Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Will! Weincke


/^ /•J ^ f 0

Вилли Веинке


 


OPHAVSRET

Reglerne

Baggrunden

Fremtiden


 

АвторсКое

право

Регламентация,

основы,

будущее


G.E.C Gad. Kobenhavn

1976


Москва     е- - ^^- ., „., «ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»

1979


67.93 В26

Ответственный редактор

и автор вступительной статьи

председатель правления

Всесоюзного агентства по авторским правам

Б. Д. Панкин

Перевод с датского П. В. Земцова


Веинке В.

В26   Авторское право.

Регламентация, основы, будущее / Под ред. Б.Д. Панкина.—М.: Юрид. лит., 1979. 232 с.

Автор книги — датский юрист — впервые издается в СССР. Его работа посвящена сравнительному анализу при­менения законодательства об авторском праве, в ряде за­падных стран. Кроме того, в книге показывается влияние международных конвенций об авторском праве на нацио­нальное авторское право, а также делается попытка наме­тить пути развития авторского права в условиях научно-технического прогресса.

Издание представляет интерес для юристов—научных и практических работников, занимающихся вопросами ав­торского права.

11005-097

-97-79  1207000000           67.93

012(01)-79

© G. E. С. Gads Forlag 1976

Вступительная статья и перевод на русский язык Издательство «Юридическая литература», 1979.


АВТОРСКОЕ ПРАВО И ОБМЕН ДУХОВНЫМИ ЦЕННОСТЯМИ

Кажется, что еще совсем недавно понятие «автор­ское право» затрагивало сравнительно небольшое число людей в мире. В основном писателей, компози­торов, художников, издателей. Но по мере развития научного и художественного творчества, бурного роста духовной жизни народов появлялись все но­вые и новые правообладатели, возникали различные новые направления использования произведений. Все более активными «потребителями» произведе­ний литературы и искусства стали радиовещание, телевидение, театр, кино, концертные залы. Быстро развивается техника репродуцирования произведе­ний, грамзаписи, магнитофонная и видеокассетная записи.

Теперь уже сотни тысяч людей во многих сфе­рах использования произведений повседневно соп­рикасаются с вопросами авторского права. В боль­шинстве стран мира, так же как и в нашей стране, существует национальное законодательство, охра­няющее права автора. Выработаны международ­ные конвенционные нормы авторского права, опре­делились основные правовые условия обмена про­изведениями литературы и искусства. Деятельность по охране моральных и материальных прав автора тесно связана с развитием международного куль­турного сотрудничества. Сама жизнь поставила в один ряд понятия «авторское право» и «культурные ценности».

Это нашло свое подтверждение и в Заключи­тельном акте Совещания по безопасности и сот­рудничеству в Европе. Так, в разделе «Сотрудниче­ство и обмены в области культуры» государства — участники совещания в Хельсинки обязались:

—заботиться о полном и эффективном примене­нии международных соглашений и конвенций об авторском праве и о распространении культурных ценностей;

-5


—содействовать дальнейшему расширению рас­пространения книг и художественных произведе­ний, в частности, такими путями, как:

— способствовать при полном учете междуна­родных конвенций по авторскому праву, в которых они участвуют, международным контактам и свя­зям между авторами и издательствами, а также другими учреждениями культуры, имея в виду бо­лее полный взаимный доступ к достижениям куль­туры;

—поощрять компетентные организации и соот­ветствующие фирмы заключать соглашения и кон­тракты и содействовать таким путем постепенному увеличению количества и разнообразия произведе­ний авторов других государств-участников.

— поощрять расширение перевода произведений. Советское государство всегда рассматривало обмен произведениями науки, литературы и искус­ства, взаимное духовное общение народов в каче­стве одного из составных элементов политики мир­ного сосуществования, необходимого условия для установления добрых отношений между государст­вами с различными оощественно^политическими сис­темами.

Прочное взаимопонимание народов не может быть достигнуто только на политическом или дип­ломатическом уровнях. Оно невозможно без взаи­мообогащения культур, без сотрудничества в такой сфере, как обмен духовными ценностями.

Эта линия Страны Советов на развитие между­народного сотрудничества является принципиаль­ной и не зависит от 'каких-либо конъюнктурных со­ображений. Она органически присуща самой при­роде социализма с его высокими гуманистическими идеалами.

Конституция СССР ставит авторское право в один ряд с основными правами и свободами совет­ских граждан, провозглашенными и охраняемыми государством. В ст. 47 Конституции СССР Совет­ское государство гарантирует своим гражданам свободу научного и художественного творчества, гарантирует создание материальных условий, необ­ходимых для развития литературы и искусства,


деятельности творческих союзов. Государство ста­вит своей целью расширение реальных возможнос­тей для применения гражданами своих творческих сил, способностей и дарований.

Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР товарищ Л. И. Брежнев указывал, что культурный обмен яв­ляется одним из звеньев цепочки, ведущей к миру.

Большое значение для повышения уровня охра­ны прав советских и иностранных авторов, для дальнейшего расширения культурных обменов на­шей страны с другими странами имело присоедине­ние СССР в 1973 году к Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве. Этот шаг был про­диктован последовательной миролюбивой полити­кой СССР, стремлением создать еще более благо­приятные условия для международного сотрудни­чества.

Осуществление всех функций, вытекающих из присоединения СССР к Всемирной конвенции, бы­ло, как известно, поручено специально созданному Всесоюзному агентству по авторским правам.

Всесоюзное агентство по авторским правам было учреждено творческими союзами, объединяющими авторов, государственными организациями, органи­зациями, представляющими 'интересы авторов и пользователей произведений. Таким образом, по их поручению ВААП представляет 'права и интересы всех советских авторов при всех видах использова­ния произведений, как в СССР, так и за рубежом,' права советских лравообладателей, а также зару­бежных авторов и иных правообладателей при ис­пользовании их произведений в СССР.

Уместно упомянуть еще об одной весьма харак­терной для новой ситуации особенности: присоеди­няясь к такому многостороннему международному соглашению, каким была Всемирная конвенция к 1973 году, СССР взял на себя международно-пра­вовые обязательства по отношению к 64 государст­вам одновременно. В настоящее время число стран— участниц Конвенции достигло 72, кроме того, ак­тивно развиваются контакты и обмены в авторско-правовой области с государствами, не участвующи-


ми в Конвенции, например Турцией, Сирией, Ира­ком, другими развивающимися странами. На новой правовой основе возобновляются действующие И заключаются новые двусторонние международ­ные—межгосударственные и межправительствен­ные—соглашения о взаимной охране авторских прав с социалистическими странами.

За минувшие годы Всесоюзное агентство прочно вошло в международную систему авторского пра­ва, является членом Международной конфедерации обществ авторов и композиторов (СИЗАК). Наши представители избраны в состав административно­го совета этой конфедерации. ВААП поддерживает деловые контакты со Всемирной организацией ин­теллектуальной собственности (ВОИС), Междуна­родной ассоциацией переводчиков (ФИТ), Между­народной гильдией авторов (ИВГ), Международ­ной группой издателей научной, технической и ме­дицинской литературы (СТМ). Советский Союз избран членом Межправительственного комитета Всемирной конвенции об авторском праве.

Деловые связи и сотрудничество Всесоюзное агентство по авторским правам теперь осуществляет более чем с тысячью издательских, театральных и литературных организаций и фирм, авторско-пра-вовых обществ в 60 странах.

В результате в орбиту нового вида деятельности в нашей стране вовлечены десятки организаций, де­сятки, сотни тысяч авторов. Так, например, каталог советских и зарубежных авторов музыкальных про­изведений, для которых ВААП собирает, распреде­ляет и выплачивает гонорар за публичное исполне­ние их произведений, содержит более 700 тысяч имен.

Таким образом, знания в авторско-правовой об­ласти необходимы сегодня ,ка'к самим авторам, так и всем тем, кто соприкасается с этой сферой. Учиты­вая широкий интерес к этой проблематике, ВААП активно изучает .как зарубежный, так и отечествен­ный опыт. За последнее 'время в нашей стране вы­шли в свет разнообразные книги и брошюры, посвя­щенные советскому и международному авторскому праву. Одна.ко потребность в публикациях такого


рода удовлетворена в настоящее время далеко не полностью.

Представляемая сегодня читателю книга дат­ского юриста В. Веинке «Авторское право. Регла­ментация, основы, будущее» является пока первой и единственной переведенной на русский язык моно­графией зарубежного юриста, целикам посвященной проблемам авторского права. На богатом фактиче­ском материале автор показывает значение автор­ского права в современном мире. Исследуя действу­ющее законодательство Дании, многочисленные нор­мы конвенционной и иной международно-правовой охраны авторских прав, практику применения норм конвенций в сочетании с практикой применения действующего законодательства так называемых «северных стран» (Дании, Нопвегии, Швеции, Фин­ляндии, Исландии, а также Гренландии и Фарер­ских островов), анализируя тенденции развития ав­торского права и все те факторы, которые с неиз­бежностью диктуют изменения в авторском праве, зарубежный юрист приходит к выводу, что охрана авторского права прежде всего должна способст­вовать созданию условий для занятия творческим трудом. В то же время повышение уровня охраны прав авторов ни в коем случае не должно препят­ствовать использованию произведений в целях об­разования и просвещения или служить помехой в стремлении самой широкой аудитории читателей, зрителей, слушателей знакомиться с произведени­ем. На конкретных примерах автор показывает удачные, с его точки зрения, и менее удачные реше­ния этой двоякой проблемы. Интересно и убеди­тельно, например, продемонстрировано, как новая техника ксерокопирования, с одной стороны, затра­гивает интересы авторов и издателей, снижая воз­можности для продажи изданных произведений, а с другой стороны, облегчает ознакомление с произ­ведением, делает его доступным самой широкой ау­дитории, помогает решению задач образования и обучения. Новая техника как бы рождает новые нормы права, а нормы права, в свою очередь, ока­зываются эффективными, т. е. способствующими решению основной двуединой задачи, или, напро-


тив, препятствуют применению новой техники, пре­пятствуют ознакомлению с произведением, т. е. оказываются неэффективными.

Книга В. Веинке сама по себе может служить справочником для юристов и самого широкого кру­га читателей, интересующихся авторским правом. Она насыщена фактическим материалом, содержит и толкование всех приводимых автором актов и от­дельных норм авторского права. Специалистам в области авторского права прежде всего ценен и интересен анализ норм права, их возникновения, влияния и развития.

Несмотря на коренные различия политических, социальных и экономических структур общества и принципиально иные основные посылки для пра­вового регулирования тех или иных проблем в со­циалистическом государстве, наглядно показанный в историческом аспекте опыт «северных стран» поз­воляет нам все-таки как бы со стороны взглянуть и на действующее советское законодательство об ав­торском траве, тенденции его развития, 'представить себе ближайшее будущее в области нормотворче-ской деятельности применительно к нашим условиям с учетом негативных и позитивных сторон многолет­него зарубежного опыта в капиталистических стра­нах. С этих позиций интересны выводы В. Веинке о необходимости движения навстречу интересам об­разования и просвещения, о демократизации, если можно так выразиться, авторского права, разумном сочетании правовых норм, охраняющих интересы творцов и противостоящие им интересы читателей, зрителей, слушателей. Автор подчеркивает, что спра­ведливое решение возникающих проблем 'не может быть найдено без помощи государства и его органов. А как раз в нашей стране и других социалистических странах, где интересы государства ни в коей мере не противостоят и полностью соответствуют интере­сам граждан, интересам создателей творческих про­изведений, существуют наиболее благоприятные условия для оптимального, с точки зрения всех заинтересованных сторон, решения новых авторско-правовых проблем.

Книга В. Веинке интересна помимо прочего и тем, что она представляет собой своего рода крат*


'кую энциклопедию .знаний о действующем автор­ском праве как в национальном, так и в междуна­родно-правовом аспекте, включает сведения об основных международно-правовых документах — Всемирной конвенции об автороком праве во всех ее модификациях, Бернской конвенции об охране литературных и .художественных произведений. Рим­ской конвенции об охране прав артистов-исполните­лей, производителей фонограмм и организаций ра­диовещания, Конвенции об охране программ, пере­даваемых через спутники, других международно-правовых актах, о которых в юридической литера­туре на русском языке пока еще мало сведений.

В книге подробно 'исследуются объекты охра­ны — произведения творчества, а также формы и методы правоохранительной деятельности, харак­терной для Дании и стран с однотипным законода­тельством. В. Веинке детально описывает и ком­ментирует те моменты, которые являются особен­ностью законодательства «северных стран». Чита­тель, следуя за автором, имеет возможность ощу­тить своеобразие авторско-правового регулирова­ния, понять особенности охраны личных неимуще­ственных («моральных») прав авторов, проследить за развитием законодательства об охране прав на кинопроизведения, узнать о формах работы с авто­рами и их произведениями, принятыми в организа­циях радиовещания и телевидения, получить пред­ставление о практике высших судебных инстанций, уяснить значение таких, казалось бы, несвойствен­ных закону понятий, как «добросовестное использо­вание» или «добрый обычай».

Естественно, что отнюдь не со всеми выводами, суждениями, рекомендациями В. Веинке мы можем согласиться. Ведь автор в своих посылках исходит из норм, законов и традиций, которые характерны для .буржуазного общества. Важно, однако, отме­тить, что он не идеализирует, не приукрашивает систему и институты авторского права на Западе и, в частности, в так называемых северных странах Европы, а просто относится к ним как объективно существующей реальности. Словом, думается, что советская юридическая общественность, все, кто

II


связан с использованием произведений науки, лите­ратуры и искусства, с интересом познакомятся с нормами авторского права за рубежом и их теоре­тическим обоснованием, в интересной и своеобраз­ной форме представленными в этой книге.

К сказанному стоит добавить, пожалуй, лишь одно. По своему содержанию, по структуре своей книга такова, что она включает в себя .как главы, излагающие ,в популярной форме самые основы ав­торского права, так и такие разделы, которые ка­саются его деталей, опорных случаев, подробностей судебной практики. Очевидно, что одни страницы книги будут интересны для всех ее читателей, а дру­гие, их в книге тоже немало, привлекут к себе вни­мание лишь специалистов, в основном юристов. Это обстоятельство, быть может, затруднит восприятие книги в целом, но с ним приходится считаться. И уважение к тому самому авторскому праву, ко­торое и является предметом исследования В. Веин-ке, побуждает нас 'представить его книгу советскому читателю в таком виде, в каком она была создана и опубликована у него на родине.

Что же касается минимальных сокращений, ко­торые сделаны за счет разделов книги, представля­ющих интерес исключительно для датского читателя, то они согласованы с автором.

Б. Д. ПАНКИН, председатель правления Всесоюзного агентства по авторским правам


Глава 1

ВВЕДЕНИЕ С ИСТОРИЧЕСКИМ ЭКСКУРСОМ

Литература и искусство имеют свою особую систе­му правовых норм, которая охватывается поняти­ем «авторское право».

Когда произведение литературы или искусства вышло в свет, его использование подчиняется оп­ределенным правилам. Как говорят, автор имеет право на свое произведение или произведение (или его правообладатель) пользуется правовой защи­той по авторскому праву.

Сейчас нельзя пользоваться созданным произве­дением как угодно. Для этого существуют опреде­ленные правила. Взявший в руки книгу может ее прочесть, стоящий перед произведением искусства может смотреть на него, и ни тот ни другой никогда не войдут в конфликт с положениями авторского права. Правила пользования произведением каса­ются тех случаев, тех конкретных действий, кото­рые описаны в законе об авторском праве. Прежде всего это такие действия, которые недвусмысленно означают или ведут к тому, что произведение ста­новится общедоступным.

Опубликование, т. е. действие, благодаря кото­рому произведение в первый раз становится дос­тупным для публики, является центральным собы­тием его существования.

Правда, определенное количество произведений никогда не публикуется. Речь идет о произведени­ях, не вызвавших того интереса, который побудил бы кого-то их опубликовать, или о тех случаях, когда автор не имеет возможности или средств для их публикации. Это касается и тех произведений, которые вообще не предназначены для обнародо­вания. Например, картины любителей живописи, письма, песни, созданные для узкого круга, а воз­можно, лишь для одного лица. Для авторского


права такого рода произведения имеют весьма уз­кий интерес.

Разработанная и действующая у нас сегодня система охраны авторских прав прежде всего ка­сается тех произведений, которые готовы к публи­кации, которые для этого и создавались, поскольку их авторы рассчитывают получить то или иное «предложение» и, как правило, хотели бы издать их как можно большим тиражом.

При публикации произведение выходит из част­ной сферы автора. И, таким образом, можно ска­зать, что оно больше ему или ей не принадлежит, а стало публичным достоянием.

Представляется совершенно очевидным, что во всяком случае при жизни автора никто другой, .кроме него самого, не может решить, когда придет время передачи произведения публике, «созрело» ли произведение для опубликования, приобрело ли оно ту форму, к которой стремился автор, или, на­конец, достаточно ли оно хорошо для публикации. Не воспримется ли все это как злоупотребление авторским правом, если другие будут решать эти вопросы. Разумеется, будет весьма неприлично, ес­ли постороннее лицо сможет принудить автора к публикации произведения, которое он не намере­вался в данный момент обнародовать.

Автор имеет монопольное право на обнародова­ние произведения, т. е. на его выпуск в свет, пер­вую публикацию, что является основным правилом авторского права.

Однако, если бы авторское право состояло лишь из одного этого фундаментального правила, его нельзя было бы считать особой правовой дисцип­линой и не было бы оснований писать об этом кни­ги. Действительно представляющими интерес нор­мами авторского права являются те, которые дают автору возможность определенного контроля за использованием произведения после его первой публикации. Вопрос о том, как широко следует распространить действие правил,—основная проб­лема автора.

Отдельные особенности становятся вполне понят­ны, если знаешь их происхождение и развитие.

14


Поэтому большинство исследований в области ав­торского права содержат также более или менее развернутые обзоры его истории. В настоящее вре­мя данная тема преподносится в гораздо большей взаимосвязи и, таким образом, историческое раз­витие авторского права рассматривается в сочета­нии с развитием других, подобных, как, например, право на патент и право на фабричную марку.

В этом историческом обзоре речь пойдет лишь об авторском праве и будут отмечены лишь основ­ные его направления.

Литература и искусство существуют с незапа­мятных времен, а история авторского права — чуть больше двухсот лет.

Некоторые идеи, на которых строится современ­ное авторское право, пришли из очень отдаленных времен. Прежде всего это касается представления об особой связи между произведением и его созда­телем. Заимствование чужого произведения еще в давние времена рассматривалось морально предо­судительным, а искажение произведения осужда­лось общественным мнением в античных Греции и Риме, а еще много раньше и в Индии. В свое время в Греции существовало положение, по которому рукописи важнейших трагедий должны были сда­ваться на хранение в официальный архив для того, чтобы можно было проконтролировать, соответст­вует ли постановка пьесы оригинальному тексту.

С 'течением-веков жалобы на искажение текста раздавались все сильнее. Например, Мартин Лю­тер негодовал по поводу широкого перепечатыва­ния его произведений: «Вред еще можно было бы терпеть,—писал он,—если бы люди только плохо обращались с моими книгами. Но теперь они печа­тают мои книги, проявляя такую спешку, что, ког­да я затем читаю эти книги, я их не узнаю... Это мошенничество—обманывать простого человека с помощью нашего имени». «Разбойниками с боль­шой дороги» и «ворами» называл он тех, кто без его согласия печатал его книги.

Лютер направлял свой огонь прежде всего про­тив искаженного перепечатывания, в его словах чувствуется, что он не согласен с подобной коррек-

15


турой. Такая точка зрения была сравнительно но­ва, но именно во времена Лютера спорадически мы встречаем ту мысль, что автор должен иметь право контроля за перепечатыванием и другими формами публикации, а следовательно, и возможность по­лучать доходы от использования его произве­дения.

Это совпало с революцией в области техники воспроизведения, которую вызвали открытие искус­ства книгопечатания и искусства гравюры по дере­ву и меди, а также с тем, что авторов уже не уст­раивало положение «свободного художника»; пи­сатели и художники уже не могли, как прежде, по­лучать свое вознаграждение, будучи связанными со светскими кругами, духовными и княжескими дворами или монастырями.

Новые возможности воспроизведения заставили издать законы, которые можно считать предшест­венниками современного авторского права, т. е. были введены официальные привилегии для печа­тания определенных произведений или определен­ных категорий произведений, представляемых пе­чатникам или издателям.

Первые привилегии были известны еще в Vene-dig в 1400 году, и оттуда эта система быстро расп­ространилась почти по всей Европе.

Эти нововведения позволили книгопечатнику сравнительно легко ставить в известность власти о том, что он взамен значительных материальных из­держек, которые понесет при издании книги, дол­жен быть огражден от того, чтобы другое лицо приступало к печатанию этой же книги. Такое по­ложение полностью соответствовало обычным принципам, действовавшим в любой сфере деятель­ности, которые в то время излагались в системе ох­раны прав корпораций и гильдий. Для властей это было удобно, поскольку можно было обусловить привилегии официальными налогами. Кроме того, подобный порядок автоматически вёл к обеспече­нию цензуры за издателями.

Таким образом, можно видеть, что в данной системе привилегий речь не идет о какой-то право­вой защите авторов или их творческого вклада.

16


Однако реально эти привилегии были полезными для авторов, особенно в силу того (вскоре ставши­ми обычным делом), что книгопечатники или изда­тели для получения своих привилегий должны бы­ли документально подтвердить, что они имеют сог­ласие автора на издание его произведения.

Положения, характерные для корпораций и гильдий, частью которых являлось правило о при­вилегиях, в течение 18 и начале 19 века постепен­но рушатся и заменяются правилом о предприни­мательстве, базирующемся на свободной конку­ренции. Но именно это крушение спасло авторское право (вместе с правом на патент), поскольку признавалось, что в данном случае дело касается особой области деятельности, где есть постоянная необходимость регулирования в форме правовой защиты.

Таким образом, начался отход от присвоения привилегий к оказанию правовой защиты на осно­ве законодательства и, следовательно, было поло­жено начало современному авторскому праву.

В Англии исторические предпосылки возникно­вения авторского права носили печать особых ус­ловий, приведших к тому, что общее толкование более ранних законов могло быть понято весьма различно. Но именно Англия легимитизировала то, что, вероятно, можно считать первым законом в области авторского права. Это произошло еще в 1709 году с принятием статуса Анны, предоставив­шего авторам правовую охрану на свое произведе­ние сроком на 14 лет, который при жизни автора мог быть продлен еще на 14 лет. Монопольное право издавать и переиздавать произведение было обусловлено регистрацией и рассылкой девяти эк­земпляров отпечатанной книги в университеты и библиотеки. (Позже эти положения были утраче­ны в английском праве, но сохранились в амери­канском.)

Во Франции в 1791 и 1793 годах сформирова­лось законодательство о правовой защите писате­лей и деятелей искусства, которое действовало вплоть до 1957 года и долгое время было образ­цом для большинства стран. Это законодательство

2. Заказ 2102


было принято под воздействием естественно-пра­вовых идей того времени. Согласно этим идеям право творца на его произведение должно было рассматриваться как право частной собственности на произведение духовного творчества, и его сле­довало признавать в той же высокой степени, как и право частной собственности на материальные ценности. В наши дни обычно считается, что рас­сматривать авторское право как право частной собственности весьма ошибочно. Но совершенно очевидно и то, что подход к делу с точки зрения права частной собственности со временем способ­ствовал признанию авторского права официальным общественным мнением, и этот подход был эф­фективным оружием в руках тех, кто боролся за расширение и укрепление правовой защиты. Да­же в наши дни не является чем-то необычным, когда автор воспринимает свои права как свое­образное право собственности на свое произве­дение.

В Дании система привилегий была отменена Указом от 7 января 1741 г., который давал право защиты от переиздания книг, но этим правом поль­зовался не автор, а издатель. Затем под влиянием названных выше естественно-правовых идей проис­ходит постепенный сдвиг в правилах в пользу пра-вообладателя вообще. И наконец, впервые (в 1837 году) было принято законодательство по правовой охране произведений живописи, по которому ху­дожник получил исключительное право на произ­ведение.

После того как права писателей и деятелей ис­кусства впервые были закреплены в законодатель­стве, начался период ('весь 19 и начало 20 века), ознаменовавшийся постоянным их расширением и развитием. Все большее и большее число видов произведений было взято под правовую охрану, а сама охрана была направлена против все боль­шего и большего числа способов использования произведений. Время действия правовой охраны увеличилось до 50 лет после смерти автора. Сегод­ня это наиболее часто встречающийся срок охраны прав авторов, и большинство законодательств по

)8


авторскому праву включают в себя как особое по­ложение также охрану «droit moral»' автора, т. е. охрану его личных неимущественных прав.

Наконец, были созданы предпосылки для раз­работки в 1886 году международной системы ох­раны авторских прав и принятия первой многосто­ронней Бернской конвенции.

Борьба, которая велась в то время за автор­ское право, была упорной и длительной. Надо бы­ло преодолеть целый ряд препятствий. Трудно было пробудить интерес к делу у общественности и в политических кругах, хотя о каком-то идеологи­ческом сопротивлении не было речи. Можно ска­зать, что в общем-то атмосфера способствовала расширению правовой защиты, которую желали иметь поборники авторских прав.

В то время многие выдающиеся юристы были активными борцами за постоянное повышение уровня охраны авторского .права. Известные дея­тели искусства, писатели также 'не были в сто­роне. Среди них можно назвать Виктора Гюго, который очень энергично боролся за интересы ав­торов. Но не все деятели искусства в достаточной степени понимали необходимость охраны своих ав­торских прав. Многие испытывали неудобство от того, что приходилось связывать свое творчество с низменными, по их мнению, материальными ин­тересами. Они считали, что не в их интересах соз­давать впечатление, что в своей деятельности они вдохновляются чем-то иным, кроме необходимости для пользы человечества реализовать свой талант, данный им от природы. Именно в 1837 году, ког­да в Англии было опубликовано предложение о продлении срока действия закона о правовой ох­ране произведений, знаменитый писатель того вре­мени Макалей выступил наиболее активно про­тив неГо. Другой великий писатель, Лев Толстой, постоянно иронизировал над теми писателями, ко­торые не довольствовались той славой, которой

' Понятие «droit moral» близко по значению понятию лич­ного неимущественного права в советском авторском праве.— Прим. рбд.

2*                                                                                                         19


могли достичь, а хотели бы получить в придачу и деньги.

Чего не видели противники охраны прав авто­ров, так это того, что не все писатели были так материально обеспечены, как они сами. Не все, как они, могли рассчитывать, что независимо от то­го, пишут они или нет, обед на столе все равно будет. Один из великих драматургов 18 века Бо­марше, автор пьесы «Женитьба Фигаро», оставил гораздо лучшее описание той обстановки, в кото­рой находились авторы. Проблема Бомарше со­стояла в том, что его пьесы после первой поста­новки переписывались и ставились многими дирек­торами театров во Франции, Бельгии и Голландии. Эти директора не были столь снисходительны к ав­тору, чтобы выделить ему часть из доходов от представлений. «Во всех театрах говорят, — писал Бомарше, — что писателю непристойно просить об оплате, потому что писатели пишут для извест­ности и славы. Ь этом есть доля правды: извест­ность нас действительно привлекает, но не надо забывать и того, что для того, чтобы пользовать­ся этой 'славой, природа приговорила нас к тому, что каждый из нас обязан обедать 365 раз в го­ду».

В 19 веке развитие авторского права шло в на­правлении постоянного повышения уровня право­вой охраны произведений литературы и искусства. В 20 веке картина изменилась. Спрос на про­изведения всевозможных видов — как для учебно­го процесса, так и для развлечения — чрезмерно возрос благодаря новой технике воспроизведения:

грампластинкам, кино и телевидению.

Деятельность посредников, осуществляющих публикацию произведений, приобретает промыш­ленный характер. Традиционные партнеры авто­ра — издатели и директора театров — все более и более уходят в тень от больших коммерческих (це­ликом или наполовину государственных) органи­заций, зачастую смотрящих на авторское право как на нелепое препятствие свободному и просто­му доступу к тем произведениям, которые они хо­тели бы использовать. Во все возрастающей ете-

20


пени эти крупные предприятия и политики, ссы­лаясь на «общественное мнение», выступают в пользу ограничения авторских прав.

Вместе с тем обнаруживается, что исключи­тельное право автора, являющееся краеугольным камнем в правовой охране, очень трудно обеспе­чить административным путем при тех новых фор­мах использования произведений, которые создал технический прогресс.

Именно изменения структуры в области посред­ничества и научно-техническая революция создали теперь существенные проблемы для авторского

права.

Очевидно, было бы неразумно преуменьшать те опасности для традиционного авторского права, которые возникают оттого, что многие, в том чис­ле. и авторы, возражают против данной системы по политическим и идеологическим соображениям. В глазах некоторых эта система является олице­творением явного капитализма. Рассуждения об авторском праве, преподносимые с этой точки зре­ния, зачастую носят печать глубокой неосведом­ленности в правовой системе, которую они крити­куют. Однако же это не мешает им воздействовать на общественное мнение. Союз между правообла-дателями, настроенными против авторского права, коммерческими и государственными предприяти­ями и властями, которые хотели бы ограничить авторское право из наиболее циничных соображе­ний, вполне вообразим и может стать опасным для авторского права.

Сегодня никто не считает, что авторы должны иметь неограниченное право контроля за исполь­зованием их произведений. Когда произведение вышло из частной сферы автора и это сделано официально, контроль за его использованием, ко­торый все же должен иметь автор, не может быть настолько широким, чтобы ставить под угрозу важные интересы общества.

Однако было бы ошибочным считать, что речь здесь идет о конфликте между личными эгоисти­ческими интересами, с одной стороны, и интереса­ми общества — с другой. Правовая охрана произ-

21


ведений авторов построена с учетом интересов об­щества, и правильное разграничение между права­ми автора и свободным использованием произведе­ний должно проводиться с учетом противоречивых интересов общественного характера.

Дилемма, перед которой мы стоим, особым об­разом отражена в ст. 27 Декларации ООН о пра­вах человека, которая звучит следующим образом:

1. Каждый человек имеет право свободно уча­ствовать в культурной жизни общества, наслаж­даться искусством, участвовать в научном прог­рессе и пользоваться его благами.

2. Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющих­ся результатом научных, литературных или художе­ственных трудов, автором которых он является.

В Декларации о правах человека проблемы рассматриваются исходя из сути дела, с точки зре­ния отдельного человека. Это допустимо. Но опас­ность здесь заключается в том, что те, кто руко­водствуется п. 1, становятся сторонниками ограни­чения прав авторов и иных правообладателей и очень легко начинают себя чувствовать поборни­ками дела, которое более справедливо, чем то, за которое борются другие, руководствуясь п. 2, за­щищая интересы авторов. Первым кажется, что они могут говорить от имени человечества перед незначительным меньшинством.

Как уже было сказано, мы будем ближе к исти­не, придерживаясь той точки зрения, что общество заинтересовано как в свободном доступе к ценнос­тям культуры, так и в том, чтобы творческие дея­тели пользовались бы правовой защитой по автор­скому праву. Лишь тогда можно увидеть, что, хо­тя две точки зрения и входят в конфликт друг с другом, между ними нет фундаментальных проти­воречий. Одной из главных целей правовой охра­ны является в конечном итоге содействие изданию и распространению произведений литературы и ис­кусства. Законодательство по авторскому праву является важным звеном в культурной политике.


Глава 2

ОБОСНОВАНИЕ ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ПРОИЗВЕДЕНИИ

Как уже говорилось в предыдущей главе, основ­ным правилом авторского права является: никто, кроме самого автора, не вправе решать, будет ли опубликовано его произведение, а если будет, то когда и каким образом.

Произведение, созданное автором и неопубли­кованное, принадлежит лично автору, и вполне естественно, что автор должен иметь такое иск­лючительное право. Иное понимание находилось бы в противоречии с обычным представлением о спра­ведливости. Однако вопрос о том, должно ли это неограниченное право окончательного решения пе­рейти к наследникам после смерти автора, оста­вившего неопубликованные произведения, может быть предметом дискуссии.

В большинстве национальных законов об ав­торском праве авторам предоставляются также и другие права в соответствии с их личными неиму­щественными интересами. Эти права обычно ох­ватываются термином «droit moral».

В законодательстве северных стран' это преж­де всего касается права автора на имя и права протестовать против искажения произведения или передачи его для опубликования таким способом или в такой связи, которые оскорбительны для ав­тора. Представляется разумным, что подобные по­ложения предусмотрены в законодательстве об ав­торском праве. Другое дело, что в этом вопросе может быть множество различных мнений о том, как широко должна распространяться правовая

' Термин «северные страны» обычно употребляется в за­конодательстве и литературе ряда стран. Он охватывает сле­дующие страны: Данию, Норвегию, Швецию, Исландию, Фин­ляндию.


охрана, например при так называемых искажениях произведения.

И хотя упомянутые положения не учитывают имущественную сторону дела, для автора она от­нюдь не безразлична. Композитор и поэт—авто­ры популярной песни, например, морально и ма­териально заинтересованы в рекламе, т. е. в том, чтобы их имена объявлялись при исполнении пес­ни по радио.

Для автора важнейшим является то, что он сам может решать, будет ли его произведение публиковаться, есть ли законы, защищающие его личные неимущественные интересы по отношению к его произведению. В то же время столь же боль­шое значение для него имеют положения законо­дательства, которые предусматривают для него возможность получить гонорар за каждое ис­пользование произведения после его первой пуб­ликации. В широком смысле это можно назвать охраной авторских прав при повторном использо­вании произведений.

Чем обосновать правовую охрану произведе­ния и особенно те положения, которые обеспечива­ют автору экономический доход от использования его произведений?

Во многих наиболее старых законах по автор­скому праву появление нового правила совершенно определенно объяснялось стремлением способство­вать развитию литературы и искусства путем поощ­рения деятельности авторов.

И то, что почти все страны мира, как капита­листические, так и социалистические, соблюдают правила правового регулирования авторских прав, очевидно, объясняется также тем, что такой поря­док по-прежнему считается способствующим уве­личению числа произведений литературы и искус­ства.

Произведения искусств все равно создавались бы и книги писались бы, даже если не было бы ни­какой охраны авторских прав. Но безусловно пра­вильно и то, что экономическое стимулирование, которое обеспечивается законодательством по ав­торскому праву, способствует росту количества


произведений. Правовая охрана предоставляет воз­можность для небольшого числа лиц заниматься только творчеством, а для многих дает экономи­ческую «прибавку», благодаря которой они могут позволить себе использовать хотя бы часть их ра­бочего времени для создания произведений лите­ратуры и искусства. Вряд ли следует сомневаться в том, что перспектива заработать деньги также стимулирует значительную группу людей с хоро­шими заработками, занятых на хороших должно­стях, к написанию книг по их специальности. Счи­тается, что законодательство по авторскому праву способствует предоставлению для этой категории авторов, например преподавателей университетов, авторов учебников, хороших возможностей попол­нить свой доход, используя профессиональные знания, приобретенные на высокооплачиваемых должностях. Однако в этой связи возникает и иной вопрос.

Когда мы взвешиваем, в какой степени автор­ское право способствует увеличению числа произ­ведений литературы и искусства, нам следует уяс­нить, что правовая охрана при повторном исполь­зовании произведений имеет различное значение для различных категорий авторов.

Это значение особенно велико для композито­ров и драматургов, чьи произведения представля­ются публике путем большого числа исполнений и представлений.  Например, драматург был бы ущемлен без такой охраны. Он может продать свою пьесу для первого показа в один театр, но не хотел бы примириться с таким положением, что его пьеса в дальнейшем может быть показана на других сценах, а у него не будет никаких основа­ний требовать за это вознаграждение.

То же относится и к прозаикам, которые также заинтересованы в том, чтобы их права распростра­нялись гораздо дальше разрешения на право пер­вой публикации рукописей. Во многих случаях окажется невозможным заставить издателя взять­ся за издание новой книги, если у писателя не бу­дет исключительного права на издание, т. е. права, которое он может полностью или частично пере-

25


дать издателю. Это оградит книгу от того, что она будет переиздана и продана другими лицами сразу. же после того, как только сам издатель выпустит первый тираж.

Чрезвычайно трудно представить себе, какое воздействие на издание книги имели бы отмена или значительное ограничение авторских прав. Но совершенно очевидно, что в этих условиях в такой стране, как Дания, стало бы невозможным создать национальную литературу без широкой государст­венной помощи писателям и издательствам.

Для художников правовая охрана от повтор­ного использования произведений играет незначи­тельную роль. Живописец и скульптор считают та­кое положение нормальным, по сравнению с писа­телем или композитором, чьи произведения имеют большой тираж — в форме книг или исполнений. Произведение скульптора в действительности иден­тично всего с несколькими «оригинальными» экзем­плярами, которые он изготовил сам, и его основ­ной источник дохода (как и художника) складыва­ется от продажи этих экземпляров. Другими словами, правовая охрана его произведений в зна­чительной степени обеспечена положениями обыч­ного права частной собственности, которое для большинства создателей произведений других ка­тегорий не подходит. Повторное использование произведений скульптора (репродукция, публика­ция в художественных книгах или передача по те­левидению), как правило, имеет второстепенное значение. Когда речь идет об искусстве скульпту­ры, аргумент в пользу введения авторского права, как стимулирующего фактора для увеличения чис­ла произведений искусства, не имеет большого значения.

Пожалуй, единственным и самым убедитель­ным обоснованием системы правовой охраны ав­торов и произведений является обыкновенное бла­горазумие и справедливость. Часто обращаются к старому высказыванию: «По работнику и зарабо­ток». В нашем случае под этим подразумевается, что в процессе творчества автор проделал опре­деленную работу, которую следует оплатить.

26


Именно авторское право помогает ему получить этот заработок. Таким образом, данный повод не­посредственно предусматривает, что автор ника­ким другим образом, кроме как при помощи ав­торского права, не может получить соответствую­щую его труду оплату.

В связи с только что высказанным соображени­ем часто в качестве аргумента в пользу правовой охраны приводится высказывание о том, что бла­годаря ей можно воспрепятствовать тому, что кто-то обогатится за счет автора.

Два последних обоснования исторически очень близки к естественному восприятию авторского права как формы правовой охраны частной собст­венности. В качестве аргумента в пользу авторского права это всегда представляется обоснованным, несмотря на то что упомянутое естественное восп­риятие больше уже не является «хорошей ла­тынью».

Однако следует сказать, что не совсем верно по своему существу сравнивать доходы, которые автор может получить с помощью охраны автор­ских прав, с заработком рабочего. Величину воз­награждения автора определяет не время, которое он затратил на создание своего произведения, и даже не его качество и ценность. Сумма возна­граждения зависит от спроса, определяющегося в процессе использования произведения. Таким образом, речь идет о том вознаграждении, которое ближе к торговому доходу, чем к заработной пла­те. Автор представил «продукт», и в зависимости от того, насколько этот «продукт» полезен для других и насколько широко используется ими, за­кон и пытается обеспечить автору разумную опла­ту за это использование.

Если мы перейдем от общих рассуждений к более специальным, то можно будет сделать ряд особых выводов в обоснование необходимости ав­торского права.

Во многих случаях охрана авторских прав яв­ляется гарантией тех инвестиций, которые должны быть вложены для того, чтобы произведение могло быть опубликовано, т. е. книга издана, пьеса пос-

27


Тавлена на сцене, музыкальное произведение пуб­лично исполнено и т. д. Без той монополии, кото­рую законодательство предоставляет автору и 'кото­рую он может передать другому, тому, кто по­заботится об опубликовании произведения, заста­вить кого-либо взять на себя этот экономический риск в общем трудно, а зачастую и невозможно.

Авторское право способствует, кроме того, це­ленаправленному распределению дохода автора между несколькими лицами, которые содействова­ли использованию его произведения. Если бы у ав­тора не было исключительного права, он был бы вынужден пытаться при первой же публикации произведения обеспечить себе такое вознагражде­ние, которое в какой-то степени покрывало бы расходы по его созданию и обеспечило бы ему сносный жизненный уровень. Однако для дирек­тора театра и издателя, которым предложено про­изведение, во многих случаях выполнить эти тре­бования не представляется возможным. Поэтому отмена монопольного права, несомненно, сузит возможности для издания книг и постановки пьес.

Затем следует считать, что исключительное право автора способствует распространению про­изведения духовного творчества. На основании ис­ключительного права автор без риска представля­ет новое произведение издателю, киностудиям, ди­ректорам театров и т. д. с целью предполагаемого издания, экранизации или постановки. При отсут­ствии исключительного права могла бы иметь мес­то тенденция к сохранению произведений в тайне до тех пор, пока правообладатели не будут вполне убеждены, что предпосылки получить наибольший экономический эффект от их использования на­лицо.

(Три последних аргумента в пользу  автор­ского права, которые чаще всего затрагиваются, особо подчеркивал профессор Севе Люнгманн в докладе на первом симпозиуме специалистов по авторскому праву северных стран 9—11 июня 1975 г. в Финляндии.)

Наконец, часто утверждается, что имуществен­ные права автора представляют собой гарантию, с

28


помощью которой он действительно может эффек­тивно отстаивать те идеальные права, которые предоставляет ему законодательство.

Конечно, правильно и то, что автор, который хотел бы воспрепятствовать использованию произ­ведения в искаженном виде, имеет прочные пози­ции, если у него есть монопольное авторское право также и в отношении такого использования произ­ведения. Однако можно спорить по поводу того, имеет ли в ряде случаев автор с правом лишь на вознаграждение больше возможностей воспрепят­ствовать злоупотреблению при использовании его произведения, чем тот, у которого нет никаких экономических возможностей. То есть еще нельзя сказать, что есть некоторая необходимая взаимо­связь между имущественными правами автора и возможностями эффективного соблюдения личных неимущественных прав.


Глава 4

ЛИТЕРАТУРНЫЕ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

В § 1 Закона об авторском праве говорится: «Тот, кто создает литературное или художественное произведение, имеет на него авторское право». Со­вершенно естественно, что под литературными и художественными произведениями в данном слу­чае подразумеваются произведения, пользующие­ся правовой охраной. Это определение иногда бу­дет использоваться и в данной книге, поскольку оно практично и легко понимается. Конечно, более точно следовало бы сказать, что не сами произве­дения, а их правообладатели пользуются правовой охраной в отношении использования их произведе­ний.

I. ПОНЯТИЕ «ПРОИЗВЕДЕНИЕ»

Область авторского права охватывает литератур­ные и художественные произведения, но лишь в    9. том случае, когда эти произведения можно допол­нительно еще характеризовать как произведения творческие.

Представленная работа может называться про­изведением в том случае, когда она явилась ре­зультатом творческой, духовной работы и носит печать индивидуальности автора. Когда мы пыта­емся определить, выполнено ли это требование, важно придерживаться следующего правила: смот­реть исключительно на результат, т. е. на пред­ставленный продукт творчества. Речь идет не о том, что, решая вопрос, является ли объект наше­го внимания произведением или нет, необходимо углубиться в исследование, а о том, действительно ли в данном случае автор внес свой творческий и духовный вклад или всего лишь по счастливой случайности создал что-то «оригинальное»,

32


Подчас это требование формулируется и ина­че. Говорят, что работа должна быть исполнена выше банального и ничего не говорящего среднего уровня. Все же лучше придерживаться приведен­ного выше выражения: произведение должно но­сить печать индивидуальности автора. В данной трактовке это не очень жесткое требование, по­скольку обычно произведение творчества носит печать индивидуальности и позволяет в случае не­обходимости отличить копию и подражание от оригинала.

В практике правовой деятельности такие спо­ры решаются «правилом большого пальца»: если работа достойна копирования, то она достойна пользоваться правовой охраной в качестве произ­ведения. Это выражение может быть блестящим руководством, если произведение, о котором идет речь, относится к так называемому «чистому» ис­кусству, но оно неприменимо, если дело касается декоративного или прикладного искусства.

Требование индивидуальности не должно рас­сматриваться как требование качества. Плохая и не имеющая ценности литература и искусство так­же пользуются правовой охраной. Данного поло­жения следует строго придерживаться, поскольку суд, вынося решение, не должен обосновывать его только эстетическими соображениями.

Для того чтобы определить, является ли рабо­та произведением, совершенно не следует руковод­ствоваться какой-то его величиной, объемом. За­головок книги, кино или стихотворения, состоя­щий из двух строк, тоже может быть произведе­нием.

Например, заголовок книги «По ком звонит ко­локол?» признан произведением. (Заголовок яв­ляется самостоятельным переводом первой строки стихотворения английского поэта Джона Донна.)

Когда установлено, что литературное или худо­жественное творение, с которым мы имеем дело, является произведением, остается задать еще один вопрос: что понимается под правовой охраной произведения, или какие элементы этого произве­дения подлежат правовой охране?


3. Заказ 2102


33


 


Без особых рассуждений ясно, что писатель не может обладать монопольным правом на употреб­ленные им слова, композитор — на те средства, ко­торыми он пользовался при создании музыкально­го произведения, художник — на цвет или тот «мо­тив», который он выбрал. Писатель не может так­же монополизировать с помощью охраны автор­ских прав свое право на мысли, идеи или приве­денные в его произведении данные фактического характера.

Объектом .правовой охраны является само произведение в его особенном, индивидуальном оформлении, которое ему придал автор.

Под «оформлением» в данном случае понима­ется нечто иное, чем «форма» произведения. Не­которые произведения очень связаны формой. Это касается определенных лирических творений. И здесь, очевидно, вполне возможно отметить, что правовая охрана касается «формы» произведения, если в этом случае вообще возможно провести раз­личие между формой и содержанием произведе­ния. Однако в других случаях бессмысленно гово­рить о том, что под правовую охрану подпадает форма. Скорее именно «композиция», т. е. способ или система, по которым преподносится ряд фак­тических сведений. Это относится, например, к большому числу справочников, словарей и других специальных произведений. Наконец, правовая ох­рана может касаться и того, что с трудом может восприниматься как «содержание» произведения. Может охраняться пояснение к кинофильму (синоп­сис). И охрана в данном случае применима к той истории или интриге, на которой построен фильм, если это пояснение имеет достаточно выраженную индивидуальную обработку.

II. РАЗЛИЧНЫЕ ТИПЫ ПРОИЗВЕДЕНИИ

Согласно § 1 все виды литературных и художест­венных произведений подлежат правовой охране. В тексте закона названы художественные литера-

34


турные или описательные работы, как письменные, так и устные, музыкальные и сценические произве­дения, кинофильмы, произведения живописи, ар­хитектуры или прикладного искусства. Но это все­го лишь примеры.

Говоря о конкретных правомочиях, закон раз­личает литературные произведения, с одной сторо­ны, и произведения искусства — с другой.

Но это деление не имеет особо большого значе­ния, поскольку в законе нет положений, которые касались бы лишь «художественных произведе­ний». Определение, данное в § 1, распространяется и на все нелитературные произведения, пользую­щиеся охраной.

Все же есть смысл дать определение понятиям «литературные произведения», «музыкальные про­изведения» и «произведения изобразительного ис­кусства». Например, положения § 16, 18 и 23 каса­ются лишь литературных и музыкальных произве­дений, а § 25 — только художественных.

Из основного положения о том, что все произ­ведения литературы и искусства подлежат право­вой охране, в § 9 сделано исключение, которое гласит: законы, административные предписания, постановления суда и тому подобные официаль­ные акты не охраняются авторским правом.

Затем, в § 10 определенно утверждается, что фотоснимки не охватываются Законом об автор­ском праве. Они подлежат охране согласно осо­бому Закону о фотографии (Закон № 157 от 31 мая 1961 г.), который более детально будет рассмот­рен в гл. 15.

Литературные произведения. К литературным произведениям относятся все словесные произведе­ния, независимо от того, представлены ли они пись­менно, зафиксированы в кинофильме, на магнитном носителе или существуют просто в устной форме. В законе говорится о правовой охране «художест­венной и описательной литературы как в письмен­ной, так и в устной форме». Но это определение не является исчерпывающим. Кроме художествен­ной и научной литературы следует иметь в виду и те произведения, которые не являются произве-


З*


35


 


дениями художественной литературы, например письма, интервью и т. д.

Что же касается научных произведений, то ав­торским правом охраяяется само произведение, а не содержащиеся в нем научные открытия или тео­рии.

Произведения, написанные особым математи­ческим языком (уравнения, геометрические фигу­ры и др.), языком кода или специальным техниче­ским языком, также следует считать литератур­ными.

Далее, в самом законе (§ 1, п. 2) определено, что карты, а также рисунки и другие графические или пластически выполненные произведения изо­бразительного характера должны рассматривать­ся как литературные произведения.

В любом случае работа должна носить такую индивидуальную особенность, которая позволила бы рассматривать ее в качестве произведения. Од­нако это требование, как уже говорилось выше, не является строгим. Индивидуальность никоим образом не должна заключаться в том, чтобы пи­сатель использовал особо выраженный личный стиль или особо «оригинальную» форму. Зачастую индивидуальность проявляется в выборе и группи­ровке фактического материала, который рассмат­ривается в книге.

В качестве примера умеренности предъявлен­ных требований можно назвать судебное решение U41/454, которое признает охраняемыми автор­ским правом инструкции по вязанию.

Как уже было сказано, в законе используется термин «произведения искусства» в отношении всех нелитературных произведений, пользующихся охраной. Однако это понятие включает в себя прежде всего сценические произведения, кинофиль­мы, музыкальные произведения и различные дру­гие виды произведений искусства.

Сценические произведения. К ним относятся пьесы, оперы, оперетты, балеты и другие произве­дения, которые ставятся на сцене и исполняются профессиональными исполнителями: артистами, солистами, музыкантами, танцорами и т. д. Одна-

36


ко следует ли сюда включать оратории и другие произведения, воспринимаемые на слух, которые обычно исполняются не на  сцене как таковой? Данный вопрос имеет практическое значение, по­скольку некоторые важнейшие ограничивающие положения Закона об авторском праве (§ 20 о свободных официальных исполнениях и § 22 о так называемых договорных лицензиях Датского ра­дио) не касаются сценических произведений. По всей видимости, вряд ли в данной трактовке пред­ставляется разумным ставить оратории на одну дос­ку с оперой и пьесой.

Причина того, что «сценические» произведения отдельно выделены в § 20 и 22, очевидно, заклю­чается в том, что доминирующим способом ис­пользования произведений этого рода является публичное представление. Данные произведения редко издаются, а постановка пьес ограничивается сравнительно небольшим числом театров, поэтому автору весьма важно иметь над ними контроль.

Думается, что оратории и другие произведения, воспринимаемые на слух, поставлены в подобные же условия, а поэтому, возможно, было бы пра­вильным рассматривать и их как сценические про­изведения. Можно поставить под сомнение разум­ность причисления сценических произведений к особой категории произведений искусства, но это уже иной вопрос. В действительности же речь идет о литературных и музыкальных произведениях, которые изготовлены для особой формы публика­ции, именно театральной, сценической. Пантомимы и балеты можно с полным правом выделить в от­дельную группу.

Когда пьеса или ей подобное произведение представлены в форме ролей или книги, то в этом состоянии они считаются литературным произведе­нием.

Постановка пьесы или сценическая режиссура должны сами по себе, если соблюдено обычное требование авторской индивидуальности, рассмат­риваться как самостоятельные произведения, т. е. режиссер получает правовую охрану в отношении своего творения. Очень трудно провести различие

37


между, «постановкой пьесы» и «поставленной пье­сой» особенно в том случае, когда пьеса ставится не по письменному указанию режиссера, т. е. труд­но определить, соблюдено ли требование необхо­димой индивидуальности. Это может привести к тому, что требования в отношении индивидуально­сти, предъявляемые к постановке пьесы, будут зна­чительно строже, чем к другим категориям работ в области искусства или к тому, что эти требова­ния будут прямо указывать на то, что постановка пьесы должна отличаться особой оригинально­стью.

Если режиссура представляет собой в действи­тельности переработку инсценируемого 'произведе­ния, то согласно § 4 Закона режиссер пользуется правовой охраной как автор переработки.

Возможно, режиссеров также следует рассмат­ривать как профессиональных артистов-исполните­лей, и в таком случае они получат определенные права на охрану своих произведений согласно § 45 и 47 Закона. В рассмотренном выше деле Холь-гера Буланда о постановке оперы никаких претен­зий о правовой охране согласно § 45 не было.

Кинофильмы подлежат правовой охране 'как произведения искусства. Это относится как к ху­дожественным фильмам, так 'и к документальным, если они обладают необходимой индивидуально­стью.

Большинство фильмов, которые будут офици­ально .демонстрироваться или изготовлены для продажи, должны, разумеется, отвечать известным требованиям, дающим возможность отнести их к произведениям -киноискусства.

;. Турбен Люнд утверждает в своем комментарии Закона-об авторском "праве (с. 61), чтоохране не должны подлежать -«чистые репортажи, обзоры за неделю и т. п.». Это несколько категоричное выс­казывание.

Вероятнее всего можно сказать, что к произве­дениям киноискусства не относятся чисто «авто­матические» воспроизведения событий. Например, .съемка .-пришедшего в .банк клиента автоматиче­ской камерон, установленной в помещении банка.

38


Видеозапись, сделанную телевидением для показа театрального представления, очевидно, также не всегда следует рассматривать в качестве кинопро­изведения, несмотря на определенный творческий вклад, заключающийся в подборе числа камер, че­редовании между ними съемки и т. д.

Если фильм не охраняется как кинопроизведе­ние, то отдельные кадры, из которых он состоит, могут пользоваться охраной в соответствии с За­коном о фотоснимках.

Согласно положениям Бернской конвенции все страны Бернского союза обязаны не только охра­нять авторским правом произведения традицион­ной кинематографии, но и те кинопроизведения, «которые сделаны аналогичным кинематографии способом». Прежде всего имеются в виду необхо­димые для телевидения фильмы, изготовленные с помощью электроники. Так называемые бильд-кассеты или видеограммы тоже относятся к этой .группе, независимо от того, идет ли речь о запи­си на магнитный носитель, на бильдпластинку или о фиксации с помощью лазерных лучей. И по­скольку в датском законодательстве речь идет о «кинопроизведениях», вся указанная продукция должна подпадать под это определение. Прямая телепередача, даже если она и не «записывается» или иным образом материально не фиксируется, по аналогии, вероятно, также должна быть отнесе­на к кинопроизведению.

Вопрос о том, кого считать автором кинопроиз­ведения, рассматривается в гл. 5.

Музыкальные произведения. Правовой охране подлежат как несложные мелодии и темы, так и сложные композиции. Конечно, музыкальная тема -может быть настолько простой, что говорить о вы­ражении какой-то индивидуальности не прихо-.дится.

Композитор, сочиняющий музыкальное произ­ведение, может, например, в качестве основной то­нальности избрать сочетание тонов си, фа и ля в указанной последовательности, но он не будет пользоваться охраной по отношению к использо-»   ванным нотам си, фа и ля,

39


Современная электронная музыка в принципе тоже пользуется охраной, но при соблюдении того условия, что за этой музыкой должен стоять ав­тор, чтобы не все было передано «машине» или случайному наигрышу.

Не следует выставлять никаких требований по поводу того, что музыкальное произведение обяза­тельно должно быть зафиксировано в виде нот или иной записи. Импровизации тоже подлежат ох­ране.

Если композитор желает возбудить дело про­тив другого, который, по его мнению, нарушил его авторское право по отношению к его импровиза­ции, он должен доказать, что другое произведе­ние является действительно подражанием. В этом случае законом предусматривается, что импрови­зация должна быть тем или иным образом зафик­сирована.

Во многих положениях Закона об авторском праве термин «произведение искусства» использу­ется применительно к живописи, прикладному ис­кусству и архитектуре.

Произведения изобразительного искусства. К произведениям изобразительного искусства отно­сятся прежде всего картины, рисунки, графика и скульптура. В отличие от ранее упомянутых кате­горий произведений данные произведения часто су­ществуют в одном (или нескольких) «оригиналь­ных экземплярах», отличающихся особой художе­ственной ценностью. С другой стороны, являясь объектом для продажи, они имеют особое значе­ние для художника. Многие деятели изобрази­тельного искусства живут именно тем, что продают оригинальные экземпляры своих произведений частным лицам и музеям, при этом авторское пра­во как бы не затрагивается. Им это право необхо­димо для того, чтобы иметь возможность контро­ля за репродуцированием произведений, демон­страцией их по телевидению, а также для защиты от плагиата и извращения произведения.

Наброски, эскизы и другие предварительные работы при создании картины или скульптуры также подлежат охране.

40


Подчас бывает трудно определить, может ли данное творение рассматриваться в качестве «произведения изобразительного искусства». Для признания таковым необходимо, чтобы в нем была отражена индивидуальность автора. Только тогда его можно назвать произведением, но, кроме того, оно должно относиться и к «области изобразитель­ного искусства». При определении того и другого следует отвлечься от художественной ценности изделия. В принципе не имеет значения то, что продукт изготовлен лишь в художественных целях. Практически это всего лишь основание предпола­гать, что суд будет склонен в случае спора приз­нать что-то произведением искусства, если очевидно, что продукт создан в художественных целях и сам автор является художником.

Прикладное искусство. Произведения, относя­щиеся к прикладному искусству, художественной индустрии, а также всевозможные предметы, име­ющие художественно-эстетическое значение, так­же охраняются авторским правом.

Такие изделия зачастую также могут пользо­ваться охраной согласно законодательству о про­мышленных образцах. При этом охраняется внеш­нее оформление и внешний вид образцов индустри­альных 'изделий, эта форма охраны зависит от регистрации изделия и действует не свыше 15 лет после подачи заявления о регистрации.

Эти две формы не исключают друг друга.

Между прочим, поскольку образцы могут поль­зоваться охраной в этом их качестве, то для того, чтобы признать их охраняемыми также с позиций авторского права в качестве 'предметов приклад­ного искусства, в них особо ярко должен быть вы­ражен художественный вклад или художественная

особенность.

Очевидно, кое-кому эти требования покажутся жесткими, но при значительном расширении ав-торско-правовой охраны произведений приклад­ного искусства появится риск создать неразумные препятствия для их промышленного использова­ния. Так называемое «чистое искусство» дает очень большой простор для художественного «произво-

41


ла», т. е. это заложено в самом существе «чистого искусства». Поэтому не следует долго раздумы­вать по поводу предоставления охраны подобного рода произведениям, поскольку обычно ни у кого не возникает сколь-нибудь поддающегося здраво­му смыслу интереса подражать ему. В прикладном искусстве этот простор для различных импровиза­ций значительно меньше—частично оттого, что произведения имеют лишь практическое предназ­начение, частично оттого, что при современном способе придачи им художественной формы речь идет о поиске настоящего «дизайна», отвечающего этим практическим предназначениям. Если пред­ставить себе, что новая кухонная утварь появляет­ся на рынке в целесообразном и одновременно при­влекательном виде и что суд признал эту утварь подлежащей охране авторским правом, можно по­лагать, что мы реально подошли к тому, чтобы дать автору не только исключительное право на пред­ставленную им кухонную утварь в определенном оформлении, которое он ей придал, но и исклю­чительное право на производство утвари данного вида. Другие лица, намеревающиеся заняться про­изводством этой утвари, вынуждены будут также, исходя из целей практического применения утвари, придать ей форму, которая в какой-то степени явит­ся 'подражанием продукции, уже появившейся на рынке.

В таком случае авторско-правовая охрана мо­жет действовать в направлении, далеко выходящем за рамки, 'которые имел в виду закон.

Тем не менее можно констатировать, что ав­торское право северных стран не дает оснований считать, что нужно предъявлять дополнительные, особо жесткие требования для признания за .пред­метами быта прав на охрану. Наоборот, в заклю­чении комиссии фолькетинга, которая обсуждала законопроект о правовой охране произведений прикладного искусства для Дании, ясно подчер­кнуто, что следует обращать внимание прежде всего на то, идет ли речь о художественном ис­полнении, отвечающем обычным требованиям, да­ющем предмету право называться произведением

42


в соответствии с законом. Также подчеркнуто, что охрана возникает даже в том случае, когда новая форма или новое оформление предмета полностью подчинены его функциональности. Судебная прак--тика исходит из этого положения.

И то, что это «либеральное» отношение к пре­доставлению авторско-правовой охраны произве­дениям прикладного искусства все-таки не ведет к негативным последствиям, к которым могло бы привести, объясняется тем', что у суда есть (и он '.ею пользуется) другая .возможность ограничить предоставление охраны произведениям .прикладного искусства. Она заключается в том, что сопоставле­ние, которое всегда должно предприниматься при определении, не нарушает ли произведение прик­ладного искусства авторские права А, дает меньше ошибок, чем практика применения Закона об ав­торском праве при установлении, не нарушает ли В авторские права А в других видах искусства. В области «чистого искусства» можно сказать, что В нарушает авторские права А, даже если произве­дение В довольно значительно отличается от про­изведения А, но тем не менее можно найти в про­изведении В индивидуальные черты А. В области прикладного искусства вряд ли можно установить наличие нарушения авторского права, если даже произведение В имеет много общего с произведени­ем А и можно говорить о близком сходстве этих произведений.

Охрана произведений прикладного искусства •— проблемная часть авторского права, и не удиви­тельно, что в этой области в различных странах руководствуются самыми различными положения­ми. Вряд ли есть основания считать, что решение' этого вопроса в Дании является абсолютно удач­ным.

Вообще трудно провести границу между при­кладным и «чистым» искусством. Картины висят на стенах, украшения—на людях, но предметами прикладного искусства считаются только украше­ния. Является ли могильный камень произведением прикладного искусства? В общем то, что здесь нельзя провести точной границы, не играет боль-'

43


шой роли, но всё же в законе есть специальное по­ложение, которое относится только к произведени­ям прикладного искусства, а не к другим видам художественных произведений (§ ) 3).

В правовой практике существует много магери-алов, касающихся охраны .произведений приклад­ного искусства, Сошлемся на Турбена Люнда (Ор-havsretten, s. 65), а также на М. Куктведгорда (Immaterialretspositioner. Kbenhavn, 19.65, s. 254).

Промышленное использование произведений прикладного искусства не следует путать с исполь­зованием в промышленности тех произведений, ко­торые могут быть отнесены к «чистому» искусству. Примером такого использования можно назвать выпуск игрушек, сувениров и тому подобное с изо­бражением персонажей популярных мультфильмов, например Мики Мауса, пользующихся охраной как произведение живописи.

Архитектура, естественно, также относится к прикладному искусству в широком смысле, хотя в законе она выделена из раздела «произведения прикладного искусства». Чтобы пользоваться ох­раной, произведение архитектуры должно носить отпечаток индивидуального почерка автора. По­нятно, что при этом нет необходимости и не обяза­тельно, чтобы чертеж здания был исполнен про­фессиональным архитектором, но на практике, очевидно, будет 'предпочтительнее считать .подле­жащими охране здания, проектирование которых-также осуществлено архитектором, являющимся автором. Охрана распространяется также на от­дельные, части, здания: < подъезды,, оформление лестниц и т. д.

Чертежи архитектурного сооружения подлежат охране, как и произведения архитектуры. Если даже архитектор и не возвел никакого здания по своим чертежам, все же будет считаться наруше­нием авторских прав, если другой архитектор по­строит по этим чертежам здание без его согла­сия.

К произведениям архитектуры относятся и такие сооружения, как 'мосты, аэродромы, судоверфи, портовые сооружения и т. п.

44


Реклама и объявления могут быть отнесены к оробой категории художественных произведений. Рекламный текст может, естественно, подлежать охране, как и литературное произведение, а рисо­ванные элементы рекламы—как художественное произведение (или фотоиллюстрация). Но реклама может подлежать охране и по ее композиции (или лейаут), хотя некоторые текстовые или ри­сованные элементы, из которых она состоит, в от­дельности и не подлежат такой охране.

Текст рекламы, как было сказано выше, тоже может охраняться авторским правом, хотя он и содержит очень незначительное число слов. Таким образом, рекламная строка не может быть обойде­на авторским правом. Вместе с тем должно соблю­даться условие, чтобы комбинация слов в реклам­ном тексте в какой-то степени отличалась от пов­седневной, .банальной.

В качестве примера можно привести решение суда Естре Ландсретсдом U32/211, которым было отказано в правовой охране фразе; «Покупать постельное белье—дело верное».

Если рекламный текст не может быть признан охраняемым в качестве «литературного» произве­дения, очевидно, должны быть другие возможности его охраны в тех случаях, когда подразумевается нарушение правил о конкуренции (§ 9 или 15).

Карты, рисунки и другие графические или пластические произведения. Эти работы упомяну­ты в § 1, п. 2, в котором утверждается, что они должны рассматриваться как литературные про­изведения, т. е. на них распространяется такой же правовой режим, .который установлен и для ли­тературных произведений, если в законе нет дру­гого уточняющего толкования. Очень часто вы­шеназванные произведения могут рассматриваться как составные части обычного литературного про­изведения.

Как следует из закона, географические карты также подлежат охране. При этом имеются в ви­ду не отдельные элементы картографии, а, как это видно из обоснований шведского закона, подбор и комбинации их в виде карт.

45


Положения п. 2 § 1 распространяются также на чертежи домов, которые не подходят под опре­деление произведений архитектурного искусства. Такие чертежи не могут быть опубликованы или воспроизведены (кроме как для частного исполь­зования) без согласия автора. Вместе с тем с точ­ки зрения авторского права нет препятствий тому, чтобы по чертежу такого вида было построено зда­ние без согласия автора чертежа. Судебное реше­ние U34/958 придерживалось противоположного мнения и представляется, в общем, ошибочным.

Заголовки. Заголовок литературного произве­дения или произведения искусства иногда может пользоваться охраной как самостоятельное произ­ведение или, возможно, как часть этого произведе­ния. В качестве приемлемого примера распростра­нения авторского права на заголовок можно ука­зать на решение суда U51/725 о заголовке «По ком звонит колокол?»

В данном 'примере речь идет о переводе 'строки из стихотворного произведения одного автора и ис­пользовании ее в качестве заголовка оригиналь­ного произведения другого автора. Возможно, к решению суда о том, что перевод заголовка, нес­мотря на его краткость, может подлежать охране, следует относиться с осторожностью.

В Законе об авторском праве, кроме раздела, касающегося собственно авторского права, есть особое положение о заголовках (§ 51). Согласно этому положению литературное или художествен­ное произведение не может выйти в свет с заго­ловком (или псевдонимом, знаком), который бы позволил спутать его с ранее опубликованным произведением или его автором. Данное положе-' ние должно соблюдаться даже в том случае, если заголовок и не отвечает необходимым для охраны требованиям. Вместе с тем нужно, чтобы заголо­вок отличался каким-то своеобразием, хотя в за­коне об этом ничего и не сказано.

Незаконное использование заголовка может в конце концов в экономической сфере столкнуться с § 9 Закона о конкуренции, запрещающим исполь­зовать имена, названия фирм, эмблемы тортовых

46


предприятий и т. п. В этой связи следует упомя­нуть и о § 15 Закона о конкуренции. Тот случай, когда заголовок может быть зарегистрирован и попадает под охрану по Закону о товарных знаках, дает представление, что вопрос о правовой охране заголовка охватывает множество проблем. Необхо­димо признать, что дальнейшее законодательное урегулирование в этой области вызовет и соответ­ствующие сложности.

Другие категории произведений. Перечень ти­пов произведений в законе, как уже сказано, пред­ставляется слишком отащим и поэтому совершенно не может рассматриваться в качестве исчерпываю­щего списка.

Произведения литературы и искусства могут быть как так называемыми оригинальными произ­ведениями, так и произведениями, которые созда­ются 'по другим или зависят от других произведе­ний. К последней группе относятся переводы, пе­реработки и сборники.

Переводы имеют право на охрану, как и дру­гие литературные произведения. Это зафиксиро­вано в § 4 Закона. Другое дело, что переводчик не может распоряжаться своим произведением на тех же основаниях, как и автор переведенного произ­ведения. Необходимо получить разрешение авто­ра на перевод, если даже перевод делается только для личного пользования.

Разумеется, чтобы перевод охранялся, он дол­жен считаться «произведением». Это условие бу­дет выполнено только в том случае, если речь пой­дет не о механическом, «бессознательном» перево­де оригинального текста. Перевод может подле­жать охране, если даже он является незаконным в том понимании, что переводчик не спросил у авто­ра разрешения на перевод охраняемого оригиналь­ного произведения. Но обнародование перевода (воспроизведение с целью выпуска в свет) в этом случае рассматривается как нарушение прав ав­тора оригинального произведения.

Переводы не охраняемых авторским правом произведений, например по истечении срока охра­ны, подлежат охране.

47


В § 4 Положения о переводах сказано, что «произведение», в том числе и перевод литератур­ной работы, которое не отвечает условиям, предъ­являемым к «произведению» (например, каталог, программа такого текста, который оговорен в § 49 Закона), не подлежит охране. Сомнительно, следует ли так утверждать?

Обработка и т. п. В § 4 Закона об авторском праве говорится: «Тот, кто обрабатывает или пе­рерабатывает произведение или переводит его в другой вид литературы или искусства, имеет ав­торское право на произведение в его новом виде». Однако предпочтение отдается очевидному автор­скому праву на оригинальное произведение.

Обработкой является, например, такая работа, когда роман переписывается или редактируется с расчетом, что его будут читать дети; но 'простое сокращение не следует считать обработкой, подле­жащей охране. Инструментовка музыкальной темы или мелодии, «оркестровка» мелодии—это тоже примеры возможной охраняемой обработки. И в то же время не 'следует признавать автором самостоя­тельного произведения того, кто обрабатывает музыкальное произведение лишь с помощью пере­вода его в другую тональность.

•Переложением литературного или художествен­ного произведения в другой жанр является, нап­ример, 'инсценировка романа. Переложение про­изведения одного вида в другой допустимо лишь в определенных пределах. Очевидно, нельзя наз­вать обработкой «переложение» скульптуры в лите­ратурное произведение или превращение романа в картину или симфонию.

Для того чтобы работа считалась обработкой, необходимо, чтобы индивидуальные особенности оригинального произведения (или значительная их часть), на которых было основано его признание в качестве охраняемого произведения, были сохра­нены в опознаваемой форме в обработке. Если это­го нет, то речь 'идет о дозволенном свободном ис­пользовании оригинального произведения в соот­ветствии с п.2 § 4 Закона.

Практически бывает очень трудно провести

48


черту между новым оригинальным произведением и подобного рода свободным использованием.

Сборники представляют собой согласно § 5 За­кона произведения, которые сами состоят из про­изведений или из их отдельных частей. Тот, кто составляет сборники, пользуется авторским правом на сборник произведений и так же, как при перево­де или обработке, должен уважать авторские пра­ва на использованные произведения или их части, вошедшие в сборник.

Примером сборников .могут служить учебники, предназначенные для использования в школах, антологии, песенники, переводная лексика и 'науч­ные публикации, 'содержащие труды ряда иссле­дователей.

Предусматривается, что при составлении сбор­ника из различных частей должно получиться са­мостоятельное литературное или художественное произведение. Это означает, что составление (ре­дактирование) должно отличаться необходимой индивидуальностью и должно быть осуществлено по определенному плану или замыслу.

Не следует смешивать понятие «сборник» с произведениями типа опер или оперетт, которые подчас тоже являются «сборниками произведений». В них текст и музыка рассматриваются как от­дельные самостоятельные произведения, на кото­рые писатель и композитор соответственно имеют авторские права. Не все люди представляют, что эти два произведения вместе составляют самосто­ятельную единицу, хотя многие склонны считать, что, например, лучшие оперы являются образцом высокой степени соединения 'музыки и текста.

Если опубликованные в сборнике произведения или их части не могут рассматриваться в качестве самостоятельного произведения, то согласно зако­ну работа не может считаться сборником.

Такие работы могут охраняться согласно осо­бому правилу Закона о каталогах (§ 49). Но, воз­можно, нельзя начисто исключить, что сборники подобного характера иногда тоже могут рассмат­риваться в качестве произведений, охраняемых авторским правом согласно § 1 Закона.


4. Зака,з 2102


49


 


Н. Съемка (фотографирование)

художественных произведений, выставленных на площадях, развилках дорог и т. д. (§ 25, п. 2)

Художественные произведения, выставленные на площадях, развилка дорог и т. д., как правило, можно снимать (фотографировать) свободно и бес­платно. Однако, если художественное произведение будет использовано на фотографии в качестве основ­ного мотива, а снимки будут распродаваться или воспроизводиться в коммерческих целях, автор име­ет право на вознаграждение. Но вознаграждение не выплачивается при съемках для газет. Здания всег­да могут быть сняты свободно и бесплатно.

О. Съемка художественных произведений для каталогов и т. п.

Согласно п. 2 § 25 снимки художественных произве­дений, выставленных для показа или отобранных для продажи, могут быть свободно использованы в каталогах и объявлениях о выставке или продаже.

II. ОГРАНИЧЕНИЯ В ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОМ ПРАВЕ НА ОПУБЛИКОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

А. Основное правило § 20

о публичном представлении произведений

Согласно положениям § 20 изданные произведения могут быть в определенных случаях публично пред­ставлены (демонстрироваться) без права автора требовать за это вознаграждение. Однако это не от­носится к сценическим произведениям и кинофиль­мам. Они пользуются абсолютно доминирующим и экономически решенным способом использования, а именно публичным показом, и поэтому было бы без­ответственно лишить автора исключительного пра-" ва на демонстрацию. О понятии «сценическое произ­ведение» см. подробнее гл. 4 разд. II. (Абсолютное

92


изъятие «сценического произведения» из прав на свободное опубликование (согласно § 20) может не достичь поставленной цели. Причина в том, что можно получить удовлетворение от «сценической публикации сценического произведения» путем его прочтения и таким образом сценическое произведе­ние подпадет под определение основного правила.)

Для остальных произведений действуют, как уже сказано, определенные ограничения в исключитель­ном праве на опубликование. При этом предусмат­ривается, что произведения уже выпущены в свет. Однако недостаточно, чтобы они были просто опуб­ликованы. Они должны быть опубликованы с по­мощью издания, т. е. экземпляры произведения по согласованию с правообладателем должны посту­пить в продажу или другим способом распростране­ны среди публики (§ 8 п. 2 Закона).

Важно уяснить себе, что § 20 охватывает любое публичное представление, как то, которое имеет место при собравшейся публике, так и то, которое идет по радио или телевидению.

Свободно опубликовать произведения (без воз­награждения) можно в следующих случаях.

1. При богослужении. Прежде всего это правило основывается на длительной традиции. Если попро­бовать отойти от этого, может появиться сомнение— разумно ли, например, композитора псалмов лишать права на вознаграждение за использование произ­ведения, которое было именно для этого и написано. Следует считаться с тем, что кроме богослужения мелодия псалмов не будет напеваться или испол­няться в других случаях, и, таким образом, компо­зитор почти полностью лишается права на публика­цию его произведения.

Положение закона касается, естественно, не только богослужений в церквах, но и всех прочих богослужений. Однако не всегда ясно, что же име­ется в виду под понятием «богослужение». Крести­ны ребенка и похороны, очевидно, нельзя отнести к богослужению. Это же, конечно, касается исполне­ния ораторий и других церковных концертов. За­частую мы не прибегаем к какому-то строгому суж­дению, поскольку демонстрация произведения в

93


спорных случаях (происходит ли она во время бого­служения или нет) часто определяется правилом, изложенным в п. 3.

2. В учебном процессе. То, что закон разрешает свободную демонстрацию произведений во время учебного процесса, имеет небольшое значение в тех случаях, когда ученики и учителя находятся вместе в классной комнате или в другом учебном помеще­нии, поскольку демонстрация произведения в этих случаях обычно считается непубличной. О публич­ной демонстрации можно говорить лишь в сравни­тельно незначительном количестве ситуаций, напри­мер при чтении публичных университетских лекций, когда вход туда свободен. Но и здесь произведения в соответствии с § 20 могут также свободно исполь­зоваться.

Рассматриваемое положение закона имеет боль­шое значение для процесса обучения по радио и те­левидению. Оно ведет к тому, что в передачах Дат­ского радио с учебной целью свободно и бесплатно могут быть использованы все опубликованные про­изведения, кроме художественных фильмов и сцени­ческих произведений. Тот же порядок существует и для учебных передач, которые могут вестись други­ми радиопредприятиями, например местными теле-оргянизациями по кабелю.

Понятие «обучение» охватывает не всякую про­светительную деятельность. Здесь речь должна идти о деятельности, которая проводится организован­ным образом преимущественно в школах, универ­ситетах и других высших учебных заведениях, в народных высших школах, вечерних и молодежных школах и т. п.

Однако, если в школьной постановке идет, на­пример, концерт, его нельзя автоматически считать представлением в учебных целях. Это можно пред­полагать лишь в случаях, когда концерт дейст­вительно является частью учебного процесса, а не «внеклассным» мероприятием.

3. При проведении различных мероприятий, на которые вход свободный. Публичные демонстрации могут здесь быть свободными при двух обстоятель­ствах. Прежде всего мероприятие не должно прово-

94


диться с целью извлечения выгоды (частным лицом или обществом). Во-вторых, демонстрация произве­дения или произведений не должна быть существен­ной частью в программе мероприятия (в законе употребляется выражение «в указанном мероприя­тии»).

Согласно этому положению считается, что, на­пример, музыка, исполняемая оркестром железно­дорожников при венчании, используется свободно, но концерт в коммунальном парке под определение свободного использования не подпадает.

Если демонстрация произведения осуществляет­ся с целью получения прибыли, она, как сказано, не может быть свободной. Судебная практика свиде­тельствует, что понятие «с целью выгоды» толкует­ся очень неоднозначно. Например, использование произведения для развлечения гостей в частном до­ме отдыха будет считаться использованием «с целью выгоды» (дело U 55/304). В случае, когда коммуна устроила концерт, чтобы получить деньги на возве­дение музыкальной эстрады, представление счита­ется проведенным «с целью выгоды» (дело U 33/732).

Если человек идет вдоль проезжей улицы и гром­ко поет, очевидно, никто не сочтет, что он нарушил права кого-то из авторов. Между тем могут спро­сить, все ли здесь соответствует упомянутому поло­жению закона. Думается, оно совсем не должно при­меняться к тем случаям, которые совершенно не охвачены другими положениями закона. Может быть, следует возвратиться к старому юридическо­му принципу «de minima non curat praetor», который в свободном переводе будет звучать: власти не долж­ны беспокоиться по мелочам.

Положение закона не может быть применено к радио и телевидению, где существует оплата по ли­цензиям, и поэтому нельзя сказать, что осуществля­ется свободный доступ к произведению.

4. Исполнение произведений в благотворитель­ных, народно-просветительных или в других обще­ственно полезных целях. Публичные исполнения в таких случаях могут быть свободными при условии, что те, кто исполняет произведение или произведе­ния, делают это без гонорара. Профессиональные

95


исполнители при этом не получают гонорара как такового. Но если они все же получают вознаграж­дение, например в виде взноса в их пенсионные кас­сы или в виде завышенных закамуфлированных су­точных, то считается, что это правило проведения благотворительного мероприятия не соблюдено.

Очевидно, трудно решить, что понимается под «общественно полезными целями», а также часто могут возникать сомнения в понятии исполнения произведения «для народно-просветительных це­лей».

Рассматриваемое правило, как мы видим, имеет огромнейшее практическое значение для благотво­рительных мероприятий. Случается, что время для подготовки этих мероприятий слишком ограничено, и тогда разумно не тратить времени и усилий на то, чтобы запросить авторов, могут ли они предоставить бесплатно свои произведения в распоряжение устро­ителей. Вместе с тем многие авторы считают непри­личным и дискриминирующим то обстоятельство, что с помощью закона их вынуждают быть «благо­детелями». Между прочим этим же создается пре­пятствие их добровольному предоставлению своих произведений для благих целей.

Б. Использование произведений

для передачи по радио и телевидению без согласия правообладателя

В качестве основного принципа ст. 11-бис Бернской конвенции действует положение, согласно которому автор имеет исключительное право разрешать пе­редачу произведений в эфир или публичное сооб­щение этих произведений любым другим способом:

передачей знаков, звуков или изображений. Далее в статье уточняется, что за законодательствами стран-участниц оставлено право определять условия для обеспечения данного права в своих странах, но так, чтобы не ущемлялись права автора по «droit moral», а также его права на справедливое возна­граждение за использование произведения.

Последнее положение следует понимать таким

96


образом, что оно разрешает странам-участницам ввести принудительное лицензирование в отноше­нии использования произведений для передач по радио и телевидению.

Для радиокомпаний с их очень большим исполь­зованием произведений невозможно заблаговремен­но получить согласие авторов на передачу каждого отдельного охраняемого произведения, предназна­ченного для передачи. И обязательств по этому воп­росу практически нет вообще.

Согласно международной системе органы КОДА, например, не препятствуют датскому радио исполь­зовать пусть даже весь международный музыкаль­ный репертуар всего лишь за годовое отчисление в пользу КОДА. В других областях можно в какой-то степени обойтись генеральными соглашениями с организациями, представляющими авторов.

Договоры этого типа не обязательны для авто­ров, не являющихся членами соответствующих об­ществ, и прежде всего иностранных авторов, и та­ким образом большая область (так называемых «больших прав»), охватывающая права на драма­тические, музыкально-драматические произведения и кинофильмы, в общем, находится вне сферы дей­ствия генеральных соглашений. Здесь необходимо заключать договоры по каждому произведению.

Таким образом, стало ясно, что радиокомпаниям предстоит большая административная работа и что радиокомпании получили бы значительную выгоду, имея право на принудительную лицензию. В таком случае вопрос о выплате вознаграждения значи­тельно упростился бы, и радиокомпании были бы освобождены от подчас трудной и требующей много времени работы по поиску авторов, чьи произведе­ния они хотели бы использовать, особенно если эти авторы не охвачены коллективными договорами.

Конечно, обычная принудительная лицензия обя­зательно является значительным ограничением пра­ва на охрану. Авторы не должны лишиться прав решать, хотят ли они, чтобы их произведения были переданы по радио. У них есть также определенный законный интерес быть соучастником решения воп­роса о вознаграждении, которое им будет выплаче-


7, Заказ 2102


97


 


но. Система принудительных лицензий ставит их в экономическом отношении в очень неравное поло­жение с радиокомпанией. Для определенной катего­рии произведений, таких, как кинофильмы и драма­тические произведения, написанных с расчетом на театральное представление, принудительная лицен­зия, дающая радиокомпаниям право свободной их передачи, поставила их авторов в тяжелые условия.

В авторском праве северных стран сделана по­пытка пойти навстречу пожеланиям радиокомпаний и упростить административный порядок с помощью так называемых договорных лицензий.

В Датском законе правило о договорных лицен­зиях изложено в п. 1 § 22 и действует в отношении Датского радио и всех других компаний на Фарер­ских островах и в Гренландии, именуемых «радио-фонными». (Радиофония означает передачу звука по радио. Но это выражение может быть использо­вано и в другом понимании, а именно так, что пп. 1— 2 § 22 могут быть применены и по отношению к дея­тельности фарерского телевидения, а также рас­пространяться и на теледеятельность в Гренландии, которую должно развернуть Гренландское радио).

Порядок договорной лицензии состоит в том, что радиокомпания заключает договор с организацией, членами которой является значительное число авто­ров определенного типа произведений. Договор дает радиокомпании право на передачу тех произведений, которые представляются организацией. Рэдиоком-пания выплачивает вознаграждения и тем авторам, произведения которых использовались в передаче и относились к тому же виду, хотя эти правооблада-тели и не представлены организацией.

Должны быть выполнены следующие наиболее

необходимые условия:

а) произведение должно быть опубликованным. Если речь идет о произведении искусства, то оно должно быть репродуцировано или передано авто­ром (один или несколько экземпляров) другим ли­цам;

б) произведение не должно быть сценическим.

(О понятии «сценическое произведение» см. подроб­нее в гл.4 п. 11);

98


в) автор не должен иметь права наложить зап­рет на передачу произведения по радио.

В отношении авторов, не являющихся членами организации, с которой радиокомпания заключила договор, действует порядок, однозначный с поряд­ком принудительной лицензии, но особого характе­ра. Датское радио может, не получая на то согла­сия, включать в передачу, например, произведение художественной литературы иностранного автора, но лишь при условии, что радио заключило договор с той организацией, которая представляет датских авторов произведений художественной литературы. В этом случае иностранный писатель получит воз­награждение в том же размере, которое получил бы и датский автор. Если радио не смогло достичь та­кой договоренности с датской организацией, то оно не может пользоваться правом какой-либо принуди­тельной лицензии по отношению к иностранному

автору.

Следует отметить, что порядок договорных ли­цензий действует в общем-то удовлетворительно. То сопротивление, которое было оказано в свое вре­мя со стороны авторов при его введении, сегодня почти не проявляется.

Для Датского радио данный порядок принес значительное облегчение в  административном

плане.

Положение о том, что правила о договорных ли­цензиях перестают действовать в случаях, когда автор наложил запрет на передачу его произведе­ния или произведений по радио или телевидению, думается, не имеет существенного значения для Датского радио. Для примера можно сказать, что в 1974 году лишь два иностранных писателя заявили, что они не желают, чтобы их произведения переда­вались по радио.

В определенных ситуациях возникает сомнение относительно сферы действия правила договорной лицензии. Для того чтобы это правило распростра­нялось на определенные виды произведений, необ­ходимо наличие договора между Датским радио и организацией «значительной части» авторов соот­ветствующего вида произведений. Датское радио

S9


имеет договор с Союзом датских писателей о пере­даче по радио литературных произведений и на ос­новании этого считает себя вправе пользоваться правилами договорной лицензии по отношению ко всем литературным произведениям. Два года тому назад Союз датских журналистов подверг сомне­нию правильность такого положения. Подчеркива­лось, что Союз датских писателей нельзя назвать представителем значительной части авторов лите­ратурных произведений, поскольку определение «ли­тературные произведения» должно относиться и ко всем журналистским произведениям. Верховный суд (U 74/1079 подтвердил, что лишь конкретные журналистские статьи могут считаться литератур­ными произведениями, которые охватываются согла­шением между Датским радио и Союзом писателей.

В. Публичное исполнение произведений в связи с передачей репортажей в кино, по радио и телевидению

Из упомянутого выше § 21 (с. 91) вытекает, что в определенных условиях при репортажах в кино, по радио и телевидению произведения могут быть сво­бодно использованы, если их исполнение или демон­страция являются частью репортажа.

Г. Использование цитат

Если в литературном, драматическом или музыкаль­ном произведении в соответствии с § 14 Закона при­ведена цитата, то нет необходимости просить согла­сия автора на ее использование при публичном ис­полнении произведения.

Д. Опубликование произведений,

в том числе передача по радио и телевидению, переговоров в фолькетинге и т. п.

Оговоренные в § 24 обсуждения в фолькетинге, дру­гих выборных органах, в судах и на определенных официальных встречах (с. 90—91) могут быть совер-

100


шенно свободно воспроизведены письменно и дру­гим образом, т. е. они могут быть опубликованы или переданы по радио и телевидению в обычном по­рядке.

III. ОГРАНИЧЕНИЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОГО ПРАВА НА ОПУБЛИКОВАНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЭКЗЕМПЛЯРОВ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Многие законы по авторскому праву предоставляют автору исключительное право на «публикацию» произведений (в том числе публичную демонстра­цию и радиопередачу). Подчас, в том числе и по законодательству северных стран, автору предостав­ляется исключительное право распоряжаться экзем­плярами произведения при их распространении сре­ди публики или при их публичной демонстрации. Данная монополия отличается от остальных прав автора тем, что она прямо направлена на определен­ные, существующие предметы, а именно экземпляры произведения. Эти предметы могут продаваться, абонироваться и т. д., но требования сбыта делают необходимым, чтобы это право было значительно ограничено (соответствующие правила изложены в § 23 и 25 Закона об авторском праве).

Ниже пойдет речь прежде всего об ограничениях монополии на распространение экземпляров среди публики, а затем об ограничениях монополии на публичную демонстрацию экземпляров.

А. Ограничения исключительного права на распространение экземпляров среди публики

В § 23 Закона изложены правила о таких ограниче­ниях относительно литературных и музыкальных произведений.

Когда эти произведения изданы, полученные эк­земпляры тиража могут быть свободно распростра­нены. Они могут быть проданы, абонированы, одол­жены или розданы. Единственным исключением яв-

101


ляется то, что ноты не могут быть без согласия пра-вообладателя распространены среди публики путем выдачи их во временное пользование. Последнее свя­зано с тем, что обычно ноты серьезной музыки при­обретаются не через торговую сеть, а через систему библиотек.                                   

Таким образом, Закон об авторском праве не предоставляет авторам никаких возможностей вос­препятствовать использованию их книг или грам­пластинок в библиотеках, за что они не имеют права требовать вознаграждения.

Правда, законодательство о публичных библио­теках от 1946 года обеспечивает датским писателям и переводчикам значительную выплату за пользова­ние их книгами в публичных библиотеках (и библи­отеках народных школ). Согласно действующему Закону о библиотеках (Закон № 171 от 27 мая 1964 г., котооый был дополнен Законом № 314 от 26 июня 1975 г.) государство выплачивает датским писателям, а в некоторых случаях их наследникам годовое вознаграждение в размере 1,6 кроны за каждый имеющийся в публичных и школьных биб­лиотеках том. Сумма регулируется индексом цен. Из практических соображений такая автоматиче­ская система вознаграждения еще не введена для переводчиков. Для переводчиков отчисляется общая сумма (по Закону от 1975 года—220000 крон, регу­лируемых индексом цен), которая расходуется на помощь переводчикам (стипендии и другие посо­бия). За соблюдением этого порядка следит Союз датских писателей. На 1975 год ассигнования на библиотечное дело составили примерно 15,4 милли­она крон.

В настоящее время есть необходимость ревизо­вать существующий порядок. Важнейший вопрос состоит в том, чтобы включить художников и ком­позиторов в систему расходования библиотечного бюджета с учетом их вклада в издание книг или нот, а также и с учетом того, что публичные библиотеки выдают на руки произведения искусства и грам­пластинки.

В других северных странах также существует порядок, обеспечивающий писателям и другим авто-

''102


рам определенное вознаграждение за пользование их произведениями через библиотеки. Однако в Норвегии и Финляндии речь идет лишь о государст­венных ассигнованиях, используемых для распреде­лений между авторами. И только в Швеции и Ис­ландии существует такая же система, как и в Да­нии, по которой выплата осуществляется каждому писателю в соответствии с конкретным использова­нием его произведения. Согласно шведскому закону учитывается, кроме того, и частота пользования произведением, которая ложится в основу начисле­ний, а не так, как в Дании,—по количеству книг в библиотеке. Однако в Швеции из отчисленных средств на эти цели лишь часть автоматически идет на вознаграждение авторов. Большая же часть сум­мы используется при распределении пособий авто­рам.

За пределами северных стран до сего времени положение о том, чтобы писатели получали какое-то вознаграждение за то, что их произведения офици­ально выдаются библиотеками, является новым. Сейчас в Западной Германии в Закон об авторском праве введено подобное правило, дающее авторам право на вознаграждение. В Англии разрабатыва­ется законодательство о Public Lending Right, кото­рое также будет базироваться на таких же принци­пах. В других странах тоже ведутся подобные под­готовительные работы.

Такое развитие, очевидно, создаст в будущем затруднения для выработки соответствующего поло­жения о порядке библиотечных отчислений. В Да­нии он является своеобразным, чисто националь­ным, государственным и имеет целью поощрять лишь своих авторов. Этот порядок существует вне законодательства об авторском праве и преследует цель обойти конвенционные обязательства по отно­шению к иностранным авторам.

Если бы во всех странах мира, как и в Дании, связанных конвенциями об авторском праве, авторы имели бы основанное на законодательстве право на вознаграждение за пользование их произведениями в библиотеках, право, которое в этих странах в принципе касалось бы и датских, и других авторов,

103


бесспорно, мы поступили бы неверно, создавая по­рядок библиотечных расходов только в пользу дат­ских авторов. Это все с большей и большей ясностью предстает как игнорирование положений о «нацио­нальном режиме», который согласно конвенциям об авторском праве мы обязаны иметь в виду.

Что касается произведений искусства, то в § 25 Закона об авторском праве также сделаны ограни­чения исключительного права на распространение экземпляров произведений среди публики. И здесь экземпляры изданного произведения могут свобод­но распространяться любым способом, будь то про­дажа, абонирование, подарок или временное поль­зование. То же относится и к экземплярам произве­дений искусств, переданным автором другим лицам.

Считается естественным, что лицо, купившее картину у художника, имеет право, например, пере­продать ее, не будучи обязанным спросить о том ху­дожника, продавшего картину. И наоборот, пред­ставляется, что вряд ли будет правильным, если художник, дешево продавший свою картину, может быть, в то время, когда он был еще молодым и не­известным, не будет иметь права получить свою долю при возможном возрастании ценности карти­ны, зафиксированной при последующей продаже. И даже не имея в виду повышения ценности произ­ведения, можно также утверждать, что художнику должно выплачиваться определенное вознагражде­ние каждый раз, когда его картина, как это обычно бывает при продаже, покидает один круг людей и становится достоянием другого и поэтому является

уже предметом нового пользования.

В ряде стран существует порядок, согласно ко­торому при аукционах, а подчас и при последующей перепродаже произведений искусства устанавлива­ется специальный налог в пользу художника или его наследников. Такой порядок, называемый «droit de suite», много раз предлагался в Дании. И то, что он не введен, объясняется в первую очередь боязнью практических трудностей, несомненно связанных с административным обеспечением, а также предпо­ложением, что новый порядок не принесет того до­хода, который был бы выгодно сопоставим с расхо-

104


дами по содержанию штатов. Предпочтение отдано другому способу финансовой поддержки художни­ков—через Государственный художественный фонд, как это делается сегодня.

В других северных странах порядок «droit de suite» также не введен. Однако в Норвегии с 1948 года существует налог с оборота при официальных распродажах произведений искусства, но выручка от него идет не художникам, чьи произведения про­даны, а в специальный фонд, из которого выдаются стипендии художникам. Налог с оборота должен, между прочим, платиться и при продаже произведе­ний, не подлежащих охране.

Как было сказано выше, писатели помимо госу­дарственной помощи, на которую они имеют право, получают большие доходы от использования их книг в библиотеках. Исходя из этого, возможно, правиль­ной можно было бы считать мысль о введении для художников датского «droit de suite». И если все же. в основном из практических соображений, уступить этому нововведению, то, очевидно, при определении суммы, которая будет предназначена для оказания государственной помощи   художникам, следует иметь в виду, что у художников нет таких возмож­ностей для получения дохода, которые соответство­вали бы доходам писателей по системе библиотеч­ных отчислений.

Вышеназванные основные правила § 23 и 25 мож­но рассматривать как выражение обычного принци­па авторского права, который часто называют пот­ребительским принципом. Этот принцип, построен­ный с расчетом на свободный товарообмен, исходит из того, что, когда произведение законным образом попало в продажу, «отпадает» (исчерпалось, вы­шло из) и авторское право, поскольку предстоит уже дальнейшее распространение произведения. Однако указанные положения закона относятся лишь к ли­тературным, музыкальным и художественным про­изведениям.

Для экземпляров кинопроизведений аналогич­ных правил не имеется. И в этом нет необходимос­ти, поскольку экземпляры (копии) обычного худо­жественного фильма (для показа в кинотеатре)

105


обычно выдаются напрокат. Однако, как известно, есть кинокопии, которые можно купить для частно­го просмотра. В отношении этих копий, думается, было бы разумным, чтобы на них распространялись соответствующие правила, действующие в отноше­нии литературных, музыкальных и художественных произведений. При всех обстоятельствах увеличе­ние в будущем количества видеограмм (видеокас­сет, бильдпластинок), очевидно, потребует разра­ботки системы особых правил при сбыте такого ро­да продукции, т. е. с точки зрения авторского права видеограмма должна рассматриваться как экземп­ляр кинопроизведения.

Б. Ограничения исключительного права на публичный показ экземпляров произведений

Из § 23 следует, что экземпляры литературных и музыкальных произведений тиража издания могут быть свободно показаны публично.

Даже без такого указания закона можно прийти к заключению, что согласия автора на показ или выставку книг в книгохранилище не нужно. Оче­видно, то же самое относится и к «выставке» газет

в газетных витринах.

Положение § 23 предусматривает эти случаи, а также некоторые другие, которые имеют или могут иметь для авторов большое практическое значение. Данное положение ведет к тому, что страница кни­ги или нот может быть свободно публично показана с помощью проектирования на экране или в теле­передаче.

Что же касается произведений искусства, то пра­вила их свободного показа приведены в § 25. Эти правила являются совсем другими, чем те, которые касаются литературных и музыкальных произведе­ний.

Публичный показ произведений искусства в ки­но предусматривает согласие художника. Его согла­сие также необходимо и для самой съемки произве­дения искусства на кинопленку, и в связи с этим

106


КинопроДюсер должен получить право на публичную демонстрацию фильма. Обычно это не приводит к затруднениям, так как съемка производится именно для этих целей.

Как ранее было сказано, в § 42 Закона есть поло­жение, которое предполагает, что тот, кто дал кино­продюсеру право отснять произведение искусства, дал тем самым продюсеру право показать произве­дение публично с помощью кино.

Показ произведений искусства по телевидению в принципе также требует согласия художника. Здесь, однако, вступает в силу положение п. 1 § 2 Закона. Если Датское радио согласно договору с организацией художников имеет право за опреде­ленную плату показывать произведения членов этой организации по телевидению (такой договор суще­ствует), то Датское радио в ряде случаев имеет пра­во на определенных условиях показывать произве­дения и других художников, как датских, так и иностранных, не являющихся членами названной организации, не спрашивая на то их разрешения.

Подпункт 2 п. 1 § 25 содержит исключение из этого правила показа произведений художников в кино и по телевидению.

Согласно этому положению произведение искус­ства может быть записано или показано в кино или по телевидению, когда его воспроизведение играет второстепенную роль в содержании фильма или те­лепрограмме. Например, телевидение берет интер­вью у известного художника в его доме. В этом слу­чае нет необходимости спрашивать разрешение на показ картин, развешанных на стене сзади интер­вьюируемого.

Другие официальные п ;казы произведений ис­кусства согласно § 25 могу; осуществляться свобод­но и бесплатно, если речь идет об экземплярах ти­ража или о тех, которые художник передал другим. Последнее относится как к оригинальным экземпля­рам, так и к репродукциям.

Подобные экземпляры произведений искусства могут быть также свободно выставлены. Их можно показывать через проектор и т. п. (Если при таком показе возникнет необходимость в дополнительных,

107


новых экземплярах, то на это необходимо согласие

художника.)

Обычно признается, что опубликованные или пе­реданные экземпляры могут быть выставлены сво­бодно. Однако в Швеции организация деятелей искусства внесла предложение о вознаграждении художников за показ в системе государственных выставок их произведений, на которые они уже не имеют права.

IV. ИСКЛЮЧЕНИЕ В ПРАВИЛАХ § 3 «DROIT MORAL»

Строения и предметы прикладного искусства могут подлежать охране по авторскому праву как архи­тектурные произведения или произведения прик­ладного искусства, и в этом случае авторы будут пользоваться охраной их личных неимущественных интересов, вытекающих из § 3 Закона.

Эта группа произведений, подлежащих охране, должна иметь определенную эстетическую цен­ность, а также должна отвечать практическим це­лям. Поэтому в § 13 Закона и сделаны определен­ные исключения из правил «droit moral» в пользу того, кто приобрел себе тот или иной экземпляр.

Для предметов прикладного искусства сущест­вует очень много исключений. Собственник может видоизменить их по своему усмотрению, не спра­шивая разрешения автора. Например, некто купил красивый, сделанный по авторским чертежам стул. Он может изуродовать свою покупку как ему нра­вится, и ему не нужно думать о том, что изменения могут испортить произведение. Предполагается также, что хозяин (§ 25) может еще и продать пе­ределанный им предмет, не будучи обязан (кроме как перед своей совестью) объяснять, что он с ним сделал. Однако, очевидно, он должен будет выпла­тить штраф за ущерб или нести иную ответствен­ность, если он сообщил покупателю фальшивые данные о предмете, например, сказал, что это «нас­тоящее кресло Вагнера», хотя кресло и в действи­тельности было креслом Вагнера, но уже не соответ-

108


ствовало оригиналу, поскольку продавец кресла переделал его до неузнаваемости.

Строение хозяин тоже может переделать без согласия архитектора, но лишь по причине техни­ческой необходимости или из соображений практи­ческого использования здания.

Изменения, которые упомянуты в § 13, конеч­но, не должны быть оскорбительными для автора и не должны нарушать своеобразие здания. Тем не менее по положению закона хозяин может пред­принять эти переделки без согласия автора, неза­висимо от того, приведут ли они к нарушению «droit moral» и будут ли признаны автором.

Говоря «хозяин», очевидно, следует иметь в ви­ду частное лицо. Закон не разрешает производите­лю предметов прикладного искусства предприни­мать в них какие-то изменения без согласия худож­ника.

V. ОБЩИЕ ПРАВИЛА

ДЛЯ ОГРАНИЧЕНИЙ АВТОРСКОГО ПРАВА

(§ 20)

При использовании произведения в соответствии с правилами гл. II об ограничении исключительного права все же следует уважать права автора по «droit moral», указанные в § 13. Например, автору известно, что его произведение публично использу­ется, скажем, при богослужении согласно положе­нию § 20, но он все же имеет право вмешаться, ес­ли использование его произведения осуществляется таким образом, что нарушается его право по «droit moral».

Сказанное вытекает из § 26 Закона, где указа­но, что при использовании произведения согласно правилам гл. II и в соответствии с «добрым обы­чаем» необходимо указывать источник заимствова­ния и имя автора. Указание источника заимство­вания не должно свестись лишь к названию имени автора, чье произведение используется (или цити­руется) . Необходимо также привести название про­изведения, а при определенных обстоятельствах и

109


более крупного произведения (книга, сборник), от­куда взято используемое произведение.

Трудно ответить на вопрос, можно ли изменить вид произведения в тех случаях, когда оно исполь­зуется по правилам гл.II, т. е. без получения на то разрешения автора.

Исходя из практических соображений, можно сказать, что такие изменения позволительны, но в определенных пределах. В школьной хрестоматии зачастую существует необходимость воспроизвести произведение в сокращении, в музыкальном сбор­нике для использования произведения во время богослужения бывает необходимо упростить его гармонию.

В п. 3 § 26 говорится, что произведение может быть видоизменено без согласия автора «в степе­ни, не большей, чем этого требует цель воспроизве­дения».

Это постановление, безусловно, следует пони­мать как строгое правило, требующее быть осто­рожным и не предпринимать изменений, если они не обусловлены практической необходимостью. На­пример, если речь идет о школьном учебнике по датской словесности, в котором необходимо привес­ти новеллу, содержащую выражение, которое, по мнению составителя учебника, является неприлич­ным, он сам решает, поместить эту новеллу или нет. Но он не должен ее помещать, если убрал только это неприличное выражение.


Глава 8

\

ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЙСТВИЯ АВТОРСКОГО ПРАВА

Авторское право — это не право частной собствен­ности. Как и другие, так называемые интеллекту­альные права (например, право на патент), оно ог­раничено во времени. По мнению большинства, так оно и должно быть, поскольку произведения, кото­рых касается закон, по своему «существу» предпо­лагают общественную собственность на них. Прак­тические соображения прежде всего говорят в пользу ограничения срока действия авторского пра­ва. Но здесь могут возникнуть опасения, что с те­чением времени авторские права могут разделить­ся между множеством наследников и, таким обра­зом, может оказаться, что использовать произведе­ние будет просто невозможно из-за того, что труд­но будет найти, у кого же получить согласие на ис­пользование.

В авторском праве северных стран срок охраны составляет 50 лет после смерти автора. Это соот­ветствует минимальному требованию Бернской конвенции.

Некоторые страны имеют меньший, другие боль­ший срок правовой охраны.

ФРГ обеспечивает охрану в течение 70 лет пос­ле смерти автора, Испания—80 лет, а Бразилия— 60 лет.

В пользу увеличения срока охраны свыше 50 лет было бы можно привести такой аргумент, как увеличение средней продолжительности жизни. На­следники автора живут теперь дольше, чем прежде. Тем не менее до сего времени в соответствующих кругах северных стран незаметно большого инте­реса к тому, чтобы сделать шаг в направлении уве­личения срока охраны произведений.

Наоборот, сейчас становится все явственнее стремление обеспечить свободный доступ к про-

111


изведениям духовного творчества. Предлагается, например, предпринять ограничение 50-летнего срока охраны путем передачи авторских прав лишь пережившей супруге (супругу) или детям. Хотя та­кой порядок, может быть, устраивает непосредст­венно упомянутых лиц, однако вряд ли его можно признать приемлемым. Он в значительной мере подрывает, например, отношение автора к издате­лю. Здесь имеет значение то, что автор может пе­редать свои права издательству на значительно больший срок. Если издатель будет учитывать в своем расчете риск того, что время его правообла-дания истечет до 50 лет после смерти автора, это может привести к тому, что автор получит худшие экономические условия или что возможности для издания сузятся.

Основное правило о 50-летней охране имеется в § 43 Закона, который утверждает, что авторское право имеет силу в течение 50 лет после истечения года смерти автора. Для сборников (§ 6) эти 50 лет исчисляются после смерти последнего автора.

В § 44 приведены особые правила в отношении произведений, не имеющих автора или подписан­ных псевдонимом.

Если произведение опубликовано без имени ав­тора или под псевдонимом или символом, неизвест­ным общественности, 50 лет считают с того года, когда было опубликовано произведение.

Вместе с тем если в течение установленного сро­ка стало известно, кто является автором, или полу­чены сведения о том, что он умер до публикации произведения, то в этом случае действует основное правило: 50 лет после смерти автора.

В некоторых странах существуют правила, обес­печивающие авторам определенные экономические выгоды от использования их произведений и после истечения срока охраны. Эти правила, обычно име­нуемые системой «domains public payant», исходят из того, что за использование произведения с ис­текшим сроком охраны должны производиться оп­ределенные отчисления в специальный фонд. Отту­да эти деньги идут на стипендии или подобные по-

112


собия живущим авторам или в качестве помощи наследникам умерших авторов.

В Дании также рассматривалась возможность введения такого порядка. В 1957 году был создан комитет для изучения этого вопроса. Работа коми­тета показала, что организации авторов проявляют большой интерес к данной системе. (Заключение № 244, 1960). Однако работа комитета не выли­лась в законодательную инициативу.

8. З^каз 2102


Глава 13

СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНА ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

В соответствии с общепризнанным международно-правовым принципом положения Закона об автор­ском праве непосредственно касаются лишь произ­ведений датского происхождения (§ 58). При этом прежде всего имеются в виду произведения дат­ских граждан или лиц, постоянно проживающих в Дании (домицилированных иностранцев). Но на­циональный принцип не является самодовлеющим. Правовой охране подлежат также произведения, которые были впервые опубликованы в Дании или опубликованы одновременно в Дании и другой стране; кинофильмы, продюсер которых имеет глав­ную контору или проживает в Дании, архитектур­ные произведения, созданные в Дании, художест­венные произведения, являющиеся частью зданий

или сооружений в Дании.

Положения § 51—53 касаются всех произведе­ний, независимо от их происхождения.

Настоящие правила охраны авторских прав так­же касаются непосредственно лишь «датских» про­изведений. Но согласно § 60 Закона они могут по Королевскому предписанию распространяться на основе взаимности и на произведения зарубежных авторов. Это положение применяется очень ши­роко.

Дания подписала и ратифицировала две важ­ные международные конвенции — Бернскую и Все­мирную конвенцию об авторском праве. Страны, присоединившиеся к этим конвенциям, обязались не только охранять произведения иностранных ав­торов, но и создать в отношении этих произведе­ний такой уровень правовой охраны, который пред­определяется содержанием конвенций. Таким обра­зом, в отношении этих стран требования датского Закона о взаимности следует считать выполнен-

132


ными. Как следствие этого в практическом приме­нении закона под его действие подпадает большин­ство произведений иностранного происхождения, так же как и произведения датского происхожде­ния пользуются охраной в большинстве стран.

Это не значит, что речь идет о каком-то строгом принципе взаимности. Во многих странах, с кото­рыми мы связаны конвенциями, датские произведе­ния пользуются правовой охраной далеко не в полном соответствии с положениями датского за­кона. Тем не менее произведения этих стран поль­зуются в Дании равной с датской правовой охра­ной. Лишь в отношении срока действия авторского права соблюдается принцип, по которому иност­ранное произведение пользуется в Дании охраной не дольше того периода, который установлен в стране происхождения произведения.

Положения о применении правовой охраны в отношении произведений других стран даны в Ко­ролевском предписании от 23 сентября 1965 г.

В отношении Бернской и Всемирной конвенций дается ссылка на раздел о международных кон­венциях.

Закон об авторском праве касается также и Гренландии, 'и это следует подчеркнуть, поскольку данное положение не соответствует старому зако­ну от 1933 года.


И. Обжалования и санкции

По этим вопросам действуют правила (§ 17—19), которые в общем и целом соответствуют положени­ям Закона об авторском праве.

К. Сфера действия закона

И в этой области правила в значительной степени соответствуют положениям Закона об авторском праве.

При условии взаимности правила закона могут быть применены и по отношению к фотоснимкам иностранного происхождения. В соответствии с этим положением датский закон согласно Королев­скому предписанию от 23 сентября 1965 г. распро­страняется на те фотоснимки иностранного проис­хождения, которые были сделаны в странах, рати­фицировавших Бернскую или Всемирную конвен­цию об авторском праве. Датские фотографы поль­зуются соответственно правовой охраной в этих странах по действующему там законодательству.


Глава 16

МЕЖДУНАРОДНОЕ АВТОРСКОЕ ПРАВО

I. АВТОРСКОЕ ПРАВО НА ЛИТЕРАТУРНЫЕ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Язык музыки и живописи интернационален, книги же необходимо переводить. Поэтому охрана автор­ского 'права, ограниченная лишь пределами страны автора, представляется слишком узкой. Это дало основание еще в далеком прошлом попытаться создать с помощью договоренности между боль­шинством стран международную систему правовой охраны.                                     /

Старейшей и для Дании важнейшей такой до­говоренностью стала Бернская конвенция об охра­не литературных и художественных произведений. Эта Конвенция была заключена в 1886 году, после чего она претерпела ряд изменений, последнее редактирование Конвенции имело место в Париже в 1971 году. Дания еще не ратифицировала Берн­скую конвенцию в ее последнем варианте. Мы пока еще придерживаемся текста Конвенции, который был принят в Брюсселе в 1948 году.

В так называемый Бернский союз входят 68 стран, в том числе все европейские, за исключени­ем Албании и Советского Союза, ряд стран Азии, включая Индию, Таиланд, Японию и Пакистан (кроме Китайской Народной Республики), Авст­ралию и Новую Зеландию, многие африканские страны и шесть американских стран (Канада, Бразилия и др.).

Бернская конвенция строится на двух самых простых принципах, а именно принципе националь­ного режима и принципе минимальности прав.

Страны, присоединившиеся к Конвенции, дол­жны предоставить «национальный режим» произ­ведениям, созданным 'в остальных странах Конвен-

155


ции; они обязаны заботиться о том, чтобы эти про­изведения пользовались бы охраной в той же мере, в какой ею пользуются собственные произведения. Можно сказать, что данный принцип является ве­ликодушным, однако он приводит к тому, что стра­на, в которой законодательство обеспечивает ши­рокую охрану, должна предоставить в полной ме­ре такую же охрану и тем произведениям, которые были созданы в стране, где уровень охраны зна­чительно ниже. (Это лишь исключение из прави­ла о национальном режиме. Странам разрешено пользоваться теми же сроками охраны, которые действуют в стране происхождения произведе­ния.)

Принцип 'минимальности .права дает возмож­ность некоторых отклонений. Конвенция содержит ряд травил, предоставляющих странам возможность детальной разработки системы правовой охраны. Так, по Бернской конвенции в редакции 1971 года предусматривается охрана в течение не менее чем 50 лет после истечения года смерти автора права «droit moral», а также исключительное право на пе­ревод, изготовление экземпляров и на радиопереда­чи. Но Конвенция дает возможность и для ряда исключений.

Обязательство, которое страна взяла на себя, присоединившись к Конвенции, есть обязательство оказать минимум правовой охраны иностранным произведениям. Страна может оказывать право­вую охрану 'своим 'произведениям и в меньшей сте­пени, но по вполне очевидным причинам к этому прибегают крайне редко. Таким образом, в дей­ствительности Конвенция определяет обычный минимальный уровень охраны авторских трав в странах — членах Бернского союза.

Третьим важным принципом Бернской конвен­ции является 'положение, запрещающее государ­ствам ставить охрану произведений в зависимость от выполнения различного рода формальностей. Это положение до сего времени мешает США при­соединиться к Бернскому союзу. По законодатель­ству США об авторском праве для предоставления охраны необходимо, чтобы .каждое отдельное произ-

156


ведение было зарегистрировано официальными властями.

Положения Конвенции (ст. ст. 3 и 4), опреде­ляющие, каким произведениям присоединившаяся страна должна оказывать правовую охрану, очень сложны. Прежде всего это относится к обязаннос­тям в отношении авторов — граждан своей страны или .проживающих в других странах Бернского со­юза. Но кроме этого следует предоставлять охрану произведениям, которые впервые были опублико­ваны в странах—членах Союза (или одновременно в стране—члене Союза и другой стране). Произ­ведение считается опубликованным одновременно в двух странах, если его публикация в другой стране имела место в течение 30 дней после изда­ния в первой стране. Это значит, например, что писатель какой-то страны, не присоединившейся к Бернской конвенции, может приобрести себе полное право на охрану во всех странах Бернского союза, если позаботится о том, чтобы его произве­дение было опубликовано в одной из стран Союза в течение 30-дневного срока после первого опуб­ликования в своей стране.

Даже если приведенные выше условия Конвен­ции не выполнены, все же обязательно следует предоставлять охрану правообладателям кинопро-изведепия, продюсеры которого имеют свою рези­денцию или постоянно проживают в стране—чле­не Союза. По Конвенции охране подлежат такжг архитектурные и художественные произведения, являющиеся составной частью здания и т. п., если здание сооружено в стране—члене Союза.

Многочисленные пересмотры, ревизии Бернс­кой конвенции в общем привели к созданию более прочной правовой охраны. Определенные тенден­ции в обратном направлении в некоторых областях все же имели место на самых последних конферен­циях 'по 'пересмотру Конвенции (Брюссель, 1948 год; Стокгольм, 1967 год и Париж, 1971 год). Раз­вивающимся странам удалось провести ряд усту­пок, .касающихся применения принудительных ли­цензий, и прежде всего в связи с переводами и переизданием книг и т. п. Эти положения в до-

157


полнение к парижской редакции Бернской конвен­ции представляют выгоду тем странам, которые согласно определению Генеральной Ассамблеи ООН считаются развивающимися странами. Что­бы .получить право 'применять соответствующие .положения, развивающимся! странам достаточно представить особое заявление на этот счет.

В результате работы конференции по пересмот­ру Бернской конвенции в Стокгольме в 1967 году была заключена особая конвенция по созданию Всемирной организации интеллектуальной; соб-' ственности   (которая   по-русски   обозначается ВОИС.—Примеч. ред.). Эта организация со штаб-квартирой в Женеве следит за исполнением целого ряда конвенций: по патентам, правам на образцы, авторскому праву и др., в том числе и Бернской конвенции. Эта организация содейству­ет охране «интеллектуальной собственности» во всем мире и сотрудничает в этой области с различ­ными другими союзами. ВОИС признано в качестве специального представительства при ООН.

ВОИС проводит свою работу в тесном сотруд­ничестве с другими международными организаци­ями, особенно с ЮНЕСКО и Международной орга­низаций труда (МОТ).

Параллельно с Бернской конвенцией действует еще одна многосторонняя международная конвен­ция по авторскому праву, а именно так называе­мая Всемирная конвенция об авторском праве.

Конвенция была подписана в 1952 году, но была пересмотрена в Париже в 1971 году одновре­менно с Бернской конвенцией. Дания же ратифи­цировала Всемирную конвенцию в редакции 1952 года.

Большинство стран—членов Бернского союза, как и все северные страны, одновременно присое­динились к Всемирной конвенции. К ней присоеди­нились, кроме того, ряд других стран, особенно развивающихся, которые не хотели платить гоно­рары, как того требуют положения Бернской кон­венции, а также США и с мая 1973 года Советский Союз. Всего во Всемирную конвенцию входит 72 страны (Китай не присоединился).

158


Как и Бернская конвенция, Всемирная конвен­ция строится на принципе национального режима. Она также в определенной степени предъявляет требования минимальности правовой охраны. В редакции Конвенции 1952 'года эти требования были очень скромными. Они 'были уточнены и усилены в .редакции Конвенции 1971 года, 'но эти требова­ния все еще довольно далеки от тех, которые пре­дусмотрены Бернской конвенцией. Для развива­ющихся стран Всемирная конвенция в редакции 1971 года предусматривает специальные права, соответствующие тем, которые одновременно были введены в Бернскую конвенцию. Согласно Всемир­ной 'конвенции минимальный срок действия автор­ского трава определен в 25 лет после смерти автора.

Вопрос о формальностях Всемирная конвенция решила следующим образом: страны, которые, как и США, требуют регистрации произведения и т. п., в международных отношениях согласились на то, что требования о соблюдении формальностей бу­дут считаться выполненными, если начиная с пер­вого выпуска в свет этих произведений все их эк­земпляры будут носить знак «копирайт» ©, а так­же имя правообладателя и год первого выпуска в свет.

Если датский правообладатель позаботился о том, чтобы эти требования были соблюдены, то без дальнейших затруднений он получает право на охрану своего изданного произведения, напри­мер в США. Требование об указании имени «пра­вообладателя» считается выполненным, если в книге указано имя писателя или издателя. Знак «копирайт» должен быть поставлен в соответст­вующем месте и соответствующим образом. Что касается книг, то рекомендуется ставить его на титульном листе или на ближайшей от него стра­нице. Знак должен быть довольно приметным. Во всяком случае для интересующегося должно быть возможным найти его без дополнительных поясне­ний. Неверное или искаженное нанесение знака «копирайт» ведет к тому, что произведение не по­лучит никакой охраны.

159


Важно уяснить себе, что по положениям Все­мирной .конвенции; распространение грампласти­нок не считается «изданием».

В США, как и в других американских странах, установлен предварительный срок действия пра­вовой охраны — 28 лет'.Этот срок может быть продлен еще максимум на 28 лет, но для это­го правообладатель должен проявить инициа­тиву.

Необходимо также знать, что иностранные про­изведения со знаком «копирайт» пользуются право­вой охраной лишь первые 28 лет. Если иностран­ный правообладатель желает продлить этот срок, он должен подать соответствующее ходатайство, и тогда вступают в силу те требования соблюдения формальностей, которые распространяются на граждан США.

В связи с присоединением к Конвенции Совет­ский Союз внес определенные изменения в свое за­конодательство и прежде всего ввел право на пе­ревод, которого до этого времени в такой форме, которая предусмотрена Конвенцией, не было. Срок действия авторского права увеличен до 25 лет после смерти автора. Однако по советскому зако­нодательству многие авторские права иные, чем известные нам, например, в западноевропейских странах. Опубликованные произведения здесь мо­гут быть свободно переданы по радио и телевиде­нию, а размеры вознаграждений, которые 'положе­ны за использование произведений, зачастую зара­нее устанавливаются.

Вскоре после присоединения Советского Союза к Всемирной конвенции в Москве было создано Всесоюзное агентство по авторским правам — ВААП. Через него заключаются все договоры об использовании иностранных произведений в Совет­ском Союзе и советских произведений за грани­цей.

' См. новый Закон об авторском праве США, значительно увеличивший срок охраны авторского права — 50 лет после смерти автора или 75 лет после опубликования произведе­ния. — Прим. ред.

160


II. ДРУГИЕ ПРАВА

Стремление создать систему международной охра­ны так называемых «neighbouring rights» .(смеж­ных прав) появилось недавно.

После продолжительной предварительной ра­боты в 1961 году удалось учредить Римскую конвенцию по охране 'профессиональных артистов-исполнителей, изготовителей фонограмм и 'пред­приятий радиовещания. Как и .конвенция об авторокам праве, Римская конвенция 1961 года строится на принципах национального режима и минимальности прав.

Самые большие дебаты развернулись по проб­леме: следует ли давать артистам-исполнителям и изготовителям фонограмм право на вознаграж­дение в случаях публичного проигрывания грам­пластинок, в особенности по радио и телевидению. Конвенция имеет на этот счет положение, но оно не обязательно. При присоединении к Конвенции или ее ратификации каждая страна имеет право на оговорки.

До сего времени Римская конвенция ратифи­цирована лишь 17 странами, среди них ФРГ, Ита­лия, Великобритания, Австрия и Дания. Ожидает­ся, что в ближайшее время к Конвенции присое­динится и Норвегия.

Определенное отрицательное отношение к Рим­ской конвенции объясняется частично тем, что весьма влиятельный Европейский союз радиове­щания (EBU) долгое время вел систематическую кампанию против этого предложения. Радиоком­пании никогда не питали чувства симпатии к пре­дусмотренной Конвенцией охране профессиональ­ных исполнителей, но поскольку Римская конвен­ция содержит также и правила охраны для радио­фонии, то можно было предположить, что они все-таки положительно отнесутся ,к Конвенции. И то, что они еще не сделали этого, объясняется, очевид­но, тем, что им сразу стало ясно, что 'во многих важ­ных пунктах Конвенции есть 'много недостатков, В том числе не предусмотрено охраны от передач по кабелю.


11. Заказ 2102


1ВД


 


Радиокомпании, исходя   из их отношения К Римской конвенции, стремятся получить более широкие права на охрану передач путем заключе­ния других международных договоров.

Уже в 1960 году Европейский совет принял ев­ропейское соглашение по охране телепередач. Это должно было быть, по первоначальному соображе­нию, временной мерой, которая перестанет сущест­вовать с вступлением в силу Римской конвенции. Однако соглашение было продлено и действует по сей день.

Европейское соглашение содержит значитель­но меньше недостатков, предусматривает, в част­ности, защиту от телепередач по кабелю.

Подписали соглашение следующие страны:

Бельгия, Кипр, Дания, Федеративная Республика Германии, Франция, Норвегия, Испания, Швеция и Великобритания.

В 1974 году в Брюсселе была подписана кон­венция об охране сигналов, несущих теле-и радио­программы, передаваемые через спутники.

Конвенция касается лишь тех форм передач через спутники, которые осуществляются по так на­зываемому принципу «point to point» (от пункта к пункту). Характерным здесь является то, что сиг­налы со спутника не 'могут быть сегодня приня­ты непосредственно обычным телевизором. Прием сигналов осуществляют мощные наземные стан­ции, которые преобразуют эти сигналы и передают владельцам телевизоров в виде традиционных теле-и радиопередач или по кабелю. Конвенция обязывает договорившиеся страны выработать правила, которые запретили бы трансляцию на Или с их территорий, содержащих программы сигналов передающими организациями на те стан­ции, которым они не были предназначены.

Ни одна из северных стран не ратифицирова­ла до сего времени конвенции о передачах через спутники.

После заключения Конвенции по спутникам EBU дало обещание, что больше не будет препят­ствовать расширению круга стран, присоединив­шихся к Римской конвенции. Однако эта органи-

162


зация продолжает оставаться противником прави­ла Римской конвенции о вознаграждениях за ис­пользование грамзаписей по радио.

Индустрия грамзаписи в отличие от радиоком­паний постоянно работает с целью подключения как можно большего числа стран к Римской кон­венции. В конце 60-х—начале 70-х годов «пират­ское» изготовление грампластинок во всем мире приняло такой размах, что международная феде­рация грамзаписи была вынуждена приложить необходимые усилия для того, чтобы учредить осо­бую конвенцию по охране от таких действий. Рим­ская конвенция предоставляет определенную необ­ходимую охрану, но это ничего не дает, посколь­ку лишь немногие страны присоединились к этой Конвенции. В 1971 году в Женеве была подписана новая конвенция по правовой охране производите­лей фонограмм от незаконного .копирования. Из числа северных стран до сего времени Конвенцию ратифицировали лишь Финляндия и Швеция. Однако ожидается, что в ближайшее время и в Дании, и в Норвегии Конвенция будет иметь силу закона. В общем-то ратификация Данией Конвен­ции не приведет к каким-то особым изменениям в законодательстве, поскольку в соответствии с § 46 Закона об авторском праве все иностранные пластинки пользуются правовой охраной,

II*


Глава 17

ПЕРЕСМОТР ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА НО АВТОРСКОМУ ПРАВУ СЕВЕРНЫХ СТРАН

В 1970 году соответствующие министры Финлян­дии, Норвегии, Швеции и Дании пришли к согла­шению возглавить подготовку к пересмотру (ре­визии) законов 'по авторскому праву и по автор­скому праву на фотоснимки северных стран, а так­же создать комитет по авторскому праву северных стран. Комитет состоял из двух представителей от каждой страны, а от Норвегии — трех. В него входили исключительно юристы, главным образом чиновники и профессора университетов. Исландия была представлена наблюдателем.

Цель ревизии состояла в основном в приведе­нии законодательства в соответствие с техничес­ким прогрессом, происшедшим за последнее деся­тилетие, и с возникшей системой авторско-право-вых организаций. При этом не предусматривалось никаких изменений основополагающих принципов, на которых зиждется закон, а также самой систе­мы закона.,

Комитет внес свою первую рекомендацию (частичные рекомендации) зимой 1974 года, кото­рая содержит предложение о введении порядка договорной лицензии для той фотокопировальной деятельности, которая имеет место в школах.

В то время в правительственных кругах, осо­бенно в Норвегии и Швеции, начали проявлять интерес к развитию той части авторского права, ко­торая была новой и непривычной. Было высказано определенное сомнение в отношении постоянного расширения прав, которое, как полагают, харак­терно для периода его развития. В ноябре 1974 го­да на встрече министров северных стран в Ольбор-ге шведский министр Карл Лидбом предложил выработать новые директивы для работы по пере­смотру авторского права. Было ясно, что полити-

164


ческие деятели желали иметь большее, чем до сего времени, влияние 'на все .происходящее в этой об­ласти.

Исходным пунктом для такой позиции явилась имеющая место критика авторского права. В ней утверждается, что авторское 'право в его тепереш­нем виде не отвечает требованиям современного общества, для которого, между прочим, характерно увеличение официальной государственной помощи деятелям искусства, что авторское право 'мешает более разумному использованию современных тех­нических вспомогательных средств, что оно приве­ло к созданию большого административного аппа­рата (это касается, например, соблюдения порядка о договорных лицензиях) и, наконец, в авторском праве есть определенный пробел в области 'куль­турной политики, т. е. оно дает возможность из­вестным писателям и художникам иметь большие доходы и предусматривает всего лишь небольшую помощь той группе достойных деятелей искусства, чьи произведения не пользуются широкой извест­ностью.

Следует ограничить индивидуальные права ав­торов, и особенно в отношении копирования про­изведений, однако такое ограничение не дол­жно"причинить материального ущерба авторам. Возмещение могло бы, например, оказываться в форме государственных отчислений организациям авторов, что может содействовать выравниванию экономических условий при осуществлении куль­турной и просветительной деятельности. Признано, что Бернская конвенция установила определенные рамки возможных изменений. Используя эти воз­можности, северные страны должны бы внести свои предложения об изменениях законодательства. (Но это нелегкое дело, поскольку для утверждения любого изменения требуется единогласное реше­ние.)

Шведский министр просвещения Закриссон нес­колько раз высказывал, например, следующее сооб­ражение: целью пересмотра должна быть отмена авторского права и замена его так называемым «культурным правом для всех».

165


На позицию политических деятелей оказывают влияние определенные их идеологические воззре­ния. Как правило, это объясняется тем, что минист­ры, особенно просвещения и культуры, в большин­стве случаев чувствовали, что права авторов (и профессиональных исполнителей) являются поме­хой или во всяком случае задержкой при проведе­нии реформ, которые они, исходя из политических соображений, считали бы желательными. Так, они хотели бы более активно использовать телевидение в просветительной деятельности, решить проблему обеспечения моряков телепередачами, ввести такой порядок, при котором любой телезритель северных стран имел бы возможность смотреть любую пере­дачу этих стран. Однако во всех случаях минист­ры сталкиваются с тем положением, что нововведе­ния должны быть признаны авторами и другими правообладателями.

Трудно отделаться от впечатления, что такая инспирированная политическими деятелями крити­ка носила печать определенной неудовлетвореннос­ти существующими положениями авторского права и стремлением к их пересмотру.

После долгих переговоров министры северных стран приняли в мае 1975 года на заседании Сове­та министров северных стран новые директивы по пересмотру законодательства об авторском праве северных стран. (Приложение 9.)

Новые директивы более умеренны, чем можно было ожидать, следя за ходом обсуждения. В них признается, что система исключительного права ав­торов обеспечивает достаточную охрану каждому из них и содержит в себе ценный стимулятор культурной жизни; утверждается также, что не может быть и речи о выходе из Бернской конвен­ции. Совершенно не исключается, что в продолжа­ющейся работе по ревизии в некоторых случаях речь может идти об улучшении правового положе­ния авторов.

Однако линия на ограничение прав авторов, ко­торая просматривалась в критических выступле­ниях политических деятелей, осталась.

Подчеркивается, что в авторском праве есть не-

166


достатки в части, определяющей правила выплаты авторских вознаграждений за использование про­изведений. Во многих и многих случаях для автора стало почти невозможно проконтролировать, как используются его произведения, а требование о по­лучении согласия автора на публикацию приводит подчас к тому, что его произведения используются в меньшем объеме, чем можно было бы. Такая система может затормозить целесообразное ис­пользование современной техники.

В директивах также подчеркивается, что обще­ство различными способами оказывает поддержку развитию культуры в северных странах. На основе этого делается вывод, что система норм авторско­го права должна быть построена таким образом, чтобы авторское право не создавало бы препятст­вий на пути к желаемому доступу к произведениям, подлежащим охране.

Следует стремиться к тому, чтобы решение не­которых проблем осуществлялось административ­но. Сомнение вызвала целесообразность примене­ния этих правил в отношении договорных лицен­зий.

Далее говорится, что, хотя исключительные пра­ва авторов и остаются стержнем законодательства, все же следует, исходя из возможностей примене­ния современных технических вспомогательных средств, насколько это позволяют обязанности по конвенциям, создать более благоприятные условия для использования произведений, пользующихся ох­раной, без получения согласия авторов. Решение должно предусматривать, чтобы экономические до­ходы авторов как группы не уменьшались и что они должны, говорится в директивах, «соответство­вать проводимой культурной политике».

«Нельзя утверждать, что эти директивы созда­ют впечатление «нового взгляда» на авторское пра­во, но все же в какой-то степени ясно, что полити­ческие деятели имеют в виду ограничение охраны в некоторых областях, а также и то, что во всяком случае они не исключают и расширения прав авто­ров. Если такое расширение прав будет иметь мес­то, то они предпочтут такие правила, которые бу-

167


Дут предусматривать коллективный принцип, зак­лючения договоров и выплаты вознаграждений.

Последнее вызвало особое беспокойство в кру­гах авторов. Живым нервом авторского права яв­ляется индивидуальное право на получение гонора­ра в соответствии с использованием произведения именно этого автора. С другой стороны, правила, согласно которым вознаграждение выдается не по строго индивидуальным принципам или даже кол­лективным принципам, не являются чем-то новым в авторском праве. Во многих случаях сами авторы считают, что коллективные правила в, особых обла­стях могут оказаться разумными или необходимы­ми, исходя из практических соображений. Опреде­ленная «коллективизация» авторского права, оче­видно, неизбежна. Между тем вопрос состоит в том, следует ли признать необходимость коллективного вознаграждения в особых случаях или и в дальней­шем придерживаться такого порядка, который в раз­личных ситуациях позволяет применить различную систему вознаграждения. Естественно, дело тут и в том, признают ли добровольно сами авторы кол­лективные правила, исходя из их индивидуального права, или сила власти законодателя принудит их к таким порядкам.

На своем совещании в мае 1975 года министры северных стран приняли решение о формах сот­рудничества в будущем по вопросам ревизии зако­на. Они учредили северный комитет и постановили, что в будущем эта работа будет проводиться на­циональными комитетами, а их председатели будут встречаться в рабочем порядке с целью координа­ции предложений комитетов.

С точки зрения северных стран это решение можно считать неудачным. Оно неизбежно создаст трудности в достигнутом северными странами един­стве взглядов в данной области, которое, как ока­залось, имеет большое практическое значение для авторов и для культурного обмена между стра­нами.

Независимо от того, как понимаются предло­женные основные направления пересмотра зако­нодательства, повод для размышлений дает то, что

168


вдруг так неожиданно пробудился политический интерес к авторскому праву. Разработка новых направлений авторского права без согласования с организациями авторов ставит последних в поло­жение обороняющихся. Это, в свою очередь, озна­чает, что продолжение работы по пересмотру зако­нодательства по авторскому праву следует вести более ответственно. Шансы на то, что политичес­кие деятели достигнут целей, которые они перед собой поставили, очевидно, были бы реальнее, ес­ли бы они избрали другой способ действия, осно­ванный на выявлении мнений всех заинтересован­ных сторон. Однако и то, что политические деяте­ли, так сказать, «обнаружили» авторское право и признали, что оно является важным элементом в культурной политике, следует считать положитель­ным явлением.


Глава 18

АВТОРСКОЕ ПРАВО И ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

Технический прогресс в области копирования и средств связи, получивший после второй мировой войны бурное развитие, постоянно создает все но­вые проблемы для авторского права. Работа по пе­ресмотру Закона по авторскому праву северных стран направлена прежде всего на то, чтобы попы­таться решить все новые вопросы, и поэтому нам естественно будет остановиться на важнейших из них.

Репрография

Прежде размножение произведений имело место непосредственно в типографиях. В наши дни мно­гие фирмы, конторы, институты и частные лица располагают множеством типов оборудования для репродуцирования в виде копировальных машин, микрофотоаппаратов и т. п., которые позволяют репродуцировать тексты, чертежи и фотоснимки просто и дешево. Сейчас можно получать такие ко­пии, что только специалисты могут отличить их от оригинала.

Таким образом, риск появления «пиратских» ко­пирований книг резко возрос. Однако совершенно очевидно, что такие копии являются незаконными, и здесь не возникает каких-то особых правовых проблем.

Подобные проблемы возникают при широком копировании частей книг, газет и журналов, кото­рое ведется с помощью копировальной техники и без разрешения автора в учебных заведениях, а также официальными властями и частными лица­ми для профессиональных надобностей.

Получившее широкий размах копирование под-

170


лежащих охране произведений следует считать незаконной деятельностью и на основании дейст­вующего права.

Если кому-то техника репродуцирования дос­тавляет пользу и радость, то не следует требовать, чтобы во всех случаях копирующий произведение получал согласие автора на каждое копирование. Легализовать эту копировальную деятельность, о которой идет речь, вообще не представляется воз­можным. Поэтому во многих случаях следует от­дать предпочтение экономической основе обычной издательской деятельности. Во многих странах пы­таются найти такую систему, которая обеспечила бы правообладателям (авторы, издатели, редакторы га­зет и журналов) сносное вознаграждение за копиро­вание их произведений и которая одновременно не служила бы препятствием для разумного исполь­зования технических вспомогательных средств.

Комитет по авторскому праву северных стран рекомендует прежде всего порядок репродуцирова­ния, построенный по принципу договорных лицен­зий, который предусматривает заключение коллек­тивных договоров между организациями правооб-ладателей и потребителей. Условия такого догово­ра должны согласно закону касаться и тех авто­ров, которые не являются членами договариваю­щихся организаций.

Коллективный договор такого рода применяет­ся в ряде школ Швеции. Сторонами в нем высту­пают Управление школ и организации правообла-дателей. Переговоры о заключении подобного до­говора ведутся и в Дании.

Как отмечено в предыдущей главе, похоже на то, что введение договорных лицензий встречает сопротивление в правительственных кругах, во всяком случае в некоторых северных странах. Там считают, что это хлопотное дело с административ­ной точки зрения. Вместо этого порядка предлага­ется разрешить свободно ввести репродуцирование как в школе, так и в деловой сфере в ограничен­ных масштабах. И когда мы говорим о непозволи-тельности совершенно свободного и бесплатного копирования, мы имеем в виду решение очевидного

171


вопроса о вознаграждений авторов, которое могло бы заключаться в выделении какого-то установ­ленного взноса со стороны государства или отрас­лей производства в пользу организаций правообла-дателей.

Прежде чем высказанные выше мысли будут оформлены в конкретном законопроекте, трудно судить, будут ли они соответствовать нашим обяза­тельствам по Бернской конвенции.

В настоящий момент не совсем ясно, каким бу­дет окончательное решение этого вопроса в Дании.

Видеограммы

В последние годы получили развитие новые систе­мы записи звука и изображения. Эти записи могут быть сравнительно просто с помощью недорогой ап­паратуры показаны на экране обычного телевизора или в некоторых случаях на специальном экране. Уже есть значительное количество готовых запи­сей. Для некоторых систем видеозаписи необходи­ма специальная записывающая аппаратура, кото­рая позволяет частным лицам записывать телепере­дачи с экрана или изготовлять собственные записи тем же способом, каким это давно делается с по­мощью узкопленочной кинокамеры.

Некоторые системы записей работают с по­мощью кассет, содержащих светочувствительный материал или обычную фотопленку, другие произ­водят запись на видеопластинки. Существуют так­же системы, использующие лазерную технику.

Видеограммы (видеокассеты или видеопластин­ки) довольно широко используются в учебных и подобных им заведениях. Однако их можно встре­тить пока еще в ограниченном объеме в продаже (или в прокате) для широкой публики. Такое по­ложение объясняется неопределенностью, которую создает наличие многих конкурирующих и разнооб­разных систем. Публика не знает, на какую систе­му можно положиться, так как риск ошибочного денежного вклада довольно значителен, поскольку воспроизводящую аппаратуру одной фирмы зача-

172


стую нельзя использовать для воспроизведения за­писи конкурирующей фирмы.

С точки зрения авторского права видеограммы, очевидно, можно приравнять к кинофильмам. Осо­бые правила в отношении кинофильмов и кинопро­изведений в законодательстве по авторскому праву относятся к традиционным игровым фильмам, ко­торые производятся в ограниченном количестве копий для проката в кинотеатрах. В то же время видеограммы следует рассматривать в качестве предмета массового производства, предназначен­ного для продажи или сдачи во временное поль­зование широкой публике. Когда видеограммы из­готовлены, по характеру их использования они так же схожи с грампластинками, как и с обычным ки­нофильмом. Поэтому есть необходимость приме­нять по отношению к ним подходящие по аналогии правила, уже имеющиеся в авторском праве.

Перед организациями авторов и профессиональ­ных исполнителей стоит задача разработать разум­ные условия контракта по использованию их про­изведений и исполнений в связи с появлением ви­деокассет и развитием иных технических способов фиксации звука и изображения.

Желание записать старые кинофильмы на ви­деограммы ведет к особым проблемам, которые в ряде стран уже дали повод для стычек между ки­нопродюсерами и киноактерами и др. по вопросу выплаты гонорара.

Кабельное телевидение

Значительная часть телезрителей (как в Дании, так и в других странах) принимает телепередачи через общую антенну или по кабелю. Беспроволоч-но принятая программа передается затем зрителям по проводу или кабелю. Для приема используются различные приспособления: от антенн, общих для жителей одного дома, до сооружений, обеспечиваю­щих целый город.

Согласно закону автор пользуется охраной от того, чтобы его произведение без его согласия не

173


передавалось бы по радио и телевидению, а так­же и от того, чтобы передаваемые по радио произ­ведения не транслировались бы дальше, поскольку в этом случае осуществляется новое использование произведения.

Значит ли это, что каждая трансляция переда­ваемой беспроволочно программы должна рассмат­риваться как новое использование, диктующее при­менение положений авторского права?

Рассмотрим возможный случай: последующей будет считаться передача для абонентов района, где обычное антенное оборудование не позволяет принимать программу, передаваемую беспрово­лочно.

И наоборот, не будет последующей передача (или новое использование), если передача ведется на абонентов, которые расположены в таком райо­не, где каждый из них с помощью лучшего индиви­дуального антенного оборудования, которое есть в продаже, способен получить на экране изображе­ние удовлетворительного качества, т. е. если упо­мянутая передача имеет место в «покрываемом районе».

Если исходить из того, что сказанное верно, то кое-что уже можно почерпнуть для использования в законе или судебной практике. ,

В Бернской конвенции есть положение, относя­щееся к кабельным передачам. В ст. 11-бис (1) сказано, что авторы литературных и художествен­ных произведений имеют исключительное право давать разрешения на каждую последующую пере­дачу транслируемых по радио произведений по проводу или беспроводно (rebroadcasting), если эта передача ведется не первичной, а другой орга­низацией (другим предприятием).

Как видим, в Конвенции нет и нам«ка на то, что для охраны играет какую-то роль то обстоя­тельство, ведется ли передача по проводу или ка­белю в «покрываемом районе» (понятие, у которо­го, в общем, нет ясного и постоянного определе­ния) или нет. Представляется, что единственным способом решения рассматриваемого вопроса мо­жет быть определение того, ведется ли эта переда-

174


v   ча другой раднокомпанией и ведется ли она для публики.

Руководствуясь Бернской конвенцией, австрий-I   ский Верховный суд постановил летом 1974 года, ']   что передача по кабелю для 694 абонентов г. Фель-дкирх является новым использованием. Абоненты принимали одну австрийскую, одну швейцарскую и две немецких телепрограммы. Эти четыре програм­мы они хорошо принимали в основном даже с по­мощью индивидуальных антенн.

Конечно, решение австрийского Верховного су­да не может в настоящее время быть для нас при­мером того, как уладить соответствующий вопрос в Дании. Что же касается последней, то, очевидно, следует лишь констатировать царящую неясность в том, в каких же случаях следует применять за­кон. Необходимость внести ясность в этом вопросе возникнет еще и в связи с имеющимся планом пре­доставить всем телезрителям северных стран воз­можность смотреть программы соседних северных стран.

Не следует недооценивать трудности в этом де­ле. Положения Бернской конвенции ясно указыва­ют, что должны приниматься разумные и целесооб­разные решения. Не исключено, что проблема бу­дет решена, например, точным определением в за­коне того, какие виды передач по кабелю следует рассматривать как «новые использования».

Проблемы, которые создают кабельные переда­чи для авторов, подчас не совпадают с подобными проблемами профессиональных исполнителей. По­ложение об их правовой охране в отношении радио­передач (§ 45) следует с уверенностью понимать так, что оно не дает исполнителям никакой защиты от дальнейшей трансляции их исполнений при ра­диопередаче.

Радио- и телепередачи при помощи спутников

Телепередачи через спутник—дело настоящего и ближайшего будущего. Сигналы обычного телепе­редатчика имеют географически очень ограничен-

175


йую зону распространения. В отличие от звуковых радиосигналов они распространяются прямолиней­но, и округленность земного шара создает для них, таким образом, довольно ограниченную зону рас­пространения. Сигналы же от обычного космичес­кого спутника связи могут покрыть значительную часть Земли.

Однако используемые в настоящее время типы спутников, как уже сказано выше, не могут переда­вать сигналы, которые можно было бы принимать обычным телевизором. Сигналы от спутников при­нимаются особыми наземными станциями, где они преобразуются, усиливаются и передаются дальше согласно существующим договоренностям. Можно дискутировать на тему, откуда начинается радио­передача: из страны, где она была произведена (очевидно, страны, пославшей сигналы на спутник), или из принимающей страны, где имело место их преобразование и трансляция для широкой публики. Однако во всех случаях авторы являются жителя­ми какой-то страны и пользуются тем или иным за­конодательством об авторском праве.

Между тем возможно, что в течение ближайших лет появятся спутники, которые будут в состоянии вести передачи прямо на телевизор или на бытовое антенное устройство. В этом случае можно будет сказать, что передача идет со спутника, т. е. из космо­са, где национальные законы по авторскому праву не действуют. Для авторов произведений, которые будут передаваться в подобной ситуации, будет важно, чтобы были выяснены правовые условия та­ких передач. Возможно, в международном масшта­бе можно попробовать прийти к соглашению, что передачи охраняемых авторским правом произведе­ний и исполнений профессиональных артистов сле­дует приравнивать к радиопередачам, осуществ­ленным в той стране, откуда были переданы сигна­лы на спутник.

Существуют планы, согласно которым в рамках культурного сотрудничества между северными странами будет создана возможность принимать все программы этих стран. В связи с этими плана­ми возникнет немало технических вопросов, кото-

176


рые следует решить. Однако многое указывает на то, что цель может быть достигнута проще и де­шевле, если северные страны согласятся на устрой­ство, базирующееся на передаче программ через спутник. Думается, что в таком случае придется заключать новые договоры, которые разрешали бы использование в телепрограммах их произведений или исполнений в пределах своих стран, т. е. геог­рафически с ограниченным радиусом действия;

о передаче этих программ через общий спутник северных стран придется договориться дополни­тельно.

Автоматические

информационно-документальные системы. Электронные накопители данных (банки данных)

Работа по пересмотру Закона об авторском праве северных стран, очевидно, приведет к необходимос­ти рассмотреть, вызваны ли изменения закона раз­витием в области электронно-вычислительной тех­ники.

Необходимо будет иметь в виду, что подлежа­щие охране произведения, как и любая другая ин­формация, во все более увеличивающихся размерах накапливаются в огромных центрах при помощи ЭВМ и что эти информационные банки данных ис­пользуются абонентами, которые по кабелю или иным способом получают или будут получать необ­ходимые им сведения. Следует установить, доста­точно ли действующие правила закона предостав­ляют правовую охрану при таких новых формах использования информации. Встает также пробле­ма в отношении правовой охраны машинных прог­рамм.

12. Заказ 2102


Глава 19

АВТОРСКОЕ ПРАВО В БУДУЩЕМ Критика авторского права

На вопрос, о котором пойдет здесь речь, вряд ли можно дать какой-то удовлетворительный «науч­ный» ответ. Суть его заключается в следующем: оп­равдано, целесообразно и необходимо ли на все бу­дущее время—или во всяком случае на обозримое будущее — создавать систему правил по авторскому праву, основанную на тех принципах, которые действуют сейчас в северных странах?

В течение последних десятилетий традиционное авторское право подвергалось нападкам со многих сторон. Часть из них имела идеологическо-полити-ческие основы, но чаще всего критиковалась систе­ма правил, ставшая такой сложной, что создала трудности, ограничив в неразумной степени свобо­ду обмена и доступа населения к литературе и ис­кусству.

Авторское право — это капитализм

Люди, которые являются противниками существую­щей социальной системы или же настроены отрица­тельно к ней, нередко критикуют частнокапиталис­тический характер авторского права. В качестве примера можно назвать статью Нильса Хейлюнда в газете «Крестелигт дагблад» от 31.8.1971 г. Она имеет заголовок: «Авторское право—это капиталис­тический принцип». В статье между прочим говорит­ся: «Борьба за авторское право—это есть проявле­ние капитализма в его чистом виде. Это борьба за то, чтобы с помощью силы и власти придать произ­ведениям духовного творчества характер товара, частнопредпринимательского объекта эксплуата­ции». И далее:

«Знаменитые авторы должны быть довольны тем,

178


что смотрят свысока на частнокапиталистическое авторское право. После того, как писатель или жур­налист получил свой гонорар, его произведение ста­новится общим достоянием, и он должен радоваться тому, что кто-то будет им пользоваться».

(Хейлюнд выступает против того, чтобы писате­ли и издатели получали доход за фотокопирование их произведений в школах. Примечательно, однако, что это единственное его общее высказывание о сути авторского права).

Мнение, что авторское право — это право частно­капиталистическое или несоциалистическое, естест­венно, не может произвести большего впечатления на несоциалистов. И все-таки уместно сделать неко­торые замечания по этому поводу между прочим потому, что среди писателей и художников, которые пользуются авторским правом, многие признают со­циализм.

Я не думаю, что было бы справедливым сказать, что авторское право является частнокапиталисти­ческим или противоречит социализму. Нельзя ут­верждать, что главными и основополагающими в авторском праве является право автора препятство­вать тому, чтобы его произведение было опублико­вано без его ведения, а также право протестовать против того, чтобы оно предстало перед публикой в искаженном виде или под другим, а не под его именем. Если речь идет об этих правах, то, вероят­но, и не возникнет желания дискутировать о капи­тализме или социализме.

Наоборот, можно определенно утверждать, что вся остальная часть авторского права, т. е. защита от повторного использования произведения (в са­мом широком понимании), имеет место в Дании, в частнокапиталистической системе общества и может отсутствовать в настоящем социалистическом об­ществе. Это относится ко всем правилам, которые ограждают автора от того, что однажды опублико­ванное его произведение будет использовано други­ми без его согласия. Целью же этих правил явля­ется защита правообладателя от коммерческого ис­пользования произведения, в чем, вероятно, нет нужды в социалистическом обществе.


Однако в социалистических странах никоим об­разом не отменена эта часть авторского права. Ис­ключительное право автора и охрана от повторного использования произведения в принципе сохранены и там, и если посмотреть на общую тенденцию, то она скорее направлена на расширение охраны. Мож­но сослаться на изменения законов в Советском Со­юзе в связи с присоединением страны к Всемирной конвенции по охране авторских прав. Как сказано ранее, социалистические страны также являются членами Бернского союза. Очевидно, для этих стран актуальной является проблема охраны прав авторов при использовании их произведений за рубежом.

Можно полагать, что в социалистических госу­дарствах не соблюдается принцип, согласно которо­му вознаграждение автора полностью зависит от количества проданных произведений. В определен­ной степени это обстоятельство имеет место, особен­но в Советском Союзе, где гонорар писателя, на­пример, не зависит от продажи книг. Писатель полу­чает вознаграждение в зависимости от объема кни­ги. Это вознаграждение тем не менее может быть весьма различным в зависимости от жанра и оттого, насколько его книга считается «полезной». Писате­ли, чьи книги признаны достойными того, чтобы их публиковать большим тиражом, все же получают вознаграждение значительно большее, чем другие авторы.

Очевидно, КНР является примером государства, где нет авторского права. Однако из этой страны трудно получить надежные сведения о существую­щих там условиях. В общем и до Мао Китай был страной, где и на бумаге, и в действительности ав­торское право было развито весьма слабо.

Безусловно, о проблеме «авторское право при социализме» можно сказать значительно больше, но мне представляется, что эта дискуссия будет иметь почти исключительно академический инте­рес. Мы живем не в социалистическом обществе, и я не вижу причин к тому, чтобы датские авторы, придерживающиеся социалистических   взглядов, считали бы разумной борьбу против авторского пра­ва. Его упразднение иди ограничение це сделают

18Q


способ производства или передачу книг, исполнение произведений менее «капиталистическими», это бу­дет лишь на пользу коммерческим, полу государст­венным и государственным предприятиям, заинтере­сованным в том, чтобы получить право на исполь­зование произведения как можно свободнее и де­шевле. В результате повысится эксплуатация. А то обстоятельство, что авторы в социалистических странах имеют особый интерес—не использовать свои права таким образом, чтобы не создавать пре­пятствие и затруднение общественно полезному использованию произведений,—это другое дело.

Считаются ли товаром

произведения духовного творчества?

Независимо от политической принадлежности, мож­но считать недостойным рассматривать произведе­ния искусства, считающиеся духовными ценностями, как товар. Нельзя отрицать, что к этому выводу при­водит и система авторского права. Нередко сами авторы приводят этот аргумент против рыночного авторского права. В одной из книг тридцатых годов отмечалось следующее: «По очевидным причинам в интересах социализма освободить искусство. Оно — воздух, вода, шторм. Оно — не товар».

Я могу лишь сказать, что в такой точке зрения есть доля романтики, если ее использовать в автор­ском праве. Большое число произведений, .подлежа­щих охране по авторскому праву, является скромной продукцией, которая очень часто служит практиче­ским целям и которая, как правило, издается, по­скольку отмечен или появился на нее спрос. И с этой точки зрения они «заслужили» не большего, чем считаться товаром, и они являются таковыми. Жалостная песнь о том, что применение авторского права пачкает искусство, ставя его в зависимость от экономики, относит нас, в общем-то, назад, в дет­ство авторского права. На это указывали некоторые маститые писатели, боровшиеся против авторского права, и странно видеть, что набор слов, который

I?!


использовался этими старинными противниками ав­торского права, почти тот же самый, которым пользуются сегодняшние критики, например упомя­нутый выше Нильс Хейлюнд.

То обстоятельство, что произведения искусства считаются товаром, объясняется тем, что сумму воз­награждения автора определяет весь огромный ры­ночный механизм. Авторы «оплачиваются» в соот­ветствии с использованием их произведений, а не по литературной, художественной или иной общест­венно полезной ценности последних. Конечно, с точ­ки зрения культурной политики такое положение можно считать сомнительным. Но не менее ли сом­нительна такая система, при которой, очевидно с помощью той или иной государственной инстанции, будет устанавливаться величина вознаграждения каждому правообладателю на основе оценки обще­ственной полезности его произведения. Я думаю, что и в дальнейшем окажется весьма разумным поря­док, при котором вознаграждение будет определять­ся использованием или спросом, а уж затем оно будет корректироваться государственной помощью литературе и искусству в различных формах.

Впрочем, в некоторых областях авторы сами ус­тановили порядок, предусматривающий качествен­ную оценку или, может быть, скорее оценку худо­жественного жанра при определении вознагражде­ния. В системе КОДА композиторы так называемой «серьезной музыки» получают, например, большую плату, чем другие. Это «кривое деление» вознаграж­дений в последние годы было подвергнуто острой критике.

Авторское право должно быть заменено «культурным правом для всех»

Идея о том, что литературные и художественные произведения не могут рассматриваться лишь как товар, является родственной идее о так называемом «культурном праве для всех», играющей опреде­ленную роль в шведских официальных дебатах по авторскому праву и между прочим высказанной в

182


ряде случаев шведским министром просвещения. Возможно, «культурное право для всех» озна­чает, что все опубликованные произведения могут быть свободно и бесплатно использованы каждым и всеми. Поскольку еще точно не объяснено, как писа­тели и художники будут жить в такой блаженной ситуации, то вряд ли представляет сколько-нибудь значительный интерес обсуждать «культурное право для всех».

Авторское право не отвечает

изменившимся социальным условиям

Некоторые политики говорят, что современное ав­торское право не соответствует изменившимся со­циальным условиям. Частично при этом имеется в виду социальная помощь, в том числе обычная пен­сия, которую получают авторы в Дании и других северных странах; частично, и в довольно значи­тельной степени, различные формы официальной помощи художникам в современном обществе: ас­сигнования для закупок произведений искусства, на художественное оформление официальных зданий;

положение о стипендиях и т. д.

То обстоятельство, что писатели и художники в какой-то степени приравнены к другим гражданам в отношении пенсионного возраста и другой соци­альной помощи, вряд ли может быть аргументом в пользу того, чтобы через законодательство по ав­торскому праву лишить их возможности получать сносную плату за проделанную работу. Наоборот, легко представить себе, что именно государственная и коммунальная помощь искусству и может быть таким показателем, который надо иметь в виду, рас­суждая о том, насколько обширной должна быть охрана по авторскому праву. Этот аргумент пред­ставляется не очень убедительным, поскольку офи­циальная помощь в Дании стоит на очень скромном

уровне.

Надежных сведений о том, какую сумму авторы

получают в год, пользуясь законодательством об авторском праве, нет. Но совершенно ясно, что речь

183


идет о сумме, которая во много раз больше той, которая на сегодняшний день выделяется на офи­циальную помощь искусству. Поскольку совершенно очевидно, что в обозримом будущем в Дании не бу­дет достигнуто политического большинства, которое во много раз увеличило бы ассигнования на помощь искусству, то и в дальнейшем не будет никаких оснований ограничить охрану по авторскому праву, ссылаясь на существующий порядок оказания помо­щи искусству.

Следует обратить внимание на то, что те, кто по­лагает, что выработанная система официальной по­мощи искусству в той или иной степени может обо­гатить авторов, явно не учитывают, что авторское право, особенно в области литературы, оказывает помощь большой группе авторов, которых нельзя отнести к авторам художественной литературы и которые в силу этого, очевидно, не получат офици­альной помощи. Тем не менее эти авторы создают произведения, имеющие большое общественное зна­чение. И если отменить или урезать правовую охра­ну на основании того, что официальные власти бу­дут заботиться о содержании деятелей искусства иным образом, то большая группа людей, в той или. иной степени живущих профессиональной литера­турной деятельностью, попадет в тяжелое положе­ние.

Авторское право является препятствием

для распространения культуры и информации

Между прочим во время дискуссий по вопросу вы­работки общей для северных стран линии по изме­нению авторского права утверждалось, что автор­ское право препятствует максимальному использо­ванию произведений, а потому оно мешает распрост­ранению литературы и информации.

Оценивая это возражение, следует помнить, что смысл авторского права состоит в том, что оно пре­пятствует совершенно свободному и бесплатному использованию произведений. Оно отражает стрем­ление дать автору право распоряжаться своим про-

184


изведениём и возможность обусловить себе вознаг­раждение. Совершенно очевидно, что подобное ог­раничение свободного доступа к произведениям не только не затрудняет, а, наоборот, способствует распространению культуры и 'информации, о чем подробнее смотрите в гл. 11.

Утверждающие, что авторское право препятст­вует желаемому использованию произведений, точ­но не указывают, что же они имеют в виду. Возмож­но, те трудности, которые в отдельных областях возникают при заключении договоров между потре­бителями и авторами. Не создана система, с по­мощью которой моряки могли бы смотреть телепе­редачи Датского радио, хотя технически это воз­можно, но отсутствует договоренность с правообла-дателями и авторами. В системе образования неко­торые преподаватели воздерживаются от копирова­ния произведений .в нуждах учебного процесса, по­скольку договора, который узаконил бы копирова­ние, нет, и т. д.

Между тем нельзя сказать с определенностью, что именно «авторское право» препятствует исполь­зованию произведений в указанных целях. Этому мешает отсутствие договоров. И если договор не заключен, то причиной тому может быть отсутствие энергии и способностей у одной или у обеих из до­говаривающихся сторон. Но причина может быть также 'и в том, что существующая система догово­ров и соглашений настолько .сложна и неудобна, что ее следует упростить и облегчить. Вопрос об адми­нистративных трудностях, связанных с авторским правом, будет рассмотрен ниже.

Система авторского права сложна

в административном отношении и дорога

Наиболее частые возражения против авторского права основываются на том, как уже не раз было сказано, что система его применения хлопотна в ад­министративном отношении и дорога.

Эту критику нельзя отклонить, но, с другой сто­роны, ясно и то, что она не носит такого серьезного

185


характера, чтобы стать обоснованием отмены автор ского права. Административные хлопоты и их доро­говизна, связанные с законодательством, имеют место лишь в особых сферах. И дискутировать сле­дует лишь о том, можно ли и этих немногих сферах в какой-то степени ограничить права авторов, а взамен этого ограничения обеспечить им сносные условия заработка с помощью обычной культурной политики. Однако же в отношении этих редких слу­чаев было бы разумным прежде всего выяснить, можно ли вне рамок системы вознаграждения по авторскому праву создать такой порядок, 'который в административном отношении проще 'и дешевле, чем существующий ныне.

Конечно, в наши дни всегда будет делом вкуса определить, насколько обширным должен быть ад­министративный аппарат для контроля за выплатой вознаграждения за использование произведений индивидуальным авторам. Есть такие зарубежные системы авторского права, которые приводят к то­му, что 40, а то и более процентов требований о воз­награждении тонут в административном аппарате. Очевидно, о том, чтобы иметь или ввести такие порядки в нашей стране, нам не следует беспо­коиться.

Думается, что существующие в Дании порядки востребования вознаграждения в соответствии с законодательством по авторскому праву не требуют особенно высоких административных расходов, Важнейшим из этих порядков является система КОДА, которая гарантирует композитору (а также авторам текста) вознаграждение за исполнение музыки. Административные расходы аппарата КОДА составляют значительно меньше 20% от по­ступлений, а с применением техники ЭВМ и при расширении сотрудничества с различными служба­ми (они уже создаются), взимающими налоги, эти расходы наверняка еще несколько сократятся. Gra-mex, получающая сборы за использование грампла­стинок, работает при еще меньших расходах. В равной мере, как и работой администрации, сле­дует поинтересоваться работой, которую ведут, и теми расходами, которые несут потребители произ-

186


ведений. Большое число владельцев ресторанов, гостиниц, организаторов концертов, обществ и про­изводственных организаций должны перечислять деньги в КОДА и передавать туда перечень исполь­зованных музыкальных произведений. Естественно, что это большая нагрузка, и многие потребители жалуются на те хлопоты, которыми они обремене­ны. Однако в большинстве случаев эти жалобы не следует принимать слишком серьезно. Вполне ра­зумно, что потребитель музыки должен потратить несколько минут для того, чтобы получить огром­ную выгоду — распоряжаться чуть ли не всем музыкальным репертуаром мира почти свободно и беспрепятственно. Весьма редко, чтобы это стоило ему по работе и в деньгах приблизительно так же дорого, как если бы он пригласил музыкантов или взял напрокат систему, воспроизводящую звук.

Как было сказано выше, в настоящее время про­ходят переговоры о порядке оплаты копирования географических карт в школах. Речь идет о том, чтобы обеспечить авторам определенный гонорар, но так, чтобы излишне не обременять управление школ регистрацией сделанных копий. Я думаю, что организации авторов понимают, насколько .важно, что найдено решение, позволяющее администрации работать без непомерных нагрузок, хотя этот поря­док и является определенным отступлением от прин­ципа 'индивидуальности, на котором все же должно базироваться авторское право.

Такой большой потребитель произведений, под­лежащих охране, как Датское радио, естественно, не может избежать сознания административного бремени, которое оно несет, тем не менее должно следовать правилам авторского права. Однако и в отношении этого учреждения есть далеко идущие намерения в связи с введением договорных лицен­зий согласно п. 1 § 22 Закона. Со своей стороны, организации авторов также содействуют тому, что­бы облегчить работу радио и телевидения. Но нель­зя отрицать все же, что в некоторых ситуациях ав­торское право стоит на пути разумного ведения программы. Договорная лицензия не охватывает всех областей искусства: драматические произведе-

187


ния и кинофильмы вне ее сферы. И поэтому во мно­гих случаях для того, чтобы получить необходимое разрешение, требуется большой труд, и подчас Датское радио должно отказаться от передачи про­изведения по той причине, что невозможно было связаться с автором или тем, кто представляет его интересы. Конечно же, подобное положение наносит ущерб не только данному учреждению « публике, но и автору, и поэтому есть основание вновь и 'вновь обсуждать .вопрос о том, чтобы с помощью положе­ний авторского права избегать подобных ситуа­ций.

До настоящего времени Датскому радио не уда­валось заключать договоры с авторами и професси­ональными исполнителями так, чтобы было возмож­но повторить по радио и телевидению программу, которая оказалась особо нужной. Датское радио не имеет также договорной основы для изготовления копий учебных передач и рассылки этих копий шко­лам.

Долгое время не удавалось заключить необходи­мые договоры с Королевским театром о прямой пе­редаче представлений по телевидению. В ходе пере­говоров затруднения были связаны не столько с раз­ногласиями по гонорару, сколько с внутренними заботами деятелей сцены, которые возражали про­тив показа по телевидению представления, напи­санного специально для театра.

Выше мы касались двух ситуаций, затронутых в официальных дебатах: необходимо заключить до­говоры о предоставлении морякам права принимать телепередачи и разрешении копировать охраняемые авторским правом произведения в процессе обуче­ния в школах. Однако ни одна из этих ситуаций не свидетельствует о том, что на пути заключения договоров встретятся непреодолимые препятст­вия.

Между тем конфликты, возникшие в указанных и других случаях, не способствуют популярности авторского права.

Американский профессор Стефен Брайер в статье с длинным заголовком «Тревожный случай для ав­торского права в Гарвардском «Лау ревью» (с. 84,

168


декабрь 1970 г., № 2) попробовал представить себе картину, что бы произошло, если бы авторское пра­во оказалось ненужным и было бы отменено. Его заключение свелось примерно к следующему: нель­зя утверждать, что это не привело бы к серьезному несчастью, но следует всегда исходить из того, что гораздо надежнее не пускаться в такой эксперимент. Стефан Брайер рассматривал авторское право лишь по отношению к литературным произведениям, и это делает его статью менее интересной, чем она могла бы .быть, поскольку, например, для композиторов отсутствие авторского права вызвало бы еще худшие последствия.

: Здесь же следует отметить, что его анализ ав­торского права, естественно, касался только аме­риканских условий. Его рассуждения и вычисления вряд ли могут быть применены в условиях такой маленькой страны, как Дания.

Упомянутая статья тем не менее является одним из многих примеров скептического и холодного от­ношения к авторскому праву, которого в западном мире придерживаются многие, как юристы, так и неюристы, знающие авторское право. Прошло то время, когда специалисты по авторскому праву со спокойной душой и вдохновленные благородным огнем вместе с писателями и художниками бо­ролись за расширение охраны по авторскому праву.

Я хорошо понимаю этот скепсис и прохладу. И даже не преувеличивая трудности административ­ного характера, нельзя оспаривать того, что в связи с техническим прогрессом эти трудности постоянно возрастают. Я совершенно не считаю подобное отно­шение к авторскому праву злом, поскольку оно да­ет основание хорошенько подумать, прежде чем ставить вопрос о расширении правовой охраны ав­торов и других правообладателей. Признание этого постулата все же не должно привести к отрицанию ценности авторского права. Я считаю, что оно вы­полняет важную общественную функцию и что оно со всеми своими недостатками и несовершенством все же является лучшей системой, обеспечивающей сносную минимальную оплату труда писателей и

189


художников, .сохраняя при этом высокую степень свободы самовыражения.

Бесспорно, авторское право имеет значение так­же и как стимул для создания литературных и ху­дожественных произведений. Увидеть это наглядно в индустриальных странах, очевидно, трудно, пос­кольку их национальным культурам сотни лет. Но в третьем мире осознание важности этого стимула постоянно растет. В тех развивающихся странах, где всего десять лет тому назад много делалось для того, чтобы создать законодательство об авторском праве на низком уровне, теперь мнение измени­лось.

Все больше и больше стран сознают, что, если они хотят создать свою национальную культуру и искусство, для этого они должны иметь именно раз­витую систему правовой охраны.

Между прочим в северных странах есть хоро­ший пример того, для чего необходима правовая охрана.

Несколько лет тому назад Исландия создала свое первое эффективное авторское пра'во—закон, очень близкий законам других северных стран. Есть очень много подтверждений того, что он уже сейчас сти­мулирующе воздействует на исландскую культуру. И исландцы в основном совершенно не понимают тех тенденций ограничения авторского права, 'кото­рые появились в некоторых северных странах.

Возможно, что однажды при совершенно ином общественном порядке авторское право окажется ненужным. Возможно, но не обязательно.

Актуальная задача состоит в том, чтобы нормы авторского права постоянно были в поле зрения и модифицировались применительно к техническому развитию и тем изменениям, которые будут в бли­жайшем будущем, если 'речь пойдет об условиях для организаций авторов и их месте в обществе в це­лом.

Эту работу необходимо проводить в сотрудниче­стве между организациями авторов, потребителями, юристами и политиками. И я думаю, что все участ­вующие в работе по приведению законов в соответ­ствие с условиями жизни будут благоразумными,

190


насколько это возможно, и не откажутся от осново­полагающих принципов, на которых построено ав­торское право.

Эти принципы — не святыня, их можно критико­вать, но, однако же, они содержат определенные гарантии для свободного выражения мысли, а этим нельзя пренебрегать. Эта предпосылка дает, оче­видно, основу для принятия решения, которое ра­зумным образом сможет объединить противоборст­вующие точки зрения двух сторон, если границы авторского права будут расширены.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Постановление Министерства по делам культуры, № 130 от 15 апреля 1975 г.

ОПУБЛИКОВАНИЕ ЗАКОНА ПО АВТОРСКОМУ ПРАВУ НА ЛИТЕРАТУРНЫЕ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

При этом опубликовывается Закон № 158 от 31 мая 1961 г. по авторскому праву на литературные и ху­дожественные произведения с изменениями, выте­кающими из Закона № 174 от 21 марта 1973 г.

Глава I ПРЕДМЕТ И СОДЕРЖАНИЕ АВТОРСКОГО ПРАВА

§ 1. Тот, кто создал литературное или художествен­ное произведение, имеет на это произведение автор­ское право, будь то художественное или литератур­ное произведение в письменной, устной или изобра­зительной форме; музыкальное или сценическое произведение; кинопроизведение; скульптура; архи­тектурное произведение или произведение в иной форме.

Карты, чертежи и другие графические или плас­тические произведения изобразительного вида отно­сятся к литературным произведениям'.

§ 2. Авторское право, с учетом приведенных в этом законе ограничений, предоставляет автору ис­ключительное право распоряжаться своим произве­дением: изготовлять экземпляры, сделать его дос­тоянием общества в оригинальном или ином виде— в переводе, переработанном в другие виды литера-

' Абзацы параграфов закона именуются в тексте книги и в самом законе пунктами без употребления их нумерации. На­пример, под ссылкой: п. 1 § 1 понимается первый абзац § 1 Закона и т. д.— Прим. перед.

192


туры и искусства или изготовленном с помощью другой техники.

Под изготовлением экземпляров понимается пе­редача произведения на такое устройство, которое может его воспроизвести.

Произведение становится достоянием общества, когда оно представлено публично или когда его эк­земпляры продаются, берутся в библиотеках, иным способом распространяются среди публики или пуб­лично выставляются.

Опубликованием произведения считается также его представление в коммерческой сфере при боль­шой аудитории, даже если эта аудитория и не явля­ется широкой публикой.

§ 3. Автор имеет право требовать, чтобы его имя было проставлено на экземплярах произведения, а также было названо при представлении произведе­ния публике, как это подсказывает «добрый обы­чай».

Произведение не может быть изменено или стать публичным достоянием таким способом и при таких обстоятельствах, которые принижают литературные и художественные достоинства автора.

Согласно этому параграфу автор может отка­заться от своего права, если его произведение ис­пользуется ограниченно по причине его вида и объема.

§ 4. Тот, кто переводит, перерабатывает или об­рабатывает произведение, преобразует его в дру­гой вид литературы и искусства, имеет авторское право на новое произведение, но он не может распо­ряжаться им таким способом, который противоре­чит праву автора оригинального произведения.

Авторское право на новое самостоятельное про­изведение, созданное путем свободного использова­ния другого произведения, не зависит от авторского права на использованное произведение.

§ 5. Тот, кто путем составления произведений или их частей создал литературный или художест­венный сборник, имеет на него авторское право, но это право не должно ущемлять авторских прав на отдельные произведения.

§ 6.. Если у произведения два ила больше авторов

13. Заказ 2102                                                                                    •193


и вклад каждого из них не может быть выделен как самостоятельное произведение, то авторское право считается коллективным. Однако каждый из авто­ров в отдельности имеет право возбудить дело в су­де в случае нарушения его авторских прав.

§ 7. В случаях, когда нет других данных, автором считается тот, чье имя, известный общественности псевдоним или символ нанесены принятым образом на экземплярах произведения или они указываются при публичном представлении произведения.

Если произведение вышло в свет без указания имени автора, как этого требует положение п. 1, то печатник, если его имя указано, или издатель могут от имени автора ходатайствовать, чтобы это было сделано на экземплярах нового издания. Они также могут заявить о случившемся Министерству по де­лам культуры.

§ 8. Произведение считается опубликованным после того, как оно законным образом стало достоя­нием публики.

Произведение считается изданным, если с согла­сия автора его экземпляры поступили в продажу или иным образом распространены среди публики.

§ 9. Законы, административные предписания, решения суда и другие официальные акты не явля­ются предметом авторского права.

§ 10. Правовая охрана, предоставляемая по За­кону о промышленных образцах, не исключает ав­торского права.

По данному закону фотографии не пользуются правовой охраной. Они подлежат правовой охране по Закону о фотоснимках.

Глава II ОГРАНИЧЕНИЯ АВТОРСКОГО ПРАВА

§ 11. Отдельные копии опубликованного произведе­ния могут быть изготовлены для частного пользо­вания, однако они не могут быть использованы в других целях.

Это положение не дает права другим лицам делать копии произведений прикладного искусства,

.194


скульптур или подражания другим художествен­ным произведениям. Совершенно не разрешается воплощать в жизнь чужие архитектурные произве­дения.

§ 12. Королевским предписанием может быть разрешено архивам, библиотекам и музеям изго­товлять экземпляры произведений с помощью фо­токопирования для использования в своей рабо­те, точно соблюдая при этом положения Предпи­сания.

§ 13. Хозяин может изменить вид здания без согласия автора лишь по техническим причинам или исходя из практической необходимости.

Предметы обихода могут быть видоизменены без согласия автора.

§ 14. Разрешается цитировать опубликованные произведения в объеме, необходимом для цели цитирования и в соответствии с «добрым обы­чаем».

С теми же оговорками в критических, научных или общепросветительных работах разрешается в качестве иллюстраций к тексту приводить снимки ранее опубликованных художественных произведе­ний или произведений, поименованных в п. 2 § 1. Если в общепросветительной работе приведены два или более произведения одного и того же автора, то они подлежат оплате.

§ 15. Снимки опубликованных художественных произведений могут быть помещены в газетах и журналах при освещении событий дня. Однако это не касается снимков произведений, которые вос­производятся в газетах и журналах специально.

§ 16. В сборники, предназначенные для бого­служений и целей просвещения, составленные из произведений значительного числа авторов, разре­шается включать небольшие части литературных, музыкальных или других произведений малого раз­мера, но лишь спустя пять лет после истечения го­да издания произведений. В качестве иллюстрации к тексту могут быть также использованы снимки художественных произведений, указанных в п. 2 § 1, спустя пять лет после истечения года их пуб­ликации. Произведения, которые были изготовле-

195


ны для использования в просвещении, не могут быть помещены в сборник того же назначения без согласия автора.

Автор имеет право на вознаграждение.

§ 17. Для временного использования в учебном процессе разрешается с помощью магнитной запи­си изготовлять экземпляры опубликованного про­изведения, если это делается в учебном заведении или специальном центре записи, учрежденном ор­ганами просвещения. Изготовленные экземпляры нельзя использовать в других целях.

Это положение не дает права переписывать за­писи с грампластинок и магнитных лент, изготов-    Is ленных для продажи.

Министр по делам культуры может издать бо­лее подробную инструкцию по использованию и хранению сделанных звукозаписей.

§ 18. Разрешается изготовлять экземпляры про­изведений шрифтом для слепых. Равным образом экземпляры произведений могут быть изготовлены с помощью фотографии для использования в шко­лах глухонемых или с дефектом речи.

Для выдачи на руки слепым, плохо видящим и другим лицам, которые в силу инвалидности не мо­гут читать обычные книги, разрешается изготов-    It лять с помощью звукозаписи экземпляры издан­ных литературных произведений, если это делает­ся не в коммерческих целях. За такие записи ав­тор имеет право на вознаграждение.

§ 19. Если музыкальное произведение сопро­вождается ранее изданным текстом, то этот текст разрешается (поместить) отпечатать для слушате­лей в концертных программах и т. п. Автор тек­ста имеет право на вознаграждение, если програм­ма была размножена более чем в 300 экземпля­рах.

Отдельные изданные тексты песен могут быть помещены в небольших песенниках, специально изданных лишь для участников встречи или серии встреч.

.§ 20. Изданное произведение, за исключением сценических и кинопроизведений, может быть пуб­лично представлено в следующих случаях:

196


а) при богослужении;

б) в учебном процессе;

в) в случаях, когда слушатели или зрители име­ют право на бесплатный вход и если исполнение указанного произведения не является существен­ной частью общего мероприятия, а мероприятие не относится к коммерческим;

г) в случаях, когда исполнитель произведения или исполнители ряда произведений и помогающие им лица делают это без вознаграждения и исклю­чительно в благотворительных, просветительных или других полезных обществу целях.

§ 21. Если исполнение или показ произведения входит в соообщения о событиях дня, а последние воспроизводятся в кино, по радио и телевидению или с помощью передачи по кабельной сети, то произведение должно быть включено в программу лишь в том объеме, который делает его естествен­ной частью передачи о событиях дня.

§ 22. Поскольку Датское радио и радио Фарер­ских островов и Гренландии согласно договору с организацией,   представляющей   значительную часть датских авторов на определенный вид про­изведений, имеют право (по договорной лицен­зии.—Прим.-перев.) на передачу этих произведе­ний, то они обязаны с помощью выплаты вознаг­раждения приравнять к ним и передачу подобного произведения автора, которого данная организа­ция не представляет. Это положение не относится к сценическим и другим произведениям, на исполь­зование которых автор наложил запрет.

Положение абзаца 1 имеет такое же примене­ние, когда автор художественного произведения передал один или несколько экземпляров своего произведения другому лицу.

Радио- и телепредприятия могут для своих пе­редач записать произведение на магнитную ленту, кинопленку или другое устройство, которое помо­жет его воспроизвести, если эти предприятия име­ют право на передачу данного произведения. Пра­во сделать достоянием публики записанные таким образом произведения зависит и от других дейст­вующих правил.

197


Королевским предписанием могут быть опреде­лены более подробные условия для записей, их использования и хранения.

§ 23. Когда литературное или музыкальное про­изведение издано, оно может быть распространено или публично показано. Однако музыкальные про­изведения не могут выдаваться в библиотеках без согласия автора.

Положение п. 1 не делает каких-либо ограниче­ний авторского права на вознаграждение за поль­зование книгами через библиотеки (Закон № 128 от 16 апреля 1959 г.; § 7, п. 2 Ь).

§ 24. Обсуждения в фолькетинге, коммуналь­ных правлениях и в других выборных официаль­ных органах, а также судебные дела. материалы официальных собраний, на которых разбираются общественные вопросы, могут быть воспроизведе­ны без согласия авторов. Однако за авторами ос­тается исключительное право издать сборник сво­их выступлений.

Положение п. 1 относится также и к дискусси­ям по радио и телевидению, во время которых об­суждались общественные вопросы.

§ 25. Если автор передал один или несколько экземпляров своего художественного произведения другим лицам или произведение было издано, то необходимо, чтобы переданные или изданные эк­земпляры были распространены дальше, а само произведение было бы публично показано, но не по телевидению и не в кино. Однако произведение может быть записано и показано по телевидению или в кино, если его воспроизведение имеет второ­степенное значение в содержании программы кино или телевидения.

Снимок художественного произведения, входя­щего в сборник или предназначенного для выстав­ки или продажи, может быть бесплатно помещен в каталог и в сообщение о выставке или прода­же. Художественное произведение может быть сфотографировано, если оно постоянно выставле­но в общедоступном месте или около дороги. Од­нако, если оно используется как главный мотив

198


снимка, предназначенного для коммерческих це­лей, автор имеет право на вознаграждение, даже если снимок сделан для газеты.

Здания могут быть сфотографированы сво­бодно.

§ 26. Положения § 3 этой главы не делают огра­ничений авторского права сверх того, что следует из § 13.

Если произведение воспроизводится, как преду­сматривается в данной главе, то необходимо ука­зывать источник заимствования, как этого требует «добрый обычай».

Без согласия правообладателя произведение не может быть видоизменено в большем объеме, чем это необходимо для цели воспроизведения.

Глава III

ПЕРЕХОД АВТОРСКОГО ПРАВА К ДРУГИМ ЛИЦАМ

Общие положения

§ 27. С учетом ограничений по § 3 автор может частично или полностью передать свое право рас­поряжаться произведением. Передача экземпляров не означает передачи авторского права. Если ав­тор передал другому лицу свое право сделать про­изведение достоянием публики определенным спо­собом и определенными средствами, то такая пе­редача права не содержит в себе монопольного права сделать это другим способом или средст­вами.

Правила передачи авторского права в особых случаях даны в § 32—42. Эти положения могут быть игнорированы при заключении договора меж­ду сторонами, однако, что касается § 34, такое от­ступление не должно нанести ущерб автору.

§ 28. Если договором специально не предусмот­рено иное, то передача авторского права не дает полномочий получившему его изменять произведе-ние-

199


Без согласия автора приобретенное право не может быть передано дальше, за исключением случаев передачи права филиалу фирмы, несущей ответственность вместе с правоприобретателем, ко­торый отвечает за выполнение договора с автором.

§ 29. (Это положение в настоящее время заме­нено § 36 Закона о договорах. См. с.   .) Договор о передаче права распоряжаться произведени­ем может быть не выполнен полностью или частич­но, если выяснилось, что его выполнение приведет к явно неразумным результатам. Это касается случаев, когда условия договора о праве распоря­жаться произведением противоречат по отношению к автору «доброму обычаю».

§ 30. После смерти автора передача его автор­ского права осуществляется по обычным правилам закона о наследстве.

С помощью завещания автор имеет право дать обязывающее предписание супруге (супругу) или наследникам, как распорядиться его авторским правом, или он может передать его другим лицам с соответствующим предписанием.

§ 31. Право автора распоряжаться своим про­изведением не является предметом кредиторского иска ни в отношении его самого, ни в отношении лиц, которым это право перешло по супружеской линии или по наследству.

Это же относится и к художественным произве­дениям, которые не были выставлены, отобраны для продажи или иным образом не предназначены для публикации, а также и к рукописям.

Право на опубликование произведения

§ 32. Если автор передал право на опубликование произведения, то эта передача действительна в течение трех лет. Она также не содержит в себе монопольного права. Но если даже монопольное право и было предусмотрено договором, то, не­смотря на это, автор сам может опубликовать про-

200


изведение или передать это право другому лицу, если переданное ранее право не было использова­но в течение трех лет, следующих один за другим.

Издательские договоры

§ 33. При заключении издательского договора ав­тор передает издателю право с помощью печати или другим способом размножить и издать литера­турное или художественное произведение.

Право частной собственности на рукопись или экземпляр произведения, с которого будут делать­ся копии, остается за автором.

§ 34. Издатель имеет право изготовить тираж, не превышающий 2000 экземпляров литературного произведения, 1000—музыкального и 200 экземп­ляров произведений искусства.

Под тиражом понимается число экземпляров, которые издатель изготовляет за один раз.

§ 35. Издатель обязан издать произведение в разумный срок, позаботиться о распространении его в количестве, которое подсказывается возможно­стями сбыта и различными обстоятельствами.

§ 36. Если произведение не было издано в те­чение двух лет, а музыкальное произведение в те­чение четырех лет после времени, когда автор сдал готовую рукопись или экземпляр, с которого должно было размножаться произведение, то ав­тор имеет право расторгнуть договор, несмотря на то что по датским законам он должен получить на это разрешение. То же правило действует в случа­ях, если издатель распродал первый тираж, имел право на издание другого тиража, но не сделал этого в течение года после получения на то заявки автора.

Если автор получил право на расторжение до­говора по причине недостаточного тиража, он име­ет право сохранить за собой уже полученный го­норар, независимо от того, что он также имеет право на возмещение.

§ 37. Издатель обязан послать автору письмен­ное сообщение типографии или иного предприятия,

201


размножавшего произведение, о Количестве изго­товленных экземпляров.

Поскольку автор имеет право на гонорар, на­считываемый ему, исходя из числа проданных и выданных на руки экземпляров в текущем финан­совом году, издатель обязан не позднее, чем через девять месяцев после истечения отчетного года, представить автору отчет о продаже и другом ис­пользовании произведения в данном году и остатке на конец года.

После истечения срока автор имеет право в лю­бое время потребовать сведения об экземплярах, оставшихся на конец отчетного года.

§ 38. Если издатель приступает к выпуску оче­редного тиража спустя более года после предыду­щего тиража, он обязан предоставить автору воз­можность сделать в произведении изменения, ко­торые не повлияют на характер произведения и не повлекут за собой несоразмерные издательские расходы.

§ 39. До распродажи оговоренного договором тиража автор не имеет права сам издать или раз­решить другим издать произведение в той же форме или тем же способом, которые указаны в до­говоре.

Однако по истечении 15 лет с того года, когда началось издание литературного произведения, ав­тор имеет право включить его в сборник своих произведений или избранных произведений.

§ 40. Положения издательских договоров не распространяются на материалы для газет и жур­налов.

Положения § 35—36 не распространяется на отдельные части сборника.

Договоры об экранизациях,

§ 41. Если заключен договор о создании сценария литературного или музыкального произведения, предназначенного для кинофильма, то лицо, взяв­шее на себя обязательство использовать произве-

202


дение с этой целью, обязано в разумный срок пос­тавить фильм и позаботиться о том, чтобы он стал достоянием публики.

Если в течение пяти лет, после того как автор выполнил все возложенные на него по договору обязательства, фильм не был поставлен, то он име­ет право расторгнуть договор, несмотря на то, что согласно общим правилам датского закона автор должен получить на это разрешение.

Положения п. 2 § 36 имеют соответствующее-применение.

§ 42. Передача права на инсценировку литера­турного или художественного произведения для кинофильма включает в себя право с помощью кинофильма сделать произведение достоянием пуб­лики, а также право снабдить фильм текстом или речью на другом языке.

Это положение не относится к музыкальным произведениям.

Глава IV СРОК ДЕЙСТВИЯ АВТОРСКОГО ПРАВА

§ 43. Авторское право действует в течение 50 лет после года смерти автора, а в отношении произ­ведений, указанных в § 6, — после смерти послед­него из авторов.

§ 44. Если произведение опубликовано без ука­зания имени автора, его известного публике псев­донима или символа, авторское право действитель­но в течение 50 лет после истечения года публика­ции произведения. В случаях, когда произведение состоит из нескольких частей, составляющих по-своему содержанию единое целое, авторское право действует после окончания года издания послед­ней части.

Если в течение указанного периода имя автора было установлено, как сказано в § 7, или получе­ны сведения, что он умер до публикации произве­дения, то срок действия авторского права опреде­ляется согласно § 43,

Ш


Глава V ДРУГИЕ ПРАВА

§ 45. Исполнение литературного или художествен­ного произведения профессиональным артистом-исполнителем без его согласия не может быть:

а) записано на грампластинку, магнитную лен­ту, кинопленку или на иное оборудование, кото­рое способно его воспроизвести;

б) непосредственно передано по радио и теле­видению;

в) одновременно публично передано иными техническими средствами для другого круга лиц, кроме того, перед которым выступал исполнитель.

Исполнение, записанное согласно положению подп. «а», не может быть переписано на другое устройство, способное его воспроизвести, без сог­ласия исполнителя или раньше, чем истечет 25 лет после окончания года исполнения.

В отношении передач, записей и дальнейших передач, указанных в п. 1 и п. 2, положения § 3, п. 1 § 11, п. 1 § 14, § 17, 20 и пп. 2, 3 § 21, а также § 27—31 применимы соответствующим образом.

Независимо от положения п. 1 «в» Королевс­кий театр может разрешить Датскому радио пере­давать по радио или телевидению свои празднич­ные представления или представления по случаю официального посещения.

§ 46. Записи граммофонных пластинок и другие записи звука не могут быть переписаны без сог­ласия их изготовителей или раньше, чем истекут 25 лет после года записи. Переписыванием счи­тается также перенос записи с одного звукозаписы­вающего устройства на другое.

Правила п. 1 § 11, п. 1 § 14, п. 1 § 17 и 21, а так­же пп. 2 и 3 § 22 применимы соответствующим об­разом.

§ 47. В случаях, когда грамзаписи и другие звукозаписи используются в указанный в § 46 пе­риод для радио- и телепередач или в коммерчес­ких целях либо исполняются публично, их изгото­витель и исполнители, чьи исполнения были ис-

204


пользованы, имеют право на вознаграждение. Если произведение исполнялось двумя и более профес­сиональными исполнителями, то право на вознаг­раждение они получают совместно. Профессио­нальные исполнители могут пользоваться своими правами только через одобренный Министерством по делам культуры общий для профессиональных исполнителей и изготовителей записей орган.

Положения п. 1 § 20 и § 21 применимы соот­ветствующим образом. В отношении прав профес­сиональных исполнителей действуют положения § 27—31.

Положения данного параграфа не относятся к звуковому кино.

§ 48. Передача по радио и телевидению не мо­жет быть проведена без согласия данного радио-или телепредприятия другими предприятиями. Без такого согласия она не может быть переснята или записана на грампластинку, магнитную ленту, кинопленку в кино или на другие приспособления, которые способны воспроизвести передачу, а так­же стать достоянием общества в коммерческих це­лях.

Если передача была отснята или записана ука­занным выше способом, то без согласия предприя­тия она не может быть переписана на другие приспособления, которые могут ее воспроизвести, до истечения 25 лет после окончания года пере­дачи.

Положения п. 1 § 11, п. 1 § 14, § 17, 20 и 21, а также пп. 2 и 3 § 22 применяются соответствую­щим образом.

§ 49. Каталоги, таблицы и подобные им рабо­ты, содержащие большое количество фактических данных, а также программы не могут быть скопи­рованы без разрешения изготовившего их лица до истечения 10 лет после года их издания.

Если подобного рода работы или их части яв­ляются предметом авторского права или подлежат другой правозащите, они могут пользоваться этим правом.

Положения п. 1 § 11 и § 14 применяются соот­ветствующим образом. То же касается и положе-

205


ния § 9, однако не в отношении программ Коро­левского театра.

§ 50. Сообщения прессы, которые по договору передаются иностранными агентствами или коррес­пондентами из-за рубежа, не могут быть без сог­ласия их получателя опубликованы в печати, по радио или другим способом раньше, чем через 12 часов после их публикации в стране.

Глава VI РАЗЛИЧНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

§ 51. Литературное или художественное произведе­ние не может стать достоянием публики с заголов­ком, под псевдонимом или знаком, которые позво­ляют его спутать с ранее изданным произведением или его автором.

Если публикация второго произведения имела место раньше, чем через три месяца после публи­кации первого произведения, то положение абзаца 1 к нему неприменимо, если даже налицо возмож­ность их спутать.

§ 52. На произведение искусства имя или знак художника могут быть нанесены только самим ху­дожником, если он не разрешил этого сделать другому лицу.

Имя или знак художника не могут быть нане­сены на копию произведения таким образом, чтобы копию можно было принять за оригинал.

§ 53. Даже после истечения срока действия ав­торского права литературное и художественное произведение не может быть изменено или стать достоянием публики в противоречии с положения­ми пп. 1 и 2 § 3, если при этом наносится ущерб интересам культурной политики.

Министр по делам культуры дает объяснение по запросу, насколько использование произведе­ния противоречит правилам, изложенным в п. 1, или насколько таким использованием нарушено положение § 3, что может повлечь за собой офи­циальное обвинение по § 55,

?0б


§ 54. Если невозможно достичь соглашения о величине вознаграждения в соответствии с § 14, 16, 18, 19, 22, 25 и 47, то каждая из сторон может поставить вопрос перед специальной комиссией, учрежденной Министерством по делам культуры. Комиссия имеет право окончательного админист­ративного решения. Министр издает подробное ру­ководство по деятельности комиссии.

Глава VII СУДЕБНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

§ 55. Штрафом, а при усугубляющих обстоятельст­вах тюремным заключением сроком до трех меся­цев наказывается тот, кто:

1) распоряжается литературным или художест­венным произведением указанным в § 3 образом, нарушая при этом права другого лица на это про­изведение;

2) нарушает положения пп. 1 и 2 § 3, пп. 2 и 3 § 26, п. 1 § 28, п. 1 § 39 или предписания, приве­денного в п. 2 § 30.

Таким же образом наказывается и тот, кто:

1) распоряжается зафиксированным исполнени­ем литературного или художественного произведе­ния профессионального исполнителя указанным в § 45 образом, не получив на то разрешения, как предусмотрено положением;

2) нарушает положения § 45 в сочетании с § 3 и 28 или предписания, данного в § 45 в соответст­вии с п. 2 § 30;

3) нарушает п. 1 § 46, пп. 1 и 2 § 48, п. 1 § 49

или § 50—53.

Таким же образом наказывается и тот, кто с целью распространения среди публики или с целью использования для официального показа или де­монстрации ввез в страну экземпляры произведений или работ, подлежащих согласно гл. V правозащи-те, если эти экземпляры изготовлены за предела­ми Королевства и при обстоятельствах, которые в Королевстве рассматриваются противоречащими закону.

207


Если нарушение закона совершено акционер­ным обществом или ему подобной организацией, против них может быть возбуждено судебное дело.

Названные выше положения о наказании не распространяются на неосмотрительные действия, если эта неосмотрительность не была грубой.

Нарушение прав обжалуется пострадавшим. После смерти автора нарушения положений § 3, или предписания п. 2 § 30, или п. 3 § 45 в соответ­ствии с п. 2 § 30 могут быть обжалованы кроме ли­ца, вступившего в права правообладателя, его же­ной (мужем), родственниками по прямой или нисходящей линии, двоюродными братьями и сест­рами.

Кроме того, после смерти автора нарушения положений § 3 и § 51—52 могут быть обжалованы официальными органами. Однако при нарушении Положений § 3 официальные обжалования могут быть сделаны в случаях, когда считается, что на­несен ущерб интересам политики в области куль­туры.

Нарушения положений § 53 обжалуются офи­циальными органами.

§ 56. Возмещение за ущерб, причиненный нару­шениями, указанными в § 55, может быть затребо­вано по обычным правилам на возмещение. Тот, кто нарушил права автора или профессионального исполнителя наказуемым образом, может быть приговорен судом к оказанию пострадавшему воз­мещения за неимущественный ущерб.

Если признается разумным, то потерпевшему может быть присуждено возмещение даже в слу­чаях, когда нарушение его прав не имело прямого умысла. В этом случае возмещение не должно пре­вышать прибыли, полученной в результате нару­шения.

§ 57. Суд может постановить изъять из обраще­ния в пользу пострадавшего или передать ему вместо вознаграждения экземпляры произведения или указанных в гл. V грампластинок, пленок и пр., изготовленных, ввезенных или ставших пуб­личным достоянием в Королевстве в противоречии

208


с данным законом или предписанием, сделанным в соответствии с п. 2 § 30. Однако сумма возмеще­ния не должна превышать издержек при изготовле­нии экземпляров.

Вместо изъятия или передачи экземпляров мо­жет быть принято решение об их полном или час­тичном уничтожении или о другом способе приве­дения экземпляров в негодность с тем, чтобы их нельзя было использовать незаконным образом. Исходя из художественной или коммерческой цен­ности, суд может разрешить сделать изготовленные экземпляры достоянием публики для возмещения нанесенного пострадавшему ущерба.

Положения данного параграфа не могут быть применены по отношению к лицу, которое в доб­рых намерениях приобрело экземпляры для част­ного пользования.

Нельзя требовать изъятия или уничтожения строений.

Глава VIII СФЕРА ДЕЙСТВИЯ ЗАКОНА

§ 58. Положения Закона по авторскому праву рас­пространяются на:

1) произведения датских граждан или лиц, постоянно проживающих в Дании;

2) произведения, которые впервые изданы в Дании или впервые изданы одновременно в Дании и другой стране;

3) кинофильмы, продюсер которых постоянно проживает или имеет главную контору в Дании;

4) архитектурные сооружения на территории Дании;

5) художественные произведения, вмонтирован­ные в здания или сооружения на территории Да­нии.

Одновременным изданием, указанным в подп. 2 п. 1, считается, когда произведение издано в Да­нии не позже 30 дней после его издания в другой стране.

14. Заказ 2102                                                                                     209


Продюсером, упомянутым в подп. 3 п. 1, счита­ется лицо, чье имя принятым образом зафиксиро­вано на кинофильме.

Положения § 42 не распространяются на те кинофильмы, страной происхождения которых яв­ляется страна, присоединившаяся к пересмотрен­ной 24 июля 1971 г. Бернской конвенции об охра­не литературных и художественных произведений. Королевским предписанием могут быть даны осо­бые положения о заключении договоров на показ таких фильмов.

Положения § 45 и § 47—48 относятся к публи­кациям, звукозаписям, а также к радио- и телепе­редачам, имевшим место в Дании. Положение §46 применимо к любой звукозаписи. Положения § 49—50 применяются в пользу датских граждан, лиц, постоянно проживающих в Дании, а также в пользу обществ, имеющих датское руководство и размещенных в Дании. Положение § 49 касается также работ, впервые изданных в Дании.

§ 60. В расчете на взаимность с помощью Коро­левского предписания может быть расширена сфе­ра действия положений закона с учетом условий другой страны.

Королевским предписанием может быть разре­шено применение закона к произведениям, кото­рые первоначально были изданы международны­ми организациями, а также к неизданным произ­ведениям, которые данные организации имеют право издать.

§ 61. Закон распространяется и на другие про­изведения и работы, которые уже являются пред­метом авторского права по ранее действовавшему закону.

Экземпляры, законно изготовленные до вступ­ления в силу настоящего закона, могут и впредь быть публично показаны и распространяться среди публики, однако с учетом положения § 23 о выдаче музыкальных произведений в библио­теках.

Правозащита против переписывания звукозапи­си, которая оказывалась им по ранее действовав­шему закону до вступления нового закона в силу,

210


не может быть прекращена раньше 1 октября 1966 г., несмотря на указанный в § 46 срок.

§ 62. Особые привилегии и запреты, содержа­щиеся в ранее действовавшем законе, остаются в силе.

§ 63. Настоящий закон вступает в силу 1 октяб­ря 1966 г.

Закон о правах писателей и художников № 149 от 26 апреля 1933 г. отменяется. В Законе № 215 от 11 июня 1959 г. о радиопередачах отменяется п. 2 § 11. В том же законе в п. 3 § 15 двоеточие после слова «такие» заменить союзом «и», а слова «также коммерческое использование материалов Гренландского радиовещания» опустить. Ссылки в других законах на положения ранее действовав­шего закона должны быть заменены на соответст­вующие положения данного закона.

14*


ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Постановление Министерства по делам культуры № 129 от 15 апреля 1975 г.

ОПУБЛИКОВАНИЕ ЗАКОНА О ПРАВЕ НА ФОТОСНИМКИ

При этом обнародуется Закон № 157 от 31 мая 1961 г. о праве на фотоснимки с теми изменения­ми, которые вытекают из Закона № 175 от 21 мар­та 1973 г.

§ 1. Тот, кто изготовил фотоснимок, имеет пра­во по настоящему закону (с учетом ограничений монопольного права) с помощью фотокопирова­ния, печати, рисунка или иным способом изготов­лять экземпляры снимка и публично их показы­вать.

Фотоснимками считаются также изображения, изготовленные другим, подобным фотографирова­нию способом.

Изготовитель снимков называется в настоящем законе фотографом.

§ 2. Фотограф имеет право быть поименован­ным как на экземплярах, так и при показе фото­снимков, как этого требует «добрый обычай».

Он также имеет право требовать, чтобы его снимки не изменялись и не были официально по­казаны способом или при обстоятельствах, оскор­бительных для его авторитета как фотографа.

§ 3. Если нет других данных, то автором фото считается тот, чье имя, фирма или общеизвестная подпись нанесена принятым образом на экземпля­рах снимков или упоминается, когда снимки пуб­лично демонстрируются.

§ 4. Фотоснимок считается опубликованным, когда он изготовлен законно, официально выстав­лен или другим способом стал достоянием публики.

§ 5. С фотоснимка можно сделать отдельные экземпляры копий для частного пользования, но они не должны быть изготовлены в других целях.

212


§ 6. Согласно более детальным правилам, уста­новленным Королевским предписанием, архивы, библиотеки и музеи могут изготовлять экземпляры фотоснимков для обеспечения своей деятельности.

§ 7. В критических, научных и обычных просве­тительских работах разрешается в качестве иллю­страции к тексту воспроизводить опубликованные фотоснимки, если это делается согласно правилам «доброго обычая» и используется лишь по одному снимку каждого фотографа.

В произведениях, предназначенных для учебно­го процесса, за вознаграждение могут использо­ваться для иллюстрации текста опубликованные фотоснимки.

Опубликованные фотоснимки за вознагражде­ние могут быть затем использованы в газетах в связи с описанием событий, представляющих об­щий интерес.

§ 8. Если фотоснимки показываются как часть событий дня или они вошли в кадр как случайный фон события, они могут быть включены в переда­чу последних известий в кино, по телевидению или при передаче по кабельной сети в том объеме, ко­торый является естественной частью в воспроизве­дении событий дня.

§ 9. Датское радио может в своих телепереда­чах показывать опубликованные снимки, если фо­тограф не наложил на это запрет. Фотограф имеет право на вознаграждение.

Это положение не относится к показу кино­фильма.

§ 10. Если фотограф передал один или несколь­ко экземпляров фотоснимка другому лицу или ес­ли фотоснимок издан, то изданные и переданные другим экземпляры должны считаться опублико­ванными.

Опубликованный снимок может быть также публично показан и другим способом, если это про­исходит во время учебного процесса. Он также может быть публично показан во время чтения доклада, если вход для слушателей был свободен, а доклад был сделан не с коммерческой целью, или при исключительно благотворительных, про-

213


светительных или других полезных для общества мероприятиях.

Положения п. 2 не относятся к кинофильмам.

§ 11. Если телепредприятие имеет право вклю­чать фотоснимок в передачу, то оно имеет право фиксировать его на кинопленке и т. п. для исполь­зования в собственных нуждах. Право показывать зафиксированные таким образом фотоснимки за­висит и от других действующих законов.

Королевским предписанием могут быть даны более точные инструкции о производстве такой фиксации, использовании и хранении видеозапи­сей.

§ 12. Право на фотоснимки, изготовленные по заказу, принадлежит заказчику, если не оговорено другое условие. Однако фотограф может обычным образом выставить в рекламных целях свои сним­ки, если заказчик не запрещает это сделать.

Если по договору право на заказанный фото­портрет принадлежит фотографу, заказчик все же имеет право разрешить воспроизвести портрет в газетах, журналах или собраниях сочинений, со­держащих биографические данные, если по этому поводу фотограф не сделал специальных оговорок.

Положения пп. 1 и 2 не влекут ограничений прав фотографа в соответствии с § 2.

§ 13. Фотоснимки могут быть свободно исполь­зованы в интересах судопроизводства и обществен­ной безопасности.

§ 14. Если фотоснимок публично использовался без согласия фотографа в соответствии с § 6—10, то согласно «доброму обычаю» должен быть ука­зан источник заимствования.

§ 15. Право на фотоснимки действительно в те­чение 25 лет после истечения года изготовления.

§ 16. Если не достигнуто соглашение о величи­не гонорара в соответствии с § 7 и 9, каждая из сторон может поставить вопрос перед учрежденной Министерством по делам культуры комиссией. Комиссия имеет право окончательного админист­ративного решения.   Министерство утверждает подробные инструкции для деятельности комиссии.

§ 17. Штрафом, а при усугубляющих обстоя-

214


тельствах заключением сроком до трех месяцев на­казывается тот, кто:

1) изготовляет экземпляры фотоснимка или по­казывает их публично и тем нарушает авторское право на них другого лица,

2) нарушил § 2 или § 14,

3) продает или другим способом распространя­ет экземпляры фотоснимков, изготовленных в про­тиворечии с законом.

Таким же образом наказывается и тот, кто с целью распространения среди публики или для официального показа ввез экземпляры фотосним­ков, изготовленных вне Королевства таким обра­зом и при таких обстоятельствах, которые в Коро­левстве считаются противоречащими закону.

Если нарушение закона произошло по вине ак­ционерного общества или ему подобного, то штра­фом облагается эта организация.

Приведенное положение об ответственности не распространяется на совершение действий по не­осторожности, если неосторожность не была гру­бой. Нарушение закона обжалуется потерпевшим.

§ 18. Ущерб, причиненный нарушениями закона, перечисленными в § 17, может'быть возмещен сог­ласно обычным правилам о возмещении. Тот, кто нарушил права фотографа или заказчика, может быть присужден к выплате пострадавшему воз­награждения за причинение неимущественного ущерба.

Когда суд найдет это необходимым, в пользу пострадавшего может быть присуждено возмеще­ние, если даже нарушение закона было совершено с добрым намерением. В таком случае сумма воз­мещения не должна превышать суммы, получен­ной при незаконном действии.

§ 19. Решением суда может быть постановлено изъять или передать в пользу потерпевшего в ка­честве вознаграждения экземпляры фотоснимков, изготовленных, ввезенных или распространенных среди публики в противоречии с данным законом. Вознаграждение не должно превышать суммы, за­траченной при их изготовлении. То же относится к негативам, слайдам и другим предметам, кото-

215


рые могут быть использованы для незаконного из­готовления фотоснимков.

Вместо изъятия или передачи экземпляров по­страдавшему суд может постановить частично или полностью уничтожить или другим образом приве­сти в негодность предметы с тем, чтобы их нель­зя было использовать незаконным образом. Если, исходя из художественной или коммерческой цен--ности или по другим причинам, считается разум­ным, суд может постановить сделать изготовлен­ные экземпляры достоянием публики в качестве возмещения и вознаграждения пострадавших.

Положения этого параграфа не могут быть применены к лицам, изготовившим с добрыми на­мерениями экземпляры фотоснимков для частного пользования.

§ 20. Закон распространяется на фотоснимки, которые:

1) сделаны датскими гражданами или лицами, постоянно проживающими в Дании,

2) опубликованы впервые в Дании или опубли­кованы в Дании не позже 30 дней после того, как они впервые были изготовлены в другой стране,

3) вмонтированы в здания или сооружения в Дании.

В расчете на взаимность положения закона мо­гут быть расширены Королевским предписанием со­образно с условиями других стран.

Королевским предписанием закон может быть применен к фотоснимкам, впервые опубликован­ным международными организациями, а также к неопубликованным фотоснимкам, которые эти ор­ганизации имеют право опубликовать.

§ 21. Закон относится также к тем фотосним­кам, которым могли бы получить охрану по дейст­вовавшему до этого законодательству.

Газеты и журналы могут, если нет другой дого­воренности, вновь использовать фотоснимки, в от­ношении которых они получили право на воспроиз­ведение до вступления нового закона в силу.

§ 22. Настоящий закон вступает в силу 1 октяб­ря 1961 г. Закон № 131 от 13 мая 1911 г. о моно­полии на фотоработы отменяется,


ПРИЛОЖЕНИЕ 3

ОБЩИЙ ОБЗОР ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПО АВТОРСКОМУ ПРАВУ

Положения авторского права, которыми пользуют­ся писатели, композиторы, художники, внесены в северных странах в специальные законы. Таким об­разом, в Дании в этом отношении действуют пос­тановление № 158 от 31 мая 1961 г. об авторском праве на литературные и художественные произве­дения, а также постановление № 157 от 31 мая 1961 г. о праве на фотоснимки, в Финляндии—за­кон (404/61) от 8 июля 1961 г. об авторском праве на литературные и художественные произведения, а также закон (405/61) от 8 июля 1961 г. о праве на фотоснимки, в Норвегии — постановление от 12 мая 1961 г. № 2 об авторском праве и постанов­ление от 17 июня 1960 г. № 1 о праве на фотогра­фию, а также в Швеции—закон (1960/729) об ав­торском праве на литературные и художественные произведения и закон (1960/730) о праве на фото­снимки. Законы были выработаны путем сотрудни­чества северных стран.

Авторское право является той областью, на ко­торую большое влияние оказывают международ­ные правила. Основополагающее значение для фор­мирования международных правил по авторскому праву имеет заключенная в 1886 году Бернская кон­венция об охране литературных и художественных произведений. Присоединившиеся к Конвенции страны образовали Союз по охране литературных и художественных произведений. В настоящее вре­мя в Бернский союз входит 68 стран, среди них и северные страны. В 1971 году в Париже Бернская конвенция была пересмотрена еще раз.

Помимо Бернской конвенции международное значение имеет также заключенная в 1952 году Всемирная конвенция по авторскому праву, также пересмотренная в 1971 году.

217


В основе законодательства об авторском праве северных стран, как и в международных конвенци­ях, лежит основополагающий принцип: тот, кто создал литературное или художественное произве­дение, имеет исключительное право установить ос­новные способы использования произведения. Это право включает в себя как различные формы ком­мерческого использования произведения (издание, публичное исполнение и т. п.), так и определенные права личного неимущественного характера (право быть названным в качестве автора, право возра­жать против оскорбительного обращения с произ­ведением и т. д.). Авторское право охраняет эти права с помощью частноправовой системы. Анало­гичная охрана предоставляется также так называе­мым смежным правам, т. е. правам, которые пре­доставляются профессиональным артистам-испол­нителям, изготовителям грампластинок или Дру­гих звукозаписей, а также радио- и телепредприяти­ям. Таким образом, в исключительном праве, пре­доставленном автору и другим правообладателям, имеются определенные ограничения.

Система авторского права предоставляет каж­дому автору хорошую охрану и содержит & себе ценный стимул для развития культурной/и ^кизни, Вместе с тем эти правила уходят своими. 1|6рнямй в те времена, когда общественные условия . были другими. Применение системы авторского права со временем вызвало различные проблемы как для самих авторов, так и для тех, кто хотел бы пользо­ваться их произведениями. Главным образом это объясняется бурным развитием техники, но и' в ка­кой-то степени успехами все расширяющейся охра­ны по авторскому праву, которое является резуль­татом коллективных усилий большинства авторов.

В результате научно-технического прогресса постоянно появляются новые способы использова­ния охраняемых произведений. В качеств^ приме­ров могут быть названы фотокопировайие,.;-:ммкро-фильмирование, запись на пленках, видейграммы, а также применение электронных машин, системы кабельного телевидения и спутников связи. Эти новые способы способствуют распространению и

218


расширению использования результатов художест­венного творчества, научно-исследовательских и других интеллектуальных работ. Конечно, для об­щества представляет интерес воспользоваться этими возможностями.   Общественное развитие многих стран вызвало острую необходимость в ин­формации в различной деятельности: просвеще­нии, исследовательской работе, административ­ной деятельности. В частной коммерческой сфере также возникла подобная необходимость. Исполь­зование зачастую имеет место с применением сов­ременных технических вспомогательных средств.

Авторы в общем заинтересованы в том, чтобы их произведения использовались, а поэтому они не заинтересованы в том, чтобы авторское право создавало бы препятствие естественному доступу к их произведениям. Современные технические средства в некоторых областях не могут быть ис­пользованы для размножения и распространения охраняемых произведений без согласия автора. Вместе с тем следует подчеркнуть, что техническое развитии привело к тому, что авторам стало труд­нее отстаивать свои права, поскольку использова­ние их j произведений зачастую невозможно про­контролировать. Практически почти невозможно проконтролировать, например, фотокопирование книг и нот для использования широкого, но труд­но определяемого круга лиц. То же можно сказать и о радио- и телепередачах или проигрываниях грампластинок, которые записываются на видео-или звуколенту, даже если пленка и не использу­ется в коммерческих целях. Практика показывает также, что новые технические средства фактически часто используются для распространения охраняе­мых произведений таким образом, который проти­воречит'действующему законодательству.

Представляется, что по мере развития техники все чаще будут возникать ситуации, при которых автор н* будет иметь возможности осуществлять эффективный контроль за тем, как используется его произведение.

Таким образом, система авторского права,осно­ванная на исключительном праве автора распоря-

219


жаться своим произведением, имеет свои недостатки, когда дело касается востребования вознаграж­дения за использование произведения. Законо­дательство предусматривает принципиальное поло­жение, согласно которому для того, чтобы исполь­зовать произведение, необходимо получить на это согласие автора. Это ведет к тому, что произведе­ния используются не так широко, как представля­ется возможным, поскольку потенциальный потре­битель считает, что процесс получения согласия автора или праеообладателей является затрудни­тельным и требующим много времени. И то, что многие авторы и профессиональные исполнители имеют право распоряжаться своим произведением, а эти права не сконцентрированы в одних руках, может привести к следующему. Например, при сос­тавлении телепрограммы переговоры о заключении договора могут занять много времени и не дать ре­зультатов по той причине, что один или несколько из авторов или профессиональных исполнителей откажутся дать согласие на новое использование произведения. Таким образом уменьшается опти­мальное использование технических средств для распространения произведений. Это имеет отрица­тельное последствие как для авторов, та^ и для потребителей.                          I

С целью разрешить часть названных проблем авторы и другие правообладатели уже сейчас соз­дали в некоторых сферах организации, которые по отношению к потребителям уполномочены вес­ти переговоры от имени отдельных правооблада-телей.

В первую очередь это относится к области му­зыки. Здесь организации авторов имеют общий ор­ган, контролирующий использование подлежащих охране музыкальных произведений. Затем законо­дательством предусмотрены ограничения авторско­го права с помощью так называемых принудитель­ных и договорных лицензий. В последнее время пытались и пытаются найти решение проблемы пу­тем замены индивидуального согласия каждого автора и индивидуального вознаграждения коллек­тивной системой. Подобным образом в Швеции го-

220


сударство и большое число организаций правооб-ладателей заключили договор о копировании произведений в системе образования. С помощью такого договора школьные учителя получили пра­во без согласия автора копировать значительно большее число произведений, чем это предусмотре­но Законом по авторскому праву. Государство вы­плачивает вознаграждение за такое копирование соответствующей организации авторов, которая са­ма решает вопрос о распределении гонорара. До­говор предусматривает, что вознаграждение в ос­новном должно быть использовано в коллектив­ных целях.

Система авторского права основывается на том, что денежное вознаграждение каждого автора за­висит от распространения его произведения. Таким образом, авторское право прежде всего имеет зна­чение для тех авторов, которым удалось достичь успеха у широкой публики, что и проявляется на коммерческом рынке. Для творческих деятелей, которые еще не получили известности и призна­ния, авторское право имеет весьма ограниченное значение. Именно поэтому необходимо иным спо­собом создать предпосылки для развития разнооб­разного творчества. Особое значение в этом отно­шении имеют различные формы помощи, которые государство оказывает сегодня культурному раз­витию.

Государство стремится облегчить доступ к культурным ценностям и другим способом. Имея это в виду, думается, что было бы разумно преоб­разовать действующую ныне систему авторского права таким образом, чтобы авторское право не чинило препятствий интересам общества, когда де­ло касается желаемого доступа к произведениям, подлежащим охране.

Трудности и тот ущерб, которые создаются действующими правилами, вызвали необходимость пересмотреть законодательство по авторскому праву. В 1970 году была создана специальная ко­миссия, состоявшая из уполномоченных Дании, Финляндии, Норвегии и Швеции, с целью пересмот­ра законодательства прежде всего с учетом того

221


технического прогресса и развития законодатель­ства об авторском праве, которые имели место на­чиная с 60-х годов. В 1974 году комиссия сделала частичные выводы по вопросам фотографирования и магнитных записей, в особенности в области просвещения. Предложение комиссии во многих ее частях строится на системе так называемых договорных лицензий. Эта система предусматри­вает заключение договора между потребителями произведений, подлежащих охране, и организаци­ей, представляющей большинство авторов той об­ласти, к которой относятся используемые произ­ведения. Предложением предусматривается, что вознаграждение должны получить и те авторы по­добного рода произведений, которые не входят в организацию, заключившую договор. Однако упол­номоченные не смогли прийти к соглашению по ря­ду существенных положений.

Работа комиссии по авторскому праву была направлена на ограниченный пересмотр законода­тельства. Широта работы по кардинальному изме­нению законодательства была ограничена тем, что значительная область законодательства об автор­ском праве основана на положениях международ­ных конвенций, к которым присоединились север­ные страны.

Тем не менее необходимо провести всестороннее изучение потребностей и возможностей нововведе­ний в этой области.

Как будет более подробно изложено ниже, есть причина усомниться в том, является ли система договорных лицензий самой подходящей формой регулирования права на получение авторского го­норара от фотокопирования и других форм исполь­зования произведений. Рекомендации комиссии лишь в отдельных частях могут быть положены в основу законодательства. Поэтому необходимо и впредь прилагать усилия для поиска новых реше­ний указанных проблем.

Изучение этого вопроса следует провести при помощи сотрудничества северных стран. Общей целью в работе по пересмотру законов должно быть стремление создать условия для более широ-

222


кого и богатого культурного обмена. Важно при этом разрабатывать законы об авторском праве таким образом, чтобы в практическом применении они могли бы действовать согласно своему целево­му назначению. Индивидуальные права авторов всегда должны быть исходным пунктом законода­тельства об авторском праве. Однако для того, чтобы современные вспомогательные технические средства для распространения культурных ценно­стей могли быть применены в областях, где в этом есть необходимость, должны создаваться такие условия, которые соответствуют положениям дей­ствующих конвенций и возросшим возможностям использовать произведения, подлежащие охране, без индивидуального согласия правообладателей и без отчисления вознаграждения в организации

правообладателей.

Проблемы, созданные существующим порядком

как для авторов и правообладателей, так и для потребителей их произведений, подлежащих охра­не, должны быть решены с помощью специальных

дополнений к закону.

Центральной задачей в работе комиссии по пе­ресмотру закона должно быть создание разумно­го соотношения между интересами авторов распо­ряжаться своими произведениями и интересами общества пользоваться ими без излишних препят­ствий. В то же время не должно быть предостав­лено возможностей иметь неограниченные преиму­щества за счет авторов тем, кто в коммерческих целях использует подлежащие охране произведе­ния. Затем не следует ущемлять права субъектив­ного характера, которые предоставлены автору за­конодательством .

Другой важной задачей является поиск просто­го административного регулирования вопроса воз­награждения в тех областях, где свободное исполь­зование подлежащих охране материалов наносит ущерб экономическим интересам авторов. Решение должно предусматривать, что экономическая выго­да авторов как группы не должна ухудшиться и должна соответствовать интересам общей полити­ки в области культуры.

223


Утверждение о том, что система договорных ли­цензий является наилучшим решением проблемы вознаграждения авторов за использование их про­изведений, может быть поставлено под сомнение. Причин этому много. Опыт шведского договора о копировании в школах графических и фотографи­ческих произведений показывает, что такая систе­ма требует большой административной работы со стороны потребителя, который должен представ­лять сведения о тираже копирования, а также со стороны представляющей правообладателей орга­низации (авторы, издатели, редакторы периодиче­ских изданий и т. д.). Думается, есть основание пола­гать, что решение этого вопроса с помощью догово­ров в других областях, например в экономике и управлении, должно вызвать еще больше проблем. В этих областях есть много различных групп пот­ребителей. Следует также иметь в виду и то, что сеть организаций авторов различных северных стран развита в различной степени. Что же каса­ется экономики и различных организаций в ней, то условия здесь, кроме того, такие, что вряд ли возможно прийти к единому шаблону системы от­четности, применяемому в шведских школьных до­говорах. Если в законодательство об авторском праве ввести положение о договорных лицензиях, то это может привести к дополнительным ослож­нениям, в частности может потребоваться специ­альный аппарат для защиты интересов тех авто­ров, которые не являются членами авторской ор­ганизации, подписавшей договор. Сказанное выше вызывает вопрос: разумно ли пропорциональны административные расходы, вызываемые договор­ными лицензиями, доходам, которые авторы — как группа или индивидуально — получают с помо­щью такой системы?

Следует также взвесить, какое воздействие бу­дет иметь новое решение проблемы на создание и распространение произведений, подлежащих ох­ране по авторскому праву.

Пересмотр должен затрагивать не только права авторов, но и названные выше так называемые смежные права. •

224


Как подчеркивалось ранее, возможности для основательных реформ авторского права ограниче­ны тем, что северные страны связаны обязательст­вами по международным конвенциям в этой обла­сти. Возникновение международно-правовой систе­мы, охватывающей большое число государств, имеет большое значение для международного поль­зования ценностями культуры и охраны интересов авторов зарубежных стран, поэтому вопроса о вы­ходе из этой системы не может быть. Следователь­но, целью настоящего пересмотра является опреде­ление того, какие изменения могут быть произведе­ны в рамках действующих конвенций. Между тем во время работы по пересмотру законодательства комиссия должна иметь право указать на необхо­димость изменений некоторых положений конвен­ций.

Некоторые положения в законах об авторском праве северных стран, пожалуй, более строги, чем это требуется действующими конвенциями. Дело в том, что формулировки законов дают возмож­ность для реформ в том направлении, которое здесь исследуется, и создают определенные усло­вия в рамках конвенции привести законы в соот­ветствие с научно-техническим и социальным раз­витием. Исходя из сказанного, следует взвесить, есть ли необходимость вводить общее положение о свободном копировании произведений, пользую­щихся охраной, и не приведет ли оно к наруше­нию их нормального использования, а также к не­желательному нарушению интересов автора. Необ­ходимо также сформулировать общее положение со специальными правилами для определенных об­ластей, имеющих практическое значение. Как и сейчас, в будущем также должны иметься правила относительно права на цитирование и т. д., кото­рые в настоящее время оговорены в особых поло­жениях Бернской конвенции.

В некоторых областях, затронутых в предложе­ниях комиссии по авторскому праву, есть необхо­димость в скорейшем введении новых положений. Это относится особенно к копировальной деятель­ности и к записям телепрограмм, которые имеют

15. Заказ 2102                                                                                     225


место в учебном процессе. Поэтому эти вопросы должны быть поставлены особо и обсуждаться в другом порядке, чем общий разбор законодатель­ства по авторскому праву.

Указанные выше направления работы должны тем не менее касаться также и этой части.

Комитет по телевидению при Совете министров северных стран недавно изложил свою рекоменда­цию (NU 19/74) «Телевидение через границу». В ре­комендации, между прочим, затрагивается вопрос об улучшении возможностей для приема передач из других северных стран. Для исследования, в ча­стности, этих вопросов Совет министров учредил особую рабочую группу северных стран. Если воз­никнут веские доводы в пользу положительного решения, то в будущем вопросы, обсуждаемые в настоящее время рабочей группой, смогут быть рассмотрены в рамках системы авторского права.

В директивах комиссии северных стран по ав­торскому праву дан ряд конкретных примеров по­ложений авторского права, которые необходимо пересмотреть. Как в отношении затронутых вопро­сов, так и других, ставших актуальными после принятия директивы, работа по реформе авторско­го права должна вестись согласно общим указа­ниям, приведенным выше. Особое внимание долж­но быть уделено проблемам практического харак­тера, которые возникают, когда произведение име­ет нескольких авторов. Эта ситуация, когда мно­гие, подлежащие охране произведения предстают в виде коллективного труда, стала обычной. Сле­дует взвесить и вопрос о передаче авторского пра­ва организациям. Необходимо уделить особое вни­мание в авторском праве ставшему актуальным вопросу о возможностях переработки произведе­ний с помощью современной электронной техники. То же самое относится и к использованию новых форм распространения произведений на радио и телевидении, например, с помощью космических спутников связи и системы кабельного телевиде­ния.

Поднятые здесь различные вопросы не являют­ся исчерпывающими. Общий пересмотр авторского

226


права, который вскоре будет произведен, должен предусмотреть систематические пересмотры поло­жений авторского права в этой области. Несмотря на то что основной целью общего пересмотра яв­ляется облегчение доступа к произведениям, под­лежащим охране, следует, чтобы во время ревизи­онной работы стало бы возможным в определен­ных областях, где ощущается особая необходи­мость, подготовить предложения по улучшению прав авторов.

Работа по ревизии не должна быть строго огра­ничена только вопросами в рамках действующего законодательства по авторскому праву. Должна быть дана возможность провести мероприятия иного рода, которые способствуют обеспечению целей реформы, d которых говорилось выше.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Вступительная статья


13 23

30

32 32 34

50

54 54 56

56

58

59

61

62

62

63


Глава 1 Введение с историческим экскурсом   .......

Глава 2 Обоснование правовой охраны произведений . . . . .

Глава 3

Основа правового регулирования охраны произведений литературы и искусства    ...........

Глава 4

Литературные и художественные произведения   . . .

/. Понятие «произведение»   ...........

II. Различные типы произведений   ........

Глава 5 Кому предоставляется авторское право? ......

Глава 6 Права автора .................

/. Общие сведения   .............

II. Исключительное право согласно § 2 Закона

А. Исключительное право на изготовление экземпляров произведения     ..............

Б. Исключительное право сделать произведение достоя­нием общества путем выпуска в свет   .....

В. Исключительное право сделать произведение достоя­нием общества с помощью распространения экзем­пляров     ................

Г. Общие сведения о полномочиях первоначального правообладателя согласно § 2 Закона .....

///. Личные неимущественные права согласно $ 3 (•sDROIT MORAL»)     ...........

А. Общие сведения о «DROIT MORAL» .....

Б. Право на имя   ..............

В. Право протеста против искажения произведения или представления его публике способом или при обс-

228


тоятельствах, порочащих художественные достоин­ства произведения и авторитет автора   ....

Г. Отказ от прав «DROIT MORAL» .......

Д. Порядок обжалования по праву «DROIT MORAL» Е. Правило § 53 Закона   ...........

Ж. Устарела ли охрана по «DROIT MORAL»? . . . 3. Правила «DROIT MORAL» помимо указанных в § 3   ..................

Глава 7 Ограничения авторского права   .........

/. Ограничения права на изготовление экземпляров

А. Изготовление экземпляров для частного исполь­зования     ................

Б. Фотокопированис в архивах, библиотеках и музеях

В. Изготовление экземпляров с помощью звукозаписи для временного использования в учебном процессе

Г. Изготовление экземпляров звуко- и видеозаписей радио- и телепредприятиями для использования в передачах     ...............

Д. Изготовление экземпляров литературных и музы­кальных произведений для глухих, слепых и других групп инвалидов    .............

Е. Право на цитирование   ..........

Ж. Воспроизведение   произведений изобразительного искусства      ...............

3. Воспроизведение художественных произведений в прессе    .................

И. Воспроизведение произведений в сборниках, пред­назначенных для богослужения или просвещения .

К. Воспроизведение текста к музыкальному произведе­нию в концертных программах и т. п. . . . . .

Л. Воспроизведение обсуждений в фолькетинге, прав­лениях коммун, прений сторон в суде, выступлений на других официальных собраниях и т. п. ....

М. Запись произведений на магнитную ленту или ки­нопленку при освещении событий дня .....

Н. Съемка (фотографирование) художественных про­изведений, выставленных на площадях, развилках дорог и т. д. ...............

О. Съемка художественных произведений для катало­гов и т. п.   ...............

//. Ограничения в исключительном праве на опубли­кование произведений    ..........

А. Основное правило § 20 о публичном представле­нии произведений     ............


96

100 100

100

101 101

106

108

109

111

114 114

123 123

125


Б. Использование произведений для передачи по ра­дио и телевидению без согласия правообладателя

В. Публичное исполнение произведений в связи с пе­редачей репортажей в кино, по радио и телеви­дению    .................

Г. Использование цитат    ...........

Д. Опубликование произведений, в том числе переда­ча по радио и телевидению, переговоров в фоль­кетинге и т. п.    .............

///. Ограничения исключительного права на опублико­вание и распространение экземпляров произведений

А. Ограничения исключительного права на распрост­ранение экземпляров среди публики    .....

Б. Ограничения исключительного права на публичный показ экземпляров произведений    ......

IV. Исключение в правилах § 3 «DROIT MORAL» . .

V. Общие правила для ограничений авторского права (§20)   .................

Глава 8 Продолжительность действия авторского права   . . .

Глава 9

Переход авторского права    ..........

/. Передача авторских прав    .........

II. Переход авторского права по наследству и, заве­щанию      ................

III. Переход права при преследовании кредиторов (§ 31 Закона) ...............

Глава 10 Правовая охрана каталогов, таблиц и т. д.   ....


Глава 11 Некоторые специальные положения    .......  127

А. Правовая охрана сообщений прессы   .....  127 Б. Положение о подписях художественных произведе­ний    ..................   127

Глава 12     ...                        ....

Санкции при нарушении авторского права    ....  128

Глава 13 Сфера применения Закона o(i авторском праве , , ,.  132

23Q


Глава 14

Правовая охрана профессиональных исполнителей, из­готовителей фонограмм и радиопредприятий   . . . .

А. Общие сведения    ............

Б. Профессиональные артисты-исполнители   . . . .

В. Изготовители фонограмм     .........

Г. Радиопредприятия     ............

Д. Обжалования и санкции    .........

Е. Область применения правил гл. V   ......

Глава 15

Правовая охрана авторов

фотографических произве-

дсний   .......

А. Общие сведения Б. Фотоснимки

В. Кто имеет право на фотоснимки?    ....

Г. Содержание права на фотоснимки     . . . Д. Ограничения авторского права на фотоснимки Е. Заказанные фотоснимки    ........

Ж. Передача права на фотоснимки    ....

3. Продолжительность охраны фотоснимков . . И. Обжалования и санкции    .......

К. Сфера действия закона    ........

Глава 16 Международное авторское право    ........

/. Авторское право на литературные и художествен­ные произведения    ............

II. Другие права     .............

Глава 17

Пересмотр законодательства по авторскому праву се­верных стран    ...............

Глава 18 Авторское право и технический прогресс    .....

Глава 19 Авторское право в будущем. Критика авторского права

Приложения