Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Гражданско-правовое положение личности в СССР. –М.:Наука. –1975. –400 с.

 

АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

ГРАЖДАНСКО ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЛИЧНОСТИ

в СССР

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1975


Монография посвящена проблеме Личности в гражданском, семейном и гражданско-процессуальном праве СССР. В ней рассматриваются теоретические и практические вопросы социального значения правового регулирования гражданских отношений, правового статуса личности, субъективных гражданских, семейных процессуальных прав и обязанностей, их развития и совершенствования на основе принципа сочетания общественных и личных интересов.

Ответственный редактор доктор юридических наук Н. С. МАЛЕИН

11002—104

042(02)—75

. 191-75

Издательство «Наука», 1975 г.

 


ПРЕДИСЛОВИЕ

Задачи юридической науки определены постановлениями ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему развитию науки и улучшению юридического образования в стране» 1964 г. и «О мерах по дальнейшему развитию общественных наук и повышению их роли в коммунистическом строительстве» 1967 г. В них подчеркивается роль права и юридической науки, призванной обобщать практику государственного строительства, разрабатывать вопросы правового регулирования общественных отноше' ний, активно содействовать укреплению законности и коммунистическому воспитанию трудящихся. Перед юридической наукой поставлена задача всесторонней разработки теоретических проблем по актуальным вопросам права.

Наукой гражданского права сделан серьезный вклад в решение задач, стоящих перед советским правом. За последнее десятилетие издан ряд работ, в которых анализируется законодательство, регулирующее имущественные и личные отношения. В большинстве этих работ рассматриваются отношения между юридическими организациями. Пристальное внимание к указанным проблемам обусловлено реорганизацией управления промышленностью, экономической реформой и обновлением хозяйственного законодательства.

Проблемы же правового положения личности исследовались», по нашему мнению, еще недостаточно полно. Несмотря на то что анализу отношений с участием граждан посвящены вышедшие в свет интересные работы, тем не менее нуждаются в дальнейшей теоретической разработке основные правовые институты, определяющие статус гражданина развитого социалистического общества.

Настоящая работа представляет собой попытку проведения такого исследования. В ней рассматриваются ос-


новные институты гражданского, семейного и процессуального права. Комплексный анализ дает возможность всестороннего определения правового положения личности в соответствующих общественных отношениях.

При изучении проблемы авторы пользовались главным образом сравнительным методом исследования, сопоставляя гражданское и семейное законодательство союзных республик. Такой метод позволяет отбирать оптимальные варианты правовой регламентации в целях совершенствования законодательства.

Центральной социальной и правовой проблемой является проблема общество личность. Ее решение находит отражение в законах. С учетом этого и проводится в настоящей работе анализ законодательства, определяющего правовое положение личности в советском обществе, основанном на единстве коренных интересов государства и граждан.

Основной задаче и идее работы определению правового статуса личности на основе принципа сочетания общественных и личных интересов подчинена и ее структура. В книге содержится девять глав, характеризующих правосубъективность граждан и их правовое положение в отношениях собственности, сферы обслуживания, пользования жилыми помещениями, возмещения вреда, интеллектуального творчества, наследования, а также в отношениях семейных и процессуальных.

Дискуссионность некоторых высказанных предложений будет способствовать дальнейшему развитию науки гражданского, семейного и процессуального права.

Авторы работы научные сотрудники сектора гражданского права и процесса Института государства и права АН СССР: предисловие, гл. 1 — д. ю. п. Н. С. Малеин;

гл. 2 и 5 — д. ю. н. А. А. Рубанов; гл. 3 — к. ю. н. А. Ю. Кабалкин; гл. 4 — к. ю. н. И. П. Прокопченко;

гл. 5 — к. ю. н. М. Я. Шиминова; гл. 6 — к. ю. н. С. А. Чернышева и к. ю. н. В. Р. Скрипко; гл. 8 — к. ю. н. А. М. Нечаева и к. ю. н. Н. М. Ершова; гл. 9 — д. ю. н. А. А. Мельников.


Глава 1

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЧНОСТИ

1. СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Проблема соотношения общества и личности является одной из центральных в марксистско-ленинской теории.

В теории государства и права эта проблема имеет свою специфику: общество и личность, государство и гражданин рассматриваются в качестве носителей взаимных юридических прав и обязанностей. Принципы этих взаимных связей обусловливаются общественным строем, типом государства. По правовому положению личности можно судить о характере общественного строя и государства.

Сочетание общественных и личных интересов составляет неотъемлемую черту социалистического общества, государства, права. Социализм снимает непримиримость этих интересов, отчуждение государства и гражданина. Взаимоотношения личности и социалистического общества характеризуются единством цели, общностью интересов, для их противопоставления нет классово-социальных и политических основ. Права и обязанности граждан являются необходимым условием активного участия их в общественной жизни, строительстве коммунистического общества. Поэтому государство как основное орудие построения коммунизма заинтересовано в наиболее полной и всесторонней реализации прав и обязанностей граждан'.

Государственно-правовое регулирование общественных отношений закрепляет необходимую связь между обществом и личностью. Правовая система социалистического государства основана на том, что нормальное функ-

4 Марксистско-ленцнская общая теория государства и права. Социалистическое государство. М.,1972, с. 430.


ционирование общества и развитие личности могут быть обеспечены лишь при учете потребностей личности и интересов общества в целом.

XXIV съезд КПСС наметил программу создания наиболее благоприятных условий для всестороннего развития способностей и творческой активности советских людей 2.

По выражению Маркса, коммунизм есть подлинно человеческое общество, в котором свободное развитие каждого является условием свободного развития всех3.

В решении задач коммунистического строительствав создании материально-технической базы коммунизма, формировании коммунистических отношений и воспитании личности нового общества право играет активную роль. Юридические институты используются для выполнения стоящих перед обществом задач путем всестороннего развития социальной активности личности. Совокупность прав и обязанностей личности характеризует меру ее социальной свободы и активности как члена социалистического общества.

Права и обязанности граждан СССР определяются всей системой советского законодательства. С этой точки зрения можно анализировать правовое положение личности в СССР4. Каждая отрасль советского права, регулируя определенный вид общественных отношений, наделяет личность соответствующими правами и обязанностями. Поэтому можно исследовать правовое положение личности в определенной сфере общественных отношений, в том числе гражданско-правовое положение личности в СССР.

Категория личности неразрывно связана с понятием человека и гражданина.

Человек есть результат развития природы, форма и этап этого развития5. В человеке, как в природно-об-

2 XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-ногр. отчет, т. 2, М., 1971, с. 227.

3 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 4; т. 4, с. 447.

4 См. об этом: Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972; Воеводин Л. Д. Конституционные права я обязанности советских граждан. М., 1972; КучинсКий В. А. Личность, свобода, право. Минск, 1969; Явич Л. С. Право и общественные отношения. М., 1971.

5 Дроздов А. В. Человек и общественные отношения. Л., 1966, с. 7.

fl


щественном существе, соединяются биологические и социальные факторы.

В основе характеристики личности лежит социальный фактор. Личность это человек как член общества, участник общественных отношений6. Человеком рождаются, личностью становятся. Личность формируется и развивается в конкретных исторических условиях через участие в общественной жизни. Являясь продуктом общественного развития, личность оказывает определенное обратное воздействие на общественные отношения.

Личность проявляется в общественных отношениях. Между личностью и обществом существуют многообразные социальные связи экономические, политические, юридические и иные, означающие наличие соответствующих взаимных прав и обязанностей. Вне этих связей личности не существует. Человек, неспособный в силу своих духовных качеств выступать в качестве члена общества, совершать активные сознательные действия и отвечать за свои поступки, лишен качества личности7. Без сознания, без способности занять определенную общественную позицию нет личности 8.

Понятие гражданина характеризуется политико-правовыми связями личности и государства. Гражданство означает правовую связь лица с государством, которая обусловливает распространение на это лицо юрисдикции данного государства9. Таким образом, понятия человека, личности и гражданина неидентичны. Человек может не обладать качеством личности и гражданина 10.

Кроме названных философских категорий человекличность гражданин существует специфически юридическая категория субъекта права,

Субъекты права это люди и их организации, выступающие в качестве носителей предусмотренных законами государства прав и обязанностей п.

Юридическое понятие субъекта права не вполне сов-

6 Кон И. С. Социология личности. М., 1967, с. 40.

7 Тугаринов В. П. Личность и общество. М., 1965, с. 41.

8 Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М., 1957, с. 312.

9 Шевцов В. С. Гражданство в Советском союзном государстве. М., 1969, с. 21.

10 В работе не рассматривается правовое положение лиц без гражданства и иностранцев.

11 Мицкевич А. В. Субъекты советского права. М., 1962, с. 5.

7


йаДает с философскими категориями человека и личности. Субъектом права может быть не только человек, но и организация. Можно не иметь качества личности, но являться субъектом права. Например, лица, не обладающие сознанием и волей (малолетние, душевнобольные) не в состоянии выступать в качестве активной личности. Однако общество охраняет интересы всех граждан, независимо от состояния их сознания и воли, посредством норм права устанавливая некоторые особенности регулирования соответствующих отношений. В этом смысле личность в праве это каждый гражданин, обладающий качеством субъекта права.

Закон наделяет субъект права юридическим качеством правосубъективностью, означающей возможность иметь права и нести обязанности. Объемом этих прав и обязанностей, очерченных законом, характеризуются правовой статус личности, ее правовое положение в обществе как гражданина государства.

Основные права и обязанности советских граждан определены Конституцией СССР и другими общесоюзными законами. Граждане СССР имеют равные права и несут одинаковые обязанности. Поэтому они имеют единый правовой статус.

Каждая союзная республика имеет свое законодательство. В связи с этим правовой статус граждан союзных республик имеет некоторые различия. Однако они не затрагивают основных свобод, прав и обязанностей граждан, установленных законодательством Союза ССР.

Закон неодинаково определяет права и обязанности отдельных категорий трудящихся и групп населения. С учетом этого можно различать правовой статус рабочих, служащих, членов колхоза, пенсионеров и др.

Можно определять также правовое положение личности по законодательству отдельных отраслей советского права и соответственно исследовать правовой статус личности в административных, трудовых, семейных, процессуальных и иных отношениях, в том числе гражданско-правовой статус личности в СССР.

Фактические возможности личности пользоваться социальными правами, их объем и содержание зависят от материальных условий жизни общества, от уровня развития производительных сил. Юридические возможности личности в СССР, обусловленные экономической и поли


тической основой социалистического общества, определяются нормами объективного права.

Право есть объективно выраженная воля господствующего класса. Эта воля детерминирована объективными потребностями общества интересами. Интерес выступает в качестве фактора, воздействующего на волю законодателя.

Социальный интерес имеет объективный характер. Он порождается объективными экономическими отношениями, а не сознанием и волей индивида. Категория интереса отражает связь действий (поступков) людей с материальными условиями их жизни; интерес есть объективно обусловленные потребности общества и его членов 12. Объективная связь между субъектом и средой получает осознание, субъективную оценку индивида. В этом смысле интерес представляет собой компонент психической деятельности личности. Таким образом, интерес есть сложная категория, сочетающая в себе объективные и субъективные начала 13.

«Интересы» двигают жизнью народов» 14. «Экономические отношения каждого данного общества проявляются прежде всего как интересы» 15. Закон есть выражение воли господствующего класса, обусловленное его интересом.

В социалистическом обществе существуют общественные и личные интересы: интересы общества, государства, класса, коллектива, индивида.

Политическая и экономическая основа советского общества обусловливают единство общественных и личных интересов. Принцип единства интересов лежит в основе правового регулирования общественных отношений и определяет правовое положение личности в обществе. Права и обязанности граждан служат всестороннему развитию личности и одновременно развитию общества, строящего коммунизм. Юридические нормы устанавливают варианты поведения, соответствующие интересам личности

12 Аюева Е. И. О взаимосвязи цели и интереса в правопримени-тельной деятельности. «Советское государство и право», 1972, №2,с.13.

*3 Патюлин В. А. Интересы государства и гражданина при социализме.— «Советское государство и право», 1972, 5, с. 21.

14 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 29, с. 82.

18 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 271.


и общества на данном этапе его развития. Нормы права выражают не только личный и не только общественный интерес, но и их единство.

Совпадение наиболее существенных интересов общества и личности не исключает случаев расхождения этих интересов. Некоторое несовпадение общественных и личных интересов обусловливается противоречиями, свойственными социалистическому обществу как первой фазе коммунизма 16. К их числу относятся противоречие между потребностями личности и возможностями общества на данном этапе развития: при социализме действует принцип распределения по труду, а не по потребностям. Противоречия социалистического общества обусловливаются также недостаточной сознательностью некоторых людей, которые ставят порой свои личные интересы выше общественных, недостатками в работе государственных и общественных учреждений, организаций, предприятий, отставанием правовых норм от изменившихся экономических отношений. Эти противоречия не носят антагонистического характера.

Необходимым условием существования и развития общества является приоритет общественных интересов, который в отдельных случаях может привести к несовпадению их с интересами личности.

Социальное значение норм объективного права состоит в оптимальной координации общественных и личных интересов на основе их общности и приоритета интересов социалистического общества в целом.

«Всякое право есть применение одинакового масштаба к различным людям» 17. Таким образом, норма объективного права представляет собой абстрактную меру должного поведения, адресованную всем (многим) субъектамучастникам соответствующих отношений.

Нормы объективного права определяют способность личности к правообладанию, наделяют ее качеством субъекта права, обладающего правосубъектностью. Правосубъ-ектность как предпосылка правообладания, является общим понятием советского права.

" Федосеев П. Н. XXIV съезд КПСС и основные направления исследований в области общественных наук, «Коммунист», 1972,

№ 1, с. 74. *7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 33, с. 93.

W


Гражданская правосубъектность включает В себя способность иметь гражданские права и обязанности (правоспособность) и способность своими собственными юридическими действиями создавать для себя эти права и обязанности (дееспособность). Правоспособность есть общая абстрактная возможность быть субъектом прав и обязанностей, установленная объективным правом. Все граждане имеют равную правоспособность, одинаковое «право на право».

Содержанием правоспособности определяется право-. вой статус личности, представляющий собой совокупность прав и обязанностей, установленных законом. Правовой статус в свою очередь характеризует юридические возможности личности, ее правовое положение в обществе.

Таким образом, если правоспособность есть абстрактная способность иметь права и нести обязанности вообще, то правовой статус личности характеризуется совокупностью (объемом, суммой) тех прав и обязанностей, которые может иметь субъект в соответствии с действующими нормами права. Правовое положение личности (ее статус) может изменяться в связи с изменением законодательства, устанавливающего (изменяющего) права и обязанности граждан. Однако и в этих случаях граждане имеют равные юридические возможности правообладания.

Гражданское законодательство регулирует имущественные отношения, обусловленные использованием товарно-денежной формы, и некоторые личные неимущественные отношения. Следовательно, правовое положение личности в гражданском праве (гражданско-правовой статус) определяется объемом тех имущественных и неимущественных прав и обязанностей, которыми может обладать субъект права в соответствии с гражданским законом.

В ст. 9 Основ гражданского законодательства, озаглавленной «Содержание правоспособности граждан» указывается на право граждан иметь в личной собственности имущество, наследовать и завещать его, пользовать^ ся жилым помещением и иным имуществом, избирать род занятий и место жительства, иметь право автора произведений науки, литературы и искусства, открытия, изобретения, рационализаторского предложения. В этой норме определены лишь основные права граждан; содержа-

11


18

ние гражданской правоспособности составляет также иные права и обязанности граждан, установленные в конкретных статьях Основ, гражданских кодексов и в других гражданско-правовых актах.

Важный комплекс прав, определяющих общественное положение гражданина, составляют его личные права. Личными неимущественными являются права на нематериальные блага, неотделимые от личности. К ним относятся право на имя, на охрану жизни, здоровья, чести, достоинства, на тайну сферы личной жизни и др.

В условиях научно-технической революции все большее значение приобретают права, возникающие в результате создания и использования продуктов интеллектуального творчества: произведений науки, литературы и искусства, открытий, изобретений и рационализаторских предложений. Предоставление соответствующих прав обеспечивает развитие личности в интересах социалистического общества.

Социалистическое общество заинтересовано в наиболее полном удовлетворении материальных и культурных потребностей его членов. Возрастающую роль в удовлетворении этих потребностей играют фонды общественного потребления. Наряду с ними на современном этапе развития общества важное значение остается за личной собственностью как одним из источников удовлетворения интересов граждан и проявления социальной активности личности. Предоставляя каждому возможность быть субъектом права личной собственности, закон обеспечивает гражданину необходимые условия участия в отношениях сферы потребления и обращения. Право личной собственности обеспечивает наиболее полную свободу собственности в использовании предоставленной ему части общественного продукта для удовлетворения своих потребностей в соответствии с индивидуальными склонностями 18 и, таким образом, становится одним из важнейших элементов правоспособности.

Среди основных внутренних функций общенародного социалистического государства можно назвать оказание разносторонних социальных услуг членам общества19,

18 Ханфина Р. О. Право личной собственности. М., 1964, с. 33.

19 Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое государство, с. 165.

12


включая и бытовое обслуживание граждан. Государство берет на себя заботу по обеспечению такими услугами, у граждан возникает право на их получение. Отношения ме^сду специализированными социалистическими организациями и гражданами весьма многообразны. К ним относятся торговое, бытовое, транспортное, жилищное и иные вид^т обслуживания. Права граждан в сфере обслуживания также важные элементы содержания правоспособности.

Гражданско-правовое положение личности характеризуется не только предоставленными ей правами, но и налагаемыми на нее обязанностями. Эти обязанности в общей форме выражены в ст. 5 Основ гражданского законодательства: гражданские права должны исполняться соответственно их назначению в социалистическом обществе; при осуществлении прав и использовании обязанностей граждане и организации должны соблюдать законы, уважать правила социалистического общежития и моральные принципы общества, строящего коммунизм.

Как уже отмечалось, граждане СССР имеют единый правовой статус. Следовательно, гражданско-правовое положение личности в СССР также едино. Это единство обеспечивается равными основными правами и обязанностями субъектов гражданского права. Вместе с тем наличие в каждой союзной республике своего гражданского законодательства, по разному регулирующего отдельные гражданские отношения, предопределяет и некоторые различия в правовом статусе граждан союзных республик.

Так, гражданские кодексы союзных республик неодинаково определяют дееспособность, устанавливая, в частности, различные условия ограничения дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками и наркотическими веществами.

Некоторые особенности имеются в регулировании отношений собственности. Например, предельный размер жилого дома, принадлежащего гражданину на праве личной собственности, и последствия самовольной постройки дома по законодательству союзных республик неодинаковы.

В республиканских нормативных актах, регулирующих договоры бытового обслуживания населения, по-разному определяются некоторые права граждан.

13


Значительные расхождений имеются в регулирований жилищных отношений. Так, кодексы союзных республик устанавливают различную норму жилой площади/ на человека; неодинаковы круг лиц, входящих в семью нанимателя, их права и др. /

В законодательстве союзных республик по-равному решаются вопросы возмещения вреда, причиненного в состоянии необходимой обороны и в случаях крайней необходимости; вреда, причиненного лицам, не достигшим пятнадцатилетнего возраста. Не совпадает круг наследников по закону, установленный ГК союзных республик.

Отмеченные различия гражданско-правового регулирования вряд ли могут быть объяснены только национальными особенностями. Очевидно, они вызваны стремлением найти лучший вариант регулирования личных и имущественных отношений с учетом некоторых спорных положений теории и практики гражданского права. Представляется, что в процессе дальнейшего совершенствования законодательства некоторые различия в правовом положении граждан будут сведены до минимума и, таким образом, произойдет «выравнивание» правового статуса всех граждан СССР.

Нормы объективного права не порождают непосредственно прав и обязанностей отдельных граждан. Субъективные права и обязанности возникают на основе нормы права при наличии соответствующих юридических фактов. К последним относятся события, действия, поступки людей. Так, для возникновения субъективного права собственности или временного пользования вещью необходимы юридические факты договор купли-продажи 'и имущественного найма. Чтобы возникло право на возмещение вреда, должен быть налицо факт повреждения здоровья или имущества.

Субъективное право есть мера дозволенного поведения, возможность действовать определенным образом20. Эта мера поведения устанавливается и охраняется нормами объективного права, выражающими волю и интересы народа. Вместе с тем носитель субъективного права действует в соответствии со своими интересами.

20 См. об этом: Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. М., 1950, с. 11; Иоффе О. С., Шаргородский М. Д. Вопросы теории права. М., 1961, с. 223.

14


Субъективное право означает юридическую возможность, которая выражается в полномочии действовать в собственных интересах, пользоваться материальными и духовными социальными благами, выбирая вариант поведения, соответствующий норме объективного права. Так, субъективное право собственности означает наличие полномочий Но владению, пользованию и распоряжению имуществом для удовлетворения морального или материального интереса собственника.

Дозволенные действия управомоченного невозможно выполнить без необходимого должного поведения других лиц. Субъективное право немыслимо без корреспондирующей обязанности, иначе оно не может быть реализовано.

Субъективная обязанность есть мера необходимого (должного) поведения, установленная законом. Конкретному субъективному праву всегда соответствует конкретная субъективная обязанность. Без обязанности одних не может существовать объективное право других. Таким образом, субъективное право предполагает как право на свои, так и право на чужие действия (поведение).

Требовать необходимого поведения обязанных лиц можно лишь при наличии достаточных гарантий. Поэтому субъективному праву присуща юридическая обеспеченность возможность защиты. Требование управомоченного выполнения субъективных обязанностей, корреспондирующих и обеспечивающих реализацию субъективного права притязание, необходимое качество субъективного права. Не обязательно, чтобы притязание всегда осуществлялось принудительно (поскольку субъективные обязанности выполняются гражданами, как правило, добровольно), однако необходима возможность принуждения, без которой право теряет качество субъективного.

Защита субъективных гражданских прав обеспечивается, как правило, правом на иск. Право, неспособное перейти в состояние права на иск, не есть субъективное право 21. В некоторых случаях защита субъективных гражданских прав осуществляется в административном порядке (ст. 6, 526 ГК), а также путем самозащиты этих прав (ст. 192, 209, 449 ГК).

Субъективные права и обязанности граждан выражают юридическую связь между их носителями. Эта взаимная

21 Гурвич М- А. Право на иск. М., 1949, с. 142,

15


связь между субъектами прав и обязанностей представляет собой правовое отношение22. Таким образом, субъективные права и обязанности реализуются через правоотношения 23. /

Высказано также мнение, что субъективные права (главным образом конституционные) существует и вне правоотношений24.

Компромиссной является точка зрения, согласно которой следует различать правоотношения конкретныетипа кредитор должник и общие, возникающие на основании конституционных норм, где налицо конкретно уполномоченный (гражданин) и индивидуально неопределенный (государство, организация, должностное лицо) субъект. Субъективные права реализуются в отношениях

пг чт

того и другого вида ~ Причем в первом случае налицо реальное гарантированное субъективное право (обеспеченное действием правового механизма), а во второмподобные гарантии субъективного права отсутствуют26.

Не вызывает сомнений, что наряду с отношениями конкретного типа (кредитор должник) существуют более общие отношения, представляющие собой юридическую связь между гражданами, государством, организациями. Однако из признания различий между двумя видами правовой связи (правоотношений) неизбежно следует и различие прав управомоченного субъекта. В конкретном правоотношении управомоченный имеет наличное, защищенное право, обеспеченное корреспондирующей обязанностью конкретно-определенного субъекта, т. е. субъективное право в его действительном смысле. В отношениях общего типа правовая связь между субъектами имеет иной характер прежде всего потому, что в них отсутствует конкретно-определенное обязанное лицо. Так, право на труд гарантируется общественно-политическим

22 Кечекьян С. Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958, с. 25.

23 Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971, с. 145; Толстой Ю. К. К теории правоотношения. Л., 1959, с. 72.

24 См., например: Явич Л. С. Право и общественные отношения, с. 108.

" Матузов Н. И. Указ. соч., с. 179.

28 Патюлин В. А. Рец. на кн.: Л. Д. Воеводин. Конституционные права и обязанности советских граждан. «Советское государство и право», 1973, 5, с. 140,

I?


строем, но если праву на труд отдельного гражданина не корреспондирует обязанность конкретной организации, то гражданин лишен соответствующего права притязания.

Аналогичные правовые связи устанавливаются нормой ст. 9 Основ гражданского законодательства: гражданин имеет право на жилой дом, на наследование, однако этому праву не корреспондирует обязанность конкретных лиц продать дом или завещать имущество. Подобные права, не обеспеченные притязанием, не имеют качества субъективных. Они составляют содержание (элементы) правоспособности. И субъективное право, и право, составляющее содержание правоспособности, являются правами субъекта, однако второе не есть субъективное право.

Понятия правоспособности и субъективного права находятся в соотношении возможности и действительности. Если правоспособность означает общую, суммарную возможность приобретения права, то субъективное право есть наличное право определенного лица, обеспеченное притязанием к другому субъекту. При ином понимании категория субъективных прав утрачивает свое теоретическое и практическое значение.

При реализации субъективных прав правоспособность, ее элементы не исчерпываются, не исчезают. Гражданин, осуществляющий свое право на приобретение вещи, не утрачивает правоспособности на вступление в аналогичные правоотношения по приобретению такой же или иной вещи. Правоспособность стабильна: ее содержание (элементы) меняются только при изменении законодательства. Правоспособность одинакова для всех. Совокупность субъективных прав различна у всех граждан, а также у отдельного гражданина в различные периоды. Каждый гражданин, имея равную со всеми правоспособность, обладает различным комплексом субъективных прав.

Различие между элементами правоспособности и субъективным правом имеет не только теоретическое, но и практическое значение. В частности, нарушенное субъективное право может быть защищеноьсудом, в то время как в случаях нарушения правоспос^он^сти применяются внесудебные способы защиты27.

щиты. Л., 1968,

17

27 Чечот Д. М. Субъективное право с. 18.

/:


Правоспособность наряду с нормами объективного права и юридическими фактами является предпосылкой субъективных прав, возникающих при вступлении' граждан в правоотношения.

Гражданские правоотношения (и соответственно субъективные права) имеют относительный или абсолютный характер. При их относительном характере управомочен-ному лицу противостоит конкретное обязанное лицо. Обязанности последнего могут состоять как в совершении действий, так и в воздержании от них. Относительными являются договорные отношения, отношения по возмещению вреда и др.

В абсолютных правоотношениях конкретно определено только управомоченное лицо, которому противостоит неопределенное число обязанных субъектов. Обязанность последних состоит лишь в воздержании от действий, которые нарушали бы абсолютное субъективное право. К абсолютным относятся право собственности, право автора на имя и другие личные неимущественные права.

Существование абсолютных правоотношений подвергается некоторыми авторами сомнению на том основании, что субъект права не может знать связанных с ним обязанных лиц, а последние могут не подозревать о существовании подобного отношения. Потому-то и делается вывод о существовании субъективных прав абсолютного типа вне правоотношения 28.

Следует заметить, что правоотношение есть правовая связь, наличие которой не зависит от «знания» субъектов. Не только обязанное, но иногда и управомоченное лицо может по каким-либо причинам не знать о возникновении у него субъективного права собственности на определенное имущество. И в относительных правоотношениях, участники которого строго определены, возможно, что одна из сторон еще не имеет представления о наличии у нее прав или обязанностей или ошибочно полагает, что они прекратились. Однако и в том, и в другом случае соответствующие правоотношения существуют.

Отношения собственности есть отношения между людьми. Отрицание абсолютных правоотношений собственности может привести к выводу о том, что право собствен-

28 Строгович М. С. Основные вопросы советской социалистической законности. М.,1966, с. 173,


ности представляет собой отношение между человеком и вещьу).

Таким образом, объективное гражданское право существует в правоотношении, где управомоченный наделен притязанием к конкретному лицу или неопределенному кругу субъектов по поводу совершения или воздержания от действий в целях обеспечения интересов управомо-ченногр.

Гражданско-правовое положение личности характеризуется юридическим равенством субъектов и их свободой в осуществлении субъективных прав29. Юридическое равенство и свобода основываются на принципе сочетания общественных и личных интересов.

Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений обеспечивает юридическое равенство субъектов путем наделения их равной гражданской правоспособностью и одинаковым правовым статусом. Вследствие этого субъекты гражданского права имеют равные юридические возможности по вступлению в правоотношения, их изменению и прекращению в соответствии с законом. Они имеют равные возможности приобретения прав и обязанностей.

В конкретных гражданских правоотношениях одна из сторон может иметь право, а другая нести обязанность. Однако право одного субъекта требовать определенного поведения другого основывается не на власти и подчинении, не на различном правовом статусе субъектов. Последние приобретают права и принимают на себя обязанности, как правило, по собственной инициативе, исходя из своих интересов. Кроме того, большинство гражданских отношений имеет эквивалентно-возмездный характер и, принимая на себя обязанность, субъект одновременно приобретает субъективное право. В двусторонних договорах каждая сторона имеет как права, так и обязанности.

Юридическая свобода в осуществлении субъективных прав характерная черта положения личности в гражданском праве.

Гражданское право содержит широкий круг норм дис-позитивного характера, определяющих, какие права могут

29 Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Сьердловск, 1972, с. 69.

19


реализоваться по усмотрению субъекта. Гражданско-тпра-вовая диспозитивность предоставляет субъектам отношений возможность осуществить свою правосубъектность и субъективные права по своему усмотрению30.

Правовая свобода основана на законе, предоставляющем личности возможность реализовать (или не реализовать) элементы правоспособности, выбирать способы и методы вступления в правоотношения, приобретения субъективных прав и распоряжения наличным субъективным правом по своему усмотрению в соответствии с собственными интересами и возможностями. Осуществляя свои субъективные права гражданин может выбрать любой вариант поведения, не противоречащий закону.

Однако свобода субъектов права небезгранична. Личность не может быть свободна от общества, поскольку вне общества нет личности. Всякая общественная деятельность требует определенного регулирования. Правовое регулирование является одним из важнейших и необходимых видов регулирования общественной деятельности. Оно состоит в установлении определенного масштаба, рамок, границ поведения граждан, организаций, государственных органов. При отсутствии таких границ поведения «абсолютная свобода» индивида привела бы к анархии, произволу, а право утратило бы свое качество.

Нормы права в интересах личности и всего народа разрешают, поощряют, запрещают определенное поведение и, таким образом, устанавливают и гарантируют подлинную свободу личности. «Свод законов есть библия свободы народа»31.

Право отражает экономические потребности и возможности общества. Гражданское законодательство только протоколирует требования экономических отношений32. В соответствии с этим в гражданском праве есть нормы, определяющие пределы юридической свободы личности, основанные на материальных возможностях общества. Так, гражданские кодексы союзных республик устанавливают норму жилой площади в домах государственных и общественных организаций с учетом экономических возможностей решения жилищной проблемы. Подобные

30 Красавчиков О. А. Диспозитивность в гражданско-правовом регулировании.— «Советское государство и право», 1970, ,N» 1, с. 45.

31 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 63.

32 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 112.

20


нормвг не могут рассматриваться в качестве правил, по-давлявдщих свободу личности; увеличение жилищной нормы в несколько раз путем внесения изменений в законодательство фактически не увеличило бы свободу в жилищных правоотношениях, поскольку такая норма права не была бы обеспечена материальными возможностями общества на данном этапе.

В гражданском праве есть нормы и императивного характера, требующие точно определенного и единственно возможного поведения (ст. 9—16, 42—61, 78—91, 95 Основ и др.). При реализации таких норм личное усмотрение может проявляться лишь в наиболее точном и целесообразном исполнении велений закона.

Гражданское законодательство устанавливает пределы осуществления субъективных прав различными способами33. Одним из них является определение содержания гражданской правоспособности. В законе нет исчерпывающего перечня правовых возможностей личности, но он очерчивает основное содержание правоспособности в качестве критерия юридической свободы в гражданских правоотношениях.

Субъективные границы претворения в жизнь гражданских прав определяются нормами о дееспособности, возможности гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности (ст. 8 Основ). Дееспособность в полном объеме возникает с наступлением совершеннолетия. Несовершеннолетние обладают частичной дееспособностью. Возрастные границы дееспособности устанавливаются законом с учетом биосоциальных факторов.

Лица, неспособные понимать значение своих действий или руководить ими вследствие душевной болезни признаются судом полностью недееспособными. Недееспособные (ограниченно дееспособные) приобретают гражданские права и несут обязанности через представителей (родителей, опекунов, попечителей).

Гражданские кодексы союзных республик предусматривают ограничение дееспособности граждан, которые вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими веществами (ст. 16 ГК РСФСР) или иными

33 См. об этом: Гражданско-правовая охрана интересов личности. М., 1969, с. 3; Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972, с. 49.

21


расточительными действиями (ст. 16 ГК Азерб. ССР) ставят свою семью (ст. 16 ГК РСФСР) или себя (ст. 15 ГК УССР) в тяжелое материальное положение. Цель этих норм состоит в охране интересов определенной категории лиц и их близких. Таким образом, императивные нормы о дееспособности направлены на обеспечение общественных и личных интересов.

Посредством субъективных прав граждане удовлетворяют свои интересы. Однако этим не исчерпывается социальное значение субъективных прав.

Гражданин может удовлетворять свои интересы в соответствии с интересами других субъектов и общества в целом. Соответственно наделение субъективными правами имеет своей целью удовлетворение потребностей не изолированного индивида, а членов общества. В связи с этим правовой охране подлежат лишь общественно признанные и потому юридически значимые интересы.

Не могут получить правового признания индивидуальные эгоистические потребности отдельных граждан, противоречащие интересам общества и нарушающие интересы других лиц. Нормы права, направленные на пресечение действий, связанных с удовлетворением таких антиобщественных интересов, гарантируют обществу и его членам подлинную свободу.

В соответствии со ст. 5 Основ гражданского законодательства права граждан охраняются законом, за исключением случаев, когда они осуществляются в противоречии с назначением этих прав в социалистическом обществе. При реализации прав и исполнении обязанностей субъекты права должны соблюдать законы, уважать правила социалистического общежития и моральные принципы общества, строящего коммунизм.

В ст. 5 Основ в общей форме выражены социальные пределы юридической свободы личности при осуществлении субъективного права. Цель этой статьи защитить общественно признанные интересы личности, ограждая их от злоупотребления со стороны отдельных лиц и, таким образом, обеспечивая подлинную свободу претворения в жизнь гражданских прав.

Общее правило ст. 5 Основ конкретизируется в ряде других норм, определяющих назначение некоторых субъективных прав и последствия нарушения пределов их осуществления.

22


Так, ст. 25 Основ устанавливает, что имущество, находящееся в личной собственности граждан, может использоваться для удовлетворения их материальных и культурных потребностей, но не для извлечения нетрудовых доходов. Это означает, что в соответствии со ст. 10 Конституции СССР закон охраняет право личной собственности граждан на трудовые доходы и сбережения. Извлечение нетрудовых доходов противоречит основам социалистического строя, означает злоупотребление правом личной собственности во вред интересам отдельных граждан и общества. Поэтому гражданину не может быть предоставлено субъективное право на взыскание нетрудовых доходов. Имущество, используемое для извлечения нетрудовых доходов, конфискуется (ст. 111 ГК)34.

Если гражданин бесхозяйственно обращается с принадлежащим ему имуществом, имеющим значительную историческую, художественную или иную ценность для общества, то согласно ст. 142 ГК это имущество реквизируется. Интересам общества противоречит уничтожение культурных ценностей, поэтому закон не может охранять подобные «права».

Вступая в различные гражданские отношения в качестве собственников личного имущества, нанимателей, пользователей различными бытовыми услугами, авторов, изобретателей, наследователей и других носителей субъективных прав и обязанностей, граждане удовлетворяют свои потребности при полном соответствии интересов сторон правоотношения. Во время реализации этих прав и обязанностей не возникает коллизии и с интересами общества в целом, поскольку в нормах объективного права, регулирующих эти отношения, отражены общественные интересы. Таким образом достигается гармоническое сочетание общественных и личных интересов.

Вместе с тем в ряде случаев интересы участников гражданских отношений могут не совпадать или не соответствовать интересам общества и других граждан.

При использовании права в противоречии с его назначением (ст. 5 Основ), а также при совершении сделок,

34 Здесь и в дальнейшем имеются в виду Гражданский кодекс РСФСР и соответствующие статьи гражданских кодексов союзных республик.

S3


заведомо противных интересам государства и общества (ст. 14 Основ), нарушении права собственности (ст. 28 Основ), виновного (ненадлежащего) исполнения обязательств (ст. 36, 37 Основ), причинении вреда личности или имуществу (ст. 88 Основ), нарушении прав автора (ст. 96 Основ), изобретателя (ст. 110—116 Основ) и при других правонарушениях речь идет о защите интересов общества и одной из сторон правоотношения. В подобных случаях нет оснований говорить о коллизии интересов, поскольку субъект, избравший антиобщественный вариант поведения, не может рассчитывать на юридическое признание своих действий. Наоборот, правонарушитель несет юридическую гражданско-правовую ответственность, т. е. претерпевает лишения, связанные с умалением его прав.

Коллизия личных или личных и общественных интересов возможна при отсутствии правонарушений. В подобных случаях задачи законодателя состоят в установлении норм, которые в оптимальной степени координировали бы юридически значимые интересы.

Согласно ст. 112 Основ никто не может использовать изобретение без согласия патентообладателя. Однако в тех случаях, когда изобретение имеет особо важное значение для государства, но с патентообладателем не достигнуто соглашение об уступке патента, последний может быть выкуплен принудительно. В данном случае коллизия интересов личности и государства прямо решается законом в пользу общества.

Государственным организациям владельцам жилого фонда выгодно заселить его своими рабочими и служащими. При увольнении с данного предприятия, рабочему желательно сохранить жилую площадь. Коллизия в этом случае решается с учетом интересов сторон, государства, установившего (ст. 62 Основ) особые случаи выселения лишь из домов организаций и ведомств важнейших отраслей народного хозяйства и только определенных граждан.

Закон (ст. 119 Основ) не допускает полной свободы завещания введением правила об обязательной доле для нетрудоспособных родственников и иждивенцев наследо-дателя, координируя, таким образом, интересы наследо-вателя, наследников и общества, проявляющего заботу о нетрудоспособных гражданах.

34


По мере развития общества отдельные нормы права могут не соответствовать принципу гармонического сочетания личных и общественных интересов, не выражать оптимального варианта их координации. В таких случаях встает вопрос о совершенствовании действующего законодательства.

Следовательно, гражданское право регулирует личные и имущественные отношения, обеспечивая подлинную свободу личности в условиях социалистического общества, выражающуюся в свободном и гарантированном распоряжении правами, установленными в целях всестороннего развития личности и построения коммунистического общества.

2. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ЛИЧНОСТИ

Рост духовных и материальных интересов личности в период развитого социализма обусловливает необходимость совершенствования законодательства о гражданских правах и их охране. «Переход к коммунизму означает всемерное развитие свободы личности и прав советских граждан» 35.

Совершенствование охраны интересов личности может быть обеспечено как путем углубления содержания действующих норм, так и расширением сферы гражданско-правового регулирования общественных отношений.

Гражданское право регулирует широкий круг общественных отношений, в том числе некоторые личные неимущественные отношения. Более полно гражданско-правовые нормы охраняют личные права, связанные с имущественными. К их числу относятся правила об авторском и изобретательском праве, праве на открытия, а также правила о возмещении вреда, причиненного личности, и др.

В меньшей степени гражданско-правовым методом охраняются личные, не связанные с имущественными права граждан. Основы гражданского законодательства содержат лишь одну норму (ст. 7) об охране чести и достоинстве личности. В гражданских кодексах некоторых

35 XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-ногр. отчет, т. 3, с. 307.

25


союзных республик есть отдельные нормы, предусмат-ривающие охрану интересов гражданина, изображенного в произведениях искусства (ст. 514 ГК РСФСР), и право на письма, дневники, заметки (ст. 491 ГК Казахской ССР, ст. 540-1 ГК Узбекской ССР). Эти положения закона направлены на охрану важных личных прав, однако они не имеют общего характера.

В ряде теоретических работ допускается известная недооценка социального значения личных благ и интересов и соответственно недооценка значения их правовой охраны. Распространенным является мнение о том, что отношения собственности составляют ядро предмета гражданского права36 и что личные неимущественные отношения (не связанные с имущественными) не входят в предмет гражданского права и не регулируются (а лишь охраняются) им37.

С таких позиций гражданское право можно было бы определить вообще только как право собственности в статике (вещное право) и динамике (обязательственное право). Тогда любая норма в Основах гражданского законодательства, регулирующая неимущественные отношения в их «чистом» виде, оказалась бы лишней.

Не отрицая важного значения отношений собственности и института права собственности для гражданского законодательства, мы полагаем, что личные неимущественные блага, интересы и личные отношения должны занять значительное место при определении предмета гражданского права. Соответственно следовало бы увеличить в гражданском законодательстве число норм, регулирующих названные отношения.

Тезис «гражданское право регулирует отношения собственности в динамике и статике» 38 приводит к тому, что без надлежащей охраны остаются также и личные отношения, связанные тем или иным образом с имущественными. i

Например, гражданин купил телевизор. С момента купли все возможные последующие отношения, связанные с владением, пользованием и распоряжением этой вещью, регулируются и охраняются нормами действующего граж-

36 Яковлев В. Ф. Указ. соч., с. 17.

37 Иоффе О. С. Советское гражданское право. М., 1967, с. 12.

38 Яковлев В. Ф. Указ. соч., с. 33.

26


данского права лишь постольку, поскольку они отношения собственности в динамике или статике. Вещь может быть продана, повреждена, незаконно изъята у собственника и т. д. Нормы гражданского права дают собственнику право требовать соответственно возмещения стоимости вещи, расходов на ремонт (при гарантии бесплатного ремонта), истребования из чужого незаконного владения (виндикация) и т. д.

Тот факт, что телевизор был приобретен для удовлетворения личных неимущественных интересов гражданина, действующим гражданским правом игнорируется. Нормы права гарантируют владельцу телевизора компенсацию расходов по ремонту (т. е. защищают имущественный интерес), но при этом оставляют без гражданско-правовой защиты нарушенные личные интересы. Они состоят в том, что в течение ремонта владелец был лишен возможности удовлетворения своих (неимущественных) потребностей, ради которых была приобретена вещь. Между тем эти нарушенные личные интересы могли бы (при надлежащем правовом регулировании) получить гражданско-правовую защиту путем взыскания с виновных убытков, например, в размере арендной платы за телевизор, взятый в ателье проката на время ремонта поврежденного.

Понятие личности охватывает прежде всего духовную сферу. Личные блага и личные отношения характеризуют социальное положение личности и ее общественную оценку. Важное значение этих интересов предполагает целесообразность усиления их правовой охраны гражданским законодательством.

Расширение юридической охраны личных интересов может быть достигнуто путем закрепления в законе перечня конкретных видов личных прав, подлежащих защите39 или установления общей формулы, под которую подпадали бы все многообразные личные интересы, с тем чтобы гражданско-правовая защита предоставлялась всякий раз любому гражданину, личные интересы которого нарушены40.

39 Bjparycb С. Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963, с. 85.

40 Флейшиц Е. А. Личные права в гражданском праве СССР и капиталистических стран. «Ученые труды ВИЮН», 1941, вып. 6, с. 112.

27


Высказано также предложение об интеграции и унификации правовых норм таким образом, чтооы они охватывали целый круг однородных отношений41. Так, в законе можно было бы установить норму о праве на охрану тайны личной жизни граждан. Наличие такого правила обеспечит защиту тайны писем не только при их публикации без разрешения автора и адресата (как это предусмотрено ст. 491 ГК Казахской ССР и ст. 540—I ГК Узбекской ССР), но и в других случаях разглашения их содержания (например, в мемуарах, устно). Эта же норма могла бы обеспечить защиту тайны личной жизни и в иных случаях, не связанных с перепиской (например, тайну бумаг личного характера).

Более широким по содержанию могло бы быть правило ст. 7 Основ гражданского законодательства. Целесообразно иметь норму, обеспечивающую защиту прав против всяких действий, искажающих индивидуальные особенности личности. Такая норма была бы направлена на защиту личных интересов граждан не только в случаях распространения ложных, порочащих честь и достоинство сведений, но и при необоснованном приписывании поступков одного гражданина другому или вымышленному лицу, ошибочного отождествления одного лица с другим, защиту имени, псевдонима, голоса, изображения личности.

При посягательстве на честь и достоинство граждан путем распространения позорящих, заведомо ложных сведений наступает уголовная (ст. 130 УК РСФСР) или гражданская (при отсутствии умысла ст. 7 ГК) ответственность. Однако от разглашения (позорящих или непозорящих) сведений, соответствующих действительности, гражданин не имеет правовой защиты. Между тем личные интересы иногда могут нарушаться при разглашении фактов интимной жизни, тайны происхождения ребенка, наличия заболевания. В таких случаях часто причиняются серьезные душевные травмы, наносится моральный вред гражданам, их детям и близким. Очевидно, что разглашение сведений из личной жизни может быть оправдано лишь тогда, когда это вызывается интересами

41 Суховерхий В. Л. О развитии гражданско-правовой охраны личных неимущественных прав и интересов граждан.-дение», 1972, № 3, с. 29.

28


общества. Уголовное право отказалось от наказания за, диффамацию. Представляется, что защита личных интересов граждан в подобных случаях могла бы осуществляться гражданским правом.

Действующее гражданское законодательство не содержит норм, направленных на защиту гражданина, которому причинены телесные повреждения, не связанные с утратой трудоспособности. В литературе выдвигались предложения об установлении в таких случаях обязанности по возмещению морального вреда42, направленной на предупреждение подобных правонарушений и защиту личных прав граждан. Целесообразно тщательное изучение этих предложений, с учетом законодательства социалистических стран .

Недостаточно урегулированы, в том числе гражданским законодательством, отношения между лечебными учреждениями и больными. Развитие медицины обусловливает необходимость разработки правовых вопросов гомо-трансплантации.

Представляется целесообразным объединение норм, посвященных охране личных прав граждан, в специальные главы (разделы, части) 44 гражданских кодексов союзных республик. В начале такого раздела могла бы быть помещена общая норма об охране прав личности, конкретизированная в последующих статьях, предусматривающих охрану личных прав в наиболее важных случаях. Это дало бы возможность защищать личные права гражданско-правовыми методами во всех случаях, кроме изъятий, установленных законом.

Защита личных прав гражданско-правовым методом может проводиться путем предоставления потерпевшему в соответствующих случаях права требовать признания за ним личного права (если оно кем-то нарушено или оспаривается), прекращения действий, нарушающих лич-

42 Агарков М. М. Обязательства из причинения вреда. «Проблемы социалистического права», 1939, № 1, с. 73; Малеин Н. С. Возмещение вреда, причиненного личности. М., 1965, с. 13; Шими-нова М. Я. Имущественная ответственность за моральный вред.«Советское государство и право», 1970, № 1, с. 118.

" Возмещение морального вреда предусмотрено, например, § 16 и 355 ГК ЧССР, ст. 445 ГК ПНР.

14 Таким образом это сделано, например, в ГК ВНР (см. гл. VII «Личные права»), в ГК ЧССР (см. § 11—17).

29


ное право, совершения положительных действий в целях устранения последствий нарушения и восстановления нарушенного права; возмещения причиненного вреда; самостоятельной защиты в случаях, предусмотренных законом, своих личных прав без обращения в государственные органы.

Как уже отмечалось, большинство регулируемых гражданским законодательством отношений имеет имущественный характер.

В гражданских кодексах содержатся традиционные нормы о договорах купли-продажи, мены, дарения, займа, имущественного найма, подряда, перевозки, поручения, комиссии и др., которые достаточно полно могут регулировать соответствующие отношения между гражданами. Отношения же, возникающие между гражданином и социалистическими организациями, в кодифицированном гражданском законодательстве недостаточно полно отражены.

Например, одним из наиболее распространенных договоров между гражданами и организациями является купля-продажа. В гл. 21 ГК ему посвящаются восемнадцать статей, из них только девять (237, 240, 242, 245— 249, 252) могут быть отнесены к нормам, регулирующим отношения граждан и организаций. Такая пропорция норм вряд ли соответствует действительному соотношению договорных связей по приобретению имущества в социалистическом обществе. Кроме того, большинство из названных девяти статей ГК содержит отсылки к подзаконным актам и, таким образом, непосредственно не регулирует купли-продажи.

В результате отношения граждан с социалистическими организациями по купле-прЪдаже (так же, как и многие другие) определяются в основном подзаконными нормативными актами. Эти акты весьма многочисленны и не всегда доступны для граждан. В связи с тем, что они издаются органами различного уровня, они иногда не свободны от ведомственного подхода, нередко неодинаково определяют права и обязанности граждан в различных районах страны.

Бесспорно, что каким бы полным ни было кодифицированное законодательство, оно не исключает, а предполагает наличие соответствующих подзаконных нормативных актов. Однако последние могут лишь конкрети-

30


зировать нормы закона, но не изменять их и не противоречить им. Основные, наиболее существенные права и обязанности должны быть определены в самом законе, а не в подзаконном акте. Поэтому повышение роли закона в регулировании отношений граждан и социалистических организаций является одним из важных средств усиления эффективности охраны интересов личности.

Наряду с этим нуждаются в совершенствовании отдельные нормы, регулирующие права и обязанности граждан.

Право на жилую площадь одно из существенных субъективных прав граждан и потому нуждается в особой защите. В связи с этим целесообразно было бы внести некоторые изменения в жилищное законодательство.

Согласно закону (ст. 56 Основ, ст. 295 ГК) наймо-датель должен предоставить нанимателю жилое помещение, пригодное для проживания в нем. Это значит, что в обязанность наймодателя входит создание нормальных условий для нанимателя путем обеспечения коммунальными услугами, благоустройством и уборкой территории и т. д.45.

Случаи сдачи жилых домов в эксплуатацию с недоделками нарушают право нанимателей, практически лишенных гражданско-правовой защиты. Ответственность за их нарушение целесообразно закрепить в кодифицированном законодательстве.

В ст. 316 ГК упоминается о праве на дополнительную жилую площадь. Однако этому праву не корреспондирует соответствующая обязанность жилищных органов. В целях реального обеспечения граждан дополнительной площадью необходимо предусмотреть соответствующую обязанность жилищных органов.

Закон предусматривает возможность выселения без предоставления другой площади из домов предприятий и учреждений граждан, прекративших трудовые отношения. Учитывая серьезные последствия, возникающие в таких случаях для семьи нанимателя, желательно было бы ограничить списки организаций, из домов которых допускается выселение, а также расширить изъятия из этого

45 СП СССР 1961, № 20, ст. 146; СП СССР 1966, № 18, с. 162.

31


Правила, распространив их, в частности, на многосемейных работников. Нуждается также в обсуждении вопрос о сосредоточении всего жилищного фонда (исключая личную собственность) в местных Советах.

Действующее законодательство предусматривает пять случаев административного выселения из домов, принадлежащих государственным и общественным организациям (ст. 337—341 ГК). Административный порядок выселения в меньшей степени, чем судебный, обеспечивает защиту прав граждан. Представляется, что достаточно было бы сохранить в законе административное выселение граждан только из самоуправно занятых помещений, поскольку в этом случае отсутствуют основания для пользования занятым помещением. Во всех остальных случаях наниматель и наймодатель находятся в договорных отношениях, и спор о праве гражданском следовало бы решать в судебном порядке.

Как уже отмечалось, в действующих гражданских кодексах недостаточно нашли отражение отношения между гражданами и специализированными организациями сферы обслуживания. Они регулируются преимущественно подзаконными актами, многие из которых изданы ведомствами, являющимися стороной правоотношений или находящимися с ней в организационно-хозяйственной связи. Иногда в таких актах доминируют ведомственные интересы в ущерб интересам граждан и в нарушение принципа равноправия субъектов гражданских отношений.

Отношения в сфере обслуживания между специали" зированными социалистическими организациями и гражданами имеют односторонне-диспозитивный характер:

организация обязана заключить соответствующий договор обслуживания по желанию гражданина. Однако эти права и обязанности не получили достаточных юридических гарантий. На практике нередки случаи, когда организации бытового обслуживания отказываются от заключения соответствующего договора, ссылаясь на отсутствие ассортимента, материала, оборудования, посадочных мест, обслуживающего персонала и т. п.

В подобных случаях гражданин может воспользоваться административно-правовым институтом правом жалобы, в результате которого будут приняты меры по совершенствованию организации работы предприятий данного вида в дальнейшем. Однако нормы права не предусмат-

32


ривают института понуждения к заключению договора и гражданской ответственности за необоснованное уклонение от него. Введение подобных институтов способствовало бы улучшению охраны интересов граждан в сфере обслуживания.

Нуждаются в совершенствовании нормы, регулирующие условия бытовых договоров о ценах, сроках, качестве и ответственности. Так, в разных районах страны существуют различные цены на одинаковые виды услуг.

Предусмотренный некоторыми подзаконными актами порядок предварительной (при заключении договора) полной оплаты стоимости услуг и неоднократного ремонта вещи ненадлежащего качества, предшествующего ее замене, не обеспечивает в надлежащей мере охрану прав граждан, не стимулирует специализированные организации обслуживания к совершенствованию работы.

В некоторых подзаконных актах о бытовом обслуживании установлены значительные изъятия из общих правил о гражданской ответственности. Так, транспортные уставы и кодексы предусматривают в случае утраты и повреждения багажа выплату его действительной (или объявленной) стоимости, исключая возмещение иных убытков, предусмотренное ст. 36 Основ гражданского законодательства. Ограничения принципа полного возмещения убытков введены Уставом связи СССР46.

Не предусмотрено, как правило, ответственности за несвоевременное исполнение договора бытового заказа, просрочку доставки пассажиров, прекращение подачи электрической и тепловой энергии, отключение телефонной связи и за ряд других нарушений договоров бытового обслуживания.

Кодифицированным гражданским законодательством не регулируется ряд отношений, являющихся по своему существу гражданско-правовыми. К ним можно отнести отношения граждан и соответствующих организаций при пользовании телевидением, радио, зрелищными предприятиями, лечебными учреждениями, домами отдыха, санаториями, детскими садами, пионерскими лагерями и т. п.

46 Например, за утрату обыкновенной посылки предприятие связи выплачивает 2 р 50 коп, а за искажение текста телеграммы или просрочку ее доставки несет ответственность в размере внесенной платы за телеграмму.

Заказ Ni 1591

33

 


Между гражданином и этими учреждениями заключаются договоры на оказание соответствующего вида услуг возмездного или безвозмездного характера^ О наличии договора свидетельствует соглашение сторон, достигнутое на основе их добровольного волеизъявления и корреспондирующее права и обязанности. Субъекты отношений юридически равны. Отсутствие элементов власти и подчинения не позволяет отнести рассматриваемые отношения к административным. Они имеют личный или имущественный характер. Таким образом, как по предмету, так и по методу правового регулирования названные отношения должны быть отнесены к гражданско-правовым. Отсутствие в кодифицированном гражданском законодательстве специальных норм, которые должны были бы регулировать эти отношения, по нашему мнению, не может служить основанием для отрицания их гражданско-правовой природы.

Повышение эффективности охраны прав личности может быть достигнуто совершенствованием законодательства, регулирующего отношения по возмещению вреда:

обязательства, возникающие вследствие причинения вреда здоровью или имуществу, при спасании социалистического имущества и государственном страховании.

Обязанность по возмещению вреда, причиненного здоровью или имуществу, имеет своей целью восстановление имущественного интереса потерпевшего и предупреждение правонарушений. Эти цели достигаются в наибольшей степени, когда причинитель вреда несет имущественную ответственность в полном объеме.

Принцип полного возмещения вреда получил законодательное выражение в ст. 88 Основ. Однако сфера его применения значительно ограничена случаями, когда причиненный вред возмещается не в полном объеме. Так, согласно действующим правилам размер возмещения, определенный по заработку потерпевшего на момент повреждения здоровья, остается неизменным, несмотря на непрерывное повышение заработной платы в СССР. Не учитывается также утрата заработка на работе по совместительству. При частичной утрате профессиональной трудоспособности потерпевший не получает компенсации за утрату способности к домашнему труду и самообслуживанию. В случае повреждения здоровья малолетнего возмещение вреда определяется (к моменту начала его трудовой деятельности) заработком неквалифипированно-

34


то рабочего, в то время как более справедливо было бы исходить из среднего заработка работников данной местности.

Действующее законодательство не предусматривает возмещения вреда, причиненного неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, следствия, прокуратуры и суда; нет возмещения морального вреда и вреда, возникшего при спасении жизни и здоровья граждан.

Частичное или полное освобождение от обязанности по возмещению вреда нарушает интересы потерпевших и не соответствует интересам общества, проявляющего заботу о здоровье граждан и предотвращении правонарушений.

Интересам граждан и общества соответствовало бы значительное расширение круга объектов государственного страхования, а также введение страхования гражданской ответственности.

В связи с развитием научно-технического прогресса необходимо совершенствовать нормы изобретательского права. В частности, подлежит изучению вопрос о расширении круга патентоспособных объектов, в более четком регулировании нуждаются права авторов, издающих свои произведения в журналах и в других периодических изданиях.

Совершенствование гражданского законодательства в соответствии с высказанными выше некоторыми предложениями 47 способствовало бы всестороннему развитию личности, более полному регулированию ее прав гражданско-правовым методом.

Правовое положение личности, возможности полного и реального осуществления предоставленных ей законом прав и исполнения обязанностей обеспечивается системой общих и специальных гарантий.

К общим относятся экономические, политические, идеологические и организационные гарантии, создающие максимум возможных на данном этапе развития общества и государства условий и предпосылок реального осу-

47 Более подробный анализ предложений, направленных на совершенствование гражданского законодательства, регулирующего конкретные отношения, содержится в следующих главах настоящей работы.

35


ществления прав и свобод граждан. Социалистическая система экономики, политическая организация общества, научное марксистско-ленинское мировоззрение граждан общенародного государства, деятельность государственных органов, должностных лиц и общественных организаций обеспечивают непрерывный рост производительных сил и общественного богатства, позволяют во все возрастающем объеме удовлетворять материальные и духовные потребности членов общества, всесторонне реализовать принадлежащие им права и исполнять возложенные на них обязанности.

Специальными гарантиями прав граждан являются юридические нормы, определяющие условия и порядок реализации прав, а также способы их охраны.

Право личности может считаться юридически гарантированным, если в законодательстве определены способы его реализации и охраны. Сам факт урегулирования определенных отношений правом свидетельствует о том, что государство берет под охрану соответствующие интересы. Нормы, наделяющие личность правосубъект-ностью, устанавливающие форму сделок, исковую давность, правомочия собственника, порядок заключения и исполнения договоров, регулирующие авторские, изобретательские и наследственные и другие отношения, представляют собой правила, требующие определенного поведения от обязанных лиц в целях обеспечения, т. е. охраны интересов управомоченного субъекта, соответствующих интересам общества.

Всякая норма положительного права охраняет известный интерес49. В этом смысле правовая форма регулирования общественных отношений может рассматриваться в целом как одна из важнейших форм охраны интересов личности и общества.

Нарушение нормы права означает одновременно и нарушение субъективных прав (интересов), охраняемых ею. В таких случаях нарушенные интересы требуют правовой защиты. Под защитой гражданских прав понимается предусмотренная законом система мер (норм), на-

48 Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое государство, с. 415.

49 Плеханов Г. В. О материалистическом понимании истории.В кн.: Избранные философские произведения, т. 2. М., 1956, с.260.

36


.правленных на обеспечение неприкосновенности права и ^ликвидацию последствий его нарушения 50. ' К способам защиты гражданских прав закон относит:

признание прав; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право; присуждение исполнения обязанности в натуре; прекращение или изменение правоотношения; взыскание с правонарушителя причиненных убытков и неустойки (штрафа, пени); иные способы, установленные законом (ст. 6 Основ гражданского законодательства).

В ст. 6 Основ дается неполный перечень всех способов защиты прав, предусмотренных гражданским законодательством. К ним, в частности, относятся также залог, поручительство, задаток (ст. 35 Основ), реквизиция и конфискация имущества (ст. 149 ГК).

Не все из названных в ст. 6 Основ способов защиты гражданских прав можно рассматривать лишь как способы защиты, поскольку некоторые из них применяются и при отсутствии нарушения субъективного права. Так, признание права собственности на определенное имущество, права автора на открытие и изобретение может иметь место без нарушения (и оспаривания) этих прав. То же самое можно сказать и о прекращении или изменении правоотношений. Например, прекращение обязательств соглашением сторон, при объявлении лица умершим, при изменении договора жилищного найма вследствие образования у нанимателя излишков жилой площади и во многих других случаях происходит по причинам, не связанным с нарушением субъективных прав.

Вместе с тем изменение прав и изменение или прекращение правоотношений могут выступать и в качестве способов защиты прав. Это происходит, например, при признании права собственности, авторства, если этими правами необоснованно пользуется другое лицо, при прекращении договора жилищного найма в случае нарушения нанимателем своих обязанностей.

В системе мер, направленных на защиту гражданских прав, следует различать ответственность и иные способы защиты прав.

При исследовании понятия гражданско-правовой ответственности чрезмерные усилия были направлены на

50 Басин Ю. Г., Диденко А. Г. Защита субъективных гражданских прав.—В сб.: Юридические науки, вып. 1. Алма-Ата, 1971, с. 4.

37


отграничение ее от уголовной и других видов ответственности. В результате гражданско-правовая ответственность в значительной степени утратила признаки юридической ответственности.

В отличие от общей теории права и теории отдельных отраслей права, где основанием ответственности признается правонарушение как общественно опасное деяние, характеризующееся определенным составом51, в гражданском праве не выработано общего понятия состава правонарушения, а теория деликтных обязательств пользуется усеченным составом правонарушения; вина не считается обязательным условием гражданской ответственности 52; отрицается влияние формы и степени вины на объем ответственности53; гражданские правонарушения не признаются общественно опасными 54; основной, определяющей функцией гражданской ответственности объявляется компенсационная функция, приходят даже к выводу, что гражданская и уголовная ответственность«в принципе различные вещи» 55.

Представляется, что чрезмерное преувеличение некоторых особенностей гражданской ответственности, приводящее к противопоставлению ее ответственности в других отраслях права, не имеет оснований.

Гражданско-правовая ответственность является одним из видов юридической ответственности. Поэтому ей присущи признаки, функции и основания, характеризующие общее понятие юридической ответственности.

Юридической ответственности свойственны государственное принуждение, осуждение виновного поведения правонарушителя и отрицательные для него последст-

51 Бахрах Д. Н. Советское законодательство об административной ответственности. Пермь, 1961, с. 77; Лионтковский А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961, с. 105;

Теория государства и права. М., 1967, с. 381.

52 Алексеев С. С. О составе гражданского правонарушения. «Правоведение», 1958, № 1, с. 47; Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970, с. 9; Флейшиц Е. А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951, с. 6.

53 Новицкий И. Б., Луни Л. А. Общее учение об обязательстве. М., 1950, с. 376.

54 Самощенко И. С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1963, с. 54.

55 Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972, с. 330.

38


вия. Для гражданской ответственности характерны отрицательные имущественные последствия, которые могут быть признаны неблагоприятными для правонарушителя при наличии двух условий: если они возникают после правонарушения и если правонарушитель, утрачивая часть своего имущества, не получает взамен эквивалента.

Имущественная ответственность выражается или в возникновении у правонарушителя новой, дополнительной по отношению к нарушенной обязанности (по возмещению убытков, уплате штрафа), или в лишении его имевшихся благ (конфискация имущества при признании сделок недействительными, при самовольной постройке дома и др.), или в лишении права на получение блага (например, лишение права наследования). Соответственно мерами имущественной ответственности являются: возмещение убытков, штраф (пеня, неустойка), конфискация имущества, утрата задатка, лишение права на получение имущества.

Не следует рассматривать в качестве мер ответственности исполнение обязанностей (долга) по передаче вещей, денег (в исках о виндикации имущества, взыскании долга, арендной платы и т. п.), замене недоброкачественной вещи (по договору купли-продажи), устранению недостатков вещи (в предмете договора подряда) и в других подобных случаях. Названные обязанности существовали до правонарушения и, исполняя их, должник не несет неблагоприятных имущественных последствий, так как получил соответствующий эквивалент. Принудительная форма исполнения таких обязанностей не может считаться мерой ответственности, а является иным способом защиты субъективных прав.

Например, согласно ст. 246 ГК покупатель, которому продана вещь ненадлежащего качества, вправе требовать:

замены вещи либо ее уценки, либо устранения недостатков, либо расторжения договора и возмещения убытков. Даняая норма устанавливает четыре вида последствий правонарушения (нарушения условий договора купли-продажи о качестве), из которых только возмещение убытков является мерой ответственности, а остальные трииными мерами защиты нрав (или оперативными санкциями).

Меры защиты гражданских прав, не относящиеся к ответственности, могут применяться независимо от нали-

39


чин или отсутствия состава гражданского правонарушения, необходимым элементом которого является вина.

Например, сторона вправе не исполнять свое обязательство до получения встречного удовлетворения от другой стороны (ст. 177 ГК). Залогодержатель может удовлетворить свои требования из стоимости заложенного имущества (ст. 192 ГК). Покупатель вправе требовать уценки вещи ненадлежащего качества (ст. 246 ГК). Во всех названных и подобных им случаях закон защищает субъективные права одной стороны правоотношения вне зависимости от наличия или отсутствия вины другого контрагента.

Ответственность наступает за правонарушения. Все правонарушения наносят вред общественным интересам, нарушают субъективные права граждан и организаций. Они общественно вредны и потому общественно опасны. Правонарушения, известные отдельным отраслям советского права, различаются по степени общественной опасности. Наибольшей общественной опасностью в целом характеризуются уголовные преступления. Что касается конкретных видов правонарушений, то некоторые из них, относящиеся, например, к административному, трудовому или гражданскому праву, обладают не меньшей степенью общественной опасности, чем отдельные уголовные правонарушения.

Общественная опасность всяких правонарушений обусловливает необходимость их искоренения. Борьба с правонарушениями ведется методами убеждения и принуждения. Одним из видов принуждения является юридическая ответственность. Она имеет превентивную, репрессивную и компенсационную функции. Для гражданско-правовой ответственности в большей степени, чем для других, характерна компенсационная функция. Однако гражданская ответственность имеет также превентивную и репрессивную функции, поскольку предупреждение нарушений общественных и личных интересов имеет не меньшее значение, чем компенсация их после нарушения.

Меры ответственности должны применяться лишь при наличии состава гражданского правонарушения, представляющего собой единство указанных в законе признаков, характеризующих правонарушение и необходимых для наступления ответственности. Такими признаками являются объект, объективная сторона, субъект и субъективная

40


сторона гражданскою правонарушения. Субъективным элементом состава гражданского правонарушения является вина.

Вопрос о субъективной стороне состава правонарушения связан с проблемой свободы воли. Законы развития природы и общества независимы от сознания и воли людей. В этом смысле воля и сознание объективно обусловлены, несвободны. Однако объективность законов развития состоит лишь в том, что их невозможно отменить, но это не означает невозможности их познания. Знание в свою очередь предопределяет возможность выбора (в пределах объективных законов) различных целей и средств их достижения, т. е. различных вариантов поведения. В этом смысле воля человека свободна. «Идея детерминизма, устанавливая необходимость человеческих поступков... не уничтожает ни разума, ни совести человека, ни оценки его действий» 56. Ответственность наступает лишь за поступки, совершенные при свободной воле 57. «Свобода воли означает... не что иное, как способность принимать решения со знанием дела»58. Свобода принимать решения предполагает возможность в конкретной ситуации поступать различно.

Основанием ответственности служит то, что правонарушитель избрал вариант поведения, вредный для общества, нарушающий интересы граждан и норму права. Ответственность представляет собой отрицательную реакцию общества на отрицательное отношение субъекта к интересам, охраняемым государством. Ответственность означает наказание юридическое выражение осуждения виновного поведения. В этом состоят социальное понятие вины и ее значение в качестве непременного условия юридической ответственности. Именно поэтому возможны стимулирование желательного для общества поведения, его оценка и ответственность.

Таким образом, вина является не только условием наступления ответственности, но и социальным обоснованием существования самого института ответственности.

С социальной точки зрения небезразлично, как действовал правонарушитель: предвидел, желал, допускал наступление вредных последствий (умысел) или они возник-

58 Ленин В. И. Полн.^собр. соч., т. 1, с. 159. 57 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 82. " Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 116.

41


ли вследствие его неосторожного поведения. Форма и степень вины правонарушителя учитываются во всех отраслях советского права, поскольку умышленные правонарушения представляют собой большую общественную опасность.

Гражданское законодательство учитывает степень вины при регулировании отношений, связанных с признанием сделок недействительными (ст. 49, 53, 57, 58 ГК), виндикации имущества (ст. 155 ГК), передачей в безвозмездное пользование имущества, имеющего недостатки (ст. 345 ГК) и в ряде других случаев, когда ответственность возлагается только при наличии умысла или грубой небрежности нарушителя. Эти же формы вины потерпевшего учитываются при определении объема ответственности причинителя вреда (ст. 458 ГК).

Общие нормы содержатся в ст. 37 Основ, согласно которой при неисполнении обязательства по вине обеих сторон учитывается вина каждой, и в ст.'190 ГК, предоставляющей суду право уменьшить размер неустойки, с учетом ряда обстоятельств, в том числе степени вины правонарушителя.

Таким образом, учет формы и степени вины совсем не чужд гражданскому законодательству. Не противоречит он и принципу полного возмещения. В тех случаях, когда следствием правонарушения является вред, возникший по вине обеих сторон, учет степени вины каждой из них не нарушает принципа полного возмещения, поскольку объем ответственности причинителя соответствует его виновному деянию, а остальная часть вреда, явившаяся результатом собственного виновного поведения потерпевшего кредитора, остается на последнем.

Кроме того, не всякое гражданское правонарушение влечет за собой убытки. При отсутствии убытков степень вины нарушителя может учитываться путем дифференциации размеров неустойки. Введение такого правила способствовало бы последовательному проведению принципа вины, усилению превентивной и репрессивной функций гражданской ответственности.

Право регулирует волевое поведение. Поэтому правонарушением может быть признано только сознательное волевое поведение как выражение единства внешней деятельности субъекта и его сознания. Нельзя квалифицировать как правонарушения действия невменяемого, так же

42


как и действия вменяемого, если известно, что эти действия не могли находиться под контролем воли и разума, т. е. когда лицо не сознавало и не могло сознавать общественно опасного вредного характера своих действий и их последствий (отсутствие вины). При таких условиях у субъекта отсутствует свобода выбора вариантов поведения, отсутствует отрицание общественных и личных интересов; его поведение субъективно безупречно и потому не должно вызывать отрицательной оценки общества и влечь ответственность. В противном случае право перестало бы быть регулятором и стимулятором волевых общественных отношений. Поэтому ответственность должна наступать не просто за результат, а за виновный результат действия. Там, где нет вины, не может быть и юридической ответственности.

В связи с этим встает вопрос о судьбе убытков, возникших без чьей-либо вины.

В отношениях собственности он решается традиционно. Согласно закону (ст. 138 ГК) убытки от случайной гибели или порчи вещей локализуются на собственнике. Отношения ответственности в таком случае не возникают. Собственник может обеспечить свои интересы за счет государственного страхования имущества.

В обязательственных отношениях случайные убытки могут быть отнесены на счет кредитора (локализация убытков), должника (возмещение убытков), должника и кредитора (сочетание возмещения и локализации), общественных фондов (страхование). Во всех этих случаях последствия невиновного повреждения имущества или здоровья устанавливаются на началах риска. Как бы ни определялось понятие риска59 он всегда означает в конечном счете распределение случайных убытков независимо от вины субъекта, принимающего на себя эти убытки.

Таким образом, не всякое возмещение убытков есть ответственность. Ответственность не является единственной (исключительной) формой возмещения убытков. Возмещение убытков в гражданском праве имеет различные начала и соответствующие системы, в том числе систему ответственности и систему риска.

59 Ойгензихт В. А. Проблема риска в гражданском праве. Душанбе, 1972.

43


Законодательству, регулирующему отьошения с участием граждан, известны все названные выше методы определения судьбы случайных убытков.

Так, согласно ст. 350, 357 ГК риск случайной гибели предмета договора подряда и материалов несет их собственник. Из содержания ст. 444 ГК следует, что последствия невиновного повреждения здоровья или имущества остаются на потерпевшем. Во всех подобных случаях применяется метод локализации убытков, при котором риск несет потерпевший (кредитор).

По правилам ст. 427, 454 и др. риск случайной гибели сданного на хранение имущества и невиновного повреждения здоровья (при отсутствии непреодолимой силы) несет должник-причинитель.

Норма ст. 232 Кодекса торгового мореплавания об общей аварии предусматривает распределение убытков между всеми участниками правоотношений. В отношениях по страхованию (гл. Х Основ) риск ложится на специальные фонды.

Не вызывает сомнений, что при локализации и страховании убытков отношения ответственности не возникают. В равной степени ответственность отсутствует и при применении метода возмещения убытков, когда риск несет должник-причинитель. Между ответственностью и обязанностью по возмещению случайного вреда лишь внешнее сходство. В последнем случае применяется модель ответственности, лишенная содержания, функций и оснований ответственности.

Разграничение ответственности и риска имеет важное социальное и практическое значение. Возложение обязанности возместить вред на виновное лицо в порядке ответственности означает отрицательную общественную оценку поведения этого лица, в то время' как при принятии риска такая оценка отсутствует, поскольку поведение было безупречным (невиновным). Это обстоятельство не может быть безразличным для советских граждан и социалистических организаций.

При применении нормы права к каждому конкретному случаю субъектам правоотношения, как и другим гражданам и организациям, должна быть ясна общественная оценка того или иного поведения. Однако при смешении различных правовых институтов такой эффект не достигается.

44


Действующее законодательство не всегда проводит четкую грань между нормами отвегственности и определением судьбы убытков через риск должника. В частности, под действие нормы ст. 90 Основ подходят оба варианта возмещения вреда: как в случае вины владельца источника повышенной опасности, так и без нее. Это обстоятельство и служит основанием для теорий невиновной ответственности. Однако анализ ст. 90 Основ и других норм права должен привести к иному выводу. Риск характерен для деятельности, связанной с источником повышенной опасности. В ст. 90 Основ прямо указывается на «опасную деятельность»; эта деятельность правомерна, общественно полезна. Таким образом, содержание нормы позволяет сделать вывод о том, что возложение обязанности на невиновного владельца источника повышенной опасности основано на риске и не является ответственностью, для возникновения которой необходима вина.

Согласно ст. 254 ГК договор купли-продажи дома с условием пожизненного содержания прекращается с одинаковым последствием для покупателя обязанностью возврата дома продавцу как в случае неправомерного (виновного) невыполнения покупателем обязанности по содержанию продавца, так и в случае, если покупатель не в состоянии исполнять свои обязанности по независящим от него причинам (болезнь, ухудшение материального положения). Очевидно, что в первом случае покупатель заслуживает общественного осуждения, а во втором решение суда не должно бросить никакой тени на его честь и достоинство. Однако существенное различие между двумя этими вариантами поведения в значительной мере сглаживается благодаря тому, что оба регулируются одной статьей, предусматривающей одинаковые последствия как при ответственности за виновное поведение, так и при несении риска за невиновную невозможность исполнения обязательства.

Риск должника имеет исключительно компенсационную цель, а ответственности присущи превентивная, репрессивная и компенсационная функции. Отсюда вытекают и различные по объему имущественные обязанности: при случайных убытках возмещение не должно быть больше размера действительных убытков, а при ответственности может взыскиваться кроме возмещения убытков штраф. Правда, это правило не всегда последовательно проводит-

45


ся в действующем законодательстве. В частности, согласно ст. 90 Основ одинаковые по объему обязанности ожидают как виновного, так и невиновного причинителя вреда.

Однако можно ставить вопрос об установлении во всех случаях большей по объему имущественной обязанности (по сравнению с риском), например в виде взыскания сверх убытков штрафа или кратной стоимости поврежденного имущества и т. д. В соответствии с этим нормы ст. 90 Основ, ст. 254 ГК и им подобные целесообразно было бы разделить на две самостоятельные части, одна из которых регулировала бы несение риска при отсутствии вины в пределах фактических убытков, а другаяответственность за вину в виде возмещения убытков и штрафных санкций.

Определяя судьбу случайных убытков, действующее законодательство не всегда последовательно учитывает имущественные интересы граждан. Так, согласно ст. 427 ГК риск случайной гибели имущества несет не всякий хранитель, а лишь организация, для которой хранение является одной из целей деятельности. Хранитель-гражданин не обязан возмещать стоимость имущества, погибшего от случайных обстоятельств. Очевидно, что различное имущественное положение хранителей-организаций и граждан является одним из оснований различного определения судьбы случайных убытков в договоре хранения.

Однако этот критерий не выдержан в других нормах закона. Например, оргапизации-подрядчики (ст. 357 ГК), перевозчики (ст. 382 ГК, ст. 165 УЖД СССР), причини-тели вреда (ст. 444 ГК) не несут риска случайной гибели имущества или повреждения здоровья граждан. Риск здесь ложится на гражданина, материальное положение которого несопоставимо с экономической мощностью организации-контрагента.

В большинстве случаев должник-причинитель несет риск субъективно-случайного возникновения вреда. Таковы, например, нормы ст. 427, 454 ГК и др. Однако воздушный перевозчик возмещает вред, возникший вследствие непреодолимой силы (объективно-случайного обстоятельства). Если эти различия объяснять неодинаковым имущественным положением сторон договора воздушной перевозки пассажира, необходимостью стимулирования воздушного перевозчика к безопасному осуществлению

46


своей деятельности или какими-то иными основаниями, то все те же соображения могли бы быть приняты во внимание и при определении правового регулирования иных отношений и, таким образом, во всех случаях риск должни-ка-причинителя должен был бы распространяться на все случаи объективно-случайного возникновения вреда.

Одни нормы устанавливают императивную обязанность стороны договора страховать имущество, полученное от другой стороны, в то время как в других нормах такая обязанность не предусмотрена. Так, согласно ст. 198 ГК ломбард должен страховать за счет залогодателя принятое в залог имущество. Такая же обязанность возложена на органы транспорта в отношении пассажиров дальнего следования. Однако закон не обязывает подрядные, транспортные и другие организации страховать имущество граждан, находящееся в их временном владении.

Совершенствование действующего законодательства связано также с развитием института страхования и правильным сочетанием его с институтом ответственности. Дело в том, что при отнесении случайных убытков на счет должника или кредитора, налицо коллизия интересов двух равноправных невиновных субъектов. Система риска кредитора или должника нарушает имущественные интересы того или другого. Вряд ли можно признать социально справедливыми нормы, защищающие интересы одного невиновного за счет интересов другого невиновного субъекта. Правовая система должна содержать такие правила, которые обеспечили бы интересы всех участников отношений. Это может быть достигнуто путем рационального сочетания институтов ответственности и страхования, при котором убытки, возникшие по вине какого-либо субъекта, относятся на последнего в порядке ответственности, а случайно возникшие убытки компенсируются за счет страховых фондов. В частности, введение'. института страхования гражданской ответственности позволило бы потерпевшему во всех случаях получить полную компенсацию ущерба и освободило бы от возмещения невиновного причинителя. При наличии вины при-чинитель нес бы ответственность перед страховыми органами в порядке регресса.

При страховании вместо риска одного лица (должника, кредитора, собственника) происходит разложение риска (риск общественного фонда). Удовлетворение потреб-

47


ностей из общественных фондов полностью соответствует социалистическим общественным отношениям.

Таким образом, действующие правила, определяющие судьбу случайных убытков по системе риска должника или кредитора, могли бы быть заменены сочетанием системы страхования (разложение риска) и виновной ответственности. При таком правовом регулировании в большей степени обеспечиваются интересы невиновного кредитора-потерпевшего; не нарушаются интересы невиновного должника-причинителя; последовательно осуществляется виновное начало ответственности (исключаются случаи так называемой ответственности без вины).

В соответствии со ст. 6 Основ права граждан защищаются судом, товарищескими судами, профсоюзными и иными общественными организациями, а в отдельных случаях в административном порядке. Для защиты гражданских прав характерна исковая форма.

Наиболее эффективна судебная защита субъективных прав граждан. Задача правосудия в СССР обеспечение точного и неуклонного исполнения законов всеми учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами. Судебная система с ее четкой регламентированностью порядка рассмотрения дел на основе принципов гласности, непосредственности, независимости судей обладает наибольшими демократическими возможностями для вынесения обоснованного решения в защиту прав и интересов граждан. В связи с этим представляется целесообразным расширение судебного порядка защиты субъективных прав.

В ст. 6 Основ гражданского законодательства следовало бы также указать, что в случаях, определенных законом, гражданские права могут защищаться самими субъектами права без обращения к государственным органам или общественным организациям. Одним из таких случаев является самозащита гражданских прав. Под самозащитой понимаются допускаемые законом односторонние действия заинтересованного лица в целях обеспечения неприкосновенности60.

60 Басин Ю. Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав.В кн.: Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Саратов, 1971, с. 36.

48


Самостоятельная защита субъективных прав имеет место при необходимой обороне (ст. 448 ГК), крайней необходимости (ст. 449 ГК), удовлетворении требования залогодержателя из стоимости заложенного имущества (ст. 192 ГК), удержании задатка (ст. 209 ГК), досрочном взыскании банковских ссуд и в других случаях, установленных в законе.

Односторонние действия заинтересованного лица могут быть направлены не только на защиту нарушенного права, но и на обеспечение его реализации. Так, и при отсутствии правонарушения субъективное право обеспечивается односторонними действиями заинтересованного лица в случаях зачета встречных требований (ст. 229 ГК), удержания вознаграждения и расходов комиссионерам из сумм, причитающихся комитенту (ст. 417 ГК).

Представляется, что права личности по самостоятельной охране своих прав должны быть значительно расширены. Например, согласно Уставу связи СССР 61 при несвоевременном взносе абонементной платы предприятие связи имеет право приостановить пользование телефоном или закрыть абонемент. При неоплате счета за электроэнергию в установленный срок энергоснабжающая организация может отключить потребителя от электросети;

подача электроэнергии восстанавливается после погашения потребителем задолженности.

В подобных случаях государственным организациям дано право одностороннего прекращения обязательств по договору в целях обеспечения своих интересов. Однако граждане, пользующиеся телефоном или электроэнергией, не имеют права на самостоятельную защиту своих интересов в случаях неисполнения договора органами связи или электроснабжающими предприятиями. При таком правовом регулировании отношений стороны договора находятся в неравном положении за счет ненадлежащей защиты интересов граждан.

Для устранения такого неравенства целесообразно было бы предоставить гражданам более широкие возможности на самостоятельную защиту своих прав в соответствующих случаях, В частности, в законе можно было бы установить общее правило, согласно которому в двустороннем договоре каждая стерона вправе отказать другой

61 СП СССР 1971, № 10, ст. 83.

49


стороне в удовлетворении до получения встречного удовлетворения (если из закона, договора или существа правоотношений не следует обязанность одной стороны произвести исполнение раньше другой стороны). Такое правило содержалось в ст. 139 ГК РСФСР 1922 г. В ст. 177 действующего ГК сказано, что взаимные обязанности по договору должны исполняться одновременно. Однако из этого правила нельзя сделать категорический вывод о праве одной стороны воздержаться от исполнения своего обязательства при неполучении встречного удовлетворения.

Установление правила о самозащите интересов в двусторонних договорах не противоречило бы норме ст. 33 Основ (ст. 169 ГК), не допускающей одностороннего отказа от исполнения обязательств, кроме случаев, предусмотренных законом, так как самостоятельная защита своего права применялась бы лишь при нарушении другой стороной обязательства и, таким образом, стимулировала бы надлежащее исполнение договора, предотвращая отказ от исполнения в полном соответствии с нормой ст. 33 Основ.

Введение общего правила о самостоятельной защите интересов в двусторонних договорах не исключает его конкретизации в нормах, регулирующих отдельные виды договоров, при этом должны быть учтены особенности договоров и реальные возможности сторон осуществлять самозащиту.

Согласно закону, комиссионеру предоставлено право удержать причитающиеся ему суммы при расчете с комитентом (ст. 417 ГК). Отношения по договору комиссии " сходны с отношениями по договору поручения, однако закон почему-то не дает право поверенному на удержание причитающихся ему сумм из средств доверителя. Не предусмотрено право на удержание управомоченной стороной соответствующих сумм и в других договорах. Согласно ст. 284 ГК при неисполнении наймодателем обязанности по капитальному ремонту сданного в наем имущества наниматель имеет право произвести ремонт и зачесть его стоимость в счет наемной платы. Этот вид самозащиты мог бы быть дополнен правом нанимателя вещи или жилого помещения не вносить наемную плату в случае неисполнения наймодателем своих обязанностей по договору.

50


Следует отметить, что в ГК Польской Народной Республики содержится система норм, предусматривающая самозащиту субъективных прав граждан. Так, лицо, обязанное возвратить чужую вещь, вправе задержать ее у себя до удовлетворения или обеспечения причитающихся ему притязаний. По взаимным обязательствам каждая из сторон вправе воздержаться от исполнения, пока другая сторона не предложит взаимного исполнения. Если одна из сторон обязана представить исполнение раньше, а исполнение другой стороной сомнительно (в связи с ее имущественным положением), первая сторона вправе воздержаться от исполнения, пока другая сторона не предложит исполнения или не даст обеспечения (ст. 461, 489, 490, 491, 492 и др. ГК ПНР).

В ГК Чехословацкой Социалистической Республики предусмотрена общая норма о самозащите прав, относящаяся как к собственности, так и к обязательственному праву, согласно которой при наличии непосредственной угрозы нарушения права само лицо может предотвратить эту угрозу соразмерным способом (§ 6 ГК ЧССР). Введение подобных правил в советское гражданское законодательство способствовало бы более полной охране интересов граждан.

Из сказанного выше следует, что в осуществлении всестороннего развития личности важная роль принадлежит гражданскому законодательству. Совершенствование законодательства, повышение его эффективности объективно обусловлены задачами коммунистического строительства. Активным участием в решении этих задач определяется социальная ценность норм, регулирующих личные и имущественные отношения граждан.


Глава 2

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРАЖДАН В ОТНОШЕНИЯХ ЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

1. СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ ЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Социальная роль правового регулирования отношений личной собственности определяется сущностью этих отношений и их местом в системе общественных отношений социалистического общества.

В советской литературе общепризнаны три основных положения, касающиеся личной собственности. Во-первых, наличие личной собственности вызывается объективными причинами; во-вторых, личная собственность экономически производна от общественной собственности, так как возникает главным образом в результате приложения труда гражданина к средствам производства, находящимся в общественной собственности; в-третьих, использование личной собственности имеет потребительский характер.

Соотношение между личной собственностью и правом личной собственности в нашей науке исследовано недостаточно. Отмечается лишь, что указанные выше положения для гражданского права имеют объективный характер и что право должно отражать и закреплять как само существование личной собственности, так и потребительский характер ее использования. Для выяснения социальной роли правового регулирования отношений личной собственности необходимо более глубоко рассмотреть проблему соотношения права личной собственности и самой личной собственности. А для этого в свою очередь следует осветить сущность и роль личной собственности.

В последние годы в экономической науке укрепилось мнение, что непроизводственное потребление не лежит вне экономики и что оно образует заключительную фазу процесса воспроизводства, где складываются особые общест-

52


венные отношения отношения по поводу потребления. Такие отношения признаются разновидностью производственных отношений. Этот последний вывод имеет особое значение для исследования права личной собственности. Личное потребление это не просто отношение между субъектом и объектом потребления, а отношение между агентами производства, возникающее по поводу предметов потребления (т. е. отношение производственное) 1.

Выводы экономической науки дают основание для того, чтобы рассматривать вопрос о связи права личной собственности с отношениями личной собственности как часть более общей проблемы о соотношении правовых институтов и производственных отношений.

Для этого необходимо прежде всего определить место личной собственности среди производственных отношений по потреблению.

В экономической литературе дается различная классификация этих отношений. Для нас наибольший интерес представляет деление их на три группы в зависимости от потребительских свойств продукта2. Отношения первой группы связаны с объектами, которые по своей природе могут использоваться лишь в индивидуально-организованном процессе личного потребления (одежда, обувь и т. п.), отношения второй группыс объектами, которые могут потребляться лишь в коллективно-организованных формах (предприятия культурно-бытового обслуживания и т. п.), а отношения третьей группыс объектами, которые допускают обе эти формы организации процесса потребления (жилище, продукты питания и т. п.). Личная собственность играет свою социальную роль в тех отношениях, которые опосредствуют процесс потребления, совершающийся в индивидуально-организуемой форме, т. е. в отношениях первой и частично третьей группы.

Рассмотрим теперь, какова роль личной собственности для этих отношений. В философской и экономической литературе указывается, что собственность является основой производственных отношений, и отмечается, что в социалистическом обществе такую роль играет обществен-

' Покрытан А. К. Вопросы социалистического воспроизводства общественного продукта. Киев, 1965, с. 134. 2 Шутов И. Н. Личное потребление при социализме. М., 1972, с. 45.

53


ная собственность. Отсюда следует сделать вывод, что последняя также и основа всех отношений по потреблению, поскольку они разновидность производственных отношений.

Для различных отношений по потреблению эта зависимость проявляется по-разному. В одних случаях отношение по потреблению непосредственно опирается на общественную собственность, например, когда потребность человека в жилье удовлетворяется помещением в доме, принадлежащем государству. В других случаях отношение, основывающееся на общественной собственности, непосредственно на нее не опирается. Таково положение, когда потребность в жилье удовлетворяется помещением в доме, принадлежащем другому гражданину. Основа отношения и здесь общественная собственность. Дом приобретен или построен собственником на средства, полученные от его участия в социалистическом производстве;

экономическим источником квартирной платы является заработная плата. Однако особенность отношения по потреблению состоит здесь в том, что его непосредственной опорой становится личная собственность.

Таким образом, роль личной собственности в социалистическом обществе определяется тем, что с нею связана та категория отношений по потреблению, которая в настоящее время является основной 3, хотя, конечно, фонды общественного потребления играют все возрастающую роль в удовлетворении нужд граждан.

Поскольку существует связь между правом личной собственности и потреблением, напомним основные положения, высказанные К. Марксом. Производство определяет потребление. Во-первых, оно доставляет потреблению материал, предмет;" во-вторых, оно создает способ потребления не только объективно, но и субъективно; в-третьих, производство создает потребление, возбуждая в потребителе потребность, предметом которой является созданный им продукт 4.

Вместе с тем в «Капитале» К. Маркс подчеркнул важнейшую социальную роль личного потребления: «Продукт индивидуального потребления есть сам потребитель» 5.

3 Павлов Л. С. Социализм и личная собственность. «Вопросы философии», 1965, № 7, с. 8.

4 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 12, с. 718.

5 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 195.

54


В социалистическом обществе, где не существует эксплуататорских классов, в результате личного потребления воссоздается способность трудящихся к социально-активной деятельности. При социализме в фазе непроизводственного потребления осуществляется воспроизводство работника нового типа. В Отчетном докладе ЦК XXIV съезду КПСС отмечалось, что современное производство предъявляет быстрорастущие требования прежде всего к самим работникам, что специальные знания, высокая профессиональная подготовка, общая культура человека превращаются в обязательное условие успешного труда все более широких слоев работников. Указывалось, что все это в значительной мере зависит от уровня жизни, от того, насколько полно могут быть удовлетворены материальные и духовные потребности 6.

В социалистическом обществе отношения личной собственности представляют собой одно из звеньев системы отношений собственности. Все элементы этой системы взаимно связаны. Личная собственность, как уже отмечалось, экономически производна от общественной собственности.

Однако между этими двумя формами собственности имеется и обратная связь: поскольку индивидуальное потребление в значительной мере опосредствуется личной собственностью, последняя играет важнейшую роль в воспроизводстве самого работника социалистического общества. Это создает одно из необходимых условий для роста общественной собственности: общественная собственность в СССР создается трудом советского народа.

В. И. Ленин указывал, что при социализме потребление является целью производства: «Социалистическое общество есть одно большое потребительное общество с планомерно организованным производством для потребления» 7. На настоящем этапе развития наше общество, однако, еще не располагает достаточным количеством материальных благ, позволяющим в изобилии удовлетворить все общественные и личные потребности. Отсюда известное несоответствие между личным потреблением и накоплением, которое, однако, не носит антагонистического характера.

" XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-

ногр. отчет, т. 1. М., 1971, с. 65. 7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 369.

55


Программа КПСС определила цель в области подъема материального благосостояния советского народа обеспечить в Советском Союзе самый высокий жизненный уровень по сравнению с любой страной капитализма8. XXIV съезд КПСС наметил широкий круг мер для достижения этой цели. В частности, в промышленности предусмотрено увеличение за пятилетие производства предметов потребления на 44—48 процентов, а производства средств производства на 41—45 процентов9.

Как ни велико экономическое значение отношений по поводу потребления, их социальная роль этим далеко не исчерпывается. Они оказывают существенное влияние на формирование личности, на культурный и интеллектуальный облик советского человека. При социализме задача личного потребления, разумеется, не сводится только к возмещению затрат рабочей силы в целях создания условий для дальнейшего участия работника в процессе производства. Цель отношений по поводу потреблениясоздать условия для существования социально-активного. индивида, т. е. осуществления личности. При социализме всем членам общества обеспечивается возможность свободного и всестороннего развития. В этом направлении действуют объективные закономерности, свойственные сфере непроизводственного потребления.

Первая из них закон возвышения потребностей. Социалистическое общество активно пробуждает в личности такие ее потенции, чтобы общее формирование ее потребностей шло в направлении не только всемерного развития разумных вкусов, желаний, требований, но и предполагало одновременно процесс непрерывного облагораживания всей структуры потребностей человека 10.

Вторая закономерность выравнивание уровней потребления н. Социализму присущи различия между группами трудящихся по их положению в производстве, распределении и обмене. Потребности удовлетворяются на социалистических началах распределения по труду. Отсюда

8 Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1972, с. 91.

9 XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-ногр. отчет, т. 2,с. 18.

«° Шутов И. Н. Указ. соч., с. 260.

" Кронрод А. Н. Законы политической экономии социализма. Очерки методологии и теории. М., 1966, с. 504.

56


неизбежность различий и в потреблении. В настоящее время хотя и сохраняется известная дифференциация уровня, но эти различия уменьшаются.

Наконец, третья закономерность характеризуется как процесс эстетизации личного потребления12. Он способствует превращению каждого человека в еще более развитую, образованную и культурную личность. Этот процесс выражается прежде всего в опережающем росте потребления непродовольственных товаров. Правда, в этом плане имеются еще не до конца решенные проблемы13.

Социальное значение правового регулирования отношений личной собственности определяется прежде всего тем, что объект регламентации играет важную роль в общественных отношениях социалистического общества. Как уже говорилось, личная собственность служит непосредственной опорой основной категории производственных отношений по поводу потребления. Правовые нормы, воздействуя на отношения личной собственности, влияют на широкий круг отношений по поводу потребления.

В этой связи следует отметить три главных момента. Во-первых, причиной и основанием для юридического закрепления личной собственности с помощью норм о праве собственности служит само значение личной собственности в социалистическом обществе. В СССР в право собственности как институт включается не только государственная, кооперативная и общественная собственность, но также и личная собственность. Во многих случаях на нее распространяются те же самые нормы гражданского права, которые установлены и для социалистической собственности. Разумеется, некоторые аспекты отношений личной собственности регулируются особым образом. Однако необходимо подчеркнуть, что право личной собственности является полноценной формой права собственности.

Право личной собственности индивидуальная форма права собственности. Однако вследствие своей социальной роли оно не противопоставляет личность ни обществу, ни остальным его членам. Взаимоотношения гражданина, выступающего в качестве личного собственника, с социалистическим обществом, а также и с другими гражданами

12 Шутов И. Н. Указ. соч., с. 285, 288.

13 Там же.

57


принципиально отличаются от отношений, связанных с частной собственностью. Право личной собственности закрепляет непосредственную опору производственных отношений по поводу потребления. Как социалистическое общество в целом, так и все его члены в отдельности заинтересованы в том, чтобы материальные и культурные потребности каждого члена общества удовлетворялись все более полным образом, чтобы он имел все возможности для проявления себя как социально-активной личности. Диалектическое единство экономических и социальных интересов общества и его членов в сфере личного потребления является базой для правового регулирования отношений личной собственности, направленного на юридическое обеспечение сочетания интересов личности и общества. Личные собственники при социализме выступают в своих взаимных отношениях как свободные от эксплуатации члены социалистического общества, носители нравственных принципов коллективизма и товарищеской взаимопомощи.

Напротив, право частной собственности противопоставляет его субъекта остальным членам общества. Оно закрепляет основу производственных отношений, порождающих эксплуатацию человека человеком.

Анализируя позицию личного собственника по отношению к другим членам социалистического общества, следует отметить влияние, которое оказывает на нее распространенность в СССР общей собственности. Прежде всего речь идет о совместной собственности супругов и совместной собственности колхозного двора, но в жизни широко представлены и отношения общей долевой собственности, особенно применительно к такому важному для индивидуального потребления объекту, как жилой дом.

Личность, выступающая в качестве субъекта права личной собственности, не может быть в социальном плане противопоставлена окружающим также и потому, что вещи, удовлетворяющие ее наиболее важные материальные и культурные потребности, принадлежат ей, как общее правило, не исключительно, а совместно с другими гражданами. Как правило, в коллективных условиях (в семье, в колхозном дворе) пользуется гражданин и теми объектами, которые принадлежат лично ему.

Во-вторых, сущность личной собственности как непо-

58


средственной опоры основной категории производственных отношений по поводу потребления проявляется в том, что способность быть субъектом права личной собственности является элементом гражданской правоспособности лица. Характеризуя ее содержание, Основы устанавливают:

граждане могут в соответствии с законом иметь имущество в личной собственности (ст. 9). Все они обладают одинаковой способностью быть субъектом права личной собственности. Никто не может быть лишен этой способности. Каждая личность имеет равную способность быть субъектом права собственности14. Таким образом, гражданское право обеспечивает юридические условия, необходимые для участия гражданина в производственных отношениях по поводу потребления. Это равно касается как трудоспособных, так и нетрудоспособных граждан. Применительно к трудоспособным лицам гражданское право создает таким путем возможности для их участия в процессе социалистического производства.

Наконец, в-третьих, социальное значение правового регулирования личной собственности заключается в том, что право стремится обеспечить максимальную юридическую стабильность отношений личной собственности в целях создания оптимальных условий для процессов, протекающих в сфере личного потребления. В этой связи следует отметить два момента.

Прежде всего основы права личной собственности как института закреплены на высшем законодательном уровне. Конституция СССР устанавливает: «Право личной собственности граждан на их трудовые доходы и сбережения, на жилой дом и подсобное домашнее хозяйство, на предметы домашнего хозяйства и обихода, на предметы личного потребления и удобства... охраняются законом» (ст. 10). Особое ее постановление посвящено личной собственности колхозного двора на подсобное хозяйство на приусадебном участке, жилой дом, продуктивный скот, птицу и мелкий сельскохозяйственный инвентарь (ст. 7).

14 Исключение установлено для члена колхозного двора. Он не имеет права быть собственником имущества, которое в соответствии с уставом колхоза может принадлежать только колхозному двору (ст. 113, ч. 2 ГК РСФСР). В Эстонской ССР член колхозного двора не может иметь на праве личной собственности второй жилой дом (ст. 110 ГК).

59


Кроме того, гражданско-правовой метод основной способ юридической регламентации отношений личной собственности. В принципе эти отношения являются предметом комплексного регулирования различных отраслей советского права. Однако гражданско-правовой метод более адекватен положению индивидуального потребителя в соответствующей сфере экономики. Здесь личность выступает формально независимой, что корреспондирует положению гражданина как субъекта гражданских, семейных и гражданско-процессуальных правоотношений.

Основное социальное назначение института права личной собственности юридическое закрепление непосредственной опоры главной категории производственных отношений по поводу потребления. Однако этим его роль не исчерпывается. Как известно, экономические категории не могут быть непосредственно переведены на язык права. Это проявляется и в данном случае. Право личной собственности играет существенную роль также и в сфере обращения. В условиях существования в социалистическом обществе товарно-денежных отношений отдельный работник получает в денежной форме часть общественного продукта, причитающуюся ему в соответствии с законом распределения по труду.

Этот факт в форме права собственности на денежные знаки закрепляется гражданским правом. Право личной собственности играет поэтому заметную роль также и в сфере обращения. Гражданин тратит принадлежащие ему денежные знаки для приобретения в розничном товарообороте товаров и оплаты услуг, необходимых для удовлетворения своих потребностей.

Определенную роль право личной собственности играет и в сфере производства, причем наиболее существенна она в нематериальном производстве. Граждане используют объекты права личной собственности в процессе духовного творчества, для создания произведений литературы, науки и искусства. Некоторое значение имеет право личной собственности и в материальном производстве, и прежде всего в том, которое ведется в рамках подсобного хозяйства. Использование объектов права личной собственности для индивидуального жилищного строительства также представляет собой использование производственного характера.

Нормы гражданского права, посвященные объектам

60


права личной собственности, определяются социальной ролью этого института. Они отражают требования законов возвышения потребностей и эстетизации личного потребления. Существенная их черта отсутствие исчерпывающего перечня имущества, которое может находиться в личной собственности. Этим юридически обеспечивается сочетание личных и общественных интересов: для общества открывается возможность создавать новые и все более совершенные предметы, предназначенные удовлетворять потребности его членов, а для граждан иметь в своей собственности предметы того назначения и качества, которые соответствуют их запросам и средствам.

Единственный юридический признак объекта личной собственности имеет непосредственно экономический характер. В Основах говорится об имуществе, предназначенном для удовлетворения материальных и культурных потребностей граждан (ст. 25). Данное правило исходит из примата производства над потреблением. Назначение имущества для удовлетворения какой-либо потребности определяется производством. Социалистическое производство доставляет личному потреблению граждан его предмет и создает способ потребления (как объективно, так и субъективно).

Как общее правило, закон не устанавливает лимита, в пределах которого гражданин может иметь на праве личной собственности однородные предметы 15.

Среди объектов права личной собственности, имеющих немаловажное экономическое и социальное значение, в первую очередь можно назвать жилой дом. На конец 1972 г. в городах и поселках городского типа из 1661 млн. кв. метров жилой площади в личной собственности находилось 468 млн. кв. метров 16. В сельской местности эта доля, несомненно, выше. Жилище играет большую роль как в удовлетворении разнообразных потреб-

18 Из этого правила есть три исключения. Во-первых, закон лимитирует размеры жилого дома, который вправе иметь гражданин в личной собственности. Во-вторых, в личной собственности гражданина (совместно проживающих супругов и их детей) может находиться только один жилой дом. В-третьих, закон устанавливает предельное количество скота, которое может быть собственностью гражданина или колхозного двора (ст. 25, 27 Основ).

11 Народное хозяйство СССР в 1972 г. Статистический ежегодник. М., 1973, с. 543.

61


ностей человека, так и в реализации отношений личной собственности.

Существенно значение объектов права личной собственности, которые с экономической точки зрения принадлежат к непродовольственным товарам. Статистика свидетельствует, что по сравнению с 1940 г. количество проданных радиоприемников возросло в 38 раз, велосипедов, мотовелосипедов и мопедов в 21,3 раза, мебели в 21 раз, часовв 11,5 раза. Для сравнения отметим, что количество проданного хлеба и муки возросло лишь на 252 процента п.

Среди объектов права личной собственности, принадлежащих к категории непродовольственных товаров, в последние годы выдвинулись объекты, имеющие значительную культурную (историческую, художественную или иную) ценность для общества. Это результат интенсификации интеллектуального творчества. В стране непрерывно растет число лиц творческого труда. В 1970 г. количество научных работников достигло 927 700 человек 18, а рабочих и служащих в области исскуства — 412 тыс.19 В своей творческой деятельности они используют и объекты, принадлежащие им на праве личной собственности:

рукописи, оригиналы произведений изобразительного искусства и т. п.

В настоящее время объектами права личной собственности, получившими большое распространение, стали легковые автомобили. Продажа их населению непрерывно увеличивается.

Заметную роль среди объектов права личной собственности играет подсобное хозяйство на приусадебном участке, находящемся в пользовании колхозного двора, а также подсобное домашнее хозяйство рабочих и служащих. Отношения, которые складываются в связи с подсобным хозяйством, являются отношениями по поводу потребления. Они, как и все иные отношения этого рода, опираются на общественную собственность.

Важным объектом права личной собственности являются советские денежные знаки (билеты Государственного банка СССР, государственные казначейские билеты и ме-

17 Народное хозяйство СССР в 1972 г. Статистический ежегодник. М., 1973, стр. 555.

18 Там же, с. 656.

19 Там же, с. 512.

62


таллическая разменная монета). Как общее правило, право личной собственности на конкретный денежный знак существует сравнительно непродолжительное время: гражданин тратит деньги на покупку вещей и оплату услуг, необходимых для удовлетворения его материальных и культурных потребностей. Тем не менее у граждан имеются определенные сбережения.

Наконец, среди объектов права личной собственности следует отметить облигации государственных займов. У населения имеется таких облигаций на сумму 25 800 млн. руб.20 Их погашение предусматривается произвести в 1974-1990 гг.

Если рассматривать гражданско-правовое регулирование отношений личной собственности через призму положения отдельного гражданина, то наиболее существенная черта этого регулирования предоставление гражданину права личной собственности в субъективном смысле. При этом личность выступает как собственник, а объект права личной собственности как принадлежащая ему вещь.

Прежде чем приступить к исследованию вопроса о социальном значении права личной собственности в субъективном смысле, необходимо отметить следующее. Закон дает легальное определение правомочий собственника: собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения имуществом в пределах, установленных законом (ст. 19 Основ). Понятия «владение», «пользование» и «распоряжение» законом не раскрываются.

С нашей точки зрения, «триада» правомочий собственника мало пригодна для теоретического анализа содержания права собственности, страдает существенными внутренними дефектами.

Бесспорно, что о трех различных правах собственника можно говорить только при условии, что владение, пользование и распоряжение вещью теоретически четко разграничены. Если же понятия «владение», «пользование» и «распоряжение» нельзя отграничить друг от друга, то не могут существовать и право владения, право пользования и право распоряжения как три самостоятельных правомочия.

20 XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-ногр. отчет, т. 1,с. 67.

63


Владение, пользование и распоряжение в преобладающей части характеризуют один и тот же процесс обращения собственника со своей вещью, но только с разных сторон.

Начнем прежде всего с понятия распоряжения. В одних случаях под распоряжением понимается только совершение сделок по поводу вещи; в других включается и уничтожение вещи; в-третьих, к распоряжению относится совершение всяких действий, определяющих правовое положение вещи, в том числе и ее переработку собственником. Общее для всех точек зрения то, что под распоряжением подразумевается прежде всего совершение сделок. Это приводит к выводу, что право распоряжения предоставляет собственнику возможность совершения сделок по поводу своей вещи.

Здесь следует сделать два замечания. Во-первых, возможность для гражданина совершать сделки, включая и сделки по поводу своей вещи, вытекает из содержания его гражданской правоспособности, а не из его права собственности на данную вещь. Например, гражданин может заключить договор купли-продажи вещи, правом собственности на которую он не обладает (художник может продать картину, которую он еще не написал). Право распоряжения в смысле ст. 19 Основ отсутствует, но акт распоряжения является действительным.

Во-вторых, гражданин, совершающий сделку по поводу собственной вещи, в подавляющем числе случаев удовлетворяет таким путем свои потребности (например, наймо-датель получает арендную плату). Это служит основанием для того, чтобы рассматривать совершение подобных сделок собственником и как распоряжение вещью, и как пользование ею.

Обратимся к оставшейся части, включаемой в понятие распоряжения, т. е. ко всевозможным фактическим действиям с вещью, определяющим ее правовое положение (например, к ее переработке, уничтожению). Когда личный собственник перерабатывает или уничтожает свою вещь, то это обычно совершается им для удовлетворения какой-либо своей материальной или культурной потребности. Следовательно, и здесь акт распоряжения вещью можно рассматривать одновременно и как акт пользования ею. Даже если толковать понятие распоряжения еще шире, а именно: как принятие решений о совершении раз-

64


Личных фактических действий с Ёепвыо и само бсуп1,е-ствление этих действий (например, перевоз мебели с городской квартиры на дачу), то и здесь важнейшей частью окажутся акты собственника, неразрывно связанные с удовлетворением им своих потребностей.

Все это показывает, что право пользования собственника и его право распоряжения являются в основном правомочиями на совершение одних и тех же действий.

Обратимся теперь к соотношению права пользования и права владения. Пользование понимается в основном одинаково как удовлетворение потребностей собственника. Вопрос о владении является дискуссионным, и, поскольку он выходит за рамки настоящей работы, мы не будем на нем останавливаться.

Основное содержание пользования акт потребления вещи, реализация ее потребительной стоимости для удовлетворения нужд гражданина. Как бы теоретически ни понимать владение, бесспорно, что, когда личный собственник потребляет свою вещь экономически нормальным способом, она всегда находится в его владении. Гражданин, надевший свое пальто, владеет им точно так же, как гражданин, проживающий в своем доме, владеет последним.

Право пользования, следовательно, дает собственнику возможность совершения таких действий, которые в основном исчерпывают содержание его права владения.

21

По всем этим причинам при исследовании социальной роли права собственности в субъективном смысле невозможно следовать схеме, подсказываемой «триадой» правомочий собственника. Можно и нужно рассматривать и потребление вещи, и владение ею. Но не следует забывать, что при этом анализируется в основном одно и то же явление, но только в различной связи и с различных точек зрения. Содержание права личной собственности является некоторым единством, не допускающим дробления на отдельные, взаимоисключающие правомочия владения, пользования и распоряжения

21 Конечно, личный собственник может быть участником гражданских правоотношений, возлагающих на него обязанности, исполнение которых оказывает влияние на реализацию им своего права собственности. Например, собственник, заключивший договор найма с гражданином и передавший вещь нанимателю, обязан воздерживаться от нарушения права последнего на вла-

3 Заказ № 1591

65

 


Роль права личной собственности для проявления гражданина как личности, состоит в том, что это право обеспечивает наиболее полную свободу собственника в использовании предоставленной ему части общественного продукта для удовлетворения своих материальных и культурных потребностей в соответствии со своими вкусами, привычками, склонностями22. Эта мысль позволяет оттенить важную социальную роль права личной собственности в субъективном смысле для формирования и развития личности. Право собственности является одним из существенных юридических условий для активности личности в общественно-политической и художественно-эстетической деятельности, а также в научно-техническом творчестве.

В широких рамках возможных способов обращения собственника с вещью, гарантируемых правом собственности в субъективном смысле, следует выделить тот вариант, который имеет наибольшее социальное значение, а именно: использование ее в соответствии с назначением. С экономической точки зрения это реализация потребительной стоимости вещи, т. е. ее потребление. Назначение вещи определяется социалистическим производством, которое устанавливает как объективно, так и субъективно способ потребления, а также порождает соответствующую потребность. При использовании вещь может физически уничтожиться сразу (например, продукты питания), но может сохранять способность к длительной эксплуатации (например, жилой дом).

Как правило, использование вещи в соответствии с ее назначением представляет собой непроизводственное потребление, при котором вещь непосредственно удовлетворяет материальные или культурные потребности собственника. Однако среди объектов права личной собственности имеются и такие, назначение которых производственное потребление. К ним принадлежат предметы, объединяемые понятием подсобного хозяйства, в частности мелкий сельскохозяйственный инвентарь, продуктивный скот, птица и т. п. Нормальное использование таких объектов осуществляется в процессе производства. Закон,

дение вещью. Но это не основание для вывода, что в праве собственности заложено особое право владения, которое было отделено при заключении договора и передано контрагенту. 22 Халфина Р. О. Право личной собственности. М., 1964, с. 83.


однако, не случайно квалифицирует такое хозяйство как подсобное. Производственное потребление входящих в него предметов в принципе, хотя и косвенно, направлено на удовлетворение потребностей самого собственника.

Выше отмечалось, что распространенность в нашем обществе совместной собственности накладывает заметный отпечаток на социальную позицию гражданина как субъекта права личной собственности.

В условиях, когда субъект права личной собственности принадлежит к семье или к колхозному двору, использование вещи в соответствии с ее назначением обычно направлено не только на удовлетворение потребностей ее собственника (или собственников), но и нужд членов его семьи. Наиболее существенное в социальном и экономическом плане направление такого использования содержание родителями своих несовершеннолетних детей. Личная собственность представляет собой один из важнейших источников воспроизводства населения и в то же время материальную базу для удовлетворения соответствующих естественных стремлений личности. С ее помощью обеспечивается подготовка к жизни здорового и счастливого подрастающего поколения, а следовательно, закладывается основа для расцвета личности на последующих этапах развития нашего общества.

2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ГРАЖДАН

В ОТНОШЕНИЯХ ЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Гражданин, участвующий в отношениях личной собственности в качестве собственника, обладает субъективными правами и несет определенные обязанности. Права личного собственника образуют наиболее важную часть его статуса и характеризуют саму суть его положения. Этим, разумеется, не умаляется роль обязанностей собственника.

Социальная роль права личной собственности, в частности его значение для личного потребления, выдвигает на первый план те права собственника, с помощью которых юридически гарантируется его участие в отношении потребления. Таких прав четыре.

Первым и основным является право личного собственника на владение вещью. Владение как бы очерчивает сферу, в которой личность потребляет вещи.

З* 67


По своей природе владение явление экономическое. Масштаб, с помощью которого окружающие решают вопрос о нахождении определенной вещи во владении, дается социалистическим производством.

Владение охватывает также и вспомогательные хозяйственные операции с вещами: подготовку к процессу потребления, ремонт, перемещение, предохранение от вредного воздействия и др. Способы совершения этих операций зависят в конечном счете от способа потребления вещи, который, как отмечалось, предуказан социалистическим производством.

Владение одно из важнейших социальных условий для процесса потребления вещей. Граждане, действующие единолично или как члены коллективов социалистических организаций, руководствуются в своем поведении тем, что вещи, с которыми они соприкасаются, находятся во владении. Зная, что за владением стоит процесс личного потребления, осуществляемый другим членом общества, они не только воздерживаются от нарушения владения, но и в случае необходимости принимают зависящие от них меры для восстановления нарушенного владения.

В этом свете право личного собственника на владение своей вещью выступает как право на создание и поддержание условий, необходимых для потребления принадлежащих ему вещей. Субъектом этого права является собственник, который, используя вещь в соответствии с ее назначением или совершая с нею вспомогательные хозяйственные операции, создает и поддерживает свое владение.

Однако в социальном плане реализацию этого права лично собственником нельзя назвать главным моментом. Как уже отмечалось, при осуществлении своего права личной собственности гражданин выступает как член семьи (или колхозного двора). Действия по нормальному использованию вещи и вспомогательные хозяйственные операции совершаются им не столько индивидуально, сколько совместно с членами семьи (колхозного двора). Владение личного собственника, таким образом, не противопоставлено семье или колхозному двору.

Специфика права личного собственника на владение вещью состоит в том, что оно не может быть реализовано исключительно действиями самого собственника и членов его семьи. Для того чтобы владение было устой-

68


чивым, необходимо соответствующее поведение окружающих граждан, которые должны не только сами воздерживаться от нарушения существующего владения, но и удерживать других, а в необходимых случаях принимать меры к восстановлению нарушенного владения. Это условие одна из общественных гарантий нормального хода процесса непроизводственного потребления.

Поведение окружающих, являющееся условием для осуществления личным собственником своего права на владение, представляет собой результат добровольного соблюдения социальных норм, действующих в нашем обществе. Особое значение в этом плане имеют нормы морали и правила социалистического общежития. Они, например, запрещают брать или перемещать без разрешения чужую вещь. Весьма важна также роль соблюдения гражданами норм права. Прежде всего речь идет о нормах, прямо направленных на обеспечение владения граждан под угрозой уголовного наказания (ст. 144 УК РСФСР и др.). Кроме того, имеется ряд правовых норм, косвенно защищающих владение граждан. К их числу относится, например, постановление Конституции СССР о неприкосновенности жилища граждан (ст. 128). В жилище, как известно, расположена значительная часть вещей, принадлежащих его обладателю на праве личной собственности.

Советское право предусматривает широкий круг способов охраны права личного собственника на владение вещью. Немаловажную роль среди них играют способы, устанавливаемые административным правом. В гражданском праве следует отметить три института, направленных на обеспечение права личного собственника на владение вещью.

Первый находка. Личный собственник (как и всякое другое лицо), потерявший принадлежащую ему вещь, наделяется правом на ее возвращение. Обязанным лицом является нашедший эту вещь либо органы милиции, исполком сельского Совета или администрация транспортной организации, куда сдана эта вещь (ст. 144 ГК).

Второй институт, направленный на обеспечение нрава владения личного собственника (как и любого другого собственника) правила о безнадзорном скоте. Лицо, задержавшее безнадзорный или пригульный скот, обязано немедленно сообщить об этом собственнику и возвратить

69


ему скот. Если собственник неизвестен, то оно должно в трехдневный срок сообщить о задержании скота милиции; либо исполкому сельского Совета.

Третий институт, действующий в том же направлении, право истребования собственником имущества из чужого незаконного владения. Любое лицо, владеющее вещью без законного основания, обязано возвратить ее собственнику. Субъектом такой обязанности на равных основаниях может стать как отдельный гражданин, так и государственная или общественная организация. Цель соответствующего притязания собственника восстановление владения. В одном и том же процессе суд может рассмотреть как 'требование о признании права собственности на имущество, так и требование об его изъятии у ответчика, но это различные по своей юридической природе требования23. Принудительное восстановление владения личного собственника в отношении истребуемой вещи создает предпосылки для ее нормального использования в целях удовлетворения материальных или культурных потребностей гражданина.

Особо в этой связи следует остановиться на праве личного собственника истребовать вещи от так называемого «добросовестного приобретателя». Положение личного собственника существенно отличается в этом плане от положения иных собственников. Если имущество (кроме денег и ценных бумаг на предъявителя) возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не должен был знать («добросовестный приобретатель»), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя лишь в случае, когда оно утеряно собственником или лицом, которому было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли (ст. 152 ГК).

В советской литературе этот институт обычно рассматривается с двух точек зрения. Одни считают, что его суть в ограничении права собственника отыскивать свою вещь из чужого незаконного владения. Другие видят его назначение в защите интересов «добросовестного приобретателя» и находят, что он стимулирует добросовестность вообще.

23 Ерошенко А. А. Личная собственность советских граждан. Краснодар, 1970, с. 113.

70


По-фйдимому, этот институт следует рассматривать прежде всего с точки зрения обслуживания им основных социальных процессов, совершающихся в обществе. Напомним, что этот институт не является особенностью советского гражданского права. Ограничение виндикации уходит своими корнями в глубокую древность и широко распространено в буржуазных государствах. Там оно играет важную социальную роль, содействуя коммерческому обороту движимостей.

Существование этого института в советском гражданском праве на нынешнем этапе развития общества в социальном плане представляет собой, по нашему мнению, анахронизм.

Отметим прежде всего, что ГК РСФСР связал область действия этого института со сферой торговли: собственник лишается права истребовать вещь от «добросовестного приобретателя» только в том случае, если последний приобрел ее возмездно. Нормы ГК как бы говорят потенциальному покупателю: твои интересы гарантированы, если ты покупаешь вещь у продавца, который не является ее производителем, при условии, что покупка совершается в обстановке, которая не дает оснований подозревать продавца в неправомерном отчуждении данной вещи. Подозрение, естественно, исключается, когда торговля ведется открыто, в специальном, предназначенном для этого месте, в крупных масштабах, с использованием штата продавцов и т, п. Рассматриваемые правила помогли бы профессиональному торговцу, устраняя сомнения со стороны клиентуры.

В нашем обществе, однако, отсутствует эта социальная фигура, и оборот объектов права личной собственности весьма ограничен. Типичный продавец советской торговлисоциалистическая организация, а покупатель гражданин. Товары переходят из социалистической собственности в личную. Социалистические организации, выступающие в качестве розничных продавцов, не нуждаются в цивили-стическом средстве устранения возможных сомнений покупателей в их праве продавать товары. Эти сомнения исключаются самой социалистической системой хозяйства.

Рассматриваемый институт представляет собой группу норм, рассчитанных на регулирование случаев, хотя и встречающихся в практике, но имеющих второстепенное значение.

71


Конечно, Можно было бы не возражать против су1це' ствования в нашем праве института, регулирующего частный случай, при условии, однако, что он вписывается в общую систему правового регулирования отношений личной собственности. Однако, с нашей точки зрения, этот институт построен на применении к отношениям личных собственников масштабов, свойственных отношениям частных собственников, интересы которых противоположны.

Выше отмечалось, что личные собственники не противостоят друг другу. Гражданин, являющийся «добросовестным приобретателем», не может безразлично относиться к тому, что контрагент другого личного собственника нарушил право этого последнего. С того момента, когда такому приобретателю становится известно обо всех обстоятельствах, он не имеет морального права ссылаться на то, что совершенное правонарушение его не касается и что собственник вещи должен обращаться к тому, кому он доверился. Стремление «добросовестного приобретателя» сохранить за собой вещь явный пережиток. Закон во всяком случае не может поощрять такое поведение. Нарушение контрагентом права личной собственности затрагивает не только интересы данного личного собственника, но и интересы всех остальных членов общества, а также интересы социалистического общества в целом.

Разумеется, право личного собственника на истребование вещи должно оставаться ограниченным в отношении' денег и ценных бумаг на предъявителя, а также случаев продажи вещи в порядке, установленном для исполнения судебных решений.

Второе право, с помощью которого гарантируется участие личного собственника в отношениях по поводу потребления, предоставлено ему ст. 156 ГК. Личный собственник (как и любой другой собственник) может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Это право установлено на случай возникновения ситуаций, не охватываемых иском об истребовании. Право собственника сформулировано довольно широко, но наиболее существенный случай, когда оно могло бы найти применение, препятствия в нормальном использовании вещи, не переросшие в такое нарушение владения, которое равнозначно его лишению.

72


Третье право личного собственника установлено на случай юридической ситуации исключительного характера. Личному собственнику дано право на иммунитет минимума объектов права личной собственности от обращения взысканий и от конфискации.

В качестве субъекта гражданского права гражданин несет самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам. В социалистическом обществе, однако, личность не находится во власти стихийных экономических законов: у нас нет условий для банкротств и несостоятельности. Возникшая имущественная ответственность гражданина обычно не пресекает процесса удовлетворения им своих материальных и культурных потребностей с помощью вещей. Однако в исключительных случаях подобная-угроза все же может возникнуть. Поэтому ст. 114 и ст. 128 ГК устанавливают принцип, согласно которому на некоторые вещи личного собственника не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов. Приложение .№ 1 к ГПК РСФСР, определяя перечень таких объектов, исходит из задачи обеспечения непрерывности личного потребления, хотя, разумеется, в интересах общества по необходимости сводит его к минимуму.

Применение к гражданам конфискации, т. е. безвозмездного изъятия государством имущества в качестве санкции за правонарушение, также исключительный случай. Приложение к УК РСФСР, содержащее «Перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда» устанавливает список, совпадающий со списком, имеющимся в Приложении № 1 к ГПК РСФСР.

Наконец, четвертое право личного собственника также установлено в расчете на исключительную юридическую ситуацию: гражданин был объявлен умершим, а затем явился. Он, естественно, сталкивается с трудностями при возобновлении процесса удовлетворения своих материальных и культурных потребностей. Ст. 22 ГК дает ему право потребовать от любого лица возврата сохранившегося имущества, которое безвозмездно перешло к этому липу после объявления гражданина умершим. Лица же, к которым такое имущество перешло по возмездным сделкам, обязаны его возвратить, если доказано, что, приобретая имущество, они знали, что этот гражданин жив. Обратимся теперь к обязанностям, которые закон воз-

73


лагает на личного собственника. Преобладающая их часть направлена на обеспечение сочетания личных и общественных интересов.

Они делятся на две основные категории, различающиеся по субъекту. Субъектом обязанности, принадлежащих к первой категории, может быть любой личный собственник. Субъектом обязанностей, относящихся ко второй группе, является тот личный собственник, которому принадлежит определенный вид имущества.

Общих обязанностей две. Первая из них не использовать объекты права личной собственности для извлечения нетрудовых доходов. Основы устанавливают, что гражданские права охраняются законом, за исключением случаев, когда они осуществляются в противоречии с назначением этих прав в социалистическом обществе в период строительства коммунизма (ст. 5). Это общий принцип советского гражданского права24. В соответствии с ним в Основах записано: имущество, находящееся в личной собственности граждан, не может использоваться для извлечения нетрудовых доходов (ст. 25).

Понятие «нетрудовой доход» законом ле определяется. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по делам о безвозмездном изъятии домов, дач и других строений, возведенных или приобретенных на нетрудовые доходы» 25 подчеркнуто, что, во-первых, нетрудовыми не являются доходы, которые граждане получили за счет своего труда и деятельности, не связанной с нарушением законов, и, что, во-вторых, существенный признак «нетрудового дохода» его неправомерность. Несмотря на это, при квалификации доходов личного собственника возникают трудности. В юридической литературе по этому вопросу отмечается значительное расхождение мнений. С нашей точки зрения, учитывая важность обеспечения стабильности отношений личной собственности, следовало бы решить вопрос о понятии нетрудового дохода в законодательном порядке.

Санкция за неисполнение личным собственником дан-

24 Подробнее об этом см.: Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972, с. 85—118.

25 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924— 1973 гг. М., 1974, с. 103.

74


ной обязанности—конфискация имущества. Ст. 111 ГК устанавливает, что, если находящиеся в собственности гражданина жилой дом, дача (их часть) или иное имущество систематически используются собственником для извлечения нетрудовых доходов, они подлежат безвозмездному изъятию в судебном порядке. Судебная практика, однако, существенно смягчила эту санкцию. Суды учитывают незначительный размер полученного дохода, материальные трудности собственника и иные подобные обстоятельства, отказывая в конфискации объекта и ограничиваясь лишь изъятием самих доходов.

Вторая обязанность, лежащая на каждом личном собственнике, не использовать объекты права личной собственности для самовольной постройки дома. Гражданин, построивший жилой дом или дачу (их часть) без установленного разрешения или без надлежаще утвержденного проекта, либо со значительными отступлениями от проекта, или с грубым нарушением основных строительных норм и правил, лишается права распоряжаться этим домом или его частью. По решению исполкома местного Совета дом сносится гражданином, произведшим самовольное строительство, или за его счет либо по решению суда может быть безвозмездно изъят (ст. 109 ГК РСФСР). Более удачно сформулировано это правило в ГК Литовской ССР. Здесь для применения санкции не требуется, чтобы самовольное строительство было завершено: запрет на отчуждение, снос или изъятие возможны не только в отношении построенного дома, но и дома строящегося (а также перестраиваемого). Гражданские кодексы Литовской, Азербайджанской и Узбекской ССР содержат правило о том, что строительные материалы, образовавшиеся после сноса самовольно построенного дома, остаются в собственности граждаяина.

Во многих союзных республиках гражданин, осуществивший самовольную застройку, может быть лишен права пользования площадью в соответствующем доме. Этой нормы нет в Украинской, Эстонской, Латвийской, Армянской, Туркменской, Таджикской и Казахской ССР.

Перейдем теперь к рассмотрению обязанностей, лежащих лишь на тех личных собственниках, которым принадлежит имущество определенного вида.

Первая обязанность хозяйственно обращаться с объектом права личной собственности. Она возлагается за-

75


кбйом йа личных собственников, являющихся субъектами права на имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную ценность для общества (ст. 142 ГК), и на жилой дом (см. 141 ГК).

Правовое последствие неисполнения обязанностипринудительное прекращение права личной собственности в пользу государства: для имущества, имеющего культурную ценность,— реквизиция, а для дома конфискация. Интересы собственника гарантируются при этом предварительным предупреждением (государственная организация, в задачи которой входит охрана имущества, имеющего культурную ценность, делает собственнику предупреждение о прекращении бесхозяйственного обращения с имуществом; исполком местного Совета назначает срок для ремонта дома), а также установлением судебного порядка как реквизиции, так и конфискации.

Вторая обязанность, принадлежащая к той же категории, заключается в следующем. Если в личной собственности гражданина или у совместно проживающих супругов и их несовершеннолетних детей окажется по основаниям, допускаемым законом, более одного жилого дома, собственник вправе по своему выбору оставить в своей собственности любой из этих домов. Другой дом (или дома) должен быть в течение года отчужден. Эти же правила применяются и к части одного дома, превышающей предельные размеры, (ст. 107 ГК).

Санкция за неисполнение этой обязанности принудительная продажа дома по решению исполкома местного Совета в порядке, установленном для исполнения судебных решений. Вырученные суммы передаются собственнику. Бели же продажа дома не состоится из-за отсутствия покупателей, он безвозмездно переходит в собственность государства.

Возникают, однако, сомнения в целесообразности возложения на собственника этой обязанности. Закон преследует цель содействовать лучшему обеспечению жилищем лиц, проживающих в той местности, где находится дом. Предполагалось, что они станут покупателями (по договору или при принудительной продаже). Однако на практике дома личных собственников весьма часто уже заселены нанимателями. В этих условиях их переход от одного собственника к другому не способствует лучшему обеспечению жильем лиц, живущих в данной местности.

76


С другой стороны, местные Советы не заинтерёсоваяы ни в том, чтобы вести процедуру принудительной продажи на условиях передачи суммы бывшему собственнику, ни, как правило, в том, чтобы принимать на баланс мелкие строения личных собственников, нуждающиеся в значительных эксплуатационных расходах и заселенные нанимателями. С нашей точки зрения, было бы достаточно предоставить местному Совету право требовать в судебном порядке добровольной или принудительной продажи собственником дома сверх одного, установив в качестве санкции реквизицию (также по решению суда).

Остановимся в заключение на перспективах развития права личной собственности. Тесная связь рассматриваемых правовых норм с производственными отношениями выявляет их зависимость от дальнейшего развития производительных сил социалистического общества. По мере их развития будет изменяться роль личной собственности как непосредственной опоры основной категории производственных отношений по поводу потребления, а следовательно, и социальное значение права личной собственности. В этом плане особое значение будет иметь появление в раопоряжешии общества такого количества материальных благ, которое будет позволять покрывать все общественные и личные потребности.

В этих условиях, очевидно, начнет уменьшаться необходимость в возложении на собственника некоторых обязанностей. В частности, хорошо налаженное снабжение населения товарами сделает излишней норму о том, что собственник не должен использовать имущество для извлечения нетрудовых доходов. Исчезнет 'сама возможность получения подобных доходов. Кроме того, как представляется, повысившийся уровень удовлетворения населения жильем на определенном этапе сделает ненужным правило о том, что жилой дом сверх одного подлежит отчуждению. Более разнообразным станет круг объектов личной собственности.

Быстрый рост фондов общественного потребления и в дальнейшем не исключит существоваиия личной собственности: специалисты уже сегодня отмечают, что в нашем обществе происходит процесс дифференциации потребностей. А это предполагает индивидуально-организованный процесс личного потребления, с которым, как уже отмечалось, связано существование личной собственности.


Глава 3

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРАЖДАН В ОТНОШЕНИЯХ ПО ОБСЛУЖИВАНИЮ

1. СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ ПО ОБСЛУЖИВАНИЮ ГРАЖДАН

В удовлетворении материальных и культурных потребностей граждан большое место занимают имущественные отношения, в которые они вступают со специализированными социалистическими организациями. Директивы XXIV съезда КПСС предусматривают достижение нового, существенного подъема жизненного уровня народа на основе неуклонного роста общественного производства, быстрого развития сельского хозяйства, расширения выпуска товаров народного потребления и развития сферы обслуживания 1. Выступая на собрании избирателей 14 июня 1974 г., Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев подчеркнул, что в течение трех предстоящих пятилеток мы должны будем добиться полного изобилия высококачественных продуктов питания, товаров народного потребления, широкого развития сферы услуг и соответствующего роста реальных доходов населения2.

Приведенные положения с исчерпывающей полнотой показывают огромную роль сферы обслуживания на современном этапе коммунистического строительства. Вместе с тем следует изучить и особое социальное значение гражданско-правового регулирования общественных отношений в данной области народного хозяйства, проанализировать служебную роль правовых норм об обслуживании, гарантирующих права и интересы гражданучастников договоров со специализированными организа-

' XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-ногр. отчет, т. 2. М., 1971, с. 283.

2 Брежнев Д. И. Все для блага народа, во имя советского человека. Речь на встрече с избирателями Бауманского избирательного округа г. Москвы 14 июня 1974 г. М., 1974, с. 9.

78


циями. Социальное значение этих норм обнаруживается при выявлении возрастания их роли в связи с расширением сферы действия, исследовании особенностей регламентирования рассматриваемых отношений, освещении характерных для договоров обслуживания признаков, а также правил, запрещающих ухудшение правового положения граждан.

Понятие сферы обслуживания принято связывать с деятельностью организаций, направленной на обеспечение многообразных бытовых нужд населения. Отношения обслуживания между гражданами в условиях развитого социалистического общества не имеют сколько-нибудь определяющего значения.

Как общественно-экономическая категория сфера обслуживания охватывается различными отраслями народного хозяйства и видами социально-культурной деятельности.

Несмотря на непрерывно возрастающую роль сферы обслуживания в советском обществе, проблемы ее развития недостаточно освещены в литературе. Не выработано четкого определения экономического содержания услуг, оказываемых гражданам, не дана обоснованная характеристика состава отраслей сферы обслуживания3. Тем не менее существует вполне определенная грань между обслуживанием населения, облекаемым в товарно-денежную форму, и обслуживанием, которое выражается в бесплатном предоставлении за счет общественных фондов так называемых нематериальных услуг.

Особенности общественных отношений в сфере обслуживания предопределяют характер их правового регулирования. Часть отношений в сфере обслуживания входит в состав предмета гражданского права. Последний прежде всего образуют товарно-денежные отношения в собственном смысле, а также родственные им имущественные отношения, хотя бы в конечном счете обусловленные использованием товарно-денежной формы в социалистическом обществе4.

Другая же часть сферы обслуживания, отношения в которой складываются в процессе осуществления госу-

3 Сфера обслуживания при социализме. М., 1968, с. 6.

4 Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. М., 1962, с. 28.

79


дарственного управления,—народное образование, здравоохранение регулируется нормами административного права. К этим отношениям следует отнести и некоторые виды социального обеспечения (алиментацию инвалидов детства и лиц, получивших увечье до начала трудовой деятельности) .

В процессе перехода к коммунизму все более возрастает роль нравственных начал в жизни общества, расширяется сфера действия морального фактора и соответственно уменьшается значение административного регулирования взаимоотношений между людьми5. Это положение Программы КПСС, сформулированное в числе задач в области воспитания коммунистической сознательности, в полной мере распространяется на отношения между гражданами и организациями сферы обслуживания. В связи с этим представляется необоснованной попытка рассматривать соглашения, направленные на обслуживание социалистическими организациями граждан, не в качестве гражданско-правовых, а как особую категорию административных договоров6. Признание договоров обслуживания граждан административными не только не соответствовало бы линии на ограничение административно-правового регулирования отношений с участием граждан, но и не отвечало бы экономической и правовой природе складывающихся между сторонами отношений, не обеспечивало бы в необходимой степени возможности осуществления и защиты гражданами множества принадлежащих им в сфере обслуживания субъективных имущественных прав.

В настоящее время, когда защита прав и охраняемых законом интересов личности в области бытового обслуживания в широком смысле поднята на уровень государственных задач, наблюдается тенденция расширения круга общественных отношений в сфере обслуживания, подвергающихся гражданско-правовому регулированию. Нормы гражданского законодательства распространяют свое действие яа отношения, которые ранее регламенти-

5 XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-ногр. отчет, т. 3. М.,1962, с. 317.

6 Ямпольская Ц. А. О теории административного договора (вместо рецензии).— «Советское государство и право», 1966, № 10, с. 134. Новоселов В. И. К вопросу об административных договорах.«Правоведение», 1969, ,N» 3, с, 44,


ровались исключительно административно^правовыми актами.

Еще недавно социальное обеспечение престарелых и полностью нетрудоспособных лиц в домах-интернатах (где предоставляется жилище, питание, медицинское и культурное обслуживание) включалось лишь в область отношений, осуществляемых в процессе государственного управления. Ныне в системе учреждений социального обеспечения союзных республик функционируют также платные пансионаты для престарелых граждан. Отношения между пансионатами и этими гражданами, охватываемые сферой обслуживания, являются в принципе гражданско-правовыми. Их основу составляют волеизъявления граждан, направленные на проживание в платном пансионате, и акты об их зачислении. Расходы по содержанию в пансионате полностью покрываются за счет ежемесячных денежных взносов, уплачиваемых проживающими в них гражданами либо другими лицами. Поэтому зачислению в пансионат предшествует возникновение гражданско-правового обязательства о внесении платы за содержание престарелого лица в пансионате. Утвержденные постановлениями советов министров союзных республик Положения о платном пансионате для престарелых граждан 7 предусматривают, что субъектом подобного обязательства может быть как гражданин, проживающий в пансионате, так и другие лица, обязанные по закону его содержать. Допускается установление долевых обязательств, должниками по которым наряду с проживающим в пансионате выступают лица, которые обязаны его содержать (ст. 179 ГК РСФСР).

Процесс развития гражданско-правового регулирования социально-культурного обслуживания населения сопровождается известными изменениями в характере административно-правового регулирования разновидностей этого обслуживания. Борьбе с таким антиобщественным явлением, как пьянство, вполне отвечает введение воз-мездных начал в административных отношениях между учреждениями здравоохранения и гражданами, получившими травму в состоянии опьянения. В ряде больниц

7 В РСФСР такое Положение утверждено 9 января 1969 г. (СП РСФСР 1969, № 2—3, ст. 9); см. также: СП ГрузССР 1972, № 2, ст. 47; СП УзССР 1969, № 4, ст. 37.


открываются специализированяые приемные отделения для оказания этим лицам медицинской помощи за плату8.

Регламентируемая гражданским законодательством часть сферы обслуживания должна быть отграничена от других договорных отношений между гражданами и социалистическими организациями (в которых организации выступают в качестве обслуживаемой стороны), а также от прочих имущественных отношений, направленных на удовлетворение потребностей граждан. Такие имущественные отношения представляет главным образом личная собственность, а также членство в жилищно-строи-тельных (дачно-строительных, гаражно-строительных) кооперативах. Разграничение сходных по экономической цели социальных связей имеет важное значение, в частности, для выработки подзаконных нормативных актов, опосредствующих каждую из групп имущественных отношений, для правильного применения действующего законодательства.

Смешение же различных по 'своей юридической природе отношений по удовлетворению материальных и культурных потребностей граждан, использование правил соответствующего правового института для регулирования неоднородных имущественных отношений не содействуют выполнению нормами права роли регулятора этих отношений, могут создавать у граждан неверное представление о существе тех или иных правовых явлений. Примером подобного подзаконного акта может служить Инструкция о порядке бронирования жилых помещений (утвержденная приказом министра коммунального хозяйства РСФСР от 8 октября 1965 г.) 9. П. 2 Инструкции устанавливает, что в соответствии с данным актом пайщики жилищно-строительных кооперативов и члены их семей бронируют жилые помещения в кооперативных домах 10. На этом основании положения Инструкции нахо-

8 «Литературная газета», 1970, 8 апреля.

9 Законодательство о жилищно-коммунальном хозяйстве, т. 1. М., 1972, с. 673.

10 Это правило Инструкции справедливо вызвало в периодической печати «некоторое недоумение... Непонятно, для чего пайщику бронировать жилое помещение, если оно и без брони сохраняется за ним независимо от срока его отсутствия» (Шевченко П., Нечецкий М. Сохранение жилой площади за пайщиком ЖСК и членами его семьи.«Советская юстиция», 1972, .№ 8, с. 7).

82,


дят на практике применение как в сфере жилищного обслуживания, так и в процессе пользования кооперативными жилыми помещениями, хотя отношениям членства в ЖСК присущи весьма существенные экономические и юридические особенности. Очевидно, что данная инструкция относится только к сфере жилищного обслуживания и не должна содержать нормы, предназначенные регулировать взаимоотношения членов жилищно-строительных кооперативов с самими кооперативами.

Действующее общесоюзное и республиканское гражданское законодательство регулирует обширную группу договоров обслуживания граждан: розничную куплю-продажу продовольственных и промышленных товаров, общественное питание, наем и обмен жилых помещений, бытовой заказ, бытовой прокат, бытовое хранение, внутригородскую и междугородную перевозки, транспортную и почтовую экспедицию, личное и имущественное страхование, вклады в кредитных учреждениях и некоторые другие.

Выделение из всего многообразия договоров советского гражданского права 'соглашений, направленных на удовлетворение разносторонних нужд граждан, опирается прежде всего на правило ст. 2 Основ гражданского законодательства, которое предусматривает регулирование имущественных и личных неимущественных отношений граждан с государственными, кооперативными и общественными организациями. В договорах обслуживания граждан их контрагентом всегда выступает специализированная социалистическая организация, основная цель деятельности которой удовлетворение материальных и культурных потребностей населения получает закрепление в Уставе или Положении о ней (ст. 25, 26 ГК).

Одной из важнейших предпосылок возникновения договорных отношений по обслуживанию является осуществляемое в социалистическом обществе распределение материальных благ в соответствии с объективным законом распределения по труду. Экономическую основу таких отношений составляют социалистическая собственность как источник могущества Советского государства и благосостояния трудящихся, а также личная собственность как форма индивидуального присвоения гражданами предметов потребления. Высказывается мнение, что социально-экономическое содержание этих отношений

83


йредстаЬДяет собой товарно-Денежные связи, которые одновременно являются отношениями социалистической и личной собственности в их динамике".

С таким утверждением трудно согласиться. При исполнении договоров обслуживания, как правило, происходит возмездный переход товаров и услуг из области товарного производства и обращения в пределах социалистического сектора хозяйства в сферу личного потребления, возмещение гражданами организациям стоимости обмениваемых благ. Продаваемый товар с передачей его гражданину выбывает из состава социалистического имущества и становятся личной собственностью. Происходящие с имуществом изменения не позволяют причислить рассматриваемые товарно-денежные связи сразу к отношениям социалистической и личной 'собственности. Вследствие этого, совершив, например, договор купли-продажи с государственным розничным торговым предприятием, гражданин-покупатель приобретает на имущество не право государственной социалистической собственности, а право личной собственности 12.

Договоры обслуживания относятся к числу односторонне-плановых соглашений. Обязанность заключить договор по общему правилу возлагается на специализированную организацию. Такая обязанность носят административно-правовой характер, но отличается определенной особенностью: ее осуществление может быть обеспечено мерами, принятыми организацией, не являющейся стороной договорного правоотношения, которое возникнет впоследствии.

Характер специальной правоспособности организаций, обслуживающих население, предопределяет правовую природу заключаемых такими организациями с гражданами конкретных договоров. Как правило, организация вступает с клиентурой в однотипные договорные отношения. Однако в отдельных случаях допускается заключение разнотипных договоров (например, бытового заказа и мены мастерскими, ремонтирующими часы, радиоприемники; бытового заказа и бытового проката мастерскими,

" Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972, с. 192.

12 Грибанов В. П. Правовые последствия перехода имущества по договору купли-продажи в советском гражданском праве. «Советское государство и право», 1955, № 8, с. 65.

84


ремонтирующими пишущие машинки). ^1аще всего догб-воры обслуживания в соответствии со ст. 62 ГК совершаются представителями специализированных организаций, полномочия которых вытекают из обстановки, в которой они действуют. Органы соответствующих юридических лиц обычно заключают лишь договоры найма жилого помещения.

Рассматриваемые договоры опосредствуют область бытового обслуживания в его широком значении. Правда, в кодифицированных гражданских законах термин «бытовой» употребляется для обозначения лишь двух договоров бытового проката и бытового заказа. Однако в правовой литературе в качестве бытовых зачастую квалифицируются и другие договоры обслуживания. Так, бытовым хранением признается договор, который гражданин заключает с ломбардом, камерами хранения и иными организациями, принимающими на хранение индивидуально-определенные вещи 13; бытовой экспедицией именуется договор, в силу которого услуги гражданам оказывают специализированные транспортно-экспедиционные организации 14.

Гражданские кодексы закрепляют возможность самостоятельного совершения лицами, не достигшими 18-летнего возраста, а также ограниченными в дееспособности, мелких бытовых сделок. В законе понятие таких сделок не формулируется, хотя в кодексах ряда союзных республик упоминаются отдельные их признаки. Мелкая бытовая сделка характерна, в частности, тем, что она непосредственно направлена на удовлетворение материальных и культурных потребностей граждан, ее совершающих, и членов их семей, незначительна 'по сумме; моменты заключения и исполнения сделки совпадают либо следуют один за другим. К таким сделкам относятся прежде всего розничная купля-продажа, бытовой прокат, бытовой заказ, договоры, заключаемые гражданами с предприятиями городского транспорта, и др.

Нормы, содержащиеся в подзаконных актах, регулирующих отдельные виды обслуживания, позволяют выя-

13 Гражданское право, т. 2. М., 1970, с. 377.

14 Хаснутдинов А, И. Договор транспортной экспедиции. Автореф. канд. дисс. Л., 1971, с. 3; Фархтдинов Я. Ф. Правовое регулирование транспортно-экспедиционного обслуживания граждан (договор бытовой экспедиции). Автореф. канд. дисс., М., 1974.

85


вать более определенные признаки некоторых мелках бытовых сделок. Так, Правила выдачи во временное пользование предметов домашнего обихода и другого имущества прокатного фонда (утвержденные Министерством бытового обслуживания населения РСФСР 10 ноября 1969 г., Министерством бытового обслуживания населения Латвии

24 августа 1971 г.) предусматривают, что неработающие в возрасте от 15 до 18 лет для получения вещи стоимостью 25 "руб. и выше должны представить надлежаще удостоверенное письменное согласие родителей (усыновителей, попечителей). По смыслу ст. 13 ГК такие сделки не являются мелкими бытовыми. Вместе с тем надо полагать, что эти же лица могут без согласия своих законных представителей заключать договоры бытового проката по поводу предметов стоимостью менее

25 руб. Но несовершеннолетние лица от 15 до 18 лет вправе самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки, распоряжаться своим заработком или своей стипендией, осуществлять свои авторские и изобретательские права. Следовательно, упомянутые Правила в известной степени восполняют имеющийся в гражданских кодексах пробел и вводят критерий, позволяющий отнести ряд договоров бытового проката к мелким (а тем самым и к прочим) бытовым сделкам.

В литературе правильно отмечается, что положения закона о мелких бытовых сделках должны применяться к значительно более широкому кругу отношений, чем бытовые связи. Имеются в виду различные отношения по культурному, транспортному и иному обслуживанию малолетних и несовершеннолетних граждан15. Но если частично дееспособные заключают преимущественно мелкие бытовые сделки в широком значении этого термина, то полностью дееспособные граждане, вступая в аналогичные имущественные отношения, совершают не только мелкие, но и всевозможные иные бытовые сделки со специализированными организациями.

Заключению бытовых сделок чаще всего не предшествуют преддоговорные контакты между будущими контрагентами. Такие связи иногда возникают между организациями посылочной торговли, отвечающими на запросы

15 Кузнецов А. Г., Шевченко Я. Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних. М., 1968, с. 35.

86


граждан о возможности приобретения отдельных промышленных товаров. В особом порядке возникают договорные отношения по найму жилого помещения. Соглашение может быть заключено только на основании выданного исполнительным комитетом местного Совета гражданину ордера, который удостоверяет принятие компетентным органом административного акта о предоставлении в пользование жилого помещения.

За исключением договора найма жилого помещения в соглашениях граждан со специализированными организациями используется публичная офферта. Но это не означает, что любое обращение к населению может рассматриваться как стадия заключения договора. Отсутствие в обращении хотя бы одного из существенных условий будущего договора лишает его признака офферты. В подобных случаях организация лишь информирует граждан о ряде условий, на которых возможно заключение договоров.

Большинство условий договоров обслуживания предопределено содержанием нормативных актов, регулирующих тот или иной вид отношений. В отдельные договоры включаются те из них, которые выработаны сторонами с учетом специфики предмета договора, а также путем конкретизации отдельных положений нормативных актов.

Многие договоры обслуживания заключаются на льготных для граждан началах, закрепленных в нормативных актах. Таковы прежде всего отношения, связанные с кредитованием специализированными организациями граждан при продаже товаров длительного пользования и выполнении прочих услуг. Это также иные отношения, при которых имущественное предоставление, оказанное организацией гражданину, отделено определенным промежутком времени от встречного предоставления, совершаемого гражданином. Льготный характер присущ и некоторым другим гражданско-правовым соглашениям. Так, по договорам страхования домашнего имущества, заключенным на три года и более, страхователям предоставляется скидка (в размере 10 процентов с исчисленной суммы платы), а при страховании не менее трех лет подряд дается месячный льготный срок для оформления нового договора (в течение этого месяца Госстрах несет ответственность за имущество в пределах страховой суммы, предусмотренной ранее действовавшим договором).

87


Льготными дяя граждан являются и допускаемые по их инициативе изменение (как правило, длящихся отношений) и расторжение конкретных договоров обслуживания. Досрочное прекращение договора возможно, если оно не противоречит смыслу данного соглашения, а в отдельных случаях, если оно вызвано определенными, заслуживающими внимания обстоятельствами.

К числу привилегий, предоставленных гражданам, относится также возможность возобновления многих договоров обслуживания. Этим преследуется цель более полного обеспечения интересов населения, создается устойчивость в имущественных отношениях, уверенность в их прочности и длительности.

Наличие признаков, объединяющих разнотипные договоры обслуживания в известное единство, не исключает возможности дальнейшего подразделения этих договоров. Основу дифференциации составляет специфика деятельности по обслуживанию населения. И хотя отрасли народного хозяйства, обслуживающие граждан, тесно связаны между собой, каждая из них имеет-ей присущие особенности.

В литературе предлагается учитывать лишь конкретные виды обслуживания одной социалистической организацией другой для построения системы хозяйственных договоров. Намеченная схема содержит шесть видов договоров: договор о реализации имущества, о передаче имущества в возмездное пользование, о производстве работ, транспортного обслуживания, банковского обслуживания, об оказании иных хозяйственных услуг16. Как видно из приведенной схемы, критерий обслуживания в собственном значении используется только применительно к двум группам хозяйственных договоров и фигурирует наряду с другими признаками, по которым проводится классификация. Поэтому данный критерий не может служить основанием деления всех хозяйственных договоров.

Разграничение в 'составе народного хозяйства отраслей, связанных с производством, обращением и обслуживанием, предлагается учитывать в качестве исходного момента при освещении проблем системы хозяйственного законодательства. При этом в понятие обслуживания включается розничная торговля, хозяйственно-бытовое, жилищное,

Иоффе О. С. План и договор в социалистическом хозяйстве. М., 1971, с. 85.


коммунальное обслуживание 17. Нет сомнения в том, чтб речь идет об определенном круге отношений между социалистическими организациями и гражданами по удовлетворению их материальных и культурных потребностей. За пределами этого круга остались отношения по транспортному и некоторым иным видам обслуживания населения. Вместе с тем нельзя предположить, что перечисленные виды обслуживания отнесены к имущественным связям, которые опосредствуются хозяйственными договорами. Здесь имеются в виду именно договоры в сфере обслуживания.

Одной из основных тенденций развития советского договорного права безотносительно к выделению в нем самостоятельных групп договоров признается дифференциация гражданско-правовых соглашений по отраслям хозяйственной деятельности (поскольку, несмотря на единую экономическую и политическую основу хозяйствования, социалистическое хозяйство является многоотраслевым) 18. Сферу обслуживания представляет ряд вполне сформировавшихся отраслей хозяйственной и иной социальной деятельности.

Гражданское законодательство регулирует достаточно определенные разновидности обслуживания населения. Наиболее распространенным является торговое обслуживание, чаще всего выступающее как розничная купля-продажа торговыми предприятиями продовольственных и промышленных товаров. К торговому обслуживанию должно быть отнесено и общественное питание, которое рассматривается как разновидность розничной купли-продажи 19 либо как особый вид имущественных отношений20.

Большим разнообразием отличается бытовое обслуживание, отхватывающее прежде всего отношения бытового заказа, бытового проката, бытового хранения 21.

17 Систематизация хозяйственного законодательства. М., 1971, с. 77.

18 Грибанов В. П. Основные тенденции развития советского обязательственного права. «Советское государство и право», 1973, № 1, с. 38.

19 Садиков И. Н. Хозяйственно-правовые отношения предприятий общественного питания. М., 1970, с. 118.

20 Авакян Г. А. Юридическая природа договора граждан с предприятиями общественного питания. В сб.: Проблемы государства и права на современном этапе, вып. II. М., 1970, с. 150.

21 Некоторые авторы выделяют бытовой прокат из круга отношений бытового обслуживания. Так, предлагается гражданско-пра-

89


Транспортное обслуживание осуществляется путей внутригородских, пригородных и междугородных перевозок населения различными видами транспорта и перевозки багажа. Эта разновидность обслуживания включает также отношения с транспортно-экспедиционными агентствами, предприятиями связи, выполняющими почтово-телеграф-ные функции22.

Среди отношений жилищного обслуживания23 первостепенное значение имеет наем жилых помещений, находящихся в управлении местных Советов, государственных и общественных организаций. Своеобразное место занимает совершаемый гражданами при содействии специализированных организаций обмен жилых помещений. Жилищное обслуживание охватывает также отношения, возникающие при выдаче банковских ссуд на капитальный ремонт жилых домов, принадлежащих гражданам на праве личной собственности. К особым видам обслуживания могут быть отнесены заемные и иные операции, совершаемые кредитными и другими учреждениями, государственное личное и имущественное страхование, осуществляемое органами Госстраха.

Соответственно сгруппированным разновидностям обслуживания населения с учетом экономических и юридических особенностей могут быть классифицированы договоры обслуживания граждан. Первую группу составляют договоры торгового обслуживания (розничная купля-продажа, общественное питание). Во вторую группу входят договоры бытового обслуживания (бытовой прокат, бытовой заказ, бытовое хранение и др.). Третью группу образуют договоры транспортного обслуживания (пере-

вовые нормы, вырабатываемые местными Советами в качестве заранее сформулированных условий договоров, разделить на три группы в зависимости от того, каких вопросов они касаются:

1) жилищные, 2) бытового обслуживания и бытового проката, 3) транспортного обслуживания населения (Мартемьянов В. С. Решение местными Советами и их исполнительными органами гражданско-правовых вопросов (касающихся граждан). М., 1967, с. 10.

22 Наиболее важные права и обязанности граждан и организации по договорам торгового, бытового и транспортного обслуживания рассматриваются ниже.

23 Правовое регулирование найма жилого помещения, отличающееся большой спецификой, обилием только к нему относящегося нормативного материала обещается в следующей главе.

90


возки пассажиров и багажа, экспедиция и др.). Четвертая группа охватывает договоры жилищного обслуживания (наем жилого помещения, обмен жилого помещения и др.). Пятая группа иные договоры обслуживания (государственное, личное и имущественное страхование заемные операции кредитных и других учреждений и пр.).

Каждую из перечисленных групп договорных связей регулируют относящиеся к ней правовые нормы кодифицированных гражданских законов и многочисленных подзаконных актов. Содержание подавляющего большинства таких норм подчинено задаче удовлетворения потребностей населения, осуществлению принадлежащих гражданам субъективных прав с учетом их строго потребительского назначения.

Современному развитию советского законодательства свойственно повышение уровня юридических гарантий прав и свобод граждан 24.

В гражданском законодательстве, относящемся к сфере обслуживания, данная направленность получает особенно яркое выражение. В Основах, а вслед за ними в гражданских кодексах союзных республик договоры обслуживания закреплены либо как самостоятельные типы (наем жилого помещения, перевозка пассажиров), либо как разновидности определенных договорных типов (розничная купля-продажа, бытовой прокат, бытовой заказ и др.).

Кодифицированные гражданские законы выделяют также нормы, регулирующие отдельные, наиболее распространенные разновидности обслуживания населения, например продажу товаров длительного пользования с рассрочкой платежа; формулируют применительно к бытовому заказу и бытовому прокату важнейшее правило о недействительности отступлений от условий типовых договоров, ограничивающих права граждан; устанавливают для многих договоров обслуживания правовой режим, обеспечивающий гражданам, в интересах которых функционируют соответствующие хозяйственные организации, значительные преимущества.

Нормотворческая деятельность соответствующих государственных органов позволяет привести немало приме-

24 Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971, с. 33.

91


ров, свидетельствующих о дальнейшем развитии процесса расширения и укрепления имущественных прав граждан. Только за последнее время упрощен порядок предоставления во временное пользование предметов домашнего обихода, ряда музыкальных инструментов, спортивного инвентаря и другого имущества стоимостью до трехсот рублей; вдвое увеличен предельный размер денежной ссуды, которая может быть выдана на один залоговый билет ломбарда; организована продажа гражданам запасных частей, узлов и агрегатов со снятых с эксплуатации легковых автомобилей; внедряется новая форма оплаты за приобретаемые гражданами автомашины и иные товарырасчетными чеками через сберегательные кассы; гражданам, заключающим договоры комиссии на продажу автомобилей и мотоциклов с колясками, предоставлено право указывать комиссионному магазину конкретного покупателя, с которым должен быть совершен договор розничной купли-продажи; получает распространение особая разновидность договора бытового заказа техническое обслуживание и ремонт предметов бытовой техники (например, телевизоров, холодильников) по абонементам.

Присущее гражданскому праву современного периода расширение круга регулируемых им безвозмездных отношений с участием граждан и параллельное развитие этих отношений наряду с возмездными25 сопровождается, в частности, трансформацией правовой природы соответствующих имущественных отношений. Так, в 1972 г. инвалиды Отечественной войны, имеющие автомобили, мотоциклы и мотороллеры, были освобождены от арендной платы за нежилые помещения, которые используются ими под гаражи, а также от участия в общих для домоуправлений расходах по управлению, эксплуатации и текущему ремонту дома. С принятием правительствами союзных республик постановлений по данному вопросу26 договор имущественного найма, оформлявший длительное время такие отношения, уступает место договору безвозмездного пользования имуществом.

25 Гражданско-правовая охрана интересов личности. М., 1969, с. 146.

26 См., например, постановление Совета Министров РСФСР от 20 марта 1972 г. «О дополнении постановления Совета Министров РСФСР от 28 июля 1965 г. «О ставках арендной платы за нежилые помещения» (СП РСФСР 1972, № 11, ст. 52).

92


Существенные особенности гражданско-правового регулирования договоров обслуживания, отличающие их от иных договоров между организациями и гражданами, а тем более от договоров между организациями, проявляются в вопросах законодательной компетенции, в построении системы нормативных актов.

Основы гражданского законодательства определяют компетенцию Союза ССР для важнейших договорных отношений между социалистическими организациями и особо для отношений организаций железнодорожного, морского, речного, воздушного, трубопроводного транспорта, организаций связи, кредитных учреждений с клиентурой, а также для отношений по государственному страхованию. Тем самым только отношения по транспортному (в том числе почтовому в широком значении) обслуживанию (кроме автотранспортного) и отдельным видам иного обслуживания регламентируются исключительно общесоюзным законодательством. Но и по таким отношениям законодательством союзных республик могут разрешаться вопросы, отнесенные к их ведению законодательством Союза ССР.

Что же касается отношений торгового, бытового, жилищного обслуживания, то они составляют предмет совместной компетенции Союза и союзных республик. Однако вопрос о разграничении компетенции общесоюзных и республиканских органов в сфере обслуживания еще требует исследования. Основы и гражданские кодексы в целях усиления охраны субъективных прав и интересов граждан в сфере обслуживания значительно сузили компетенцию местных органов власти и управления в области установления гражданско-правовых норм. Это проявилось, в частности, в отсутствии в законах отсылок к нормативным актам местного значения.

Законодатель исходил из того, что гражданско-правовое регулирование отношений по обслуживанию, как правило, не должно зависеть от местных условий. Некоторые авторы считают, что там, где такое регулирование в централизованном порядке еще не проведено или где с учетом местных условий имеется возможность улучшить обслуживание населения, эти вопросы должны решать местные Советы27. В подобных случаях речь, видимо,

27 Мартемьянов В. С. Указ. соч., с. 41.

93


должна идти о нормативных актах местных Советов и их исполнительных комитетов лишь административно-правового характера.

Применительно к некоторым договорам обслуживания Основы определяют виды подзаконных актов, которые должны быть приняты компетентными органами. Называются типовые договоры бытового проката, типовые договоры по отдельным видам обслуживания граждан, правила страхования. Если упомянутые типовые договоры подлежат утверждению 'советами министров союзных республик, то по поводу правил страхования формулируется, что они должны быть утверждены в порядке, устанавливаемом Советом Министров СССР. Для других договоров обслуживания Основы предусматривают, что порядок осуществления прав граждан определяется или законодательством союзных республик (в отношении лиц, купивших вещь ненадлежащего качества в розничном торговом предприятии, и нанимателей, производящих обмен жилых помещений) , или издаваемыми в установленном порядке правилами (в отношении граждан, заключивших договоры перевозки).

Представляется, что более эффективны нормы законов, предписывающие издание конкретных нормативных актов незаинтересованными органами государственного управления. Указание же на возможность определения порядка осуществления прав гражданина тем или иным государственным органом либо законодательством союзных республик в известной степени лишает соответствующую норму четкости. Внести необходимую ясность в таких случаях должны либо сам орган, на который возложено установление порядка утверждения нормативного акта, либо правотворческие органы союзных республик.

Как же реализуются указания Основ в гражданских кодексах союзных республик и подзаконных актах?

Формулы о типовых договорах бытового проката и бытового заказа и правилах страхования текстуально воспроизводятся в кодексах. Утверждение правил и инструкций по всем вопросам государственного страхования возложено на Министерство финансов СССР Положением о нем 28.

28 СП СССР 1971, № 4, ст. 28. 94


Значительные расхождения имеются в гражданских кодексах при уточнении предписания, согласно которому законодательство союзных республик должно решать вопрос о порядке реализации принадлежащих гражданину прав. Так, в соответствии со ст. 246 ГК РСФСР осуществление прав покупателем, купившим вещь ненадлежащего качества в розничном торговом предприятии, производится в порядке, определяемом Советом Министров РСФСР. Такая норма как бы продолжает линию, намеченную Основами. Высший исполнительный и распорядительный орган государственной власти союзной республики вправе либо сам утвердить соответствующий нормативный акт, либо поручить принять его органу, на который возложено руководство отраслью государственного управления.

Думается, более удачно решение законодателя тех союзных республик, в которых предусмотрено, что правила, определяющие последствия продажи товаров ненадлежащего качества, утверждает правительство. Такой порядок принятия правовых актов должен служить надежным заслоном против проявления узковедомственных интересов специализированных организаций, если бы они стали отстаивать позицию, ущемляющую права граждан. Не вносят четкости в республиканское законодательство и фактически не служат основой для нормотворческой деятельности республиканских органов государственного управления правила гражданских кодексов, в которых по существу дословно воспроизводится формула Основ. Так, в ст. 262 ГК Литовской ССР говорится, что порядок осуществления прав лиц, купивших товар ненадлежащего качества, определяется законодательством Литовской ССР.

В соответствии с ч. 3 ст. 72 Основ порядок введения правил перевозки пассажиров и багажа определяется уставами и кодексами отдельных видов транспорта. Транспортными министерствами на основании содержащихся в кодексах и уставах предписаний изданы правила, причем Министерство морского флота СССР утвердило (15 октября 1970 г.) Общие правила перевозки грузов, пассажиров и багажа, а Министерство гражданской авиации СССР (2 августа 1971 г.) Правила перевозки пассажиров, багажа и грузов по воздушным линиям Союза ССР. Включение в эти правила вопросов, относящихся как к перевозке грузов, так и к перевозке пассажиров и бага-

95


жа, в известной мере принижает значение правового регулирования перевозок пассажиров и багажа.

Следуя линии, принятой Основами гражданского законодательства в отношении бытового проката и бытового заказа, гражданские кодексы называют для ряда урегулированных ими договоров подлежащие изданию акты и органы, на которые возлагается их утверждение. Так, согласно ст. 273 ГК РСФСР, ст. 215 ГК УзССР Типовой устав ломбарда утверждается Советом Министров, а в ст. 404 ГК РСФСР, ст. 403 ГК Латвийской ССР предусмотрено, что Правила о порядке приема и продажи комиссионными магазинами вещей утверждаются Министерством торговли.

Для некоторых договоров обслуживания кодексы, не упоминая вид нормативного акта, говорят лишь о порядке совершения конкретных юридических действий, по-разному определяя орган, который должен этот порядок определять. Так, в одних кодексах закреплено, что порядок обмена жилых помещений должен устанавливаться Министерством коммунального хозяйства, в других Советом Министров. По соображениям, которые изложены выше, целесообразно ввести правило, согласно которому акты, затрагивающие наиболее важные виды отношений по обслуживанию граждан социалистическими организациями, утверждаются правительством союзных республик.

Часть 2 ст. 55 Основ относит к компетенции союзных республик установление условий и порядка предоставления социалистическими организациями гражданам имущества во временное возмездное пользование и предусматривает, как отмечалось, утверждение советами министров союзных республик типовых договоров по отдельным видам бытового проката. В ч. 1 той же статьи имеется указание на «условия и порядок» бытового проката, которые также устанавливаются законодательством союзных республик.

Означает ли это указание, что в союзных республиках кроме типовых договоров отношения между организациями и гражданами по пользованию имуществом прокатного фонда должны регулировать еще и иные нормативные акты? Обратимся к той части ст. 66 Основ (регулирующей в принципе аналогично ст. 55 отношения между организациями и гражданами по бытовому заказу), где предусматривается утверждение советами

96


министров союзных республик типовых договоров. Авторы комментария к ст. 66 Основ справедливо считают введение такого порядка явлением новым по сравнению с ранее существовавшим, при котором по отдельным видам обслуживания правила издавались ведомствами, а также исполкомами местных Советов. По их мнению, разработка и утверждение советами министров союзных республик типовых договоров улучшат правовое регулирование отношений, связанных с бытовыми заказами, повысит имущественную ответственность подрядчиков социалистических организаций29.

Приведенные соображения, надо полагать, отражают позицию, по которой наличие типовых договоров не должно оставлять места другим нормативным актам, регулирующим отдельные виды бытового обслуживания населения, в том числе бытовой прокат. В гражданских кодексах иные акты, кроме типовых договоров, не называются. Более того, в главах, посвященных имущественному найму и подряду, неоднократно упоминаются соответствующие типовые договоры (в статьях о сроке договора имущественного найма и заключении его без указания срока, о выполнении работы из материала подрядчика и его средствами, об уплате вознаграждения подрядчику, а также в статьях, в которых воспроизводятся нормы Основ). При этом кодексы Белоруссии, Молдавии, Украины достаточно ясно раскрывают положение Основ об условиях и порядке предоставления имущества по договору бытового проката. Так, согласно ст. 273 ГК Украинской ССР они определяются общими правилами о договоре имущественного найма.

Рассматривая данный вопрос, нельзя не обратить внимания на ч. 1 ст. 66 Основ, предусматривающую, что правила о договорах подряда по обслуживанию бытовых потребностей граждан (бытовой заказ) устанавливаются законодательством союзных республик. В данном законоположении под правилами следует понимать конкретные нормы, регулирующие бытовой заказ, но не название отдельного нормативного акта, содержащего комплекс предписаний правового характера по определенному вопросу (такие правила охватывают и нормы типового

2() Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, с. 262.

97


договора, о которых идет речь в ч. 2 ст. 66). В этом, в частности, убеждает сопоставление текста ч. 1, ст. 66 со ст. 71 Основ, в которой говорится: договоры подряда на капитальное строительство заключаются и исполняются в соответствии с правилами, утверждаемыми Советом Министров СССР либо в установленном им порядке. Законодательством союзных республик могут быть установлены особые Правила о договорах подряда на капитальное строительство в колхозах.

Ныне в большинстве союзных республик взаимоотношения организаций службы быта с клиентурой регулируют два вида подзаконных актов: типовые договоры, утверждаемые Советом Министров, и правила, утверждаемые министрами бытового обслуживания населения (в Белорусской ССР типовые договоры не утверждались). Однако какой-либо строго определенный критерий правовой регламентации отношений бытового обслуживания отсутствует, хотя, например, прокат ряда дорогостоящих предметов производится преимущественно на основании типовых договоров.

То, что не во всех республиках одинаково формулируются нормы гражданских кодексов и решается вопрос о характере и видах нормативных актов, регулирующих бытовой заказ и бытовой прокат, скорее всего происходит из-за недостаточной четкости положений ч. 2 ст. 55 и ч. 2 ст. 66 Основ. Под отдельными видами бытового проката и бытового обслуживания можно понимать лишь некоторые их виды. Но эти законоположения могут быть истолкованы и по-иному, если признать, что типовые договоры должны быть утверждены по каждому конкретному виду бытового обслуживания. Отмеченное обстоятельство обусловливает целесообразность усовершенствования данных норм общесоюзного кодифицированного гражданского закона, с тем чтобы придать им более определенный смысл.

Не упоминая каких-либо иных подзаконных актов о бытовом прокате и бытовом заказе, кроме типовых договоров, гражданские кодексы воспроизводят важнейшие нормы Основ о недействительности отступлений от условий типовых договоров, ограничивающих права пользователей и заказчиков. Представляется, что подлинный смысл приведенного законоположения шире, чем это непосредственно вытекает из текста самих норм. Поэтому,

98


применяя данные нормы, следует прибегать к распространительному толкованию30. Такие нормы, как закрепляющие существенную гарантию охраны интересов граждан, впредь до приведения республиканского законодательства о бытовом прокате и бытовом заказе в полное соответствие с кодифицированными гражданскими законами следует применять и к отношениям, подпадающим под действие утвержденных министерствами бытового обслуживания населения союзных республик правил бытового проката и бытового заказа. Именно из этого исходит в настоящее время руководящая судебная практика. Согласно ч. 2 п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 3 сентября 1974 г. «О некоторых вопросах в практике судов РСФСР по гражданским делам, связанным с обслуживанием населения» 31 условия договора, ограничивающие права гражданина по сравнению с законом или типовым договором, применительно к ст. 294 и 367 ГК должны признаваться недействительными.

Правила, не допускающие ухудшения правового положения граждан в договорах обслуживания, занимают в системе обязательственного права особое место. В Основах и гражданских кодексах они не регулируют никаких отношений, кроме бытового проката и бытового заказа. Урегулировав такую разновидность бытового проката, как прокат легковых автомобилей, Уставы автомобильного транспорта союзных республик сформулировали специальную норму о недействительности отступлений от типовых договоров проката легковых автомобилей, ограничивающих права пользователей.

Вместе с тем уставы автомобильного транспорта пошли дальше. В разделе о материальной ответственности сторон по договорам перевозки и проката содержится по-

30 В литературе указывалось, что смысл ст. 66 Основ о недействительности условий типовых договоров шире ее буквального содержания. Данную норму следует полностью распространить и на ту область отношений, которая урегулирована правилами выполнения заказов. Однако стороны могут внести в конкретный договор дополнительные условия либо изменить типовые условия правил, если это соответствует интересам заказчика и не причиняет ущерба имущественным интересам предприятия (например, сократить срок изготовления изделия, увеличить гарантийный срок службы) {Левый В. В. Бытовое обслуживание населения (правовые вопросы). Минск, 1971, с. 39).

31 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1974, Nt 11, с. 5.

99


ложение, имеющее общее значение. Так, согласно ч. 2 ст. 126 УАТ РСФСР всякие соглашения автотранспортных предприятий и организаций с грузоотправителями, грузополучателями и пассажирами, а также с гражданами, пользующимися автомобилями, предоставляемыми напрокат, имеющие целью изменить или устранить ответственность, возложенную на автотранспортные предприятия и организации, грузоотправителей, грузополучателей и пассажиров, а также на граждан, пользующихся автомобилями, предоставленными напрокат, считаются недействительными.

Трудно предположить, чтобы в подобного рода договорах граждане имели практическую возможность добиться соглашения об изменении или устранении имущественной ответственности за нарушение ими условий договоров. Поэтому здесь имеются в виду соглашения, которые в той или иной степени могут ущемить лишь интересы граждан, пользующихся услугами организаций автомобильного транспорта.

Должны также признаваться недействительными и всякие соглашения перевозчика с пассажирами, грузоотправителями и грузополучателями, имеющие целью изменение для той или другой стороны ответственности, которая предусмотрена Воздушным кодексом Союза ССР и Правилами, изданными на его основании (ст. 108 ВК СССР).

Сходные по содержанию нормы действуют на железнодорожном п внутреннем водном транспорте. Ст. 143 УЖД СССР и ст. 179 УВВТ СССР устанавливают, что всякие предварительные соглашения перевозчиков с грузоотправителями, грузополучателями или пассажирами, имеющие целью изменить либо устранить ответственность, возложенную на перевозчиков, грузоотправителей, грузополучателей или пассажиров, считаются недействительными32.

Если, по рассматриваемому вопросу все транспортные уставы и Воздушный кодекс не выделяют отношений пас-

32 Приведенные нормы транспортных уставов и воздушного кодекса запрещают всякие изменения или устранение имущественной ответственности участников договоров перевозки, в то время как общие положения гражданского законодательства разрешают сторонам обязательства в определенных случаях своим соглашением ограничить размер ответственности (ст. 36 Основ) или изменить условия ее наступления (ст. 37 Основ).

100


сажирской перевозки, то Кодекс торгового мореплавания СССР в главе «Договор морской перевозки пассажиров» устанавливает специальную императивную норму, по которой соглашение сторон, ограничивающее права пассажира, недействительно (ст. 168).

Таким образом, важнейшие гражданские законы и кодифицированные акты транспортного законодательства предусматривают сходные по содержанию правила, направленные на недопущение ограничений субъективных нрав граждан участников наиболее распространенных договоров бытового обслуживания и всех разновидностей договоров пассажирской перевозки. Для договоров торгового, жилищного и иного обслуживания населения подобные нормы в кодифицированных законах и иных нормативных актах не устанавливались. Едва ли, однако, оправдано положение, когда участники двух групп договоров обслуживания поставлены в более благоприятные условия по сравнению с гражданами, заключающими со специализированными организациями другие договоры обслуживания.

В исследованиях по общей теории права указывается, что в современных условиях повышается значение закона; в законодательстве в ряде случаев наблюдается тенденция издания единых общесоюзных нормативных актов, призванных определить общие основы той или иной области права, установления единых понятий33. Констатация некоторых пробелов п недочетов действующих общих и специальных норм гражданского законодательства связывается в цивилистических работах с необходимостью дальнейшего расширения круга норм, относящихся к общей части гражданского законодательства, и более четкого их формулирования34.

Ощущается потребность создать в кодифицированных гражданских законах общие положения об обязательствах, непосредственно регулирующие сферу обслуживания. Необходимость разработки законоположений, действие которых распространялось бы на все виды отношений по обслуживанию, облекаемых в товарно-денеж-

33 Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе, с. 32.

34 Садиков И. Н. Общие и специальные нормы в гражданском законодательстве.— «Советское государство и право», 1971, № 1, с. 38.

101


ную форму, обусловливается быстрым развитием этих отношении, задачей реального обеспечения прав граждан.

Включение в Основы и гражданские кодексы общих норм об обслуживании населения позволило бы изменить положение, при котором решение сходных вопросов, относящихся к отдельным разновидностям обслуживания, существенно отличается друг от друга. Предполагаемое дополнение кодифицированных гражданских законов способствовало бы дальнейшему усилению гарантий соблюдения субъективных прав граждан в договорах обслуживания.

2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ГРАЖДАН

В ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЯХ ПО ОБСЛУЖИВАНИЮ

Социальная сущность гражданских законов выражается в их направленности на удовлетворение все возрастающих материальных и культурных потребностей населения. Юридической предпосылкой и гарантией возникновения и реализации в гражданском обороте в широких масштабах правоотношений с участием граждан и специализированных организаций является включение в кодифицированные законы важнейших элементов гражданской правоспособности. Курс партии на наиболее полное удовлетворение материальных и культурных потребностей трудящихся требует особого внимания к тем элементам правового статуса, правоспособности, субъективным правам личности, которые предназначены служить правовым средством удовлетворения ее соответствующих интересов35.

Для граждан, вступающих в договорные отношения со специализированными организациями службы быта, особенно большое значение приобретает достаточно полное перечисление в законе имущественных прав, которыми они могут обладать в сфере обслуживания. В соответствии со ст. 9 Основ гражданского законодательства граждане могут, в частности, иметь право пользования жилыми помещениями и иным имуществом. В этой статье закона сфера обслуживания как таковая не упоминается.

35 Александров Н. Г. Советское законодательство, экономическая политика и благосостояние народа. «Вестник Московского университета», серия право, 1971, № 3, с. 10.

102


Но очевидно, что право пользования жилыми помещениями в домах обобществленного фонда на началах найма представляет наиболее распространенные отношения жилищного обслуживания. Что касается права пользования гражданами иными вещами, то оно осуществляется преимущественно при посредстве таких договоров бытового обслуживания, как бытовой прокат и безвозмездное пользование имуществом.

Указание ст. 9 Основ на право пользования иным имуществом получает развитие и конкретизацию прежде всего в других нормах Основ и гражданских кодексов, а также в Правилах транспортного законодательства. Так, перечисляя виды имущества, которое может быть объектом бытового проката, ст. 55 Основ называет легковые автомобили. Уставы автомобильного транспорта союзных республик выделяют раздел, специально посвященный прокату легковых автомобилей. В нем, в частности, предусматривается утверждение советами министров союзных республик соответствующего типового договора и, кроме того, содержится статья об ответственности граждан, пользующихся автомобилями, предоставленными напрокат.

Тем не менее предписание гражданских кодексов и уставов автомобильного транспорта об утверждении типовых договоров проката легковых автомобилей остается нереализованным. Прокат легковых автомобилей практически ограничен (одно время пункты проката автомобилей действовали весьма успешно). В печати указывалось, что необходимо найти лучшую форму организации автопроката и всячески его развивать. Уже в ближайшие годы автопрокат поможет удовлетворить потребности населения в легковых автомобилях36. Существующее ныне положение приводит по сути дела к некоторому ограничению гражданской правоспособности тех лиц, которые желали бы реализовать предоставленное им законом право пользования автомашинами по договору бытового проката.

Устанавливая содержание правоспособности, ст. 9 Основ приводит перечень наиболее существенных гражданских прав, субъектом которых может быть советский гражданин. Однако за пределами этого перечня остались

36 «Литературная газета», 1971, 10 марта; «Правда», 1972, 10 февраля; «Правда», 1972, 18 июня.

103


не менее важные права граждан в сфере торгового, транспортного и иного обслуживания населения. К тому же права граждан участников ряда договоров бытового обслуживания, и прежде всего договора бытового заказа, имеют не меньшее значение, чем права по договорам бытового проката и безвозмездного пользования имуществом. По нашему мнению, следовало бы дополнить ст. 9 Основ гражданского законодательства указанием на возможность участия граждан во всех договорах в сфере обслуживания. При этом нельзя не учитывать содержания той части ст. 9 Основ, которая предоставляет гражданам возможность в соответствии с законом иметь иные имущественные и личные неимущественные права. Но значение сферы обслуживания столь велико, что данная формула явно недостаточна, чтобы охватить ее.

Обычно полагают, что анализ содержания правоспособности граждан не может быть ограничен рамками тех прав, которые прямо названы в ст. 9 Основ, а требует изучения и других нормативных актов. К таким актам прежде всего относят Конституцию СССР, конституции союзных республик и конституции автономных республик, в которых закреплены основные права: право личной собственности, право наследования, право объединения в общественные организации37.

Не получив отражения в Основном законе, права граждан как участников отношений по обслуживанию вполне определенно оформились в новом кодифицированном общесоюзном и республиканском гражданском законодательстве. В отдельных его нормах предусматривается также обязанность специализированных организаций вступать в соответствующие правоотношения с гражданами. В гражданских кодексах Молдавской ССР и Украинской ССР содержится правило, устанавливающее обязанность организаций службы быта предоставлять гражданам в пользование предметы проката за плату.

Права граждан на обслуживание сложились в развитом социалистическом обществе как основные социальные права. Поэтому необходимо законодательно закрепить те фактические блага и возможности, которыми уже давно и широко пользуются граждане СССР 38.

37 Советское гражданское право, т. 1. Л, 1971, с. 73.

38 Матузов В. И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972, с. 89.

104


Закрепленное в ст. 9 Основ право пользования жилыми помещениями и иным имуществом, как и другие права граждан в сфере обслуживания, которыми они фактически наделены специальными нормами обязательственного права кодифицированных гражданских законов, реализуются в конкретных правоотношениях. Поскольку правоспособность представляет собой способность иметь права и нести обязанности, одна из ее основных черт состоит в правильном сочетании субъективных прав и обязанностей. Названное сочетание рассматривают как гражданско-правовое преломление принципа гармонического сочетания личных и общественных интересов39. Еще в начале 50-х годов было подмечено, что солидарность этих интересов в советском гражданском праве весьма ярко проявляется в обязательствах, имеющих своей целью удовлетворение потребностей граждан социалистическими организациями40.

Признавая, что при социализме сочетание общественных и личных интересов закрепляется в системе основных прав и обязанностей граждан, некоторые авторы полагают, что Советское государство наделяет гражданина правами в той мере, в какой это необходимо для претворения в жизнь его личных интересов, а возложенные на него обязанности выражают интересы общества, являются необходимыми условиями реализации этих интересов 41. Выше было показано, что граждане не всегда наделены правами в той степени, в какой этого требуют их личные интересы. Последовательное проведение в жизнь лозунга Коммунистической партии «Все во имя человека, все для блага человека» предполагает заинтересованность социалистического общества в реальном обеспечении растущих потребностей населения, а вместе с тем и в том, чтобы принадлежащие гражданам права неукоснительно соблюдались. Поэтому не только обязанности как таковые выражают интересы общества.

С точки зрения социалистической законности общество заинтересовано в выполнении каждым участником

39 См., например: Брату сь С. И. Предмет и система советского гражданского права. М.,1963, с.138.

40 Новицкий И. Б. Солидарность интересов в советском гражданском праве (отношения товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи). М., 1951, с. 48.

41 Сабикенов С. Сочетание общественных и личных интересов в советском праве. Автореф. канд. дисс. М., 1969, с. 8.

105


гражданского оборота принятых на себя обязанностей. Но исполнение гражданами своих обязанностей по договорам непосредственно затрагивает экономические интересы общества лишь тогда, когда социалистические организации выступают в качестве их контрагентов.

Специфика взаимосвязи прав и обязанностей участников различных договорных отношений по обслуживанию не всегда учитывается исследователями проблемы взаимодействия личности, общества- и государства. Признавая, что в правах и свободах юридически закрепляются соответствующие правовые возможности, полномочия, притязания граждан (в том числе и тех, которым присущ исключительно гражданско-правовой характер), они указывают, что обязанности, с одной стороны, выражают взаимосвязи гражданина с государством и обществом (по вертикали), с другой взаимоотношения с согражданами (по горизонтали) 42.

Общественные отношения по вертикали между организациями и гражданами имеют место в тех отраслях сферы обслуживания, которые опосредствуются исключительно либо в преобладающей степени нормами административного права. Гражданско-правовое регулирование отношений по обслуживанию граждан специализированными организациями строится, как известно, на началах юридического равенства сторон. Непосредственно с государством они не возникают. Горизонтальные же отношения между гражданами находятся за пределами связей, охватываемых общепринятым пониманием сферы обслуживания.

Социальное .значение правового регулирования сферы обслуживания» как и иных общественных отношений, проявляется в особенностях субъективных прав и обязанностей, которыми обладают участники конкретных обязательственных правоотношений. В значительной степени взаимосвязь прав и обязанностей определяется двусторонне-обязывающим характером договоров обслуживания, в свою очередь обусловленных их товарно-денежной природой. Экономическое содержание рассматриваемых правоотношений заключается в совершении, как правило,

42 Матузов И. И. Социалистическая демократия и субъективные права граждан.— «Советское государство и право», 1972, Я» 6 с. 24.

106


встречных имущественных предоставлений каждым из участников, в обмене денег на товары и услуги.

Встречный характер обязанностей участников договоров обслуживания проявляется прежде всего в последовательности их исполнения. Согласно общему правилу ст. 177 ГК взаимные обязанности по договору должны исполняться одновременно, если из закона, договора или существа обязательства не вытекает иное. Применительно к договорам обслуживания данное правило в значительной степени утрачивает свой смысл, поскольку одновременное совершение сторонами обязанностей происходит только в обязательствах, исполняемых при их возникновении. Практически такими правоотношениями являются лишь те договоры розничной купли-продажи за наличный расчет, по которым уплата 'покупателем денег непосредственно продавцу совпадает с моментом передачи ему товара. Во всех иных видах обслуживания одна из сторон исполняет свои обязанности по прошествии определенного периода времени с момента исполнения обязанностей другой стороной.

В литературе правильно отмечается, что оптимальное соотношение прав и обязанностей участников гражданских правоотношений, порядок их исполнения важный фактор надлежащего построения имущественных отношений 43.

Очередность исполнения обязанностей обычно вытекает из назначения отдельных договоров, в особенности когда одним из главных условий соглашения является срок. Но и в иных случаях из существа возникшего обязательственного отношения, получившего отражение в законе, можно определить последовательность исполнения обязанностей. Комиссионный магазин, заключивший с гражданином договор комиссии на продажу в порядке розничной торговли новых или бывших в употреблении вещей (ч. 3 ст. 404 ГК), может исполнить соглашение только после того, как пройдет какое-то время с момента его возникновения; обязанность комитента уплатить комиссионное вознаграждение исполняется всегда после выполнения поручения комиссионером.

Последовательность совершения действий, составляющих предмет обязательства, нередко определяется в зако-

43 Яковлев В. Ф. Указ. соч., с. 135.

107


не или подзаконном акте в зависимости от условий, не связанных непосредственно с существом определенного обязательства. При этом, например, различный порядок уплаты гражданином соответствующих платежей не всегда можно объяснить экономическими особенностями конкретных отношений.

В домах местных Советов, государственных, кооперативных, общественных организаций наниматель обязан •вносить квартирную плату за пользование занимаемым им по договору жилым помещением ежемесячно не позднее десятого числа следующего за прожитым месяца (ч. 2 ст. 303 ГК). Плату за пользование индивидуальным или квартирным телефоном абонент также обязан уплачивать ежемесячно, но до четырнадцатого числа текущего месяца. Такой порядок, едва ли отвечающий интересам абонентов, установлен Правилами Министерства связи (в Уставе связи СССР, утвержденном постановлением Совета Министров СССР от 27 мая 1971 г.44, содержится лишь общее указание на обязанность абонента, пользующегося услугами городской и сельской телефонной связи, своевременно вносить абонементную плату).

Не всегда сообразуется с интересами граждан очередность исполнения обязанностей сторонами по договору бытового заказа, являющегося разновидностью подряда. По легальному определению этого договора подрядчик обязуется выполнить за свой риск определенную работу по заданию заказчика из его или своих материалов, а заказчик обязуется принять и оплатить выполненную работу (ст. 64 Основ, ст. 350 ГК) 45. Согласно же ч. 2 ст. 362 ГК стоимость работ, выполняемых по договору бытового заказа, оплачивается заказчиком в соответствии с типовым договором либо полностью при заключении договора, либо путем выдачи аванса при заключении договора с окончательным расчетом при получении заказчиком выполненной подрядчиком работы. Сопоставление содержания двух приведенных норм закона показывает, что во-

44 СП СССР 1971, № 10, ст. 83.

45 Такая же последовательность исполнения сторонами своих обязанностей предусматривается в гражданских кодексах тех союзных республик, которые особо формулируют определение договора подряда по обслуживанию бытовых потребностей граждан (бытовой заказ).

108


прос о порядке оплаты работы, выполненной по бытовому заказу, решен в ГК недостаточно последовательно.

Вместе с тем очевидно, что правило ч. 2 ст. 362 ГК должно регулировать только отношения, подпадающие под действие типовых договоров. На практике, однако, установленный этой нормой порядок оплаты применяется и в случаях, когда детальное регламентирование бытового заказа сосредоточено в ведомственных правилах, издаваемых министерствами бытового обслуживания населения.

Нельзя не заметить, что в некоторых нормативных актах закрепляется и иной, приближающийся к предусмотренному легальным определением договора подряда, порядок уплаты вознаграждения подрядчику. При почти дословном совпадении текста ч. 2 ст. 369 ГК Эстонской CGP с приведенным текстом ч. 2 ст. 362 ГК РСФСР Правила приема в ремонт (восстановление методом наложения нового протектора) и выдачи автомобильных и мотоциклетных покрышек и камер, принадлежащих индивидуальным владельцам транспортных средств, в при-емо-обменных пунктах Кохтла-Ярвеского шиноремонтного завода (утверждены приказом Министерства автомобильного транспорта и шоссейных дорог ЭССР от 3 ноября 1972 г.) 46 обязывают заказчика в течение десяти дней по получении от завода письменного извещения о выполнении заказа уплатить заводу стоимость работ и принять свой заказ. Более логичным и отвечающим предписанию закона, формулирующего определение договора подряда, было бы указание на обязанность заказчика принять и оплатить выполненную работу.

Такой порядок представляет несомненное удобство для подавляющего большинства заказчиков, ставит их в равное положение с подрядчиками и стимулирует доброкачественное и своевременное исполнение заказов специализированными организациями.

Интересам граждан полностью соответствует вытекающее из экономической сущности отношений исполнение ими обязательств по частям (ст. 170 ГК) при приобретении в розничной торговой сети товаров длительного пользования в кредит, выполнении организациями служ-

«Советское право», 1972, Ns 6, с. 519 (Таллин).

109


бы быта работ на таких же условиях и в ряде других случаев. По некоторым обязательствам социалистические организации предоставляют гражданам отсрочку исполнения. Таковой является месячный льготный срок, установленный для погашения заемщиком денежной ссуды, обеспеченной залогом имущества в ломбарде (ч. 3 ст. 200 ГК, ст. 19 Типового устава ломбарда, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 7 июня 1968 г.) 47 По законодательству Грузинской GCP руководители торгующих организаций вправе при продаже товаров в кредит в отдельных случаях, когда покупатели не имеют возможности погашать платежи в обусловленные сроки по уважительным причинам (временная нетрудоспособность, болезнь или смерть членов семьи и т. п.), предоставлять им отсрочку платежей не более, чем на шесть месяцев 48.

С назначением отношений по обслуживанию и принципом сочетания личных и общественных интересов согласуется предоставление гражданам права отказаться от реального исполнения. В ряде случаев гражданинучастник договора обслуживания наделен законом таким правом. Наниматель жилого помещения вправе в любое время расторгнуть договор с наймодателем (ч. 1, ст. 60 Основ). Если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора бытового заказа или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от договора и потребовать возмещения убытков (см. ч. 1 ст. 360 ГК). Отобрав в розничном торговом предприятии промышленный товар и отложив его в пределах установленного срока до момента оплаты, покупатель, заключивший договор розничной купли-продажи, вправе (в соответствии с правилами работы магазина) отступиться от исполнения со своей стороны договора купли-продажипринятия и оплаты вещи.

Приведенные правила отвечают интересам граждан, причем последнее из них характеризует проявление такого общего начала, как обязанность каждой из сторон

47 СП РСФСР 1968, № 10, ст. 54.

48 Инструкция о порядке продажи рабочим и служащим товаров длительного пользования в кредит торговым предприятиям системы государственной торговли, утвержденная постановлением Совета Министров ГрузССР от 29 апреля 1964 г. (СП ГоузССР 1964, №2, ст. 57).

110


договора оказывать другой стороне все возможное содействие в исполнении ею своих обязанностей (ч. 2 ст. 168 ГК РСФСР). Содействие со стороны организации может проявляться и в мерах общего характера, имеющих целью облегчить гражданам исполнение обязанностей по конкретным договорам обслуживания (совершенствование порядка расчетов за приобретаемые продовольственные и промышленные товары).

Помощь гражданам в исполнении обязанностей по основному договору некоторые организации оказывают путем заключения с ними самостоятельных договоров иного типа. Постановление Совета Министров РСФСР от 30 октября 1967 г. «О мерах по улучшению эксплуатации жилищного фонда и объектов коммунального хозяйства» 49 возлагает на жилищно-экоплуатационные организации обязанность производить по заказам квартиросъемщиков текущий ремонт жилых помещений, т. е. заключать с ними договоры бытового заказа.

Все большее распространение получает содействие в исполнении договоров обслуживания, которое оказывают гражданам не их контрагенты специализированные торговые, жилищные и иные организации, а те государственные, общественные организации, с которыми они состоят в трудовых отношениях.

В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 12 августа 1959 г. «О продаже рабочим и служащим в кредит товаров длительного пользования» 50 для удобства покупателей рабочих и служащих на основании их письменных поручений организации удерживают из заработной платы выдавшего поручение суммы очередных платежей за приобретенные товары в кредит и перечисляют эти суммы торговым организациям. Такой порядок оплаты распространен на отношения рабочих и служащих с организациями службы быта, заключившими договор бытового заказа с оплатой материалов или работы в кредит51. В определенных случаях предприятия, учреждения, колхозы признаются обязанными ока-

49 СП РСФСР 1967, № 27, ст. 151.

5» СП СССР 1959, № 17, ст. 130.

51 Инструкция о порядке приема от рабочих и служащих г. Москвы заказов на ремонт квартир и комнат с оплатой в кредит, утвержденная постановлением Совета Министров РСФСР 14 августа 1964 г. (СП РСФСР 1964, № 16, ст. 110).

Ill


зывать содействие в уплате рабочими, служащими, колхозниками соответствующих платежей только при условии, если они выразили на то свое желание в письменной форме. Согласно постановлению Совета Министров СССР от 19 октября 1973 г. «Об уплате рабочими, служащими и колхозниками страховых взносов по договорам добровольного страхования путем безналичных расчетов» 52 организации выполняют письменные поручения этих граждан о перечислении из причитающихся им заработной платы и средств, выделенных на оплату труда, на счета органов Госстраха страховых взносов по договорам личного и имущественного страхования.

Наряду с содействием в исполнении договоров обслуживания, которое оказывают гражданам организациистороны трудового договора, дальнейшее развитие получают услуги сберегательных касс своим контрагентамвкладчикам. Все большее распространение приобретают такие виды безналичных расчетов, как уплата чеками сберегательных касс за товары и услуги. Проводятся эксперименты по продаже специальными магазинами на предприятиях некоторых ценных товаров (холодильников, автомобилей), для приобретения которых работники переводят часть зарплаты на особый счет 53.

Подавляющее большинство правовых норм, регулирующих торговое, бытовое, транспортное обслуживание граждан, в достаточной степени соответствует принципу сочетания личных и общественных интересов их участников.

Правила торгового обслуживания, в наибольшей степени представляющего розничный товарооборот, детально разрешают вопросы заключения и исполнения конкретных договоров. Многие из этих правил закреплены в кодифицированных гражданских законах.

К числу норм, имеющих первостепенное значение для обеспечения интересов покупателей, относятся правила о порядке заключения договоров розничной купли-продажи. Однако в законе такие нормы отсутствуют.

Согласно ведомственным актам министерств торговли союзных республик в качестве обращенного к неопределенному кругу лиц предложения розничной торгующей

52 СП СССР 1973, № 23, ст. 129.

53 «Литературная газета», 1973, 1 января.

на


организации заключить договор следует рассматривать нахождение образца товара с характеризующими его основными признаками (сорт, цена) в витринах магазинов. Помещение образца товара в витрине должно свидетельствовать о наличии определенного товара в магазине для продажи в данный момент. Поэтому гражданин вправе требовать продажи ему выставленного на витрине образца товара (даже при отсутствии самого товара в продаже), однако по прошествии времени, необходимого для проверки его качества. Исключение составляют образцы, используемые как элементы композиционного оформления витрины или являющиеся инвентарем магазина. Требование о продаже образца может возникнуть в случае нарушения магазином правила о необходимости немедленного удаления образца товара с витрины, когда определенный товар распродан.

При продаже товаров с помощью торговых автоматов самый факт их установки свидетельствует о предложении торгующей организации владельца автомата заключить с ней договор. Если же автомат неисправен или запас находившегося в нем товара исчерпан (о чем покупатели должны быть оповещены), исключается возможность заключения договора.

С учетом все возрастающего количества товарных ресурсов и насыщения рынка товарами в развернутом ассортименте назрела потребность включить в гражданские кодексы правила о порядке заключения договоров розничной купли-продажи.

Большое значение придается сейчас повышению качества продукции. Вполне четко разрешен вопрос о критериях качества товаров в гражданском законодательстве:

вещь, продаваемая торговой организацией, должна соответствовать государственному стандарту, техническим условиям или образцам, установленным для вещей этого рода, если иное не вытекает из характера данного вида купли-продажи (ст. 41 Основ). Хотя многое уже делается для того, чтобы закрыть каналы поступления в розничную торговлю недоброкачественных изделий54, еще нередко населению продаются товары ненадлежащего качества.

54 Импорт «Развоэкспорта».—«Литературная газета», 1973, 18 апреля; Струве А. Взаимосвязь торговли и производства в интересах покупателей. «Коммунист», 1973, 4, стр. 67.

113


Важная роль в обеспечении интересов граждан, которые приобрели товары ненадлежащего качества, отводится гражданско-правовым нормам. Ст. 41 и 42 Основ наделяют покупателей недоброкачественных вещей широкими правами по отношению к магазину, который должен нести соответствующие обязанности. Обнаружив недостатки, покупатель имеет право потребовать от магазина либо замены вещи на другую, либо безвозмездного устранения недостатков, либо принятия вещи обратно. Допускается также соразмерное уменьшение продажной цены отдельных изделий или возмещение расходов на их исправление. Возможность выбора одного из перечисленных последствий предоставлена законом покупателю. Порядок осуществления этих прав лицом, купившим вещь в розничном торговом предприятии, определяется особыми правилами, которые ныне утверждаются министерствами торговли союзных республик совместно с республиканскими управлениями Госстандарта СССР.

Иногда в правила торгового обслуживания включаются положения, которые не только не вытекают из текста закона, но и прямо ему противоречат. Так, Правила обмена промышленных товаров, купленных в розничной торговой сети государственной и кооперативной торговли, предусматривают возможность производства этой операции для некоторых вещей с гарантийным сроком использования (например, телевизоров) лишь после того, как предприятием-изготовителем или мастерской гарантийного ремонта вещь будет дважды отремонтирована. Не отвечает смыслу закона и само название правил, в котором фигурирует лишь одно из возможных последствий продажи недоброкачественной вещи55.

Тот факт, что права граждан в сфере торгового обслуживания порой ущемляются, может быть объяснен, в частности, неправильным применением некоторых норм кодифицированных гражданских законов. С учетом до-

55 Исходя из того что закон не связывает обязанность торгующей организации принять от покупателя вещь с недостатками и возвратить ему уплаченную сумму с возможностью замены вещи Другой, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР оставила в силе решение Свердловского областного суда о взыскании с универмага в пользу Брунько стоимости недоброкачественного телевизора («Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1970, №5, с. 12).

114


вольно широко распространенной практики установления чрезмерно кратких гарантийных сроков на отдельные виды промышленных товаров в закон (ч. 3 ст. 248 ГК) включено правило следующего содержания: «Если для предъявления претензий по поводу недостатков проданной вещи установлен гарантийный срок менее продолжительный, чем сроки, указанные в статье 247 настоящего Кодекса, применяются сроки, предусмотренные статьей 247 настоящего Кодекса». Ст. 247 ГК покупателю вещей (кроме строений), проданных с недостатками, предоставляет право предъявить продавцу претензию не позже шести месяцев со дня передачи вещи. Поскольку (в частности, для обуви) предельный гарантийный срок определен Правилами обмена в 90 дней, должен действовать шестимесячный срок.

На такой же позиции стоят авторы Комментария к ГК РСФСР. В пояснениях к ст. 248 указывается, что не все гарантийные сроки достигают «продолжительности сроков для предъявления претензии, установленных ст. 247 (например, для некоторых видов обуви гарантийные сроки составляют 30 дней). В этих случаях покупатель вправе предъявлять претензию по поводу недостатков вещи в течение сроков, указанных в ст. 247» 56. Однако суды иногда отказывают в исках покупателям, обратившимся по этому основанию к торгующим организациям 57.

Интересно отметить, что для предъявления претензий по поводу скрытых недостатков, обнаруженных в вещи без гарантийного срока пользования, Правилами об-

56 Комментарий к ГК РСФСР. М., 1970, с. 362.

57 В марте 1973 г. Бауманский народный суд Москвы рассмотрел дело по иску гр. Д. к Мособувьторгу об обмене дефектной импортной обуви на доброкачественную или возврате ее стоимости. В иске было отказано в связи с тем, что претензия предъявлена по истечении гарантийного срока (50 дней), установленного контрактами с инопоставщиками. Суд сослался также на ст. 246 ГК и Правила обмена обуви, купленной в розничной торговой сети (утверждены приказом министра торговли РСФСР от 11 мая 1966 г.) Однако ст. 246 ГК является общей нормой о правах покупателей вещи ненадлежащего качества. Порядок предъявления претензий по поводу недостатков вещи, проданной с гарантийным сроком через розничные торговые организации, установлен ст. 248 ГК. К тому же действие контрактов внешнеторговых организаций с инопоставщиками не может распространяться на отношения магазинов с покупателями.

115


мена промышленных товаров установлен шестимесячный срок. Поэтому вполне оправданно существование нормы, которая определяет такой же период времени и для товаров с гарантийным сроком.

В законе не получил разрешения вопрос о последствиях продажи недоброкачественных вещей комиссионными промтоварными магазинами, хотя договор комиссии на продажу в порядке розничной торговли урегулирован в ГК как особая разновидность комиссии. Отдельные нормы по данному вопросу имеются в Правилах торговли в комиссионных магазинах по продаже промышленных товаров. В виде общего положения ими установлено, что такие товары магазином обратно не принимаются. Исключение составляют лишь новые вещи с изъяном, не обнаруженным приемщиком магазина при заключении с комитентом договора комиссии. Магазин обязан в этом случае принять от покупателя вещь, если она возвращается не позднее 48 часов после покупки, и вернуть уплаченную сумму.

Столь незначительный срок для определения покупателем скрытого дефекта новой вещи, не замеченного даже специалистом-приемщиком магазина, не отвечает интересам граждан и не создает заинтересованности комиссионных магазинов в более тщательной проверке вещей, принимаемых на комиссию. Едва ли имеются основания ставить покупателей, приобретающих новые вещи в комиссионных магазинах, в худшие условия по сравнению с покупателями вещей в обычных магазинах.

Вопрос о ненадлежащем качестве исполнения и последствиях нарушения условия о доброкачественном исполнении договора имеет большое значение для соглашений о бытовом обслуживании, и прежде всего для бытового заказа. Что касается критериев качества исполнения работы, то (в отличие от норм, относящихся к розничной купле<1родаже) ни Основы, ни ГК их не предусматривают. В законе упоминаются только условия конкретного договора подряда как требования, которым должна отвечать выполненная подрядчиком по заданию заказчика работа (ч. 1 ст. 65 Основ).

Критерии качества выполнения предприятиями службы быта работы нередко определяются в соответствии с подзаконными нормативными актами государственными стандартами, техническими условиями, а также образпа-

116


ми58. Допускаемые по просьбе заказчиков отступления от этих критериев должны быть оговорены в конкретном договоре. Сложившееся положение следовало бы отразить в кодифицированных законах, разработав для главы «Подряд» Основ гражданского законодательства норму, аналогичную ст. 41 («Ответственность продавца за ненадлежащее качество проданных вещей»), часть 1 которой посвящена критериям качества, а для одноименной главы ГКнорму, сходную do содержанию со ст. 245 («Качество проданной вещи»).

В ч. 1 ст. 65 Основ предусмотрены последствия отступления подрядчика от условий договора, в результате чего ухудшилась работа или были допущены иные недостатки в работе. Заказчик вправе по своему выбору требовать от подрядчика безвозмездного исправления недостатков в соразмерный срок, либо соответственного уменьшения вознаграждения за работу, либо, если это оговорено в договоре, возмещения понесенных заказчиком необходимых расходов по исправлению своими средствами недостатков работы. Очевидно, что те же последствия могут быть при отступлении подрядчика от требований стандартов, технических условий, образцов.

Согласно ч. 2 ст. 65 Основ при наличии в работе существенных отступлений от договора либо иных существенных недостатков заказчик вправе требовать расторжения договора и возмещения убытков. И в таких случаях рассматриваемая норма должна толковаться распространительно. Здесь уже сам закон говорит не только об отступлениях от условий договора, но и об иных существенных недостатках, которые, видимо, могут быть выявлены путем сопоставления с требованиями стандартов, технических услорий, а также с образцами. Закон не раскрывает понятий «существенные отступления», «существенные недостатки». Но последствия, которые при этом могут возникнуть, означают, что результат труда подрядчика не отвечает предусмотренному договором назначе-

58 Некоторые авторы полагают, что доброкачественность продукции, изготовленной подрядчиком по договору бытового заказа, может характеризовать лишь соответствие условию договора, пригодность к предусмотренному договором употреблению или обычному назначению предмета (Право и качество продукции. М, 1972, с. 207).

117


нию или перечисленным иным критериям качества и поэтому не удовлетворяет заказчика 59.

Заключая договор, подрядчик, производящий определенную работу, обязан своевременно предупредить заказчика об обстоятельствах, грозящих годности или прочности ее выполнения, и прежде всего о непригодности или недоброкачественности материала, полученного от заказчика (ст. 358 ГК). В противном случае подрядчик обязан выполнить работу за свой риск.

Тем не менее нередко граждан, прибегающих к услугам предприятий службы быта, ставят в неблагоприятные условия. В отдельные ведомственные акты в нарушение предписаний закона, а тем самым п интересов заказчиков включаются пункты, противоречащие смыслу возникающих при подряде отношений. Упомянутые выше Правила приема в ремонт и выдачи автомобильных и мотоциклетных покрышек и камер разрешают шиноремонтному заводу отказаться от ремонта (восстановления) протектора, если в процессе ремонта обнаружится превышение норм повреждения (допускаемых техническими условиями) или выявятся скрытые повреждения, незамеченные при приеме. Более того, устанавливая, что непригодные к ремонту покрышки и камеры должны быть возвращены заказчику, Правила возлагают на него обязанность оплатить расходы, связанные не только с их транспортировкой, но и с обработкой.

В сфере бытового обслуживания особое место принадлежит услугам, которые оказывают различные орга-

59 С этих позиций судами разрешаются споры между организациями службы быта и заказчиками. Так, по договору бытового заказа, заключенному К. с ремонтно-строительным управлением, оно обязалось выполнить работы по газификации дома. Во исполнение договора в доме были проведены монтажные работы,-прорыта траншея от дома до предполагаемого места нахождения магистрального газопровода. Не обнаружив линии газопровода, ремстройуправление прекратило работы, оставив траншею открытой. Наполнившая ее вода подмыла фундамент дома, который с наступлением морозов осел. Фасадная и боковая стены дома дали трещины. К. предъявил подрядчику иск о возмещении причиненного ущерба. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, признав, что подрядная организация недобросовестно отнеслась к выполнению работ по газификации дома, оставила в силе решение суда о возложении на нее имущественной ответственности («Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1970, № 12, с. 6).

118


низации гражданам в целях обеспечения сохранности имущества. Некоторые специализированные предприятия (например, холодильники, принимающие от населения меховые изделия) осуществляют хранение вне связи с прочими видами хозяйственной деятельности. Другие же организации, храня имущество, совершают операции, либо сопутствующие какому-то виду хозяйственной деятельности, либо представляющие собой самостоятельную услугу. В этом отношении наиболее 'показательны камеры хранения ручной клади, организуемые транспортными, торговыми предприятиями (вещи на хранение принимаются соответственно как от пассажиров, покупателей, так и от лиц, не заключавших договоры перевозки, розничной купли-продажи) .

Договор хранения урегулирован гражданскими кодексами союзных республик в качестве особого типа, одной из разновидностей которого является бытовое хранение. Среди правил, относящихся к этой разновидности, имеется положение об имущественной ответственности организаций, осуществляющих хранение в силу профессиональной деятельности. Согласно ч. 1 ст. 427 ГК организация, для которой хранение является одним из видов деятельности, предусмотренной уставом (положением), освобождается от ответственности за утрату, недостачу или повреждение имущества, вызванные непреодолимой силой. Тем самым профессиональный хранитель несет повышенную по сравнению с общими началами (ст. 222 ГК) ответственность, возмещая ущерб, возникший не только в результате его виновных действий, но и случайно. Это правило достаточно полно обеспечивает интересы клиентуры.

Защите имущественных прав граждан, по условиям пребывания в определенном помещении оставляющих свои вещи без сдачи на хранение, посвящена ст. 429 ГК:

гостиницы, дома отдыха, санатории, общежития и тому подобные организации отвечают за утрату или повреждение имущества граждан, находящегося в отведенных им помещениях, хотя бы это имущество (кроме денег, драгоценностей) не было особо сдано на хранение таким организациям. Отсутствие в этой норме указания на пределы ответственности означает, что условием ее наступления является вина перечисленных организаций.

Своеобразие возникающих в подобных случаях отно-

119


шении между организациями и гражданами заключается в том, что гражданин нередко проживает в одном помещении (в номере гостиницы, палате санатория) совместно с посторонними лицами, состав которых может меняться. Это дало основание поставить в литературе вопрос о введении повышенной имущественной ответственности таких организаций за утрату, порчу, повреждение вещей, находящихся в указанных помещениях. Если гражданам предоставляется право оставлять имущество в отведенных им помещениях, то сохранность его должна быть надлежащим образом гарантирована60.

Тем более нетерпимы случаи ограничения имущественных прав граждан, заключающих договоры хранения со специализированными организациями. Существенно умаляют их права отдельные ведомственные акты. Противоречит приведенному правилу гражданских кодексов союзных республик (ч. 1 ст. 427 ГК РСФСР) норма, которая включена в Инструкцию по эксплуатации автоматических камер хранения самообслуживания, утвержденную 7 августа 1972 г. заместителем министра путей сообщения СССР. Согласно Инструкции претензии граждан о возмещении стоимости утраченных из автоматических камер хранения вещей рассматриваются и принимаются к удовлетворению администрацией станции (вокзала) только при технической неисправности запирающих и других устройств ячейки.

Недостатки правового регулирования рассматриваемых отношений нередко исправляются судами, разрешающими в соответствии с законом конкретные дела по искам граждан к организациям, в ведении которых состоят автоматические камеры хранения61. Однако судебная практика по данной категории дел испытывает определенные колебания. Некоторые суды исходят из неприменимости ' норм, регулирующих хранение, к искам о возмещении ущерба, причиненного утратой вещей из автоматических камер хранения. Поскольку по легальному определению

60 Бычкова Г. П. Договор хранения в новом Гражданском кодексе РСФСР. «Труды Иркутского университета», т. XLV, серия юридическая, вып. 8, ч. 3. Иркутск, 1967, с. 117.

61 Так, удовлетворяя иски граждан к станции Рига-пассажирская, суды исходили из содержания норм ГК Латвийской ССР, предусматривающих имущественную ответственность организации-хранителя за утрату ручной клади граждан.

120


договора хранения одна сторона обязана хранить имущество, переданное ей другой стороной, и возвратить это имущество в сохранности, полагают, что в такие отношения граждане вступают с железнодорожной станцией, лишь когда сдают вещи в обычные камеры хранения ручной клади. При этом заключение договора хранения подтверждается квитанцией, в которой указано наименование сданных вещей. Помещая же вещи в автоматические камеры хранения, граждане не передают их станции, и последней неизвестно, находились ли в камерах какие-либо вещи. В этих случаях железнодорожная станция предоставляет гражданам в пользование за определенное вознаграждение автоматические камеры. Складывающиеся между сторонами отношения расценивают как договор имущественного найма, в силу которого наймо-датель предоставляет нанимателю имущество (автоматическую камеру хранения) во временное пользование за плату.

С такой позицией трудно согласиться. Во-первых, само название «автоматическая камера хранения» ориентирует население на заключение договора, по которому имущество будет сохранено в том виде, в каком оно было помещено в камеру. Во-вторых, природа тех или иных имущественных отношений определяется прежде всего их экономической направленностью. Вещи помещаются в автоматическую камеру хранения в целях обеспечения сохранности, а не для пользования камерой как особым техническим устройством. Хозяйственную эксплуатацию автоматических камер осуществляют их владельцы соответствующие организации. Поэтому по своему содержанию отношения, складывающиеся между гражданами и владельцами камер хранения, не являются наемными. Едва ли можно отрицать и факт передачи вещей станции, тем более что помещения, где расположены секции автоматических камер, должны находиться под наблюдением и охраной представителя администрации (его полномочия согласно ч. 2 ст. 62 ГК определяются обстановкой, в которой он действует). В-третьих, нельзя не учитывать, что в настоящее время далеко не всегда заключение договора с так называемыми обычными камерами хранения подтверждается выдачей кладовщиком квитанции. Достаточно широкое распространение получило оформление хранения в таких камерах выдачей хранителем но-

121


мера или жетона (что в принципе отвечает требованиям ч. 1 ст.423ГК).

Квалификация рассматриваемых отношений как наемных отрицательно отразилась бы на положении граждан, поскольку имущественная ответственность наймода-теля в отличие от ответственности профессионального хранителя строится исключительно на началах вины. К тому же в главе «Имущественный наем» ни Основы, ни ГК не содержат норм, которые предусматривали бы ответственность наймодателя за утрату, недостачу или повреждение имущества, принадлежащего нанимателю.

Не только в оказании бытовых и транспортных услуг проявляется взаимосвязь различных видов обслуживания населения. Нередко при посредстве транспортного обслуживания завершаются конкретные операции по торговому обслуживанию. Все большее распространение получают договоры, заключаемые гражданами с транспортно-экспе-диционными конторами по поводу промышленных товаров, купленных в розничной торговой сети. Однако транс-портно-экспедиционное обслуживание не всегда сопутствует отношениям по розничной купле-продаже и по перевозке багажа.

В транспортном законодательстве четко сформулированы требования, которым должно отвечать содержимое сдаваемого для перевозки багажа, а также провозимой пассажиром ручной клади. Организациями транспорта могут быть приняты только безопасные предметы. Все же вопреки существующему порядку в практике взаимоотношений клиентуры с предприятиями транспорта встречаются случаи неоснованных на законе и подзаконных актах ограничений имущественных прав граждан, выразивших желание заключить договор перевозки вещей62.

62 Исполком Ленинградского городского Совета своим решением запретил транспортным организациям вывозить из Ленинграда импортную мебель, холодильники и мотоциклы, приобретенные гражданами в магазинах. Решение было опротестовано прокурором Ленинграда как противоречащее Уставу железных дорог СССР и Уставу автомобильного транспорта РСФСР, в которых нет каких-либо указаний на ограничение прав граждан в возможности пользования услугами железнодорожного и автомобильного транспорта по перевозке принадлежащего им багажа. В протесте указывалось, что упомянутыми уставами запрещена перевозка багажом только легковоспламеняющихся и других опасных грузов, перечисленных в действующих на различных видах

122


Нормы о транспортном обслуживании населения закреплены в законе в качестве обособленного правового института. Свое внешнее выражение это получило прежде всего в том, что законодатель не счел возможным дать обобщенное определение договора перевозки груза и договора перевозки пассажира. Более того, если определения каждого из этих договоров в Основах гражданского законодательства сформулированы в особой статье (72), то гражданские кодексы выделяют для них самостоятельные статьи (373, 374 ГК РСФСР). Несмотря на то, что наиболее важные правила о договорах перевозки сосредоточены в законе в одной главе того же названия, по существу они регламентируются различными нормами, неодинаковыми по содержанию порождаемых ими прав и обязанностей сторон.

Обособление правового регулирования перевозки пассажиров (багажа) от регулирования перевозки грузов в целом положительно сказывается на интересах граждан. Оно позволяет предусмотреть в законе и в особенности в транспортных уставах и кодексах сравнительно широкий круг прав и обязанностей пассажиров и транспортных организаций, а также их взаимную имущественную ответственность. Вместе с тем права участников договоров транспортного обслуживания недостаточно охраняются вследствие различного правового регулирования однопорядковых нарушений обязанностей по договорам перевозки. За просрочку в доставке груза (а по некоторым видам перевозки и багажа) предусмотрена имущественная ответственность перевозчика. За несвоевременное же прибытие пассажиров в пункт назначения ответственность виновной организации, как правило, не наступает63. Так, в § 291 Правил перевозок пассажиров и багажа по железным дорогам СССР (раздел IV «Ответственность, штрафы и возврат платежей»), утвержденных МПС (Тарифное руководство, № 5) особо указывается: железная

транспорта правилах. Рассмотрев протест прокурора, исполком Ленинградского городского Совета отменил незаконное решение («Социалистическая законность», 1971, ,№ 12, с. 79). 63 Исключение составляет Кодекс торгового мореплавания СССР, ст. 173 которого устанавливает, что перевозчик, отказавшийся от продолжения перевозки по обстоятельствам, предусмотренным в законе, обязан за свой счет доставить пассажира по его требованию в порт отправления либо возместить убытки, причиненные пассажиру расторжением договора.

123


дорога не несет материальной ответственности перед пассажиром за несвоевременное прибытие или отправление поезда; по просьбе пассажира ему выдается справка об опоздании поезда. Приведенная норма не отвечает требованиям жизни, ставит граждан в неравноправное по сравнению с перевозчиком положение, ибо в случае опоздания к отходу поезда для пассажира всегда наступают определенные отрицательные имущественные последствия.

Таким образом, выше прослежена активная, творческая роль советского гражданского законодательства в регулировании договорных отношений по обслуживанию населения. Следует подчеркнуть, что необходимость выделения из совокупности имущественных отношений гражданского права договоров в сфере обслуживания вытекает прежде всего из значения, придаваемого на современном этапе Коммунистической партией и Советским государством повышению роста благосостояния народа, из содержания правовых норм, опосредствующих эти договорные отношения.


.Глава 4

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРАЖДАН В ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

1. СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Одним из многочисленных проявлений заботы партии и правительства о благосостоянии граждан является последовательное решение в нашей стране жилищного вопроса. Об этом свидетельствует тот факт, что по масштабам и темпам жилищного строительства Советский Союз занимает одно из первых мест в мире '. В Директивах XXIV съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1971—1975 гг. подчеркивается необходимость улучшать жилищные условия населения на основе дальнейшего развития жилищного строительства и повышения благоустройства жилых домов2.

Жилищный вопрос представляет собой одну из самых острых социальных проблем. К. Маркс -указывал, что «люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, религией и т. д.» 3.

В социалистическом обществе жилищный вопрос не существует в качестве неразрешимой социальной пробле-

' За годы Советской власти в СССР построено и восстановлено жилых домов общей (полезной) площадью 2 млрд. 658 млн. м2. Городской жилищный фонд увеличился с 180 млн. м2 в 1913 г. до 1 млрд. 594 млн. м2 в 1971 г. (Народное хозяйство СССР 1922— 1972 гг. Юбилейный статистический ежегодник. М., 1972, с. 364, 367). Уже к концу 1971 г. в среднем на одного городского жителя приходилось 11,2 м2 жилой (полезной) площади, тогда как в 1913 г. эта норма составляла лишь 6,3 м2 (СССР в цифрах в 1971 г. М., 1972, с. 48).

2 XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-ногр. отчет, т. 2. М., 1971, с. 251.

3 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 350.

125


мы. Это доказано в трудах основоположников научного коммунизма, представляющих собой теоретическую основу жилищной политики свободного от частной собственности общества 4, а также подтверждено практикой социалистического строительства в СССР. Впервые в истории созданное в Советском Союзе общественное жилищное хозяйство представляет собой крупную механизированную отрасль народного хозяйства страны, развивающуюся по единому плану и служащую интересам всемерного повышения жизненного уровня советских граждан.

Правовое регулирование отношений, возникающих в связи с удовлетворением жилищных потребностей граждан, обеспечивается жилищным законодательством, представляющим собой совокупность норм, регламентирующих предоставление жилых помещений и пользование ими. Жилищное законодательство не образует самостоятельной отрасли права, а составляет часть советского гражданского права, поскольку в основе жилищных отношений лежит гражданско-правовой институт предоставление имущества в пользование за вознаграждение. Удовлетворение жилищных потребностей граждан, однако, регулируется нормами не только гражданского, но и административного права.

Имущественные отношения между социалистическими организациями и гражданами, как и иные экономические отношения в социалистическом обществе, определяются и направляются народнохозяйственным планом, следовательно, и отношения по удовлетворению потребностей граждан в жилых помещениях за счет общественного жилищного фонда находятся под воздействием плановых начал, неотделимых от административного регулирования. Заключенные между жилищными органами и гражданами договоры найма жилых помещений не только тесно связаны с актами органов государственного управления, но и зависят от последних. В частности, Основы гражданского законодательства (ч. 1 ст. 56) и ГК союзных республик (ст. 296) устанавливают правило, согласно которому пользование жилыми помещениями

4 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 203; т. 13, с. 181; т. 4, с. 65;

т. 1, с. 507; т. 2, с. 231; т. 20, с. 1; т. 3, с. 7. См. также: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 31, с. 44; т. 33, с. 58; т. 34, с. 314; т. 32, с. 159.

126


оформляется гражданско-правовым договором жилищного найма на основании ордера, являющегося административным актом.

Жилищное правоотношение, следовательно, формируется в условиях воздействия и административно-правовых, и гражданско-правовых факторов. Правообразующим основанием возникновения жилищных правоотношений при этом служит административная деятельность соответствующих органов, выражающаяся в постановке на учет гражданина, нуждающегося в жилье, принятии решения о предоставлении жилой площади, выдаче ордера, дающего право на вселение в определенное помещение, и т. д. Формирование жилищного правоотношения как такового завершается в результате вселения обладателя ордера в указанное в нем жилое помещение и заключения договора найма, устанавливающего права и обязанности сторон как равноправных субъектов двустороннего гражданско-правового соглашения.

Элементы административно-правового характера, однако, не занимают преобладающего места в возникновении и функционировании жилищного правоотношения. В подтверждение этого достаточно указать, например, на то, что даже те отношения, которые основываются на административных актах (по вопросам эксплуатации, содержания, благоустройства, перепланировки, капитального ремонта помещений, сноса жилых домов и т. п.), получают свое окончательное разрешение в гражданско-правовой сфере, поскольку они обусловлены договором жилищного найма.

При исследовании жилищного правоотношения важное теоретическое и практическое значение приобретает вопрос об основаниях его возникновения. Это прежде всего необходимо для правильного разрешения любого жилищного спора.

Несмотря на большое количество посвященных этому вопросу правовых исследований, в юридической литературе не достигнуто единства взглядов. Некоторые авторы полагают, что ордер это акт, лишь обязывающий управление домами заключить с его обладателем договор жилищного найма и предоставить в пользование означенное в ордере помещение. Только договор жилищного найма, а не ордер, по их мнению, дает нанимателю право пользования жилым помещением и порождает для него

127


соответствующие права и обязанности, обусловливаемые этим договором5.

Согласно второй точке зрения процесс возникновения жилищного правоотношения в своем развитии проходит три стадии. К первой относятся действия соответствующих органов (исполкома, администрации, общественных организаций), связанные с принятием решения о предоставлении гражданину (семье) определенного жилого помещения и выдачей ордера; вторая стадия наступает с момента получения гражданином ордера п длится до фактического вселения ордеровладельца в указанное в ордере помещение; третья стадия начинается с момента вселения обладателя ордера в предоставленное ему жилое помещение и заключения договора с управлением домами по поводу эксплуатации этого помещения. Соотношение между ордером как административно-правовым актом и гражданско-правовым договором жилищного найма усматривается в том, что первый управомочивает его обладателя на вселение в жилое помещение, а второй устанавливает права и обязанности нанимателя и домоуправления в части пользования и содержания жилого помещения 6.

Трехстадийный процесс образования жилищного правоотношения получил и иную трактовку, согласно которой до заключения договора найма жилого помещения в домах общественного жилищного фонда жилищного правоотношения вообще не существует, даже если гражданин (семья) вселился в жилое помещение на основании ордера. До заключения договора существуют жилищные отношения, «но с иным содержанием»: из факта принятия гражданина на учет у него появляется субъективное право на получение жилья. С момента вынесения исполкомом решения о предоставлении помещения данное правоотношение прекращается; с выдачей гражданину ордера у него наступает право на вселение в жилое помещение и право требовать заключения договора най-

5 Аскнааий С. И., Брауде И. Л; Пергамент А. И. Жилищное право. М., 1954, с. 115; Ненецкий М. А. Очерки советского жилищного права. Саратов, 1953, с. 27; Хитев В. К. Советское жилищное законодательство. М., 1945, с. 14.

8 Васин Ю. Г. Вопросы советского жилищного права. Алма-Ата, 1963, с. 32—34; он же. Проблемы советского жилищного права. Автореф докт. дисс. Л., 1964, с. 9—10.

128


ма этого помещения. Данное жилищное правоотношение также прекращается с момента вселения владельца ордера в указанное в нем помещение; наконец, с гражданином заключается договор найма жилого помещения, и только этот юридический факт порождает право на жилую площадь7. В данном случае к самостоятельной стадии возникновения жилищного правоотношения относится принятие гражданина на учет по предоставлению жилой площади.

Следует отметить, что данная точка зрения не согласуется с действительностью: жилищное правоотношение в ряде случаев формируется безотносительно к тому, состоит или не состоит лицо на учете по предоставлению жилой площади (например, при переселении граждан из домов, подлежащих сносу по установленным законом основаниям, из ветхих домов и бараков; при прибытии молодых специалистов на работу в порядке распределения после окончания высших и средних специальных учебных заведений и т. п.). Существенный недостаток предлагаемой конструкции заключается в том, что при этом искусственно расчленяется неразрывный процесс образования жилищного правоотношения на отдельные самостоятельные процессы, с завершением каждого из которых якобы утрачивают свое значение соответствующие юридические факты.

Аналогичного взгляда в принципе придерживаются авторы, полагающие, что решение исполкома либо администрации и профсоюзного комитета о предоставлении гражданину жилого помещения (а следовательно, и выдача ордера) является лишь предпосылкой для возникновения жилищного правоотношения. Основанием же возникновения жилищного правоотношения служит заключение договора жилищного найма. Каждый из этих фактов имеет самостоятельное значение 8.

7 Мехгиев Ю. А. Юридические гарантии прав граждан при распределении жилых помещений в домах государственного фонда.«Вестник Московского университета», серия право, 1968, № 6, с. 81.

8 См., например: Лаасик Ю. А. Возникновение жилищного правоотношения по гражданскому кодексу Эстонской ССР.— «Ученые записки Тартуского университета», т. IV, вып. 183. Тарту, 1966, с. 64; Халфина Р. О. Значение и сущность договора в Советском социалистическом гражданском праве. М., 1954, с. 175.

129


В данном случае искусственно расчленяются правовые последствия, порождаемые ордером. Более того, такой немаловажный юридический факт, как решение исполкома (администрации и ФЗМК) вообще не принимается во внимание, а ордеру придается значение документа, дающего его обладателю право лишь на заключение договора, а не на вселенпе в указанное в нем жилое помещение. Такую характеристику оснований возникновения жилищного правоотношения, по нашему мнению, нельзя считать полной.

В отличие от приведенных точек зрения ряд авторов приходит к выводу, что право на жилую площадь возникает из сложного юридического основания, элементами которого являются: решение исполкома о предоставлении жилой площади, выданный в соответствии с этим решением ордер и заключенный на основе ордера договор жилищного найма9.

Недостаток предлагаемой конструкции состоит в игнорировании такого, на наш взгляд, существенного элемента, каким является фактическое вселение обладателя ордера в означенное в нем жилое помещение. В этом плане наиболее совершенной представляется позиция, согласно которой договорные отношения по найму жилого помещения возникают на основе сложного состава, содержащего четыре юридических факта: решение исполкома (администрации и профсоюзного комитета), выдача ордера на право заселения жилого помещения, вселение ордеродержателя и заключение письменного договора10.

Выдача гражданину ордера на вселение в определенное жилое помещение и заключение договора жилищного найма, взятые в их совокупности, несомненно, представляют собой существенные основания возникновения жилищного правоотношения. Однако только эти два основания не могут вызвать к жизни рассматриваемое отношение в его полном объеме. Ордер это изложенное

9 См. об этом: Толстой Ю. К. Советское жилищное право. Л., 1967, с. 22; Иоффе О. И. Основы советского гражданского законодательства. Л., 1962, с. 124—126; Петрищева Г. И. Основания возникновения жилищных правоотношений в государственном жилищном фонде. «Ученые записки Свердловского юридического института», т. VII, вып. 1. Свердловск, 1958, с. 60; Панайотов Г. И. Договор найма жилого помещения.В кн.: Советское гражданское право, т. 2. М., 1965, с. 113—114.

10 Чигир В. Ф. Советское жилищное право, ч. 1. Минск, 1960, с. 93.

130


на специальном бланке решение коллегиального органа (исполкома либо администрации и ФЗМК) о предоставлении гражданину (семье) конкретного помещения. При отсутствии указанного решения не может возникнуть вопроса о выдаче этого документа. Следовательно, среди элементов сложного юридического состава имеет немаловажное значение решение исполкома (администрации и ФЗМК) о предоставлении гражданину жилого помещения.

Не менее важен и сам факт вселения обладателя ордера в указанное в нем жилое помещение. Известны случаи, когда, получив ордер и заключив договор найма жилого помещения, гражданин (семья) не реализует своего права на вселение. Так, гр. А., сдав управлению домами полученный им ордер на изолированную комнату и заключив договор жилищного найма, внезапно заболел и был помещен в больницу, где вскоре скончался; гр. В. после получения ордера и заключения договора найма жилого помещения получил решение о переводе (в соответствии с ранее возбужденным им ходатайством) на постоянную работу в другой населенный пункт, в связи с чем вместе с семьей выехал к месту нового назначения, где и был обеспечен жилой площадью; гр-ка К. за несколько дней до вселения в новую квартиру в соответствии с полученным ордером и заключенным договором жилищного найма была взята под стражу и осуждена к длительному сроку лишения свободы, а ее несовершеннолетняя дочь передана на воспитание в государственное детское учреждение. В подобных случаях возникающее жилищное правоотношение прекращается, не наполнившись необходимыми правообразующими элементами.

Все это дает основание утверждать, что правообразующими юридическими фактами жилищного правоотношения следует считать не только выдачу ордера и заключение договора жилищного найма, но также решение исполкома (либо администрации и ФЗМК) и фактическое вселение владельца ордера в указанное в нем помещение. Лишь все эти четыре юридических факта, взятые в совокупности, являются основанием возникновения жилищного правоотношения, создают права и обязанности между его участниками. Отсутствие хотя бы одного из них служит препятствием к возникновению в полном объеме рассматриваемого правоотношения, а следователь-

131


но, и к установлению всех прав и обязанностей по найму жилого помещения.

Основания возникновения жилищных правоотношений непосредственно связаны с урегулированным правовыми нормами порядком распределения жилых помещений в общественном жилищном фонде. В этой сфере наиболее ярко проявляется сочетание жилищных интересов отдельных граждан СССР с интересами всего социалистического общества. Жилищный интерес гражданина представляет собой объективную потребность в получении жилой площади или в улучшении жилищных условий. Этот интерес охраняется правовыми нормами путем установления оптимальных критериев определения степени нуждаемости граждан в жилищах, а также определенных правил распределения жилых помещений в соответствии с принципами, присущими социалистическому обществу.

Общественный интерес в распределении жилой площади в домах государственного жилищного фонда состоит в том, чтобы, во-первых, жилищами удовлетворялись в первую очередь граждане, остро нуждающиеся в них; во-вторых, чтобы при этом в определенной степени обеспечивалось закрепление кадров в сфере социалистического производства; в-третьих, чтобы наряду с тем достигалась цель обеспечения в недалеком будущем всего населения страны благоустроенными жилищами, отвечающими требованиям развитого социалистического общества. В этой связи законодательством устанавливаются, с одной стороны, общие правила об очередности граждан на получение жилых помещений, с другой специфические требования, предъявляемые к личности претендента на жилую площадь, к его месту работы, к месту жительства и т. п. В дальнейшем указанные специфические требования постепенно будут устраняться, однако в настоящее время они еще имеют немаловажное значение.

В статье 56 Основ гражданского законодательства (ст. 296 ГК) содержится указание о том, что предоставление жилых помещений в домах местных Советов депутатов трудящихся производится исполкомом местного Совета при участии представителей общественных организаций, а в домах государственных, кооперативных и общественных организаций по совместному решению администрации и ФЗМК соответствующего профсоюза. Для наиболее правильного выполнения этого предписания за-

132


кона и обеспечения определенных гарантий охраняемых законом жилищных интересов граждан в союзных республиках приняты специальные нормативные акты, устанавливающие порядок учета граждан, нуждающихся в жилье, и порядок распределения жилых помещенийн.

В соответствии с этими нормативными актами на учет по 'предоставлению жилых помещений и улучшению жилищных условий принимаются граждане: не имеющие жилой площади или проживающие в непригодных для жилья помещениях; имеющие на каждого члена семьи площадь, не отвечающую требованиям минимальной санитарной нормы на одного человека. Отдельным категориям граждан предоставлены льготы на получение жилой площади. Так, граждане, уволенные из системы Вооруженных Сил, подлежат обеспечению жилой площадью по новому месту работы вне общей очереди. Офицеры и военнослужащие сверхсрочной службы, прослужившие не менее 20 календарных лет и уволенные по состоянию здоровья, возрасту или вследствие сокращения штатов, обеспечиваются в первую очередь жилой площадью не позднее трехмесячного срока со дня прибытия к месту жительства12. Преимущественным правом на получение жилой площади пользуются инвалиды Отечественной войны, семьи военнослужащих и партизан, погибших и пропавших без вести при защите СССР или при исполнении иных обязанностей военной службы13. Работникам

" Например, в РСФСР этот порядок определен постановлением Совета Министров РСФСР от 9 мая 1963 г. «Об упорядочении распределения жилой площади и учета граждан, нуждающихся в жилье» (СП РСФСР 1963, № 10, ст. 64; 1965, № 24, ст. 151; 1967, № 15, ст. 77) и Примерными правилами учета граждан, нуждающихся в жилье, и распределения жилой площади, одобренными коллегией Министерства коммунального хозяйства РСФСР по согласованию с ВЦСПС 6 февраля 1964 г. (Законодательство о жилищно-коммунальном хозяйстве, т. 1. М., 1972, с. 477).

12 Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 июня 1960 г. «О трудоустройстве и материально-бытовом обеспечении рабочих и служащих, уволенных из частей, учреждений и предприятий Советской Армии и Военно-Морского Флота в связи с новым значительным сокращением Вооруженных Сил СССР» (СП СССР 1960, 12, ст. 85).

13 Постановление Совета Министров СССР от 6 марта 1965 г. «О рас^-ширенчп льгот инвалидам Отечественной войны и членам семей военнослужащих, погибпшх в Великую Отечественную войну» (СП СССР 1965, № 4, ст. 62).

133


(и членам их семей), прибывшим в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, должны предоставляться жилые помещения, если эти работники заключили трудовой договор либо прибыли в порядке общественного призыва 14. Предприятия, учреждения и организации обязаны предоставлять жилую площадь во всех случаях липам, вновь прибывшим из других местностей на работу в порядке перевода (кроме перевода по собственному желанию), а также молодым специалистам, прибывшим на работу в порядке распределения после окончания высших и средних специальных учебных заведений 15.

При составлении списков на получение жилой площади, кроме того, учитывается потребность в расселении рабочих и служащих, вновь прибывших в установленном порядке из других местностей на постоянную работу в связи с расширением или вводом в действие новых промышленных предприятий; необходимость предоставления изолированных жилых помещений больным заразными формами туберкулеза, переселения граждан из ветхих домов, бараков, подвалов и других неприспособленных для жилья помещений, из домов, подлежащих сносу в связи с реконструкцией населенного пункта, из зданий гостиниц, школ и учебных заведений; необходимость удовлетворения жилищных потребностей граждан по отдельным решениям правительства и судебных орга-

яов

Таким образом, совокупность условий, дающих возможность определить юридически значимый жилищный интерес гражданина, подлежащий учету и охране, можно условно разделить на две группы. В первую группу следует включить такие, например, условия, как отсутствие у гражданина (семьи) жилой площади, проживание в непригодных для жилья помещениях, проживание

14 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1960 г. «Об упорядочении льгот для лиц, работающих в районе Край-пего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера» («Ведомости Верховного Совета СССР», 1960, 7 ст. 45).

15 Постановление ЦИК п СНК СССР от 23 ноября 1931 г. «О компенсациях и гарантиях при переводе, приеме вновь и направлении па работу в другие местности» (СЗ СССР 1931 N" 68 ст. 453).

16 Постановлепие Совета Министров РСФСР от 9 мая 1963 г. «Об упорядочении распределения жилой площади и учета граждан, нуждающихся в жилье» (СП РСФСР 1963, № 10, ст. 64).

134


в крайне стесненных жилищных условиях, необходимость переселения граждан из отдельных зданий и т. д. К условиям второй группы oi носится принадлежность гражданина или семьи к одной из категорий лиц (семей), для которых действующим законодательством установлены определенные жилищные льготы. Наличие приведенных условий (любого из указанных двух групп) составляет юридически значимые основания для предъявления требования о зачислении в список нуждающихся в удовлетворении жилищных потребностей. Такие требования обеспечены юридическими гарантиями, выражающимися в обусловленном законом и подзаконными актами порядке рассмотрения заявлений граждан о принятии на учет, в предоставлении возможности обжалования неправомерных действий соответствующих органов, в ведении специальных книг учета лиц, зачисленных в списки на удовлетворение жилищных потребностей, и т. п.

Юридическое значение акта принятия гражданина (семьи) на учет по удовлетворению жилищных потребностей за счет общественного жилищного фонда состоит в том, что с этого момента у гражданина появляется право требовать предоставления ему конкретного жилого помещения в порядке установленной очереди. Одновременно с этим возникает обязанность исполкома (администрации и ФЗМК) предоставить в порядке очередности находящемуся на учете лицу жилое помещение в соответствии с его составом семьи. В данном случае мы имеем дело с обязательством, в силу которого исполком (либо администрация и ФЗМК) должен совершить в пользу принятого на учет гражданина определенные действияпредоставить жилое помещение, а гражданин имеет право требовать от указанного органа исполнения этого обязательства.

Порядок учета граждан, нуждающихся в удовлетворении жилищных потребностей, и порядок распределения жилых помещений регулируются нормативными актами республиканского значения (положениями, правилами, инструкциями). Это соответствует сложившимся условиям разрешения жилищного вопроса в стране. Однако указанные акты в ряде случаев неодинаково регламентируют одни и те же вопросы. Нередко эти различия не вызываются местными или национальными особенностями, а являются результатом, с одной стороны, поиска лучшего решения

135


того или иного конкретного вопроса, с другой спорностью некоторых теоретических положений жилищного права. Это порождает разнобой в правовых нормах, опосредствующих данную сферу отношений, и неурегулированность ряда существенных вопросов.

Прежде всего следует отметить, что в указанных нормативных актах (как и в кодифицированном жилищном законодательстве) не дается четкого определения понятия нуждаемости в жилой площади. А это одно из основных условий принятия на учет и предоставления жилого помещения. Нуждаемость в жилище чаще всего трактуется как отсутствие должного размера жилой площади на каждого члена семьи в занимаемом нанимателем помещении. При этом размер жилой площади на одного человека, служащий основанием для зачисления в списки нуждающихся в жилье, законодательством различных союзных республик также определяется по-разному. Например, по инструкции Белорусской ССР на учет принимаются граждане, занимающие «крайне недостаточную жилую площадь»; согласно положению, действующему в Армянской ССР, учету подлежат лица, у которых размер жилплощади «значительно меньше установленной санитарной нормы»: по правилам Российской Федерации, Украинской ССР и некоторых других союзных республик при постановке граждан на учет следует руководствоваться установленным в этих республиках «минимальным размером площади», который дает право быть принятым на учет для получения жилья, и т. д. При этом в указанных инструкциях и правилах не дается разъяснения, что значат «крайне недостаточная жилая площадь», «площадь значительно меньше установленной санитарной нормы», «минимальный размер площади», в результате чего допускается возможность субъективного решения столь серьезного вопроса.

В ряде случаев определение нуждаемости в жилье или в улучшении жилищных условий ставится в зависимость от срока проживания гражданина (семьи) в данном населенном пункте, причем и этот вопрос в различных союзных республиках (а иногда в отдельных городах) решается по-разному. Нередко для принятия на учет по предоставлению жилой площади требуется длительное проживание (например, в Ереване — 5 лет, в Москве — 10 лет и т. д.). Думается, что для реше-

136


ния вопроса о том, нуждается ли гражданин (семья) в жилище, срок проживания в данном населенном пункте не должен иметь значения, поскольку жилье предоставляется не в качестве поощрения за длительное проживание.

Другое дело, если речь идет о продолжительности работы на предприятии (в учреждении), которому надлежит решать вопрос о принятии рабочего или служащего на учет для предоставления жилой площади в собственном жилищном фонде. Однако и в этом случае срок работы гражданина в данном производственном коллективе, по нашему мнению, может рассматриваться не в качестве основания для удовлетворения просьбы трудящегося о постановке на квартирный учет, а в качестве основания для преимущественного права на получение жилища.

Действующим жилищным законодательством не установлено единого понятия права на получение жилой площади на льготных условиях. В нормативных актах, регулирующих порядок распределения жилых помещений, нередко одна и та же категория граждан в одних случаях относится к лицам, обладающим правом на первоочередное удовлетворение жилищных потребностей, в других к лицам с преимущественным правом. Например, согласно правилам, регулирующим порядок распределения жилых помещений в Белорусской ССР17, молодые специалисты, прибывшие на работу по путевкам после окончания высших и средних специальных учебных заведений, имеют преимущественное право на удовлетворение жилищных потребностей. Согласно же Положению о порядке распределения жилой площади, действующему в Украинской ССР18, эта категория граждан подлежит обес-

17 Инструкция о порядке приема на учет граждан, нуждающихся в жилье, распределения и обмена жилой площади исполкомами местных Советов депутатов трудящихся, ведомствами и организациями на территории Белорусской ССР, утвержденная Главным управлением коммунального хозяйства БССР по согласованию с Белсовпрофом 17 декабря 1959 г., с последующими изменениями (издана отдельной брошюрой. Минск, 1967).

ls Утверждено Советом Министров УССР и Украинским Советом профсоюзов 5 октября 1966 г. (СП УССР 1966, № 10, ст. 102) с изменениями, внесенными постановлением Совета Министров УССР и Украинским Советом профсоюзов от 26 декабря 1966 г. (СП УССР 1966, № 12, ст. 123).

137


печению жилищами в первоочередном порядке. По законодательству Армянской ССР все граждане, обладающие льготным правом на получение жилья, объединяются в одну группу лиц, имеющих преимущественное право на обеспечение жилой площадью (п. 27 Положения о порядке распределения жилой площади в Армянской ССР).

Между тем затронутый вопрос имеет немаловажное значение, поскольку касается интересов, с одной стороны, значительного круга советских граждан, жилищные льготы которых охраняются законом, с другой многих социалистических организаций, так как их обеспеченность кадрами специалистов нередко находится в зависимости от правильного решения вопроса об удовлетворении жилищных потребностей этих кадров. В связи с изложенным следовало бы в нормативном порядке четко сформулировать единое определение понятий первоочередного и преимущественного права на получение жилой площади. Нам представляется, что первоочередное право означает предоставление жилой площади строго определенному кругу граждан безотносительно ко времени принятия их на учет, продолжительности работы в данном производственном коллективе, степени участия в производственной и общественной деятельности. При решении же вопроса о преимущественном праве на получение жилой площади необходимо учитывать и степень нуждаемости, и общественно полезную деятельность соответствующих граждан, их заслуги перед данным коллективом, перед обществом и т. д. Эти требования должны приниматься во внимание не только при распределении жилых помещений в домах государственного жилищного фонда, но также и при организации жилищно-строительных кооперативов, при кредитовании индивидуального жилищного строительства и т. д.

Изложенные соображения свидетельствуют о необходимости унификации рассматриваемых норм жилищного законодательства, в результате которой было бы обеспечено, во-первых, устранение неоправданного разнобоя в регулировании данных общественных отношений; во-вторых, более четкая регламентация всех вопросов, относящихся к предоставлению гражданам жилых помещений в общественном жилищном фонде.

Удовлетворение жилищных потребностей граждан за счет общественного фонда находится в известной зави-

138


симости от правильного регулирования размера предоставляемых в пользование жилых помещений и от нормы жилой площади. Законодательством союзных республик этот вопрос регулируется не одинаково. В одних республиках жилые помещения предоставляются в размерах не ниже средней обеспеченности граждан жилой площадью в данной местности, в других законодательство исходит из количественного состава семьи.

Различия подобного характера, по нашему мнению, не диктуются местными, национальными или иными особенностями, поэтому не могут признаваться целесообразными. Представляется, что и этот вопрос должен быть урегулирован единым общесоюзным нормативным актом.

Общесоюзное законодательство также не устанавливает единой нормы жилой площади на одного человека. Основы гражданского законодательства отнесли эту функцию к компетенции союзных республик, предусмотрев лишь норму на случай изъятия излишней жилой площади (ст. 59). В этой связи гражданскими кодексами норма жилой площади определена не одинаково. Так, в РСФСР и некоторых других союзных республиках эта норма составляет 9 кв. м. (ст. 316 ГК РСФСР, ст. 327 ГК Узбекской ССР и др.), в УССР—13,65 кв. м (ст. 300), в Грузинской и Азербайджанской ССР — 12 кв. м (ст. 309 ГК ГрССР, ст. 318 ГК АзССР). В Белоруссии, Молдавии, Литве, Латвии в качестве общего правила установлена норма жилой площади в 9 кв. м и в то же время предусмотрено, что для отдельных городов постановлениями правительства этих республик норма жилой площади может быть повышена (ст. 298 ГК БССР, ст. 309 ГК МССР, ст. 339 ГК ЛитССР, ст. 334 ГК ЛатССР). В результате этого, например, в Вильнюсе жилищная норма составляет 12 кв. м на одного человека. В ГК Казахской ССР сказано, что норма применяется лишь для исчисления излишков жилой площади (ст. 291).

Установление общесоюзным законодательством нормы жилой площади имеет важное практическое значение не только в плане распределения жилых помещений, учета излишков жилой площади и т. п., но при проектировании нового жилищного строительства, планировании капитальных вложений на строительство жилищного фонда, а также во многих других отношениях. В этой связи представляется целесообразным, чтобы союзным законом

139


были закреплены единые санитарные нормы жилой площади.

Статья 59 Основ гражданского законодательства содержит указание о том, что для отдельных категорий нанимателей устанавливается норма дополнительной жилой площади. На этом основании ГК союзных республик предусматривают правило, согласно которому норма дополнительной площади, условия и порядок ее предоставления определяются постановлением правительства союзной республики (ст. 316 ГК). Поэтому, например, в Российской Федерации круг лиц, имеющих право на дополнительную площадь, и порядок пользования ею регулируются постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 23 февраля 1930 г. «О права пользования дополнительной жилой площадью» 19 Право на дополнительную площадь научных работников закреплено также и общесоюзным нормативным актом постановлением ВЦИК и СНК СССР от 27 марта 1933 г. «Об улучшении жилищных условий научных работников» 20.

Установленное законом право на дополнительную жп-лую площадь должно учитываться при предоставлении жилых помещений. Тем не менее на практике это право остается без корреспондирующей ему обязанности соответствующих органов предоставлять гражданам помещения с учетом их права на дополнительную площадь.

Целесообразно, чтобы Основы гражданского законодательства были дополнены специальной нормой, более четко регламентирующей условия и порядок предоставления гражданам дополнительной жилой площади. Наряду с тем следовало бы в нормативном порядке ввести единые для всей страны критерии определения права отдельных категорий нанимателей на получение дополнительной жилой площади.

Гражданские кодексы союзных республик устанавливают, что предметом (объектом) договора жилищного найма в домах 'общественного жилищного фонда может быть только изолированное жилое помещение, состоящее из квартиры либо из одной или нескольких обособленных комнат (ст. 300 ГК). В последнее время жилищные органы при распределении жилых помещений и судеб-

19 СУ РСФСР 1930, № 14, ст. 181.

20 СЗ СССР 1933, № 23, ст. 128; СП СССР 1938, № 7, ст. 45.

140


ные органы при разрешении возникающих на этой основе отдельных споров строго придерживаются этого правила. Однако возникает другой вопрос, заслуживающий внимания юридической науки и нуждающийся в практическом разрешении. .

В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 31 июля 1957 г. «О развитии жилищного строительства в СССР» 21 квартиры во вновь возводимых жилых домах строятся по типовым проектам, предусматривающим заселение каждой квартиры одной семьей. В последнее время по таким же проектам переоборудуются квартиры и при капитальном ремонте старых домов. Конструктивные особенности этих квартир, размеры мест общего пользования и расположение жилых комнат исключают возможность нормального проживания в них двух и более семей, а следовательно, не позволяют в соответствии с санитарно-гигиеническими требованиями заселение их несколькими семьями22. Однако в гражданских кодексах эти квартиры не выделены в самостоятельный объект договора жилищного найма и таким образом подпадают под общий правовой режим (ст. 300 ГК РСФСР).

В результате этого данный вопрос, не имеющий связи с национальными или иными особенностями местного характера, законодательством союзных республик решается различно. Так, согласно п. 15 «Примерных правил учета граждан, нуждающихся в жилье, и распределения жилой площади», действующих в РСФСР, заселение указанных квартир двумя и более семьями не допускается. По сложившейся практике в Казахской ССР в таких квартирах отдельные изолированные комнаты не могут быть предметом самостоятельного договора найма23. Подобная практика установилась в Украинской ССР 24 и в некоторых других союзных республиках. Наряду с тем в

21 СП СССР 1957, № 9, ст. 102.

22 См. ст. 22 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении («Ведомости Верховного Совета СССР», 1969, №52, ст. 466).

23 Комментарий к ГК Казахской ССР. Алма-Ата, 1965, с. 351.

24 См. п. 24 Положения о порядке распределения жилой площади, утвержденного Советом Министров УССР и Укрсовпрофом 5 октября 1966 г. (СП УССР 1966, № 10, ст. 102) с изменениями, внесенными постановлением Совета Министров УССР и Укрсов-профа от 26 декабря 1966 г. (СП УССР 1966, № 12, ст. 123).

141


;

ряде союзных республик отсутствие в ГК специального указания по данному вопросу истолковывается как основание для распространения на такие квартиры общих правовых норм о найме жилого помещения'.

Все это выбывает необходимость в дополнении гражданских кодексов союзных республик специальной нормой, устанавливающей правило, согласно которому предметом самостоятельного договора найма может быть лишь вся такая квартира как единый и неделимый объект.

В этом случае изъятие образовавшихся в ней излишков жилой площади станет возможным лишь с применением ч. 3 ст. 59 Основ (ч. 5 ст. 316 ГК), согласно которой если излишняя изолированная комната образовалась в квартире, предоставленной в пользование одной семье, наниматель вправе либо заселить ее, либо требовать переселения его в отдельную квартиру меньшего размера.

Жилищные правоотношения в домах, принадлежащих жилищно-строительным кооперативам, имеют свои особенности. Строение, возведенное кооперативом, является кооперативной социалистической собственностью, а не общей долевой и не совместной собственностью пайщиков. Право пайщика на пользование предоставленным ему жилым помещением вытекает из членства, а не из совместной или долевой собственности на строение.

Каждому члену кооператива в соответствии с размером пая и количеством членов семьи предоставляется в постоянное бессрочное пользование определенное помещение размером не более 60 кв. м. Это означает, что до тех пор, пока существует строение и данное лицо является членом кооператива, оно вправе пользоваться закрепленным за ним помещением.

Размер пая каждого члена ЖСК устанавливается, как правило, в период организации кооператива. Общее собрание пайщиков определяет тип, размер и план строительства дома, а также ориентировочно распределяет жилые помещения между членами кооператива с учетом заявленных размеров площади, особенностей состава семей пайщиков и других существенных интересов будущих жильцов дома.

Во вновь организуемом кооперативе жилая площадь может быть предоставлена только тем членам кооператива, которые значатся в списке, утвержденном исполкомом местного Совета. Внесение пая одно из наиболее важных

142


условий приобретения права на получение жилого помещения в доме жилищно-строительного кооператива, поэтому лица, не внесшие в установленный срок паевых взносов, решением общего собрания пайщиков могут быть лишены права на получение жилой площади.

Основанием цля исчисления пая и определения размера предоставляемого в строящемся доме жилого помещения служит состав семьи и стоимость единицы измерения помещения на день принятия в члены кооператива. Исчисление состава семьи и определение стоимости строительства не могут быть изменены в одностороннем порядке ни кооперативом, ни пайщиком. Если в период строительства дома состав семьи пайщика уменьшился, он вправе просить кооператив о предоставлении ему другого (меньшего) помещения. Удовлетворение этой просьбы будет зависеть от наличия или отсутствия у кооператива такой возможности. Если же семья увеличилась, член кооператива не может требовать большего помещения. Перераспределение помещений производится соглашением между обменивающимися пайщиками, утвержденным общим собранием членов кооператива.

На практике нередко общие собрания пайщиков ЖСК предоставляют членам правления и членам ревизионной комиссии право выбора для себя квартир без участия в общем порядке распределения жилых помещений. Подобные действия не основаны на законе и находятся в противоречии с принципом равенства прав всех членов кооператива.

Нельзя признать правильной и практику распределения квартир путем так называемой жеребьевки, поскольку при таком «распределении» отсутствуют разумные начала, что вряд ли допустимо при решении сложного жилищного вопроса. При таком (лотерейном) методе «распределения» исключается учет состояния здоровья, возрастных и других особенностей пользователей кооперативной жилой площадью. Распределению жилых помещений во вновь выстроенном доме ЖСК должна предшествовать деятельность правления кооператива по всестороннему изучению состава пайщиков и их семей, а также их желаний и возможностей кооператива. Разработанный на этой основе вариант распределения квартир должен утверждаться общим собранием в присутствии не менее двух третей общего числа пайщиков.

143


В этом плане заслуживает одобрения практика отдельных жилищно-строительных кооперативов, жоторые уже на стадии подготовительной деятельности/по организации строительства дома на общих собраниях создают специальную комиссию для изучения состава будущих жителей дома и подготовки обоснованных предложений по распределению жилых помещений.

На практике имеют место случаи, когда жилищностроительным кооперативам предъявляются требования об обеспечении жилыми помещениями в доме ЖСК граждан, проживающих в домах, сносимых на отведенном кооперативу земельном участке, или об оплате стоимости жилой площади, необходимой для переселения этих граждан. Требования подобного характера находятся в противоречии с действующим законодательством. Жилая площадь в кооперативном доме согласно предписаниям примерных уставов ЖСК предоставляется только членам кооператива. Это условие также четко выражено в постановлении Совета Министров СССР от 19 ноября 1964 г. «О дальнейшем развитии кооперативного жилищного строительства» 25. В нем подчеркивается, что жилищно-строи-тельные кооперативы освобождаются от предоставления жилой площади лицам, переселяемым из сносимых по указанным основаниям жилых домов, и что обеспечение этих граждан жилыми помещениями возлагается на исполкомы местных Советов депутатов трудящихся.

2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ГРАЖДАН В ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Совокупность правомочий, которыми обладает лицо в связи с вселением в жилое помещение по договору найма, представляет собой субъективное жилищное право гражданина. Особенность этого права состоит в том, что оно связано со строго целевым назначением материального объекта правоотношения (жилого помещения) и носит потребительский характер.

Пользование, владение и распоряжение жилым помещением возможны лишь в той мере, в какой это необходимо для использования его в качестве жилища. При этом правомочие пользования представляет собой наибо-

25 СП СССР 1964, № 25, ст. 147. 144


лее важныи\ элемент жилищного правоотношения, поскольку именно посредством пользования достигается реализация потребительной стоимости помещения. Правомочие владения ^о существу составляет предпосылку для осуществления Правомочия пользования, так как владение жилым помещением немыслимо без его фактического использования по целевому назначению. Что же касается правомочия распоряжения помещением, то оно имеет ограниченные пределы. Потребительский характер жилищного правоотношения исключает возможность допущения иных имущественных целей, кроме тех, для которых нанимателю предоставляется жилое помещение. Однако и в этих пределах наниматель имеет право на совершение определенного круга действий по распоряжению предоставленным в его пользование помещением. Он, в частности, вправе произвести обмен этого помещения на другое со взаимной передачей в установленном порядке прав и обязанностей, вытекающих из договора жилищного найма (ч. 2 ст. 60 Основ). При определенных условиях наниматель имеет право на сдачу в поднаем части или всего помещения (ч. 4 ст. 60 Основ), на заселение образовавшейся излишней жилой площади (ч. 2—3 ст. 59 Основ), на переоборудование в дозволенном порядке занимаемого жилого помещения (ст. 317 ГК), на вселение других граждан в это помещение (ст. 302 ГК), на прекращение жилищного правоотношения независимо от согласия или несогласия наймодателя (ч. 1 ст. 60 Основ).

Право на жилое помещение имеет своей целью удовлетворение жилищных потребностей граждан. Целевой характер правомочий нанимателя жилого помещения и принадлежность последнего другому лицу (юридическому или гражданину) обусловливает отличие права на жилое помещение от права собственности. Вот почему субъективное жилищное право нанимателя представляет собой комплексное право, сочетающее вещные правомочия на помещение с обязательными правомочиями нанимателя по отношению к владельцу дома, в котором находится предоставленное жилое помещение.

Содержание жилищного правоотношения составляют права и обязанности, которыми обладают его участники наймодатель и наниматель. Эти права и обязанности обычно отражаются в договоре найма жилого помещения, представляющем собой двухстороннюю сделку.

145


Наймодатель, в частности, обязан обеспечить нормальные условия для проживания в предоставленном нанимателю жилом помещении. К таким условиям относятся снабжение коммунальными услугами, уборка территории и внеквартирных помещений, устранение повреждений здания и домового оборудования, производство капитального ремонта и т. д.26 Наймодатель также обязан выполнять текущий ремонт жилого и подсобных помещений, если он обусловлен неисправностью отдельных конструктивных элементов здания, домового оборудования, связан с производством капитального ремонта либо вызван стихийным бедствием или аварийным случаем.

Содержание жилищного правоотношения с позиции обязанностей нанимателя сводится к пользованию предоставленным ему жилым помещением в строгом соответствии с назначением последнего и условиями, определенными договором жилищного найма (ст. 295 и 283 ГК). Он, в частности, обязан обеспечить сохранность помещения и его оборудования, не изменять характера использования жилища, не производить переоборудования и перепланировки помещения без разрешения наймода-теля; соблюдать правила пользования жилым помещением, газом, электричеством, правила противопожарной безопасности; своевременно производить текущий ремонт, относящийся к обязанности нанимателя (ст. 285 ГК), а также не препятствовать жилищным органам в проведении ремонтных работ; принимать меры к устранению обнаруженных неисправностей помещения и его оборудования и т. д.

Следует отметить, что на практике указанные требования нанимателями нередко нарушаются. Это свидетельствует о недостаточной эффективности законодательства, регулирующего данные отношения. В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 3 февраля 1970 г. «О серьезных нарушениях государственной дисциплины в городском строительстве и жилищном хозяйстве» 27 предлагается, в частности, принять действенные меры к обе-

26 См., например, Типовой договор найма жилого помещения в доме местного Совета депутатов трудящихся, государственной, кооперативной и общественной организации, утвержденный постановлением Совета Министров РСФСР от 18 октября 1962 г. (СП РСФСР 1962, № 20, ст. 102).

27 СП СССР 1970, № 4, ст. 25.

146


спечению сохранности жилищного фонда и значительному улучшению эксплуатации и ремонта домов. На основании указанного постановления и в порядке реализации содержащегося в цец указания об усилении внимания к сохранению жилищного фонда следовало бы пересмотреть отдельные нормы'^действующих правил пользования и содержания жилого помещения, установив в них повышенные требования к участникам договора жилищного найма в части бережного отношения к помещениям и ответственности за нарушение установленных условий эксплуатации жилищ.

Согласно требованиям, содержащимся в ч. 3 ст. 61 Основ гражданского законодательства (ст. 333 ГК), наниматель и проживающие с ним члены семьи обязаны соблюдать правила социалистического общежития. В правоотношениях, связанных с пользованием жилых помещений, соблюдение указанных правил имеет важное значение, поскольку в домашних условиях люди проводят значительное время, ведут домашнее хозяйство, воспитывают детей, занимаются самообразованием, отдыхают и т. д. Невыполнение правил должного поведения неизбежно причиняет определенные неудобства для окружающих, соседей по квартире и по дому, что не отвечает интересам социалистического общества. Вот почему в жилищном правоотношении эта обязанность прямо предусмотрена законом.

Немаловажной обязанностью нанимателя и совершеннолетних членов его семьи является своевременное внесение квартирной платы за пользование жилым помещением. Уклонение от выполнения этой обязанности дает наймодателю право на взыскание ее по нотариальной исполнительной надписи.

В случае выезда нанимателя с семьей он обязан освободить и сдать управлению домами по акту жилое помещение и оборудование в исправном состоянии, а в необходимых случаях произвести за свой счет текущий ремонт. Невыполнение нанимателем этой обязанности к моменту передачи помещения дает наймодателю право произвести указанный ремонт и взыскать с нанимателя расходы по сметной его стоимости. Кроме того, наниматель обязан возместить наймодателю все убытки от повреждения жилища и его оборудования, происшедшего по его вине (либо по вине лиц, совместно с ним проживающих),

147


как и период пользования помещением, так и в момент сдачи последнего (ст. 295, 291, 292 ГК). /

Проживающие с нанимателем члены йемьи приобретают равные с ним права и обязанности, вытекающие из договора жилищного найма (ст. 56 Осуов, ст. 301 ГК). Характерная особенность равенства прав нанимателя и членов его семьи на жилую площадь состоит в том, что эти права не зависят ни от источников дохода или возрастного положения членов семьи, ни от степени материальной или иной зависимости друг от друга, ни от продолжительности совместного проживания 28.

В развитие этого общего правила гражданские кодексы устанавливают определение состава членов семьи нанимателя. Так, в ч. 3 ст. 301 ГК РСФСР предусматривается, что членами семьи нанимателя жилого помещения признаются супруг нанимателя, дети и родители. Другие родственники, а также нетрудоспособные иждивенцы могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство. Если эти лица (или одно из них) перестали быть членами семьи нанимателя, но продолжают проживать в нанимаемом помещении, они имеют такие же права и обязанности, как наниматель и члены его семьи. Аналогично решен этот вопрос в гражданских кодексах Армянской ССР (ст. 305), Молдавской ССР (ст. 306), Туркменской ССР (ст. 302), Эстонской ССР (ст. 307).

Названными нормами в крут членов семьи нанимателя не включаются дети и родители супруга нанимателя, что вряд ли можно признать оправданным. В этом отношении представляется более совершенной редакция соответствующих статей гражданских кодексов остальных союзных республик, в которых говорится, что к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители 29. Наряду с тем ГК отдельных союзных респуб-

28 См., например, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР от 17 февраля 1970 г. по делу Маслова, Турунпевой и Смирнова («Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1970, № 6, с. 3).

29 См. ст. 383 ГК УССР, ст. 292 ГК БССР, ст. 336 ГК Узбекской ССР, ст. 311 ГК Киргизской ССР, ст. 298 ГК Таджикской ССР, ст. 278 ГК Казахской ССР, ст. 306 ГК Азербайджанской ССР, ст. 296 ГК Грузинской ССР, ст. 324 ГК Литовской ССР, ст. 316 ГК Латвийской ССР.

148


лик внесли некоторые дополнения или уточнения. Например, в ГК Латвийской ССР содержится указание о том, что усыновленные и усыновители приравниваются в жилищных правах к правам родителей и детей; в ГК Молдавской и Узбекской ССР нетрудоспособные иждивенцы, а также другие граждане признаются членами семьи, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.

Гражданские кодексы большинства союзных республик к членам семьи нанимателя, кроме супруга, родителей и детей, относят других граждан, проживающих совместно с нанимателем и ведущих с ним общее хозяйство, лишь в том случае, если они являются родственниками или нетрудоспособными иждивенцами. Это в значительной степени сужает круг членов семьи по сравнению с теми положениями, которые были выработаны ранее многолетней практикой, исходившей из фактически сложившихся семейных отношений, независимо от факта родства или иждивенчества.

Ранее действовавшее гражданское законодательство не устанавливало состава членов семьи применительно к пользованию жилым помещением. Однако судебной практикой было выработано довольно твердое понятие семьи нанимателя, в состав которой включались не только супруг, дети, родители и в определенных случаях родственники, но также лица, не состоявшие в браке или родстве между собой, если они совместно проживали и вели с нанимателем общее хозяйство. По смыслу ст. 301 ГК РСФСР (и соответствующих статей ГК ряда других союзных республик) членами семьи нанимателя не могут быть признаны граждане, не состоящие с ним в брачных или родственных отношениях (кроме нетрудоспособных иждивенцев), В жизни, тем не менее, нередко возникают ситуации, при которых такая регламентация состава семьи нанимателя может ущемлять жилищные права отдельных граждан. Например, наниматель вселил женщину с целью создания семьи, но брак первоначально не был зарегистрирован по уважительным причинам (предположим, в связи с затруднением в расторжении прежнего брака);

впоследствии между ними возникли неприязненные отношения, послужившие препятствием к регистрации брака и основанием для предъявления иска о выселении, после того как вселенная родила ребенка или утратила трудо-

149


способность. В силу общих начал и смысла /гражданского законодательства (ст. 4 Основ) вселение в подобных случаях несомненно должно порождать гражданские права и обязанности, а следовательно, и право на пользование занимаемой жилой площадью. Согласно же буквальному содержанию ст. 301 ГК РСФСР такие граждане не при-обретают права на пользование жилой площадью.

Таким образом, закрепленное в гражданских кодексах большинства союзных республик определение понятия состава семьи нанимателя, с одной стороны, недостаточно учитывает интересы детей и родителей супруга нанимателя, с другой служит основанием к отказу в признании за гражданином права на жилую площадь в случаях фактически сложившихся семейных отношений, порождающих гражданские права и обязанности.

При определении права членов семьи нанимателя на жилую площадь правообразующее значение следует придавать не только браку и родству, но и всей совокупности признаков, характеризующих семью. К таким признакам, в частности, относятся: общие Семейные интересы, общий бюджет, взаимная помощь, поддержка, забота и т. п. В отношениях подобного характера, как известно, могут находиться не только супруги и родственники, но и другие лица, совместно проживающие в одном жилом помещении.

С учетом приведенных соображений понятие состава семьи нанимателя наиболее удачно сконструировано в ст. 336 ГК Узбекской ССР, устанавливающей, что членами семьи нанимателя признаются совместно проживающие с ним супруг, их дети и родители. Нетрудоспособные иждивенцы, а также другие граждане признаются членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.

В договоре жилищного найма обычно указывается, что жилое помещение предоставляется для проживания нанимателя и членов его семьи. Это положение находит отражение также и в ордере, в котором перечисляются все члены семьи нанимателя, подлежащие вселению в указанное в ордере жилое помещение. Данное обстоятельство подчеркивает самостоятельный характер жилищных прав всех граждан, вселившихся по ордеру, их независимость от прав нанимателя, выступающего в договоре в качестве стороны, представляющей интересы всей семьи. Равенство

150


прав нанимателя и членов его семьи заключается в том, что без их согласия не могут производиться никакие действия, влекущие за собой изменение условий проживания в жилом помещении. В частности, без согласия всех взрослых членов семьи не может производиться вселение новых жильцов (кроме вселения родителями своих несовершеннолетних детей) 30, обмен, переустройство или перепланировка помещений. Равноправие членов семьи нанимателя также проявляется в определении доли жилой площади, приходящейся на каждого проживающего, в решении вопросов о бронировании жилого помещения (ст. 308 ГК), об изменении условий договора найма (ст. 313— 315 ГК) и т. п.

Равенство жилищных прав членов семьи нанимателя не изменяется в зависимости от изменения семейных отношений. Если, например, член семьи выбывает из ее состава, но продолжает проживать на прежней площади, за ним сохраняется приобретенное право на эту площадь;

если наниматель переезжает на постоянное жительство в другую местность, члены его семьи также не утрачивают права на жилую площадь; если наниматель выселяется в судебном порядке за нарушение правил социалистического общежития либо по другим установленным законом основаниям (ст. 61 Основ), проживающие с ним члены семьи не обязаны освобождать занимаемое ими жилое помещение; в случае смерти нанимателя любой взрослый член семьи с общего согласия всех совершеннолетних пользователей может быть признан нанимателем по ранее заключенному договору; права по договору жилищного найма могут передаваться любому совершеннолетнему пользователю и при жизни нанимателя и т. д.

Действующее гражданское законодательство, таким образом, устанавливает общее правило о равенстве жилищных прав членов семьи нанимателя. При этом наиболее полно и наиболее последовательно охраняются интересы членов семьи в домах местных Советов. Наряду с тем Основы и гражданские кодексы содержат ряд специальных норм, касающихся прав членов семьи нанимате-

30 См, например, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР от 27 марта 1969 г. по делу Мапи-шиных («Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1969, № 8, с 2-3).

151


лей, проживающих в ведомственном жилищном фонде и помещениях, подчиняющихся особому правовому режиму.

Так, в домах предприятий и учреждений, из которых согласно ст. 62 Юснов (ст. 334 ГК) допускается выселение без предоставления другой жилой площади рабочих и служащих по мотивам прекращения трудовых отношений, права членов семьи по существу являются производными от прав нанимателя, поскольку члены семьи подлежат выселению в случае утраты нанимателем трудовой связи с наймодателем (кроме случаев, указанных в законе). Это ставит их в неравное положение по сравнению с членами семьи нанимателей в домах других категорий жилищного фонда. Еще в худшем положении находятся члены семьи нанимателей служебных жилых помещений и должностных квартир. Если в соответствии со ст. 62 Основ (ст. 334 ГК) выселение членов семьи нанимателя ведомственного жилого помещения при указанных обстоятельствах вытекает из договора, основанного на законе, то применительно к служебным помещениям и должностным квартирам требование о выселении членов семьи титульного пользователя сформулировано непосредственно в законе (ч. 2 ст. 339 ГК).

Такое положение на практике нередко вызывает серьезные затруднения при решении вопроса о выселении, например, многодетной семьи или одинокой матери малолетних детей, либо когда выселению подлежит семья лица, длительное время безупречно проработавшего на данном предприятии (в учреждении) и т. п. Все это обусловливает необходимость поисков более гуманных форм правовой регламентации жилищных прав членов семьи нанимателей жилья, подчиняющего особому правовому режиму. Наличие указанных специальных правовых норм в настоящее время, очевидно, оправданно, однако закрепление в законе большого круга ограничений правового положения членов семьи нанимателя представляется нецелесообразным. В этой связи следовало бы в законодательном порядке расширить круг лиц, на которых в подобных случаях не должны распространяться правила о выселении без предоставления другого жилого помещения 31.

31 Более подробно этот вопрос освещается ниже в связи с изложенном условий прекращения жилищного правоотношения.

152


Особого внимания, с нашей точки зрения, заслуживает вопрос о правовом регулировании жилищных отношений, в которых участвуют несовершеннолетние члены семьи нанимателя.

Мы уже отмечали, что ч. 3 ст. 301 ГК, устанавливающая состав членов семьи нанимателя, не дает четкого представления о круге детей, жилищные права которых на данную площадь охраняются законом. В результате этого вне пределов правового регулирования оказываются жилищные интересы несовершеннолетних детей не только родственников и других граждан, входящих в состав сложившейся семьи нанимателя и на законных основаниях пользующихся жилым помещением, но даже детей супруга нанимателя. Несовершеннолетние дети в силу общих правил гражданского законодательства обладают правом на жилую площадь на основании самого факта совместного проживания с нанимателем одной семьей. В данном случае не требуется доказывать, что они вели с ним общее хозяйство, состояли на иждивении, вписаны в ордер или что их поселение оформлено подачей заявления о прописке либо письменным согласием всех совершеннолетних пользователей и т. д.

В соответствии с брачно-семейным законодательством дети, происхождение которых установлено по совместному заявлению родителей либо но решению суда об установлении отцовства, приобретают такие же права и обязанности по отношению к родителям, как и дети, рожденные от зарегистрированного брака. В подобных случаях дети имеют право на жилую площадь отца, если они совместно с ним проживали, независимо от установления факта иждивенчества. Право на жилую площадь должяо признаваться и за матерью как членом семьи этих детей, если она проживает вместе с ними, хотя и не состоит в зарегистрированном браке с их отцом. Однако в силу неурегулированности данного вопроса в гражданском законодательстве мать, как не член семьи нанимателя, по требованию последнего может быть выселена из занимаемого помещения. Дети же, как правило, следуют за матерью, лишаясь возможности воспользоваться законным правом на жилую площадь по месту жительства отца.

Гражданские кодексы большинства союзных республик не гарантируют сохранение права пользования жилым

153


помещением за детьми, лишившимися родительского попечения и выехавшими в связи с этим из занимаемого помещения, кроме тех случаев, когда в этом помещении остались проживать члены их семьи. .Обязанность исполкомов Советов депутатов трудящихся обеспечить жилой площадью предусмотрена только в отношении тех из них, которые находились на воспитании в государственных детских учреждениях (ст. 306 ГК). В отношении же детей, отданных на воспитание родственникам или опекунам, закон такого права не закрепляет. Это ставит в неравное положение детей, по одинаковым основаниям выбывших из ранее занимаемого жилого помещения32. Более того, в действующем законодательстве не предусмотрено право на получение жилой площади и теми детьми, которые воспитывались в детских учреждениях.

Это обусловливает потребность в том, чтобы соответствующие нормы действующего гражданского законодательства были дополнены положением, в силу которого дети, утратившие по указанным основаниям право пользования помещением, обеспечивались бы жилой площадью во внеочередном порядке не только по окончании срока пребывания их в государственном детском учреждении, но и по прекращении опеки (попечительства).

На практике возникает необходимость в том, чтобы опекун (попечитель) несовершеннолетнего во время исполнения обязанностей по опеке в интересах подопечного проживал на его площади. Однако гражданские кодексы не предусматривают возможности сохранения в таких случаях за опекуном (попечителем) права пользования закрепленным за ним жилым помещением по основаниям временного отсутствия по уважительной причине. Это нередко приводит к отказу от принятия опекунских обязанностей п является препятствием в подборе опекунов. В этом отношении отличается ГК Эстонской ССР, в котором содержится указание о том, что за опекуном (попечителем) сохраняется право пользования закрепленным за ним помещением на все время отсутствия, вызванного выполнением опекунских обязанностей (ст. 312). Представляется, что такой нормой следовало бы дополнить гражданские кодексы всех союзных республик.

32 В этом отношении отличается ГК Эстонской ССР, ст. 312 которого не допускает различий в праве детей на получение жилплощади в зависимости от того, где они воспитывались.

154


Гражданским законодательством, в том числе примерными уставами ЖСК, не решен вопрос о правовом положении несовершеннолетних членов семьи пайщика в том случае, если после его смерти взрослых наследников не остается. Дело в том, что право пользования жилым помещением в жилищно-строительном кооперативе основано на членстве. Члены семьи пайщика сохраняют право пользования жилым помещением, закрепленным за умершим пайщиком, при условии вступления в члены кооператива. Это правило распространяется также и на случаи, когда в числе членов семьи умершего остались только несовершеннолетние. Поэтому без приема в члены кооператива указанных лиц в таких случаях охрана интересов несовершеннолетних наследников не может быть полной, поскольку они не наделяются правами, необходимыми для владения, пользования и распоряжения кооперативным жилым помещением.

Представляется, что в подобных случаях несовершеннолетние наследники в порядке исключения должны приниматься в члены ЖСК с перечислением на их имя пая умершего паследодателя. Такое решение согласуется с возрастными требованиями, установленными для приема в члены многих других кооперативных организаций. Например, согласно Примерному уставу колхоза и типовому уставу потребительской кооперации членами этих организаций становятся граждане в возрасте от 16 лет. В этой связи следовало бы дополнить действующие примерные уставы ЖСК соответствующими указаниями. Охрана интересов несовершеннолетних наследников в этих случаях должна лежать на обязанности органов опеки, о чем также целесообразно указать в примерных уставах ЖСК.

Стабильность условий договора, опосредствующего жилищные правоотношения, имеет важное практическое значение с точки зрения интересов нанимателя. Основы гражданского законодательства и ГК союзных республик установили новые положения, которые существенно расширяют по сравнению с ранее действовавшим законодательством объем правомочий нанимателя при разрешении вопроса об изменении условий договора жилищного найма. Хотя ст. 59 Основ и не содержит прямого запрещения одностороннего изменения указанного договора, тем по менее такое запрощспие непосредственно вытекает из содержанпя ст. 33 Основ, устанавливающей правило, со-

155


гласно которому односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение условий договора не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. В развитие этого правила гражданские кодексы содержат специальную норму, в которой устанавливается, что изменение условий договора найма жилого помещения допускается только с согласия нанимателя, членов его семьи и наймодателя, за исключением случаев, указанных в кодексе (ст. 312).

Гражданские кодексы предусматривают шесть оснований изменения условий договора жилищного найма, а именно: по требованию члена семьи нанимателя (ст. 313); по требованию нанимателей, объединяющихся в одну семью (ст. 314); вследствие признания нанимателем другого члена семьи (ст. 315); в результате освобождения комнаты, не изолированной от занимаемого нанимателем помещения (ст. 316); если у нанимателя образовалась излишняя жилая площадь в виде отдельной изолированной комнаты (ч. 2 ст. 316); вследствие переустройства и перепланировки квартиры (ст. 317). Из приведенных шестп оснований четыре относятся к основаниям, возникающим исключительно по инициативе нанимателей и членов их семей, и лишь два последнихлибо по инициативе наймодателя, либо по желанию нанимателя. Это обстоятельство служит свидетельством заботы законодателя об устойчивости условий договора жилищного найма и обеспечении реальных гарантий прав нанимателей и членов их семей.

Новым гражданским законодательством более четко по сравнению с прежним урегулированы некоторые вопросы, касающиеся оснований и порядка изменения условий договора жилищного найма, и таким образом снят ряд спорных положений, возникавших в прежние годы. Однако обращает на себя внимание большой разнобой в регламентации гражданскими кодексами союзных республик вопросов данной группы. Например, заключение самостоятельного договора найма по требованию члена семьи нанимателя гражданскими кодексами РСФСР (ст. 313), Белорусской ССР (ст. 300), Киргизской ССР (ст. 324), Азербайджанской ССР (ст. 315), Грузинской ССР (ст. 307), Латвийской ССР (ст. 331), Таджикской ССР (ст. 311) допускается лишь в том случае, если выделяющийся член семьи имеет самостоятельный источник средств к суще-

156


ствованию (заработная плата, пенсия и т. п.). Гражданские кодексы остальных союзных республик предоставляют членам семьи право требовать заключения отдельного договора жилищного найма безотносительно к источнику средств к существованию (ГК Украинской ССР (ст. 297), ГК Узбекской ССР (ст. 350), ГК Туркменской ССР (ст. 315), ГК Таджикской ССР (ст. 311), ГК Казахской ССР (ст. 279), ГК Армянской ССР (ст. 318), ГК Молдавской ССР (ст. 318), ГК Эстонской ССР (ст. 318). Представляется, что данное различие не может быть объяснено ни национальными или местными особенностями отдельных союзных республик, ни иной практической целесообразностью, поэтому не является в достаточной степени рациональным. Что касается требования о наличии у выделяющегося лица самостоятельного источника средств к существованию, то оно не вытекает из общих норм советского гражданского права, поскольку отсутствие самостоятельного дохода у совершеннолетнего гражданина не служит основанием, в какой-либо степени ограничивающим его гражданскую правоспособность.

По смыслу указанной правовой нормы отказ в заключении самостоятельного договора может исходить только от паймодателя, являющегося стороной в договоре жилищного найма, а не от членов семьи нанимателя, обладающих лишь правом отказа в согласии на заключение такого договора. Более того, в ГК Таджикской ССР прямо указывается, что отказ в заключении рассматриваемого договора может иметь место только со стороны наймодателя (ст. 311), а ГК Латвийской ССР вообще не упоминает о необходимости согласия всех совершеннолетних пользователей помещения на заключение отдельного договора жилищного найма выделяющимся членом семьи нанимателя (ст. 331). На практике, однако, большинство споров по этому вопросу возникает именно в связи с возражениями членов семьи нанимателя, и суды, как правило, решают эти споры по существу. Такая практика судов нам представляется целесообразной. В этом отношении отличается ГК Узбекской ССР, в котором говорится, что отказ нанимателя, членов его семьи, опекунов (попечителей), проживающих в том же помещении, дать согласие на заключение отдельного договора, а также отказ паймодателя в заключении отдельного договора найма мо-жрт быть оспорен в судебном порядке (ч. 2 ст. 350).

157


Было бы целесообразно внести соответствующие изменения в гражданские кодексы всех союзных республик.

Законом установлено правило, в силу которого совершеннолетний член семьи нанимателя может с его согласия и с согласия остальных совершеннолетних пользователей помещения требовать признания его нанимателем по ранее заключенному договору. Такое же право закрепляется законом в случае смерти нанимателя за любым совершеннолетним членом семьи умершего. На практике иногда возникает вопрос, имеет ли право обратиться в суд один из членов семьи с иском о признании его нанимателем всего помещения, занимаемого семьей, если между членами семьи по этому вопросу не достигнуто соглашение. На этот вопрос нельзя дать однозначного ответа. Если, например, наниматель умер либо выехал на другое постоянное место жительства и между оставшимися членами семьи не достигнуто соглашения о том, кто будет новым нанимателем, суд вправе рассматривать иск любого из членов семьи по поводу заключения с ним договора. При наличии же первоначального нанимателя член семьи вправе требовать заключения отдельного договора найма лишь, если имеется изолированная комната и условия, предусмотренные законом (ст. 313 ГК).

Следует отметить, что гражданские кодексы союзных республик неодинаково регламентируют данное правоотношение. Семь из них (ГК РСФСР (ст. 315), ГК Белорусской ССР (ст. 302), ГК Грузинской GCP (ст. 306), ГК Азербайджанской ССР (ст. 316), ГК Молдавской ССР (ст. 321), ГК Литовской ССР (ст. 338), ГК Латвийской ССР (ст. 332)) допускают возможность признания нанимателем другого члена семьи по указанным основаниям лишь в том случае, если он имеет самостоятельный источник средств к существованию; пять (ГК Украинской ССР (ст. 299), ГК Туркменской ССР (ст. 318), ГК Казахской ССР (ст. 279), ГК Армянской ССР (ст. 321), ГК Киргизской ССР (ст. 327)) не содержат такого требования; три (ГК Узбекской ССР, Таджикской ССР, Эстонской ССР) вообще не имеют статей, направленных на регулирование рассматриваемого правоотношения. Думается, что несогласованность правового регулирования такого важного вопроса не объясняется объективными особенностями союзных республик. Поэтому она должна быть устранена или по крайней мере доведена до минимума.

458


В ч. 5 ст. 59 Основ гражданского законодательства устанавливается, что, если в квартире, в которой проживает наниматель, освободилась комната, не изолированная от занимаемого им жилого помещения, эта комната подлежит передаче в пользование нанимателя. Данная норма текстуально воспроизведена в гражданских кодексах всех союзных республик. Она имеет важное практическое значение, поскольку содействует устранению многонасе-ленности так называемых коммунальных квартир, превращению таких квартир в отдельные и обеспечению таким образом выполнения программной задачи, направленной на всемерное улучшение жилищно-бытовых условий граждан.

В соответствии с требованиями ст. 59 Основ гражданского законодательства в ГК союзных республик предусматривается возможность изменения по требованию най-модателя договора жилищного найма вследствие образования у нанимателя излишков жилой площади (ч. 4 и 5 ст. 316). Согласно этому правилу, наниматель отдельной квартиры, в которой образовалась излишняя изолированная комната, вправе либо сам заселить ее в течение трех месяцев после предупреждения жилищного органа, либо требовать предоставления отдельной квартиры меньшего размера. Наниматель вправе заселить образовавшуюся излишнюю комнату и до получения указанного предупреждения жилищного органа33. В случае отказа нанимателя от переселения в предоставленную ему отдельную квартиру меньшего размера наймодатель может требовать по суду изъятия излишней изолированной комнаты. Суд при этом вправе удовлетворить иск наймодателя лишь при условии, что в предоставляемой нанимателю квартире жилищные условия его семьи не будут ухудшены.

В подобных случаях наниматель оказывается в положении должника альтернативного обязательства, в котором ему принадлежит право выбора (заселить излишнюю площадь или требовать переселения в другую квартиру меньшего размера). При этом выбор нанимателя порождает обязанность наймодателя принять исполнение именно в той форме, в которой требует наниматель. Поэтому если наймодатель отказывается удовлетворить требование

33 См. п. 8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. («Бюллетень Верховного Суда СССР», 1964, № 3, с. 22).

159


нанимателя, последний лишается права на предъявление контрагенту в последующем соответствующего требования. С другой стороны, если наймодатель в течение указанного в законе трехмесячного срока со дня получения требования о переселении не удовлетворит этого требования и не предоставит нанимателю соответствующее жилое помещение, он лишается права на заселение излишков. Этот вывод вытекает из того положения, что предусмотренный ст. 59 Основ трехмесячный срок для наймодателя в равной степени обязателен как в отношении предъявления требования об изъятии излишней комнаты, .так и в отношении рассмотрения требования нанимателя о предоставлении другого жилого помещения. Не менее важными юридическими гарантиями устойчивости договора жилищного найма в рассматриваемых случаях являются, во-первых, требование закона о том, что излишней признается лишь комната размером не менее 9 кв. м, во-вторых, о том, чтобы в результате изъятия излишней комнаты лица разного пола, кроме супругов, не оказались вынужденными проживать в одной комнате либо супруги в разных комнатах (ч. 2—3 ст. 316 ГК).

Действующее гражданское законодательство достаточно подробно регламентирует отношения, возникающие в связи с перепланировкой и переустройством квартир, обеспечивая при этом надежные юридические гарантии прав нанимателей. Закон допускает перепланировку и переустройство жилого помещения только в целях повышения его благоустройства и лишь с согласия нанимателя, совершеннолетних членов его семьи и наймодателя, а также с разрешения исполкома местного Совета (ст. 317 ГК). Если при этом необходимо временно отселить жильцов, то нанимателю, во-первых, должно быть предоставлено на время ремонта другое благоустроенное помещение; во-вторых, ранее заключенный договор жилищного найма не расторгается и не прерывается; в-третьих, по требованию нанимателя суд должен определить срок, в течение которого наймодатель обязан предоставить нанимателю прежнее помещение (ст. 318 ГК); в-четвертых, при существенном уменьшении в размере либо ликвидации ранее занимаемого нанимателем помещения наймодатель обязан по требованию нанимателя предоставить ему и проживающим с ним членам его семьи другое благоустроенное жилое помещение (ст. 319 ГК). Если в результате перепланиров-

160


ки жилое помещение нанимателя увеличилось, наймодатель не вправе" требовать переселения его по этому основанию в другое помещение. Право требовать переселения в случае перепланировки помещения принадлежит только нанимателю. Помимо перепланировки в целях повышения благоустройства квартиры переустройство жилых и подсобных помещений может иметь место в случае, если член семьи нанимателя требует заключить с ним отдельный договор жилищного найма и по техническим правилам соответствующая площадь может быть выделена в изолированную комнату. Это положение прямо сформулировано в ст. 297 ГК УССР и, по нашему мнению, заслуживает того, чтобы его восприняли гражданские кодексы других союзных республик. По этому пути в последнее время идет и судебная практика. Верховный Суд РСФСР, в частности, считает, что переустройство квартир в таких случаях возможно, если при этом имеется надлежащее разрешение исполкома местного Совета и не нарушаются интересы других граждан, проживающих в квартире34.

Таковы в общих чертах гарантии устойчивости договора найма жилого помещения, установленные действующим советским гражданским правом. Существенно ограничивая право наймодателей требовать изменения договора жилищного найма и значительно повышая требования к обеспечению неизменности договора, нормы гражданского права оказывают плодотворное влияние на дальнейшее улучшение жилищных условий советских граждан в соответствии с указаниями Программы КПСС.

Наниматель жилого помещения вправе в любое время расторгнуть договор (ст. 329 ГК). При этом он не обязан указывать мотивы расторжения и не должен предварительно предупреждать наймодателя о предстоящем расторжении договора либо возмещать ущерб, понесенный наймодателем в результате такого расторжения. Закон не связывает право нанимателя на расторжение договора никакими обязательствами, кроме расчета по квартирной плате и сдачи в надлежащем состоянии освобождаемого помещения. Положение же наймодателя в этом отношении иное. Он может требовать расторжения договора тольг-ко в определенных случаях и в порядке, установленном

34 «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1966, № 6, с. 6.

6 Заказ Ni 1591 161


законом. Советским Жилищным законодательством установлено общее правило, согласно которому наниматель может быть выселен из занимаемого им жилого помещения лишь в судебном порядке и с предоставлением другого жилого помещения. Исключения из этого правила могут быть допущены только в случаях, прямо предусмотренных законом.

Выселение по инициативе наймодателя с предоставлением другого жилого помещения допускается в следующих случаях: если дом подлежит сносу по установленным законом основаниям; если дом грозит обвалом; если при капитальном ремонте произведено переустройство или перепланировка, и помещение, которое ранее занимал наниматель, ликвидировано либо существенно уменьшено в размерах; если освобождаются служебные, школьные, лечебные и другие помещения гражданами, которые согласно закону не могут быть выселены без предоставления другого жилого помещения. Предоставляемое выселяемому жилое помещение должно находиться в черте данного населенного пункта, в доме капитального типа, быть благоустроенным применительно к условиям данного города или поселка и размером не менее того, которое занимал выселяемый (ст. 331 ГК). Если наниматель занимал отдельную квартиру или более одной комнаты, то ему должна быть предоставлена соответственно отдельная квартира или помещение, состоящее из того же числа комнат. Если наниматель имел излишки жилой площади, помещение предоставляется в соответствии с установленной в. данной республике (городе) нормой жилой площади, а нанимателю, имеющему право на дополнительную площадь и фактически ею пользующемуся, с учетом права на дополнительную жилую площадь (ст. 316 ГК).

Гражданские кодексы союзных республик наряду с тем предусматривают в порядке исключения случаи выселения нанимателей без предоставления жилой площади. Так, согласно ст. 289 ГК наниматель может быть выселен из занимаемого им помещения без предоставления другой жилой площади вследствие ненадлежащего использования помещения (превращение его в нежилое, систематическая сдача в поднаем и т. д.). Решение о выселении по данному основанию может быть принято только судом по иску управления домами (личного собствен-

162


ника) либо прокурора. В ст. 333 ГК устанавливается, что, если наниматель или члены его семьи систематически разрушают или портят жилое помещение, выселение виновных может быть произведено судом без предоставления другого жилого помещения. При этом необходимо, чтобы противоправное поведение виновных лиц до рассмотрения в суде иска о выселении уже было предметом рассмотрения соответствующих органов или общественных организаций, но принятые меры предупреждения и общественного воздействия оказались безрезультатными 35.

В соответствии с требованиями той же нормы допускается выселение по суду без предоставления другого жилого помещения лиц, которые систематическим нарушением правил социалистического общежития делают невозможным совместное с ними проживание в одной квартире или в одном доме. В данном случае, так же как и в предыдущем, выселению подлежат лишь те лица, которые умышленно создают условия, невозможные для совместного проживания. Выселение по этому основанию допускается лишь после применения к виновному мер предупреждения и общественного воздействия36.

Наймодателю также предоставлено право требовать по суду расторжения договора жилищного найма и выселения без предоставления другого жилого помещения в случаях, когда наниматель владеет на праве личной собственности и в том же населенном пункте жилым домом, пригодным для постоянного проживания, и имеет возможность в нем поселиться, а равно в случаях систематического неплатежа квартирной платы нанимателями помещений в домах личных собственников (ст. 333 ГК) 37.

35 См. также постановление Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. «О судебной практике по гражданским жилищным делам» («Бюллетень Верховного Суда СССР», 1964, № 3, с. 22).

36 Ликвидация жилищного конфликта в подобных случаях возможна также путем принудительного обмена занимаемой жилой площади лицами, создающими невозможность совместного с ними проживания. См. постановление Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. «О судебной практике по гражданским жилищным делам» («Бюллетень Верховного Суда СССР», 1964, № 3, с. 22).

37 См. также п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 20 декабря 1965 г. «О вопросах, возникших в практике применения судами некоторых 'норм ГК РСФСР, регулирующих

163


В ст. 62 Основ гражданского законодательства советам министров союзных республик предоставляется право устанавливать списки предприятий и учреждений важнейших отраслей народного хозяйства и отдельных ведомств, из домов которых допускается выселение в судебном порядке без предоставления другой жилой площади рабочих и служащих, прекративших трудовые отношения в связи с увольнением по собственному желанию, за нарушение трудовой дисциплины либо за совершение преступления. На основании этой нормы в последнее время в списки подобного содержания включено большое число различных организаций.

В законе лишь в общих чертах сформулированы основания, по которым в данном случае может иметь место выселение в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения. На практике эти основания нередко истолковываются неправильно, без учета установленных другими нормами права ограничений выселения, принимаются решения, ущемляющие интересы нанимателей и членов их семей. Несмотря на наличие специального постановления Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г. «О практике применения ст. 62 Основ гражданского законодательства»38, суды при рассмотрении подобного рода споров в ряде случаев не принимают во внимание обстоятельств, обусловивших неизбежность прекращения трудовых отношений с наймодате-лем, а иногда не в достаточной степени исследуют основания предъявления подобных исков39.

Имея в виду, что данный вопрос затрагивает весьма существенные интересы большого круга социалистических организаций и граждан, представляется целесообразным издание специального нормативного акта союзного значения, которым бы более подробно регламентировались условия и порядок выселения нанимателей и членов их семей по основаниям, предусмотренным ст. 62 Основ. При этом следовало бы, во-первых, пересмотреть и сократить списки предприятий (учреждений), из домов которых до-

жилищные отношения» («Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1966, №2, c.l).

38 «Бюллетень Верховного Суда СССР», 1963, № 3, с. 16.

39 «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1963, № 4, с. 2; 5, с. 6;

1964, № 1, с. 10; 1965, № 4, с. 12; № 10, с. 3; 1966, «N» 10, с. 1—2;

1970, № 1, с. 8; № 2, с. 4, 14; № 4, с. 4; .№ 9, с. 16; и др.

164


пускается выселение по указанным основаниям; во-вторых, установить единый порядок утверждения списков предприятий, имеющих право на такое выселение; в-третьих, установить определенные ограничения выселения граждан по этим основаниям. Представляется, что настало время вообще исследовать вопрос о целесообразности сохранения особого порядка выселения. Если же в настоящее время еще нет возможности полностью отказаться от особого порядка выселения граждан по рассматриваемым основаниям, то по крайнем мере необходимо расширить круг лиц, выселение которых без предоставления жилой площади не допускается. Имеются в виду лица, длительное время проработавшие на предприятии, предоставившем жилое помещение, имеющие малолетних детей, одинокие матери и т. п.

Выселение нанимателей из занимаемых ими жилых помещений в административном порядке, с санкции прокурора, возможно лишь в исключительных случаях, прямо предусмотренных законом. Основы гражданского законодательства (ст. 63) установили административный порядок выселения лишь в двух случаях: при самоуправном занятии жилого помещения и при угрозе дома обвалом. Наряду с тем Основы предоставили союзным республикам право вводить, кроме того, указанный порядок выселения из служебных помещений, общежитии и гостиниц. Исходя из этой нормы, гражданские кодексы предусмотрели административный порядок выселения в пяти случаях:

если дом угрожает обвалом, в силу чего возникает необходимость срочного переселения жильцов в другое помещение (ст. 337 ГК); при самоуправном занятии помещения (ст. 338); из служебных помещений (ст. 339); из гостиниц (ст. 341); из общежитии (ст. 340). Во всех перечисленных случаях административный порядок выселения применяется лишь при том условии, если граждане, подлежащие выселению, отказываются добровольно освободить занимаемое помещение. Прокурор дает санкцию на административное выселение только после установления бесспорных законных оснований для выселения в таком исключительном порядке.

Действующее жилищное законодательство не устанавливает исключений при выселении из служебных жилых помещений для лиц, уволенных по состоянию здоровья или по сокращению штатов. Между тем необходимость в

165


подобном исключении очевидна. На практике в ряде случаев лица, долгое время проработавшие в организации, предоставившей служебное жилое помещение, получают общее заболевание, не позволяющее выполнять прежнюю работу (например, дворники, истопники и т. п.) Понятно, что увольнение таких работников не может влечь за собой выселение из занимаемого ими жилища без предоставления другой жилой площади. Увольнение работника по сокращению штатов, в связи с избранием на выборную должность и т. п. также не может служить основанием для выселения без предоставления жилой площади. Совершенно очевидно, что для приведенных и других подобных случаев в законе должно быть установлено исключение из общего правила. Нельзя также признать оправданным отсутствие в действующем законодательстве определения круга лиц (должностей), которым должна предоставляться служебная жилая площадь. Правда, в ГК отдельных союзных республик перечислены некоторые должности, исполнение которых связано с пользованием служебной жилой площади (ст. 324 ГК Казахской ССР, ст. 279 ГК Украинской ССР). Однако указанные перечни не являются полными. Это на практике приводит к тому, что служебной жилой площадью нередко пользуются лица, не имеющие на нее права, а те, кому она действительно должна предоставляться, подчас ее лишаются.

Жилые помещения в домах жилищно-строительных кооперативов предоставляются пайщикам и проживающим с ними членам семьи. Однако члены семьи не обладают самостоятельным правом пользования помещением.

С утратой пайщиком права пользования кооперативным помещением, как правило, утрачивают право пользования этим помещением и члены его семьи. Паенакоп-ление в ЖСК, образовавшееся у супруга-пайщика до вступления в брак, является его личным имуществом, не подлежащим разделу. Это правило распространяется также на пай, внесенный за счет средств супруга, полученных им в дар от третьих лиц или в порядке наследования40. В этом случае не может быть постав-

40 Ст. 22 Кодекса о браке и семье РСФСР; п. 5 «б» постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 28 января 1970 г.; определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Су-166


лен вдпрос и о выделе другому супругу в самостоятельное пользование части помещения. В то же время, исходя из общих начал советского жилищного права, необходимо сделать вывод о сохранении жилищных прав за разведенным супругом пайщика. Не приобретая права на часть пая и на выдел отдельного помещения, последний может пользоваться жилой площадью на равных основаниях с другими членами семьи.

Ни кооператив, ни пайщик не правомочны изменять правовое положение бывших членов семьи, например требовать выселения бывшего супруга или вышедшего из состава семьи взрослого сына41. Кооперативная квартира является собственностью самого кооператива, а не его пайщиков. Член кооператива лишь пользователь помещения. В состав его правомочий не входит право требовать освобождения квартиры другими пользователями, правомерно в ней поселившимися. И хотя в уставах ЖСК нет на этот счет прямого указания, однако данный вывод подтверждается теми нормами устава, которые устанавливают, что каждому члену кооператива предоставляется квартира в соответствии с числом членов семьи, что при вступлении в коооператив пайщик поименно указывает тех членов семьи, которые въезжают в кооперативную квартиру вместе с ним, и эти члены семьи включаются в ордер на вселение.

Гражданскими кодексами союзных республик достаточно подробно урегулированы отношения нанимателей жилых помещений в домах государственного жилищного фонда с членами семьи. В то же время совершенно отсутствуют нормы, которыми следовало бы руководствоваться при решении тех же вопросов, возникающих в процессе пользования жилой площадью в домах жидищ-но-строительных кооперативов. Обойдены эти вопросы и в примерных уставах ЖСК. Последние касаются только некоторых правоотношений по пользованию жилой площадью между пайщиком кооператива и членами его семьи, причем эти вопросы не всегда решаются одинаково в примерных уставах различных союзных республик.

Право пользования площадью супругом пайщика, его детьми и другими членами семьи в случае утраты седа РСФСР по иску Кулагина к Заславской («Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1969, № 8, с. 3). 41 «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1970, № 7, с. 2.

167


меиных связей и развода супругов регулируются лишь в некоторых примерных уставах и только по одному частному основанию раздел пая при разводе. Во всех прочих случаях при прекращении семейных связей последствия для бывших членов семьи в отношении их права пользования жилой площадью примерными уставами не определены. Это ставит членов семьи пайщика кооператива в неравное положение по сравнению с членами семьи нанимателя жилых помещений в других домах и, как правило, приводит к нарушениям их жилищных прав.

Ни общими нормами гражданского права, ни примерными уставами ЖСК не урегулировано правовое положение членов семьи пайщика, если последний выбывает из состава кооператива. Согласно правилам, содержащимся в примерных уставах ЖСК большинства союзных республик, выбывающий из кооператива пайщик имеет право на получение от кооператива принадлежащего ему паена-копления и в то же время он обязан освободить занимаемое им жилое помещение, т. е. выселиться не только сам, но и со всеми проживающими с ним членами семьи, временными жильцами, нанимателями и т. д. В таких случаях члены семьи, в составе которой могут быть престарелые и дети, нередко оказываются в крайне невыгодном положении, и их права никакими нормами не защищаются.

Последствия длительного непроживания члена семьи нанимателя жилого помещения в домах местных Советов и ведомственного жилищного фонда достаточно четко урегулированы нормами ГК союзных республик. В отношении же домов жилищно-строительных кооперативов вопрос о возможности лишения права на площадь членов семьи пайщика в связи с их длительным непроживанием остается не разрешенным ни гражданскими кодексами, ни примерными уставами ЖСК союзных республик. Между тем неограниченное во времени сохранение права на площадь за отсутствующими членами семьи ущемляет право члена кооператива по распоряжению предоставленной ему жилой площадью, в частности, его право на вселение на площадь других лиц, а также новых членов семьи (например, супруга при вступлении в новый брак). В этом случае член кооператива оказывается в худшем положении, чем наниматель в доме государственного жилищного фонда.

168


В заключение необходимо отметить, что проведенная в 1961—1965 гг. кодификация гражданского законодательства явилась важной ступенью в развитии и совершенствовании правовых норм, регулирующих жилищные отношения. В соответствии с Основами и гражданскими кодексами в союзных республиках приняты подзаконные нормативные акты, регулирующие жилищные отношения (типовые договоры найма жилого помещения, инструкции о порядке бронирования и обмена жилой площади и др.).

Дальнейшее упорядочение жилищного законодательства, по нашему мнению, должно направляться, во-первых, по пути унификации и совершенствования действующих в этой области правовых норм, во-вторых, по пути решения вопроса о комплексном регулировании жилищных отношений посредством обособления всех норм жилищного законодательства в самостоятельный правовой институт.


Глава 5

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРАЖДАН В ОТНОШЕНИЯХ ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ ВРЕДА

1. СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ ВРЕДА

Жизнь и здоровье наиболее ценные блага человека. В их сохранении заинтересован каждый гражданин, ибо они дают ему возможность активно участвовать в труде и общественной жизни. Советское государство также заинтересовано в охране жизни и здоровья граждан основных производителей материальных благ, активных строителей коммунистического общества, одной из важнейших задач которого является наиболее полное удовлетворение материальных и духовных потребностей личности.

Государственная охрана здоровья населения осуществляется при помощи системы социально-экономических, санитарно-гигиенических и лечебных мероприятий.

На XXIV съезде КПСС подчеркивалась необходимость дальнейшего улучшения условий и охраны труда рабочих и служащих, создания достаточных мощностей по производству современных средств техники безопасности и охраны труда, обеспечения дорог всем необходимым для безопасного движения транспорта1. Осуществляя всемерную заботу и охрану жизни и здоровья трудящихся, Советское государство предусматривает вместе с тем гарантии материального обеспечения лиц, утративших трудоспособность.

Для социалистического общества далеко не безразлично, в силу каких причин утрачена трудоспособность гражданина: в результате естественных процессов, происходящих в организме человека, в результате несчаст-

4 XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза, Сте-ногр. отчет, т. 2. М., 1971, с. 22, 38,

170


ного случая или по вине какого-либо конкретного лица (гражданина или организации). С учетом сочетания интересов государства в целом и отдельной личности осуществляется правовое регулирование отношений по возмещению вреда, различаются методы, формы и источники материального обеспечения нетрудоспособных.

В соответствии со ст. 120 Конституции СССР граждане СССР имеют право на материальное обеспечение в старости, а также в случае болезни и потери трудоспособности. Это право гарантировано широким развитием социального страхования рабочих и служащих за счет государства, бесплатной медицинской помощью, предоставлением в пользование трудящимся широкой сети курортов.

Дополнительно к Закону о государственных пенсиях 1956 г.2 Законом СССР «О пенсиях и пособиях членам колхозов» от 15 июля 1964 г.3 установлена государственная система пенсионного обеспечения колхозников. Таким образом, система социального страхования и обеспечения охватывает всех трудящихся нашей страны.

XXIV съездом КПСС намечена широкая программа повышения благосостояния советского народа. Наряду с увеличением доходов, получаемых в виде оплаты по труду, значительно возрастут общественные фонды потребления. Объем их намечено увеличить в 1,4 раза и довести в 1975 г. до 90 млрд. руб. Средства из этих фондов пойдут на осуществление важнейших социальных мероприятий, в том числе на улучшение 'пенсионного обеспечения инвалидов и семей, потерявших кормильца. Намеченная съездом партии Программа успешно проводится в жизнь. Введены в действие Указ Президиума Верховного Совета СССР «О повышении минимального размера пенсии по старости для рабочих и служащих» 4 и Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мерах по дальнейшему улучшению пенсионного обеспечения колхозников» 5, в соответствии с которым членам колхоза повышен минимальный размер пенсии по старости и инвалидности. 21 ноября 1973 г. принят Указ Президиума Верховного Совета СССР

2 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1956, Ni 15, ст. 313.

3 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1964, № 29, ст. 340.

4 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1971, № 23, ст. 238.

5 Там же, ст. 239.

171


«О дальнейшем повышении размеров пенсий инвалидами семьям, потерявшим кормильца» 6. Несмотря на все возрастающее значение общественных фондов потребления, они в настоящее время не могут еще полностью удовлетворять материальные потребности нетрудоспособных.

Немаловажное значение в защите материальных интересов граждан, утративших трудоспособность или средства существования в связи с потерей кормильца, а также граждан, которым причинен вред в результате повреждения или уничтожения имущества, имеют гражданско-правовые институты, направленные на возмещение вреда. К ним относятся: обязательства, возникающие вследствие причинения вреда; обязательства, возникающие вследствие спасания социалистического имущества, и государственное страхование.

Согласно ст. 88 Основ гражданского законодательства (ст. 444 ГК) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В соответствии с указанной статьей возникает правоотношение, именуемое обязательством из причинения вреда. Ст. 465 ГК Казахской ССР формулирует специальное правило о том, что соглашения, изменяющие предусмотренные законом условия и порядок ответственности за противоправное причинение вреда, недействительны. Хотя в других ГК и нет такого указания, однако императивный характер норм о возмещении причиненного вреда, установленный в интересах потерпевшего, не вызывает сомнений.

Противоправные действия могут посягать на личные и имущественные блага. С учетом этого закон (ст. 88 Основ) говорит о вреде, причиненном личности или имуществу гражданина. Нанесение вреда личности выражается в повреждении здоровья или причинении смерти. Однако характер вреда определяется не по непосредственному объекту посягательства, а по результатам последнего, в зависимости от того, в какой мере результат посягательства отразился на имущественном положении или моральном состоянии потерпевшего. Так, результатом посягательства на жизнь человека в одном случае может быть потеря трудоспособности и соответственно утрата заработка (имущественный вред), а в другом

6 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1973, ,№ 48, ст. 678. 172


неизгладимое обезображение (моральный вред). В конечном счете как при посягательстве на жизнь и здоровье, так и при посягательстве на имущество результатом противоправных действий является имущественный или моральный вред или их сочетание 7. Причинение морального вреда более характерно для противоправного посягательства на личные блага.

Потерпевший заинтересован в ликвидации всех неблагоприятных последствий, вызванных противоправными действиями причинителя: и моральных, и материальных. Обязательства из причинения вреда призваны восстановить имущественное положение потерпевшего в том виде, в каком оно находилось бы, если бы вред не был причинен 8.

Однако нередко при повреждении здоровья или смерти граждан моральные потери невосполнимы. Таким образом, если возмещением вреда причиненного имуществу, как правило, исчерпываются интересы гражданина, то даже самое полное восстановление материального положения лица, утратившего трудоспособность, не способно удовлетворить его моральные потребности.

Поэтому значение обязательств из причинения вреда не ограничивается восстановительной функцией. Восстановление прежнего состояния или возмещение убытков имеет весьма важное значение, но все же не определяет главную цель института гражданско-правовой ответственности. Ведь сами по себе вопросы о материальном обеспечении потерпевшего или возмещении убытков могут быть решены при помощи государственного социального обеспечения (страхования).

7 Малеин Н. С. Возмещение вреда, причиненного личности. М., 1965, с. 12.

8 Законодательством ряда социалистических стран предусматривается возмещение морального вреда. Так, в соответствии с § 444 ГК Чехословацкой Социалистической Республики при причинении вреда здоровью предоставляется единовременное возмещение за физические страдания и за ухудшение возможностей применить себя в обществе. Согласно ГК Польской Народной Республики, если потерпевший полностью или частично утратил трудоспособность либо если увеличились его потребности или уменьшились возможности добиться успеха в будущем, он может требовать от лица, обязанного возместить вред, выплаты ему ренты. Суд может взыскать в пользу потерпевшего соответствующую сумму в качестве денежного удовлетворения за нанесенную обиду. Возмещение морального вреда предусматривается законом об обязательствах и договорах 1950 г. Болгарской Народной Республики.

173


С точки зрения государства и гражданина значительно важнее предотвратить повреждение здоровья, которое восстанавливается далеко не всегда, чем компенсировать вред, возникший в результате несчастного случая. Исходя из этого социальное значение правового регулирования отношений по возмещению вреда состоит в том, что оно направлено на обеспечение надлежащего, исключающего совершение правонарушений поведения членов общества. Воздействуя на имущественную сферу правонарушителя гражданина, обязательства из причинения вреда призваны воспитывать бережное, внимательное отношение к жизни, здоровью и имуществу другого, способствуя тем самым строгому соблюдению законов, направленных на охрану этих благ. Обязанность организаций, предприятий, учреждений, колхозов возместить причиненный гражданину вред стимулирует улучшение охраны труда и техники безопасности, создание наиболее безопасных условий труда.

Воспитательное воздействие обязательств из причинения вреда сказывается не только на конкретном лице, испытывающем отрицательные материальные последствия своего противоправного поведения. Они выполняют еще функций общей превенции, поскольку сама угроза гражданской ответственности стимулирует потенциальных правонарушителей к воздержанию от противоправных действий (или бездействия), могущих причинить вред здоровью или имуществу.

Каждый гражданин Советского Союза обязан беречь и укреплять общественную социалистическую собственность, как священную и неприкосновенную основу советского строя, как источник богатства и могущества родины, источник зажиточной и культурной жизни всех трудящихся (ст. 131 Конституции СССР).

Советская действительность дает немало примеров самоотверженности и героизма граждан, которые, выполняя свой конституционный долг, рискуя жизнью и здоровьем, делают все возможное для спасания социалистического имущества от грозящей ему опасности уничтожения или повреждения. Подобные поступки получают высокую моральную оценку общества.

Государство защищает и имущественные интересы граждан, утративших трудоспособность при спасании всенародного достояния. Им назначается пенсия в повышен-

174


ном размере. В тех же случаях, когда назначенная потерпевшему пенсия не достигает размера заработка, получаемого до увечья, встает вопрос о выплате разницы между утраченным заработком и пенсией.

Правоотношения, возникающие в рассматриваемых случаях, урегулированы ст. 95 Основ (472 ГК). Согласно этой статье вред, понесенный гражданином при спасании социалистического имущества от угрожающей ему опасности, должен быть возмещен той организацией, имущество которой спасал потерпевший.

Опасность, угрожающая социалистическому имуществу, может быть вызвана различными причинами: и стихийными бедствиями, и противоправными действиями. Независимо от характера опасности организация, в интересах которой действовал гражданин, обязана возместить вред, возникший у потерпевшего. Учитывая это, о воспитательно-предупредительной роли обязательств, возникающих вследствие спасания социалистического имущества, можно, видимо, говорить только в случаях, когда вред возмещается организацией, виновной в создании опасности, угрожающей социалистическому имуществу.

В литературе высказано суждение, что возмещение вреда, понесенного при спасании социалистического имущества, служит стимулом к дальнейшей деятельности, связанной со спасанием социалистического имущества в случаях, когда ему угрожает опасность9. Однако спасательные действия советских людей определяются моральными мотивами, а не материальными расчетами. Они являются ярким примером сочетания личных интересов с общественными или, точнее, свидетельствуют о преобладании общественных интересов над личными. Поэтому возмещение вреда, понесенного при спасании социалистического имущества, не может рассматриваться, по нашему мнению, как материальное стимулирование подобных действий.

Важное значение для укрепления материального благосостояния трудящихся имеет гражданско-правовой институт государственного страхования.

Социально-экономическая сущность страхования заключается в том, что государство в лице специального ор-

9 Яичное К. К. Права, возникающие в связи с потерей здоровья. М., 1964, с. 151.

175


гана Госстраха СССР принимает на соответствующих условиях обязанность возместить вред, возникающий при наступлении предусмотренных в законе событий 10. За последние годы темпы развития личного и имущественного страхования значительно возросли. К началу 1974 г. насчитывалось 27 млн. договоров смешанного страхования жизни, более 5 млн. договоров страхования детей и свыше 17 млн. договоров страхования от несчастных случаев н, т. е. более 49 млн. договоров только по трем видам добровольного личного страхования.

Согласно ст. 78 Основ (ст. 386 ГК) государственное страхование осуществляется в форме обязательного и добровольного страхования. Формы страхования связаны с основаниями возникновения страхового обязательства. Страховое обязательство может возникнуть в силу закона или договора.

Обязательным называется страхование, возникающее независимо от воли его участников, непосредственно из закона12. Закон устанавливает все условия обязательного страхования. Добровольное страхование основано на договоре. Условия такого договора также в значительной мере определены законом, но сам вопрос о заключении договора решается исключительно сторонами.

Термины «обязательное» и «добровольное» страхование не совсем точно отражают сущность вопроса. Принцип добровольности распространяется в полной мере только на страхователей. Органы государственного страхования не имеют права отказать гражданам (организациям) в заключении с ними договоров по добровольному страхованию, кроме случаев, строго оговоренных правилами. Это делает добровольное страхование по существу односторонне-обязательным для страховых органов, хотя до за-

10 О заемно-сберегательных элементах личного страхования см.:

Мусин В. А. О природе страховых правоотношений. «Правоведение», 1970, 4, с. 45; Рейтман Л. И. Личное страхование в СССР. М, 1969, с. 10—11.

11 Баторин В. Г. Новое в личном страховании. М., 1974, с. 3.

12 Обязательность страхования может выразиться и в обязанности для обеих сторон заключить договор, как это имеет место, например, при страховании пенсий в случаях, предусмотренных в постановлении ЦИК и СНК СССР от 23 ноября 1927 г. «О капитализации пенсий и платежей, причитающихся с ликвидируемых предприятий за увечье или смерть» (СЗ СССР 1927, ,№ 65, ст. 661).

176


ключения страхового договора страховое правоотношение все же не возникает.

Помимо деления на обязательное и добровольное (по форме) страхование имеет еще два вида: личное и имущественное. Наиболее распространено мнение, согласно которому личное и имущественное страхование различаются по объекту страхования. Если таким объектом служит жизнь, здоровье и трудоспособность граждан, то возникает личное страхование, если объектом является имущество имущественное.

Существует также точка зрения, что поскольку договор личного страхования как и договор страхования имущества имущественная сделка, постольку его объектом не могут быть личные неимущественные блага.. Предметом страхования, а вместе с тем и объектом страхового правоотношения является результат, эффект деятельности страховой организации, выражающийся в экономическом обеспечении застрахованного лица 13.

В литературе встречаются возражения против признания предметом страхового правоотношения имущественного блага. Полагают, что, когда страховщик заключает договор страхования, он не принимает на себя обязательства восстановить ту или иную вещь, пострадавшую от наступления страхового случая, а обязывается только возместить тот ущерб, который может понести страхователь. Таким образом, страхуется не определенная вещь, а интерес страхователя в целости страхуемого имущества 14. С подобным суждением вряд ли можно согласиться. Страховой интерес не является ни предметом страховой охраны, ни предметом страхового правоотношения. Он одна из необходимых предпосылок возникновения и существования этого правоотношения. Причем страховой интерес не ограничен сферой имущественного страхования 15, а действует и в страховании личном, хотя и с существенным отличием, как и действие соотноси-

" Яичков К. К. Указ. соч., с. 15.

14 Серебровский В. И. Страхование. М., 1927, с. 78.

15 К. А. Граве, Л. А. Лунц считают, что страховой интерес существует только в имущественном страховании, ибо при личном страховании страховая сумма подлежит выплате безотносительно к тому, связано ли наступление страхового случая с какими-либо убытками для страхователя или выгодоприобретателя или дет (Граве К. А., Лунц Л. А. Страхование. М., 1960, с, 44).

177


тельной с ним категории имущественной потребности. В личном страховании, как и в имущественном, интерес является подлинным основанием страхового обязательства, без чего договор личного страхования рискует превратиться в страховую игру 16.

В самом деле, при отсутствии у населения экономической заинтересованности в личном страховании последнее едва ли было бы возможно. Личное -страхование вызвано к жизни вероятностью наступления ряда событий, способных породить потребность в материальном обеспечении. В возможности получить такое обеспечение и состоит страховой интерес в личном страховании 17. Вряд ли можно согласиться с утверждением, что объектом страхового правоотношения по обоим видам страхования является денежная сумма, если учесть, что право на страховое возмещение и страховую сумму своим возникновением обязано страховому случаю и при отсутствии его денежная сумма не выплачивается.

Предметом и имущественного и личного страхования являются действия, на которые направлено правомочие страхователя и которые составляют обязанность страховщика 18. Деление страхования на различные виды обусловлено, на наш взгляд, различием объектов страховой охраны и с учетом этого методом страхового обеспечения. При имущественном страховании страховая организация обязуется при наступлении страхового случая возместить понесенный ущерб (выплатить страховое возмещение) в пределах обусловленной по договору суммы, а когда имущество застраховано не в полной стоимости,соответствующую часть ущерба. При личном страховании обусловленная по договору сумма выплачивается страховой организацией независимо от сумм, причитающихся страхователю по государственному социальному страхова-

16 Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М., 1947, с. 217.

17 Яичное К. К. Указ. соч., с. 16.

В экономической литературе вопрос о наличии интереса в личном страховании не является дискуссионным (Рейтман Л. И. Личное страхование в СССР, с. 21; Государственное страхование в СССР. М., 1971, с. 20; Могилев Л. А. Государственное страхование в СССР и проблемы его развития. М., 1972, с. 208),

18 Граве К. А., Лунц Л. А. Указ. соч., с. 19—20.

178


нию, социальному обеспечению, и сумм, выплачиваемых в порядке возмещения вреда (ст. 388 ГК).

Наибольшее распространение в Советском Союзе получили такие подвиды добровольного личного страхования, как смешанное страхование жизни (смешанное страхование жизни с условием выплаты удвоенной страховой суммы в случае утраты страхователем общей трудоспособности), страхование детей, страхование от несчастных случаев и страхование работников за счет предприятий, учреждений и организаций19.

В обязательном порядке проводится страхование пассажиров на путях сообщения железнодорожного и водного транспорта (кроме пригородного сообщения), воздушного транспорта и автомобильного транспорта общего пользования (кроме сообщения на всех внутриобластных, внутри-краевых маршрутах и маршрутах в республиках, не имеющих областного деления).

В нашей стране проводятся следующие виды страхования имущества, принадлежащего гражданам: страхование строений, страхование животных, страхование домашнего имущества и страхование средств транспорта. Страхование строений и животных в хозяйствах граждан проводится как в обязательном, так и в добровольном порядке. Домашнее имущество и средства транспорта подлежат лишь добровольному страхованию.

Установленный порядок страхования имущества (добровольный или обязательный) позволяет наиболее полно учитывать интересы отдельных граждан (страхователей) и интересы государства. Скорейшее восстановление разрушенных и поврежденных жилых зданий, находящихся в личной собственности, например, представляет в социально-экономическом смысле одну из важнейших задач. Ведь в данном случае речь идет о восстановлении самых

19 В социалистических странах кроме указанных видов яичного страхования существует целый ряд вариантов. Так, в Болгарии, Венгрии, Чехословакии, Югославии есть смешанное страхование двух жизней (супругов); в Чехословакии широко развито страхование похорон; в Венгрии имеется много вариантов страхования от несчастных случаев: страхование посетителей паровых бань, участников мотоциклетных гонок, членов общественных организаций (спортивных, охотничьих, пожарных); страхование экскурсий и различных массовых мероприятий существует в Чехословакии и Югославии.

179


необходимых жизненно важных условиях существования. Вместе с тем некоторые граждане не всегда проявляют предусмотрительность, чтобы обезопасить себя на случай экономических затруднений, которые могут быть причинены стихийными бедствиями, пожарами и т. д. Поэтому такое имущество, как жилые строения, подлежит обязательному страхованию.

Когда же речь идет о страховании дорогостоящего имущества, которое не является предметом первой необходимости, страхование носит добровольный характер.

Обязательства из причинения вреда и обязательства, возникающие- вследствие спасания социалистического имущества, прекращаются, когда вред возмещен. При добровольном страховании страховое обязательство действует, как правило, в пределах договорного срока. Однако возможно и досрочное прекращение договора. Например, досрочно прекращается договор страхования от несчастных случаев, если страхователю выплачена полная страховая сумма в связи с постоянной утратой им общей трудоспособности. Правила смешанного страхования предусматривают условие, при котором договор страхования считается досрочно расторгнутым, в частности при неуплате страхователем (независимо от причины) очередных взносов за два месяца подряд (текущий и предыдущий) с 1 числа третьего месяца договор страхования считается расторгнутым. Страхователь имеет право, подав письменное заявление, досрочно прекратить договор страхования по собственной инициативе.

Обязательное имущественное страхование не имеет срока, оно действует непрерывно, т. е. до тех пор, пока существует застрахованное имущество. При обязательном страховании пассажиров действие договора страхования протекает с момента объявления посадки на соответствующий вид транспорта до момента оставления территории станции, пристани, аэродрома в пункте назначения.

Итак, все три рассмотренные гражданско-правовые институты направлены на компенсацию материального вреда, возникшего у гражданина. Однако если назначение обязательств, возникающих вследствие спасания социалистического имущества и страхования, как правило, исчерпывается указанной задачей, то обязательства, возникающие вследствие причинения вреда, призваны, кроме

180


того, предупредить, исключить правонарушение20. С учетом этого следует рассматривать вопрос об основаниях (началах) возмещения вреда по всем трем институтам.

Имущественный вред, нанесенный гражданину, возмещается привлечением лиц, виновных в его причинении, к гражданско-правовой ответственности.

Гражданско-правовая ответственность может наступать при наличии состава правонарушения, т. е. при единстве указанных в законе признаков, характеризующих правонарушение. Условиями ответственности за причинение вреда принято считать: противоправность, вред, причинную связь и вину. Существует также суждение, что состав гражданского правонарушения характеризуется такими признаками, как объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона 21. В гражданском праве вопрос о вине как основании ответственности^ является дискуссионным.

Гражданско-правовая ответственность характеризуется отрицательными имущественными последствиями для причинителя. Абсолютизируя этот признак, ряд исследователей признают ответственностью всякую обязанность возместить вред, в том числе причиненный независимо от вины.

Существует несколько теорий, обосновывающих ответственность без вины. Это «теория двух начал»22, «теория виновного начала с исключением» 23 и «теория объективных моментов» 24. Названные теории оправдывают ответственность без вины ссылкой на ее стимулирующий характер, необходимость защиты интересов по-

20 О соотношении государственного страхования с деликтной ответственностью см.: Собчак А. А. Деликтная ответственность и страхование. «Вестник Ленинградского университета», 1964, № 17, с. 126.

21 Малеин Н. С. Понятие и основание имущественной ответственности. «Советское государство и право», 1970, № 12, с. 40.

22 Яичное К. К. Система обязательств из причинения вреда в советском праве. В кн.: Вопросы гражданского права. М., 1957, с. 170.

23 Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955, с. 13; Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970, с. 17.

24 Алексеев С. С. Предмет советского социалистического гражданского права. «Ученые труды Свердловского юридического института», серия права, т. 1,1959, с. 273.

181


терпевшего и терминологию закона, называющего обязая-ность по возмещению вреда, причиненного независимо от вины, «ответственностью». Отличаются они друг от друга различным определением соотношения виновной и невиновной ответственности в гражданском праве.

Указанные теории и аргументы в пользу ответственности независимо от вины уже подвергались обоснованной, на наш взгляд, критике 25.

Встречаются и другие объяснения существования невиновной ответственности. Согласно одному из них установление в гражданском праве ответственности независимо от вины связано в основном с интересами обеспечения устойчивости гражданского оборота, уверенности его участников в максимальной охране их прав, с невозможностью на современном этапе развития социалистического общества возмещения причиненного без вины имущественного вреда за счет, например, государства26.

Подобные рассуждения представляются неубедительными. Конечно, необходимо обеспечивать устойчивость гражданского оборота. Но вряд ли справедливо это делать за счет интересов невиновных лиц. Кроме того, невозможность государства за свой счет возмещать причиненный без вины имущественный вред вовсе не исключает использование для этих целей иных источников, например специальных фондов (страховых), создаваемых заинтересованными лицами.

Полагают также, что возмещение невиновного вреда лицом, причинившим вред, явление временного характера: в связи с общей тенденцией усиления воспитательно-предупредительной функции права принцип вины как основание гражданско-правовой ответственности должен проводиться все более последовательно27.

В настоящее время в правовой литературе все более четко выявляется нетрадиционный подход к рассмотрению вопроса о гражданско-правовой ответственности. Предпринимаются попытки найти и обосновать иные, нежели

25 Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966, с. 118; Малеин Н. С. Винанеобходимое условие имущественной ответственности. «Советское государство и право», 1971, № 2, с. 29.

26 Самощенко И. С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1963, с. 186.

27 Белякова А. М. Возмещение причиненного вреда. М., 1972, с. 16.

182


ответственность, начала возмещения невиновного вреда. В связи с этим представляет интерес «теория исключительно виновного начала», в которой наиболее полно, с нашей точки зрения, отражается сочетание интересов личности и общества при регулировании обязательств, возникающих вследствие причинения вреда.

Отрицательные последствия для лица, привлекаемого к гражданско-правовой ответственности, заключаются не только в обязанности возместить имущественный вред, но' и в общественном осуждении этого лица. Осуждению жеотрицательным последствиям морального порядка подлежит не всякое поведение гражданина, а лишь выражающееся в виновных действиях. Представляя собой юридическое выражение осуждения обществом виновного поведения лица, его отрицательного отношения к интересам, охраняемым государством, имущественная ответственность стимулирует желательное для общества поведение граждан и тем самым способствует искоренению правонарушений.

Невиновное, безупречное поведение лица, причинившего вред, не должно вызывать отрицательной оценки общества, не должно осуждаться. Отсюда делается правильный, по нашему мнению, вывод о том, что без вины, без общественного осуждения нет ответственности28.

Авторы, придерживающиеся подобного взгляда, подчеркивают, что ответственность и возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, имеют лишь внешнее сходство, которое не дает оснований для отождествления ответственности с другими правовыми формами восстановления имущественного положения потерпевшего.

Таким образом, сторонники «теории исключительно виновного начала» исходят из того, что не всякое возмещение вреда можно считать ответственностью, а лишь то, которое является следствием виновных действий причи-нителя. В случае же совершения невиновных действий возмещение вреда происходит на других началах, а именно: на началах риска.

28 Александров Н. Г Законность и правоотношения в социалистическом обществе. М., 1955, с. 168. Красавчиков О. А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, с. 131;

Малеин Н. С. Вина необходимое условие имущественной ответственности, с. 29.

183


Риск не является новой, неизвестной нашему законодательству и науке категорией. Данная категория встречается в разнообразных сферах хозяйственной деятельности. В одних случаях законодатель прямо оперирует понятием риска (ст. 138 ГК), в других идея риска внешне не выражается, но при достаточном анализе легко обнаруживается в ряде норм гражданского права.

В литературе не раз предпринимались попытки определить понятие риска29. Но как бы ни были различны даваемые определения, риск воспринимается прежде всего как возможность наступления неблагоприятных имущественных последствий, а несение риска как принятие на себя этих неблагоприятных последствий, могущих наступить в силу случайных обстоятельств.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, строится на сочетании двух начал:

ответственности (при наличии вины) и риска (при отсутствии вины).

Существует мнение, что риск может наряду с виной являться субъективным основанием гражданско-правовой ответственности и в то же время основанием распределения убытков. Критерием такого разграничения является противоправность30. Такой конструкцией объясняется возложение гражданской ответственности при невиновном причинении вреда. По указанным выше соображениям, она представляется неприемлемой.

Некоторые авторы, учитывая безразличное (по их мнению) ' отношение закона (ст. 90 Основ) к вине владельца источника повышенной опасности, полагают, что возмещение вреда, причиненного этим источником, не носит характера гражданско-правовой ответственности31. С подобным суждением согласиться нельзя. В подавляющем большинстве случаев вред владельцами источников повышенной опасности причиняется виновно. Следовательно, возлагаемая на них обязанность возместить вред является ответственностью. Кроме того, законодатель совсем небезразличен к вине причинителя. Согласно ст. 93 Основ в

29 Ойгензихт В. А. Категория «риска» в советском гражданском праве. «Правоведение», 1971, ,№ 5, с. 67.

30 Там же, с. 68.

31 Стависский Л. Р. Обязанность возмещения вреда по ст. 95 Основ гражданского законодательства. «Правоведение», 1971, № 5, с. 73.

184


зависимости от степени вины потерпевшего (а при вине причинителя вреда ив зависимости от степени его вины) размер возмещения вреда должен быть уменьшен либо в возмещении вреда должно быть отказано, если иное не предусмотрено законом Союза ССР.

В цивилистической литературе утвердилось суждение, что обязанность социалистической организации возместить вред в соответствии со ст. 95 Основ не является гражданско-правовой ответственностью 32. Действия гражданина, предпринимаемые в целях спасания социалистического имущества, правомерны, более того, они поощряются обществом, государством. В отношении основания возложения обязанности по возмещению причиненного вреда на организацию, имущество которой спасалось, высказаны различные суждения. Одни авторы полагают, что, предпринимая действия по спасанию социалистического имущества, гражданин сознательно идет на материальный риск, допуская возможность наступления вредных последствий (повреждение здоровья или гибель). Учет риска гражданина послужил основанием для установления обязанности возмещения понесенного вреда 33.

По мнению других, вопрос должен быть поставлен в иной плоскости: несет риск тот, кому принадлежит имущество. Риск социалистической организации заключается в принятии на себя всех расходов по сбережению своего имущества, в том числе вреда, понесенного спасателем социалистического имущества. Этот риск и служит основанием возложения обязанности возместить вред, понесенный гражданином, на ту организацию, имущество которой спасал потерпевший. Ничем иным, кроме несения риска, полагают сторонники указанной точки зрения, невозможно объяснить возложение обязанности возмещения вреда потерпевшему при спасании социалистического имущества 34. В этом с ними трудно не согласиться.

Нельзя признать социально оправданным существую-

32 Вердников В. Г., Кабалкин А. Ю. Возмещение вреда, понесенного гражданином при спасании социалистического имущества. М., 1963, с. 32; Майданик Л. А., Сергеева Н. Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. М., 1968, с. 136.

33 Рассудовский В. Вопрос об имущественном риске в гражданском праве. «Советская юстиция», 1963, № 18, с. 15.

34 Стависский П. Р. Возмещение вреда при спасании социалистического имущества, жизни и здоровья граждан. М., 1974, с. 27.

185


Щее в настоящее время положение, когда имущественные интересы граждан, утративших здоровье при совершении действий по спасанию человеческой жизни, не защищены в полной мере. Общество, государство заинтересовано в воспитании социальной активности граждан.

В соответствии с Основами гражданского законодательства (ст. 88) вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению лишь в случаях, предусмотренных законом. Все гражданские кодексы формулируют правило, согласно которому не возмещается вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы. Освобождая от ьозмещения вреда лицо, совершившее действия, направленные на защиту интересов Советского государства, общественных интересов, личности или прав обороняющегося или другого лица от общественно опасного посягательства, законодатель поощряет активное участие в борьбе с нарушителями социалистического правопорядка. Вместе с тем невозмещение материального вреда является моментом, который сдерживает нарушителя от совершения противоправных действий.

Как правило, в состоянии необходимой обороны вред причиняется нападающему. Однако возможны ситуации, когда потерпевшим может оказаться не гражданин, совершивший нападение, а третье лицо. ГК Молдавской (ст. 479) и Узбекской ССР (ст. 482) возлагают возмещение вреда, причиненного при защите от противоправного нападения третьему лицу, на гражданина, совершившего нападение. Такое решение представляется правильным. Оно обеспечивает охрану материальных интересов потерпевшего и служит задаче предупреждения правонарушений, связывая с действиями нападавшего неблагоприятные материальные последствия. Остальные гражданские кодексы не предусматривают возмещение вреда, причиненного в указанных случаях. Материальные интересы потерпевшего остаются незащищенными.

Четырнадцать гражданских кодексов, регулируя возмещение вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, возлагают обязанность его возмещения на лицо, причинившее вред. Учитывая обстоятельства, при которых был причинен этот вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал тот, кто причинил вред, либо освобо-

186


дить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и лицо, причинившее вред.

Возложение обязанности по возмещению вреда на гражданина, совершившего действия, направленные на устранение опасности, угрожающей интересам Советского государства, общественным интересам, личности или правам другого лица, вряд ли может поощрять совершение подобных действий в будущем. Поэтому, по нашему мнению, более правильно регулирует данный вопрос ГК Литовской ССР. Согласно ст. 488 этого кодекса вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, в интересах которого совершены действия, причинившие вред. Учитывая обстоятельства, при которых был причинен вред, суд может полностью или частично освободить это лицо от возмещения вреда 35.

В гражданском праве общепризнано, что обязанность Госстраха выплатить страховую сумму (страховое возмещение) построена на началах риска и не является ответственностью. Эта обязанность возникает при наступлении неблагоприятных имущественных последствий, явившихся результатом определенных событий, указанных в Правилах страхования и именуемых «страховым случаем».

Согласно Правилам смешанного страхования жизни к страховым случаям относятся: смерть страхователя; полная или частичная утрата страхователем общей трудоспособности в результате травмы, случайного острого отравления, заболевания клещевым весенне-летним энцефалитом или полиомиелитом, а также окончание срока страхования.

При обязательном страховании строений граждан к страховым случаям относятся гибель или повреждение строений в результате пожара, удара молнии, взрыва, наводнения, землетрясения, бури, урагана, ливня, града, обвала, оползня, а также случаи, когда для прекращения распространения пожара или при внезапной угрозе наводнения необходимо было разобрать строение или перенести его на другое место. По добровольному страхованию кроме указанных страховых случаев выплата страхового возмещения предусматривается также при повреж-

35 Аналогично решается этот вопрос в ст. 438 Гражданского кодекса Польской Народной Республики.

187


дении строении в результате аварии отопительной системы, водопроводной и канализационной сетей.

Животные, принадлежащие гражданам, страхуются как в обязательном, так и в добровольном порядке на случай падежа от болезней, несчастного случая или вынужденного убоя по распоряжению работников ветеринарной службы в связи с проведением профилактических мероприятий.

Домашнее имущество и средства транспорта, принадлежащие гражданам, страхуются на случай гибели или повреждения при наступлении тех же событий, что и при страховании строений, а также на случай хищения. Кроме того, договор страхования домашнего имущества предусматривает возмещение ущерба, возникшего при спасании имущества во время страхового случая (поломка вещей или порча их водой во время тушения пожара и т. п.). Правила страхования средств транспорта предусматривают в качестве страховых случаев аварию и гибель средств транспорта в связи с хищением или угоном. При страховании происходит так называемое разложение риска (риск общественного фонда). Возмещение вреда за счет фонда, создаваемого заинтересованными лицами (страхователями), полностью соответствует интересам общества и отдельных граждан. С учетом этого совершенствование действующего законодательства должно идти в направлении развития института страхования и рационального сочетания его с институтом имущественной ответственности. Представляется целесообразным, в частности, введение института страхования гражданской ответственности в целях исключения ответственности без вины и вместе с тем обеспечения в большей степени имущественных интересов потерпевших 36.

36 Страхование гражданской ответственности предусматривается законодательством ряда социалистических стран. Например, согласно ст. 822 ГК Польской Народной Республики по договору о страховании гражданской ответственности страховая организация обязуется уплатить определенное договором возмещение за вред, причиненный третьими лицами, по отношению к которым ответственность за вред несет страхователь или лицо, в чью пользу заключен договор страхования. § 347 ГК Чехословацкой Социалистической Республики также предусматривает страхование ответственности за вред, причиненный жизни и здоровью, вещи, и за другой имущественный вред.

188


В настоящее время уже не высказываются возражения против введения страхования гражданской ответственности владельцев механизированных средств транспорта. Однако имеются разногласия по вопросу регулирования отношений между Госстрахом и причинителем вреда. По мнению одних, органам Госстраха следует предоставить право регресса к владельцу автотранспортных средств лишь в тех случаях, когда последний действовал умышленно, или управлял машиной в нетрезвом^ состоянии, или не имел удостоверения на управление, а также к лицу, противоправно завладевшему средством транспорта и причинившему вред37. По мнению других, владельцы машин должны отвечать перед Госстрахом в порядке регресса во всех случаях, если вред причинен по их вине 38. Последнее мнение представляется правильным. Предлагаемый сторонниками первой точки зрения перечень не охватывает все ситуации виновного причинения вреда и противоречит нормам действующего законодательства (ст. 81, 88, 90 Основ). При таком регулировании отношений виновные причинители вреда иногда имели бы возможность ценой своих взносов в страховой фонд «откупиться» от ответственности, а это снижает воспитательное значение институтов ответственности и страхования. Вместе с тем заслуживает внимания предложение о предоставлении Госстраху права регресса к лицу, противоправно завладевшему автотранспортным средством и причинившему вред. Все это требует специального регулирования.

Необходимость принятия законодательного акта о страховании гражданской ответственности владельцев автомашин приобретает важное значение в связи с бурным ростом в нашей стране автомобилестроения. Директивами XXIV съезда КПСС предусмотрено довести производство автомобилей в 1975 г. до 2,1 млн. Продажа населению автомобилей увеличится по сравнению с 1970 г. больше чем в 6 раз. В условиях увеличения потока автомашин

37 Плешков А. О введении страхования гражданской ответственности владельцев механизированных средств транспорта.— «Советская юстиция», 1970, 1, с. 14.

38 Рахмилович В О страховании гражданской ответственности.«Советская юстиция», 1970, № 21, с. 14; Волошин Н. Возмещение вреда, причиненного транспортными средствами. «Советская юстиция», 1970, № 24, с. 2.

189


на магистралях, усиления интенсивности движения необходима разработка мер, обеспечивающих безопасность движения и, коль скоро еще не устранимы полностью несчастные случаи на дорогах, установление новых норм, защищающих интересы потерпевших. Создание специального страхового фонда за счет владельцев автомашин на праве личной собственности будет способствовать более полному материальному обеспечению лиц, утративших. здоровье или потерявших кормильца, а также интересам невиновных владельцев автомашин.

Страхование гражданской ответственности должно быть обязательным. Такой порядок в известной мере ущемляет интересы владельцев автотранспортных средств, которые лишаются возможности выбирать: участвовать или не участвовать в страховании. Таким образом, при столкновении интересов владельцев автомашин, с одной стороны, и интересов потерпевших и государства, с другой, при обязательном страховании гражданской ответственности предпочтение отдается интересам последних. Такое решение вполне оправданно. Введение государственного страхования гражданской ответственности в обязательном порядке позволило бы привлечь к страхованию всех владельцев транспортных средств и тем самым обеспечить создание страхового фонда в размерах, достаточных для выплат возмещения пострадавшим. При таком условии тарифные ставки будут наименьшими и необременительными для владельцев автотранспортных средств.

Следует иметь в виду, что термин «страхование гражданской ответственности» не совсем удачен, поскольку неточно отражает существо проблемы. Ведь речь должна идти, с нашей точки зрения, не о страховании ответственности, а о страховании риска случайного причинения ущерба, т. е. по существу о страховании от имущественных последствий вредоносного события39. Поскольку Госстраху предоставляется право регресса к виновному причинителю, воспитательное значение гражданско-правовой ответственности не утрачивается.

Следует отметить, что весьма распространенный в буржуазном праве институт страхования гражданской ответственности построен на идее переложения ответственности причинителя на страховщика. Страхователь договари-

39 Рахмилович В. Указ. соч., с. 14. 190


йается о том, что страховщик покрывает обязательства, возникающие из гражданско-правовой ответственности, независимо от того, основывается или нет она на вине. Как бы серьезна ни была вина причинившего вред, он освобождается от гражданско-правовой обязанности возмещения 40.

Характерным для современного развития советского права является все более широкое применение принципа вины как необходимого основания ответственности. С точки зрения полного сочетания интересов личности и государства, с позиции воспитательного воздействия и справедливости только вина может служить основанием ответственности.

2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ГРАЖДАН

В ОТНОШЕНИЯХ ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ ВРЕДА

Повреждение здоровья и имущества граждан влечет возникновение комплекса прав на получение компенсации. Этим правам корреспондируют соответствующие обязанности граждан или организаций, виновных в причинении вреда, а также социалистических организаций, имущество которых спасалось, и органов Госстраха.

Совершенствование законодательства о возмещения вреда шло в направлении достижения более полного сочетания интересов личности и государства. Это получило отражение, в частности, в том, что в законе был четко сформулирован принцип полного возмещения вреда, причиненного личности. Как известно, ст. 403 ГК РСФСР 1922 г. не содержала прямого указания о полном возмещении причиненного вреда. Правда, это не исключало возможности толкования ее в том смысле, что вред подлежит возмещению в полном объеме. Такой вывод вытекал и из содержания ст. 410 того же кодекса, согласно которой возмещение вреда должно состоять в возмещении причиненных убытков. Однако возможность возмещения убытков в форме упущенной выгоды в обязательствах из причинения вреда подвергалась сомнению.

В ст. 88 Основ (444 ГК) прямо говорится: вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим

40 Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972, с. 326.

191


вред. Названная норма является примером гармоничного сочетания интересов личности и государства.

В соответствии с Основами принцип полного возмещения вреда получил закрепление и развитие в нормах гражданских кодексов. Так, ст. 457 ГК обязывает лицо, ответственное за вред, возместить его в натуре или полностью возместить причиненные убытки. Содержащаяся в указанной статье отсылка к ст. 219, согласно которой под убытками разумеются расходы, произведенные кредитором, утрата или повреждение его имущества, а также не полученные кредитором доходы, которые он получил бы, если бы обязательство было исполнено должником, не оставляет сомнения относительно возможности взыскания неполученного дохода в деликтных обязательствах.

Статья 450 ГК устанавливает ответственность родителей, опекунов, учебных, лечебных и воспитательных учреждений за вред, причиненный детьми, не достигшими 15 лет. Согласно ст. 451 родители или попечители несут дополнительную ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними от 15 до 18 лет в случаях, когда у несовершеннолетнего нет имущества или заработка, достаточного для возмещения вреда. В соответствии со ст. 452 ГК за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, отвечает опекун или организация, обязанная нести за ним надзор, если не докажут, что вред возник не по их вине. Все указанные и другие нормы направлены на обеспечение полного возмещения вреда, причиненного потерпевшему.

Некоторые нормы права, регулирующие возмещение вреда, не отражают полного сочетания личных и общественных интересов. Так, устанавливая обязанность возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, независимо от вины, законодатель тем самым решает коллизию двух равноправных участников деликтных правоотношений в пользу потерпевшего. Поскольку значение обязательств из причинения вреда состоит не только в возмещении вреда, которое в рассматриваемых случаях могло бы быть осуществлено за счет специальных фондов, а в стимулировании надлежащего, исключающего совершение правонарушений поведения членов общества, названное отступление от принципа полного сочетания интересов личности и государства представляется неоправданным. Оно не отвечает интересам не только не-

192


виновных причйнителей вреда, чье поведение безупречно, но и интересам общества в целом.

В соответствии с ч. 2 ст. 458 ГК суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, в зависимости от его имущественного положения. В данном случае нарушаются интересы потерпевшего. Однако названное отступление от принципа полного возмещения вреда представляется обоснованным. Поскольку законом предусмотрена только возможность уменьшения размера возмещения вреда, а не полное освобождение причинителя от ответственности по основаниям материальной необеспеченности (п. 18 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по искам о возмещении вреда» 41), постольку воспитательное значение названной нормы не утрачивается.

Согласно ст. 459 ГК в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья организация или гражданин, ответственные за вред, обязаны возместить потерпевшему заработок, утраченный им вследствие потери трудоспособности или уменьшения ее, а также расходы, вызванные повреждением здоровья (усиленное питание, протезирование, [посторонний уход и т. п.). В ст. 478 ГК Латвийской GCP содержится упоминание о таком виде дополнительных расходов, как санаторно-курортное лечение, включая оплату проезда.

Размер вреда, подлежащего возмещению, определяется в зависимости от среднего заработка потерпевшего до несчастного случая, степени утраты потерпевшим трудоспособности, размера пособия или пенсии, фактически выплачиваемых потерпевшему по линии социального страхования (обеспечения) после повреждения здоровья. Порядок исчисления среднего заработка потерпевшего регламентируется Правилами о возмещении ущерба, причиненного здоровью рабочих и служащих увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с их работой. Эти правила утверждены Государственным комитетом Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы и Президиумом ВЦСПС 22 декабря 1961 г.42 Согласно п. 9

41 «Бюллетень Верховного Суда СССР», 1963, 6, с. 13.

42 «Бюллетень Государственного комитета Совета Министров СССР по вопросам труда и зарплаты», 1962, № 1, с. 3.

7 Закая Mi 1591 193


постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. этими правилами следует руководствоваться и при определении размера возмещения в случаях, когда вред причинен организацией или гражданином, не обязанным уплачивать за потерпевшего взносы по государственному социальному страхованию.

В соответствии с п. 12 правил 1961 г. средний заработок для определения размера возмещения вреда берется за 12 календарных месяцев, предшествовавших повреждению здоровья. При этом месяцы, в течение которых работник фактически не работал или проработал неполное количество рабочих дней независимо от причины (болезнь, отпуск, увольнение с работы и т. д.), исключаются из подсчета и заменяются другими непосредственно предшествовавшими месяцами. Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1973 г. «О внесении дополнений и изменений в постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по искам о возмещении вреда»» определено, что среднемесячный заработок потерпевшего подлежит исчислению в соответствии с п. 12, 13 правил 1961 г. Следует иметь в виду, что применительно к п. 122 и 124 Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г.43, при подсчете среднего заработка за 12 календарных месяцев, предшествующих повреждению здоровья, по желанию потерпевшего исключаются месяцы, в течение которых он фактически не работал или проработал неполное количество дней вследствие болезни, увольнения и в других случаях освобождения от работы, предусмотренных действующим законодательством, и заменяются другими, непосредственно предшествующими месяцами.

Если месяцы, в течение которых работник не работал или проработал неполное количество рабочих дней вследствие болезни, выполнения государственных либо общественных обязанностей или в других случаях, когда за ним сохранялся средний заработок, не исключаются из подсчета, то в заработок для исчисления размера ущерба включаются соответственно пособие по больничному лист-

43 СП СССР 1972, Ns 17, ст. 86. 194


ку либо сохранившийся за потерпевшим средний заработок.

Если за два последних года перед повреждением здоровья потерпевший проработал в общей сложности менее 12 полных месяцев, а также во всех случаях, когда потерпевший проработал менее года, размер возмещения исчисляется из среднемесячного заработка за все полные фактически проработанные месяцы.

В тех случаях, когда потерпевший проработал менее одного полного месяца, заработок за все проработанное время делится на число проработанных дней и полученная сумма умножается на число рабочих дней в месяц, исчисленное в среднем за год (25,6). При этом заработок, из которого исчисляется размер возмещения, не может превышать полуторной ставки данного работника.

В заработок, из которого исчисляется возмещение вреда, включаются все виды заработной платы, на которые по действующим правилам начисляются страховые взносы, кроме заработной платы за сверхурочную работу, за совместительство и всякого рода выплат единовременного характера. При подсчете среднего заработка учитываются процентные надбавки и единовременное вознаграждение за выслугу лет, а также премии, которые определены системой оплаты труда в данном предприятии, учреждении, организации независимо от периодов выплаты (п. 13 правил 1961 г.)

Средний заработок потерпевших, не относящихся к категории рабочих и служащих с гарантированной заработной платой, определяется путем деления на 12 суммы годового дохода за предшествовавший год.

В литературе высказаны правильные суждения о том, что предусмотренный правилами порядок определения размера возмещения вызывает в ряде случаев сомнения, поскольку не обеспечивает полного возмещения причиненного вреда и приводит к нарушению имущественных интересов потерпевших. В частности, указывалось, что исключение из среднего заработка потерпевшего заработной платы по совместительству не согласуется ни со ст. 88 Основ, предусматривающей возмещение вреда в полном объеме, ни со ст. 91 Основ, согласно которой право потерпевшего на возмещение не ставится в зависимость от того, было ли причинено повреждение здо-

195


ровья на основной работе или на работе по совместительству44. До принятия правил 1961 г, ни в теории, ни в практике вопрос об учете заработка, который имел потерпевший на работе по совместительству, не вызывал возражений.

Возмещение вреда должно восстанавливать имущественное состояние потерпевшего, которое он мог бы иметь, если бы не было повреждено здоровье. Правило, предусматривающее возмещение вреда исходя из среднего заработка за 12 месяцев, предшествовавших повреждению здоровья, ограничивает полное возмещение вреда потерпевшему, поскольку при определении будущих платежей учитывается заработок потерпевшего за прошлое время. Между тем из-за повреждения здоровья утрачивается не бывший, а будущий заработок, который изменяется вследствие общего повышения заработной платы трудящихся. Указанное правило не дает возможности учитывать систематическое повышение доходов рабочих, служащих, членов колхоза и не соответствует ст. 88 Основ, а зна-чит, идет вразрез с принципом полного сочетания интересов личности и государства. В связи с этим вызывает возражение разъяснение, данное в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 7 февраля 1967 г. «О некоторых вопросах, возникающих в практике судов при применении норм ГК РСФСР, регулирующих возмещение вреда» 45. Представляется желательным изменение действующего порядка определения размера компенсации46. С нашей точки зрения, следовало бы дополнить ст. 466 ГК и соответствующие статьи ГК союзных республик указанием, что потерпевший вправе требовать от лиц, ответственных за повреждение здоровья, увеличения возмещения вреда с учетом изменения заработной платы той категории рабочих и служащих, к которой он относился до несчастного случая.

Следующим исходным данным для определения вреда, причиненного повреждением здоровья, является степень утраты профессиональной и общей трудоспособности.

44 Седугин П. И., Михайлич А. М. Новое законодательство о гражданской ответственности за причинение вреда работнику на производстве.— «Ученые записки ВИЮН», 1962, № 15, с. 68.

45 «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1967, 4, с. 7.

46 Малеин Н. С. Возмещение вреда, причиненного личности, с. 164.

196


В случае потери профессиональной трудоспособности потеря общей трудоспособности не учитывается и размер возмещения составляет часть среднемесячного заработка потерпевшего, соответствующую потере им профессиональной трудоспособности.

При полной (100%) потере профессиональной и частично общей трудоспособности размер возмещения равен среднемесячному заработку потерпевшего за вычетом части минимального заработка (установленного для данной местности), соответствующей сохранившейся у него общей трудоспособности. Если полностью утрачена и профессиональная и общая трудоспособность, вред возмещается в размере 100% среднего заработка потерпевшего.

Право на возмещение вреда дает и временная утрата гражданином трудоспособности. В период временной нетрудоспособности потерпевший считается утратившим трудоспособность полностью, а потому имеет право на возмещение 100% среднего заработка.

Деление трудоспособности на общую и профессиональную имеет весьма важное значение. Однако до настоящего времени ни теория, ни практика не выработали четкого понятия каждого из видов трудоспособности. Это приводит к тому, что различные категории потерпевших находятся в неодинаковом положении при решении вопроса о возмещении вреда. Так, если повреждено здоровье домашней хозяйки, за ней признается право на возмещение вреда в связи с утратой способности к домашнему труду. В то же время при определении вреда работнице, получившей травму на производстве, в соответствии с п. 11 правил 1961 г. принимается во внимание только частичная утрата профессиональной трудоспособности. Существует мнение о необходимости устранить указанное противоречие и во всех случаях при возмещении вреда, возникшего при повреждении здоровья или причинении смерти, учитывать утрату способности к домашнему труду 47.

Следует также отметить, что предписанный правилами 1961 г. учет оставшегося у потерпевшего незначительного процента общей трудоспособности приводит к нарушению имущественных интересов потерпевшего, по-

47 Там же, с. 83.

197


скольку практически он лишен возможности применить оставшуюся трудоспособность.

После установления среднего заработка потерпевшего и степени утраты им трудоспособности для определения размера возмещения учитывается назначенная и фактически получаемая им пенсия (пособие) по линии государственного социального обеспечения (страхования).

В ряде случаев трудоспособность потерпевшего или размер получаемой им пенсии может изменяться до истечения срока, на который было присуждено возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья. В подобных обстоятельствах законодатель предоставляет потерпевшему, а также лицам, обязанным к возмещению вреда (ст. 466, 467 ГК), право требовать соответствующего изменения размера возмещения. Таким образом, в соответствии с принципом полного возмещения законодатель исключает возможность превышения размера действительно причиненного вреда по сравнению с размером воз-' мещения или размера возмещения по сравнению с размером причиненного вреда. Интересы личности и государства в указанных нормах сочетаются полностью.

Последовательное проведение принципа сочетания интересов личности и государства получило отражение в том, что Основы и гражданские кодексы расширили круг лиц, имеющих право на возмещение вреда в случае потери кормильца. В отличие от прежнего, в нынешнем законодательстве этот круг не ограничивается лицами, состоявшими на иждивении умершего и не имеющими средств к существованию. Согласно ст. 91 Основ (ст. 460 ГК) право на возмещение вреда при потере кормильца имеют также лица, не являвшиеся иждивенцами умершего, но имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти. В число лиц, имеющих право на возмещение вреда в случае потери кормильца, включены, кроме того, супруг или родители умершего независимо от возраста и трудоспособности, занятые уходом за детьми (внуками, братьями или сестрами) умершего, не достигшими восьми лет. Размер возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, определяется законом (ч. 2 ст. 460 ГК) и п. 19 правил 1961 г.

В литературе обращалось внимание на известное несоответствие между нормой ч. 2 ст. 91 Основ и нормой

198


ч. 2 ст. 460 ГК, поскольку в первой говорится о возмещении иждивенцам погибшего причиненного вреда, а во второй о возмещении утраченного заработка, что не одно и то же. Указанное несоответствие отражено в разъяснении в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 7 февраля 1967 г. В этом разъяснении говорится о том, что размер возмещения иждивенцам погибшего должен исчисляться из заработка умершего без учета пенсии, которую он получал при жизни.

Норма ч. 2 ст. 460 ГК лишает иждивенцев погибшего возможности получать возмещение вреда в полном объеме. Погибший кормилец, кроме заработной платы, мог получать и пенсию. Если пенсия, которую кормилец, как и заработную плату, расходовал не только на себя, но и на своих иждивенцев, не учитывается, вред, причиненный смертью кормильца, возмещается только частично. Это приводит к тому, что лица, причинившие смерть работающему пенсионеру, ставятся в более выгодное положение по сравнению с теми, кто совершил менее тяжкое правонарушение, за повреждение его здоровья первые не будут обязаны к полному возмещению вреда, в то время как вторые должны будут возместить вред полностью 48. Воспитательное значение деликтных обязательств снижается. Представляется правильным предложение относительно изменения существующего положения: размер вреда, причиненного иждивенцам смертью кормильца, исчислять из заработка умершего (без учета пенсии), но засчитывать лишь ту часть назначенной иждивенцу за смерть кормильца пенсии, которая превышает долю пенсии умершего, приходившуюся при его жизни на иждивенца49.

В соответствии со ст. 465 ГК в случае увечья или иного повреждения здоровья гражданина, не достигшего 15-летнего возраста и не имеющего заработка, организация или гражданин, ответственные за вред, обязаны возместить расходы, связанные с восстановлением здоровья потерпевшего. Последний приобретает право на возмещение вреда, связанного с утратой трудоспособности, по достижении 15 лет. Возмещение при этом определяется ис-

48 Майданик Л., Малеин Н. Учет пенсии и заработка при возмещении вреда иждивенцам. «Советская юстиция», 1966, № 1,

с. 10. " Майданик Л., Сергеева Н. Ю. Указ. статья, с. 189.

199


ходя из среднего заработка неквалифицированного рабочего в данной местности. Представляется, что ограничение возмещения вреда, причиненного лицу, не достигшему 15 лет, размером минимального заработка неквалифицированного работника не может быть в настоящее время достаточно обосновано. В подобных случаях следовало бы определять размер возмещения, исходя из среднего заработка рабочих и служащих в СССР.

Гражданским законодательством союзных республик неодинаково установлен возраст, с которого выплачивается возмещение вреда, причиненного несовершеннолетнему. В четырнадцати ГК этот срок установлен в 15 лет. Согласно ст. 462 ГК УССР право на возмещение вреда за утрату трудоспособности возникает у потерпевшего при достижении 15-летнего возраста, а если потерпевший учится то при достижении 18 лет. В п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 7 февраля 1967 г. разъяснено, что несовершеннолетний, не достигший ко времени несчастного случая 15-летнего возраста и не имевший к тому времени заработка, имеет право на возмещение вреда по достижении им 15 лет независимо от того, приступил ли он к трудовой деятельности.

Высказано, на наш взгляд, правильное суждение относительно определения начального момента возникновения права на возмещение вреда у несовершеннолетнего. Если в результате серьезного повреждения здоровья до начала трудовой деятельности потерпевший полностью утратил способность к труду и можно предположить, что при достижении трудового совершеннолетия данное лицо могло начать свою трудовую деятельность, если бы не произошел несчастный случай, а также если повреждение здоровья, болезнь и лечение вызвали перерыв в обучении, вследствие которого потерпевший на момент достижения трудового совершеннолетия еще не работал, а продолжал общее или специальное обучение, то начальный срок возмещения вреда для таких потерпевших может определяться с момента достижения ими 15-летнего возраста.

Если же потерпевший к моменту достижения 15 лет не имеет заработка по причинам, не связанным с повреждением здоровья, и частичная утрата трудоспособности не повлекла каких-либо отклонений от нормального (обычного для всех граждан) процесса обучения и не задержала приобретения потерпевшим определенной специ-

200


альности, то в подобных случаях возникновение права на возмещение вреда за утрату профессиональной трудоспособности связывать с моментом достижения потерпевшим 15-летнего возраста нет необходимости. Указывалось также, что ГК УССР в известной степени учитывает, что многие граждане к моменту достижения 15-летнего возраста не имеют заработка из-за неоконченного общего или специального образования, а не в связи с частичной утратой трудоспособности. Однако признание начального момента возникновения права на возмещение вреда у учащихся с 18 лет без учета указанных выше обстоятельств вряд ли можно признать правильным50. В целях единообразного решения вопроса о возникновении начального момента на возмещение вреда несовершеннолетним представляется желательным, чтобы Пленум Верховного Суда СССР дал соответствующее разъяснение.

Принцип полного возмещения вреда требует возмещения всех расходов, которые понес потерпевший в целях восстановления своего здоровья. В этой связи важное значение имеет постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1973 г., в котором в пользу потерпевшего решен вопрос о возможности возмещения расходов, понесенных на приобретение мотоколяски, в которой он нуждался по заключению ВТЭК. Если потерпевший, нуждающийся в мотоколяске, приобретает на свои средства автомашину, суд вправе взыскать с причините-ля вреда понесенные потерпевшим расходы в пределах стоимости мотоколяски.

Значительное усиление охраны имущественных прав граждан, утративших трудоспособность в результате повреждения здоровья, и лиц, потерявших кормильца, не означает, что исчерпаны все возможности для дальнейшего совершенствования гражданского законодательства, регулирующего деликтные обязательства. В теории и в практике появляются новые вопросы, касающиеся возмещения вреда. Их успешное решение будет способствовать последовательному проведению принципа сочетания интересов личности и государства.

Эффективность норм о возмещении вреда связана с неотвратимостью ответственности правонарушителя. Пол-

50 Малеин Н. С. Возмещение вреда, причиненного личности, с. 191. 201


ное или частичное освобождение в некоторых случаях причинителя от возмещения вреда, не имеющее достаточного социального основания, не только нарушает интересы потерпевшего, но и ослабляет борьбу с правонарушителями, а значит противоречит интересам государства в целом. В связи с этим следует обратить внимание на такие вопросы, как возмещение государству затрат на лечение и содержание в больнице потерпевших, ответственность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда за вред, причиненный их должностными лицами.

26 июля 1966 г. издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении ответственности за хулиганство» 51. Согласно ст. 16 этого Указа лечение лиц, которым в целях пресечения их хулиганских или других преступных действий были причинены телесные повреждения, производится за их счет. После издания Указа некоторые суды стали взыскивать с указанных лиц также расходы, которые несет государство на лечение потерпевших от хулиганских действий.

Указом от 27 августа 1970 г. Верховный Совет Литовской ССР дополнил ст. 498 ГК республики: предусмотрел, что гражданин, признанный по приговору суда виновным в совершении умышленного преступления, обязан возместить расходы, затраченные на лечение потерпевших в лечебных учреждениях.

По вопросу о возможности взыскания средств, затраченных на лечение и содержание в больнице потерпевших, в юридической литературе были высказаны различные суждения. Одни авторы считали, что такое возмещение расходов противоречит принципу безвозмездности медицинской помощи, провозглашенному в ст. 120 Конституции СССР 52. Другие, признавая логичность постановки вопроса о необходимости компенсирования расходов государства на лечение за счет виновных лиц, предлагали обращаться с этими соображениями к правотворческим органам с целью изменения и дополнения действующего законодательства53. Третьи полагали, что конституцион-

51 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1966, .№ 30, ст. 596. 82 Возмещаются ли затраты на лечение и содержание потерпевшего в лечебном учреждении? «Советская юстиция», 1970, № 2,

с. 19.

53 Там же, с. 21.

202


ный принцип бесплатности лечения означает безвозмездное предоставление необходимых врачебных услуг больным (потерпевшим), а не освобождение от материальной ответственности преступника, по вине которого потерпевший утратил трудоспособность54.

Итог этой дискуссии был подведен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 г. «О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий» ". Указом установлено, что средства, затраченные на стационарное лечение граждан в случаях причинения вреда их здоровью в результате умышленных преступных действий, подлежат взысканию в доход государства с лиц, осужденных за эти преступления. Исключение составляют случаи причинения вреда при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего.

В соответствии с названным указом взыскание средств, затраченных на стационарное лечение граждан, потерпевших от преступных действий, производится судом при вынесении приговора на основании материалов уголовного дела. Если гражданский иск не был предъявлен, суд при вынесении приговора вправе разрешить вопрос о взыскании указанных средств по собственной инициативе. Бывает так, что при вынесении приговора решение о взыскании средств не было принято. В этом случае взыскание их производится в порядке гражданского судопроизводства. Ставки для исчисления средств, затраченных на стационарное лечение граждан, потерпевших от преступных действий, определяются в порядке, устанавливаемом Советом Министров СССР.

Таким образом, взыскание средств, затраченных на лечение и содержание в больнице потерпевших, согласно указу от 25 июня 1973 г. возможно лишь в случаях умышленных преступных действий. Нам представляется, что круг лиц, обязанных к возмещению указанных расходов, мог бы быть расширен в порядке совершенство-

54 Луговская А. Возмещение вреда лицами, допустившими хулиганские действия.— «Советская юстиция», 1968, № 11, с. 5; Возмещаются ли затраты на лечение и содержание потерпевшего в лечебном учреждении, с. 18.

55 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1973, № 27, ст. 348.

203


вания действующего законодательства. Расходы, затраченные на лечение потерпевших, могли бы взыскиваться с причинителя вреда не только при наличии умышленного преступления, но и в случаях гражданского правонарушения. Такое решение соответствовало бы общим нормам Основ гражданского законодательства и ГК о де-ликтной ответственности.

Согласно ст. 88 Основ (ст. 444 ГК) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также организации, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В рассматриваемых случаях налицо все необходимые признаки состава гражданского правонарушения: в результате противоправных виновных действий гражданин помещается в лечебное учреждение. На лечение и содержание потерпевшего в больнице тратятся определенные суммы, которые и составляют вред, причиненный государству. Этот вред мог бы, на наш взгляд, взыскиваться с субъекта гражданского правонарушения в соответствии со ст. 88 Основ гражданского законодательства.

Основы гражданского законодательства расширили случаи возмещения вреда, причиненного неправильными служебными действиями должностных лиц в области административного управления. В соответствии с ч. 1 ст. 89 Основ (ст. 446 ГК) государственные учреждения отвечают за вред, причиненный гражданам неправильными служебными действиями их должностных лиц в области административного управления, если иное не предусмотрено специальным законом.

В ч. 2 названной статьи говорится о том, что за вред, причиненный неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, соответствующие государственные органы несут имущественную ответственность в случаях и пределах, специально предусмотренных законом. До настоящего времени, однако, такого специального закона не издано. Отсутствие его в некоторой мере восполняется судебной практикой. Суды применяют ст. 89 Основ лишь в тех случаях, когда действия органов дознания и предварительного следствия непосредственно связаны с выполнением функций дознания и следствия. Если же должностные лица указанных органов причиняют вред, осуществляя иную деятельность, то

204


соответствующие учреждения привлекаются к гражданской ответственности в соответствии со ст. 446 ГК56.

В целях эффективности предупреждения правонарушений, возникающих из причинения вреда, в соответствии с содержанием ст. 89 ч. 2 Основ необходимо издание закона об ответственности за вред, причиненный должностными лицами органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

В литературе содержатся правильные, на наш взгляд, высказывания 57 о некоторых принципиальных положениях закона, который должен быть издан в развитие ч. 2 ст. 89 Основ. Все возможные случаи причинения вреда предлагается разделить на две группы. К одной группе отнести случаи причинения вреда специфическими действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, которые в силу их исключительной компетенции могут осуществляться только ими и никакими другими учреждениями и организациями. Для этих случаев должны быть предусмотрены особые основания ответственности. Во вторую группу включить все остальные случаи причинения вреда, ответственность за который должна возлагаться на общих основаниях и в полном объеме в соответствии с ч. 1 ст. 89 Основ.

Принятие закона об ответственности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда будет гарантировать имущественные права граждан, упорядочит судебную практику по делам данной категории, складывающуюся несмотря на отсутствие специальных норм, регулирующих эти отношения, послужит дальней-

56 Так, Сормовский районный суд взыскал с районного отделения милиции ущерб, причиненный здоровью гр-на X., поскольку наезд на потерпевшего был совершен работником отделения во время исполнения им служебных обязанностей.

57 Вихрах Д. Н. Имущественная ответственность государственных органов за вред, причиненный действиями их должностных лиц гражданам. «Советское государство и право», 1968, № 11, с. 26;

Савицкий В. М., Флейшиц Е. А. Об имущественной ответственности за вред, причиненный должностными лицами органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.— «Советское государство и право», 1966, № 11, с. 11; Малеин Н. С. Об имущественной ответственности судебных и следственных органов. «Советское государство и право», 1968, № 2, с. 131.

205


тему проведению принципа сочетания интересов личности и государства в деликтных правоотношениях58.

В практике возникает вопрос о возмещении вреда, возникшего при проведении спортивных мероприятий.

Вовлечение в занятия физической культурой и спортом миллионов людей сопровождается расширением сети стадионов, спортивных баз, обеспечением безопасного проведения спортивных мероприятий. Тем не менее в ряде случаев участники спортивных состязаний получают травмы. При утрате трудоспособности спортсмена встает вопрос о возмещении причиненного ему вреда. Специальных норм, регулирующих возмещение вреда при спортивном травматизме, нет. На рассматриваемые правоотношения распространяются общие нормы деликтной ответственности.

О спортивном травматизме как определенной категории обязательств из причинения вреда можно, видимо, говорить тогда, когда спортивные мероприятия носят организованный характер. На практике возникают определенные трудности при выявлении лица, ответственного за причинение вреда в указанных случаях. Они объясняются в известной мере тем, что специфика обязательств, возникающих вследствие причинения вреда во время спортивных мероприятий, не нашла отражения ни в гражданском законодательстве, ни в нормативных актах, регулирующих спорт.

58 5 июня 1969 г. Федеральное собрание Чехословацкой Социалистической Республики приняло закон «Об ответственности за ущерб, причиненный решением государственного органа или его неправильным служебным действием». В соответствии с этим законом государство несет ответственность за ущерб, причиненный противозаконными решениями в сфере гражданского, административного, уголовного производства, а также в сфере государственного нотариата и производства местного народного суда, принятыми государственными органами и организациями. Государство также несет ответственность за ущерб, причиненный противозаконным решением органа общественной организации, принятым во исполнение задач государственного органа, возложенных на эту организацию. Специальная глава посвящена ответственности за ущерб, причиненный решением об аресте или наказании. Закон от 5 июня 1969 г. предусматривает ответственность государства за ущерб, причиненный в рамках выполнения задач государственных органов и органов общественной организации неправильным служебным действием тех, кто эти задачи реализует («Sbirka zakoni», 58/1969).

206


Спортивнее соревнования могут иметь характер от &бщеооюаных\до внутрицеховых и ниже. Право проведения соревнований принадлежит как Комитету по физической культуре я спорту при Совете Министров СССР (п. 2 Положения о Комитете по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР), так и всем звеньям добровольных спортивных обществ профсоюзов и ведомственных ДСО вплоть до советов коллективов физкультуры на предприятиях, учреждениях, организациях (устав ДСО «Спартак», п. 14; устав ДСО «Труд», п. 14 и др.).

Ни организационные комитеты, ни судейские коллегии, являющиеся временными органами, ни советы коллективов физкультуры предприятий и учреждений, организующие соревнования, юридическими лицами не являются. Налицо несоответствие прав и обязанностей: совет коллектива физкультуры предприятия, учреждения, организации, являющийся основой добровольного спортивного общества, правом проведения соревнований наделен, а соответствующей обязанности не имеет и отвечать в гражданском порядке за причинение вреда во время соревнований не может. Подобное противоречие устранимо либо путем наделения совета коллектива физкультуры правами юридического лица, либо, что представляется более предпочтительным, путем указания в соответствующем нормативном акте о том, что на вышестоящую организацию добровольного спортивного общества, в частности на районные советы, возлагается ответственность за действия нижестоящих органов. К такому выводу пришел и Верховный Суд РСФСР по делу Дубасова к Долматовскому районному обществу охотников и рыболовов59.

Таким образом, ответственным за надлежащее, безопасное проведение спортивных соревнований в соответствии с установленными правилами следует считать организатора соревнования в лице самостоятельного юридического органа, в функции которого входит проведение спортивной работы.

Во время спортивных мероприятий вред может быть причинен также и в связи с тем, что правила проведения соревнований нарушаются не организатором соревнований, а другими лицами, в том числе организациями, выставляющими спортсменов, или самими спортсменами.

5» «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1970, 4, с. 6.

207


Поэтому при рассмотрении дел о спортивном/травматизме целесообразно назначение экспертизы, которая должна определить, имели ли место нарушения правил проведения соревнований, что вызвало травму, есть ли необходимая связь между причинением вреда и нарушением правил проведения соревнований. '

Спортивный травматизм нередко возникает вследствие слабой подготовки спортсмена для участия в соревнованиях определенной сложности. Ответственность за подготовку спортсмена и за последствия его выступления несет организация, выставившая участника на соревнования 60.

Поскольку советы коллективов физкультуры предприятий, учреждений, организаций юридическими лицами не являются и ответственности за причинение вреда нести не могут, потерпевшие в таких соревнованиях иногда обращаются с заявлениями о возмещении причиненного вреда к администрации предприятия, на котором они работают. В ряде случаев администрация предприятий выплачивает возмещение вреда, причиненного спортсменам, оформляя полученную во время соревнований травму как несчастный случай во время следования к месту работы или с работы на транспорте предприятия или как несчастный случай при выполнении общественных обязанностей. Аналогичные решения выносят иногда и суды. Можно понять гуманные цели администрации предприятий и судов, направленные на удовлетворение имущественных интересов потерпевших, однако подобное решение вопроса нельзя признать основанным на законе.

Бывают случаи, когда во время занятий спортом вред причиняется гражданам без чьей-либо вины. В подобных обстоятельствах риск неблагоприятных последствий несчастного случая лежит на потерпевшем61. Это

60 Так, Московский городской суд взыскал в пользу С. возмещение за причиненный вред с ДСО «Спартак», которое выставило на сложные соревнования неподготовленную спортсменку («Советская юстиция», 1971, № 10, с. 10).

61 Во время занятий по изучению приемов борьбы самбо в ДСО «Труд» спортсмен X. получил увечье, в результате которого был признан утратившим 100% общей и профессиональной трудоспособности и нуждающимся в постороннем уходе. Проведенной по делу экспертизой было установлено, что в действиях тренеров, проводивших занятия, никаких упущений не было (отсутствие вины ответчика). Учитывая это, суд в иске X. о взыскании ущерба отказал.

208


несправедлив^. Общество, государство заинтересовано в развитии спорта, поэтому необходимо рациональное сочетание институтов страхования и ответственности в целях максимальной защиты имущественных интересов участников спортивных мероприятий, получивших повреждение здоровья. Если вред причиняется спортсмену по чьей-либо вине (организатора соревнования, другого спортсмена, третьих лиц и т. д.), должна иметь место предусмотренная законодательством гражданско-правовая ответственность. При несчастном случае причиненный потерпевшему вред должен возмещаться из средств страхового фонда.

В настоящее время в ряде правил проведения соревнований (по мотоспорту, альпинизму, конному спорту и т. д.) среди документов, необходимых для допуска к соревнованиям, значится страховое свидетельство. При отсутствии страхового свидетельства спортсмен к участию в соревнованиях не допускается. Таким образом, страхование спортсменов носит в некоторой степени добровольно-принудительный характер. Оно осуществляется за счет самих спортсменов и охватывает не только случаи причинения вреда во время занятий спортом, но и все другие, предусмотренные в свидетельстве, случаи.

По нашему мнению, целесообразно ввести обязательное страхование жизни и здоровья спортсменов во время участия их в спортивных мероприятиях. Страховой фонд может быть создан за счет спортивных обществ, отчислений из профбюджета, взносов членов добровольных спортивных обществ. Полезно использовать опыт зарубежных социалистических стран, в которых страхование спортсменов получило довольно широкое развитие.

На практике возникает также вопрос о возмещении вреда, причиненного членам добровольных народных дружин при выполнении ими общественных обязанностей. Основы гражданского законодательства и ГК, значительно расширив основания ответственности за причинение вреда гражданину, тем не менее не содержат специальной нормы, регулирующей право гражданина на возмещение вреда, причиненного ему при выполнении общественных обязанностей. В тех случаях, когда причинитель имеет реальную возможность компенсировать вред, применяются положения общей нормы о возмещении вреда (ст. 88 Основ). Значительно сложнее обстоит дело, если

209


по различным причинам исключается реальное возмещение вреда причинителем. j

Высказано мнение, что обязаниесть до возмещении» вреда в рассматриваемых случаях должна возлагаться на ту организацию, в которой работал иди учился потерпевший (по аналогии со ст. 95 Основ)62. Не отрицая такой возможности, мы полагаем, что в рассматриваемых случаях вопрос должен решаться путем сочетания институтов ответственности и страхования. На наш взгляд, необходимо ввести такой вид личного страхования, как страхование членов добровольных народных дружин за счет предприятий, учреждений, организаций или за счет органов милиции. Потерпевшему надо предоставить право во всех случаях получать возмещение вреда от органов Госстраха, а последним право регресса к причи-нителю. Такое решение проблемы послужит дальнейшему проведению принципа сочетания интересов личности и государства.

В соответствии со ст. 95 Основ (ст. 472 ГК) вред, понесенный гражданином при спасании социалистического имущества от угрожавшей ему опасности, должен быть возмещен той организацией, имущество которой спасал потерпевший. Размер возмещения определяется по общим правилам возмещения вреда.

Как указывалось выше, представляется правильной и соответствующей интересам общества и личности точка зрения о необходимости положительного решения вопроса о возмещении вреда, понесенного при спасании человеческой жизни: или путем установления соответствующей нормы закона, или в силу общих начал гражданского законодательства и принципов, заложенных в ст. 95 Основ (ст. 472 ГК) 63. Субъектами такой обязанности с учетом конкретных обстоятельств могут быть граждане, в интересах которых действовал потерпевший, а также организации, виновные в создании опасной ситуации. Вполне возможно, на наш взгляд, и переложение этой обязанности на органы социального обеспечения (страхования) .

62 Скольник Т. Д. Возмещение вреда, понесенного дружинником при выполнении общественных обязанностей. В кн.: Вопросы гражданского права и процесса. Л., 1969, с 166.

63 Майданик Л А, Сергеева Н. Ю. Указ. статья, с. 141.

210


Договор страхования, как правило, заключается на случай неблагоприятных событий, которые могут произойти в жизни самого страхователя. Поэтому право на получение денежной суммы имеет сам страхователь, принимавший участие в создании страхового фонда, уплачивая заранее обусловленную сумму страховых платежей. Кроме страхователя такое право имеют и другие лица, а именно: застрахованный (при страховании детей ребенок, при страховании от несчастных случаев за счет предприятий и организаций их работники) и лицо, назначенное для получения страховой суммы в случае смерти застрахованного, а также наследники страхователя. Органы Госстраха производят выплаты в соответствии с условиями страхования.

По договору личного страхования организация обязуется уплатить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор, обусловленную договором страховую сумму. Эта страховая сумма выплачивается независимо от сумм, причитающихся по социальному страхованию, социальному обеспечению, и сумм, причитающихся в порядке возмещения вреда. Такое сочетание гражданско-правовых институтов страхования и возмещения вреда способствует наиболее полному обеспечению материальных интересов потерпевших.

По договору смешанного страхования жизни полная страховая сумма выплачивается в связи со смертью страхователя независимо от ранее произведенных выплат по случаю утраты трудоспособности. При выплате же страховой суммы по страхованию от несчастных случаев в связи с гибелью страхователя из нее вычитаются ранее выплаченные суммы за утрату общей трудоспособности (если такие выплаты производились),

В соответствии с п. 35 Правил смешанного страхования жизни от '15 апреля 1974 года в выплате страховой суммы в связи со смертью страхователя может быть отказано в трех случаях. Во-первых, если страхователь умер до истечения двенадцати месяцев страхования от заболевания, по поводу которого он в предшествовавшие заключению или возобновлению договора два года обращался за врачебной помощью и которое указано в «Медицинских противопоказаниях к страхованию жизни».

Во-вторых, когда смерть страхователя наступила (независимо от того, сколько времени прошло с начала

211


страхования) в связи с совершенными им 'уголовно наказуемыми действиями, с мелким хулиганством.

И, наконец, в-третьих, когда страхователь умер до истечения двенадцати месяцев страхования в результате самоубийства, отравления алкоголем, какими-либо веществами, принятыми с целью опьянения или в состоянии опьянения, употребления наркотических и лекарственных веществ без назначения врача, а также в связи с управлением в состоянии опьянения автотранспортным или городским электротранспортным средством, трактором или иной самоходной машиной.

В первом из указанных случаев наследникам страхователя возвращаются взносы в размере выкупной суммы (часть образовавшегося резерва взносов) независимо от количества месяцев, за которое они были уплачены. В остальных случаях взносы в размере выкупной суммы возвращаются при условии, если они были уплачены не менее чем за шесть месяцев.

Таким образом, как в обязательствах, возникающих вследствие причинения вреда, так и при страховании вина потерпевшего влияет на возмещение вреда.

В случае смерти застрахованного ребенка выплачивается не страховая сумма, а страховое пособие в размере 200 руб. независимо от величины страховой суммы (300, 500 и 1000 руб.) и, кроме того, полностью возвращаются уплаченные страховые взносы.

Полная страховая сумма выплачивается также при 100% постоянной утраты общей трудоспособности в результате травмы, случайного острого отравления, заболевания клещевым весенне-летним энцефалитом или полиомиелитом.

Таким образом, в отличие от обязательств из причинения вреда по договорам личного страхования страховая сумма выплачивается только при утрате общей трудоспособности, а не профессиональной.

При частичной утрате общей трудоспособности страхователю выплачивается часть страховой суммы, соответствующая проценту утраты общей трудоспособности.

При наличии некоторых травм, хотя и не вызвавших постоянной утраты общей трудоспособности, страховая организация может выплатить определенную часть страховой суммы. Перечень таких травм приводится в

212


инструкции Министерства финансов СССР от 12 мая 1974 г. «О порядке организации и проведения врачебно-страховой экспертизы» и расширительному толкованию не подлежит.

Общая сумма выплат в связи с постоянной утратой трудоспособности и в случаях, предусмотренных в указанной выше инструкции, не может превышать страховой суммы. Выплата полной страховой суммы по договору страхования от несчастных случаев приводит к его прекращению, хотя бы срок страхования еще не истек. Договор же смешанного страхования жизни сохраняет силу при выплате страхователю полной страховой суммы до конца срока страхования при определенных условиях. У страхователя сохраняется также право на получение полной страховой суммы и по истечении срока страхования.

Если у страхователя определена постоянная утрата общей трудоспособности в размере 60% и более в результате одной травмы, происшедшей в период действия договора страхования, то наряду с выплатой соответствующей части страховой суммы размер месячного взноса снижается наполовину, а если взносы были уплачены единовременно, то страхователю возвращаются определенные в правилах денежные суммы.

Правилами смешанного страхования жизни предусмотрены обстоятельства, прп которых, несмотря на постоянную утрату общей трудоспособности, страховая сумма но выплачивается. Такими обстоятельствами, как и в случае смерти, является совершение страхователем действий, которые следственными или судебными органами квалифицированы как уголовно наказуемые, или покушение на самоубийство.

Страховая сумма не выплачивается также и в случаях, если утрата общей трудоспособности наступила в связи с отравлением алкоголем и другими веществами, принятыми с целью опьянения или в состоянии опьянения, употреблением наркотических и лекарственных веществ без назначения врача, а также с травмой, связанной с управлением в состоянии опьянения автотранспортным или городским электротранспортным средством, трактором или иной самоходной машиной.

По договору смешанного страхования жизни с условием выплаты двойной страховой суммы причитающаяся

213


страхователю в связи с постоянной утратой общей трудоспособности , или в случаях, предусмотренных указанной выше инструкцией, сумма удваивается.

В соответствии со ст. 388 ГК по договору добровольного имущественного страхования страховая организация обязуется при наступлении указанного в договоре события (страхового случая) возместить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор, понесенный ущерб (выплатить страховое возмещение) в пределах обусловленной по договору суммы (страховой суммы), а когда имущество застраховано не в полной стоимости, соответствующую часть ущерба, если иное не предусмотрено правилами страхования.

В имущественном страховании применяются две системы страхового возмещения (обеспечения): пропорциональная и первого риска. При пропорциональной системе возмещение выплачивается в размере такой части ущерба (убытка), какую страховая сумма составляет по отношению к оценке объекта страхования. Если страховая сумма меньше фактической стоимости имущества, то определенная доля убытка всегда лежит на страхователе, т. е. степень полноты возмещения зависит от величины страховой суммы по отношению к стоимости застрахованного имущества (страховой оценке). Данная система, с одной стороны, дает возможность страхователю возместить в определенном размере убыток, с другой стороны побуждает его принимать все меры к спасанию имущества и проведению предупредительных мероприятий, так как часть потерь не возмещается. Пропорциональная система применяется при обязательном страховании и, как правило, при добровольном имущественном страховании.

Система первого риска предусматривает выплату страхового возмещения в размере убытка, но в пределах страховой суммы. При данной системе страхового обеспечения убыток в пределах страховой суммы (первый риск) полностью возмещается страховщиком, а убыток сверх страховой суммы (второй риск) не возмещается. При системе первого риска уровень возмещения потерь, как правило, выше, чем при пропорциональной системе.

Система страхового обеспечения по принципу первого риска применяется при страховании домашнего имущества и средств транспорта, принадлежащих гражданам.

214


Как видно, решение вопроса о размере возмещения в известной мере предоставлено на усмотрение гражданина, заключившего договор имущественного страхования.

Статистика показывает, что темпы развития добровольного страхования, особенно страхования жизни и других видов личного страхования, неуклонно возрастают. Быстрое развитие государственного страхования в СССР в большой мере определяется быстрым ростом материального благосостояния советских людей. Неуклонное повышение материального благосостояния обеспечивается, с одной стороны, ростом заработной платы и других доходов, распределяемых по труду, с другой ростом общественных фондов потребления. С ростом материального благосостояния в бюджете каждой семьи высвобождаются значительные средства, дающие возможность полнее и всестороннее удовлетворять все потребности, в том числе и потребности в страховании.

Таким образом, материальное благосостояние советских людей и государственное личное и имущественное страхование взаимосвязаны. Развиваясь на основе определенного уровня материального положения трудящихся, страхование имеет своей главной задачей укрепление и сохранение этого уровня при различного рода неблагоприятных обстоятельствах64. Исходя из этого важное значение имеет дальнейшее совершенствование всех действующих видов личного и имущественного страхования, введение новых видов и форм, отвечающих потребностям граждан в настоящий период.

В последнее время была проделана серьезная работа в этом направлении. Так, с 1968 г. проводится новый вид страхования страхование детей, пересматриваются и уточняются условия отдельных видов имущественного страхования с тем, чтобы они еще в большей мере удовлетворяли интересы граждан. 15 апреля 1974 г. приняты новые правила смешанного страхования жизни, страхования от несчастных случаев и страхования детей.

Однако это не означает, что сделано все необходимое для наиболее полного использования гражданско-правового института страхования в интересах укрепления материального положения граждан. Выше уже говорилось о

64 Мотылев Л. А. Указ. соч., с. 206.

215


необходимости введения обязательного страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств, введения страхования спортсменов и членов добровольных народных дружин. Представляется целесообразным предусмотреть выплату страховой суммы за утрату профессиональной трудоспособности потерпевших. Заслуживает внимания предложение о введении страхования на случай смерти в виде группового (коллективного) страхования с дополнительной ответственностью при постоянной утрате трудоспособности в результате несчастного случая65. Это позволило бы в короткие сроки охватить страхованием большинство работающих граждан. Участие широких масс в страховании на одинаковых условиях позволило бы проводить его на самых низких тарифах.

Опыт страховых учреждений социалистических стран, убедительно свидетельствующий о том, что быстрое развитие личного страхования достигается благодаря широкому применению различных групповых (коллективных) видов, целесообразно использовать при проведении работы по улучшению страхования в СССР.

65 Мотылев Л. А. Указ. соч., с. 226.


Глава 6

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРАЖДАН

В ОТНОШЕНИЯХ, СВЯЗАННЫХ

С ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ТВОРЧЕСТВОМ

1. СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТВОРЧЕСТВА

Для социалистического общества характерна взаимосвязь экономической, социально-политической и духовной сторон его жизни. «Для перехода к коммунизму,— подчеркивается в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии, необходимо достигнуть более высокого уровня развития не только экономики, но и культуры всего общества» '.

Таким образом, духовное производство неотделимо от материального. Связь их проявляется в том, что, во-первых, содержание взглядов, представлений, идей определяется в конечном счете состоянием и потребностями развития производительных сил общества, во-вторых, организация духовного производства обусловливается организацией и способом материального производства2.

Интеллектуальное творчество является одной из сторон духовного производства. Из года в год возрастает роль изобретательской и авторской деятельности, деятельности, которая обеспечивает ускорение научно-технического прогресса и рост культуры народа благодаря приобщению широких масс к использованию духовных ценностей. Все эти явления находят отражение в правовых нормах, которые регулируют общественные отношения по созданию и использованию результатов научно-технического и художественного творчества.

Социальное значение этих норм можно обнаружить при исследовании роли изобретательской и авторской дея-

1 XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-ногр. отчет, т. 1. М., 1971, с. 110.

2 Арнольдов А. И. Культура и современность. М., 1973, с. 23.

217


тельности, правовом анализе объектов изобретательской и авторской деятельности, субъективных прав авторов, изобретателей и рационализаторов, выявлении соотношения интересов личности и общества.

Деятельность писателей, композиторов, художников, изобретателей и рационализаторов характеризуется некоторыми общими моментами. Прежде всего эта деятельность творческая, а ее результат должен иметь объективную форму выражения. До того как эти произведения получили объективную форму выражения, они формируются в сознании авторов, в их представлении. Выраженное в любой объективной форме, доступной для восприятия других, произведение начинает свое существование.

В отличие от тех трудовых процессов, которым также присущ элемент творчества, интеллектуальное творчество завершается созданием продукта нематериального блага. Единственным основанием признания авторства на произведения литературы, науки, искусства, а также изобретения, рационализаторские предложения служит творческое участие в их разработке. Поэтому лица, оказавшие изобретателям, рационализаторам, писателям и иным авторам лишь техническую помощь (изготовление чертежей, образцов, выполнение расчетов, редактирование и т. д.), не могут приобретать права авторства на произведение.

Вместе с тем изобретательская деятельность отличается от авторской: основное различие проявляется в объектах творческого труда.

Изобретательство направлено на изменение вещей или способов их изготовления. Оно, как правило, связано с решением технических задач. Причем это решение должно отвечать определенным требованиям. Во-первых, необходимо, чтобы оно содержало указание на технические средства (способы) решения. Во-вторых, решение технической задачи должно быть осуществимым, т. е. пригодным для использования.

Объекты авторского права сами по себе не имеют непосредственной связи с техникой и производственной деятельностью. Они способствуют решению задач культурного строительства, идеологического воспитания, формирования нравственных убеждений. Произведения литературы и искусства, как и изобретения, появляются в процессе нематериального производства.

218


К. Маркс, характеризуя нематериальное производство, различал два вида его продуктов. К первому он относил такие предметы, которые обладают самостоятельной формой, обособленной как по отношению к производителю, так и к потребителю, и способны сохранять свое существование в промежутке времени между производством и потреблением. Это книги, картины и другие произведения литературы, науки, искусства, которые существуют отдельно от создающего их автора. Второй вид продуктов нематериального производства характеризуется тем, что он неотделим от того акта, в котором производится. Это труд учителей, актеров, врачей и других работников 3.

Развитие науки и техники изменило границы между первым и вторым видами нематериального производства, в связи с чем возник вопрос об их соотношении и внесении корректив в некоторые положения об объекте авторского права. Механическая запись, видеозапись, пленка дают возможность фиксировать творческие идеи, которые ранее не могли быть воплощены в объективной форме (например, актерское исполнение, режиссура и т. д.). Поэтому те продукты второго вида нематериального производства, которые приобрели способность к воплощению в объективной форме, к многократному повторению и восприятию, могут быть отнесены к объектам авторского права и обеспечены правовой охраной.

В отличие от изобретений и других технических решений, требующих особой точности и определенной направленности, в произведениях литературы и искусства можно представить и создать образ, которого в действительности не было и не может быть. Иными словами, авторские произведения могут быть абстрактными.

К объектам изобретательской и авторской деятельности предъявляются разные требования.

Для объектов изобретательского творчества характерной особенностью являются новизна п существенные отличия технического решения задачи, что дает положительный эффект при использовании изобретений. Решение признается новым, если до даты приоритета заявки сущность этого или тождественного решения не была раскрыта в СССР или за границей для неопределенного круга лиц

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 26, с. 421.

219


настолько, что стало возможным его осуществление. Решение признается обладающим существенными отличиями, если по сравнению с решениями, известными в науке и технике на дату приоритета заявки, оно характеризуется новой совокупностью признаков.

К объектам авторского права такое требование не предъявляется. Закон не называет новизну в качестве самостоятельного признака произведения литературы, науки и искусства. Поэтому установление новизны в авторских произведениях не требует официального признания, тогда как в изобретательском праве новизна и тем самым патентоспособность относится к содержанию понятия изобретения и требует административного акта признания 4.

Изобретательские предложения в принципе повтори-мы, ибо их общественная ценность заключается в практическом правиле, приеме, методе работы, какими бы индивидуальными творческими особенностями разработка такого правила ни сопровождалась. Для изобретательской деятельности характерна широкая возможность так называемого параллельного творчества, например создания тождественных рационализаторских предложений несколькими лицами независимо друг от друга.

В отличие от изобретений и других технических решений произведения литературы, науки и искусства характеризуются оригинальностью, проявляющейся и в форме, и в содержании. На один сюжет может быть создано несколько произведений, но они будут уникальными, если такие элементы, как идейное содержание, образная система, язык и т. д., получили в них самостоятельную разработку.

И, наконец, для изобретательского творчества форма изложения идей изобретения (словесные формулировки, чертеж, модель и т. д.) не всегда имеет значение и на охрану самого решения подчас не влияет. Для произведений литературы, искусства форма изложения имеет чаще всего решающее значение. Например, стихотворное изложение замысла дает новый объект авторского права в сравнении с изложением того же замысла прозой.

4 Ионас В. Я. Произведения творчества в гражданском праве. М., 1972, с. 23.

220


Указанные различия в интеллектуальном творчестве и его результатах обусловливают самостоятельное правовое регулирование отношений, связанных с изобретательством и авторскими произведениями.

В условиях научно-технического прогресса в нашей стране неизмеримо возрастает значение интеллектуального творчества, а следовательно, и дальнейшего его правового регулирования.

Одной из основных задач, поставленных в Директивах XXIV съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1971—1975 гг., является ускорение темпов научно-технического прогресса путем всемерного развития исследований в наиболее перспективных областях науки и сокращения сроков внедрения результатов научных исследований в производство 5.

Научно-технический прогресс обусловливает создание принципиально новых средств труда и технологических процессов, которые, с одной стороны, позволяют извлекать все больше и больше полезных продуктов с меньшими затратами труда и энергии, а с другой облегчают перестройку всего процесса производства на основе системы машин и автоматизированных комплексов. «... Прогресс техники в том и выражается, писал В. И. Ленин, что человеческий труд все более и более отступает на задний план перед трудом машин» 6.

Научно-технический прогресс, как процесс постоянного совершенствования техники на базе новейших достижений науки, невозможен без изобретений и массовой рационализации. Изобретения и рационализаторские предложения представляют собой мощный рычаг, с помощью которого осуществляются новые, более экономичные технические решения.

Вся история науки и техники свидетельствует о том, что путь научно-технического прогресса это путь создания крупных изобретений. К. Маркс писал: «За каждым крупным изобретением... следует усиление разделения труда, а всякое усиление разделения труда ведет, в свою очередь, к новым изобретениям...» 7

5 XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Сте-

ногр. отчет, т. 2, с. 254. в Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 1, с. 78. 7 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч.. т. 4, с. 156.

221


Социальное значение изобретательского творчества проявляется в том, что изобретения, создаваемые в вашей стране, превратились в существенный фактор, способствующий развитию ее производительных сил и оказывающий большое влияние на экономику государства в целом. 'Средний размер эффективности одного изобретения составляет 31 тыс. руб.8

В условиях экономической реформы предприятия уделяют особое внимание внедрению изобретений и рационализаторских предложений, так как для них техническое перевооружение производства одно из основных средств, позволяющих сделать свою работу рентабельной. В целом по стране доля снижения себестоимости продукции вследствие изобретательства и рационализации на различных предприятиях составляет от 10 до 33% в общем снижении себестоимости. Каждый рубль, затраченный на изобретательство и рационализацию, дает государству в 13 раз большую отдачу 9.

В 1972 г. в нашей стране было внедрено 37 869 изобретений, что на 20% больше, чем в 1971 г. Абсолютная акономия от внедрения изобретений увеличилась на 7,8% и составила в 1972 г. 314621 тыс. руб.10

Однако социальное значение изобретательства не сводится только к получаемой обществом экономии от использования изобретений и рационализаторских предложений. Как показывает практика, более 50% от общего числа внедренных новшеств составляют изобретения и рационализаторские предложения, которые не дают экономии, но улучшают качество продукции, условия труда, технику безопасности и т. д.11

Использование изобретений и рационализаторских предложений, направленных на улучшение качества, повышение надежности и долговечности изделий, в большинстве случаев связано с необходимостью увеличения текущих затрат на производство продукции, т. е. с повышением ее себестоимости. Естественно, никакой экономии для предприятия в этих случаях нет. Тем не менее такие новшества чрезвычайно важны и имеют боль-

8 «Вопросы изобретательства», 1973, № 3, с. 3.

9 «Вопросы изобретательства», 1972, ,№ 5, с. 59.

10 «Вопросы изобретательства», 1973, № 7, с. 19. " «Вопросы изобретательства», 1973, № 2, с. 7.

222


шую социальную ценность, поскольку «прибыль» при этом получают все члены социалистического общества в виде улучшенных товаров народного потребления, улучшенных условий труда и т. д.

Результаты творческого труда изобретателей и рационализаторов составляют объект особой совокупности правомочий, обозначаемых в законодательстве и науке как права изобретателя и права рационализатора. Эта совокупность правомочий образует единое субъективное право изобретателя или рационализатора, относящееся к категории абсолютных субъективных прав.

Объем изобретательских прав предопределяется характером выданного охранного документа авторского свидетельства или патента. Автор изобретения может по своему выбору требовать либо признания только одного своего авторства, либо признания за ним авторства и предоставления ему исключительного права на изобретение. В первом случае на изобретение выдается авторское свидетельство, во втором патент. Патент удостоверяет признание предложения изобретением, право авторства на изобретение, приоритет изобретения и исключительное право патентообладателя на изобретение. Патент как юридическая монополия предоставляет своему обладателю не только исключительное право промышленного использования изобретения, но и право запрещения всем без исключения лицам и организациям пользоваться означенным изобретением. Предоставляемые патентом права ставят патентовладельца в исключительное положение.

Однако в социалистическом обществе с его плановой экономикой и активным внедрением в производство новейших научно-технических достижений права патентовладельца не могут быть безграничными.

В социалистических условиях само исключительное право использования изобретения патентовладельцем претерпело существенные изменения. Патентовладелец в СССР практически не способен использовать изобретение, защищенное патентом, в соответствии с его хозяйственным назначением, да и в этом нет необходимости. Он не может организовать на территории СССР промышленное применение запатентованного изобретения, поскольку средства производства в СССР не могут находиться в частной собственности.

223


В известной мере права патентовладельца ограничены институтом преждепользования, суть которого сводится к тому, что предприятие (организация), которое дс подачи заявки на изобретение независимо от изобретателя применило в пределах СССР данное изобретение или сделало все необходимые к этому приготовления, сохраняет право на дальнейшее безвозмездное использование этого изобретения, и патентовладелец не вправе воспрепятствовать этому.

Ограничение прав патентовладельца заключается также в том, что с разрешения Совета Министров СССР изобретение может быть использовано заинтересованным предприятием (организацией) без согласия патентовладельца, если изобретение имеет особо существенное значение для государства, но с обладателем патента не было

«, in

достигнуто соглашения об уступке прав на него .

Некоторые ограничения для изобретателей связаны со свободой выбора патента или авторского свидетельства. Закон предусматривает изъяны из принципа свободного выбора, устанавливая обстоятельства, при которых может быть выдано только авторское свидетельство, но не патент. Так, на некоторые изобретения, использование которых непосредственно связано с интересами общего благосостояния народа, в частности на новые лечебные, вкусовые и пищевые вещества, косметические средства, могут быть выданы только авторские свидетельства. Патенты выдаются лишь на способы изготовления таких веществ, ибо получить одно и то же вещество можно разными способами, и выдача патента на какой-то новый способ получения, например, лечебного вещества не лишит государство возможности использовать само вещество. Авторские свидетельства, но не патенты, могут быть выданы на новые способы лечения болезней в том числе и хирургические операции, а также на способы профилактики, диагностики и исследований, от которых зависит определение болезни или выбор способа лечения, практически проверенные и надлежащим образом опро-бированные органами здравоохранения, а в ветеринарииорганами сельского хозяйства. Только авторские свиде-

12 П. 35 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденного постановлением Сонета Министров СССР от 21 августа 1973 г. (СП СССР 1973, ,№ 19, ст. 109).

224


тельства выдаются также на результаты сельскохозяйственной селекции в земледелии и животноводстве новые и улучшенные сорта сельскохозяйственных культур, породы сельскохозяйственных животных и птиц .

Указанные ограничения, на наш взгляд, оправданны, поскольку соответствуют интересам социалистического общества.

Другой формой охраны прав изобретателей является авторское свидетельство. Юридическое значение авторского свидетельства определяется тем, что оно: удостоверяет квалификацию технического решения в качестве изобретения; фиксирует приоритет изобретения; выражает признание авторства определенного лица в создании изобретения; закрепляет право государства на изобретение. Изобретение в этом случае признается объектом, принадлежащим всему обществу в лице Советского государства, что находит свое выражение в законе (ст. 111 Основ гражданского законодательства). При этом в отличие от других объектов государственной собственности, изобретения, защищенные авторским свидетельством, не закрепляются в оперативное управление за какой-либо одной государственной организацией, а принадлежат государству в целом. Государство осуществляет свои права через государственные организации, любая из которых может свободно, без чьего бы то ни было разрешения и безвозмездно (уплатив только причитающееся автору вознаграждение) использовать любое изобретение, на которое выдано авторское свидетельство. Такое же право предоставлено кооперативным и общественным организациям.

Принадлежность государству изобретения, охраняемого авторским свидетельством, расширяет рамки научно-технического прогресса. Создается юридически неограниченная возможность широкого применения в народном хозяйстве новых и полезных технических решений. Снижаются создаваемые при патентной охране искусственные ограничения в виде монополии одного лица патентовладельца. Изобретение полностью и сразу же становится достоянием всего народного хозяйства.

Авторское свидетельство это юридическая форма организации взаимоотношений изобретателей и сопиалисти-

13 П. 22 и 25 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях.

8 Заказ JM5 1591 225


ческого государства. Оно представляет собой наиболее рациональную форму организации таких отношений, поскольку позволяет сочетать личные интересы изобретателей с интересами всего общества. Интересы автора как творческой личности обеспечиваются тем, что с него снимаются заботы по реализации изобретения в целях извлечения экономических выгод из результатов своего тру-ца. Государство берет эту обязанность на себя, устанавливая одновременно порядок материального вознаграждения авторов. Тем самым предотвращается огромная затрата сил и анергии изобретателей, не связанная непосредственно с их творческой работой. Поэтому советские граждане в подавляющем большинстве предпочитают защищать свои изобретения авторскими свидетельствами. Количество изобретений, защищенных авторскими свидетельствами, из года в год возрастает и в 1970 г. составило 32 466, а в 1971 г.— 35 632 н. В то же время действующих патентов в стране осталось всего лишь 1034.

Предусматриваемая в советском законодательстве возможность выдачи патентов на изобретения обусловливается главным образом стремлением Советского государства к развитию взаимовыгодного экономического и научно-технического сотрудничества с другими государствами, тем, что учитывается факт заинтересованности иностранных фирм в приобретении именно патентов.

Закон по-разному регулирует отношения, связанные с авторскими произведениями, изобретательскими и иными предложениями. Объясняется это не только обеспечением приоритета, гарантиями осуществления личных прав, но и назначением самих объектов интеллектуального творчества.

Предоставляя авторам произведений широкие права, общество тем самым удовлетворяет их личные интересы. Но оно заинтересовано в том, чтобы в ряде случаев произведение, созданное автором, использовалось без его на то разрешения. Поэтому законодатель устанавливает разумные пределы свободного использования произведений творчества, соблюдая при этом соотношение личных и общественных интересов. Подобное сочетание содействует развитию литературы, науки, искусства, их взаим-

14 «Вопросы изобретательства», 1972, № 7, с. 8. 226


ному обогащению, полному осуществлению прав авторами. Кроме того, государство, беря под свою охрану одни интересы и ограничивая другие, способно влиять на развитие общественных отношений 15.

Отношения личности и общества при использовании переведенных произведений не всегда были одинаковыми. После образования СССР первые законодательные акты закрепили принцип свободы перевода. Каждое изданное произведение разрешалось переводить без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения. А. М. Горький на I Всесоюзном съезде писателей говорил о том, что каждая талантливая книга независимо от того, на каком языке она первоначально создана, должна стать общим достоянием всех народов 16.

Таким образом, необходимость создания национальных литератур в союзных республиках заставляла интересы личности в известной мере подчинить интересам общества.

Формирование в братских республиках творческой интеллигенции, рост национальных культур, их взаимовлияние позволили в новом гражданском законодательстве отразить изменения, происшедшие в общественных отношениях. Основы 1961 г. несколько изменили принцип сво" Ооды перевода. Было введено правило, разрешающее переводить любое изданное произведение без согласия автора, но с его уведомлением и лишь при условии сохранения целостности и смысла оригинала. На этом этапе интересы общества и личности совпали. В настоящее время в связи с расширением культурного обмена между союзными республиками, между СССР и странами мира закон разрешил перевод произведения на другой язык и выпуск его в свет только с согласия автора (или его правопреемников). Неизменным осталось только требование соблюдать права автора оригинала. Оно предъявляется и к переводчикам, и к организациям, использующим произведение дозволенными способами. Придавая согласию автора на перевод его произведения пра-

15 Суховерхий В. Л. О соотношении субъективного гражданского права и интереса. В сб.: Материалы конференции по итогам научно-исследовательской работы за 1966 г. Свердловск, 1968, с. 14.

16 К новому расцвету многонациональной советской культуры. Материалы объединенного пленума правлений творческих союзов СССР. Ноябрь 1972 г. М., 1973, с. 17.

227


вовое значение, общество выдвигает на передний план интересы автора. Они тем более важны, что для автора созданное им произведение не является раз и навсегда завершенным. Через какое-то время он может вновь вернуться к написанному. Переводчик может не знать о намерениях автора по переработке созданного произведения или о проводимой им работе. Получение согласия автора на перевод произведения исключает возможность возникновения коллизий между интересами автора и общества. Автору далеко не безразлична судьба его творения, поэтому вполне понятны стремления к совершенству созданного произведения и соответствующей оценке его обществом.

Сочетание личных и общественных интересов проявляется и при использовании произведений другими способами. Причем в одних случаях использование произведения разрешается без согласия автора и без уплаты ему вознаграждения, в других без согласия автора, но с выплатой авторского вознаграждения. Руководствуясь интересами общества в целом, законодатель разрешает свободное использование результатов художественного творчества в виде их воспроизведения в печатных изданиях, в кино, по радио или телевидению и т. д.

Это использование имеет форму заимствования чужого изданного произведения для создания нового, творчески самостоятельного, цитирования отрывков из опубликованных работ или перепечатки произведения в целом; информации о выпущенном в свет произведении литературы, науки и искусства, транслировании по радио, телевидению произнесенных публично речей, докладов и т. д.

При заимствовании чужого произведения для создания на его основе нового, творчески самостоятельного, необходимо соблюдать определенные условия, не нарушать субъективные права автора оригинала. Во-первых, для создания нового произведения может использоваться только изданное чужое произведение. Если последнее не издано, то его использование разрешается с согласия автора и с выплатой ему вознаграждения. Во-вторых, в результате использования чужого произведения должно появиться новое, творчески самостоятельное произведение.

Другим видом заимствования является перепечатка. В п. 2 ст. 492 ГК речь идет о перепечатке не только отдельных изданных произведений литературы, науки и

228


искусства в полном объеме, но и отрывков из них, т. е. цитирования. Перепечатка допускается в различного рода научных и критических работах (монографиях, статьях, обзорах, рецензиях и т. д.), учебных книгах (учебниках, учебных пособиях, хрестоматиях), политико-просветительских изданиях.

В отличие от случаев свободного использования произведений, перечисленных в ст. 492, ст. 495 ГК предусматривает выплату вознаграждения авторам, произведения которых публично исполняются посредством пленки, пластинки, магнитной ленты и других устройств, используются для создания других видов творческих произведений, а также в промышленных изделиях.

Наряду с общественным использованием вышедших в свет произведений имеет место использование произведений для удовлетворения личных потребностей (ст. 493 ГК). Оно предполагает снятие копий с чужого произведения, запись на магнитофон, «домашние концерты» и т. д. без согласия автора и уплаты вознаграждения. Забота общества о росте культурного уровня его членов в данном случае совпадает с интересами творческой интеллигенции, которая работает для народа и его блага.

Некоторые нормы права придают большее значение общественным интересам, нежели личным: например, ст. 483 ГК закрепляет авторство на произведение, созданное в порядке выполнения служебного задания, за творческим работником, а право использования предоставляет соответствующей организации. Объясняется это спецификой научного творчества. Автор научного произведения связан с социалистической организацией или учреждением трудовыми отношениями. Деятельность по созданию произведения литературы, науки, искусства становится содержанием трудовых обязанностей лица, вступившего в трудовой договор с организацией 17. Автор обязан создать и передать организации произведение надлежащего качества. Предоставление работы в целом или частями должно соответствовать срокам и объему, установленным планом научно-исследовательских работ.

Автор, работающий по трудовому договору, создает

17 Антимонов Б. С., Флейшиц Е. А. Авторское и трудовое правоотношение,— «Советское государство и право», 1956, 5, с. 48.

229


продукт духовного творчества, который находит воплощение в материальной вещи: рукописи, схеме, рисунке, чертеже и т. д. Поскольку произведение, созданное автором, признается объектом авторского права, на него распространяются нормы авторского права, т. е. сохраняются все права, перечисленные ст. 479 ГК.

Однако права автора, состоящего в трудовых отношениях с научно-исследовательской или иной организацией, в определенной мере сужены (так, ограничен порядок использования произведения, созданного как служебное задание, и выплаты вознаграждения автору). Установление их пределов отнесено к компетенции Совета Министров СССР и союзных республик.

Использование произведения, в том числе и научного, связано с субъективными правами автора. Так, право на авторство (право именоваться автором созданного произведения науки) научный сотрудник приобретает в силу завершения исследовательской работы и придания ей формы объективно выраженного произведения. Но реализация этого права связана не только с субъективным решением научного сотрудника о готовности своего произведения, но и мнением организации. Лишь при положительной оценке произведения, данной научным учреждением, оно направляется в издательство с соответствующей рекомендацией учреждения.

Научное произведение, выпускаемое в свет, содержит имя автора и название того учреждения, где он работает. Научное учреждение, ставящее свой гриф на работу автора, вместе с ним несет ответственность за качество выпускаемого произведения. Однако обозначение наименования научного учреждения не создает для него авторского права на выпускаемое произведение.

Развитие науки и техники требует использования достижений, добытых в результате научного творчества. В связи с этим в интересах общества допускается свободное использование произведений науки. Не является нарушением прав научных работников перевод изданного научного произведения на другой язык, использование его для создания нового, творчески самостоятельного произведения, а также остальные случаи бездоговорного использования произведения. Изданное научное произведение может использоваться без согласия автора, но закон ничего не говорит о неизданных научных работах.

230


В литературе было высказано мнение, что следует закрепить за научными учреждениями право использования неизданного произведения, созданного в порядке выполнения служебного задания, в качестве научного материала 18. Однако это предложение осталось лишь пожеланием, ибо до сих пор не принят нормативный акт, который бы мог разрешить вопросы использования неизданных научных произведений.

В связи с тем, что авторские права научного работника ограниченны, полагают, что правомочия на воспроизведение, выпуск в свет и распространение плановых научных работ должны признаваться за научным учреждением, в котором работает автор19. Вместе с тем научное учреждение должно иметь согласие автора на опубликование его произведения. При решении вопроса об опубликовании научного произведения интересы автора могут прийти в противоречие с интересами научного учреждения. Этот вопрос в юридической литературе трактуется по-разному. Одни ученые считают, что при несогласии автора на опубликование произведения организация не должна направлять его в печать20, а сводить право ученого на опубликование созданного им труда к праву жаловаться или снять свое имя со своего произведения значило бы уничтожить одну из важных основ авторского права 21.

Другие ученые стоят на иных позициях, оставляя за организацией последнее слово в решении вопроса об опубликовании научного произведения, а за автором право жаловаться в вышестоящую инстанцию. Если же решение вышестоящей инстанции автора не удовлетворит, он может снять свое имя с произведения22. Эта точка зрения обосновывается тем, что государство затрачивает ог-

18 Гарибян А. М. Авторские права научных работников. «Советская юстиция», 1968, № 21, с. 10; Серебровский В. И. Вопросы советского авторского права. М., 1956, с. 80.

19 Корецкий В. И. Авторские правоотношения в СССР. Ашхабад, 1959, с. 339.

20 Серебровский В. И. Указ. соч., с. 79.

21 Федъкин Г. И. Правовые вопросы организации научной работы в СССР. М., 1958, с. 280.

22 Корецкий В. И. К пересмотру законодательства об авторском праве. «Ученые записки Таджикского государственного университета, Труды юрфака», т. XI, вып. 4, Душанбе, 1956, с. 92;

Гордон М. В. Авторское право. М., 1955, с. 54.

231


ромные средства на проведение исследовательских работ, результат которых, оформленный в виде произведения науки, должен использоваться в интересах общества.

Ограничение права использования научного произве- дения выражается в том, что автор не может выпустить свою работу в свет без предварительного одобрения научным учреждением. Ст. 484 ГК Казахской ССР содержит следующее положение: автор произведения, созданного в порядке выполнения служебного задания, в течение первых двух лет с момента создания произведения может решать вопрос об издании или ином использовании произведения только по согласованию с научным учреждением или организацией, от которой он получил соответствующее задание. Эта же статья предоставляет научным учреждениям, высшим учебным заведениям и иным организациям, по заданию которых создано произведение, право требовать, чтобы при выпуске произведения в свет независимо от времени выпуска было указано его наименование. •;,

В законодательстве социалистических стран проводится иная линия в отношении авторов произведений, созданных в порядке выполнения служебного задания. Ст. 15 закона об авторском праве Болгарии 1951 г. закрепляет за авторами произведений, выполненных по служебному заданию, авторское право на общих основаниях. Что касается использования произведения, то закон предоставляет соответствующим органам, во исполнение служебных заданий которых создано произведение, право без разрешения автора: использовать произведение без уплаты вознаграждения как материал для научных и других целей, связанных с их служебной работой, а также размножать и распространять это произведение бесплатно в пределах соответствующего органа и среди его служащих;

издавать произведение в любом количестве с уплатой автору соответствующего вознаграждения. Это право сохраняется за органом, принявшим произведение, в течение двух лет. До истечения этого срока произведение может быть издано и другим государственным учреждением или общественной организацией по договору с автором, но лишь с письменного разрешения органа, по служебному заданию которого произведение создано.

Польский закон об авторском праве 1952 г. (ст. 14) предоставил научному учреждению право первого издания

232


научного произведения, созданного в порядке служебного задания. Этим правом научное учреждение располагает в течение двух лет со дня сдачи произведения. Кроме того, учреждению предоставлено право без разрешения автора и выплаты вознаграждения пользоваться произведением как научным материалом.

В СССР в некоторых нормах авторского права акцент делается на интересы общества. Законодатель закрепляет положение о выкупе авторского права государством и объявлении произведений достоянием государства. Принудительный выкуп возможен, когда автор или его наследники осуществляют авторское право вопреки интересам общества, препятствуя использованию произведений, имеющих большое общественное значение. Принудительный выкуп может иметь также место, если получение" вознаграждения за использование произведения становится источником дохода, не соответствующим количеству и качеству труда. Ст. 501 ГК не указывает, какие произведения могут выкупаться. Сообразуясь с национальными, культурными и научными интересами, выкуп может осуществляться в отношении изданных и неизданных произведений. Выкупленное авторское право принадлежит государству и действует бессрочно.

В отличие от принудительного выкупа объявление произведений достоянием государства распространяется на произведения, авторское право на которые прекращено. Достоянием государства могут быть объявлены отдельные изданные и неизданные произведения, а также все творческое наследие определенного автора (письма, дневники, записки, заметки и т. п.).

2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ АВТОРОВ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЛИТЕРАТУРЫ, НАУКИ И ИСКУССТВА

Государство и общество, заинтересованные в создании произведений интеллектуального творчества, наделяют их авторов комплексом прав. К ним относятся: право на авторство, право на авторское имя, право на неприкосновенность произведения, право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения, право на вознаграждение. Все эти права в совокупности составляют авторское право в субъективном смысле.

233


Субъективные права авторов порождаются созданием произведений литературы, науки и искусства. С этого момента автор вправе передавать свое произведение организациям и третьим лицам для использования дозволенными законом способами.

Право на авторство является одним из важнейших личных прав творческих работников. Оно дает возможность лицу считаться автором созданного им произведения. В юридической литературе существуют различные трактовки понятия права на авторство. Одни правоведы считают, что право на авторство включает и право на авторское имя23, другие что это два самостоятельных права 24.

Мы склонны принять вторую точку зрения. Лицо, создавшее произведение, вправе считать себя автором выполненной работы. При этом никто не может препятствовать гражданину, воплощающему свой замысел в литературном, научном или художественном произведении, называть себя автором. В период создания произведения, когда лицо действует по своей собственной инициативе, не возникает авторского правоотношения. В данном случае не имеет значения, как оно обозначает свое авторство.

Заключение договора с автором на создание произведения или передача готового произведения для использования специальными организациями и третьими лицами порождает правоотношение. Авторство получает общественное признание. С целью индивидуализации лиц, создающих произведения литературы, науки и искусства, им предоставляется право на имя (ст. 479 ГК). Возможны несколько способов обозначения имени автора: под собственным именем, под условным (псевдонимом) или без обозначения имени (анонимно).

Если произведение признано непригодным для публикации, у автора остается право на авторство, поскольку закон (ст. 475 ГК) охраняет любое произведение литературы, науки, искусства независимо от формы, назначения, достоинства и способа воспроизведения, но реализовать право на авторское имя автор уже не может. По-

23 Антимонов Б. С., Флейшиц Е. А. Авторское право. М., 1957, с. 46;

Серебровский В. И. Указ. соч.

24 Иоффе О. С. Советское гражданское право, т. 3. Л., 1965, с. 37.

234


скольку начало осуществления права на авторство и права на авторское имя не совпадает, эти права невозможно объединить одним общим понятием.

К личным неимущественным правам автора в соответствии со ст. 479 ГК относится право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения. Под опубликованием понимается всякое сообщение произведения неопределенному кругу лиц любым способом, установленным законом (ст. 476 ГК), т. е. путем издания, публичного исполнения, публичного показа, передачи по радио,телевидению и т. д.

Использование произведения литературы, науки и искусства без ведома автора и без договора, кроме случаев, указанных в ст. 492, 495 ГК, является нарушением его личных прав.

Опубликование произведения связано с его воспроизведением. Право автора на воспроизведение означает возможность размножения произведения путем снятия с него копий или иным способом. Это право реализуется автором тоже посредством договора, который он заключает с организацией (издательством, киностудией, театром и т. д.), использующей его труд. Воспроизведение, так же как и опубликование, требует согласия автора. Если же организация воспроизводит труд автора, не уведомляя его об этом, она допускает нарушение права на воспроизведение.

Автору предоставлено, кроме того, право на распространение своего произведения, путем заключения договора с соответствующей социалистической организацией. Распространение обеспечивает произведению широкую известность, доступность, знакомство широкого круга лиц с опубликованным и размноженным произведением. Оно может иметь место после воспроизведения, одновременно с ним или без него. В юридической литературе высказано мнение, что автор не обладает правом на распространение своего произведения 25. Оно обосновывается тем, что автор не располагает печатными средствами, бумагой и т. д., ибо все это является государственной собственностью. На наш взгляд, отрицание у автора права на распространение

25 Грингольц И. А. Права автора сценического произведения в СССР. Автореф. канд. дисс. М., 1953, с. 8.

235


своего произведения было бы ущемлением его законных интересов. Кроме того, это лишало бы автора в случае нарушения права требовать защиты.

Ни у кого не вызывают сомнения правомочия собственника: владение, пользование и распоряжение имуществом, которые могут осуществляться и несобственником. Если же провести аналогию с правомочиями собственника, который может передавать их третьим лицам, то и в отношении права на распространение произведения может идти речь о передаче его автором специально на то созданной организации.

Закрепление за автором прав на опубликование, воспроизведение и распространение произведений служит юридической гарантией творчества. Потребность общества в духовных ценностях порождает у автора убежденность в использовании его труда. В этом смысле права автора на опубликование, воспроизведение и распространение произведения можно было бы рассматривать как единое право автора на использование произведения, состоящее из отдельных самостоятельных правомочий, реализуемых автором в той или иной степени. Например, художник, снимая авторские копии, осуществляет право на воспроизведение своего творения, хотя может их не распространять. Поместив на выставку картину в оригинале, художник реализует свое право на опубликование и распространение, не затрагивая при этом право на воспроизведение.

Личным неимущественным правом автора является право на неприкосновенность произведения. Согласно ст. 480 ГК неприкосновенность произведения означает запрет внесения каких бы то ни было изменений в само произведение, в его название и в обозначение имени автора без его согласия при издании, публичном исполнении или ином использовании произведения.

Однако пределы неприкосновенности произведения не могут быть безграничными. Автор, вступивший в контакт с издательством, театром, киностудией, допускает, что в ходе работы над произведением будут внесены определенные поправки. Редактор или режиссер могут, работая над произведением, изменять его, не нарушая замысла автора, особенности стиля и т. д. Закон не запрещает вносить исправления в произведение, но обязывает делать это с согласия автора.

236


К числу прав автора, закрепленных ст. 479 ГК, относится право на вознаграждение. Это имущественное право. Авторское вознаграждение (гонорар) принято рассматривать как форму оплаты труда авторов, находящуюся в зависимости от социалистического принципа оплаты труда по количеству и качеству.

Оплата труда автора отличается от оплаты труда работников, производящих материальные ценности. Особенности авторского вознаграждения определяются спецификой творческого труда. Факт создания произведения еще не порождает у автора возможности реализовать право на вознаграждение. Оно возникает только при условии использования произведения другими лицами, иными словами, когда установлена общественная полезность произведения 26.

Писатели, драматурги, художники и другие представители творческого труда в процессе создания произведения сталкиваются с необходимостью изучения различного материала и документов, выезда в те или иные области и районы страны, знакомства с различными профессиями и т. д. Все это требует определенной затраты времени и сил. Поэтому порядок оплаты труда авторов в период создания и использования произведения отличается своеобразием, которое отражается в типовых авторских договорах. В частности, авторы при заключении договора литературного заказа в установленных случаях получают аванс, а при принятии и одобрении рукописи — 60% гонорара.

В юридической литературе принято деление авторских прав на личные 27 и имущественные28. Причем к личным относят право на авторство, право на неприкосновенность произведения и право на его опубликование. Имущественным правом считают право на вознаграждение, а также право на воспроизведение и распространение произведения 29.

28 Иоффе О. С. Советское гражданское право, с. 46.

27 Флейшиц Е. А. Личные права в гражданском праве СССР и капиталистических странах. М., 1941, с. 168; Торкановский Е.П. Личные и имущественные права авторов литературных произведений по советскому праву. Автореф. канд. дисс. Куйбышев, 1953, с. 7.

28 Кабатов В. А. Советское авторское яраво на произведения изобразительного искусства. Автореф. канд. дисс. М., 1954, с. 4.

29 Там же; Советское гражданское право, т. 2. М., 1951, с. 348.

237


Представляется, что такое деление является условным, во-первых, потому, что никем не отрицается тесное переплетение личных и имущественных прав, во-вторых, потому, что каждое принадлежащее автору право призвано в той или иной мере охранять как его имущественные, так и неимущественные интересы30.

В этом нетрудно убедиться при рассмотрении прав, отнесенных к группе личных или имущественных. Право на авторство, которое является, по мнению ряда ученых-юристов, личным правом, может в определенных случаях затрагивать имущественный интерес автора. Например, если не указан один из соавторов или чужое произведение выдано за свое, то автор произведения лишается вознаграждения.

Право на неприкосновенность произведения также может порождать для автора иммущественные последствия. Например, искажение киностудией сценария при съемке фильма, театром пьесы при ее постановке может снижать посещаемость зрелищного учреждения, а иногда приводит к прекращению демонстрации фильма, исключению пьесы из репертуара театра. Подобная ситуация вызывает нежелательные для автора последствия, поскольку уменьшается размер вознаграждения или выплата его прекращается. И здесь прослеживается тесная связь личного и имущественного интересов автора.

Наконец, при реализации права на опубликование произведения, которое также считают личным, автор получает вознаграждение от общества, а следовательно, удовлетворяется его имущественный интерес.

Вышесказанное приводит к выводу о том, что практически трудно провести разграничение авторских прав, выделив чисто личные и чисто имущественные. Даже тогда, когда воспроизводится и распространяется произведение, а за его использование выплачивается соответствующее вознаграждение, для автора немаловажным является признание и одобрение его труда со стороны общества.

Все это свидетельствует о том, что одно и то же принадлежащее автору право может при определенных условиях охранять его и имущественные и неимущественные интересы31.

30 Серебровский В. И. Указ. соч., с. 101.

31 Там же, с. 107.

238


Типовые договоры (издательский, сценарный, постановочный и др.), которые оформляют отношения организаций и авторов, построены по единой схеме: принятие произведения творчества, совместная работа автора и организации, использующей труд автора.

Использование произведения творчества начинается, когда в обусловленный договором срок автор представляет издательству, киностудии, театру и т. д. созданное им произведение. Обязанности автора сдать рукопись произведения с соблюдением требований, предъявляемых к ее внешнему оформлению, а также условий договора, касающихся содержания -и объема произведения, отражены во всех типовых авторских договорах. При нарушении автором этих обязанностей издательство, киностудия или иная организация возвращает рукопись автору для устранения недостатков.

Другой договорной обязанностью автора является сдача рукописи произведения надлежащего качества. Однако ни Основы, ни ГК, ни типовые авторские договоры не раскрывают смысла этого понятия. Представляется, что оно складывается из следующих элементов: актуальность темы, проблематичность работы, новизна информации, содержащейся в представленном произведении, глубина разработки темы или проблемы, стиль изложения.

Качество произведения неразрывно связано с теми требованиями, которые предъявляются к произведению литературы, науки и искусства. Например, типовой сце нарный договор для художественных телефильмов требует, чтобы в сценарии были изложены основная идея, сюжетный замысел, характеристика главных действующих лиц. Кроме того, сценарий должен содержать полное и последовательное описание действия, диалоги, титры и представлять собой законченное драматургическое произведение.

Аналогичны требования и типового киносценарного договора. Вместе с тем литературный киносценарий является самостоятельным художественным произведением и должен служить идейно-художественной основой кинофильма, подробной и образной его записью. Независимо от жанра, формы и стилистических особенностей литературный киносценарий должен отвечать и производственно-экономическим требованиям кинематографа.

239


Качество произведения обеспечивается работой автора в период создания произведения, а также совместными усилиями автора и соответствующей организации в период подготовки его к изданию, постановке и т. д. Поэтому важное значение придается составлению плана-проспекта будущего произведения.

Некоторые типовые договоры, требуя соответствия созданного произведения творческой заявке, в то же время не оговаривают в них требований, предъявляемых к подобным произведениям. Они ограничиваются закреплением следующего положения: произведение, заказанное автору, должно соответствовать творческой заявке, утвержденной управомоченным должностным лицом организаций радиовещания, телевидения, издательства и т. д. Целесообразно было бы статьи типовых издательских договоров об условиях, которым должно отвечать произведение, дополнить названными элементами понятия качества. Они могли бы служить определенным критерием при оценке произведения.

Утверждая творческую заявку автора, организация, использующая результаты его труда, заинтересована получить полноценное произведение. Поэтому типовые договоры содержат положения о помощи, которую оказывают издательства, киностудии, театры авторам, работающим над созданием произведения. Например, п. 3 типового договора на написание литературных и музыкальных произведений для радио и телевидения обязывает радио (телевидение) предоставить автору возможность ознакомления с технической частью студии, проводить консультации с творческими работниками радио (телевидения), обсуждение предварительных вариантов произведения с участием автора. Типовой киносценарный договор (п. 3) предусматривает, что студия обеспечивает автору за свой счет консультацию по вопросам, связанным с кинопроизводством, просмотр филъмотечного материала, необходимую литературу.

В соответствии со ст. 511 ГК типовые договоры обязывают автора создать произведение личным трудом. Заключив договор с издательством, киностудией, театром, автор не вправе вступать в договорные отношения с другими организациями по поводу использования его произведения в течение срока действия первого договора без письменного согласия организации. Нарушение этой обя-

240


данности автором ведет к прекращению договорных отношений.

Представленная автором во исполнение договора работа рассматривается и оценивается соответствующей организацией. Автор уведомляется о принятом решении: об одобрении, о направлении на доработку или об отклонении произведения с указанием мотивов. В письменном уведомлении о необходимости доработки произведения излагается существо тех дополнений и изменений, которые надо внести. Срок, в течение которого автор дорабатывает свое произведение, определяется соглашением сторон. После доработки рукописи, партитуры и т. д. автор обязан без дополнительной оплаты внести изменения и дополнения в одобренное произведение при запуске его в производство или подготовке к изданию. Отказ автора от доработки произведения или неудовлетворительная доработка являются основанием для расторжения договора и взыскания с автора полученных по договору сумм, включая аванс. Таким образом, конкретные авторские договоры достаточно подробно регламентируют обязанности лиц, создающих произведения творчества.

Организация, использующая труд автора, выплачивает ему вознаграждение. Одни авторские договоры предусматривают возможность выплаты аванса, другиенет. Причем типовые договоры содержат различные сроки выплаты. Так, согласно п. 6 типового издательского договора на литературно-художественные произведения при заключении договора литературного заказа выплачивается аванс, по одобрении рукописи — 60% гонорара с зачетом выданного аванса, остальная сумма после подписания последнего листа корректуры произведения к печати. В типовом киносценарном договоре принят другой порядок выплаты вознаграждения: 25% (аванс) при подписании договора и 75% при одобрении первоначально представленной рукописи сценария.

Автору предоставлено право расторжения договора в случаях нарушения организацией своих обязанностей. Типовые договоры содержат различные основания прекращения договорных отношений. По инициативе автора отношения с издательством могут быть прекращены, если оно нарушило сроки выпуска произведения в свет. Однако право автора на прекращение договора при пропуске сроков издания ограничено одним условием. Если руко-

241


пись подписана в печать, то автор не может отказаться от договора и требовать возврата рукописи, несмотря на то, что издательство нарушило сроки выпуска произведения. Выполнение этого требования автора подорвало бы хозрасчетную основу деятельности издательства, которое к этому времени проделало определенную работу по подготовке рукописи к изданию, но не завершило ее технически.

Основанием расторжения договора с кино- и телестудией по инициативе автора является привлечение третьих лиц для внесения изменений, поправок и добавок в сценарий без письменного согласия автора.

В действующих типовых издательских договорах по сравнению с аналогичными договорами 1929 г. сокращено число оснований расторжения договора по инициативе автора. По договору 1929 г. автор мог ставить вопрос о прекращении договорных отношений с издательством в случаях просрочки выплаты гонорара (ст. 6), отказа издательства 'от переиздания произведения (ст. 12), нарушения сроков выпуска произведения в свет (ст. 20).

Ныне действующие типовые договоры связывают право автора на расторжение договора лишь со случаем нарушения издательством срока выпуска произведения в свет. При этом автору выплачивается полностью обусловленное договором вознаграждение и возвращаются экземпляры рукописи произведения.

Типовые издательские договоры требуют обозначения названия произведения. Рукопись литературно-художественного произведения может иметь условное название, а в процессе подготовки книги к изданию заглавие может изменяться. Такое изменение возможно только с согласия автора, выраженного его подписью на титульном листе оригинала, сданного в набор.

Иллюстрация является средством выражения авторского замысла в художественной форме. Поэтому от качества иллюстрации во многом зависит правильность сохранения идей и образов произведения. Работники издательства совместно с автором решают, нужно ли иллюстрировать книгу, какой вид иллюстрации (рисунок, схему, диаграмму и т. д.) применить. Автор не обязан сам представлять издательству иллюстрации. Однако если он предлагает свои эскизы, то затем утверждает и оригиналы, проверяя их соответствие эскизам. Иллюстрации, выпол-

242


ненные другим лицом, автор утверждает, ставя свою подпись на каждом листе. Издательство не вправе поместить иллюстрации в книгу без согласия автора, так как иллюстрирование книги является личным правом автора, неразрывно связанным с правом на неприкосновенность произведения.

Иногда издание произведения сопровождается посвящением какому-либо человеку, коллективу, организации. Посвящение это дань уважения, почета, любви какому-либо человеку, проявление памяти об определенных событиях. Пока издательство не препятствует автору давать посвящения в книгах, осложнений не возникает. Но они не исключены из-за отсутствия нормы в законе. Издательство может отвергнуть посвящение, а автор не имеет законных оснований требовать от издательства соблюдения его права. В связи с этим следует признать правильным предложение относительно того, что право на посвящение должно быть закреплено законом32. В отличие от других союзных республик ГК Молдавской ССР запрещает при издании, публичном исполнении или ином использовании произведения вносить какие бы то ни было изменения в авторское посвящение.

Автор, создающий произведение литературы, науки, искусства, сам решает вопрос о возможности опубликования работы. Ему же предоставлено право вплоть до момента фактического выхода в свет произведения запретить его издание. Реализация этого права может быть вызвана такими исключительными обстоятельствами, как исторические события, происшедшие после подготовки рукописи, научные открытия, серьезные критические замечания и т. д. Автор извещает издательство о своем намерении запретить издание. Запрет автора может касаться и переиздания. Совместное обсуждение автором и издательством возникшего осложнения либо устраняет его, либо приводит к расторжению договора.

Для осуществления автором права запрета издания произведения важное значение имеет наличие договорных отношений с издательством. Когда отношения автора и издательства не оформлены договором, запрет автора не вызывает возражения издательства, ибо запрет находится

32 Камышев В. Г. Издательский договор на литературные произведения. М., 1969, с. 9.

243


вне сферы договорного регулирования. Запрет автором издания или переиздания произведения при наличии заключенного договора приводит к определенным правовым последствиям. Издательство в этом случае расторгает договор и обращается в суд с иском о взыскании фактически понесенных расходов по подготовке рукописи к изданию (авторский гонорар, внештатное редактирование, стоимость набора и т. д.).

В литературе высказана точка зрения, что издательство, заинтересованное в выпуске того или иного произведения, издание или переиздание которого запрещено автором, может обратиться в Министерство культуры союзной республики, Министерство высшего образования, Министерство просвещения, Союз писателей и т. д. в зависимости от вида произведения за соответствующим разрешением на опубликование произведения 33.

Представляется, что такое предложение в известной степени создает для автора препятствие в осуществлении им права распоряжения своим произведением. Ст. 499 ГК закрепляет за автором право запрещения выпуска произведения в свет либо прекращения его распространения, когда не соблюдаются условия использования- произведения, а также нарушаются личные неимущественные права автора.

Запрет автора не имеет значения для издательства только в том случае, когда авторское право на издание произведения принудительно выкуплено государством у автора или его наследников (ст. 501 ГК).

Киносценарный договор предоставляет сценаристу право участвовать при передаче созданного им произведения в производство, при обсуждении киносценария художественным советом студии, знакомиться с режиссерским сценарием, пробами актеров, эскизами декораций, костюмов и грима, отснятым материалом, принимать участие в работе съемочной группы и консультировать режиссера-постановщика по вопросам, связанным с трактовкой образов, сцен и т. д., принимать участие в обсуждениях законченной производством кинокартины (п. 12 типового киносценарного договора).

В отличие от киносценарного договора, согласно которому участие в производстве кинокартины является

33 Ваксберг А. И. Издательство я автор. М., 1958, с. 113. 244


правом автора, типовой договор на написание литературных и музыкальных произведений для радио и телевидения (ст. 8) обязывает автора принимать непосредственное участие в работе по подготовке произведения к передаче в эфир и вносить при этом необходимые изменения, вызываемые особенностями радио и телевидения.

Личные неимущественные и имущественные права авторов литературных, музыкальных и иных произведений могут нарушаться и при жизни авторов, и после их смерти. В связи с этим возможность защиты нарушенных прав предоставлена авторам, их наследникам, государственным п общественным организациям творческим союзам и специальным управлениям по охране авторских прав.

В зависимости от характера нарушений прав авторов к нарушителям применяются нормы уголовного или гражданского права. УК РСФСР посвящает защите прав авторов ст. 141. Диспозиция этой статьи содержит перечень тех нарушений авторских прав, которые влекут уголовную ответственность. Это выпуск под своим именем чужого научного или художественного произведения или иное присвоение авторства на произведение, незаконное воспроизведение или распространение произведения, принуждение к соавторству.

Специфика гражданско-правовой защиты прав авторов творческих произведений состоит в следующем. Во-первых, защита авторского права от нарушения происходит в случаях, когда с нарушением связаны как определенные имущественные, так и неимущественные интересы. Во-вторых, гражданско-правовая защита предполагает применение к нарушителям наряду с нормами авторского права и общих норм ГК. Например, автор, чья рукопись попала в чужое незаконное владение, вправе требовать ее возвращения согласно ст. 151 ГК. В случаях, когда между соавторами не достигнуто соглашение о распределении вознаграждения и один из них получил его несоразмерно вложенному труду, другой (или другие) вправе требовать по суду возврата неосновательно приобретенного.

Нарушение личных неимущественных прав авторов не всегда затрагивает их имущественные права, и наоборот. Но во всех случаях автору предоставлено право защиты своих прав.

245


На имущественные споры авторов распространяются общие сроки исковой давности, т. е. три года для споров с участием граждан и один год для отношений между организациями.

В силу ст. 90 ГК исковая давность не распространяется на требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав, кроме случаев, указанных законом. Иными словами, защита личных неимущественных прав автора может осуществляться независимо от того, сколько времени прошло с момента их нарушений. Под нарушением личных неимущественных прав автора, дающим ему возможность защиты в гражданском порядке, понимается использование чужого произведения без договора с автором или с его наследниками (ст. 488 ГК), несоблюдение условий использования произведения без согласия автора (ст. 492 и 495 ГК), нарушение неприкосновенности произведения (ст. 480 ГК) и др. Автор, а после его смерти наследники и другие лица, вправе требовать по суду восстановления нарушенных прав, запрещения выпуска в свет произведения, прекращения его распространения. Восстановление нарушенных личных неимущественных прав достигается различными средствами. Суд вправе рассмотреть иск о признании авторства (соавторства) на ту или иную работу либо об установлении факта, что данная работа не принадлежит работнику, именем которого она обозначена.

Нарушение права на авторство и неприкосновенность произведения, часто затрагивает честь и достоинство автора произведения. В юридической литературе высказано суждение о том, что наряду с общей формой защиты чести и достоинства гражданина существует специальная в области авторского права34. Не отвергая правильности утверждения о связи авторской чести и достоинства с профессиональной деятельностью творческих работников, следует констатировать, что никакой специальной защиты чести и достоинства писателей, художников, композиторов и других деятелей культуры не существует. Когда затронуты их честь и достоинство как граждан, в судах возбуждаются иски по ст. 7 Основ гражданского законодательства.

34 Белявский А. В., Придворов Н. А, Охрана чести и достоинства личности в СССР. М., 1971, с. 167.

246


Специфика исков работников творческого труда состоит в том, что они касаются нарушения их авторских прав. Но устранение этих нарушений достигается нормами авторского права. Например, при восстановлении права автора на имя, которое неразрывно связано с авторской честью, судебные органы руководствуются ст. 98, а не ст. 7 Основ.

Защита имущественных прав автора в случае их нарушения предусмотрена ст. 500 ГК. Помимо этой специальной нормы для восстановления нарушенного имущественного права автора могут применяться положения гл. 12 раздела III Основ гражданского законодательства и гл. 40 ГК об обязательствах, возникающих вследствие причинения вреда.

Нарушение имущественного права творческих работников может выражаться в невыплате гонорара, неправильном его начислении, несвоевременной выплате. Во всех этих случаях автор использует судебный 'порядок защиты, если его переговоры с организацией не дали положительного результата.

Все большую роль в защите авторских прав творческих работников играют общественные организации. К их числу принадлежат творческие союзы (писателей, композиторов, художников, журналистов, архитекторов, кинематографистов) , образованные в- соответствии со ст. 126 Конституции СССР. Их деятельность регулируется уставами, которые определяют цели и задачи этих организаций, принципы объединения, формы и методы работы, права и обязанности членов и т. д.

В числе функций творческих союзов, закрепленных их уставами, названа охрана авторских прав членов союзов. Охрана прав авторов достигается путем участия творческих союзов в нормотворческой деятельности, которая по своему характеру весьма разнообразна. Это обсуждение проектов постановлений об авторском праве, заключения и рекомендации к проектам законов, внесение предложений по усовершенствованию авторского законодательства, согласование типовых договоров, выработка ставок авторского вознаграждения и т. д.

Творческие союзы принимают непосредственное участие и в защите авторских правs5. Ст. 30 Основ граж-

35 Творческие союзы в СССР. М., 1970, с. 216 и др.

247


данского судопроизводства в ряде случаев предоставляет творческим союзам и Всесоюзному агентству по авторским нравам право обращаться в суд без поручения авторов при взыскании гонорара за публичное исполнение произведений; за выпускаемые магнитофонные и граммофонные записи музыкальных и литературных произведений; за использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства. По всем остальным спорам представительство интересов авторов в суде оформляется их поручением.

Творческие союзы участвуют в работе судебных органов, когда при решении споров, вытекающих из авторского права, возникает необходимость в проведении экспертизы.

Защита прав авторов литературных произведений творческими союзами требует учета тех специфических условий, в которых работают авторы. Например, журналисты, как правило, являются штатными сотрудниками редакций. Их правовое положение определяется трудовым законодательством и нормами авторского права. При защите прав журналистов как авторов литературных произведений необходимо иметь в виду, что: они приобретают авторское право на созданное произведение; авторское право на периодические издания в целом принадлежит выпускающим их организациям; между издательством и журналистом нет письменных договоров; установлен особый порядок определения авторского вознаграждения при создании произведений штатными литературными сотрудниками периодических изданий.

Наряду с творческими союзами охрану авторских прав осуществляет ВААП Всесоюзное агентство по авторским правам. Оно создано по инициативе ряда государственных и общественных организаций в 1973 г. и является правопреемником Всесоюзного управления по охране авторских прав. Агентство наделено определенными функциями: обеспечение соблюдения прав и законных интересов советских и иностранных авторов, их правопреемников при использовании произведений литературы, науки и искусства в СССР и за рубежом; посредничество при заключении договоров с иностранными юридическими и физическими лицами об использовании произведений советских авторов за рубежом, а также об использовании в СССР произведений иностранных авто-

248


ров; получение и выплата гонорара по договорам, заключенным при посредничестве или непосредственно ВААП, за издание, публичное исполнение произведений в СССР, за рубежом и другие виды использования.

Перечисленные функции ВААП свидетельствуют о том, что формы деятельности агентства значительно расширились в связи с присоединением СССР к Женевской конвенции. Качественное изменение функций ВААЛ видно из того, что агентство наряду с охраной авторских прав занимается осуществлением посредничества при заключении договоров об использовании произведений творчества, участвует в подготовке и заключении международных соглашений по вопросам авторского права, в работе международных неправительственных организаций по этим же вопросам.

Нормы авторского права отличаются определенной стабильностью. Но и они требуют изменений, необходимость которых диктуется не только развитием авторских правоотношений внутри страны, но и присоединением СССР к Женевской конвенции.

Ст. 505 ГК исключает письменную форму авторского договора для периодических изданий и энциклопедических словарей. Злободневность публикаций, срочность их выполнения и представления не позволяют периодическим изданиям строить свои отношения с авторами на основе письменных договоров.

В литературе было высказано предложение, чтобы газеты и другие периодические издания восприняли порядок оформления договоров, который установился в энциклопедических словарях, использование бланка-заказа36. Посылая автору бланк заказа, редакция указывает тему желаемой статьи, объем работы, срок представления, ставку гонорара. Если автор признает эти условия приемлемыми для себя, он их принимает. Следовательно, отношения между энциклопедическим изданием и автором возникают после волеизъявления автора. Свое согласие с условиями заказа он выражает, подписывая второй экземпляр бланка-заказа, который затем возвращает в издательство. Издательство заранее определяет как направление работы, так и ее условия. Автор может либо принять их, либо отказаться, но не может изменить

38 Ваксберг А. И. Издательство и автор, с. 25.

249


их. В случае конфликта бланк-заказ может быть использован как доказательство наличия договорных отношений между ними. Целесообразно было бы этот порядок оформления отношений в энциклопедических изданиях распространить на периодические журналы, которые по своему характеру близки к этим изданиям.

Практика устных заказов в периодических изданиях и отсутствие письменных договоров ущемляют права авторов. Такие вопросы, как принятие и одобрение рукописи, ее доработка, сроки выпуска в свет принятого произведения, решенные применительно к авторам, находящимся в договорных отношениях с издательствами, для авторов периодических издании остаются невыясненными.

Некоторые нормы авторского права требуют соответствующих дополнений. Так, перечень объектов авторского права, содержащийся в ст. 475 ГК, можно было бы расширить и в число объектов, охраняемых авторским правом, включить исполнительскую деятельность, которая благодаря появлению новых технических средств (кино, телевидения, видеозаписи и т. д.) получила объективное выражение.

Желательно также закрепить в законе нормы о более полной правовой охране произведений изобразительного искусства, используемых в промышленных изделиях.

Определенных изменений требуют нормы об ответственности в авторском праве. Положения, содержащиеся в ст. 511 и 512 ГК, не могут рассматриваться как гражданско-правовая ответственность, потому что нарушение обязательств, допускаемое автором или организацией при использовании произведения творчества, не влечет замены неисполненной обязанности новой обязанностью, присоединения дополнительной обязанности, лишения права, из которого вытекала нарушенная обязанность37.

Что же касается обязанности возврата автором полученного вознаграждения или выплаты его соответствующей организацией, то она является содержанием нарушенного правоотношения и выступает как оборотная сторона неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами принятой по договору обязанности38.

97 Иоффе О, С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955, с. 14. 38 Толстой Ю. К. Спорные проблемы авторского права. «Вестник

Ленинградского университета», 1969, 23, вып. 4, с. 120.

250


3. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

ИЗОБРЕТАТЕЛЕЙ И РАЦИОНАЛИЗАТОРОВ

Необходимым условием возникновения прав и обязанностей изобретателя или рационализатора служит наличие юридического факта, с которым норма права связывает возникновение, изменение или прекращение изобретательского правоотношения, а следовательно, и субъективного права. Таким юридическим фактом является признание в установленном порядке заявленного предложения изобретением или рационализаторским предложением. При признании Государственным комитетом Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий заявленного предложения изобретением у заявителя появляется право требовать выдачи авторского свидетельства (или патента), а у Комитета соответствующая обязанность совершить это действие.

Решение о признании предложения рационализаторским принимается руководителем предприятия (организации), которому это предложение подано. Если предложение признано рационализаторским, автору выдается соответствующее удостоверение.

С момента выдачи изобретателю авторского свидетельства и рационализатору удостоверения эти граждане наделяются определенными личными и имущественными правами, призванными способствовать созданию материальной и моральной заинтересованности трудящихся в разработке новых и полезных технических изобретений для нужд общества, стимулировать техническое творчество.

Имущественные права изобретателей и рационализаторов в отличие от личных неимущественных прав имеют определенное экономическое выражение, и эффективность защиты этих прав непосредственно связана с фактором материального стимулирования технического творчества.

Хотя имущественные отношения отличаются от личных неимущественных и по занимаемому ими месту в системе общественных явлений, и по своему содержанию, тем не менее они связаны. Личные и имущественные отношения изобретателя находятся во взаимном переплетении, так как они возникают по поводу одного и того же объекта изобретения или рационализаторского пред-

251


ложения. Объединенные одним и тем же материальным объектом и образующие поэтому единое целое, эти отношения характеризуются существенной общностью39. Так, личные отношения авторства возникают по поводу конкретного изобретательского предложения, внедрение которого порождает имущественное отношение на получение авторского вознаграждения.

Неразрывная связь личных и имущественных отношений в области изобретательства проявляется также и в том, что личные и имущественные права возникают у одного и того же субъекта. Например, правом на вознаграждение за внедренное предложение пользуется (при жизни автора) только сам автор предложения.

Гармоническое сочетание материальных и моральных стимулов общественно полезной деятельности изобретателей и рационализаторов один из важнейших принципов советского изобретательского права.

К личным неимущественным правам изобретателей и рационализаторов относятся: право авторства на созданное ими изобретение или рационализаторское предложение; право на авторское имя; право участвовать в подготовке к использованию своих изобретений и рационализаторских предложений; право на внеконкурсный прием в высшие учебные заведения авторов, изобретения которых использованы в производстве, а также лиц, которым присвоено звание заслуженного рационализатора республики; право авторов, изобретения которых имеют большое народнохозяйственное значение, представлять в установленном порядке эти изобретения наравне с диссертациями к защите на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук; право авторов наиболее крупных изобретений на присуждение (в виде исключения) ученой степени кандидата или доктора 'наук без защиты диссертации; право на отметку в трудовой книжке об использованных изобретениях и рационализаторских предложениях и о выплаченных в связи с этим вознаграждениях.

Имущественными правами изобретателей и рационализаторов являются: право на вознаграждение за использование предложения; право на сохранение и получение

38 Иоффе О. С. Личные неимущественные права и их место в системе советского гражданского права. «Советское государство и право», 1966, № 7, с. 59.

252


заработной платы за время участия в подготовке к использованию предложения; право на сохранение прежних норм и расценок в течение шести месяцев со времени введения новых норм и расценок в результате использования предложения; право на льготу по подоходному налогу; право изобретателей и рационализаторов, которым присвоены почетные звания заслуженного изобретателя республики или заслуженного рационализатора республики, а также авторов изобретений и рационализаторских предложений, имеющих большое народнохозяйственное значение, на дополнительную жилую площадь наравне с научными работниками; право на отдельные процессуальные льготы при рассмотрении в суде споров о выплате вознаграждения.

Представляется целесообразным подробно проанализировать основные из перечисленных выше личных и имущественных прав изобретателей и рационализаторовправо авторства и право на вознаграждение и выявить проблемы, возникающие в связи с осуществлением и защитой этих прав.

Согласно ст. 9 Основ гражданского законодательства граждане могут в соответствии с законом в числе других прав иметь права автора изобретения или рационализаторского предложения. Право авторства является наиболее важным среди личных прав авторов изобретений и рационализаторских предложений, так как по существу им предопределяются все остальные неимущественные и имущественные права изобретателей и рационализаторов.

Право авторства на изобретения и рационализаторские предложения закреплено в ст. 113 Основ гражданского законодательства, в п. 3 и 4 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденного постановлением Совета Министров СССР 21 августа 1973 г. Право авторства это признанное компетентными органами государства или кооперативными и общественными предприятиями и организациями право лица считаться творцом созданного им изобретения или рационализаторского предложения. Это санкционированная законом возможность считаться автором изобретения или рационализаторского предложения и требования признания этого факта со стороны всех третьих лиц.

253


При определении права авторства на изобретение или рационализаторское предложение помимо субъективного момента (суждение о своем авторстве лица, творчески решившего производственно-техническую задачу) учитывается также и объективный момент признание соответствующим органом в установленном порядке предложения изобретением или рационализаторским предложением. Если право авторства на изобретение или рационализаторское предложение не будет оформлено в установленном порядке, у создателя не возникнут и другие права. Право авторства на изобретение и рационализаторское предложение является бессрочным (т. е. принадлежит автору пожизненно), не отчуждаемым и не переходящим по наследству.

Территориальные границы права авторства для изобретений и для рационализаторских предложений не одинаковы. Изобретатель, получивший авторское свидетельство или патент, признается единственным в СССР автором изобретения, указанного в этом документе. Никто другой не может считаться автором изобретения, на которое выдано авторское свидетельство (патент). На рационализаторские предложения такая широкая защита не распространяется. Территориальные пределы действия права авторства на рационализаторское предложение гораздо уже.

В отличие от изобретения рационализаторское предложение может быть идентичным другому предложению не только в техническом отношении, но и юридически, в тех случаях, когда признается право авторства за разными лицами на сделанные ими тождественные предложения. Авторами тождественных рационализаторских предложений могут одновременно считаться несколько лиц, если они самостоятельно, независимо друг от друга, внесли их на разных предприятиях (в организациях). Лицо, внесшее рационализаторское предложение и получившее на него удостоверение, пользуется правом авторства в пределах того предприятия (организации), которое приняло предложение к использованию. Если же это предложение применяется на других предприятиях в плановом порядке по распоряжению вышестоящих органов (отраслевые и межотраслевые предложения), то право авторства рационализатора действует на всех предприятиях, использующих это предложение.

254


Притязать на соавторство могут лица, которым принадлежит творческий вклад в разработку комбинации признаков, характеризующих изобретение; в создание элементов и связей, указанных в отличительной части формулы, в решение задачи по сочетанию элементов ограничительной и отличительной части формулы40.

Соавторство можно определить как участие двух или более лиц в совместной творческой деятельности по созданию изобретения или рационализаторского предложения, в результате чего все эти лица приобретают авторские права на созданное ими предложение.

Не признаются соавторами участники работы, которые оказали автору (соавтору) только техническую помощь, труд которых не нашел отражения в формуле изобретения. К технической помощи, например, относится:

выполнение расчетов по разработке изобретения известными методами на основании известных данных; выполнение чертежей и создание образцов по представленным изобретателем материалам; проведение эксперимента (по программе., указанной изобретателем или по известной программе), не приведшего к обнаружению новых технических решений; подбор экспериментальных, расчетных, информационных или иных материалов, использованных изобретателем; конструкторская или технологическая проработка принципиального решения, найденного изобретателем.

Отношение соавторства возникает только по поводу одного, общего для нескольких лиц творческого решения. При наличии нескольких самостоятельных решений творческое участие в создании одного из них не может служить основанием для признания соавторства в другом решении, в том числе и в случаях, когда речь идет о смежных технических решениях, реализуемых в одном объекте техники. Судебная практика также исходит из того, что творчество, проявленное при конструировании других элементов того же устройства или технологического процесса, не вошедших в формулу как отличительные признаки изобретения, не дает оснований для признания авторства или соавторства41.

40 Мамиофа И. Э. Правовые вопросы изобретательства. Л., 1968, с. 70.

41 «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1971, № 2, с. 5.

255


Соавторство получает свое юридическое выражение в том, что каждый из авторов имеет право на получение авторского свидетельства на изобретение или удостоверения на рационализаторское предложение с указанием в нем имени, отчества и фамилии всех соавторов. Изобретение или рационализаторское предложение как объект права представляют собой неразрывное целое. Когда изобретение или рационализаторское предложение создано совместным творческим трудом нескольких лиц, право авторства принадлежит им совместно, будучи неделимым, и каждое из этих лиц признается соавтором. Поэтому ьсе соавторы созданного изобретения пли рационализаторского предложения находятся в одинаковом правовом положении, поскольку они обладают единым, неделимым субъективным авторским правом на это предложение. Право на охрану авторского права от нарушения со стороны третьих лиц принадлежит каждому из соавторов независимо от степени его участия в создании предложения.

Как показывает практика, в настоящее время основной формой творчества в области изобретательства является именно совместное творчество. Развитие науки и техники, появление новых отраслей знаний нередко ставит задачи, разрешение которых требует усилий группы лиц и целых коллективов специалистов различных отраслей знаний.

В настоящее время около 80% всех заявок на изобретения подается от имени предприятий, организаций с указанием действительных авторов 42. Это заявки на изобретения, созданные в процессе выполнения служебного задания (по плану научно-исследовательских работ, по плану разработки и внедрения новой техники и т. д.). Если изобретение сделано несколькими лицами, то состав авторов определяется ими на стадии составления заявки. Все авторы должны быть указаны в заявке. Изменение состава авторов после подачи заявки на изобретение в Государственный комитет Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий, как правило, не допускается. Лишь в исключительных случаях Комитет может рассмотреть вопрос об изменении состава авторов при отсутствии спора об авторстве, когда будет доказано,

42 «Вопросы изобретательства», 1974, № 8, с. 19. 256


что при составлении заявки не был включен действительный автор (авторы), который своим творческим трудом участвовал в создании изобретения.

Право авторства изобретателя в случае его нарушения защищается судом. Оно может быть нарушено путем присвоения одним лицом творческого труда другого. При этом иногда берется предложение автора и выдается за свое без каких-либо изменений, иногда подвергается некоторым изменениям чисто конструктивного характера, не затрагивающим его сущности. Присвоение чужого авторства будет во всех случаях, когда лицо выдает за свое то, что им не создано. Задачи дальнейшего успешного развития науки и техники диктуют возможность внесения любых изменений в уже достигнутые научно-технические результаты, не присваивая, однако, при этом авторства на творческие достижения своих предшественников. Если же имеет место присвоение авторства на изобретение, то может быть предъявлен судебный иск о признании авторства за лицом, творческой мысли которого в действительности обязано появление на свет нового творческого решения. Удовлетворение такого иска в соответствии со ст. 526 ГК обеспечивает восстановление нарушенного личного права автора.

Споры об авторстве (соавторстве) на изобретение могут быть возбуждены в суде лишь после принятия Государственным комитетом Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий решения о выдаче авторского свидетельства или патента на изобретение. Споры об авторстве (соавторстве) на рационализаторское предложение могут быть возбуждены в суде только после вынесения решения предприятием (организацией) о признании предложения рационализаторским и принятии его к использованию.

Как показывает судебная практика, дела об авторстве и соавторстве на изобретения и рационализаторские предложения составляют около 30% из всех рассматриваемых судами опоров, связанных с изобретательством и рационализаторством 43.

В спорах об авторстве истец утверждает, что лицо, которому выдано авторское свидетельство на изобретение или удостоверение на рационализаторское предложение,

257

43 «Советская юстиция», 1969, № 10, с. 10. 9 Заказ Ni 1591


либо лицо, подавшее заявку на изобретение или внесшее? рационализаторское предложение, не являются автором предложения. Истец добивается аннулирования авторства ответчика и признания действительным автором другого лица,

В исках о соавторстве ставится вопрос о том, что обладатель авторского свидетельства или удостоверения не может считаться единственным его автором и что наряду с ним в создании предложения принимал участие истец. При возникновении такого опора авторство ответчика полностью не отрицается, оспаривается только факт создания предложения одним ответчиком. В делах о соавторстве речь идет об изменении состава авторов путем дополнения их числа новыми именами или исключения ранее указанных.

В соответствии с результатами судебного рассмотрения спора об авторстве или соавторстве Государственный комитет Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий изменяет ранее принятое решение и указывает в качестве действительного автора изобретения лицо, установленное судом; либо дополнительно включает в число авторов лиц, которых суд признал соавторами; либо исключает из числа соавторов лиц, участие которых в создании изобретения опровергнуто судебным решением. Обо всех таких изменениях делается публикация в бюллетене «Открытия, изобретения, промышленные образцы, товарные знаки».

Согласно п. 8 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях присвоение авторства, принуждение к соавторству, к отказу от авторства влекут за собой ответственность по нормам действующего законодательства. Указанными действиями нарушаются не только права действительного автора, но и установленный порядок поведения лиц перед государством, нарушается запрет государства одним лицам присваивать. творческий труд других. Поэтому при большой степени опасности совершенного правонарушения может наступить уголовная ответственность, которая является ответственностью перед государством. В большинстве уголовных кодексов союзных республик за указанные правонарушения предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до одного года, или исправительных работ на тот же срок, или штрафа до 500 руб. (ч. II ст. 141

258


УК РСФСР, ч. II ст. 147 УК Грузинской ССР, ч. II ст. 150 УК Таджикской ССР и др.). В некоторых УК союзных республик за указанные правонарушения установлена ответственность, не связанная с лишением свободы (ч. II ст. 140 УК Армянской ССР, ч. II ст. 140 УК Азербайджанской ССР, ч. II ст. 136 УК Латвийской ССР, ст. 137 УК Украинской ССР).

УК Казахской ССР за присвоение авторства "на чужое изобретение кроме исправительных работ сроком до одного года или штрафа в размере 500 руб. предусматривает также передачу дела на рассмотрение товарищеского суда. В других союзных республиках закон не предоставляет товарищескому суду права рассматривать дела этой категории. Законодательство некоторых союзных республик среди видов наказаний за присвоение авторства на чужое изобретение устанавливает увольнение от должности и общественное порицание (ст. 140 УК Азербайджанской ССР, ст. 136 УК Эстонской ССР).

В настоящее время отсутствует сколько-нибудь значительная судебная практика по этой категории дел, что можно объяснить недооценкой значения борьбы с такими нарушениями, недостаточным вниманием к уголовно-пра-вовой охране авторских прав изобретателей и рационализаторов; на это обращалось внимание в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1966 г.44 и в периодической печати 45.

Как уже отмечалось, для возникновения права авторства на изобретение необходимо признание Государственным комитетом Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий данного предложения изобретением и выдача автору авторского свидетельства. Однако по действующему законодательству некоторые предложения вообще не могут быть признаны изобретениями ввиду их «заведомой непатентоспоообности» и за их создателями не признается право авторства, что, естественно, ущемляет интересы изобретателей. Анализ действующего законодательства приводит к выводу о необходимости расширения круга патентоспособных объектов с тем, чтобы за их создателями могло признаваться право авторства. На-

44 «Бюллетень Верховного Суда СССР», 1967, № 1, с. 40.

45 См., например: «Правда», 1967, 25 сентября; 1969, 14 января;

«Труд», 1971, 22 августа; «Комсомольская правда», 1971, 14 сентября.

259


пример, до последнего времени вещества, полученные химическим путем, не могли быть признаны изобретениями (п. 4 прежнего Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях от 24 апреля 1959 г.). На них авторские свидетельства не выдавались;

последние могли быть выданы лишь на новые способы изготовления этих веществ. Таким образом, вопреки тому что конкретное изобретательское творчество нашло свое воплощение в новом, практически ценном продукте, и в предложении, следовательно, доминировала новизна вещества, право авторства изобретателя могло быть признано не на это вещество, а лишь на способ его получения. Между тем химическое вещество выступает в качестве самостоятельного патентоспособного объекта, не совпадающего со способом его примевения. Химические вещества следовало защищать непосредственно, когда сами свойства вещества, обусловленные его рецептурными и структурными особенностями, являлись целью изобретения. Искусственная защита таких предложений авторскими свидетельствами и патентами на «способ получения» не отвечала действительному положению вещей и не стимулировала работы химиков-синтетиков.

В юридической литературе справедливо выдвигались предложения о правовой охране химических веществ46.

По-иному решается этот вопрос в новом Положении об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденном постановлением Совета Министров СССР от 21 августа 1973 г. Вещества, полученные химическим путем, могут признаваться изобретениями с выдачей изобретателю авторского свидетельства, но не патента. Выдача патентов на химические вещества являлась бы преждевременной и могла бы привести к блокированию собственного химического производства в нашей стране со стороны технически развитых капиталистических стран.

Следует отметить, что в развитых капиталистических странах вещества, полученные химическим путем, признаются патентоспособными и охраняются. Так, в 49

48 Мамиофа И. Э. Правовые вопросы защиты изобретений в области химии. «Советское государство и право», 1964, X" 3, с. 46— 47; Правовые вопросы научно-технического прогресса в СССР. М., 1967, с. 219; Фогель А. Я. Правовая охрана изобретений в области химии. Автореф. канд. дисс. Тарту, 1969.

260


странах "(в том числе США, Великобритании, ФРГ, Франции, Швеции, Канаде, Италии, Бельгии) введена прямая охрана химических веществ. Из 22 стран, где химические вещества не охраняются, в 8 странах (в том числе в Японии) существует косвенная защита (когда патент, выданный на способ получения химического вещества, охраняет и само вещество).

Важнейшим из имущественных прав изобретателей и рационализаторов является право на вознаграждение. Это право закреплено Основами гражданского законодательства (ст. 111 и 113), а также гражданскими кодексами союзных республик (ст. 521 ГК РСФСР). Право на получение авторского вознаграждения возникает у изобретателей и рационализаторов при наличии других условий: 1) выдачи авторского свидетельства на изобретение или удостоверения на рационализаторское предложение, 2) использования изобретения или рационализаторского предложения.

Изобретение или рационализаторское предложение признается использованным независимо от того, в какой области народного хозяйства, культуры, здравоохранения или обороны страны оно применено.

Изобретение или рационализаторское предложение, относящееся к 'способу (технологии) производственной или иной деятельности, признается использованным со дня начала его применения в производственном процессе.

Изобретение или рационализаторское предложение, относящееся к устройству (конструкции) или веществу (материалу), признается использованным со дня начала его применения в изготовляемой или эксплуатируемой продукции, в том числе и в опытных образцах, переданных в эксплуатацию.

Не признается использованным изобретение или рационализаторское предложение в случае его экспериментальной проверки, изготовления и испытания опытного образца продукции и подготовки производства.

Изобретение, охраняемое авторским свидетельством, признается использованным также в случаях передачи его за границу в установленном порядке.

Предприятия, организации, учреждения обязаны с )об-щить автору о начале использования его изобретения или рационализаторского предложения в месячный срок со дня начала использования.

261


Вознаграждение за использование изобретения исчисляется и выплачивается в следующем порядке. За изобретение, использованное на одном предприятии, в организации или учреждении,— этим предприятием, организацией или учреждением. За изобретение, использованное на нескольких предприятиях, организациях и учреждениях одного и того же министерства или ведомства,этим министерством, ведомством.

За изобретение, использованное предприятиями, организациями или учреждениями нескольких министерств, ведомств, министерством, ведомством, в ведении которого находятся предприятия, организации или учреждения, впервые использовавшие изобретение, с последующим возмещением этому министерству, ведомству соответствующих сумм другими министерствами, ведомствами, предприятия, организации, учреждения которых использовали данное изобретение. При возникновении спора о том, какие министерства, ведомства обязаны выплачивать вознаграждение за использование изобретения, вопрос решается Государственным комитетом Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий.

Вознаграждение за изобретение, которое использовано в документации, переданной в другие страны в порядке экономического и научно-технического сотрудничества, исчисляется и выплачивается министерством или ведомством, которому подчинены предприятия, организации или учреждения, передавшие документацию за границу, если иное не предусмотрено международным соглашением или договором.

Вознаграждение за использование в народном хозяйстве изобретения, создающего экономию, выплачивается автору (соавтору) в течение 5 лет с начала использования изобретения на предприятии, в организации, учреждении, которое первым использовало это изобретение, независимо от срока, прошедшего с момента выдачи авторского свидетельства, в размере 2% суммы экономии, полученной в каждом календарном году использования изобретения в СССР.

Вознаграждение за использование изобретения, не создающего экономии, выплачивается единовременно в размере, определяемом в зависимости от его действительной ценности с учетом технического или иного положительного эффекта, создаваемого изобретением, и объема при-

262


менения изобретения. При этом руководитель предприятия, организации, учреждения, министерства, ведомства вправе увеличить размер этого вознаграждения при расширении объема использования изобретения в последующие 4 года, в пределах установленных максимальных сумм вознаграждения. Максимальный размер вознаграждения за использование одного изобретения не должен превышать 20 000 руб.

Выплата предприятиями, организациями, учреждениями, министерствами, ведомствами вознаграждения за использование изобретений производится в 2-месячный срок после истечения календарного года использования изобретения либо в 2-месячный срок со дня принятия решения о передаче технической документации в другие страны в порядке экономического и научно-технического сотрудничества или со дня перечисления в установленном порядке суммы от продажи лицензий.

Вознаграждение за рационализаторское предложение исчисляется и выплачивается предприятием, организацией, учреждением, министерством, ведомством, выдавшим автору удостоверение на это рационализаторское предложение.

Размер вознаграждения за рационализаторское предложение определяется в зависимости от суммы годовой экономии, получаемой в первом году использования предложения, по установленной шкале. Причем минимальный размер вознаграждения за рационализаторское предложение установлен в 10 руб., максимальный — 5000 руб.

Размер вознаграждения за рационализаторское предложение, не создающее экономии, определяется в зависимости от его действительной ценности с учетом технического и иного положительного эффекта, создаваемого предложением, и объема применения предложения, однако оно не может быть менее 10 руб. и более 5000 руб. за одно рационализаторское предложение. Вознаграждение, не превышающее 200 руб., или 25% (но не менее 200 руб.) вознаграждения, превышающего 200 руб., выплачивается автору в месячный срок со дня начала использования рационализаторского предложения. Остальная часть вознаграждения выплачивается в 2-месячный срок после окончания первого года или окончания использования рационализаторского предложения, если оно используется менее года-

263


Если во втором году объем использования рационализаторского предложения возрастает, то производится доплата вознаграждения в пределах до 5000 руб., исходя из максимального объема использования, достигнутого во втором году. Доплата вознаграждения производится в 2-месячный срок по истечении второго года использования предложения.

Своевременная и точная выплата вознаграждения является важным фактором материального стимулирования изобретателей и рационализаторов. Если между изобретателем или рационализатором и предприятием, внедрившим предложение, возникает спор по вопросам размера, порядка исчисления и сроков выплаты вознаграждения, ^то такие споры согласно ч. 2 ст. 116 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик разрешаются в порядке, предусмотренном Положением об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях. Для разрешения таких споров предусмотрен судебный порядок.

В соответствии с прежним Положением об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях были предусмотрены две обязательные стадии досудебного разрешения этих споров. Жалоба изобретателя или рационализатора вначале рассматривалась администрацией предприятия (организации), где внедрялось это предложение, совместно с фабричным, заводским, местным комитетом профессионального союза. Если изобретатель или рационализатор был не согласен с решением, принятым по его жалобе администрацией предприятия (организации) совместно с ФЗМК профсоюза, он мог обжаловать это решение руководителю вышестоящей организации. Руководитель вышестоящей организации должен был рассмотреть жалобу в месячный срок. Если жалоба не была удовлетворена, изобретатель или рационализатор имел право обратиться с иском в народный суд.

Такой порядок рассмотрения споров по вопросам размера, порядка исчисления и сроков выплаты вознаграждения за изобретение или рационализаторское предложение был чрезмерно сложным, так как, прежде чем у изобретателя или рационализатора возникло право на обращение в суд по этим вопросам, ему необходимо было пройти две обязательные досудебные инстанции. Практика свидетельствовала о том, что решение, принятое ад-

264


министрацией и профсоюзным комитетом по вопросу размера, порядка исчисления и сроков выплаты вознаграждения, как правило, утверждалось руководителем вышестоящей организации, и авторам приходилось в конечном итоге обращаться в суд. В связи с этим в юридической литературе выдвигались обоснованные соображения о том, что в целях наиболее оперативного решения споров об авторском вознаграждении следовало бы установить лишь одну инстанцию для внесудебного разрешения жалоб по вопросам размера, порядка исчисления и сроков выплаты вознаграждения. Изобретателю или рационализатору, считающему неправильным решение администрации и комитета профсоюза, следовало предоставить право обратиться в народный суд без промежуточных инстанций. Такой порядок защиты имущественных прав изобретателей и рационализаторов полностью соответствовал бы и требованиям ст. 6 Основ гражданского законодательства. - Это вовсе не означало, что изобретателю или рационализатору будет закрыт путь для обращения в вышестоящую организацию. В тех случаях, когда автор сочтет необходимым предварительно обратиться в вышестоящую организацию, он может это сделать, и на это время срок исковой давности по его требованию может быть впоследствии продлен47.

При разработке нового законодательства по изобретательству указанные соображения были учтены. В соответствии с п. 154 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 21 августа 1973 г., жалобы авторов изобретений и рационализаторских предложений по вопросам правильности подсчета экономии, размера, порядка исчисления и сроков выплаты вознаграждения за изобретения и рационализаторские предложения рассматриваются руководителем предприятия, организации, учреждения, министерства или ведомства в 15-дневный срок. Рассмотрение жалобы производится совместно с профсоюзным органом или, по пору-

47 Асиновский М. Упростить порядок разрешения изобретательских споров о вознаграждении. «Социалистическая законность», 1963, № 6, с. 49; Панюгин В. Е. Законодательство об изобретательстве и рационализации и судебная практика.— «Вопросы изобретательства», 1967, № 6, с. 34; Правовые вопросы научно-технического прогресса в СССР, с. 493,

265


чению профсоюзного органа, с местным советом ВОИР. Автор, считающий неправильным принятое по его жалобе решение или не получивший ответа в установленный срок, может обжаловать это решение руководителю вышестоящего органа или обратиться с иском в суд.

Анализ практики по изобретательским делам приводит к выводу о том, что причина нарушения имущественных прав изобретателей и рационализаторов заключается не только в нередких еще случаях игнорирования их законных требований со стороны администрации тех предприятий и организаций, где впервые использовано изобретение или рационализаторское предложение (нежелание правильно подсчитать экономию от внедрения, длительная задержка выплаты вознаграждения и пр.), но и в несовершенстве самой системы выплаты вознаграждения. В вопросе организации начисления и выплаты вознаграждения изобретателям и рационализаторам существуют недостатки, снижающие его стимулирующее действие и в конечном итоге отрицательно сказывающиеся на объеме и темпах создания и внедрения новых технических решений. Действующий порядок выплаты вознаграждения за изобретения крайне сложен, зачастую не дает возможности выяснить, где и в каких объемах внедрено изобретение.

На изобретателей возлагаются обременительные хлопоты по выяснению результатов использования их изобретений в организациях, с ними непосредственно не связанных, по оформлению необходимых документов по экономической эфффективности использования, поскольку внедряющие организации зачастую не указывают в отчетных документах сведения об использовании изобретений и не извещают изобретателей об использовании их предложений. Например, на одном заводе в г. Горьком в 1966 г. было использовано изобретение сотрудников института общей и неорганической химии. Однако о факте использования этого изобретения сами изобретатели в течение пяти лет оставались в неведении.

В результате подобных нарушений вознаграждение иногда вообще не выплачивается, а во многих случаях оказывается ниже той суммы, которая по праву причитается изобретателям или рационализаторам.

Так, за использование одним из заводов изобретения «Приспособление к сошнику для широкополосного посева сельскохозяйственных культур» по произведенному расче-

266


ту экономии изобретателю была определена сумма возна--граждения 500 руб. С таким расчетом автор изобретения не согласился, и дело было передано на рассмотрение в Московский областной суд. В соответствии с заключением экспертизы суд взыскал авторское вознаграждение в сумме 5728 руб.48

Как отмечалось в юридической литературе, устранению подобных недочетов в деле материального стимулирования изобретателей способствовала бы централизация выплаты авторского вознаграждения путем создания специальной хозрасчетной организации при Комитете по делам изобретений и открытий Управления по охране изобретательских прав и выплате вознаграждения авторам изобретений. Предприятия и организации могли бы ежегодно перечислять Управлению определенный процент от экономии, полученной от использования изобретений и рационализаторских предложений. По мере поступления от предприятий и организаций средств на выплату вознаграждения Управление проверяло бы правильность отчисления 'предприятиями соответствующих сумм, зачисляло причитающиеся суммы на счета авторов изобретений и выплачивало их в установленных размерах.

За правильностью и своевременностью перечисления предприятиями и организациями вознаграждения авторам изобретений следовало бы осуществлять систематический контроль как непосредственно аппаратом Управления, так и его уполномоченными в областях, краях и автономных республиках, а также в союзных республиках, не имеющих областного деления. Следовало бы также предоставить Управлению и его уполномоченным на местах право в качестве законного представителя защищать интересы изобретателей в административных органах,а также в интересах изобретателей предъявлять соответствующие иски в судах к предприятиям и организациям о взыскании авторского вознаграждения за внедренные предложения. Отмечалось также, что необходимо установить ответственность руководителей предприятий и организаций за правильный подсчет экономии от использования изобретений, определение действительного объема внедрения изобретений и иных данных, необходимых для выплаты вознаграждения, а также представление отчетности в Управ-

48 «Вопросы изобретательства», 1972, 1, с. 9.

267


ление по перечислению сумм на выплату вознаграждения за внедренные предложения 49.

Следует отметить, что в новом законодательстве об изобретательстве (1973 г.) вопрос этот решен положительно. В частности, Государственному комитету Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий разрешено ввести в виде опыта централизованную выплату вознаграждения за изобретения, использованные на предприятиях, в организациях и учреждениях, расположенных в Латвийской ССР, в Горьковской и Свердловской областях. Выплата вознаграждения будет производиться за счет средств, перечисляемых указанными предприятиями, организациями и учреждениями, в размере 0,7% экономии, получаемой от использования изобретений и рационализаторских предложений.

Государственному комитету Совета Министров СССР по делам изобретений и открытий разрешено создать в Москве для этих целей специальную организацию (на хозяйственном расчете). Расходы по содержанию указанной организации производятся за счет отчисления до 10% сумм вознаграждений, выплачиваемых изобретателям.

Порядок перечисления предприятиями, организациями и учреждениями средств для централизованной выплаты вознаграждения за изобретения, а также порядок выплаты указанного вознаграждения предусматриваются инструкцией, утвержденной Советом Министров СССР.

Несомненно, реализация указанного положения позволит создать необходимый автоматизм в выплате авторского вознаграждения, освободит изобретателей от излишних забот и хлопот и заложит прочную основу для распространения централизованной системы выплаты вознаграждения повсеместно.

Наряду с предоставленными изобретателям и рационализаторам личными и имущественными правами дейст-

49 Артемьев В. А. Советское изобретательство в новых экономических условиях.— «Вопросы изобретательства», 1968, 5, с. 6;

Зенип И. А. Вознаграждение изобретателей и рационализаторов в СССР. М., 1968, с. 118; Козушин Л., Синодский И., Фурман И. О совершенствовании патентно-правовых услуг в СССР. «Советская юстиция», 1969, № 3, с. 10; Мельник Е. Ф. Правовые вопросы авторского вознаграждения изобретателей и рационализаторов. Материалы научной конференции. Киев, 1968, с. 40;

Скрипка В. Р. Охрана прав изобретателей и рационализаторов в СССР. М., 1972, с. 149—150.

268


вуюЩее законодательство возлагает на них определенные обязанности. Согласно ст. 114 Основ гражданского законодательства (ст. 524 ГК) изобретатели и рационализаторы должны активно содействовать внедрению и дальнейшему развитию их предложений и имеют право участвовать в проведении работ по внедрению этих предложений. Они обязаны устранять обнаруженные в сделанных предложениях недостатки, предоставлять предприятию (организации), внедряющему эти предложения, все имеющиеся у них материалы, а также давать объяснения и консультации. Участие изобретателей и рационализаторов в осуществлении работ по внедрению их предложений, как правило, проявляется в разработке технической документации на изобретение или рационализаторское предложение (схемы, проекты, рабочие чертежи и т. д.), в изготовлении и испытании опытных образцов, а также в проведении мероприятий по организации производства, когда этого требует характер используемого предложения.

Участие изобретателя или рационализатора в указанных мероприятиях очень важно, поскольку именно автор наиболее всесторонне знает сущность предложения, его особенности и все то, что требуется для успешного и быстрого его претворения в жизнь. Привлечение авторов к работе по внедрению их изобретений и рационализаторских предложений отвечает как интересам самих авторов, так и интересам государства, поскольку позволяет значительно сэкономить внедряющим предприятиям время, усилия и материальные средства.

Для участия автора в подготовке к использованию своего изобретения или рационализаторского предложения ему предоставляются определенные права и льготы. Он может быть на это время полностью или частично освобожден от выполнения основной работы с оплатой труда в размере не ниже среднего заработка по основной работе. Если по условиям производства освобождение автора от выполнения основной работы нецелесообразно, то работа по подготовке к использованию его изобретения или рационализаторского предложения может выполняться автором в нерабочее время с оплатой труда по, соглашению. Для участия в подготовке к использованию изобретения или рационализаторского предложения вне места постоянной работы автора с ним может быть

269


заключен трудовой договор на все время выполнения работ по подготовке к использованию его предложения или на определенный срок. При этом автор должен быть освобожден от выполнения основной работы, кроме случаев, когда он участвует в подготовке к использованию своего предложения в нерабочее время.

Если автор участвует в подготовке к использованию его изобретения или рационализаторского предложения с освобождением от выполнения основной работы, его труд оплачивается в размере не ниже среднего заработка по месту постоянной работы. В этом случае за ним также сохраняются должность, право на отпуск и все права и льготы, установленные по месту постоянной работы, а весь период участия в подготовке к использованию его изобретения или рационализаторского предложения засчитывается в непрерывный стаж по месту постоянной работы. Кроме того, предприятие, организация или учреждение, заключившее с автором трудовой договор по подготовке его предложения к использованию, обязано возместить ему расходы по проезду в оба конца и по найму жилого помещения и выплатить суточные в соответствии с действующим законодательством о командировках.

Изобретательство и рационализация в нашей стране имеют большое народнохозяйственное значение. Всемерная охрана прав и законных интересов изобретателей и рационализаторов будет способствовать дальнейшему совершенствованию изобретательства, повышению его эффективности, а следовательно, и ускорению темпов научно-технического прогресса.


Глава 7

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРАЖДАН В ОТНОШЕНИЯХ ПО НАСЛЕДОВАНИЮ

1. СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ ПО НАСЛЕДОВАНИЮ

Значение для общества правового регулирования отношений по наследованию определяется социальной ролью самих этих отношений. Отношения по наследованию представляют собой особую разновидность имущественных отношений, характеризующуюся двумя главными чертами. Во-первых, они возникают вследствие смерти человека. Во-вторых они связаны с прижизненными имущественными отношениями этого гражданина, которые не прекращают существования после его кончины. •:

Способность имущественных отношений продолжать существовать после смерти одного из участников этих отношений определяется объективными экономическими причинами, вытекающими в конечном счете из того, что названное событие как биологическое по своей сущности явление лежит вне процесса воспроизводства. Отсюда социальная потребность в существовании конкретного экономического отношения за пределами, поставленными естественной продолжительностью существования человека. Необходимость в этом связана с природой отношений, складывающихся в различных фазах воспроизводства в социалистическом обществе. Прекращение этих отношений в результате смерти их участника дезорганизовало бы нормальный ход воспроизводства и тем самым жизнь общества.

Как отмечалось в главе, посвященной положению гражданина в отношениях личной собственности, в сфере непроизводственного потребления основная категория производственных отношений по поводу потребления непосредственно опирается на личную собственность. Существование как личной собственности, так и этих отно-

271


шений не зависит от того, что участниками являются люди, продолжительность существования которых биологически лимитирована.

Следует, однако, подчеркнуть, что экономика социалистического общества вызывает необходимость лишь в продолжении существования этих отношений после смерти, но не в том, чтобы эти отношения существовали во все последующие времена. Объектом отношений по поводу потребления являются вещи, срок функционирования которых в процессе личного потребления ограничен. Как правило, он непродолжителен: даже наиболее долговечные объекты, такие, как индивидуальный жилой дом, физически изнашиваются в течение жизни двух-трех поколений.

Это обстоятельство исключает как потребность в увековечении отношений, так и саму возможность их увековечения.

Отношения, складывающиеся в остальных фазах процесса воспроизводства, также должны выходить за рамки, поставленные естественной продолжительностью человеческой жизни. Доля в совокупном общественном продукте, полученная трудящимися при жизни, остается распределенной частью общественного богатства. Подлежит распределению также и доля, которую трудящийся не успел получить от общества при жизни. То же можно сказать и про отношения, возникающие в сфере обращения. Нормальная реализация отношений гражданина, связанных с приобретением товаров и получением услуг, предполагает, что эти отношения не прекращаются со смертью их участника. Нормальное течение нематериального производства, в ходе которого граждане создают произведения литературы, науки, искусства, открытия, изобретения, также предполагает, что соответствующие отношения не должны обрываться по названной причине. Это относится и к отношениям с участием гражданина в сфере материального производства, связанным с подсобным хозяйством или с индивидуальным жилищным строительством.

Отношения по наследованию внутренне связаны с другими имущественными отношениями, в которых участвовал умерший гражданин. Большинство таких отношений входит в предмет гражданского права. Но в ряде случаев отношения по наследованию связаны и с отношениями, которые регулируются другими отраслями СО-373


ветского права, например трудовым, колхозным и гражданским процессуальным правом.

Социальное назначение отношений по наследованию заключается в обеспечении существования отмеченных отношений за пределами, обусловленными естественной ограниченностью времени жизни их участников. Реализация отношений по наследованию приводит к тому, что выбывший участник имущественного отношения заменяется другим лицом. Социальная роль правового регулирования отношений по наследованию состоит в установлении порядка, в соответствии с которым определяется лицо или лица, вступившие в имущественные отношения вместо умершего человека, и в обеспечении таким путем нормального течения отмеченных выше экономических процессов.

Существование наследования как правового института закреплено на высшем законодательном уровне. Конституция СССР устанавливает, что право наследования личной собственности граждан охраняется законом (ст. 10).

Экономика не предрешает, кто именно должен вставать в имущественных отношениях на место умершего участника. В этом вопросе право обладает значительной степенью самостоятельности. Разумеется, соответствующие правовые нормы не могут быть произвольны. Они должны быть социально обоснованы, отражать такие факторы, как очередность смены поколений, изменения в средней продолжительности жизни и др.. Место умершего может занять в имущественных отношениях только то лицо, которое находится в живых к соответствующему моменту. Право сообразуется с этим обстоятельством, выдвигая в качестве наследников лиц, которые при нормальных условиях имеют шансы пережить наследодателя. Оно ставит на первый план лиц, которые моложе наслеДодате-ля, т. е. прямых нисходящих. Основы устанавливают, что дети (в том числе усыновленные) принадлежат к наследникам первой очереди. Внуки и правнуки наследодателя также являются наследниками по закону, если ко времени открытия наследства нет в живых того из их родителей, который был бы наследником (ст. 118 ГК). Поскольку супруги, как правило, принадлежат к одной возрастной группе, отмеченное требование удовлетворяется также и включением супруга в круг наследников по зако-

373


ну. Братья и сестры также являются лицами той же воз,-растной группы.

Нормальная очередность смены поколений предполагает, что родители умирают раньше детей, хотя, конечно, такое правило знает достаточно исключений. Первоначально советское наследственное право не считало родителей наследниками по закону. Однако во время Великой Отечественной войны на фронтах погибало много мо^-лодых людей, оставивших родителей. Указ Президиума;

Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию» ' включил родителей в крут наследников по закону. В настоящее время в СССР увеличилась средняя продолжительность жизни, в силу чего удлинился период, когда одновременно находятся в живых и дети, и их родители. Поэтому родители чаще, чем прежде, будут находиться в живых к моменту открытия наследства.

Экономические отношения, складывающиеся в сопиа^-диетическом обществе, не требуют, чтобы на место умершего всегда заступал другой гражданин. Речь идет о замещении участника отношений по потреблению, а не участника отношений в сфере материального производства.. В капиталистическом же обществе частная собственность на средства производства в принципе остается частной. В связи с этим буржуазное наследственное право предусматривает широкий круг возможных наследников. Перед социалистическим наследственным правом такая задача не стоит. Поэтому круг наследников по советскому праву более узок2. К наследованию призываются прямые нисходящие трех степеней, прямые восходящие двух степеней (в Азербайджанской ССР трех степеней), суп-

) «Ведомости Верховного Совета СССР», 1945, 25 марта. 2 Советским правом приобретение вымороченного имущества признается наследованием, а государство рассматривается как наследник. С экономической точки зрения такое приобретение также обеспечивает продолжение имущественного отношения за пределами, обусловленными естественной ограниченностью человеческой жизни. Однако в зкономическом плане у него есть и существенная особенность. Имущество гражданина становится государственной социалистической собственностью. Это означает, что часть распределенного совокупного общественного продукта возвращается обратно к обществу и может быть опять распределена в соответствии с экономическими законами социализма.

374


руг, а также боковые родственники второй степени (в Азербайджанской, Грузинской, Молдавской и Узбекской ССР второй и третьей степени).

Рассмотрим теперь социальную роль правового регулирования отношений по наследованию с позиций гражданина, приобретающего наследство.

Прежде всего получение наследства расширяет для него возможности удовлетворения материальных и культурных потребностей. Это изменение в материальном положении наступает независимо от его труда, отдаваемого обществу. Однако наследование не единственный институт, с которым связаны подобные последствия. Социальная роль такого изменения зависит от экономических факторов. Сегодня эта роль существенна. По мере дальнейшего развития нашего общества она будет уменьшаться. Несмотря на количественный рост имущества, находящегося в личной собственности граждан, удельный вес имущества, полученного в порядке наследования, все же будет падать. Дело в следующем. Наследование создает возможность пользоваться вещами, которые, как правило, уже находились в употреблении, что снижает их полезные свойства. На дальнейших этапах развития общества роль таких объектов в общем процессе удовлетворения материальных и культурных потребностей членов общества будет уменьшаться. Рост производства предметов потребления и непрерывное улучшение их качества уже сейчас ставят проблему их морального старения. К этому следует добавить, что общество обеспечивает все более полное удовлетворение материальных и культурных потребностей граждан за счет имущества, поступившего в их личную собственность на основе распределения по '"'руду) а также за счет фондов общественного потребления.

По советскому праву к наследованию призываются ближайшие родственники и супруг. Место гражданина в имущественных отношениях занимают лица, которые были связаны с ним чувствами любви, привязанности, дружбы. Для таких людей исполнение обязанностей, принятых им на себя при жизни, моральный долг. Думается, что этот аспект наследования не будет уменьшаться по мере дальнейшего развития экономики.

Наконец, в нашем обществе основной объект наследования вещи, служившие умершему для удовлетворе-

275


ная его материальных и культурных потребностей. Она сохраняют отпечаток личности и в этом качестве имеют особое значение для близких умершего. Следует ожидать, что это обстоятельство также будет все более учитываться по мере развития нашего общества; постепенно «личное» будет оттеснять «вещественное».

Правовое регулирование отношений по наследованию строится на принципе универсальности наследственного правопреемства. Это оптимальный способ правового регулирования. Гражданин к моменту смерти является участником широкого круга правоотношений. Наследственное право исходит из того, что замена выбывшего гражданина во всех правоотношениях происходит одновременно, что наследство представляет собой совокупность прав и обязанностей наследодателя и что оно приобретается наследником как единое целое и в один и тот же момент. Гражданские кодексы союзных республик указывают, что не допускается принятие наследства под условием или с оговорками. ГК Литовской ССР запрещает частичное принятие наследства (ст. 587), а ГК Белорусской ССР устанавливает, что принятие наследства распространяется на все наследственное имущество, где бы оно ни находилось (ст. 541).

Определяя, кто именно и при каких условиях заступает в имущественных отношениях на место умершего, советское наследственное право для обеспечения сочетания личных и общественных интересов использует относительную свободу усмотрения. Проблема сочетания этих интересов отличается в области наследования большой спецификой. Помимо интереса в продолжении существования имущественных отношений после смерти их участника, наследственное право отражает широкий круг других социальных интересов.

Среди них следует в первую очередь назвать интересы семьи. Наследственное право исходит из того, что семья является той ячейкой, где протекает процесс совместного удовлетворения потребностей ее членов. Такой процесс определенным образом организовывается и планируется. Его нормальный ход имеет немаловажное значение для проявления членов семьи в качестве социально активных личностей. Нормы наследственного права преследуют цель перестроить имущественные отношения в случае смерти одного из членов семьи таким образом, чтобы исключить

276


или, по крайней мере, ограничить отрицательное влияние этого факта на процесс совместного потребления.

Это достигается прежде всего путем установления определенной очередности призвания к наследованию, при которой на первом месте оказываются лица, обычно образующие в наших социальных условиях семью. Наследниками первой очереди являются дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего (ст. 118 Основ). В результате на место умершего в его имущественных отношениях чаще всего становятся члены его семьи, что обеспечивает оптимальные условия для продолжения процесса совместного удовлетворения материальных и культурных потребностей.

Кроме того, наследственное право учитывает тот факт, что в составе имущества, принадлежащего индивидуально гражданину на праве собственности, есть вещи, которые функционируют как средство удовлетворения потребностей всех членов семьи. Отсюда особый порядок перехода в порядке наследования права собственности на предметы обычной домашней обстановки и обихода. Основы устанавливают,что право собственности на эту категорию вещей переходит к тем наследникам по закону, которые проживали совместно с наследодателем, независимо от их очереди и наследственной доли (ст. 118). Эти лица становятся на место умершего в соответствующих отношениях личной собственности, независимо от того, кто займет его место во всех остальных имущественных отношениях. Таким образом, юридически обеспечивается продолжение процесса потребления в рамках семьи.

Союзные республики дополнили этот принцип постановлениями, которые ограничили сферу его действия интересами только такой семьи, которая сложилась и где, следовательно, процесс совместного удовлетворения потребностей налажен и потому обладает определенной инерцией. Во всех союзных республиках устанавливается, что срок совместного проживания наследника с наследодателем должен быть не менее года. ГК Грузинской ССР требует также, чтобы наследники вели совместное хозяйство с наследодателем или находились на его иждивении (ст. 546).

Следует отметить, что в наследственном праве имеются и нормы, стимулирующие к надлежащему ис-

277


Оолйению обязанностей, вытекающих из норм семейногб права. Не могут наследовать по закону родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав, а также родители и совершеннолетние дети, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя i(cT. 531 ГК). Еще один социальный интерес, который находит яркое проявление в нормах наследственного права, забота общества о материальном обеспечении нетрудоспособных лиц. В настоящее время общество еще не располагает материальными благами, позволяющими удовлетворить все общественные и личные потребности. Нетрудоспособные граждане, а также несовершеннолетние дети получают значительную часть содержания от членов своей семьи и других граждан, с которыми они, как правило, связаны отношениями родства. Поэтому для них уход из жизни такого гражданина влечет неблагоприятные последствия в сфере потребления и может вызвать затруднения для их развития и проявления в качестве социально активной личности. В связи с этим следует отметить четыре обстоятельства.

Во-первых, закон наделяет лиц, которые нуждаются в материальном обеспечении, обязательной долей. Развитие правил об обязательной доле отражает важные процессы, которые протекали в нашем обществе в сфере непроизводственного потребления, но не получили в литературе надлежащего объяснения.

Обязательная доля была введена постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 28 мая 1928 г.3 Некоторые авторы полагают, что введение обязательной доли было вызвано возрастанием в период нэпа значения личной собственности и появлением вследствие этого потребности в охране интересов членов семьи4. По нашему мнению, такое объяснение неправильно. Причину следует искать в той роли, которую играет наследственное имущество в конкретных условиях удовлетворения материальных и культурных потребностей граждан. Чем больше потребностей покрывается за счет распределения по труду и фондов общественного потребления, тем меньшее значение

3 СУ РСФСР 1928, № 65, ст. 468.

4 Антимонов Б. С., Граве К. А. Советское наследственное право. М., 1955, с. 42.

278


имеет для граждан факт получения имущества в порядке наследования. Соотношение этих источников покрытия потребностей неоднократно менялось.

В 1928 г. имущество, получаемое в порядке наследования, играло существенную роль в обеспечении потребностей граждан. Право гарантировало интересы лиц, нуждающихся в материальном обеспечении, и ввело обязательную долю. Круг лиц, чьи интересы брались при этом под защиту, расширялся.

Если в 1928 г. в порядке обязательной доли обеспечивались интересы несовершеннолетних лиц, то во время Отечественной войны, когда значение наследственного имущества для граждан возросло, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. право на обязательную долю было предоставлено всем нетрудоспособным наследникам по закону, а также несовершеннолетним детям наследодателя.

Действующие в настоящее время правила об обязательной доле направлены на обеспечение интересов тех нетрудоспособных лиц, которые в нынешних социальных условиях обычно являются членами семьи. Основы устанавливают, что право на обязательную долю имеют несовершеннолетние и нетрудоспособные дети наследодателя (в том числе усыновленные), а также нетрудоспособные супруг, родители (усыновители) и иждивенцы умершего (ст. 119). Размер обязательной доли составляет ^з доли, причитающейся при наследовании по закону.

Во-вторых, социальная заинтересованность общества в материальном обеспечении нетрудоспособных членов отражается в решении вопросов об основаниях и порядке призвания к наследованию. Обычно оба эти вопроса решаются, исходя из кровного родства между наследодате-лем и наследником и степени его близости (либо из факта наличия супружеских отношений). Наряду с этим основанием для включения в круг возможных наследников является также и факт нетрудоспособности (в сочетании с отношениями иждивения или кровного родства). Основы устанавливают, что к числу наследников по закону относятся нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. При наличии других наследников они наследуют наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию (ст. 118). ГК Молдавской ССР, кроме того, при-

S79


знает племянников наследниками третьей очереди, если они нетрудоспособны (ст. 566).

В-третьих, наследниками по закону считаются восходящие такой степени, которая, как правило, предполагает лиц преклонного возраста и, следовательно, нетрудоспособных. В законодательстве всех союзных республик к наследникам второй очереди относятся дед и бабка умершего. В Азербайджанской ССР сюда включены также прадед и прабабка (ст. 533 ГК).

В-четвертых, закон принимает во внимание нетрудоспособность при определении, к какой очереди относятся братья и сестры: трудоспособные являются наследниками третьей очереди, а 'нетрудоспособные второй (ст. 527 Казахской ССР).

В ряде норм наследственного права отражается забота общества об укреплении социалистического правопорядка, в особенности в области защиты жизни и здоровья граждан. Большинство ГК союзных республик устанавливает, что не имеют права наследовать ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими противозаконными действиями, направленными против наследо-дателя либо кого-нибудь из наследников, способствовали призванию их к наследованию (ст. 531 ГК РСФСР). В трех республиках это правило сформулировано несколько иначе. В ГК Украинской ССР речь идет только о случаях убийства или покушения, в Таджикской о тяжком преступлении, а в ГК Казахской ССР о преступном действии.

В нормах наследственного права находят также отражение интересы личности, которые отличаются здесь значительным своеобразием. Остановимся сначала на интересах умершего гражданина.

В литературе высказаны две точки зрения по вопросу о том, существуют ли вообще интересы умершего лица. Одни авторы исходят из того, что смерть не прекращает интересов умершего 5, другие утверждают обратное6.

5 Ной И. С. Охрана чести п достоинства личности в советском уголовном праве. Свердловск, 1959, с. 17; Флейшиц Е. А. Личные

права в гражданском праве СССР п капиталистических стран.—

«Ученые труды ВИЮН», 1941, вып. 6, с. 77. ° Гукасян Р. Е. Правовая охрана памяти об умерших и предмет

судебной защиты. «Правоведение», 1973, № 1, с. 62.

280


По нашему мнению, первая точка зрения является более правильной. Личность категория биосоциальпая, а интерес явление, выходящее за пределы области психологии. Оба понятия имеют социальную сторону. Смерть же касается только биологической стороны. Она не прекращает интересов. С нашей точки зрения, не следует отождествлять интерес с потребностью.

Наследственное право отражает разнообразные интересы, которые имел ушедший из жизни гражданин. Основываясь на принципах социалистического гуманизма, одним из проявлений которого является уважение к памяти об умерших, это право учитывает интересы, порожденные отношениями, в которых гражданин при жизни находился с другими членами общества.

Следует при этом различать две основные группы интересов. Первая основывается на отношениях с лицами, с которыми он связан происхождением или браком. Вторая группа порождается отношениями, для которых биологический момент не является необходимым элементом;

таковы его отношения с друзьями, знакомыми, членами его трудового коллектива и т. п. Разумеется, гражданин может испытывать особую личную привязанность и к своему родственнику. Тем не менее в основе его соответствующего интереса в данном случае лежит личное отношение, а не узы происхождения.

Интересы первой группы отражаются в нормах о наследовании по закону, а интересы второй в нормах о наследовании по завещанию.

Постановления о наследовании по закону учитывают, разумеется, презюмируемые интересы личности. Однако в основе этой презумпции лежат веские биосоциальные факторы. Есть основания считать, что интересы умершего в первую очередь связаны с лицами, с которыми при жизни он находился в социальных отношениях, одним из элементов которых являлись естественные отношения родства или брака и что, чем ближе были эти отношения, тем значительнее был интерес умершего.

Говоря об отражении этих интересов в наследственном праве, нужно отметить два обстоятельства. Закон определяет круг лиц, к которым переходит имущество на-следодателя, исходя из их естественных связей с наследо-дателем. К таким лицам он причисляет детей, родителей, супруга, внуков и правнуков, братьев и сестер, деда и

281


бабку, а в некоторых союзных республиках также и прадеда (прабабку) и племянников. Большинство этих лиц образуют семью наследодателя. Но это не обязательное условие для призвания к наследованию. Перечисленные лица могут жить и отдельной семьей, что не исключает прижизненной привязанности к ним со стороны гражданина и его соответствующего интереса.

Кроме того, закон устанавливает очередность призвания к наследованию, исходя из близости их естественных связей с наследодателем. Таким образом, учитывается, что интересы гражданина, касающиеся более близких лиц, значительнее. Поэтому наследники последующей очереди призываются к наследованию лишь при отсутствии наследников предыдущих очередей.

Установлено три очереди наследников. Первая определена на общесоюзном уровне: дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) наследодателя (ст. 118 Основ). Закон ставит в равное положение интересы гражданина, порожденные отношениями, основывающимися на общности происхождения, и интересы, порожденные отношениями супружества. В силу этого супруг призывается к наследованию в первую очередь вместе с такими ближайшими по происхождению лицами, как дети и родители, что соответствует характеру при-вязанностей личности в социалистическом обществе.

Во всех союзных республиках имеются наследники второй очереди. В большинстве республик круг их одинаков: братья и сестры наследодателя, его дед и бабка как со стороны отца, так и со стороны матери. В Азербайджанской, Грузинской и Узбекской ССР имеется третья очередь наследников племянники. (В Молдавской ССР наследниками являются лишь нетрудоспособные племянники.)

Интересам умершего гражданина, находящим отражение в нормах о наследовании по завещанию, не обязательно присущ биологический элемент. В основе завещательных распоряжений лежат чувства дружбы, личной привязанности, симпатии, чувства общности, вызванные принадлежностью к одному коллективу, и т. п. Руководствуясь ими, гражданин указывает в завещании, кто встанет после него в имущественных отношениях.

Действующий закон выдвинул способность завещать имущество на первый план, рассматривая ее как элемент

282


содержания гражданской правоспособности. Основы указывают, что граждане могут в соответствии с законом завещать имущество (ст. 9).

Эволюция советского права в вопросе о наследовании по завещанию заслуживает особого внимания, поскольку она имеет глубокие социальные корни и прямо связана с развитием личности в социалистическом обществе.

ГК РСФСР 1922 г. давал гражданину право завещать имущество лишь в пользу своих наследников по закону. Гражданин не мог оставить свое имущество другому даже при отсутствии наследников по закону. На этом этапе нормы наследственного права еще не отражали рассматриваемые интересы личности, поскольку сами эти интересы тогда не приобрели социально значимого характера.

В 1928 г. было установлено, что даже при наличии наследников по закону гражданин может завещать свое имущество государству или его органам, а также партийным, профессиональным и иным общественным организациям 7. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. гражданин получил возможность завещать имущество в пользу любого лица при условии, однако, что у него нет наследников по закону. Это был шаг в сторону более полного отражения отмеченных интересов личности.

Основы, принятые в 1962 г., исходят из принципа свободы завещания. Гражданин может, как правило, завещать свое имущество любому лицу, он может лишить наследства любого своего наследника по закону. Нормы действующего права отражают общий прогресс экономики нашего общества и являются следствием развития личности, расширения ее социальных контактов.

Свобода завещания дает личности возможность самой распоряжаться на случай смерти имуществом таким способом, который, по ее мнению, наиболее соответствует ее отношениям с окружающими, существующим при жизни. Если при наследовании по закону учитывались пре-зюмируемые интересы личности, то в этом случае речь идет об учете действительных интересов. Важнейшей чер-

7 СУ РСФСР 1928, № 47, ст. 355.

283


той этих интересов является то, что они выражены самим их носителем. Гражданин совершает сделку для того, чтобы она породила юридические последствия после его кончины.

Наследование по завещанию традиционный институт советского наследственного права. Однако теоретические вопросы, связанные с ним, в нашей литературе разработаны недостаточно. В частности, не исследована связь между наследованием по завещанию и правом личной собственности.

Социальная роль права личной собственности, как уже отмечалось, состоит в том, что оно юридически закрепляет отношение, являющееся непосредственной опорой основной категории производственных отношений по потреблению. Использование личной собственности носит потребительский характер. Право личной собственности обеспечивает собственнику наиболее полную свободу в использовании предоставленной ему части общественного продукта для удовлетворения своих материальных и культурных потребностей в соответствии со своими вкусами, привычками, склонностями.

Возникает вопрос, не противоречит ли возможность наследования по завещанию содержанию права личной собственности? Не является ли в принципе завещание произвольным преувеличением самой сущности личной собственности? В самом деле, завещание сделка, по своему содержанию определяющая, какие отношения сложатся между другими гражданами, причем в тот момент, когда самого завещателя уже не будет в живых. Воля, выраженная умершим, в какой-то мере будет определять отношения живых, влиять на удовлетворение ими своих материальных и культурных потребностей. Нет ли здесь противоречия?

На этот вопрос следует дать отрицательный ответ. При социализме не существует противоречия между существованием наследования по завещанию и социальной ролью права личной собственности. Как уже отмечалось, в нашем обществе наличие института наследования не приводит к увековечению отношений, в которых находился ушедший из жизни, к их сохранению из поколения в поколение. Основной объект, переходящий в порядке наследования по завещанию, вещи, предназначенные удовлетворять личные потребности. Воля умершего, разумеет-

284


ся, сказывается на отношениях живущих. Но этот срок ограничен.

Особого внимания заслуживает вопрос о соотношении свободы завещания и социальной роли права личной собственности. В советской юридической литературе высказано мнение, что увеличение имущества, находящегося в личной собственности граждан, требует ограничения свободы завещания. Утверждается, в частности, что укрепление личной собственности создает условия для «произвола завещательных распоряжений» 8.

Завещание частного собственника, действительно, в социальном плане может быть произволом, поскольку он может лишить членов семьи права собственности на принадлежащие ему орудия и средства производства. Однако нельзя не учитывать различия между личной и частной собственностью.

В социалистическом обществе объект наследованияглавным образом предметы личного потребления. Все члены общества находятся в равном положении по отношению к основным средствам производства, а наследование является не единственным и далеко не основным способом получения гражданами предметов, удовлетворяющих их материальные и культурные потребности. При этих условиях свобода завещания в социальном плане не может квалифицироваться как произвол.

Укрепление личной собственности само по себе не усиливает в социалистическом обществе зависимости окружающих от личного собственника. Поэтому оно не требует ограничения свободы завещания. Это подтверждается развитием правил о размере обязательной доли. С 1928 по 1945 г. ее величина составляла 3/^ доли, причитающейся при наследовании по закону. В конце Отечественной войны она была повышена до размера этой доли, хотя имущество граждан сильно пострадало. Наконец, Основы снизили ее до ^з, хотя к моменту их принятия имущество, находящееся в личной собственности граждан, достигло наиболее высокого уровня развития по сравнению со всеми предшествующими периодами.

Сказанное позволяет сделать некоторые предположения о будущем развитии свободы завещания. Программа

8 Антимонов Б. С., Граве К. А. Советское наследственное право, с. 42.

285


Коммунистической партии Советского Союза предусматривает, что в течение двадцатилетнего периода по мере роста национального дохода государственные органы, профсоюзы, колхозы постепенно возьмут на себя материальное обеспечение всех граждан, потерявших трудоспособность по возрасту или вследствие инвалидности9. По мере осуществления соответствующих преобразований можно будет, по нашему мнению, постепенно расширять свободу завещания. Разумеется, изменения наследственного права должны быть связаны с конкретными условиями социальной жизни. В частности, если будут ощущаться трудности в обеспечении жильем, то свобода завещания в отношении жилого дома должна оставаться ограниченной, хотя и в этом случае обязательная доля может быть связана с фактом проживания наследника в этом доме.

Действующее законодательство содержит три основные группы постановлений, имеющих целью обеспечить свободу завещания.

Прежде всего, в законе говорится о том, что круг лиц, в пользу которых гражданин может составить завещание, неограничен. Основы (ст. 119) предусматривают, что каждый гражданин может оставить по завещанию все свое имущество или часть его одному или нескольким лицам, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также государству или отдельным государственным, кооперативным и общественным организациям.

В законодательстве союзных республик содержится значительное число правовых норм, уточняющих и раскрывающих содержание свободы завещания. ГК РСФСР устанавливает, что завещатель может лишить права наследования одного, нескольких или всех наследников по закону (ст. 534). Завещателю дано право указать в завещании другого наследника на случай, если назначенный им наследник умрет до открытия наследства или не примет его (ст. 536). Имеется также указание, что завещатель вправе возложить на наследника по завещанию так называемый завещательный отказ, т. е. исполнение какого-либо обязательства в пользу одного или нескольких

9 XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза, Сте-ногр. отчет., т. 3. М., 1962, с. 361.

286


лиц, как входящих, так и не входящих в число наследников по закону. Завещатель может возложить на наследника, к которому переходит жилой дом, обязательство предоставить другому лицу пожизненное пользование этим домом или определенной его частью (ст. 538 ГК). В Эстонской и Узбекской ССР право пользования домом может быть предоставлено также и юридическому лицу. Завещатель может возложить на наследника исполнение действий, направленных на осуществление какой-либо общеполезной цели (ст. 539 ГК).

Наконец, законодательство союзных- республик содержит ряд норм, направленных на то, чтобы обеспечить исполнение воли умершего лица. Прежде всего, устанавливается, что граждане, которые своими противозаконными действиями, направленными против претворения в жизнь последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали призванию их к наследованию, не имеют права наследовать ни по завещанию, ни по закону (ст. 531 ГК). Специальное правило касается завещательного отказа. В случае смерти до открытия наследства лица, на которое было возложено исполнение этого отказа (либо в случае непринятия им наследства), обязанность исполнения завещательного отказа не прекращается, а переходит на других наследников, принявших его долю (ст. 538 ГК). Важное правило установлено для случаев, когда на наследника была возложена обязанность предоставить другому лицу пожизненное пользование жилым домом и когда право собственности на этот дом в дальнейшем переходит к другому лицу. При последующем переходе права собственности право пожизненного пользования, установленное волей умершего гражданина, сохраняет силу (ст. 538 ГК).

Постановления закона о форме завещаний также имеют, хотя и в несколько ином плане, прямое отношение к обеспечению свободы завещания.

Традиционный принцип советского законодательства состоит в том, что завещание формальная сделка. Однако в вопросе о требованиях, предъявляемых к его форме, советское право прошло определенное развитие.

Исходный момент эволюции правило о том, что завещание должно быть нотариально удостоверено. Законодательство о нотариате возлагает обязанность по удостоверению завещаний на государственные нотариальные

287


койторы. Это может существенно влиять на реализацию свободы завещания. Завещатель должен либо иметь возможность явиться в нотариальную контору, либо находиться в таком месте, куда государственный нотариус может прийти сам.

Развитие законодательства шло в направлении устранения этих трудностей. С одной стороны, расширялся круг органов, уполномоченных совершать нотариальное действие на удостоверение завещания. С другой устанавливались изъятия из правила о том, что завещание должно быть удостоверено нотариально. Наиболее существенное значение имело возложение функции по удостоверению завещаний на местные Советы. После Отечественной войны в Украинской и Белорусской GCP такое право получили сельские Советы, а в Грузинской ССР судьи и сельские Советы. Положением о государственном нотариате РСФСР 1965 г. предусматривалось, что в населенных пунктах, где нет государственных нотариальных контор, сделки удостоверяют исполнительные комитеты районных, городских, поселковых и сельских Советов. Поскольку завещание сделка, указанное положение дало право совершать действие и по удостоверению завещания. Закон о государственном нотариате от 19 июля 1973 г. 10 сохранил этот порядок.

Что касается изъятий из изложенного выше правила, то первое такое изъятие было установлено еще в 1928 г. Паевые взносы в кооперативную организацию могли быть завещаны путем совершения соответствующей надписи в членской книжке (примечание к ст. 425 ГК РСФСР 1922 г.). В дальнейшем были введены морские завещания, завещания, составленные гражданами, находящимися на судах внутреннего водного транспорта, и воинские завещания.

Действующие гражданские кодексы ввели особую форму завещания завещание, приравниваемое к нотариальному. К таким завещаниям (помимо воинских и морских) были отнесены завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, госпиталях, санаториях и в других стационарных лечебных учреждениях, а также в домах инвалидов. Эти завещания должны быть удостоверены главным (старшим или дежурным) врачом. Сюда же были включены завещания граждан, находящихся в раз-

" «Ведомости Верховного Совета СССР», 1973, № 30, ст. 393. 288


ведочных, арктических и т. п. экспедициях, удостоверенные начальником экспедиции. ГК Литовской, Азербайджанской, Грузинской, Армянской и Узбекской ССР предусмотрели также особую форму завещания для лиц, находящихся в исправительно-трудовых учреждениях.

Закон о государственном нотариате от 19 июля 1973 г. ввел в общесоюзное законодательство понятие завещания, удостоверенного в форме, приравненной к нотариальной. Кроме того, он расширил круг должностных лиц, имеющих право удостоверять такие завещания. К ним отнесены главные врачи, их заместители по медицинской части или дежурные врачи домов для престарелых и инвалидов; начальники экспедиций (разведочных, арктических и т. п.); начальники мест лишения свободы. Новеллой явилось предоставление права удостоверять завещания рабочих и служащих, членов их семей и членов семей военнослужащих командирам воинских частей.

Постановления Основ гражданского законодательства о свободе завещания предполагают такую регламентацию порядка составления завещания, при которой любой гражданин, независимо от места своего нахождения, должен иметь в принципе возможность в любой момент составить юридически действительное завещание. Несомненно жизнь приведет к появлению новых учреждений, не упомянутых в законе о государственном нотариате, клиенты которых будут нуждаться в удостоверении завещания. Круг должностных лиц во многих из перечисленных в законе учреждений не стабилен. Между тем каждое из учреждений и каждое из должностных лиц должно быть прямо названо в законе.

Главная же трудность состоит в том, что всегда возможны случаи, когда в нужный момент поблизости нет должностного лица, имеющего право удостоверить завещание. Например, многие граждане, занятые уходом за скотом, длительное время находятся на высокогорных зимних пастбищах, как правило, отдаленных от населенных пунктов. Имеются и иные подобные ситуации.

Как уже указывалось, Основы включили возможность совершения завещания в содержание гражданской правоспособности лица. Известно, однако, что гражданин чаще всего реализует этот элемент своей правоспособности тогда, когда возникает угроза его жизни. А это очень часто случается в экстраординарных условиях. С нашей

10 Заказ № 1591

289

 


точки зрения, правила о форме завещания должны полностью учитывать то обстоятельство, что в действующем законе возможность составления завещания названа в качестве элемента гражданской правоспособности.

Мы считаем, что в дальнейшем не следует идти по пути нового расширения круга должностных лиц, наделяемых правом удостоверять завещания. Это могло бы придать соответствующим нормам закона казуистический характер. Уместно было бы подумать над введением третьей формы завещания. В случаях, когда гражданин имеет основания опасаться за свою жизнь вследствие внезапно возникшей причины и у него нет возможности составить завещание, удостоверенное нотариусом или должностным лицом, ему могла бы быть дана возможность составить завещание, удостоверенное свидетелями (двумя или тремя). Такое завещание должно быть действительно, если наследство откроется в течение краткого времени после его составления (две-три недели). Истечение большего срока делает завещание недействительным.

При наследовании по завещанию обеспечивается сочетание интересов умершего и интересов общества.

Личный интерес завещателя, находящий выражение в принципе свободы завещания, пользуется приоритетом по сравнению с общественным интересом, выражающимся в заботе о семье. Как уже отмечалось, завещатель может лишить наследства всех наследников по закону, в том числе и членов семьи. Кроме того, объектом завещания могут быть также и предметы обычной домашней обстановки и обихода, при наследовании по закону резервируемые за семьей (ст. 119 Основ). Наконец, гражданин может назначить наследником по завещанию своего родителя, несмотря на то, что тот лишен родительских прав, а также своего родителя или совершеннолетнего ребенка, несмотря на то, что они злостно уклонялись от выполнения лежавшей на них обязанности по содержанию завещателя. Как отмечалось, при наследовании по закону такие лица в интересах укрепления семьи отстраняются от наследования.

Личный интерес умершего, выражающийся в свободе завещания, подчинен, однако, социальному интересу, касающемуся материального обеспечения нетрудоспособных лиц. Свобода завещания в советском праве не является абсолютной. Она ограничивается в силу существования

290


обязательной доли для несовершеннолетних или нетрудоспособных детей наследодателя (в том числе усыновленных), а также нетрудоспособных супруга, родителей (усыновителей) и иждивенцев умершего ".

В нормах наследственного права находят отражение не только интересы умершего, но и интересы гражданина, который становится на его место в имущественных отношениях. Положение и интересы последнего в известной мере двойственны. С одной стороны, он является безвозмездным приобретателем имущества, а с другойон приобретает имущество вследствие события, которое, как правило, связано для него с тяжелыми моральными переживаниями.

Какое из этих двух обстоятельств будет иметь большее значение для дальнейшего развития наследственного права, зависит, разумеется, от роли наследования в обеспечении удовлетворения потребностей граждан. В настоящее время факт приобретения имущества еще играет определенную роль, особенно существенную для лиц, которых закон наделяет обязательной долей. В то же время, с нашей точки зрения, советское наследственное право вступило в период, когда значение моральной стороны будет быстро возрастать. По этой причине оно имеет основания все более полно учитывать с позиции социалистического гуманизма особые интересы наследника как человека, потерявшего своего близкого.

2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ГРАЖДАН В ОТНОШЕНИЯХ ПО НАСЛЕДОВАНИЮ

Права и обязанности гражданина в отношениях по наследованию зависят от того, в каком качестве он в этих отношениях участвует. Чаще всего гражданин выступает в них как наследник. Однако он может быть также исполнителем завещания, хранителем или опекуном наследства и, наконец, кредитором наследодателя.

Права и обязанности гражданина, являющегося наследником, делятся на две категории: одни возникают в правоотношениях по наследованию, а другие в тех гражданских правоотношениях, в которых наследник стано-

" Нетрудоспособные братья и сестры в Казахской ССР п нетрудоспособные племянники в Молдавской ССР не имеют права па обязательную долю.

291


вится на место наследодателя. Права и обязанности первой категории в свою очередь подразделяются на два вида: характерные для любого правоотношения по наследованию и возникающие лишь в некоторых таких правоотношениях.

В правоотношениях по наследованию у наследника появляется шесть субъективных прав, причем четыре из них присущи любому правоотношению по наследованию.

Первое это право на принятие наследства. Советский закон придерживается так называемой «системы принятия наследства», при которой для приобретения наследства необходимо волеизъявление со стороны приобретателя. Право на принятие наследства, принадлежащее наследнику, является особым субъективным правом, обладающим способностью переходить в порядке наследования 12. Характерная его черта ограниченность шестью месяцами со дня открытия наследства периода, в течение которого субъект может это право реализовать. Этот срок может быть продлен только решением суда и лишь в том случае, если суд сочтет причины пропуска уважительными. Правда, гражданин может принять наследство и без обращения в суд после истечения срока, если на это согласны все наследники, принявшие наследство (ст. 547 ГК). Это необычное для советского права правило введено в целях смягчения жестких последствий истечения довольно краткого срока.

Особенность права на принятие наследства состоит также и в том, что закон устанавливает способы осуществления этого права, определяя тем самым его содержание. Право на принятие наследства может быть реализовано двумя способами.

Во-первых, посредством фактического вступления субъекта этого права во владение и управление наследственным имуществом. В гражданских кодексах РСФСР и Литовской ССР говорится лишь о вступлении во владение, что считается равнозначным вступлению в управление 13. В подзаконных актах и судебной практике обнаруживается более распространительное толкование. Так, Инст-

12 Серебровский В. И. Очерки советского наследственного права. М., 1953, с. 50.

13 Рясенцев В. А. Наследование по закону и по завещанию. М., 1972, с, 33.

292


рукция о порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами РСФСР от 28 января 1966 г. считала доказательством вступления во владение не только справку о том, что наследник взял имущество наследодателя, и справку финансового органа, что наследник оплатил налоги по жилому дому, но и справку о том, что наследник проживал совместно с на-следодателем. Судебная практика исходит из того, что в последнем случае достаточно, чтобы наследник пережил наследодателя хотя бы на один день 14. Этот вывод с теоретической точки зрения обоснован. Вещами, принадлежащими тому или иному гражданину, владеет не только он сам, но и члены его семьи. Они владеют ими и к моменту смерти гражданина. Следовательно, они должны считаться принявшими наследство в самый момент его открытия.

Высказано мнение, что по советскому праву при отсутствии определенного поведения наследники наследство не приобретают 15. Думается, однако, что это не так. Поведение лиц, проживающих в момент открытия наследства вместе с наследодателем, в большинстве случаев не является волевым поведением, направленным на приобретение имущества. Члены семьи находятся в тяжелом моральном состоянии и в действительности меньше всего помышляют о каком-либо приобретении. Тем не менее они должны считаться лицами, принявшими наследство. Утверждать, что здесь действует «система приобретения», значило бы, по нашему мнению, становиться на путь создания юридической фикции, расходящейся с жизнью.

Второй способ осуществления права на принятие наследства, предусмотренный законом, подача субъектом этого права заявления о принятии наследства, В данном случае действительно имеет место волеизъявление, сделка. Хотя эта сделка и является односторонней, она должна быть воспринята определенным органом. Законодательство союзных республик определяет территориально компетентный орган. Заявление должно быть подано в орган по месту открытия наследства. Кроме того, закон

14 «Советская юстиция», 1964, 10, с. 32.

15 Антимонов Б. С., Граве К. А. Советское наследственное право, с. 195.

293


решает вопрос подведомственности. В ГК РСФСР и в кодексах большинства других союзных республик говорится о нотариальном органе. В других республиках круг органов расширен: ГК Таджикской ССР устанавливает, что заявление может быть подано в нотариальный орган либо в поселковый Совет, а ГК Грузинской ССР в орган, выполняющий нотариальные функции. По существу это одно и то же, поскольку нотариальные функции исполняются либо нотариальными конторами, либо исполкомами местных Советов.

Несмотря на стремление закона к максимальной определенности в этих вопросах, все же существуют трудности, связанные с недостаточной стабильностью законодательства о нотариате. Сеть государственных нотариальных контор меняется. Не во всех административно-территориальных единицах имеются эти учреждения: в ряде республик нотариальные конторы обслуживают по нескольку районов. Наследник не всегда осведомлен, куда адресовать заявление: принятие наследства путем подачи заявления чаще всего совершается лицами, живущими в другой местности.

С точки зрения своего содержания подаваемый документ должен быть «заявлением о принятии наследства». Это строгое формальное правило. Но наряду с ним содержатся и нормы, несколько по-иному регулирующие решение вопроса. ГК Узбекской ССР (ст. 599) постановляет, что наследство может быть принято также и путем подачи заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство (см. также ч. 3 ст. 550 ГК РСФСР).

Нотариальная практика идет по тому пути, что право на принятие наследства может быть реализовано также и путем подачи заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство. Такая позиция находит поддержку в литературе 16.

Еще дальше идет практика, когда имеется судебное решение о продлении срока на принятие наследства. В таких случаях от наследника вообще не требуется по-

16 Серебровский В. И. Некоторые правовые вопросы, возникающие в связи с принятием наследниками наследства. «Вестник Московского университета», серия права, ч. 1, 1971, с. 14; Чепига Т. Д. Способы принятия наследства.— «Советская юстиция», 1968,

№ 16, с, 14.

294


дачи в нотариальную контору заявления о принятии наследства 17. Решение, разумеется, правильное, поскольку воля наследника на принятие наследства была выражена перед судом. Однако, строго говоря, срок продлевается именно для того, чтобы гражданин имел возможность подать специальное заявление о принятии наследства.

По нашему мнению, настало время для того, чтобы поставить вопрос о переходе от «системы принятия» к «системе отречения» от наследства. Последняя характеризуется тем, что наследство переходит к наследникам в силу закона без какого-либо волеизъявления с их стороны, но им предоставляется право отказаться от наследства.

Очевидно, что «система отречения» более простая схема правового регулирования отношений по наследованию. Кроме того, она существенно облегчает положение гражданина: над вим не тяготеет срок и от него не требуется совершения каких-либо особых действий под страхом невыгодных для него имущественных последствий.

В период, когда впервые вводилась «система принятия», она отражала интересы общества. Во время нэпа нормы советского наследственного права регулировали переход в порядке наследования также и частной собственности. Приобретатель последней, естественно, не мог пользоваться симпатиями со стороны советского права. Выше отмечалось, что у наследника двойственное положение: он безвозмездный приобретатель имущества и в то же время лицо, потерявшее близкого человека, и что по мере развития нашего общества второе обстоятельство во все большей степени выходит на первый план. В теперешних условиях «система отречения» полнее, чем «система принятия», выражала 'бы принципы социалистического гуманизма, на которых основываются отношения в советском обществе.

До сих пор с правовой точки зрения наследник является все еще только приобретателем имущества. Отсюда и адресованное ему требование в течение шести месяцев сделать в компетентный орган заявление о принятии наследства. Поскольку срок начинает исчисляться с момента открытия наследства, то уже сразу после смерти гражда-

17 «Советская юстиция», 1969, № 14, с. 33.

295


Нина его близкие должны думать об имущественных делах. Возможно, такое требование и было уместно ранее, когда имущество, переходившее в порядке наследования, играло существенную роль в удовлетворении материальных и культурных потребностей граждан, однако вряд ли оно оправданно сейчас.

Имеются и другие доводы в пользу перехода к «системе отречения». Практически в настоящее время существуют две категории наследников: лица, проживающие вместе с наследодателем, и все остальные наследники. Первые считаются принявшими наследство в силу факта совместного проживания с наследодателем. От вторых же требуется совершение волевого акта: подача заявления, взятие в свое владение вещей и т. п. Это противопоставляет одних наследников другим. В их отношения вносится элемент выжидания, выяснения намерений.

«Система отречения» поставит наследников в равное положение при приобретении наследства. Все лица, близкие наследодателю, будут приобретать имущество в силу закона. В отношениях наследников установится полная определенность.

Закон, устанавливая, что доля наследника, пропустившего срок на принятие наследства, переходит к другим наследникам, связывает, таким образом, с правовой ошибкой одного гражданина позитивные имущественные последствия для других граждан, как правило, его близких родственников. С нашей точки зрения, подобное положение также не согласуется с принципами социалистического общества. При «системе отречения» таких последствий не возникнет.

Второе субъективное право, которым наделяются наследники, право на отказ от наследства. Право это может быть реализовано в течение шести месяцев со дня смерти наследодателя. Указанный срок не подлежит продлению. Отказ от наследства совершается путем подачи наследником заявления в нотариальную контору по месту открытия наследства. Отказаться от наследства можно в пользу других лиц из числа наследников по закону или по завещанию, а также в пользу государства, отдельной государственной, кооперативной или общественной организации. Отказ может быть и безусловным. В последнем случае он влечет те же последствия, что и непринятие наследства.

296


Право на отказ имеет существенное значение, поскольку отражает интересы наследника, вытекающие из его отношений с наследодателем, а также из отношений, сложившихся с другими наследниками по закону или по завещанию.

Принятие наследства прекращает право на отказ: отказаться от наследства может только тот, кто не принял наследства. Однако это правило имеет исключения.

ГК РСФСР исходит из того, что не всякий способ осуществления права на принятие прекращает право на отказ. Не допускается отказ от наследства, если наследник подал в нотариальную контору заявление о принятии наследства (ст. 550). В данной норме обоснованно не упоминается о принятии наследства путем фактического вступления во владение. Гражданин, проживавший к моменту открытия наследства совместно с наследодателем, мог бы отказаться от наследства только в том случае, если бы в момент смерти со специальным намерением ушел из дому до подачи заявления об отказе. Введение указанного правила в отношении этой категории наследников фактически лишало бы членов семьи наследодателя права на отказ. Законодательство пошло в направлении «системы отречения»: совместно проживающие наследники не только приобретают наследство без волеизъявления, но и имеют право отказаться от приобретенного наследства в течение шести месяцев с момента смерти наследодателя.

Третье право наследника право, возникающее из приобретения им наследства. Наследник, принявший наследство, приобретает имущество умершего одновременно и сразу. Объектом права, возникшего из приобретения наследства, является все наследство в целом, т. е. наследственная масса. Наследник получает право собственника, право требования и другие права на все части наследственного имущества. Именно в силу этого субъективного права он становится на место наследодателя в соответствующих имущественных отношениях.

Четвертое субъективное право наследника право просить нотариальную контору выдать свидетельство о праве на наследство. В свидетельстве перечисляются наследники, указывается состав и Место. нахождения наследственного имущества, его оценка, доля, причитающаяся каждому из наследников. Право осуществляется путем

297


подачи письменного заявления (ст. &6 закона РСФСР о государственном нотариате).

Пятое субъективное право возникает не во всяком правоотношении по наследованию. Это право принадлежит лишь тому наследнику, который вступил во владение или управление наследственным имуществом, не ожидая явки других наследников. Закон исходит из того, что такой наследник не должен распоряжаться наследственным имуществом (продавать, закладывать) до истечения шести месяцев со дня открытия наследства. Однако в виде исключения ему дается право произвести за счет наследственного имущества расходы на покрытие затрат по уходу за наследодателем во время его болезни, а также на похороны, содержание граждан, находящихся на иждивении наследодателя, удовлетворение претензий по заработной плате и претензий, приравненных к ним, и расходы по охране и управлению имуществом.

Шестым субъективным правом наследника является право на раздел наследственного имущества. Оно возникает в тех правоотношениях по наследованию, в которых участвуют несколько наследников. Право на раздел может- быть осуществлено, если не было достигнуто соглашение между сонаследниками, принявшими наследство. В этих случаях раздел производится в судебном порядке.

Перейдем к обязанностям, которые возникают у наследника в отношениях по наследованию.

Первая обязанность оплатить долги наследодателя. Закон устанавливает, что наследник, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Наследник, следовательно, юридически не обязан оплачивать долги наследодателя за счет своих собственных средств. В сегодняшних условиях наследства, пассив которых превосходит их актив, редкое явление. В подобных случаях наследник должен оплатить долги наследодателя в порядке очередности, устанавливаемой ст. 419-426 ГПК РСФСР.

Вторая обязанность наследника выполнить возложенный на него завещательный отказ. Как уже указывалось, завещатель может возложить на наследника по завещанию исполнение какого-либо обязательства в пользу одного или нескольких лиц. Последние приобретают право требовать исполнения этого обязательства от на-

298


следника. На наследника может быть также возложено исполнение каких-либо действий, направленных на достижение общеполезной цели.

Наследник, на которого был возложен завещательный отказ, должен исполнить его лишь в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества за вычетом падающей на него части долгов наследодателя. Если этот наследник имеет право на обязательную долю в наследстве, то он исполняет отказ лишь в пределах той стоимости перешедшего к нему наследственного имущества, которая превышает размер его обязательной доли.

Рассмотрим теперь права и обязанности наследника, которые возникают не в правоотношениях по наследованию, а в тех гражданско-правовых отношениях, в которых наследник становится на место наследодателя.

Отметим два субъективных права этого рода. Первое из них может возникнуть в договоре комиссии. Закон исходит из того, что наследник комитента имеет право дать комиссионеру надлежащие указания (ст. 418 ГК). В соответствии с этим устанавливается, что в случае смерти комитента комиссионер обязан продолжать исполнение данного ему поручения, пока от наследника не поступят эти указания.

Второе субъективное право право наследника охранять после смерти автора неприкосновенность его произведений. Если автор не указал лицо, на которое он возлагает охрану неприкосновенности своих произведений, такая охрана производится его наследниками (а также организациями, на которые возложена охрана авторских прав, ст. 481 ГК) в течение срока действия авторских прав наследника. В случае использования чужого произведения без договора с наследниками, а также нарушения неприкосновенности произведения или других личных неимущественных прав наследники вправе требовать восстановления нарушенного права (внесения соответствующих исправлений, публикации в печати или иным способом о допущенном нарушении), либо запрещения выпуска произведения в свет, либо прекращения его распространения (ст. 499 ГК).

У наследников существуют также две обязанности, возникающие в отношениях, в которых они заменяют наследодателя. Если наследодатель перед смертью выдал

299


доверенность, то смерть, как известно, прекращает ее. На наследников лица, выдавшего доверенность, возлагается обязанность известить о смерти лицо, которому доверенность выдана, а также известных им третьих лиц, для представительства перед которыми была выдана доверенность (ст. 70 ГК).

Вторая обязанность возлагается на наследников лица, являющегося поверенным по договору поручения. В случае смерти поверенного его наследники обязаны известить доверителя о прекращении договора поручения и принять меры, необходимые для охраны имущества доверителя (ст. 403 ГК).

Обратимся теперь к правам и обязанностям граждан, когда они участвуют в правоотношениях по наследованию не в качестве наследника.

Гражданин может выступать как исполнитель завещания. Исполнение завещания возлагается на назначенных в завещании наследников или иных лиц.

Исполнитель завещания имеет право совершать все действия, необходимые для исполнения завещания. Он не имеет права на получение вознаграждения за свои действия, но пользуется правом на возмещение за счет наследства необходимых расходов, понесенных им по охране и управлению наследственным имуществом. По исполнении завещания исполнитель обязан представить наследникам по их требованию отчет.

Гражданин может участвовать в правоотношениях по наследованию в качестве хранителя или опекуна наследственного имущества, а также в качестве «другого лица, которому передано на хранение наследственное имущество» (ст. 62 закона РСФСР о государственном нотариате). Первые два назначаются, когда в составе наследства имеется имущество, требующее управления (жилой дом и т. п.), а также в случае предъявления иска кредиторами наследодателя до принятия наследства наследниками. При этом государственная нотариальная контора назначает хранителя, а исполнительный комитет местного Совета (в ме-стностях, где нет нотариальной конторы) опекуна.

Указанные лица, если они не являются наследниками, вправе получить вознаграждение за хранение наследственного имущества. Им также возмещаются необходимые расходы по хранению и управлению наследственным имуществом за вычетом фактически полученной

300


выгоды от использования этого имущества (ст. 63 закона РСФСР о государственном нотариате).

Гражданин может участвовать в правоотношениях по наследованию и в качестве кредитора наследодателя. Кредиторы наследодателя вправе в течение шести месяцев со дня открытия наследства предъявить свои претензии принявшим наследство наследникам или исполнителю завещания либо предъявить иск в суде к наследственному имуществу. Претензии предъявляются независимо от наступления срока соответствующих требований. Несоблюдение этих правил влечет за собой утрату кредиторами принадлежащих им прав требования.


Глава 8 ,

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРАЖДАН В БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

1. СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Брачно-семейные отношения, как и всякие другие общественные отношения, производны от экономического базиса. «Возьмите определенную ступень развития производства, обмена и потребления, и вы получите определенный общественный строй, определенную организацию семьи, сословий или классов, словом, определенное гражданское общество» '. Но человек является существом биосоциальным. Поэтому его поступки в сфере брачно-семейных отношений отличаются определенной самостоятельностью.

Независимость поведения участников брачно-семейных отношений не означает, что человеческая деятельность, связанная с организацией семьи, ее нормальным существованием, не нуждается в упорядочении, в регулировании обществом.

Одно из средств общественного воздействия на семейные отношения состоит в их правовом регулировании. Правовое регулирование брачно-семейных отношенийявление сложное, его механизм включает в себя различные стороны правовой деятельности. Одна из ее существенных сторон заключается в предоставлении гражданину, участнику брачно-семейных отношений, определенных прав, возложении на него соответствующих обязанностей. А в качестве начала, объединяющего отдельного участника брачно-семейных отношений с обществом как таковым, выступает интерес.

Чем бы ни был интерес с точки зрения теории права сущностью субъективного права, его необходимым

1 Маркс К. та. Энгельс Ф. Соч., т. 27, с. 402. 302


элементом, основой, предпосылкой, целью или, наконец, специфической формой связи субъекта права и государства, в любом случае он представляет собой понятие, неотделимое от субъективных прав и обязанностей, находящееся с ним в неразрывной и сложной связи. Связь эта существенная, являющаяся своего рода стержнем, объединяющим частное и общее, отдельное и целое, личность и общество.

В социалистическом обществе, свободном от частной собственности, имеющем своей целью совершенствование истинно человеческих начал в отношениях любого рода, в том числе и семейных, в результате наделения гражданина брачно-семейными правами и обязанностями достигается не просто организованность, а глубокая внутренняя согласованность поведения человека с требованиями, предъявляемыми к нему обществом. О подобного рода согласованности можно говорить потому, что и права, и обязанности участника брачно-семейных отношений содержат интерес, который в своей основе совпадает с интересом как отдельной личности, так и общества в целом.

В области брачно-семейных отношений такой интерес состоит в образовании прочной, здоровой семьи, которая нужна не только ее членам, но и государству, заинтересованному в существовании стабильных брачных отношений, правильном семейном воспитании детей.

Социальное значение правового регулирования брачно-семейных отношений и состоит в построении этих отношений на добровольном союзе женщины и мужчины, в дальнейшем укреплении советской семьи, в воспитании детей в духе высокой коммунистической нравственности, воспитании у граждан чувства ответственности перед семьей, иными словами, в наиболее полном удовлетворении интересов каждого члена семьи и одновременно государства. И чем глубже, полнее удовлетворяются эти интересы, чем ближе точки их соприкосновения, чем точнее они совпадают, тем лучше семейно-правовые нормы выполняют свое назначение.

Необходимость в правовом регулировании брачно-семейных отношений возникает и тогда, когда интерес отдельных участников этих отношений полностью или частично не совпадает с интересами других членов семьи, государства. Регулируются подобные случаи с учетом интереса всех носителей субъективных прав и обязанностей.

303


Но во главу угла в качестве объективного критерия берется всякий раз интерес государства. /

Чтобы показать, как обеспечиваются/интересы отдельных участников брачно-семейных отношений и государства нормами семейного права, необходимо иметь представление, в чем же состоят интересы гражданина и интересы государства при заключений, расторжении брака, осуществлении родительских прар и обязанностей, взыскании алиментов. '

Стремление к браку, созданию семьи присуще человеку цивилизованного общества2. Он испытывает нужду в брачном союзе, чтобы удовлетворить свои духовные, социальные, биологические потребности. Предоставляя гражданину возможность заключить брак, государство тем самым обеспечивает его интересы, а также свой интерес, заключающийся в создании устойчивой семейной связи мужчины и женщины.

Вступив в брачный союз, супруги образуют общность, которая позволяет им, во-первых, сохранять в определенных пределах свою независимость, во-вторых, решать все вопросы семьи на паритетных началах, уважая чувства и стремления друг друга. С заключением брака сохраняется потребность мужа, жены не потерять свое «я» в семейном союзе, а также вполне понятное желание соблюсти полное равенство в семейных делах. Поэтому выбор фамилии супруга, свободный выбор занятий, профессий, места жительства отвечают интересам лиц, состоящих в браке. Им же служит и предусмотренная советским семейным законодательством возможность совместно решать все вопросы семьи, а также равное право владения, пользования и распоряжения общей совместной собственностью супругов.

Государство заинтересовано в создании прочной семьи, ибо семья первичная ячейка общества, прочность кото-1 рой небезразлична для общества в целом.

С заинтересованностью гражданина в существовании;

настоящей семьи связан и развод.

Если дальнейшая совместная жизнь, сохранение семьи стали невозможными, расторжение брака благо для су-

2 Ф. Энгельс, исследуя происхождение семьи, писал, что моногамия свойственна эпохе цивилизации (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 65,77).

304


пругов. Видимость брака не нужна и государству, поскольку оно такн^е заинтересовано в прекращении брачных союзов, которые перестали отвечать своему назначению, превратились в форму, не имеющую содержания.

Все родители заинтересованы в надлежащем воспитании детей, право на которое им предоставляется государством. Но и государство хочет видеть будущих граждан именно такими, какими они представляются родителям. Расти здоровым, получать все навыки, без которых невозможна жизнь человека в социалистическом обществе, необходимо и самому ребенку3.

В то же время государство непосредственно заинтересовано в том, чтобы в семье дети получали нужное воспитание. Таким образом, и воспитание несовершеннолетнего члена семьи тесно связано с удовлетворением потребностей родителей и государства.

Благоприятные условия семейного воспитания в значительной мере зависят от забот родителей о материальном содержании ребенка. Но если почему-либо родители или один из них не оказывают материальной помощи своим несовершеннолетним или совершеннолетним нуждающимся, нетрудоспособным детям, то интересы последних обеспечиваются путем алиментированяя. Государство, так же как и граждане, конечно, заинтересовано в отсутствии конфликтов по поводу содержания детей в семье. Но если они возникли, систематическая, гарантированная законом материальная помощь детям, безусловно, отвечает интересам общества и личности. То же самое можно сказать относительно обеспечения других нуждающихся нетрудоспособных членов семьи. Нормальные, здоровые семейные отношения предполагают заботу о детях, престарелых, больных. Она выражается не только в человеческом внимании к нуждам более слабых по озрасту и физическому состоянию членов семьи, но и материальном их обеспечении. Необходимость в при-удительном применении мер обеспечения хотя не так

3 Интересы ребенка, заключающиеся в его надлежащем воспитании, нельзя смешивать с условиями воспитания. Условия воспитания могут варьироваться, меняться и по-разному влиять на воспитание детей в семье. Надлежащее воспитание понятие объективно существующее, которое формулируется не родителями, а складывается в зависимости от разных факторов, в числе которых те или иные условия воспитания.

305


уж часто, но все-таки возникает. И тогда^ взыскание алиментов служит удовлетворению интересов как отдельной личности, оставшейся без средств, так /w. государства, которое наряду с мерами государственной помощи несовершеннолетним, инвалидам и другим нетрудоспособным лицам возлагает заботу о членах семьи на некоторых участников семейных отношений.

Отсутствие коллизий между интересами гражданина и государства в сфере брачно-семейных правоотношений является правилом общим. Однако не иметь исключений оно не может, ибо касается чрезвычайно сложной стороны человеческой деятельности.

Бывает, что интересы отдельной личности и общества не совпадают. Может быть и так, что каждый из участников брачно-семейных отношений сообразует свои действия с правильно понимаемыми интересами государства. В этом случае нужно учитывать, какой из интересов все-таки ближе к интересу государственному. И, наконец, иногда необходимо выбрать, интересы кого из взрослых совпадают одновременно с интересами несовершеннолетнего и государства.

Каждый из возможных вариантов отклонения от общего правила о гармоническом сочетании личных и общественных интересов разрешается государством по-разному.

Правовые предписания, уравновешивающие интересы отдельной личности и государства, можно разделить на несколько видов. Первые из них четко обозначены и носят строго обязательный характер. Так, не допускается заключение брака между лицами, уже связанными брачными узами, между близкими родственниками, между лицами, одно из которых признано в установленном законом порядке недееспособным (ст. 10 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье, ст. 16 КоБС РСФСР4). Подобного рода запрет предотвращает создание недействительного брака, неполноценной семьи, возможность появления неполноценного потомства. Нельзя также быть усыновителем человеку, лишенному родительских прав, недееспособному или ограниченно дееспособному (ст. 99 КоБС), иначе ребенок будет

4 Здесь и далее имеются в виду Кодекс о браке и семье РСФСР и соответствующие статьи КоБС союзных республик.

306


передан на воспитание гражданину, который не в состоянии удовлетворить интересы несовершеннолетнего. Когда нарушаются требования закона, наступают нежелательные для гражданина правовые последствия: в указанных случаях признание недействительным брака, усыновления. Так государство регулирует подобного рода отношения, обеспечивая соблюдение соответствующего интереса.

В других правовых нормах кроме вполне определенных предписаний содержится указание на возможность исключения из общего правила. Например, согласно ч. 4 ст. 9 Основ (ст. 14 КоБС), заключение брака происходит по истечении месячного срока после подачи желающими вступить в брак заявления в органы ЗАГС (что по замыслу законодателя в какой-то мере предотвращает необдуманные решения о создании семьи). Но при наличии уважительных причин месячный срок может быть сокращен или увеличен не более чем до трех месяцев (ст. 14 КоБС). Подобное исключение позволяет либо убрать с пути брачующихся определенные преграды, связанные с регистрацией брака, либо, наоборот, сделать их большими. При применении ст. 14 КоБС органы ЗАГС руководствуются как интересами лиц, намеревающихся создать семью, так и интересами государства. Практика показывает, что брак досрочно регистрируется, если, например, один из будущих супругов уезжает в длительную командировку или если семейные отношения фактически уже существуют и ожидается рождение ребенка.

Продлевается месячный срок чаще всего, когда есть сомнение в серьезности намерений брачующихся. либо когда между будущими супругами большая возрастная разница. При регулировании подобного рода отношений важно, чтобы правило оставалось правилом, а исключение исключением. На практике же иногда неосновательно увеличивают сроки регистрации брака, что является неоправданным нарушением интересов отдельных граждан.

Усыновление ребенка без согласия его родителей тоже представляет собою исключение из общего правила. Чтобы допустить его, следует, как того требует закон (ст. 101 КоБС), выяснить ряд обстоятельств, свидетельствующих о длительном, преднамеренном невыполнении родителем своих прав и обязанностей по воспитанию, содержанию сына или дочери. При этом надо установить, во-

307


первых, интересы какого лица страдают, а потому нуж-даются в защите; во-вторых, в чем же7 заключаются интересы государства, допускающего названное исключение из общего правила.

Знакомство с практической деятельностью органов опеки и попечительства, занимающихся усыновлением, показывает, что в подавляющем большинстве случаев ст. 101 КоБС применяется в соответствии со своим назначением. И только в некоторых случаях данная правовая норма не используется, хотя никаких препятствий для ее реализации нет.

Следующую группу, наиболее емкую по своему содержанию, составляют правовые нормы, лишь в общих чертах определяющие направление правоприменительной деятельности. Эти нормы касаются сложных многосторонних отношений, где одновременно тесно переплетаются общественные и личные интересы. Но, не вникнув в суть конкретного дела, трудно определить, чьи интересы предпочтительнее с государственной точки зрения. Наиболее характерной из них является ст. 14 Основ (ст. 33 КоБС), предусматривающая расторжение брака в судебном порядке. Развод затрагивает интересы супруга, детей, государства. Соблюдению интересов всех. членов семьи, а также государства, служит правило, устанавливающее возможность расторжения брака в том случае, если судом будет установлено, что дальнейшая совместная жизнь супругов и сохранение семьи стали невозможными.

Изучение в судах Москвы 1500 бракоразводных дел5 показало, что 85,4% заявленных исков о разводе удовлетворено и 0,3% заявителям в иске отказано. Прекращено ввиду примирения сторон в суде 0,2% дел и ввиду отказа от иска — 11% дел. Приведенные данные позволяют сказать, что в подавляющем большинстве случаев суд позволил одному из супругов реализовать предоставленное ему право на развод. Другие цифры свидетельствуют о том, что расторгаются главным образом браки, существовавшие не один год (от 3 до 6 лет — 22 %, от

5 Было изучено путем сплошной выборки по 50 дел в каждом районе Москвы за 2-е полугодие 1969 г. и 1-е полугодие 1970 г. Полученные результаты обработаны в научно-исследовательской лаборатории кибернетических методов в криминологии и правовой статистике.

308


6 до 10 - 25,5%, от 10 до 20 лет - 29,3%). В то же время период раздельного проживания, предшествовавший обращению в суд, был у большинства супругов сравнительно небольшим (до 6 мес.—40,4%, от 6 мес. до 1 года— 19,3%). 13,4% истцов, поддерживая свою просьбу о расторжении брака, допускали возможность восстановления семьи, а 12,3% ответчиков против развода возражали. И, наконец, 83,6% разводящихся пар имели совместных несовершеннолетних детей. Значит, разводы состоялись в сложившихся семьях. Причем даже на пороге прекращения брака значительное число разводящихся супругов было готово к его сохранению. Следовательно, между количеством заявляемых о разводе исков и состоянием дел в семье не всегда есть глубокая внутренняя связь. Нельзя утверждать, что, расторгая каждый раз брак, суд тем самым констатировал «нравственную смерть» брака. Вряд ли столь безотказное удовлетворение права на развод всякий раз соответствует интересам супруга, ребенка и государства. Отсюда можно сделать вывод, что не все обстоит благополучно в применении правовых норм, предусматривающих расторжение брака в судебном порядке. Их реализация осуществляется не всегда так, как замыслил законодатель, чтобы обеспечить интересы отдельной личности и общества.

При разрешении споров родителей о том, с кем из них проживать детям, также учитываются интересы отца, матери, ребенка, государства. Чтобы их удовлетворить, необходимо считаться с провозглашенным ч. 1 ст. 18 Основ равенством прав и обязанностей родителей. Однако спор разрешается, как сказано в ч. 2 ст. 55 КоБС, исходя из интересов детей. А они могут быть обеспечены лицом, обладающим наиболее подходящими возможностями для надлежащего семейного воспитания. Таким образом, интересу родителя, признанного лучшим воспитателем, отдается явное предпочтение, что соответствует заинтересованности государства в существовании благоприятных условий семейного воспитания детей, а также правильно понимаемым интересам ребенка.

Изучение судебной практики показало, что в основном интересы ребенка, родителей, государства при разрешении споров о том, с кем из родителей проживать детям, понимаются правильно. Вместе с тем встречается немало судебных решений, в которых при любых обстоя-

309


тельствах (независимо от возраста, пола и прочих данных ребенка) предпочтение отдается матери, а не отцу. Решения в пользу матери выносятся даже тогда, когда компетентные в вопросах воспитания органы опеки и попечительства представляют обоснованное заключение о целесообразности проживания несовершеннолетнего с отцом.

Передача детей на воспитание матери независимо ни от каких факторов иногда оправдывается с точки зрения социальной роли материнства6. Подобный вывод представляется спорным. Если женщина добросовестно выполняет свои родительские, материнские функции, обычно не возникает сомнений в ее способности обеспечить все необходимое для успешного воспитания детей в семье. Постоянное общение, проживание с заботливой и любящей матерью согласуется с интересами детей, с их правильным физическим и духовным развитием. Интересы такой матери всегда поддерживаются государством. Но судебная практика знает немало случаев, когда подлинные интересы ребенка страдают из-за нежелания матери утруждать себя заботой о воспитании. Поэтому само по себе материнство не может довлеть над решением вопроса, с кем из родителей лучше находиться ребенку, а следовательно, кому из них быть непосредственным воспитателем. Не случайно советское семейное законодательство не содержит формальных правил о передаче детей отцу или матери. Вот почему важно в каждом конкретном случае определить интересы всех участников спора о ребенке и, сопоставив их с интересами государства, сделать верный, соответствующий объективному представлению об интересе, вывод.

Таким образом, правовые нормы, дающие простор для определения интереса по каждому конкретному делу, должны применяться так, чтобы не пострадали подлинные интересы участников спора, чтобы не остались вне поля зрения интересы государства.

Правовые нормы, с помощью которых государство обеспечивает соблюдение имущественных интересов гражда-

6 Серкова В. В. Теоретические вопросы правового статуса женщины в СССР. Автореф. канд. дисс. М., 1972, с. 14. Автор, используя методику анкетирования, изучил в народном суде Ленинградского района г. Москвы свыше 400 дел по спорам родителей о детях за 1968—1969 гг.

310


нина, составляют самостоятельную группу норм, имеющую свои особенности. Поэтому они исследуются при рассмотрении имущественных прав гражданина в сфере брачно-семейных отношений.

Государство, устанавливая те или иные запреты, правила либо делая из них исключения, старается достичь сочетания интересов личности и общества. Но возможны и другие случаи, когда интересы личности нарушаются вопреки воле закона.

Иногда, например, на практике без разрешения отдела народного образования не допускается возвращение воспитанника детского дома в семью родителей, сохраняющих право на личное воспитание своих детей. Такая предосторожность не имеет правовых оснований. Поэтому не может быть отказа в возврате ребенка из детского воспитательного учреждения отцу или матери, сохраняющим родительские права, если дети не были у них отобраны по суду.

О каких бы правах гражданина участника брачно-семейных правовых отношений ни шла речь, без интереса они не существуют. Интерес есть всегда, даже если о нем ничего не сказано в правовой норме, регулирующей брачно-семейные отношения. Вместе с тем нигде так часто не употребляется термин «интересы», как в нормах брачно-семейного законодательства. Причем всякий раз он имеет свою дополнительную смысловую нагрузку, свой адресат, свое назначение, что способствует более совершенному правовому регулированию как личных, так и имущественных правовых отношений.

2. ЛИЧНЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ГРАЖДАН В БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Каждый участник брачно-семейных правоотношений обладает определенными личными правами. К последним принято относить права, непосредственно с материальным интересом не связанные. К их числу, на наш взгляд, относится право гражданина на заключение брака.

Браку посвящено довольно много фундаментальных правовых исследований 7. Однако в них он рассматривает-

7 Свердлов Г. М. Брак п развод. М., 1949; Юркевич Н. Г. Брак и его правовое регулирование в СССР. Автореф. докт. дисс. М.,

311


ся лишь как основание возникновения семьи, как самостоятельный институт, включающий в себя понятия не только правового, но и философского, социологического характера. Даже там, где изучаются различные стороны брака, относящиеся к порядку и условиям его заключения, отсутствует подход к браку как к субъективному праву гражданина. Тем не менее термин «право на брак» употребляется как в литературе по общей теории права 8, так и в работах ^некоторых специалистов по семейному праву9.

Включение в число субъективных брачно-семейных прав права на брак вполне оправданно. Предоставляя гражданину возможность вступить в брачный союз, государство одновременно создает правовые гарантии обеспечения и охраны этой возможности.

Право на брак представляет собой определенное социальное благо для гражданина. Присоединение к прочим правам гражданина и права на брак позволяет более полно рассматривать правовые нормы, посвященные браку, изучать их с точки зрения обеспечения интересов личности и общества.

Семейные правоотношения возникают не только в результате вступления в брак, но и вследствие добровольного установления отцовства, усыновления ребенка, установления опеки (попечительства) над несовершеннолетним.

Не состоящему в семейной связи с ребенком гражданину государство позволяет установить отцовство в добровольном порядке, усыновить ребенка, принять его на опеку (попечительство). Иными словами, гражданину дозволяется определенная мера поведения. Она представляет собою один из желательных для государства способов распоряжения носителем субъективного права своей свободой, т. е. немаловажное социальное благо. Поэтому позволительно также говорить о существовании права гражданина на добровольное установление отцовства, права быть усыновителем, опекуном (попечителем). Подобного рода права, строго говоря, семейными еще назвать нель-

1967; Орлова Н. В. Правовое регулирование брака в СССР. М.,

1971; и др. 8 См., например: Мицкевич А. В. Субъекты советского права. М.,

1962, с. 57. 8 Оридорога М. Т. Брачное правоотношение. Киев, 1971, с. 16,

312


зя. Но они так тесно к ним примыкают, что прямой смысл рассматривать их вместе с другими брачно-семей-ными личными правами.

Предоставляемая вступающему в брак гражданину возможность выбрать фамилию одного из супругов в качестве их общей фамилии либо сохранить свою добрачную фамилию является своеобразным личным правом участника брачно-семейных отношений. Законом (ч. 1 ст. 11 Основ, ст. 18 КоБС) оно именуется правом выбора фамилии при заключении брака. Своеобразие данного права состоит в том, что оно принадлежит гражданину, который супругом еще не стал. Реализация этого права осуществляется в процессе регистрации брака, когда одновременно выражаются согласие на брак и намерение носить фамилию мужа или жены либо свою прежнюю, добрачную фамилию10.

С момента заключения брака возникает ряд личных супружеских прав, предусмотренных советским семейным законодательством; к ним относится право на свободный выбор занятий, профессии (ч. 4 ст. 11 Основ, ст. 19 КоБС). Оно заключается в возможности для каждого супруга самостоятельно выбрать наиболее приемлемый для него вид трудовой деятельности, на что согласие другого супруга не требуется н.

10 Семейное законодательство европейских социалистических стран по-разному регламентирует возможность изменения фамилии при вступлении в брак. В ГДР, например, супруги носят общую фамилию, избрав фамилию мужа или жены (п. 1 § 7 кодекса законов о браке и семье); в Польше жена может сохранить свою прежнюю фамилию или присоединить к ней фамилию мужа либо принять его фамилию. При отсутствии заявления относительно будущей фамилии жены она принимает фамилию мужа (§ 1 ст. 25 семейного и опекунского кодекса).

" В семейном законодательстве некоторых европейских социалистических стран, в частности в Польше, ничего не говорится о праве супругов на свободный выбор занятий, профессии. В законе о семье Чехословакии предусмотрено, что для осуществления своей профессии и выполнения работы ни один из супругов не нуждается в согласии другого (§ 20 (2) закона о семье от 4 декабря 1963 г.). Несколько иная формулировка содержится в п. 2 § 10 кодекса законов о браке и семье ГДР: если супруг, ранее не имевший профессии, избирает таковую или кто-либо из супругов решает продолжать свое образование или вести общественную работу, другой должен оказывать ему товарищескую поддержку и помощь в этом начинании.

313


Другое право супругов состоит в возможности свободного выбора места жительства (ч. 4 ст. 11 Основ, ст. 19 КоБС). Право на свободный выбор места жительства означает, что супругам не обязательно жить вместе, что их раздельное проживание само по себе никаких правовых последствий не порождает 12.

Согласно ч. 3 ст. 11 Основ (ст. 19 КоБС) к числу личных прав супругов относится их право на совместное решение вопросов жизни семьи. Обладание этим правом позволяет супругам решать все вопросы жизни семьи на паритетных началах.

К личным правам супругов относится также право каждого из них сохранить после развода фамилию, полученную в браке, либо получить свою добрачную фамилию (ч. 10,- ст. 14 Основ, ст. 41 КоБС). Если брак расторгается в судебном порядке, то намерение об изменении фамилии доводится до сведения суда. При расторжении брака в упрощенном порядке соответствующее заявление подается в органы ЗАГС. Изменение или сохранение фамилии одного из супругов от желания другого не зависят.

Думается, что можно говорить не только о тех личных правах супругов, которые прямо названы в Основах и в семейных кодексах.

В юридической литературе развод рассматривается главным образом как самостоятельный институт, чаще всего исследуется порядок и форма развода. В работах последнего времени, посвященных браку и разводу, детально изучаются порядок расторжения брака, причины развода, нравственные его основания 13. Лишь в отдельных работах к числу личных прав супругов относят их право на расторжение брака 14, право на развод 15.

Вероятно, есть основания рассматривать развод как одно из существенных субъективных прав супруга.

12 В кодексе законов о браке и семье ГДР (§ 9) констатируется, что супруги «живут вместе»; в Чехословакии существует обязанность супругов жить вместе (§ 18 Чехословацкого закона о семье).

13 Юркевич И. Г. Брак и его правовое регулирование в СССР; Королев Ю. А. Семья, государство, общество. М., 1971; Орлова Н. В Правовое регулирование брака в СССР.

14 Ворожейкин Е. М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972, с. 1о0.

15 Оридорога М. Т. Брачное правоотношение, с. 113.

314


Развод, как и другие личные субъективные права,это тоже определенная мера, вид дозволенного государством поведения. Оно предусмотрено и гарантировано законом. Оценка развода как субъективного права участника брачно-семейных отношений позволит проанализировать сложный многосторонний институт с позиций обеспечения права личности в социалистическом обществе в соответствии с интересами государства.

К личным правам граждан, имеющих детей, относятся родительские права. Согласно ст. 56 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании, они состоят в праве определять детей на воспитание и обучение в детские дошкольные учреждения и общеобразовательные школы, в профессионально-технические или средние специальные учебные заведения, принимать участие в обсуждении вопросов обучения и воспитания детей, в проведении внеклассной работы, избирать и быть избранными в родительские общественные комитеты (советы) 16.

В юридической литературе к родительским правам причисляют право родителей требовать возврата ребенка от лиц, неправомерно его удерживающих 17, право отдавать детей на воспитание 18, право на свидание с ребенком в случаях, когда он почему-либо находится не у родителей 19, право избирать своему ребенку имя20, присваивать ребенку имя21, право выступать в качестве законных представителей своих детей, защищать их интересы 22. Таков в общих чертах перечень прав родителей, упоминаемых в юридической литературе.

Высказано также мнение, что под родительскими правами следует понимать лишь право на личное воспитание родителями своих детей23. Полемика относительно

16 «Ведомости Верховного Совета СССР», 1973, .№ 30, ст. 392.

17 Рабинович А. В. Личные и имущественные отношения в советской семье. Л., 1952, с. 110; Свердлов Г. М. Советское семейное право. М., 1958, с. 200; Права граждан в семье. М., 1963, с. 58.

18 Иоффе О. С. Советское гражданское право, т. III. Л., 1965, с. 239.

19 Свердлов Г. М. Советское семейное право, с. 200.

20 Р'ясенце в В. А. Семейное право. М., 1971, с. 184.

21 Ворожейкин Е. М. Семейные правоотношения в СССР, с. 183.

22 Иоффе О. С. Советское гражданское право, т. III, с. 239.

23 Пергамент А. И. Родительские права и обязанности.— В сб.:

Ленинские идеи и новое законодательство о браке и семье. Саратов, 1969, с, 27.

315


содержания родительских прав заслуживает внимания. Она интересна не только в научном плане, но и с позиций практики реального обеспечения родительских прав, а следовательно, и более четкого правового регулирования отношений по воспитанию.

Знакомство с высказанными суждениями о содержании родительских прав позволяет обратить внимание на то, что, во-первых, речь идет о правах, так или иначе связанных с воспитанием детей в семье, во-вторых, не существует четкой грани между правами, связанными с воспитанием, и правомочием родителей по воспитанию своих детей.

Если проанализировать каждую из норм, касающихся воспитания детей родителями, то можно увидеть, что везде эти нормы так или иначе служат средством установления или прекращения непосредственного общения с ребенком. Подобного рода общение необходимая предпосылка процесса воспитания, его основа, ибо без личного контакта, личной связи взрослого и несовершеннолетнего семейного воспитания нет. Вот почему напрашивается вывод, что родительское право и есть право на воспитание.

Теперь попытаемся выяснить, является ли право на воспитание совокупностью самостоятельных прав или оно единое право, из которого вытекают соответствующие правомочия и.

Начнем с так называемого права родителей лично воспитывать своих детей. Его претворение в жизнь означает, что все действия по воспитанию осуществляет сам родитель. Но может случиться, что лицу, сохраняющему родительские права, закон не позволяет общаться с ребенком, совершать какие-то действия по его воспитанию (например, при отобрании ребенка по суду без лишения родительских прав). Отсюда позволителен вывод, что возможность воспитывать лично является скорее правомо-

24 В теории нет одинакового понимания, что представляет собою субъективное право лица, а чтоправомочие. По мнению В. П. Грибанова, правомочие включается в состав субъективных гражданских прав [Грибанов В. П. Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав. Автореф. докт. дисс., М., 1970, с. 56). Другие авторы считают, что правомочие есть разновидность субъективного права (Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961, с. 117).

316


чием, а не правом. Существование подобного правомочия влечет за собой также предоставленную законом (ст. 58 КоБС) возможность требовать возврата детей у лиц, удерживающих их у себя не на основании закона или судебного решения.

В юридической литературе к правам родителя относят также право осуществлять надзор за своими детьми. Как известно, надзор представляет собой контроль со стороны родителей за поведением своих детей. Надзор совершение действий педагогического характера. Следить за детьми могут не только родители, но и другие члены семьи, не обладающие правами и обязанностями по воспитанию. Поэтому есть основания рассматривать надзор опять-таки как одно из родительских правомочий, а не как самостоятельное право отца или матери ребенка.

В чем состоит право родителя отдавать детей на воспитание и обучение в государственные детские учреждения, а также другим лицам? Оно заключается в решении вопроса, быть ли ребенку дошкольного возраста в детском воспитательном учреждении. Только родители определяют форму воспитания своих детей. И осуществляемый родителями выбор становится возможным как раз потому, что они распоряжаются предоставленным им правом на воспитание. Поэтому можно говорить не о праве отдавать ребенка на воспитание в детские учреждения, а о правомочии соответствующего содержания. Права же передавать детей в учебное учреждение, по нашему мнению, не существует, ибо посылать детей в школу первоочередная обязанность родителей, предусмотренная ст. 57 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании.

Относительно '«права» передавать ребенка на воспитание иным лицам можно сказать, что, когда по обоюдному согласию родителей ребенка воспитывают другие члены семьи, ни о какой передаче на воспитание с правовой точки зрения говорить не приходится. Для передачи на воспитание опекуну (попечителю) согласие родителей не требуется. Ее основанием служит факт оставления детей без родительского попечения. Поэтому установление опеки (попечительства) с родительским правом или даже вытекающими из данного права правомочиями не связано. Согласие родителей на усыновление само по себе правовых последствий не влечет. Оно лишь условие оформле-

317


ния усыновления детей, имеющих родителей, а не право или правомочие родителей. В подтверждение мысли о том, что права родителей передавать ребенка на воспитание в государственное учреждение или другим лицам не существует, следует добавить, что по своей природе родительское право неотчуждаемо. Отказаться быть его обладателем невозможно.

Предусмотренная законом защита родительских прав и интересов, присвоение ребенку имени, по нашему мнению, относится не к правам, а к обязанностям родителей (о чем пойдет речь позже). Из сказанного следует вывод, что между понятиями «личные родительские права» и «право родителя на личное воспитание» нельзя ставить знак равенства. Личные родительские права состоят в праве на воспитание родителем своего ребенка. Данное право однозначно по своему содержанию. Но его обладатель имеет целый ряд соответствующих этому праву правомочий. Основные из них состоят в возможности осуществлять воспитание лично, определять форму воспитания и обучения своего ребенка.

К личным семейным правам в юридической литературе справедливо относят также право детей на надлежащее семейное воспитание 25.

Несмотря на то, что подобное право законодательством не предусмотрено, оно несомненно существует. С момента рождения у человека возникает потребность в пище, одежде, благоприятных для его физического здоровья условиях. Кроме того, ребенок нуждается в руководстве его духовным развитием, составляющем основу воспитания. В противном случае ребенок не в состоянии быть участником общественных отношений. Поэтому государство, заинтересованное в правильном развитии подрастающего поколения, и наделяет своих несовершеннолетних граждан правом на воспитание. Имеется в виду право на надлежащее семейное воспитание, т. е. такое воспитание, которое развивает в детях черты и качества члена социалистического общества.

Существование права детей на надлежащее семейное воспитание косвенно подтверждается содержанием неко-

25 Свердлов Г. М. Право на воспитание и судебные споры о детях.— «Советское государство и право», 1940, 5—6, с. 55; Пергамент А. И. Указ. статья; Ершова Н. М. Правовые вопросы воспитания детей в семье. М., 1971, с. 11—12.

318


торых правовых норм. К ним прежде всего относится ч. 2 ст. 18 Основ (ст. 52 КоБС), предусматривающая обязанность родителей воспитывать должным образом своих детей. Тем самым создаются реальные гарантии обеспечения рассматриваемого права детей.

Другим доказательством, подтверждающим наличие права ребенка на надлежащее воспитание в семье, служат правовые нормы, предусматривающие ответственность родителей за невыполнение прав и обязанностей по воспитанию детей, за нарушение интересов детей (ч. 1 ст. 19 Основ, ст. 59 КоБС).

В работах, посвященных правовым вопросам семейного воспитания детей, их право на надлежащее воспитание в семье не рассматривается как совокупность каких-то правомочий. Отсутствуют- также разъяснения, в чем это право состоит. Представляется, что оно заключается в обеспеченной государством возможности ребенка требовать заботы о его физическом и духовном развитии. Такое требование обращено к родителям наиболее близким несовершеннолетнему лицам. Именно они должны следить, например, за питанием, поведением детей. Кроме того, родители осуществляют целенаправленную воспитательную деятельность, включающую множество элементов педагогического свойства.

К участникам семейных правоотношений, обладающим определенными личными правами по воспитанию детей, семейные кодексы РСФСР, Узбекской, Туркменской ССР относят также деда и бабушку. Однако последние имеют значительно меньше правомочий по воспитанию, чем родители, но вполне понятным причинам: при жизни отца и матери только родителям принадлежит во всей его полноте право на воспитание своих детей. Пределы осуществления предоставленных деду и бабушке прав устанавливаются родителями ребенка, органами опеки и попечительства.

Право на воспитание вверенных им в установленном законом порядке подопечных имеют опекуны, попечители. Данное право по своему содержанию в принципе не отличается от соответствующих прав родителей. Вместе с тем оно имеет и некоторые особенности, сводящиеся к тому, что, во-первых, государство (в лице органов опеки и попечительства) контролирует, как назначенный ребенку воспитатель осуществляет предоставленное ему

319


право на воспитание несовершеннолетнего26, и, во-вторых, принимает в лице названных органов активное участие в семейном воспитании подопечных детей.

Все сказанное о личных правах гражданина в сфере брачно-семейных отношений позволяет увидеть, что перечисленные права имеют существенные различия. Тем не менее всем личным брачно-семейным правам присуще нечто общее, что позволяет говорить о признаках, объединяющих их в единое целое.

При исследовании личных гражданских прав подчеркивается, что право на имя, на честь это права на блага, неотделимые от каждой личности27. То же самое можно сказать и о личных семейных правах гражданина. Их особенностью является тесная, неразрывная связь с самой личностью обладателем прав. Именно поэтому личные семейные права гражданина неотчуждаемы, их нельзя переуступить, передоверить другому.

Регистрация брака осуществляется на основе лично поданного заявления. Расторжение брака в суде, как правило, производится только в присутствии сторон. Для развода в органах ЗАГС требуется личное волеизъявление каждого супруга. Отсутствие истца, ответчика обычно становится препятствием для рассмотрения любого спора, связанного с воспитанием ребенка. Устранение от личного участия в воспитании детей, как правило, говорит о сознательном нарушении интересов ребенка.

В социалистическом обществе, свободном от частной собственности, поведение человека в семье, взаимоотношения членов семьи, действия, связанные с воспитанием детей, словом, вся семейная жизнь зависит от внутрен-

26 Ни в нашей стране, ни в подавляющем большинстве европейских социалистических стран государство не осуществляет контроля за тем, как родители воспитывают своих детей. В Румынии же, например, имеется правовая норма, где сказано, что орган опеки обязан осуществлять эффективный и постоянный контроль за выполнением родителями обязанностей, касающихся личности и имущества ребенка. Чтобы эту обязанность осуществлять, представитель органов опеки вправе навещать детей дома и выяснять, каково здоровье, физическое развитие, воспитание, обучение, профессиональная подготовка ребенка, подростка (ст. 108 кодекса о семье).

27 Флейшиц Е. А. Личные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран. «Ученые труды ВЮЗИ», вып. VI. М., 1941, с. 9.

320


пего содержания личности, ее физических и душевных качеств, культуры в самом глубоком понимании этого слова, от темперамента, особенностей характера, сложившихся в детстве привычек и многого другого. Те же факторы, безусловно, влияют на намерение вступить в брак, признать ребенка своим, взять его на воспитание. Отсюда некоторая ограниченность возможности принудительного воздействия норм брачно-семейного права на поведение человека в семье, выбор им наиболее приемлемого с государственной точки зрения варианта поведения, что также относится к одному из существенных признаков этих прав.

Количество заключаемых браков, увеличение их числа всегда свидетельствовали о здороаых тенденциях в жизни общества. Но до тех пор, пока мужчина, женщина не захотят воспользоваться предоставляемым им правом на заключение брака, брачный союз не возникнет.

Распад семьи и его юридическое следствие развод, несмотря на всю свою нежелательность, зависит от самих супругов. Нельзя понудить их к сохранению брачных отношений.

Самостоятельность родителей в выборе средств и методов воспитания детей исключает принуждение со стороны государства. Невозможно заставить общаться ребенка с родителем, живущим от него отдельно, если ни несовершеннолетний. ни взрослый не стремятся к личному кон-гдкту.

Ограниченностью возможности принудительного воздействия на брачно-семейные отношения объясняется тот факт, что советское семейное законодательство содержит минимальное количество правил, связанных с мерами принуждения28. Да и они по большей части относятся к случаям, возникающим вследствие нарушения прав супруга, родителя, ребенка. Однако это обстоятельство не означает, что семейно-правовые нормы более общего характера исключаются из арсенала правового воздействия на семейные отношения граждан. Просто пути их воздействия иные, они связаны, главным образом, с воспитательной функцией права.

28 Яковлева Е М. Особенности норм брачно-семейного законодательства.Сборник работ кафедры гражданского права п процесса Таджикского государственного университета 1970 г. Душанбе, 1971, с. 98.

321


Свое поведение в семье человек сообразует в основном с правилами морального порядка. Но между нормами морали и права, влияющими на личные семейные отношения, непроходимой границы нет. Нравственные начала проникают в самую ткань семейного права29, особенно тех правовых норм, которые касаются личных семейных прав гражданина.

Стремление к браку зиждется на чувствах, закону не подвластных. Их глубина и прочность во многом обусловлены моральным обликом субъекта личных прав. Когда же брак заключается, используются нормы правовые. От глубины и прочности чувства уважения к близким, желания заботиться о детях и стариках во многом зависит прочность семьи, а следовательно, возможность реализации права на развод. И если иск о разводе все-таки предъявляется, суд, решающий судьбу семьи, брака, руководствуется правовыми нормами с учетом критериев морального порядка.

Высоконравственное поведение ответчика в споре о том, с кем из родителей проживать ребенку, нередко позволяет вынести решение в пользу лица, к которому предъявляется иск. И, наоборот, аморальное, антиобщественное поведение родителей служит основанием для лишения родительских прав.

Количество примеров взаимозависимости правовых и моральных норм, регулирующих брачно-семейные отношения, можно было бы намного увеличить. Но сказанного, на наш взгляд, достаточно, чтобы рассматривать тесную связь правовых норм с нормами морали как важный признак, присущий личным брачно-семейным правам. Сочетание норм морали и брачно-семейных прав проявляется по-разному. Иногда в самом законе содержатся положения морального порядка. Такова ст. 1 Основ, в которой говорится о задачах советского семейного законодательства. В других случаях в правовую норму включаются требова-вия, которые можно обозначить как моральные. Например, ч. 2 ст. 18 Основ (ч. 1 ст. 52 КоБС), ст. 57 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании предписывают, что родители обязаны воспитывать своих детей в духе морального кодекса строителя

29 Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971, с. 204.

322


коммунизма, высокой коммунистической нравственности. Иногда сама правовая норма ярко окрашена «в моральный цвет». Примером может служить провозглашаемое ч. 3 ст. 11 Основ (ст. 19 КоБС) право супругов на совместное решение вопросов жизни семьи.

Использование гражданином той или иной нормы брачно-семейного законодательства, касающейся его личных прав, представляет собою выбор желаемого, возможного и дозволенного государством варианта поведения. Точно так же нежелание использовать свое право или активно им пользоваться есть один из вариантов человеческого поведения. И связано оно с пониманием свободы как осознанной необходимости. Пожалуй, нигде так отчетливо, как при правовом регулировании личных семенных отношений гражданина, не выступает тесная связь личных субъективных прав с философской категорией свободы и необходимости.

Чтобы вступить в брак, одного лишь желания стать супругами недостаточно. Необходимо достичь брачного возраста. Нужно также быть дееспособным, свободным от другого брака, не состоять в близких родственных отношениях со своим избранником, не являться его усыновителем (или быть им усыновленным). Иными словами, уже при заключении брака приходится сообразовывать собственные устремления с необходимостью соблюдать определенные правила, в числе которых и правило о заключении брака спустя месяц после подачи заявления о бракосочетании в органы ЗАГС.

Вступившие в брак лица, образуя семейную общность, неизбежно поступаются какой-то частью личной свободы. В противном случае семья существовать не может.

Разводы также проблема, связанная с пониманием свободы личности супруга и необходимостью сохранить семью. Такая необходимость становится явной, если в семье есть дети, которых нужно воспитывать. Следовательно, о каких бы семейных отношениях ни шла речь, везде очевидна надобность разумного сочетания личной свободы одного человека с личной свободой другого.

Исследование вопроса о регулировании брачно-семейных правоотношений невозможно исчерпать характеристикой личных семейных прав, выявлением их особенностей. Не менее важно рассмотреть обязанности, корреспондирующие брачно-семейным правам.

323


В Советском государстве признается только брак, заключенный в государственных органах записи актов гражданского состояния (ч. 2 ст. 6 Основ). Следовательно, право на брак немыслимо без обязанности этот брак зарегистрировать.

Реализация права выбора супругами своей будущей фамилии (ч. 1 ст. 11 Основ, ст. 18 КоБС) наступает не в момент договоренности мужчины и женщины при вступлении в брак, а при регистрации брака органами ЗАГС. Совершая акт регистрации, данные органы обязаны учитывать волю брачующихся относительно их будущей брачной фамилии.

При определении обязанности, соответствующей праву супругов на свободный выбор занятий, профессии (ч. 4 ст. 11 Основ, ст. 19 КоБС), следует иметь в виду, что речь идет не о свободе выбора гражданином вида своей деятельности вообще, а о правовом регулировании внутрнсемейных отношений на началах полного равенства в семье между мужчиной и женщиной. Подразумевается свободный от согласия или несогласия другого супруга выбор занятий или профессии одного из них. Возражения в части, касающейся выбора супругом занятий или профессии, никаких правовых последствий не имеют. Они могут породить только конфликты личного свойства. Вот почему здесь приходится говорить лишь об-обязанности одного супруга не препятствовать выбору другим форм своей трудовой деятельности. То же самое можно сказать об обязанности супруга не чинить препятствий к раздельному жительству мужа или жены. И в данном случае подразумевается не свобода передвижения вообще, а возможность супругов жить раздельно. Она может объясняться самыми различными обстоятельствами (родом деятельности, сложившимися привычками и т. п.). Причем сам по себе факт раздельного проживания не обязательно должен быть связан с нарушением, прекращением семейных отношений. Требование одного из супругов жить вместе правового значения не имеет.

Равенство прав мужчины и женщины при совместном решении вопросов жизни семьи касается воспитания детей, ведения совместного хозяйства, материального обеспечения семьи и т. п. Словом, оно распространяется па семейные отношения. Поэтому можно говорить об обязанности каждого супруга принимать активное уча-

324


стие в жизни семьи, считаться с мнением другого. Подобного рода обязанность, так же как обязанность не препятствовать выбору профессии, рода занятий, места жительства, имеет выход в сферу деятельности норм морали.

Советское семейное законодательство допускает развод в упрощенном и судебном порядке. Первый из них осуществляется органами ЗАГС, второй судом. Поэтому об обязанностях, корреспондирующих праву на развод, приходится говорить применительно к способу развода.

Когда стремящиеся к разводу супруги не имеют несовершеннолетних детей и никаких споров, связанных с расторжением брака, между ними не возникает, их право на развод реализуется через органы ЗАГС, которые обязаны совершить все необходимые действия для прекращения брака. Право же на развод в судебном порядке претворяется в жизнь судом, который обязан вынести решение о расторжении брака, если сохранить семью невозможно.

Наряду с правом родителей на воспитание своего ребенка существует предусмотренная Основами, семейными кодексами союзных республик обязанность матери, отца воспитывать своих детей в духе морального кодекса строителя коммунизма, заботиться об их физическом развитии, обучении и подготовке к общественно полезной деятельности (ч. 2 ст. 18 Основ, ст. 52 КоБС) 30.

Предоставляемая родителю возможность лично воспитывать сына или дочь предполагает обязанность государства пресекать любые действия, направленные па изоляцию детей от родителей. Она допускается тольго как исключение и лишь в случаях, предусмотренных законом (ст. 19 Основ, ст. 59, 64 КоБС). Существует также более конкретная обязанность, возлагаемая на суд: рассмотреть требования родителя о возврате его ребенка от лиц, удерживающих несовершеннолетнего не на основании закона или судебного решения (ст. 58 КоБС).

30 Основы законодательства Союза ССР п союзных республик о народном образовании обязывают родителей воспитывать детей в духе высокой коммунистической нравственности, бережного отношения к социалистической собственности, прививать им трудовые навыки и подготавливать их к общественно полезной деятельности, заботиться о физическом развитии и укреплении их здоровья.

325


Избранию родителем формы воспитания (ясли, детский сад, школа-интернат и т. п.), обучения (общеобразовательная или специальная школа, техникум и т. п.) соответствует вполне определенная обязанность администрации детского воспитательного, учебного заведения принять заявление о приеме несовершеннолетнего. Наличие конкурса, свободных мест и тому подобных условий, влияющих на прием, не колеблет основного положения, заключающегося в том, что администрация названных учреждений выступает только как обязанное лицо 31.

Право несовершеннолетнего на надлежащее воспитание в семье реализуется благодаря тому, что самые близкие ребенку лица его родители совершают обязательные по своему характеру действия, связанные с заботой о детях. Возведение подобного рода действий в ранг правовых обязанностей гарантирует право детей на правильное семейное воспитание32. Обеспечению данного права служат и другие обязанности родителей.

Несовершеннолетний, не достигший 15-летнего возраста, относится к числу недееспособных лиц. А подростки в возрасте от 15 до 18 лет обладают частичной дееспособностью. Но как первые, так и вторые не в состоянии защищать свое право на надлежащее семейное воспитание и иные принадлежащие им права. Несовершеннолетние не могут также в силу своей недостаточной зрелости правильно определять свои интересы и в случае надобности их защищать. Вот почему ч. 4 ст. 18 Основ (ст. 53 КоБС) устанавливает, что защита прав и интересов несовершеннолетних детей лежит на их родителях. Из текста этой правовой нормы следует, что родителям

31 В печати обращалось внимание на ничем не оправданное нарушение родительских прав при решении вопроса о том, где учиться подростку дальше (в статье «После 8 класса.— «Известия», 1972, 18 апреля).

32 Интересно, что семейное законодательство ГДР и Чехословакии возлагает обязанности по воспитанию детей в семье и на супруга, воспитывающего детей мужа или жены. Так, согласно п. 1 .§ 47 кодекса законов о браке и семье ГДР каждый из супругов должен чувствовать себя ответственным за воспитание и заботу о несовершеннолетних детях другого супруга, живущих в общем хозяйстве супругов. А по п. 2 § 33 Чехословацкого закона о семье воспитанию ребенка должен помогать и тот супруг, который не является родителем ребенка, но жпвет с ним общим домашним хозяйством.

326


предоставляется единственный вариант поведения сб-вершение действий, необходимых для защиты прав, интересов своих детей. Следовательно, защиту прав, интересов детей родителями нужно отнести к обязанностям последних. Невыполнение этих обязанностей влечет за собою определенные неблагоприятные для родителя правовые последствия.

Несовершеннолетний не может также самостоятельно реализовать предоставляемое каждому гражданину право на имя. Выбор имени происходит, как правило, после рождения человека. А его регистрация совпадает с регистрацией рождения, относящейся к строго обязательным актам. Заявление о рождении, необходимое для оформления соответствующих документов, родителями подается обязательно (ч. 3 ст. 148 КоБС). В этом 'заявлении непременно указывается, как родители нарекают своего ребенка. Поэтому можно говорить, что реализация права несовершеннолетнего на имя возможна благодаря существованию обязанности родителей дать ему имя. Правда, возможность выбора конкретного имени всецело принадлежит только родителям и зависит от их склонностей. Но, проявляя их, отец и мать все-таки выполняют вполне определенную обязанность. Праву несовершеннолетнего гражданина на имя соответствует еще одна обязанность: органы ЗАГС должны произвести регистрацию ребенка и одновременно записать ему имя, выбранное родителями. Таким образом, реализация рассматриваемого права находится в зависимости от обязанностей, носителями которых выступают, с одной стороны, родители, с другой административные органы.

Праву деда и бабушки на общение с внуками соответствует обязанность родителей не препятствовать встречам детей с близкими родственниками. И здесь одновременно с этой обязанностью существует обязанность органов опеки и попечительства содействовать полезному для ребенка общению с его близкими.

Созданию благоприятных условий семейного воспитания подопечных, т. е. обеспечению их права на надлежащее семейное воспитание, служит обязанность опекунов (попечителей) заботиться о своих воспитанниках. Та же цель достигается исполнением обязанности органов опеки и попечительства активно помогать гражданам, принявшим на воспитание ребенка. Одновременно органы

327


опекп и попечительства обязаны осуществлять постоян-пый контроль за процессом воспитания детей, оставшихся без родительского попечения.

К сказанному о правах и обязанностях по воспитанию необходимо добавить, что многие ученые относят право родптелеи на воспитание своих детей к числу прав, представляющих собою одновременно обязанность по воспитанию3J. Родительские права рассматриваются также с позиции предусмотренных законом обязанностей34. Наряду с этим отмечается, что право на воспитание существует вместе с другими личными неимущественными правами и обязанностями родителей 35.

Представляется, что право и обязанность по воспитанию не однозначные понятия. Одно из них заключается в поведении дозволенном, другое в поступках обязательных. Обладатель прав и обязанностей по воспитанию детей должен знать, что он может и что он обязан. Подобное разграничение необходимо для более четкого правового регулирования брачно-семейных правоотношений и особенно отношений по воспитанию. Соединение воедино личных семенных прав и обязанностей в теоретическом плане ведет на практике к тому, что предусматривающие их правовые нормы не используются по назначению. Например, в ч. 3 ст. 17 Основ (ч. 4 ст. 49 КоБС) сказано, что прп рождении ребенка у матери, не состоящей в браке (если не имеется совместного заявления родителей и решения суда об установлении отцовства), запись об отце ребенка в книге записей рождения производится по фамилии матери, имя и отчество отца ребенка записываются по ее указанию. Таким образом создается возможность оформить без прочерка свидетельство о рождении ребенка. Но на практике такая возможность реализуется не всегда. Изучение записей о рождении, оформляемых в Киевском, Фрунзенском, Краснопресненском ЗАГС Москвы, показало, что много свидетельств о рождении выдается с незаполненной графой «отец», с «прочерком'), ради устранения которого и существует

33 Пергамент А. И. Указ. статья, с. 27; Иоффе О. С. Советское гражданское право, т. III, с. 239; Ворожейкин Е, М. Правовые основы брака и семьи. М., 1969, с. 83.

34 Рясенцев В. А. Семейное право, с. 181.

35 Свердлов Г. М. Советское семейное право, с. 198.

328


ст. 5 Закона СССР об утверждении Основ, придающая ч. 3 ст. 17 Основ обратную силу.

Существующая практика во многом объясняется тем, что ни в юридической литературе, ни в ведомственных положениях сообщение одинокой матерью органам ЗАГС имени и отчества отца своего ребенка не определяется как ее право или обязанность. Думается, что это не что иное, как обязанность, исполнение которой один из видов защиты одинокой матерью прав и интересов своего ребенка.

В юридической литературе обычно права и обязанности анализируют как звенья одной цепи, образующие правоотношение. Поэтому предметом спора был п есть вопрос о возможности существования субъективных прав вне рамок правоотношения. Изучение личных семейных прав гражданина, их связи с соответствующими обязанностями позволяет прийти к вы