимоотношения содержания и формы. Однако исковое за­явление имеет собственное содержание (реквизиты, установлен­ные законом) и письменную форму.

Письменная форма иска позволяет четко фиксировать содер­жание заявляемого правопритязания, его соответствие закону, время и место предъявления иска, оперативно выявлять и устра­нять недочеты и погрешности, допущенные заявителем.

Следовательно, форма искового заявления представляет собой выражение содержания способом его существования, его оболоч­кой, являющейся одной из гарантий права истца и ответчика на судебную защиту.

Реквизиты искового заявления можно условно подразделить на две части: конститутивные и собственно содержательные.

Конститутивными следует признать все элементы заявления в совокупности, так как без любого из них оно утрачивает каче­ство гражданского процессуального документа. Наименование суда, сведения о спорящих сторонах, подпись заявителя, а также документ, удостоверяющий полномочия судебного представителя, определяют (конституируют) обращение заинтересованного лица как процессуальный документ.

Отсутствие их делает заявление юридически ничтожным, в связи с чем судья оставляет его без движения (ст. 136 ГПК).

Содержательную часть искового заявления образуют сведе­ния о подлежащем рассмотрению и разрешению споре о праве, правопритязании истца и доказательства, подтверждающие иско­вые требования, поэтому любые погрешности в изложении ука­занной информации могут привести к тому, что суд откажет в удовлетворении иска.

Нередко в подаваемые заявления заинтересованные лица вклю­чают дополнительные сведения: о привлечении третьих лиц, вызове свидетелей, назначении экспертизы, об обеспечении иска и т. п.

В гражданском судопроизводстве содержание искового заяв­ления является строго индивидуальным, поскольку обстоятель­ства дела, доказательственный материал и требования истца за­висят от конкретных фактов взаимоотношений сторон и потому неповторимы.

Однако есть и определенное сходство в заявлениях одной и той же категории гражданских дел, которое проявляется в составах юридических фактов оснований исков, необходимых доказа­тельств и т. п.

По некоторым категориям дел содержание исковых заявлений имеет некоторые особенности. Так, в делах о выделе доли жилого дома истец в момент составления заявления и обращения в суд не всегда может в достаточной степени конкретизировать свое требова­ние, не в состоянии также и указать конкретный вариант выдела доли дома (раздела дома), поскольку для этого необходимо провести строительную экспертизу. И только ознакомившись с экспертным заключением, истец может определить исковое требование.

В исковом заявлении, предъявляемом прокурором в защиту интересов государства или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной норма­тивный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов (ч. 3 ст. 131 ГПК).

В ст. 132 ГПК указан перечень документов, которые должны быть приложены к исковому заявлению.

§ 3. ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

В гражданском процессе с вынесением судьей определения судопроизводство по конкретному делу считается начавшимся и с данного момента возникают гражданско-процессуальные и материально-правовые последствия.

Процессуальные последствия ведут к возникновению судо­производства. Это означает, что в процессе появились истец и ответчик, наделенные соответствующими процессуальными правами, и у суда с участниками процесса складываются граж­данские процессуальные правоотношения.

С момента возбуждения судопроизводства начинают идти про­цессуальные и служебные сроки и возможно обеспечение иска. При отказе истца от иска после возбуждения процесса и до раз­решения дела по существу судебные расходы ему не возмещаются (ч. 1 ст. 101 ГПК). Добровольное удовлетворение ответчиком ис­ковых требований не освобождает его от возмещения истцу всех судебных расходов, в том числе и по оплате помощи адвоката.

К процессуально-правовым последствиям относится утрата заинтересованным лицом права на выбор места рассмотрения дела при альтернативной подсудности и утрата сторонами права на выбор места рассмотрения дела, предусмотренного правилом

договорной подсудности.

Материально-правовые (гражданско-правовые и семейно-правовые) последствия возбуждения гражданского процесса следующие:

- предъявление иска, т. е. возбуждение гражданского процесса, прерывает течение срока исковой давности. Если иск оставлен су­дом без рассмотрения, то начавшееся до предъявления иска тече­ние срока исковой давности продолжается в общем порядке;

- алименты, по общему правилу, присуждаются с момента обра­щения в суд (ч. 2 ст. 107 СК), в исключительных случаях, указан­ных в законе, они могут быть взысканы и за прошедший период;

- расчеты при возврате имущества из незаконного владения от добросовестного владельца производятся со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о виндикации имущест­ва (ч. 1 ст. 303 ГК).

В законе могут быть установлены и другие юридические по­следствия возбуждения гражданского судопроизводства.

§4. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСКА

Судья вправе после возбуждения производства по конкретно­му делу обеспечить иск, если есть предположение, что неприня­тие своевременных мер может затруднить или сделать невозмож­ным реальную судебную защиту нарушенных или оспариваемых субъективных прав истца.

Обеспечение иска является гражданским процессуальным инсти­тутом (ст. 139—146 ГПК), регламентирующим временные ограниче­ния ответчика в осуществлении полномочий собственника (в праве владения, пользования и распоряжения имуществом) с целью гаран­тировать исполнение будущего судебного решения по делу.

Вопросы обеспечения исковых требований разрешаются су­дьей в день поступления соответствующего заявления истца без извещения ответчика и других лиц, участвующих в деле. Судеб­ного доказывания при этом не проводится, поскольку судья ве­рит либо не верит заявленным доводам истца.

Обеспечение иска оформляется судебным определением, ко­торое может быть отменено или изменено тем же судом или су­дьей по заявлению ответчика либо инициативе судьи или суда (ст. 144 ГПК), а также обжаловано в частном порядке в суд вто­рой инстанции (ст. 145 ГПК).

Данными мерами достигается оперативность судебной защи­ты предъявленного иска.

Исковые требования обеспечиваются такими санкционными мерами, как:

- наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц;

- запрещение ответчику совершать определенные действия;

- запрещение другим лицам совершать определенные дейст­вия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имуще­ство ответчику или выполнять по отношению к нему иные обя­зательства;

- приостановление реализации имущества в случае предъяв­ления иска об освобождении имущества от ареста (исключение имущества из описи);

- приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке (ст. 140 ГПК).

В необходимых случаях судья или суд может принять иные меры по обеспечению иска, которые отвечают целям, указанным в статье 139 ГПК.

Судьей или судом может быть допущено несколько видов обеспечения иска, однако меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию.

О принятых мерах по обеспечению иска в зависимости от их вида судья или суд незамедлительно сообщает соответствующим государственным органам или органам местного самоуправления, регистрирующим имущество или права на него, их ограничения (обременения), переход и прекращение (ч. 4 ст. 140 ГПК).

По иску о взыскании денежной суммы ответчик может вза­мен мер по обеспечению внести на счет суда спорную сумму (ст. 143 ГПК). Замена одного вида обеспечения иска другим до­пускается по заявлению лиц, участвующих в деле.

Указанными мерами достигается действенность судебной за­щиты предъявленного иска.

Вопрос об отмене обеспечения иска разрешается в судебном заседании. Меры обеспечения иска действуют до разрешения дела, до вступления решения в законную силу, но в некоторых случаях отмена мер обеспечения происходит ранее — одновремен­но с постановлением решения или позднее, но до его вступле­ния в законную силу.

Во всех перечисленных случаях данный вопрос разрешается в судебном заседании с извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания, однако их неявка не является пре­пятствием к рассмотрению вопроса об отмене обеспечения иска (ч. 2 ст. 144 ГПК).

Если обеспечение иска может причинить ответчику убытки, судья по собственной инициативе должен потребовать от истца гарантий возмещения возможных убытков и при отказе в удов­летворении иска ответчик может в исковом порядке требовать от истца возмещения убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска (ст. 146 ГПК).

Глава   20

ПОДГОТОВКА ДЕЛА К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ

§ 1. ЗАДАЧИ И СОДЕРЖАНИЕ ПОДГОТОВКИ ДЕЛА

В гражданском процессе подготовка дела к судебному разби­рательству является второй по счету процессуальной стадией, которая начинается после возбуждения производства по делу и предшествует судебному разбирательству.

Данная стадия обязательна в развитии судопроизводства по всем без исключения гражданским делам. Ее необходимость пре­допределена тем, что при возбуждении гражданского процесса судья располагает информацией, сообщаемой лишь заявителем, поэтому такие сведения зачастую могут освещать возникший спор только односторонне. При этом не исключаются вольные или невольные искажения в изложении обстоятельств дела.

Истец порой по тем или иным причинам сознательно умалчи­вает об отдельных юридически значимых обстоятельствах. Кроме того, он может юридически неправильно квалифицировать подле­жащий судебному разрешению конфликт, тем более, что правовая оценка дела не входит в его обязанности (ст. 131 ГПК).

Поэтому по действующему закону судья обязан, возбудив су­допроизводство, провести ряд подготовительных действий.

В гражданском судопроизводстве подготовка дела к судебно­му разбирательству представляет собой совокупность граждан­ских процессуальных действий, совершаемых судьей для того, чтобы рассмотреть и разрешить законно и обоснованно дело в первом же судебном заседании с наименьшими затратами процессуальных средств и сил участников процесса.

В связи с этим в соответствии со ст. 147 ГПК судья указы­вает действия, которые необходимо совершить сторонам, другим лицам, участвующим в деле, и сроки этих действий для обеспе­чения правильного и своевременного разрешения дела.

Подготовка дела крайне важна в системе правосудия по гражданским делам. Она предназначена обеспечивать законность, обоснованность, своевременность разрешения дела, состязатель­ность и процессуальную экономию гражданского процесса.

Вместе с тем подготовительную деятельность судьи нельзя считать правосудием, поскольку она не включает в себя выясне­ние обстоятельств дела, применение норм гражданского права и установление взаимоположения лиц, которые будут участвовать в деле. Указанные подготовительные действия схожи с управ­ленческими, так как они не охватываются гражданской процессуальной формой и закон не устанавливает последовательность их совершения и взаимозависимость.

Подготовка дела к судебному разбирательству представляет всегда единство трех видов деятельности:

- интеллектуальной (судья оценивает представленные мате­риалы, проводит их юридическую квалификацию, обдумывает перспективы развития дела и т. п.);

- процессуальной (совершение подготовительных действий, предусмотренных ГПК);

- делопроизводственной (канцелярия делает запросы, направ­ляет повестки и т; п.).

Первый и последний виды деятельности не регулируются гражданским процессуальным законом.

Задачами подготовки является обеспечение своевременного и правильного разрешения дела. Поэтому для выполнения ука­занной задачи судья обязан:

- установить предмет доказывания по делу, т. е. уточнить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела;

- провести юридическую квалификацию спорных отношений сторон, т. е. определить правоотношения сторон и закон, кото­рым следует руководствоваться;

- привлечь к участию в деле всех юридически заинтересо­ванных лиц, т. е. разрешить вопрос о составе лиц, участвующих в деле;

- указать, какими средствами доказывания участвующие в деле лица должны обосновывать требования и возражения, т. е. определить доказательства, которые каждая сторона должна представить для подтверждения своих утверждений.

Кроме того, одной из основных задач судьи в процессе под­готовки дела к судебному разбирательству является также и примирение сторон (ст. 148 ГПК ).

Содержание подготовки дела составляют любые действия судьи или суда, совершаемые после возбуждения производства по делу для оптимальной организации судебного разбирательства дела.

В большинстве своем указанные действия судья выполняет до начала судебного заседания, но они могут совершаться и в ходе разбирательства дела. Например, суд откладывает, слушание дела для выполнения подготовительных действий, если получены но­вые средства доказывания, возникла необходимость привлечения кого-либо из участвующих в деле лиц и т. п. (ст. 160 ГПК).

Однако совершение подготовительных действий во время разбирательства дела свидетельствует о существенных недостат­ках подготовки по делу, но такие действия необходимы для за­конного и обоснованного разрешения конкретного дела.

Подготовительные действия подразделяются на:

- обязательные по всем без исключения рассматриваемым делам. Их выполнение составляет безусловную процессуальную обязанность судьи, а сама подготовка дела становится неотъем­лемой процессуальной стадией гражданского судопроизводства;

- обязательные только по отдельным делам. Необходимость их совершения обусловлена конкретными обстоятельствами раз­бираемого спора о праве. Их можно именовать факультативны­ми, поскольку в каждом случае судья решает отдельно, нужны данные действия или не нужны;

- проведение предварительного судебного заседания, в кото­ром совершаются действия по завершению подготовительных действий перед началом судебного разбирательства без разреше­ния дела по существу (приостановление, прекращение, оставле­ние заявления без рассмотрения, принятие решения об отказе в иске без исследования обстоятельств по делу в связи с пропу­ском исковой давности или срока на обращение в суд). Цель этих стоящих особняком действий состоит не в обеспечении своевременного и правильного рассмотрения и разрешения дела, а напротив, — в пресечении процессуальной деятельности, воз­никшей без соблюдения надлежащих условий.

Эти действия объясняются двумя обстоятельствами:

- своевременным прекращением производства по делу или оставлением заявления без рассмотрения. Судья освобождает су­дебное заседание от выполнения бесспорной работы, т. е. создает условия для гражданской юрисдикции по делам, подлежащим судебному разрешению;

- в любой процессуальной стадии производства в суде первой инстанции (возбуждение производства, подготовка дела, судебное разбирательство) подобные действия всегда будут стоять особня­ком. Однако право судьи завершить судопроизводство в подгото­вительной стадии не исключает возможность приостановления, прекращения производства по делу или оставления его без рас­смотрения, вынесения решения об отказе в иске по изложенным основаниям в последующих стадиях при выявлении достаточных оснований для осуществления указанных полномочий.

Подготовительные действия судьи, обязательные по каждому гражданскому делу, включают в себя:

- вынесение определения о подготовке дела к судебному разбирательству (ч. 1 ст. 147 ГПК), в котором указываются дей­ствия, которые следует совершить сторонам, другим лицам, уча­ствующим в деле, и сроки совершения этих действий, формули­руется предмет доказывания по данному делу и проводится пра­вовая квалификация спорных отношений сторон.

При этом определяется состав лиц, участвующих в деле (ис­тец, ответчик, третьи лица на той или иной стороне и т. д.). Важ­ная часть определения заключена в указаниях судьи по представ­лению участниками дела конкретных средств доказывания:

- направление либо вручение ответчику копии искового заяв­ления и приложенных к нему документов с предложением пред­ставить в установленный им срок доказательства в обоснование своих возможных возражений (ч. 2 ст. 150 ГПК). Копии искового материала могут быть переданы и третьему лицу, заявляющему в данной стадии самостоятельные требования на предмет спора;

- проведение предварительного судебного заседания, имею­щего цель процессуально закрепить распорядительные действия сторон, совершенных при подготовке дела к судебному разбира­тельству, определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, определение до­статочности доказательств по делу, исследование фактов пропус­ка сроков обращения в суд и сроков исковой давности.

По результатам предварительного судебного заседания долж­но быть принято определение о назначении дела в судебном за­седании с установлением судьей времени и места рассмотрения дела и извещением об этом сторон, других лиц, участвующих в данном деле, а также других участников процесса (свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков) либо о приостановлении, прекращении производства по делу, оставлении заявления без рассмотрения, либо решение об отказе в иске в связи с пропус­ком срока исковой давности или срока обращения в суд.

О проведении предварительного судебного заседания секрета­рем судебного заседания составляется протокол.

Закон также регламентирует действия сторон при подготовке дела к судебному разбирательству. Так, истец или его представи­тель в данной стадии должен:

- передать ответчику копии доказательств, обосновывающие

основания иска;

- заявить перед судьей ходатайства об истребовании доказа­тельств, которые он не может получить самостоятельно без по­мощи суда.

Ответчик или его представитель в данной стадии также должен:

- уточнить исковые требования истца и фактические основа­ния этих требований;

- представить истцу или его представителю и суду возраже­ния в письменной форме относительно исковых требований;

- передать истцу или его представителю и судье доказатель­ства, обосновывающие возражения относительно иска;

- заявить перед судьей ходатайства об истребовании доказа­тельств, которые он не может получить самостоятельно без по­мощи суда.

Значение данных подготовительных действий в гражданском процессе состоит в том, что они преобразуют поступивший исковой материал в гражданское дело, подлежащее судебному рассмотрению.

Для каждого гражданского дела характерны следующие рек­визиты:

- надлежащим образом оформленные заявления участвующих в деле лиц, содержащих требования и возражения;

- доказательственная документация (письменные доказатель­ства, акты экспертизы, протокол выполнения судебного поруче­ния и др.);

- судебные постановления, которые могут быть самыми раз­личными (определение по вопросам судебных расходов и т. п.), однако обязательны три определения: о возбуждении судопроиз­водства, о подготовке дела к судебному разбирательству и о на­значении дела к разбирательству в судебном заседании.

Данные определения преобразуют поступивший в суд матери­ал в гражданское дело, которое становится предметом судебной юрисдикции.

Завершение производства на данной стадии по делу оформ­ляется судебным определением, которое можно обжаловать в ча­стном порядке (п. 5 ст. 152 ГПК).

В случаях отказа от иска или заключения мирового соглаше­ния количество процессуальных документов увеличивается. Истец при отказе от заявленного искового требования подает письменное заявление. При заключении мирового соглашения сторонами его текст, записанный в произвольной форме, также подается судье.

Утверждение мирового соглашения или принятие (неприня­тие) отказа от иска оформляется судебным протоколом, в кото­ром закрепляются волеизъявления сторон и судом дается разъяс­нение сторонам правовых последствий совершаемого процессуа­льного действия.

Срок на подготовку дела к судебному разбирательству в ГПК не регламентирован, поскольку в целом все гражданские дела должны рассматриваться и разрешаться судом до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд, а мировым судьей до истечения месяца со дня принятия заявления к производству (ст. 154).

§ 2. СОВЕРШЕНИЕ СУДЬЕЙ ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ

При подготовке дела к судебному разбирательству на судью в гражданском процессе возлагается обязанность по выполнению определенных задач, перечисленных в ст. 148 ГПК. Поскольку без этих процессуальных действий невозможно полноценно под­готовить дело к судебному разбирательству, то их необходимо рассмотреть более подробно.

Вызов и опрос истца (или его представителя) и ответчика

В ходе подготовки являются обязательными по каждому делу, поскольку подготовка дела должна проводиться судьей с участи­ем сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей (ч. 2 ст. 147 ГПК).

Кроме того, пригласить истца на прием также целесообразно и в случае, если недостатки его заявления нельзя устранить в по­рядке ст. 136 ГПК (т. е. путем оставления заявления без движе­ния), поскольку это может в дальнейшем осложнить рассмотрение дела и препятствовать судебной защите. Это может иметь место, например, когда в основание иска заявителем включены не все факты, указанные в статье гражданского (семейного, трудового и т. п.) закона; когда предмет иска не соответствует санкции юридической нормы, подлежащей применению; когда заявляемое требование не согласуется с основанием иска и т. д.

Вызов истца также желателен и в тех случаях, когда из ука­занных обстоятельств спора усматривается возможность отказа истца от заявленного требования.

Досудебная беседа с ответчиком желательна и целесообразна в случаях, когда из поданного заявления непонятна логика его поведения в конфликтной ситуации, неясна его позиция в споре, либо когда объем возможных возражений ответчика может быть очень велик.

Одновременный вызов судьей истца с ответчиком и беседа с ними до судебного заседания оправданны в том случае, когда спорное правоотношение не исключает разные варианты разре­шения спора (например, раздел конкретных вещей или жилой площади между сособственниками и др.) и когда по обстоятель­ствам дела возможно и вероятно заключение мирового соглаше­ния, тем более что примирение сторон входит в задачи подго­товки дела к судебному разбирательству.

При вызове одной или обеих сторон судья должен разъяс­нить им процессуальные права и обязанности, в частности, пра­во передать спор на разрешение в третейский суд и последствия такого действия. Помимо этого, судья вправе предложить сторо­нам представить дополнительные доказательства, если это нужно для убедительного обоснования их позиции.

Для формирования законного состава лиц, участвующих в деле, судья при подготовке дела к судебному разбирательству вправе извещать соистцов, соответчиков и третьих лиц без само­стоятельных требований относительно предмета спора и других заинтересованных в исходе дела граждан и организации, решать вопросы о замене ненадлежащего ответчика, соединении и разъе­динении исковых требований.

Подготовка судьей доказательственного материала включает

в себя:

- истребование письменных и вещественных доказательств от граждан или организаций. Для этого заинтересованное лицо должно не только обозначить доказательство, но и указать при­чины, препятствующие самостоятельному их получению, а также основания, по которым оно считает, что конкретное средство до­казывания находится у данного лица или организации. Без тако­го ходатайства суд не должен в состязательном процессе по соб­ственной инициативе собирать доказательства. Суд может выдать заинтересованному лицу запрос на право получения письменного или вещественного доказательства для последующего представле­ния в суд (ч. 1 ст. 57 ШК);

- назначение судьей экспертизы и эксперта для ее проведе­ния, а также разрешение вопроса о привлечении к участию в процессе специалиста, переводчика. Судья должен согласовать со сторонами и другими лицами, участвующими в деле, вопросы, на которые должны дать ответ эксперты, и личность самих экс­пертов. Последнее важно в тех случаях, когда проведение экс­пертизы поручается не экспертному учреждению, а конкретному эксперту. При назначении экспертизы судья должен указать срок представления заключения.

Кроме того, судья обязан также решить вопрос о привлечении специалиста для получения возможных консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи при рассмотре­нии дела по существу, а также лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечить переводчика;

- решение вопроса о вызове свидетелей. При решении это­го вопроса судьи повсеместно исходят из того, что, если ка­кое-то обстоятельство, имеющее значение для правильного разре­шения дела, может быть установлено как свидетельскими пока­заниями, так и иными средствами доказывания, свидетели в судебное заседание не вызываются, так как привлечь их в су­дебный процесс по сравнению с другими средствами доказыва­ния, организационно бывает очень сложно.

Как правило, свидетели вызываются в суд тогда, когда их по­казания необходимы для законного и обоснованного разрешения дела и не могут быть заменены другими средствами доказыва­ния. При этом лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, долж­но указать не только его фамилию, имя и отчество, но и адрес, а также сведения, которыми располагает свидетель.

Кроме того, сторона, ходатайствующая о вызове свидетеля, должна внести на банковский счет управления (отдела) Судеб­ного департамента в субъектах Российской Федерации денежную сумму, возмещающую судебные расходы свидетеля, связанные с его привлечением в судопроизводство (ч. 1 ст. 96 ГПК);

- осмотр на месте письменных и вещественных доказатель­ств. Судья может проводить такой осмотр в случаях, не терпя­щих отлагательства (например, если вещественные доказатель­ства представляют собой скоропортящиеся продукты).

При этом подготовительные действия трансформируются в следующую процессуальную стадию: осмотр на месте доказа­тельств представляет собой своеобразное заседание суда, в кото­ром участвуют судья, специалисты, а также приглашенные сторо­ны и другие участвующие в деле лица. По правилам письменной гражданской процессуальной формы ведется судебный протокол, закрепляющий результаты судебного осмотра вещей и докумен­тов, объяснения участников дела.

При последующем разбирательстве данный протокол будет представлен как специфическое письменное доказательство;

- направление в другие суды судебных поручений. Судья вправе делать это в ходе подготовки дела к судебному разбира­тельству, если процессуальные средства сбора доказательств на­ходятся в другом районе, городе или области. Данные поручения оформляются определениями судьи, копии направляются в соот­ветствующий суд, однако судья может поручать другому суду сбор доказательств лишь тогда, когда для него эти действия крайне затруднительны или даже невозможны.

Предметом судебного поручения могут быть получение объ­яснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключе­ния экспертов, осмотр и исследование вещественных и письмен­ных доказательств. Он не вправе поручать сбор доказательств для подтверждения общеизвестных и преюдициальных обстоя­тельств, а также сбор документов или вещественных доказатель­ств (судья может истребовать их самостоятельно).

Кроме того, судья не вправе давать поручения об истребовании дополнительных данных, обосновывающих заявленные исковые требования, поскольку это прямая обязанность истца, а не суда.

Закон установил срок для исполнения судебного поруче­ния—один месяц со дня поступления в суд копии определения о судебном поручении.

§ 3. НАЗНАЧЕНИЕ ДЕЛА К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ

Подготовка гражданского дела заканчивается назначением его к разбирательству в судебном заседании (ст. 153 ГПК).

Назначение дела к судебному разбирательству включает в себя три процессуальных акта:

1. Определение оптимальной даты и места рассмотрения дела. При этом судья не должен выйти за пределы срока, уста­новленного в ст. 154 ГПК для судопроизводства по делу, но в то же время предоставить сторонам и другим лицам, участву­ющим в деле, время, достаточное для подготовки к процессу.

2. Извещение сторон и других лиц, участвующих в деле о времени и месте рассмотрения дела. Это непременное требова­ние проведения состязательного судопроизводства и его невыпол­нение составляет безусловное основание к отмене судебных поста­новлений в апелляционном, кассационном и надзорном порядке (п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК). Извещены должны быть также и судеб­ные представители, однако их извещают заинтересованные лица, а не суд.

3. Вызов в заседание суда свидетелей, экспертов и перевод­чиков. Указанное действие в отличие от первых двух необязате­льно по всем без исключения гражданским делам.

Обычно в судебной практике не разграничивают извещение и вызов, и всем участникам высылают судебные повестки. Лица, участвующие в деле, законные представители, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о времени вручения, су­дебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой по факсимильной связи, а также с использовани­ем иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование извещения или вызова и его вручение адресату (ст. 114 ГПК).

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 150 ГПК суд извещает лишь заинтересованных в его исходе граждан или организаций.

Вместе с тем указанные действия имеют различную юридиче­скую природу и влекут различные процессуальные последствия. Так, извещение адресуется только лицам, участвующим в деле, и представляет собой их уведомление о времени и месте разби­рательства дела и в них не проявляется судебная власть. Поэто­му стороны и другие лица, участвующие в деле, вправе ре­шать — участвовать или не участвовать им в судебном заседании, и если участвовать, то лично или через представителя.

Формы и содержание извещения могут быть произвольными, однако желательно, чтобы в нем были указаны следующие све­дения: кто извещает (название суда), кого извещают (фамилия, имя и отчество), в качестве кого приглашают в процесс, где и когда состоится судебное заседание.

Вызов  направляется  участникам   вспомогательных  граждан­ских   процессуальных   правоотношений:   свидетелям,   экспертам, специалистам и переводчикам, т. е. лицам, оказывающим содействие в отправлении правосудия. Он оформляется процессуальным документом — судебной повесткой и представляет собой особый юридический факт, порождающий у адресатов гражданскую процессуальную обязанность явиться  в  суд.  Данная  обязанность  обеспечена  юридическими санкциями (штраф, принудительный привод).

Кроме того, вызов как юридический факт порождает у вызы­ваемого и права: право освободиться от работы на время вызова, право на возмещение понесенных расходов и вознаграждение.

Судебная повестка является одной из форм судебных извеще­ний и вызовов и как процессуальный документ достаточно про­ста. В ней отмечается: кто вызывает (наименование суда), куда вызывают (адрес суда, номер помещения судьи), наименование дела и в качестве кого извещается или вызывается (процессуаль­ное положение), а также на какое время (день и час вызова).

Такая близость содержания извещения и вызова приводит к тому, что в судебной практике оба указанные действия, когда необходимо, например, вызвать эксперта, иногда оформляются на судебных повестках, а не на судебных извещениях.

В гражданском процессе судебные повестки вместе с копиями процессуальных документов рассылает суд по адресам, сообщаемым заявителем. В судебных повестках или иных судебных извещениях, адресованных лицам, участвующим в деле, предлагается предста­вить в суд все имеющиеся у них доказательства по делу, а также указывается на последствия непредставления доказательств и неяв­ки в суд извещаемых или вызываемых лиц, разъясняется обязан­ность сообщить суду причины неявки (ч. 2 ст. 114 ГПК).

По действующему закону достаточно самого факта рассылки для того, чтобы считать выполненной обязанность суда — изве­стить или вызвать в суд участников судебного процесса. Поэто­му получили или не получили в действительности извещение (вызов) суда граждане или организации в данном случае не име­ет значения для проведения судебного разбирательства.

Так, если вызываемые лица не явились в суд без уважитель­ных причин, они могут быть оштрафованы до десяти минималь­ных размеров оплаты труда, а свидетель при неявке в судебное заседание по вторичному вызову подвергнут принудительному приводу (ч. 2 ст. 168 ГПК).

Судья может с согласия лица, участвующего в деле, выдать ему на руки судебную повестку или иное судебное извещение для вручения их другому извещаемому или вызываемому в суд лицу. Лицо, которому судья поручил доставить судебную повест­ку или иное судебное извещение, обязано возвратить в суд коре­шок судебной повестки или копию иного судебного извещения распиской в их получении (ч. 2 ст.  115 ГПК).  Если извещаемые лица не явились в суд, дело может быть рассмотрено в порядке заочного производства. Заинтересованные лица вправе обжаловать в суд второй инстанции решение суда (ст. 237 ГПК).

Глава   2 1 СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

§ 1. СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО КАК ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ И ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ СТАДИЯ

В гражданском судопроизводстве судебным разбирательст­вом называется часть судебного процесса, задача которой со­стоит в рассмотрении и разрешении судом первой инстанции гражданского дела.

Судебное разбирательство в гражданском процессе можно по­нимать двояко. Так, если совершаемые в судебном разбиратель­стве действия анализировать в связи с их целевой направленно­стью, то разбирательство предстает как самостоятельная процес­суальная функция гражданского судопроизводства.

Наряду с судебным разбирательством известна еще одна про­цессуальная функция в виде пересмотра судебных постановле­ний, поэтому автономность каждой функции определяется собст­венными задачами, особыми гражданскими процессуальными правоотношениями, составом участников и содержанием процес­суальной деятельности. Каждая функция регулируется специфи­ческими гражданскими процессуальными нормами.

Если в первом случае применение судом права в судебном разбирательстве имеет юрисдикционный характер, т. е. суд при­меняет соответствующие нормы права для законного и обосно­ванного рассмотрения и разрешения дел, то в другом — право­применение имеет контрольно-надзорный характер.

Таким образом, функцией гражданского судопроизводства не­обходимо считать нормативно регламентированную направлен­ность процессуальной деятельности, совершаемой в разные пери­оды отправления правосудия по гражданским делам.

Задачей судебного разбирательства является устранение из правоотношений сторон спора о праве либо устранение неясно­сти в правовом положении гражданина или организации в целях защиты их нарушенных или оспариваемых прав, свобод и закон­ных интересов.

Кроме того, судебное разбирательство характеризуется до­ступностью судебной защиты нарушенных или оспариваемых прав, возможностью добровольного урегулирования спора о пра­ве его участниками в суде, быстротой и процессуальной экономичностью судопроизводства, созданием условий для реального восстановления прав юридически заинтересованных лиц.

Поэтому процессуальные задачи судебного разбирательства неразрывно связаны с целевыми установками судебной системы. В юридической литературе принято отмечать, что при судебном разбирательстве задачи и цели гражданского процесса реализу­ются наиболее широко.

В судебном разбирательстве непосредственно осуществляется правосудие. Поэтому нельзя не согласиться в данном случае с мнением Г. А. Жилина о том, что по абсолютному большин­ству гражданских дел принятие судом первой инстанции реше­ния в стадии судебного разбирательства завершает и граждан­ское судопроизводство в целом.

Функция судебного разбирательства охватывает большую по объему и разноплановую процессуальную деятельность, которую принято разграничивать на рассмотрение дела и его разрешение.

Рассмотрение дела заключается в действиях, направленных:

— на движение гражданского судопроизводства;

— оказание лицам, участвующим в деле, необходимой юри­дической помощи в осуществлении субъективных прав;

— исследование материалов рассматриваемого дела, позиций сторон, действительных обстоятельств дела и представленных до­казательств.

К данной группе действий примыкают также акты судебного контроля за правильностью своих действий (самоконтроль суда первой инстанции).

Разрешение дела состоит в юрисдикционном применении соот­ветствующих правовых норм и сводится к вынесению решения или определения, его объявлению и разъяснению (ст. 194, 195 ГОК).

Судебное разбирательство как процессуальная функция и процессуальная стадия имеет различные границы. Так, процес­суальная функция судебного разбирательства начинается с воз­буждением судопроизводства и завершается принятием решения.

Процессуальная стадия судебного разбирательства возникает с открытием судебного заседания (ст. 155 ГПК) и продолжается до написания судебного протокола (ст. 230 ГПК) и рассмотрения замечаний на него (ст. 231 ГПК), составления мотивированного решения, высылки лицам, участвующим в деле, но не присутству­ющим в судебном заседании, копии решения суда (ст. 214 ГПК), устранения внешних недостатков решения (ст. 200—203 ГПК).

§2. СУДЕБНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Судебное заседание в гражданском процессе представляет собой процессуальную форму судебного разбирательства, уста­новленную гражданским процессуальным кодексом. Судебное разбирательство без судебного заседания существовать не может.

В связи с этим в литературе принято отмечать тесную связь двух процессуальных понятий. Однако данные понятия существенно отличаются друг от друга, поскольку соотносятся как содержание (судебное разбирательство) и форма (судебное заседа­ние).

Разбирательство конкретного гражданского дела может про­исходить не в одном, а в нескольких судебных заседаниях (при отложении разбирательства дела).

Кроме того, судебное заседание проводится не только для разбирательства гражданского дела, но и для разрешения различ­ных процессуальных вопросов, например по вопросам, связан­ным с судебными расходами, со сложением или уменьшением наложенного штрафа, в связи с обеспечением иска и др.

Судебное заседание имеет определенный регламент, что созда­ет следующие преимущества в гражданском процессе, который:

- служит одной из существенных гарантий полного выясне­ния обстоятельств дела, правильного применения юридических норм и вынесения справедливого решения;

- обеспечивает активное участие в разбирательстве дела юри­дически заинтересованных лиц;

- гарантирует реализацию прав участников процесса и граж­данских процессуальных принципов;

- придает наглядность производству по конкретному делу;

- устанавливает единообразие процессуальных действий при разбирательстве различных требований во всех судах общей юрисдикции.

Несмотря на очевидные положительные моменты, вместе с тем развитая процессуальная форма судебного заседания имеет и некоторые минусы, поскольку она делает судебное заседание громоздким, что в известной степени осложняет работу судей, вынуждает стороны искать недешевую правовую помощь у адво­катов, юрисконсультов и т. п. Именно поэтому законодатель час­тично отказался от судебного разбирательства ряда заявлений путем введения в ГПК РСФСР судебного приказа и установил упрощенный порядок рассмотрения дел с помощью заочного производства в 1995 г.

В судебном заседании принято выделять подготовительную часть, рассмотрение дела по существу, судебные прения, приня­тие и объявление решения (определения).

§3. ПОДГОТОВИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ

Данная подготовительная часть судебного заседания регули­руется ст. 160-172 ГПК. В начале судебного заседания судья ре­шает, можно ли рассмотреть и разрешить дело по существу:

- в открытом или закрытом судебном заседании;

- при явившихся в заседание лицах или нет;

- с учетом заявленных ходатайств. Судья в этой части судебного заседания:

- проверяет явку участников процесса;

- разъясняет переводчику его права и обязанности;

- удаляет явившихся свидетелей из зала судебного заседания;

- объявляет состав суда и разъясняет права самоотвода и отвода;

- разъясняет участвующим в деле лицам процессуальные права и обязанности;

- разрешает заявленные ходатайства лиц, участвующих в деле;

- решает, какие последствия должны наступить в связи с неявкой того или иного лица, участвующего в деле, их пред­ставителей, свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков;

- решает вопрос об отложении дела в случае невозможности рассмотрения дела в этом судебном заседании (неявка участни­ков процесса, предъявление встречного иска, истребования необ­ходимых доказательств и т. д.) и допрашивает явившихся свиде­телей при отложении дела и наличии сторон;

- разъясняет эксперту и специалисту их права и обязанности.

Один из сложных вопросов, решаемых судом в подготовите­льной части заседания, это последствия неявки тех или иных участников процесса.

Существуют правила, которыми должен руководствоваться суд, а именно:

- все участвующие в деле лица должны быть извещены о времени и месте судебного разбирательства;

- если участвующие в деле лица не извещены либо извеще­ны ненадлежащим образом (нет сведений об их извещении, из­вещены в срок, не дающий возможности подготовиться к разби­рательству дела) и если есть хотя бы сомнения в их надлежа­щем извещении, суд должен отложить разбирательство дела (ч. 2 ст. 167 ГПК);

- если участники судопроизводства были надлежащим обра­зом извещены, но тем не менее не явились в суд, решающее значение приобретает уважительность или неуважительность их неявки. В случае уважительности причины неявки суд отклады­вает разбирательство дела. При этом стороны обязаны известить суд о причинах неявки и представить соответствующие доказа­тельства причин своей неявки;

- при неявке ответчика по неуважительным причинам суд вправе рассмотреть дело в его отсутствие (ч. 3 ст. 167 ГПК);

- при вторичной неявке, истца в случае, если он не просил о разбирательстве дела в его отсутствие, а ответчик не требовал рассмотрения дела по существу, суд оставляет заявление без рас­смотрения (ст. 222 ГПК);

- если обе стороны, не просившие о разбирательстве дела в их отсутствие, не явились без уважительных причин по вторич­ному вызову, а суд не считает возможным разрешить дело по имеющимся в деле доказательствам, он оставляет заявление без рассмотрения (ст. 222 ГПК).

При этом необходимо иметь в виду, что являться или не яв­ляться в судебное заседание это процессуальное право, а не обя­занность сторон. Они вправе лишь просить суд рассмотреть дело в их отсутствие и известить их о результатах разбирательства дела копией судебного решения (ч. 5 ст. 167 ГПК).

Аналогично решается вопрос о последствиях неявки в суд иных лиц, участвующих в деле.

При неявке без уважительных причин в суд извещенного представителя суд вправе рассмотреть дело по существу и без него. При неявке в суд свидетелей или экспертов судья должен решить, можно ли обоснованно рассмотреть дело без их участия. В противном случае разбирательство дела следует отложить, а к виновным лицам могут быть применены предусмотренные зако­ном меры ответственности.

В подготовительной части заседания судья объявляет состав суда и разъясняет лицам, участвующим в деле, право самоотвода и отвода. Заявление об отводе должно быть мотивированным. Лица, которым заявлен отвод, вправе дать объяснения.

Согласно ст. 165 ГПК, в начале судебного заседания судья разъясняет участвующим в деле лицам права и обязанности.

Прежде всего судья разъясняет права, указанные в ст. 35 ГПК: возможность знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказатель­ства, участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим участникам процесса, заявлять ходатайства, давать объяснения суду, представлять свои доводы и соображения по возникающим в судопроизводстве вопросам, возражать против показаний других лиц, обжаловать судебные постановления.

При разъяснении обязанностей указываются возможные по­следствия их невыполнения. Права и обязанности могут также разъясняться судом и в ходе судебного разбирательства дела (на­пример, право знакомиться с судебным протоколом и приносить замечания разъясняется судьей в конце судебного заседания).

§ 4. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА ПО СУЩЕСТВУ

Вторая часть судебного заседания в гражданском процессе регулируется ст. 172-189 ГПК, которой отводится все основное время в судебном заседании на рассмотрение дела по существу, где суд должен установить сущность разбираемого конфликта, позиции сторон, изучить все обстоятельства дела и исследовать доказательства.

Другими словами, в данной части судебного заседания суд устанавливает фактическую сторону дела, т. е. рассматривает дело по существу.

Решая эти задачи, суд совершает следующие действия:

- в соответствии со ст. 172 ГПК после доклада дела судья предлагает конфликтующим лицам закончить дело заключением мирового соглашения. Также начинается рассмотрение по суще­ству не только дел искового производства, но и производства по делам, возникшим из публичных правоотношений;

- заинтересованные лица (истец, ответчик, третьи лица, про­курор, предъявивший иск, субъекты, защищающие права других лиц от своего имени) излагают содержание спора о праве и свои позиции, причем прокурор, представители государственных орга­нов, органов местного самоуправления, организаций, граждане, обратившиеся в суд за защитой прав и законных интересов дру­гих лиц, дают объяснения первыми. При этом судья и лица, участвующие в деле, вправе задавать вопросы, уточняя изложе­ние обстоятельств конфликта (ст. 174 ГПК);

- суд исследует представленные доказательства. Порядок их исследования устанавливается после заслушивания мнений сто­рон (ст. 175 ГПК). Исследование происходит по-разному, в зави­симости от средств доказывания, содержащих то или иное дока­зательство.

Свидетели допрашиваются, а если свидетель отсутствует по уважительной причине в суде и его показания записаны, то они оглашаются (ст. 180 ГПК), поскольку они однотипны с письмен­ными доказательствами, которые также оглашаются в судебном заседании (ст. 181 ГПК).

Вещественные доказательства осматриваются судом и предъ­являются лицам, участвующим в деле, и другим участникам. Протоколы осмотра на месте вещественных доказательств огла­шаются судьей (ч. 2 ст. 183 ГПК).

Заключение эксперта зачитывает председатель, если эксперт присутствует в заседании, то оглашает заключение сам, после чего ему могут быть заданы вопросы (ст. 187 ГПК);

- в конце исследования доказательств дают заключения про­курор, представитель государственного органа или местного са­моуправления, привлеченные в разбирательство дела;

- рассмотрение дела по существу оканчивается предложени­ем судьи, обращенным к заинтересованным лицам, дополнить материалы дела. Затем суд переходит к судебным прениям.

§ 5. СУДЕБНЫЕ ПРЕНИЯ

Судебные прения регламентированы в ст.  190 ГПК.  В этой части   судебного   заседания   каждое   участвующее   в   деле   лицо вправе подвести итоги рассмотрения дела, изложить свое мнение о достаточности и достоверности исследованных доказательств, о доказанности или недоказанности предъявленных требований, свое толкование правовых норм, на основании которых подлежит разрешению дело, а также высказать мнение о том, должно ли рассматриваемое притязание быть удовлетворено.

В ст. 190 ГПК установлена очередность выступления в прениях юридических заинтересованных лиц: вначале выступает ис­тец, его представитель, затем — ответчик, его представитель, после чего слово предоставляется третьему лицу, заявившему самостоятельные притязания на предмет спора, и его представителю.

Третье лицо, не заявившее самостоятельных требований отно­сительно предмета спора, и его представитель в судебных прени­ях выступают после истца или ответчика, на стороне одного из которых третье лицо участвует в деле.

Прокурор, представители государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждане, обратившиеся в суд за защитой прав и законных интересов других лиц, высту­пают в судебных прениях первыми. Дача правового заключе­ния — гражданская, процессуальная и служебная обязанность про­курора, в этом состоит квинтэссенция участия прокурора в судо­производстве. В случае предъявления иска в порядке ст. 45 ГПК прокурор по делам о выселении, восстановлении на работе, о воз­мещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др. высту­пает в судебном процессе дважды (в прениях, как процессуаль­ный истец и как прокурор, давая заключение по делу).

В ст. 191 ГПК установлен запрет для лиц, участвующих в деле, и их представителей в своих выступлениях после окон­чания рассмотрения дела по существу ссылаться на обстоятель­ства, которые судом не выяснялись, а также на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании.

В случае, если суд во время или после судебных прений признает необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, или исследовать новые доказательства, он выносит определение о возобновлении рассмотрения дела по существу.

После окончания рассмотрения дела по существу судебные прения происходят в общем порядке (ст. 191 ГПК).

Данная часть судебного заседания заканчивается удалением судей в совещательную комнату (ст. 192 ГПК).

§ 6. ПРИНЯТИЕ И ОБЪЯВЛЕНИЕ РЕШЕНИЯ СУДА

Принятие и объявление решения суда (судьи) регулируется ст. 192-199 ГПК. Совещание и составление судьей решения про­исходит в специальном помещении, в которое никто не должен входить.

Деятельность судьи при принятии решения детально регла­ментирована законом. Так, согласно ст. 196 ГПК он обязан в нормативно установленной последовательности:

  оценить доказательства;

— определить, какие из существенных для дела обстоятель­ств установлены и какие не установлены;

  каковы правоотношения сторон;

— юридически квалифицировать установленный фактический состав и тем самым определить закон, подлежащий применению;

— установить, подлежит ли заявленное требование удовлет­ворению или нет.

В совещательной комнате судья обязан также дать ответ на следующие вопросы: подлежит ли решение немедленному испол­нению, должно ли его исполнение быть обеспечено либо отсро­чено или рассрочено, а в необходимых случаях следует опреде­лить способ и порядок исполнения решения, поскольку правиль­ные и своевременные ответы на указанные вопросы определяют реальность вынесенного акта правосудия.

Помимо этого, судье надлежит в решении распределить су­дебные расходы между сторонами, возместить расходы по оплате помощи адвоката, взыскать вознаграждение за потерю времени.

В заключение в письменной форме излагается решение (как правило, председательствующим или одним из судей). Решение суда подписывается судьей при единоличном рассмотрении дела или всеми судьями при коллегиальном рассмотрении дела, в том числе судьей, оставшимся при особом мнении (ст. 197 ГПК).

Решение объявляется (зачитывается) в зале судебного заседа­ния. Затем судья разъясняет его содержание, срок и порядок об­жалования.

При вынесении резолютивной части решения председательст­вующий обязан объявить, когда лица, участвующие в деле, и представители могут ознакомиться с мотивированным решением (ст. 199 ГПК).

Несоблюдение определенного законом порядка проведения судебного заседания образует гражданское процессуальное право­нарушение.

§ 7. ОТЛОЖЕНИЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ДЕЛА

В гражданском процессе отложение разбирательства дела представляет собой перенос судьей (судом) рассмотрения и разрешения дела на другой срок.

Причины отложения разбирательства дела достаточно разно­образны и необходимость откладывать осуществление правосу­дия по конкретному делу возникает тогда, когда в определенный день в данном составе судей и участников судопроизводства при наличии имеющихся доказательств нельзя рассмотреть дело по существу и принять законное и обоснованное решение.

Необходимость откладывать разбирательство дела возникает, в частности, когда судья заменил без согласия истца ненадлежа­щего ответчика и в действительности выяснилось, что он тако­вым и является, а также при предъявлении встречного иска и для привлечения соучастников, третьих лиц и др.

Подобное отложение разбирательства дела оказывает самое негативное влияние на судопроизводство, поскольку затягивает рассмотрение дела, увеличивает расходы участвующих в деле лиц, что в итоге снижает и авторитет судей в обществе, поэтому оно возможно только в крайних необходимых случаях.

Судебная практика свидетельствует, что необходимость от­кладывать разбирательство дела связана:

- с недостатками в работе судьи по подготовке дела к судеб­ному разбирательству (неполно или неверно был определен предмет доказывания по делу, не определен весь состав необхо­димых доказательств или участвующих в деле лиц, дело назначе­но к слушанию в срок, когда сторона не смогла подготовиться к разбирательству дела, и т. п.);

- с нечеткой организацией работы аппарата суда (не выслали своевременно запросы, судебные повестки и др.);

- с неуважительным отношением граждан к суду, в резуль­тате чего они игнорируют явку в заседание суда, не выполняют его предписания (например, о предоставлении каких-либо доку­ментов, предметов и т. п.).

Актуальность проблемы предопределена тем, что некоторые дела судьи вынуждены многократно откладывать, затягивая раз­решение дела и восстановление нарушенных прав и законных интересов граждан и организаций на долгий срок.

Поэтому, откладывая разбирательство дела, судья в определе­нии должен указать, из-за чего откладывается дело и назначить день очередного судебного заседания. Явившиеся в суд свидетели (если в заседании присутствуют все лица, участвующие в деле) должны быть допрошены в данном судебном заседании с тем, чтобы не вызывать их заново в суд.

При этом явившиеся лица должны быть извещены о новом рассмотрении дела, а не явившимся лицам, участвующим в деле, должны быть высланы судебные повестки.

§ 8. ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА ПО ГРАЖДАНСКОМУ ДЕЛУ

В гражданском процессе в случаях, установленных законом (ст. 215-219 ГПК), судопроизводство может временно прекрати­ться по определению суда до наступления определенных фактов, в результате чего происходит временный перерыв в движении судебного процесса. Приостановление судебной деятельности представляет собой как бы определенную льготу гражданам и организациям, которые по уважительным причинам временно не могут активно участвовать в процессе.

При этом закон разграничивает основания для приостановления производства на обязательные (ст. 215 ГПК) и факультативные (ст. 216 ГПК). Если первые обязывают судью или суд приостано­вить производство по делу, то вторые — предоставляют такое право.

Факультативные основания суд (судья) определяет по своей инициативе либо по заявлению и ходатайству участвующих в деле лиц, с учетом целесообразности продолжать разбиратель­ство дела при сложившихся обстоятельствах.

Таким образом, судья (суд) обязан приостановить производ­ство по делу в случае:

- смерти гражданина (истца или ответчика), если спорное правоотношение допускает правопреемство, или реорганизации юридического лица, которые являются сторонами в деле или третьими лицами с самостоятельными требованиями;

- признания стороны недееспособной или отсутствия закон­ного представителя у лица, признанного недееспособным;

- участия ответчика в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного или военного положения, а также в усло­виях военных конфликтов или просьбы истца, участвующего в бое­вых действиях либо в выполнении задач в условиях чрезвычайного или военного положения, а также в условиях военного конфликта;

- невозможности рассмотрения дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном порядке;

- обращения суда в Конституционный Суд Российской Фе­дерации с запросом о соответствии закона, подлежащего приме­нению, Конституции Российской Федерации.

Судья (суд) вправе приостановить производство по делу в случае:

— нахождения стороны в лечебном учреждении, что подтвер­ждается медицинскими документами;

— розыска ответчика;

— назначения судом экспертизы;

— назначения органом опеки и попечительства обследования условий жизни усыновителей по делам об усыновлении (удоче­рении) и другим делам, затрагивающим права и законные инте­ресы детей;

— направления судом судебного поручения в другой суд для получения необходимого доказательства.

При приостановлении производства по делу процессуальные сроки не идут и судья не вправе совершать какие-либо процес­суальные действия, кроме выяснения обстоятельств, дающих право на возобновление судопроизводства. При возобновлении производства рассмотрение дела происходит по общим правилам.

Возобновление производства осуществляется после устране­ния обстоятельств, вызвавших его приостановление по заявле­нию лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда.

§ 9. ОКОНЧАНИЕ ДЕЛА БЕЗ ПРИНЯТИЯ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

Разбирательство гражданских дел, как правило, заканчивается вынесением решения. Вместе с тем нередко выясняются обстоя­тельства, при наличии которых в силу закона производство по делу заканчивается без вынесения решения. По характеру этих обстоятельств и своим последствиям окончание производства по делу может быть также в форме:

— прекращения производства по делу;

— оставления заявления без рассмотрения.

Прекращением производства по делу является окончание де­ятельности суда по рассмотрению дела в связи с установлением отсутствия у заинтересованного лица права на судебную защиту либо в виду прекращения спора после возбуждения дела.

Так, в соответствии со ст. 220 ГПК, производство по делу прекращается в случае, если:

— дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, преду­смотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК;

— имеется вступившее в законную силу и принятое по спо­ру между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон;

— истец отказался от иска и отказ принят судом;

— стороны заключили мировое соглашение и оно утверждено судом;

— имеется ставшее обязательным для сторон, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда, за исключением слу­чаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на при­нудительное исполнение решения третейского суда;

— после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемства или ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, уже завершена.

Данный перечень оснований прекращения производства по делу является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Поскольку в случае прекращения производства по делу вто­ричное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допустимо, то данное определение судьи (суда) о прекращении производства по делу, вступившее в законную силу, обладает в гражданском судо­производстве свойствами исключительности и неопровержимости.

Указанные основания прекращения производства по делу под­разделяются на две группы. Так, обстоятельства, указанные в п. 1, 2, 5 ст. 220 ГПК, свидетельствуют об отсутствии у заин­тересованного лица права на обращение в суд по данному делу, т. е. предпосылок права на предъявление иска. Поэтому при та­ких обстоятельствах судья не вправе возбуждать гражданское дело, а лишь должен отказать в принятии заявления.

Обстоятельства, изложенные в других пунктах ст. 220 ГПК, возникают после возбуждения гражданского дела и в подобных случаях спор ликвидируется ввиду отказа истца от иска, прими­рения сторон, а также в связи со смертью одной из сторон (при отсутствии правопреемства) или ликвидации организации, по­этому дальнейшее рассмотрение дела в связи с данными обстоя­тельствами становится бессмысленным.

Прекращен