Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Гельб А.Б. Современное состояние проблемы правовой защиты программного обеспечения ЭВМ. Издание второе. –Таллин. –1983. –176 с.

 

АКАДЕМИЯ НАУК ЭСТОНСКОЙ ССР

 

Центр научной информации по общественным наукам

 

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМ ПРАВОВОЙ ЗАШИТЫ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭВМ

 

Издание второе дополненное

 

Аналитический обзор

 

 Таллин 1983


 


В обзоре рассматривается один из наиболее сложных вопросов правовой охраны интеллектуальной собственности на современном этапе: проблема правовой охраны разработок в области программного обеспечения ЭВМ. Проблема обостряется, с одной стороны, тем что удельный вес расходов на программное обеспечение за последние годы примерно втрое превысил расходы на создание самих ЭБМ. С другой стороны, результаты программного обеспечения, при реализации которого используется в основном математический аппарат, многими специалистами оцениваются как нетехнические, а, следовательно» и непатентоспособные решения. Излагается аргументация как сторонников, так и противников правовой охраны программного обеспечения, а также перечисляются объективные факторы, оказывающие влияние на возможные решения.

В обзоре проводится сравнительный анализ предложений ряда ведущих специалистов разных стран, государственных и общественных организаций по различным формам правовой защиты этого специфического объекта интеллектуального творчества, а также рассматривается практика некоторых судебных споров по патентной охране программного обеспечения ЭВМ.

В приложении приводится текст Типовых положений по охране программного обеспечения вычислительных машин, разработанных Консультативной группой, ВОИС, а также рассмотрены его возможные приложения в советских условиях.

В конце обзора помещена библиография работ советских и зарубежных специалистов по правовой охране программного обеспечения ЭВМ.


Содержание

 


ВВЕДЕНИЕ

Со времен первого патентного закона, изданного в Венеции в 1447г., правовая охрана результатов творческой деятельности человека непрерывно совершенствовалась, изменялась, дополнялась, углублялась и расширялась, охватывая все новые области и объекты человеческой деятельности. Менялись и сами институты правовой охраны.

Все это логически вытекает из самого характера интеллектуальной научной и технической деятельности человека, из непрерывно изменяющейся сущности объектов охраны, наконец, из сущности научно-технического прогресса.

В середине XX века, наряду с проблемами использования атомной энергии и освоения космического пространства, в центре внимания передовой научно-технической общественности оказался весь комплекс вопросов, связанный с самым широким использованием практически во всех областях научной, технической и хозяйственной деятельности общества электронно-вычислительной техники (ЭВТ).

Х.-Р.Рейхель /568/ указывает, что «инженер будущего будет гораздо меньше конструировать паяльником и электрическими схемами, а гораздо больше заниматься схемами потоков данных, языками программирования и пакетами программ».

Однако колоссальные технические, организационные и творческие успехи в данной области; имевшие место за удивительно короткий срок, общие тенденции к математизации техники вызвали к жизни ряд правовых проблем, связанных с юридической защитой результатов этого творчества. И если охрана технических средств ЭВТ в основном не отличалась от традиционных объектов охраны и поэтому


сравнительно быстро была разрешена, то вторая часть средств ЭВТ ее программное обеспечение1 - оказалась настолько необычным для юридической охраны и сложным в техническом отношении объектом, что, несмотря на более чем 25-летнее обсуждение ее юристами, патентоведами, математиками и представителями технических наук большинства развитых стран мира, до сих пор не нашла своего однозначного решения.

В настоящем обзоре предпринята попытка рассмотреть основные тенденции в развитии этой проблемы, ее теоретические аспекты, юридическую практику разных стран, а также уровень, достигнутый в ее решении.

 

 


1 В настоящем обзоре термин «программное обеспечение ЭВМ» будет использоваться вместо Обычно встречающихся в литературе терминов «алгоритмы и программы», «математическое обеспечение ЭВМ» и пр.

Полагается, что этот термин шире и правильнее охватывает весь комплекс нетехнических средств, обслуживающих ЭВМ и обеспечивающих ее работу, в том числе и то, что вкладывается в вышеприведенные термины; он более перспективен, т.к. может охватить и возможные новые объекты и направления изысканий в этой области; наконец, учитывая международный характер обсуждаемой проблемы и определенные успехи, достигнутые в решении проблемы по линии Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), термин «программное обеспечение ЭВМ» по смысловому значению более точно соответствует принятому в международных документах термину “software” и тому комплексу объектов, который этим термином охватывается.


ВОЗНИКНОВЕНИЕ И СУЩНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ

 

С тех пор как ЭВМ получили широкое распространение во всем мире, и фирмы практически перестали нуждаться в рекламе своих машин и придаче им программного обеспечения, последнее стало рассматриваться на мировых рынках как самостоятельный товар.

Так, если в. первые годы производства ЭВМ и использования систем программирования в малинных кодах программное обеспечение составляло всего около 5% .общей стоимости комплекса ЭВМ /389/, то в настоящее время стоимость программного обеспечения оценивают в 70%. А по последним прогнозам, в ближайшие годы его стоимость дойдет до 90%, оставив электронике лишь 10% от общей стоимости. Полагают, что стоимость программного обеспечения в наши дни доходит до 13 млрд. долларов в год /88,459,463/. К тому же поначалу программное обеспечение, как правило, было жестко связано с данным типом ЭВМ, и фирмам было выгодно при продаже самих машин придавать им свой математический аппарат. Это еще теснее связывало потребителя с фирмой, и, таким образом, оказывалось предпосылкой для дальнейших коммерческих связей с потребителями.

Однако по мере совершенствования самой ЭВТ, ее программного обеспечения, а также использования алгоритмических языков и системного программирования, программное обеспечение все в большей степени становилось самостоятельным объектом коммерческих сделок.

0.В. Олейников /62/ указывает, что «создание математического обеспечения ЭЦВМ, как и создание технических средств, требует затрат высококвалифицированного творческого труда; отсюда алгоритмы и выражающие их программы содержат в себе решения задач,


 

часть которых выполнена на уровне изобретений вне завися мости от того, охраняются ли они законом».

Вполне естественно, что при таком положении вещей авторы фирмы, создающие программное обеспечение ЭВМ, стали искать путь и средства для охраны своего дорогостоящего и высокопроизводительного товара.

На XXIX конгрессе АИППИ 1 (Сан-Франциско, 3-10 мая 1975г.) в резолюции по вопросу 57 2 высказывается мысль, что /337/:

 “а) ...интеллектуальное творчество в области программного обеспечения, в принципе, заслуживает и нуждается в охра не исключительным правом или авторским свидетельством для того, чтобы способствовать разработке программного обеспечения, его использованию и распространению знаний связанных с ним;

 б) все лица, занимающиеся разработкой, распространением и применением программного обеспечения и, в частности, вычислительных программ, нуждаются в усиленной правовой охране.”

В начальный период (конец 50-х годов) авторы и фирмы обратились к традиционным формам правовой охраны (патентное право, авторское право, ноу-хау3, законы о недобросовестной конкуренции и

 

 


 

 


 1 AIPPI - Assotiation Internationale pour la. Proteotion de la Propriete industrialle - Международная ассоциация по охране промышленной собственности, В русском языке принято сокращение, исходящее из французского наименования, - АИППИ.

2 В программе АИППИ под вопросом 57 обсуждалась проблема правовой защиты программного обеспечения ЭВМ.

3 Так называемые «производственные секреты». Термин происходит от его английского аналога «know - how - начала выражения «I know hоw to do it”- «я знаю, как это сделать».


пр.) интеллектуальной собственности. Назывались даже норму охраны в виде промышленных образцов /229 и др./ к товарных знаков /450 и др./. Эти нормы хорошо известны, и поэтому их применение казалось логичным. Однако в ходе попыток практически использовать те или иные правовые институты как заявители, так и эксперты натолкнулись на ряд затруднения, обусловленных самим характером программного обеспечения как объекта охраны.

С другой стороны, возникла жаркая дискуссия о правомерности использования той или иной правовой системы.

Уже в самом начале дискуссии К. Шрамм /595/, пытаясь выяснить, объектом какого права является программное обеспечение ЭВМ, проводит сопоставление характерных особенностей изобретательского и художественного творчества:

Разработка

 

изобретательского творчества художественного творчества имеет место, если эта разработка создана:

а) субъективно впервые; а) субъективно впервые;

б) в воспроизводимой форме; б) в воспроизводимой форме:

при использовании:


в) сырья и/или природных сил;

 а также:

 г) творческой мысли в виде технической идеи изобретения;


в) сырья и/или природных сил;

 

г) собственной творческой фантазии создателя в индивидуальном неповторимом изображении;



 1 Техническая, математическая и правовая сущность алгоритма и вычислительной программы подробно проанализированы в работах Т.А. Арешева /2/, Р. Кэлера /382/, Г. Колле /389/, Р. Цан /699/ и ряда других авторов.


 


которая передается в форме, подходящей:

д) чтобы быть доступной д) чтобы быть доступной

другим людям; другим людям посредством

                                                          глаз и ушей;        

е) и удовлетворяет человеческие е) и вызывает у этих

 потребности при использовании людей эмоциональные

прогрессивного                       ощущения.

технического решения.

 

Из этого анализа K. Шрам делает вывод что вычислительная программа может быть воспринята как изобретение, но ни в коем случае как разработка, защищаемая по авторскому праву.

С другой стороны, одновременно была высказана прямо противоположная мысль: «Если вычислительные программы не подходят под патентную защиту, то, по законам авторского права, они в любом случае охраноспособны » /699/.

Однако, кроме вопроса о правомочности охраны объектов программного обеспечения по нормам авторского, патентного или др. права, возник еще целый ряд чисто практических проблем.

 1. По авторскому праву:

а) поскольку этот правовой институт защищает лишь внешнюю форму, а в объекте программного обеспечения ЭВМ основное его идея, то этот правовой институт представляется недостаточным и слабым;

 б) авторское право запрещает копирование охраняемого объекта; однако при любом использовании вычислительной программы (ее перфорировании, записи на магнитной ленте или барабане и пр.) она копируется;

 в) внешнюю форму вычислительной программы (охраняемую по


 

авторскому праву ) можно легко изменить путем перестановки отдельных команд или операторов и/или их групп, сохраняя при этом программную суть разработки, г) изменением внешней формы вычислительной программы может быть а изложение той же сути на другом алгоритмическом языке

 д) поскольку вычислительная программа записывается на магнитном носителе ЭВМ, то практически невозможно проследить нарушение прав автора.

2. По патентному праву:

а) как составить описание и формулу изобретения?

б) как выбрать прототип изобретения?

 в) в какой степени в описании раскрывать суть разработки?

 г) на основании каких материалов приводить поиск?

 д) как провести экспертизу?

 е) каковы критерии для экспертизы?

 ж) как проследить нарушение патента?

 3. Исходя из сущности правовых отношений по ноу-хау, объект охраны держится в секрете. Это делает информацию о нем недоступной для широкой общественности и потенциальных потребителей (в отличие от патентного права, где широкая публикация обязательна, что нежелательно как с точки зрения научно-технического прогресса, так и из коммерческих соображений. С другой стороны, при oтсутствии практической возможности обнаружения нарушения патента для объектов такого рода широкую и полную публикацию всех материалов программного обеспечения наподобие патентной публикации также следует считать нецелесообразной.


Несколько более ограниченный интерес представляет проблема защиты вычислительных программ, предназначенных для создания традиционных объектов охраны авторского права, например, музыки .

Р. Цан /699/ сравнивает такие программы с системами нот, указывая, что, например, перфолента, будучи носителем информации, выполняет в ней функцию нотной бумаги;, а отверстия в ленте - функцию нот. Иными словами, такая музыкальная программа вместо нот пользуется «языком», понятным для воспринимаемым ЭВМ.

М. Вейстханнер /681/, называя подобной программы художественными, считает их вполне подходящими для защиты по законам авторского права. Но тут же она приходит к выводу, что фактически в этом случае будет охраняться не сама программа, а ее результат - музыка, сочинение и пр.

Таким образом, отдельные решения для конкретного частного случая могут охраняться той или иной системой правовой защиты. Однако настоящего решения для проблемы в целом они не дают.

Поэтому многие специалисты стали высказываться за введение системы охраны, специально разработанной для такого специфического объекта, как программное обеспечение ЭВМ, и учитывающей все требования по охране и особенностям объекта. Работа в этом направлений проводилась как отдельными специалистами /261,374, 389,496,609/, так и организациями /93,96,348,646/. В итоге 6-летней работы Консультативной группы неправительственных экспертов, созванной ВОИС, в 1977 году были приняты Типовые положения по охране программного обеспечения вычислительных машин и рекомендованы заинтересованным странам /88,398,459/. В этом законопроекте сделана попытка совместить элементы авторского и патентного


права и частично ноу-хау.

В 1979 году по инициативе ВОИС начала свою деятельность группа правительственных экспертов по охрана программного обеспечения ЭВМ, которая, продолжая работу над совершенствованием Типовых положений, приступила к разработке проекта международного соглашения по охране программного обеспечения ЭВМ. В этой работе участвует и советская делегация /97,239/’. Одновременно были внесены дополнения к Законодательству США по авторскому праву(US Copyright Act), относящиеся к программному обеспечению.

В 1979 году опять активизировались судебные прецеденты в США. Целая серия споров о патентных заявках, в которых существенное значение имело программное обеспечение, рассматривалась в суде по таможенным и патентным делам /763,775,800,810 и др./, решения которого оспаривались Патентным ведомством США, а затем подтверждались окончательными решениями Верховного суда США уже в 1981 году /148,149,150,665,666,764,776/.


ВЗГЛЯДЫ СПЕЦИАЛИСТОВ НА ЗАЩИТУ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭВМ

 

В последние годы стало очевидным, что решающую роль в эффективном использовании вычислительной техники играет совершенное программное обеспечение. Стандартизация, миниатюризация и интеграция электронных элементов вычислительной техники ведут к ее непрерывному удешевлению, в то время как программное обеспечение дорожает и. по последним прогнозам может достичь 90% стоимости всего комплекса «ЭВМ - программное обеспечение».

Поэтому вопрос защиты своего программного обеспечения зачастую становятся для фирмы вопросом существования самой фирмы. Неудивительно, что фирмы принимают самые решительные меры в этом направлении, применяя организационные, программные и юридические меры.

Если организационные и программные меры, при которых производитель программного обеспечения либо тщательно закрывает все возможные каналы утечки информации о своих разработках;

либо хранит свои разработки в памяти ЭВМ в закодированном виде могут решаться силами самой фирмы, то юридические меры должны решаться на общегосударственном и международном уровнях.

В мировой патентной, технической и математической литературе проблема возможности и целесообразности правовой защиты программного обеспечения ЭВМ по нормам различных правовых институтов нашла широкий отклик. Специалисты практически всех стран сочли нужным выступить по атому сложному и спорному вопросу. В таблице приведены статистические данные по тем публикациям, которые зафиксированы в помещенной в конце обзора библиография, не претендующей, однако, на исчерпывающий охват


всех публикаций в мире.

Вполне естественно, что на эти данные наложили свой отпечаток языковые барьеры, популярность и доступность тех или иных патентно-правовых изданий и пр., что особенно сказывается на статистике последних лет. Тем не менее, более семисот наименований дают кое-какое представление о распределении публикаций по странам, годам и тематике и позволяют - пусть с некоторой погрешностью - судить о публикациях во всем мира в этой области. Отсюда видно, что резко выделяется активность четырех стран (ФРГ, США, СССР и ГДР). На графике отражена активность публикаций в этих странах по годам. Здесь четко вырисовывается общая активизация публикаций практически во всех странах сначала в конце 60-х и затем в середине 70~х годов. Наличие двух таких ликов в графиках, по всей видимости, обусловлено тем, что проблема, обострившаяся в начале 60-х годов, в это время еще не нашла своего решения.: в поисках его множество авторов и организаций выступало с конкретными предложениями, анализами возможных путей решения, критическими замечаниями.

В начале 70-х годов уже наметились кое-какие решения. Множество патентов было выдано Патентными ведомствами США, ФРГ и ряда других стран, в том числе даже на такие объекты, в названиях которых фигурировали наименования "Алгоритм" или "Программа"1 , чего в прежние времена оказалось бы достаточным для того, чтобы заявка была отклонена, возможно, даже без рассмотрения.

 

1 Например: патент США №3,568,156 "lest matching algorithm" (от 2. 03. 1971 г) и патент США № 3,707,725 "program Execution Tracing" (от 26. 12. 1972 г. ) и многие другие.


 

С другой стороны, с 1971 г. по инициативе ВГИС Консультативная группа экспертов приступила к изучению проблемы и разработке специальной системы защиты, а также проекта международного соглашения.

К середина 70-х годов уже наметились первые итоги, этих мер, что привело к активизации авторов и возникновению нового пика публикаций.

В течение последних трех лет число публикаций непрерывно росло (отдельные «неровности» кривой и незначительный спад в последний год следует отнести скорее за счет медленных темпов распространения информации о публикациях), что связано с целым потоком патентных заявок, судебных дел, а отсюда - и бурный интерес к ним» и многочисленные публикация.

Характерно, что подавляющее большинство публикаций (373) посвящено вопросам охраны программного обеспечения ЭВМ патентным (изобретательским) правом. Немалое количество работ (99) содержит сравнительный анализ нескольких форм защиты. Широко рассматривается защита авторским правом (135), а также различными прочими формами охраны (нормы защиты в виде промышленного образца, товарного знака, ноу-хау» законы о недобросовестной конкуренции и пр.) (55). Работы же международных организаций привели к серии публикаций по разработке специальной системы охраны объектов этого типа (45).

Ниже рассмотрены некоторые наиболее распространенные формы охраны.



 


1. Патентная (изобретательская) охрана

Патентная охрана, как наиболее распространенная, систематизированная и эффективная форма охраны, естественно, привлекла внимание специалистов прежде всего. Она имеет множество как сторонников, так и противников. Причем аргументацию и первых, и вторых следует считать вполне обоснованной.

Первоочередной интерес, с этой точки зрения, представляют остроумные высказывания американского специалиста Р.Лоолэpa 1 /413/:

Утверждают, что объект сам пo себе не подходи? для патентной защиты.

 Это хороший предлог уклониться от обсуждения данной проблемы.

Правовая защита программного обеспечения может помешать его широкому использованию. Поскольку ЭВМ работает с различными программами, никто не должен обладать монопольным правом на них. Аналогично можно утверждать, что автор не имеет права на свою пьесу, так как ее играют многие актеру, композитор - на симфонию, которую играют многие оркестры, и т.д.

Проведение экспертизы наталкивается на непреодолимые трудности.

 

 


1 В предисловии к статье Р. Лоолэр охарактеризован следующим образом: «Физик по образованию, юрист по профессии, программист во призванию. Он был первым, применившим ЭМВ в юриспруденции он руководит Комитетом электронного поиска данных Американской Ассоциация адвокатов» /413/.


 

Ладно, тогда найдем понятия и критерии для патента на программное обеспечение. Ведь ты же не прощаем воровства только потому, что вора трудно поймать!

Математику невозможно запатентовать.

Этот вопрос следует рассматривать в свете процессов Кинга или Прейтера и Уэй.

Программа - это лишь функция ЭВМ.

В 1941 году я запатентовал способ использования масс-спектрометра. Это оказалось возможным, так как масс-спектрометр валялся на полке 30 лет, а эта «новая функция» дала ему право на жизнь! То же самое и с программой. Если программа заставляет ЭВМ работать по-новому, то это не функция ЭВМ, а новый процесс, вызванный программой.

Трудно установить нарушение прав.

Эта трудность характерна, не только для объектов программного обеспечения ЭВМ, То же самое можно сказать и о химических процессах, и даже об устройствах, которые можно изготовить на своем заводе и спрятать от потребителей.

Судопроизводство медленно и дорого.

Это же можно сказать и о других объектах патентования.

 


1В ходе указанных процессов авторы доказали для данных конкретных изобретений непосредственную связь математики с техникой и преобладающую роль математики в создании изобретения. С этим согласился и патентный суд /167,699/.
Возмещение за понесенные убытки не компенсирует действительных убытков.

И в этом отношении положение не отличается от многих других объектов патентования”,

Мнение Р. Лоолэра вполне обоснованно и весьма компетентно с точки зрения как программирования, так и патентного дела.

Но кроме указанных Лоолэром и приведенных на с. 7 практических затруднений при патентовании объектов программного обеспечения ЭВМ имеется еще ряд весьма серьезных аргументов против патентования:

а) процедура патентования весьма продолжительна. На неё требуется от 2 до 5 лет, в то время как срок жизни самого программного обеспечения может быть короче;

б) объект имеет смысл патентовать тогда, когда в сфере производства его можно опознать, выявить и отделить от других защищенных и незащищённых объектов. В противном случае защита необоснованна,

в) отсутствует фонд программного обеспечения ЭВМ и, тем самым, возможность выявления аналогов, прототипов с которыми можно было бы сравнить новое решение, а также провести экспертизу;

г) поскольку для объектов этого типа очень трудно выявить случай нарушения прав; то полная публикация описания объекта, принятая: в патентных документах, с одной стороны, нецелесообразна, а с другой - может оказаться неоправданно емкой для патентного документа,


более подходящей для научной публикации, чем для патентного описания.1

Все эти аргументы, конечно, обоснованны. Тем не менее, они не могут отрицать возможность и необходимость патентования объектов программного обеспечения ЭВМ.

Ибо в конечном итоге вопрос вовсе не а том, подходят ли объекты к системе, или система к объектам. Основная проблема заключается в другом - нужна ли для этих объектов эффективная система защиты, например, на уровне изобретательского (патентного) права, или нет. А если действительно нужна, то эту систему нужно приспособить к объекту.

А. Хубер /325/ правильно отмечает, что «пригодность патентной системы определяется ее способностью удовлетворять новейшим требованиям науки и прогресса».

По поводу же приведенных аргументов мнения специалистов-сторонников защиты объектов программного обеспечения ЭВМ /I2, 40,389,562 и др./ - сводятся в основном к следующему.

 1.Длительный срок процедуры патентования не является принципиальным препятствием. Во-первых, следует полагать, что патентную защиту получат лишь новые, оригинальные, эффективные объекты программного обеспечения, выполненные действительно на уровне изобретений. И такие разработки, естественно, «живут» гораздо дольше

 


          1 Например, в описании к патенту Великобритании № I 492 081

Computer Controller System ui-th a Reprogranmable Read only имеется 15 страниц самого описания, 19 пунктов (2 страницы) патентной формулы, 131 страница программ и инструкций и 89 страниц блок-схем.


 

срока экспертизы. Во-вторых, следует разработать метода для машинного патентного поиска, выявления аналогов и прототипа предложенного объекта программного обеспечения ЭВМ, сравнения существенных отличий, выявления новизны, то есть проведения черновой экспертизе (окончательная экспертиза, естественно, остается за человеком-экспертом). Все это, конечно, создаст предпосылки для значительного ускорения процедуры экспертизы. В этом отношении программное обеспечение ЭВМ по своему построению, носителям и существу ухе подготовлено для обработки на ЭВМ, т.е. находится в более предпочтительном положении, чем любой другой объект экспертизы.

2.       Большое количество выданных патентов и авторских свидетельств на объекты программного обеспечения ЭВИСС&Х, ФРГ, ССОР, Япония, Великобритания и др.), практика проведения экспертизы по ним, целая серия решений патентных судов /752-§51/ и публикаций /216,237,238,372,404, 516,539,697 и др. / опровергают утверждения о том, что объекты этого типа вообще невозможно сравнить, выявить, опознать, составить для них патентную формулу и т.п. Все это фактически сделано для тысяч объектов, на которые выданы патенты.

Некоторые специалисты утверждает, что в принципе этот вид объекта не отличается от традиционных объектов патентования.

Л. Хубер /325/ говорят, что «многие пункты патентных формул, в которых регулирую, управляют, следят,


 

избирают, сравнивают, посредничают - содержат не что иное как алгоритм!», а также, что «несмотря на автоматизацию управления, программное управление работой является способом работы».

3.       Проблема отсутствия фонда патентных документов для поиска аналогов и проведения экспертизы вряд ли мажет стать серьезным препятствием при желании признания патентоспособности программного обеспечения ЭВМ. Ведь аналогичные проблемы возникали во все времена существования патентной системы при введении новых объектов охраны (напр., оптические устройства - в 1914г., способы контроля и испытания в производстве ~ в 1949г. s Великобритании, вещества, полученные химическим путем, - в 1968г. в ФРГ и а 1973г. в СССР и пр.) и всегда преодолевались. В данном же случае имеются еще большие возможности в виде:

во-первых, патентов и авторских свидетельств на способы и устройства, не базирующиеся на программном обеспечении;

во-вторых, достаточно большого количества уже выданных патентными ведомствами патентов на объекты программного обеспечения ЭВМ;

в-третьих, непатентных публикаций (в частности, в СССР уже с 1966г. существует Государственный фонд алгоритмов и прогреми - ГФАП, издаются аннотированные сборники «Алгоритмы и программы”).


 

 4. Публикацию всех материалов программного обеспечения ЭВМ действительно следует считать нецелесообразней. Очевидно, в патентных документах было бы достаточно дать необходимую информацию для потребителей о возможностях, используемом математическом аппарате, алгоритмическом языке и эффективности объекта программного обеспечения. Все остальные материалы уже могут быть переданы непосредственно при заключении лицензионной сделки. И в выданных на сегодня патентных документах hp программа или алгоритмы, как правило, приводятся описание принципов выполнения программированных способов иди структуры устройств, построениях по заданному алгоритму, а сами программ иди алгоритмы в описаниях приводятся обычно в виде приложения или графического материала, если они вообще приводятся. Однако, естественно, что именно в вопросе об объеме публикации сущности разработки, в случае признания возможности защиты объектов программного обеспечения ЭВМ по патентному (изобретательскому) праву, должны быть разработаны специальные формы, требования и нормы, обусловленные спецификой этого объекта.

 При о спаривании возможности защиты объектов программного обеспечения ЭВМ по нормам изобретательского (патентного) права большинство авторов указывает на несоответствий! этого вида объектов критериям изобретения. Как известно, критерии изобретения для различных стран различны и исходят из национального законодательства.


 

Ниже это вопрос будет рассмотрен с точки зрения советского законодательства.

В соответствий с п.21 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях в СССР изобретения должны обладать четырьмя признаками:

1) новизной;

2) существенными отличиями;

3) быть техническим решением задачи и

4) давать положительный эффект.

Когда речь идет о действительно новых, оригинальных объектах программного обеспечения ЭВМ, обладающих так налагаемым изобретательским уровнем, то, очевидно, нет сомнений в том, что им присущи три признака изобретения: новизна, существенные отличия и положительный эффект. И с этим соглашаются фактически все авторы.

Спор возникает по поводу признака «техничности».

Х.-Р. Рейхель'/568/ вообще считает постановку такой проблемы на современном этапе делом неправомерным, ибо практически невозможно провести четкую границу между» математическими и электронными элементами многих решений и систем (АСУ, логические машины, микропроцессоры и пр.), а посему «отделение технического от нетехнического не является проблемой эпохи карманных калькуляторов».

Здесь открываются две возможности: с одной стороны, можно действительно вести спор о техничности иди нетехничности объекта, с другой же стороны, можно вообще отказаться от этого признака.


 

Рассмотрим оба варианта подробнее.

Конечно, кет сомнения, что объекты программного обеспечения являются скорее математическими разработками, чем техническими. И тем не менее, можно привести достаточно примеров, когда новизна и изобретательский уровень технического решения возникают именно благодаря математическим методам.

Такова, например, новизна накапливающего сумматора с параллельным переносом по сравнению с такими же сумматором, но и последующим переносом, где в принципе новое математической действие - параллельный перенос - диктует техническую реализацию соединений известных узлов сумматора /9/. С другой же стороны, во многих случаях вообще невозможно провести четкую грань между математикой и электроникой, как, например, в автоматизированных системах управления /45/ или при синтезировании логических вычислительных устройств методами математической логики и т.я./9/.

А. Хубер /325/ указывает, что «электронные средства ЭВМ и программное обеспечение в отдельности - это «спящая работоспособность». Только подача программы в ЭВМ «пробуждает» в ней работоспособность».

С ним перекликается Г. Колле /389/, утверждая, что «патентоспособность способа не зависит от средств, которыми он выполняется. Он может управляться автоматически, но также и человеком, которой задает технический режим, следит, управляет и кончает его. Оба метода охватывают область охраны способа и являются патентоспособными”.


В СССР Разъяснением № 4 Государственного комитета СМ СССР по делам изобретений и открытий о? 13 ноября 1975г. /8I/ была узаконена защита по изобретательскому праву определенных категорий объектов программного обеспечения ЭВМ, реализованных в технических устройствах и способах управления процессами:

«Из числа объектов вычислительной техники изобретениями могут быть признаны:

а) устройства, характеризуемые конструктивными признаками, в том числе такими конструктивными признаке-ми, наличие которых определяется особенностями алгоритма, обуславливающего организацию и распределение ресурсов ЭВМ;

6) способы, характеризуемые выполнением в определенной последовательности ряда действий над материальными носителями информации с помощью материальных объектов.

Под материальными носителями информации понимается объекты, на которых зафиксирована информации (магнитные ленты, магнитные диски и т. д.) » /81/.

Примерно ту же мысль высказывают Р. Остерланд и Р.Цаймер /507/, когда говорят, что при патентование объектов программного обеспечения ЭВМ «...в пунктах патентной формулы математические понятия записывается в технической терминологии».

Тактим образом, многие авторы усматривает в программном обеспечении реально патентоспособные объекты. Подытоживая эту точку зрения, Г.Колле /389/ указывает, что программа 8ВМ в качестве патентоспособного объекта характеризуется:

“1) как способ для использования устройства обработки данных, которое характеризуется последовательностью изменений состояний своих составных структурных элементов;


 

в качестве комбинации «программа-устройство» для обработки данных, причем программа здесь предстает в виде материального объекта в форме перфокарт, перфолент или магнитных лент;

в качестве специальной машины, построенной особым образом, и которая с помощью программы может переводиться в различные временные состояния;

в качестве материального воплощения в памяти ЭВМ;

в качестве средства управления ЭВМ в форме перфокарт, перфолент, магнитных лент и т.д.;

в качестве способа переключения цепей;

в качестве собственно основополагающего алгоритмического способа или принципа”.

Таким образом, можно утверждать, что некоторые категории наиболее оригинальных объектов программного обеспечения, выполненные на уровне изобретений, ухе сейчас, по существующим нормам патентного (изобретательского) права большинства стран, могут быть признаны патентоспособными. При этом следует обратить внимание на необходимость особо тщательного и даже искусного оформления заявочных материалов в соответствии с критериями той или иной страны. Нет сомнения, что это будет лишь небольшая часть (по предположениям Консультативной группы ВОИС /88,398,459/ не более 1% всех созданных объектов программного обеспечения ЭВМ), но зато наиболее ценных и эффективных объектов программного обеспечения ЭВМ.

Система таких патентов и авторских свидетельств уже работает. В одних странах более, в других - менее активно. Имеются

страны, патентные ведомства которых в своих законодательных актах однозначно объявили алгоритмы и программы непатентоспособными объектами (Австрия, Швейцария, Франция и др.).

С другой же стороны, учитывая специфику объекта охраны, можно вообще отказаться от критерия «техническое решение задачи», заменив его, например, критерием «программное решение задачи» или чем-то аналогичным. Б изобретательском праве известны и другие объекты, для которых, с учетом их специфики, необязательны все вышеуказанные критерии изобретения (штамм микроорганизма, применение известного объекта по новому назначению). И в данном случае первичным должен быть вопрос об охраноспособности, а вторичным - подбор критериев для данного вида объекта.

В дальнейшем для объектов программного обеспечения ЭВМ охрана изобретательским (патентным) правом с введением дополнений в нормативные акты и в перечень объектов охраны возможна в следующих вариантах:

а) в качестве изобретения (по-видимому, небольшая часть объектов программного обеспечения ЭВМ);

б) наряду с существующими объектами промышленной собственности - открытием, изобретением, промышленным образцом, товарным знаком - признать в качестве еще одного объекта промышленной собственности и программное обеспечение ЭВМ;

в) наряду с существующими объектами охраны по изобретательскому праву устройством, способом, веществом» применением, штаммом микроорганизма - признать в качестве еще


 

одного самостоятельного объекта изобретения и программное обеспечение ЭВМ;

г) наряду с существующими объектами охраны гю изобретательскому праву, приравненными по правовому статусу к изобретениям, - новыми сортами и гибридами сельскохозяйственных культур, породами сельскохозяйственных животных и птиц и пр., - приравнять в правовом отношении к изобретениям и программное обеспечение SDM. Во всех этих случаях, независимо от избранного варианта, должен быть разработан свод норм и предписаний специально для данного типа объекта - программного обеспечения ЭВМ. Очевидно, что тогда было бы целесообразно до новой системе охранять не только алгоритмы и программы, но весь комплекс объектов программного обеспечения (алгоритмы, программы, инструкции, описания программ и пр. вспомогательный материал). Но при этом также очевидно, что соответствующий вспомогательный материал существует только вместе с основными объектами - алгоритмом и/или программой. Вспомогательный материал также не может обладать ни новизной, ни положительным эффектом, а если обладает, то они задаются тем алгоритмом или программой, ради которого они созданы.

Поэтому создаваемая система могла бы предусмотреть независимую охрану алгоритмов и программ, а также независимую охрану всего комплекса объектов, причем вспомогательный материал мог бы охраняться только вместе с соответствующим алгоритмом и/или программой.

Независимая охрана вспомогательного материала, по-видимому, долена относиться к компетенции авторского права (в случае его публикации).


Какой бы из этих путей ни был избран, он должен предусматривать эффективную защиту на уровне изобретательского (патентного) права и систему вознаграждения разработчикам.

Создание эффективной системы защиты для объектов программного обеспечения ЭВМ на уровне изобретательской (патентной) защиты имеет большое научно-техническое и народнохозяйственное значение.

Такая система создает предпосылки для выделения из огромного массива объектов программного обеспечения ЭВМ истинно новых, оригинальных и эффективных разработок, признанных таковыми официальной государственной экспертизой;

благодаря довольно хорошо налаженной и систематизированной систем» патентной информации в ее составе возникла бы подсистема информационного поиска программного обеспечения, объем информации которой был бы значительно больше, а сама она бала бы содержательнее любой другой существующей в настоящее время информационной системы по программному обеспечению ЭВМ;

были бы созданы предпосылки для широкого обмена (на лицензионных или других возмездных началах) объектов программного обеспечения ЭВМ на основании объективных исходных данных, что значительно уменьшило бы параллелизм в создании программного обеспечения;

это позволило бы дать объективную оценку результатам работы и квалификации программистов;

это содействовало бы стандартизации средств, методов и продуктов программирования;


поскольку речь идет об эффективных и не требующих больших дополнительных расходов при их применении объектах программного обеспечения, их использование дало бы значительную экономию машинного времени и человеческих ресурсов программистов;

это создало бы систему морального и материального стимулирования программистов, имеющую свой определенный правовой регламент;

стимулировало бы специалистов повышать свою квалификацию;

позволило бы выявить наиболее авторитетные организации – производители программного обеспечения ЭВМ;

создало бы твердую основу для международного сотрудничества и для лицензионных сделок в области программного обеспечения ЭВМ;

значительно облегчило бы работу вновь создаваемых вычислительных центров к способствовало бы росту квалифицированных кадров программистов, так как их работа базировалась бы лишь на отобранных экспертизой из общей рутинней массой действительно эффективных и поучительных объектах программного обеспечения ЭВМ.

 Программное обеспечение ЭВМ как результат интеллектуального творчества высокого уровня, с одной стороны, и дорогостоящий товарный продукт, с другой, заслуживает того, чтобы иметь свою эффективную систему защиты.

 

2. Охрана авторским правом

 

Целый ряд авторов /85,11.7,151,347,370,382/ высказывается в защиту программного обеспечения ЭВМ нормами авторского права.


Такая защита, как наиболее простая, дешевая к бесхлопотная, несомненно представляет большой интерес. В некоторых - странах для приобретения охраны по авторскому праву соответствующий правовой объект необходимо зарегистрировать в Бюро по охране авторских прея, в других же странах этого вообще не требуется, ибо при появлении публикации он автоматически приобретает охрану авторским правом.

В ряде случаев - для фиксации авторских прав на объекте охраны необходим знак авторского права © (начальная буква Copyright - авторское право).

Если в дискуссии об охране программного обеспечения ЭВМ патентным правом основным вопросом является – как защитить?, то для авторского права такой проблемы практически не существует. Здесь встает вопрос иного рода: каков смысл такой защиты?

Авторское право, защищая лишь внешнюю форму, не защищает его сути, идеи /562/. Это обуславливает:

а) невозможность копирования программы полностью или с изменением;

б) невозможность перевода, программы на другие языки и их дублирования в другой форме, например, в виде перфолент или магнитных лент.

Но в таком случае: что же защищается для программного обеспечения ЭВМ с помощью авторского права?

Г. Колле /389/ считает, что «с точки зрения авторского права безразлично, представляет ли программы языковые документы, к которым в первую очередь относятся плоды литературного


труда или научно-технические публикации, или смешанную форму обоих типов».

С другой же стороны, указывается, что «если некоторые формы программного обеспечения (в особенности, в языковой форме) безо всяких оговорок признаются охраноспособными по авторскому праву, то другие формы представления программного обеспечения (например в виде магнитных лент) в традиционной форме авторского права - в виде литературных, художественных произведений - вряд ли приемлемы. Поэтому охрана по авторскому праву весьма ограничена» /88,398,459/.

При этом надо однако, считаться с тем, что многие объекты и материала программного обеспечения ЭВМ могут представлять собой толстые отпечатанные тома, основная часть которых включает обычную рутинную работу программистов, и было бы странно защищать ее изобретательским /патентным/ правом, когда там нет даже намека на оригинальность, изобретательность и т.п. Сюда же относятся и так называемое «сопровождение» программы, которое существу лишь вместе с программой, а следовательно, самостоятельно может защищаться лишь авторским правом.

Не исключено, что если такие разработки вообще следует защищать, то авторское право - наилучший вариант защиты для них.

По мнению Э. Ульмера /658/ учитывая, что авторское право не оговаривает величины объема умственного труда, можно утверждать, что любая самостоятельно созданная программа с определенным объемом, нижняя граница которой составляет от 500 до 1000 команд, без особого доказательства оригинальности может защищаться авторские правом.

Касаясь же алгоритма решения, Э.Ульмер /658/ указывает,


что по авторскому праву можно охранять лишь индивидуальное творчество. Здесь играют роль искусство изложения, фантазия, логика, компетентность, выбор материала л пp. Исходя из этого, по авторскому праву не может охраняться алгоритм, так как он логически вытекает из постановок задания.

Использование авторского права для некоторых видов или частей программного обеспечения ЭВМ ряд авторов считает вполне обоснованным и реальным.

Сюда относятся, например, описание проблемы /168/ «или программы, рассчитанные на эстетическое восприятие», то есть музыкальные, литературный, художественные программы.

Р.Кэлер /382/, как и Э.Ульмер /658/, указывает, что программа - гибрид речи к научно-технического постижения, и что для маленьких программ об использовании авторского права не может быть и речи, а к большим оно вполне применимо.

Другой точки зрения придерживается К. Мэринг /460/, который усматривает в программах математические закономерности, а посему отрицает возможность использования авторского права для них.

Неэффективной считает защиту авторским правом и Г.Колле /389/, указывая, что «общий путь решения определенной задачи и его алгоритмическая формулировка, лежащие в основе программы, как таковые, не охватываются охраной авторским правом. С точки зрения авторского права они представляют собой общественное достояние и могут быть свободно использованы в качестве предпосылки для самостоятельного программирования».

Исходя из высказываний целого ряда авторов можно заключить,


 что, в принципе, в целом ряде случаев для защиты некоторых видов программного обеспечения ЭВМ авторским правом можно пользоваться, хотя «действенной эта защита во всяком случае не является /507/.

Причину малоэффективности авторского права для этого рода объектов И.Э. Мамиофа усматривает в том, что «нормы авторского права рассчитаны на регулирование отношений по использованию произведений путем их публичного исполнения, публичного показа /45/».

Очевидно, что объекты программного обеспечения ЭВМ таковыми не являются, ибо, например, «вычислительные программы адресованы не восприятию людей, а восприятию машин /45/.

Примерно то же говорит и Р. Цан /699/: «В отличии от патентного закона, где в центре стоит техническое решение, е законе об авторском праве б центре стоит персона автора»,

В СССР б 1980г. опубликовано новое Положение о Государственном фонд® алгоритмов л программ (ГосФАП), в котором сделана попытка регулировать некоторые отношения по распространению и использованию объектов программного обеспечения ЭВМ/74/.

Положение о ГосФАП охватывает практически все возможные материалы, относящиеся к программному обеспечению ЭВМ, вспомогательным и сопровождающим материалам, описаниям, инструкциям, а также НИР по этой тематике,

Основное назначение ГосФАП - информативное.

В соответствии/с Положением и инструкциями организации-разработчики должны представлять в ФАП все материалы о разработанных программных средствах. Такие зарегистрированные в ФАЛ материалы приравниваются и опубликованным работам /74,п.27/. Следовательно,


 

на них должны распространяться нормы авторского права.

Правовые вопросы рассматриваются в Положении и инструкциях о ГосФАП довольно бегло: в пп. 55 и 36 положения приведены права головной организации ГосФАП и организаций; ведущих местные ФАП, однако не оговариваются права организаций - разработчиков.

Фактически организации, входящие в сеть ГосФАП, безвозмездно становятся владельцами переданных им программных средств. Они имеют право копировать, вносить изменения, внедрять в другие центры и пр. даже не согласовывая это с организациями-разработчиками и авторами.

В то же время организации-разработчики обязуются безвозмездно исправлять выявленные недостатки и ошибки, предоставлять в соответствующий ФАП все изменения и дополнения и т.д.

Организации-разработчики имеют право на договорных началах оказывать услуги организациям-потребителям программных средств. При этом оплачиваются лишь сами услуги (копирование, консультации, машинное время и пр.). «В сметную калькуляцию не включаются затраты на разработку программных средств»/74, п.22/.

В Положении вообще не упоминаются авторы разработок программных средств,

При регистрации программных средств в ГосФАП предусмотрена экспертиза представляемого материала. Экспертиза регламентируется инструкцией №3. Назначение экспертизы - решение вопроса о целесообразности включения программных средств в программный или информационный фонд ГосФАП. Экспертиза должна установить


отсутствие прототипа программного средства в ФАП и по должным данным Центрального информационного фонда ГосФАП. С этой целью дается определение понятия прототипа для программного средства: «Прототип - это наиболее близкий к данному программному средству аналог, который совпадает с ним по наибольшему количеству существенных признаков или по основному признаку».

При этом инструкция не уточняет, что в данном случае понимается под существенным признаком и основным признаком.

При приеме программных средств в ГосФАП или отраслевые территориальные ФАЛ предусмотрено проведение экспертизы трех видов:

на работоспособность;

на новизну;

на типовость.

Однако ни в Положении, ни в инструкции по экспертизе нет

четкого раскрытия процедуры экспертизы, а сказано лишь, что организация, ведущая ФАП, проводит проверку на отсутствие а фонде прототипов представленного программного средства. Проверка проводится на основе данных, имеющихся в ФАЛ и получаемых дополнительно из Центрального информационного фонда госФАП. Экспертизу проводят постоянные или временные экспертные комиссии, которые создаются при организациях, ведущих ФАП.

Как видно из Положения и инструкций ГосФАП, методика проведения и нормы экспертизы здесь не определены. Экспертиза проводится без объективных критериев по субъективной оценке членов экспертных комиссий, не получивших специальной подготовки и работающих фактически на общественных началах. А в основу


 

экспертизы, в том числе и выбора прототипа, практически берутся материалы, имеющиеся в ФАП органа экспертизы (дополнительные материалы из информационных изданий «Алгоритмы и программы» вряд ли можно принять в расчет, как по приводимым в них библиографическим данным и краткой аннотации нельзя выявить прототип).

Такая система вполне соответствует поставленным перед ней задачам:

 1) регистрировать разрабатываемые в стране программные средства:

 2) собирать фонд этих средств;

 3) классифицировать объекты программного обеспечения и

 4) информировать о них потребителей.

И хотя ссылкой на приравнивание зарегистрированной в ФАП программы к публикации делается намек на распространение норм авторского права па такие разработки, выполнение таких функций Положение о ГосФАП и инструкции к нему не обеспечивают..

Однако, по-видимому, эффективность такой системы должна определяться и охраной прав организаций-разработчиков и авторов разработок, а также правом организаций передавать свои научны» разработки на возмездной основе, что соответствует тезису о том, что наука стала производительной силой,

С этой точки зрения Положение о ГосФАП не обеспечивает:

защиту прав авторов регистрируемых средств;

защиту прав организаций-разработчиков;

правовую защиту регистрируемых средств;

выявление нарушения прав разработчиков и организаций;

сравнительный анализ разработок по определенным критериям;


 

получение потенциальными потребителями исчерпывающей информации(наподобие патентных описаний) об объектах программного обеспечения, зарегистрированных в ГосФАП;

стимулирование разработчиков;

т.е. тех преимуществ, которые дает изобретательская (патентная) система.

Таким образом, испол'6-эование авторского права для эффективной защиты объектов программного обеспечения ЭВМ в нынешнем его виде, без дополнения специально для этого вида объектов, вряд ли можно считать целесообразным и обоснованным, ибо, как справедливо отмечает Н.Э. Мамиофа, «...он (объект программного обеспечения - Реф.) пользуется этим правом лишь потому, что предметом авторского права является книга или статья, а не сама программа»/45/.

Несколько отлично положение с использованием авторского права в США.

Управление по авторским правам начало регистрировать такие программы с 1964 года. Основываясь на законе 1909 года, оно ставило при этом два основных условия: программы должны быть

а/ опубликованы и

 б/ читаемы (глазами).

Новый Закон об авторском праве США был принят в 1976 году и вступил в силу I января 1978 года. 12 декабря 1980г. президент Картер подписал дополнения к этому Закону.

Новый закон и дополнения в некоторой части специально ориентированы на охрану вычислительных программ и баз данных ЭВМ.


В соответствии с этим законом и его дополнениями исключены оба вышеприведенных требования (публикуемость и читаемость). Теперь литературное произведение (охраняемое авторским правом) формулируется как произведение, которое «выражается с словах,

цифрах или других словесных или цифровых символах или знаках, «I

независимо от природы материального объекта, не котором они

представлены или зафиксированы, как, например, фильм., ленты,

пластинки, карты. ...

...Оригинальная программа или база данных, зафиксированные на любом ныне существующем или созданном в дальнейшем материале..., с которого они могут быть различимы, воспроизводимы или восприняты любым другим способом непосредственно или с помощью;

машины или приспособления, подходят для охраны авторским правом» /151/.

Таким образом, с точки зрения авторского права США, нет никаких препятствий для регистрации программ ЭВМ и их охраны этим правовым институтом, ибо те символы, в которых пишется программа на бумаге, перфоленте, перфокарте, магнитных лентах и дисках и пр., в новом законе легализованы, как и носители, на которые они нанесены.

В соответствии с законом владелец программы или копии программы (§ 117 Закона делает различие между владельцем и создателем программы) может снимать с нее копии, если эти копии нужны для использования.


 Эти права распространяются лишь на законного владельца, а «а на лиц, случайно приобретших программу каким-то путем.

В законе не оговаривается вопрос о приобретении копий программ и незаконности их приобретения.

Исходя из этого, и, учитывая, что защита не зависит от формы изложения программы, может создаться впечатление, будто проблема охраны программ ЭВМ в США решена.

Однако нельзя забывать, что авторское право, даже специально приспособленное для данного объекта, защищает лишь изложение программы, а не саму идею, принципы, решения, оригинальные приемы программирования и пр.

Н. Боорстин /151/ также подчеркивает, «то «не охраняются, однако, идеи, процедуры, процессы, системы, методы операции, концепции или открытия, не считаясь с тем, каким образом они описаны, объяснены или воплощены в программе», И еще: «Это главный принцип авторского права, что идеи неохраноспособны, лишь способ, с помощью которого идеи излагаются, способен обрести охрану авторским правом»/151/.

Таким образом, авторское право, даже специально приспособленное для охрана объектов программного обеспечения ЭВМ, хотя и допускает отклонение от традиционных форм представления охраняемого объекта, все же сохраняет все вышеприведенные недостатки авторского права и неэффективность охраны объектов, у которых основной охраняемой сутью является сама оригинальная идея.

Это подтверждается и тем, что уже после принятия нового закона об авторском праве со специальной ориентацией на программы ЭВМ, фирмы продолжали добиваться патентной охраны своих


 

разработок, не веря в эффективность авторской охраны, и добились целой серии положительных решений патентных судов и Верховного суда США /46Ь,763,764,775,776/.

Известен также судебный прецедент, - котором пытались применить новый закон/772,773/: речь идет о программе шахматной игры на микросхеме, встроенной в специализированный карманный калькулятор для шахматной игры.

Истец продал в 1977г.2500 игр до вступления в силу нового закона, В 1978г. обвиняемый начал продавать свою версию на микросхеме, которая по мнению суда дублировала микросхему истца.

Однако судебное разбирательство в двух инстанциях ни к чему не привело. Сначала было установлено, что программа создана до вступления в силу нового закона, а по закону 1909 года микросхема - не копия программы, так как программа не видна, и ее нельзя читать глазами/772/. Если бы суд использовал закон 1976 года, то программа на микросхеме несомненно была бы охраноспособна, и имело бы место нарушение закона,

При дальнейшем рассмотрении дела было также установлено, что, кроме всего прочего, микросхемы распространялись без значка©, а, следовательно, авторское право здесь вообще не действует /773/.

Считается, что наличие значка © обязательно, если машина способна "читать" программу. Знак должен быть на всех распространяемых материальных копиях программы. Тем не менее указывается, что отсутствие значка © еще не вызывает автоматическую потерю прав на объект авторского права /151/.

Необходимо также подчеркнуть, что Закон о производственных секретах и Закон об авторском праве исключают друг друга. Ведь


 

для получения охраны по авторскому праву объект должен быть опубликован, а, следовательно, не держится в секрете, что является первым требованием производственного секрета. Следовательно, если автор добивается охраны в виде производственного секрета, то на объекте не должен фигурировать значок ©.

 

3. Защита по принципам ноу-хау

 

Поскольку применение как патентной защиты, так и защиты авторским правом к объектам программного обеспечения ЭВМ весьма спорно по многим объективным причинам, и вследствие того, что правомочность такой защиты для этих объектов вообще окончательно не установлена, именно поэтому с самого начала возникновения проблемы одной из приемлемых форм защиты оказалось ноу-хау. Однако такое мнение возникло не потому, что эта система была признана эффективной, а из-за сравнительной простоты самой процедуры охраны, вернее, фактического ее отсутствия. К тому же защита по ноу-хау для капиталистических фирм является традиционной формой защиты. Она хорошо изучена и в гораздо большей степени знакома фирмам, чем авторское право.

Однако наряду с приведенными недостатками (вся информация держится в секрете), ноу-хау имеет еще ряд слабых мест. Фактически нормы ноу-хау распространяются лишь на неуполномоченную передачу каких-либо материалов третьим лицам. При этом защита практически не распространяется на лиц, непосредственно не связанных договорными отношениями.

Невозможно также защитить саму идею программного обеспечения ЭВМ в случае перехода служащих из одной фирмы в другую и использования в последней знаний по программированию, разработанных

 




 

 в первой фирме. При этом первой фирме может быть нанесен значительный ущерб. Такое нарушение прав трудно обнаружить, в особенности если перешедший служащий перенял не материальные объекты (перфо- или магнитные ленты и пр.), а лишь знания.

Г. Колле описывает s своей работе /389/ случая, имевший место в SPT, когда служащий; уйдя из фирмы и основав собственный центр, использовал программу, которая обошлась его бывшему хозяину в 500 000 марок. Поскольку программа была разработана им же, то он был полностью в курсе всех вопросов ее использования и мог эксплуатировать ее практически баз расходов на создание.

И все же наиболее отрицательным явлением ноу-хау является секретность охраняемого объекта. Ведь именно широкое информирование о вновь созданных объектах программного обеспечения ЭВМ является основой для широкого использования программного обеспечения и самих ЭВМ, основой научно-технического прогресса в этой области

Что же касается нарушения прав по ноу-хау, то обнаружить их - нереальная задача, ибо нарушения, как правило, относятся к перенятию знаний и опыта, а не к юридически охраняемым материальным объектам. К тому же объект защиты по ноу-хау сам по себе четко не сформулирован (как, например, в патентной формуле), а, следовательно, невозможно определить и нарушение прав для такого объекта охраны.

Таким образом, защита программного обеспечения ЭВМ по нормам ноу-хау, хотя в принципе и применима, но вряд ли может считаться целесообразной.


С одной стороны, как было показано, она может оказаться малоэффективной и недостаточной.

С другой стороны, держать в секрете объект охраны - значит исключить возможность широкого информирования о разработке, что влечет за собою помехи в торговой рекламе, к помешать использованию разработки третьими лицами (например, на лицензионных началах) для развития научно-технического прогресса.

Ссылки некоторых авторов /127,398,450,502,603 и др./ на другие виды охраны (конкурентное право, нормы защиты промышленных образцов или товарных знаков, антитрестовское законодательство и пр.) не дают однозначного, эффективного решения проблемы и фактически не имеют практической ценности.

Напрашивается вывод, что из всех ныне существующих форм охраны наиболее реальными оказываются все же патентное (изобретательское) и авторское права, но, очевидно, не в настоящей своей форме.

Именно поэтому Р. Цан заключает свое исследование весьма красноречивым выводом о том, что "работоспособная программа требует больших расходов времени и финансов. Поэтому нельзя считать нормальным, что ее защита оказалась в нейтральной зоне между патентным и авторским правом, практически незащищенной. Проблему может решить лишь специальное, еще создаваемое право. Как его построить - вопрос отдельный. ...Сравнительный анализ предложений для специфической охраны программ опубликовал М. Киндерманн”1 /699/.,

 


1Анализ М. Киндерманна см. в /374/.


Вопрос о создании специального правового института для объектов программного обеспечения ЭВМ будет рассмотрен ниже. Предварительно необходимо вернуться к патентному (изобретательскому) праву и рассмотреть позиции патентных ведомств и патентных судов на основании конкретных решений.


ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭВМ КАК ОБЪЕКТ ИЗОБРЕЙНИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПАТЕНТНЫХ ВЕДОМСТБ И ПАТЕНТНЫХ СУДОВ

В течение более чем трех десятилетки патентные ведомства большинства индустриально развитых стран (СССР, США, ФРГ, Великобритании, Японии, Канады и др.) выдали множество патентов авторских свидетельств, прямо или косвенно охраняющих объекты программного обеспечения /19, 42, , 258, 368, 389 и др./. Однако, если говорить о выданных патентах и авторских свидетельствах, то из всего многообразия объектов программного обеспечения ЭВМ они касаются только двух - алгоритмов и вычислительных программ, обычно защищенных: первое - в виде устройства, построенного по заданному алгоритму, второе - в виде программного способа управления технологическим процессом или взаимодействием самих блоков ЭВМ, процессов измерения, контроля и т.п.

Тем не менее, в каждой стране наблюдается своя практика представления патентных документов, формулировки и структуры материалов, патентной формулы и пр.

Из зарубежных стран наибольший интерес несомненно представляет практика США - страны, имеющей богатый опыт как в области вычислительной техники и разработки программного обеспечения к ней, так и в патентной защите изобретений вообще и патентования объектов программного обеспечения ЭВМ в частности. США были и первой страной, ведавшей патент на вычислительную программу.


Патентное ведомство и суды в разные времена, по-разному относилось к выдаче, патентов на объекты программного обеспечения ЭВМ.

Уже в самом начале дискуссии в повторном решении по делу Чарлза Прейтера и Джеймса Уэя от 14.08.1969 г, суд сформулировал следующую точку зрения:

«В настоящее время для нас нет очевидной причины, объясняющей на основании конституции, законодательного статуса или судебной практики обязательную непатентоспособность пунктов предмета изобретения на устройство или способ достаточно широких и охватывающих работу универсально запрограммированного электронно-вычислительного устройства» /796/.

Большой интерес представляло введение в октябре 1971 г. в патентной классификации США нового класса 444 «Программированные устройства обработки данных, методы и процедуры обработки данных» /662./. Хотя это, конечно не юридический, а лишь классификационный акт, сам факт того, что жизнь потребовала введений такого класса, весьма красноречив.

Что касается содержания этого класса, то приведенные в нем четыре вида объектов охраны:

системы программного обеспечения, управляющие внутренней работой вычислительной машины;

прикладные системы программирования для специальных действий и решения специальных задач на ЭВМ (системы охватывают ЭВМ и ее периферийные устройства);

комплексы, содержащие система обработки данных, на ЭВМ;


системы, процедуры, программы или стандартные программы /662/,

четко указывают, что речь в них идет однозначно об алгоритмах и программах как для управления внешними объектами, так и для травления внутренними ресурсами ЭВМ.

В настоящее время (решением от 27.06.1977 г.) класс 444 отменен, но его рубрики не ликвидированы, а переведены в класс 360-300. Однако в 1972-1976 годах по этому классу была выдана целая серия патентов на программное обеспечение ЭВМ. Правда, многие выдачи проводились лишь после длительных судебных споров.

Большой интерес представляло судебное дело по заявке Бенсона и Таббо /814/. Был заявлен способ машинного перевода двоично-десятичных чисел в чисто двоичные числа. После отказа патентного ведомства и пересмотра этого решения в патентном суде, Верховный суд США 20 ноября 1972 г. вынес окончательное решение, в котором отдавал в выдаче патента по заявке.

Верховный судья Дуглас в комментарии к решению суда указал, что в заявке речь идет о математических закономерностях, чем и руководствовался суд. При этом, однако, судья Дгулас подчеркнул, что это решение нельзя распространять на патентоспособность программ вообще: "...считают, что решение (суда) исключает патентование любой вычислительной программы. Мы (суд) не придерживаемся такого мнения" /814/.

Следовательно, хотя суд отклонил притязания заявителей, отказ был вызван не тем, что заявка касалась программного обеспечения как такового, а потому, что суд посчитал неправильным монополизировать математические закономерности.


Решающее значение в этой области имеет решение Суда по таможенным и патентным делам от 18 мая 1978г. по дал;/ Тома, известное под названием "машинный перевод /812/.

 В решении суда сказано:

''Способ обработки данных для перевода с одного естественного языка на другой с помощью универсальной ЭЦВМ представляет собой техническое изобретение и является патентоспособным даже тогда, когда его единственно новым аспектом является алгоритм".

Отказы эксперта и Ведомства базировались на следующих аргументах :

способ непатентоспособен в соответствии с более ранним решением по делу Бенсона;

способ машинного перерода является нетехническим действием;

в решениях по делам Масгрейва /792/, Бенсона/814/ и МакИлройя /792/ притязания заявителей отвергались из-за наличия "умственного шага". Такое же положение и в дачной заявке.

Эти аргументы отвергнуты судом следующими контраргументами:

нет сомнения в том, что способ является новым, полезным и неочевидным;

в случае Бенсона суд пользовался понятием "алгоритм" во вполне определенном смысле, трактуя его как "способ для решения определенного типа математических задач";

суд считает, что способ; позволяющий ЭЦВМ выполнять перевод, относится к техническим действиям, то есть является способом управления машиной;


поскольку s данном случае речь идет и о техническом действии, то все аргументы об «умственном шаге» отвергаются.

Исходя из этого, решение Ведомства аннулируется.

В последние годы страсти вокруг проблемы патентоспособности программного обеспечения после непродолжительного затишья опять вспыхнули в США с новой силой. Это привело к целой серии решений «удов и, в конечном счете, к, новым формулировкам Верховного суда США приобретающим» в условиях прецедентного права, законодательную силу,

В заявке Флука /149/ речь шла о способе регулирования параметра процесса преобразования углеводов, при котором аварийное значение определяется как функция величин действующих параметров процесса.

Суд по таможенном и патентным делам вынес решение о патентоспособности способа, исходя из тоге, что в отличие от решений по делам Бенсона или Кристенсена, где «после решения алгоритма больше ничего не происходило», в способе Флука «после решения происходили последующие действия».

Верховный же суд 22.06.78 г. большинством в 6:3 счел заявку Флука непатентоспособной. Весьма существенным для целой серии дальнейших решений было сформулированное судом определение, что независимо от известности или неизвестности алгоритма к моменту подачи заявки алгоритм рассматривается как известный уровень техники.

При этом Верховный суд указал, что «границы между патентоспособным способом и непатентоспособным принципом не всегда отчетливо видны», а также, что «способ не является непатентоспособным


 

лишь потому, что он содержит какой-нибудь закон природы или математический алгоритм».

На основании этого решения Суд по таможенным, и патентным делам решил признать патентоспособным способ вычислений дан перевода естественных языков, способ подавления шумов в сейсмических данных, многопрограммную систему вычисления в форме Firmware , а непатентоспособными - способ конструирования математической модели водного канала и способ определения величин для микроволновой переключающей модели.

Отсюда Д.Влюменталь и Б.Ритер /149/ делают вывод, что в формуле таких «программках изобретений» целесообразно приводить ряд пунктов (по американской формуле - Реф.), которые находятся в диапазоне от грани патентоспособности до чистой патентоспособности.

В результате анализа более 50 судебных решений эти авторы делают следующий деликатный вывод: «Похоже на то, что по крайней мере в ближайшем будущем ключ к успешному патантованию программных изобретений в Соединенных Штатах лежит в ловкости и умении при оформлении патентной заявки» /149/.

В 1979 году Патентное ведомство США отказало в выдаче патента ряду заявителей.

В заявке Дийр /775,77б/ речь шла об управлении с помощью ЭВМ температурным и временным режимами при прессовании и вулканизации синтетической резины.

Заявка Брэдли /763,764/ относилась к преобразованиюFirmware.

Экспертиза и Комиссия по апелляциям отвергли обе заявки, ссылаясь на то, что они сводились к алгоритму.


Суд по таможенным и патентным делам посчитал обе заявки патентоспособными и обязал Патентное ведомство выдать патенты.

По заявке Шервуд /801/ Суд по таможенным и патентным делам обязал Патентное ведомство выдать патент на машинный метод созданий карты подземных формаций слоев почвы.

По делу Хиршфельд /786/ Окружной суд округа Колумбия обязал Патентное ведомство выдать патент на программно-управляемую электронно-оптическую систему, связанную с телевизионными камерами.

Все эти случаи были обжалованы Патентным ведомством в Верховном суде США.

Интересны выводы суда по таможенным и патентным делам от 27. 03.1980г. по заявке Уолтер, в которой сигналы от сейсмических волн преобразовываются в цифровую информацию, и новизна заключалась в обработке этой информации. В решении суда сказано:

Знания и математические алгоритмы как таковые непатентоспособны.

Использование знаний или закона природы в каком-либо способе или для улучшения устройства или приспособления патентоспособно тогда, когда способ, устройство или приспособление сами подпадают под патентные категории.

В рамках экспертизы вопроса о том, подпадает ли изобретение под легальные патентные категории в соответствии с кодексом законов США о патентах § 101, экспертиза на новизну не играет роли.

Если в пункте формулы заключен математический алгоритм, то этот факт сам по себе не исключает патентоспособности. Решающим


является то обстоятельство, в какой взаимосвязи алгоритм находится с остальными элементами заявляемого объекта в целом.

Если математический алгоритм в формуле лишь сговорен и решен, его решение представляет собой и начало и конец притязания, то это означает, что заявлен алгоритм сам по себе с выводом о его непатентоспособности. Какие-либо операции после решения алгоритма при этом во внимание не принимаются,

Если же алгоритм служит тому, чтобы установить структурные взаимосвязи между элементами устройства либо определить отдельные шаги способа или ограничить их, то заявленное изобретение патентоспособно при условии, что прочие законодательные предпосылки выполнены, в особенности, что устройство или способ сами по себе относятся к легальным патентным категориям.

 

В марте 1981г. Верховный суд США рассмотрел дела Даймонд 1 против Дийр /776/ и Даймонд против Брэдли /764/.

В решении от 3 марта 1981 г. по делу Дийр /666,148/ Верховный суд США еще раз подтвердил свою т.н. патентно-благожелательную позицию (она была продемонстрирована в ряде дел по другой тематике - дело Чекрэбарти, дело Ром и Хаас и др.). Верховный суд счел правильной точку зрения Суда по таможенным и патентным делам. Заявлен не сам алгоритм, а определенный новый способ вулканизации, в котором используется программа ЭВМ с этим алгоритмом. При этом сам алгоритм не монополизируется.

Верховный суд при этом указал, что способ следует рассматривать как целое, даже когда в нем используется математическая формула. Но в этом случае решение однозначно патентоспособно. Решение

1Сидней А. Даймонд - в то время комиссионер по патентам и товарным знакам (председатель Ведомства США по патентам и товарным знаками).


Верховного суда, имеющее для дальнейших дел законодательную силу, сформулировано в следующих четырех пунктах:

законы природы, физические явления и абстрактные идеи исключены из патентной охраны;

применение закона природы или математической формулы в способе, который в остальном патентоспособен, не исключает выдачу патента;

при экспертизе не патентоспособность по Кодексу США о патентах § 101 пункты притязаний должны рассматриваться в совокупности, некорректно делить пункты притязаний на старые и новые элементы, а затем при экспертизе старые элементы не учитывать;

новизна способа или шага способа в рамках Кодекса США о патентах § 101 не имеет значения.

Это решение было принято Верховным судом большинством 5:4 Меньшинство (четверо судей) возражало именно против рассмотрения всего решения в целом. Они считали, что заявленный способ в своей технической сущности известен, единственная же новизна заключается в преобразовании алгоритма, который как таковой непатентоспособен. Однако; как указывал суд, вопрос о новизне должен рассматриваться по § 102 кодекса, отчего он не влияет на определение патентоспособности объекта по § 101.

В решении: от 12 марта 1981 г. по делу Брэли / 665/ Верховный суд США еще раз подтвердил свое решение о патентоспособности программного обеспечения ЭВМ в определенных условиях.

Это решение было принято соотношением голосов 4:4, так как судья Бергер, будучи владельцем акций изобретателя, отказался от голосования. Однако поскольку кассационная жалоба исходила от


 

Патентного ведомства, такой ничейный результат дает подтверждение прав ответчика. При этом подобное решение выносится без аргументации и не может служить прецедентом для последующих решений. Но этого и не требуется, так как имеется решение Верховного суда по делу Дийр.

Базируясь на указанных двух решениях. Верховный суд вернул без рассмотрения некоторые другие дела с аналогичной тематикой (Даймонд против Шервуд и Даймонд против Хиршфельд), оставив в силе решения Апелляционного суда по таможенным и патентным делам /665,763, 775, 786,801/.

В этих решениях в принципе обсуждается вопрос о патентоспособности объектов, содержащих программы и алгоритмы, а также о необходимости эти объекты рассматривать в целом. Однако этик еще не решен однозначно вопрос о выдаче заявителям патентов, так как теперь еще необходимо провести экспертизу по § 102 кодекса о патентах на новизну и по § 103 - на неочевидность.

Патентное ведомство и суда в настоящее время продолжают выдавать патенты по заявкам на программное обеспечение ЭВМ. Однако каждая заявка рассматривается в индивидуальном порядке, исходя из конкретных притязаний заявителей, и поэтому будет неверным утверждать, что в США патенты выдаются на все заявленные алгоритмы и программы. Тем не менее мартовские решения Верховного суда открыли дорогу целой серии новых благожелательных решений патентных останов. Так, из десяти заявок, содержащих программное обеспечение и рассмотренных Н. Московиц /465/, по которым экспертиза вынесла отрицательные решения, в пяти случаях Комиссия по апелляциям Ведомства по патентам и товарным знакам США на основании решений по делам Дийр/786/ и


Брэдли /764/ аннулировала решения экспертизы и выдала патенты /664/.

Следует подчеркнуть, что практически все ведущие фирмы проявляют большой интерес к патентованию своего программного обеспечения. Множество патентов на эти объекты принадлежат таким известным фирмам-производителям ЭВМ и программного обеспечения к ним, как IBM, Boneywiell Information Systems, General Electric, Texas Instruments Lab., Ball Telephone Laboratories и пр.

В последние годы в США появилась новая форма охраны через Патентное ведомство под наименованием "защитная публикация" (Defensive Publication). Свою защиту публикация получает без экспертизы, путем помещения реферата в патентном бюллетене США Official Gazette “. Только в 1976 г. в бюллетене по классу 444 таких публикаций было 31. Определенный интерес представляет тот факт, что 27 из них принадлежали всемирно известной фирме IBM.

Другой страной, имеющей довольно большую практику решений экспертизы и судов по заявкам на программное обеспечение ЭВМ, является ФРГ.

Еще в 1969 году патентный суд в решении по делу Rote Taube /785/(от 27.03.1969г.) ответил, например, что «...несущественно, имеем ли мы дело с жестким проволочным соединением, или цепи формируются по программе в соответствии с потребностями данного момента. В обоих случаях переключение осуществляется автоматически и без участия или влияния умственной деятельности человека. В этом случае объект заявки отвечает требованиям патентной защиты».


В дальнейшем патентное ведомство и суды вынесли множество решений о выдаче патентов на объекты программного обеспечения, однако, как и в США, обобщений и здесь делать нельзя - каждый случай выдам» или отказа обоснован по-своему. Рассмотрим некоторые из них.

По упомянутому делу Бенсона, по которому Верховный суд США 20.II.72 г. вынес окончательное решение об отказе, Федеральный патентный суд ФРГ вынес 28,05.1973 г. положительное решение о патентоспособности способа преобразования двоично-десятичных чисел в чисто двоичные числа/бI9/.

Несколько позже судья Федерального патентного суда А. Хубер изложил некоторые общие принципы по признанию патентоспособности объектов программного обеспечения ЭВМ /325/.

А. Хубер указывает, что не может быть патентоспособна как инструкция по построению электронных средств ЭВМ, так и инструкция по построению вычислительной программы. Зато может быть патентоспособным построение специального оборудования и эквивалентное ему программированное производство, в основу которых положен одинаковый алгоритм. При этом алгоритм - основа изобретательской мысли.

Независимо от пути получения алгоритма патентуется результат его реализации - устройство или способ работы, причем неважно, что он может быть получен математическим путем. Чистый же алгоритм, не связанный с ЭВМ, относится к научным решениям и является непатентоспособным.

Тем не менее условия признания патентоспособности программного обеспечения ЭВМ в последнее время стали несколько жестче. Поворотным в этом отношении следует считать решение


Федерального Верховного суда ФРГ от 22 июня 1970 г., известное под названием Dispositionsprogramm/826/.

Заявительница исходила из того, что способы обработки дачных на ЭВМ для решения производственных задач распределения (диспозиции) известны, но несовершенны. Она предложила решение задачи известным распределением, адресованием и записью обрабатываемых данных и рабочих шагов.

По этому поводу суд отметил, что «только соединение нетехнических правил решения с техническими признаками может возвысить изобретение до уровня технического. Вычислительные программы патентоспособны постольку, поскольку каждой программе соответствует определенное состояние схемы или определенная последовательность переключении ЭВМ.

Однако новые правила вычислений сами по себе не заслуживают (патентной) защиты. Творческое достижение, заложенное в проблемном анализе, не является основанием для признания его патентоспособным» /826/.

Р. Цан оценивает это решение как окончательное выяснение проблемы, вследствие которого “... наконец стало ясно, что все попытки получить патентную защиту для вычислительных программ, использование которых сводится всего лишь к управлению известной ЭЦВМ, с самого начала обречены на провал»/699/.

Решение по диспозиционной программе в дальнейшем было развито еще двумя решениями - решениями Федерального Верховного Суда ПОД наименованиями Straken /752/ и Prufvenfahren/830/.

В решении straken (измерение поверхности) было предложено описание расчета площади поверхности тел на языке ФОРТРАН. Суд отверг это предложение на основании решения


Dispositionsprogramm, причем сделал к нему весьма существенное дополнение: «Вычислительные программе для ЭВМ, применение которых определяется лишь известным использованием структуры и устройств некоторой ЭВМ, не являются патентоспособными даже в том случае, если получении путем использования программы результат применим в технике»/831/.

В решении “ Prufvenfahren ” (способ проверки) был предложен способ проверки прохождения программы в ЭВМ. Федеральный патентный суд отменил решение Ведомства о выдаче патента из-за нетехнического характера способа и необходимости участия оператора в процессе проверки. Федеральный Верховный суд не вынес отрицательного решения по делу» а вернул его в патентный суд для нового рассмотрения и решения. Г.Колле в комментарии к решению считает это частичным успехом в вопросе о признании патентоспособности программного обеспечения ЭВМ. Тут же он делает вывод, что «...патентная охрана (программного обеспечения (ЭВМ- Реф.) достижима в первую очередь путем придания объекту формы электронных средств ЭВМ. Общий способ защиты для таких проблемных решений, как правило, лишь тогда гарантирован, когда его реализация вызывает переключение цепей или преобразование структуры ЭВМ» /83I/.

Эта мысль согласуется с ранее высказанной точкой зрения А.Хубера /325/ и, очевидно, характеризует отношение патентного ведомства и судов ФРГ к проблеме патентоспособности программного обеспечения ЭВМ.

За последние годы целый ряд определяющих судебных решений вынесен в ФРГ. Наибольшее значение для дальнейшего развития

Проблемы имеют, по-видимому, три из них - Fehlerortung


 

/832/, “Antiblockiersystem /822/ и“Walzatabteilung” /835/.

В решении “Fehlerortung (определение ошибок) /832/ речь идет об определении ошибки с помощью серии контрольных тестов.

Верховный суд ФРГ выносит такое общее определение: Правило непатентоспособно, даже если оно выполняется с помощь» технических средств».

Далее суд высказал мнение, что

1)нетехническая часть решения - алгоритм - ничего не прибавляет к изобретательскому уровню решения;

поскольку новизна и изобретательский уровень должны заключаться в технических средствах, то правило следует рассматривать, как будто оно относится к существующему уровню техник;.

Таким образом, суд относит нетехнические признаки, даже если они до этого не публиковались и, следовательно, являются новыми, к известному уровню техники.

Х.-Р.Рейхель /568/ видит здесь нововведение в патентном праве ФРГ и указывает, что это можно рассматривать как ревизию существующего патентного права.

В решении Antiblockiersysten (система разблокировки) /821,822/ разработана система управления плавным торможением колес так, чтобы машину не забрасывало.

В зависимости от скорости, дорожных условий, веса машины, качества колес и пр. определяется правильная сила давления тормозов.


Патентный суд пришел к выводу о наличии в заявке мысленных действий, выраженных в программе торможения.

Верховный суд считает это техническим изобретением, так как заданные переключения вырабатывают сигнал для управления силой давления.

В решении указывается, что в заявках могут иметь место технические программы, которые определяют технические шаги. Это возможно потому, что рассчитываемые при этом закономерности непосредственно обеспечивают достижение определенного технического результата.

Решение Walzatabteilung (разделение отрезков проката) /834,835/ рассматривает систему управления ножницами для отрезания кусков проката на коммерческие стандартные длины отрезков в зависимости от длины участка охлаждения проката я скорости его движения на стане с учетом получения минимального остатка.

Здесь суд усмотрел связь нетехнической программы и технических признаков машинных измерений и деления отрезков. При этом техническая часть относится к уровню техники. Новой в системе является программа. При этом действие программы распространяется не только на ЭВМ и ее использование, а на весь процесс управления.

Тем не менее суд посчитал заявку непатентоспособной. Если в предыдущей заявке ( Antiblockiersysten ) сигнал ведет к изменению режима работы, то в заявке Walzatabteilung ничего не формируется, а лишь дается команда резать.


В решении по этому делу Верховного суда ФРГ от 16.09.1980 г. говорится, что «вычислительные программы для ЭВМ, при использовании которых применяется известная по своей структуре и концепции ЭВМ, непатентоспособны и в том случае, когда с помощью ЭВМ достигается преимущество в представлении или обработки данных по сравнению с известной системой управления».

Таким обрезом, окончательного решения нет и в ФРГ. Отдельные положительные решения все же дают основание для оптимистического подхода к решению проблемы в перспективе. Bозможно,известное влияние на это могут оказать, и последние решения Верховного суда США.

 Несколько иное положение в СССР где все технические споры решаются Государственной научно-технической экспертизой, а на более высоком уровне - Контрольном совете научно-технической экспертизы. Поэтому решения Контрольного совета является окончательными. Следовательно, серию выданных авторских свидетельств определенного направления можно считать сформировавшейся точкой зрения экспертизы.

В этом смысле большой интерес представляет практика Института кибернетики АН Украинской ССР. Первые авторские свидетельства на объекты программного обеспечения ЭВМ были получены здесь уже же в середине 60-х годов. Таковы, например, авт. свид. № 228349 «Способ моделирования транспортной сети» или № 230527 «Способ моделирования задачи коммивояжера». Однако определяющими можно считать авторские свидетельства, выданные после опубликования Разъяснения № 4 Госкомизобретений /81/. Из таких авторских свидетельств институтом получены, например, авт. свид. № 533947 «Способ контроля достоверности распознавания символов», авт.


свид. № 525085 «Устройство для вычисления степенных функций» и множество других. Сюда же относятся и разработки Таллиннского ПО «РЭТ», защищенные авт. свид. № 552628 «Датчик марковской последовательности случайных чисел» и авт. стад. № 590790 «Генератор случайных чисел» /399/. Этот перечень можно было бы продолжить еще целым рядом авторских свидетельств, основное содержание которых сводится все-таки к тем или иным объектам программного обеспечения ЭВМ.

Исходя из достаточно большого опыта защиты математических разработок, В.А.Жук /I9/ формулирует основные принципы, которые следует положить в основу защиты разработок программного обеспечения ЭВМ по советскому изобретательскому праву.:

«Практика показывает, что алгоритмы обработки цифровой информации защищаются в виде специализированных устройств, в структуре которых отражены все особенности предлагаемых алгоритмов. В этих случаях полученная вышеизложенным методом блок-схема материализуется с помощью технических средств...

Практика показывает, что те особенности алгоритма, которые отличают его от существующих. как правило, отражаются наличием новых блоков и связей между ними или только лишь связями между известными блоками».

Относительно способов обработки информации В.А.Жук исходит из следующих основных соображений:

вычислительные машины воспринимают только информацию, представленную в материальной форме;

указание в формуле изобретения, что способ относится к способам обработки информации в ЭВМ, однозначно определяет,


что в предложенном способе объектом воздействия является только информация в материальной форме, т.е. материальные

объекты;

выбор конкретной материальной формы представления информации не имеет существенного значения для характеристики содержания способа, поскольку он может всецело зависеть от особенностей конструкции рабочих органов, конкретной аппаратуры;

способ, характеризуемый преобразованиями информации в технической системе или техническими средствами без конкретизации физической природы носителя информации, представляет собой последовательность действий лишь над материальными объектами, способными нести информацию, и притом над любыми объектами;

способ характеризуется действиями, выполняемыми с помощью материальных объектов - рабочих органов ЭВМ»/19/.

 В.А.Жук считает, что если исходить из приведенных принципов, алгоритм и способы обработки информации в ЭВМ будут удовлетворять условиям охраноспособности, предусмотренным советскими нормативными актами.

В принципе, приведенная точка зрения довольно точно отражает требования, высказанные в Разъяснении № 4 и в основном совпадает с подходом к этому вопросу в ФРГ. .

Официальная точка зрения государственной экспертизы, высказанная Т.А. Арешевым и др./2/, сводится к следующему:

«Устройства, синтезированные по известному алгоритму, обусловливающее организацию и распределение ресурсов ЭВМ таким образом, что между признаками этих устройств


 

и операциями реализуемого алгоритма, имеется однозначное соответствие, не обеспечивает решения задачи, а лишь определяет ее конкретную постановку.

Структура (конструктивные признаки) устройства, которые реализую рассматриваемый алгоритм и на которые могут быть выданы охранные документы, не соответствует однозначно структуре (операциям) блок-схемы реализуемого алгоритма.

Устройства, синтезированные по вычислительному алгоритму таким образом, что конструктивным признакам устройства однозначно соответствует определенная операция реализуемого алгоритма, не могут быть признаны изобретениями, ввиду несоответствия их критерию существенности отличий»/2/.

В Великобритании патенты на программное обеспечение ЭВМ выдаются сравнительно свободно, причем их представляют в виде нового применения ЭВМ, либо в качестве способа управления ЭВМ.

Практику патентного ведомства Великобритании достаточно хорошо иллюстрируют ранее упомянутый патент № 1492081 и патент № 1527239 «Система обработку данных с поточной организацией и совмещением команд»1.

В Канаде /313/ означенная проблема также обсуждается в течение многих лет. Как и в вопросах экспертизы, канадские патентные органы в своих решениях серьезно учитывают опыт США и Великобритании.

 


1UK. ‘Patent Nо. 1527289 (4.10.1978), Eaton I.R. “Improvements in or relating to data рrоcessing systems” (1пternational Computers Ltd.).


В решении по заявке Побнауэр /760/ (1976 г.), относящейся к

способу измерения различных режимов работы форсунок и расчету по полученным данным оптимальных параметров для работы, Комиссия по патентным апелляциям исходила из того, что способ не изменил какого-либо вещественного предмета и не дал каких-либо новых физических результатов или шагов, а представят собой умственные действия по обработке информации. В связи с этим заявка была отклонена.

По другой заявке /3I3/ (1978 г.), относящейся к конфигурации форсунок, Комиссия оставила в силе одно притязание, содержащее уравнение, по которому определяется форма форсунки, обосновав это тем, что после установления уравнения, не следуют никакие оценки как последующие шаги способа.

Несколько раньше Комиссия по патентным апелляциям по делу Вальдбаума /762/ (1972 г.) сформулировало точку зрения таким образом, что оказались допустимыми притязания следующего содержания:

программа ЭВМ, причем притязания относятся к устройству, которое отличается от известных;

способ управления ЭВМ, в котором записаны различные шаги управления (такое притязание равноценно притязанию на способ по обслуживанию машины);

способ программирования метода работы ЭВМ;

соответствующий способ использования ЭВМ.

 При этом Комиссия высказала мнение, что если заявитель воспользуется всеми этими формами притязаний, то некоторые из них будут отклонены как лишние.


При рассмотрении заявки Шлумбергера /761/ (1978 г.) Комиссия по патентным апелляциям пересмотрела свою позицию, в результате чего решение оказалось не полностью отрицательным.

По мнению Комиссии, может быть заявлена система управления, включающая новые узлы, связанные с ЭВМ и управляющие какими-либо действиями на выходе ЭВМ. Свое решение Комиссия сформулировала следующим образом:

В соответствии с исследованиями после решения по делу Вальдбаума, мы излагаем свою нынешнюю позицию следующим образом:

Притязания на программу ЭВМ как таковую непатентоспособны.

Притязания на новый способ программирования для ЭВМ непатентоспособны .

Притязания на запрограммированную по-новому ЭВМ непатентоспособны, если новизна заключена лишь в программе или алгоритме.

Притязания на запрограммированную по-новому ЭВМ непатентоспособны, если запатентованное достижение заключено в самом приборе.

Патентоспособными являются притязания на метод или способ, который осуществляется с помощью специальной новой ЭВМ с целью реализации вновь открытого решения.

Мы настойчиво рекомендуем комиссионеру по патентам руководствоваться этими критериями. ” /3I3/.

Далее говорится о том, что канадские суды еще продолжат изучение этой проблемы, причем большое влияние сможет оказать практика других стран, в первую очередь - США.

Ряд патентов на новые устройства, структурно определяемые особенностями алгоритма, выдан также в Японии. /62/ (например,


патенты № 44-10.006 и 45-41.123).

Особый интерес представляет опыт Болгарии. НРБ - первая и пока единственная страна в мире, которая в законодательном.порядке ввела специальную охрану программного обеспечения, предусматривающую также создание факультативного фонда программ /9I/.

Охрана программного обеспечения в НРБ введена в 1979 г. Положением № 6 Госкомитета по делам науки и технического прогресса (ГКНТП) и Комитета Единой системы социальной информации /75/. Одновременно создан Национальный фонд проектов и программ (НФПП) под руководством Центральной библиотеки проектов и программ (ЦБПП), Система охраны предусматривает выплату определенной суммы при использовании чужой программы.

Система предусматривает на первом этапе регистрацию технического задания в ЦБПП, которая в 15-дневный срок выдает справку о существовании эквивалентных или аналогичных программ; частично или полностью решающих данную задачу. На основании справки заказчик решает, что целесообразнее: разработка новой программы или использование существующей.

На втором этапе программное обеспечение может быть включено в НФПП либо по желанию исполнителя, либо по требованию ЦБПП.

Для включения программы в НФПП исполнитель представляет следующие документы:

а) аннотацию;

б) сопроводительную и эксплуатационную документацию;

в) разрешение или акт о сдаче в эксплуатацию;

 г) справку об израсходованном фонде заработной платы, выплаченной за разработку программного обеспечения;


д) справку об участии отдельных лиц в разработке.

ЦБПП является информационным центром и центром по распространению программного обеспечения. Услуги этого центра бесплатны.

Считается, что эта система по меньшей мере в 2-3 раза увеличивает число потребителей, использующих программы.

P.Остерланд и Р.Цеймер /510/ указывают, что одновременно с отказом в США по заявке Бенсона и Таббо, в Швеции, Норвегии и Дании были запатентованы способы обратного действия; т.е. преобразования двоичных чисел в двоично – десятичные числа.

 Принципиально отрицательную позицию в вопросе о патентной охране программного обеспечения ЭВМ заняли патентные ведомства Франции, Австрии, Швейцарии и Австралии.

Напрашивается вывод, что практика патентных ведомств и судов, весьма разнообразна. Разнообразны форма я вид патентных документов и их содержание в случаях включения в них объектов программного обеспечения ЭВМ. С одной стороны, это объясняется существующим различием в законодательных и нормативных актах в каждой стране. С другой стороны, неодинаков и сам подход к признанию патентоспособности этого специфического объекта охрана.

При этом ни одно патентное ведомство однозначно не объявило о признании патентоспособности объектов программного обеспечения ЭВМ. Тем не менее, практика показывает, что в подавляющем большинстве индустриально развитых стран объекты программного обеспечения ЭВМ в той или иной форме, в том или ином представлении патентуется.

В вопросе о патентовании программного обеспечения ЭВМ исследователи зачастую ссылаются на решения новых международных


патентных объединений РСТ1 и Европейского патента2 , не принимающих к рассмотрению заявки на объекты программного обеспечения ЭВМ.

Такая ссылка, однако, не совсем обоснованна, так как ни РСТ, ни Европейский патент однозначно не заявили о непризнании патентоспособности программного обеспечения, а лишь считают невозможным принять такие заявки; поскольку они не обладают в настоящее время фондом для сравнений таких заявок.

В договора РСТ сказано, что международный поисковый орган не обязан проводить поиск по международной заявке, если объект заявки составляют «...вычислительные программы в той мере, в какой международный поисковый орган не оснащен для проведения поиска по определению уровня техники в отношении таких программ» /З2, с.12-13/.

В п.2 статьи 52 Европейской патентной конвенции сказано, что изобретениями не считаются:

а) ... математические методы,

б) ... правила мыслительной деятельности ..., а также программы для установок по обработке данных ...

(3) Абзац 2 исключает патентоспособность названных в этом положении предметов или деятельности лишь постольку, поскольку заявка на европейский патент или европейский патент относится к названным предметам или деятельности как таковым» /86,с.62/.

 


1 РТС - Patent Cooperation. Treaty - Договор о международной патентной кооперации. Заключен в 1970 г., вступил в силу 24.01.78.

2 Соглашение о Европейском патенте. Заключено в1973 г., вступило в силу 7.10. 1977 г.


 

Отсюда можно сделать выводы, что в случае оснащения фондов РСТ для определения технического уровня программы, таковые могут быть заявлены и приняты для поиска.

По европейскому патенту речь идет о непосредственных программах и алгоритмах. Но их приложения, например, в технологических процессах, управлении ЭВМ и пр. могут быть предметами патентования (как это имеет место в США, например, по заявкам Дийр /776/ Бредли /754/ и др.).

Но более определенной точки зрения ни тот, ни другой договор не выражают. Поэтому неудивительно, что на международной конференции в Лондоне, 20-23 мая 1981 г., посвященной проблемам сближения патентных законодательств западноевропейских стран между собой и с законодательством Европейского патента, проблема охраны программного обеспечения была включена в повестку дня и подверглась широкому обсуждению.

При этом следует особо подчеркнуть компетенцию этой конференции, ибо к ее работе были привлечены 4 категория специалистов: 1) патентные поверенные, которые формулируют притязания, 2) патентные эксперты, которые по ним проводят экспертизу; 3) патентные адвокаты, занимающиеся процедурой нарушения патентов и 4) патентные судьи, которые рассматривают патенты в судах.

По обсуждаемому вопросу иски сделаны следующие основные рекомендации (которые, естественно, не являются обязательными дня патентных ведомств):

патентная охрана отклоняется, если изобретение заключается в математическом содержании программ, даже если программа используется для управления промышленным способом;

когда речь идет о новой технике управления, основанной на обычном математическом анализе, то это патентоспособно,


 

независимо от того, проводится ли этот анализ с помощью ЭВМ или нет. Естественно, что в этом случае вопрос сводится к тому, является ли такое изобретение очевидным или нет;

в) даже если программа используется для реализации изобретения, то неразумно напичкать патентное описание компьютерной технологией так, чтобы изобретательский уровень терялся в дебрях компьютерной терминологии;

г) Firmware (инструкции в форме микроцепей на кремниевом кристалле) потому более патентоспособно нежели программа, что оно сформировано в жесткой форме /104/.

 Можно полагать, что эти рекомендации с учетом последних решений американских судов лягут в основу последующей практики патентной экспертизы и патентных судов при рассмотрении заявок, содержащих программное обеспечение ЭВМ.


СПЕЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА ЗАЩИТЫ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭВМ, РАЗРАБОТАННАЯ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ ГРУППОЙ ВОИС

 

Как было указано выше, ни патентное, ни авторское право, ни другие существующие правовые системы в их современном виде не могут полностью решить проблему охраны программного обеспечения ЭВМ.

Поэтому, наряду с попытками обосновать правомочность защиты программного обеспечения ЭВМ по патентному или авторскому праву, интенсивно разрабатывалась правовая система, специально ориентированная на этот вид объектов и учитывающая его особенности и требования.

В начале это были отдельные предложения ведущих специалистов, которые в основном сводились к небольшой корректировке норм авторского или патентного права /261, 496, 605, 609 и др./. Интересное исследование было проведено также двумя правительственными комиссиями Японии. Обстоятельный анализ этих предложений дал в своей работе м. Киндерманн /374/. Однако ни одно из этих решений не нашло практического применения, так как не решало проблему коренным образом.

Совершенно по-новому подошла к решению этой проблемы Консультативная группа ВОИС. На организационном заседании этой группы, состоящей из правительственных экспертов, в марте 1971 г. были выработаны основные направления поиска решения проблемы /65/. В дальнейшим Консультативная группа продолжала работать в составе неправительственных экспертов.

Обращает на себя внимание очень широкая и авторитетная представительность группы. В ее работе активно участвовали и проявляли

 


большой интерес к проблеме, кроме представитеолей юридических и патентных организаций, множество научных обществ, таких, как Европейская ассоциация производителей ЭВМ (ECMA), ИФАК, ИФИП, Совет Еворпейских       промышленных федераций (CEIF) и др. (всего 15 научных и коммерческих организаций), а также ведущих фирм-производителей ЭВМ, как Siemens AG из ФРГ и Швейцарии, IBM из Великобритании, ФРГ и Франции, Bell Telephon Lab. (США), Honeweel Bull (Франция), Philipe (Нидерланды), Sosial Science Laboratory (Япония) и пр. (всего 17 фирм и университетов).

В качестве участников и наблюдателей в работе Консультативной группы участвовали практически все ведущие индустриальные страны (СССР, США, Великобритания, Япония, Канада, ФРГ и пр.), а также международные организации (ООН. ЮНЕСКО, Международное бюро по информатике, ВОИС) /88, 398/.

По результатам работы трех сессий консультативной группы (1974 г. /13, 93/, 1975 г. /94/, 1976 г. /10, 95, 96/) были разработаны проекты двух документов: национального закона по охране программного обеспечения ЭВМ и международного соглашения по охране программного обеспечения ЭВМ.

Однако на своем заседании 1976 г. Консультативная группа решила приостановить разработку проекта международного соглашения по охране программного обеспечения ЭВМ, чтобы сначала проследить реакцию и действенность система на национальном уровне, выявить отношение правительства к проблеме и уже потом перейти к подготовке международного соглашения.

И только на сессии 1977 г. была, наконец, принята окончательная редакция Типовых положений по охране программного обеспечения вычислительных машин.


Документ, опубликованный ВОИС /88,398,459/ состоит из трех частей: вводной части, текста законопроекта и комментария и каждому пункту законопроекта. В виде приложения дается перечень всех лиц и организаций, принявших участие в работе группы.

Во вводной части проекта указывается, чти цель его - помочь государствам выработать свои законодательные акты по охране программного обеспечения ЭВМ. Одновременно подчеркивается, что проект не должен пониматься как единственно возможное решение, навязываемое государствам. Очевидно, что в одних странах основные положения, содержащиеся в проекте, могут жечь в основу специальных разъяснении или законодательных актов по этому вопросу. В других же странах положения проекта могут содействовать дальнейшее развитию уже существующего законодательства, вливаясь в нормы либо авторского права, либо патентного (изобретательского) права, либо производственных секретов и т.п. В остальных же странах проект может быть принят в предложенном виде, без изменений или с незначительными изменениями и дополнениями применительно к местным условиям. Естественно, что любые из перечисленных приложений проекта прежде всего должны соответствовать и учитывать правовую концепцию и законодательные положения страны, где их намечают использовать.

Одним из основных положений предлагаемого законопроекта является возможность его сосуществования с другими правовыми системами (патентным правом, авторским правом, ноу-хау и пр.).

Однако прежде всего каждому государству предлагается решить для себя два основных вопроса:

требует ли программное обеспечение ЭВМ правовой защиты?


не подходят ли для этой цели различные уже существующие системы правовой охраны?

Ответ на первый вопрос дается во вводной части к самому проекту. Здесь особо подчеркиваются характерные особенности современного программного обеспечения ЭВМ:

а) создание на базе высокоразвитых телекоммуникационных систем межгосударственных сетей ЭВМ, При этом может случиться, что потребитель программного обеспечения находится в иной стране, чем сама 5ВУ. Если в означенных условиях в одной из этих стран имеется система правовой охраны программного обеспечения, а в другой ее нет, то факт нарушения авторства или использования программного обеспечения вообще окажется недоказуемым. Эта тенденция подчеркивает необходимость международной охраны программного обеспечения ЭВМ в возможно большем числе стран как основы использования, торговли и распространения информации о нем;

б) развитие новой техники программирования, которая открывает доступ к ЭВМ практически неограниченному числу потребителей, а не только специально обученных программистов;

в) подавляющее большинство объектов программного обеспечения ЭВМ поставляется в виде потребительских программ, имеющих определенное узкое назначение и не представляющих интереса для третьих лиц. А посему их неправомерное присвоение маловероятно. Но, с другой стороны, намечается тенденция развития программного обеспечения такого типа, которое может представить интерес более чем для одного потребителя или даже общий интерес. Распространение такого программного обеспечения может значительно снизить его себестоимость. Эта тенденция будет, вероятно, возрастать по мере того, как ЭВМ станут более доступны и просты в


обслуживании, а также в зависимости от того, насколько cами ЭВМ станут дешевле по сравнению с их программным обеспечением;

г) в то же время владельцы в ряде случаев на хотят открывать доступа широкой общественности к некоторым видам вычислительных программ (например, тем, которые представляют собой коммерческий секрет или которые намечает положить в основу специальных конструкций вычислительной техники, а, следовательно будут передавать лишь вместе с соответствующими устройствами). Поэтому многие владельцы желая держать их в секрете, завещают полностью или частично (в случае передачи по договору) использование их другими лицами.

Кроме того, указывается, что правовая защита программного обеспечения ЭВМ необходима и как основа для торговли, поскольку в ней заинтересованы как продавец (производитель, обладатель), так и покупатель программного обеспечения, ибо в этом случае их торговым отношениям придается большая правовая обеспеченность,

Наряду с правовыми аспектами, проект предусматривает также создание систем депонирования или регистрации объектов программного обеспечения ЭВМ,

Таким образом, в результате работы международных органов предлагается специальная система для программного обеспечения. ЭВМ, несущая одновременно как правовую, так и информационную функцию. Сейчас она задумана как национальная система или приложение к существующим национальным законам. Однако, естественно, что эффективно она может действовать лишь при принятии ее многими странами, так как в противном случае владельцы программного обеспечения в стране с введенной системой охраны и в стране, в которой такая охрана отсутствует, будут в явно неодинаковых условиях.


Основными особенностями предлагаемой системы являются:

1. Охват всего комплекса программного обеспечения: кроме непосредственно алгоритмов и вычислительных программ сюдa включены описания программы, инструкции и пр. сопровождающий материал.

2. Отказ от понятия новизны в традиционном понимании патентного права и, соответственно, от экспертизы на новизну. Они заменены понятием оригинальности как результата самостоятельного интеллектуального творчества его создателя. Таким образом, закон не запрещает самостоятельного создания аналогичного программного обеспечения третьим лицом.

3. Определяются права владельцев и меры против нарушения прав.

4. Предусматривается срок охраны, близкий к срокам действия патентов в большинстве стран.

5. Допускается одновременность охраны объектов программного обеспечения по Типовым положениям и любыми другими правовыми системами.

6. Рассматривается создание системы обязательного или необязательного депонирования программного обеспечения, либо системы регистрации с соответствующим видом и объемом публикаций для каждого варианта.

По Типовому положению не предусмотрено, чтобы программное обеспечение ЭВМ было депонировано в национальном ведомстве или внесено в реестр.

Основным аргументом в пользу обязательного депонирования считается то обстоятельство, что в ответ на предоставленные права по охране программного обеспечения владелец этих прав обязан депонировать свое программное обеспечение.


 

Такая система создаст предпосылки для распространения информации о программном обеспечении, его лицензировании и заложит основы для его идендифицирования, в случае возникновения-потребности.

В какой-то степени эти аргументы справедливы и для системы регистрации программного обеспечения ЭВМ. В этом случае владелец предоставляет в ведомство по регистрации данные и короткий реферат о программном обеспечении, которые затем публикуются.

Рассматривается также система добровольного депонирования, три которой владелец программного обеспечения может депонировать я вычислительную программу, и/или весь объем средств программного обеспечения, либо его отдельные части. В такую систему хорошо бы вписывалась и регистрационная система. Важнейшим элементом такой системы считается представление реферата депонируемого программного обеспечения.

Добровольная система депонирования имеет три цели:

а) позволяет открыть прямой доступ общественности к несекретному программному обеспечению;

б) предоставляет депоненту доказательства эго приоритета на разработанное программное обеспечение;

в) путем публикации рефератов информирует широкие круги заинтересованной общественности о существовании программного обеспечения и вкратце характеризует его.

В системах депонирования по требованию депонента предусмотрено содержание определенных частей программного обеспечения (например, полного описания и пр.) в секрете в течение определенного срока или до момента, когда владелец сочтет возможным его раскрыть.
Типовые положения включают всего девять разделов (см. приложение).

В разделе I даются формулировки основным понятиям: «компьютерная программа» (computer programm ), «вспомогательный материал» (Supporting material ), «описание программы» (Program description), «программное обеспечение ЭВМ» (computer software) и «владелец» (Proprietor).

В разделе П определяются владелец прав и его наследники. В разделе Ш формулируется требование оригинальности программного обеспечения и раскрывается его смысл для данного закона.

В разделе 1У указывается на нераспространение действия закона на те математические закономерности, на которых базируется программное обеспечение.

В разделе У определяются права владельца и те действия, которые являются нарушением этих прав.

В разделе У1 регулируются нарушения прав я приводятся случаи, которые не считаются таковыми.

В разделе УП предлагается 20-летний срок охраны со дня использования, продажи, арендования или лицензирования программного обеспечения, либо 25-детнкй срок с момента его создания.

Б разделе УШ перечисляются меры правового воздействия в случаях нарушения, прав.

В разделе IX формулируется применимость настоящего закона одно временно с другими правовыми институтами.

Наиболее полным и интересным является перечень действий с программным обеспечением, на которые требуется разрешение или лицензия от владельцев. Сюда относятся:


 

а) раскрытие или способствование раскрытию программного обеспечения для третьих лиц;

 б) открытие доступа к объектам, на которых записано программное обеспечения и любой форме и любыми средствами;

в) копирование программного обеспечения в любой форме и любыми средствами;

 г) использование программы или ее описания для разработки такой же или сходной программы или описания;

 д) использование программы-оригинала или генерированной из нее схожей программы для управления ЭВМ или записи в ее памяти;

е) совершение любых коммерческих сделок с любыми объектами программного обеспечения, без разрешения владельца.

В основном проект ориентирован на принципы авторского права, однако использует также ряд элементов патентного права (запрет использования самой разработки, возможность коммерческой передачи прав владельца и получения вознаграждения, срок охраны, и пр.).

Разработанный проект несомненно представляет большой интерес и найдет широкий отклик как на национальном, так и на международном уровнях. Однако его использование в той или иной форме или объеме должно быть тщательно продумано и обсуждено специалистами каждый страны, в том числе и нашей. Тем более, что в СССР имеются все предпосылка для приложения положений, проекта к существующему законодательству. Подобное приложение может иметь различную юридическую форму. Однако важно при этом сохранить основную идею проекта: широкое информирование общественности и стимулирование разработчиков.


С этой точки зрения нет необходимости выдумывать новую систему: в СССР существует прекрасно налаженная система изобретательского права, которая учитывает именно эти положения.

Не смотря на кажущееся на первый взгляд коренным отличие норм проекта от основных понятий патентного (изобретательского) права, по своему духу и подходу к ряду вопросов он близок к идее и нормам советского изобретательского права, и в случае заинтересованности, может быть приближен еще больше.

Вполне понятно, что специфика данного объекта охраны не допускает механического переноса на него норм изобретательского права. Но именно тут и открывается реальный путь для приложения проекта. Для этого, как уже отчасти упоминалось выше, существуют разные варианты:

народу с традиционными объектами - устройством, способом и веществом - включить в этот перечень новый объект - программное обеспечение ЭВМ с правовыми нормами, сочетающими в себе в основном комбинацию проекта и Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях;

приравнять программное обеспечение ЭВМ по правовому статусу к объектам изобретений подобно результатам селекции»

создать специальную правовую систему, например, на базе ГФАП, однако с более эффективной охраной и системой стимулирования, близкими к изобретательскому праву с учетом ряда положений проекта;


4) предусмотреть отдельный объект изобретательского права наряду с изобретением, промышленным образцом и товарным знаком, с совмещением норм изобретательского права и проекта.

Очевидно, что в нашей стране, как и на международном уровне, в решении этой проблемы внутри страны и выработке точки зрения советских делегаций на международных форумах, на которых эта проблема может возникнуть (например, не конгрессе ИФАК ), должны участвовать, кроме представителей Госкомизобретений и ВНИИГПЭ (на которых до сих пор лежала основная нагрузка по решению этой проблемы), также представители ГКНТ СССР, НКАУ СССР, Отделения механики и процессов управления АН СССР, Института кибернетики АН УССР, ИЭВТ АН Латвийской ССР и пр.

К этому призывает и резолюция XXX Конгресса АИППИ /106,222, 393/ (Мюнхен, 15-19 мая 1978г.), горячо одобряющая результаты работы Консультативной группы,

В резолюции конгресса по вопросу 57 - «Защита программного обеспечения ЭВМ» ~ сказано:

«АИППИ:

приветствует ВОИС и выражает свое признание его деятельности, приведшей на 1У заседании Консультативной группы ВОИС (с 1 по 3 июня 1977 г. в Женеве) к принятию и опубликованию Типовых положений по охране программного обеспечения вычислительных машин;

призывает все национальные группы АИППИ обратить внимание правительств своих стран на Типовые положения;

призывает все национальные группы в странах» еще не имеющих эффективной охраны программного обеспечения, склонить правительства своих стран к тому, чтобы эти Типовые


 

положения легли в основу их национального закона;

считает, что этот вопрос должен остаться в программе ВОИС и АИППИ, чтобы изучить надобность в заключении международного соглашения и продолжить соответствующие работы, если таковая возникнет».

Сравнений Типовых положений с основными принципами и нормами советского изобретательского права приводит к заключению, что между ними имеются точки соприкосновения, которые можно выявить.

Прежде всего, основной целью Типовых положений является, с одной стороны, защита прав разработчиков, вложивших в свою разработку определенное интеллектуальное творчество, и, с другой, - распространение информации о созданных разработках.

Но эти функции свойственны и советскому изобретательскому праву.

И.С. Наяшков /55/, говоря об основном документе советского изобретательского права - авторском свидетельстве - указывает, что «в условиях плановой, социалистической экономики позволяет ему (т.е. авторскому свидетельству - Реф.) выполнять важнейшую функцию в отношении изобретений - организацию их практического использования».

С другой стороны, касаясь изобретательского права. И.С. Наяшков формулирует основную функцию этого права: «Содержание этих прав было призвано служить интересам материального и морального стимулирования творцов новой техники /55/.

Однако принципиальные сходства не ограничиваются основной функцией.

И в той и в другой системе предусмотрены вознаграждение


 

владельцам за их интеллектуальный труд, коммерческая передача этих прав, запрет нарушений прав и возмещение ущерба. Весьма близкими является и сроки охраны.

Если проанализировать отдельные критерии и требования, предъявляемые к разработкам, то они лишь частично совпадают, что и естественно, если учесть специфику объекта охраны.

Так же; как и советские изобретения, разработка, защищаемая Типовым положениям (разд.1 п.1), должна быть новой и полезной, т.е. давать положительный эффект. Правда, само понятие новизны в Типовых положениях отличается от новизны по изобретательскому праву, и отличается фактически индивидуальной новизной - новизной собственного и независимо созданного результата интеллектуального творчества создателя программного обеспечения (разд. З и разд.6 п.2).

Существенных отличий, являющихся одним из важнейших критериев изобретения, для программного обеспечения ЭВМ в такой форме не требуется, вместо этого здесь рассматривается оригинальность независимого творчества. (разд. З) в вышеуказанном понимании и эффективность разработанного алгоритма или программы, которая может оцениваться различными, специфическими для ЭБМ критериями (затрата человеческого времени программиста, затрата машинного времени, время отладки программы, величина программы, необходимый объем памяти и, т.п./79/).

Именно таким обобщенным критерием эффективности программного обеспечения ЭВМ могли бы быть выражены и существенные отличия такого объекта от аналогичного, имеющего то же назначение и решающего ту же задачу объекта. Ведь любые новые приемы программирования, оптимальность алгоритма решения и т.п. в конечном



итоге выражаются в повышении критерия эффективности программного обеспечения ЭВМ.

Большим преимуществом такого критерия является то, что для определенных машинных показателей (а не всех вышеприведенных) такой критерий, очевидно, может определяться с помощью самой ЭВМ, т.е. методами машинной экспертизы.

Что же касается критерия технического решения задачи, то он, очевидно, должен быть заменен критерием программного решения задачи.

Ниже основные критерии этих двух систем охраны

составлены и виде таблицы:

Изобретательское право СССР

Прил. Типовых положений ВОИС

1. Новизна

- Собственное и независимое интеллектуальное творчество

2. Существенные отличия

- Эффективность

3. Техническое решение задачи

- Программное решение задачи

4. Положительный эффект

- Полезность

 

Таким образом, может быть создана реальная система охраны с вполне конкретными критериями для нового, специфического объекта изобретения или объекта, приравненного по правовому статусу к изобретениям. При этом создание своей специфической системы экспертизы не должно представлять особых трудностей.


ПЕРСПЕКТИВЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

 

В настоящее время уже ни у кого не вызывает сомнения необходимость эффективной правовой защиты программного обеспечения ЭВМ в национальном и международном масштабах.

Проблема привлекла к себе очень широкую и авторитетную аудиторию ученых, патентоведов, коммерсантов и разработчиков. Она широко обсуждалась большим кругом специалистов на многочисленных национальных и международных совещаниях. Можно назвать Президентскую комиссию США /140,338/, двухдневную конференцию «Правовая охрана вычислительных программ. Брайтон» /207,348, 410,411,413,437/., У1 Международное заседание в Ростоке /589, 594/, Тринадцатую конференцию северных стран /606/, Региональный семинар стран Восточной Азии по вопросам охраны вычислительных программ /393/, 6-летнюю работу Консультативной группы ВОИС /88,374,398,459/ и множество других.

Сейчас уже ясно, что практически все компетентные органы отказались от охраны по нормам авторского права в их чистом виде. Все четче вырисовывается два неальтернативных решения: патентная защита и защита специальным правом, которые, по всей вероятности, так и останутся существовать параллельно. Побочным нерешающим фактором, как этого следует ожидать, останется и охрана некоторых решений по нормам ноу-хау.

При этом очевидно и то, что патентная защита будет предоставляться лишь небольшому количеству, но наиболее ценных и эффективных объектов программного обеспечения ЭВМ.

В конечном счете с этим придется смириться и наиболее активным противникам такой защиты.


Поэтому пора вместо бессмысленного дискутирования на тему «давать или не давать патентную защиту программному обеспечению ЭВМ?» приступить к разработке конкретных норм, требований и критериев для такой защиты. Все предпосылки для этого имеются, и подготовительная работа уже проведена в достаточно широких масштабах. Имеется также и опыт национальных патентных ведомств и множество юридических формулировок в решениях патентных судов в этой области.

С другой стороны, несомненный интерес в большинстве стран вызовет проект специальной системы защиты, депонирования или регистрации объектов программного обеспечения ЭВМ, предложенный Консультативной группой ВОИС.

Основные преимущества этой системы, выражающиеся в простоте, охвате всех объектов программного обеспечения ЭВМ и всех его видов (в том числе и не обладающих «изобретательским уровнем»), сулят ей самые широкие перспективы.

Однако желательно, чтобы в нашей стране эта система была приспособлена к существующей системе изобретательского права. Целесообразность и возможность такого решения были обоснованы выше.

Желательно также дополнить эту систему простейшей системой машинной экспертизы, что значительно повысило бы эффективность самой системы и защищаемых в ней объектов.

В нашей стране целесообразно вывести обсуждение этой проблемы из ведомственных рамок Госкомизобретений и предоставить ее широкой аудитории научной и правовой общественности с проведением ряда специализированных семинаров и симпозиумов для выработки оптимальных решений.


Заключая обзор, следует отметить, что, несмотря на несомненные успехи, проблема правовой защиты программного обеспечения ЭВМ еще достаточно далека от своего окончательного решения. Здесь еще очень много работы для патентоведов, юристов, программистов, экономистов и др.


Приложение

 

ТИПОВЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПО ОХРАНЕ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

ВЫЧИСЛИТЕЛНЫХ МАШИН 1

Раздел І

 

Определения

 

 Для целей, преследуемых настоящим Законом:

(i) термин «компьютерная программа» означает набор команд, которые, будучи записанными на машиночитаемом носителе, могут заставить машину, способную обрабатывать информацию, указать, выполнить или достичь определенную функцию, задачу или результат;

(ii) термин «описание программы» означает полное пооперационное изложение в словесной, схематической или другой форме, детализированное в степени, достаточной для определения набора команд, составляющих содержание соответствующей компьютерной программы;

(iii) термин «вспомогательный материал» означает любой материал, кроме самой компьютерной программы или ее описания, созданный с целью облегчения понимания или применения компьютерной программы, например, описание проблемы и инструкции для пользователя;

( iv) термин “программное обеспечение” означает любой или несколько элементов, упомянутых в пунктах (i) - (iii);

(v) термин «владелец» означает лицо, включая юридическое лицо, которому в соответствии с настоящим Законом

 


1Текст «Типовых положений» приводится в редакции издания Всемирной организации интеллектуальной собственности /88/.


принадлежат права в соответствии с Разделом 2 /I/, иле его правопреемника в соответствии с Разделом и /2/.

 

Раздел 2

 

Право собственности. Передача и переход прав на программное обеспечение

 

(1) Предоставляемые в соответствии с настоящим Законом права на программное обеспечение принадлежат создавшему их лицу; в то же время в тех случаях, когда программное обеспечение было создано лицом, работающим по найму.» в ходе выполнения им своих служебных обязанностей, упомянутые права принадлежат, если на этот счет нет иной договоренности, его нанимателю.

 (2) Права, предоставляемые в соответствии с настоящим Законом на программное обеспечение, могут быть переуступлены полностью или частично путем заключения договора. В случае смерти владельца переход упомянутых прав осуществляется в соответствии с законом о наследовании по завещанию либо без оного, в зависимости от обстоятельств.

 

Раздел 3

 

Оригинальность

 

Настоящий Закон распространяется лишь на программное обеспечение , которое является оригинальным в том смысле, что оно представляет собой результат личных интеллектуальных усилий его создателя.

 

 Раздел 4

 

 Идеи и принципы

 

Права, предоставляемые настоящим Законом, не распространяются на идеи и принципы, на которых базируется программное обеспечение.


Раздел 5

 

 Права владельца

 

Владелец имеет право препятствовать любому лицу в:

(i) раскрытии содержания программного обеспечения или содействии раскрытию этого содержания любому лицу до того, как оно станет доступным широкому кругу лиц с согласия владельца;

(ii) разрешении и содействии доступу любого лица к любому объекту, хранящему или воспроизводящему программное обеспечение до того, как программное обеспечение станет доступным широкому кругу лиц с согласия владельца;

(iii) копировании программного обеспечения любыми средствами или в любой форме;

(iv) использовании компьютерной программы для получения такой же или существенно схожей компьютерной программы либо описания этой программы или существенно схожей программы;

(v ) использовании описания программы для получения такого же или существенно схожего описания программы или для получения соответствующей программы;

(vi) использовании компьютерной программы или компьютерной программы, полученной одним из способов, упомянутых в пунктах (iii), (iv) или (v), для управления работой машины, способной обрабатывать иформацию или в ее хранении в такой машине;

(vii) предложении или хранении с целью продажи, сдачи в прокат или выдачи лицензии, продаже, импортировании, экспортировании, сдаче в прокат или выдаче лицензий, на программное обеспечение, полученное одним из способов, упомянутых в пунктах (iii), (iv) или (v);


(viii) совершении любого из действий, описанных в пункте (vii) в отношения объектов, хранящих или воспроизводящих программное обеспечение или программное обеспечение, полученное одним из способов, упомянутых в пунктах (iii), (iv) или (v).

 

Раздел 6

 

 Нарушение прав

 

Любое из действий, упомянутых в Разделе 5, пункты (i) - (viii), если оно не было санкционировано владельцем, является нарушением прав владельца.

Независимое создание любым лицом программного обеспечения, которое является таким же или существенно схожим с программным обеспечением, созданным другим лицом, или совершение любого из действий, упомянутых в Разделе 5, пункты (i) - (viii), в отношении такого независимо созданного программного обеспечения не рассматривается как нарушение прав владельца в соответствии с настоящим Законом.

Любое наличие программного обеспечения на иностранных судах, самолетах, космических кораблях или средствах наземного транспорта, временно или случайно зашедших в воды, воздушное пространство или на территорию данной страны, а также любое использование программного обеспечения во время такого захода не рассматривается как нарушение прав владельца в соответствии с настоящим Законом.

 

Раздел 7

 

Срок действия прав

 

(1)     Права в соответствии с настоящим Законом начинают действовать с момента создания программного обеспечения.

(2)     (а) С учетом пункта (b) права в соответствии с настоящим Законом прекращают свое действие в конце периода продолжительностью


в 20 лет, отсчитываемых от сомой ранней из следующих дат:

(i) даты, когда компьютерная программа впервые была использована в какой-либо стране для управления машиной, способной обрабатывать информацию, самим владельцем или с его согласия для целей иных, чем изучение, испытание или исследование;

(ii) даты когда программное обеспечение впервые было продано, сдано в прокат или на него была выдана лицензия в какой-либо стране, либо когда оно было впервые предложено для этих целей;

Права в соответствии с настоящим Законом действуют в любом случае не более 25 лет с момента создания программного обеспечения.

 

Раздел 8

 

Компенсация

 

(1) В случае, когда какие-либо из прав владельца нарушены или представляются нарушенными, он имеет право на судебное предписание о компенсации за исключением случаев, когда вынесение судебного предписания было бы неоправданным в силу обстоятельств дела.

(2) В случае, когда какие-либо из прав владельца нарушены, он имеет право на компенсацию убытков либо на такую компенсацию, которая может быть признана подходящей в зависимости от обстоятельств дела.

 

Раздел 9

 

Применение положений других законов

 

Настоящий закон не исключает применение в отношении охраны
программного обеспечения общих принципов законодательства или применения какого-либо другого закона, например, патентного закона, закона об охране авторских прав или закона о недобросовестной конкуренции.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

БИБЛИГРАФИЯ

 

 


 

АНИСОВ Г.Н., ХОДЫРЕВ Д.С. О правовой охране алгоритмов и программ для ЭВМ. - В кн.: Теория и практика науч.-техн. экспертизы предполагаемых изобретения /Труды ВНИИГПЭ, М., 1973, вып. № 5, с. 19-27.

АPEШEB Т.А., ЕРМАКОВ М.Н., ПОПОВ Н .С. Экспертиза устройств, характеризуемых математическим обеспечением ЭВМ. - Вопр. изобретательства, 1977, № 9, с. 19-22.

БАРДЕЛЕ X. Практическое значение патентоспособности программ для вычислительной техники в США. - Патентное дело за рубежом, 1974, № 4, с. 17-23.

БРАЗЕРС Р., ГРИМАЛЬДИ А. Предложения о патентной охране программ для вычислительной техники в США. - Патентное дело за рубежом, - 1970, № 21, с.11-15.

БУАССЕЛЬ Г. Защита программ: проблема уже старая, но ждущая совершенно нового решения. - Киев, 1975. - 7с.- в надзаг.: Советско-французский коллоквиум по промышленной собственности.

ДАМСКАЯ Г.М. К вопросу охраноспособности способов управления и регулирования, содержащих вычислительные и логические операции, в области электроэнергетики. - В кн.: II Научная конференция: Тез. докл. М.: ВНИИПИ, 1981, с. 80-82.

ГЕЛЬБ А.Б. Защита программного обеспечения ЭВМ: Проблемы и перспективы. - В кн.: У1 Прибалтийская патентная конференция (Рига, 14-16 окт.1975): тез. докл. Рига, 1975, с. 80-87.

ГЕЛЬБ А.Б., ЕГИ М.Г. К вопросу разработки методики экспертизы программ ЭВМ. - Автоматика и вычислительная техника, 1982, №1, с. 87-99.

ГЕЛЬВ А.Б. К проблеме целесообразности и возможности патентования алгоритмов и программ ЭВМ. - Таллин, 1973. - 64 с. - в надзаг.: АН ЭССР. Ин-т кибернетики.


ГЕЛЬБ А. Б. Международное сотрудничество в области правовой охраны программного обеспечения ЭВМ. - В кн.; УП Прибалтийская патентная конференция "Патент-77" (Пярну, 24-25 авг.1977): Тез. докл. Таллин, 1977, с. 33-36.

ГЕЛЬБ А.Б. Некоторые аспекты охраны научно-технических достижений в области программного обеспечения ЭВМ. - В кн.: УШ Прибалтийская патентная конференция (Каунас, 29 -30 мая 1980.): Тез. докл. Вильнюс, 1980, с. 67-69.

ГЕЛЬБ А.Б. Правовая защита алгоритмов и программ для ЭВМ. – В кн.: У Прибалтийская патентная конференция (Вильнюс, янв.1973): Тез. докл. Вильнюс, 1973, с. 27-28.

ГЕЛЬБ А.Б. Пути международного поиска возможностей охраны программного обеспечения ЭВМ. - В кн.: Конференция по изобретательской и патентной работе ЭССР "Патент-76" (окт.197б): Тез. докл. Таллин, 1976, с. 9-12.

ГЕЛЬБ А.Б. Работы международных организаций по правовому регулированию коммерческой реализации программного обеспечения ЭВМ. - Программирование, 1980, № 3, с. 88-91.

ГЕЛЬБ А.Б. Современное состояние проблемы правовой защиты программного обеспечения ЭВМ: Аналит. обзор /АН ЭССР. Центр науч. информации по обществ. наукам. - Таллин, 1979. - 138 с.

ДЖЕЛЕПОВ С. Правна защита на програмите на електронно - изчислителните машин. - Изобретательство, стандартизация и качество, 1975,11/12, с. 46-50. - На болг. яз.

ЕРМАКОВ М.Н. О диалектико-материалистическом подходе к решению проблемы защите алгоритмов, программ, кодов нормами изобретательского нрава. - В кн.: Теория и практика научно-технической экспертизы и ее роль в развитии технического прогресса / 1У науч. конф. ВНИИПЭ: Тез. докл. М., 1972, с.21.


ЕРМАКОВ М.Н., АРЕШЕВ Т.А., КУМЕКИНА А.Б. Исследование вопросов охраноспособности средств математического обеспечения ЭВМ: (заключительный отчет). ВНИИГПЭ. Отчет 11а.371, № гос. регистрации 76095863. - М., 1977. - 69 с.

ЖУК В.А. Практика охраны алгоритмов обработки информации. - В кн.: Патентно-информационное обеспечение научно-исследовательских разработок в академических учреждениях. Алма-Ата, 1978, с. 42-47.

20.3ЕМЦОВ В.И. и др. К вопросу классификации алгоритмов и программ. - В кн.: Теория и практика научно-технической экспертизы изобретений. Вып. X. М.: ЦНИИПИ, 1979, с.126.

ИССЛЕДОВАНИЕ вопросов охраноспособности объектов вычислительной техники, характеризуемых математическим обеспечением ЭВМ /Плотников Ю.И., Попов Н.С., Ермаков М.Н. и Др.; ВНИИГПЭ. Отчет 1а 4051, № гос. регистрации 74055473. - М., 1975. - 102 с.

ИССЛЕДОВАНИЕ вопросов охраноспособности средств математического обеспечения ЭВМ /Плотников Ю.И., Попов Н.С., Ермаков М.Н. и др.; ВНИИГПЭ. Отчет 1А 371, № гос. регистрации 76095863. - М., 1976. - 25 с.

К ВОПРОСУ о классификации алгоритмов и программ /Плотников Ю.И., Попов Н.С., Кумекина Л.Б. и др. - В кн.: проблемные вопросы совершенствования системы выявления и защиты советских изобретений в процессе государственной научно-технической экспертизы /1-я Всесоюзная науч.-техн.конф. (2-3 июня 1976 г.) Тез. докл. М.,1976, с.190.

К ВОПРОСУ о патентовании программ для ЭВМ. - Патентное дело за рубежом, 1974, № 12, с. 24-27.


К ВОПРОСУ о патентоспособности алгоритмов, программ и кодов /Анисов Г.Н., Комов С.И., Ларионова Г.П. и др. - В кн.; Сборник докладов II конф. ВНИИГПЭ. М., 1969, с. 119-140.

К ВОПРОСУ о патентоспособности программ для ЭВМ в Великобритании. - Патентное дело за рубежом, 1974, №10, с. 3-5.

К ВОПРОСУ о патентной защите алгоритмов и программ для ЭВМ. - В кн.: ЦНИИПИ: Патентная информация. М., 1974. с. 78.

К ВОПРОСУ о патентовании машинных программ. - Электроника (Electronics), 1968, № 22, с. 47.

К ВОПРОСУ о правовой охране средств математического обеспечения вычислительных машин /Долгушева И.В., Ермаков М.Н., Кумекина А.В. и др. - В кн.: Теория и практика государственной научно-технической экспертизы изобретений. М., 1973, с. 37-40.

К ПРОБЛЕМЕ патентования программ для ЭВМ. - Электроника (Electronics), 1969, № 18, с. 40.

КИСЕЛЕВ О.М. Охраноспособность машиноориентированных алгоритмов и установление факта их использования. - В кн.: Практика изобретательской и патентно-лицензионной работы. Л.,1979, с. 15-19.

КИЧКИН И.И. Оформление и экспертиза международной заявки. - М.: ЦНИИПИ, 1980. - 125 с.

КИЧКИН И., КОПИЛОВА А., КОРАЛОВА С. Върху възможността за патентоване на алгоритмите. - Изобретательство, стандартизация и качество, 1975, № 8, с. 10-13. - На болг. яз.

КИЧКИН И., КОПИЛОВА А., КОРАЛОВА С. Относно въпроса за защита на алгоритмите като изобретения. - Изобретательство, стандартизация и качество, 1975, № 10, с. 11-12. - На болг. яз.


КООРТ А.А.. Практические аспекты защиты алгоритмов через устройство. - В кн.: Конференция по изобретательской и патентной работе Эстонской ССР "Патент-78" (Нарва, 12-13.09. 1978 ): Teз. докл. Нарва, 1978; с. 34-39.

КООРТ А.А. Проблема правовой зашиты алгоритмов к программ ЭЦВМ с точки зрения теории моделирования. - В кн.: УП Прибалтийская патентная конференция "Патент-77" (Пярну, 24-25. 08.1977) Тез. докл. Таллин, 1977, с. 65-66.

КООРТ А.А. Теория моделирования и охрана алгоритмов по изобретательскому праву. - В кн.: Опыт, результаты, проблемы: Повышение конкурентоспособности радиоэлектронной аппаратуры. Таллинское ПО РЭТ. Таллин, 1981, с. 63-72.

КОРСАКОВ Г. Является ли еде мыслимой охрана патентами в области информатики? - Киев, 1975. - 5 с. - В надзаг.: Франко-советский симпозиум.

КУМЕКИНА А.Б., ДОЛГУШЕВА И.В., ЕРМАКОВ М.H. Исследование способов защиты алгоритмов, программ и кодов на опыте Патентных ведомств США, Великобритании и ФРГ /Отчет по теме I в 416/18-24 ВНИИГПЭ, № гос. регистрации 74055473. - М., 1973. - 41 С.

МАМИОФА И.Э, Зарубежная практика патентной зашиты алгоритмов, программ, кодов для вычислительной техники и средств связи. - Вопр. изобретательства, 1972, № 9, с. 20-25.

МАМИОФА И.Э. К вопросу о заявках на изобретения в области передачи и переработки информации. ~ В кн.: ІІ Прибалтийская патентная конференция (Рига, окт. 1966 ): Teз. докл. Рига, 1966, с. 42-45.

МАМИОФА И.Э. Новое в вопросе охраны алгоритмов и вычислительных программ за рубежом. -Вопр. изобретательства, 1971, №1, с. 21-26.


МАМИОФА И.Э. О возможности охраны алгоритмов по нормам изобретательского права. - В кн.: Теория и практика патентной работы. Л., 1972, с. 3-5.

МАМИОФА И.Э. О патентоспособности автоматизированных способов поискового конструирования. - В кн.: 1 Всесоюзная конференция "Автоматизация поискового конструирования": Тез. докл. Йошкар-Ола, 1978.

МАМИОФА И.Э. О правовом регулировании отношений по созданию и использованию алгоритмов ДСУ. " Известия ВУЗов. Правоведение, 1975, № 5, с. 111-119.

МАМИОФА И.Э. Об охраноспособности математических решений технических задач. - Вопр. изобретательства, 1973, № 5, с. 21-24.

МАМИОФД И.Э. Охрана изобретений и технический прогресс. М.: Юрид. литература, 1974. - 189 с.

МАМИОФА И.Э. Охрана программ в качестве способа. - В кн.: Мамиофа И.Э. Способ как вид объекта изобретения в СССР. Киев, 1977, с. 22-23.

МАМИОФА И.Э. Практика охраны изобретений, относящихся к способам получения, преобразования и передачи информации. - Л., 1970. - 22 с.

МАНИОФА И.Э. Проблема правовой охраны алгоритмов и вычислительных программ. - В кн.; У1 научная конференция: Тез. докл. М.: ЦНИИПИ, 1973, с. 160-167.

МАМИОФА И.Э. Проблемы охраны алгоритмов и вычислительных программ в зарубежном патентном праве. - Вопр. изобретательства, 1968, № 1, с. 25-30.

МАМИОФА И.Э. Современная научно-техническая революция и правовые проблема охраны изобретений: Автореф. дис.... д-ра юрид. наук. - Харьков, 1976, гл. 3.


МАМИОФА И.Э., ЦЫЛОВ Б.А. Патентная зашита математических решений технических задач. - Электронная техника, 1974, сер. 9, № 1(9), с. 139.

НАСтоятельная необходимость реформы. - Электроника (Еlectronics), l969, №18, с. 40-41.

НАЯШКОВ И.С. 60 лет советского изобретательства. - Вопр. изобретательства, 1979, №6, с. 4-12.

НОВЫЕ споры. - Электроника (Electronics), 1965 № 25, с. 69.

0 ВОЗМОЖНОСТИ признания изобретениями объектов вычислительной техники, характеризуемых математическим обеспечением ЭВМ /Анисов Г.Н., Бакастов В.Н., Ермаков М.И. и др. - В кн.: Теория и практика научно-технической экспертизы изобретений / Труды ВНИИГПЭ., M.: 1976, вып. 8, с. 83-39.

0 ВОЗМОЖНЫХ путях решения проблемы правовой охраны алгоритмов ч программ для ЭВМ /Анисов Г.Н., Бакастов В.Н., Ермаков М.Н. и др. - В кн.; Теория и практика государственной научно-технической экспертизы изобретений. М.: 1974, с. 14-17.

0 ПРАВОВОЙ охране алгоритмов и программ для ЭВМ /Анисов Г.Н., Бакастов В.Н., Волковицкий К.Е., и др. - Вопр. изобретательства, 1976, 3, с. 7-10.

О ПРАВОВОЙ охране алгоритмов и программ для ЭВМ. Патентное дело за рубежом, 1974, 5, с. 32"3,i.

ОБ ОХРАНОСПОСОБНОСТИ программ для ЭВМ. -Патентное дело за рубежом, 1974, № 1, с. 34-26.

ОЛЕННИКОВ О.В. Анализ форм правовой охраны математического обеспечения ЭЦВМ в США, ФРГ и Японии. - Информационные материалы по патентованию изобретений. М., 1977, вып. 7, с, 25-35.


ОСИПОВ И.А. Об охраноспособности способов получения, обработки и передачи информации,- Вопр. изобретательства, 1976, № 12, с. 12-16.

ОХРАНА программ для ЭВМ. - Изобретательство и патентное дело, 1981, 8, с. 20-21.

ОХРАНА программ для ЭВМ: Обзор совещания в Женеве в марте 1971г.- Патентное дело за рубежом, 1971, № 14, с. 7-10.

ОХРАНОСПОСОБНОСТЬ объектов вычислительной техники, характеризуемых математическим обеспечением ЭВМ /Анисов Г.Н., Бакастов В.Н., Волковицкий К.Е. и др. - В кн.: Проблемные вопросы совершенствования системы выявления и защиты советских изобретений в процессе государственной научно-технической экспертизы. М., 1976, с. 64-65.

ПАТЕНТОВАНИЕ программ для ЭВМ. - Патентное дело за рубежом, 1976, № 11, с. 4-12.

патентоспособность аппаратно-программного обеспечения ЭВМ: (Реф.). - Изобретательство и патентное деле, 1981, № 5, с.17.-14.

ПАТЕНТОСПОСОБНОСТЬ программ для ЭВМ в США. - Изобретательство и патентное дело: Реф. сб., 1982, № 1, с. 27-29.

ПЛОТНИКОВ Ю.И. О возможных формах правовой охраны алгоритмов и программ для ЭВМ. - В кн.: материалы советской национальной группы АИППИ. М., 1973, с. 43-51.

ПЛОТНИКОВ Ю.И., ЕРМАКОВ М.Н., ПОПОВ Н.С. Вопросы правовой охраны и регистрации программного обеспечения ЭВМ (В связи с обсуждением проекта типовых положений ВОИС). - В кн.: Материалы советской национальной группы АИППИ. М., 1980, с. 24-27.


ПЛОТНИКОВ Ю.И., ЕРМАКОВ М.Н., ПОПОВ Н.С. О распространении норм изобретательского права на объекты вычислительной техники и формах правовой охраны алгоритмов и программ. - В кн.: Материалы советской национальной группы АИППИ, М., 1975, с. 48-53.

ПЛОТНИКОВ Ю.И., ЕРМАКОВ М.К., ПОПОВ Н.С. О разработке типовых положений по защите математического обеспечения ЭВМ. - В кн.: Материалы советской национальной группы АИППИ. М., 1978, с. 25-29.

ПОЛОЖЕНИЕ о Государственном фонде алгоритмов и программ / ГКНТ СССР, Главное управление вычислительной техники и систем управления. - М., 1980. - 75 с.

ПОЛОЖЕНИЕ № 6 "Об использовании программного обеспечения" ГКНТП и КЕССИ НРБ. - Държавен вестник, 1979, № 16.

ПОЛЯКОВ Г.К. Особенности охраноспособности информационно-измерительных процессов. - Вопр. изобретательства, 1977, № 10, с. 28-32.

ПОПОВ Н.С. К вопросу охраноспособности объектов вычислительной техники, характеризуемых математическим обеспечением ЭВМ. - Киев, 1973., - 11 с. - В надзаг.: Организация патентно-лицензионной работы на предприятии и в научно-исследовательской организации.

ПРАВОВАЯ охрана программ для ЭВМ. - Изобретательство и патентное дело, 1980, № 9, с. 7.

ПРОГРАММИРОВАНИЕ. Радиоэлектроника в 1968 году. - Вычислительная техника, № 6, программирование. М., 1969, с. 7.

РАЗВИТИЕ законодательства по охране программного обеспечения ЭВМ: (Реф.). - Изобретательство и патентное дело, 1980, № 2, с. 15-17.

РАЗЬЯСНЕНИЕ Госкомитета СМ СССР по делам изобретений и открытий № 4 от 13 ноября 1975 г. - Вопр. изобретательства, 1476, № 5, с. 58-62.


РЕШЕНИЕ Верховного суда США по вопросу патентоспособности программ ЭВМ. - Изобретательство и патентное дело: Реф. сб. 1982, № 4, с. 43-44.

СМИРНОВ Г.И. Некоторые вопросы правовой охраны математического обеспечения ЭВМ. - Вопр. изобретательства, 1974, № 12, с. 13-16.

СМИРНОВ Г.И. О возможности правовой охраны математического обеспечения для ЭВМ в форме рационализаторского предложения. - В кн.; УШ Научная конференция: Тез. докл. ЦНИИПИ. М., 1973, с. 168-173.

СМИРНОВ Г.И., КОЗЛОВ М.Ф. О правовом регулировании создания и использования программного обеспечения ЭВМ. - Вопр. изобретательства, 1977, № 10, с. 7-12.

СОГЛАШЕНИЕ о " Европейском патенте ".- М.: ЦНИИПИ. 1980. - 204 с.

ТЕХНИЧЕСКИЙ характер изобретения. - Изобретательство и патентное дело: Реф. сб.№ 4, 1982, с. 44-46.

ТИПОВЫЕ положения по охране программного обеспечения вычислительных машин / ВОИС. - Женева, 1978. - 37 с.

ФЕЙГЕ Г. Правовая защита и программы для ЭВМ в ГДР. - Патентное дело за рубежом, 1971, № 4, с. 3-7.

ШМУРАТКО Л.П. Алгоритм как предмет изобретения. - В кн.: Информационное обеспечение изобретательской и патентно-лицензионной работы в Сибирском отделении АН СССР. Новосибирск, 1976, с. 61-65.

ЭСКЕНАЗИ И. О создании международного реестра программ ЭВМ при ВОИС. - В кн.: Роль патентной информации в передаче технологии: Междунар. симпоз. ВОИС. (НРБ, Варна, 1990). М., 1981, с. 210-212.

ЯКОВАКИ И. Патентование и программы для ЭВМ в США. - Inventii si Innovatii. 1970, № 6; Патентное дело за рубежом, 1971. № 4, с. 7-9.


АКАДЕМИЯ НАУК ЭСТОКСКОЯ ССР. Центр научной информации по общественным наукам. Современное состояние проблемы правовой защиты программного обеспечения ЭВМ. Издание второе, дополненное. Автор обзора А.Б. Гельб. На русском языке. Редакционно-издательский совет АН ЭССР, Таллин, бульв. Эстония, 7.

Редактор А.Губергриц, Корректор В.Гусева. Подписано к печати 27.07.83. Бумага 30х40/8. Печатных листов 10,94. Условно-печатных листов 10,17. Учетно-издательских листов 7,75. Тираж 600 экз. МВ-07423. Ротапринт треста «Оргстрой», ул. Тика, 21. Заказ №234

Цена 1 руб. 16 коп.