Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Агарков М. М. Основы банкового права. Курс лекций. 2-е изд. М., 1994.


ЛЕКЦИЯ I. ВВЕДЕНИЕ__________________________________________________________ 2

1. Предмет банкового права. 2. Отношение банкового права к другим дисциплинам. 3. Основные моменты истории советского банкового законодательства. 4. Источники банкового права.________ 2

ЛЕКЦИЯ II. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БАНКОВОГО ДЕЛА В СССР___________________ 7

1. Вопрос о государственной банковой монополии. 2. Порядок открытия кредитных учреждений. 3. Организационные формы кредитных учреждений. 4. Торговая регистрация, обязательное ведение счетоводства и публичная отчетность кредитных учреждений._______________________ 7

ЛЕКЦИЯ III. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БАНКОВОГО ДЕЛА В СССР (Продолжение)____ 12

1. Кредитная система СССР. 2. Регулирование деятельности кредитных учреждений. 3. Кредитные планы. 4. Надзор за деятельностью кредитных учреждений.__________________________ 12

Л Е К Ц И Я IV. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О БАНКОВЫХ СДЕЛКАХ____________________ 17

1. Банковые сделки (операции) и их классификация. 2. Уставные сделки кредитных учреждений. 3. Совершение банковых сделок. 4. Контокоррентный договор.__________________________ 17

ЛЕКЦИЯ V. ПАССИВНЫЕ ОПЕРАЦИИ___________________________________________ 21

1. Выпуск банковых билетов. 2. Денежные вклады и их виды. 3. Юридическая природа денежного вклада. 4. Вкладные документы. 5. Вклады в государственные трудовые сберегательные кассы. 6. Вклады в кредитно-кооперативные организации. 7. Облигационные займы кредитных учреждений.__________ 21

ЛЕКЦИЯ VI. АКТИВНЫЕ ОПЕРАЦИИ____________________________________________ 28

1. Виды активных операций. 2. Открытие кредита. 3. Понятие и юридическая природа учета. 4. Векселя, принимаемые к учету.___________________________________________________________ 28

ЛЕКЦИЯ VII. АКТИВНЫЕ ОПЕРАЦИИ (Продолжение)_____________________________ 33

1. Срочные ссуды. 2. Специальный текущий счет до востребования (on call). 3. Целевые ссуды. 4. Гарантийный кредит. 5. Акцептный и рамбурсный кредиты._________________________ 33

ЛЕКЦИЯ VIII. ЗАЛОГ, ПРАВО УДЕРЖАНИЯ, ЗАЧЕТ_______________________________ 38

1. Залоговое право как институт банкового права. 2. Залог товаров. 3. Залог распорядительных товарных бумаг. 4. Залог товара в обороте. 5. Залог товара в переработке. 6. Залог права застройки и строений. 7. Залог ценных (фондовых) бумаг. 8. Залог векселей. 9. Право удержания. 10. Зачет._______ 38

ЛЕКЦИЯ IX. ОПЕРАЦИИ ПО СОДЕЙСТВИЮ ПЛАТЕЖАМ. ЧЕК____________________ 44

1. Виды операций по содействию платежам. 2. Понятие и юридическая природа чека. 3. Содержание чека. 4. Отношения между чекодателем и банком (плательщиком). 5. Отношения между чекодателем и чекодержателем и чекодержателей между собой. 6. Отношения между чекодержателем и банком (плательщиком)._______________________________________________________________ 44

ЛЕКЦИЯ X. ОПЕРАЦИИ ПО СОДЕЙСТВИЮ ПЛАТЕЖАМ (Продолжение)____________ 50

1. Перевод. Денежный аккредитив. 2. Комиссионные платежные поручения. Товарный аккредитив. Инкассовые операции. 3. Организация взаимных расчетов.____________________________ 50

ЛЕКЦИЯ XI. ПРОЧИЕ БАНКОВЫЕ ОПЕРАЦИИ. БАНКОВАЯ ТАЙНА. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КРЕДИТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ______________________________________ 54

 

ЛЕКЦИЯ I. ВВЕДЕНИЕ

1. Предмет банкового права. 2. Отношение банкового права к другим дисциплинам. 3. Основные моменты истории советского банкового законодательства. 4. Источники банкового права.

1. Предмет банкового права. Банковое право, как показывает самое название, есть совокупность юридических норм, регулирующих организацию и деятельность банков.

Для применения норм банкового права, а также для точного установления границ изучающей их дисциплины было бы очень важно дать определение понятия банка. Однако сколько-нибудь удовлетворительного определения этого понятия не существует. Как в экономической, так и в юридической науке банк всего чаще определяют как предприятие, являющееся посредником в кредите. Примером такого определения может служить определение Шеффле, согласно которому «банковое дело есть вид торговли, заключающейся в передаче в пользование заменимого движимого капитала. Этот капитал при помощи кредита направляется на производство и обращение благ или на возмещение посредством платежей денежной стоимости отпущенных благ». Другой экономист, Лифман, дает следующее определение: «Под банковым делом следует понимать ту отрасль торговли, которая ставит себе задачей собирание, хранение и предоставление в пользование денежного капитала. Одним словом, банковое дело заключается в торговле денежным капиталом». Как указывает Адольф Вебер, эти определения сводятся к тому, что сущностью современного банка является «торговая деятельность, заключающаяся в передаче пользования заменимым движимым капиталом». К той же самой мысли сводятся определения, которые предложены в юридической литературе. Так, например, Виванте говорит, что «банк есть торговое предприятие, которое собирает капиталы для систематического их распределения посредством кредитных операций». В русской юридической литературе проф. Шершеневич указывал, что «основная задача банков сводится к посредничеству в кредите». Приведенные мнения свидетельствуют, что указание на посредничество в кредите является весьма распространенным способом определять понятие банка. Для того, чтобы проверить правильность подобных определений, необходимо рассмотреть, какие функции присущи банкам, в частности, является ли посредничество в кредите единственной основной функцией, а также имеется ли она налицо во всех случаях, когда мы относим определенное предприятие к числу банков.

Рассмотрение функций, присущих банку, с несомненностью показывает, что они не могут быть сведены к одному лишь посредничеству в кредите. Банк оказывает своим клиентам услуги трех категорий. Во-первых, банк собирает чужие деньги, принимая на себя хранение денежных сумм, становясь как бы кассиром своих клиентов (текущие счета), или предоставляя им возможность помещения (инвестирования) капиталов (облигационные займы банков, срочные вклады). В том и другом случае банк на основе этих средств получает возможность оказывать своим клиентам услуги двух остальных категорий. Во-вторых, банк оказывает кредит в форме приобретения от клиента беспроцентных денежных требований, главным образом вексельных требований (учетная операция), или же в форме займа (различные виды ссудных операций), или же принимая на себя ответственность по обязательствам клиента (гарантийный кредит, акцептный кредит). В-третьих, банк выполняет различного рода поручения клиентов по учинению и принятию платежей, как-то: оплаты чеков, переводов, аккредитивов, инкассирование платежей по векселям и другим документам и т. п. Соответственно этим трем категориям услуг необходимо различать три функции, характерные для банка: 1) собирание чужих средств, 2) оказание кредита и 3) содействие платежному обороту. Кроме этих основных функций, банк выполняет некоторые другие, например, в области товарной торговли (товарно-комиссионные операции), торговли фондовыми ценностями и др.

Три указанных основных функций банков, хотя и являются наиболее для них характерными, все же не всегда все вместе присущи предприятиям, которые принято считать банками. В частности, истории банкового дела известны банки, которые не занимались оказанием кредита. Такими банками были так наз. жиро-банки. Жиро-банки не предоставляли кредита своим клиентам, а только содействовали платежному обороту путем жиро-операций, т. е. перенесением сумм с одного счета на другой. К числу таких банков принадлежали знаменитые Амстердамский (1609–1795 гг.) и Гамбургский (1619–1873 гг.) банки. С другой стороны, мы имеем банки, которым не присуща функция содействия платежному обороту. К их числу принадлежат банки долгосрочного кредита, которые, если и выполняют платежные поручения своих клиентов, то только в качестве вспомогательных к основным операциям по предоставлению долгосрочного кредита (см., напр., ст. 13 Положения о банке долгосрочного кредитования промышленности Собр. Зак. СССР 1928 г., № 42, ст. 377). В качестве примера из иностранного законодательства может служить германский закон об ипотечных банках 13 июля 1899 г. (§ 5). Особенно характерной для современного банка является функция по собиранию чужих средств. Она является основой для двух других функций. Рикардо полагал, что банк действительно делается банком лишь с того момента, как он начинает работать чужими деньгами. Однако, если не отсутствие, то, по крайней мере, незначительность этой функции не мешают относить к числу банков такие предприятия, которые работают преимущественно собственным капиталом.

Если основными функциями какого-либо предприятия являются три указанные выше функции, то по существу мы имеем дело с банком. Однако, очень часто не пользуются этим термином для обозначения предприятий, которые по своим размерам являются не столь значительными. Так, часто противопоставляют банкам сельскохозяйственные и промысловые кредитно-кооперативные товарищества, а также общества взаимного кредита. Иногда же последние (общества взаимного кредита) тоже называют банками. До революции у нас принято было различать банки и банкирские конторы. Последние в противоположность первым не были организованы в форме акционерных обществ. Это деление относилось только к частным банковым предприятиям. Акционерная форма сама по себе свидетельствует о том, что предприятие имеет характер, присущий крупному предприятию. Характерным для банка является также постановка дела, присущая коммерческому предприятию. Во всяком случае, нет такого логически-правильно построенного определения, которое в точности соответствовало бы тому понятию, которое имеют в виду, пользуясь термином «банк». Можно только сказать, что если для предприятия не характерна ни одна из трех указанных основных функций, то оно не является банком. В этих же широких пределах вопрос может решаться только для каждого отдельного случая, в зависимости от условий места и времени, в связи с исторически сложившимися навыками и принятыми в хозяйственном обороте взглядами.

Законодательства часто пользуются термином «банк», «банковый промысел», но обычно не дают им определений, а если дают, то совершенно бессодержательные, примером чего может служить § 2 английского вексельного закона 1882 г., который определяет банкира как лицо, занимающееся банковым промыслом. Советское законодательство также пользуется термином «банк», например, Положение о комитете по делам банков при Наркомфинах союзных республик (Собр. Зак. СССР 1927 г., № 64, ст. 648). Ст. 1 этого положения относит к ведению Комитета согласование деятельности кредитных учреждений и, в частности, указывает на распределение клиентов между банками (п. а), регламентацию процентных, комиссионных и иных операционных ставок по активным и пассивным банковским операциям (п. б), рационализацию операций банков (п. в), мероприятия по уменьшению административно-хозяйственных расходов банков (п. г) и мероприятия по размещению банками государственных займов (п. д.). Указанная статья хотя вначале и говорит и кредитных учреждениях, в дальнейшем имеет в виду лишь более узкое понятие банка. Это соответствует и общему смыслу положения, которое, как это с очевидностью явствует из его содержания, не имеет отношения к государственным трудовым сберегательным кассам и ломбардам.

Гораздо чаще, чем понятие «б а н к», советское законодательство пользуется понятием «кредитное учреждение». Большинство устанавливаемых им юридических положений советское законодательство связывает не с понятием банка, а с понятием кредитного учреждения. Так, например, изъятие из общего правила относительно очередности удовлетворения из заложенного имущества установлено для кредитных учреждений (ст. 101 Г. К. РСФСР); для кредитных же учреждений установлены особые привилегии по взысканию с должников (пост. ЦИК и СНК СССР о подсудности гражданских дел кредитных учреждений и о правах этих учреждений по взысканиям с их должников С. 3. 1928 г., № 14, ст. 115). В некоторых случаях закон говорит не о «кредитных учреждениях», а о «кредитных установлениях» (см. ст. 92, 137, 213, Г. К. РСФСР), причем, очевидно, не делает различия между этими терминами. Понятие кредитного учреждения шире понятия банка. К числу кредитных учреждений относятся сберегательные кассы и ломбарды. Термином «кредитное учреждение» наша законодательная и административная практика пользуется для обозначения следующих организаций: Государственный банк СССР, государственные трудовые сберегательные кассы, банк для Внешней торговли СССР, Дальневосточный банк, Среднеазиатский банк, Банк для долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства СССР, Центральный банк коммунального хозяйства и жилищного строительства, а также местные коммунальные банки, Центральный сельскохозяйственный банк, сельскохозяйственные банки союзных республик, а также общества сельскохозяйственного кредита (местные сельскохозяйственные банки), Всероссийский и Украинский кооперативные банки, сельскохозяйственные и промысловые кредитные товарищества и их союзы, общества взаимного кредита и ломбарды (акционерные и коммунальные). Сомнительным может быть вопрос об отнесении к числу кредитных учреждений частных гарантийных товариществ (пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 19 марта 1928 г. С. У. РСФСР 1928 г., № 36, ст. 264). Ст. 1 указанного постановления устанавливает, что «частные гарантийные товарищества с ограниченной ответственностью имеют своей целью обеспечение обязательств своих членов, возникающих из их торговой деятельности, путем выдачи означенными товариществами гарантий по обязательствам своих членов перед третьими лицами». Таким образом, основной операцией этих товариществ является так наз. гарантийная операция, которой занимаются и многие кредитные учреждения. Но этого недостаточно для причисления гарантийных товариществ к числу последних. Никакие другие операции, свойственные кредитным учреждениям, не могут ими совершаться. Подтверждением тому, что гарантийные товарищества не являются кредитными учреждениями, является то, что они подлежат контролю не Народного комиссариата финансов РСФСР, а Народного комиссариата торговли РСФСР (ст. 11).

Понятие кредитного учреждения не обладает большей определенностью, чем понятие банка. Больший объем понятия делает его несколько более бедным по содержанию. Характерными для кредитного учреждения, как и для банка, являются указанные выше три функции собирание средств, предоставление кредита и содействие платежному обороту, причем так же, как и для признания наличности банка, нет надобности в соединении всех трех функций. Но в отличие от банка для понятия кредитного учреждения не является характерным крупный размер предприятия, а также специфически коммерческая постановка дела.

Не относятся к числу кредитных учреждений те предприятия, которые совершают какую-либо операцию, присущую кредитным учреждениям, в качестве дополнительной или вспомогательной к тем операциям, которые составляют основной предмет деятельности предприятия. Поэтому, напр., не являются кредитными учреждениями железные дороги, которые могут выдавать ссуды (ст. 19 Устава жел. дорог С. 3. СССР 1927 г., № 30, ст. 308), и потребительские, сельскохозяйственные и промысловые кооперативные товарищества, которые могут принимать вклады от своих членов (пост. СНК СССР о вкладных операциях кооперативных организаций С. 3. СССР 1928 г., № 53, ст. 476).

Неопределенность понятия кредитного учреждения не причиняет особых затруднений, так как ограниченное количество типов кредитных учреждений и регулирование их деятельности государственной властью позволяют на практике без особых затруднений определять, относится ли данная организация к числу кредитных учреждений.

Термин «кредитное учреждение» является неудачным. Словом «учреждение» советское законодательство обычно пользуется для обозначения государственного органа, состоящего на бюджете, или для обозначения частного юридического лица, не являющегося корпорацией (ст. 15 Г. К. РСФСР «частные учреждения с правами юридических лиц, как-то: больницы, музеи, ученые учреждения, публичные библиотеки и т. д.могут быть учреждаемы только с разрешения соответствующих органов власти»). Ни то, ни другое значение не относится к термину «кредитное учреждение». Кредитное учреждение, являющееся государственным органом, никогда не состоит на государственном бюджете, а всегда на хозяйственном расчете. С другой стороны, частных кредитных учреждений, организованных в качестве «частных учреждений», не существует. Выражение «кредитное учреждение» не соответствует также тому значению, которое придается в теории термину «учреждение». В теории термином «учреждение» обозначаются юридические лица, не являющиеся корпорациями (вопрос о различии учреждений и корпораций весьма спорен). С этой точки зрения Государственный банк есть учреждение, а какой-либо акционерный банк не является таковым.

Несмотря на свои недостатки, термин «кредитное учреждение» настолько вошел в обиход, что от него не представляется возможным отказаться. Важно только, чтобы он не вводил в заблуждение.

В начале лекции мы указали, что предметом нашего изучения является банковое право, т. е. совокупность юридических норм, регулирующих организацию и деятельность банков (кредитных учреждений). Как мы указали, в большинстве случаев законодательство связывает юридические последствия с понятием кредитного учреждения. Поэтому, быть может, правильнее было бы озаглавить курс не «банковое право», а «право кредитных учреждений». Однако, отсутствие точного определения понятий «банк» и «кредитное учреждение» делают вполне возможным сохранение привычного и традиционного названия «банковое право», тем более, что значительная часть курса будет посвящена прежде всего банкам. Но и некоторые другие кредитные учреждения, а именно сберегательные кассы и кредитно-кооперативные организации, имеют столь важное значение для народного и государственного хозяйства, что им должно быть отведено соответствующее место.

К организации и к деятельности кредитных учреждений имеют применение нормы, регулирующие имущественный оборот вообще (например, нормы акционерного права, нормы гражданских кодексов о сделках, договорах, обязательствах, залоге имуществ и т. д.). В них нет ничего специфически связанного с кредитными учреждениями. По общему правилу, в наших лекциях мы не будем на них специально останавливаться. Рассмотрение этих норм составляет задачу других предметов преподавания, главным образом гражданского права. Исключение будет сделано лишь в тех случаях, когда тот или иной институт имеет особенно большое значение именно в банковом деле (например, контокоррентный договор), а также в тех, когда применение этих норм к отношениям, в которых участвуют кредитные учреждения, представляет какие-либо особенности (напр., применение норм о займе к целевым ссудам).

Другую группу норм, относящихся к кредитным учреждениям, составляют нормы, непосредственной целью которых является урегулирование тех или иных вопросов банкового права. Примером могут служить нормы постановления о принципах построения кредитной системы, постановления о подсудности гражданских дел кредитных учреждений и т. д. Изучение этих норм составляет непосредственную задачу банкового права.

В дальнейшем предметом нашего рассмотрения будут нормы банкового права СССР и РСФСР. Основным материалом являются нормы общесоюзного значения, т. к., ввиду тенденции банкового права к единству, наиболее важные его вопросы урегулированы в общесоюзном порядке.

2. Отношение банкового права к другим дисциплинам. Ближайшее отношение к банковому праву имеют другие юридические дисциплины, особенно так наз. хозяйственное право. В составе хозяйственного права принято различать гражданское право и торговое право, которые обычно разъединяют в качестве предметов преподавания. Банковое право в основном представляет собой специальный отдел торгового права, посвященный банкам. Выделение его основано отчасти на соображениях педагогического, отчасти систематического свойства. В плане преподавания, составленном для подготовки специалистов по банковому делу, этой отрасли права должно быть уделено надлежащее место. Но и по существу такое выделение представляет ряд удобств. Вопросы, относящиеся к тем кредитным учреждениям, которые не являются банками, как, например, сберегательные кассы, а также и вопросы, относящиеся к некоторым видам банка, как, например, вопрос о формах долгосрочного кредитования сельского хозяйства или жилищного строительства, с трудом могут быть включены в состав торгового права. Выделение же юридических проблем, относящихся организации и деятельности кредитных учреждений в одну дисциплину, позволяет подвергнуть единому рассмотрению единые по своей природе проблемы. Занятия банковым право и предполагают знакомство с гражданским и торговым правом

Организация и деятельность кредитных учреждений в значительной степени обусловлена регулирующей деятельностью государственной власти. Правовые нормы, относящиеся к этой деятельности, а также к структуре и компетенции соответствующих государственных органов, составляют предмет изучения банкового права. Этой стороной своего предмета банковое право соприкасается с государственным и административным правом.

Hopмы, регулирующие организацию и деятельность кредитных учреждений, могут быть поняты только в связи с теми областями народного хозяйства, к которым они относятся, т. е. с кредитом и денежным обращением. Цель нормы может быть установлена лишь на основании соображений экономического свойства. Между тем определение цели той или иной нормы является совершенно необходимым для разрешения юридических вопросов. Поэтому банковое право требует для своего изучения основательного знакомства с теорией кредита и денежного обращения.

Наконец, следует отметить, что в банковом деле крупная роль принадлежит вопросам технического порядка, в частности вопросам счетоводства. Правовое регулирование банковых сделок очень часто зависит от технических способов совершения соответствующих операций. Кроме того, самая постановка счетоводства и основанной на нем отчетности кредитных учреждений служат предметом законодательной регламентации. Поэтому сведения из области банковой техники и банкового счетоводства равным образом необходимы для изучения банкового права

3. Основные моменты истории советского банкового законодательства. История советского банкового законодательства есть история советской государственной политики в области банкового кредита. Банковое законодательство было одним из средств кредитной политики, и его развитие может быть рассмотрено лишь под этим общим углом зрения. Кредитная политика советской власти в свою очередь неотделима от экономической политики в целом.

Не имея возможности дать полный очерк истории советского банкового законодательства, мы остановимся только на главных этапах этой истории.

Первый период советского банкового законодательства представляет собой период ликвидации дореволюционных кредитных учреждений. Наиболее значительным законодательным актом этого периода был декрет Центрального Исполнительного Комитета от 14 декабря 1917 года о национализации банков (С. У. РСФСР, 1917 г., № 10, ст. 150). В вводной его части было указано, что декрет издается «в интересах правильной организации народного хозяйства, в интересах решительного искоренения банковой спекуляции и всемерного освобождения рабочих, крестьян и всего трудящегося населения от эксплуатации банковым капиталом и в целях образования подлинно служащего интересам народа и беднейших классов единого Народного банка Российской республики». Основной целью издания декрета было стремление сломить экономическую мощь буржуазии. Содержание декрета сводилось к двум мероприятиям первостепенной важности. Во-первых, он объявил банковое дело монополией государства. Во-вторых, он объединил все существовавшие в момент издания декрета частные акционерные банки и банкирские конторы с Государственным банком, причем активы и пассивы ликвидируемых банков передал последнему. В течение 1918и 1919 гг. были также ликвидированы все остальные виды дореволюционных кредитных учреждений (земельные банки, городские банки, общества взаимного кредита). Монополию банкового дела осуществлял Государственный банк, переименованный в Народный банк РСФСР. Однако, в условиях военного коммунизма деятельность последнего не имела необходимых предпосылок и, естественно, должна была замереть. Поэтому декрет Совета Народных Комиссаров от 19 января 1920 г. упразднил его и передал его активы и пассивы Бюджетно-расчетному управлению НКФ («Изв. ВЦИК» от 25 января 1920 г.).

Второй период советского банкового законодательства начинается с 1921 г. С переходом к новой экономической политике образовались предпосылки, необходимые для развития банкового дела. 30 июня 1921 г. был издан декрет Совета Народных Комиссаров об отмене ограничений денежного обращения и мерах к развитию вкладной и переводной операций (С. У. 1921 г., № 52, ст. 301), который, во-первых, отменил всякие ограничения денежных сумм, могущих находиться на руках у частных лиц, и, во-вторых, установил впервые в советском законодательстве начало неприкосновенности вкладов и банковой тайны. Этот декрет является первым звеном истории советского банкового законодательства после эпохи военного коммунизма. 12 октября 1921 г. ВЦИК, по докладу НКФ, постановил учредить Государственный банк (С. У. 1921 г., № 72, ст. 593). Положение о Государственном банке было принято IV сессией ВЦИК (С. У. РСФСР, 1921 г., № 75, ст. 615). Кроме создания Государственного банка, ко второму периоду относится учреждение Банка потребительской кооперации (Покобанка), а также Промышленного банка и Российского коммерческого банка, преобразованных впоследствии во Всероссийский кооперативный банк, Торгово-Промышленный банк и Банк для внешней торговли. К тому же периоду относится создание обществ сельскохозяйственного кредита и коммунальных банков. Первые были учреждены на основании постановления ВЦИК и СНК от 21 декабря 1922 г. о восстановлении сельского хозяйства и сельскохозяйственной промышленности и об организации для крестьянства сельскохозяйственного кредита (С. У. РСФСР, 1922 г., № 81, ст. 1046). Нормальный устав этих обществ был издан 27 февраля 1923 г. (С. У. РСФСР, 1923 г., ст. 23-4). Коммунальные банки были созданы постановлением ВЦИК и СНК от 18 января 1923 г. (С. У. РСФСР, 1923 г., № 4, ст. 82). Еще до издания этого постановления, в 1922 г., был учрежден Московский городской банк. Наконец, к этому же периоду относится возникновение обществ взаимного кредита, нормальный устав которых был утвержден Советом Труда и Обороны 2 сентября 1922 г. (Оф. прилож. к № 31 «Вестника Финансов» за 1922 г.). Положения о Государственном банке и уставы банков, учрежденных в этом периоде, послужили основой, на которой развилось в дальнейшем советское банковое право.

Третий период следует считать с 1923 г., со времени образования Союза ССР. С формальной стороны советское банковое законодательство, начиная с этого периода, характеризуется разделением на общесоюзное и республиканское. Со стороны содержания этот период продолжает основную линию предыдущего. Создаются новые банки (Электробанк, Дальневосточный банк, Среднеазиатский банк, Юго-восточный банк, Центральный банк коммунального хозяйства и жилищного строительства, Центральный сельскохозяйственный банк). Пересматриваются уставы банков, учрежденных в предшествующий период. Положение о Госбанке 1921 г., несмотря на превращение Госбанка из банка РСФСР в банк СССР, не было пересмотрено. Оно действует до настоящего времени. Кроме того, были изданы некоторые законодательные акты, касающиеся деятельности кредитных учреждений, например, постановления ЦИК и СНК СССР от 11 декабря 1925 г. о порядке удовлетворения обеспеченных залогом требований кредитных учреждений (С. 3., 1925 г., № 84, ст. 630). В этот период были созданы те элементы, из которых в следующем периоде будет создаваться кредитная система СССР.

К 1926 г. СССР был в достаточной степени насыщен кредитными учреждениями. В течение предшествующих лет сеть кредитных учреждений росла до известной степени стихийно. В условиях советского хозяйства необходимо было рационализировать кредитную сеть и превратить ее в кредитную систему. Последнее и явилось главной целью законодательной деятельности в области кредита в 1927 г. Этот период, четвертый, в настоящее время еще не закончился. В 1927 г. изданы следующие важные законодательные акты: Положение о системе сельскохозяйственного кредита (С. З.СССР, 1927 г.,№ 4, ст. 39), Положение о кооперативном кредите (С. 3. СССР, 1927 г., № 4, ст. 44), Постановление о принципах построения кредитной системы (С. 3. СССР, 1927 г., № 35, ст. 364), Положение о Комитете по делам банков при НКФ СССР, о Совещаниях по делам банков при НКФ союзных республик (С. З.СССР, 1927 г.,№ 64, ст. 648). В 1928 г. изданы основные положения об обществах взаимного кредита (С. 3. СССР, 1928 г., № 11, ст. 94), Положение о Банке долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства СССР (С. 3. СССР, 1928 г., № 42, ст. 377). Законодательная деятельность в этом направлении еще продолжается. Советская кредитная система еще не является во всех отношениях установившейся.

4. Источники банкового права. Источником банкового права прежде всего являются постановления высших законодательных органов СССР и союзных республик. Согласно п. «м», ст. 1 Конституции СССР, к компетенции СССР отнесено установление единой денежной и кредитной системы. Ст. 1 Конституции СССР не дает точного разграничения между вопросами, подлежащими разрешению в союзном порядке, и вопросами, которые должны быть разрешены в союзных республиках. Ее содержание трудно конкретизировать посредством юридико-догматического анализа. Она устанавливает лишь некоторые общие вехи, самое же распределение компетенции происходит в порядке текущей работы законодательных учреждений. Законодательная практика за 5 лет позволяет придти к выводу, что к исключительной компетенции СССР относятся все вопросы, непосредственно затрагивающие кредитные учреждения общесоюзного значения, а также установление основных положений о кредитных учреждениях республиканского или местного значения.

Кредитные учреждения в своей организации и деятельности подлежат действию не только законов, специально к ним относящихся, но и законов, регулирующих имущественный оборот вообще. В первую очередь следует отметить гражданское законодательство. Основные институты советского гражданского права урегулированы в гражданских кодексах союзных республик. Предусмотренные ст. 1 Конституции СССР основы гражданского законодательства еще не изданы. В гражданских кодексах и в других актах гражданского законодательства наряду с основным их содержанием, относящимся к имущественному обороту вообще, встречаются отдельные нормы, специально имеющие в виду кредитные учреждения.

Кроме постановлений законодательных органов, источниками банкового права являются ведомственные нормативные акты Народных комиссариатов финансов СССР и союзных республик (постановления, инструкции, циркуляры).

Серьезное значение в числе источников банкового права .имеют разъяснения пленума Верховного суда РСФСР (ст. 180 Положения о судоустройстве РСФСР). В разъяснениях пленума Верховного суда РСФСР урегулированы некоторые существенные вопросы банкового права, например, вопрос о залоговых квитанциях на предъявителя и др.

Весьма важным источником банкового права являются оперативные правила кредитных учреждений. Значение источника права признано за ними законом (ст. 92 Г. К. РСФСР).

В 1924 и 1925 гг. существовало предположение об издании кредитного устава. Оно не получило осуществления.

Вопросы для повторения к I лекции

1. Что такое банковое право?

2. Что такое банк?

3. Что такое кредитное учреждение?

4. Каково соотношение между понятиями банка и кредитного учреждения?

5. Каково отношение банкового права к другим юридическим дисциплинам?

6. На какие периоды можно разбить историю советского банкового законодательства?

7. Какие существуют источники советского банкового права?

Указания для учащихся к I лекции

1. При уяснении вопроса о предмете банкового права следует иметь в виду, что понятия банка и кредитного учреждения сами по себе являются понятиями экономическими, а не юридическими. Они поэтому не обладают той точностью, которая присуща последним. Однако они необходимы для изучения правовых вопросов, так как закон связывает с наличностью банка или кредитного учреждения определенные юридические последствия.

2. Система юридического знания не является чем-то окостеневшим и неизменным. Исходя из той или иной точки зрения, можно различным образом группировать правовой материал по юридическим дисциплинам. Для нашего времени весьма характерно выделение юридических дисциплин по признаку той области народного хозяйства, которую регулируют соответствующие нормы (банковое право, страховое право, промышленное право, транспортное право и т. д.). Эта тенденция, несомненно, связана с усиленным вмешательством государства в экономическую жизнь, ведущим к разрастанию и усложнению правовых норм, специально относящихся к отдельным областям народного хозяйства.

3. При изучении банкового права приходится считаться с исключительной бедностью русской научной литературы по этому вопросу.

4. При изучении банкового права, кроме законодательного материала, необходимо ознакомление с банковыми оперативными правилами. Наиболее полное собрание последних Певзнер и Дрисин, Банковое дело, Руководство для банковских работников, ч. II. Харьков, 1927 г. Однако, в настоящее время оно значительно устарело.

Литература

1. Л. С. Элиассон. Деньги, банки и банковые операции. 1926 г., стр. 38–51.

2. В. И. Шретер. Советское хозяйственное право (право торгово-промышленное), 1928 г., стр. 314–315.

 

ЛЕКЦИЯ II. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БАНКОВОГО ДЕЛА В СССР

1. Вопрос о государственной банковой монополии. 2. Порядок открытия кредитных учреждений. 3. Организационные формы кредитных учреждений. 4. Торговая регистрация, обязательное ведение счетоводства и публичная отчетность кредитных учреждений.

1. Вопрос о государственной банковой монополии. Государственной банковой монополией называется исключительное право государства заниматься банковым делом. Государственная банковая монополия была провозглашена в России декретом ЦИК от 14 декабря 1917 года о национализации банков (С. У. 1917 г., № 10, ст. 150). Статья первая этого декрета гласила: «банковое дело объявляется государственной монополией». Осуществление государственной банковой монополии было возложено на Государственный банк, впоследствии переименованный в Народный банк РСФСР. В течение 1918–19 гг. происходила ликвидация дореволюционных кредитных учреждений и передача их операций Народному банку РСФСР. Вместе с тем в течение этих двух лет реорганизация народного хозяйства, почти полный переход промышленности в руки государства, ликвидация рыночных отношений и прекращение торговли сделали излишним банковский кредит. Поэтому декретом от 19 января 1920 года был упразднен Народный банк РСФСР и все его активы и пассивы были переданы Центральному бюджетно-расчетному управлению. Бюджетно-расчетное управление должно было постепенно ликвидировать пассивы и активы по перешедшим к нему банковым операциям.

Банковое дело возобновилось в 1921 году. Постановлением 4-й сессии ВЦИК был учрежден в составе НКФ Государственный банк РСФСР. Постановление комиссии, по докладу НКФ, опубликованное от имени 4-й сессии ВЦИК (С. У. 1921 г., № 72, ст. 593), гласило: «стоя на точке зрения государственной банковой монополии, утвердить декрет СНК от 4 декабря об образовании в составе НКФ Государственного банка». В постановлении 4-й сессии ЦИК по этому вопросу (С. У. 1921 г., № 72, ст. 594) о государственной банковой монополии уже не было упомянуто. Это постановление гласило просто: «учредить в составе НКФ Государственный банк РСФСР». В дальнейшем советское банковое законодательство не упоминает о государственной банковой монополии. Если бы развитие нашего банкового законодательства продолжало оставаться на почве тех начал, которые были положены в основу декрета ЦИК от 14 декабря 1917 года и постановления 4-й сессии ВЦИК, то можно было бы утверждать, что государственная банковая монополия продолжает существовать и до настоящего времени. Однако, в дальнейшем советское банковое законодательство пошло по иному пути. В том же 1921 году были учреждены Российский коммерческий банк и Промышленный банк. Российский коммерческий банк являлся частным предприятием, учрежденным на основе концессионного договора. Наличность концессионного договора свидетельствовала о том, что советское правительство рассматривало учреждение частного банка как изъятие из действующего законодательства. Однако, при учреждении Промышленного банка правительство исходило из другой точки зрения. В Промышленном банке наряду с государственным капиталом участвовал и частный капитал. Частный капитал был допущен к участию в этом банке на основании устава этого банка, без заключения концессионного договора. В дальнейшем советское законодательство регулирует порядок открытия кредитных учреждений, не устанавливая при этом тех ограничений, которые вытекают из государственной банковой монополии. Постановлением СТО от 10 ноября 1922 года о порядке утверждения уставов и надзора за деятельностью кредитных учреждений (С. У. РСФСР 1922 г.,№ 76, ст. 943) был урегулирован порядок возникновения кредитных учреждений, причем в правилах этого постановления не содержалось указаний на то, что могут учреждаться лишь государственные кредитные учреждения. Банковое законодательство Союза ССР не регулирует общими нормами порядок возникновения кредитных учреждений, но делает это в отношении отдельных видов кредитных учреждений. Положением об акционерных обществах от 17 августа 1927 г. (С. 3. 1927 г., № 49, ст. 500) урегулирован вопрос о порядке возникновения акционерных банков. Положение не запрещает организации частных акционерных банков, но только подчиняет их учреждение общему для всех акционерных обществ разрешительному порядку. Действующее советское законодательство содержит нормы, регулирующие организацию и деятельность кооперативных и частных, а также смешанных кредитных учреждений. К числу кооперативных кредитных учреждений относятся так называемые организации кооперативного кредита, т. е. сельскохозяйственные и промысловые кредитные товарищества и их союзы, а также Всероссийский кооперативный банк и Украинский кооперативный банк. К числу частных кредитных учреждений относятся общества взаимного кредита (Положение об ОВК, С. 3. СССР 1928 г., № 11, ст. 94). Смешанными акционерными обществами являются местные коммунальные банки. Уставы акционерных банков общесоюзного значения (Промбанк, Цекомбанк и др.) допускают участие частного капитала.

Таким образом, действующее законодательство допускает наряду с государственными кредитными учреждениями также и кооперативные, частные и смешанные. Поэтому необходимо придти к выводу, что институт государственной банковой монополии действующему советскому праву неизвестен. Отсутствие государственной банковой монополии не означает отказа государства от занятия господствующих позиций в области банкового дела. Государство обеспечивает себе господство в области банкового дела другими способами, а именно: разрешительным порядком на открытие кредитных учреждений и регулированием их деятельности.

2. Порядок открытия кредитных учреждений. Законодательство Союза ССР не знает общих норм о порядке открытия кредитных учреждений. Оно устанавливает только порядок открытия отдельных видов этих учреждений. В отношении акционерных банков действует порядок, установленный Положением об акционерных обществах (С. 3. СССР 1927 г., № 49, ст. 500) для всех акционерных обществ вообще. Но в Положении содержатся также некоторые специальные нормы, относящиеся к акционерным банкам. Разрешение вопроса об учреждении акционерного банка должно производиться СНК СССР, если в


учреждении принимают участие иностранные граждане или иностранные юридические лица или если в уставе акционерного общества предусмотрена возможность приобретения ими акций, а также если устав общества, хотя бы и не предусматривающий участия иностранного капитала, имеет концессионный характер. Уставы акционерных банков, в которых не менее 50% акций должно принадлежать государственным учреждениям СССР или предприятиям, или организациям, уставы которых подлежат утверждению органов СССР, а также уставы акционерных банков, район деятельности которых выходит за пределы одной союзной республики, утверждаются НКФином СССР (ст. 13), причем предварительно должно быть испрошено разрешение СТО на учреждение такого банка. Если устав содержит отступления от постановлений ЦИК или СНК СССР, а также ЦИК или СНК союзных республик, то эти отступления подлежат утверждению СНК СССР. Если устав содержит отступления от постановлений СТО или ЭКОСО союзной республики, то эти отступления подлежат утверждению СТО. Если устав акционерного банка не подлежит утверждению в союзном порядке, но содержит отступления от постановлений ЦИК и СНК СССР, то эти отступления подлежат утверждению СНК СССР. Если такой устав содержит отступления от постановления СТО, то эти отступления подлежат утверждению СТО.

Порядок учреждения кредитно-кооперативных организаций урегулирован Положением о кооперативном кредите (С. 3. СССР 1927 г., № 4, ст. 44). Учреждение сельскохозяйственных и промысловых кредитных товариществ и их союзов происходит в явочном порядке. Регистрация таких товариществ, а равно и кредитных союзов, состоящих исключительно из таких организаций, правление которых находится в пределах одной союзной республики, производится финансовыми органами в порядке, установленном законодательством соответствующей союзной республики. Для РСФСР этот порядок устанавливается Положением о сельскохозяйственной кооперации (С. У. РСФСР 1927 г., № 109, ст. 736) и Положением о промысловой кооперации («Изв. ЦИК» 1928 г., № 173). Уставы остальных кредитных союзов утверждаются СНК СССР.

Учреждение обществ взаимного кредита регулируется Положением о них от 8 февраля 1928 года (С. 3.1928 г., № 11, ст. 94).

Уставы обществ взаимного кредита представляются учредителями, которых должно быть не менее 5, через местные финансовые отделы на утверждение НКФ союзных республик. Финансовые отделы направляют уставы со своим отзывом. Уставы, содержащие отступления от нормального устава, направляются на утверждение того органа, который утверждает нормальный устав. Уставы, не содержащие таких отступлений, утверждаются НКФ союзной республики. Нормальный устав обществ взаимного кредита утвержден ЭКОСО РСФСР 5 июля 1928 г. (С. У. РСФСР 1928 г., № 111, ст. 687).

Законодательство СССР регулирует, кроме того, порядок открытия контор, отделений и агентств кредитных учреждений. Согласно постановлению СНК СССР от 11 августа 1924 года (С. 3.1924 г., № 5, ст. 62) конторы, отделения и агентства могут открываться не иначе, как с предварительного разрешения того НКФ, под непосредственным надзором которого состоит кредитное учреждение.

Законодательство РСФСР регулирует в общей форме порядок открытия кредитных учреждений в упомянутом выше постановлении СТО от 10 ноября 1922 года о порядке утверждения уставов и надзора за деятельностью кредитных учреждений (С. У. РСФСР 1922 г., № 76, ст. 943). В развитие этого постановления НКФином издана инструкция от 7 мая 1923 г. (Оф. прил. к «Вестн. Финансов» от 17 мая 1923 г., № 19). Согласно этому постановлению, уставы всех вновь возникающих кредитных учреждений должны вноситься через местные финансовые отделы в НКФ. НКФ вносит эти уставы на утверждение СТО (в настоящее время ЭКОСО РСФСР). Уставы тех кредитных учреждений, по которым уже имеются утвержденные нормальные уставы или основные положения, в случае, если они не содержат существенных отклонений от нормальных уставов или основных положений и нет возражений со стороны заинтересованных ведомств, утверждаются непосредственно НКФином. Дополнения и изменения уставов производятся в том же порядке, который установлен для их утверждения. Постановление СТО от 10 ноября 1922 года действует в настоящее время постольку, поскольку специальными узаконениями для отдельных видов кредитных учреждений не установлен иной порядок их открытия.

Постановлением СНК РСФСР от 17 июля 1928 г. о коммунальных и акционерных ломбардах (С. У. РСФСР1928 г., № 112, ст. 694) урегулирован вопрос об учреждении ломбардов. Ломбарды делятся на коммунальные -и акционерные. Коммунальные ломбарды учреждаются городскими советами и местными исполнительными комитетами при отделах коммунального хозяйства. Акционерные ломбарды учреждаются городскими советами и местными исполнительными комитетами, согласно Положению об акционерных обществах, в виде смешанных акционерных обществ.

3. Организационные формы кредитных учреждений. Советское законодательство знает несколько типов организации кредитных учреждений.

Государственный банк СССР является государственным кредитным учреждением. Он имеет двойственную юридическую природу. С одной стороны, он является учреждением, входящим в состав Народного комиссариата финансов СССР (ст. 3 Положения о НКФ СССР - «Вестник ЦИК, СНК, СТО СССР» 1923 г., № 10, ст. 309), с другой стороны, он представляет собой предприятие, состоящее на хозяйственном расчете и обладающее собственной, независимой от казны юридической личностью. Однако, Государственный банк СССР связан с казной тем, что в случае, «если в каком-либо году убыток по операциям банка превысит сумму запасного капитала, то непокрытая часть убытка, по утверждению Народным комиссаром финансов годового отчета банка, сносится на особый счет Народного комиссариата финансов для покрытия из общегосударственных средств в бюджетном порядке» (ст. 4 Положения о Государственном банке).

Управление Государственным банком организовано следующим образом. Во главе Государственного банка стоит правление, состоящее из председателя и членов правления. Председатель правления назначается Советом Народных Комиссаров, члены правления назначаются народным комиссаром финансов. Статья 5 Положения о Государственном банке формулирует полномочия, принадлежащие в отношении банка народному комиссару финансов. Народный комиссар финансов осуществляет высшее наблюдение за деятельностью банка, в частности, утверждает все основные правила по операциям банка, дает руководящие указания о направлении его деятельности, утверждает размер % и комиссионного вознаграждения и, кроме того, утверждает ежегодную смету расходов и годовой отчет банка. Положение ® Государственном банке предусматривает учреждение при правлении, а также при областных конторах и отделениях банка учетно-ссудных комитетов, задачей которых является установление кредитоспособности учреждений, предприятий, организаций и лиц, ходатайствующих об открытии кредита. Учетно-ссудный комитет при правлении состоит из представителей некоторых Народных комиссариатов, в том числе и НКФ, представителей кооперативных организаций, а также из приглашаемых председателем правления и утверждаемых народным комиссаром финансов представителей промышленности и торговли. Постановления Учетно-ссудного комитета утверждаются правлением Государственного банка или управляющими областных контор и отделений по принадлежности.

Учетно-ссудные комитеты, хотя и предусмотрены Положением, но в настоящее время прекратили свое существование.

Для проверки отчетности, операций и прочих дел Государственного банка народный комиссар финансов СССР ежегодно назначает ревизионную комиссию.

Государственный банк имеет многочисленные филиалы, которые разделяются на: а) конторы, б) отделения и в) агентства.

Средства Государственного банка составляют основной и запасный капиталы. Основной капитал отпускается банку из государственных средств в бюджетном порядке. Запасный капитал образуется путем ежегодных отчислений в размере 50% из чистой прибыли банка. Размер запасного капитала не ограничен.

Государственные трудовые сберегательные кассы возглавляются Главным управлением государственных трудовых сберегательных касс, входящих в состав НКФ СССР (ст. 3 Положения о НКФ СССР). Во главе управления стоит начальник, назначаемый народным комиссаром финансов СССР. Последний согласно статье 16 Положения о Гострудсберкассах (С. 3. СССР 1925 г., № 81, ст. 612) утверждает основные правила по операциям сберегательных касс, финансовые и операционные их планы, а также планы сети этих касс и имеет общий надзор за их операциями. Кроме того, народный комиссар финансов утверждает смету доходов и расходов по Гострудсберкассам, а также их годовой отчет. Для объединения деятельности Гострудсберкасс на территории союзных республик, в столицах этих республик учреждаются Главные государственные трудовые сберегательные кассы, в отношении которых Народным комиссариатам финансов союзных республик принадлежит право надзора. В круг деятельности Главгострудсберкасс, помимо производства операций на общих основаниях, входит ряд вопросов и дел по управлению и наблюдению за деятельностью сберегательных касс соответствующей республики (ст. 21). В качестве местных учреждений могут быть открыты в городах и сельских местностях на всей территории СССР Гострудсберкассы. Гострудсберкассы организуются в виде самостоятельных филиалов, а равно могут открываться при всех учреждениях Народных комиссариатов финансов, путей сообщения, почт и телеграфов (приписные кассы). Кроме того, кассы могут открываться и при других государственных учреждениях, а также при кооперативных и профессиональных организациях по соглашению с этими учреждениями и организациями.

Для проверки годового отчета народный комиссар финансов ежегодно назначает ревизионную комиссию.

Для покрытия возможных убытков по операциям служит запасный капитал Гострудсберкасс, который образуется путем ежегодных отчислений в размере 50% из чистой прибыли этих касс. Отчисления из чистой прибыли в запасный капитал производятся до тех пор, пока размер запасного капитала не достигнет 10% остатка вклада на 1 декабря отчетного года. Впредь до образования запасного капитала, Гострудсберкассам из средств Союза отпускаются 10 миллионов в качестве специального запасного капитала.

Правительство Союза ССР принимает на себя ответственность за целость сумм, вверяемых Гострудсберкассам. Кроме того, при недостаточности доходов Гострудсберкасс и их запасного капитала для начисления %% по вкладам и покрытия расходов и убытков, недостающая сумма пополняется из средств казны (ст. 2 и 13).

Положение о Гострудсберкассах не упоминает о том, что они представляют собой юридическое лицо. Однако, несомненно, они таковыми являются. В соответствии с этим статья 7 Положения указывает, что Главному управлению Гострудсберкасс предоставляется в пределах Положения приобретать для своих надобностей имущества, вступать в обязательства, отвечать и искать в судебных установлениях. Такие же права осуществляются местными учреждениями сберегательных касс в пределах предоставленных им полномочий.

Наиболее распространенной организационной формой кредитного учреждения является в советском законодательстве акционерное общество. Акционерные банки подлежат действию Положения об акционерных обществах (С. 3. СССР 1927 г., .№ 49, ст. 500).

Положение об акционерных обществах различает три вида акционерных обществ: государственные, смешанные и просто акционерные общества. Государственным акционерным обществом считается такое акционерное общество, в котором, согласно его уставу, все акции принадлежат государственным учреждениям и предприятиям. Смешанным считается такое акционерное общество, в котором, согласно уставу, государственным учреждениям и предприятиям должно принадлежать не менее половины акций или же государству должно принадлежать не менее половины мест в выборных органах общества, или же не менее половины дивиденда. Смешанные акционерные общества, поскольку в их уставах или в законе не установлено иное, приравниваются к частным предприятиям. В форме смешанных акционерных обществ организуются местные коммунальные банки. См. нормальный устав, утвержденный ЭКОСО РСФСР 21 июля 1928 г. (С. У. РСФСР, 1928 г., № 110, ст. 686). Местные с.-х. банки являются акционерными обществами просто. См. нормальный устав, утвержденный ЭКОСО РСФСР 31 июля 1928 г. (С. У. РСФСР 1928 г., № 105, ст. 664).

В отношении других акционерных банков вопрос об их принадлежности к той или другой категории решается на основании уставов.

Законодательные акты, посвященные отдельным банкам, а также уставы банков содержат порой довольно существенные особенности по сравнению с общим акционерным правом. Примером может служить Положение о Банке долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства (Промбанк). Этот банк не укладывается ни в одну из трех категорий, предусмотренных Положением об акционерных обществах. Он не является ни государственным, ни смешанным акционерным обществом. Тем не менее, Положение не рассматривает его как простое акционерное общество и распространяет на него ряд норм, установленных законом для государственных акционерных обществ.

Всероссийский кооперативный банк и Украинский кооперативный банк представляют собой общества с ограниченной ответственностью и с постоянным капиталом. Наличность постоянного капитала отличает эти два кооперативных банка от других известных советскому праву обществ с ограниченной ответственностью, которые, по общему правилу, обладают переменным капиталом и в связи с этим переменным составом членов. Постоянный основной капитал сближает кооперативные банки с акционерными банками, от которых они отличаются дополнительной кратной ответственностью пайщиков по обязательствам банка. Во Всекобанке дополнительная ответственность пайщика равна пятикратной сумме принадлежащих ему паев. В Украинбанке дополнительная ответственность пайщика равна десятикратной сумме принадлежащих ему паев. В остальном как Всекобанк, так и Украинбанк построены по типу акционерных обществ. Особенность этих банков в составе их членов. Во Всекобанке в состав пайщиков могут входить только кооперативные организации всех видов и степеней (§ 8). В Украинбанке, кроме кооперативных организаций, в состав пайщиков могут входить также Народный комиссариат финансов, Госбанк, Всекобанк.

Организационные формы сельскохозяйственных и промысловых кооперативных кредитных товариществ и их союзов те же самые, что и формы сельскохозяйственных и промысловых кооперативных товариществ и их союзов, не имеющих кредитных функций.

Организация обществ взаимного кредита определена Положением о них (С. 3. СССР 1928г., №11, ст. 94), а также нормальным уставом (С. У. РСФСР 1928 г., № 111, ст. 687). Общества взаимного кредита представляют собой товарищества с ограниченной ответственностью и с переменным капиталом. Членами общества взаимного кредита могут быть, во-первых, физические и юридические лица, занимающиеся торговлей, промышленностью или иной промысловой деятельностью в районе деятельности общества, во-вторых, собственники строений и застройщики, владеющие строениями в районе деятельности обществ. Государственные предприятия, а также кооперативные и общественные организации не могут состоять членами обществ взаимного кредита. Никто не может состоять одновременно членом более одного общества взаимного кредита. Общества не могут состоять членами других обществ взаимного кредита. Членами общества могут быть также лица, имеющие не менее трехлетнего стажа работы в кредитных учреждениях или в промышленных и торговых предприятиях в случае избрания их в члены правления обществ. Члены общества несут по обязательствам общества, сверх ответственности своими членскими взносами, дополнительную ответственность в размере открытого им кредита, не считая кредита, открытого под залог облигаций государственных займов. Эта дополнительная ответственность наступает только в случае признания общества несостоятельным или обращения его к ликвидации и обнаружившейся при этом недостаточности его имущества для удовлетворения кредиторов. Кредит, открываемый члену общества, не может превышать предусмотренного уставом предела, который не должен быть более десятикратного членского взноса. Органами обществ взаимного кредита являются: общее собрание, правление, приемный комитет для приема и исключения членов общества (с последующим утверждением правления) и ревизионная комиссия. Уставом общества может быть предусмотрено образование совета. Если количество членов общества достигает трехсот, то общее собрание может быть заменяемо собранием уполномоченных, которое пользуется всеми правами общих собраний членов обществ, кроме разрешения вопросов об изменении устава и ликвидации общества. Общества взаимного кредита ликвидируются: а) в случае уклонения от предусмотренной уставом цели или уклонения их деятельности в сторону, противную интересам государства, б) в случае признания общества несостоятельным, в) в случае уменьшения числа членов ниже пятидесяти, г) в случае уменьшения складочного капитала ниже предусмотренного уставом размера или в случае, если общая сумма всех принятых на себя обществом обязательств, включая обязательства по поручительствам, превысит складочный и запасный капиталы более чем в десять раз, и капитал не будет пополнен в месячный срок со дня общего собрания, на котором было констатировано уменьшение капитала, д) по постановлению общего собрания.

Согласно пост. СНК РСФСР о ломбардах (С. У. РСФСР, 1928 г., № 112, ст. 694), коммунальные ломбарды организуются при коммунальных отделах исполкомов. Акционерные же ломбарды представляют собой смешанные акционерные общества, в которых горсоветам, местным исполкомам и государственным учреждениям и предприятиям должно принадлежать не менее половины, а частным лицам может принадлежать не более одной четверти всего числа акций. Основной капитал акционерного ломбарда не может быть менее 25 тыс. рублей. Размер дивиденда не может превышать 6% годовых. Из чистой прибыли, остающейся за вычетом отчислений в резервный капитал и других установленных законом отчислений, образуется специальный капитал выдачи дивиденда в размере, обеспечивающем на три года его выдачу. Чистая прибыль, остающаяся после этого отчисления, обращается на увеличение основного капитала и на удешевление и облегчение условий кредита, предоставляемого ломбардами нуждающемуся населению.

4. Торговая регистрация, обязательное ведение счетоводства и публичная отчетность кредитных учреждений. Кредитные учреждения на общем основании подлежат торговой регистрации, согласно ст. 10 Положения о торговой регистрации (С. 3. СССР, 1927 г., № 57, ст. 579). Не подлежат торговой регистрации Госбанк СССР и Гострудсберкассы ввиду того, что они входят в состав Народного комиссариата финансов. Кредитно-кооперативные организации подлежат торговой регистрации на основании правил, установленных для кооперации.

Кредитные учреждения на общем основании подлежат обязательному ведению счетоводства (С. 3. СССР 1927 г., № 1, ст. 8).

Равным образом на общем основании кредитные учреждения подлежат действию правил о публичной отчетности (С. 3. СССР, 1926 г., № 60, ст. 452; 1928 г., № 61, ст. 559). Однако, в отношении публичной отчетности для кредитных учреждений закон устанавливает некоторые специальные нормы. Согласно п. 1 правил, публичная отчетность заключается: а) в опубликовании и печати балансов и других сведений, б) в представлении балансов и отчетности в Народный комиссариат финансов (СССр, Наркомфины союзных республик и местные финорганы но принадлежности. Публично отчетности подлежат все кредитные учреждения, за исключением кредитно-кооперативных организаций, сельскохозяйственных и промысловых, кредитно-кооперативных товариществ и их союзов, основной капитал которых не превышает 100 000 рублей. Публикация производится в «Экономической Жизни» кредитными учреждениями общесоюзного значения, а остальными в органах печати, указанных постановлениями экономических совещаний (советов) союзных республик. Кооперативные организации первой и второй ступени имеют право помещать свои публикации по своему выбору, либо в центральном органе своей системы кооперации, либо в местном органе печати.

По общему правилу публикации подлежат годичные и ликвидационные балансы и счета прибыли и убытков (ст. 6). Сверх того: 1) общества взаимного кредита, размер оборотного капитала которых не превышает 50 000 рублей, местные с.-х. банки, коммунальные банки и кредитно-.кооперативные организации, основной капитал которых не превышает 500 000 рублей, а также ломбарды публикуют вступительные балансы; 2) кредитно-кооперативные организации, основной капитал которых превышает 500 000 рублей, публикуют вступительные и трехмесячные балансы; 3) местные с.-х. банки и коммунальные банки, основной капитал которых превышает 500 000 руб., публикуют вступительные и шестимесячные балансы; 4) все остальные кредитные учреждения публикуют вступительные ежемесячные балансы (ст. 7).

Вопросы для повторения ко II лекции

1. Каково отношение советского законодательства к вопросу о государственной банковой монополии?

2. Каков порядок открытия акционерных банков?

3. Какие кредитные учреждения открываются в явочном порядке?

4. Какова организация Государственного банка СССР?

5. Какова организация государственных трудовых сберегательных касс?

6. Какими особенностями обладает организация Всероссийского кооперативного банка по сравнению с другими товариществами с ограниченной ответственностью, а также по сравнению с акционерными банками?

7. Какова организация обществ взаимного кредита?

8. Подлежат ли Государственный банк и государственные трудовые сберегательные кассы торговой регистрации?

9. В чем особенности обязательной публичной отчетности кредитных учреждений?

Указания для учащихся ко II лекции

1. Желательно, чтобы при проработке этой лекции читатель возобновил в памяти соответствующие отделы хозяйственного права (об акционерных обществах, о товариществах с ограниченной ответственностью и т. д.).

2. Желательно ознакомление читателей с текстом законов, на которые сделаны ссылки, или, по крайней мере, с важнейшими из них. Это указание относится и ко всем последующим лекциям.

Литература

1. В. Н. Шретер. Советское хозяйственное право (право торгово-промышленное) 1928 г., стр. 158–191.

2. В. Ю. Вольф. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. 1927 г., стр. 149–158.

3. А. Г. Гойхбарг. Очерки хозяйственного права 1927 г., стр. 45– 59.

4. Е. И. Данилова. И. С. Перетерский иС.И.Раеви ч.Советское хозяйственное право. 1926 г., стр. 144–154.

5. Ландкоф. Товарищества с ограниченной ответственностью.

6. Его же. Товарищества и акционерные общества, 1926 г., стр.107–119.

7. Краснокутскии. Товарищества с ограниченной ответственностью, 1915 г.

8. Л. С. Элиассон. Деньги, банки и банковые операции 1926 г., стр. 30–51.

9. П. Севрук. Сельскохозяйственный кредит в СССР 1928 г стр. 99–113.

10. Г. Шмидт. Кооперативный кредит, 1927 г.

11. Н. Озерецковский,– Правовая организация советской кооперации, 1927 г.

 

ЛЕКЦИЯ III. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БАНКОВОГО ДЕЛА В СССР (Продолжение)

1. Кредитная система СССР. 2. Регулирование деятельности кредитных учреждений. 3. Кредитные планы. 4. Надзор за деятельностью кредитных учреждений.

1. Кредитная система СССР. Выше было указано, что в настоящее время банковое законодательство СССР не знает государственной банковой монополии. Было также указано, что действующее советское законодательство не содержит запрещения к учреждению банков различного типа с соблюдением, установленного законом, разрешительного порядка (для кредитно-кооперативных организаций явочного порядка). Однако, государственная власть обеспечивает себе господствующие позиции в области организации кредита посредством построения, обладающего внутренним единством кредитной системы СССР. Для того, чтобы связать все кредитные учреждения страны в единое целое, необходимо осуществление следующих формальных предпосылок. Каждое кредитное учреждение должно быть создано для достижения вполне определенных целей. Функции кредитных учреждений должны быть, по возможности, строго разграничены между ними. Кроме того, закон должен урегулировать взаимные отношения между ними. В законодательстве СССР единство кредитной системы получило свое выражение в Постановлении ЦИК и СНК от 15 июня 1927, г. о принципах построения кредитной системы СССР (С. 3. СССР 1927 г., № 35, ст. 364).

Положение о принципах построения кредитной системы прежде всего определяет задачи отдельных кредитных учреждений и устанавливает основные начала распределения между ними функций по кредитованию советского народного хозяйства. Последующее законодательство (основные положения о Банке долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства СССР С. 3.1928 г., № 42, ст. 377) внесло уже в содержание этого постановления некоторые изменения, вызванные слиянием Акционерного банка по электрификации (Электробанк) с Торгово-Промышленным банком СССР и образованием единого Банка долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства. В соответствии с этим постановление подлежит переработке. В настоящее время эта переработка не имела еще места.

Для определения задач, поставленных государственной властью отдельным кредитным учреждениям, имеют также значение положения о них и их уставы. Согласно ст. 1 Положения о Госбанке, Госбанк имеет целью способствовать кредитом и прочими банковыми операциями развитию промышленности, сельского хозяйства и товарооборота, концентрации денежных оборотов и проведению иных мер, направленных к установлению правильного денежного обращения. В настоящее время с прекращением краткосрочных операций Торгово-Промышленного банка и Электробанка Госбанк монопольно осуществляет краткосрочное кредитование промышленности, торговли и транспорта за следующими исключениями: а) кредитование внешней торговли он делит с Банком для внешней торговли Союза ССР; б) краткосрочное кредитование кооперации он делит с кооперативными банками, Всекобанком и Украинбанком и союзами с.-х. и промысловой кооперации; в) местные коммунальные банки осуществляют краткосрочное кредитование предприятий местного значения; г) Общества взаимного кредита осуществляют наряду с Госбанком краткосрочное кредитование частной торговли и промышленности; д) краткосрочное кредитование сельского хозяйства осуществляется системой сельскохозяйственного кредита (см. ниже), а также кредитно-кооперативными организациями; е) промысловые кредитно-кооперативные организации оказывают краткосрочный кредит кустарной промышленности.

Долгосрочное кредитование промышленности и электрохозяйства осуществляется Банком долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства (Промбанк). Долгосрочное кредитование местной промышленности осуществляется также местными коммунальными банками.

Долгосрочное кредитование всех видов коммунального хозяйства и жилищного строительства осуществляется Центральным банком коммунального хозяйства и жилищного строительства (Цекомбанк) и местными коммунальными банками. Цекомбанк осуществляет также целевое краткосрочное кредитование коммунального хозяйства и жилищного строительства.

В состав общей кредитной системы СССР в качестве ее составной части входит система сельскохозяйственного кредита, которая во главе с Центральным сельскохозяйственным банком Союза ССР осуществляет кредитование долгосрочное, а также краткосрочное на производственные и сбытовые цели индивидуальных и коллективных крестьянских хозяйств, сельскохозяйственной кредитной кооперации, а равно советских хозяйств и других сельскохозяйственных предприятий и организаций. Построение системы сельскохозяйственного кредита урегулировано Положением о системе сельскохозяйственного кредита от 7 января 1927 года (С. 3. СССР 1927 г., № 4, ст. 39). Согласно второй статье этого Положения в систему сельскохозяйственного кредита входят: а) Центральный сельскохозяйственный банк СССР; б) сельскохозяйственный банк союзных республик; в) общества сельскохозяйственного кредита (местные сельскохозяйственные банки) и г) сельскохозяйственные кредитные кооперативные организации.

Разграничение функций между банками производится законом не только посредством определения задач каждого из банков, но также посредством распределения между ними клиентуры. Согласно статье 20 постановления о принципах построения кредитной системы клиенты, по общему правилу, должны пользоваться краткосрочным кредитом и сосредоточивать свои свободные средства в одном определенном банке в соответствии с характером своей организации и хозяйственной деятельности. Разработка мероприятий по размежеванию функций и разграничению основной клиентуры была возложена ст. 19 Постановления на НКФ СССР совместно с НКРКИ СССР. В силу этого поручения НКФ СССР совместно с НКРКИ СССР была издана Инструкция «о порядке размежевания деятельности кредитных учреждений» от 20 июня 1027 г. (оф. прил. к «Вести. Финансов» 1927 г., № 41, ст. 357).

Постановление о принципах построения кредитной системы не только определяет задачи банков и разграничивает поле их деятельности, но также устанавливает зависимость их от Госбанка СССР. Согласно ст. 1 этого постановления на Госбанк СССР возлагается непосредственное руководство всей кредитной системой. Для этого ему предоставлен целый ряд полномочий. Госбанк имеет право участвовать в лице своих представителей в советах и ревизионных органах кредитных учреждений, в которых участвует государственный капитал. Он имеет право непосредственного наблюдения за использованием банками открываемых им кредитов и за направлением всех кредитов по отдельным отраслям народного хозяйства в соответствии с правительственными директивами в области кредитной политики. Он имеет также право получить от всех кредитных учреждений балансовые данные, сведения об открываемых кредитных учреждениях и задолженности отдельных клиентов, а также о текущих счетах и вкладах государственных органов. Все кредитные учреждения обязаны держать в Госбанке свои свободные резервы в размерах, устанавливаемых Комитетом по делам банков. Кредитные учреждения могут кредитоваться только в Госбанке. Однако это последнее правило не распространяется на кредитование системы сельскохозяйственного кредита, на долгосрочное и целевое краткосрочное кредитование местных коммунальных банков, а также на кредитование советских кредитных учреждений заграничными организациями. В свою очередь Госбанк обязан в соответствии с общей экономической конъюнктурой, финансовым положением и степенью мощности отдельных кредитных учреждений кредитовать их соразмерно с ростом их операций, а также оказывать им поддержку в периоды их кассовых затруднений.

Таким образом закон наделяет Госбанк не только правомочиями оперативного свойства, как, например, исключительным правом на хранение свободных резервов кредитных учреждений, но также и правомочиями административного характера. К числу последних должны быть отнесены право Госбанка участвовать в лице своих представителей в советах и ревизионных комиссиях кредитных учреждений, право на получение балансовых и иных данных, а также право наблюдения за надлежащим использованием кредитов.

Исключительное право Госбанка кредитовать все кредитные учреждения и хранить их свободные резервы не устраняет корреспондентских отношений между кредитными учреждениями, обеспечивающими каждому из них возможность исполнения поручений в различных пунктах СССР (ст. 22).

В системе сельскохозяйственного кредита объединяющим центром является Центральный сельскохозяйственный банк. Положение о системе сельскохозяйственного кредита возлагает на него: а) выработку общесоюзных планов по сельскохозяйственному кредиту и внесение их на утверждение в установленном порядке; б) разработку и внесение через НКФ СССР на утверждение СТО предельных процентных ставок по основным операциям сельскохозяйственных банков и обществ сельскохозяйственного кредита; в) руководство кредитно-финансовой политикой сельскохозяйственных банков союзных республик и согласование ее с общей финансово-кредитной политикой СССР;

г) согласование кредитных планов сельскохозяйственных банков союзных республик; д) разработку общих правил по операциям, проводимых сельскохозяйственными банками и обществами сельскохозяйственного кредита; е) постоянное наблюдение за деятельностью сельскохозяйственных банков союзных республик, в частности производство ревизий и обследования этих банков, в целях выяснения их общего положения, проверки выполнения ими планов и инструкций и направления их кредитной политики. Кроме того, ЦСХБанк имеет право давать другим учреждениям сельскохозяйственного кредита указания относительно операций, производимых за счет отпускаемых им средств. ЦСХБанк может производить также ревизию и обследование обществ сельскохозяйственного кредита (местных сельскохозяйственных банков), однако с обязательным согласованием этих мероприятий с сельскохозяйственными банками соответствующих союзных республик.

Сельскохозяйственным банкам союзных республик предоставляется в отношении обществ сельскохозяйственного кредита права, указанные выше и в пп. в, г, е, а также право давать им указания относительно операций, производимых за счет средств, отпускаемых им этим обществам.

Таким образом Центральному сельскохозяйственному банку предоставлены в отношении системы сельскохозяйственного кредита еще большие правомочия, чем Госбанку в отношении кредитной системы Союза в целом.

Постоянные взаимоотношения существуют между Центральным банком коммунального хозяйства и жилищного строительства и местными коммунальными банками. Эти взаимоотношения не получили до настоящего времени такого законодательного оформления, которое позволило бы говорить о системе коммунального кредита. Препятствием к этому служит, главным образом, разнообразие функций местных коммунальных банков, которые, кроме долгосрочного и краткосрочного кредитования коммунального хозяйства и жилищного строительства, занимаются также и кредитованием торговли и промышленности местного значения.

2. Регулирование деятельности кредитных учреждений. Всякого рода постановления компетентных органов власти, содержащие общие правила или конкретные предписания, которыми должны руководствоваться в своей деятельности кредитные учреждения, являются актами регулирования деятельности кредитных учреждений. Всякая норма закона, относящаяся к деятельности кредитных учреждений, с этой точки зрения может рассматриваться как акт регулирования. В этом смысле можно сказать, что регулирование деятельности кредитных учреждений имеет место в каждой стране, законодательство которой содержит нормы, вводящие операции кредитных учреждений в определенные рамки. В более узком смысле, с точки зрения действующего советского права, актами регулирования являются такие постановления органов власти, которые направляют деятельность кредитных учреждений по общему руслу советской экономической политики в соответствии с хозяйственной конъюнктурой данного момента. Основной целью регулирования деятельности кредитных учреждений является основная цель всей советской экономической политики строительства социализма. Таким образом, для актов регулирования деятельности кредитных учреждений являются характерными два момента: во-первых, координирование деятельности кредитных учреждений с политикой в других областях народного хозяйства, во-вторых, зависимость регулирующих мероприятий от экономической конъюнктуры в определенный момент времени. Критерий для отличия актов регулирования от других актов государственной власти имеет материальный, а не формальный характер.

Содержанием мероприятий по регулированию деятельности кредитных учреждений является установление ограничений автономии кредитных учреждений в совершении банковых операций, как-то: установлении предельного размера процента, ставок комиссионного и прочих видов вознаграждения, взимаемого банками, запрещение принимать в залог определенные категории товаров и т. д.

Для советского законодательства является характерной весьма разветвленная система органов государственной власти, к компетенции которых относится регулирование деятельности кредитных учреждений.

Регулирование деятельности кредитных учреждений прежде всего входит в компетенцию высших законодательных органов Союза ССР и союзных республик. Из них необходимо особо выделить Совет Труда и Обороны и Экономические совещания (советы) союзных республик, которые являются органами регулирования народного хозяйства по преимуществу. Как указывает статья 1 Положения о Совете Труда и Обороны Союза ССР («Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР» 1923 г., № 4, ст. 106), СТО учрежден «в целях осуществления хозяйственного и финансового планов Союза ССР, корректирования их в соответствии с экономической и политической обстановкой, а также в целях ближайшего руководства Народными комиссариатами Союза ССР в области хозяйственных мероприятий и в области мероприятий по обороне». СТО, таким образом, является органом, ведающим вопросами регулирования деятельности кредитных учреждений как вопросами, входящими в состав общих вопросов по регулированию советского народного хозяйства в целом. Соответствующими органами в союзных республиках являются экономические совещания и советы.

Ближайшим образом занимаются регулированием деятельности кредитных учреждений органы финансового управления:

Народный комиссариат финансов СССР, Народные комиссариаты финансов союзных республик и их местные органы, а также состоящие при них Комитеты по делам банков, Совещания по делам банков и местные совещания по делам банков. Согласно пункту «е» статьи 2 Положения от НКФ СССР («Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР» 1923 г., № 10, ст. 309) к ведению этого комиссариата отнесены разработка и регулирование вопросов государственного, коммунального и частного кредита. НКФ СССР осуществляет регулирование деятельности кредитных учреждений по Валютному управлению. Согласно примечанию к ст. 6-й Положения о НКФ СССР контроль и регулирование деятельности коммунальных, общественных, сельскохозяйственных и частных кредитных учреждений производится НКФ союзных республик по системе, утвержденной ЦИК СССР, и в порядке, определяемом законодательными органами союзных республик. Соответствующие этому правилу законодательные акты Союза ССР изданы не были. НКФ союзных республик осуществляют регулирование деятельности кредитных учреждений согласно своим Положениям, которые, впрочем, так же, как и Положение о НКФ СССР, не содержат ничего, кроме общих указаний на этот счет.

Организация и деятельность Комитета по делам банков при НКФ СССР, а также Совещаний по делам банков при НКФ союзных республик регулируются Постановлением ЦИК и СНК от 15 июня 1927 г. о принципах построения кредитной системы (С. 3. СССР 1927 г., № 35, ст. 364), а также Положением о Комитете по делам банков при НКФ СССР и НКФ союзных республик, изданным СНК СССР 15 октября 1927 г. (С. 3. СССР 1927 г., № 64, ст. 648). Комитет по делам банков ведает согласованием деятельности кредитных учреждений. В частности, к его ведению относятся: а) распределение клиентов между банками общесоюзного значения и в связи с этим согласование их операций в целях наиболее полного удовлетворения потребностей различных отраслей народного хозяйства; б) регламентация процентных, комиссионных и иных операционных ставок с установлением их максимальных пределов для отдельных кредитных учреждений; в) рационализация операций банков;

г) мероприятия по уменьшению административно-хозяйственных расходов банков и д) мероприятия по размещению банками государственных займов (ст. 1-я). Председателем Комитета является народный комиссар финансов СССР, членами Комитета являются председатели правлений общесоюзных банков, правления которых находятся в Москве, представитель НКФ Союза ССР, один представитель местных коммунальных банков, избираемый ежегодно на съезде этих банков, а также два представителя союзных республик по соглашению этих республик между собой. В заседаниях Комитета, кроме того, участвуют с совещательным голосом представители ряда ведомств и учреждений, а также представители всякого рода государственных; кооперативных и частных организаций, приглашенные на заседание Комитетом или его председателем. Комитет решает дела простым большинством голосов; при равенстве голосов голос председателя дает перевес (ст. 6), Постановления Комитета, не приостановленные НКФ СССР в течение недельного срока и не требующие санкции законодательных органов, обязательны для всех кредитных учреждений. В случае разногласия между народным комиссаром финансов СССР и большинством Комитета это большинство имеет право входить в СТО через НКФ СССР с соответствующим представлением. Все члены Комитета, а также представители учреждений, имеющих право участия в Комитете с совещательным голосом, кроме лиц, приглашенных Комитетом или его председателем, могут опротестовывать постановления Комитета по вопросам распределения клиентов между банками, регламентацию процентных и прочих ставок по банковским операциям, а также мероприятия по размещению государственных займов. Эти протесты должны быть заявлены на самом заседании Комитета и затем подтверждены в семидневный срок тем учреждением, представителем которого заявлен протест. Протест представляется в СТО через НКФ СССР и не приостанавливает проведения в жизнь опротестованных постановлений (ст. 8). В тех случаях, когда вопросы, рассматриваемые Комитетом, требуют законодательного разрешения, Комитет вносит их на рассмотрение законодательных органов через НКФ СССР.

При НКФ союзных республик состоят совещания по делам банков. Структура и деятельность этих совещаний урегулированы законом в соответствии со структурой и деятельностью Комитета по делам банков. В состав совещания входят председатель, которым является народный комиссар финансов союзной республики, и члены: один представитель НКФ союзной республики, председатели правлений кредитных учреждений республиканского и местного значения по списку, утверждаемому Экономическом совещанием (советом) союзной республики, управляющие филиалами банков общесоюзного значения, находящимися на территории соответствующих республик, по одному на каждый банк по указанию их правлений, а также один представитель местных коммунальных банков, избираемые на съезде этих банков. Вопрос о разногласиях большинства совещаний с председателем, а также порядок обжалования постановлений, совещания урегулирован так же, как и в отношении Комитета по делам банков. При этом только закон добавляет, что представитель банка общесоюзного значения или председатель правления сельскохозяйственного банка данной союзной республики, оставшийся в меньшинстве при голосовании постановления, действие которого распространяется на представляемый им банк, имеет право перенести в семидневный срок вопрос на разрешение Комитета по делам банков при НКФ СССР. Представитель банка общесоюзного значения делает это через свое правление, а председатель правления Сельскохозяйственного банка через Центральный сельскохозяйственный банк СССР. Постановления совещания в таких случаях вступают в силу только после утверждения их Комитетом (ст. 16).

Постановления Комитета и совещаний по делам банков не распространяются на кредитно-кооперативные организации (сельскохозяйственные и промысловые кредитно-кооперативные товарищества и их союзы) и на государственные трудовые сберегательные кассы.

Положение о местных совещаниях, состоящих при местных финансовых отделах, издано НКФ СССР 4 февраля 1928 г., за № 413 («Известия НКФ СССР» 1928 г., № 25) на основании ст. 27 Постановления «о принципах строения кредитной системы» (С. 3. СССР 1927 г., № 35, ст. 364).

3. Кредитные планы. Особое место по своему значению среди актов регулирования деятельности кредитных учреждений занимают кредитные планы. Кредитным планом называется составленное на определенный период времени вперед (на год, на четверть года) расписание ожидаемых кредитным учреждением поступлений, а также предположенных расходов по его операциям. Вопрос о кредитных планах регулируется отдельно для банков краткосрочного и долгосрочного кредита. В отношении первых он представляет значительные трудности. Пост. СНК СССР от 8 октября 1928 г. (С. З.СССР 1928 г, ст. 519) регулирует, главным образом, порядок прохождения планов краткосрочного кредита. Проще обстоит дело с банками долгосрочного кредита. В учреждениях долгосрочного кредита поступление средств является в значительной мере обеспеченным, так как средства, которыми работают эти учреждения, в главной своей массе представляют собой или бюджетные ассигнования или поступления, обязательные в силу закона. Обеспеченность этих поступлений делает возможным составление кредитных планов, довольно точно предусматривающих кредитную деятельность банка на определенный промежуток времени вперед. Порядок составления и утверждения кредитных планов в области долгосрочного кредита регулируется в советском законодательстве рядом законодательных актов, относящихся к различным учреждениям долгосрочного кредита. Так, например, статья 16 Основных положений о Банке долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства СССР (С. 3. СССР 1928 г., № 42, ст. 377) делает это следующим образом. Этот банк ежегодно составляет в соответствии с производственно-финансовым планом промышленности свой годовой кредитный план, утверждаемый СТО по представлению ВСНХ СССР. В этом плане должны быть предусмотрены все ожидаемые поступления как в капиталы банка, так и по его операциям, а также предполагаемые выплаты по долгосрочным ссудам, а также по безвозвратным выдачам, которые Промбанк производит за счет казны. Кроме того, в плане должны быть предусмотрены перераспределяемые резервы в размере 5% ожидаемых поступлений на непредвиденные в плане потребности и кассовый резерв, предназначаемый для устранения сезонных разрывов между притоком в банк средств и текущими выдачами по годовому плану. Другими примерами законодательного регулирования порядка составления и утверждения планов долгосрочного кредита могут служить Постановления СНК от 24 января 1928 года и от 14 июня 1928 года о порядке утверждения и выполнения планов использования специального капитала Цекомбанка для целей кредитования рабочего жилищного строительства (С. 3. СССР 1921 г., № 11, ст. 98) и о порядке утверждения и выполнения планов использования специального капитала Цекомбанка для целей кредитования коммунального хозяйства (С. 3. СССР 1928 г., № 38, ст. 352).

Выполнение кредитным учреждением утвержденного в надлежащем порядке кредитного плана является для него обязательным. Однако выполнение плана совершенно очевидно стоит в зависимости от того, будут ли фактически поступления средств соответствовать плановым предположением. Если поступления будут меньше, чем это было предположено, то очевидно, что и в расходной части кредитное учреждение не сможет сполна выполнить плана.

Отступление кредитного учреждения в своей оперативной деятельности от плановых предположений не дает клиенту, интересы которого нарушены таким отступлением, права на гражданский иск к банку. Клиент может только обратиться с жалобой в административном порядке в соответствующий орган надзора.

4. Надзор за деятельностью кредитных учреждений. Органом правительственного надзора за деятельностью кредитных учреждений является НКФ СССР, НКФ союзных республик и их местные органы. Законодательство Союза ССР не содержит каких-либо общих норм по вопросу о надзоре за деятельностью кредитных учреждений. На практике порядок надзора, осуществляемого НКФ СССР по Валютному управлению, установился применительно к порядку, установленному законодательством РСФСР еще до образования Союза ССР. Непосредственному надзору НКФ СССР подлежат следующие банки: Центральный сельскохозяйственный банк СССР, Центральный банк коммунального хозяйства и жилищного строительства, Банк долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства (Промбанк), Банк для внешней торговли СССР, Всероссийский кооперативный банк, Дальневосточный банк и Средне-Азиатский банк. Государственный банк СССР и государственные трудовые сберегательные кассы, входящие в состав НКФ СССР, наряду с управлениями последнего подчинены непосредственно народному комиссару финансов СССР. Все остальные кредитные учреждения подчинены непосредственному надзору НКФ союзных республик и их местных органов.

В РСФСР действует до настоящего времени, по существу, совершенно устаревшее Постановление СТО от 10 ноября 1922 г. о порядке утверждения уставов и надзора за деятельностью кредитных учреждений (С. У. РСФСР 1922 г., № 76, ст. 943), а также изданная в развитие его Инструкция НКФ РСФСР от 7 мая 1923 г. о порядке надзора за деятельностью кредитных учреждений, опубликованная в официальном приложении к № 19 «Вестника Финансов» за 1923 год. Согласно ст. 7 указанного Постановления СТО, НКФ осуществляет надзор за деятельностью кредитных учреждений путем: а) регистрации всех кредитных учреждений Республики; б) контроля периодических отчетов и балансов; в) производства фактических обследований и ревизий, и г) назначения в случае надобности в состав •правления кредитного учреждения от НКФ для ближайшего наблюдения за деятельностью учреждения. Согласно ст. 9 этого Постановления в случае обнаруженных при обследовании или ревизии кредитных учреждений серьезных нарушений уставов или злоупотреблений народному комиссару финансов предоставляется право входить с представлением о закрытии кредитного учреждения в СТО (в настоящее время в ЭКОСО РСФСР). Инструкция НКФ от 7 мая 1923 г. развивает эти положения, в частности, она указывает, что в случае обнаружения в деятельности кредитных учреждений серьезных нарушений устава или злоупотреблений Валютное управление принимает с разрешения народного комиссара финансов в отношении кредитного учреждения сообразно с обстоятельствами дела одну из следующих мер: а) предлагает устранить в определенный срок нарушения или злоупотребления; б) требует созыва чрезвычайного общего собрания акционеров, пайщиков или членов кредитного учреждения; в) входит в общее собрание с предложением о перевыборах органов управления кредитного учреждения; г) возбуждает судебное преследование против виновных в нарушении устава или злоупотреблений должностных лиц кредитных учреждений; д) запрещает на определенные сроки кредитному учреждению производство отдельных операций и е) входит в правление Госбанка с предложением о закрытии ему кредита. В случае безуспешности этих мер Народный комиссариат финансов входит с представлением о закрытии кредитного учреждения в СТО (в настоящее время в ЭКОСО).

Выше, при рассмотрении вопроса о кредитной системе СССР, нами было указано, что некоторые права по наблюдению за деятельностью кредитных учреждений предоставлены Постановлением о принципах построения кредитной системыГосбанку СССР, а Положением о системе сельскохозяйственного кредита Центральному сельскохозяйственному банку и сельскохозяйственным банкам союзных республик.

Вопросы для повторения к III лекции

1. Что такое кредитная система СССР?

2. Что такое система сельскохозяйственного кредита СССР?

3. Какие кредитные учреждения входят в систему сельскохозяйственного кредита?

4. В чем заключается регулирование деятельности кредитных учреждений?

5. Какие существуют органы регулирования деятельности кредитных учреждений?

6. Каково юридическое значение кредитного плана?

7. Кто осуществляет надзор за деятельностью кредитных учреждений?

Указания для учащихся к III лекции

Читатели, желающие более подробно ознакомиться с материалом, должны обратиться непосредственно к законодательным источникам. Литературы (юридической) по вопросам, рассмотренным в III лекции, кроме книги Севрука, не существует.

Литература

1. П. Севрук. Сельскохозяйственный кредит в СССР. 1928 г.

2. Ахманов. Надзор за кредитными учреждениями. 1928 г.

3. Шрейбер. Правовой облик Банка долгосрочного кредитования «Кредит и Хозяйство», 1928 г., № 4–5.

 

Л Е К Ц И Я IV. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О БАНКОВЫХ СДЕЛКАХ

1. Банковые сделки (операции) и их классификация. 2. Уставные сделки кредитных учреждений. 3. Совершение банковых сделок. 4. Контокоррентный договор.

1. Банковые сделки (операции) и их классификация.

Все сделки, совершаемые банками, могут быть разбиты на две группы. К первой группе относятся сделки, совершение которых составляет непосредственный предмет деятельности банка, как, например, прием вкладов, учет векселей, перевод и т. д. Ко второй группе относятся сделки, совершение которых имеет вспомогательное значение и служит для обеспечения организационных и материальных предпосылок работы банка, как, например, сделки по закупке топлива, оборудования, бумаги, по найму служащих и т. д. Сделки, относящиеся к первой группе, называются банковыми сделками или банковыми операциями. В этом смысле употребляет термин «банковые операции» действующее законодательство. Так, например, постановление ЦИК и СНК СССР от 22 февраля 1928 г. о подсудности гражданских дел кредитных учреждений и о правах этих учреждений по взысканиям с их должников (С. 3. СССР, 1928 г., № 14, ст. 115) в ст. 1 говорит: «все требования, вытекающие из банковых операций кредитных учреждений, поскольку законом для них не установлен административный порядок взыскания, подсудны общим судебным учреждениям». Эта статья исключает подсудность арбитражным" комиссиям споров кредитных учреждений по банковым операциям. Но если спор возник не из банковых операций, то в подлежащих случаях он будет подсуден арбитражной комиссии. Так, например, спор Государственного банка с каким-либо трестом из договора купли-продажи мебели подсуден арбитражной комиссии. Различие между банковыми и прочими сделками кредитных учреждений имеет весьма серьезное значение в следующих отношениях: 1) для банковых операций кредитных учреждений установлены некоторые специальные процессуальные правила (см. лекцию XI); 2) на банковые операции, и только на них, распространяется действие банковой тайны (см. лекцию XI);

3) для банковых операций существует специальный источник права оперативные правила банков (см. п. 3 настоящей лекции).

Не существует единой общепринятой классификации банковых операций. Различие предложенных классификаций обусловлено различием в критериях, принятых каждой классификацией. Нет надобности останавливаться на всех предложенных классификациях. Рассмотрим только основные, возможные в этом вопросе, точки зрения.

а) Можно воспользоваться как основанием для классификации банковых сделок юридической природой этих сделок. С точки зрения гражданского права большинство банковых сделок представляет собой или договор займа, или договор поручения, или договор купли-продажи, или договор поклажи. Можно было бы разбить все банковые операции на соответствующие категории. В такой классификации банковая ссуда находилась бы в одной категории с срочным вкладом, т. к. и та и другая сделка представляет собой заем. Вместе с тем банковая ссуда была бы отделена от учетной операции, т. к. учет векселя или другого обязательства является договором купли-продажи (см. лекцию VI). Подобная классификация, совершенно безупречная с точки зрения гражданского права, представляла бы значительные неудобства при рассмотрении банкового права. Задачей банкового права является не изучение особенностей отдельных договоров гражданского права, а изучение правовых особенностей банковых сделок. Особенности банковых сделок по сравнению с общегражданскими обусловлены не отнесением той или иной сделки к какому-либо из типов сделок, известных гражданскому праву, а теми народно-хозяйственными функциями, которые выполняются банками.

б) Можно взять в качестве критерия для классификации баланс и разнести все сделки на две категории, в зависимости от того, фигурируют ли они на балансе как статьи актива или как статьи пассива. Однако такая классификация не может быть последовательно выдержана, т. к. существующие сделки, с точки зрения баланса безразличные, могут оказаться как на той, так и на другой стороне баланса.

в) Наиболее целесообразной и соответствующей природе нашего предмета является классификация банковых сделок в соответствии с функциями банка. Мы видели, что банку присущи три основные функции: 1) образование средств, 2) предоставление кредита и 3) содействие платежному обороту. Каждая из этих функций осуществляется при помощи определенных операций, которые и могут быть разбиты на соответствующие три группы. Кроме того, банки совершают операции, которые не имеют целью осуществление какой-либо из этих функций. Они должны образовать особую группу (четвертую), представляющую собой совокупность операций, которые банки совершают ввиду того, что их удобно объединить в одном предприятии с операциями первых трех групп.

Для краткости условимся называть первую группу пассивными операциями и вторую группу активными операциями. При этом необходимо помнить, что эти группы не вполне совпадают с теми двумя категориями, на которые распадаются банковые сделки, если в основу классификации положить балансовый критерий.

Остановимся на каждой из этих групп. К пассивным операциям (группа первая) относятся: эмиссия банковых билетов, все виды вкладной операции (простой текущий счет, срочный и бессрочный вклады), а также выпуск облигационных займов. Банк образует средства, которыми он работает, также посредством получения кредита в других банках. Но так как соответствующие операции (переучет и т. д.) для кредитующего банка явятся операцией по предоставлению кредита и так как эти операции не отличаются от тех сделок, которыми банки пользуются для оказания кредита другим клиентам, то будет правильней отнести их ко второй группе.

К активным операциям (группа вторая) относятся весьма разнообразные сделки, объединяемые в одну группу тем, что банк, совершая их, обеспечивает клиенту получение или возможность получения необходимых последнему средств. Это достигается тем, что банк или ссужает клиенту деньги (различные формы ссудной операции), или покупает у него долговое требование к третьему лицу или третьим лицам (учетная или дисконтная операция), или же принимает на себя ответственность за него перед третьим лицом (гарантийный, акцептный кредит). В отношении этой группы операций встают сложные вопросы банковой политики и банкового законодательства, касающиеся обеспечения банковых активов. Поэтому при рассмотрении этой группы банковых операций, кроме рассмотрения самих операций, мы должны будем остановиться на способах, обеспечивающих возвращение банку вложенных им в эти операции средств (право залога, право удержания и т. д.).

К операциям по содействию платежам (группа третья) относятся операции, по которым банк принимает на себя выполнение различных платежных операций клиента, как-то: оплату чеков, совершение переводов, получение платежей по векселям и другим документам и т. д. Эти операции имеют очень большое народно-хозяйственное значение. Их развитие содействует внесению в экономическую жизнь элементов организованности, т. к. благодаря им банки превращаются как бы во всеобщих кассиров. Эти операции создают технические предпосылки, необходимые для развития безналичных расчетов.

К прочим операциям (группа четвертая) относятся довольно многочисленные сделки, которые не могут быть объединены какими-либо внутренними признаками. К ним относится покупка и продажа по поручениям и за собственный счет валютных и фондовых ценностей разного рода, содействие размещению акций и облигаций, прием на хранение ценных бумаг, отдача внаем безопасных ящиков ^сейфов) и др. Эти операции технически или коммерчески весьма удобно объединить с операциями, отнесенными к первым трем группам. Они обычно являются для банка весьма прибыльными. В наших условиях они не играют той роли, которая принадлежит им в капиталистических странах, где такие операции, как торговля ценными бумагами и операции по содействию размещению выпусков акций и облигационных займов, делаются порой основной операцией некоторых категорий банков (так наз. банков спекулятивныхв противоположность банкам депозитным, которые не занимаются этими операциями или занимаются ими в незначительной степени). Эти операции, народно-хозяйственное значение которых в капиталистическом хозяйстве заключается в том, что они делают возможным собирание при помощи выпусков акций и облигационных займов крупных капиталов промышленными предприятиями, в условиях советского хозяйства имеют весьма ограниченное значение. Проблема долгосрочного кредитования промышленности разрешается у нас на совершенно иных началах.

2. Уставные сделки кредитных учреждений. Уставными сделками являются те сделки, которые кредитное учреждение совершает в соответствии со своим уставом или положением. В действующем советском праве принято так наз. начало специальной правоспособности юридических лиц. Начало специальной правоспособности означает, что юридическое лицо может совершать только те сделки, которые необходимы для достижения цели, ради которой оно учреждено. Это начало находит полное применение и к кредитным учреждениям. Положения о кредитных учреждениях и их уставы указывают цель, поставленную кредитному учреждению. Совершение сделок, направленных в сторону от этих целей, является нарушением закона, которое должно влечь за собой установленные на этот случай последствия, в частности, в соответствующих случаях, недействительность сделки. Так, например, согласно § 1 Устава Банка для внешней торговли СССР (Внешторгбанк) этот банк «имеет целью развитие коммерческих оборотов Союза ССР по внешней торговле и содействие торговле и промышленности, связанным с экспортом и импортом». Поэтому, если Внешторгбанк окажет кредит торговому предприятию, предметом деятельности которого является розничная торговля в пределах СССР, или промышленному предприятию, производящему товары не для вывоза, а исключительно для внутреннего потребления, то соответствующая сделка (учет векселя, срочная ссуда под залог товара) будет совершена с целью противной закону и как таковая недействительна (ст. 30 Г. К.). Цель, поставленная кредитному учреждению его уставом, является руководящим указанием для всей его деятельности в целом. Предоставление кредита не в соответствии с целью, предусмотренной уставом, совершенно несомненно делает соответствующую сделку противоуставной. Банк в этом случае использовал свои средства не по назначению. Но не следует думать, что каждая из других операций банка должна быть непосредственно связана с указанной в уставе целью. Так, если Внешторгбанк совершит переводную операцию по поручению случайного клиента, частного лица, не имеющего никакого отношения к внешней торговле, то такую сделку нельзя считать противоуставной. Банк в этом случае не поместил в операцию своих средств и не отвлек их от поставленной ему цели. Совершение же такой случайной операции в достаточной степени обосновывается тем, что банк имеет готовый для этого аппарат, который он использует с известной для себя выгодой. Эта выгода в конечном счете является выгодой также и для внешней торговли, так как она увеличивает экономическую мощь кредитующей эту торговлю организации.

Особенностью положений в наших кредитных учреждениях и их уставов является то, что они, по общему правилу, содержат перечень тех операций, совершение которых разрешено данному кредитному учреждению (см., например, ст. 29 Положения о Государственном банке, § 8 Устава Внешторгбанка). Эти списки имеют исчерпывающий характер. Банки, по общему правилу, не могут совершать операции, которые не означены в этих списках. Однако необходимо иметь в виду следующее. Устав банка, называя какую-либо банковую операцию, обычно имеет в виду не одну какую-либо сделку, а ряд возможных сделок, объединяемых в одно целое с точки зрения хозяйственной природы операции. Поэтому, если устав банка говорит о простом текущем счете или о специальном текущем счете до востребования, то тем самым он разрешает и операцию по оплате банком чеков, выписанных на эти счета, несмотря на то, что с юридической точки зрения эти операции различны. Но по своей хозяйственной природе они составляют единое целое. Оплата банком чеков клиента является способом предоставить ему возможность воспользоваться суммами, которые находятся на его текущем счету, или кредитом, который открыт ему в форме специального текущего счета. Эта особенность содержащихся в уставах кредитных учреждений списков разрешенных им операций признана и нашей административной практикой. В 1925 г. встал вопрос о том, могут ли общества взаимного кредита выдавать векселя. Уставы обществ об этом не упоминали. НКФ СССР циркуляром от 30 сентября 1925 г. (№ 83, Оф. приложение № 10 к «Вестнику Финансов» за 1925 г.) разъяснил, что общества взаимного кредита «могут выдавать обязательства и, следовательно, векселя, поскольку выдача сих последних вытекает из характера разрешенных обществам операций». Далее НКФ СССР указывает, по каким операциям может иметь место выдача векселей. Кроме того, необходимо иметь в виду и следующее. Уставы кредитных учреждений обычно содержат довольно подробные указания относительно способов обеспечения операций по предоставлению кредита. Эти указания устанавливают минимум, ниже которого банк не может спускаться. Но нет препятствий к тому, чтобы банк обеспечивал открываемые им кредиты в большей степени, чем это требуется уставом.

3. Совершение банковых сделок. Совершение банковых сделок, по общему правилу, подчиняется всем тем нормам, которые установлены законом для гражданских сделок. В частности, имеют применение к банковым сделкам те положения, которые содержатся в Гражданском кодексе по вопросу о форме сделки. Закон делает для банковых сделок только одно изъятие. Как известно, согласно ст. 137 Г. К. договоры, заключаемые государственными учреждениями и предприятиями как между собой, так и с кооперативными организациями, профессиональными союзами и частными лицами, подлежат обязательному нотариальному удостоверению. Среди довольно многочисленных изъятий из этого правила содержится также и изъятие для «сделок по вкладным, ссудным и комиссионным операциям кредитных установлений» (п. 3, ст. 137 Г. К.). Формула закона объемлет почти все банковые сделки. Однако некоторые не могут быть подведены под содержащееся в ней перечисление. В таком положении оказывается, например, гарантийная операция. Правильным является распространить по аналогии изъятие из общего правила ст. 137 на все банковые операции, так как мысль законодателя, очевидно, заключалась в том, чтобы не делать обязательным нотариальное удостоверение сделок, составляющих непосредственный предмет деятельности кредитных учреждений. Перечисление имело в виду отграничить эти сделки от сделок, совершаемых кредитными учреждениями с целью создания хозяйственных и организационных предпосылок своей деятельности (см. начало настоящей лекции). Так смотрит на этот вопрос и наша практика.

В банковой практике, требующей четкости и определенности юридических отношений, принято все сделки оформлять в письменной форме.

При совершении банковых сделок большое значение принадлежит оперативным правилам кредитных учреждений. Правильная постановка дела в кредитных учреждениях требует единообразного порядка для операций банка. Банк не может договариваться по-разному с отдельными клиентами об условиях той или иной сделки. Поэтому по всем операциям банка обычно устанавливаются правлением банка правила, которые содержат формуляры, определяющие условия, на которых совершается та или иная сделка. Иногда оперативные правила должны быть утверждены властью. Так, например, согласно ст. 5 Положения о Госбанке, основные правила по его операциям должны быть утверждены народным комиссаром финансов СССР. См. также § 16 Устава Центрального банка коммунального хозяйства и жилищного строительства. Согласно практике НКФ СССР последний иногда утверждает единообразные правила по определенной операции для всех кредитных учреждений. См., напр., постановление НКФ СССР от 5 августа 1927 г. № 195 об утверждении правил о вкладах ценных бумаг, вносимых в кредитные учреждения для хранения и хранения с управлением (Оф. прилож. к «Вестнику Финансов» от 23 августа 1927 г., № 43).

Оперативные правила кредитных учреждений имеют двойственную юридическую природу. С одной стороны, они являются источником права (лекция I), и закон признает их таковыми. Он признает их правотворческую силу (ст. 92 Г. К.). Но, с другой стороны, правила кредитных учреждений действуют лишь постольку, поскольку при заключении сделки с клиентом они включены в содержание сделки. Включение в содержание сделки достигается посредством ознакомления с ними клиента, от которого при этом отбирается подписка в том, что он правила читал и согласен им подчиниться.

4. Контокоррентный договор. Большое значение в банковой практике принадлежит договору контокоррента. Договор контокоррента является особой формой расчета по сделкам, относимым нами к различным категориям банковых сделок. На нем следует остановиться, прежде чем мы будем рассматривать каждую из этих категорий.

Договор контокоррента может быть отнесен к банковому праву потому, что особенно большое значение ему принадлежит в банковом деле. Однако он вполне возможен и нередко имеет место в отношениях между предприятиями, из которых ни одно не является кредитным учреждением. Поэтому в юридической литературе его рассматривают иногда в составе банкового права или в связи с последним, иногда же независимо от банкового права. Действующее советское законодательство не регулирует контокорретный договор, но упоминает о нем (см. ст. 7 постановления ЦИК и СНК СССР о принципах построения кредитной системы С. 3. СССР, 1927 г., № 35, ст. 364).

Контокоррентным называется договор, которым стороны. взаимно обязуются заносить на единый счет свои денежные требования друг к другу с тем, чтобы та из них, которая при заключении счета окажется должником, уплатила другой образовавшуюся разницу.

Остановимся на отдельных элементах этого определения.

1) Контокоррент есть договор. В качестве договорного отношения контокоррент в юридическом значении термина отличается от контокоррента в смысле бухгалтерии. Контокоррент, как особая счетная операция, является только технической предпосылкой контокоррента, как особого договора.

2) На единый счет заносятся требования сторон друг к другу. Неправильно говорить, что на единый счет заносятся сделки. Сделка является только основанием, из которого вытекает требование, которое в силу контокоррента становится статьей одного счета. На единый счет в случае контокоррентного договора стороны могут делать взносы. Однако было бы неправильно считать эти взносы платежами. Они не могут рассматриваться как платежи, так как не погашают какого-либо долга. Каждое требование, попавшее на единый счет в силу контокоррентного договора, и соответствующий ему долг сделались статьей этого счета. Погашению подлежит только долг, выяснившийся при заключении счета. Поэтому внесенная сумма также является только статьей единого счета, влияющей на его результат в качестве плюса на стороне вносителя.

3) При заключении счета в случае контокоррентного договора имеет место зачет. Для того, чтобы быть способными к зачету, требования должны быть однородными. Однородность достигается тем, что на единый счет заносятся только денежные требования и денежные взносы. Практически немыслим такой контокоррентный договор, при котором на счет заносились бы однородные, но не денежные требования.

4) Стороны должны заносить на единый счет свои требования друг к другу. Если на счет вносятся только требования одной стороны к другой, а также хотя бы и суммы, вносимые другой стороной в погашение задолженности, то мы не имеем контокоррентного договора, несмотря на то, что с точки зрения счетоводства операция может представлять собой контокоррент. На этом основании не являются контокоррентным договором сделки простого текущего счета и специального текущего счета до востребования.

5) Какие денежные требования сторон друг к другу заносятся при контокорренте на единый счет зависит от их соглашения. В случае молчания соглашения, не включаются в контокоррентные отношения требования, подлежащие немедленному удовлетворению. Это было бы несовместимо с вероятной волей сторон. В случае сомнения относительно содержания соглашения или пробела в нем следует принимать во внимание деловое обыкновение.

6) Через определенные промежутки времени (контокоррентные периоды) производится заключение счета. Контокоррентный период определяется соглашением сторон, а при его отсутствии деловым обыкновением. В результате заключения счета образуется разность в пользу одной из сторон, которая называется сальдо.

Договор контокоррента представляет для сторон значительные удобства. Благодаря ему отдельные разрозненные сделки сливаются в одно целое, что облегчает расчет между сторонами. В договоре контокоррента переплетаются элементы расчетный и кредитный. С одной стороны, контокоррент представляет собой способ расчета по взаимным требованиям. С другой он приводит к тому, что расчет отсрочивается до конца контокоррентного периода и, следовательно, создаются кредитные отношения. Эти кредитные отношения, однако, не являются сами по себе банковым кредитованием. Они лишь неизбежный результат контокоррента.

Контокоррент производит действие как во время контокоррентного периода, так и по его истечении.

В течение всего контокоррентного периода отдельные требования, занесенные на единый счет, теряют свою индивидуальность. Они рассматриваются только как статьи счета, которые должны обусловить к моменту его заключения определенный результат. Счет представляет собой некоторое единое целое (так наз. нераздельность контокоррента). Из начала нераздельности контокоррента вытекают следующие положения:

а) ни одна из сторон не может распоряжаться отдельными, занесенными на единый счет требованиями, т. е. отчуждать или закладывать их, предъявлять по ним иск, предъявлять их к зачету и т. д.;

б) в отношении требования, занесенного на единый счет, не может иметь место просрочка должника, а также приостанавливается давность;

в) требование, занесенное на единый счет, не может быть погашено исполнением.

Таким образом, требование как бы парализуется для того, чтобы затем, при заключении счета, обусловить вместе с другими занесенными на счет требованиями определенное сальдо.

По истечении контокоррентного периода счет заключается, и путем сведения дебета и кредита счета и начисления на кредитованные суммы процентов (обусловленные сторонами или в случае, предусмотренном ст. 110 Г. К. законные) определяется сальдо. Сальдо определяет размер требования той стороны, в пользу которой он образовался. Это требование заменяет собой все требования, занесенные на единый счет. С точки зрения господствующего, но, однако, спорного, взгляда оно новирует их (п. «г» ст. 129 Г. К.). Прежние требования являются погашенными. Остается только требование, основанное на контокоррентном договоре. Заключая счет, стороны сообщают друг другу проект расчета. Одобрение другой стороной или взаимное согласие после исправления счета делают расчет принятым обеими сторонами.

Договор контокоррента может быть заключен бессрочно или на определенный срок. В первом случае он прекращается по заявлению каждой из сторон, во втором истечением срока. Обычно договор контокоррента продолжается долее одного контокоррентного периода. В таком случае сальдо, выведенное в результате истекшего периода, начинает собой в качестве первой статьи счет следующего периода. Так как сальдо является, в частности, результатом процентов, которые нарастали на кредитованные в предшествующем периоде суммы, то начисление процентов на сальдо приводит к сложным процентам. В этом случае имеет применение ст. 213 Г. К. (без достаточных оснований помещенная в главе о займе), согласно которой сложные проценты запрещаются, но это запрещение «не распространяется на сделки, совершаемые законно существующими кредитными учреждениями».

В практике наших кредитных учреждений контокоррентный договор чаще всего служит для урегулирования так наз. корреспондентских отношений. В этом случае стороны два кредитных учреждения, взаимно обязавшиеся выполнять различного рода платежные поручения друг друга производят расчет по этим операциям на основании контокоррентного договора.

Вопросы для повторения к IV лекции

1. Как можно классифицировать банковые сделки?

2. Что такое уставная сделка?

3. Какова юридическая природа оперативных правил банков?

4. Что такое контокоррентный договор?

5. Каково юридическое действие контокоррентного договора?

Указания для учащихся к IV лекции

При проработке IV лекции желательно подробное ознакомление с уставами хотя бы некоторых банков.

Контокоррентный договор имеет большое применение к банковому делу за границей, особенно в Германии. Контокоррентный договор в Германии является формой, в которую облекаются по общему правилу отношения банка и клиентов. При этом следует иметь в виду, что так наз. контокоррентные условия германских банков по своему содержанию значительно шире и богаче, чем содержание контокоррентного договора в собственном смысле слова. Они содержат условия самых разнообразных сделок, совершаемых банками со своими постоянными клиентами, и представляют собой таким образом содержание банкового договора вообще.

Литература

1. Вормс. Юридическая природа контокоррента. «Кредит и Хозяйство», 1921 г., № 11.

2. Шершеневич. Курс торгового права, т. II.

 

 

ЛЕКЦИЯ V. ПАССИВНЫЕ ОПЕРАЦИИ

1. Выпуск банковых билетов. 2. Денежные вклады и их виды. 3. Юридическая природа денежного вклада. 4. Вкладные документы. 5. Вклады в государственные трудовые сберегательные кассы. 6. Вклады в кредитно-кооперативные организации. 7. Облигационные займы кредитных учреждений.

1. Выпуск банковых билетов. Операция выпуска банковых билетов урегулирована Постановлением СНК от 11 октября 1922 г. (С. У. РСФСР, 1922 г., № 64, 827). В этом постановлении содержатся нормы, от которых зависит положение банкового билета в обороте. В развитие этого закона, для урегулирования организационной и технической сторон операции, издан «наказ Государственному банку о порядке выпуска, использования и изъятия из обращения банковых билетов», утвержденный Коллегией НКФ 19 октября 1922 г.

Выпуск банковых билетов является монополией Государственного банка. Монопольные права Государственного банка в отношении этой операции нигде в законе прямо не формулированы, но они вытекают из того, что закон никому больше их не предоставляет.

Банковым билетом является выпущенный банком и предназначенный служить денежным знаком документ, в котором выражено бессрочное беспроцентное денежное обязательство. Юридическая природа банкового билета является двойственной. Он одновременно является ценной бумагой на предъявителя и денежным знаком.

Банковый билет содержит в себе бессрочное обязательство банка, и поэтому подлежит оплате по предъявлении. Однако обязанность банка оплатить банковый билет может быть отсрочена. Такая отсрочка установлена ст. 5 пост. СНК от 11 октября 1922 г., согласно которой срок начала размена банковых билетов на золото устанавливается особым правительственным актом.

Сумма обязательства, содержащегося в банковом билете, выражена в золотых червонцах. Золотой червонец, согласно ст. 2 декрета СНК от 26 октября 1922 г. о чеканке золотых червонцев (С. У. 1922 года, № 66, ст. 876), содержит 1 зол. 78,24 долей чистого золота. Закон не устанавливает отношения червонца к другой советской денежной единице – рублю. Фактически в обороте установилось совершенно твердое соотношение: 1 червонец в банковых билетах =10 рублям. Оно основано на том, что Государственный банк производит по этому курсу свободный размен банковых билетов на государственные казначейские билеты и обратно и что практикой НКФ и Государственного банка установлена полная заменимость государственных казначейских билетов и банковых билетов при производстве и приеме платежей. Со строго формальной точки зрения это соотношение всегда может быть изменено без издания законодательного акта. Поэтому формально не утеряла силы ст. 9 пост. от 11 октября 1922 г., в силу которой «банковые билеты допускаются к котировке на всех биржах РСФСР», хотя реально она в настоящее время никакого значения не имеет.

Не устанавливая соотношения червонца и советского рубля, закон указывает, что червонец равен 10 руб. в прежней российской золотой монете (ст. 2 пост. от 11 октября 1922 г.). Это положение имеет значение иллюстрации к установленному законом весовому содержанию чистого золота в червонце.

Законная платежная сила банковых билетов определена ст. 6, пост. от 11 октября 1922 г. Согласно ст. 6 «банковые билеты принимаются по их нарицательной цене в уплату государственных сборов и платежей (таможенных пошлин, налогов, железнодорожных расплат и т. д.) в тех случаях, когда по закону платежи взимаются в золоте». В настоящее время следует считать исчисленными в золоте все платежи в казну. Ст. 7 предоставляет Госбанку право «требовать возврата ссуд, выданных банковыми билетами, и вообще погашения выраженных в банковых билетах обязательств – банковыми же билетами». Ст. 7 говорит о праве Госбанка в известных случаях требовать платежа банковыми билетами, но ничего не говорит о его обязанности принимать их в уплату. Однако, такая обязанность должна быть признана, так как обратная точка зрения исключала бы для банкового билета возможность служить денежным знаком.

Банковые билеты выпускаются достоинством в 1, 2, 3, 5, 10, 25 и 50 червонцев (ст. 2). Подделка их преследуется наравне с подделкой денежных знаков (ст. 10).

Банковые билеты обеспечиваются полностью, причем не менее чем на 1/4 их суммы по номиналу драгоценными металлами и устойчивой иностранной валютой по курсу на золото, а в остальной части легко реализуемыми товарами, краткосрочными векселями и иными краткосрочными обязательствами (ст. 3), С особого разрешения правительства Государственный банк может выдавать банковыми билетами ссуды Народному комиссариату финансов. Эти ссуды должны быть обеспечены в размере не менее 50% общей их суммы драгоценными металлами, а в остальной части – процентными обязательствами (ст. 8). Юридическая природа установленного законом обеспечения выпуска банковых билетов состоит в том, что наличность этого обеспечения является законным условием, от которого зависит правомерность осуществления банком предоставленного ему эмиссионного права. Вместе с тем нормы обеспечения служат границами эмиссионного права банка.

Правовое положение банкового билета в обороте регулируется помимо пост. 11 октября 1922 г., и другими законами. В частности, на них распространяются нормы Гражд. код. о праве собственности. Прим. 2 к ст. 60 Г. К. содержит следующую специальную норму: «Государственные и иные допущенные к обращению в пределах Союза ССР ценные бумаги на предъявителя, содержащие обязательство платежа определенной денежной суммы, а равно банковые билеты, не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя на том основании, что они ранее были утеряны или похищены, или принадлежали государственному учреждению или предприятию и были незаконно отчуждены каким-либо способом». Эта норма содержит весьма важное положение, обеспечивающее беспрепятственное обращение банковых билетов. Следует отметить неточность в формулировке приведенного примечания, а именно слова «а равно банковые билеты». Правильно было бы сказать «в частности банковые билеты». Еще лучше было бы сказать «ценные бумаги на предъявителя, содержащие обязательства платежа определенной денежной суммы, а равно денежные знаки СССР, так как в настоящее время умолчание про другие денежные знаки, кроме банковых билетов, может дать повод к заключению, что в отношении этих знаков добросовестный приобретатель не пользуется преимуществами прим. 2 к ст. 60. Правильно распространить действие этого примечания по аналогии на все денежные знаки СССР.

2. Денежные вклады и их виды. Денежным вкладом называется сделка, в силу которой банк принимает от клиента на срок или бессрочно деньги с обязанностью вернуть ту же сумму с процентами или без процентов. Юридическая природа вклада является спорной. С точки зрения одних вклад представляет собой договор займа. С точки зрения других – так наз. иррегулярную поклажу. На этом вопросе мы остановимся дальше (см. настоящую лекцию, п. 3). Здесь же отметим только, что банк в случае денежного вклада принимает на себя обязанность вернуть клиенту ту же сумму, а не те же денежные знаки. Поэтому денежный вклад в банк следует отличать от отдачи денежных знаков на сохранение, при которой эти знаки не обезличиваются. В последнем случае имеет место обычный договор поклажи, и поклажеприниматель обязан вернуть поклажедателю те самые денежные знаки, которые он от него принял (регулярная поклажа). Поклажа денежных знаков имеет иногда место в банковой практике.

Положения о кредитных учреждениях, их уставы и оперативные правила знают различные виды вкладов. Срочным вкладом называется вклад, принятый на определенный срок (по правилам Госбанка – не менее одного месяца). Бессрочный вклад принимается без указания срока с уплатой вкладчику по предъявлении. Вкладом на текущий счет (текущий счет, простой текущий счет) называется вид бессрочного вклада, особенностью которого является возможность для вкладчика пополнять свой вклад путем внесения сумм на открытый ему счет. Таким образом, обыкновенный бессрочный вклад может быть только полностью или частично истребован вкладчиком. Вклад же на текущий счет может быть не только уменьшен, но и увеличен последующими взносами. Текущий счет обладает подвижностью как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения. Благодаря этому свойству, особенно удобному для клиента, простой текущий счет является практически наиболее важным видом вкладной операции. Вкладчик может пользоваться своим текущим счетом как своей кассой. Простой текущий счет в соединении с чековой операцией делает банк кассиром вкладчика (см. лекцию IX).

Особо следует отметить так наз. долгосрочные вклады, практикуемые в советских учреждениях долгосрочного кредита. Примером таких вкладов могут служить вклады, принимаемые Банком долгосрочного кредитования промышленности и электростроительства СССР (Промбанком). Согласно ст. 8 Основных положений об этом банке (С. 3. СССР 1928 г., № 42, ст. 377) он принимает в качестве долгосрочных вкладов: а) возвратные ассигнования на финансирование промышленности по государственному бюджету – на основе специальных договоров между банком и НКФ СССР или НКФ союзных республик по принадлежности; б) 50% отчислений в капиталы расширения предприятий, производимых государственными промышленными трестами общесоюзного и республиканского значения, государственными синдикатами, а также государственными промышленными акционерными обществами и другими акционерными обществами по спискам, утвержденным СТО или ЭКОСО союзных республик по принадлежности; в) часть амортизационных отчислений, производимых вышеуказанными организациями (п. б); г) средства, поступающие от иных юридических и физических лиц. Практическое значение в настоящее время имеют только средства, указанные в пп. а – в. Особенностью этих вкладов является то, что получаемые по ним средства кредитное учреждение может обращать исключительно на определенные операции долгосрочного кредитования. Значительная часть этих вкладов (пп. б и в) подлежит внесению в Промбанк в силу закона.

Вкладная операция представляет собой договор между банком и клиентом. В целом ряде случаев советское законодательство устанавливает в отношении вкладов ограничения договорной автономии, обязывая определенные категории юридических лиц вносить свои свободные денежные средства в виде вкладов в кредитные учреждения. Такое ограничение установлено в отношении государственных учреждений и предприятий, действующих на началах коммерческого расчета, постановлением СНК СССР от 8 января 1925 г. о порядке хранения свободных денежных сумм этих госорганов (С. 3. 1925 г., № 3, ст. 36). Указанные учреждения и предприятия могут хранить в своих кассах лишь суммы, необходимые для удовлетворения текущих расходов. Предельный размер этих сумм устанавливается для учреждений и предприятий общесоюзного и республиканского значения соответствующим наркоматом СССР или союзной республики по соглашению с НКФ СССР или НКФ союзной республики, для учреждений же и предприятий местного значения – подлежащим исполнительным комитетом. Сверх этой суммы в кассах указанных учреждений и предприятий могут храниться не более чем за три дня до срока выплаты заработной платы и не более трех дней после этого срока суммы, необходимые для текущей расплаты с рабочими и служащими. Изъятия из этого правила могут быть установлены в том же порядке, как предельный размер той суммы, которую учреждение или предприятие может хранить в своей кассе. Все остальные денежные суммы должны быть вносимы не позже следующего за их поступлением дня на текущие счета в Государственный банк, Банк для внешней торговли СССР, Центральный с.-х. банк СССР, сельскохозяйственные банки союзных республик или в другие кредитные учреждения, списки которых устанавливаются НКФ СССР. В местностях, где нет указанных кредитных учреждений, деньги должны быть внесены на текущий счет не позже, чем через пять дней. Особое ограничение установлено для кредитных учреждений пост. ЦИК и СНК СССР о принципах построения кредитной системы (С. 3.1928 г., № 35, ст. 364), ст. 6 которого определяет, что «свободные резервы всех кредитных учреждений в размерах, устанавливаемых комитетом по делам банков, должны сосредоточиваться в Государственном банке Союза ССР». Это правило так же, как и все постановление, не распространяется на кредитно-кооперативные организации и государственные трудовые сберегательные кассы. Согласно ст. 10 того же закона средства единого государственного бюджета СССР, а также средства гострудсберкасс, органов государственного и социального страхования, Госспирта и государственной карточной монополии, за исключением случаев, предусмотренных постановлениями правительства СССР или НКФ СССР, сосредоточиваются в Государственном банке СССР; средства же государственных учреждений, состоящих на местном бюджете, могут вноситься как в Государственный банк, так и в местные коммунальные банки и в общества с.-х. кредита.

Во всех приведенных случаях имеет место определенного рода ограничение договорной автономии. Юридическая природа этого ограничения такова. Начало договорной свободы заключается в том, что воля каждой из договаривающихся сторон имеет определяющее значение для: 1) вступления сторон в юридическое отношение, 2) с определенным контрагентом, 3) на определенных условиях. Ограничения договорной автономии могут касаться каждого из этих элементов. В интересующих нас случаях дело идет о первом элементе. Одна из сторон понуждается законом ко вступлению в юридическое отношение. Ограничение договорной свободы в отношении первого из указанных элементов всегда влечет хотя бы частичные ограничения, касающиеся двух остальных. Закон не только обязывает определенные организации вносить деньги в банк, но и ограничивает круг контрагентов, указывая между какими банками возможен выбор, а также определяет, что деньги вносятся на текущий счет. Рассматриваемое ограничение имеет публично-правовой характер. Поэтому исполнение соответствующих предписаний закона можно добиваться только в административном порядке. Гражданский иск в этом случае исключен.

Деление вкладов на вклады, вносимые в силу предписания закона, и вклады, вносимые добровольно, имеет очень большое значение с точки зрения кредитной политики. Совершенно очевидно, что различного рода льготы и преимущества, устанавливаемые законом или практикой кредитного учреждения в интересах привлечения вкладов, имеет смысл только в отношении вкладов добровольных. Такие льготы, весьма широкие, установлены для вкладной операции в кредитно-кооперативных организациях и государственных трудовых сберегательных кассах, которые имеют дело с широкими массами добровольных вкладчиков.

3. Юридическая природа денежного вклада. Выше было указано, что юридическая природа денежного вклада представляется спорной. Для того, чтобы решить спор о том, является ли денежный вклад займом или иррегулярной поклажей, остановимся на этих двух договорах.

Определение договора займа дано в ст. 208 Г. К. Оно гласит следующим образом: «по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или определенные родовыми признаками вещи, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу полученную сумму денег или равное взятому взаймы количество вещей того же рода и качества с процентами или без процентов». Таким образом, для договора займа характерно, что деньги переходят в собственность заемщика, который обязуется вернуть не полученные им денежные знаки, а только ту же сумму денег. В случае срочного займа заемщик обязан уплатить заимодавцу в срок. В случае же займа бессрочного – по требованию заимодавца, причем в этом случае на основании ст. 111 Г. К. должник имеет семидневный льготный срок.

Договор поклажи принадлежит к числу договоров весьма частых в жизни и, в частности, в банковой практике. Однако, он не урегулирован ни в Гражданском Кодексе, ни в других законодательных актах. Договором поклажи называется договор, по которому одна сторона (поклажеприниматель) обязуется в течение определенного срока или бессрочно хранить переданные ей вещи другой стороны (поклажедателя). В так наз. регулярном договоре поклажи поклажедатель остается собственником переданной на хранение вещи, и поклаженаниматель обязан вернуть ему ту же самую вещь, которая была ему передана. Находящаяся на хранении вещь, таким образом, не обезличивается, а остается индивидуализированной. Но кроме регулярной поклажи возможна так наз. иррегулярная поклажа, в случае которой передаваемые на хранение вещи (напр., ценные бумаги, деньги) ввиду отсутствия интереса к их индивидуализированию обезличиваются. Поклажеприниматель делается собственником полученных вещей, обязанным вернуть поклажедателю лишь равное полученному количество вещей, определяемых теми же родовыми признаками, в случае иррегулярной поклажи денег – сумму, равную полученной. Таким образом иррегулярная поклажа весьма приближается к договору займа, совпадая с последним своими внешними признаками. Но она отличается тем, что стороны преследуют другие цели, чем при договоре займа. С этим связано отличие в правовых последствиях той и другой сделки. Часто усматривают это различие в том, что в случае займа договор заключается в интересах должника (заемщика), тогда как в случае поклажи – в интересах кредитора (поклажедателя). В общей форме это утверждение неправильно. Возможно и обратное. В деловом же обороте обычно и та и другая сделка заключается в интересах обеих сторон. Поэтому нельзя видеть в этом различие между займом и иррегулярной поклажей. Различие лежит в другом. В случае займа целью сторон является определенное помещение капитала. В соответствии с этим в случае срочного займа срок обозначает, что в течение определенного времени капитал будет находиться в хозяйстве должника и кредитор может его потребовать лишь по наступлении срока. В случае же бессрочного займа имеют место установленные ст. 111 Г. К. льготные дни, чтобы благодаря им должник имел время извлечь деньги из своего хозяйства. Иначе в случае иррегулярной поклажи, при которой целью сторон является не помещение капитала одним лицом в хозяйство другого, а хранение одним лицом средств другого с тем, чтобы они всегда были в распоряжении поклажедателя (кредитора). Поэтому, если в такой сделке оговорен срок, то этот срок обозначает, что поклажепринимателъ обязался в течение определенного времени хранить имущество поклажедателя. Поклажеприниматель не может до срока вернуть деньги поклажедателю, но последний может до срока потребовать их обратно. Равным образом на том же основании льготные дни (ст. 111 Г. К.) не имеют применения к бессрочной иррегулярной поклаже, и поклажедатель имеет право получить деньги (или заменимые вещи) по первому своему требованию. Если целью иррегулярной поклажи является хранение средств одного лица другим, то это не значит, что поклажеприниматель не должен ими пользоваться. Наоборот, нормально он ими пользуется и имеет право это делать. Но его пользование этими средствами не должно ничем препятствовать вышеуказанной непосредственной цели сделки. К различиям в вопросе о сроках сводятся не возбуждающие сомнений практические различия в правовых последствиях между займом и иррегулярной поклажей. В литературе иногда указывают и на другие различия. Но соответствующие правовые последствия или не связаны с отличием займа и иррегулярной поклажи (напр., право преимущественного удовлетворения при иррегулярной поклаже), или же наличность их представляется спорной (напр., особый порядок исчисления исковой давности в случае иррегулярной поклажи). В остальном юридические последствия займа и иррегулярной поклажи совпадают.

Таким образом иррегулярная поклажа представляет собой договор, занимающий промежуточное положение между займом и поклажей (регулярной).

Срочный вклад следует рассматривать, как договор займа. Если его рассматривать как иррегулярную поклажу, то вкладчик мог бы потребовать деньги от банка до срока. Между тем, несомненно, что в случае срочного вклада банк желает обеспечить себе возможность пользоваться деньгами в течение обусловленного. срока. Оперативные правила банков обычно прямо предусматривают выплату срочного вклада только после истечения срока. За гарантированное в течение определенного срока пользование деньгами банки уплачивают более высокий процент. Поэтому считать срочный вклад иррегулярной поклажей было бы неправильно.

Бессрочные вклады, в том числе вклады на текущие счета, следует рассматривать как иррегулярную поклажу. В противном случае пришлось бы применять к ним ст. 111 Г. К. и предоставлять банку семь льготных дней для производства выплат, что, несомненно, противоречило бы природе операции. Текущий счет нельзя было бы рассматривать как кассовое обслуживание банком клиента. Сторонникам конструкции займа (Л. С. Элиассон) приходится для устранения действия ст. 111 прибегать к ст. 1 Г. К. Ссылка на ст. 1 только подтверждает, что льготные дни, а следовательно, и конструкция текущего счета как займа, противоречат социально-хозяйственному назначению операции. Не является препятствием для конструирования бессрочного вклада, в частности, вклада на текущий счет, как иррегулярной поклажи, помещенное в главе о займе прим. к ст. 210 Г. К., согласно которому Госбанку предоставляется принимать во вклады золото и серебро в монете и слитках и иностранную валюту с условием возврата тех же ценностей. Ст. 210 («Сумма займа должна быть выражена в рублях») правильнее было бы формулировать более обще, распространив ее на все денежные обязательства, и поместить в общих положениях обязательственного права. Что же касается прим. к ст. 210, то содержание его составляло предмет законодательного акта, изданного независимо от Г. К., и лишь впоследствии включенного в последний в порядке кодификации. Поэтому ссылка на место, занимаемое в кодексе этой статьей, не может служить убедительным аргументом, не говоря уже о том, что так наз. систематическое толкование (толкование на основании места, занимаемого нормой в системе закона) само по себе не может обосновать правильности или неправильности той или иной юридической конструкции.

4. Вкладные документы. После принятия от клиента первоначального взноса на текущий счет банк выдает ему расчетную книжку. В книжке банк отмечает сделанные клиентом на текущий счет взносы. Если при совершении взноса книжка не была предъявлена, то на сделанные взносы (самим ли клиентом или третьими лицами) банк выдает квитанции. В расчетной же книжке эти взносы отмечаются впоследствии при ее предъявлении. Существует также порядок, при котором клиент не получает расчетной книжки. В инструкции учреждениям Государственного банка по операциям текущих счетов, утвержденной НКФ СССР 19 января 1928 г., этот порядок определен как система ведения лицевых счетов на свободных листах. Рассмотрение сущности системы относится к банковому счетоводству и к банковому делу. При этой системе клиент получает от банка копию своего лицевого счета.

Все указанные документы, получаемые вкладчиком от банка (расчетная книжка, квитанция, копия лицевого счета), служат для него письменным доказательством сделанных им взносов.

Иное значение принадлежит вкладным документам (так наз, вкладным билетам), выдаваемым по срочным вкладам, а также по бессрочным, кроме документов по текущим счетам. Вкладные билеты представляют собой не только письменное доказательство, но так наз. ценную бумагу, т. е. документ, предъявление которого необходимо для осуществления выраженного в нем права, в данном случае права клиента требовать от банка возвращения вклада. Вкладные билеты бывают именные и на предъявителя. В случае именного билета управомоченным на получение вклада считается лицо, указанное в тексте и вместе с тем означенное в качестве вкладчика в книгах банка. Передача вклада, по которому выдан именной билет, совершается посредством трансферта по книгам банка. В случае вкладного билета

на предъявителя, вкладчиком считается каждый держатель билета. Передача прав на него совершается так же, как и передача прав на вещь. По общему правилу, вкладные документы на предъявителя допускаются уставами банков только по именным вкладам.

5. Вклады в государственные трудовые сберегательные кассы. Вкладные операции государственных трудовых сберегательных касс довольно подробно урегулированы в положении о них от 27 ноября 1925 г. (С. 3. СССР 1925 г., № 81, ст. 612). Законодатель устанавливает для вкладчиков гострудсберкасс целый ряд льгот:

а) Проценты по вкладам установлены Положением и, следовательно, могут быть изменены только постановлением ЦИК и СНК СССР. Они установлены в размере 9% годовых для всех вкладчиков по срочным вкладам, а по остальным вкладам – 8% годовых по вкладам отдельных граждан и 6% годовых по вкладам юридических лиц (ст. 38). Притом в начале каждого года наросшие за предшествующий год проценты причисляются к капиталу вкладчика для дальнейшего наращения процентов (ст. 38).

б) Если несовершеннолетний сам внес на свое имя вклад, то он может распоряжаться им без участия опекуна или попечителя, т. е. так, как если бы он был совершеннолетним (ст. 32). Эта норма содержит изъятие из правил о дееспособности несовершеннолетних, установленных Г. К. (ст. 7 и 9). На случай же, если вклад на имя несовершеннолетнего внесен не им самим, ст. 32 устанавливает норму, совпадающую с правилами Г. К.

в) Вкладные документы на предъявителя выдаются гострудсберкассами не только по срочным, но и по бессрочным вкладам (ст. 26).

г) Вкладные документы гострудсберкасс именные и на предъявителя принимаются в залог по договорам с государственными учреждениями и предприятиями в полной сумме вклада (ст. 28).

д) Вкладные документы на предъявителя государственных трудовых сберегательных касс принадлежат к числу тех бумаг на предъявителя, на которые распространяется производство по восстановлению прав по утраченным документам на предъявителя, т. е. так наз. вызывное производство (ст. 37 Положен, о Гострудсберкассах и ст. 234-а Гражд. Проц. Кодекса).

e) В интересах возможно полного обслуживания вкладчиков в сберегательных кассах введены вклады условные и с особым назначением. Условие и назначение вклада не должно противоречить действующим законам, а также представлять какие-либо неясности или затруднения для исполнения. Если вклад внесен на имя третьего лица, вноситель не может выговаривать себе права распоряжения им. Если же вклад внесен на имя другого лица с тем, что это лицо приобретает права вкладчика по наступлении определенного условия или срока, то до наступления этого условия или срока распоряжение вкладом может иметь место только по соглашению лица, которым вклад внесен, с тем лицом, на имя которого он внесен (ст. 29). Вклад, сделанный вносителем на имя третьего лица, представляет собой договор в пользу третьего лица (ст. 140 Г. К). Ст. 29 устанавливает положение более благоприятное для третьего лица, чем ст. 140 Г. К., в силу которой согласие третьего лица на изменение или отмену договора необходимо только в том случае, если оно выразило должнику намерение воспользоваться выговоренным в его пользу правом.

ж) В силу ст. 36 Положения о Гострудсберкассах «вкладчику предоставляется право указывать сберегательной кассе в порядке, установленном НКФ СССР, лиц, которым вклад должен быть выдан в случае смерти вкладчика. Такими лицами могут быть физические лица, независимо от того, являются ли они законными наследниками вкладчика, а также юридические лица» (Пост. ЦИК и СНК СССР об изменении ст. 36 положения о Гострудсберкассах от 18 февраля 1928 г.– С. 3.1928 г., № 12, ст. 104). Юридическая природа такого распоряжения представляется спорной. Одни считают его за вид завещательного распоряжения. Этот взгляд противоречит постановлениям Г. К. о завещании, в частности, установленной для последнего нотариальной формой. Другие рассматривают его, как договор в пользу третьего лица. Однако, и это неправильно. Ст. 36 совершенно ясно устанавливает, что необходимо только, чтобы вкладчик сделал указание в порядке, установленном НКФ СССР. Согласия сберегательной кассы не требуется. Правильней считать, что на основании ст. 36 вкладчику принадлежит право односторонним волеизъявлением, совершенным в порядке, определяемом НКФ СССР, указать гострудсберкассе лицо, которому вклад должен быть выдан в случае его смерти. Если вкладчик воспользовался правом, предоставленным ему ст. 36, то с момента его смерти указанное им лицо становится на его место и приобретает все права вкладчика.

з) Закон устанавливает для вкладов в Гострудсберкассах особые льготы в отношении обращения на них взыскания и сохранения их в тайне. Об этом см. лекцию XII.

и) Проценты по вкладам, внесенным в гострудсберкассы, освобождаются от подоходного налога. Наследственные пошлины с вкладов, остающихся после смерти вкладчиков, не взыскиваются с наследников (ст. 5).

6. Вклады в кредитно-кооперативные организации. Вклады в кредитно-кооперативные организации (сельскохозяйственные и промысловые кредитные товарищества и их союзы) также пользуются в интересах привлечения вкладчиков особым покровительством закона.

а) Кредитно-кооперативные организации могут выдавать вкладные документы на предъявителя как по срочным, так и по бессрочным вкладам (ст. 15 Положения о кооперативном кредите – С. 3. СССР 1927 г., № 4, ст. 44).

б) В силу той же статьи «допускается внесение вклада с указанием лица, которому вклад должен быть выдан после смерти вкладчика, независимо от того, входит ли это лицо в круг законных наследников». Приведенная редакция отличается от ст. 36 Положения о Гострудсберкассах тем, что говорит о назначении только при внесении вклада. Однако, буква закона не должна в этом случае приводить к выводу, что последующее назначение невозможно или необязательно для кредитно-кооперативной организации. Такой вывод был бы явно лишен смысла. Следует допустить и последующие назначения.

в) Требования о возврате вкладов, в случае недостаточности имущества кредитно-кооперативной организации для удовлетворения заявленных претензий, идут после претензий рабочих и служащих по трудовым договорам, задолженности по социальному страхованию и требований о вознаграждении за увечье и смерть и впереди всех остальных претензий, в том числе и претензий, обеспеченных залогом.

г) Закон устанавливает для вкладов в кредитно-кооперативные организации особые льготы в отношении обращения на них взыскания и сохранении их в тайне. (Об этом см. лекцию XI.)

д) Проценты по вкладам, внесенным в кредитно-кооперативные организации, освобождаются от подоходного налога. Наследственные пошлины с вкладов, остающихся после смерти вкладчиков, не взыскиваются с наследников (ст. 2 пост. ЦИК и СНК СССР о мерах содействия развитию вкладной операции в кредитно-кооперативных организациях – С. 3. СССР 1927 г., № 52, ст. 524).

Кроме того, в отношении вкладов, внесенных в сельскохозяйственные кредитные товарищества, установлен особый порядок обеспечения их возврата (Положение об обеспечении возврата вкладов, внесенных в сельскохозяйственные кредитные товарищества от 18 июля 1928 г.– С. 3. СССР 1928 г., № 44, ст. 392), который сводится к следующему:

а) Положение распространяется на вклады, внесенные в с.-х. кредитные товарищества, входящие в систему с.-х. кредита, а также и в другие с.-х. кредитные товарищества, если они будут признаны обществом с.-х. кредита, а где такового нет,– заменяющим его сельскохозяйственным кредитным союзом, достаточно устойчивым в финансовом отношении (ст. 1). Входящим в систему с.-х. кредита считается такое т-во, через которое вышестоящие звенья системы направляют средства на кредитование сельского хозяйства.

б) При Центральном сельскохозяйственном банке СССР образуется гарантийный фонд, составленный: 1) из ежегодных отчислений от чистой прибыли ЦСХБ СССР, с.-х-. банков союзных республик и обществ с.-х. кредита, в размере, не менее 5%; 2) из ежегодных отчислений от чистой прибыли по кредитным операциям с.-х. кредитных союзов, входящих в систему с.-х. кредита, в размере, не менее 3%; 3) из взносов с.-х. кредитных т-в, указанных выше (п. «а»), производимых с таким расчетом, чтобы общая сумма взносов для каждого товарищества составляла ½ % от остатка вкладов по его балансу на конец операционного года; 4) из сумм, полученных в порядке обратного требования к с.-х. кредитным т-вам по уплаченным из фонда вкладам (см. п. «в»); 5) из доходов от фонда и 6) из других поступлений. При достижении гарантийным фондом размера, равного 8% общей суммы гарантированных вкладов, отчисления в гарантийный фонд, производимые ЦСХБ СССР, с.-х. банками союзных республик, обществами с.-х. кредита и с.-х. кредитными союзами, прекращаются. В случае уменьшения фонда ниже указанной нормы они возобновляются (ст. 3 и 6). Если размер гарантийного фонда, достигнув 5% общей суммы гарантированных вкладов, впоследствии окажется ниже этого предела, недостающая сумма пополняется в следующем порядке. ЦСХБ СССР покрывает 25% и разверстывает остальную сумму между союзными республиками, пропорционально суммам гарантированных по каждой республике вкладов. В пределах союзных республик на основаниях и в порядке, определенном законодательством этих республик, производится разверстка между с.-х. банками союзных республик, обществами с.-х-кредита и с.-х. кредитными союзами, входящими в систему с.-х. кредита. Суммы, вносимые в указанном порядке, зачитываются в счет причитающихся в дальнейшем очередных взносов (ст. 4 и 5). Гарантийный фонд должен храниться на особом текущем счету в Государственном банке или в облигациях государственных займов СССР. ЦСХБ СССР может обратить до 50% гарантийного фонда на выдачу ссуд по страховым кредитам с.-х. кредитным т-вам на случай усиленного истребования вкладов (ст. 8). В случае ликвидации гарантийного фонда составляющие его средства зачисляются пропорционально сумме гарантированных вкладов в основные капиталы тех тов-в, вклады которых были гарантированы к моменту ликвидации.

в) В случае ликвидации с.-х. кредитного т-ва вкладчики этого т-ва имеют право на возврат своих вкладов из средств гарантийного фонда. Для осуществления этого права им не надо ждать результатов ликвидации. Выплата вкладов производится через общества с.-х. кредита, а где их нет – через с.-х-кредитные союзы. ЦСХБ СССР имеет по выплаченным им вкладам т-ва право обратного требования к последнему, причем это требование в отношении порядка очередности приравнивается к требованиям вкладчиков.

7. Облигационные займы кредитных учреждений. Отдельные кредитные учреждения, совершающие операции долгосрочного кредита, могут выпускать облигационные займы (Промбанк, ЦСХБ и некоторые другие). На выпуск облигационного займа требуется разрешение правительства в лице СТО или НКФ СССР. Облигацией называется ценная бумага, в которой выражено право на получение определенной денежной суммы, представляющей собой долю в едином крупном займе. На практике банковые облигационные займы не получили у нас распространения. Облигационный заем был выпущен только одним Центральным сельскохозяйственным банком СССР.

Облигационным займом является также выпуск государственными трудовыми сберегательными кассами сертификатов. Сертификаты гострудсберкасс представляют собой гарантированные правительством СССР заемные обязательства (Пост. ЦИК и СНК СССР от 6 августа 1927 г. о выпуске сертификатов государственных трудовых сберегательных касс – С. 3. СССР 1927 г., № 47, ст. 472). Сертификаты выпускаются на предъявителя, по желанию держателей могут быть обращены в именные и обратно.

Вопросы для повторения к V лекции

1. Кто может в СССР выпускать банковые билеты?

2. Какова юридическая природа банкового билета?

3. В чем заключается обеспечение банковых билетов Госбанка СССР и что оно представляет собой по своей юридической природе?

4. В чем особенность права собственности на банковые билеты по Г. К.?

5. Какие виды денежных вкладов известны советскому банковому праву?

6. Какие взгляды существуют по вопросу об юридической природе денежного вклада?

7. Какова юридическая природа срочного вклада?

8. Какова юридическая природа бессрочного вклада и вклада на текущий счет?

9. Какие документы выдает банк клиенту по вкладам?

10. Какие льготы установлены законом для вкладов в государственные трудовые сберегательные кассы?

11. Какие льготы установлены законом для вкладов в кредитно-кооперативные организации?

12. Что такое облигационный заем, в каком порядке и какие банки могут их выпускать?

13. Что представляют собой сертификаты государственных трудовых сберегательных касс?

 

Указания для учащихся к лекции V

При проработке лекции V желательно возобновление в памяти отделов курса хозяйственного права, посвященных денежным обязательствам и договору займа.

Литература к лекции V

1. Л. А. Лунц. – Деньги и денежные обязательства. 1927 г.

2. Л. С. Элиассон. – Деньги, банки и банковые операции. 1926 г.

3. М. М. Агарков. – Учение о ценных бумагах. 1927 г.

4. Г. Шмидт. – Кооперативный кредит. 1928 г., Фин. Изд.

5. Шершеневич. – Курс торгового права, т. II.

6. В. И. Серебровский.– Завещание или договор. «Право и Жизнь». 1928 г., кн. I.

 

 

ЛЕКЦИЯ VI. АКТИВНЫЕ ОПЕРАЦИИ

1. Виды активных операций. 2. Открытие кредита. 3. Понятие и юридическая природа учета. 4. Векселя, принимаемые к учету.

1. Виды активных операций. К числу активных операций относятся операции, посредством которых кредитное учреждение предоставляет клиенту необходимые ему средства, либо обеспечивает ему возможность получения таких средств (см. лекция IV, 1). В первом случае кредитное учреждение или приобретает у клиента принадлежащее ему срочное денежное беспроцентное требование к третьему лицу или к третьим лицам (учет или дисконт), или же ссужает ему деньги (различные формы ссудной операции: срочные ссуды, целевые ссуды, специальный текущий счет до востребования и т. д.). Во втором случае кредитное учреждение принимает на себя в силу договора с клиентом ответственность перед третьим лицом (гарантийный, акцептный и рамбурсный кредиты). Число активных операций довольно велико. Они представляют собой значительное разнообразие, которое постоянно увеличивается практикой капиталистических стран. Банковая практика СССР заимствовала формы активных операций главным образом из практики дореволюционных банков, отчасти из послевоенной практики иностранных банков. Некоторые формы были созданы советской практикой. Примером этого может служить долгосрочный кредит и применяемые в нем виды долгосрочных целевых ссуд на промышленное строительство, коммунальное хозяйство, жилищное строительство, сельское хозяйство. В области долгосрочного кредита, в которой правовые условия кредита особенно резко отличаются от дореволюционных (невозможность ипотечного кредита ввиду отмены права собственности на землю), практике пришлось находить новые формы. В области краткосрочного кредита была гораздо большая возможность использовать прежние формы.

2. Открытие кредита. Обычно, прежде чем предоставить кредит, т. е. прежде чем передать клиенту деньги в ссуду, приобрести у него вексель, либо другое обязательство, или принять ответственность перед третьим лицом, банк открывает данному клиенту кредит. Открытием кредита называется решение компетентного органа банка предоставить клиенту кредит в определенной форме (напр., специального текущего счета до востребования, целевой ссуды и т. п.) и на определенных условиях. Открытие кредита может иметь двоякое значение. Решение предоставить кредит клиенту может быть актом чисто внутреннего значения, не создающим никаких юридических отношений между банком и клиентом. В этом случае решение правления адресовано к соответствующим должностным лицам банка, для которых оно является руководящим указанием. Если оно и сообщается клиенту, то не в качестве волеизъявления, направленного на принятие банком обязательства перед последним, а в качестве простого уведомления. Но открытие кредита может быть также волеизъявлением, направленным к клиенту и содержащим обязательство банка предоставить кредит на определенных условиях. В этом случае сообщенное клиенту решение банка является составной частью договора между ними об открытии кредита. Договор об открытии кредита или, как его иногда называют, «кредитный договор» есть договор, по которому банк принимает на себя обязательство предоставить своему клиенту кредит в определенной форме и на определенных условиях. На практике не всегда легко определить, принадлежит ли открытию кредита то или иное из указанных значений. Обычно формулировка соответствующих постановлений правлений банков, извещений и т. д. не содержит сколько-нибудь точных и решающих указаний. Вопрос приходится решать на основании всей совокупности обстоятельств. При этом следует принимать во внимание форму открываемого кредита. Одно только выраженное банком намерение кредитовать определенного клиента без определения формы кредита во всяком случае не может обязывать банк. В договоре в этом случае не хватало бы существенного элемента – определения условий, на которых кредит открывается. Такой договор не удовлетворял бы ст. 130 Г. К., согласно которой «договор признается заключенным, когда стороны выразили друг другу – в подлежащем случае в требуемой законом форме – согласие по всем существенным его пунктам».

Договор об открытии кредита не урегулирован действующим законодательством в общем виде. Закон в ст. 218 и 219 Г. К. регулирует только один из видов этого договора, а именно договор об открытии кредита в форме займа. Следует помнить, что различного рода ссуды (срочные, целевые, в форме специального текущего счета до востребования), предоставляемые клиентам банков, по своей юридической природе являются договорами займа. На банковом языке термин «ссуды» употребляется вместо юридически более корректного термин «заем» (см. лекцию VII). Ст. 218 и 219 Г. К. регулируют договор об открытии кредита в форме займа в составе «предварительного договора о заключении в будущем договора займа» (предварительный договор о займе).

С точки зрения Г. К заем является договором реальным, т. е. таким договором, по которому обязательство возникает не с момента соглашения между сторонами, а с момента передачи предмета обязательства. Обязательство из договора займа возникает лишь со времени передачи валюты займа. Если же стороны хотят обеспечить совершение займа в будущем, то они могут заключить предварительный договор, урегулированный в ст. 218 и 219 Г. К.

Предварительный договор о займе может быть или двусторонним или односторонним. В случае двустороннего предварительного договора о займе, обе стороны – и будущий кредитор и будущий должник – взаимно обязуются: первый – дать взаймы, второй – принять взаймы. В случае одностороннего предварительного договора о займе, обязательство возникает только для одной из сторон – для будущего кредитора или будущего должника. Договор об открытии банком кредита в форме ссуды (срочной, до востребования, целевой) является односторонним предварительным договором о займе, в котором обязательство возникает на стороне будущего кредитора (банка). Таким образом, банк, будущий кредитор по договору займа, является обязанной стороной – должником, по предварительному договору о займе. Содержанием обязательства банка является заключение в будущем в качестве заимодавца договора займа с клиентом. В случае неисполнения этой обязанности банк несет ответственность согласно ст. 117 Г. К., т. е. он обязан возместить клиенту все причиненные неисполнением убытки.

Согласно ст. 218 предварительный договор о займе должен быть, независимо от суммы займа, совершен в письменной форме.

Весьма важное положение содержится в ст. 219, согласно которой «лицо обязавшееся по предварительному договору дать другому взаймы, может требовать расторжения предварительного договора, если впоследствии имущественное положение контрагента значительно ухудшится, в частности, если он будет признан несостоятельным или приостановит платежи». Ст. 219 содержит применительно к предварительному договору о займе так наз. оговорку об изменившихся обстоятельствах (clausula rebus sic stantibus). Лицо, обязавшееся дать взаймы, имело в виду, что его контрагент является кредитоспособным. Было бы неправильно не учитывать этого обстоятельства и обязывать его к совершению займа также и тогда, когда впоследствии имущественное положение контрагента значительно ухудшится. Закон дает в этом случае обязанному лицу право требовать расторжения договора.

Нормы, установленные законом для предварительного договора о займе, могут быть распространены по аналогии и на те виды договора об открытии кредита, на которые они не распространяются непосредственно. Сомнение возможно только по вопросу о том, можно ли распространять по аналогии правило о заключении договора в письменной форме, независимо от суммы займа. Но этот вопрос для банков не имеет серьезного практического значения в виду господства письменной формы в банковой практике.

Выше было указано, что не всякое открытие кредита банком означает намерение банка принять на себя обязательство перед клиентом. Некоторые формы кредита по самой своей природе предполагают договор об открытии кредита. Так, напр., выдача ссуд в форме специального текущего счета до востребования, а также долгосрочные целевые ссуды на промышленное, жилищное или коммунальное строительство, выдаваемые по частям, предполагают наличность договора об открытии кредита. Эти операции представляют по своей юридической природе договоры займа. Ввиду реальности займа отношения по займу возникают лишь с момента передачи клиенту валюты займа. Поэтому договор, обеспечивающий клиенту получение валюты в будущем, является односторонним предварительным договором о заключении в будущем займа, обязывающим банк, т. е. определенным видом договора об открытии кредита. Равным образом обычно предполагает договор об открытии кредита акцептный и рамбурсный кредит. Банк обязуется перед клиентом акцептовать за счет открытого ему кредита тратты, трассированные самим клиентом или его контрагентом. Кредитование имеет место в тот момент, когда банк акцептует тратту. Наоборот, при некоторых формах кредита нельзя предполагать наличность договора об открытии кредита. Это имеет, напр., место в случае учета векселей. При учете векселей по общему правилу открытие банком кредита не может быть истолковано, как принятие на себя обязательства перед клиентом совершить учет. Нормально банк сохраняет за собой так наз. право отбора, т. е. право отказать в приеме к учету того или иного векселя. Немотивированный отбор устраняет возможность признать наличность обязательства банка учитывать предъявляемые ему векселя.

Необходимость заключать договоры об открытии кредита не устраняется наличностью надлежащим образом утвержденного и обязательного для банка кредитного плана. Допустим, как это имеет место, например, по кредитам на коммунальное хозяйство, открываемым Центральным банком коммунального хозяйства и жилищного строительства, что банк получает обязательный для него список заемщиков. Договор об открытии кредита явится первой ступенью к выполнению плановых заданий, выдача ссуды – следующей ступенью.

3. Понятие и юридическая природа учета. Учетом или дисконтом называется покупка срочного беспроцентного денежного обязательства до наступления срока последнего за цену, определяемую суммой обязательства за вычетом процентов в размере, зависящем от времени, остающегося до наступления срока обязательства. Процентная ставка так же, как и самая операция, носит название дисконта или учета. Хотя объектом учета может быть всякое срочное беспроцентное денежное обязательство, но чаще всего таковым является вексель.

По вопросу об юридической природе учета в литературе существуют три точки зрения. Одна – видит в учете индоссамент, другая – заем и третья – куплю-продажу.

Взгляд на учет как на индоссамент высказывал такой видный русский юрист, как проф. Шершеневич. Однако, этот взгляд должен быть признан совершенно несостоятельным. Сторонники этого взгляда суживают проблему до вопроса о юридической природе учета векселя и других обязательств, переходящих в том же порядке, как и вексель, т. е. в порядке индоссамента. Хотя и не особенно часто, но в банковой практике имеют место случаи учета обязательств, не относящихся к этой категории. Но и в таких пределах эта теория ошибочна Индоссамент является способом передачи векселя. Способ передачи векселя нельзя смешивать с основанием передачи, которым является сделка о возмездном или безвозмездном отчуждении векселя. Индоссамент может быть совершен на векселе на основании договора дарения, следовательно, с целью безвозмездного отчуждения векселя. Такой индоссамент учетом не является, так как учет представляет собой возмездное приобретение векселя банком. Нельзя также рассматривать учет, как особый вид индоссамента. Виды индоссамента (именной, бланковый, безоборотный и др.) не имеют отношения к вопросу об основании, в силу которого совершается индоссамент. Это основание не затрагивает природы индоссамента. Следовательно, ошибка сторонников рассматриваемой теории заключается в том, что они обратили внимание на индоссамент, который при учете векселей не отличается от индоссамента, совершаемого на ином основании, и упустили из виду сделку возмездного приобретения векселя (или иного обязательства) банком, которая и является учетом (дисконтом).

Равным образом неправильным является взгляд на учет как на заем. Заем, по определению закона, есть договор, по которому «одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или определенные родовыми признаками вещи, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу полученную сумму денег или равное взятому взаймы количество вещей того же рода и качества с процентами или без процентов» (ст. 208 Г. К.). Это определение не подходит к сделке учета векселя или другого обязательства. Правда, так же, как и в случае денежного займа, одна сторона (банк – дисконтер) дает другой стороне определенную сумму денег. Но то право, которое эта сторона приобретает, совершенно не является правом из займа, а правом из того обязательства, которое получает банк, т. е. правом из векселя и т. д. В одном только случае, который в банковом обиходе также принято называть учетом, фигура займа является вполне применимой. Мы имеем в виду так наз. учет соло-векселя. При учете соло-векселя банк передает клиенту определенную сумму денег и получает от него вексель за его подписью. Клиент в этом случае является векселедателем, выдающим банку вексель для того, чтобы оформить полученный кредит. Выдача векселя не меняет юридической природы сделки, на основании которой вексель выдан. Банк дал определенную сумму денег с условием их возвращения, т. е. дал деньги по договору займа. Получение векселя не лишает требование банка характера требования из договора займа. Но учет соло-векселя по существу и не является учетом. В этом случае в лице Банка возникает новое обязательственное требование. Учетом же в собственном смысле слова можно называть только те случаи, когда клиент, учитывающий обязательство в банке, не является векселедателем (а в случае учета иного обязательства – соответственно первоначальным должником) и когда, следовательно, обязательство существовало до приобретения его банком.

По своей юридической природе учет представляет собой договор купли-продажи. Сделка учета подходит под определение ст. 180 Г. К. Согласно ст. 181 Г. К. «предметом купли-продажи может быть всякое имущество, не изъятое из гражданского оборота». Таким имуществом являются, с точки зрения советского права, не только вещи, но и обязательственные требования, как это следует хотя бы из ст. 87 Г. К., которая говорит, что «предметом залога может быть всякое имущество, не изъятое из оборота, в том числе долговые требования..». В случае учета векселя передача права на последний в соответствии с правилами вексельного права (ст. 7 Положения о векселях РСФСР) совершаются посредством индоссамента. В случае учета обязательства, не переходящего в том же порядке, как вексельное обязательство, передача его банку совершается посредством цессии (уступка требования – ст. 124 Г. К.).

4. Векселя, принимаемые к учету. Вопрос о том, какие векселя могут быть учитываемы банками, разрешается отчасти положениями о кредитных учреждениях или их уставами,

отчасти же оперативными правилами. Так, Положение о Государственном банке говорит, что им производится «учет векселей и долговых обязательств с выдачей всей суммы за вычетом определенного учетного процента за время до назначенного по ним срока платежа, причем срок сей не должен превышать шести месяцев со дня учета». Положение о Внешторгбанке говорит, что банк может производить: «учет векселей и срочных долговых обязательств, выданных с платежом в пределах СССР или за границей и выписанных как в валюте СССР, так и в иностранной валюте, по коим по времени учета до срока платежа остается не свыше 6 месяцев» (§ 8, п. «а»). Положение об обществах взаимного кредита говорит, что «обществом могут быть принимаемы к учету или в обеспечение специального текущего и контокоррентного счетов векселя и другие денежные обязательства – сроком не свыше шести месяцев». Более подробно регулируется учетная операция оперативными правилами кредитных учреждений. Наибольшее значение принадлежит правилам Государственного банка, которые имеют значение образца для всех других кредитных учреждений, вынужденных считаться с тем, какие векселя будут приниматься Госбанком к переучету. Правила Госбанка содержатся в инструкции учреждениям Государственного банка по операции учета векселей и специальных текущих счетов, обеспеченных векселями, утвержденной НКФ СССР 1 февраля 1926 г. Вексель может быть принят к учету только в том случае, если он удовлетворяет следующим условиям: 1) он должен быть составлен с соблюдением правил положения о векселях и гербового сбора; 2) он должен быть снабжен не менее чем двумя вполне благонадежными подписями; 3) он должен быть основан на состоявшейся уже товарной или иной коммерческой сделке; 4) вместе платежа должно иметься учреждение Государственного банка или его корреспондент, производящий инкассовые операции; 5) в месте платежа должен находиться нотариус или народный судья; 6) срок векселя не должен превышать сроков, установленных Правлением и, кроме того, до срока векселя должно оставаться не менее 10 дней, а по иногороднему векселю такое количество дней, которое является достаточным для пересылки векселя по месту платежа.

Условие, указанное в п. 1, должно гарантировать действительность векселя и возможность осуществления прав по нему. Для этого вексель должен удовлетворять ст. 1 и 2 или 17 Положения о векселях, в которых указаны реквизиты простого и переводного векселей. Кроме указания реквизитов векселя, закон дает примерные формы векселей (приложение к ст. 2 Положения о векселях – Пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 21 сентября 1927 г. – С. У. РСФСР 1927 г. № 100, ст. 669). Эти примерные формы не являются обязательными. Вексель, удовлетворяющий требованиям Положения о векселях, но составленный с отступлениями от примерных форм, указанных в законе, является действительным и может быть принят к учету, Однако, примерные формы представляют то удобство, что соблюдение их гарантирует против неправильного истолкования требований закона, не во всем в достаточной степени ясных.

Условие, указанное в п. 2, составляет основную гарантию получения банком обратно выданных им сумм. Ввиду важности этого условия оно обычно формулируется в уставе кредитного учреждения или в Положении о нем. Гарантия заключается в том, что две подписи создают двух ответственных перед банком лиц. Согласно ст. 9 Полож. о векселях «все лица, подписавшие вексель и сделавшие на нем передаточные надписи, ответственны перед векселедержателем, как совокупные должники». Одна подпись на векселе всегда принадлежит векселедателю. Другие подписи могут принадлежать другим векселедателям, выдавшим вексель совместно с первым, поручителям и, наконец, надписателям, т. е. лицам, сделавшим на нем .передаточные надписи. Если на векселе имеются только подписи двух векселедателей или векселедателя и поручителя, то такой вексель хотя и удовлетворяет требованию наличности двух подписей, но не удовлетворяет условию, указанному в п. 3, т. е. требованию о торговом происхождении векселя.

Весьма серьезное значение принадлежит условию, указанному в п. 3. К учету могут приниматься только товарные или приравниваемые к ним иные коммерческие векселя. Правила Госбанка говорят о векселе, основанном на состоявшейся уже товарной или иной коммерческой сделке. Наказ Государственному банку о порядке выпуска, использования и изъятия из обращения банковых билетов, утвержденный в заседании Коллегии НКФ 19 октября 1922 г., говорит просто о товарных векселях (ст. 6). Товарн. векселем называется вексель, выданный покупателем товара в уплату за полученный им от продавца товар. Требование, чтобы вексель был выдан за уже переданный товар, неточно формулировано в правилах Госбанка, как указание на состоявшуюся сделку. К товарному векселю следует приравнивать векселя, выданные за оказанные услуги к торгового характера, как перевозка или хранение товара. Товарным векселям противостоят векселя финансовые, авансовые и дружеские. Финансовым векселем является вексель, выданный не в уплату за полученный товар или услугу, а на основании той или иной кредитной сделки. Типичным финансовым векселем является вексель, выданный заемщиком заимодавцу. Авансовым векселем является вексель, выданный в уплату за товар или за коммерческую услугу до получения товара или услуги. Авансовый вексель в значительной степени приближается к финансовому векселю. Выдача того и другого не знаменует состоявшейся передачи товара или оказания услуги. Дружеским векселем называется вексель, выданный для учета. Чаще всего (но не всегда) имеет место обмен дружескими векселями, после чего получатели направляются с ними в разные банки с целью получить кредит. Дружеские векселя являются большим злом. Попадая в банки, они приводят к тому, что банк, вместо кредитования реального здорового оборота, оказывает кредит, в котором здоровый оборот не нуждается. Так как банкнотная эмиссия в значительной степени обеспечивается векселями, то обращение в банках дружеских векселей может вести к увеличению количества платежных знаков по сравнению с действительной потребностью в них, т. е. к инфляции. Кроме того, дружеские векселя, за которыми не кроется никакой реальной торговой сделки, представляют для банка совершенно недостаточное обеспечение. Если дружеские векселя сами по себе являются нездоровым явлением, то того же нельзя сказать про векселя финансовые и авансовые. Сами по себе эти векселя основаны на сделках, которые являются совершенно нормальными и здоровыми. Однако, они не годятся в качестве материала для учета, так как их выдача не знаменует потребности оборота в платежных средствах. Непригодны для учета также так наз. встречные векселя, т. е. векселя, в которых векселедатель по одному векселю является векселеприобретателем по другому, хотя бы они были выданы в оплату действительно полученных товара или услуги. Выдача встречных векселей не означает потребности оборота в платежных средствах в количестве, равном сумме этих векселей. Потребность оборота в платежных средствах в случае таких векселей, очевидно, исчисляется не свыше разницы между их суммами. Для оплаты товара, благодаря зачету, было бы достаточно выдать вексель на эту разницу.

Различие между товарными, финансовыми, авансовыми, дружескими и встречными векселями не имеет значения с точки зрения вексельного права. Дружеский вексель, если он составлен с соблюдением требований Положения о векселях, является совершенно действительным. Банк, принявший такой вексель к учету, обладает всеми правами, предоставленными Положением о векселях векселедержателю. Но различие между ними имеет очень большое значение с точки зрения банкового права. Запрещение принимать к учету векселя не товарного происхождения имеет целью охранить интересы денежного обращения и целость банковых активов.

Вопросы для повторения к VI лекции

1. Какова юридическая природа открытия банком кредита?

2. Какова юридическая природа учета?

3. Что такое вексель товарный, финансовый, авансовый, встречный, дружеский?

Указания для учащихся к VI лекции

При проработке лекции VI необходимо повторение по курсу хозяйственного права материала, посвященного вексельному праву и предварительному договору о заключении в будущем договора о займе.

Литература

1. Л. С. Элиассон.– Деньги, банки и банковые операции. 1926 г.

2. Шершеневич.– Курс торгового плана, т. II.

 

ЛЕКЦИЯ VII. АКТИВНЫЕ ОПЕРАЦИИ (Продолжение)

1. Срочные ссуды. 2. Специальный текущий счет до востребования (on call). 3. Целевые ссуды. 4. Гарантийный кредит. 5. Акцептный и рамбурсный кредиты.

1. Срочные ссуды. Срочная ссуда представляет собой денежный заем на определенный срок, по которому банк является заимодавцем, а клиент – заемщиком (ст. 208 Г. К.). Сроки ссуд не должны превышать пределов, определенных уставом банка. Для Государственного банка этот предел установлен п. 4 ст. 29 Положения о нем в три месяца. В отношении краткосрочного кредита уставы чаще всего указывают в качестве предельного шестимесячный срок. Весьма разнообразные сроки установлены уставами и законом для ссуд по долгосрочному кредитованию – промышленному, сельскохозяйственному, коммунальному и жилищно-строительному. По жилищно-строительному кредиту они доходят до 60 лет.

Срочная ссуда (по краткосрочному кредиту) должна быть обеспечена залогом товаров или ценностей (ценных бумаг, благородных металлов, иностранной валюты). Долгосрочные ссуды обычно не обеспечиваются залогом за исключением ссуд застройщикам (залог права застройки).

В соответствии со ст. 211 Г. К. срочная ссуда на сумму свыше 50 рублей должна быть совершена в письменной форме. При отсутствии письменной формы кредитное учреждение не могло бы доказывать наличие и размер ссуды свидетельскими показаниями. Срочная ссуда обычно оформляется посредством получения банком от клиента подписанного последним так называемого обязательства. Долгосрочные ссуды иногда оформляются посредством письменных договоров, подписываемых и банком и клиентом. По краткосрочным ссудам банки часто берут от клиента вексель за подписью последнего сроком по предъявлении.

Проценты по ссуде должны быть особо оговорены (ст. 212 Г. К.). Проценты подлежат начислению только на капитальную сумму долга. По общему правилу, сложные проценты воспрещаются. Однако, закон делает изъятие для кредитных учреждений (ст. 213). Впрочем, по срочным ссудам сложные проценты, по общему правилу, не встречаются. По краткосрочным ссудам проценты обычно удерживаются банком вперед. Ссуда должна быть погашена с наступлением обусловленного по ней срока. Но она может быть в двух случаях погашена до срока. Во-первых, согласно ст. 216 Г. К., если проценты по займу установлены свыше 6% годовых, то заемщик может, предварив заимодавца за три месяца вперед или уплатив ему проценты за месяц вперед, досрочно погасить свое обязательство. Отказ заемщика от этого права недействителен. Согласно правилам Госбанка, клиент может досрочно погашать ссуду полностью или частью, причем банк удерживает проценты за время действительного пользования ссудой, но не менее как за 15 дней. Во-вторых, оперативные правила обычно устанавливают, что банки могут требовать досрочного погашения ссуды полностью или в части, если рыночная цена заложенного в обеспечение ссуды имущества понизится.

2. Специальный текущий счет до востребования (on call). Активная операция, известная под этим названием, представляет собой договор об открытии кредита в пределах до определенной суммы, которым клиент может пользоваться частями и который в любое время может быть прекращен банком. Сумма задолженности клиента по этой операции является текучей и зависит от размеров используемого им во время действия договора кредита. Таким образом, юридическая природа операции представляет собой сочетание предварительного договора о будущих займах в пределах суммы открытого кредита и отдельных бессрочных займов, совершаемых на основании этого предварительного договора. Специальный текущий счет до востребования сближается с простым текущим счетом тем, что в том и в другом случае налицо текучесть суммы долга. Но в первом случае это – долг клиента банку, а во втором – банка клиенту. Специальный текущий счет до востребования следует отличать от контокоррента. В контокорренте стороны обязываются заносить на единый счет свои требования друг к другу с целью зачета (см. лекцию IV, 4). При специальном же текущем счете до востребования нет взаимных требований сторон друг к другу, а только требования банка к клиенту. Кроме того, нет также и зачета, а есть лишь погашение клиентом задолженности банку.

Характерной особенностью специального текущего счета до востребования является право банка во всякое время закрыть кредит и прекратить дальнейшие выдачи, уменьшить кредит, а также потребовать от клиента частичного или полного погашения задолженности.

Получение клиентом денег в счет открытого ему кредита производится обычно посредством чеков, так же, как и по простому текущему счету.

Открытый банком кредит по специальному текущему счету обеспечивается залогом товаров, распорядительных бумаг, ценных бумаг, векселей (см. лекцию VIII).

3. Целевые ссуды. Видом срочных ссуд являются целевые ссуды. Целевая ссуда является самой характерной для советских кредитных учреждений активной операцией.

Термин «целевая ссуда» обозначает такую ссуду, которая выдается с указанием целевого назначения тех средств, которые клиент получает от банка. Целевой кредит вообще является характерным для советских банков. Обычно уставы указывают, что банк учреждается для содействия той или иной цели, например, развитию внешней торговли, местного хозяйства и т. п. Операции кредитного учреждения должны совершаться в соответствии с той целью, которая поставлена уставом. Учитывает ли банк вексель, выдает ли он обычную срочную ссуду под залог товара, открывает ли он специальный текущий счет – во всех этих случаях цель должна быть одним из тех оснований, в силу которых банк открывает кредит клиенту и совершает с ним ту или иную активную операцию. Нос момента совершения сделки цель теряет свое значение для основанных на операции отношениях банка и клиента. Цель не входит в содержание правоотношений между ними и не имеет значения для определения прав и обязанностей сторон. Это обстоятельство резко отличает все эти операции от целевых ссуд в собственном смысле слова. Равным образом не является целевой ссудой тот случай, когда банк, открыв клиенту кредит до востребования, затем руководится целью, указанной уставом, при определении момента закрытия кредита. В этом случае цель также не имеет юридического значения для определения правоотношений между банком и клиентом. Соображения о достижении посредством кредитования той или иной цели являются для банка одним из мотивов при осуществлении предоставленного ему права в любой момент прекратить обязательственное отношение мотива, который может иметь место наряду с другими мотивами. Банк, например, может воспользоваться своим правом в силу того, что имущественное положение клиента пошатнулось. Таким образом, отличая целевую ссуду от родственных ей явлений в области кредита, мы должны в качестве специфического ее признака признать введение целевого назначения получаемых клиентом средств в содержание договора между ним и банком. Благодаря этому целевое назначение не остается вне правоотношения и приобретает юридическое значение при определении судьбы последнего.

Область применения целевой ссуды в советском хозяйстве весьма значительна. Целевые ссуды являются юридической формой, в которую укладывается долгосрочное банковое кредитование промышленности, сельского хозяйства, коммунального хозяйства и жилищного строительства. Таким образом, все долгосрочное банковое кредитование осуществляется в форме целевых ссуд. Целевая ссуда захватывает частично и область краткосрочного кредита. Она обычно применяется при кредитовании заготовок промышленного и экспортного сырья.

Целевая ссуда является осложненным договором займа. Выяснение юридической природы этого осложнения даст ответ на вопрос об юридической природе целевой ссуды. Для этого прежде всего необходимо выяснить, порождает ли целевая ссуда обязательство (в техническом значении термина) клиента перед банком выполнить то, что составляет целевое назначение ссуды, другими словами,– имеет ли право банк потребовать от заемщика совершения соответствующих действий и, в случае неисполнения с его стороны, принадлежат ли ему те средства, которые по действующему гражданскому праву принадлежат кредитору против неисправного должника. Теоретически положительный ответ на вопрос является мыслимым. Стороны могут соответствующим образом установить свои взаимоотношения. Но в действительности это не имеет места. Те договорные условия, которые в настоящее время приняты в практике советских банков как в области долгосрочного, так и краткосрочного кредита заставляют нас придти к отрицательному ответу на поставленный вопрос. Банк не имеет права требовать от заемщика выполнения действий, необходимых для достижения целевого назначения. Да это и вполне понятно. Это не соответствовало бы природе банка как кредитного учреждения. Банк заинтересован в том, чтобы деньги не пошли по назначению, противоречащему договору. Но банк, как таковой, не является заинтересованным в том, чтобы было воздвигнуто то или иное сооружение и т. п. Банк не компетентен судить о том, должно ли быть это сооружение воздвигнуто. Представим себе, что какой-либо местный совет получил в банке ссуду на возведение городской электрической станции для обслуживания городского освещения. Представим себе также, что после того, как договор о целевой ссуде был заключен, выяснилось, что вблизи от города будет построена районная электрическая станция и что путем присоединения города к этой районной станции возможно обслуживать городское освещение. Постройка городской станции поэтому сделается нецелесообразной. Совершенно естественно, что банку не принадлежит право требовать от местного совета возведения городской станции. Вопрос о ней должен быть разрешен другой компетентной инстанцией. В случае отрицательного решения банк должен только иметь возможность получить свои деньги обратно до срока. Было бы совершенно недопустимо заставить заемщика возводить ненужное сооружение только потому, что он получил на это деньги. Поэтому, не отрицая теоретической возможности такого договора, по которому банк выговаривает себе право требовать от своего контрагента совершения действий, необходимых для достижения целевого назначения ссуды, следует признать, что в настоящее время, по крайней мере по общему правилу, такие договоры не имеют места. При отсутствии в договоре прямого указания на указанную обязанность заемщика, ее нельзя предполагать. Если бы она была установлена, то такой договор по своей природе существенно отличался бы от тех ссуд, которые в настоящее время называют целевыми.

Можно рассматривать целевую ссуду, как договор займа, осложненного отрицательным, отменительным условием (ст. 41 Г. К.). Допустим, что банк выдал ссуду на электрификацию текстильной фабрики. Допустим далее, что заемщик употребил ссуду не по назначению. В таком случае должны наступить те же последствия, как и в случае наступления срока по договору займа. Банк получит право требовать досрочного погашения ссуды. Целевое назначение является отрицательным условием, так как последствия наступают в случае ненаступления определенного события (употребления ссуды по назначению). Целевое назначение, кроме того, будет представлять собой отменительное условие. С точки зрения Г. К. наступление отменительного условия прекращает действие сделки. В случае договора займа наступление отменительного условия производит эффект, тождественный наступлению срока займа. Следовательно, с этого момента банк может требовать от заемщика погашения ссуды.

Изложенная конструкция целевой ссуды является вполне возможной. Однако, она обладает некоторыми недостатками. Прекращение договора наступает автоматически в случае ненаступления условия. С этого момента у банка возникает требование о погашении ссуды. С этого же момента начинает течь давностный срок по этому требованию. Между тем на практике иногда довольно трудно определить момент наступления или ненаступления условия об употреблении ссуды по назначению. Возьмем, например, договор Цекомбанка с заемщиком по жилищному строительству. В самом договоре или в приложениях, на которые договор ссылается, целым рядом признаков оговаривается характер того жилого строения, которое должно быть возведено на деньги, полученные от банка. Отступление заемщика от этих признаков является употреблением ссуды не по назначению. Совершенно естественно, что между сторонами вопрос о наличии такого отступления и о том, в какой степени оно существенно, может быть спорным. Наконец, банк может далеко не сразу узнать о том, что ссуда употреблена заемщиком не по назначению. Таким образом, практически, изложенная конструкция может приводить или к неопределенности момента возникновения требования и начала течения давностного срока или неизвестности этого момента для банка. Поэтому, при отсутствии прямых указаний на эту конструкцию в договоре, мы считаем более правильным принять следующее построение.

Можно рассматривать целевую ссуду как договор займа, осложненный предоставлением заимодавцу права односторонним волеизъявлением расторгнуть договор в случае неупотребления ссуды по назначению. Указанное право банка будет таким образом поставлено в зависимость от отрицательного, отлагательного условия. Особенностью этой конструкции является то обстоятельство, что в зависимости от условия поставлено наступление не последствий по сделке в целом, а только возникновение права банка расторгнуть сделку.

Конструкция целевой ссуды как договора займа, осложненного предоставлением банку права досрочного прекращения договора в случае неупотребления ссуды по назначению, не обладает недостатками конструкции, изложенной выше. Поэтому при толковании договора и восполнении воли сторон предпочтительно пользоваться ею.

До настоящего момента мы говорили только о целевой ссуде. Фактически целевой ссуде всегда предшествует договор об открытии кредита в форме целевой ссуды, т. е. предварительный договор о целевой ссуде (см. лекцию VI, 1). Договоры, заключаемые банками с клиентами, обычно представляют собой предварительные договоры о выдаче целевых ссуд. Договор же целевой ссуды оформляется только как выдача назначенных по этому договору сумм.

Предварительный договор о целевой ссуде представляет собой предварительный договор о заключении в будущем договора займа (ст. 218 Г. К), осложненный предоставлением заимодавцу права односторонним волеизъявлением расторгнуть договор в случае неупотребления ссуды по назначению. Это право заимодавца, таким образом, поставлено в зависимость от отрицательного, отлагательного условия. В случае неупотребления заемщиком ссуды по назначению или невозможности такого употребления, банк имеет право расторгнуть договор, причем расторжение договора не только прекращает его действие на будущее время, но и имеет обратную силу. Допустим, что банк назначил ссуду в 100 тыс. рублей и обязался выдавать ее в течение 10 месяцев по 10 тыс. рублей в конце каждого месяца. Допустим, что в конце первого месяца банк был неисправен, не выдал первых 10 000 рублей и что через полтора месяца оказалось, что достижение поставленной договором цели невозможно. Банк расторгает договор. Банк освобождается от обязанности не только производить выдачи в конце последующих месяцев, но и выдать 10 000 рублей, просроченных им в конце первого месяца.

Любопытное ограничение права банка расторгать договор в случае использования клиентом ссуды не по назначению содержится в Основных положениях о банке долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства СССР (С. 3. СССР, 1928 г., № 42, ст. 377). Ч. 1-я ст. 12 этих Основных положений говорит следующее: «В тех случаях, когда полученные клиентом по долгосрочной ссуде или безвозвратной выдаче суммы расходуются им не по назначению, обусловленному договором, Промбанк приостанавливает дальнейшую выдачу, если вся сумма полностью еще не выдана, и немедленно доводит об этом до сведения ВСНХ и НКФ СССР или союзной республики по принадлежности. Дальнейшая выдача, а также принятие мер к устранению допущенных клиентом неправильностей, или досрочное взыскание ссуды производится Промбанком в соответствии с указанием подлежащего ВСНХ, с уведомлением соответствующего НКФ». Приведенное правило имеет целью согласовать гражданско-правовую форму кредита (целевую ссуду) с плановым построением советского хозяйства.

4. Гарантийный кредит. Гарантийным кредитом называется принятие на себя банком поручительства перед третьим лицом за своего клиента. Банк в этом случае не предоставляет клиенту необходимые последнему средства, а дает ему возможность получить их от третьего лица. Приняв на себя поручительство, банк может оказаться в случае, если клиент не исполнит своего обязательства, в необходимости произвести платеж кредитору. На этот случай банк должен обеспечить себя в отношении клиента. Уставы кредитных учреждений поэтому требуют, чтобы гарантийный кредит был облегчен в том же порядке, как и ссуды, т. е. залогом товаров, ценных бумаг и т. д.

Чаще всего банки принимают на себя поручительство по вексельным обязательствам клиента. Но они могут также принимать на себя поручительства и по иным обязательствам. Поручительство может быть двоякое. Оно может быть общегражданским (ст. 236 Г. К.) и вексельным. Общегражданское поручительство может быть дано и по вексельному долгу клиента. (Разъяснение НКЮ РСФСР от 27 октября 1924 г. за № 1248-3, решение АК СТО от 12 июня 1924 года по иску Тико к Наркомсобесу Татреспублики – решения АК СТО 1924 год, вып. 1, № 9.).

По договору поручительства поручитель принимает на себя ответственность перед кредитором своего клиента за исполнение последним обязательства полностью или в части. Поручительство необходимо отличать от рекомендации или справки о платежеспособности, если эта рекомендация или справка дана без точно выраженного намерения обязаться наряду с лицом, о котором дана рекомендация или справка (прим. к ст. 236 Г. К.). Поручительство должно быть дано под страхом последствий, указанных в ст. 136 Г. К., в письменной форме. Банки обычно дают поручительство в форме так наз. гарантийных писем. Должник по основному обязательству и поручитель отвечают перед кредитором, поскольку иное не установлено договором поручительства, солидарно (ст. 241). Поручитель может защищаться против требования кредитора всеми возражениями, которые мог бы предъявить сам должник. Он не теряет это право, даже если сам должник признал свое обязательство или отказался от тех или иных возражений (ст. 245). Банк, уплативший по поручительству, приобретает в отношении должника все права кредитора по главному обязательству (ст. 246). Для обеспечения поручителю возможности осуществить свои права в отношении должника закон предоставляет ему право потребовать от кредитора, которому он исполнил обязательство, передачи всех прав, обеспечивающих требование к должнику, и документов, удостоверяющих это требование (ст. 247). Если к поручителю предъявлен кредитором иск, то он должен привлечь должника к участию в деле. В противном случае должник сможет противопоставить ему все возражения, которые он (должник) имеет против кредитора (ст. 242). Поручитель обязан уведомить должника о своем намерении уплатить долг. В противном случае поручитель теряет право обратного требования к должнику, если последний в свою очередь исполнит обязательство (ст. 243). Банк, уплативший кредитору после главного должника, не уведомившего его об исполнении обязательства, не теряет своего права регресса к последнему (ст. 244). Согласно ст. 250 поручительство прекращается, если кредитор в течение трех месяцев со дня наступления срока главного обязательства не предъявил иска к поручителю. Если срок исполнения главного обязательства не указан, то при отсутствии иного соглашения ответственность поручителя прекращается по истечении одного года со дня заключения договора поручительства. В банковой практике принято обусловливать ответственность по гарантиям заявлением кредитора в течение того или иного короткого срока, доходящего иногда до нескольких дней. Законность такого условия признана судебной практикой, которая рассматривает включение в договор поручительства условия о своевременном оповещении поручителя о наступлении его ответственности, как отменительное условие, предусмотренное ч. 2, ст. 4 Г. К. (Определение Г. К. К. по д. № 35397 1926 г. – «Судебная практика» 1927 г., № 3).

Вексельное поручительство (аваль) введено в действующее вексельное право постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 17 сентября 1928 г. о дополнении «Положения о векселях» новым отделом III «о вексельном поручительстве» и т. д. (С. У. РСФСР, 1928 г., № 125, ст. 797). Вексельное поручительство отличается от общегражданского прежде всего тем, что оно создает вексельное обязательство. Вексельное поручительство дается надписью на самом векселе. Оно может быть дано за каждое ответственное по векселю лицо (векселедателя, акцептанта, надписателя). Вексельный поручитель отвечает так же, как и то лицо, за которое он поручился. Поручители за векселедателя, надписателя, акцептанта отвечают соответственно как векселедатель, надписатель, акцептант. Поэтому, например, для осуществления векселедержателем права требования по векселю против поручителя за надписателя необходим протест векселя. Поручитель отвечает, хотя бы обязательство лица, за которое он поручился, оказалось недействительным, если только вексель и надпись составлены в соответствии с требованием Положения о векселях (ст. 32). В соответствии с этим вексельный поручитель может отвечать и в том случае, если надпись лица, за которое он поручился, окажется подложной. Вексельное поручительство не может быть дано в части вексельной суммы. Если оно дано несколькими поручителями, то дробление вексельной суммы не допускается. Каждый поручитель отвечает в полной сумме. Если не названо лицо, за которое дано поручительство, то поручительство считается данным в простом векселе за векселедателя, а в переводном векселе за акцептанта. Если переводный вексель не акцептован, то поручительство считается данным за трассанта (ст. 33). По оплате векселя поручитель вступает в права векселедержателя как против лица, за которое он поручился, так и против лиц, ответственных перед последним (ст. 34).

Поручительство как общегражданское, так и вексельное, есть сделка, которая устанавливает юридическое отношение между банком (поручителем) и третьим лицом (кредитором клиента банка). Отношения же между банком и клиентом основаны на договоре, по которому банк принимает на себя обязательство поручиться за клиента, а последний обязуется уплатить вознаграждение и своевременно погасить долг своему кредитору или же своевременно внести соответственную сумму банку. Последнее является весьма существенным элементом договора, так как банк заинтересован в том, чтобы не помещать в операцию своих собственных средств. В противном случае гарантийный кредит превратился бы в ссуду. Указанный договор между банком и клиентом не подходит ни под один из урегулированных Г. К. договоров.

5. Акцептный и рамбурсный кредиты. Акцептный кредит предоставляется по договору, в силу которого банк обязуется акцептовать вексель, трассированный на него клиентом, а последний обязуется уплатить вознаграждение и своевременно погасить свой долг векселедержателю или же своевременно внести соответствующую сумму банку. Этот договор по своей юридической природе почти совпадает с договором, на основании которого банк берет на себя поручительство за клиента. Банк, акцептовавший вексель клиента, несет ответственность по этому векселю на основании правил вексельного права. Акцептный кредит должен быть обеспечен, как и гарантийный кредит.

Рамбурсный кредит применяется при кредитовании внешней торговли. Банк принимает на себя за вознаграждение обязательство перед клиентом, покупателем товара, акцептовать за счет клиента вексель, трассированный продавцом товара. Акцепт производится против документа на товар (коносамента), который и служит залоговым обеспечением открытого банком кредита. Эта форма кредита представляет то удобство, что вексель, акцептованный банком, вызовет больше доверия в стране продавца, чем вексель, акцептованный покупателем. Рамбурсный кредит в деталях очень разнообразен. Следует отметить, что рамбурсным кредитом называют иногда также и учет векселя по внешней торговле, сопровождаемый залогом коносамента.

Вопросы для повторения к VII лекции

1. Какова юридическая природа срочной ссуды?

2. Какова юридическая природа специального текущего счета до востребования?

3. Чем отличается специальный текущий счет до востребования от контокоррента?

4. В чем различие понятий «целевая ссуда» и «целевой кредит»?

5. Какова юридическая природа целевой ссуды?

6. Какова юридическая природа гарантийного кредита?

7. В чем особенности вексельного поручительства по сравнению с общегражданским?

8. Какова юридическая природа акцептного кредита?

9. Какова юридическая природа рамбурсного кредита?

Указания для учащихся к VII лекции

Материал, содержащийся в лекции VII, может представлять для учащихся большие трудности при усвоении; поэтому необходима особенно тщательная его проработка. Безусловно необходимо для надлежащего усвоения иметь под рукой Г. К. и восстановить в памяти отделы хозяйственного права, посвященные учению о сделке, займе, предварительном договоре о займе (см. лекцию VI) и о поручительстве.

Литература к VII лекции

1. Л. С. Элиассон. Деньги, банки и банковые операции. 1926 г.

2. М. М. Агарков. Природа целевой ссуды. «Кредит и Хозяйство». 1927 г., № 8-9.

3. Е. Н. Данилова. Специальный текущий счет. Москва. 1913.

4. Шершеневич. Курс торгового права, т. II.

 

ЛЕКЦИЯ VIII. ЗАЛОГ, ПРАВО УДЕРЖАНИЯ, ЗАЧЕТ

1. Залоговое право как институт банкового права. 2. Залог товаров. 3. Залог распорядительных товарных бумаг. 4. Залог товара в обороте. 5. Залог товара в переработке. 6. Залог права застройки и строений. 7. Залог ценных (фондовых) бумаг. 8. Залог векселей. 9. Право удержания. 10. Зачет.

1. Залоговое право как институт банкового права. В предыдущей лекции было указано, что залог является способом обеспечения по целому ряду банковых активных операций. Институт залога урегулирован в Г. К. (ст. 85-105). Закон определяет залог как право кредитора (залогодержателя), в случае невыполнения должником обеспеченного залогом требования, получить преимущественно перед другими кредиторами удовлетворяющие ценности заложенного имущества (ст. 85). Залог рассматривается как вещное право. В силу этого он помещен в Г. К. среди вещных прав. Он обладает, хотя и с некоторыми ограничениями, наиболее характерным свойством вещных прав – так называемым правом следования, т. е. правом истребования заложенной вещи от третьего лица (ст. 98). Однако не все виды залога обладают этим свойством и, соответственно, не все могут быть отнесены к числу вещных прав. Как будет указано дальше, залог товара в обороте не является вещным правом.

Объектами банкового залога могут быть товары, разного рода ценности (например, золото в слитках и изделиях), иностранная валюта, право застройки и строения, ценные бумаги и векселя. Товары, ценности, иностранная валюта, ценные бумаги и векселя служат обеспечением краткосрочных кредитов. Право застройки и строения чаще всего обеспечивают долгосрочные кредиты на жилищное строительство. Но иногда они служат и для обеспечения краткосрочных кредитов, как связанных с жилищным строительством, так и не связанных с ним. Так, примечание к ст. 26 Устава Всекобанка разрешает последнему но также обойти затруднения, заменяя эту операцию залогом требования, принадлежащего банку, получающему кредит к его клиенту. Так как это требование обеспечено залогом, то кредитующий банк получает достаточное обеспечение.

Изложенное показывает, что ряд основных вопросов банкового залогового права регулируются в уставах отдельных кредитных учреждений. Было бы желательно урегулировать эти вопросы в законе, установив по ним ряд общих правил.

В дальнейшем мы остановимся на важнейших видах банкового залога.

2. Залог товаров. Не всякая вещь может быть предметом банкового залога. Определение того, какие товары могут быть приняты в залог, содержится в правилах кредитных учреждений. Так, согласно п. 5 инструкции Государственного банка по товаро-ссудным операциям, товары, представляемые в залог, должны быть предметами массового потребления, легко реализуемы и не должны быть скоропортящимися. Инструкция допускает исключения для скоропортящихся товаров по постановлениям Правления.

Принимаемые в залог товары должны быть застрахованы. Так, напр., устав Банка для внешней торговли требует, чтобы они были застрахованы не менее чем на 10% выше суммы ссуды и на срок по крайней мере одним месяцем долее срока ссуды (§ 13).

Так как залог товаров в банках задерживает их поступление на рынок, то в зависимости от хозяйственной конъюнктуры Народный комиссариат финансов СССР в своих постановлениях воспрещает залог тех или иных «недостаточных» товаров.

Залог товара в кредитном учреждении должен быть совершен в письменной форме в согласии с требованиями ст. 91 Г. К.

Заложенный товар должен быть согласно ст. 92 Г. К. передан залогодателем залогодержателю. При залоге индивидуально-определенной вещи (случай в банковой практике относительно редкий) она может быть оставлена во владении залогодателя с наложением знаков, свидетельствующих о залоге. Кроме того, ст. 92 содержит следующую весьма важную для банков норму: «по соглашению сторон имущество может быть оставлено у должника под замком и печатью кредитора, поскольку законом или правилами кредитных учреждений не установлен иной порядок». Эта норма снабжает правила кредитных учреждений правотворческой силой. Банковая практика широко использовала предоставленную ей возможность и выработала особый порядок залога с оставлением заложенного имущества «на ответственном хранении» залогодателя. Правила Госбанка говорят, что оставление товара на ответственном хранении клиента может иметь место лишь «в исключительных случаях, при полной уверенности в благонадежности и кредитоспособности клиента». В действительности, эта форма банкового залога потеряла характер исключительности и сделалась одной из обычных его форм. Клиент, которому товар передан на «ответственное хранение», выдает в этом банку особую расписку. Хотя, согласно правилам, товар, оставленный на ответственном хранении клиента, снабжается знаками залога, однако отсутствуют серьезные гарантии сохранности этих знаков. При отсутствии знаков залог приобретает негласный характер, не распознаваемый третьими лицами. Он не имеет поэтому силы в отношении добросовестных третьих лиц, за исключением случая, когда залогодержателем является госорган (ст. 98 Г. К.).

3. Залог распорядительных товарных бумаг. Распорядительной товарной бумагой называется такой документ, передача которого приравнивается к передаче представленного им товара. О распорядительных бумагах говорится в ст. 67 Г. К. К числу распорядительных документов относится дубликат накладной, коносамент и складочное свидетельство. К числу распорядительных бумаг могут быть отнесены и другие товарные ценные бумаги, кроме вышеуказанных. Но для этого они должны удовлетворять некоторым условиям. Так как передача распорядительной бумаги приравнивается к передаче самого товара, то владение бумагой должно действительным образом гарантировать владельцу возможность получения товара от должника по бумаге. В отношении должников по дубликату накладной, коносаменту, складочному свидетельству (железная дорога, мореходные предприятия, товарный склад) такой гарантией является самый характер предприятия должника. В отношении других бумаг (напр., разного рода транспортных квитанций) возможно причисление их к распорядительным только в том случае, если они выданы предприятиями, в задачи которых на основании действующих узаконении, положений о них и уставов входит совершение операций, возлагающих на них обязанность хранить чужие вещи (перевозка, поклажа, залог). То'лько такие документы представят достаточные гарантии для того, чтобы считать их распорядительными бумагами.

Залог распорядительных документов влечет за собой и залог представленных этими документами товаров. С другой стороны, залоговое право на объект, представленный распорядительной бумагой, не может быть установлено помимо залога самой бумаги.

Залог распорядительной бумаги совершается различно в зависимости от того, является ли она ценной бумагой на предъявителя, или ордерной, или именной, и в соответствии с правилами, установленными в соответствующих законах (Устав ж. д. – С. 3. 1927 г., № 30, ст. 308; Положение о морской перевозке – С. 3.1926 г., № 30, ст. 284; Постановл. ЦИК и СНК СССР о документах, выдаваемых товарными складами – С. 3. 1925 г., № 60, ст. 445).

4. Залог товара в обороте. Согласно ст. 105-а Г. К., кредитные учреждения, а также иные юридические лица, которым это разрешено законом, могут принимать в залог товар в обороте.

Ст. 105-6 Г. К. определяет залог товара в обороте следующим образом: «Залогом товара в обороте признается залог товара с оставлением такового у залогодателя и с предоставлением залогодателю права заменять одни предметы заложенной товарной массы другими, входящими в ассортимент заложенной товарной массы с тем, однако, чтобы в наличности постоянно находился остаток товара на сумму не ниже объявленной сторонами». Таким образом, залог товара в обороте, предоставляя кредитору в силу ст. 85 Г. К. право получить преимущественное удовлетворение перед другими кредиторами залогодателя из стоимости заложенного имущества, в случае неисполнения должником обеспеченного залогом требования отличается следующими характерными особенностями: а) заложенный товар остается у залогодателя; б) залогодатель имеет право заменять одни предметы заложенной товарной массы другими в пределах ассортимента и суммы, обусловленной сторонами. Оставление товара у залогодателя, с точки зрения советского права, не представляет собой особенности залога товара в обороте. Возможность такой формы залога предусмотрена ст. 92

Г. К., которая, кроме того, предоставляет кредитным учреждениям расширить эту возможность, принципиально новым является право замены, предоставленное залогодателю. Право замены означает, что в случае залога товара в обороте отсутствует та степень индивидуализации заложенного объекта, которая необходима для существования вещного права. Залог распространяется на товар постольку, поскольку последний находится в обусловленном договором помещении. Товар, выбывающий из обусловленного договором помещения, освобождается от залога (ст. 105-г). В соответствии с этим на залог товара в обороте не распространяется ст. 98 Г. К., т. е. в случае этой формы залога не имеет место право следования. Залогодержатель не может истребовать вещь от третьего лица. Эти особенности залога товара в обороте заставляют придти к выводу, что залог товара в обороте по своей юридической природе не является вещным правом. Залог товара в обороте по своей юридической природе является не правом на вещь, а привилегией в отношении других кредиторов залогодателя по взысканию, обращенному на определенным образом выделенное залогодателем имущество. Своеобразие этой формы заключается в том, что привилегированное положение залогодателя находится в зависимости от исполнения залогодателем возложенных на него обязанностей. Если залогодатель не выполнит своей обязанности держать товар в обусловленном помещении, то привилегия кредитора отпадает (ст. 105-г), если только последний не успеет воспользоваться предоставленным ему ст. 105-3 правом и не превратит залог товара в обороте в обычный залог с передачей объекта залогодержателю.

Предметом залога товара в обороте могут быть всякого рода товары. Ценные бумаги не могут быть предметом залога товара в обороте.

Залог товара в обороте, в соответствии с общим правилом залогового права, совершается в письменной форме. Залоговое право при залоге товара в обороте, т. е. привилегированное положение кредитора при обращении взыскания на заложенные предметы, возникает с момента письменного оформления договора при условии, что товар помещен в точно определенном по договору с залогодержателем помещении (склад, магазин и т. п.), отдельно от прочего имущества залогодателя, и к договору приложена опись закладываемых товаров с оценкой их и указанием на те предметы, которыми закладываемые товары могут быть заменены (ст. 105-в). Залоговое право распространяется на товар лишь до тех пор, пока он не выбудет из указанного в договоре помещения. Но, с другой стороны, всякий товар, поступающий в это помещение, становится предметом залога (ст. 105-г). При этом предметом залога становится всякий товар, поступивший в помещение, независимо от того, предусмотрен ли он описью, как предмет, которым может быть заменен наличный в момент заключения договора товар. Не вполне ясно указание закона на определенное по договору помещение. Должно ли это быть отдельное здание, комната или что-либо иное? Нам кажется, что ответ можно дать только в связи с рассмотрением обстоятельств каждого отдельного случая. В виде общего правила можно только сказать, что помещение должно быть обособлено в той степени, в какой это необходимо для того, чтобы не могло быть сомнений в том, относится ли тот или иной товар к заложенной массе или нет.

Одним из самых существенных элементов института залога товаров в обороте является право замены, принадлежащее залогодателю. Залогодатель может заменить одни предметы заложенной товарной массы другими, входящими в ассортимент заложенной массы, с тем, чтобы в наличности всегда находилось товара на сумму не ниже обусловленной договором. Под «ассортиментом заложенной товарной массы» следует понимать, как это вытекает из сопоставления ст. 105-6 и 105-в, не только совокупность тех видов товара, которые были в наличности в момент залога, но также и те виды товара, которые указаны в описи, как могущие служить для замены, хотя бы в состав первоначальной товарной массы они и не входили. Практическое значение ограничения права замены залогодателя ассортиментом заключается в том, что оно предоставляет залогодержателю право требовать замены находящегося в помещении, но не предусмотренного описью, предмета товаром, соответствующим условиям договора.

Право замены принадлежит залогодателю с тем, чтобы общая стоимость находящегося в помещении товара не спускалась ниже предела, установленного сторонами (ст.105-6). В этом вопросе существует в законе неясность. Ст. 105-в требует, чтобы в описи была указана оценка закладываемых товаров. Следует ли требование ст. 105-6 понимать в том смысле, что стоимость товаров должна определяться согласно оценке, содержащейся в описи, или же оценка должна производиться согласно реально существующим ценам на каждый определенный момент. При втором ответе оценка, содержащаяся в договоре, будет иметь значение только как способ установить тот предел, ниже которого не может опускаться общая стоимость заложенной массы товаров. В пользу этого взгляда говорит текст ст. 105-в, которая умалчивает об оценке в договоре тех, которыми закладываемые товары могут быть заменены.

Как уже было указано, существующая в силу залога товара в обороте привилегия кредитора при обращении взыскания на товары, находящиеся в указанном в договоре помещении, имеет место лишь постольку, поскольку залогодатель выполняет свою обязанность охранения этого товара и не вывезет его из обусловленного помещения. Для того, чтобы укрепить положение кредитора, закон возлагает на залогодателя следующие дополнительные обязанности: 1) он обязан вести по каждой залоговой операции особую книгу или ведомость, в которой должны быть записаны все операции по заложенным товарам (как поступающим в помещение, так и выбывающим из него) по день совершения последней операции; 2) он обязан допускать залогодержателя в любое время проверять количество, род и стоимость заложенного товара, условия его хранения и состояние помещения; 3) он обязан извещать не позже трех дней со дня составления описи залогодержателя о всяком обращении со стороны третьих лиц взысканий на заложенный в обороте товар.

Нарушение залогодателем как основной его обязанности, так и дополнительных дает кредитору право требовать передачи ему заложенного товара, или оставления товара у залогодателя под замком или печатью кредитора, или досрочной уплаты долга, обеспеченного залогом.

Неуведомление кредитора об обращении взыскания, полное или частичное отчуждение обусловленного сторонами постоянного остатка товара, или вывоз его из помещения без замены его новым влечет за собой уголовную ответственность залогодателя.

5. Залог товара в переработке. Прием в залог товара в переработке, так же, как и залог товара в обороте, может производиться кредитными учреждениями, а также иными юридическими лицами, которым это разрешено законом. Договор залога товара в переработке совершается в письменной форме с составлением прилагаемых к договору описи и оценки заложенного товара (ст. 105-к). В договоре должны быть указаны сущность переработки, время, в течение которого товар должен быть передан в переработку и произведена переработка (ст. 105-м). Заложенный товар или оставляется для переработки у залогодателя, или передается для той же цели третьему лицу (ст. 105-л). Выработанные из заложенного товара изделия должны быть немедленно после их изготовления переданы залогодержателю, если договором не обусловлено право залогодателя, произведшего выработку изделий, оставить их у себя на хранении, либо обязанности третьего лица, произведшего переработку, сдать изделия на хранение залогодателя (ст. 105-н). Закон обеспечивает залогодержателю возможность производить проверку заложенного в переработке товара и иметь постоянное наблюдение за процессом производства (ст. 105-о). В случае нарушения залогодателем или третьим лицом вышеуказанных правил, залогодержатель вправе осуществить свои права по обеспеченному залогом требованию, хотя бы и до наступления срока (ст. 105-а). Неуведомление об обращении со стороны третьего лица взыскания на находящийся у залогодателя или третьего лица для переработки товар влечет за собой уголовную ответственность залогодателя.

Залог товара в переработке является вещным правом, так как залогодержатель имеет право следования.

6. Залог права застройки и строений. Залог права застройки и строений в кредитных учреждениях совершается на общих основаниях, установленных для этого вида залога. Под страхом недействительности, залог права застройки должен быть нотариально удостоверен и после этого зарегистрирован в коммунальном отделе. Залогодержателю в этом случае выдается залоговый акт (ст. 90 Г. К.). Для залога права застройки и строений в обеспечение ссуд, выдаваемых кредитными учреждениями, и договоров с государственными учреждениями и предприятиями установлен, кроме того, особый порядок залога на основании выдаваемых нотариальными конторами залоговых свидетельств (ст. 90 Г. К. и ст. 78, 79, 83-85 Положения о государственном нотариате – С. У. РСФСР 1926 г.,№ 74, ст. 576). Указанный порядок, как это признает и практика, не исключает для кредитных учреждений возможности прибегать к общему порядку, установленному ст. 90 Г. К.

Порядок залога в кредитных учреждениях на основании залоговых свидетельств сводится к следующему. Нотариальные конторы, ведущие регистрацию арестов на строения и право застройки, выдают владельцу имущества (собственнику строения или застройщику) залоговые свидетельства. По просьбе владельцев в свидетельство может быть включено указание на учреждение, для которого оно предназначается. Залоговое свидетельство должно быть представлено в кредитное учреждение в течение года со дня его выдачи. При непредставлении в этот срок оно считается недействительным. Кредитное учреждение, получив залоговое свидетельство, может выдать одну или несколько ссуд. При этом оно должно сообщать в нотариальную контору, выдавшую залоговое свидетельство, о каждом увеличении суммы обеспечения. Нотариальная контора соответственно меняет сумму ареста и сообщает об этом в коммунальный отдел. Второе залоговое свидетельство может быть выдаваемо только в том случае, если по закону или уставу кредитному учреждению предоставляется право выдавать ссуды под второй залог. Второе залоговое свидетельство выдается лишь по представлении справки из учреждения, принявшего имущество в залог по первому свидетельству, о размере обеспеченного залогом долга, а также удостоверения, что первое свидетельство не будет служить обеспечением новых ссуд или иных обязательств. В том же порядке могут быть выданы третье, четвертое и т. д. свидетельства. На практике, впрочем, они не встречаются. Наложенный ввиду выдачи залогового свидетельства арест снимается: 1) в случае непредставления залогового свидетельства залогодержателем в течение одного года; 2) при представлении залогового свидетельства в нотариальную контору неиспользованным и 3) при сообщении учреждения, принявшего в залог имущество по залоговому свидетельству, о прекращении залога.

В банковой практике встречаются оба вида залога права застройки и строений, причем следует отметить, что залог посредством залогового свидетельства не получил до настоящего времени достаточного распространения.      

7. Залог ценных (фондовых) бумаг. В качестве ценных бумаг советские кредитные учреждения принимают в залог, главным образом, облигации государственных займов СССР. Операции с другими бумагами имеют случайный характер. Термин «залог ценных бумаг» в уставах и оперативных правилах кредитных учреждений обозначает не залог всяких ценных бумаг, т. е. всякого рода документов, предъявление которых необходимо для осуществления выраженных в них прав, а только залог так называемых фондовых бумаг, т. е. ценных бумаг, приносящих периодический доход (акции, облигации). Залог облигаций государственных займов СССР в Государственном банке регулируется правилами, утвержденными Народным комиссариатом финансов СССР 23 ноября 1928 г. («Изв. НКФ СССР» 1928 г., № 10).

Облигации всех государственных займов СССР являются ценными бумагами на предъявителя. Залог ценных бумаг на предъявителя совершается в том же порядке, который установлен Г. К. для залога вещей. Залог товара в обороте к ценным бумагам не применим. Однако, указанные выше правила устанавливают для залога облигаций государственных займов СССР ряд весьма существенных особенностей.

Представляемые в залог облигации должны иметь при себе текущий купон и все последующие. Наличность купонов обеспечивает банку причитающиеся ему проценты по ссуде (ст. 12).

Облигации сдаются банку по описи (по номерам). Однако, при невозможности составить опись в момент совершения операции, она составляется банком и выдается заемщику в течение трех последующих дней, но не позже, чем накануне тиража выигрышей соответствующего займа, если тираж будет произведен до истечения этого срока. При истребовании залога до составления описи банк не несет никакой ответственности за возврат облигаций определенных номеров и серий, требуемых клиентом. Таким образом, до составления описи имеет место так называемый иррегулярный залог, т. е. сделка, при которой на кредитора переносится собственность на некоторое количество вещей, определенных родовыми признаками, с тем, чтобы по уплате должником долга он вернул последнему такое же количество этих вещей. После составления описи иррегулярный залог превращается в обыкновенный залог.

На принятые в залог облигации банк выдает клиенту, по его желанию, квитанцию, именную или на предъявителя. Выдача именной квитанции не влечет за собой каких-либо особенностей. Иначе обстоит дело в случае выдачи квитанции на предъявителя. Действительность этой формы залога могла бы подлежать сомнению ввиду того, что банку в этом случае остается неизвестен должник по ссуде. Таким образом, залог теряет характер акцессорного правоотношения, предполагающего существование главного долгового отношения, которое им обеспечивается. Банку не с кого требовать погашения долга. Погашение долга является в этом случае не обязательством клиента, а условием получения им от банка заложенных бумаг. Таким образом, мы имеем дело с новой формой залога, неизвестной Г. К. и представляющей собой самостоятельное право присвоения стоимости заложенной вещи. Так как закон дает исчерпывающий список вещных прав, то действительность этой формы залога нуждается в особом обосновании. Вопрос был разрешен пленумом Верховного суда РСФСР 17 января 1927 г. («Судебная практика РСФСР», № 2), который признал действительность сделки на основании ст. 29 Положения о Государственном банке, в силу которой (п. 3, ст. 29) последний может регулировать залог ценных бумаг правилами, утвержденными Народным комиссариатом финансов.

8. Залог векселей. Нормы о залоге имущества, содержащиеся в Г. К., не ставят препятствий к залогу векселя. Но Положение о векселях 1922 г. не устанавливает специального способа оформления залога векселя, так называемого залогового индоссамента. Залог векселя может совершаться только посредством передачи векселя, снабженного обычной передаточной надписью. Таким образом, оформление залога векселя на самом вексельном документе ничем не отличается от передачи собственности на вексель. В связи с этим существует разногласие по вопросу об юридической природе залога векселя. Один считает, что залог векселя не является залогом в смысле Г. К., а фидуциарной сделкой, в силу которой банк делается собственником векселей, но вместе с тем обязан в случае прекращения обеспеченного залогом требования (платежом или другим способом) либо возвратить вексель должнику, либо зачесть полученную по нему сумму денег в погашение долга и уплатить излишек должнику. Другие считают, что заложенный вексель остается, в соответствии с Г. К., собственностью залогодателя. Вторая точка зрения является более правильной. То обстоятельство, что вексель передается залогодержателю с обычной передаточной надписью, не препятствует принять эту теорию. В случае залога товара или ценных бумаг на предъявителя передача залогодержателю закладываемого имущества равным образом совершается тем же самым способом, как и при передаче права собственности. Третьим лицом, в случае залога товара или ценной бумаги на предъявителя, как и в случае залога векселя, невозможно распознать, принадлежит ли имущество банку на праве собственности или на праве залога. Однако на этом основании еще нельзя- заключить, что в случае залога товара или бумаги на предъявителя мы имеем фидуциарную передачу собственности банку. Признание за банком не права собственности, а залогового права более соответствует намерениям сторон при заключении сделки. Конечно, не исключена возможность фидуциарной передачи права собственности на вексель банку, если стороны будут иметь в виду именно такую сделку. Но для ее действительности необходимо, чтобы сделка не была совершена с целью противной закону, в обход закона или с намерением причинить явный ущерб государству (напр., для обхода ст. 101 Г. К.).

Изложенный вопрос затронут в пост. НКЮ УССР от 9 июля 1928 г. «о передаче векселей кредитным учреждениям в обеспечение объединенного специального текущего счета» (С. У. УССР Отд. 11,1928 г., № 14,ст. 87). Это постановление принимает первую точку зрения (фидуциарную собственность банка) в случае «объединенного специального текущего счета», т. е. операции, объединяющей в целях рационализации банковой техники учет векселей, специальный текущий счет до востребования и простой текущий счет. Указанные в постановлении мотивы позволяют сделать вывод, что НКЮ УССР пришел к этой конструкции лишь ввиду того, что «объединенный специальный текущий счет» должен заменить собой учет векселей. По-видимому, НКЮ УССР не придает ей общего значения. Вопрос же об «объединенном специальном текущем счете» в настоящее время находится в стадии обсуждения и, отчасти, осуществления в виде опыта.

В случае неисправности клиента банк вправе предъявить заложенный залогодателю вексель, либо зачесть в погашение долга полученную по векселю сумму и вернуть излишек, если таковой окажется, клиенту. Клиент, получивший обратно вексель, может, зачеркнув на нем свою передаточную надпись на имя банка, восстановиться в правах векселедержателя.

По смыслу ст. 97 Г. К. банк обязан принимать меры к обеспечению возможности осуществления прав по векселю и своевременно предъявить его к платежу или протесту.

В случае неисправности клиента банк вправе предъявить заложенные векселя к платежу обязанным по ним лицам, а в случае неплатежа – предъявить их ко взысканию.

9. Право удержания. В уставах встречаются нормы, предоставляющие кредитным учреждениям так называемое право удержания. Так, § 56 Устава ЦСХБанка (С. 3. СССР, 1927 г., № 42, ст. 426) гласит: «банку предоставляется в обеспечение вытекающих из его операций требований, срок которым наступил, при отсутствии достаточного их обеспечения, удерживать всякое имущество должника, которое поступило в банк по каким бы то ни было основаниям, кроме ценностей, хранящихся в безопасных ящиках (сейфах) или переданных на хранение в запечатанных клиентом помещениях или конвертах. Означенное право удержания может быть осуществлено в обеспечение требований, срок которым еще не наступил, если должник приступил к ликвидации своих дел или приостановил платежи по своим обязательствам. Обращение взыскания на удержанное, согласно настоящей статье, имущество производится в общем судебном порядке. Претензии третьих лиц по отношению к имуществу, удержанному согласно настоящей статье, подлежат удовлетворению не ранее, чем данное имущество будет подлежать выдаче банком должнику».

Право удержания есть право должника воздерживаться от исполнения обязанности до тех пор, пока кредитор со своей стороны не выполнит своей обязанности. В частности, право удержания может заключаться в удержании имущества принадлежащего другой стороне. Так, напр., банк удерживает ценные бумаги, переданные ему на хранение, до тех пор, пока собственник не покроет задолженности банку, возникшей по той или иной активной операции.

Действующее советское законодательство не знает ни общегражданских норм о праве удержания, ни общих для всех кредитных учреждений норм о банковом праве удержания.

Право удержания отличается от залогового права тем, что оно не предоставляет права следования. Если вещь вышла из обладания удерживающего, то она не может быть истребована им обратно. Таким образом, право удержания не есть вещное право. Но право удержания может подобно залоговому праву давать преимущество при удовлетворении из стоимости удерживаемой вещи. Такое преимущество установлено последней частью § 56 Устава ЦСХБанка. Следует также отметить, что согласно этому параграфу банк может осуществлять право удержания не только в случае просрочки должника, но также и в случае ликвидации им своих дел или приостановки платежей. В отношении обращения взыскания на удерживаемое имущество банку не предоставлено право производить реализацию собственным распоряжением.

10. Зачет. В силу ст. 129 Г. К. обязательство прекращается полностью или в части зачетом встречного однородного требования, срок коему наступил. Банк может воспользоваться этой статьей и, в случае неисправности своего клиента, зачесть суммы, которые он должен последнему по тому или иному основанию, напр., по текущему счету. Это право банка не может возбуждать сомнений. Оно признается и судебной практикой, см. реш. ВАК СТО от 27 января 1927 г. по делу № 346 (Суд. Арб. Бюллетень № 13-14). Но уставы банков и их оперативные правила иногда идут дальше. Так, Устав ЦСХБанка говорит, что «право зачета может быть осуществлено банком в отношении требований, срок коим еще не наступил, если должник приступил к ликвидации своих де»л или приостановил платежи по своим обязательствам».

Весьма серьезное практическое значение имеет вопрос о зачете в случае несостоятельности должника. В случае несостоятельности частного лица вопрос решается ст. 346 Г. П К., согласно которой зачет имеет место, если сроки встречных требований наступили до дня объявленной судом несостоятельности. В противном случае зачет не допускается. Несостоятельность государственных предприятий и кооперативных организаций в настоящее время законом еще не урегулирована.

Вопросы для повторения к VIII лекции

1. В какой очереди кредитное учреждение получает удовлетворение из заложенного у него имущества?

2. В каком порядке производят кредитные учреждения реализацию заложенного у них имущества?

3. В каком порядке производится в кредитных учреждениях залог товаров?

4. Что называется распорядительной товарной бумагой?

5. Каковы юридические последствия залога распорядительных товарных бумаг?

6. Что называется залогом товара в обороте?

7. Предоставляет ли залог товара в обороте залогодержателю вещное право на заложенное имущество?

8. В чем особенности залога товара в переработке по сравнению с обыкновенным залогом товаров и с залогом товара в обороте?

9. Какие существуют две формы залога права застройки и строений и в чем они заключаются?

10. Какой порядок залога ценных бумаг установлен правлением Госбанка, утвержденный НКФ СССР 23 ноября 1928 г.?

11. Какие мнения существуют по вопросу об юридической природе залога векселей?

12. Что такое право удержания и какие источники советского права регулируют этот институт применительно к банкам?

13. Что такое право зачета и какие источники советского права регулируют этот институт, в частности – применительно к банкам?

Указания для учащихся к VIII лекции

При проработке материала лекции VIII необходимо параллельно возвращаться к соответствующим отделам курса хозяйственного права (залог, зачет, вексель).

Литература

1. Гойхбарг А. Г.– Хозяйственное право РСФСР, т. I, 3 изд.

2. Гражданский кодекс советских республик. Комментарии под ред. проф. А. Малицкого. Изд. 3. 1927 г. Стр. 153-190.

3. Шварцман А. О.– Залог товара в обороте. «Кредит и Хозяйство» 1927 г., № 10-11.

4. Вормс А. Э.– Залог векселя. «Кредит и Хозяйство». 1927 г., № 6.

5. Элиассон Л. С.– Деньги, банки, банковые операции. 1926 г.

6. Зимелева М. В.– Поклажа в товарных складах. 1927 г.

7. Долматовский.– Товарные склады и их операции. 1928 г фин Изд.

8. Агарков М. М.– Учение о ценных бумагах. 1927 г.

9. Венедиктов А. В.– Право удержания и зачета в банковской практике СССР. Сборник «Вопросы торгового права и практики» Ленинград. 1926 г.

10. Варшавский.– Право застройки. 1926 г.

 

ЛЕКЦИЯ IX. ОПЕРАЦИИ ПО СОДЕЙСТВИЮ ПЛАТЕЖАМ. ЧЕК

1. Виды операций по содействию платежам. 2. Понятие и юридическая природа чека. 3. Содержание чека. 4. Отношения между чекодателем и банком (плательщиком). 5. Отношения между чекодателем и чекодержателем и чекодержателей между собой. 6. Отношения между чекодержателем и банком (плательщиком).

1. Виды операций по содействию платежам. Кредитные учреждения (за исключением ломбардов) сосредоточивают у себя значительные средства, которые находятся в распоряжении клиентуры потому ли, что они числятся на простых текущих счетах, потому ли, что банк предоставил их клиентуре по открытым ей кредитам. Естественно, что с операцией простого текущего счета, а также с операцией специального текущего счета до востребования, по которому в пределах открытого ему кредита клиент может получать суммы по своему усмотрению, связывается операция выполнения банком платежных приказов клиента. Эти приказы даются в виде чеков. Операция оплаты чеков клиентов является одной из важнейших операций банков. Развитию операций по содействию платежам способствует также расширение сети кредитных учреждений. Благодаря своим филиалам, а также корреспондентам банк имеет возможность выполнять поручения клиентов по производству и получению платежей в разных местах страны и за границей. Переводы, аккредитивы, инкассовые и иные платежные поручения, в силу этого, выполняются банком не только за счет депозитов клиента или открытого ему кредита, а и за счет покрытия вносимого при самом заключении сделки. Наконец, сосредоточение в кредитных учреждениях большой массы платежей делает возможным организацию безналичных расчетов. В дальнейшем мы остановимся на тех операциях по содействию платежам, которые получили наибольшее развитие в советских кредитных учреждениях.

такой документ, содержание которого соответствует установленным на этот счет требованиям закона, так наз. реквизитам чека. Советское право не знает чекового законодательства. Содержание чека поэтому должно соответствовать тем требованиям, которые к нему предъявляют оперативные правила банков. Такие указания мы находим, например, в § 19 правил Государственного банка о простых текущих счетах, утвержденных Народным комиссаром финансов СССР 19 января 1928 года.

Чек является документом, содержащим предложение одного лица другому лицу уплатить определенную сумму третьему лицу. Поэтому прежде всего должен быть поставлен вопрос о том, кто может быть участником отношений по чеку. Принято различать в этом вопросе активную чековую правоспособность и пассивную. Активной чековой правоспособностью называется право выдавать чеки. Активная чековая правоспособность, а также способность приобретать чеки и передавать их дальше, принадлежит всем лицам, обладающим общей гражданской правоспособностью. В отношении пассивной чековой правоспособности некоторые законодательства (например, Англии, Германии и др.) устанавливают, что плательщиком по чеку могут быть только банкиры (Англия) или, кроме банков, также и некоторые другие организации (например, сберегательные кассы и др.). Действующее советское законодательство не дает по этому вопросу каких-либо общих указаний. Следует только отметить ограничение для кооперативных кредитных товариществ, содержащееся в приложении к ст. 15 Положения о кооперативном кредите (С. 3. СССР 1927 г., № 4, ст. 44) и воспрещающее кредитным товариществам выдавать чековые книжки без получения на то специального разрешения. Советская же практика знает только чеки, по которым плательщиками обозначены кредитные учреждения (в том числе чеки на государственные трудовые сберегательные кассы). Что же касается способа обозначения на чеке лица, которому должен быть произведен платеж (получателя), то вопрос этот урегулирован в оперативных правилах. В указанных выше правилах Государственного банка он составляет предмет нескольких недостаточно полных и точных положений. Правила допускают как чеки, выписанные на предъявителя, так и чеки, выписанные на имя определенного лица. Чек на предъявителя представляет собой бумагу на предъявителя, которая подлежит действию соответствующих правил. Что же касается чека, выписанного на имя определенного лица, то, как это следует из § 18 правил, он является ордерной бумагой и может быть передаваем как по именным, так и по бланковым передаточным надписям, т. е. в том самом порядке, который установлен законом для векселей. Однако, надпись на чеке имеет значение лишь для передачи чека и не устанавливает ответственности надписателя. Ответственность надписателя (так наз. гарантийная функция) могла бы иметь место только, если бы она была специально установлена законом. Правила разрешают чек именной (так, наз. ректа-чек), т. е. чек, не допускающий перехода в порядке векселеподобного индоссамента, однако только в случае, если чек является расчетным (см. ниже). Такое ограничение едва ли обосновано.

Некоторые законодательства не считают обозначение лица, управомоченного по чеку, реквизитом чека; если чек не содержит такого указания, он считается чеком на предъявителя.

Получателем по чеку по целому ряду законодательств может быть означен сам чекодатель. Нет препятствий к допущению таких чеков у нас.

Чековые законодательства английской и французской группы знают так наз. перечеркнутый чек (crossed cheque, cheque barre). Перечеркнутый чек, внешним отличием которого являются проведенные по его лицевой стороне чекодателем или чекодержателем две параллельные линии, может быть оплачен банком-плательщиком только другому банку. Различают общее и специальное перечеркивание. В случае общего перечеркивания между параллельными линиями вписывается наименование определенного банка, которому только и может быть произведен платеж. Перечеркивание способствует развитию безденежных зачетов, так как расчеты между банками обычно производятся не наличными деньгами, а посредством зачета или сконтрации (см. лекцию Х, п. 3). Кроме того, оно уменьшает возможность оплаты подложных чеков, так как банк-плательщик всегда знает того, кто предъявляет чек к платежу, т. е. другой банк.

На чеке должна быть подпись чекодателя.

Чек должен содержать предложение чекодателя плательщику оплатить указанную в нем сумму. Правила Государственного банка допускают так наз. расчетный чек (в сберегательных кассах он называется «оборотный»), по которому не допускается выплата наличных денег и погашение которого производится только посредством перенесения соответствующей суммы со счета на счет. Чек может быть обращен в расчетный как чекодателем, так и чекодержателем посредством надписи наискось на лицевой стороне «расчетный» (§ 23). Расчетный чек заимствован нашей практикой из германского права. Расчетный чек является одним из способов безналичного расчета. Его необходимо отличать от других способов достигнуть той же цели, в частности, от «перечеркнутого чека», упомянутого выше. Кроме того, расчетный чек необходимо отличать от приказа банка в случаях так наз. «жирооборота». Жирооборот не получил пока развития в практике советских банков. Жирооборот заключается в производстве платежей посредством перечислений кредитным учреждением на счет получателя платежа со счета другого лица по приказу последнего. Эти приказы часто тоже носят название чеков. Эта форма платежей получила наибольшее развитие в Германии. Указанные приказы не являются чеками в собственном смысле слова. Законодательство о чеке на них не распространяется. В частности лицо, выдавшее такой приказ, не несет по нему ответственности, установленной законом для чекодателя. Его ответственность определяется не чековым законодательством, а общими правилами гражданского права.

Сумма чека должна быть обозначена как цифрами, так и прописью (§ 19 п. «г» правил Госбанка). § 20 правил указывает, что суммы, написанные прописью и цифрами, должны быть в полном соответствии друг с другом. Никакие подчистки и поправки в сумме не допускаются.

В чеке должны быть означены число, месяц и год написания (§ 19 правил Госбанка). Указание дат является особенно существенным ввиду того, что чек может быть предъявлен к оплате лишь в течение 10 дней со дня выдачи (§ 21). Большинство законодательств требуют, кроме того, обозначения в чеке места его выдачи.

Различно решается в законодательствах вопрос о том, обязательно ли указание в чеке на наличность покрытия. Правила Госбанка требуют, чтобы в чеке был указан номер текущего счета, на который чек выдан (§ 19).

Законодательства германской группы требуют обозначения чека в содержании документа словом «чек» (так наз. чековая метка).

Правила наших банков, в частности вышеуказанные правила Госбанка, предъявляют к содержанию чека еще ряд требований, которые при издании советского чекового закона не смогут быть сделаны реквизитами чека (например, требование написания чека на бланке, полученном от банка, оттиска печати чекодателя), что, конечно, не будет препятствовать тому, чтобы банки устанавливали их по соглашению со своими клиентами. Эти требования могут преследовать различные цели, преимущественно же они устанавливаются для предупреждения подлогов. Они не могут быть превращены в реквизиты чека, так как их значение ограничивается отношениями между чекодателем и банком. Права чекодержателя не могут быть поставлены в зависимость от их соблюдения.

4. Отношения между чекодателем и банком (плательщиком). Основным вопросом из области отношений чекодателя и банка (плательщика) является вопрос об основании обязанности банка оплачивать чеки. Эта обязанность может быть основана на законе или договоре. Некоторые законодательства (напр., итальянское) обязывают кредитные учреждения, имеющие денежные суммы, которые находятся в распоряжении клиента, оплачивать в пределах этих сумм выписанные последним чеки. В тех же странах, в которых закон не устанавливает такого правила, указанная обязанность может быть основана только на договоре между банком и клиентом. Договор, в силу которого банк принимает на себя обязательство оплачивать чеки своего клиента, называется чековым договором. Чековый договор представляет собой соглашение дополнительное в отношении того договора, на основании которого клиент имеет в банке в своем распоряжении ту или иную сумму или открытый ему кредит (например, простой текущий счет или специальный текущий счет до востребования). Основной договор может и не сопровождаться чековым договором, но чековый договор предполагает основной. Чековый договор является необходимой предпосылкой чека. Чековый договор создает обязанность плательщика перед чекодателем оплатить чек при условии, что чекодатель выполнит, со своей стороны, все условия чекового договора. Чековый договор не является договором в пользу третьего лица. Он не создает обязанности банка в отношении чекодержателя. Обязанность банка перед чекодержателем и соответственное право последнего требовать от банка оплаты чека может быть основано лишь на акцепте чека, если таковой допущен (об акцепте см. ниже, п. 6). Спорна юридическая природа чекового договора. Различные теории относят его к различным видам договоров об оказании услуг (договор поручения, договор личного найма и др.). Применительно к советскому праву была высказана точка зрения (Л. С. Элиассоном), что чековый договор есть договор комиссии (ст. 275-а Г. К.). Действительно, чековый договор содержит в себе элементы, которые являются характерными для договора комиссии. Плательщик по чеку, так же, как и комиссионер, совершает сделку (оплату чека) от своего имени, но за счет чекодателя. К тому же последняя часть ст. 275-а указывает, что предметом договора комиссии могут быть сделки по получению и производству платежей. Однако, рассматривать чековый договор как комиссию было бы все же неправильно. Ст. 275-а Г. К. определяет комиссию как договор самостоятельный и возмездный. В фактический состав договора входит элемент вознаграждения. Чековый же договор, как было указано, не является самостоятельным договором. Что же касается вознаграждения, то в чековом договоре оно не выговаривается непосредственно, как эквивалент за услугу банка, заключающуюся в оплате чека, а заключается в тех выгодах, которые получает банк от того, что у него хранятся деньги клиента, или же в виде процента, уплачиваемого клиентом по использованному кредиту. Таким образом чековый договор не может быть безоговорочно отнесен к числу комиссионных договоров. Его нельзя также отнести и ни к одному из урегулированных в советском законодательстве договорных типов.

Банк несет ответственность перед клиентом за выполнение принятой им на себя по чековому договору обязанности. В случае нарушения этой обязанности (например, отказа оплатить правильно составленный и правильно предъявленный чек), банк обязан возместить происшедшие от этого убытки. Выполнение обязанности по оплате чека требует от банка большой осторожности. Прежде чем оплатить чек, банк должен удостовериться всеми имеющимися в его распоряжении способами (сличение подписи с образцами и т. д.) в подлинности чека, а также в том, что предъявитель чека, действительно, является управомоченным по нему лицом. Если чек составлен на предъявителя, то банк может оплатить чек каждому его держателю. Если чек составлен на имя определенного лица и им предъявлен, то банк должен удостовериться в тождестве предъявителя и лица, указанного в чеке. Если чек переходил по передаточным надписям, то банк, кроме того, должен удостовериться в формальной непрерывности ряда передаточных надписей (так же, как и в случае векселя). Банк не обязан удостоверяться в подлинности передаточных надписей. В правилах Госбанка (§ 18) указано, что «банк обязан удостовериться в правильности подписи лица, на имя которого выписан чек, а также в правильности подписи надписателя, означенного в качестве получателя в последней именной передаточной надписи». Это правило формулировано юридически неточно. Выделение первой передаточной надписи не имеет достаточного основания. Неточно также дальнейшее указание, что «ответственности за правильность подписей прочих надписателей банк не несет». Ответственность за формальную правильность, определяемую простым обозрением ряда передаточных надписей, банк, несомненно, несет.

По правилам Госбанка, чек подлежит оплате в течение 10 дней со дня выдачи. При исчислении этого срока день выдачи в расчет не принимается. Если последний день срока падает на нерабочий день, то последним днем считается следующий рабочий день (§ 21).

Последовавшие после выдачи чека смерть чекодателя или объявление его недееспособным не останавливают оплаты выданного им чека (§ 21).

Одним из наиболее важных вопросов, касающихся отношений банка и чекодателя, является вопрос о последствиях оплаты банком утраченного, похищенного или подложного чека, т. е. вопрос о том, кто, банк или чекодатель, несет ущерб от такой оплаты. Этот вопрос не встречает единообразного решения ни в юридической литературе, ни в законодательствах, ни в судебной практике различных стран. Между тем количество судебных процессов по этому вопросу превосходит количество процессов по всем остальным вопросам чекового права.

При рассмотрении вопроса о последствиях оплаты утраченного, похищенного или подложного чека следует иметь в виду различные возможные случаи. Возможен случай, когда оплата чека произошла по вине банка. Банк не отнесся с достаточным вниманием к исполнению своей обязанности и, например, плохо сличил подпись чекодателя с имеющимся у него образцом, не обратил внимания на грубую подчистку в обозначении суммы чека и т. п. Возможен и обратный случай, когда оплата подложного, похищенного или утраченного чека произошла по вине клиента банка, который небрежно хранил полученную им от банка книжку чековых бланков или же после похищения этой книжки не известил своевременно банк и т. п. Возможны также случаи смешанной вины, когда наличность последней имеется как на стороне банка, так и на стороне клиента. Наконец, возможен случай, когда и та и другая сторона выполнили надлежащим образом свои обязанности и нет возможности вменить оплату подложного чека в вину ни банку, ни клиенту. Во всех этих случаях вопрос о том, кто несет ущерб, последовавший от такой оплаты, должен решаться особо. В первых трех случаях вопрос в принципе решается легко. Ущерб должна нести та сторона, по чьей вине он имел место. В случае смешанной вины ущерб должен быть распределен между сторонами. Такое решение вопроса принято и в судебной практике (см. решение Г. К. К. Верхсуда РСФСР. – Судебная практика 1928 г., № 6 и разъяснение пленума Верхсуда РСФСР. – Судебная практика 1928 г., № 8). Оно вытекает из общих начал гражданского права. Гораздо более сложным является вопрос о том, кто должен нести ущерб в том случае, когда он произошел без вины как той, так и другой стороны. Такие случаи довольно часты, так как искусство подделывателей конкурирует с техникой обнаружения подлогов. Логически даны два возможных ответа – возложить ущерб на банк или на клиента. В литературе даны многочисленные попытки обосновать тот и другой ответ. Одним из наиболее распространенных аргументов в пользу возложения ущерба на банк является указание на то, что банк является собственником тех денежных знаков, которые он выплачивает по подложному чеку. Поэтому, в силу принципа, что риск несет собственник, ущерб должен нести банк. Это рассуждение, внешне логичное, страдает, однако, существенным дефектом. Оно упускает из виду, что ущерб произошел от действия банка, совершенного в силу договора с чекодателем. Эту сторону вопроса выдвигают вперед те, которые считают, что ущерб должен нести чекодатель. Сторонники этого взгляда ссылаются на то, что лицо, выполняющее чужое поручение, имеет право на получение от другой стороны возмещения убытков, причиненных ему выполнением поручения. Однако, помимо того, что действующее право об этом умалчивает (п. «б» ст. 256 Г. К., упоминающий об издержках, сюда не относится), самое определение того, какие убытки следует считать причиненными выполнением поручения, является крайне спорным. Поэтому, при отсутствии специального правила в законе, вопрос о последствиях оплаты утраченного, похищенного или подложного чека при отсутствии вины как со стороны банка, так и со стороны чекодержателя нельзя разрешить на основании общих норм, содержащихся в гражданском законодательстве. Его надо разрешать, исходя из соображений целесообразности. Однако, ответ на поставленный вопрос с точки зрения целесообразности также является весьма спорным. В этой проблеме сталкиваются интересы банков и их клиентуры. Наиболее правильным решением мы считаем следующее. С народно-хозяйственной точки зрения целесообразно возлагать случайный ущерб на ту сторону, которая может мерами предосторожности уменьшить соответствующий риск. Этот принцип следует применить к рассматриваемой проблеме. Поэтому, если банк выдал клиенту книжку чековых бланков, как это по общему правилу и имеет место, а затем произошла оплата чека, выписанного на бланке из этой книжки, то банк не должен нести ущерба, хотя бы чек оказался подложным, похищенным или утраченным. Банк, выдав книжку, со своей стороны принял меры к уменьшению соответствующего риска. После этого клиент хранит книжку так, чтобы со своей стороны уменьшить этот риск. Противоположное решение должно иметь место в том случае, если банк не выдал клиенту чековой книжки.

5. Отношения между чекодателем и чекодержателем и чекодержателей между собой. Основным вопросом в этой области является вопрос о том, основаны ли права чекодержателя на договоре первого приобретателя с чекодателем или на одностороннем волеизъявлении последнего. Вопрос решается ст. 106 Г. К. По чеку устанавливаются обязательственные отношения между чекодателем и чекодержателем (см. разъяснение пленума Верхсуда РСФСР от 19 апреля 1927 г. – Суд. практ. 1927 г., № 8). Нормальным способом возникновения обязательства является договор. Поскольку в законе для того или другого обязательства не установлено иное основание его возникновения, таким основанием следует считать договор. Так именно и обстоит дело с чеком.

Практически весьма существенным является вопрос о том, погашает ли выдача или передача чека то обязательство, для оплаты которого чек выдан или передан. Действующее законодательство не дает по этому вопросу прямых указаний. Судебная практика иногда склоняется к положительному ответу. Такое решение, однако, является неправильным. Нельзя предполагать соглашение сторон о замене прежнего обязательства чеком, если стороны сами не установили такой результат. Правильнее рассматривать выдачу или передачу чека не как погашение прежнего обязательства, а только как определенный способ осуществить погашение. Обязательство будет погашено, если чек будет оплачен. До тех же пор, пока чек не оплачен, обязательство нельзя считать погашенным. Поэтому кредитор по такому обязательству может предъявить по нему требование к должнику, от которого он получил чек. Однако, если по чеку не было произведено оплаты по вине чекодержателя (непредъявление чека к платежу, пропуск срока), то должник может зачесть в счет того, что он должен по обязательству, причиненные ему неоплатой чека убытки.

Чековые законодательства устанавливают ответственность чекодателя по чеку в случае неоплаты чека плательщиком. За отсутствием чекового закона, в законе у нас такая ответственность не установлена. Но она установлена разъяснением пленума Верхсуда РСФСР (см. выше). После этого разъяснения чек и по действующему законодательству следует считать обязательственно-правовой бумагой и делать из этого соответствующие выводы. Одним из таких выводов является признание того, что выдача чека чекодателем первому чекодержателю является договором (см. выше). Другим выводом могло бы быть применение к чеку, выписанному на предъявителя, запрещения, установленного Постановлением СНК РСФСР от 13 октября 1922 года «О запрещении выпуска денежных обязательств на предъявителя», распространенного Постановлением ВЦИК РСФСР от 23 ноября 1922 года на все союзные республики (С. У. РСФСР, 1922 г., № 65, ст. 841 и № 79, ст. 989). Это постановление воспрещает выпуск какими бы то ни было учреждениями и предприятиями денежных обязательств на предъявителя иначе, как с разрешения СНК. Чеки на предъявителя, раз по ним установлена ответственность чекодателя, являются денежными обязательствами на предъявителя и по букве закона подлежат действию указанного воспрещения. Однако, практика широко допускает у нас чеки на предъявителя, и суды никогда не высказывали по этому вопросу никаких сомнений.

Ввиду отсутствия чекового закона у нас не установлена ответственность по чеку надписателей. Чековые законодательства обычно строят эту ответственность на тех же основаниях, как ответственность надписателей по векселю.

6. Отношения между чекодержателем и банком (плательщиком). Чек сам по себе не создает юридических отношений между чекодержателем и плательщиком. Плательщик не обязан в отношении чекодержателя оплатить чек. Однако, такая обязанность может иметь место в случае акцепта чека плательщиком. Вопрос об акцепте чека является одним из наиболее спорных вопросов чекового права. Некоторые законодательства допускают и регулируют акцепт чека. Так, например, поступают законодательства С.-А. Соединенных Штатов, которые регулируют так наз. сертификацию чека, признаваемую ими равнозначащей акцепту. В других странах (Германия, Австрия, Швейцария и др.) акцепт чека не допускается. Наконец, в-третьих, закон, не воспрещая акцепта чека, специально его не регулирует. Так обстоит дело в Англии, где в силу этого на чек должны распространяться нормы об акцепте векселей. Однако в Англии недопустим акцепт чека, поскольку он нарушает монополию эмиссии банковых билетов. Во Франции вопрос об акцепте чека представляется спорным. По общему правилу, в Англии и во Франции акцепт чеков не практикуется.

Акцепт чеков широко практикуется советскими банками. Акцепт создает обязательство банка перед чекодержателем оплатить чек. Правила Госбанка говорят об акцепте следующим образом: «Акцепт чека, т. е. подтверждение безусловной оплаты его учреждением банка, где открыт счет, совершается последним на срок действительности чека. По акцептованному чеку чекодержатель имеет право непосредственного требования к банку, акцептовавшему чек, и на сумму акцептованного чека не может быть обращено взыскание ни по каким претензиям к чекодателю» (§ 49). Акцепт оформляется посредством надписи на обороте чека (§ 50).

Юридическая природа акцепта в теории представляется спорной. С точки зрения действующего советского права, ввиду того, что акцепт создает обязательство банка перед чекодержателем, наиболее правильным представляется рассматривать его как заключенный между банком и предъявителем договор (ст. 106 Г. К.). Акцепт, создавая обязательство банка в отношении чекодержателя, делает невозможным отмену чека чекодателем.

Весьма неясным является вопрос об обращении взыскания третьими лицами на суммы текущего счета, по которым банк акцептовал чек. При отсутствии указания в законе, юридическая сила приведенного выше правила Госбанка, воспрещающего наложение ареста на сумму акцептованного чека по претензиям к чекодателю, представляется неясной. Это правило затрагивает интересы третьих лиц, в отношении которых оно едва ли может рассматриваться как обязательное.

Вопросы для повторения к IX лекции

1. Какие существуют основные виды операций по содействию платежам?

2. Какие существуют взгляды на юридическую природу чека?

3. Что такое реквизит чека?

4. Что такое расчетный чек?

5. Что такое перечеркнутый чек?

7. Кто может быть означен плательщиком по чеку?

8. На чем основана обязанность плательщика оплачивать чек?

9. Какова юридическая природа чекового договора?

10. В отношении кого обязан плательщик оплатить чек?

11. Каковы последствия оплаты утраченного, похищенного или подложного чеков?

12. Является ли выдача чека договором?

13. Прекращает ли выдача или передача чека то обязательство, по которому оно выдано?

14. Отвечает ли чекодатель в случае неоплаты чека?

15. Отвечает ли надписатель в случае неоплаты чека?

16. Что такое акцепт чека и какова его юридическая природа?

Указания для учащихся к IX лекции

Отсутствие советского закона о чеках лишает этот институт в советском праве четкости и необходимой определенности. Правила банков далеко не дают достаточного материала для ответа на основные вопросы чекового права. Поэтому желательно более основательное знакомство учащихся с иностранными законодательствами и с юридической теорией этого весьма важного для банков института. Хорошим руководством для этого может служить указанная выше книга Л. С. Элиассона.

Литература

1. Л. С. Элиассон. – Деньги, банки и банковые операции. 1926 г.

2. Л. С. Элиассон. – Чековое право. 1927 г.

3. Л. С. Элиассон. – Об акцепте чеков. Революционная законность. 1926 г., № 1-2.

4. Л. С. Элиассон.– Чековое обращение в судебной практике. «Кредит и хозяйство». 1927 г., № 7.

5. А. Э. Вормс. – Чек в законодательстве СССР. «Кредит и Хозяйство». 1927 г., № 3-4.

6. М. М. Агарков. – Проект положения о чеках. «Кредит и Хозяйство». 1929 г., № 1.

7. С. Н. Алтуфьев. – К проекту чекового закона. «Кредит и Хозяйство». 1929 г., № 2.

8. Шершеневич. – Курс торгового права, т. II.

 

ЛЕКЦИЯ X. ОПЕРАЦИИ ПО СОДЕЙСТВИЮ ПЛАТЕЖАМ (Продолжение)

1. Перевод. Денежный аккредитив. 2. Комиссионные платежные поручения. Товарный аккредитив. Инкассовые операции. 3. Организация взаимных расчетов.

1. Перевод. Денежный аккредитив. Банковым переводом называется договор, по которому кредитное учреждение обязуется уплатить в другом месте через свой филиал или через своего корреспондента, за счет своего контрагента, последнему или другому лицу определенную сумму денег. Термином «перевод» иногда пользуются также и для обеспечения особого документа (так наз. переводного билета), о котором будет сказано ниже. В дальнейшем для ясности мы будем называть этот документ «переводный билет».

Действующее законодательство дает определение понятия перевода в постановлении ЦИК и СНК СССР от 21 марта 1928 г. о вывозе, ввозе, пересылке и переводе за границу и из-за границы валютных и фондовых ценностей (С, 3. СССР 1928 г., № 18, ст. 152). Ст. 8 этого постановления гласит следующее:

«Переводом валютных ценностей за границу в смысле настоящего постановления считается прием ценностей (валютных, товарных и пр.) в пределах СССР с выплатой валютного эквивалента за границей, а переводом валютных ценностей из-за границы – прием ценностей (валютных, товарных и пр.) за границей с выплатой валютного эквивалента в пределах СССР». Столь широкая формула имеет целью охватить все те случаи, которые, по соображениям валютной политики, подлежат регулированию. Поэтому ст. 8 и содержит ограничительную оговорку («в смысле настоящего постановления»). Ст. 8 непригодна для того, чтобы определить перевод как банковую операцию. Для этого необходимо содержащееся в ней определение, с одной стороны, значительно сузить, а с другой – расширить. Банковый перевод совершается кредитным учреждением. Покрытие его всегда валютное. Он может быть совершен не только за границу и из-за границы, но и внутри страны. Приведенное в начале настоящего параграфа определение банкового перевода представляет собой формулировку того фактического состава, который имеет место в случае совершения перевода банком.

Перевод является весьма старой сделкой. В истории европейского права он появляется в средние века (так. наз. cambium, contrat de change). Он являлся основанием, по которому выдавались переводные письма, являвшиеся первоначальной формой переводного векселя (Lettera di cambio, lettre de change). Впоследствии вексель утратил обязательную связь с этим основанием, но долго сохранял следы своего происхождения в требовании совершения платежа в другом месте, чем место выдачи (так наз. distantia loci). С другой стороны, и перевод в банковой практике совершается в настоящее время обычно без посредства векселя.

Кредитное учреждение, принявшее поручение произвести перевод, обязуется уплатить определенную сумму денег за счет своего контрагента. Контрагент или вносит соответствующую сумму наличными, или же она списывается с его счета. Уплата производится кредитным учреждением или через свой филиал, или, если в месте платежа такового нет, то через корреспондента на основании корреспондентского договора. Платеж совершается определенному лицу, которым может быть как сам контрагент (клиент), так и другое лицо. В последнем случае лицо, указанное в качестве получателя, не приобретает права требовать от кредитного учреждения совершения платежа. Перевод не является договором в пользу третьего лица в смысле ст. 140 Г. К. Он является только договором об исполнении третьему лицу, по крайней мере, если право требования третьего лица прямо не оговорено в соглашении клиента с кредитным учреждением. Впрочем, на практике такие оговорки не встречаются. Уплата производится посредством выдачи наличных денег или посредством зачисления на счет. Возможен перевод, по которому предусмотрен только последний способ уплаты (перевод для зачисления на счет – см. § 15 правил Госбанка о переводе денежных сумм).

Обязательства по договору перевода кредитное учреждение принимает на себя обычно за вознаграждение (комиссия).

Однако, это не является обязательным. В банковой практике нередки случаи безвозмездного совершения переводов с возмещением кредитному учреждению одних только почтовых или телеграфных расходов.

Вопрос об юридической природе банкового перевода с точки зрения действующего права должен быть разрешен следующим образом. Большинство банковых переводов довольно близко подходит к содержащемуся в законе определению договора комиссии. Ст. 275-а Г. К. формулирует это определение следующим образом: «по договору комиссии одно лицо (комиссионер) обязуется по поручению другого лица (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента». Последняя часть этой статьи добавляет, что «предметом договора комиссии могут быть незапрещенные законом сделки по купле-продаже товаров, ценных бумаг и другого имущества, по отправке и страхованию товаров и грузов, а также по получению и производству платежей». По смыслу ст. 275-а речь идет о производстве платежа третьему лицу. Кредитное учреждение обязуется произвести платеж. Однако, это определение не подходит в том случае, когда отсутствует: 1) вознаграждение и 2) производство платежа третьему лицу. Безвозмездные переводы, а также и переводы на имя самого контрагента (клиента) не подходят под содержащееся в статье 275-а определение. Кроме того, это определение не исчерпывает собой фактического состава перевода, для которого существенным элементом является уплата в другом месте.

Поэтому нормы, содержащиеся в ст. 275-а – 275-щ Г. К. могут иметь применение только по аналогии, если налицо есть необходимые для этого предпосылки. Перевод не подходит ни под один из договоров, непосредственно урегулированных действующим законодательством. Теоретически возможно рассматривать перевод, как вид мандата. Однако, соответствующий по действующему праву договорный тип – поручение (ст. 252 Г. К.) распространяется только на случаи прямого представительства (совершение сделок, от имени другой стороны). Поэтому и нормы о договоре поручения могут иметь применение также только по аналогии.

Кредитные учреждения совершают переводы по почте или по телеграфу. Переводы по телеграфу составляют в настоящее время самую, распространенную форму международных платежей, вытеснившую в значительной степени вексель и чек. При совершении перевода по телеграфу, а также и по почте, если обусловлена уплата только посредством зачисления на счет, кредитное учреждение выдает своему контрагенту (клиенту) квитанцию. При переводе по почте для оплаты наличными деньгами кредитное учреждение выдает переводный билет. Кроме того, по желанию клиента, может быть выдана также и квитанция.

Переводный билет есть документ, содержащий письменное уполномочие перевододателем плательщика совершить за счет перевододателя платеж переводополучателю, а также уполномочие переводополучателя получить платеж (об уполномочии см. лекцию IX, 2). В случае банкового перевода перевододателем является банк, принявший поручение произвести перевод, плательщиком – его корреспондент и переводополучателем – лицо, на имя которого совершается перевод. Переводный билет является документом, весьма близким к чеку и к переводному векселю. Исторически он является их первичной формой. В настоящее время он отличается от них тем, что переводный билет не является обязательственно-правовой бумагой. В ней не выражено право держателя требовать от перевододателя платежа, в случае отказа плательщика произвести таковой. Такое право держателя может вытекать из его отношений к перевододателю, но оно не является правом из бумаги. С точки зрения действующего советского права, при отсутствии законодательного регулирования чека, последний отличается от переводного билета только ввиду того, что разъяснением пленума Верхсуда (см. лекцию IX, 5) установлена ответственность чекодателя по чеку. В противном случае чек не отличался бы по своей юридической природе от переводного билета.

Действующее законодательство не регулирует переводного билета. Теоретически переводный билет вполне мыслим и вне банковой операции перевода. Однако, в СССР он встречается только в банковой практике.

Переводный билет может быть передаваем. Правила Госбанка (§ 20) требуют для передачи учинения «полной передаточной надписи», причем передача допускается лишь один раз. Передача переводного билета не имеет вексельного характера. Она не только не устанавливает ответственности передающего, но и не избавляет плательщика от полной проверки действительности и правильности передачи. Этим объясняется указанное правило о допущении лишь однократной передачи. Многократная передача слишком затруднила бы банк.

Нет препятствия к акцепту переводного билета плательщиком (см. разъяснение НКЮ РСФСР от 3 августа 1925 года, № 126-43, а также разъяснение пленума Верхсуда РСФСР от 19 апреля 1927 года – Судебная практика 1927 года, № 8). Акцепт переводного билета, так же, как и акцепт чека (см. лекцию IX), устанавливает непосредственное, обязательственное отношение между держателем переводного билета и плательщиком. Держатель приобретает право требования к плательщику.

До акцепта переводного билета перевод может быть отменен перевододателем.

В случае, если был выдан переводный билет, плательщик может произвести выплату только предъявителю билета. Предъявление билета является необходимым условием для осуществления выраженного в нем правомочия держателя, а также для освобождения плательщика от ответственности перед перевододателем. Переводный билет поэтому можно рассматривать как ценную бумагу.

Иной представляется юридическая природа переводного билета в том случае, когда он выдан кредитным учреждением не на корреспондента, а на свой филиал. В этом случае переводный билет не содержит двойного уполномочия. Он имеет только чисто легитимационное значение, заключающееся в том, что банк, уплативший правильному держателю переводного билета, освобождается от ответственности перед своим контрагентом, от которого он получил поручение произвести перевод.

В судебной практике возникал вопрос об обращении взыскания кредиторами переводополучателя на суммы, предназначенные в оплату перевода. Этому вопросу посвящены разъяснение пленума Верхсуда РСФСР от 19 апреля 1927 года (Судебная практика, 1927 г., № 8) и разъяснение, данное председателем Верхсуда РСФСР правлению Госбанка (8 окт. 1927 г., № ОК 11/41). Эти разъяснения устанавливают следующий порядок. Судебный исполнитель, согласно ст. 292 Г. П. К., посылает банку запрос о том, имеется ли у него какое-либо имущество или денежные суммы должника с указанием, что с момента получения запроса на эти суммы налагается арест. Банк обязан ответить судебному исполнителю в порядке ст. 293 Г. П. К., в частности указать, какие имеются на имя должника переводы. С момента получения запроса банк не имеет права выплатить должнику причитающиеся ему по переводу суммы. Арест не лишает отправителя права (если переводный билет не был акцептован плательщиком) отменить перевод. В целях предотвращения этого судебный исполнитель может, по просьбе взыскателя, послать в порядке ст. 292 Г. П. К. извещение отправителю перевода. Таким образом, последний лишается возможности недобросовестно отменить перевод с целью освобождения суммы от ареста. Если был выдан переводный билет, то банк-плательщик для освобождения себя от ответственности перед перевододателем должен платить судебному исполнителю только по предъявлении переводного билета. В случае перевода посредством переводного билета целесообразно, чтобы судебный исполнитель послал запрос, согласно ст. 292 Г. П. К., кроме банка-плателыцика, не только банку-перевододателю, но и контрагенту последнего, давшего поручение произвести перевод. Говоря об отправителе, цитированные разъяснения, очевидно, имеют в виду обоих.

Особой регламентации советское законодательство подвергает переводы за границу и из-за границы (Пост. ЦИК и СНК СССРот21 марта 1928 года – С. З.СССР, 1928 г.,№ 18, ст. 152). Согласно ст. 7 указанного постановления, перевод (и пересылка) валютных ценностей за границу и из-за границы производится через почтовые учреждения, через Государственный банк СССР и иные кредитные учреждения, имеющие право на производство соответствующих операций. Всякий перевод и пересылка за границу и из-за границы не через посредство указанных учреждений воспрещается. Валютными ценностями считаются: советская валюта, иностранная валюта, разного рода платежные документы (чеки, переводы, векселя и т. д.), благородные металлы в слитках и изделиях и драгоценные камни. Как объект банкового перевода фигурирует валюта (иностранная и советская). Перевод за границу валюты СССР воспрещается (ст. 10). Что же касается перевода за границу иностранной валюты, то он разрешается на сумму до 100 рублей в месяц на одно лицо. Сверх этой нормы перевод разрешается лишь по разрешениям особого валютного совещания при НКФ СССР, при условии представления доказательств необходимости перевода для оплаты ввозимых товаров, покрытия накладных торговых расходов, выполнения поручений ведомств и т. п., а равно ввиду особо уважительных причин личного характера (ст. 9). Перевод из-за границы советской валюты воспрещается, если только не будет доказано, что переводится валюта в количестве, соответствующем валюте, вывезенной или перевезенной за границу до 1 августа 1926 года (ст. 12, 6). Перевод из-за границы иностранной валюты разрешается без ограничения суммы (ст. 11). Однако, НКФ СССР может устанавливать ограничения в отношении отдельных видов иностранной валюты (ст. 13). Более детально эти вопросы регулируются в инструкции, издаваемой НКФ СССР совместно с НКТоргом СССР (ст. 24).

Особым видом переводной операции является так наз. денежный аккредитив. Денежный аккредитив предоставляет получателю, снабженному особым удостоверением, соответствующим по своей юридической природе переводному билету, возможность получать определенную сумму полностью или частью не в одном каком-либо месте, а в целом ряде мест, где имеются филиалы кредитного учреждения или его корреспонденты. Государственные трудовые сберегательные кассы СССР выдают денежные аккредитивы, по которым можно получить деньги в сберкассе в любом месте СССР. Денежный аккредитив предназначен для обслуживания путешественников, которым он предоставляет большие удобства.

2. Комиссионные платежные поручения. Товарный аккредитив. Инкассовые операции. Рассмотренная выше операция банкового перевода представляет собой поручения клиента банку произвести платеж. Кроме этого вида платежного поручения, представляющего собой с точки зрения действующего права особый созданный практикой договорный тип, в банковой практике встречаются довольно многочисленные виды поручений банку произвести платеж третьему лицу и поручения принять платеж от третьего лица. Эти поручения, поскольку они выполняются банком возмездно, представляют собой не что иное, как виды договора комиссии, предусмотренные определением этого договора, которое содержится в Г. К. (ст. 275-а). Особо следует отметить в числе этих поручений товарный аккредитив и инкассовые операции.

Товарным аккредитивом называется операция, по которой банк обязуется уплатить за счет своего контрагента (клиента), но от своего имени, определенную сумму третьему лицу против представления последним распорядительных товарных бумаг (коносамент, складочное свидетельство, дубликат накладной и др.). Клиент банка является комитентом, а банк комиссионером.

Платеж совершается за счет клиента, который вносит в банк покрытие полное или частичное. В последнем случае комиссионное поручение произвести платеж осложняется ссудой, обеспеченной залогом. Уплачивая третьему лицу обусловленную сумму, банк в соответствующей части кредитует клиента. Уплата третьему лицу при отсутствии покрытия равносильна выдаче ссуды клиенту. Распорядительные товарные бумаги, полученные от третьего лица, остаются в залоге у банка до тех пор, пока клиент не внесет покрытия полностью. Таким образом, в этом случае юридическая природа операций представляется сложной. Она представляет комиссию + заем, обеспеченный залогом. К кредиту, открываемому банками по товарным аккредитивам, необходимо также и применять правила, установленные для ссуд, обеспечиваемых распорядительными товарными документами.

Так как на практике всего чаще клиент при заключении сделки с банком вносит покрытие только в части, товарный аккредитив очень часто относят к числу активных операций. Однако при этом теряют из вида основную цель сделки.

В осуществление операций банк выдает особый документ (аккредитив), по предъявлении которого банк или его корреспондент совершают платеж против распорядительного документа. Юридическая природа аккредитива та же, что и юридическая природа переводного билета.

Большое значение в банковой практике принадлежит поручениям принять платеж. Клиент (комитент) дает банку (комиссионеру) поручение принять за счет клиента (инкассировать) тот или иной платеж. Наибольшее значение принадлежит поручениям получить платеж по векселю или против распорядительных товарных документов.

В случае поручения инкассировать по векселю, вексель передается клиентом банку по особой надписи, так наз. препоручительной или инкассовой надписи. Препоручительные надписи, не предусмотренные положением о векселях 1922 года, были предусмотрены пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 26 сентября 1927 года о дополнении положения о векселях приложением к ст. 2 (С. У. РСФСР 1927 г., № 100, ст. 669). Это постановление содержит примерные формы векселей и передаточных надписей на них. Еще до этого постановления препоручительные надписи были введены практикой. Банк, получивший вексель по препоручительной надписи, может не только получить платеж по векселю, но также предъявить вексель к протесту, а в случае отказа нотариуса протестовать, принести жалобу на нотариуса (разъяснение Верхсуда РСФСР от 11 октября 1924 года и от 19 июня 1926 года. – Еженед. Сов. Юстиции, 1924 г, № 44 и 1926 г., № 19).

Банк обязан выполнить принятое им на себя поручение на условиях, наиболее выгодных для клиента (ст. 275-е Г. К.). В частности, он должен обеспечить права своего клиента и поэтому при неоплате векселедателем векселя протестовать его.

Правила банков по инкассовым операциям обычно подробно указывают случаи сложения с себя банком ответственности по принятым поручениям. Нельзя думать, что банки могут слагать с себя ответственность вопреки ст. 275-щ Г. К. Поэтому указанные правила при их применении подлежат проверке с точки зрения их соответствия этой статье.

3. Организация взаимных расчетов. Урегулированный Г. К. институт зачета (ст. 129, п. «б») служит для избежания излишних платежей между двумя сторонами, связанными встречными однородными требованиями. Для достижения той же цели между тремя или более сторонами служит так наз. сконтрация. В случае сконтрации каждый из участников может быть одновременно кредитором и должником. Но в противоположность случаю зачета, он может быть кредитором одного лица и должником другого. Сконтрация заключается в сопоставлении общей суммы требований и долгов, а также взаимных платежей каждого из участников с тем, чтобы в результате каждый участник имел одно требование или один долг. Сконтрация основана на договоре (договор сконтрации), который можно определить как договор, в силу которого не менее трех лиц взаимно обязуются погасить существующие между собой долговые отношения и совершить иные между собой платежи (например, по чекам, переводам), посредством замены их для каждого, участника единым долговым требованием или единым долгом. Размер этого требования или долга определяется для каждого участника сопоставлением платежей, которые ему причитаются, с платежами, которые он имеет сделать.

Для производства на началах сконтрации взаимных расчетов существуют постоянно действующие организации, так наз. расчетные палаты (clearing houses). Такая расчетная палата, под названием расчетного отдела, существует при правлении Государственного банка СССР (а также в Харькове при Украинской конторе Госбанка). Участниками расчетного отдела могут быть государственные учреждения и предприятия, кооперативные организации и частные предприниматели. Участники подписывают особый «акт общего соглашения участников расчетного отдела при правлении Государственного банка», по которому они обязуются подчиняться правилам расчетного отдела. Каждый из участников обязан иметь на своем текущем счету в правлении Госбанка сумму, достаточную для покрытия результатов ликвидации, а в случае ее недостаточности покрывать в тот же день то, что с него по ликвидации причитается. Через расчетный отдел могут быть предъявляемы всякого рода документы, выданные на его участников, в том числе ассигновки, чеки, переводные билеты и др. (§ 14 правил расчетного отдела).

Правила расчетного отдела подробно регулируют его организации и порядок деятельности.

Вопросы для повторения к Х лекции

1. Что такое банковый перевод?

2. Какова юридическая природа банкового перевода?

3. Каково отношение банкового перевода к договору комиссии и к договору поручения?

4. Что такое переводный билет? 

5. Каков порядок обращения взыскания на сумму перевода по долгам переводополучателя?

6. Что такое денежный аккредитив?

7. Что такое товарный аккредитив и какова его юридическая природа?

8. Какова юридическая природа инкассовых операций?

9. Что такое сконтрация?

10. Каковы задачи расчетного отдела Госбанка?

Указания для учащихся к Х лекции

При усвоении материала настоящей лекции необходимо возобновить в памяти из курса хозяйственного права отдел о договоре поручения и о договоре комиссии.

Литература

1. Л. С. Элиассон. – Деньги, банки и банковые операции.

2. В. А. Алексеевский. – Обращение взыскания на банковые переводы. «Кредит и Хозяйство». 1927 год, № 6.

3. В. А. Алексеевский. – Юридическое образование. «Кредит и Хозяйство». 1927 г., № 10-11.

4. Шершеневич. – Курс торгового права, т. II.

 

 

 

ЛЕКЦИЯ XI. ПРОЧИЕ БАНКОВЫЕ ОПЕРАЦИИ. БАНКОВАЯ ТАЙНА. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КРЕДИТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

1. Покупка и продажа товаров, валютных ценностей и ценных бумаг. 2. Вклады ценных бумаг для хранения и для хранения с управлением. 3. Банковая тайна. 4. Процессуальное положение кредитных учреждений.

1. Покупка и продажа товаров, валютных ценностей и ценных бумаг. Покупка и продажа товаров, валютных ценностей и ценных (фондовых) бумаг совершаются банками потому, что эти операции целесообразно и удобно объединять с основной деятельностью банков по производству операций пассивных и активных и по содействию платежам. Однако, не все кредитные учреждения могут совершать покупки и продажи указанных объектов. Реже всего уставы допускают совершение покупки и продажи товаров за собственный счет кредитного учреждения, т. к. эти операции являются сделками наиболее далекими от остальных банковых операций. Чаще разрешается покупка и продажа товара по поручениям, а также торговля валютными ценностями. Широко разрешаются покупка и продажа облигаций советских государственных займов.

Покупка и продажа указанных объектов может совершаться кредитными учреждениями за собственный счет или по поручениям клиентов. В тех случаях, когда покупка или продажа совершаются за собственный счет, то имеет место просто договор купли-продажи (ст. 180 Г. К.), в котором кредитное учреждение является либо покупателем, либо продавцом. Если покупка или продажа совершаются по поручению клиента, то обычно клиент связан с кредитным учреждением договором комиссии (ст. 275-а Г. К.). Кредитное учреждение в этом случае совершает покупку или продажу в качестве комиссионера.

С операциями покупки и продажи по комиссионным поручениям очень часто соединяется кредитование банком клиента. В случае покупки банк не получает от клиента вперед полного покрытия, а в определенной части кредитует его. В случае продажи банк может, принимая поручение, выдать клиенту под переданный для продажи объект определенную сумму в счет имеющей быть реализованной стоимости объекта. Как в том, так и в другом случае, в качестве обеспечения открытого кредита устанавливается залоговое право банка на подлежащий продаже или купленный объект. Кредит в этом случае предоставляется в виде ссуды, отношения по которой присоединяются к отношениям по комиссионному договору. Поэтому уставы кредитных учреждений требуют, чтобы такого рода кредит был обеспечен в том же порядке и на тех же условиях, как и в случае ссуды.

При совершении покупки и продажи товара, валютных ценностей и ценных (фондовых) бумаг кредитные учреждения обязаны соблюдать не только соответствующие постановления законодательных органов, но также и постановления и распоряжения НКФ СССР и НКТорга СССР, регулирующие торговлю этими объектами. В настоящее время операции купли-продажи товаров за собственный счет запрещены кредитными учреждениями.

Следует отметить, как имеющее большое значение для банкового права пост, ЦИК и СНК СССР от 17 июля 1925 года о торговле фондовыми и валютными ценностями (С. 3. СССР 1925 г., № 45, ст. 330 и 1926 г., № 41, ст. 299), Ст. 1 этого постановления устанавливает свободное совершение сделок с фондовыми ценностями, т. е. законно обращающимися в СССР государственными и частными бумагами, в том числе и иностранными. Совершение этих сделок может иметь место как на бирже, так и вне ее. Равным образом разрешено (ст. 2) и свободное совершение сделок с валютными ценностями (золотом и серебром в слитках, иностранной валютой и выписанными в ней чеками, векселями и другими платежными документами). Однако, государственные органы, кооперативные организации, а равно прочие предприятия, обязанные публичною отчетностью, могут совершать эти сделки лишь при условии общего или специального на каждую операцию разрешения Особого валютного совещания НКФ СССР (ст. 3). Поэтому кредитные учреждения должны в тех случаях, когда клиентами являются государственные предприятия или кооперативные организации, проверять их правомочия на совершенные покупки или продажи валютных ценностей.

2. Вклады ценных бумаг для хранения и для хранения с управлением. Немаловажное значение имеет в практике кредитных учреждений операция вкладов для хранения ценных бумаг. Эта операция имеет также большое значение с точки зрения интересов государственного кредита, так как, оказывая услугу держателям государственных займов по хранению их бумаг, кредитные учреждения облегчают распространение этих займов. Эта операция регулируется правилами «о вкладах ценных бумаг, вносимых в кредитные учреждения для хранения и для хранения с управлением», утвержденными НКФ СССР 22 июля 1927 г. (оф. прил. к Вестн. Фин. 1927 г., № 43). Эти правила распространяются на все кредитные учреждения, совершающие эти операции, за исключением государственных трудовых сберегательных касс, которые руководствуются своими собственными правилами.

Различают вклады для хранения (т. наз. простое хранение) и вклады для хранения с управлением. В случае вклада для хранения кредитное учреждение обязано хранить принятые ценные бумаги и возвращать их клиенту по первому требованию. Кроме того, кредитные учреждения могут по таким вкладам принимать поручения клиентов по выдаче им справок и совершению отдельных действий по управлению вкладом (ст. 5). В случае хранения с управлением кредитное учреждение, кроме обязанностей по хранению бумаг и возвращению их клиентам, принимает на себя еще следующие обязанности:

а) наблюдение за тиражами погашения и получение тиражного капитала, б) наблюдение за тиражами выигрышей и получение выигрышей, в) получение процентного и дивидендного дохода, г) возобновление купонных листов, д) своевременное зачисление всех доходов (процентов и выигрышей) и тиражного капитала на текущий счет вкладчиков или лиц, пользующихся доходами от вклада, е) страхование облигаций государственных займов от тиражей погашения в отношении тех займов, для которых эта операция установлена, ж) своевременное извещение вкладчика о выполнении перечисленных действий по управлению вкладом (ст. 6).

Хранение, как простое, так и с управлением, производится кредитным учреждением за вознаграждение.

Ценные бумаги принимаются кредитным учреждением как для простого хранения, так и для хранения с управлением, по описи, в которой указывается количество, наименование, достоинство, серия и номер ценных бумаг. На простое хранение ценные бумаги принимаются кроме того счетом, т. е. по количеству ценных бумаг, с указанием их наименования и достоинства, но без указания серий и номеров. Передаваемые счетом ценные бумаги могут быть, по желанию клиента, опечатаны его печатью (ст. 4).

По своей юридической природе вклады для хранения представляют собой известный в жизни, но не урегулированный в общем виде в советском законодательстве договор поклажи. В тех случаях, когда кредитное учреждение приняло ценные бумаги по описи, имеется регулярная поклажа, и клиент имеет право получить обратно те самые бумаги (за теми же №№ и тех же серий), которые он отдал на хранение. В тех случаях, когда бумаги были переданы счетом и не опечатаны печатью клиента, имеет место иррегулярная поклажа (см. лекцию V). Клиент может требовать от кредитного учреждения возвращения бумаг также только счетом. Это правило, как об этом специально упоминает ст. 5, «сохраняет свою силу в отношении облигаций государственных займов, в том числе и в тех случаях, когда за время хранения имели место тиражи погашении и выигрышей». Текст правил не ясен в отношении хранения ценных бумаг, переданных кредитному учреждению счетом, но опечатанных печатью клиента. Согласно буквальному смыслу 2-й части ст. 5, кредитное учреждение и в этом случае не несет никакой ответственности за сдачу ценных бумаг за определенными номерами и сериями. Однако, такое положение двусмысленно и не согласуется с тем, что кредитное учреждение приняло на хранение индивидуализированные (посредством наложения печати) ценные бумаги. Оно обязано поэтому вернуть те же самые бумаги, которые получило, т. е. бумаги, опечатанные печатью клиента. В этом случае, следовательно, так же, как и при передаче ценных бумаг по описи, имеет место регулярная поклажа, только способ индивидуализации установлен другой.

Несколько сложней обстоит дело с вкладами для хранения и управления. Эта операция по своей юридической природе представляет собой соединение договора поклажи с договором об оказании определенных услуг, причем последний не может быть подведен ни под один из урегулированных в Г. К., близких ему договорных типов (подряд, поручение, комиссия). Отдельные обязанности кредитного учреждения, как, например, страхование облигаций займов от тиражей погашения, совпадают с обязанностями комиссионера, так как заключаются в совершении сделок от имени кредитного учреждения, но за счет его контрагента. Однако, этим обязанности кредитного учреждения не исчерпываются (см. выше).

При приеме вклада как для простого хранения, так и для хранения с управлением кредитное учреждение выдает вкладное свидетельство на имя вкладчика или на предъявителя (ст. 15). Вкладное свидетельство на предъявителя не может быть выдано, если ценные бумаги переданы кредитному учреждению счетом (ст. 4, п. «б»). Для обратного получения вклада вкладчик должен предъявить вкладное свидетельство (ст. 16 и 26). В случае выдачи вклада полностью вкладное свидетельство остается в кредитном учреждении, а в случае частичной выдачи на обороте его делается отметка за надлежащими подписями от имени кредитного учреждения о произведенной частичной выдаче бумаг.

Вкладное свидетельство, как именное, так и на предъявителя, само является ценной бумагой. В соответствии с этим передача именного свидетельства совершается по письменному заявлению вкладчика с приложением свидетельства посредством трансферта на имя приобретателя по книгам кредитного учреждения. В случае перехода именного вкладного свидетельства по основанию иному, чем соглашение с прежним вкладчиком, трансферт совершается по заявлению приобретателя с приложением свидетельства и доказательств состоявшегося перехода (например, удостоверения, подтверждающего право на наследство и т. п.). Кредитное учреждение возвращает вкладное свидетельство приобретателю с надписью об учинении трансферта. Вкладное свидетельство на предъявителя может быть передано простым вручением (ст. 17). В случае утраты именного вкладного документа вкладчик может получить вместо утраченного новое свидетельство с надписью «взамен утраченного». В случае утраты свидетельства на предъявителя кредитные учреждения никаких заявлений не принимают (ст. 18).

Вклады ценных бумаг как для простого хранения, так и для хранения с управлением принимаются сроком на полгода (ст. 8). Этот срок установлен в интересах вкладчика, который может в любое время, хотя бы и до истечения этого срока, по первому своему требованию получить вклад обратно полностью или в части (ст. 11). В случае невостребования вклада в указанный срок ценные бумаги, кроме облигаций государственных займов, хранятся в течение трех лет со дня истечения хранения, предусмотренного в последнем поданном клиентом объявлении. Плата за хранение и за управление удерживается при выдаче вклада или может быть списана с имеющегося в кредитном учреждении счета вкладчика. По истечении трех лет кредитное учреждение продает бумаги или оставляет их за собой, а стоимость бумаг, за вычетом следуемых банку сумм, обращается в доход казны (ст. 12 и 13). Если для простого хранения или хранения с управлением приняты облигации государственных займов, то они хранятся и управляются до истечения срока, погашающего ответственность казны по облигациям. Не позднее, чем за семь дней до истечения этих сроков, кредитное учреждение предъявляет ценные бумаги к оплате, после чего вкладчик может истребовать соответствующие суммы в течение трех лет. По истечении трехлетнего срока эти суммы обращаются в доход казны.

В случае вклада для хранения с управлением вкладчик обязан открыть себе в том же кредитном учреждении текущий счет, на который и зачисляются доходы от бумаг.

3. Банковая тайна. Под банковой тайной разумеют обязанность кредитного учреждения сохранять тайну по операциям клиентов. Начало банковой тайны было введено в советское законодательство декретом СНК РСФСР от 6 июня 1921 года об отмене ограничений денежного обращения и мерах к развитию вкладной и переводной операций (С. У. РСФСР 1921 г., № 52, ст. 301). Ст. 4 этого постановления определила, что «справки о состоянии текущих счетов и вкладов и о переводах выдаются только владельцам их или судебным и следственным властям». В 1921 г. пост. СНК РСФСР от 25 февраля 1925 г. о дополнении декрета СНК РСФСР от 6 июня 1921 года (С. У. РСФСР 1925 г., № 18, ст. 115) охрана банковой тайны была расширена. Согласно этому постановлению, начало банковой тайны распространяется не только на вклады и. переводы, но и на все другие банковые операции клиентов. Справки по ним, кроме самих клиентов, могут выдаваться лишь судебным и судебно-следственным органам. Никому другому, в частности финансовым органам, справка не может быть выдана. Из этого правила было сделано исключение постановлением ЦИК и СНК СССР о принципах построения кредитной системы (С. 3. СССР 1927 г., № 35, стр. 364), согласно которому Государственный банк имеет право требовать от кредитных учреждений сведений об открытых кредитах и задолженности отдельных клиентов, а также о текущих счетах и вкладах государственных органов.

В законодательстве СССР по вопросу о банковой тайне имеется ряд норм, касающихся отдельных кредитных учреждений, или видов кредитных учреждений. Эти нормы отчасти уточняют принцип банковой тайны, отчасти в отдельных случаях расширяют его. Такие нормы мы находим в Уставе Центр. с.-х. банка СССР (пост. ЦИК и СНК – С. 3. СССР 1927 г., № 4, ст. 426), в Положении о кооперативном кредите (С. 3. СССР 1927 г, № 4, ст. 44 и С. 3. СССР 1928 г., № 34, ст. 301), в Положении о государственных трудовых сберегательных кассах (С. 3. СССР 1925 г., № 81, ст. 612). Устав ЦСХБанка лишь формулирует начало банковой тайны, не делая никаких отступлений от общих начал. Серьезное отступление в интересах вкладчиков делает Положение о кооперативном кредите и Положение о государственных трудовых сберегательных кассах. Ст. 16 Положения о кооперативном кредите говорит следующим образом: «Члены органов управления кредитно-кооперативных организаций и все их сотрудники, а равно лица, производящие ревизии или обследования этих организаций, обязаны хранить тайну вверенных им дел и счетов. Всякие справки о вкладах, переводах и других операциях клиентов, предусмотренные в пп. «а» – «е», ст. 13 (банковые операции кредитно-кооперативных организаций. – М. А.), могут быть выдаваемы лишь самим клиентам, их законным представителям, а также судебным и судебно-следственным органам с точным соблюдением порядка, установленного законодательством СССР и союзных республик. При этом справки о вкладах клиентов кредитно-кооперативных товариществ могут выдаваться судебным и судебно-следственным органам лишь по производящимся у них уголовным делам. Никакие другие государственные органы, не исключая налоговой инспекции, не имеют права требовать означенных справок. Лица, нарушившие правила настоящей статьи, подлежат уголовной ответственности». Таким же образом закон охраняет тайну вкладов в государственных трудовых сберегательных кассах. Повышение охраны тайны вкладов в кредитно-кооперативных организациях и государственных трудовых сберегательных кассах (справка не может быть выдана даже суду по производящемуся у него гражданскому делу) вызывается желанием законодателя привлечь в них по возможности сбережения самых широких слоев населения.

Начало банковой тайны создает для всех должностных лиц кредитных учреждений, а также для должностных лиц, ревизующих и надзирающих за кредитными учреждениями, обязанность соблюдать ее. В случае нарушения этой обязанности они подлежат уголовной ответственности по уголовным кодексам союзных республик. Кроме того, может иметь место их гражданская ответственность, т. е. обязанность возместить причиненный их неправильными действиями вред (ст. 403 Г. К.). Не исключена также гражданская ответственность самого кредитного учреждения. Когда банковая тайна нарушена должностным лицом, ревизующим кредитные учреждения или надзирающим за ними, то гражданская ответственность в силу ст. 407 Г. К. не может быть возложена на государство. Отвечает только должностное лицо.

4. Процессуальное положение кредитных учреждений. Процессуальное положение кредитных учреждений определяется процессуальным законодательством союзных республик. Кредитные учреждения подлежат действию общих норм процессуального права, в частности норм гражданского процессуального права, содержащихся в Г. П. К. союзных республик, а также действию специальных норм, установленных для кредитных учреждений вообще или для отдельных категорий кредитных учреждений. Но наиболее существенные вопросы урегулированы общесоюзным законодательством, с которым должно быть согласовано законодательство союзных республик. Важнейшие общесоюзные нормы, определяющие процессуальное положение кредитных учреждений, содержатся в пост, ЦИК и СНК СССР от 22 февраля 1928 года «О подсудности гражданских дел кредитных учреждений и о правах этих учреждений по взысканиям с их должников» (С. 3. СССР 1928г., № 14, ст. 115).

Указанное постановление содержит прежде всего весьма важное правило относительно подсудности дел кредитных учреждений. Согласно ст. 1, «все требования, вытекающие из банковых операций кредитных учреждений, поскольку законом для них не установлен административный порядок взыскания, подсудны общим судебным учреждениям». Эта статья устанавливает изъятие для кредитных учреждений, являющихся государственными или кооперативными организациями, из правила о подсудности их дел с другими государственными и кооперативными организациями арбитражным комиссиям при СТО и при ЭКОСО союзных республик, а также местным арбитражным комиссиям. Согласно ст. 1, подсудность общим судебным учреждениям не зависит от желания кредитного учреждения. Равным образом указанная подсудность не может быть изменена соглашением сторон. Не имеет значения, является ли кредитное учреждение истцом или ответчиком. Подсудность общим судебным учреждениям имеет место лишь по спорам, вытекающим из банковых операций кредитных учреждений. (О понятии банковой операции см. лекцию IV, 1.) Ст. 1 указанного постановления распространяет на все кредитные учреждения норму, которая была установлена ранее только для Госбанка (см. п. 6, ст. 2 Положения об арбитражной комиссии при СТО СССР).

Изъятие кредитных учреждений по спорам, вытекающим из их банковых операций, из подсудности арбитражным комиссиям, вызывается следующим соображением. Арбитражные комиссии, исходя из соображений целесообразности, в исключительных случаях могут освобождать должника от обязательства. Это правило является необходимым, так как арбитражным комиссиям подсудны споры между учреждениями, предприятиями и организациями, входящими в состав социалистического сектора советского хозяйства. Арбитражная комиссия. рассматривая спор, например, между двумя государственными предприятиями, не должна быть связана законом в такой степени, чтобы быть вынужденной решать вопрос, вопреки соображениям государственной целесообразности. Однако, указанное право арбитражной комиссии может в отношении некоторых государственных органов приводить к нежелательным последствиям. Так обстоит дело тогда, когда нормальное функционирование соответствующего госоргана зависит от совершенно точного соблюдения соответствующих правил. В отношении соответствующих операций таких госорганов (железные дороги, госстрах, кредитные учреждения) закон делает изъятие из правил о подсудности дел арбитражным комиссиям.

Кроме вопроса о подсудности указанное постановление затрагивает еще и другие институты процессуального права. Ст. 2 расширяет для кредитных учреждений возможность осуществлять свои права не в общеисковом порядке, а путем получения судебного приказа или исполнительной надписи. Ст. 2 допускает такой порядок каждый раз, когда требование кредитного учреждения основано на документе, устанавливающем просрочку платежа по кредитным операциям (двоякое обязательство, подписанное должником и т. п.). Согласно ст. 3, по вытекающим из банковых операций требованиям кредитных учреждений - обеспечение иска, выдача судебных приказов, учинение исполнительных надписей и немедленное (предварительное) исполнение судебных решений – допускается в изъятие из общего правила и в тех случаях, когда требования обращены к государственным учреждениям и предприятиям. Наконец, ст. 4 приравнивает в отношении очередности удовлетворения при недостаточности сумм, поступивших к судебному исполнителю для удовлетворения всех кредиторов, требования кредитных учреждений к требованиям государственных учреждений. Правила ст. 4 не распространяются на случаи удовлетворения из стоимости заложенного в кредитном учреждении имущества. Эти случаи разрешаются на основании ст. 101 Г. К.

Существенное значение имеет вопрос о положении кредитного учреждения в качестве третьего лица, являющегося должником своего клиента по вкладным операциям. На вклады может быть обращено взыскание по требованиям, обращенным к вкладчикам (ст. 292 Г. П. К), в частности по налоговым требованиям государства. В этом случае имеет применение п. «б» ст. 15 Положения о взыскании налогов (С. 3. СССР 1925 гида, 70, ст. 518), который указывает, что принудительной мерой взыскания является обращение взысканий на всякого рода суммы, причитающиеся к получению недоимщиками от третьих лиц, а также в пределах действующих узаконении, на суммы, находящиеся на текущих счетах и во вкладах в кредитных учреждениях». В действующем законодательстве имеются нормы, устанавливающие, что взыскание на вклады может быть обращено не иначе, как в судебном порядке (ст. 29, п. 11 Положения о Госбанке – С. У. РСФСР 1921 г., № 75, ст. 615, ст. 16, Положения о кооперативном кредите – С. 3. СССР 1928 г., № 34, ст. 301, § 18 Устава ПСХБанка СССР – С. 3. СССР 1927 г., № 4, ст. 426; ст. 3 Положения о Гострудсберкассах – С. 3. СССР 1.925 г., № 81, ст. 612). При этом в отношении вкладов, внесенных в кредитно-кооперативные организации и в гострудсберкассы, закон устанавливает, что обращение взыскания может иметь место не иначе, как по постановлению судебных органов по уголовным делам.

Вопросы для повторения к XI лекции

1. Какими нормами регулируется в действующем законодательстве торговля фондовыми и валютными ценностями?

2. Какова юридическая природа вкладов ценных бумаг для хранения?

3. Какова юридическая природа вкладов ценных бумаг для хранения с управлением?

4. Какие документы выдают кредитные учреждения по вкладам ценных бумаг?

5. Что называется банковой тайной и как регулируется этот институт в действующем законодательстве?

6. Какова подсудность дел кредитных учреждений по их банковым операциям?

7. Какие процессуальные привилегии для кредитных учреждений устанавливает законодательство СССР?

Указания для учащихся к XI лекции

При усвоении лекции XI учащимся рекомендуется возобновить в памяти материал о договорах купли-продажи и комиссии, а также обратиться к лекции V настоящего курса и сопоставить денежный вклад с вкладом ценных бумаг.