Электронные книги по юридическим наукам бесплатно.

Присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте.

 


 

 

Гражданское право: В 2 т. Том II, полутом 2: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М.: Издательство БЕК, 2000.

 

содержание

 

Глава 43. Договор возмездного оказания услуг.. 11

§ 1. Понятие и виды обязательств по оказанию услуг. 11

1. Понятие обязательств по оказанию услуг в гражданском праве. 11

2. Виды договорных обязательств по оказанию услуг. 13

§ 2. Понятие и условия договора возмездного оказания услуг. 14

1. Понятие договора возмездного оказания услуг. 14

2. Условия договора возмездного оказания услуг. 15

§ 3. Содержание договора возмездного оказания услуг. 17

1. Права и обязанности исполнителя. 17

2. Права и обязанности заказчика. 23

§ 4. Виды договоров возмездного оказания услуг. 26

1. Система договоров возмездного оказания услуг. 26

2. Услуги связи. 27

3. Медицинские услуги и услуги социального характера. 33

4. Аудиторские услуги. 37

5. Правовые услуги. 37

6. Туристско-экскурсионные услуги. 39

7. Услуги общественного питания. 41

8. Гостиничные услуги. 44

Глава 44. Транспортные и экспедиционные обязательства.. 48

§ 1. Понятие транспортных обязательств и транспортного законодательства   48

1. Понятие транспортного обязательства. 48

2. Основания возникновения транспортных обязательств. 48

3. Транспортное законодательство. 50

§ 2. Виды транспортных договоров.. 52

1. Система транспортных договоров. 52

2. Договоры об организации перевозок грузов. 53

3. Договор перевозки грузов. 59

4. Договоры перевозки пассажира и багажа. 64

5. Договор буксировки. 68

§ 3. Договоры перевозки грузов различными видами транспорта.. 70

1. Правовые особенности договора перевозки на различных видах транспорта. 70

2. Договор железнодорожной перевозки грузов. 70

3. Договор воздушной перевозки грузов. 73

4. Договор воздушного чартера. 75

5. Договор морской перевозки грузов. 76

6. Договор перевозки грузов по внутренним водным путям.. 79

7. Договор автомобильной перевозки грузов. 80

8. Договор централизованной перевозки грузов автотранспортом.. 81

9. Договор перевозки грузов в прямом смешанном сообщении. 82

§ 4. Ответственность за нарушение транспортных обязательств.. 84

1. Основания ответственности. 84

2. Пределы ответственности. 85

3. Ответственность перевозчика за просрочку доставки груза. 88

4. Общая и частная авария. 89

5. Ответственность грузоотправителя и грузополучателя. 90

6. Претензии и иски в транспортных обязательствах. 92

§ 5. Экспедиционные обязательства.. 94

1. Понятие и виды экспедиционных обязательств. 94

2. Договор как основание возникновения экспедиционного обязательства. 95

3. Содержание и исполнение договора транспортной экспедиции. 100

4. Ответственность по договору транспортной экспедиции. 101

Глава 45. Договор хранения.. 104

§ 1. Общие положения о договоре хранения.. 104

1. Сущность хранения. 104

2. Понятие договора хранения. 106

3. Предмет договора хранения. 107

4. Возмездность договора хранения. 108

5. Обязанности сторон договора хранения. 109

6. Форма договора хранения. 110

7. Ответственность поклажедателя. 110

8. Хранение и иные виды обязательств. 111

§ 2. Договор хранения вещей на товарном складе. 111

1. Сущность хранения на товарном складе. 111

2. Понятие и стороны договора хранения на товарном складе. 112

3. Предмет договора хранения на товарном складе. 113

4. Исполнение договора хранения на товарном складе. 115

5. Оформление договора хранения на товарном складе. 116

§ 3. Специальные виды обязательств хранения.. 120

1. Понятие специальных видов хранения. 120

2. Хранение в ломбарде. 120

3. Хранение в коммерческом банке. 121

4. Хранение в камерах хранения транспортных организаций. 122

5. Хранение в гардеробах. 123

6. Хранение в гостиницах. 124

7. Хранение в порядке секвестра. 124

Глава 46. Договоры поручения, комиссии и агентирования.. 126

§ 1. Договор поручения.. 126

1. Понятие юридических услуг. 126

2. Понятие договора поручения. 127

3. Содержание и исполнение договора поручения. 131

4. Прекращение договора поручения. 135

§ 2. Договор комиссии.. 137

1. Понятие договора комиссии. 137

2. Содержание договора комиссии. 139

3. Исполнение договора комиссии. 141

4. Прекращение договора комиссии. 146

5. Отдельные виды договора комиссии. 147

§ 3. Агентский договор. 150

1. Понятие агентского договора. 150

2. Содержание агентского договора. 153

3. Исполнение и прекращение агентского договора. 155

Глава 47. Договор доверительного управления имуществом... 159

§ 1. Понятие доверительного управления имуществом... 159

1. Доверительное управление как институт обязательственного права. 159

2. Субъекты отношений доверительного управления. 163

3. Объекты доверительного управления. 165

§ 2. Содержание и исполнение договора доверительного управления имуществом    171

1. Понятие и содержание договора доверительного управления. 171

2. Исполнение договора доверительного управления. 175

3. Прекращение договора доверительного управления. 178

§ 3. Доверительное управление ценными бумагами.. 180

1. Договор доверительного управления эмиссионными ценными бумагами. 180

2. Договор доверительного управления акциями, находящимися в федеральной собственности  183

Глава 48. Обязательства по страхованию.... 188

§ 1. Понятие и значение страхования.. 188

1. Страхование как экономическая категория. 188

2. Историческая эволюция страхования. 190

3. Законодательство о страховании. 192

§ 2. Понятие и система обязательств по страхованию... 196

1. Понятие обязательств по страхованию.. 196

2. Формы обязательств по страхованию.. 197

3. Виды обязательств по страхованию.. 201

4. Основания возникновения обязательств по страхованию.. 207

§ 3. Участники страхового обязательства.. 207

1. Страховщик. 207

2. Объединения страховщиков. 212

3. Общества взаимного страхования. 213

4. Страховые агенты и страховые брокеры.. 215

5. Страхователь. 216

6. Выгодоприобретатель и застрахованное лицо. 217

§ 4. Страховой договор. 219

1. Понятие и виды страхового договора. 219

2. Форма страхового договора. Страховой полис. 221

3. Страховой интерес. 223

4. Срок в обязательстве по страхованию.. 226

§ 5. Содержание и исполнение страхового обязательства.. 227

1. Обязанности страхователя. 227

2. Страховой риск. 229

3. Страховой случай. 234

4. Обязанности страховщика. Страховая сумма. 235

5. Исполнение обязательств по страхованию.. 240

6. Суброгация. 243

7. Исполнение обязательства по личному страхованию.. 245

8. Освобождение страховщика от обязанности предоставления страховых выплат.. 245

9. Ответственность сторон за нарушение обязательств по страхованию.. 247

10. Прекращение и недействительность обязательств по страхованию.. 248

§ 6. Обязательства по имущественному страхованию... 250

1. Виды обязательств по имущественному страхованию.. 250

2. Обязательства по страхованию имущества. 250

3. Понятия и виды обязательств по страхованию гражданской ответственности. 252

4. Обязательства по страхованию внедоговорной ответственности. 255

5. Обязательства по страхованию договорной ответственности. 260

6. Обязательства по страхованию предпринимательского риска. 261

§ 7. Обязательства по личному страхованию... 264

1. Виды обязательств по личному страхованию.. 264

2. Обязательства по страхованию жизни. 265

3. Обязательства по страхованию от несчастных случаев и болезней. 267

4. Обязательства по медицинскому страхованию.. 268

Глава 49. Договоры займа, кредита и финансирования под уступку денежного требования.. 271

§ 1. Договор займа.. 271

1. Понятие договора займа. 271

2. Содержание и исполнение договора займа. 276

3. Вексель. 280

4. Облигация. 289

5. Иные разновидности договора займа. 294

§ 2. Кредитный договор. 296

1. Понятие кредитного договора. 296

2. Содержание и исполнение кредитного договора. 297

3. Отдельные разновидности кредитного договора. 299

4. Договоры товарного и коммерческого кредита. 301

§ 3. Договор финансирования под уступку денежного требования.. 303

1. Понятие факторинга. 303

2. Понятие договора финансирования под уступку денежного требования. 306

3. Содержание договора финансирования под уступку денежного требования. 308

4. Исполнение договора финансирования под уступку денежного требования. 311

Глава 50. Договоры банковского счета и банковского вклада.. 316

§ 1. Понятие договора банковского счета.. 316

1. Определение и юридическая природа договора банковского счета. 316

2. Субъекты договора банковского счета. 320

3. Заключение договора банковского счета. 321

4. Расторжение договора банковского счета. 325

§ 2. Содержание и исполнение договора банковского счета.. 327

1. Права и обязанности сторон договора банковского счета. 327

2. Списание денежных средств с банковского счета. 333

3. Ответственность банка по договору банковского счета. 337

§ 3. Виды банковских счетов.. 340

1. Система банковских счетов. 340

2. Расчетный счет.. 340

3. Текущие счета. 342

4. Специальные счета. 343

§ 4. Понятие договора банковского вклада.. 348

1. Определение договора банковского вклада (депозита) 348

2. Правовая природа договора банковского вклада. 349

3. Стороны договора банковского вклада. 350

4. Условия договора банковского вклада. 352

5. Форма договора банковского вклада. 353

§ 5. Содержание и исполнение договора банковского вклада.. 355

1. Содержание договора банковского вклада. 355

2. Исполнение договора банковского вклада. 356

§ 6. Виды банковских вкладов.. 357

1. Вклады до востребования и срочные вклады.. 357

2. Иные виды банковских вкладов. 358

3. Депозитные операции Банка России. 359

Глава 51. Обязательства по расчетам... 364

§ 1. Понятие и правовое регулирование наличных и безналичных расчетов   364

1. Наличные и безналичные расчеты.. 364

2. Особенности безналичных расчетов. 365

§ 2. Наличные расчеты... 365

1. Наличные расчеты (платежи) как форма исполнения денежных обязательств. 365

2. Оформление наличных расчетов. 366

3. Ответственность за нарушение правил совершения наличных расчетов. 368

§ 3. Общие положения о безналичных расчетах.. 369

1. Понятие и содержание безналичных расчетов. 369

2. Особенности расчетных правоотношений. 371

3. Формы безналичных расчетов. 373

§ 4. Расчеты платежными поручениями.. 374

1. Понятие и содержание платежного поручения. 374

2. Исполнение платежного поручения. 379

3. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение платежного поручения  380

§ 5. Расчеты по аккредитиву.. 382

1. Понятие и виды аккредитива. 382

2. Исполнение аккредитива. 384

3. Ответственность банка за нарушение условий аккредитива. 387

4. Закрытие аккредитива. 388

§ 6. Расчеты по инкассо.. 388

1. Понятие расчетов по инкассо. 388

2. Исполнение инкассового поручения. 389

3. Ответственность банка за неисполнение инкассового поручения. 390

§ 7. Расчеты чеками.. 391

1. Понятие чека. 391

2. Порядок оплаты чека или передачи прав по нему. 393

3. Отказ от оплаты чека и ответственность чекодателя и плательщика. 394

Глава 52. Договор простого товарищества (о совместной деятельности) 396

§ 1. Понятие договора простого товарищества (о совместной деятельности) 396

1. История развития договора простого товарищества. 396

2. Понятие договора простого товарищества. 399

3. Условия договора простого товарищества. 401

4. Права и обязанности товарищей. 403

5. Участники договора простого товарищества. 404

6. Порядок заключения и форма договора простого товарищества. 405

§ 2. Содержание договора простого товарищества.. 406

1. Договор простого товарищества как многосторонняя сделка. 406

2. Договор простого товарищества как фидуциарная сделка. 407

3. Договор простого товарищества как возмездная сделка. 408

§ 3. Исполнение договора простого товарищества.. 410

1. Внесение вкладов. 410

2. Правовой режим общего имущества товарищей. 411

3. Ведение общих дел товарищества. 414

4. Распределение прибыли и убытков простого товарищества. 415

5. Ответственность товарищей. 416

§ 4. Прекращение договора простого товарищества.. 416

1. Основания прекращения договора простого товарищества. 416

2. Последствия прекращения договора простого товарищества. 417

§ 5. Виды договоров простого товарищества.. 418

1. Виды простых товариществ. 418

2. Простое торговое (коммерческое) товарищество. 418

3. Простое гражданское (некоммерческое) товарищество. 420

4. Договор о совместной деятельности по созданию или реорганизации юридического лица  420

5. Негласное товарищество. 421

Глава 53. Учредительный договор. 426

§ 1. Понятие и содержание учредительного договора.. 426

1. Понятие учредительного договора. 426

2. Участники учредительного договора. 428

3. Существенные условия учредительного договора. 429

4. Порядок заключения и форма учредительного договора. 431

§ 2. Юридическая природа учредительного договора.. 431

1. Юридические признаки учредительного договора. 431

2. Функции учредительного договора. 432

3. Корпоративное правоотношение и исполнение учредительного договора. 434

4. Учредительный договор и устав юридического лица. 438

§ 3. Изменение и расторжение учредительного договора.. 439

1. Общие основания изменения или расторжения учредительного договора. 439

2. Изменение состава участников юридического лица (корпорации) 439

3. Прекращение учредительного договора. 441

Глава 54. Обязательства из односторонних сделок и действий в чужом интересе.. 443

§ 1. Понятие и виды обязательств из односторонних сделок.. 443

1. Понятие обязательств из односторонних сделок. 443

2. Виды обязательств из односторонних сделок. 443

§ 2. Обязательства из публичного обещания награды... 445

1. Понятия обязательства из публичного обещания награды.. 445

2. Исполнение обязательства из публичного обещания награды.. 447

§ 3. Обязательства из публичного конкурса.. 448

1. Понятие обязательства из публичного конкурса. 448

2. Исполнение обязательства из публичного конкурса. 449

3. Отмена или изменение условий публичного конкурса. 451

§ 4. Обязательства из проведения игр и пари.. 452

1. Понятие и особенности обязательств из проведения игр и пари. 452

2. Содержание и исполнение обязательств из проведения игр и пари. 453

§ 5. Обязательства из действий в чужом интересе без поручения.. 455

1. Понятие и виды действий в чужом интересе. 455

2. Условия возникновения обязательств из действий в чужом интересе. 458

3. Содержание и исполнение обязательств, возникающих из совершения действий в чужом интересе  460

Глава 55. Обязательства из причинения вреда.. 464

§ 1. Понятие, виды и функции внедоговорных обязательств.. 464

1. Основные признаки внедоговорных обязательств и их отличие от обязательств договорных  464

2. Виды внедоговорных обязательств. 465

3. Функции внедоговорных обязательств. 466

§ 2. Понятие обязательства, возникающего вследствие причинения вреда   468

1. Понятие деликтного обязательства. 468

2. Юридическая природа деликтного обязательства. 469

3. Соотношение деликтной и договорной ответственности. 471

4. Возникновение деликтного обязательства. Понятие генерального деликта. 472

§ 3. Основание и условия деликтной ответственности.. 475

1. Понятие основания деликтной ответственности. 475

2. Вред как основание деликтной ответственности. 478

3. Условия деликтной ответственности. 482

4. Противоправность поведения причинителя вреда. 483

5. Причинная связь между действием (бездействием) причинителя вреда и вредом.. 487

6. Вина причинителя вреда как условие деликтной ответственности. 489

§ 4. Обязательства, возникающие в связи с предупреждением причинения вреда   493

1. Понятие обязательства, возникающего в связи с предупреждением причинения вреда  493

2. Содержание обязательства, возникающего в связи с предупреждением причинения вреда  495

§ 5. Субъекты, объект и содержание деликтного обязательства.. 497

1. Понятие и виды субъектов деликтного обязательства. 497

2. Причинитель вреда как субъект деликтного обязательства. 497

3. Совместное причинение вреда несколькими лицами. 500

4. Потерпевший как субъект деликтного обязательства. 501

5. Объект деликтного обязательства. 502

6. Содержание деликтного обязательства. 503

7. Учет вины потерпевшего. 504

8. Учет имущественного положения причинителя вреда. 509

9. Способы возмещения вреда. 510

§ 6. Ответственность за вред, причиненный публичной властью... 513

1. Понятие и субъекты ответственности за вред, причиненный публичной властью гражданам или юридическим лицам.. 513

2. Условия ответственности за вред, причиненный публичной властью.. 515

3. Ответственность за вред, причиненный гражданам незаконными действиями правоохранительных и судебных органов. 518

§ 7. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними и недееспособными гражданами.. 521

1. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14 лет   522

2. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет   525

3. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным   528

4. Ответственность за вред, причиненный гражданином, не способным понимать значение своих действий. 529

§ 8. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности   532

1. Понятие источника повышенной опасности. 532

2. Владелец источника повышенной опасности. 538

3. Субъективные основания ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. 541

4. Основания освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности за причинение вреда. 542

§ 9. Ответственность за вред, причиненный в связи со смертью гражданина или повреждением его здоровья.. 545

1. Понятие и содержание ответственности за вред, причиненный жизни и здоровью граждан  545

2. Возмещение утраченного потерпевшим заработка или иного дохода. 547

3. Возмещение потерпевшему дополнительных расходов и морального вреда. 553

4. Возмещение вреда, причиненного смертью кормильца. 554

5. Порядок выплаты возмещения вреда, 557

§ 10. Ответственность за вред, причиненный недостатками товаров, работ или услуг. 560

1. Общие условия ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги. 560

2. Специальные условия ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги. 560

Глава 56. Обязательства вследствие неосновательного обогащения   565

§ 1. Понятие и основания возникновения обязательства из неосновательного обогащения.. 565

1. Понятие обязательства из неосновательного обогащения. 565

2. Условия возникновения обязательств из неосновательного обогащения. 567

§ 2. Формы неосновательного приобретения или сбережения имущества   573

1. Получение недолжного. 573

2. Сбережение имущества за счет посягательства на чужие права. 577

§ 3. Содержание и исполнение обязательств из неосновательного обогащения   579

1. Содержание обязательства из неосновательного обогащения. 579

2. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату. 583

§ 4. Субсидиарное применение обязательств из неосновательного обогащения   588

1. Случаи субсидиарного применения обязательств из неосновательного обогащения. 588

2. Кондикционное требование и требование о возврате исполненного по недействительной сделке  588

3. Кондикционный и виндикационный иск. 592

4. Кондикционное требование и требование стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.. 595

5. Кондикционный иск и требование о возмещении вреда. 597

 


Раздел XII. Обязательства по оказанию фактических и юридических услуг

Глава 43. Договор возмездного оказания услуг

§ 1. Понятие и виды обязательств по оказанию услуг

1. Понятие обязательств по оказанию услуг в гражданском праве

Обязательства по оказанию услуг входят в группу договорных обязательств. К данным обязательствам относятся: перевозка, транспортная экспедиция, заем и кредит, факторинг, банковский счет, банковский вклад, а также безналичные расчеты, хранение, страхование, поручение, комиссия, агентирование, доверительное управление имуществом, возмездное оказание иных услуг.

Общими признаками, объединяющими все договорные обязательства об оказании услуг, являются:

• во-первых, особенности объекта обязательства – услуги нематериального характера;

• во-вторых, специфика связи услуги с личностью услугодателя.

Указанные особенности можно проиллюстрировать на примере различий обязательств об оказании услуг и обязательств подрядного типа. Основным отличием обязательств об оказании услуг от обязательств подрядного типа является результат осуществляемой услугодателем деятельности. Если в обязательствах подрядного типа результат выполненных работ всегда имеет овеществленную форму, то в обязательствах об оказании услуг результат деятельности исполнителя не имеет вещественного содержания. Следовательно, услуги, предоставляемые должником кредитору, носят нематериальный характер.

В римском праве обязательство об оказании услуг именовалось locatio-conductio operaram и делилось на предоставление за плату физического труда и предоставление духовной деятельности. В российской дореволюционной цивилистике выделение обязательств об оказании услуг по общему правилу не проводилось. Так, Г. Ф. Шершеневич, давая классификацию договоров по их

цели, выделял договоры о предоставлении пользования чужими услугами. К ним он относил личный наем, возмездное оказание услуг, перевозку, доверенность, комиссию, поклажу, товарищество1.

В юридической литературе советского периода большая группа ученых обосновывала необходимость выделения в системе гражданско-правовых обязательств особого, самостоятельного обязательства об оказании услуг. При этом отсутствовало единство мнений о правовой природе этих обязательств и их видах2. Основываясь на нематериальном характере услуги, Е. Д. Шешенин сделал вывод, что предметом подрядных договоров являются результаты, воплощающиеся в товарах (вещах), а предметом договоров, порождающих обязательства по оказанию услуг, – результаты деятельности, не существующие отдельно от исполнителей и не являющиеся вещами3. Согласно другому мнению, в любом возмездном договоре можно усматривать услугу одного контрагента и вознаграждение за нее со стороны другого4. М. И. Брагинский предложил деление договоров на договоры по производству работ и договоры услуг, относя к последнему виду поставку, снабжение энергией и газом и т. д.5 Другие ученые полагали, что для выделения самостоятельного договора об оказании услуг нет оснований6.

Действующее законодательство проводит различия между овеществленными услугами, являющимися объектом обязательств подрядного типа, и нематериальными услугами, выступающими объектом обязательств об оказании услуг. Ведь согласно ст. 783 ГК общие положения о подряде и положения о бытовом подряде при-

1 См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 316.

* См.: Шешенин Е. Д. Общие проблемы обязательств по оказанию услуг//Вест-ник МГУ. Сер. 11. «Право». 1983. № 1. С. 63.

3 См.: Шешенин Е. Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг//Гражданское право и сфера обслуживания. Свердловск, 1984. С. 42–44; Кротов М. В. Обязательства по оказанию услуг в советском гражданском праве. Л., 1990.

4 См.: Куник Я. А. Кредитные и расчетные отношения в торговле. М., 1970. С. 14.

5 См.: Брагинский М. И. Общее учение о хозяйственных договорах. Минск, 1967. С. 34-36.

' См.: Кабалкин А. Ю. Сфера обслуживания: гражданско-правовое регулирование. М., 1972. С. 38-48.

меняются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779-782 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Кроме того, следует заметить, что нематериальная услуга неотделима от личности услугодателя, так как потребляется услугополучателем в процессе ее оказания, т. е. самой деятельности услугодателя. В отличие от этого в подрядных отношениях сам смысл обязательства состоит в том, чтобы передать полученный вещественный результат заказчику.

2. Виды договорных обязательств по оказанию услуг

В кодификации гражданского права 1961–1965 гг. договорные обязательства по оказанию услуг не выделялись в особую группу и не подвергались систематизации. Вместе с тем в науке гражданского права давно существовала классификация обязательств, включающая обязательства по передаче имущества в собственность (иное вещное право) или в пользование, обязательства о выполнении работ и обязательства об оказании услуг. Таким образом, выделение обязательств об оказании услуг существовало как de lege ferenda.

С принятием и введением в действие части второй ГК ситуация принципиально не изменилась. В отличие от обязательств по передаче имущества в собственность (иное вещное право) или в пользование и обязательств о выполнении работ, которые объединяются вокруг общих положений, обязательства об оказании услуг общей части не имеют. Нормы гл. 39 ГК не могут претендовать на такую роль, поскольку призваны урегулировать достаточно четкий круг только фактических, но не иных услуг (п. 2 ст. 779 ГК).

Договорные обязательства по оказанию услуг в гражданском праве по характеру деятельности услугодателя можно подразделить на определенные виды. Это, во-первых, обязательства об оказании услуг фактического характера (перевозка, хранение, возмездное оказание иных услуг). Во-вторых, обязательства об оказании услуг юридического характера (поручение, комиссия). В-третьих, обязательства об оказании услуг как фактического, так и юридического характера (транспортная экспедиция, агентирование, доверительное управление имуществом). В-четвертых, обязательства об оказании услуг денежно-кредитного характера (заем и кредит, факторинг, банковский счет, банковский вклад, а также безналичные расчеты, страхование).

§ 2. Понятие и условия договора возмездного оказания услуг

1. Понятие договора возмездного оказания услуг

1По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по Ш заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия Ш или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется Ш оплатить эти услуги (ст. 779 ГК).

Договор возмездного оказания услуг является консенсуальным, двусторонним и возмездным.

Сторонами данного договора выступают услугодатель, именуемый исполнителем, и услугополучатель, именуемый заказчиком. В ГК не содержится каких-либо ограничений относительно субъектного состава по договору возмездного оказания услуг, поэтому необходимо ориентироваться на общие правила участия граждан и юридических лиц в гражданском обороте.

Согласно ст. 783 ГК в отношении договора возмездного оказания услуг могут применяться нормы об общих положениях о подряде (ст. 702–729 ГК) и о бытовом подряде (ст. 730–739 ГК), если это не противоречит особенностям, отраженным в ст. 779–782 ГК, а также специфике предмета договора возмездного оказания услуг.

В связи с этим следует подчеркнуть, что в соответствии со ст. 780 ГК, поскольку иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг, исполнитель обязан оказать услуги лично. Следовательно, по общему правилу в данном договоре, если стороны прямо не согласовали в нем обратное, не применяется принцип генерального подряда. Такой подход, как уже отмечалось ранее, связан с существованием неразрывной связи нематериальных услуг с личностью оказывающего их лица.

Вместе с тем специальная норма, которая регулирует вопрос об участии в исполнении работы нескольких лиц (ст. 707 ГК), в полной мере может распространяться на отношения сторон по договору возмездного оказания услуг. Так, если на стороне исполнителя выступают одновременно два или более лица, то при неделимости предмета обязательства они должны признаваться по отношению к заказчику солидарными должниками в отношении обязанности оказать ему соответствующую услугу и соответственно солидарными кредиторами в отношении права требовать принятия исполнения и его оплаты. Однако при делимости предмета обязательства, а также в других случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором, каждое из этих лиц приобретает права и несет обязанности по отношению к заказчику лишь в пределах своей доли.

2. Условия договора возмездного оказания услуг

Так же, как и в отношении подавляющего большинства возмездных гражданско-правовых договоров, единственным существенным условием договора возмездного оказания услуг является его предмет. При отсутствии в договоре возмездного оказания услуг условия о предмете или при недостижении сторонами соглашения о его предмете договор считается незаключенным.

Предметом договора возмездного оказания услуг является либо совершение исполнителем определенных действий (например, отправка и доставка корреспонденции, предоставление телефонных и других каналов при оказании услуг связи, выполнение операций и различных лечебно-профилактических процедур при оказании медицинских услуг и т. д.) либо осуществление им определенной деятельности (как-то: по анализу бухгалтерской и иной документации юридических лиц и составлению заключений в рамках оказания аудиторских услуг, по предоставлению специальных знаний и сведений при оказании соответственно консультационных, информационных услуг, а также услуг по обучению, по обеспечению проезда, проживания, питания, осуществлению экскурсий, походов и организации иных видов отдыха при туристическом обслуживании и т. д.). Таким образом, в качестве предмета исполнения по рассматриваемому договору выступает полученный заказчиком полезный эффект от совершения исполнителем определенных действий либо осуществления им определенной деятельности. Полезный эффект, полученный заказчиком по договору, носит нематериальный характер и в противоположность договору подряда никогда не выражается в появлении новой вещи или изменении (улучшении) потребительских свойств уже существующей.

В связи с тем, что предметом договора возмездного оказания услуг всегда выступает либо совершение исполнителем определенных действий, либо осуществление им определенной деятельности в отношении определенного заказчика, важнейшей его характеристикой является качество оказываемых услуг.

Требования к качеству предмета исполнения по договору возмездного оказания услуг определяются по тем же правилам, что и в договоре подряда. Согласно ст. 721 ГК качество оказанной исполнителем услуги, т. е. достигнутого им результата, должно соответствовать условиям договора возмездного оказания услуг, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к услугам соответствующего рода. Следовательно, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми ак-

при отсутствии в договоре возмездного оказания услуг таких указаний цена определяется в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК. Если объем и виды услуг, оказываемых заказчику, велики, то цена может быть определена путем составления сметы1.

Еще одним важным условием договора возмездного оказания услуг является срок. В отношении этого условия в договоре возмездного оказания услуг также могут применяться правила о подряде. Согласно ст. 708 ГК в договоре возмездного оказания услуг должны указываться начальный и конечный сроки оказания услуги, а по соглашению сторон могут предусматриваться также и сроки завершения отдельных видов (этапов) услуг, т. е. промежуточные сроки. Изменение указанных в договоре возмездного оказания услуг начального, конечного и промежуточных сроков оказания услуг возможно в случаях и порядке, предусмотренных договором. Исполнитель по договору возмездного оказания услуг несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков оказания услуг, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не предусмотрено договором. При этом последствия просрочки исполнения, установленные п. 2 ст. 405 ГК, наступают при нарушении как конечного срока оказания услуги, так и иных установленных сроков2.

§ 3. Содержание договора возмездного оказания услуг

1. Права и обязанности исполнителя

В соответствии со ст. 779 ГК основной обязанностью исполнителя является оказание по заданию заказчика услуги (услуг). В отличие от подрядчика исполнитель оказывает услуги заказчику не за свой риск. В связи с этим положения ст. 705 ГК не могут применяться к договору возмездного оказания услуг. Это объясняется спецификой результата услуги, который носит нематериальный характер. Риск невозможности исполнения договора возмездного оказания услуг согласно п. 3 ст. 781 ГК, т. е. невозможность испол-

1 Правила ст. 709 и 710 ГК относительно составления, согласования и изменения сметы полностью распространяются на отношения сторон по договору возмездного оказания услуг (см. § 1 гл. 36 первого полутома второго тома настоящего учебника).

2 См.: п. 3 ст. 708 ГК в редакции Федерального закона от 17 декабря 1999 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс Российской Федера-ции»//СЗ РФ. 1999. № 51. Ст. 6288.

тами или договором, результат оказанной услуги должен в момент ее завершения в отношении заказчика обладать свойствами, указанными в самом договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями.

Законом, иными правовыми актами могут быть предусмотрены обязательные требования к качеству результата, полученного в результате оказанной по этому договору услуги. В этом случае исполнитель, действующий в качестве предпринимателя, обязан оказывать услуги, соблюдая указанные обязательные требования. Кроме того, исполнитель может принять на себя по договору обязанность по оказанию услуг, отвечающих требованиям к качеству, более высоким по сравнению с установленными обязательными для сторон требованиями.

Так же как и в договоре подряда, гарантии качества результата оказанной услуги можно подразделить на законные, т. е. предусмотренные законом, иными правовыми актами или обычаями делового оборота, и договорные, т. е. принятые на себя исполнителем в силу договора возмездного оказания услуг и предусмотренные в нем. Гарантии качества, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг, распространяются на результат оказанной услуги в целом (ст. 722 ГК).

Оказание некоторых видов услуг может предполагать, что полученный заказчиком полезный эффект в пределах разумного срока должен сохраняться в соответствии с установленным в договоре способом его использования, а если такой способ использования договором не предусмотрен – для обычного способа использования результата услуги такого рода (законная гарантия). В качестве примера можно привести оказание услуг по обучению. Полученные в результате повышения квалификации знания, являющиеся одним из оснований для аттестации, например, государственных служащих, должны быть пригодными для использования в течение всего срока, на который они были аттестованы.

Кроме того, законом, иным правовым актом, договором возмездного оказания услуг или обычаями делового оборота для результата оказанной услуги может быть предусмотрен срок, в течение которого он должен соответствовать условиям договора о качестве, предусмотренным п. 1 ст. 721 ГК (гарантийный срок).

Правила определения цены оказанных по договору услуг устанавливаются п. 1 ст. 709 ГК. В договоре должна быть указана цена подлежащих оказанию услуг или способы ее определения. Однако

нения, возникшая по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, по общему правилу несет заказчик. Он обязан в этом случае возместить исполнителю фактически понесенные им расходы, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

Учитывая особенности результата услуги, отсутствует необходимость специального регулирования вопроса о риске в отношении имущества, использовавшегося для ее оказания. Риск его случайной гибели или повреждения в соответствии со ст. 211 ГК несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Поскольку услуги оказываются исполнителем по заданию заказчика, к их отношениям по договору возмездного оказания услуг может за отдельными изъятиями применяться ст. 716 ГК. Следовательно, исполнитель обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить оказание услуги, если им будут обнаружены либо возможные неблагоприятные для заказчика последствия выполнения его указаний о способе оказания услуги, либо иные, не зависящие от исполнителя обстоятельства, которые грозят достижению результата услуги или создают невозможность завершения ее оказания в срок.

Исполнитель, не предупредивший заказчика об этих обстоятельствах или продолживший оказание услуги, не дожидаясь истечения указанного в договоре срока (а при его отсутствии – разумного срока для ответа на предупреждение) либо несмотря на своевременное указание заказчика о прекращении оказания услуги, не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований ссылаться на указанные обстоятельства.

В свою очередь, если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны исполнителя об указанных обстоятельствах, в разумный срок не изменит указаний о способе оказания услуги или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих достижению ее результата, исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных его прекращением убытков.

Качество оказываемой услуги представляет собой важнейшую характеристику предмета договора возмездного оказания услуг. Поэтому в случаях, когда услуга оказана с отступлениями от условий договора или с иными недостатками, которые делают результат ее оказания непригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствую-

щего условия непригодности для обычного использования, заказчику предоставляется ряд возможностей, обеспечивающих надлежащее качество оказываемых услуг.

С учетом специфики услуг в случае некачественного их оказания могут применяться некоторые последствия, указанные в ст. 723 ГК. Заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, по своему выбору потребовать от исполнителя:

• либо соразмерного уменьшения установленной за оказание услуги цены;

• либо безвозмездного оказания услуги заново с возмещением заказчику причиненных просрочкой исполнения убытков.

Что касается требований безвозмездного устранения недостатков в разумный срок либо возмещения расходов заказчика на устранение недостатков, когда его право устранять их предусмотрено в договоре, то они могут применяться только в отдельных случаях. Это связано с существованием возможности устранить отступления от условий договора в ходе оказания услуги. В связи с этим представляется возможным, например, требовать переселения туриста в отель того класса, который указан в договоре, если туристическое агентство предоставило ему проживание в отеле более низкого класса. Однако предоставление заказчику ошибочной консультации или искаженной, недостоверной информации не позволяет, в силу того что заказчик получает представление об этом только после завершения оказания услуги, применить к этим видам услуг рассматриваемые последствия.

Если отступления от условий договора возмездного оказания услуг или иные недостатки результата оказанной услуги в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными1, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

Таким образом, точно так же, как и по договору подряда, последствия ненадлежащего качества результата оказанных услуг в договоре возмездного оказания услуг различаются в зависимости от характера обнаруженных недостатков. В том случае, когда недостатки не являются существенными (простые недостатки), закон предоставляет заказчику право воспользоваться одной из мер оперативного воздействия, перечисленных в п. 1 ст. 723 ГК. Однако если заказчик обнаруживает существенные недостатки, наличие которых

1 О содержании понятия «существенный недостаток» ил. § 1 гя. 36 первого полутома второго тома настоящего учебника.

не позволяет достигнуть цели договора возмездного оказания услуг, ему предоставляется право на возмещение причиненных убытков, т. е. возможность применения к подрядчику мер имущественной ответственности1.

Поскольку, как отмечалось ранее, на некоторые виды услуг могут устанавливаться законные или договорные гарантии, правила о сроках предъявления заказчиком требований, связанных с ненадлежащим качеством результата услуги, установленные ст. 724 ГК, также распространяются на отношения по возмездному оказанию услуг2.

Учитывая особенности предмета исполнения по договору возмездного оказания услуг, следует признать, что согласно ст. 725 ГК срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством результата любой услуги, всегда составляет один год, т. е. является сокращенным. Что же касается особенностей порядка исчисления срока давности по искам о ненадлежащем качестве результата услуги, то они ничем не отличаются от установленных п. 2 и 3 ст. 725 ГК.

Так же как и по договору подряда, исполнитель по договору возмездного оказания услуг согласно ст. 726 ГК наряду с предоставлением заказчику самого результата услуги обязан также передать ему информацию, касающуюся эксплуатации или иного использования предмета исполнения, если это предусмотрено договором либо характер информации таков, что без нее невозможно использование результата услуги для целей, указанных в договоре. В соответствии со ст. 727 ГК сторона, получившая от другой благодаря исполнению своего обязательства по договору возмездного оказания услуг информацию о новых решениях и технических знаниях, в том числе не защищаемых законом, а также сведения, которые могут рассматриваться как коммерческая тайна (ст. 139 ГК), не вправе сообщать ее третьим лицам без согласия другой стороны. Порядок и условия пользования такой информацией определяются соглашением сторон.

1 Как в отношении договора подряда, так и в отношении договора возмездного оказания услуг закон признает возможность согласования сторонами условий об освобождении исполнителя от ответственности за определенные недостатки. Поэтому действие п. 4 ст. 723 ГК полностью распространяется на отношения между исполнителем и заказчиком по договору возмездного оказания услуг.

2 Подробнее об этом см. § 1 гл. 36 первого полутома второго тома настоящего учебника.

2. Права и обязанности заказчика

Основной обязанностью заказчика, как это вытекает из ст. 779 ГК, является необходимость оплаты оказанной услуги. Оплата услуг исполнителя согласно ст. 781 ГК осуществляется заказчиком в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

Поскольку услуги оказываются исполнителем в соответствии с заданием заказчика, последнему предоставляется право во всякое время проверять ход и качество оказываемых услуг, не вмешиваясь, однако, в оперативно-хозяйственную деятельность исполнителя (ст. 715 ГК). Следовательно, заказчик по договору возмездного оказания услуг, так же как и по договору подряда, имеет возможность влиять на ход оказания услуг и, соответственно, на полученный результат.

В том случае, если исполнитель не приступает своевременно к исполнению договора возмездного оказания услуг или оказывает услуги настолько медленно, что исполнение их к сроку становится явно невозможным, заказчик приобретает право отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных ему убытков.

Если в процессе оказания услуг исполнителем заказчику станет очевидным, что они не будут выполнены надлежащим образом, заказчик вправе назначить исполнителю разумный срок для устранения недостатков. При невыполнении исполнителем в назначенный срок этого требования заказчику также предоставляется право отказаться от договора возмездного оказания услуг и потребовать возмещения убытков либо поручить оказание услуг другому лицу за счет исполнителя.

Заказчик обязан в случаях, в объеме и в порядке, предусмотренных договором возмездного оказания услуг, оказывать исполнителю содействие в оказании услуг. При неисполнении им данной обязанности исполнитель вправе требовать возмещения причиненных убытков, включая дополнительные издержки, вызванные простоем, либо перенесения сроков оказания услуг, либо увеличения указанной в договоре цены услуг (ст. 718 ГК). При этом согласно п. 2 ст. 781 ГК в случаях, когда невозможность исполнения возникла по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

Договор возмездного оказания услуг, как и договор подряда, является двусторонним, поэтому к нему применяются последствия

неисполнения заказчиком встречных обязанностей по договору

(ст. 719 ГК). Исполнитель вправе не приступать к оказанию услуг, а начатые действия приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору возмездного оказания услуг препятствует надлежащему исполнению им договора, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок. Кроме того, при наличии указанных обстоятельств исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

Согласно ст. 782 ГК заказчику предоставляется право на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. В отличие от этого исполнитель имеет право отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг только при условии полного возмещения заказчику убытков.

В связи с тем, что исполнитель оказывает услуги, совершая определенные действия или осуществляя определенную деятельность, которая неотделима от его личности, завершение таких действий или соответствующей деятельности означает исполнение по договору. Поэтому в ст. 779 ГК не указывается на обязанность заказчика по принятию результата услуги. Нет указаний в законе также относительно обязанности исполнителя сдать заказчику результат услуги. Из этого можно сделать вывод, что порядок приемки, подробно урегулированный п. 1, 6, 7 ст. 720 ГК, не применяется к отношениям сторон договора возмездного оказания услуг, поскольку противоречит особенностям предмета этого договора.

Вместе с тем заказчик по завершении оказания услуг должен оценивать полученный исполнителем результат. При обнаружении . отступлений от договора, ухудшающих результат оказания услуги, или иных недостатков он должен немедленно заявить об этом исполнителю. Заказчик, обнаруживший недостатки в полученном от исполнителя результате услуги в момент ее окончания, имеет право ссылаться на них только в тех случаях, когда они были оговорены им либо стороны пришли к соглашению о возможности последующего предъявления требования об их устранении. Заказчик, не выполнивший этих требований, лишается права ссылаться на недостатки исполнения, которые могли быть установлены при обычном способе использования результата услуги (явные

недостатки), если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

При обнаружении после окончания оказания услуги отступлений от договора возмездного оказания услуг или иных недостатков, которые не могли быть установлены в момент окончания ее оказания при обычном способе использования результата услуги (скрытые недостатки), в том числе таких, которые были умышленно скрыты исполнителем, заказчик обязан известить об этом исполнителя в разумный срок после их обнаружения.

В случае возникновения между заказчиком и исполнителем спора по поводу недостатков или их причин по требованию любой из сторон договора должна быть назначена экспертиза. Расходы по проведению экспертизы несет исполнитель, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений исполнителем договора возмездного оказания услуг или причинной связи между его действиями и обнаруженными недостатками. В этих случаях расходы по проведению экспертизы несет сторона, потребовавшая назначения экспертизы, а если она назначена по соглашению сторон, то расходы возлагаются на обе стороны в равных долях.

§ 4. Виды договоров возмездного оказания услуг

1. Система договоров возмездного оказания услуг

Видовое деление договоров возмездного оказания услуг может строиться по различным критериям. Согласно ст. 783 ГК наряду с общими положениями о подряде к договору возмездного оказания услуг применяются и положения о бытовом подряде, если заказчиком выступает гражданин-потребитель. Это дает основания для выделения в качестве его видов:

• во-первых, договора возмездного оказания бытовых услуг;

• во-вторых, договора возмездного оказания услуг в сфере предпринимательской деятельности.

Анализ п. 2 ст. 779 ГК, а также законодательства, регулирующего особенности возмездного оказания услуг, дает возможность также провести классификацию видов договора возмездного оказания услуг по сферам хозяйственной и социально-культурной деятельности. В ст. 779 ГК дается примерный перечень такого видового деления, включающий услуги связи, медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, информационные услуги, услуги по обучению, туристическому обслуживанию и иные.

Основываясь на положениях ГК и ином законодательстве, регламентирующем возмездное оказание услуг, можно по указанному основанию выделить следующие их основные виды:

услуги связи и информации;

медицинские услуги и услуги социального характера;

ветеринарные услуги;

аудиторские услуги; . '

правовые услуги;

туристско-экскурсионные услуги;

услуги по обучению;

услуги в содействии занятости населения;

услуги общественного питания;

гостиничные услуги;

коммунальные услуги;

гигиенические услуги;

ритуальные услуги;

спортивно-оздоровительные и санаторно-курортные услуги;

культурно-зрелищные услуги1.

2. Услуги связи

В рассматриваемой сфере отношения по оказанию данного вида услуг наряду с нормами ГК регулируются также положениями иных федеральных законов и иных правовых актов. Согласно ст. 2 Федерального закона от 16 февраля 1995 г. «О связи»2 (далее – Закон о связи) под услугами связи понимается деятельность по приему, обработке, передаче и доставке почтовых отправлений или сообщений электросвязи. Указанные услуги оказываются пользователям связи гражданами и юридическими лицами (операторами связи), получившими право на этот вид деятельности на основании лицензии (ст. 15 Закона о связи). Все средства связи, используемые во взаимоувязанной сети связи Российской Федерации, подлежат обязательной проверке (сертификации) на соответствие установленным стандартам, иным нормам и техническим требованиям. Сертификации также могут подлежать услуги связи, предоставляемые на сети связи общего пользования (ст. 16 Закона о связи). Так, согласно ст. 28 Закона о связи операторы связи обязаны предоставлять пользователям услуги связи, соответствующие по качеству стандартам, техническим нормам, сертификатам, а также условиям договора о предоставлении услуг связи.

1 В дальнейшем будут проанализированы только те из них, которые имеют специфику по сравнению с общими положениями, закрепленными в ГК.

2 СЗ РФ. 1995. № 8. Ст. 600; 1999. № 2. Ст. 235; № 29. Ст. 3697.

В соответствии со ст. 21 Закона о связи тарифы на услуги связи

устанавливаются на договорной основе. В случаях, предусмотренных законодательством, по отдельным видам услуг связи, оказываемых предприятиями связи, тарифы могут регулироваться государством. Вызов экстренных оперативных служб (пожарной охраны, милиции, скорой медицинской помощи, аварийной газовой службы, горноспасательной службы и др.) всеми гражданами и юридическими лицами производится бесплатно.

Согласно ст. 27 Закона о связи все пользователи связи на территории Российской Федерации на равных условиях имеют право передавать сообщения по сетям электрической и почтовой связи. Пользователю связи на территории Российской Федерации не может быть отказано в доступе к услугам сети связи общего пользования. Следовательно, договор о предоставлении услуг связи общего пользования является публичным. Вместе с тем владельцы сетей и средств связи обязаны предоставлять абсолютный приоритет всем сообщениям, касающимся безопасности человеческой жизни на море, земле, в воздухе, космическом пространстве, проведения неотложных мероприятий в области обороны, безопасности и охраны правопорядка в Российской Федерации, а также сообщениям о крупных авариях, катастрофах, эпидемиях, эпи-зоотиях и стихийных бедствиях. Это положение полностью соответствует п. 2 ст. 1 ГК.

Для отдельных категорий должностных лиц государственных органов, дипломатических и консульских представителей иностранных государств, представителей международных организаций, а также отдельных групп граждан при пользовании электрической и почтовой связью могут устанавливаться льготы и преимущества в части очередности, порядка пользования и размера оплаты услуг связи.

Защита прав пользователей связи на предоставление услуг электрической и почтовой связи надлежащего качества, получение информации о таких услугах и об их исполнителях, а также механизм реализации этих прав регулируются законодательством Российской Федерации. В частности, при предоставлении услуг связи потребителям на их взаимоотношения с услугодателями распространяется действие положений Закона о защите прав потребителей.

Согласно ст. 32 Закона о связи все операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи. Информация о почтовых отправлениях и передаваемых по сетям электрической связи сообщениях, а также сами эти отправления и сообщения могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным пред-

ставителям. Прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с сообщениями электросвязи, задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, получение сведений о них, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения.

В соответствии со ст. 37 Закона о связи операторы связи несут имущественную ответственность за утрату, повреждение ценных почтовых отправлений, недостачу вложений почтовых отправлений в размере объявленной ценности, искажение текста телеграммы, изменившее ее смысл, недоставку телеграммы или вручение телеграммы адресату по истечении 24 часов с момента ее подачи в размере внесенной платы за телеграмму (за исключением телеграмм, адресованных в населенные пункты, не имеющие электросвязи). Таким образом, ответственность оператора связи является ограниченной.

Оператор связи освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по передаче или приему сообщений либо по пересылке или доставке почтовых отправлений, если докажет, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств произошло по вине пользователя связи либо вследствие действия непреодолимой силы. Следовательно, ответственность оператора связи перед пользователем является безвиновной.

В свою очередь, при нарушении пользователем связи правил эксплуатации оконечного оборудования сети электросвязи, использовании на сети несертифицированного оборудования, а также при несвоевременной оплате услуг связи оператору связи предоставляется право приостановить доступ пользователя связи к сети электросвязи до устранения недостатков, за исключением случаев, предусмотренных ст. 29 Закона о связи. При этом пользователь связи обязан возместить оператору связи не полученные им доходы, а также возместить ущерб, вызванный простоем оборудования, и вред, причиненный его повреждением.

В отличие от ранее действовавшего законодательства в области связи в настоящее время согласно ст. 38 Закона о связи предъявление претензий при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по предоставлению услуг связи является правом, а не обязанностью пользователя.

Одному из важнейших видов связи специально посвящен Федеральный закон от 9 августа 1995 г. «О почтовой связи»1 (далее –

СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3334.

Закон о почтовой связи), устанавливающий некоторые особенности оказания услуг почтовой связи.

1Под услугами почтовой связи понимаются действия или деятельность

по приему, обработке, перевозке, доставке (вручению) почтовых от- Ш

правлений, а также по осуществлению почтовых переводов денеж- Ш

ных средств. |

Согласно ст. 16 Закона о почтовой связи услуги почтовой связи оказываются операторами почтовой связи на договорной основе.

1По договору оказания услуг почтовой связи оператор почтовой связи обязуется по заданию отправителя переслать вверенное ему почтовое отправление или осуществить почтовый перевод денежных средств по указанному отправителем адресу и доставить (вручить) их адресату, а пользователь услуг почтовой связи, в свою очередь, обязан оплатить оказанные ему услуги.

Операторы почтовой связи обязаны обеспечить пересылку письменной корреспонденции пользователям услуг почтовой связи в контрольные сроки. Нормативы частоты сбора письменной корреспонденции из почтовых ящиков, нормативы ее обмена, перевозки и доставки, а также контрольные сроки ее пересылки разрабатываются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим управление деятельностью в области почтовой связи, и утверждаются Правительством РФ. Сроки оказания иных услуг почтовой связи устанавливаются операторами почтовой связи самостоятельно.

Операторы почтовой связи обязаны предоставлять пользователям услуг почтовой связи информацию об установленных сроках оказания услуг почтовой связи, а также об утвержденных Правительством РФ нормативах доставки и контрольных сроках пересылки письменной корреспонденции.

Качество услуг почтовой связи должно соответствовать установленным стандартам, а также предоставляемой операторами почтовой связи информации об условиях оказания данных услуг.

Согласно ст. 29 Закона о почтовой связи плата за услуги почтовой связи, за исключением универсальных услуг почтовой связи, определяется по тарифам, устанавливаемым на договорной основе.

Плата за универсальные услуги почтовой связи определяется на основании тарифов, утверждаемых федеральным органом исполнительной власти по регулированию естественных монополий в сфере услуг общедоступной почтовой связи в порядке, установленном Правительством РФ, и подтверждается нанесенными на

письменную корреспонденцию государственными знаками почтовой оплаты. Проданные государственные знаки почтовой оплаты обратно не принимаются и не обмениваются.

Анализ ст. 19 Закона о почтовой связи дает основания считать, что договор об оказании почтовых услуг также является публичным, а на пользователей услуг почтовой связи, являющихся потребителями, распространяется действие норм Закона о защите прав потребителей.

За неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательств по оказанию услуг почтовой связи операторы почтовой связи несут перед пользователями услуг почтовой связи имущественную ответственность. Ответственность операторов почтовой связи наступает за утрату, порчу (повреждение), недостачу вложений, недоставку или нарушение контрольных сроков пересылки почтовых отправлений, осуществления почтовых переводов денежных средств, иные нарушения установленных требований по оказанию услуг почтовой связи. В ст. 34 Закона о почтовой связи конкретизируются по сравнению с Законом о связи меры ограниченной имущественной ответственности оператора почтовой связи перед пользователем. Так, убытки, причиненные при оказании услуг почтовой связи, возмещаются оператором почтовой связи в следующих размерах:

• в случае утраты или порчи (повреждения) почтового отправления с объявленной ценностью – в размере объявленной ценности и суммы тарифной платы, за исключением тарифной платы за объявленную ценность;

• в случае невыплаты (неосуществления) почтового перевода денежных средств – в размере суммы перевода и суммы тарифной платы;

• в случае утраты или порчи (повреждения) иных регистрируемых почтовых отправлений – в двукратном размере суммы тарифной платы;

• в случае утраты или порчи (повреждения) части их вложения – в размере суммы тарифной платы.

За нарушение контрольных сроков пересылки почтовых отправлений и осуществления почтовых переводов денежных средств для личных (бытовых) нужд граждан операторы почтовой связи выплачивают неустойку в размере 3 процентов платы за услугу почтовой связи по пересылке за каждый день задержки, но не более оплаченной суммы за данную услугу, а также за нарушение контрольных сроков пересылки почтового отправления воздушным транспортом – разницу между платой за пересылку воздушным и наземным транспортом.

Наряду с указанными Законами порядок и сроки оказания отдельных видов услуг связи регулируются утвержденными Правительством РФ правилами1.

3. Медицинские услуги и услуги социального характера

В этой области платных услуг действуют Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, утвержденные Верховным Советом РФ 22 июля 1993 г.2, федеральные законы о социальном обслуживании населения3, а также иные правовые акты4.

Согласно Правилам предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями потребители, пользующиеся платными медицинскими услугами, обязаны наряду с оплатой стоимости предоставляемой медицинской услуги выполнять требования, обеспечивающие качественное предоставление платной медицинской услуги, включая сообщение необходимых для этого сведений.

Медицинские учреждения несут ответственность перед потребителем за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора, несоблюдение требований, предъявляемых к методам диагностики, профилактики и лечения, разрешенным на территории Российской Федерации, а также в случае причинения вреда

1 См., например: Правила предоставления услуг телеграфной связи, утвержденные постановлением Правительства РФ от 28 августа 1997 г. № 1108//СЗ РФ. 1997. № 37. Ст. 4299; Правила оказания услуг телефонной связи, утвержденные постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. № 1235//СЗ РФ. 1997. № 40. Ст. 4599; Правила оказания услуг проводного вещания (радиофикации), утвержденные постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. № 1238// СЗ РФ. 1997. № 40. Ст. 4601; Правила оказания услуг почтовой связи, утвержденные постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. № 1239//СЗ РФ. 1997. №40. Ст. 4602.

2 ВВС РФ. 1993. № 33. Ст. 1318; СЗРФ. 1998. № 10. Ст. 1143.

3 См.: Федеральный закон От 2 августа 1995 г. «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов»//СЗ РФ. 1995. № 32. Ст. 3198; Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации»//С3 РФ. 1995. № 50. Ст. 4872.

4 См., например: Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями, утвержденные постановлением Правительства РФ от 13 января 1996 г. № 27//РГ («Ведомственное приложение»). 1996. 3 февр.; постановление Правительства РФ от 24 июня 1996 г. № 739 «О предоставлении бесплатного социального обслуживания и платных услуг государственными социальными службами»//СЗ РФ. 1996. № 27. Ст. 3274.

здоровью и жизни потребителя. В связи с этим потребители, пользующиеся платными медицинскими услугами, вправе предъявлять требования о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением условий договора, возмещении ущерба в случае причинения вреда здоровью и жизни, а также о компенсации за причинение морального вреда в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При несоблюдении медицинским учреждением сроков оказания услуг потребитель вправе по своему выбору:

• назначить новый срок оказания услуги;

• потребовать уменьшения стоимости предоставленной услуги;

• потребовать исполнения услуги другим специалистом;

• расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков.

Нарушение установленных договором сроков исполнения услуг должно сопровождаться выплатой потребителю неустойки в порядке и размере, установленных ст. 28 Закона о защите прав потребителей или договором. По соглашению сторон указанная неустойка может быть выплачена за счет уменьшения стоимости предоставленной медицинской услуги, предоставления потребителю дополнительных услуг без оплаты, возврата части ранее внесенного аванса.

Медицинское учреждение освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение платной медицинской услуги, если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным Законом о защите прав потребителей.

В соответствии с Положением о предоставлении бесплатного социального обслуживания и платных услуг государственными социальными службами за плату (полностью или частично) основные виды социальных услуг предоставляются гражданам государственными социальными службами на условиях, установленных постановлением Правительства РФ от 15 апреля 1996 г. № 473 «О порядке и условиях оплаты социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возраста и инвалидам государственными и муниципальными учреждениями социального обслуживания»1. Тарифы на социальные услуги, оказываемые населению государственными социальными службами, устанавливаются органами ис-

1 СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 2002.

полнительной власти субъектов Российской Федерации. Решение об условиях оказания социальных услуг (бесплатно, с частичной или полной оплатой) государственными социальными службами принимается администрацией учреждения (предприятия) социального обслуживания на основании представленных гражданами или их законными представителями в соответствующие социальные службы письменного заявления, справки о доходах, а также документа, удостоверяющего личность гражданина. Несовершеннолетним детям, находящимся в трудной жизненной ситуации, социальные услуги оказываются без их письменного заявления и справки о доходах. Консультативная помощь в устной, письменной или заочной (по телефону) форме оказывается без письменного заявления. При предоставлении учреждениями (предприятиями) социального обслуживания социальных услуг, оказываемых в соответствии с их уставами или иными учредительными документами анонимно, документ, удостоверяющий личность гражданина, не требуется.

При оказании платных социальных услуг государственные социальные службы заключают с гражданами или их законными представителями договор на основе примерного договора, утверждаемого Министерством социальной защиты населения РФ. В договоре на предоставление платных социальных услуг указываются виды и объем предоставляемых услуг, сроки, в которые они должны быть предоставлены, порядок и размер их оплаты, а также другие условия, определяемые сторонами.

4. Аудиторские услуги

Этот вид платных услуг ориентирован главным образом на сферу предпринимательства. Согласно п. 3 Временных правил аудиторской деятельности в Российской Федерации, утвержденных Указом Президента РФ от 22 декабря 1993 г. № 22631,

аудит представляет собой предпринимательскую деятельность аудиторов (аудиторских фирм) по осуществлению независимых вневедомственных проверок бухгалтерской (финансовой) отчетности, платежно-расчетной документации, налоговых деклараций и других финансовых обязательств и требований экономических субъектов, а также по оказанию иных аудиторских услуг.

1САПП РФ. 1993. № 52. Ст. 5069.

В связи с этим аудиторская деятельность, как и многие другие виды оказания платных услуг, подлежит лицензированию, а специалисты в данной области – аттестации на право осуществления аудиторской деятельности1. Несмотря на наличие специальных нормативных актов, регулирующих особенности аудиторской деятельности в отдельных сферах хозяйственной деятельности (банковской, на рынке ценных бумаг и т. п.), ими, однако, не устанавливается специфика договорных отношений между исполнителями и заказчиками, поэтому при заключении и исполнении этого вида услуг стороны должны руководствоваться правилами гл. 39 ГК.

5. Правовые услуги

Оказание правовых услуг также подчинено общим правилам, установленным гл. 39 ГК. Вместе с тем на практике применение норм данной главы, а также договорных условий при оказании правовых услуг вызвало неоднозначное толкование. В связи с этим в информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»2 содержатся разъяснения, прежде всего относительно предмета такого договора. Договор об оказании правовых услуг может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить. В последнем случае круг возможных действий исполнителя может быть определен согласно ст. 431 ГК на основании предшествовавших заключению договора переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон и т. д.

Если в договор в соответствии с п. 4 ст. 421 ГК включаются условия о предоставлении исполнителем заказчику материальных результатов его действий или деятельности (письменные консультации и разъяснения, проекты договоров, заявлений, жалоб и

1 См.: постановление Правительства РФ от 6 мая 1994 г. № 482 «Об утверждении нормативных документов по регулированию аудиторской деятельности в Российской Федерации»//С3 РФ. 1994. № 4. Ст. 365; 1997. № 30. Ст. 3646; 1999. № 19. Ст. 2342; постановление Правительства РФ от 27 апреля 1999 г. № 472 «О лицензировании отдельных видов аудиторской деятельности в Российской Федера-ции»//СЗ рф. 1999. № 19. Ст. 2342.

2 Вестник ВАС РФ. 1999. № 11.

других документов правового характера), то такой договор приобретает смешанный характер и содержит в себе элементы договора подряда и договора возмездного оказания услуг (п. 3 ст. 421 ГК). Что касается вопроса об оплате правовых услуг, то согласно ст. 779 ГК исполнитель приобретает право на оплату услуг только при совершении определенных в договоре действий или деятельности, поэтому отказ заказчика от оплаты фактически оказанных ему услуг недопустим. Вместе с тем если в договоре об оказании правовых услуг размер оплаты ставится в зависимость от решения суда или иного государственного органа, которое будет принято, то требование исполнителя о выплате такого вознаграждения не подлежит судом удовлетворению. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в соответствии с требованиями п. 3 ст. 424 ГК и с учетом фактически совершенных исполнителем действий или деятельности.

6. Туристско-экскурсионные услуги

Этот вид возмездного оказания услуг урегулирован наряду с общими нормами гл. 39 ГК также нормами специального закона [Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об основах туристской деятельности)]1. Согласно ст. 9 Закона об основах туристской деятельности формирование туристского продукта2 осуществляется на основе конкретного заказа туриста или лица, уполномоченного представлять группу туристов, представляемого туроператору, который оформляется в письменной форме как соглашение, имеющее характер предварительного договора. Продвижение же туристского продукта осуществляют туроператор и тур-агент. При этом, если письменная информация о туристском продукте содержит все существенные условия договора, предусмотренные ГК, а также рассматриваемым Законом, и оформлена как предложение, из которого усматривается воля туроператора или турагента заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется, такое предложение признается офертой (публичная оферта). В соответствии со ст. 10 Закона об основах туристской деятельности реализация туристского продукта осуществляется на основании договора. Договор заключается в письмен-

'СЗ РФ. 1996. №49. Ст. 5491.

2 В соответствии со ст. 1 Закона об основах туристской деятельности туристский продукт – это право на тур, предназначенное для реализации туристу.

ной форме и должен соответствовать законодательству Российской Федерации, в том числе законодательству в области защиты прав потребителей.

При этом конкретные условия путешествия, розничная цена туристского продукта указываются в туристской путевке, выдаваемой туристу туроператором или турагентом. Туристская путевка является письменным акцептом оферты туроператора или турагента на продажу туристского продукта и неотъемлемой частью договора. Вместе с тем согласно ст. 1 этого же Закона туристская путевка является документом, подтверждающим факт передачи туристского продукта.

Таким образом, по тексту данного Закона туристский продукт реализуется туристу по договору розничной купли-продажи на основе конкретного заказа туриста или лица, уполномоченного представлять группу туристов, предоставляемого туроператору, который оформляется в письменной форме как соглашение, имеющее характер предварительного договора. Такой договор должен заключаться в письменной форме и содержать все существенные условия, перечисленные в ст. 10 Закона об основах туристской деятельности. Кроме того, турист должен иметь еще и туристский ваучер, представляющий собой документ, устанавливающий право туриста на услуги, входящие в состав тура, и одновременно подтверждающий факт их оказания. Рассмотренные положения вряд ли поддаются сколько-нибудь серьезному анализу из-за их полной невразумительности и несуразицы. Они находятся в противоречии с положениями как общих норм гражданского права об обязательствах и договорах, так и гл. 39 ГК. В связи с этим статьи Закона об основах туристской деятельности, регулирующие договорные отношения об оказании туристско-экскурсионных услуг, не подлежат применению (п. 2 ст. 3 ГК)1.

7. Услуги общественного питания

Согласно Правилам оказания услуг общественного питания, утвержденным постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. № 10362, услуги общественного питания оказываются в ресторанах, кафе, барах, столовых, закусочных и других местах обще-

1 См. также: Комментарий к Закону о защите прав потребителей. М., 1997. С. 32-33.

2 СЗ РФ. 1997. № 34. Ст. 3980.

ственного питания, типы которых, а для ресторанов и баров также их классы (люкс, высший, первый), определяются исполнителем в соответствии с государственным стандартом.

Исполнителю при оказании услуг общественного питания предоставляется право самостоятельно устанавливать в местах оказания услуг правила поведения для потребителей, не противоречащие законодательству Российской Федерации, в том числе: ограничение курения, запрещение нахождения в верхней одежде и др., а также определять перечень оказываемых услуг в сфере общественного питания. Вместе с тем он должен иметь ассортиментный перечень производимой им продукции общественного питания, соответствующий обязательным требованиям нормативных документов.

Поскольку Правила оказания услуг общественного питания приняты в соответствии с Законом о защите прав потребителей, исполнитель обязан соблюдать установленные в государственных стандартах, санитарных, противопожарных правилах, технологических нормативах, других правилах и нормативных документах обязательные требования к качеству услуг, их безопасности для жизни, здоровья людей, окружающей среды и имущества1. Кроме того, на него возлагаются обязанности по предоставлению потребителю полной и достоверной информации о самом исполнителе, режиме его работы, а также предоставляемых им услугах.

Следует иметь в виду, что наряду с услугами общественного питания в рассматриваемой сфере самое широкое распространение имеет изготовление и продажа полуфабрикатов продуктов питания, а также готовых блюд. В этих случаях к отношениям, возникающим между исполнителем и заказчиком, применяются правила продажи отдельных видов продовольственных и непродовольственных товаров.

Анализ п. 16 Правил оказания услуг общественного питания дает основания считать, что этот вид договора возмездного оказания услуг относится к категории публичного договора. Так, исполнитель при оказании услуг общественного питания обязан оказать услугу любому потребителю, обратившемуся к нему с намерением заказать услугу, на условиях, согласованных сторонами, а условия оказания услуги, в том числе ее цена, устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда фе-

1 См., например: Временный порядок сертификации услуг общественного питания, утвержденный постановлением Госстандарта России, Роскомторга, Госсанэпиднадзора России от 18 января 1995 г. № 4/3/3.

деральным законом и иными правовыми актами Российской Федерации допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. Следовательно, за нарушение требований, установленных законодательством, исполнитель будет нести неблагоприятные последствия, указанные в п. 3 и 5 ст. 426 ГК.

При предварительном заказе услуг общественного питания формой договора может выступать заказ, квитанция и т. д., содержащие необходимые сведения.

Кроме того, допускается оформление заказа посредством телефонной, электронной или иной связи. Если же предварительный заказ не оформлялся, следует прийти к выводу, что договор об оказании услуг общественного питания заключается в устной форме по правилам п. 2 ст. 159 ГК.

Сроки оказания потребителю услуг общественного питания определяются сторонами в договоре.

Что же касается качества оказываемых потребителю услуг общественного питания, то, учитывая необходимость соблюдения специальных правил, касающихся безопасности жизни и здоровья потребителей, оно должно соответствовать прежде всего обязательным требованиям нормативных документов, а также условиям заказа. В связи с этим исполнитель должен проводить контроль качества и безопасности оказываемых услуг, а к оказанию услуг, связанных непосредственно с процессом производства продукции общественного питания и обслуживанием потребителей, допускаются только работники, прошедшие специальную подготовку и профилактические медицинские осмотры в соответствии с обязательными требованиями нормативных документов.

Потребитель обязан оплатить оказываемые ему услуги общественного питания в сроки и в порядке, которые согласованы с исполнителем. При этом исполнитель может предлагать потребителю предварительную оплату услуг, оплату после отбора блюд или после приема пищи либо другие формы оплаты, а также наличный или безналичный порядок расчета за оказываемые услуги в зависимости от метода обслуживания, типа, специализации исполнителя и других условий. При расчетах за оказываемые услуги исполнитель обязан выдать потребителю документ, подтверждающий их оплату (кассовый чек, счет и т. д.).

В случаях нарушения исполнителем сроков выполнения предварительного заказа об оказании услуг общественного питания, а также обнаружения недостатков оказываемой услуги потребитель вправе по своему выбору:

• либо назначить исполнителю новый срок, в течение которого он должен приступить к оказанию услуги или, соответственно, завершить ее оказание, а также потребовать уменьшения цены за оказываемую услугу;

• либо потребовать уменьшения цены за оказываемую услугу;

• либо потребовать безвозмездного устранения недостатков в разумный срок, назначенный потребителем, или изготовления аналогичной продукции общественного питания надлежащего качества, или ее замены другой продукцией;

• либо отказаться от оказания услуги.

При этом в случае отказа от оказания услуги потребитель вправе требовать возмещения причиненных ему убытков в полном объеме.

8. Гостиничные услуги

В соответствии с Правилами предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства РФ от 25 апреля 1997 г. № 4901, гостиничные услуги оказываются потребителям в гостиницах, под которыми понимается имущественный комплекс (здание, часть здания, оборудование и иное имущество), предназначенный для предоставления услуг по временному проживанию (п. 2 и 4 Правил предоставления гостиничных услуг).

Договор о предоставлении гостиничных услуг заключается при предъявлении потребителем документа, оформленного в установленном порядке и подтверждающего личность потребителя. Исполнитель обязан обеспечить круглосуточное оформление потребителей, приезжающих в гостиницу и уезжающих из нее. При оформлении проживания в гостинице исполнитель выдает квитанцию (талон) или иной документ, подтверждающий заключение договора об оказании услуг. Следовательно, договор об оказании гостиничных услуг должен заключаться в письменной форме.

По общему правилу договор о предоставлении гостиничных услуг является публичным. Согласно п. 7 Правил предоставления гостиничных услуг исполнитель – коммерческая организация – обязан заключить с потребителем договор о предоставлении услуг, кроме случаев, когда отсутствует возможность предоставления услуг. Вместе с тем учредительными документами исполнителя или гражданско-правовым договором, заключенным с ним, может быть предусмотрена обязанность исполнителя в определенном порядке предоставлять услуги соответствующей категории лиц. Таким образом, если учредительными документами ис-

1 СЗ РФ. 1997. № 18. Ст. 2153; 1999. № 41. Ст. 4923.

полнителя или гражданско-правовым договором, заключенным с ним, установлена его обязанность предоставлять услуги только определенной категории лиц, такой договор не может быть признан публичным.

Качество предоставляемых потребителю гостиничных услуг должно соответствовать общим требованиям, установленным ГК (ст. 721 и 783) и Правилами предоставления гостиничных услуг (п. 14). Кроме того, материально-техническое обеспечение гостиницы, перечень и качество предоставляемых услуг должны соответствовать требованиям присвоенной ей категории.

При исполнении гостиничных услуг исполнитель определяет порядок проживания в гостинице, а потребитель обязан соблюдать установленный исполнителем порядок проживания и правила противопожарной безопасности.

Исполнитель обязан предоставить потребителю без дополнительной оплаты ряд услуг, в том числе:

вызов скорой помощи;

пользование медицинской аптечкой;

доставку в номер корреспонденции по ее получении;

побудку к определенному времени;

предоставление кипятка, иголок, ниток, одного комплекта посуды и

столовых приборов.

При обнаружении недостатков оказанной гостиничной услуги потребитель вправе по своему выбору потребовать:

• либо безвозмездного устранения недостатков;

• либо соответствующего уменьшения цены за оказанную услугу.

Исполнитель обязан устранить недостатки оказанной услуги в течение часа с момента предъявления потребителем такого требования. Требование потребителя об уменьшении цены оказанной услуги подлежит удовлетворению в течение 10 дней со дня его предъявления.

Потребитель вправе расторгнуть договор о предоставлении гостиничных услуг и потребовать возмещения убытков в полном объеме, если исполнитель в установленный срок не устранил недостатки или если потребителем обнаружены существенные недостатки в оказанной услуге или иные существенные отступления от условий договора. Кроме того, потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатком оказанной услуги.

За нарушение сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый час

(день, если срок определен в днях) просрочки неустойку в размере 3 процентов суточной цены номера (места в номере) или цены отдельной услуги, если ее можно определить. За нарушение сроков начала оказания услуг по договору на бронирование мест в гостинице исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере 3 процентов суточной цены забронированных мест.

Ответственность исполнителя за нарушение сроков начала или окончания оказания услуги, а также за недостатки в оказанной услуге является безвиновной. Исполнитель освобождается от ответственности, если докажет, что нарушение сроков оказания услуги произошло или недостатки возникли вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя.

Следует иметь в виду, что потребитель вправе в любое время отказаться от заказанной им гостиничной услуги или услуги общественного питания при условии оплаты исполнителю фактически понесенных расходов.

При оказании гостиничных услуг цена номера или места в номере, перечень услуг, которые входят в цену номера или места в номере, а также порядок и форма их оплаты устанавливаются исполнителем. При этом исполнителем может использоваться посуточная или почасовая оплата проживания.

Потребитель, в свою очередь, обязан возместить ущерб в случае утраты или повреждения имущества исполнителя, а также несет ответственность за иные нарушения договорных обязательств. Поскольку законодательством не установлено иное, потребитель обязан возмещать причиненные исполнителю убытки в полном объеме (ст. 15 и 393 ГК).

Дополнительная литература

Кабалкин А. Ю. Гражданско-правовой договор в сфере обслуживания. М., 1980;

Комментарий к Закону о защите прав потребителей. М., 1997;

Кротов М. В. Обязательства по оказанию услуг в советском гражданском праве. Л., 1990;

Суханов Е. А., Шерстобитов А. Е. Договор на обслуживание граж-дан // Вестник МГУ. Сер. 11. «Право». 1984. № 4;

Шешенин Е. Д. Общие проблемы обязательств по оказанию ус-луг//Вестник МГУ. Сер. 11. «Право». 1983. № 1;

Шешенин Е. Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг // Гражданское право и сфера обслуживания. Свердловск, 1984.


Глава 44. Транспортные и экспедиционные обязательства

§ 1. Понятие транспортных обязательств и транспортного законодательства

1. Понятие транспортного обязательства

Транспортные обязательства обусловлены характером отношений, возникающих в процессе перевозок грузов, пассажиров и багажа. Спецификой таких отношений является то, что они опосредствуют сферу услуг нематериального (неовеществленного) характера, предоставляемых должником кредитору.

Транспортные обязательства являются важной составляющей системы обязательств по оказанию гражданско-правовых услуг. Обязательства по оказанию услуг, которые непосредственно влияют на осуществление транспортного процесса на различных его стадиях, – это обязательства в области транспортной деятельности по перемещению материальных ценностей, пассажиров, их багажа, экспедиционного обслуживания, буксировки судов и плотов, объединяемые общей сферой хозяйственной деятельности и особенностями ее организации.

Транспортное обязательстве? может быть определено как обязательство, в силу которого одно лицо – перевозчик (эксплуатант) обязуется совершить в пользу другого лица – грузоотправителя, грузополучателя, пассажира, владельца багажа или грузобагажа – определенные юридические или фактические действия по оказанию транспортных услуг, связанных с перевозкой, а другое лицо – оплатить оказанные услуги в размере, установленном законодательством или соглашением сторон.

2. Основания возникновения транспортных обязательств

В условиях рыночной экономики, обновления гражданского законодательства основания возникновения транспортных обязательств претерпели значительные изменения. Из их круга изъято1

1 Признание плана перевозки в качестве основания возникновения транспортного обязательства и ранее не было бесспорным. Одни авторы отстаивали договорную природу транспортного обязательства, полагая, что план перевозки

одно из них – план перевозки грузов. ГК не применяет термина «план перевозки». По этому же пути пошли и вновь принятые транспортные уставы и кодексы. Однако это не означает полную утрату элемента планирования перевозок грузов общественным транспортом. Дело в том, что основанием возникновения транспортного обязательства является принятая перевозчиком заявка (заказ) грузоотправителя на подачу соответствующих транспортных средств, что и является своеобразной формой планирования перевозок грузов. Кстати, п. 1 ст. 794 ГК относит принятую заявку (заказ) к категории «иных договоров», что с точки зрения приоритетности договорного права объяснимо.

Элементы своеобразного планирования перевозок грузов просматриваются и в содержании договора об организации перевозок грузов (ст. 798 ГК). Если же отказаться от понятия «план перевозки» как основания возникновения транспортного обязательства, то следует признать такими основаниями принятую заявку (заказ), договор об организации перевозок грузов и, конечно, договор перевозки (грузов, пассажира, багажа, грузобагажа).

Таким образом, в соответствии с новым гражданским законодательством подача транспортных средств отправителю груза осуществляется не в соответствии с планом перевозки грузов, а на договорной основе, т. е. либо в соответствии с договором, либо путем подачи заявки (заказа) предполагаемым отправителем груза1. Договорные основания возникновения транспортных обязательств в условиях рыночной экономики приобрели приоритетное значение. Широкое распространение получило оказание транспортных услуг эксплуатантами, т. е. лицами, владеющими транспортными средствами на праве собственности, на условиях аренды или ином

не может считаться самостоятельным основанием возникновения транспортного обязательства. Другие придерживались противоположного мнения, полагая, что транспортные обязательства являются бездоговорными, поскольку транспортные отношения вытекают непосредственно из планового акта (подробнее об этом см.: Иоффе О. С. Обязательственное право. М., 1975. С. 578).

1 Установление так называемого договорного планирования перевозок грузов в известной мере носит терминологический характер. Дело в том, что п. 2 ст. 794 ГК практически воспроизводит положения ст. 145 и 146 УЖД 1964 г., которые устанавливали ответственность за нарушение плана перевозки грузов. Более того, ст. 794 ГК воспроизводит перечень оснований, освобождающих перевозчика и грузоотправителя от ответственности за неподачу и неиспользование транспортных средств, подтверждающих положения транспортного законодательства об их ответственности независимо от наличия вины.

законном основании1. Это не предполагает, однако, полную утрату государственного влияния на работу транспорта, особенно железнодорожного, относящегося к федеральной собственности2 и к категории монополизированных систем3.

3. Транспортное законодательство

Особенностью транспортного законодательства является то, что в новом Г£ закреплены основные положения о регулировании перевозок, а детальная регламентация их содержится, как и прежде, в транспортных уставах и кодексах, принимаемых ныне на уровне федерального закона (п. 2 ст. 784 ГК).

Становление и развитие транспортного законодательства прошло как бы три этапа: административно%равовой, планово-договорный и продолжающийся ныне договорно-правовой. Первый этап охватывает период до принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. В этот период нормативное регулирование транспортных отношений осуществлялось преимущественно постановлениями правительства и административно-партийных органов. Второй этап занимает период до начала приватизации государственных и муниципальных предприятий. В эти годы возросла роль государственного планирования перевозок. В январе 1970 г. были утверждены Основные положения о годовом и квартальном планировании перевозок. В транспортные уставы и кодексы были включены самостоятельные разделы о планировании перевозок. На третьем этапе развития транспортного законодательства происходит смена приоритетов: императивное транспортное законодательство перестает быть звеном первой величины, поскольку приоритетное значение приобретает договорное право.

1 Подробнее об этом см.: Савичев Г. П. Транспортное право в условиях перехода к рынку//Гражданское право России при переходе к рынку. Сборник научных статей//Под ред. Е. А. Суханова. М, 1995. С. 209-228.

2 См.: п. 1 ст. 4 Федерального закона «О федеральном железнодорожном транс-порте»//СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3505. Здесь уместно напомнить, что еще в начале XX в. профессор Г. Ф. Шершеневич указывал на роль государства, которое «накладывает свою властную руку на деятельность железных дорог» (Учебник торгового права. М., 1994. С. 213).

3 См.: Федеральный закон от 17 августа 1995 г. «О естественных монополиях» // СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3426.

К числу основных актов транспортного законодательства относятся1:

• ГК;

• Транспортный устав железных дорог Российской Федерации от 8 января 1998 г.2;

• Воздушный кодекс РФ от 19 марта 1997 г.3;

• Кодекс торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г.4;

• Устав внутреннего водного транспорта Союза ССР, утвержденный постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1955 г.;

• Устав автомобильного транспорта РСФСР, утвержденный постановлением Совета Министров РСФСР от 8 января 1969 г. Естественно, что внедрение рыночных отношений в систему

оказания транспортных услуг, развитие частного предпринимательства на транспорте создало необходимые предпосылки для разработки и принятия ряда специальных нормативных актов, регулирующих вопросы лицензирования перевозочной деятельности, ее коммерческую направленность. Для воздушного транспорта утверждены Федеральные авиационные правила лицензионной деятельности в области гражданской авиации5. Для морского транспорта Положение о лицензировании утверждено постановлением Правительства РФ от 24 июня 1998 г.6

§ 2. Виды транспортных договоров

1. Система транспортных договоров

Транспорт, сохраняя приоритетное положение в хозяйствующих системах России, в условиях перехода к рынку постепенно освобождается от прямого государственного регулирования своей деятельности. Рынок транспортных услуг все активнее заполняет-

1 Наличие у каждого вида транспорта транспортного устава или кодекса свидетельствует о сохранении структуры транспортного законодательства бывшего СССР. В литературе уже высказывалось негативное отношение к такому решению (см.: Вестник МГУ. Сер. «Право». 1993. № 2). Сохранение пяти транспортных уставов и кодексов приведет к неизбежному дублированию при регулировании однотипных для любого вида транспорта вопросов. Для современной структуры государственного управления транспортом, когда под юрисдикцию одного министерства – Министерства транспорта РФ – отнесены морской, воздушный, речной и автомобильный транспорт, более оптимальной системой транспортного законодательства была бы следующая система: единый Транспортный кодекс РФ и Правила перевозок для каждого вида транспорта.

2 СЗ РФ. 1998. №2. Ст. 218.

3 СЗ РФ. 1997. № 12. Ст. 1382; 1999. № 28. Ст. 3484.

4 СЗ РФ. 1999. № 18. Ст. 2207. 5РГ. 1998.24янв.

6 РГ. 1998. 9 июля.

ся коммерческими, частнопредпринимательскими структурами, становящимися постоянными субъектами транспортных отношений. Естественно, что в этих условиях особое значение приобретает система транспортных договоров, позволяющих свободно выбирать контрагента и определять условия договора по соглашению с ним1. Система транспортных договоров корреспондирует самой транспортной системе России2, поскольку способствует нормальному функционированию последней, обеспечению народного хозяйства, юридических и физических лиц услугами по перевозке грузов, пассажиров и багажа.

2. Договоры об организации перевозок грузов

Договоры об организации перевозок грузов в условиях ликвидации государственного планирования3 занимают в системе транспортных договоров особое положение. Ранее, до принятия нового

1 Подробнее об этом см.: Яковлев В. Ф. Новое в договорном праве//Вестник ВАС РФ. 1994. № 7. С. 122.

2 Транспортная система России объединяет не только железнодорожный, автомобильный, воздушный, морской и речной транспорт, но и специализированные виды транспорта. К ним относятся магистральные трубопроводы, эксплуатация которых признается транспортной деятельностью, осуществляющей доставку газа и нефти. В настоящей главе специально не рассматриваются вопросы транспортировки продукции по магистральным трубопроводам, поскольку правоотношения, возникающие при транспортировке газа, нефти и нефтепродуктов, не относятся к категории отношении, возникающих из договора перевозки. Регламентация этих отношений рассматривается в § 3 гл. 32 первого полутома второго тома настоящего учебника.

Законодательство не дает определения транспортной системы как единого хозяйственного комплекса. С организационно-правовой точки зрения такого комплекса не существует, поскольку не существует единого централизованного управления транспортом, единого законодательства. Новый ГК также не внес в этот вопрос существенных изменений, так как практически почти все статьи гл. 40 («Перевозка») содержат отсылочные нормы к транспортным уставам и кодексам. Кроме того, общественный транспорт страны утратил свое монопольное положение: субъектами транспортных отношений все в большей мере становятся частнопредпринимательские структуры.

3 ГК не применяет, как уже отмечалось, термина «планирование перевозок», однако это не должно означать запрещение сторонам транспортных отношений (перевозчику и грузоотправителю) заблаговременно определять свои потребности и возможности в перевозках грузов: на предстоящий месяц, квартал, год или иной срок. Такая возможность предоставляется ГК путем подачи и принятия заявки (заказа), а также Транспортным уставом железных дорог Российской Федерации, который в ст. 18 устанавливает, что перевозка железнодорожным транспортом осуществляется в соответствии с заявками грузоотправителей, определяет сроки представления заявок, сроки их рассмотрения управлением железной дороги, а также ответственность за внесенные по инициативе грузоотправителей изменения в принятые заявки на перевозки грузов.

ГК, договоры об организации перевозок грузов в законодательном порядке были легализованы на автомобильном, воздушном, морском и речном транспорте. Каждый из них имел некоторые свои отличия с учетом специфики работы того или иного вида транспорта.

ГК (ст. 798) определил особенности этого договора, относящиеся к любому виду транспорта. Во-первых, такой договор заключается перевозчиком и грузовладельцем при необходимости осуществления систематических перевозок грузов; во-вторых, этот договор отнесен к числу долгосрочных договоров; в-третьих, сторонам этого договора предоставлена возможность по взаимному согласию устанавливать сроки предъявления грузов к перевозке, их объемы и любые другие условия предоставления транспортных средств и предъявления грузов для перевозки, порядок расчетов, а также иные условия организации перевозок, которые не предусмотрены транспортными уставами и кодексами и не противоречат гражданскому законодательству.

Договоры об организации перевозок заключаются, как правило, при устойчивых хозяйственных связях между данным видом транспорта и данным грузовладельцем. При этом учитываются обязательства по поставке, которые имеются между поставщиком и получателем продукции.

Договоры об организации перевозок имеют длящийся характер, они заключаются на предстоящий квартал, предстоящий год. И по правовой природе имеют признаки предварительного договора (ст. 429 ГК), поскольку заключение договора об организации перевозок не освобождает, а, наоборот, предполагает необходимость заключения соответствующего договора перевозки груза, ибо только такой договор обеспечивает реальное перемещение груза от пункта отправления до места назначения. Договоры об организации перевозок грузов относятся к группе консенсуальных гражданско-правовых договоров, определяющих не условия товарооборота сторон, а организацию их взаимоотношений на будущее время предстоящей перевозки грузов.

В транспортных уставах и кодексах договор об организации перевозок определяется не одинаково:

• на автомобильном транспорте это – годовой договор;

• на морском – долгосрочный договор;

• на внутренне-водном транспорте – навигационный;

• на воздушном – специальный.

Терминологические различия в названиях этих договоров не имеют принципиального значения, поскольку все они имеют единую правовую природу, направлены на организацию будущих перевозок, не порождают прав и обязанностей сторон по перевозке данного конкретного груза, относятся к категории предварительных договоров, в соответствии с которыми стороны заключают в будущем конкретные договоры перевозки грузов (ст. 429 ГК).

ГК, равно как и транспортные уставы и кодексы, оставляет как бы открытым вопрос об ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора об организации перевозок грузов, поскольку ст. 798 ГК лишь устанавливает, что перевозчик обязуется в установленные сроки принимать, а грузовладелец – предъявлять к перевозке грузы в обусловленном объеме.

Применительно к перевозчику обязанность подать отправителю груз под погрузку в срок, установленный договором об организации перевозок, определяется и в ст. 791 ГК. Следовательно, неисполнение такой обязанности влечет имущественную ответственность, предусмотренную ст. 794 ГК.

Перевозчик за неподачу транспортных средств для перевозки груза, а отправитель за непредъявление груза несут ответственность, установленную транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон (п. 1 ст. 794 ГК). Так, железная дорога при неподаче вагонов, контейнеров либо грузоотправитель при непредъявлении грузов несут ответственность в виде штрафа, установленного ст. 105 ТУЖД. Что же касается соглашения сторон, то применительно к воздушной перевозке допускается соглашение сторон о повышении пределов ответственности перевозчика по сравнению с пределами, установленными Воздушным кодексом РФ (далее – ВК) или международными договорами (ст. 123 ВК). Важно подчеркнуть, что идет речь именно о повышении пределов ответственности, поскольку соглашения перевозчика с грузовладельцем об ограничении или тем более устранении установленной законом ответственности недействительны (п. 2 ст. 793 ГК)1.

1 Устанавливая общее правило о недопустимости ограничения и устранения ответственности по соглашению сторон, ст. 793 ГК между тем оговаривает такую возможность, предусмотренную транспортными уставами и кодексами. В данном случае имеются в виду ограничения или устранение ответственности, предусмотренные гл. 59 ГК («Обязательства вследствие причинения вреда»). Что же касается ограничения или устранения ответственности перевозчика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по перевозке грузов, то транспортные уставы и кодексы такого права сторон не допускают. Более того, предусматривается, что любые предварительные соглашения по этому поводу между перевозчиком и его клиентурой не имеют силы (ст. 133 ТУЖД)-

Законодательством (ст. 794 ГК, ст. 106 и 107 ТУЖД) допускается ряд обстоятельств, освобождающих перевозчика и отправителя груза от ответственности за неисполнение обязательств по подаче транспортных средств или непредъявление груза к перевозке. Такими обстоятельствами являются:

непреодолимая сила;

• иные явления стихийного характера;

военные действия;

прекращение или ограничение перевозки грузов в определенных направлениях. Здесь речь идет о прекращении или ограничении перевозок из-за блокады, эпидемии или иных обстоятельств, препятствующих осуществлению перевозок грузов (ст. 35 ТУЖД).

ГК (ст. 794) предусматривает и иные случаи освобождения от ответственности перевозчика и отправителя, отсылая при этом к транспортным уставам и кодексам. Такие иные случаи названы, например, в ст. 106 и 107 ТУЖД, фиксирующих виновное поведение перевозчика или отправителя. В частности, речь идет о неподаче перевозчиком вагонов по причине невнесения отправителем платы за перевозку, о невыполнении отправителем заявки на перевозку грузов в тоннах в отношении грузов, перевозка которых установлена в вагонах и тоннах1.

1 Новое гражданское и транспортное законодательство также закрепляет исчерпывающий перечень обстоятельств, освобождающих от имущественной ответственности перевозчика и грузоотправителя за неподачу и неиспользование транспортных средств, предусмотренных заявкой (заказом) или иным договором. Можно предположить, что законодатель к категории «иного договора» относит заявку и заказ (имея в виду принятую заявку, заказ).

Исчерпывающий перечень обстоятельств, освобождающих от ответственности, дает основания для вывода о том, что в данном случае идет речь об ответственности независимо от наличия вины перевозчика и грузоотправителя. Все другие возможные причины невыполнения обязательства по подаче транспортных средств и непредъявления груза к перевозке не освобождают стороны от ответственности. Подобное отступление от гражданско-правового принципа ответственности за вину ранее было закреплено законодательством о планировании перевозок грузов. В юридической литературе это не получило единодушной поддержки (см.: Малеин Н. С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968; Савичев Г. П. Проблемы эффективности законодательства в транспортных обязательствах. М, 1979).

Кстати, нынешнее законодательство об ответственности перевозчика за неподачу транспортных средств для перевозки груза в соответствии с принятой заявкой (заказом), а отправителя за непредъявление груза либо неиспользование поданных транспортных средств выглядит попыткой уйти от неудобной терминологии - «планирования» перевозок грузов. Дело в том, что п. 2 ст. 794 ГК фактически воспроизводит установленные ранее правила об обстоятельствах, освобождающих стороны от ответственности за невыполнение или ненадлежащее выполнение плана перевозок грузов. Новый ТУЖД (ст. 106 и 107) также мало чем отличается от соответствующих статей УЖД 1964 г. В основном разница опять же лишь в терминологии: в одном случае это «заявка (заказ)», а в другом – «планирование».

3. Договор перевозки грузов

Договор перевозки грузов занимает в системе транспортных договоров доминирующее положение, является как бы базовым договором, поскольку именно этот договор выполняет основные задачи, связанные с перемещением материальных ценностей, способствует выполнению обязательств по доставке продукции потребителю.

Договор перевозки грузов определяется как соглашение между грузоотправителем и перевозчиком, по которому перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку установленную плату (п. 1 ст. 785 ГК).

Письменная форма договора перевозки груза предопределена обязанностью перевозчика составить и выдать грузоотправителю соответствующий документ о принятии груза к перевозке. Таким документом может быть транспортная накладная, коносамент или иной документ, предусмотренный транспортным уставом или кодексом (ст. 785 ГК, ст. 31 ТУЖД, ст. 105 ВК). Сдача груза перевозчику, выдача последним документа, подтверждающего принятие груза к перевозке, дает основания для отнесения этого договора к категории реальных1 гражданско-правовых договоров.

Договор перевозки груза является срочным договором, поскольку срок его действия определяется сроком исполнения обязательства по перевозке (ст. 792 ГК, ст. 31 ТУЖД, ст. 109 ВК). Этот срок может устанавливаться как в нормативном порядке, так и по соглашению сторон. Так, перевозчик обязан доставить принятый к воздушной перевозке груз в пункт назначения в срок, определяемый федеральными авиационными правилами или установленными перевозчиком правилами воздушных перевозок, если иное не предусмотрено договором воздушной перевозки груза (ст. 109 ВК).

Договор перевозки грузов является возмездным, поскольку каждая из вступающих в договор сторон имеет в виду удовлетворение определенного имущественного интереса. Провозная плата за пе-

1 Реальность договора перевозки груза предполагает не только общеизвестные положения о реальной сдаче груза к перевозке. При заключении договора стороны учитывают объективные возможности перевозчика для выполнения условий договора. В противном случае, как справедливо отмечал профессор Г. Ф. Шершеневич, заключение договора лишается всякого практического смысла (см.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911. С. 444).

ревозку груза транспортом общего пользования определяется на основании тарифов, утверждаемых в порядке, установленном транспортными уставами и кодексами1.

Перевозка грузов транспортом общего пользования подразумевает, что договор перевозки является публичным договором, т. е. договором, заключаемым коммерческой организацией и устанавливающим ее обязанности по перевозке грузов каждого грузоотправителя, который к ней обратится с предложением о заключении договора перевозки2. При этом транспортная организация как перевозчик не может оказывать какое-либо предпочтение одному грузоотправителю перед другим. Более того, отказ от заключения договора перевозки при наличии реальных возможностей транспортной организации не допускается (ст. 426 ГК).

Сторонами в договоре перевозки грузов являются транспортное предприятие – перевозчик (железная дорога, пароходство, экс-плуатант на воздушном транспорте) и грузоотправитель – закон-

1 Рынок транспортных услуг не миновала и общероссийская проблема – неплатежи. У грузоотправителей и грузополучателей не всегда есть деньги на оплату перевозки, а транспорту, в свою очередь, нечем рассчитываться со своими контрагентами: поставщиками транспортных средств, электроэнергии, топлива. В этой ситуации транспорт прибегает к использованию уже широко внедрившихся в практику хозяйственных отношений правил о предоплате. Вероятно, это можно рассматривать как вид оперативных санкций, роли и значению которых в юридической литературе уделялось достаточное внимание (см.: Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972. С. 191–192).

В новом ГК (п. 3 ст. 790) предусмотрена другая легальная возможность борьбы с неисправными контрагентами перевозчика: ему предоставлено право удерживать переданные для перевозки грузы в обеспечение причитающихся ему провозной платы и других платежей по перевозке. В Основах гражданского законодательства это право перевозчика именовалось «залоговым» правом (ст. 102). Новое гражданское законодательство именует это право правом на удержание. Вслед за ГК право на удержание закреплено в ст. 36, 41 ТУЖД. Эта позиция законодательства нашла поддержку и на страницах юридической литературы (см: Сарбаш С. В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. М., 1998. С. 60, 200; Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств // Вестник ВАС РФ. 1997. № 9. С. 126-135).

2 Заключение публичного договора перевозки грузов обусловлено оформлением соответствующих перевозочных документов (транспортной накладной). Грузоотправитель при сдаче груза подписывает накладную и в процессе перевозки ее реквизиты менять уже не вправе. В противном случае это привело бы к изменению условий договора. Таким образом, транспортная накладная, применяемая на транспорте общего пользования, как бы подтверждает, что договор перевозки – это публичный договор, но по способу его заключения является договором присоединения (подробнее об этом см.: Витрянский В. В. Гражданский кодекс о договоре//ВестникВАС РФ. 1995. № 10. С. 119).

ный (титульный) владелец груза либо экспедитор или иное уполномоченное владельцем груза лицо. В обязанности перевозчика входит не только принятие и перевозка груза, но и выдача его грузополучателю. Таким образом, в договорных отношениях по перевозке груза участвуют три лица: отправитель, перевозчик и получатель груза, хотя очевидно, что договор перевозки по своему правовому статусу является двусторонним договором. Эта необычная ситуация в договорном праве явилась причиной долгих и оживленных дискуссий в юридической литературе по вопросу о правовом положении грузополучателя1.

Договор перевозки грузов по своей конструкции относится к широко известному договорному типу – договору в пользу третьего лица (ст. 430 ГК), позволяющему грузополучателю, не являющемуся стороной договора, пользоваться определенными правами и нести соответствующие этим правам обязанности.

Не участвуя в заключении договора, грузополучатель приобретает тем не менее право требования к перевозчику о выдаче груза в пункте назначения (ст. 39, ст. 41 ТУЖД, п. 2 ст. 103 ВК). При неисполнении перевозчиком обязанности по доставке груза в адрес получателя последний вправе предъявить к нему требования по поводу утраты груза, а при ненадлежащем исполнении им обязательства – требования по поводу недостачи или повреждения груза (ст. 796 ГК), а также по поводу просрочки в его доставке (ст. 792 ГК, ст. 111 ТУЖД,.ст. 122 ВК). Грузополучатель вправе предъявить к перевозчику и другие требования, связанные, например, с выгрузкой груза средствами перевозчика, когда выгрузка по договору была возложена на него2.

Специфика договора перевозки как договора в пользу третьего лица состоит и в том, что грузополучатель не только имеет обозначенные выше права, но и несет определенные обязанности3. Так, по прибытии груза в пункт назначения получатель обязан принять

1 Подробнее об этом см.: Иоффе О. С. Указ. соч. С. 563.

2 Т. Ф. Шершеневич относил к договору в пользу третьего лица и экспедиционные договоры, в силу которых право на получение груза приобретается адресатом (см.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 313).

3 Они установлены транспортными уставами и кодексами, но не вытекают из содержания ст. 430, п.З ст. 308 ГК, равно как не вытекали и из ст. 167 ГК РСФСР 1964 г., ст. 61 Основ гражданского законодательства 1991 г. Подобная ситуация – дань многолетней практике становления и развития транспортного законодательства, отражающего специфику транспортных отношений, когда конструкция договора в пользу третьего лица обеспечивает нормальную реализацию прав и обязанностей всех трех участников в процессе перевозки грузов.

его и вывезти с территории станции, аэропорта, пристани. Подобная обязанность обусловлена тем, что неисполнение ее ведет к перегрузке складских помещений транспортного предприятия и затруднениям по приему груза для других получателей. Естественно, что обязанностью получателя является и окончательный расчет за оказанные перевозчиком услуги.

Договору перевозки грузов как договору в пользу третьего лица присущи некоторые положения, не совместимые с основными началами договорного права. Речь о том, что грузоотправитель, не являющийся одновременно и получателем (а такие ситуации возможны), и перевозчик при заключении договора перевозки исходят как бы из молчаливого согласия грузополучателя с условиями данного договора1. Договор перевозки грузов отличается от договора, предусматривающего исполнение обязательства третьему лицу. Ведь в этом случае третье лицо считалось бы лишь лицом, уполномоченным принять исполнение обязательства от должника2.

Одним из существенных условий договора перевозки груза является наличие в нем указания на срок доставки груза потребителю: предприятиям промышленности, строительства, сельского хозяйства, предпринимателям и т. п. Ускорение доставки грузов дает возможность сократить время обращения и тем самым ускорить оборот материальных ценностей в экономике страны.

Продолжительность перевозки (транспортное время) – это время, в течение которого транспорт выполняет всю совокупность грузовых, коммерческих, таможенных и технических операций на станции отправления, в пути следования и на станции (порта, аэропорта, пристани) назначения груза. Фактор времени – категория не только экономическая, но и юридическая, поскольку все основные перемещения материальных ценностей регламентированы по срокам исполнения транспортного обязательства в законе либо договоре перевозки.

Транспортное законодательство до недавнего времени не включало условие о сроках перевозки в определение договора. По традиции, вероятно, это не сделано и в новом ГК (ст. 785); обязатель-

1 На это обстоятельство указывалось еще в дореволюционной юридической литературе. Отмечалось, что при заключении договора в пользу третьего лица, не участвующего в договоре, подразумевается, что «лицо согласится на выговоренное в его пользу» (см.: Мейер Д. И. Русское гражданское право. Ч. 2. М., 1997. С. 172).

2 Подробнее об этом см.: Витрянский В. В. Договоры: порядок заключения, изменения и расторжения, новые типы. М., 1995. С. 26.

ство доставки груза в пункт назначения в установленные сроки предусматривается в ст. 792 ГК, отсылающей к транспортным уставам и кодексам1.

4. Договоры перевозки пассажира и багажа

По договору перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа также доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомочен-номуна получение багажа лицу. Пассажир обязуется уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа -и за провоз багажа (ст. 786 ГК, ст. ЭОУЖД.ст. 103ВК).

Аналогичное в основном понятие этого договора содержится в ст. 75 УАТ, ст. 177 КТМ, где учтена специфика отдельных видов транспорта. Так, например, в КТМ дается расшифровка термина «перевозка» (ст. 182). Она включает время нахождения пассажира на судне, время посадки на судно и высадки, а также время доставки пассажира водным путем с берега на судно и обратно, если плата за доставку включена в стоимость билета либо судно, используемое для доставки, было предоставлено перевозчиком. На железнодорожном транспорте перевозка пассажира может сопровождаться перевозкой не только его багажа, но и грузобагажа (груза, иных материальных ценностей, перевозимых в пассажирских и почтово-багажных поездах). Следовательно, при перевозке пассажира и его багажа, а также грузобагажа пассажир выступает и в качестве грузоотправителя (ст. 90 ТУЖД). Что же касается речного транспорта, то в УВВТ не дается понятия договора, но права и обязанности сторон по этому договору определены в ст. 104–106 УВВТ.

Включение в единое понятие договора перевозки как пассажира, так и его багажа не дает оснований для вывода о правовом единстве этих двух договоров. Тем более что и признаки их различны:

1 Вопрос о сроках доставки грузов решался не только в транспортных уставах и кодексах, но и Основами гражданского законодательства 1961 г., ГК РСФСР 1964 г., Основами гражданского законодательства 1991 г. Лишь новый ТУЖД (ст. 31) содержит условие о своевременности доставки грузов в самом определении договора перевозки. Подробнее о вопросах, относящихся к срокам перевозки грузов, см.: Саеичее Г. Л. Сроки в транспортных обязательствах//СГиП. 1974. № 4. С. 124-128; Правовые вопросы регулирования транспортного времени и оценочные критерии работы транспортах/Правовое регулирование перевозок народно-хозяйственных грузов. М., 1986. С. 60-69.

договор перевозки пассажира – консенсуальный, а договор перевозки багажа – реальный. Письменное оформление этих договоров также различно: заключение договоров перевозок пассажиров удостоверяется проездными документами (билетами), а сдача пассажирами багажа, грузоотправителями грузобагажа – багажными, грузобагажными квитанциями соответственно. Примерно аналогичный порядок оформления перевозок пассажиров и их багажа действует на воздушном транспорте (ст. 105 ВК). Права и обязанности сторон по договору перевозки пассажира достаточно подробно регламентированы законодательством. Установлены основания для одностороннего расторжения договора по инициативе как перевозчика, так и пассажира (ст. 107 и 108 ВК).

Ответственность по договору перевозки пассажира определяется ГК (ст. 795) и соответствующими транспортными уставами и кодексами, которые достаточно полно регламентируют ответственность сторон и по договору перевозки багажа (ст. 118–120 ВК, ст. 126 и 127 ТУЖД, ст. 186 КТМ, ст. 210 УВВТ, ст. 138 УАТ). Что же касается ответственности за перевозку самого пассажира, за причинение вреда его жизни или здоровью, то такая ответственность определяется в соответствии с правилами гл. 59 ГК, если законом или договором воздушной перевозки пассажира не предусмотрен более высокий размер ответственности перевозчика (ст. 117 ВК). Повышение пределов ответственности воздушного перевозчика, но не пассажира, допускается при достижении соглашения по этому поводу между перевозчиком и пассажиром (ст. 123 ВК). Кстати, новый ГК (ст. 793) не исключает возможность принятия таких соглашений. Однако трудно представить ситуацию, когда перевозчик соглашается принять на .себя более высокую, чем это предусмотрено законодательством, ответственность. Вероятно, это возможно лишь при достаточно сильной конкуренции на рынке транспортных услуг.

Ответственность перевозчика за ненадлежащее выполнение договорных обязательств перед пассажиром выражается в уплате штрафа в размере трех процентов стоимости проезда за каждый час задержки отправления или опоздания поезда, но не более чем в размере стоимости проезда (ст. 130 ТУЖД). На воздушном транспорте за просрочку доставки пассажира в пункт назначения перевозчик уплачивает штраф в размере двадцати пяти процентов установленного законом минимального размера оплаты труда за каждый час просрочки, но не более чем пятьдесят процентов провозной платы (ст. 120 ВК).

Законодательство устанавливает ряд обстоятельств, при наличии которых перевозчик освобождается от ответственности за просрочку доставки пассажира к месту назначения. Такая ситуация возникает, если просрочка имела место:

• вследствие непреодолимой силы;

• из-за устранения неисправности транспортного средства, угрожающей жизни или здоровью пассажира;

• из-за иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика.

Доказательство наличия таких обстоятельств возлагается на перевозчика.

Услугополучателями в договоре перевозки пассажира являются лишь граждане. Это обстоятельство обусловило правомерность применения в обязательствах, возникающих из перевозки пассажиров, не только транспортного законодательства, но и Закона о защите прав потребителей, что расширяет возможности пассажира при защите его прав и законных интересов. На это обращалось внимание в юридической литературе1 и судебной практике2. Положения Закона о защите прав потребителей учитываются и при разработке транспортного законодательства. Так, новые Правила по оказанию услуг при перевозке пассажиров на железнодорожном транспорте от 11 марта 1999 г. разработаны, как указано в ст. 1 Правил, в соответствии с Уставом железных дорог и Законом о защите прав потребителей3.

5. Договор буксировки

1По договору буксировки пароходство обязано за установленную плату

буксировать плот или судно до назначенного пункта или в течение Ш

определенного времени, или до выполнения определенного манев- Ш

ра(ст. 126УВВТ). •

Аналогично по содержанию договор буксировки определяется ИВСТ.225КТМ.

Договор буксировки взаимный и возмездный. Последнее вытекает из приведенного выше определения этого договора. Что же

1 См.: Шерстобитов А. Е. Гражданско-правовые вопросы охраны прав потребителей. М., 1993. С. 95, 126 и др.

2 См.: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»//БВС РФ. 1995. № 7.

3СЗРФ. 1999. №11. Ст. 1311.

касается вопроса о том, каким является этот договор: реальным или консенсуальным, то в данном случае однозначного ответа нет, поскольку права и обязанности по договору могут возникать в одном случае в момент предъявления плота или судна (реальный договор), а в другом случае и при выполнении других операций (швартовка судов, перестановка их с одного причала на другой) договор является консенсуальным. В данном случае происходит своего рода подготовка к заключению реального договора, что напоминает содержание договора об организации перевозок.

Сторонами в договоре буксировки являются: владелец буксирующего судна (буксировщик) и владелец буксируемого судна, плота или иного плавающего объекта (клиент). В качестве иного плавающего объекта выступают плавучие краны и доки, землечерпальные или дноуглубительные снаряды. В качестве буксировщика может выступать не только пароходство, но и речной порт или пристань, которые хотя и входят в состав пароходства, но являются юридическими лицами и выступают в договоре от своего имени. На внутреннем водном транспорте договор буксировки заключается в письменной форме: при предъявлении плота или судна к буксировке его владелец обязан представить пароходству накладную, а пароходство – выдать квитанцию (ст. 128 УВВТ). Что же касается договора морской портовой буксировки, то законодательством (ч. 2 ст. 227 КТМ) допускается заключение договора и в устной форме. И это одно из отличий договора буксировки от договора перевозки груза, который на всех видах транспорта заключается в письменной форме.

Несмотря на кажущуюся однотипность предмета договора буксировки и договора перевозки грузов (услуги по перемещению какого-либо имущества), предмет этих договоров различен, поскольку перемещение в договоре буксировки осуществляется лишь применительно к плавучему объекту. Способ перемещения в договоре буксировки также специфичен – тяга или толкание, что сближает его с подрядными договорами, обязательствами по выполнению работ, хотя и не делает их разновидностью.

Ответственность сторон по договору буксировки установлена в соответствующих статьях УВВТ и КТМ, которые закрепляют общий принцип гражданско-правовой ответственности – ответственность за виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по буксировке судов и плотов, иных плавучих объектов. Так, в соответствии со ст. 229 КТМ владелец буксирующего

судна несет ответственность за вред, причиненный им буксируемому судну или плоту, если не докажет, что ущерб причинен не по его вине. Следовательно, здесь воспроизводится формула вины, которая нашла отражение в законодательстве о перевозке грузов (ст. 796 ГК, ст. 191 УВВТ).

§ 3. Договоры перевозки грузов различными видами транспорта

1. Правовые особенности договора перевозки на различных видах транспорта

Рассматриваемые особенности обусловлены очевидной спецификой перевозочной деятельности отдельных видов транспорта, существенным различием транспортных средств, объемом перевозок и неоднозначностью правового регулирования. Последняя несколько снивелирована в связи с принятием нового ГК. О полной унификации нельзя говорить потому, что гл. 40 ГК содержит всего 17 статей, в большинстве из которых содержатся отсылочные положения к транспортным уставам и кодексам.

Вместе с тем значение нового ГК в регулировании перевозок грузов нельзя недооценивать. Как справедливо отмечалось в литературе, ГК расширяет сферу свободного волеизъявления сторон договора перевозки. В соответствии с ГК все транспортные уставы и кодексы принимаются на уровне федерального закона; в ГК впервые включена специальная статья об ответственности перевозчика применительно ко всем видам общественного транспорта; изменен претензионно-исковой порядок урегулирования споров, возникающих из перевозки грузов.

2. Договор железнодорожной перевозки грузов

Договор железнодорожной перевозки грузов занимает в системе договоров перевозки особое положение, поскольку именно данный вид транспорта обеспечивает наибольший объем грузоперевозок, многопрофильность сферы услуг и их конкурентоспособность в рамках товарного рынка.

Содержание договора железнодорожной перевозки грузов обусловлено комплексом прав и обязанностей перевозчика и грузоотправителя (грузополучателя). Эти права и обязанности в значительной мере предопределены транспортным законодательством: Транспортным уставом железных дорог, Правилами перевозок грузов, а также соглашением сторон в договоре перевозки.

По договору железнодорожной перевозки грузы могут перевозиться как в местном, так и в прямом сообщении. Перевозка в местном сообщении осуществляется в пределах одной железной дороги1, а в прямом сообщении – с участием двух и более железных дорог, входящих в единую сеть железных дорог Российской Федерации и открытых для общего пользования. Железная дорога, заключившая договор перевозки в прямом сообщении, – законный представитель всех других железных дорог, участвующих в таком сообщении.

Перевозка грузов на железнодорожном транспорте осуществляется в вагонах, контейнерах, принадлежащих организациям самого железнодорожного транспорта, а также в вагонах, принадлежащих на праве собственности или аренды юридическим или физическим лицам либо находящихся в хозяйственном ведении юридических лиц (ст. 10 ТУЖД).

Железная дорога обязана подавать под погрузку исправные вагоны и контейнеры в состоянии, пригодном для перевозки соответствующего груза. В противном случае грузоотправитель вправе2 отказаться от поданных вагонов или контейнеров. Железная дорога в этом случае обязана подать взамен указанных вагонов, контейнеров исправные, пригодные для перевозки таких грузов вагоны, контейнеры (ст. 27 ТУЖД).

1 Железная дорога – основное государственное унитарное предприятие железнодорожного транспорта, обеспечивающее при централизованном управлении и во взаимодействии с другими железными дорогами и видами транспорта потребности экономики и населения в перевозках в обслуживаемом регионе на основе регулирования производственно-хозяйственной и иной деятельности предприятий и учреждений, входящих в его состав (ст. 2 Закона о федеральном железнодорожном транспорте).

2 Это право закреплено в ст. 791 ГК. Поэтому не должно применяться разъяснение, данное Государственным арбитражем бывшего СССР, об обязательности отказа от вагонов или контейнеров, которые по своему техническому состоянию или в коммерческом отношении не обеспечат сохранность груза при перевозке (БНАСССР. 1983. №9. С. 16).

Исправность вагонов и контейнеров не имеет однозначного толкования. Существует три понятия исправности вагонов и контейнеров: техническая, коммерческая, а также пригодность подвижного состава для перевозки данного груза в коммерческом отношении. Технически исправные вагоны и контейнеры должны удовлетворять требованиям правил технической эксплуатации железных дорог. Под коммерческой исправностью понимается такое состояние вагонов и контейнеров, которое обеспечивает сохранность перевозимых грузов. Пригодность подвижного состава для перевозки данного груза в коммерческом отношении означает такую техническую и коммерческую исправность подвижного состава, от которой зависит обеспечение сохранности конкретного груза. Например, отсутствие постороннего запаха при перевозке продовольственных грузов.

Пригодность вагонов для перевозки данного груза в коммерческом отношении определяется грузоотправителем или железной дорогой в зависимости от того, чьими средствами производится погрузка.

При предъявлении груза к перевозке отправитель обязан представить на каждую отправку груза составленную им транспортную железнодорожную накладную. Выданная на основе накладной грузоотправителю квитанция о приеме груза подтверждает заключение договора перевозки груза.

Обязанностью грузоотправителя является точное и полное указание в накладной всех необходимых сведений о сдаваемом грузе, его особых свойствах. Железная дорога, в свою очередь, имеет право на выборочную проверку сведений, внесенных отправителем в накладную.

Некоторые обязанности железной дороги, обусловленные выполнением договора перевозки грузов, возникают как в процессе самой перевозки, так и на завершающем ее этапе. Так, железная дорога по заявлению грузоотправителя или грузополучателя обязана произвести переадресовку перевозимого груза с изменением грузополучателя или станции назначения1.

Обязанностью железной дороги является и уведомление грузополучателя о прибывших в его адрес грузах не позднее чем в 12 часов дня, следующего за днем прибытия грузов. Обязанностью грузополучателя является окончательный расчет с перевозчиком за оказанные ему транспортные услуги.

3. Договор воздушной перевозки грузов

Договор воздушной перевозки грузов занимает в системе транспортных договоров все более приоритетные позиции. И это обусловлено не только возрастающими потребностями граждан и экономики в воздушных перевозках, но и своего рода освобождением от государственного диктата, имевшего место вплоть до начала 90-х годов, значительным увеличением числа лиц, выступающих в качестве авиационных перевозчиков.

Новый Воздушный кодекс Российской Федерации2 определяет понятие авиационного предприятия как юридического лица неза-

1 Подробнее об этом см.: Указания «О порядке переадресовки грузов» Министерства путей сообщения РФ от 2 июля 1997 Г.//БНА РФ. 1997. № 17. С. 71-72.

2 Становление и развитие воздушного законодательства не отличалось стабильностью – принятию Воздушного кодекса 1997 г. предшествовало принятие Воздушных кодексов в 1932, 1935, 1961, 1983 гг.

висимо от его организационно-правовой формы и формы собственности, имеющего основными целями своей деятельности осуществление за плату воздушных перевозок грузов, а также содержит определение эксплуатаита, каковым является гражданин или юридическое лицо, имеющее воздушное судно на праве собственности, на условиях аренды или на ином законном основании, использующее указанное воздушное судно для полетов и имеющее сертификат (свидетельство) эксплуатанта (ст. 61 ВК)1.

Содержание договора перевозки грузов предопределено его классическим понятием, закрепленным в ст. 785 ГК и ст. 103 ВК. Основные права и обязанности перевозчика и грузоотправителя примерно аналогичны правам и обязанностям сторон договора перевозки на других видах транспорта. Однако ВК содержит некоторые положения, свидетельствующие о чрезмерной регламентации договорных отношений, связанных с перевозками грузов. Так, допускается по инициативе перевозчика и в одностороннем порядке расторжение договора перевозки грузов. Основаниями для этого являются:

• нарушение грузовладельцем, грузоотправителем таможенных, санитарных и иных правил, установленных законодательством;

• отказ грузовладельца, грузоотправителя выполнять требования, предъявляемые к ним авиационными правилами;

• наличие в грузе запрещенных к воздушной перевозке предметов и веществ.

Грузоотправителю предоставляется право отказаться от исполнения уже заключенного договора перевозки груза до его отправления, а также право на внесение изменений в грузовую накладную грузополучателя до выдачи груза управомоченному на его получение лицу. Кроме того, за грузоотправителем сохраняется право распорядиться грузом в случае непринятия его грузополучателем2

1 Руководство по процедурам сертификации эксплуатантов воздушного транспорта утверждено Министерством транспорта РФ 10 декабря 1993 г.//Экономи-ческая газета. 1994. 12 марта.

2 Грузополучатель вправе отказаться от получения поврежденного или испорченного груза, если будет установлено, что качество груза изменилось настолько, что исключается возможность полного и (или) частичного его использования в соответствии с первоначальным назначением (ст. 111 ВК). Несколько иначе решается этот вопрос на железнодорожном транспорте, где грузополучатель вправе отказаться от получения прибывшего в его адрес груза, если исключается из-за его порчи или повреждения возможность полного или частичного использования груза без учета его первоначального назначения (ст. 42 ТУЖД). Более оптимальным представляется правило, закрепленное в ст. 111 ВК.

или невозможности выдачи его грузополучателю, например в случае ошибочной выдачи груза ненадлежащему лицу или розыска пропавшего груза.

Сторонам договора воздушной перевозки предоставлено право самим решать вопросы о сроках доставки груза. При недостижении соглашения по этому поводу сроки доставки устанавливаются (определяются) правилами перевозок (ст. 109 ВК).

4. Договор воздушного чартера

На воздушном транспорте наряду с обычным договором перевозки грузов достаточно широко применяется договор воздушного чартера (ст. 104 ВК). Впервые такой договор был предусмотрен Воздушным кодексом 1983 г. (ст. 134). Ныне с учетом того, что рынок транспортных услуг все активнее заполняется коммерческими, частнопредпринимательскими структурами, становящимися постоянными субъектами воздушно-транспортных отношений, легализация воздушного чартера в новом ГК имеет весьма положительное влияние на дальнейшее развитие чартерных договорных отношений.

Правовая природа воздушного чартера практически однозначна с правовой природой договора чартера в морском праве, что подтверждается содержанием ст. 787 ГК.

1По договору воздушного чартера одна сторона – фрахтовщик обязу-

ется предоставить другой стороне – фрахтователю всю вместимость Ш

или часть вместимости одного или нескольких воздушных судов на Ш

один или несколько рейсов для перевозки грузов, |

Воздушный чартер – договор возмездный и, как правило, кон-сенсуальный, поскольку стороны обычно заблаговременно заключают соглашение о предстоящих перевозках, в этой части договор воздушного чартера имеет некоторые признаки договора об организации перевозок грузов (ст. 798 ГК).

5. Договор морской перевозки грузов

Договор морской перевозки грузов – один из своеобразных и сложных видов транспортного договора, отражающих специфику и обычаи отношений, связанных с морским торговым мореплаванием.

1ПО договору морской грузовой перевозки одна сторона (пароход- Ш ство) обязуется доставить груз, который ему передал или передаст Ш

«отправитель, в порт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу, а отправитель или фрахтователь обязуется уплатить за перевозку установленную плату (фрахт). Щ

Слова «передал или передаст» означают, что этот договор может быть как реальным, так и консенсуальным. Слова «отправитель или фрахтователь» означают, что морскому праву известны два вида договора морской перевозки грузов: договор перевозки и чартер. На это обстоятельство обращал в свое время внимание и Г. Ф. Шер-шеневич, отмечая, что для перевозки грузов морем существует два договора, юридическая природа которых различна1. По терминологии автора, эти договоры назывались: фрахтовый договор и договор цертепартии. В первом случае имеется в виду договор перевозки груза, а во втором – договор чартера.

Наличие, содержание и письменная форма договора морской перевозки груза подтверждаются как самим чартером, так и коносаментом (ст. 117 КТМ). Последний выполняет функции:

• доказательства наличия договора морской перевозки груза и его содержания;

• расписки, удостоверяющей принятие груза перевозчиком;

• товарораспорядительного документа на груз, т. е. документа, распоряжение которым означает распоряжение самим грузом2.

Наличие двух документов – чартера и коносамента обусловлено различными условиями, при которых чартер и коносамент составляются. Так, если чартер применяется для трампового3 судоходства, то коносамент – для линейного.

Содержание чартера. Чартер констатирует наименование сторон, размер фрахта, обозначение судна и груза, место погрузки, а также места назначения или направления судна. По соглашению сторон в чартере могут быть обозначены и иные условия и оговорки. Чартер подписывается перевозчиком и фрахтователем или их представителями (ст. 120 КТМ).

1 См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права. М., 1994. С. 317.

2 Подробнее о функциях коносамента см.: Гончаров Е. В. Правовой статус коносамента в российском и зарубежном законодательстве//Вестник МГУ. Сер. «Право». 1996. № 2. С. 76-79.

3 Трамп (англ, tramp) – грузовой пароход для перевозки грузов по любым направлениям, в отличие от лайнера, который осуществляет перевозку лишь на определенных линиях. В торговом мореплавании их и называют линейными или чартерными коносаментами. Линейный коносамент, ввиду отсутствия чартера, регулирует взаимоотношения морского перевозчика не только с получателем, но и с отправителем груза.

Грузы могут перевозиться и на судне, зафрахтованном на определенное время, и по особому договору – тайм-чартеру1, который также является одним из видов транспортного договора.

При наличии постоянных и устойчивых хозяйственных связей между перевозчиком и грузоотправителем (грузовладельцем) заключается долгосрочный договор об организации морских перевозок грузов (ст. 118 КТМ). Однако заключение такого договора не освобождает стороны от заключения договора перевозки конкретной партии груза. При возможных разночтениях содержания в этих договорах применяются следующие правила: условия перевозки, согласованные в договоре об организации перевозок, воспроизводятся и в договоре перевозки, если стороны не достигли соглашения об ином; если же условия договора морской перевозки груза противоречат условиям долгосрочного договора, применяются условия договора перевозки груза.

Следовательно, договор перевозки как базовый транспортный договор имеет приоритет перед другими транспортными договорами.

Правоотношения сторон по договору морской перевозки грузов регулируются не только определенными нормами законодательства или соглашением сторон, но и торговыми обычаями и обыкновениями2. Однако обычное право при морских перевозках не должно иметь приоритетного значения перед законом или договором3.

Обычное право при морской перевозке грузов получило дальнейшее развитие при создании так называемого формулярного права. Оно способствовало выработке своеобразных торговых правил, представляющих собой неофициальную кодификацию общепринятых торговых обычаев, применяемых при заключении договоров морской перевозки. Такие правила закрепляются в виде стандартных обозначений типа ФОБ, ФАС, СИФ, КАФ. Такие обозначения произошли от сочетания начальных букв определенных англий-

1 Практике торгового мореплавания известен и другой вид чартера – димайз-чартер: договор фрахтования судна, но без экипажа, что по своей правовой природе в определенной мере совпадает с другим гражданско-правовым договором – договором аренды транспортного средства без экипажа (ст. 642 ГК) (см. § 3 гл. 34 настоящего учебника).

1 Подробнее об этом см.: Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле. Понятие. Применение. Формирование. Применимое право. Типовые контракты. М., 1983. С. 15-17.

3 Подробнее об этом см. § 1 гл. 4 первого тома настоящего учебника.

ских слов. Так, например, термин «ФОБ» представляет собой соединение начальных букв английских слов «free on board», обозначающих в переводе «свободно по борту». Условие «ФОБ – порт отгрузки» означает, что все расходы по перевозке, включая фрахт судна, несет грузополучатель (покупатель), а грузоотправитель (продавец) за свой счет только доставляет товар в порт и грузит его на судно. Риск случайной гибели или порчи груза переходит к покупателю в момент перехода товара (груза) через поручни судна, т. е. здесь воспроизводится общегражданский принцип, закрепленный ВСТ.211ГК1.

6. Договор перевозки грузов по внутренним водным путям

Договор перевозки грузов по внутренним водным путям характеризуется теми же общими признаками, которые присущи договору перевозки на других видах транспорта. Содержание договора, права и обязанности сторон регламентированы УВВТ, положения которого применяются, если они не противоречат нормам, закрепленным в гл. 40 ГК2.

Договор перевозки оформляется соответствующими документами устанйвленной формы, которые имеют юридическое значение для определения взаимных прав и обязанностей сторон, участвующих в договоре. К этим документам относятся накладная и квитанция о приеме груза к перевозке (ст. 67 УВВТ). Накладная сопровождает груз на всем пути следования, и пароходство обязано выдать ее вместе с грузом получателю в порту (пристани) назначения. На основании накладной порт или пристань отправления составляют дорожную ведомость, которая следует вместе с грузом и после выдачи груза в пункте назначения остается у пароходства.

В накладной отправителем груза должны быть указаны:

1 Подробнее о других стандартных обозначениях см.: Зыкин И. С. Указ соч.; Ласк Г. Гражданское право США. Право торгового оборота. М., 1961. С. 561-562; Гражданское и торговое право капиталистических государств. М., 1966. С. 414.

1 Устав внутреннего водного транспорта, принятый в 1955 г., остается «старейшим» из действующих уставов и кодексов. В отличие от всех других уставов и кодексов он не содержит определения договора перевозки груза, поскольку до принятия Основ гражданского законодательства 1961 г. существовала концепция бездоговорного характера транспортных отношений. Впервые легальное определение договора перевозки грузов дано в ст. 72 Основ 1961 г., которое, кстати, без изменений было воспроизведено в ГК 1964 г., во всех транспортных уставах и кодексах, а ныне и в новом ГК.

• наименование, адреса и расчетные счета отправителя и получателя;

• наименование и вес груза;

• указание скорости, с которой должен перевозиться груз.

Перевозчик без участия отправителя вносит в накладную сведения:

• о платежах, внесенных отправителем при отправлении груза, и о платежах, подлежащих взысканию с получателя;

• о предусмотренных пунктах перевалки, переадресовки, о состоянии тары и упаковки, если она вызывает замечания.

При заключении договора перевозки сторонами фиксируются сведения об объявлении ценности груза, сдаваемого к перевозке. Объявление ценности является обязательным при сдаче к перевозке драгоценных металлов, изделий из них, антикварных вещей, предметов искусства и некоторых других1. Не допускается объявление ценности навалочных, насыпных, наливных и других массовых грузов, перевозимых при проводнике, а также сданных с пломбами отправителя.

7. Договор автомобильной перевозки грузов

Договор автомобильной перевозки грузов, обладая общими признаками договора перевозки, закрепленными в ГК, УАТ, Правилах перевозок грузов автомобильным транспортом2, имеет ряд характерных особенностей. Во-первых, на автомобильном транспорте, в отличие от других видов транспорта, не грузоотправитель доставляет груз в пункт погрузки, а само автотранспортное предприятие передает свои машины под погрузку грузоотправителю. Это означает, что транспортный процесс начинается не с момента принятия конкретного груза к перевозке, а гораздо раньше, и не на транспортном предприятии, а на территории грузоотправителя3. Во-вторых, спецификой договора перевозки груза автомобильным транспортом является то, что при перевозке груза с оплатой работы автомобиля по повременному тарифу письменной формой договора является путевой лист, в котором фиксируется пробег и время нахождения автомобиля в распоряжении клиента.

1 См.: Правила перевозки грузов с объявленной ценностью//Тарифное руководство I-P. М., 1959. С. 159.

2 См.: Правила перевозок грузов автомобильным транспортом. М., 1984.

3 Подробнее об этом см.: Витрянский В. В. Право и сохранность грузов при автоперевозках // Савичев Г. П., Витрянский В. В. Правовое обеспечение сохранности грузов при перевозках. М., 1989.

8. Договор централизованной перевозки грузов автотранспортом

Одним из методов работы автотранспортных предприятий является централизованная перевозка грузов. Имеется несколько видов централизованной перевозки:

• централизованная перевозка отдельных видов грузов;

• регулярные междугородние централизованные перевозки;

• централизованный завоз (вывоз) грузов на станции железных дорог, в порты (пристани) и аэропорты.

Сочетание перевозок с транспортно-экспедиционным обслуживанием1 является одним из признаков централизованной перевозки грузов. Автотранспортные предприятия в соответствии с договором своим подвижным составом выполняют одновременно перевозку и транспортно-экспедиционное обслуживание (ст. 38 УАТ). При этом отпадает необходимость в выделении грузоотправителями и грузополучателями работников для сопровождения грузов в пути их следования, в передаче груза с одного вида транспорта на другой. Эти и другие заботы берут на себя транспортно-экспедици-онные службы автомобильного транспорта.

Особенностью централизованных перевозок является и то, что они осуществляются по согласованным графикам, позволяющим учитывать интересы основного производства грузоотправителя и грузополучателя, ритмично и своевременно завозить грузы на промышленные предприятия, стройки, базы, склады, станции железных дорог, порты, пристани и аэропорты и вывозить из них.

Централизованные перевозки грузов, как правило, не выполняются за счет перемещения отдельных партий или видов грузов, путем периодического обслуживания отдельных грузоотправителей или грузополучателей, а осуществляются при стабильных, постоянных хозяйственных связях сторон. Это выражается в том, что централизованные перевозки выполняются автотранспортным предприятием от одного грузоотправителя, как правило, ко всем грузополучателям или от всех грузоотправителей к одному грузополучателю.

9. Договор перевозки грузов в прямом смешанном сообщении

Договор перевозки грузов в прямом смешанном сообщении – один из самостоятельных гражданско-правовых транспортных договоров. Его значение и роль заключаются в правовом регулировании перевозочного процесса, в котором принимают участие два

1 Подробнее об этом см. § 5 настоящей главы учебника.

или более вида транспорта. Экономическая и социальная значимость такого договора объясняется значительным транспортным полем России, различным техническим уровнем развития отдельных видов транспорта, что создает объективную невозможность удовлетворить потребности грузовладельца в оказании ему транспортных услуг силами одного вида транспорта.

Перевозка грузов в прямом смешанном сообщении регулируется как транспортным законодательством, так и соглашением сторон (ст. 788 ГК, ст. 68-85 ТУЖД, ст. 147-178 УВВТ, ст. 99-108 УАТ)1.

Договор перевозки грузов в прямом смешанном сообщении характеризуется рядом присущих ему признаков:

• перевозка осуществляется несколькими видами транспорта, но по единому транспортному документу – накладной, которая составляется на имя определенного грузополучателя, подписывается грузоотправителем, сопровождает груз на всем пути следования и на станции назначения передается грузополучателю вместе с грузом;

• договор заключается единовременно и непосредственно между грузоотправителем и транспортным предприятием, принимающим груз к перевозке. Это транспортное предприятие является законным представителем всех транспортных организаций, включенных в данный вид сообщения.

Сроки доставки грузов в прямом смешанном сообщении определяются по совокупности сроков, установленных для всех участвующих в перевозке видов транспорта, и исчисляются в соответствии с правилами, действующими на соответствующих видах транспорта.

Плата за перевозку грузов в прямом смешанном сообщении взимается с грузоотправителей на станциях, портах, аэропортах отправления груза исходя из расстояний, на которые осуществляется перевозка грузов на соответствующем виде транспорта. Аналогичные правила платы за перевозку устанавливаются и для пунктов перевалки грузов с одного вида транспорта на другой.

1 Новый ВК, в отличие от прежнего Кодекса (ст. 83), не содержит каких-либо положений о прямых смешанных перевозках с участием воздушного транспорта. Это, естественно, не исключает его участия в таких перевозках (ст. 788 ГК). Тем более что в разрабатываемом ныне законе о прямых смешанных (комбинированных) перевозках участие воздушного транспорта очевидно. Кстати, новый ВК (ст. 68) предусматривает участие воздушного транспорта в перевозках грузов в прямом смешанном сообщении.

Ответственность по договору перевозки в прямом смешанном сообщении определяется транспортными уставами и кодексами. На этот вид сообщения распространяются общие правила и пределы имущественной ответственности за несохранность грузов и просрочку их доставки. При установлении виновности железных дорог, пароходств, автотранспортных предприятий в утрате, недостаче, повреждении или порче груза ответственность несут соответственно железные дороги, пароходства и автотранспортные предприятия. Ответственность за сохранность груза до момента его передачи в пунктах перевалки лежит на сдающей стороне, после передачи – на стороне, принявшей грузы.

§ 4. Ответственность за нарушение транспортных обязательств

1. Основания ответственности

Имущественная ответственность перевозчика, грузоотправителя и грузополучателя за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств по перевозке груза наступает при наличии общих оснований, предусмотренных гражданским законодательством, в частности ст. 401 ГК. Применительно к транспортному законодательству вина как одно из оснований ответственности перевозчика выражается в формуле: «...если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело» (ст. 796 ГК). Примерно аналогичным образом закреплено положение о виновной ответственности перевозчика в новых транспортных уставах и кодексах (ст. 108 ТУЖД, ст. 118 ВК, ст. 166 КТМ). Это положение нашло отражение в ст. 132 УАТ, ст. 191 УВВТ.

Содержание ст. 796 ГК возлагает бремя доказывания невиновности перевозчика на него самого, а также не предусматривает оснований, освобождающих его от имущественной ответственно-

1 С учетом данного обстоятельства новый ВК не содержит правил ст. 99 ВК 1983 г., устанавливавшей, что перевозчик освобождается от ответственности за недостачу груза, прибывшего в исправной таре, упаковке или контейнере с исправными пломбами отправителя, если предъявитель претензии или иска не докажет, что недостача произошла по вине перевозчика.

Что же касается нового ТУЖД, то в нем не только сохранены обстоятельства, освобождающие железную дорогу от имущественной ответственности и

Правила о виновной ответственности по договорным транспортным обязательствам распространяются и на клиентуру перевозчика.

2. Пределы ответственности

Перевозчик несет ответственность за утрату, недостачу, повреждение и порчу груза за весь период нахождения его во владении перевозчика, т. е. с момента принятия груза к перевозке и до выдачи груза грузополучателю или уполномоченному им на получение груза лицу.

ГК устанавливает единые для всех видов транспорта пределы ответственности перевозчика за несохранностъ груза, сохраняя при этом правила об ограниченной ответственности: ущерб, причиненный при перевозке груза, возмещается перевозчиком лишь в размере стоимости утраченного или недостающего груза либо в размере суммы, на которую понизилась стоимость груза из-за повреждения или порчи, произошедших в процессе перевозки по причинам, зависящим от перевозчика. При невозможности восстановить поврежденный груз возмещается его стоимость, которая определяется исходя из его цены, указанной в счете продавца или предусмотренной договором. При отсутствии данных о цене груза в счете продавца и в договоре стоимость груза определяется по правилам так называемого обычного права, т. е. исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары (ст. 796 ГК, ст. ПО УЖД).

перечисленные в ст. 149 УЖД 1964 г., но и расширен их примерный перечень. Так, согласно ст. 109 нового ТУЖД перевозчик освобождается от имущественной ответственности за утрату, недостачу или повреждение принятого для перевозки груза в случаях, если: груз прибыл в исправном вагоне с исправными запорно-пломбировочными устройствами, установленными грузоотправителем; несохранность груза произошла вследствие естественных причин, связанных с перевозкой груза в открытом подвижном составе, и т. д.

В качестве нового обстоятельства, освобождающего железную дорогу от ответственности, указывается на неполноту сведений, указанных грузоотправителем в транспортной накладной. При наличии названных обстоятельств доказательство вины перевозчика возлагается на предъявителя претензии, т. е. на грузоотправителя и грузополучателя. Следовательно, ст. 109 ТУЖД противоречит ГК, а поэтому применяться не должна. Перечень обстоятельств, освобождающих перевозчика от ответственности, содержится и в ст. 166 КТМ.

В транспортных отношениях широко применяется практика объявления ценности груза, сдаваемого к перевозке1. Естественно, что при этом повышаются тарифы за перевозку. Однако грузоотправители идут на эти дополнительные расходы, полагая, что, во-первых, перевозчик проявит наибольшую заботу о сохранности такого груза, поскольку при утрате ему придется заплатить грузовладельцу сумму объявленной ценности груза. Во-вторых, владелец груза нередко завышает реальную стоимость своего груза, полагая, что в случае его утраты2 он может как-то компенсировать возможные убытки, вызванные этим обстоятельством (зная, что обычно возможные убытки перевозчик ему не возместит). Единственное, что можно еще потребовать от перевозчика, – это возвращение платы за перевозку груза, внесенной грузоотправителем при заключении договора перевозки, если данная плата не входит в стоимость утраченного груза.

Транспортное законодательство запрещает любые предварительные соглашения перевозчика с грузоотправителями или грузополучателями, имеющие целью ограничить либо устранить имущественную ответственность, установленную законодательством. Эти соглашения не имеют силы. И любые отметки об этом в перевозочных документах недействительны (ст. 793 ГК, ст. 113 ТУЖД)3. Однако сторонам – перевозчику и грузоотправителю – предоставлено право на соглашение, в силу которого повышаются пределы их ответственности по сравнению с пределами, установленными законодательством (ст. 123 ВК).

' См.: Правила перевозок грузов с объявленной ценностью на железнодорожном транспорте от 29 марта 1999 Г.//РГ. 1999. 4 июня.

2 Новый ГК ввел единые правила для всех видов транспорта: институт объявления ценности груза применяется лишь в случаях его утраты, что, кстати, устанавливалось и транспортными уставами и кодексами. ГК снял противоречия в другом: ст. 151 УЖД 1964 г. предоставляла железной дороге право доказывания того, что объявленная ценность превышает действительную. В этом случае дорога отвечала за утраченный груз лишь в размере действительной стоимости. Принципиально по-иному решался этот вопрос ст. 383 ГК РСФСР 1964 г. и ст. 135 УАТ, которые предоставляли право грузоотправителю и грузополучателю доказывать, что объявленная ценность ниже действительной стоимости груза. При доказанности этого перевозчик возмещал не сумму объявленной ценности, а фактически доказанную стоимость груза.

3 На эту особенность обращал внимание Г. Ф. Шершеневич, указывая, что «нежелательны всякие соглашения, имеющие целью сложить или облегчить ответственность железных дорог и пароходных компаний» (Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 306).

3. Ответственность перевозчика за просрочку доставки груза

Ответственность за просрочку наступает в случаях виновного несоблюдения транспортного времени, установленного законодательством или соглашением сторон, т. е. времени, в течение которого перевозчик выполняет совокупность всех необходимых операций в пункте отправления груза, в пути его следования и в пункте выдачи груза получателю. JC категории таких операций относятся:

• своевременная погрузка, если это обязанность перевозчика;

• отправка груза с территории станции, порта, аэропорта в сроки, предусмотренные правилами перевозки или договором;

• обеспечение перевалочных работ при смешанных перевозках;

• информирование грузополучателя о прибывающем или о прибывшем в его адрес грузе;

• своевременная разгрузка вагонов, судов, контейнеров, если это входит в обязанности перевозчика.

Ответственность за просрочку доставки груза также носит ограниченный характер1. Так, железная дорога за просрочку доставки груза уплачивает лишь пени в размере девяти процентов платы за перевозку груза за каждые сутки просрочки, но не более чем в размере платы за перевозку данного груза (ст. 111 ТУЖД). Несколько иной размер ответственности за просрочку установлен на воздушном транспорте: перевозчик уплачивает штраф в размере двадцати пяти процентов установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда за каждый час просрочки, но не более чем пятьдесят процентов провозной платы (ст. 126 ВК)2.

При длительной просрочке доставки груза (30 дней со дня истечения срока доставки, четыре месяца со дня приема груза для

1 Ограниченная ответственность перевозчика многократно и на протяжении многих лет справедливо, на наш взгляд, подвергалась критике на страницах юридической литературы. См., например: Халфина Р. О. Право и хозрасчет. М., 1975. С. 107; Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 119; Малеин Н. С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С. 135.

2 На внутреннем водном транспорте пароходство отвечает за просрочку доставки груза в виде штрафа от 10 до 50 процентов провозной платы в зависимости от времени просрочки (ст. 188 УВВТ). На автомобильном транспорте размер штрафа от 12 до 60 процентов провозной платы. На морском транспорте такая ответственность не может превышать размер фрахта, подлежащего уплате согласно договору морской перевозки груза (ст. 170 КТМ).

перевозки в прямом смешанном сообщении) груз признается утраченным. Грузополучателю в этих случаях предоставляется право требования возмещения ущерба в связи с несохранностью груза (ст. 796 ГК, ст. ПО ТУЖД, ст. 118 ВК). При прибытии груза после указанных сроков (просрочке) грузоотправитель вправе1 отказаться от такого груза либо возвратить перевозчику сумму, полученную за утрату груза.

4. Общая и частная авария

Особенностью морской перевозки грузов является возможность возникновения различного рода убытков и расходов, относящихся к категории общей или частной аварии в зависимости от обстоятельств, при которых они возникли. Институт общей и частной аварии в морском праве традиционно отражал экономические интересы грузохозяина и судохозяина по правилу: «Никто не должен обогащаться за чужой счет»2.

К категории общей аварии относятся убытки, понесенные вследствие произведенных намеренно и разумно чрезвычайных расходов или пожертвований в целях спасания судна, фрахта и перевозимого на судне груза* от общей для них опасности. Наличие признаков общей аварии устанавливается по заявлению заинтересованных лиц диспашером3, состоящим при Торгово-промышленной палате Российской Федерации и назначаемым президиумом Палаты из числа лиц, хорошо знающих теорию и практику морского судоходства, законодательство и обычаи морского права.

Убытки, относящиеся к общей аварии, подлежат распределению между судном, фрахтом и грузом соразмерно их стоимости. Примером общей аварии является намеренное выбрасывание за борт груза или его принадлежностей с целью облегчения судна и тем самым спасения его, а равно спасения оставшегося на судне груза. В данном случае пожертвования делаются в общих интересах.

1 Устав железных дорог (ст. 154) 1964 г., соответствующие статьи УВВТ устанавливали не право, а обязанность принять груз, прибывший с такой длительной просрочкой.

2 Подробнее об этом см.: Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права. С. 323-325.

3 Диспашер (фр. dispacheur) – официальный эксперт, производящий диспаши. Диспаша (фр. dispache) – расчет убытков при общей аварии, падающих на груз, судно и фрахт соразмерно их стоимости и распределяемых между грузовладельцем и судовладельцем.

Частной аварией признаются убытки по судну, грузу и фрахту, не подпадающие под признаки общей аварии. Убытки, признанные частной аварией, не подлежат распределению между судном, грузом и фрахтом. Их несет потерпевший или тот, на кого падает ответственность за их причинение.

5. Ответственность грузоотправителя и грузополучателя

Особенностью правового регулирования транспортных отношений является то, что общегражданское и специальное транспортное законодательство наибольшее внимание уделяют главному контрагенту – перевозчику, что естественно, поскольку именно от него зависит реальное исполнение обязательства по перевозке грузов.

Разграничение ответственности между перевозчиком, грузоотправителем и грузополучателем за несохранность грузов и просрочку их доставки может иметь место на стадиях как заключения, так и исполнения договора перевозки. Основаниями для наступления имущественной ответственности клиентуры перевозчика являются нарушения действующих на каждом виде транспорта правил сдачи груза к перевозке, его упаковки, своевременного получения груза в пункте назначения, оформления перевозочных документов и т. д. Так, за неправильное указание в транспортной накладной наименования груза, за отправление запрещенного для перевозки груза, за неправильное указание свойств груза с грузоотправителя взыскивается штраф в размере пятикратного размера платы за перевозку такого груза независимо от возмещения вызванных данным обстоятельством убытков перевозчика (ст. 113 ТУЖД)1.

Повышенными по сравнению с размерами договорной ответственности перевозчика являются и имущественные санкции, применяемые к грузоотправителю и грузополучателю за повреждение или утрату предоставленных железной дорогой вагонов и контейнеров. В этих случаях, кроме уплаты железной дороге штрафа в размере пятикратной стоимости поврежденных или утраченных вагонов, контейнеров по их ценам на момент повреждения или утраты, возмещаются убытки в части, не покрытой штрафом (ст. 122 ТУЖД).

На автомобильном транспорте ответственность грузоотправителя и грузополучателя наступает за задержку по их вине автомобилей, поданных под погрузку или выгрузку, сверх установленных

1 Таким образом, в данном случае транспортное законодательство, защищая ведомственные интересы, отступает от принципа ограниченной ответственности, применяемого к ответственности самого перевозчика.

сроков (ст. 141 УАТ), а также в других случаях, предусмотренных ст. 142–160 УАТ. При этом, как и на железнодорожном транспорте, взыскиваются и штраф, и убытки.

Примерно аналогичные порядок и условия ответственности грузоотправителя и грузополучателя установлены и на внутреннем водном транспорте (ст. 198–200 УВВТ)1.

6. Претензии и иски в транспортных обязательствах

Претензии и иски по обязательствам, возникающим из перевозки грузов, порядок и сроки их предъявления и рассмотрения установлены законодательством (ст. 797 ГК, ст. 135 ТУЖД, ст. 124–126 ВК, ст. 158-159 УАТ, ст. 218-219 УВВТ, ст. 403 КТМ). Во-первых, предусматривается обязательность предъявления к перевозчику претензии до предъявления к нему иска. Во-вторых, иск к перевозчику может быть предъявлен как грузоотправителем, так и грузополучателем при наличии двух необходимых условий:

• если имел место полный или частичный отказ перевозчика удовлетворить заявленную претензию;

• если перевозчик в тридцатидневный срок не дал ответа на претензию. Таковы правила, закрепленные в п. 1 и 2 ст. 797 ГК, которые

дают основания считать, что новый ГК, в отличие от ГК РСФСР 1964 г., транспортных уставов и кодексов, не устанавливает каких-либо сроков на предъявление претензий к перевозчику и не предоставляет такой возможности транспортным уставам и кодексам. Такое понимание содержания ст. 797 ГК возражений, естественно, не вызывает. Однако ТУЖД и ВК, принятые после введения в действие второй части нового ГК, проигнорировали содержание ст. 797 ГК: сроки на предъявление претензии установлены ст. 139 ТУЖД, ст. 126 ВК и ст. 406 КТМ2.

1 Расчеты грузоотправителя и грузополучатели с перевозчиком по штрафам производятся без акцепта плательщиков. Если перевозчик не воспользовался правом на списание в бесспорном порядке суммы штрафа, он может решить этот вопрос в претензионном и исковом порядке (см.: Инструктивное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 сентября 1993 г. № С-13/РП-272 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике»// Вестник ВАС РФ. 1993. № 11. С. 98).

2 Представляется, что данная коллизия между общегражданским и транспортным законодательством должна быть разрешена в пользу последнего. Тем более что п. 1 ст. 797 ГК предоставляет возможность для более широкого ее толкования. Кстати, сторонники ограничительного толкования ст. 797 ГК как бы сами подталкивают к этому, заявляя, что «сегодня главное, чтобы претензия была предъявлена перевозчику в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом» (выделено мной. – Г. С.). (Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1996. С. 156.)

Железная дорога обязана рассмотреть полученную претензию и о результатах ее рассмотрения уведомить в письменной форме заявителя в течение тридцати дней со дня получения претензии (п. 2 ст. 797 ГК, ст. 140 ТУЖД, ст. 128 ВК). В противном случае у грузоотправителя или грузополучателя возникает право на предъявление к перевозчику иска.

Претензии и иски по обязательствам, возникающим из перевозки пассажира и багажа, порядок и сроки их предъявления также установлены транспортными уставами и кодексами. Так, до предъявления к железной дороге иска, возникшего в связи с осуществлением перевозки пассажира или багажа, претензия к перевозчику предъявляется в следующих случаях: .

• задержки отправления или опоздания поезда;

• просрочки доставки багажа;

• недостачи или повреждения (порчи) багажа;

• утраты багажа.

§ 5. Экспедиционные обязательства

1. Понятие и виды экспедиционных обязательств

I

Экспедиционные обязательства – это вид гражданско-правового обязательства, в силу которого одно лицо (экспедитор) обязано совершить в пользу другого лица (клиента) определенные юридические и (или) фактические действия (услуги) представительского или посреднического характера, связанные с перевозкой грузов.

Экспедиционные обязательства подразделяются на обязательства по оказанию услуг юридического характера и обязательства по оказанию фактических услуг.

Обязательствами по оказанию юридических услуг являются:

• заключение экспедитором от своего имени договора перевозки грузов;

• производство расчетов с перевозчиком за оказанные им услуги по перемещению грузов;

• оформление соглашений о страховании грузов и т. п.

Обязательствами по оказанию фактических услуг являются:

• проверка состояния груза, предназначенного к перевозке;

• производство погрузочно-разгрузочных работ;

• информирование грузополучателя о прибывшем в его адрес грузе и т. п.

Виды экспедиционных обязательств можно подразделять и по другому признаку – по возникновению обязательства на стадии, предшествующей началу перевозки, на стадии, связанной непосредственно с самой перевозкой, либо возникновению обязательства на стадии завершения перевозки.

На стадии, предшествующей процессу перевозки, экспедиционные обязательства возникают по поводу: содержания договора экспедиции, определения оптимального варианта способа перевозки (вид транспорта, маршрут движения и т. п.).

На стадии процесса перевозки экспедиционные обязательства могут возникать по поводу: сопровождения грузов клиента в пути следования; оформления отношений с транспортными предприятиями при переадресовке грузов; перевалочных операций при смешанных перевозках и т. п.

На стадии завершения перевозки видами экспедиционных обязательств являются: информирование грузополучателя о прибывшем или прибывающем в его адрес грузе; раскредитация транспортных документов; окончательные расчеты с перевозчиком; получение груза и доставка его на склад получателя.

2. Договор как основание возникновения экспедиционного обязательства

Таким договором является договор транспортной экспедиции,

который в действующем российском законодательстве урегулирован в ст. 801 ГК. По своей юридической природе договор транспортной экспедиции является самостоятельным гражданско-правовым договором1.

I Договором транспортной экспедиции является соглашение, в силу

которого .экспедитор обязуется за вознаграждение и за счет грузо- Ш

отправителя (грузополучателя).выполнить или организовать выпол- Ш

нение определенных услуг, связанных с перевозкой груза. Щ

1 В юридической литературе самостоятельность договора транспортной экспедиции не отвергалась и ранее, до принятия нового ГК, однако по этому вопросу высказывались и иные мнения. В условиях плановой экономики это было связано с тем, что хотя транспортное право и относилось к сфере цивилистики, но фактически регулирование транспортных отношений осуществлялось преимущественно нормами административного права (подробнее об этом см.: Хаснутдиное А. И. Вспомогательные договоры на транспорте. Иркутск, 1994. Гл. 3 «Договор транспортной экспедиции»; Якушев В. Экспедитор и перевозчик в российском праве: прошлое, настоящее и будущее//Хозяйство и право. 1996. № 1. С. 82).

Речь идет именно об услугах, связанных с перевозкой, поскольку все другие возмездные услуги (ст. 779 ГК), не связанные с перевозкой грузов, не относятся к категории экспедиционных.

Договор транспортной экспедиции является публичным договором, поскольку речь идет об экспедиционных услугах, оказываемых профессиональными коммерческими экспедиционными конторами, агентствами, другими предпринимательскими структурами, которые по характеру своей деятельности обязаны соответствовать требованиям ст. 426 ГК.

Этому договору присущи признаки некоторых других договоров: поручения, подряда, хранения. Так, в случаях, когда договор экспедиции предусматривает обязанности экспедитора по оформлению сдачи и приема груза на транспортном предприятии, налицо признаки договора поручения. При осуществлении экспедитором погрузочно-разгрузочных работ наличествуют признаки договора подряда. Накопление грузов, в том числе так называемых мелких отправок, на своих или арендованных складах до их отправки соответствует признакам договора хранения. Этому же договору присущи и обязанности экспедитора обеспечивать сохранность груза до выдачи их надлежащему получателю. В договоре транспортной экспедиции наличествуют и некоторые элементы агентского договора (ст. 1005 ГК). Наличие «чужих» признаков в данном договоре не влияет на признание его самостоятельным гражданско-правовым договором, но подчеркивает некоторые его особенности.

Договор транспортной экспедиции – вид транспортного договора, предназначение которого состоит в том, чтобы способствовать выполнению основного транспортного договора – договора перевозки грузов. Дело в том, что сам по себе договор транспортной экспедиции лишен какого-либо юридического смысла, если он не направлен на оказание дополнительных услуг клиентуре транспорта, не имеющей, как правило, собственных транспортных средств1. Автомобильный транспорт оказывает экспедиционные услуги своим транспортом, в частности для завоза грузов на станции железных дорог или вывоза груза со станций железных дорог. При осуществлении централизованного зацоза (вывоза) грузов автомобиль-

1 Подчеркивая именно эту особенность правового статуса экспедитора, Г. Ф. Шершеневич отмечал, что экспедитором является лицо, принимающее на себя доставку грузов в другое место, не имея своих средств перевозки (см.: Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права. С. 213).

ным транспортом в морские и речные порты (на пристани) и аэропорты договор транспортной экспедиции также находит широкое применение1.

Экспедиционное обслуживание предприятий, организаций и отдельных граждан, пользующихся услугами внутреннего водного транспорта, осуществляется экспедиционными конторами и агентствами, находящимися в ведении соответствующих пароходств, или специализирующимися на оказании экспедиционных услуг предпринимательскими структурами, действующими на основании лицензии2.

На морском транспорте экспедиционным обслуживанием занимаются сами морские порты, на которые, в частности, возложены задачи по организации и осуществлению погрузочно-разгру-зочных операций, выполняемых на территории порта и акватории3. Вместе с тем на морском транспорте экспедиционные услуги оказываются и специальными предпринимательскими структурами.

Договор транспортной экспедиции относится к категории взаимных и возмездных договоров, что вытекает из содержания ст. 801 ГК. Менее однозначно решается вопрос о том, к какому типу: реальному или консенсуальному – можно отнести этот договор. В одном случае, когда экспедитору предоставлено право заключать договор от своего имени и самостоятельно сдавать груз к перевозке, договор экспедиции является реальным договором4. В ситуации, когда экспедитор выполняет лишь так называемые организацион-

1 Выполнение экспедиционных услуг перевозчиком не противоречит законодательству (п. 2 ст. 801 ГК). Однако правоотношения, в которых обязанности экспедитора исполняются перевозчиком, не могут быть отнесены к числу основных в транспортно-экспедиционном обслуживании (см.: Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. С. 158).

2 Порядок и условия выдачи лицензий установлены Федеральным законом от 25 сентября 1998 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности» в редакции Федеральных законов от 26 ноября 1998 г. № 178-ФЗ, от 22 декабря 1999 г. № 215-ФЗ, от 22 декабря 1999 г. № 216-ФЗ//СЗ РФ. 1998. № 39. Ст. 4857; постановлением Правительства РФ от 24 июня 1998 г. № 641 «О лицензировании перевозочной, транспортно-экспедиционной и другой деятельности, связанной с осуществлением транспортного процесса на морском транспорте» //СЗ РФ. 1998. № 26. Ст. 3092. Соответствующие постановления о лицензировании приняты и на других видах транспорта.

3 См.: Типовое положение о морском торговом порте//Сборник нормативных актов по морскому праву. М., 1968. С. 291.

4 Реальный договор экспедиции является своеобразным видом договорного представительства, которое, по мнению Г. Ф. Шершеневича, «является всякий раз, когда лицо, способное и само вступить в юридические отношения, предоставляет другому, по соглашению с ним, право заключать сделки от имени представляемого» (Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. С. 185).

ные функции по оказанию клиенту соответствующих услуг, договор экспедиции является консенсуальным.

Стороны в договоре транспортной экспедиции свободны в выборе характера и количества экспедиционных услуг. Это зависит от желания клиента и технических возможностей экспедитора, от вида груза, вида транспорта, наличия или отсутствия у клиента своих подъездных путей, складских помещений, погрузочно-разгрузочных механизмов и т. п.

Предмет договора транспортной экспедиции обусловлен теми функциями, которые выполняет экспедитор в процессе перемещения грузов клиента. При выполнении этих функций экспедитор уполномочен совершать юридические действия:

• заключать от своего имени или от имени клиента договор перевозки;

• осуществлять отправку и получение груза;

• заниматься раскредитацией транспортных документов;

• производить оплату услуг перевозчика1;

• принимать на себя правовое обеспечение интересов клиента2,

• а также производить операции вспомогательного характера. К их числу можно отнести, в частности, упаковку груза, его погрузку и разгрузку, складирование и т. п.

Важно подчеркнуть, что весь комплекс возможных экспедиционных услуг, независимо от их характера, направлен на организацию3 перевозочного процесса, призванную способствовать выполнению договора перевозки груза.

С учетом сказанного предмет договора транспортной экспедиции может быть определен как совокупность юридических действий и вспомогательных операций, направленных на организацию перевозки груза и способствующих надлежащему выполнению договора перевозки этого груза.

1 Право экспедитора вносить плату за перевозку грузов зафиксировано и в новом ТУЖД (ст. 81). И это единственное упоминание о транспортной экспедиции в данном уставе, в отличие от УЖД 1964 г. Вероятно, это объясняется ожиданием принятия закона о транспортно-экспедиционной деятельности.

2 Правовое обеспечение интересов клиента подразумевает защиту его интересов на уровне претензионного разбирательства возможных споров, предъявления иска в суде, выступления в качестве представителя клиента при рассмотрении иска.

3 Организация перевозочного процесса на транспорте по договору экспедиции имеет некоторое сходство, но не однозначна с организацией этого процесса по договору об организации перевозок (ст. 798 ГК), где о предстоящей перевозке груза договариваются перевозчик и грузоотправитель.

3. Содержание и исполнение договора транспортной экспедиции

Права и обязанности сторон в договоре транспортной экспедиции определяются законодательством и соглашением самих участников договора экспедиции. Так, экспедитор вправе привлечь к исполнению договора других лиц, когда это целесообразно или когда сам экспедитор не в состоянии выполнить те или иные поручения клиента. Такие ситуации могут возникнуть при смешанных перевозках, в процессе перевалки грузов с одного вида транспорта на другой, а также при возникновении чрезвычайных обстоятельств, требующих принятия незамедлительных мер для спасения груза. Экспедитор вправе потребовать от клиента выдачи доверенности, если она необходима для выполнения его обязанностей (ст. 882 ГК).

Экспедитор имеет право на получение от клиента соответствующего вознаграждения за оказанные им услуги, что и подтверждает возмездный характер договора транспортной экспедиции. Экспедитор вправе не только не приступать к исполнению своих обязанностей по договору до получения от клиента необходимой информации о количестве или качестве груза, но и вообще отказаться от исполнения договора, предупредив клиента в разумный срок.

Односторонний отказ от исполнения договора транспортной экспедиции не согласуется с общими положениями гражданского права о договоре. Однако в данном случае наличествует одна из особенностей договора транспортной экспедиции, как и иных договоров о представительстве, допускающих односторонний отказ от их исполнения.

Обязанности экспедитора определены ст. 801 ГК, а также п. 2 ст. 804 ГК. Дополнительные обязанности экспедитора могут быть обозначены в самом договоре при обоюдном на то согласии, а также с учетом индивидуальных особенностей договора перевозки груза: вида транспорта, количества груза, расстояния транспортировки и т. п.

К основным правам клиента относятся: выбор вида транспорта, на котором будет перевозиться груз, определение маршрута перевозки. Названные и другие права клиента корреспондируют интересам и возможностям экспедитора.

Обязанности клиента: предоставление экспедитору своевременной и объективной информации о количестве и качестве груза, об условиях его перевозки, уплата предусмотренного договором вознаграждения за оказанные экспедиционные услуги. В договоре могут быть предусмотрены и иные обязанности клиента.

4. Ответственность по договору транспортной экспедиции

На обязательства, возникающие из транспортно-экспедицион-ного обслуживания, распространяются общие положения об основаниях гражданско-правовой ответственности. Однако, учитывая специфику транспортно-экспедиционных отношений, где в качестве экспедитора выступает предприниматель, говорить о вине как основании его ответственности не следует, поскольку в данном случае идет речь о предпринимательском риске экспедитора, ответственность которого предусматривается п. 3 ст. 401 ГК. Экспедитор в данном случае освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее выполнение договора лишь в том случае, когда это произошло вследствие непреодолимой силы, т. е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельствах. Бремя доказывания в указанных случаях возлагается на экспедитора1.

Пределы ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора экспедиции установлены нормами гл. 25 ГК. Экспедитор несет полную имущественную ответственность в соответствии с требованиями ст. 393 ГК. Таково общее правило. Однако нарушение условий договора экспедиции нередко зависит не от экспедитора или его клиента, а от перевозчика. По его вине могут быть нарушены сроки доставки груза, допущена его утрата или повреждение, задержка выдачи груза получателю после прибытия его в пункт назначения и т. п. В этих и других возможных случаях виновного поведения перевозчика, ставшего причиной нарушения договора экспедиции, пределы ответственности экспедитора ограничены рамками возмещения фактически причиненного ущерба (ст. 796 ГК) или пределами неустойки (штрафа), предусмотренными транспортным законодательством. Таким образом, особенностью экспедиционных отношений в данном случае является определенная взаимообусловленность двух транспортных договоров – экспедиции и перевозки груза.

1 Пункт 3 ст. 401 ГК принято рассматривать в качестве императивного положения. При этом не обращается внимания на начало п. 3 ст. 401 ГК: «Если иное не предусмотрено законом или договором...» Закон иного не предусматривает. Но почему это «иное» не может быть предусмотрено в договоре транспортной экспедиции? Вправе ли стороны предусмотреть в договоре иные основания ответственности, т. е. ответственность за вину? Естественно, что такая инициатива должна исходить от экспедитора. Представляется, что для отрицательного ответа на данный вопрос достаточных оснований нет, особенно если учесть положения ст. 421 ГК о свободе договора.

Пределы ответственности клиента по договору транспортной экспедиции установлены законом (ч. 4 ст. 804 ГК) или соглашением сторон. Возмещение убытков за виновное неисполнение клиентом своих обязательств осуществляется по правилам ст. 15 и 393 ГК.

Дополнительная литература

Витрянский В. В. Перевозка (гл. 40). Транспортная экспедиция (гл. 41 ) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С. 398–419;

Егиазаров В. А. Транспортное право. Учебное пособие. М., 1999;

Калпин А. Г. Основные условия фрахтования судна и практика их применения. М., 1984;

Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1996. С. 147–160;

Савичев Г, П. Транспортное право в условиях перехода к рынку // Гражданское право России при переходе к рынку. М., 1995. С. 209– 229;

Фархтдинов Я. Ф. Правовое регулирование транспортного обслуживания граждан. Казань, 1977;

Хаснутдинов А. И. Вспомогательные договоры на транспорте. Иркутск, 1994.


Глава 45. Договор хранения

§ 1. Общие положения о договоре хранения

1. Сущность хранения

Данное правоотношение принадлежит к категории обязательств по оказанию услуг и представляет собой совокупность необходимых последовательных действий:

1) передача объекта хранения в чужое владение с целью сохранения его полезных свойств в течение определенного срока;

2) действия хранителя по обеспечению сохранности объекта и (или) его полезных свойств;

3) возвращение объекта хранения поклажедателю по истечении установленного срока или по требованию.

Общестренные отношения по поводу хранения вещей хронологически являются одними из древнейших. В докапиталистический период они были преимущественно распространены на бы-товоц уровне как отношения лично-доверительного характера без какого-либо коммерческого содержания. В связи с этим безвозмездность хранения была характерным признаком обязательства.

С развитием рыночных отношений хранение как разновидность услуг становится все более необходимым и выгодным направлением предпринимательской деятельности. Это повлекло, во-первых, утрату в значительной мере традиционной безвозмездности хранения на бытовом уровне и, во-вторых, возникновение и последующее нормативное закрепление практически во всех правовых системах специальных видов хранения, обусловленных деятельностью субъектов гражданского права особого рода. Вместе с тем безвозмездное хранение также продолжает иметь определенное значение.

Отношения по поводу хранения вещей регулировались нормами русского дореволюционного права (поклажа) в традициях континентальной системы права уже с учетом коммерциализации данного вида услуг.

В новейший период существования СССР и Российской Федерации регламентация института хранения может быть подразделена на три этапа по времени, соответствующему трем гражданским кодексам. ГК РСФСР 1922 г. не содержал специальных норм о хра-

нении. Однако это не означает, что до 1964 г. отношения, связанные с хранением, никак не регулировались. Требования нэпа вызвали появление ряда подзаконных нормативных актов, посвященных обязательству именно коммерческого хранения, в частности постановление ЦИК и СНК СССР от 4 сентября 1925 г. «О документах, выдаваемых товарными складами в приеме товаров на хранение». В тридцатые годы появились подзаконнные нормативные акты, регулирующие деятельность специальных организаций, связанных с оказанием услуг по хранению, например Типовой устав городского ломбарда, утвержденный постановлением СНК РСФСР от 15 декабря 1939 г. Вопросы, связанные с договором хранения, должны были разрешаться при их практическом осуществлении на основании применения общих положений обязательственного права. ГК РСФСР 1964 г. уже содержал отдельную главу, посвященную хранению, – гЛ. 37 (ст. 422–433).

ГК РФ 1996 г. закрепил наиболее развернутую регламентацию отношений хранения в российском гражданском праве (гл. 47). Законодатель постарался максимально учесть потребности хозяйственного оборота, использовав как национальные традиции регулирования данного вида обязательств, так и опыт иностранных государств, с которыми и советским, и российским субъектам коммерческой деятельности приходилось иметь дело на уровне внешнеэкономических связей.

2. Понятие договора хранения

Сложность и особенность хранения как обязательства по оказанию услуг заключается в двойственной природе данного договора. Двойственность обусловлена различными сферами применения, которые могут быть обозначены как «бытовая сфера» и «профессиональная сфера».

1По договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), возвратить эту вещь в сохранности. Щ

Данное определение, содержащееся в п. 1 ст. 886 ГК, представляет собой классическую элементарную конструкцию договора хранения, который в подобном контексте может быть охарактеризован как одностороннее (обязанное лицо – хранитель), безвозмездное (отсутствует упоминание об оплате услуг) и реальное обязательство хранителя. В бытовой сфере, где отношения сторон хранения продолжают носить лично-доверительный характер, указанная

элементарная конструкция может найти применение, хотя и в этой сфере ее значение падает, поскольку и на «непрофессиональном» уровне отношений по поводу хранения все чаще стороны предусматривают возмещение оказанных услуг и, как следствие, двусторонний вариант договора.

В профессиональной сфере применения договор хранения изначально предполагает такие характеристики, как двусторонность и возмездность, а также вероятная консенсуальность. Подобная конструкция договора предполагает специальный субъектный состав: в качестве хранителя могут выступать коммерческое юридическое лицо либо некоммерческое юридическое лицо, осуществляющее хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности, т. е. профессиональные хранители. Кроме того, к числу профессиональных хранителей можно отнести и физических лиц, наделенных статусом индивидуального предпринимателя.

3. Предмет договора хранения

«Хранение» следует понимать как услугу, совокупность полезных действий, объектом совершения которых является переданная хранителю вещь, подлежащая последующему возвращению. Этим данное обязательство отличается от внешне сходного с ним обязательства по охране (наблюдению). Объектом охранных действий может являться как имущество (движимые и недвижимые вещи), так и физическое лицо, а по содержанию это отношение представляет собой наем физического или юридического лица в качестве охранника (смотрителя).

Под «вещью» как объектом хранения следует понимать движимое имущество (кроме варианта специального хранения в порядке секвестра, которым в качестве объекта хранения предусмотрены и недвижимые вещи). Хотя данное правило не установлено ГК, но согласно традициям континентального и, в частности, российского права объектом хранения следует признавать именно движимую вещь. При этом объектом хранения может быть как индивидуально-определенная вещь, так и вещь, определяемая родовыми признаками. Подобная универсальность в отношении объекта позволяет отличить хранение как от имущественного найма, так и от займа.

Допустимость в качестве объекта хранения вещи, определяемой родовыми признаками, позволяет использовать вариант «хранения с обезличением» (ст. 890 ГК), который предполагает смещение вещей одного поклажедателя с вещами того же рода других поклаже-

дателей. Подобный вариант существенно удешевляет услуги по хранению и упрощает возможный оборот вещей. Но необходимо подчеркнуть, что вышеназванный вариант «хранение с обезличением» должен быть прямо предусмотрен сторонами в тексте договора. В связи с использованием варианта «хранение с обезличением» встает вопрос о характере вещного права на обезличенное (смешанное) имущество. Допустимо предположить, что у нескольких поклажедателей возникает право общей собственности, объектом которой является вся совокупность однородных обезличенных вещей, сданных на хранение. То же самое имеет место при «хранении с обезличением», когда вещи поклажедателя смешиваются с однородными вещами хранителя.

4. Возмездность договора хранения

При рассмотрении общих положений о договоре хранения «воз-мездность» следует понимать в двух значениях. Во-первых, как возмещение понесенных хранителем необходимых или чрезвычайных расходов, связанных с оказанием услуг по хранению. Во-вторых, как собственно вознаграждение, которое представляет собой разницу между общей суммой оплаты услуг хранителя и суммой вышеназванного возмещения расходов и в сущности является доходом хранителя.

Примечательно, что даже в случае безвозмездного хранения поклажедатель все равно обязан возместить хранителю необходимые расходы на хранение вещи, если законом или договором не предусмотрено иное. Таким образом, устанавливая презумпцию возмещения расходов, законодатель рассматривает «возмездность» как характеристику договора хранения только в значении вознаграждения, и стороны, заключая безвозмездный договор, предполагают, что хранитель не может претендовать на оплату своих услуг сверх размера понесенных им расходов. Если же поклажедатель намерен освободить себя и от оплаты расходов хранителя, то данное условие должно быть прямо предусмотрено в договоре.

Особое внимание следует обратить на условия возмещения «чрезвычайных расходов» хранителя, т. е. расходов, которые стороны не могли предвидеть при заключении договора и которые превышают обычные расходы. По общему правилу чрезвычайные расходы подлежат возмещению, если поклажедатель дал согласие на эти расходы или одобрил их впоследствии. При этом молчание поклажедателя на запрос хранителя в течение определенного срока считается формой согласия на произведение чрезвычайных расходов.

5. Обязанности сторон договора хранения

Обязанности поклажедателя. К числу обязанностей поклажеда-теля, кроме вышеупомянутой обязанности оплатить услуги хранителя либо только в виде возмещения, либо в виде и возмещения, и вознаграждения, относятся следующие:

а) обязанность взять вещь обратно по истечении обусловленного срока

хранения;

б) обязанность при сдаче вещи на хранение предупредить хранителя об опасных свойствах вещи.

Обязанности хранителя. Хранитель обязан:

а) принять вещь на хранение;

б) хранить вещь в течение всего обусловленного договором срока или до востребования вещи поклажедателем;

в) предпринимать действия, направленные на сохранение вещи и (или) ее полезных свойств, как минимум, в том объеме, в каком бы он заботился о сохранении своих вещей;

г) оказывать услуги по хранению лично, если иное не предусмотрено-договором или другим способом не согласовано с поклажедателем;

д) не пользоваться вещью, переданной поклажедателем без его согласия;

е) незамедлительно уведомлять поклажедателя о необходимости изменить условия хранения, предусмотренные договором;

ж) возвратить сданную на хранение вещь управомоченному лицу по первому требованию.

Срок хранения по смыслу ст. 889 ГК не является существенным условием договора. Он устанавливается в договоре или определяется в соответствии с разумным сроком сохранности вещи, сданной на хранение, или какого-либо полезного свойства вещи, если объектом хранения является и данное полезное свойство.

6. Форма договора хранения

Форма при заключении договора хранения определяется в зависимости от вида и обстоятельств его заключения. Если сторонами договора являются граждане (бытовое хранение), они должны заключать соглашение в письменной форме лишь в случаях, когда стоимость переданной на хранение вещи, как минимум, в десять раз превышает установленный законом минимальный размер

оплаты труда (аналогично правилу, установленному для граждан при заключении договора займа).

К простой письменной форме приравнивается не только документ (расписка, квитанция, бланк установленной формы), но и жетон, а также иной (легитимационный) знак, который используется хранителем в качестве способа подтверждения факта заключения договора при условии, если подобные способы предусмотрены законом, иными правовыми актами или являются обычными для данного вида хранения.

Держатель жетона презюмируется в качестве поклажедателя или лица, действующего от его имени. Поэтому хранитель при выдаче им вещи, сданной на хранение, предъявителю жетона (в случае, если жетон был найден или похищен) несет ответственность лишь тогда, когда в действиях хранителя будет доказано наличие умысла или грубой неосторожности. Жетон служит одним из возможных способов доказательства заключения договора хранения. Соответственно гражданин, утративший жетон/сохраняет право доказывать факт заключения договора, в том числе ссылаясь на свидетельские показания.

7. Ответственность поклажедателя

Несомненный интерес при рассмотрении договора хранения представляет собой обязанность поклажедателя нести ответственность за убытки, причиненные хранителю в связи с «несостоявшимся хранением» (если иное не предусмотрено законом или договором). Исходя из доктрины, признающей обязанность возмещения убытков формой гражданско-правовой ответственности, можно сделать вывод, что ответственность поклажедателя имеет место в консен-суальном договоре хранения. Это означает, что убытки возмещаются в полном объеме; обязанность возместить убытки наступает при наличии вины со стороны поклажедателя, а в случае, если поклажедатель является субъектом предпринимательской деятельности, ответственность последнего наступает независимо от вины. В случае своевременного (в разумный срок) уведомления хранителя со стороны поклажедателя о том, что вещь вопреки договору не будет передана на хранение, поклажедатель освобождается от ответственности за убытки, причиненные хранителю в связи с несостоявшимся хранением. При заключении договора хранения стороны могут использовать различные способы обеспечения обязательства.

8. Хранение и иные виды обязательств

Зачастую в хозяйственном обороте хранение выступает в качестве элемента другого договора, по условиям которого имеет место передача вещи без передачи титула – подряд, комиссия (консигнация), перевозка. В самом деле, вагон, автомобильная фура, трюм или грузовая палуба морского судна, в сущности, представляют собой тот же склад, только способный перемещаться в пространстве. По общему правилу в перечисленных случаях необходимо руководствоваться нормами, относящимися к обязательству, которое является основным в составе комплексного (смешанного) договора, а также положениями гл. 47 ГК. Эти же положения должны применяться к обязательствам хранения, возникающим в силу закона.

§ 2. Договор хранения вещей на товарном складе

1. Сущность хранения на товарном складе

Данная разновидность обязательств хранения представляет особый Интерес по следующим причинам:

а) договор хранения на товарном складе имеет важное значение в хозяйственном обороте;

б) специфика договора складывалась в течение многих лет путем синтеза национальных правовых систем и обычаев международной торговли.

Отношения хранения на товарном складе впервые в России урегулированы на уровне ГК. Но принятые во внешнеторговом обороте стандарты складского хранения в течение долгого времени использовались советскими и российскими организациями во внешнеэкономической деятельности. Поэтому в ГК в значительной мере нашли отражение универсальные принципы договора хранения на товарном складе. Подобная тенденция представляется нормальной в рамках развивающегося в Европе процесса унификации норм, направленных на регулирование деятельности коммерческих субъектов.

Специфика хранения на товарном складе в сравнении с «общим хранением» состоит в следующих существенных признаках, позволяющих характеризовать данную разновидность обязательства как отношение особого рода:

а) особый объект;

б) особый субъект;

в) особый характер формализации заключенного договора.

2. Понятие и стороны договора хранения на товарном складе

1По договору складского хранения товарный склад (хранитель) обя-

зуется за вознаграждение хранить товары, переданные ему товаро- Ш

владельцем (поклажедателем), и возвратить эти товары в сохранно-

сти (п. 1 ст. 907 ГК). |

Товарный склад как субъект предпринимательской деятельности

представляет собой юридическое лицо (а также индивидуального предпринимателя), которое в виде направления своей коммерческой деятельности осуществляет комплекс услуг по хранению товаров. При этом принято различать собственно товарный склад и склад общего пользования. Последний также является товарным складом, но его деятельность осуществляется в режиме публичного договора, т. е. он обязан оказывать услуги по хранению товаров любому обратившемуся товаровладельцу на типовых условиях. Склад общего пользования вправе уклониться от заключения договора только в случаях, когда он сможет доказать невозможность принятия товара на хранение. Устанавливать отличные от типовых условия оказания услуг склад общего пользования может только с учетом льгот и преимуществ, предусмотренных законом или иным правовым актом. Согласно ст. 908 ГК в качестве склада общего пользования может выступать только коммерческое юридическое лицо, действующее на основании лицензии, а также в силу закона или иного правового акта.

Товарный склад как объект права представляет собой имущественный комплекс, предназначенный для осуществления предпринимательской деятельности в виде оказания услуг по хранению товаров. Как разновидность предприятия товарный склад является недвижимым имуществом, может служить объектом договора купли-продажи, аренды или предметом залога.

Поклажедатель в качестве контрагента товарного склада в общем значении этого термина должен восприниматься только в момент передачи товара на склад. Более корректным обозначением для поклажедателя на протяжении действия договора хранения является термин «товаровладелец» (хотя фактически владение вещами осуществляет хранитель), что и нашло отражение в тексте ст. 907 ГК.

Договор хранения на товарном складе может быть определен как двусторонний, консенсуальный, возмездный, т. е. обладающий признаками, отличными от классического варианта хранения.

3. Предмет договора хранения на товарном складе

Как следует из самого названия данной разновидности обязательства, объектом хранения признается не просто вещь, а вещь как товар, т. е. продукт труда, предназначенный для последующей реализации, а не для потребления. Однако политэкономические критерии не должны восприниматься столь строго в правовом контексте. Слово «товар» использовано законодателем с целью подчеркнуть:

• во-первых, особую оборотоспособность вещей, переданных на хранение;

• во-вторых, характер участия товарного склада в хозяйственном обороте, которое, в частности, может быть выражено в праве распоряжаться товарами, если последнее условие предусмотрено правовым актом или договором. В повышенной степени оборотоспособности складированных вещей состоит определяющее качество данного вида хранения.

По своему содержанию товар представляет собой прежде всего вещи, определяемые родовыми признаками (хотя возможны и исключения). Именно этим обусловлена вышеуказанная возможность товарного склада распоряжаться хранимыми товарами при определенных обстоятельствах с условием предоставить в распоряжение поклажедателя (в контексте данного варианта обязательства термин «поклажедатель», наоборот, является более корректным, так как фактическим товаровладельцем выступает товарный склад) принятое на хранение количество вещей того же рода и качества. В зарубежной теории отношения такого порядка получили название «видимого хранения».

В подобном случае право собственности на переданный товар возникает у хранителя (т. е. товарного склада), а у поклажедателя остается право требования. По своей конструкции договор хранения с правом товарного склада распоряжаться переданными на хранение вещами напоминает отношения сторон по договору займа или банковского вклада. Принадлежность вещных и обязательственных прав имеет большое значение для сторон, в частности, потому, что риск случайной гибели или повреждения товара несет собственник.

Хотя при хранении на товарном складе чаще всего фигурируют вещи, определяемые родовыми признаками, для такого вида услуг презюмируется раздельное хранение, т. е. без обезличения и смешения с однородными товарами. Вариант хранения с обезличени-

ем в соответствии с общим правилом должен быть прямо предусмотрен договором. Данный принцип находится в полном соответствии с принятыми в развитых зарубежных странах нормами складского хранения.

4. Исполнение договора хранения на товарном складе

На товарный склад возлагается обязанность за свой счет производить осмотр товаров с целью определения их количества и внешнего состояния. Следовательно, при последующей утрате или повреждении товара товарный склад освобождается от ответственности лишь при условии, если докажет, что вредные свойства не могли быть обнаружены хранителем, несмотря на все принятые меры. При наличии умысла или грубой неосторожности в действиях товаровладельца размер ответственности товарного склада может быть уменьшен судом по правилам ст. 404 ГК.

Товаровладелец вправе периодически осматривать находящиеся на складе товары (при варианте хранения с обезличением – образцы товаров), брать пробы и со своей стороны принимать необходимые меры для обеспечения сохранности товаров.

Товарный склад в случаях, когда для обеспечения сохранности вещей необходимы дополнительные меры, вправе их принять без согласования с товаровладельцем. Лишь в случае, когда состояние товара требует существенного изменения условий хранения, согласованных сторонами в договоре, закон вменяет в обязанность товарному складу последующее уведомление товаровладельца о принятых мерах.

На товарный склад возлагается обязанность составлять акт в случае обнаружения повреждений товара, которые являются не обусловленными договором или следствием естественной порчи. Товаровладелец должен быть извещен об этом в день составления акта.

Особое значение в отношениях между товаровладельцем и товарным складом имеют формальности процедуры возвращения товаров. Обе стороны при возвращении товара имеют право требовать осмотра на предмет проверки количества товара. Товар пре-зюмируется возвращенным в соответствии с условиями договора складского хранения, если товаровладельцем не сделано замечаний по количеству и качеству при приемке, а также (в случае, когда осмотр при возвращении товара не производился) при отсутствии письменного заявления товаровладельца. Такое заявление о недо-

стаче или повреждении товара вследствие его ненадлежащего хранения должно быть в письменной форме направлено складу по получении товара, а если недостача или повреждение не могли быть обнаружены при обычном способе принятия товара, заявление должно быть направлено в течение трех дней, считая со дня, следующего за днем получения товара. При пропуске установленного трехдневного срока бремя доказывания фактов недостачи или повреждения товара вследствие ненадлежащего хранения на товарном складе возлагается на собственника товара, который для защиты своей позиции в суде может использовать любые доказательства, включая показания свидетелей.

5. Оформление договора хранения на товарном складе

Данный вид хранения отличается спецификой оформления договора. Помимо специального субъекта (товарного склада) и особой категории объекта хранения (товара) договор хранения на товарном складе может быть выделен еще по одному характерному признаку – по обязательному формальному подтверждению факта принятия товара на склад в виде оформления одного из трех вариантов складских документов.

В развитых зарубежных странах в течение многих лет развивались теория и практика применения товарораспорядительных документов, в том числе в связи со складским хранением. В настоящее время сложились традиции применения двух вариантов складских свидетельств:

• одни страны используют вариант двойного документа (складское свидетельство + варрант);

• другие – одного документа (складское свидетельство).

ГК предусматривает возможность использования обоих вышет названных вариантов складских документов, обозначив их как «двойное складское свидетельство» и «простое складское свидетельство». Кроме того, в качестве третьего варианта складских документов применяется «складская квитанция», которая, в отличие от двух вышеуказанных документов, не является ценной бумагой.

Складской документ по своему назначению удостоверяет:

а) факт заключения договора хранения на товарном складе в письменной форме;

б) факт принятия товара на хранение товарным складом;

в) право товаровладельца на получение товара по истечении срока хранения или по первому требованию.

Двойное и простое складские свидетельства как товарораспорядительные ценные бумаги позволяют владельцам этих документов осуществлять оборот прав на товар без перемещения товара, который продолжает находиться на складе.

Двойное складское свидетельство – ценная бумага, состоящая из двух документов, каждый из которых также признается ценной бумагой: собственно складское свидетельство и залоговое свидетельство (варрант – от англ, warrant, т. е. полномочие). Двойное складское свидетельство составляется в объеме обязательных реквизитов, установленных ГК, и выдается специализированной организацией (товарным складом) в удостоверение факта принятия на хранение определенного товара и права держателя данной ценной бумаги получить переданный товар лично либо передать это право другому лицу путем учинения передаточной надписи. Таким образом, двойное складское свидетельство является ордерной ценной бумагой и каузальным товарораспорядительным документом, где каузой (основанием выдачи бумаги) служит факт принятия складом на хранение определенного товара. Возможная последующая передача двойного складского свидетельства путем учинения передаточной надписи означает передачу права собственности на товар. Кредитором по данной бумаге выступает лицо, поименованное в ней и одновременно в реестре товарного склада.

Как уже было отмечено, двойное складское свидетельство состоит из двух частей, которые идентичны по объему необходимых реквизитов, указанных в ст. 913 ГК, но различаются по назначению и наименованию. Собственно складское свидетельство как часть сдвоенного документа является бумажным носителем, удостоверяющим вещное право на товар. Залоговое свидетельство (варрант) как вторая часть сдвоенного документа является удостоверяющим залоговое право на товар. Наличие комплекта из обеих частей документа удостоверяет вещное право на товар. Отсутствие залогового свидетельства (варранта) указывает на наличие залогового обременения со стороны третьего лица. Представление товаровладельцем квитанции, подтверждающей уплату обеспеченного залогом долга, компенсирует отсутствие залогового свидетельства. В данном случае товаровладелец может требовать от товарного склада выдачи товара как если бы двойное складское свидетельство было в комплекте.

При отсутствии залогового свидетельства и непредставлении квитанции об уплате долга, обеспеченного залогом, товаровладе-

лец, сохраняя только складское свидетельство, продолжает обладать правом распоряжения хранящимися на складе товарами, но не может требовать от хранителя их выдачи. В свою очередь, кредитор товаровладельца, ставший держателем залогового свидетельства (варранта), не становится обладателем вещного права на хранящийся на складе товар, но наделяется правом перезалога этого товара в размере выданного им кредита с учетом подлежащих выплате процентов. До наступления срока погашения кредита держатель варранта вправе распоряжаться им по своему усмотрению в качестве нового залогодателя. О последующих совершенных залогах на варранте должны учиняться соответствующие отметки.

В случае выдачи товара при наличии только одной части документа в виде складского свидетельства и без квитанции об уплате долга должником держателем варранта становится товарный склад в пределах суммы, обеспеченной залогом. Товарный склад осуществляет учет залоговых прав на товар. Поэтому в случае выдачи товара против некомплектного двойного складского свидетельства презюмируется, что товарный склад уже получил от товаровладельца сумму денежных средств, соответствующую размеру залогового обеспечения, с тем, чтобы впоследствии передать ее держателю варранта.

Простое складское свидетельство – предъявительская ценная бумага, товарораспорядительный документ. В отличие от двойного свидетельства является унитарным бумажным носителем, удостоверяющим вещное право товаровладельца, залоговое право кредитора товаровладельца и обязательство товарного склада. Будучи по природе предъявительской ценной бумагой, простое складское свидетельство также должно содержать необходимый объем установленных реквизитов в соответствии со ст. 913 ГК, за исключением подпункта с указанием наименования и места нахождения товаровладельца.

Держатель двойного или простого складского свидетельства вправе требовать возвращения товара по частям. При этом в обмен на предъявленные товаровладельцем складские документы ему выдаются товарным складом новые свидетельства о праве на товар, оставшийся на складе.

Складская квитанция не является ценной бумагой, удостоверяет право поклажедателя требовать возврата товара и обязанность склада предоставить товар, а также подтверждает факт заключения договора хранения на товарном складе.

§ 3. Специальные виды обязательств хранения

1. Понятие специальных видов хранения

Правовое регулирование некоторых видов профессионального хранения (которые представляют собой как непосредственное, так и опосредованное оказание услуг по хранению) выделено в ГК в-отдельный параграф. Особенности услуг при специальном хранении не позволяют ограничиться применением только общих положений. Специальные виды хранения выделяются наличием специальных субъектов, выступающих в роли хранителя, а также тем, что большая часть этих обязательств обладает чертами публичного договора.

В качестве хранителей при специальных видах хранения законом предусмотрены:

• ломбард;

• банк;

• транспортная организация общего пользования, в ведении которой находятся камеры хранения;

• организация, предлагающая своим посетителям услуги по хранению вещей в гардеробе;

• гостиница (а также приравненная к ней организация, оказывающая гостиничные услуги).

• Отдельно необходимо выделить субъект, оказывающий услуги по хранению вещи, являющейся предметом спора (секвестр).

2. Хранение в ломбарде

В комплексе услуг, оказываемых ломбардом, хранение является дополнительным обязательством. В части хранения услуги ломбарда можно сравнить с услугами залогодержателя при закладе. Обязательство по хранению в ломбарде является двусторонним и возмездным (даже если не предусматривается конкретно оплата услуг по хранению, то она учитывается хранителем при оплате общих услуг ломбарда). В качестве ломбарда может выступать только субъект предпринимательской деятельности, имеющий соответствующую лицензию, а в качестве поклажедателя – гражданин. Договор хранения в ломбарде является публичным договором. В качестве объекта хранения в ломбарде допускается только движимая вещь, предназначенная для личного потребления (т. е. не являющаяся товаром). Факт заключения договора хранения в ломбарде удостоверяется именной сохранной квитанцией, которая выдается поклажеда-телю.

Необходимо отметить особые обязанности, которые возлагаются на ломбард в качестве хранителя. Во-первых, ломбард обязан за свой счет страховать принятые на хранение вещи в пользу покла-жедателя. Страхование осуществляется в полной сумме оценки вещей, которая производится по соглашению сторон при заключении договора в соответствии с ценами на вещи такого рода. Во-вторых, ломбард обязан в течение двух месяцев после истечения обусловленного соглашением срока хранения хранить невостребованную вещь на тех же условиях.

3. Хранение в коммерческом банке

С участием банка в качестве хранителя следует различать договор хранения ценностей и договор хранения ценностей с использованием поклажедателем индивидуального банковского сейфа (ячейки сейфа или изолированного помещения в банке). В первом случае банк принимает на хранение ценные вещи (в том числе документы) без предоставления поклажедателю каких-либо особых условий хранения. Факт заключения договора удостоверяется именным сохранным документом, предъявление которого является основанием для выдачи хранимых ценностей поклажедателю. Во втором случае договором предусматривается вариант особых условий хранения путем использования поклажедателем индивидуального банковского сейфа для хранения ценных вещей. При этом возможно условие, когда сам банк принимает от поклажедателя ценности и осуществляет контроль как за их помещением в сейф клиентом, так и за изъятием из сейфа, а также допускается условие, когда клиенту самому предоставляется право помещать и изымать вещи из сейфа (для чего поклажедателю должны быть выданы ключ от сейфа и специальный знак в виде карточки или документа, удостоверяющий право доступа к сейфу).

В последнем случае, хотя законодатель и отнес данное обязательство к специальным видам хранения, мы встречаемся с отношением несколько иного рода. По существу, перед нами смешанный договор, сочетающий элементы аренды (сейф предоставляется в пользование клиенту без контроля со стороны банка за содержимым сейфа) и услуг по охране (банк обязан обеспечить невозможность доступа к сейфу всякого лица, кроме клиента). При подобном варианте отсутствует необходимая предпосылка хранения, а именно передача объекта хранения во владение хранителя с целью сохранения его полезных свойств.

4. Хранение в камерах хранения транспортных организаций

Хранение в камерах хранения транспортных организаций представляет собой публичный договор. Необходимо различать услуги по хранению вещей собственно в камерах хранения и предоставление гражданам для использования автоматических камер хранения. В последнем случае ситуация аналогична рассмотренному выше варианту, когда банк предоставляет в пользование клиенту сейф без контроля со стороны банка за содержимым. Здесь также имеет место смешанный договор с элементами аренды (автоматическая камера ~ хранения предоставляется в пользование без контроля со стороны транспортной организации за содержимым) и услуг по охране (транспортная организация обязана обеспечить невозможность взлома автоматической камеры хранения).

Договор хранения в обычной камере хранения подчиняется общему режиму хранения. Поклажедателями могут выступать только граждане, которым в подтверждение принятия вещей на хранение выдается квитанция или номерной жетон. Зачастую объектом хранения является так называемое место хранения в виде чемодана, рюкзака, ящика и т. п. При этом поклажедателю необходимо заявить сумму оценки вещей при их сдаче на хранение, а хранителю, в свою очередь, важно проверить хотя бы приблизительное соответствие размера суммы оценки вещей их реальной стоимости. Последнее правило имеет существенное значение, поскольку убытки поклажедателя вследствие утраты, недостачи или повреждения вещей, которые подлежат возмещению со стороны хранителя, будут рассчитываться на базе суммы оценки вещей, объявленной поклажедателем. Убытки поклажедателя подлежат возмещению в течение двадцати четырех часов с момента предъявления требования об их возмещении.

Срок, в течение которого камера хранения обязана хранить вещи, определяется в соответствии с общими положениями о перевозке, если соглашением сторон не установлен больший срок. Невостребованные вещи хранятся в течение тридцати дней, по истечении которых они могут быть проданы в соответствии с правилами о сроках хранения.

5. Хранение в гардеробах

Гардеробом следует считать всякое место в пределах помещений организации или транспортного средства (самолет, рейсовый автобус и т. п.), специально отведенное для хранения верхней

одежды, головных уборов и иных подобный вещей. Таким образом, наличие особой надписи «гардероб» или присутствие гардеробщика не являются обязательными условиями для того, чтобы место, отведенное для хранения вышеуказанных вещей, считать гардеробом.

Хранитель (каковым является организация или владелец транспортного средства, в помещениях которых расположен гардероб) обязан принять все необходимые меры для обеспечения сохранности вещей в соответствии с общими правилами хранения.

Хранение в гардеробе предполагается безвозмездным, если иное не обусловлено при сдаче вещи на хранение.

В подтверждение принятия вещи на хранение в гардеробе по-клажедателю может быть выдан номерной жетон, однако подобное условие не является обязательным.

6. Хранение в гостиницах

При хранении в гостиницах (и в других организациях, оказывающих гостиничные услуги, а также, в связи со спецификой оказываемых услуг, в банях, бассейнах и т. п.) хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей клиента (за исключением денег или драгоценных вещей), внесенных в помещение организации. При этом внесенной в гостиницу вещью считается вещь, вверенная работникам организации, помещенная в гостиничном номере или ином месте, предназначенном для хранения.

Деньги и драгоценные вещи могут быть приняты гостиницей на особое хранение, после чего хранитель отвечает за утрату подобных вещей.

Для хранения денег и драгоценных вещей постояльцу может быть предоставлен индивидуальный сейф, находящийся как в номере, так и в ином помещении гостиницы. Данная ситуация сопоставима с вариантами предоставления сейфа в банке и использования автоматических камер хранения. Перед нами смешанный договор с элементами аренды и услуг по охране. Не случайно гостиница пре-зюмируется ответственной за утрату вещей из сейфа, если не докажет, что доступ посторонних к сейфу был невозможен (иными словами, охранные функции были выполнены в полной мере) либо стал возможен вследствие действия непреодолимой силы.

При обнаружении утраты, недостачи или повреждения своих вещей постоялец (под угрозой освобождения хранителя от ответственности за несохранность вещей) обязан без промедления заявить об этом администрации гостиницы.

7. Хранение в порядке секвестра

Особое место в числе специальных видов хранения, безусловно, занимает секвестр (хранение вещей, являющихся предметом спора).

Хранение в порядке секвестра характерно тем, что его предпосылкой служит спор нескольких лиц о праве на вещь, а основанием для заключения собственно договора хранения служит либо соглашение спорящих сторон (договорный секвестр), либо решение суда (судебный секвестр) о передаче спорной вещи на хранение.

Хранение в порядке секвестра предполагается возмездным за счет спорящих сторон.

Хранитель обязан возвратить вещь тому лицу, которому она будет присуждена по решению суда либо по соглашению всех спорящих лиц.

Хранение в порядке секвестра характеризуется особенностью объекта хранения – им могут являться не только движимые, но и недвижимые вещи. Последний вариант по смыслу совершаемых хранителем действий больше относится к услугам по охране.

Дополнительная литература

Брагинский М. И. Договор хранения. М., 1999;

Казанцев М. Ф. Хранение (гл. 47) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М., 1996;

Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1996. С. 195–207.


Глава 46. Договоры поручения, комиссии и агентирования

§ 1. Договор поручения

1. Понятие юридических услуг

Договор поручения оформляет одну из основных разновидностей обязательств по оказанию юридических услуг. К их числу относятся также обязательства, возникающие из договоров комиссии и агентирования, а в известной мере также и из договора доверительного управления имуществом.

Во всех перечисленных отношениях имеется посредник – представитель (поверенный), комиссионер, агент, доверительный управляющий, – который действует в гражданском обороте либо от чужого, либо даже от собственного имени, но так или иначе в чужих интересах, непосредственно или в конечном итоге создавая, изменяя или прекращая определенные права и обязанности для своего клиента (представляемого, комитента, принципала и т. д.) в его правоотношениях с третьими лицами. К этому сводится существо юридических услуг, позволяющих управомоченным или обязанным лицам достигать необходимого правового результата с помощью других лиц – посредников.

Элементы юридического посредничества можно обнаружить и в других гражданско-правовых отношениях: в транспортной экспедиции (в рамках которой наряду с юридическими услугами оказываются и особые услуги фактического характера), в отношениях, возникающих из действий в чужом интересе без поручения, в некоторых банковских сделках. Наряду с названными выше все эти обязательства служат одной из юридических (гражданско-правовых) форм экономических отношений посредничества, которые неизбежно вызываются потребностями развитого имущественного оборота. Вместе с тем экономическая категория посредничества, будучи гораздо более широкой, охватывает и такие отношения, участники которых действуют в гражданском обороте не только от собственного имени, но и исключительно в собственных интересах, например отношения с участием оптовых торговцев («дистрибьюторов») как необходимых посредников между производителями (изготовителями) товаров и розничной торговлей.

2. Понятие договора поручения

Наиболее ярко специфика юридического посредничества видна в отношениях поручения. Смысл данной юридической услуги состоит в получении участником гражданских правоотношений возможности выступать в качестве стороны сделки через посредство специально уполномоченного им для этой цели лица, представляющего в такой сделке не свои, а чужие имущественные интересы. При этом посредник действует не от своего имени, а от имени представляемого им лица и потому не становится стороной данной сделки. Этим отношения поручения отличаются от других форм юридического посредничества, в которых посредники действуют хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (коммерческие представители, доверительные управляющие, конкурсные управляющие при банкротстве, душеприказчики при наследовании и т. д.). Поэтому договор поручения называют договором о представительстве, а правила о договоре поручения тесно связаны с нормами о представительстве и доверенности (гл. 10 ПС)1. С помощью данного института одно и то же лицо может одновременно вступать в правоотношения с различными лицами, поскольку здесь, по сути, происходит «расширение юридической личности человека за пределы, очерченные его физической природой»2.

По договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия, причем права и обязанности в результате этих действий возникают непосредственно у доверителя (п. 1 ст. 971 ГК).

Следовательно, предметом договора поручения является совершение одним лицом от имени другого определенных юридических действий, чаще всего сделок, стороной которых становится не поверенный (представитель), а доверитель (представляемый)3.

1 Речь идет об отношениях добровольного (договорного) представительства, оформляемого выдачей доверенности (подробнее об этом см. § 4 гл. 11 первого тома настоящего учебника), которая в дореволюционном русском праве рассматривалась как самостоятельный гражданско-правовой договор (см.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 374).

2 Нерсесов Н. О. Понятие добровольного представительства в гражданском праве//Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М., 1998. С. 24.

3 Строго говоря, понятие юридических действий шире понятия сделок, ибо охватывает также, например, действия судебного представителя по гражданским и уголовным делам, действия патентного поверенного и тому подобные действия, не сводящиеся к совершению сделок.

Предмет договора поручения не только предопределяет юридический характер деятельности поверенного, но и позволяет отграничить отношения поручения от близких гражданско-правовых отношений. При заключении сделки сторона может прибегать к оказываемым другими лицами услугам фактического порядка – к помощи машинистки, перепечатывающей текст договора, к услугам почты или специального посыльного, пересылающего или переносящего контрагенту договорные документы, к услугам переводчика и т. п. Более того, лицо может прибегнуть и к консультации юриста, получив тот или иной совет относительно будущей сделки. Наконец, оно может уполномочить кого-либо даже и на вступление в переговоры относительно возможных в будущем сделок (рекламные агенты, коммивояжеры и т. п.). Однако во всех этих случаях оказанные услуги непосредственно не создают для их получателя юридического эффекта (в виде возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей) в его взаимоотношениях с третьим лицом, ибо сделку с ним заключает сама заинтересованная сторона, выражающая при этом исключительно собственную волю. Поэтому данные (фактические) услуги оформляются договорами подряда и подобных ему типов, а не поручения.

Не является представительством и не оформляется договором поручения выступление в обороте органов юридических лиц (а в предусмотренных законом случаях я – и их участников, например членов полного товарищества в соответствии с п. 1 ст. 72 ГК), являющихся не самостоятельными субъектами права, а частью этих юридических лиц (ср. ст. 53 ГК), ибо соответствующее юридическое лицо может выразить свою волю только через свои органы (или участников). Это же относится к органам государственной власти или местного самоуправления, которые в рамках своей компетенции аналогичным образом выступают от имени соответствующих публично-правовых образований (п. 1 и 2 ст. 125 ГК), выражая их волю.

Закон подчеркивает, что права и обязанности по сделке, совершенной поверенным (представителем), возникают непосредственно у доверителя, минуя поверенного (п. 1 ст. 971 ГК). Следовательно, поверенный не становится участником заключенной им с третьим лицом сделки, поскольку она заключена от имени и в интересах доверителя, который и является в силу этого стороной такой сделки. Поэтому к поверенному не «переходит» никаких прав

или обязанностей от его доверителя1, а сам он выражает волю последнего. Ведь юридически действия поверенного являются действиями самого доверителя, с которым (через посредство поверенного) и имеют дело все третьи лица. В силу этого все требования по заключенной сделке третье лицо вправе предъявлять лишь к доверителю, но не к поверенному, поскольку последний не состоит с третьим лицом ни в каких правоотношениях.

Приобретение права непосредственно не участвующим в заключении сделки лицом возможно и при заключении договора в пользу третьего лица (п. 1 ст. 430 ГК). Но, в отличие от договора поручения, кредитор в данных отношениях всегда действует лишь по своей воле и в своих, а не в чужих интересах; кроме того, здесь исключается возложение на третье лицо каких-либо обязанностей.

Воля стороны на заключение или исполнение сделки может доводиться до отсутствующего контрагента и через посланца (курьера, оператора связи и т. п.). Но последний в этом случае выражает лишь чужую волю, не заменяя пославшего его перед третьим лицом, а потому в данной роли могут выступать и частично дееспособные граждане, и даже, например, почтовые голуби или дрессированные животные. В отличие от этого представитель (поверенный) всегда выражает и собственную волю, а не только волю представляемого (доверителя), хотя он и связан этой последней2. При отсутствии волеизъявления с его стороны юридический эффект в

1 Данное обстоятельство делает очевидной абсурдность положения п. 3 ст. 8 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (СЗ РФ. 1996. № 35. Ст. 4135), согласно которому не обладающие самостоятельной правосубъектностью структурные подразделения вуза могут им «наделяться по доверенности полностью или частично правомочиями юридического лица». В действительности, конечно, выдача доверенности (т. е. заключение договора поручения) неправосубъектной организации невозможна, но и в случае ее выдачи субъекту гражданского права стороной соответствующих сделок будет не этот субъект (представитель, поверенный), а сам вуз (представляемый, доверитель).

По тем же причинам выдача доверенности на голосование на общем собрании акционеров приобретателю акций их прежним владельцем (п. 2 ст. 57 Федерального закона «Об акционерных обществах»), вопреки цели данной нормы, не превращает действующего по доверенности приобретателя в самостоятельную фигуру (акционера), ибо участие в общем собрании представителя акционера юридически равнозначно участию в нем самого этого акционера

2 Так, если некто поручает другому лицу купить известную вещь у конкретного продавца за определенную цену, то речь идет о представительстве, ибо даже для заключения такого договора посредник должен будет выразить собственную волю (которая, в частности, может отразиться в некоторых «случайных» условиях сделки) Если же поручение состоит лишь в передаче продавцу вещи согласия на ее приобретение за данную цену (либо также в передаче продавцу денег и в

виде сделки не наступит. Именно поэтому поверенный выступает перед третьим лицом в роли субъекта права, заключающего сделку (которая, однако, создает юридические последствия не для него, а для доверителя), и в силу этого сам должен обладать полной дееспособностью.

Представительство, а следовательно, и договор поручения, возможны в большинстве гражданских правоотношений (за изъятиями, установленными п. 4 ст. 182 ГК). Поэтому сторонами договора поручения могут быть любые дееспособные граждане и юридические лица, а также публично-правовые образования (ср. п. 3 ст. 125 ГК). Лишь для коммерческих представителей (в предпринимательском обороте) имеются ограничения – в их роли могут выступать только коммерческие организации или индивидуальные предприниматели1.

3. Содержание и исполнение договора поручения

Договор поручения по своей юридической природе является консенсуальным и двусторонним. Со времен римского права в классических континентальных правопорядках поручение по традиции признается безвозмездным договором, причем его безвозмездность предполагается, если только вознаграждение поверенному прямо не предусмотрено законом или договором. На этой позиции стоит и действующее российское законодательство, но с одним существенным изъятием: если данный договор связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одним из его участников (например, заключается коммерческой организацией для достижения целей ее деятельности), он, напротив, предполагается возмездным, если только его безвозмездный характер прямо не

доставлении вещи покупателю), то его исполнитель выступает в роли посланца [в том числе и в ситуации, когда такое поручение касается приобретения по его выбору одной из двух известных вещей за установленную цену, ибо и здесь речь идет не о заключении договора купли-продажи, а лишь о передаче согласия (акцепта), выражающего заранее объявленную волю приобретателя] (см.: НерсесовИ.О. Указ. соч. С. 36-37).

1 Коммерческое представительство не следует смешивать с профессиональным возмездным представительством, осуществляемым адвокатами, патентными поверенными и т. п. Ведь представителем в суде или в патентном ведомстве может быть и обычный гражданин, не относящийся к названным категориям профессиональных представителей.

предусмотрен в его содержании (п. 1 ст. 972 ГК)1. Кроме того, договор поручения относится к числу лично-доверительных (фидуциарных) сделок, достаточно редко встречающихся в современном гражданском обороте.

Закон не содержит специальных правил о форме данного договора, исходя из того, что по общему правилу отношения его участников оформляются выдачей доверенности. Доверенность, содержащая полномочия поверенного, должна быть оформлена в соответствии с требованиями ст. 185–187 ГК. Будучи письменным документом, она в большинстве случаев не предполагает (хотя и не исключает) дополнительного оформления отношений поручения специальным документом (договором), подписанным обеими сторонами. В отдельных случаях полномочия поверенного могут явствовать из обстановки, в которой он действует (абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК), а в коммерческом представительстве – вытекать из письменного договора (абз. 1 п. 3 ст. 184 ГК). В этих случаях доверенность на совершение юридических действий от имени доверителя не требуется.

Договор поручения может быть заключен как на определенный срок, так и без указания срока (п. 2 ст. 971 ГК): Но полномочия поверенного обычно закрепляются в доверенности, срок действия которой ограничен законом (п. 1 ст. 186 ГК). Поэтому договор поручения, заключенный без указания срока или на срок, превышающий срок действия выданной в его исполнение доверенности, должен быть оформлен в виде письменного документа2.

В обязанности поверенного входит личное исполнение данного ему поручения, поскольку именно его доверитель уполномочил на совершение юридических действий (сделок) от своего имени. Передоверие допустимо лишь в случаях и на условиях, прямо преду-

1 Но и при этом размер вознаграждения не является существенным условием данного договора, ибо в случае отсутствия точных указаний в договоре услуги поверенного должны быть оплачены в соответствии с общим правилом п. 3 ст. 424 ГК (п. 2 ст. 972 ГК).

2 Вместе с тем нет препятствий к оформлению такого договора и несколькими последовательно выдаваемыми доверенностями. При этом фидуциарный характер отношений сторон исключает предъявление «требования» о выдаче доверенности или спор об объеме закрепленных в ней полномочий. Следует также учитывать, что полномочия коммерческого представителя могут фиксироваться не в доверенности, а в письменном договоре, срок действия которого не ограничен правилом п. 2 ст. 971 ГК.

смотренных ст. 187 ГК (п. 1 ст. 976 ГК), т. е. либо при наличии специального на то полномочия, прямо зафиксированного в доверенности, либо если оно вызвано силою обстоятельств для охраны интересов доверителя (например, необходимостью совершения в его интересах неотложных действий в случае внезапной тяжелой болезни представителя). При этом поверенный отвечает за сделанный им выбор заместителя (включая возмещение убытков, причиненных обнаружившейся неудачностью такого выбора), а доверитель вправе отвести последнего (если только он сам не указал в договоре или в доверенности потенциального заместителя, лишив поверенного возможности выбора).

Поверенный обязан действовать в строгом соответствии с указаниями доверителя и вправе отступить от них, только если это необходимо в интересах самого доверителя, а получить от него новые указания в разумный срок не представляется возможным (п. 2 ст. 973 ГК). Но и в этом случае доверитель при первой же возможности должен быть уведомлен о допущенном отступлении от данных им указаний. Коммерческий представитель может получить от своего доверителя право отступать от его указаний без предварительного уведомления (в силу быстро меняющейся конъюнктуры рынка), однако и он по общему правилу тоже обязан информировать своего доверителя о допущенных отступлениях (п. 3 ст. 973 ГК).

По требованию доверителя поверенный обязан:

• сообщать ему все сведения о ходе исполнения поручения;

• без промедления передавать все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения;

представить отчет с приложением оправдательных документов, если это требуется условиями договора или характером поручения (ст. 974 ГК), например при совершении биржевым маклером (брокером) сделок на соответствующей бирже по поручению своего клиента.

Со своей стороны, доверитель обязан прежде всего уполномочить поверенного на совершение определенных юридических действий от своего имени, выдав ему для этих целей доверенность. При этом доверитель может конкретизировать поручение с помощью дополнительных указаний, касающихся, например, способов или порядка совершения юридических действий, определения круга возможных контрагентов по сделкам, предельных цен и т. п. Необходимо лишь, чтобы такие указания были правомерными, осуществимыми и конкретными (п. 1 ст. 973 ГК), иначе они не будут связывать поверенного. Так, можно возложить на поверенного обязанность

приобрести в собственность доверителя какую-либо вещь по цене, не превышающей известной суммы, но нельзя требовать от него приобретения такой вещи у лица, неправомерно завладевшего ею и потому иногда готового продать ее за незначительную цену.

Доверитель обязан также возмещать поверенному понесенные издержки и обеспечивать его средствами, необходимыми для исполнения поручения (п. 2 ст. 975 ГК). После исполнения поручения доверитель обязан также без промедления принять от поверенного все исполненное им в соответствии с договором, а если договор был возмездным, то и уплатить вознаграждение (п. 3 и 4 ст. 975 ГК). При этом коммерческому представителю предоставляется право удерживать у себя вещи, подлежащие передаче доверителю, до выполнения последним обязанностей по компенсации понесенных таким поверенным издержек и выплате ему обусловленного вознаграждения (п. 3 ст. 972, ст. 359 ГК).

4. Прекращение договора поручения

Поскольку доверитель лишен возможности постоянно контролировать действия своего поверенного, но автоматически становится стороной заключенных им сделок, принимая на себя не только вытекающие из них права, но и обязанности, во взаимоотношениях участников договора поручения необходима высокая степень доверия. Утрата доверия к своему контрагенту любым из участников договора должна влечь его прекращение. Поэтому отношения сторон договора поручения носят лично-доверительный (фидуциарный) характер, наиболее отчетливо проявляющийся в возможности одностороннего безмотивного отказа от его исполнения (п. 2 ст. 977 ГК).

В изъятие из общих правил гражданского права договор поручения может быть прекращен в любой момент как отменой поручения доверителем, так и отказом поверенного от его исполнения, причем не только без сообщения мотивов, но и без возмещения причиненных этим убытков (п. 2 и 3 ст. 978 ГК). Право на возмещение убытков, вызванных односторонним прекращением договора, получает только доверитель, лишенный таким отказом возможности иным образом обеспечить свои интересы, т. е. поставленный тем самым в особо затруднительное положение. При этом стороны лишены возможности исключить право на односторонний отказ от договора своим соглашением, поскольку законом оно заранее объявлено ничтожным (п. 2 ст. 977 ГК).

В отношениях коммерческого представительства, для которых (как для разновидности предпринимательства) фидуциарность не является определяющей чертой, правила об одностороннем отказе от договора ужесточены. Во-первых, такой отказ допускается при условии предварительного уведомления об этом контрагента не менее чем за 30 дней. Только при реорганизации юридического лица, являющегося коммерческим представителем, его контрагент-доверитель вправе отменить свое поручение без предварительного уведомления (поскольку закон в этом случае особо охраняет интересы кредиторов реорганизуемой организации). Во-вторых, односторонний отказ от исполнения договора любого участника коммерческого представительства становится основанием для требования о полном возмещении убытков, причиненных контрагенту (п. 2 и 3 ст. 978 ГК).

Однако независимо от того, какая из сторон стала инициатором расторжения договора (и независимо от причины ее действий), доверитель в любом случае обязан возместить поверенному фактически понесенные издержки, а при возмездном характере взаимоотношений – уплатить соответствующую часть вознаграждения (п. 1 ст. 978 ГК). Со своей стороны, поверенный при расторжении договора обязан передать доверителю фактически полученные результаты своей деятельности.

Лично-доверительный характер взаимоотношений сторон данного договора исключает возможность правопреемства по их обязательствам, даже если наследник или опекун (попечитель) гражданина, участвующего в договоре, либо правопреемник юридического лица–контрагента выразят желание продолжить отношения поручения. В этом случае необходимо будет заключить новый договор между участниками. Поэтому договор поручения прекращается не только отказом одной из сторон от его исполнения, но и ее смертью, признанием ее недееспособной, ограниченно дееспособной или безвестно отсутствующей (если речь идет о гражданине) либо реорганизацией или ликвидацией юридического лица-контрагента. Кроме того, он прекращается в случае объявления одной из сторон банкротом, что очевидно не только для случаев возмездного (как коммерческого, так и общегражданского) представительства, но и в безвозмездных отношениях поручения. Ведь гражданин или юридическое лицо, объявленные банкротами, по сути, ограничиваются в своей дееспособности.

На наследниках гражданина-поверенного или ликвидаторе юридического лица, бывшего поверенным, лежит обязанность

известить доверителя о смерти гражданина или ликвидации юридического лица, а также сохранить, а затем и передать доверителю его имущество, находившееся у поверенного (ст. 979 ГК).

§ 2. Договор комиссии

1. Понятие договора комиссии

Договор комиссии также относится к числу договоров, опосредующих предоставление юридических услуг. С его помощью осуществляются сделки по возмездной реализации имущества, не принадлежащего отчуждателю. Иными словами, он оформляет отношения торгового посредничества. Участие профессионального торгового посредника (комиссионера) избавляет как продавца (изготовителя), так и покупателя (потребителя) товара от многих забот: по подысканию контрагентов, оформлению и исполнению заключенных с ними сделок и т. п. Необходимость такого договора с посредником очевидна, например, в области внешнеторговых отношений, где изготовитель (экспортер) товара либо его потребитель (импортер) чаще всего имеют дело с иностранными контрагентами на зарубежном рынке через посредство комиссионеров.

По договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента (абз. 1 п. 1 ст. 990 ГК).

Стороной заключенных в интересах комитента сделок первоначально становится именно комиссионер (посредник), который действует от своего имени и потому сам приобретает по ним права и обязанности, которые затем передает комитенту. Комитент (от-чуждатель или приобретатель товара) первоначально не становится участником сделок, заключенных комиссионером по его поручению и за его счет, даже если он будет прямо назван в сделке или вступит в непосредственные отношения с третьим лицом (контрагентом сделки) по ее исполнению.

Этим договор комиссии отличается от договора поручения. В обоих названных договорах посредник действует в интересах и по поручению своего принципала, однако для других участников оборота – третьих лиц, с которыми он заключает сделки, ситуация выглядит по-разному. В договоре поручения поверенный выступает от чужого имени и потому всегда обозначает себя в этом качестве, представляя доверенность или иное полномочие на со-

вершение сделок, стороной которых поэтому сразу же становится представляемый (доверитель). В отличие от поверенного комиссионер всегда выступает от собственного имени, не называя комитента, в интересах которого он действует, в связи с чем третье лицо, с которым он вступает в сделку, предполагает именно его отчуж-дателем или приобретателем товара. В силу этого права и обязанности по такой сделке возникают не у комитента (за чей счет и в чьих интересах она совершается), а у комиссионера (посредника). Поэтому, в частности, все спорные вопросы по сделке контрагент должен решать с ним, а не с комитентом (например, предъявлять требования по поводу ненадлежащего качества товара или просрочки в его отгрузке).

Договор комиссии отличается от договора поручения и по предмету. Его объект составляют только сделки, обычно по купле-продаже имущества комитента, тогда как объектом поручения могут быть различные «юридические действия», не всегда сводимые к сделкам (например, представительство интересов клиента в органах публичной власти), и тем более к сделкам купли-продажи.

Наконец, договор комиссии всегда возмездный, а поручение становится таковым только по специальному указанию закона, иного правового акта или договора. Возмездный характер комиссии, обусловленный лежащими в ее основе отношениями торгового (коммерческого) посредничества, исключает лично-доверительный характер данного договора. Поэтому комиссионер, в отличие от поверенного, не может в одностороннем порядке, безмотивно и без возмещения убытков отказаться от исполнения договора, а смерть гражданина-комитента или ликвидация выступавшего в этой роли юридического лица не влечет автоматического прекращения договора, ибо здесь вполне возможно правопреемство.

2. Содержание договора комиссии

Договор комиссии по своей юридической природе является консенсуальным, двусторонним и возмездным. Закон не предусматривает специальных правил о форме данного договора, предполагая тем самым действие здесь общих положений о форме сделок.

Основную обязанность комиссионера составляет совершение для комитента сделки или сделок купли-продажи в соответствии с данным ему поручением. При этом комиссионер отвечает за действительность, но не за исполнимость сделок, заключенных им с третьими лицами в интересах комитента (п. 1 ст. 993 ГК). Так, если

по требованиям к третьим лицам об оплате полученных ими товаров или об отгрузке товаров комитенту истекла исковая давность, комиссионер будет отвечать перед комитентом за возникшие убытки. Однако он не будет нести ответственности при отказе контрагента исполнить заключенную сделку.

Комиссионер отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом заключенной им действительной сделки только в двух случаях:

• во-первых, при отсутствии необходимой осмотрительности в выборе контрагента по сделке, например при заключении им сделки с юридическим лицом, находящимся в ликвидации или признанным неплатежеспособным (банкротом);

• во-вторых, при наличии в договоре условия о том, что комиссионер за дополнительное вознаграждение принимает на себя специальное ручательство за исполнение заключенной для комитента сделки третьим лицом (делькредере) (п. 1 ст. 991 ГК). Тогда комиссионер одновременно становится поручителем (ст. 361 ГК) и наряду с третьим лицом отвечает перед комиссионером за надлежащее исполнение заключенной сделки.

Однако и при отсутствии оснований для своей ответственности комиссионер должен немедленно сообщить комитенту о неисполнении заключенной сделки третьим лицом, собрать для него необходимые доказательства и по требованию комитента передать ему все права по такой сделке (п. 2 'ст. 993 ГК).

Одну из основных обязанностей комитента составляет уплата комиссионеру определенного договором вознаграждения, что прямо вытекает из возмездного характера договора комиссии. Вознаграждение может быть определено в виде разницы или части разницы между назначенной комитентом ценой товара и той более выгодной ценой, по которой комиссионеру удастся продать товар. При отсутствии в договоре соответствующего условия вознаграждение комиссионеру должно быть уплачено в размере обычно взимаемого при сравнимых обстоятельствах вознаграждения за комиссионные (посреднические) услуги (п. 3 ст. 424 ГК). Следовательно, условие о вознаграждении не относится к числу существенных условий данного договора. При наличии в договоре условия о делькредере комитент, кроме того, обязан уплатить комиссионеру дополнительное вознаграждение.

Комитент обязан также возместить комиссионеру все расходы по исполнению поручения, поскольку оно осуществляется в его ин-

тересах и за его счет. Исключение составляют понесенные комиссионером расходы по хранению имущества комитента, ибо комиссионер обязан в минимально возможные сроки сбыть товар комитента либо передать ему приобретенное для него имущество. Однако законом или договором может быть установлена обязанность комитента компенсировать комиссионеру и эти расходы.

Комиссионер сохраняет право на возмещение понесенных им расходов и на получение вознаграждения от комитента и в тех случаях, когда договор комиссии не был исполнен по вине комитента (п. 2 ст. 991 ГК).

3. Исполнение договора комиссии

Поскольку комиссионер совершает сделки в интересах и за счет комитента, он обязан исполнить данное ему комитентом поручение на условиях, наиболее выгодных для комитента, и в соответствии с его указаниями. Отступления от указаний комитента при

исполнении договора, в том числе касающиеся цены заключаемых сделок, разрешаются комиссионеру только в случаях, когда это необходимо в интересах комитента и нет возможности запросить его мнение или получить от него в разумный срок ответ, содержащий необходимые указания. Но и в этом случае комиссионер при первой же возможности обязан уведомить комитента о допущенных отступлениях. Нарушение этих требований грозит комиссионеру ответственностью за возникшие у комитента убытки. Лишь по условиям предпринимательского договора профессиональному комиссионеру может быть предоставлено право отступать от указаний комитента без предварительного запроса и даже без последующего уведомления (абз. 2 п. 1 ст. 995 ГК).

Если комиссионер продаст имущество комитента по цене ниже согласованной, он становится обязанным возместить разницу, если только не докажет, что при сложившейся конъюнктуре иного выхода у него не было и такая продажа предотвратила для комитента еще большие убытки. При отсутствии таких доказательств комиссионер будет предполагаться виновно нарушившим условия договора, поскольку в обычной ситуации он обязан запросить мнение комитента о возможности отступления от первоначально данных указаний (в том числе о невозможности продать или купить товар по обусловленной в договоре цене). Поэтому в данном случае комиссионер должен доказать и отсутствие возможности

получить прямое согласие комитента на отступление от его указаний (п. 2 ст. 995 ГК).

Если же дело касается приобретения для комитента имущества по цене выше согласованной в договоре, последний вправе не принимать это имущество от комиссионера, считая договор исполненным ненадлежащим образом. Комитент, однако, должен заявить об этом комиссионеру в разумный (возможно более краткий) срок по получении извещения о совершении сделки. В противном случае покупка будет считаться принятой комитентом. В такой ситуации комиссионер может также принять разницу в цене на свой счет. Тогда комитент теряет право отказаться от заключенной для него сделки, ибо его указания следует считать соблюденными (п. 3 ст. 995 ГК).

Дополнительная выгода, которую комиссионер получил по сравнению с ожидавшейся и указанной комитентом, при отсутствии специального условия в договоре делится между комиссионером и комитентом поровну. Дело в том, что появление такой выгоды зачастую обусловлено не только удачными действиями комиссионера, но и объективно сложившейся конъюнктурой спроса и предложения на товары, отчуждаемые или приобретаемые комитентом.

Поскольку комиссионер, в отличие от поверенного, первоначально сам становится стороной в сделках, заключенных им для комитента с третьими лицами, необходима последующая передача комитенту прав и обязанностей по таким сделкам. Эта передача подчиняется общим правилам гражданского права об уступке требования и переводе долга.

Однако контрагент по сделке может и не знать, что его партнер является комиссионером (посредником), а не основным продавцом или покупателем товара. Более того, он вправе включить в договор условие о запрете передачи вытекающих из него прав любым третьим лицам или ее невозможности без его специального согласия (что, в частности, также характерно для многих внешнеторговых сделок). При наличии такого условия комиссионер не сможет передать комитенту права по этой сделке и останется ответственным за невыполнение принятого поручения.

Лишь в случае, когда третье лицо (контрагент комиссионера) само не исполнило или ненадлежащим образом исполнило заключенную сделку, передача (уступка) права комитенту от комиссионера допускается и при наличии запрета или ограничения такой уступки в договоре, заключенном комиссионером с третьим ли-

цом (п. 3 ст. 993 ГК)1. По сути, комиссионеру здесь разрешается пренебречь одним из согласованных условий договора (купли-продажи), т. е. отступить от требований общего принципа свободы договора. Однако и в такой ситуации комиссионер остается ответственным перед третьим лицом за нарушение данного условия.

Вещи, поступившие к комиссионеру от комитента для реализации либо приобретенные комиссионером за счет комитента, считаются собственностью комитента (п. 1 ст. 996 ГК). Следовательно, последний несет и риск их случайной гибели или порчи, если только по условиям договора он не возложит этот риск на комиссионера или иное лицо (разумеется, за дополнительное вознаграждение). Комиссионер должен страховать такое имущество только по указанию и за счет комитента либо если страхование данного имущества комиссионером прямо предусмотрено договором комиссии или обычаями делового оборота (например, обычными условиями внешнеторговых сделок консигнации) (п. 3 ст. 998 ГК).

Вместе с тем комиссионер обязан хранить данное имущество комитента и отвечает за его утрату, недостачу или повреждение, т. е. предполагается виновным в соответствующих убытках комитента (п. 1 ст. 998 ГК). Комиссионер обязан также известить собственника-комитента о явных недостатках его имущества (повреждениях или недостаче, заметных при наружном осмотре вещей), как присланного комитентом для реализации, так и поступившего для комитента от третьих лиц, и принять меры по охране прав комитента и сбору необходимых доказательств (например, составить с участием незаинтересованных лиц акты о недостаче или недоброкачественности товара) (п. 2 ст. 998 ГК). Неисполнение этих обязанностей дает основание считать комиссионера виновным в соответствующих убытках комитента полностью или в части.

По исполнении поручения комиссионер должен представить комитенту отчет и передать все полученное для него по договору комиссии. Возражения комитента по отчету должны быть сообщены комиссионеру в 30-дневный срок со дня его получения (если иной срок не установлен договором), иначе отчет считается принятым без возражений (ст. 999 ГК).

1 Эта возможность особенно актуальна для внешнеэкономических контрактов, где также важно решить вопрос о праве комитента потребовать от комиссионера не уступки права, а предъявления самим комиссионером иска к третьему лицу в интересах (и, разумеется, за счет) комитента (подробнее об этом см.: Розенберг М. Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. 3-е изд. М., 1998. С. 76–77).

Со своей стороны, комитент обязан принять от комиссионера все исполненное им по договору, включая обязательства по заключенным для комитента сделкам. При этом он должен осмотреть приобретенное имущество и без промедления (немедленно) известить комиссионера об обнаруженных недостатках. В противном случае имущество будет считаться принятым без возражений.

Комиссионер наделен специальными гарантиями по получению вознаграждения и других причитающихся ему от комитента сумм, что особенно важно для профессиональных коммерческих посредников. Во-первых, он пользуется правом на удержание находящихся у него вещей комитента до удовлетворения всех своих денежных требований по договору (вознаграждение, понесенные расходы и т. д.). Во-вторых, он вправе удержать причитающиеся ему по договору суммы из сумм, поступивших к нему для комитента, путем зачета своих требований к комитенту.

При этом учитываются также интересы иных кредиторов комитента, среди которых могут находиться привилегированные с точки зрения очередности кредиторы (в частности, по требованиям о возмещении вреда жизни и здоровью, выплатам заработной платы и алиментов и т. п.). Требования комиссионера к комитенту закон здесь приравнивает к требованиям залогодержателя. Поэтому кредиторы, обладающие преимуществом перед залогодержателями (ср. п. 1 ст. 64 и п. 2 ст. 855 ГК), вправе удовлетворить свои требования к комитенту даже из сумм, уже удержанных комиссионером в порядке зачета (ст. 997 ГК). В случае банкротства комитента право комиссионера на удержание его вещей прекращается (ибо эти вещи поступают в конкурсную массу), но его требования к комитенту также приравниваются к требованиям залогодержателей (абз. 2 п. 2 ст. 996, ст. 360 ГК).

4. Прекращение договора комиссии

Комитент, который в отличие от своего контрагента не всегда является профессиональным предпринимателем, вправе в любое время в одностороннем порядке и безмотивно отказаться от исполнения договора, отменив данное комиссионеру поручение. В этом случае договор комиссии прекращается, однако в интересах комиссионера предусмотрена обязанность комитента возместить комиссионеру все причиненные этим убытки, включая неполученные доходы в форме причитавшегося вознаграждения за услуги, а также обязанность немедленно распорядиться своим имуществом, находящимся у комиссионера. При непоступлении указаний от

комитента комиссионер вправе либо сдать это имущество на хранение за счет комитента, либо реализовать его по наиболее выгодной для комитента цене (п. 3 ст. 1003 ГК). Комиссионер же не вправе отказываться от исполнения поручения комитента в одностороннем порядке, если только такое право прямо не предусмотрено для него в договоре.

Иное дело договор комиссии, не содержащий указания на срок его действия. Здесь в силу данного обстоятельства обе стороны вправе отказаться от его дальнейшего исполнения при условии заблаговременного извещения об этом контрагента (не менее чем за 30 дней, если договором не установлен более продолжительный срок). Но во всех случаях комиссионеру причитается вознаграждение за уже совершенные им для комитента сделки и компенсация расходов, фактически понесенных до момента прекращения договора (п. 2 ст. 1003, п. 3 ст. 1004 ГК).

Договор комиссии прекращается также в случаях прекращения деятельности комиссионера, в частности при его банкротстве либо смерти гражданина-комиссионера или признания его недееспособным, частично дееспособным или безвестно отсутствующим (поскольку при этом он не в состоянии исполнять поручение по совершению сделок). Рассматриваемый договор прекращается также в случаях ликвидации юридического лица – любой стороны данного договора. Реорганизация юридического лица – комиссионера или комитента, а также смерть гражданина-комитента, признание его недееспособным или частично дееспособным либо безвестно отсутствующим сами по себе не прекращают действия договора комиссии, ибо отсутствие лично-доверительных отношений между его участниками не исключает здесь правопреемства.

5. Отдельные виды договора комиссии

Развитый имущественный оборот предполагает широкое использование различных разновидностей договора комиссии. Согласно п. 2 ст. 990 ГК такой договор может быть заключен:

• на определенный срок и без указания срока;

• с указанием или без указания территории его исполнения;

• с обязательством комитента не назначать иных комиссионеров по аналогичным сделкам или без такового;

• с определением ассортимента сбываемых комиссионером товаров или без такого определения.

Это, например, позволяет заключать договоры комиссии по сбыту определенных товаров на согласованной территории в течение установленного срока или без такового; с сохранением за отчужда-телем-комитентом права сбывать аналогичный товар самостоятельно или через других торговых посредников либо без такового; устанавливать ограниченный перечень (ассортимент) товаров, сбыт которых регулируется условиями данного договора, и т. д.

Такого рода отношения давно известны, например, во внешнеторговом обороте1. Комиссионер-посредник может получить от комитента исключительное («эксклюзивное») право продажи его товаров на той или иной территории (страны, региона и т. д.) на определенный срок или бессрочно, причем перечень таких товаров может быть ограничен договором (имея в виду возможность привлечь для сбыта иных товаров данного производителя других посредников). Обычно в таких случаях комитент оговаривает также запрет комиссионеру быть посредником в реализации аналогичных товаров других изготовителей на данной территории, как бы «блокируя» соответствующий рынок. Возможно также условие об обязанности комитента-изготовителя вначале предложить данный товар (или новый аналогичный товар) для сбыта данному комиссионеру-посреднику и лишь при его отказе – иным посредникам.

Такая разновидность комиссии, как договор консигнации, предусматривает передачу товара комитентом-изготовителем на склад посредника-консигнатора (комиссионера), обязанного затем реализовать этот товар от своего имени. Непроданный товар возвращается комитенту, если в договоре нет условия о «безвозвратности» определенного количества изделий, т. е., по сути, об их покупке консигнатором, что гарантирует изготовителю сбыт, по крайней мере, определенной части своих товаров.

Особенности отдельных видов комиссии могут предусматриваться законом или иными правовыми актами (п. 3 ст. 990 ГК). Но и в этом случае на них распространяется действие общих правил ГК об этом договоре. Так, биржевым законодательством предусматриваются некоторые особенности комиссионной торговли на товарных биржах (поскольку соответствующие сделки приобретают режим биржевых сделок)2. В качестве комиссионеров могут действо-

1 См., например: Шмиттгофф К. Экспорт: право и практика международной торговли. М., 1993. С.132-138, 151-156.

2 См.: п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 9, ст. 20, 22, 25 Закона РФ «О товарных биржах и биржевой торговле» (ВВС РФ. 1992. № 18. Ст. 961; № 34. Ст. 1966; 1993. № 22. Ст. 790; СЗ РФ. 1995. № 26. Ст. 2397).

вать страховые брокеры, деятельность которых регулируется законодательством о страховании1, а также профессиональные участники рынка ценных бумаг2.

Подзаконными актами у нас традиционно устанавливаются специальные правила розничной комиссионной торговли предметами потребления3. Такие правила регулируют отношения профессиональных предпринимателей-комиссионеров с гражданами-потребителями и потому должны соответствовать не только общим положениям ГК о договоре комиссии, но и законодательству о защите прав потребителей. Кроме того, в этих отношениях договор комиссии может приобретать свойства публичного договора. Он оформляется квитанцией или иным документом, разрабатываемым продавцом-комиссионером, который фиксирует продажную цену вещи и размер вознаграждения комиссионера (в процентах от цены реализации товара). Комиссионер вправе до трех раз производить уценку вещи, если она не реализована, по согласованию с комитентом либо самостоятельно (если это предусмотрено договором), после чего комитент вправе забрать нереализованный товар, возместив комиссионеру расходы по его хранению.

Особым видом рассматриваемых отношений является договор субкомиссии, который комиссионер вправе заключить с другим лицом – субкомиссионером – в целях исполнения данного ему комитентом поручения (п. 1 ст. 994 ГК). По существу, речь идет о частном случае возложения исполнения обязательства на третье лицо (п. 1 ст. 313 ГК). Поскольку договор комиссии не носит личного характера, его исполнение по общему правилу может возлагаться на субкомиссионера, если только сам договор не содержит прямого запрета на этот счет. При этом ответственным за исполнение договора перед комитентом все равно остается комиссионер, а комитент без его согласия не вправе вступать в отношения с субкомиссионером (если только такая возможность прямо не предусмотрена договором комиссии). По отношению к субкомиссионеру комиссионер выступает в роли комитента, приобретая соответствующие права и обязанности по заключенным им сделкам.

' Подробнее об этом см.§ 3 гл. 48 настоящего учебника

2 Согласно ст. 3 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» (СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1918) указанные лица в качестве брокеров могут совершать сделки с ценными бумагами на основании договоров комиссии или поручения.

3 См.: Правила комиссионной торговли непродовольственными товарами, утвержденные постановлением Правительства РФ от 6 июня 1998 г. № 569//СЗ РФ. 1998. № 24. Ст. 2733.

§ 3. Агентский договор

1. Понятие агентского договора

Агентский договор является новым для российского права. Он широко распространен в англо-американском праве, где этот договор заменяет традиционные для континентальной правовой системы договоры поручения и комиссии1. Не следует полагать, что этот договор полностью заимствован (рецепирован) ГК из англоамериканского правопорядка, хотя влияние последнего на этот институт невозможно полностью отрицать.

Конструкция агентского договора в российском праве преследует цель гражданско-правового оформления отношений, в которых посредник (представитель) совершает в чужих интересах как сделки и другие юридические действия (что характерно для отношений поручения и комиссии), так одновременно и действия фактического порядка, не создающие правоотношений принципала с третьими лицами. Например, лицо, действующее в качестве агента, может взять на себя задачу сбыта чужих товаров, имея в виду не только заключение договоров на их продажу, но и проведение рекламной кампании и других мероприятий по изучению и освоению рынка (маркетинговые услуги). Деятельность такого рода широко распространена в культурно-творческой сфере, где предприниматели (литературные агенты, «антрепренеры», «импрессарио», «шоумэны», «продюсеры» и т. п.) осуществляют в интересах своих клиентов (принципалов) как юридические, так и фактические действия по оформлению их отношений с издателями, театрами, киностудиями и т. д., по организации и осуществлению различных театральных, концертных, гастрольных мероприятий и т. п., позволяя им сосредоточиться исключительно на творческой стороне дела.

В таких и аналогичных им ситуациях невозможно обойтись одной из традиционных конструкций договоров поручения, комиссии или подряда (возмездного оказания услуг). Необходимо заключить либо несколько различных, но тесно взаимосвязанных договоров между одними и теми же субъектами, либо сложный смешанный договор, к которому в соответствующих частях все равно будут применяться правила о договорах, элементы которых

1 Подробнее об этом см.: Ансон В. Договорное право. М., 1984. С. 373–404; Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник. 3-е изд. М., 1993. С 373-377.

он содержит (п. 3 ст. 421 ГК). Институт агентского договора позволяет значительно упростить такую ситуацию.

В агентском договоре одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению и за счет другой стороны (принципала) юридические и иные (фактические) действия либо от своего имени, либо от имени принципала (абз. 1 п. 1 ст. 1005 ГК).

Если агент действует за счет принципала, но от собственного

имени, он и становится стороной сделок, заключенных им с третьими лицами, причем и в том случае, когда эти лица знали о совершении сделки в интересах принципала, а не его агента либо даже сам принципал вступил с третьим лицом – контрагентом по сделке – в непосредственные отношения по ее исполнению (абз. 2 п. 1 ст. 1005 ГК). Так, например, могут сложиться отношения при заключении агентом договора с владельцем концертного зала об организации концерта эстрадного исполнителя, который будет затем выступать в этом зале.

Однако после заключения сделки агент должен передать права и обязанности по ней своему принципалу. Такая модель отношений характерна для договора комиссии (ср. абз. 2 п. 1 ст. 990 ГК). Поэтому к указанным отношениям применяются правила о договоре комиссии, если они не противоречат специальным нормам закона об агентском договоре или существу этого договора (ст. 1011 ГК). В частности, порядок передачи прав по сделкам, заключенным агентом в интересах и за счет принципала, а также режим имущества, приобретенного агентом для принципала или, наоборот, переданного агенту принципалом для реализации, определяются по правилам о договоре комиссии.

Если же агент по условиям заключенного с принципалом договора действует не только за счет, но и от имени принципала, права и обязанности по заключенным им с третьими лицами сделкам возникают непосредственно у принципала, минуя агента. Такая модель отношений характерна для договора поручения (ср. абз. 3 п. 1 ст. 1005 и п. 1 ст. 971 ГК). Поэтому в такой ситуации используются общие нормы о договоре поручения (ст. 1011 ГК), включая, в частности, правила об оформлении данных отношений доверенностью или письменным договором.

По своему содержанию агентский договор в целом ближе к договору комиссии, чем к договору поручения, ибо агент, подобно комиссионеру, обычно является профессиональным предпринимателем. Поэтому данный договор всегда является возмездным и не носит лично-доверительного характера даже при совершении

агентом сделок от имени принципала и по его доверенности (что, в частности, и в этом случае исключает возможность одностороннего безмотивного отказа от его исполнения).

Однако в любом случае агентский договор не может быть сведен к традиционным договорам комиссии или поручения, ибо ему присущи черты, которые отсутствуют у обоих названных договоров. Прежде всего, речь идет о предмете агентского договора, который, как уже отмечалось, составляет совершение агентом не только юридических, но и фактических действий. Кроме того, данный договор всегда имеет длящийся характер, поскольку агент обязуется совершать, а не совершить для принципала какие-либо действия1, и, следовательно, не может быть заключен для совершения агентом какой-либо одной конкретной сделки.

Вместе с тем в конкретном агентском договоре возможно одновременное выступление агента в одних сделках – от своего имени, а в других – от имени принципала. Ведь способ участия агента в отношениях с третьими лицами, являющийся конституирующим признаком договоров комиссии и поручения (и позволяющий провести их четкое разграничение), не имеет значения для агентского договора, ибо здесь важно лишь то, чтобы в любом случае имущественные последствия деятельности агента появлялись именно у принципала2.

Агентский договор может использоваться как в предпринимательском обороте, так и в других гражданско-правовых отношениях, где, однако, могут существовать известные особенности. Так, в сфере использования результатов творческой деятельности агентский договор может быть связан с приобретением, передачей или использованием исключительных прав (авторов, патентообладателей, субъектов смежных прав), что требует учета их особой юридической природы. В связи с этим возможно появление отдельных видов агентского договора, особенности режима которых устанавливаются специальными законами.

2. Содержание агентского договора

Агентский договор по своей юридической природе является консенсуальным, возмездным и двусторонним. Он может заключаться как на срок, так и без указания срока.

1 См.: Авилов Г. Е. Агентирование (гл. 52)//Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель.

Г Ч">А

С. 526.

2 См.: там же. С. 525-526.

Закон не содержит специальных требований к форме данного договора, однако право на совершение агентом юридических действий от имени принципала должно оформляться либо доверенностью, либо письменным договором, содержащим полномочия агента (что характерно для отношений коммерческого представительства – п. 3 ст. 184 ГК). Но в отличие от него в агентском договоре допускается указание общих полномочий агента на совершение сделок от имени принципала без конкретизации их характера (поскольку в момент заключения такого длящегося договора далеко не всегда возможно определить характер возможных сделок). В этом случае принципал не вправе отказаться от прав и обязанностей по совершенным для него сделкам, ссылаясь на отсутствие у агента конкретных полномочий (если только не докажет, что контрагент по сделке при ее совершении знал или должен был знать об ограничении полномочий агента). Иначе говоря, в такой ситуации практически невозможно ставить вопрос о выходе агента за пределы данных ему полномочий (ср. п. 1 ст. 183 ГК).

Главная обязанность агента – совершать в интересах и за счет принципала сделки и другие юридические и фактические действия. Если по условиям договора предполагается совершение агентом юридических действий (или некоторых из них) от имени своего принципала, он должен быть наделен соответствующими полномочиями путем выдачи ему доверенности или подписания договора с указанием полномочий хотя бы в общей форме.

Агентский договор, подобно договору комиссии, может предусматривать условия об ограничении действий как агента, так и принципала определенной территорией (ср. п. 1 и 2 ст. 1007 и п. 2 ст. 990 ГК), в том числе и для случаев его оформления по модели отношений поручения. Такие ограничения в форме запрета агенту заключать однородные по предмету агентские договоры с другими принципалами (а принципалу – с другими агентами) обычно преследуют цель контроля той или иной сферы соответствующего рынка (конечно, с соблюдением требований антимонопольного законодательства). Они не могут ограничивать круг третьих лиц – контрагентов по сделкам, заключаемым агентом, ибо в ином случае определенная категория лиц заранее исключается из числа потребителей (покупателей, заказчиков) товаров, работ или услуг, предоставляемых с помощью агента. Поэтому такие1 условия агентского договора объявлены ничтожными (п. 3 ст. 1007 ГК).

Принципал обязан выдать агенту соответствующие полномочия и снабдить его средствами, необходимыми для исполнения дан-

ного ему поручения, ибо как юридические, так и фактические действия агент всегда совершает за счет принципала.

Принципал также обязан уплатить агенту вознаграждение за совершенные в его интересах действия. Размер вознаграждения определяется соглашением сторон, а при его отсутствии устанавливается применительно к суммам, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги (ч. 2 ст. 1006, п. 3 ст. 424 ГК). Порядок и сроки оплаты вознаграждения также определяются договором, а при отсутствии в нем специальных указаний вознаграждение должно быть выплачено агенту в недельный срок с момента представления принципалу отчета о выполнении поручения за соответствующий период (если иной порядок оплаты не вытекает из существа договора или обычаев делового оборота).

3. Исполнение и прекращение агентского договора

Исполнение агентом и принципалом предусмотренных договором обязанностей регулируется нормами о договорах комиссии или поручения (с учетом отмеченной специфики агентского договора).

В ходе исполнения договора агент обязан представлять своему принципалу отчеты с приложением доказательств произведенных за счет принципала расходов. Порядок и сроки представления отчетов устанавливаются договором, а при отсутствии в нем соответствующих условий – по мере исполнения договора или по окончании его действия (п. 1 ст. 1008 ГК). Возражения по отчету принципал по общему правилу обязан заявить агенту в пределах 30 дней с момента его получения. При несоблюдении этого пресекатель-ного срока отчет считается принятым принципалом без возражений, а агент – исполнившим поручение или его соответствующую часть.

Агентский договор предполагает возможность самостоятельного заключения агентом субагентского договора, т. е. возложение исполнения своих обязательств по договору на третье лицо (если только такая возможность прямо не исключена соглашением сторон). Это тоже сближает его с договором комиссии (ср. п. 1 ст. 1009 и п. 1 ст. 994 ГК). Субагентский договор может предусматривать совершение юридических действий субагентом для агента (становящегося в этом случае в положение принципала), в том числе и от его имени. Однако совершение субагентом юридических действий для принципала (хотя бы и от собственного имени) возможно толь-

ко как исключение в случаях, когда такая возможность прямо предусмотрена в договоре (или в доверенности агента), либо в иных ситуациях, когда возможно передоверие (п. 1 ст. 187 ГК).

Следовательно, предметом субагентского договора по общему правилу не должно становиться совершение юридических действий для принципала. В отношении совершения фактических действий агенту предоставлена общая возможность переложить их исполнение на третьих лиц (субагентов) (если только это заранее прямо не исключено соглашением сторон). Ведь такие действия не влекут юридического эффекта непосредственно для принципала, а агент может сосредоточить свои усилия на выполнении наиболее сложной части поручения принципала.

Разумеется, агент и в этом случае остается полностью ответственным перед принципалом за действия субагентов. Но в агентском договоре может быть предусмотрена даже обязанность агента заключить субагентский договор, в том числе с указанием его конкретных условий (например, с определенной рекламной фирмой и за обусловленное вознаграждение) (п. 1 ст. 1009 ГК). В большинстве случаев речь при этом идет о привлечении к исполнению предусмотренных договором фактических действий необходимых специалистов.

Агентский договор, заключенный на определенный срок, прекращается по истечении этого срока, а бессрочный договор может быть прекращен путем одностороннего отказа любого из контрагентов от его дальнейшего исполнения (ст. 1010 ГК). Основанием его прекращения может также стать признание агента – физического лица недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также несостоятельным (банкротом). В этом случае агент не может самостоятельно выступать в имущественном обороте. Агентский договор прекращается со смертью гражданина, бывшего агентом (поскольку его возможные наследники, как правило, не смогут выступить в этом качестве, закон не обязывает их быть правопреемниками в таких отношениях), а также при ликвидации юридического лица – агента или принципала (ибо в такой ситуации правопреемство исключается). Реорганизация юридического лица – стороны агентского договора – не влечет его прекращения, ибо ее обязанности переходят к правопреемнику (а сам договор не имеет лично-доверительного характера).

Дополнительная литература

Нерсесов Н. О. Понятие добровольного представительства в гражданском праве // Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М., 1998;

Рябисов С. Ю. Агентские соглашения во внешнеэкономических связях. М., 1992;

Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1996. С. 220–237;

Шмиттгофф К. Экспорт: право и практика международной торговли. М., 1993 (гл. 16).


Глава 47. Договор доверительного управления имуществом

§ 1. Понятие доверительного управления имуществом

1. Доверительное управление как институт обязательственного права

Договор доверительного управления имуществом – новый для отечественного законодательства. Он оформляет отношения по управлению чужим имуществом в интересах его собственника (или иного управомоченного лица – кредитора в обязательстве, субъекта исключительного права) либо иного указанного им (третьего) лица. Необходимость в управлении имуществом может быть обусловлена волей собственника или управомоченного лица, обусловленной, например, его неопытностью или невозможностью самостоятельно использовать некоторые виды своего имущества. Так, не всякий владелец акций либо субъект исключительных прав в состоянии компетентно и эффективно использовать их в собственных интересах. Это же относится и к собственникам имущественных комплексов – предприятий. Такого рода отношения могут оказаться необходимыми и полезными не только для частных, но и для публичных собственников. Наконец, собственник по известным ему причинам может пожелать одарить кого-либо, установив доверительное управление в пользу такого названного им лица (выгодоприобретателя).

В некоторых случаях управляющий должен заменить собственника (или иное управомоченное лицо) по прямому указанию закона в связи с особыми обстоятельствами: установлением опеки, попечительства или патронажа (ст. 38 и 41 ГК), признанием гражданина безвестно отсутствующим (ст. 43 ГК) либо его смертью (когда исполнитель завещания – душеприказчик распоряжается наследственной массой до момента принятия наследниками наследства).

В ходе доверительного управления осуществляется профессиональное (предпринимательское) использование вверенного управляющему имущества, что предполагает совершение управляющим в интересах собственника (управомоченного лица) или выгодоприобретателя как юридических, так и фактических действий с целью получения соответствующего дохода. Взаимоотношения тако-

го лица со своим управляющим определяются заключенным между ними договором, предусматривающим их взаимные права и обязанности (а в названных выше случаях обязательного управления чужим имуществом – законом применительно к общим правилам о данном договоре).

При этом доверительное управление, прежде всего управление предприятиями как имущественными комплексами, необходимо отличать от управления организациями – юридическими лицами1. Так, акционерное общество по решению своего общего собрания вправе передать другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю – управляющему полномочия своего исполнительного органа (абз. 3 п. 3 ст. 103 ГК, абз. 3 п. 1 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах»). В таком случае управляющий действует в роли органа юридического лица, выступающего исключительно от его, а не от собственного имени. Возможно и управление хозяйственным обществом через холдинговую или основную («материнскую») компанию, которое тоже не является доверительным управлением, ибо управляющая компания всегда действует от своего имени и в своих интересах. Аналогичные по сути ситуации имеют место при назначении внешнего или конкурсного управляющего имуществом банкрота и действиях ликвидационной комиссии (или ликвидатора) юридического лица, в рамках которых также осуществляется управление деятельностью юридического лица в интересах его кредиторов, а не доверительное управление его имуществом в его интересах или в интересах назначенных им выгодоприобретателей.

Рассматриваемый договор не имеет ничего общего с договором о передаче имущества в «доверительную собственность» («траст»), которую в начале 90-х годов активно пытались навязать отечественному правопорядку путем прямого, буквального заимствования аналогичного института англо-американского права. Дело в том, что отечественный правопорядок, как и континентальное европейское право в целом, не признает возможности существования «расщепленной собственности» и построен на различии вещных и обязательственных прав, которое, напротив, не свойственно анг-

1 См.: Дозорцев В. А. Доверительное управление имуществом (гл. 53)//Граж-данский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, ал-фавитно-предметный указатель. С. 533; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). 3-е изд. / Под ред. О. Н. Са-дикова. М., 1998 (автор комментария – ВВ. Чубарое).

ло-американскому праву. Поэтому у нас отсутствует вещно-право-вая категория «доверительной собственности»1. Закон прямо говорит о том, что собственник вправе передать свое имущество в доверительное управление, которое не влечет перехода к доверительному управляющему права собственности (п. 4 ст. 209, абз. 2 п. 1 ст. 1012 ГК) и потому не превращает его ни в полного, ни в ограниченного («частичного») собственника управляемого имущества. Отношения собственника с доверительным управляющим носят обязательственно-правовой характер.

Поскольку управляющий чужим имуществом наделяется определенными полномочиями по его использованию, в том числе путем совершения сделок в отношениях с третьими лицами, его статус приобретает черты сходства с положением других лиц, оказывающих юридические услуги участникам имущественного оборота, – поверенного, комиссионера и агента. Однако, несмотря на некоторое сходство с договорами поручения, комиссии и агентским, договор доверительного управления не входит в группу договоров об оказании юридических услуг, а представляет собой вполне самостоятельную разновидность гражданско-правового договора, порождающего обязательства по оказанию услуг.

Прежде всего, он оформляет совершение управляющим в интересах собственника или выгодоприобретателя как юридических, так и фактических действий. Тем самым данные отношения четко разграничиваются с отношениями поручения и комиссии, имеющими предметом лишь совершение определенных юридических действий. Кроме того, управляющий всегда выступает в имущественном обороте от собственного имени, но с обязательным информированием всех третьих лиц о своем особом положении. Что же касается отличий от агентского договора, то следует иметь в виду, что доверительное управление исключает не только возможность выступления управляющего от имени собственника, но и возложение им своих обязанностей на третье лицо (тогда как агент может не только выступать от имени принципала, но и вступать в субагентские отношения, особенно при необходимости совершения действий фактического порядка). При этом доверительное управление может осуществляться как на возмездных, так и на безвозмездных началах, а агентский договор всегда является возмездным. Наконец, управление чужим имуществом, в отличие от агентиро-

1 См.: Дозорцев В. А. Указ, соч С. 529-532; подробнее о понятии и соотношении «траста» и вещных прав см. также § 2 гл. 15 первого тома настоящего учебника.

вания, по своей природе не может быть бессрочным, а предполагает четкие временные границы.

Несомненно, что отношения доверительного управления включают оказание юридических услуг собственнику имущества и в данной части охватываются понятием посредничества. Однако такие действия управляющего, по сути, носят вспомогательный характер, ибо в целом их предмет и цель иные – использование профессиональным предпринимателем определенного чужого имущества с целью получения выгод (доходов) для его собственника или указанного им выгодоприобретателя.

2. Субъекты отношений доверительного управления

Учредителем доверительного управления по общему правилу должен быть собственник имущества – гражданин, юридическое лицо, публично-правовое образование. Лицо, обладающее ограниченным вещным правом на имущество, не может быть учредителем, так как оно не в состоянии наделить управляющего возможностью осуществлять правомочия собственника (как того требует п. 1 ст. 1020 ГК), поскольку само не обладает ими.

Это касается прежде всего унитарных предприятий и учреждений – субъектов права хозяйственного ведения и оперативного управления. Закон прямо запрещает передавать в доверительное управление закрепленное за ними имущество без предварительной ликвидации названных юридических лиц либо изъятия у них в установленном законом порядке соответствующего имущества для последующей передачи его собственником в доверительное управление (п. 3 ст. 1013 ГК). При ином подходе предприятие или учреждение, само призванное осуществлять правомочия собственника в отношении переданного ему имущества, теряло бы объект своего ограниченного вещного права и становилось бы излишним звеном между учредившим его собственником и реально осуществляющим его правомочия доверительным управляющим. Таким образом, ни предприятие или учреждение, ни собственник их имущества не вправе выступать учредителями доверительного управления в отношении имущества, находящегося у них на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Учредителями доверительного управления могут также стать субъекты некоторых обязательственных и исключительных прав, например вкладчики банков и иных кредитных организаций, упра-вомоченные по «бездокументарным ценным бумагам», авторы и патентообладатели, поскольку принадлежащее им имущество в

виде соответствующих прав требования или исключительных прав (имущественных правомочий) также может стать объектом доверительного управления (п. 1 ст. 1013 ГК)'.

В случаях, прямо предусмотренных законом (п. 1 ст. 1026 ГК), учредителем доверительного управления может стать не собственник (правообладатель), а иное лицо, например орган опеки и попечительства (п. 1 ст. 38, п. 1 ст. 43 ГК)2.

В качестве доверительного управляющего может выступать только профессиональный участник имущественного оборота – индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, поскольку речь идет о необходимости постоянного совершения юридических действий. В этой роли не могут выступать унитарные предприятия (п. 1 ст. 1015 ГК), которые хотя и отнесены законом к коммерческим организациям, но, не будучи собственниками своего имущества, не могут стать и полноценными профессиональными участниками имущественного оборота. Доверительными управляющими не могут стать и органы публичной власти (п. 2 ст. 1015 ГК), в частности различные министерства и ведомства или администрации регионов либо муниципальных образований, ибо они создаются государством (или муниципальными образованиями) вовсе не для профессионального участия в имущественных отношениях.

В тех случаях, когда отношения доверительного управления возникают не в силу договора, а по иным основаниям, прямо предусмотренным законом, в роли доверительного управляющего может выступить и гражданин, не являющийся индивидуальным предпринимателем (например, опекун малолетнего или душеприказчик, назначенный наследодателем), либо некоммерческая организация (например, фонд), за исключением учреждения. Последнее, как и унитарное предприятие, не допускается к деятельно-

1 Предусмотренное ст. 44–47 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» «коллективное управление имущественными правами» не является разновидностью доверительного управления правами, ибо оно осуществляется от имени правообладателей некоммерческими организациями и касается совершения последними исключительно юридических действий. По своей юридической природе отношения правообладателей и созданных ими организаций, управляющих имущественными правами на коллективной основе, относятся к обязательствам из договоров поручения или агентского договора. Подробнее об этом см. § 3 гл. 39 первого полутома второго тома настоящего учебника.

2 Исполнитель завещания (душеприказчик) выступает в качестве доверительного управляющего по воле наследодателя-собственника, хотя, разумеется, и не по договору с ним, и всегда действует в интересах третьих лиц – наследников (выгодоприобретателей).

сти в качестве доверительного управляющего прежде всего по причине крайне ограниченного характера прав на имеющееся у него имущество собственника (и связанных с этим ограничениями его имущественной ответственности).

В отношениях доверительного управления во многих случаях участвует выгодоприобретатель (бенефициар), который не становится стороной договора. С этой точки зрения договор доверительного управления представляет собой типичный пример договора, заключаемого в пользу третьего лица (п. 1 ст. 430 ГК). Поэтому и статус бенефициара определяется общими положениями о такой разновидности договора. В частности, бенефициар вправе требовать от управляющего осуществления исполнения в свою пользу, а для досрочного изменения или прекращения договора может потребоваться его согласие.

В роли бенефициара может выступать и сам учредитель, устанавливая доверительное управление в свою пользу. Доверительный управляющий ни при каких условиях не может стать выгодоприобретателем (п. 3 ст. 1015 ГК), поскольку это противоречит существу рассматриваемого договора.

3. Объекты доверительного управления

Объектом доверительного управления может быть как все имущество учредителя, так и его определенная часть (отдельные вещи или права). Но в этом качестве способно выступать отнюдь не любое имущество. В соответствии с п. 1 ст. 1013 ГК объектами доверительно управления могут являться:

• отдельные объекты недвижимости, включая предприятия и иные имущественные комплексы;

ценные бумаги;

права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами;

исключительные права;

• иное имущество (движимые вещи и права требования или пользования) при возможности его обособления и учета на отдельном балансе или банковском счете (п. 1 ст. 1018 ГК).

Таким образом, во всех названных случаях речь идет не просто об индивидуально-определенном, но о юридически обособленном имуществе. Дело в том, что само существо доверительного управления не допускает возможности смешения находящегося в управлении имущества с имуществом самого управляющего. В ином случае неизбежными стали бы различные недоразумения и даже злоупотребления: смешивались бы не только доходы от использо-

вания такого имущества, но и возникающие при этом права и обязанности, а имущество учредителя, находящееся в управлении, могло бы стать объектом взыскания кредиторов по личным долгам управляющего.

Следовательно, исключается передача в доверительное управление только движимых вещей, ибо обособить их в юридическом смысле (путем открытия отдельного баланса) невозможно. Более того, юридические действия с движимыми вещами во многих случаях представляют собой сделки по их отчуждению, что исключает их возврат первоначальному владельцу. Невозможно поэтому сделать самостоятельным объектом доверительного управления, например, драгоценные камни и драгоценные металлы1. Иное дело имущественный комплекс, в состав которого, разумеется, могут входить и движимые вещи. В этом случае объектом договора может стать даже имущество, не существующее в момент его заключения, например произведенная в будущем продукция, плоды и доходы от переданного в доверительное управление имущественного комплекса.

Исключение составляют ценные бумаги, которые и в качестве движимых вещей всегда обладают юридически индивидуализирующими их признаками. Но даже при передаче в доверительное управление принадлежащих разным учредителям однородных ценных бумаг, при которой разрешается объединение этих вещей (ч. 1 ст. 1025 ГК), они все равно должны быть обособлены от имущества управляющего, в том числе от принадлежащих ему аналогичных ценных бумаг.

При этом объектом доверительного управления выступают главным образом эмиссионные ценные бумаги – акции и облигации, ибо большинство других видов ценных бумаг, например товарораспорядительные, используются в обороте на основе других сделок. Многие виды ценных бумаг, в частности любые векселя и чеки, просто не способны служить объектом рассматриваемого договора. Поэтому наиболее распространенным объектом управления являются корпоративные ценные бумаги – акции, особенно голосующие, т. е. включающие правомочия по управлению делами выпустившего их общества-эмитента.

1 Предусматривающее такую возможность правило п. 3.1 Инструкции Банка России № 63 (утверждена приказом Банка России от 2 июля 1997 г. № 02-287// Вестник Банка России. 1997. № 43; 1998. № 36-37; 1999. № 31) следует считать результатом недоразумения, ибо совершаемые с такими объектами (в том числе и в интересах их владельцев) сделки в действительности не являются договорами доверительного управления.

Акции и облигации, как известно, выпускаются не только в форме документарных ценных бумаг (вещей), но и гораздо чаще в «бездокументарной форме». Поэтому в большинстве случаев речь, по сути, идет о доверительном управлении имущественными правами. Обязательственные, корпоративные и исключительные имущественные права не нуждаются в дополнительном специальном обособлении и могут передаваться в доверительное управление, если, конечно, это не противоречит их существу (очевидна, например, невозможность передачи в доверительное управление правомочий покупателя или продавца, поверенного или агента, прав участника полного товарищества и т. п.).

Не могут становиться самостоятельным объектом доверительного управления наличные деньги (п. 2 ст. 1013 ГК). Они обычно не относятся к индивидуально-определенным вещам, а при их использовании в имущественном обороте право собственности на соответствующие купюры неизбежно утрачивается и они не могут быть возвращены собственнику по окончании срока договора (тем более что последнего обычно интересует не возврат тех же купюр, а получение большего, чем первоначальный, номинала).

По этой очевидной причине не может быть признана разновидностью доверительного управления деятельность управляющих компаний паевых инвестиционных фондов, которые «инвестируют» денежные средства своих вкладчиков в ценные бумаги, недвижимость, банковские депозиты и иное имущество, т. е. не управляют ими на основе договора доверительного управления, а отчуждают их на основе договоров купли-продажи, займа, банковского вклада и др.1 Сказанное относится и к «доверительному управлению деньгами», в том числе наличными, объявленными «средствами инвестирования в ценные бумаги» либо находящимися в составе «общих фондов банковского управления»2. Использование денег в

1 См.: п. 10 Указа Президента РФ от 26 июля 1995 г. № 765 «О дополнительных мерах по повышению эффективности инвестиционной политики Российской Федерации»//С3 РФ. 1995. № 31. Ст. 3097; 1998. № 9. Ст. 1097.

2 См.: п. 3 ч. 2 ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности //СЗ РФ. 1996. № 6. Ст. 492; 1998. № 31. Ст. 3829; ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг //СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1918; п. 2.7, 3.3-3.5 Положения о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 17 октября 1997 г. № 37//ЭиЖ. 1997. № 48. С. 18-19); п. 3.1 и 6.14 Инструкции Банка России № 63, утвержденной приказом Банка России от 2 июля 1997 г. № 02-287//Вестник Банка России. 1997. № 43; 1998. № 36-37; 1999. № 31.

Такое «доверительное управление деньгами» во многом аналогично имевшим место попыткам «найма денежных купюр» по «договорам селенга», которые не только противоречили здравому смыслу, но и вели к прямым злоупотреблениям.

имущественном обороте с целью их преумножения осуществляется в других гражданско-правовых формах, прежде всего договорах займа и кредита, банковского вклада, но не доверительного управления1.

Вместе с тем в доверительное управление при определенных условиях могут быть переданы числящиеся на банковском счете (и тем самым юридически обособленные) безналичные денежные средства, как известно представляющие собой обязательственное право требования клиента к банку. В этом смысле можно говорить о доверительном управлении банковским счетом или банковским вкладом2. Иначе говоря, речь здесь также идет о доверительном управлении имущественными правами.

Поскольку унитарные предприятия и учреждения не могут быть участниками отношений доверительного управления, объектом доверительного управления не может стать и закрепленное за ними на праве хозяйственного ведения или оперативного управления имущество собственника. Кредитные организации лишены права передавать свое имущество в доверительное управление другим кредитным организациям3.

Вместе с тем в доверительное управление может быть передано имущество, находящееся в залоге (например, обремененная ипотекой недвижимость), поскольку залогодатель остается его собственником и сохраняет возможности распоряжения им. Более того, привлечение к управлению таким имуществом профессионального управляющего может существенно повысить эффективность его использования и помочь залогодателю (учредителю управления) выполнить свои обязательства перед залоговым кредитором4.

1 По мнению В. А. Дозорцева, «денежное доверительное управление» относится к договору поручения (см.: Дозорцев В. А. Указ. соч. С. 540).

2 Разумеется, если это «управление» осуществляется путем списания безналичных денежных средств со счета учредителя и перевода их на счет управляющего (как это, например, требуется в соответствии с правилами упомянутых выше Инструкции ЦБ РФ № 63, утвержденной приказом Банка России от 2 июля 1997 г. № 02-287, и Положения ФКЦБ от 17 октября 1997 г. № 37), то ни о каком «доверительном управлении» такими правами не может быть и речи, поскольку управляющий начинает использовать права (безналичные деньги), принадлежащие ему, а не первоначальному правообладателю.

3 См.: п. 2.2 Инструкции ЦБ РФ № 63, утвержденной приказом Банка России от 2 июля 1997 г. № 02-287.

4 Вместе с тем следует иметь в виду, что и сам договор о залоге может включать условие не только о праве залогодержателя пользоваться предметом залога, но и о его обязанности извлекать из предмета залога плоды и доходы в интересах залогодателя (п. 3 ст. 346 ГК). Для этого не нужно заключать дополнительно договор доверительного управления заложенным имуществом.

Но доверительный управляющий должен быть предупрежден учредителем об обременении имущества залогом, поскольку такое имущество может стать объектом взыскания со стороны залогодержателя и потому подлежать изъятию из доверительного управления (п. 2 ст. 1019 ГК). Он и сам может узнать об этом, проверяя правовой режим передаваемого в управление имущества. Если же управляющий не знал и не должен был знать о таком обременении имущества, он вправе в судебном порядке расторгнуть договор доверительного управления и взыскать с учредителя годовое вознаграждение.

§ 2. Содержание и исполнение договора доверительного управления имуществом

1. Понятие и содержание договора доверительного управления

По договору доверительного управления имуществом одна сторона – учредитель управления – передает другой стороне доверительному управляющему – на определенный срок имущество (или его часть) в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя) (абз.1 п.1 ст. 1012 ГК).

Данный договор – реальный. Он вступает в силу с момента передачи управляющему имущества в доверительное управление, а при передаче в управление недвижимого имущества – с момента его государственной регистрации. Он может быть как возмездным, так и безвозмездным, но в любом случае является двусторонним1.

В отличие от договора поручения данный договор не является лично-доверительной сделкой (хотя обязанности управляющего в нем обычно носят личный характер). Между его участниками не складывается лично-доверительных отношений, утрата которых делает возможным его одностороннее и безмотивное расторжение. Поэтому термин «доверительное» применительно к управлению,

1 Следует признать ошибочным мнение о том, что безвозмездный договор доверительного управления имуществом является односторонним (Гражданское право. Учебник / Под ред. А. П. Сергеева и Ю. К. Толстого. Ч. II. М, 1997. С. 585), ибо на учредителе управления в любом случае лежит обязанность компенсировать управляющему необходимые расходы, произведенные им при управлении имуществом (ст. 1023 ГК).

осуществляемому по данному договору, носит условный характер и не имеет гражданско-правового значения.

Договор доверительного управления имуществом должен быть заключен в письменной форме под страхом признания его ничтожным (п. 1 и 3 ст. 1017 ГК). При этом передача в доверительное управление недвижимости должна быть оформлена по правилам договора продажи недвижимости. Поэтому наряду с текстом договора в данном случае необходимо также подписание сторонами передаточного акта или иного документа о фактической передаче недвижимости в управление (п. 1 ст. 556 ГК), а при передаче в управление предприятия как имущественного комплекса необходимы еще и акт инвентаризации его имущества, бухгалтерский баланс, заключение независимого аудитора о составе и стоимости его имущества и перечень всех его долгов (обязательств) (п. 2 ст. 561 ГК)1. Передача в доверительное управление недвижимости во всех случаях завершается обязательной государственной регистрацией этой сделки (п. 2 ст. 1017 ГК).

К числу существенных условий данного договора п. 1 ст. 1016 ГК отнесены:

• точное обозначение состава имущества, передаваемого в доверительное управление (поскольку, в частности, по окончании срока действия договора это имущество подлежит возврату учредителю);

наименование выгодоприобретателя (юридического лица или гражданина), в пользу которого учреждается доверительное управление, в том числе и в случаях, когда бенефициаром по этому договору является учредитель управления;

• размер и форма вознаграждения управляющему, если только договор не является безвозмездным;

• срок действия договора.

Договор доверительного управления всегда является срочным, причем срок его действия не должен превышать 5 лет (для отдельных видов имущества, передаваемого в доверительное управление,

1 См. § 4 и 5 гл. 31 настоящего учебника. Следует также иметь в виду, что имущество унитарного предприятия может быть передано в доверительное управление только после ликвидации этого юридического лица, а потому составление перечня долгов здесь невозможно (ибо они погашаются в ходе ликвидации) и документы об оценке касаются лишь остатка соответствующего имущества (если только речь не идет об изъятии из состава имущества унитарного предприятия с его согласия определенного имущественного комплекса, например цеха или участка).

федеральным законом может быть установлен иной предельный срок). Поэтому он не может прикрывать фактическое отчуждение имущества собственника, т. е. совершение под видом этого договора сделок купли-продажи или дарения имущества в обход установленных запретов и ограничений.

Предметом договора доверительного управления является совершение управляющим любых юридических и фактических действий в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК), поскольку их точное содержание обычно невозможно предвидеть в момент учреждения управления. Однако какие-то из этих действий могут быть заранее исключены или ограничены законом или договором. Например, управляющему может быть запрещено безвозмездное отчуждение находящегося в его управлении имущества (или его части), а иные сделки по отчуждению имущества могут допускаться лишь с прямого согласия учредителя управления.

По общему правилу доверительный управляющий обязан лично осуществлять как юридические, так и фактические действия по управлению имуществом учредителя (п. 1 ст. 1021 ГК). Поэтому его обязанности носят личный характер (ср. п. 1 ст. 313 ГК), хотя сам договор доверительного управления и не является лично-доверительной (фидуциарной) сделкой. Управляющий вправе поручить иному лицу совершение от своего имени действий, необходимых для управления имуществом, только в случае, когда такая возможность прямо предусмотрена договором или полученным от учредителя письменным согласием либо в тех же исключительных случаях, когда допускается возможность передоверия (ср. п. 2 ст. 1021 и п. 1ст. 187ГК).

При этом управляющий остается ответственным перед учредителем и выгодоприобретателем за все действия по управлению имуществом, совершенные выбранным им для этого в названных случаях лицом. Оно не случайно именуется законом «поверенным» (управляющего), ибо его действия юридически будут считаться действиями самого управляющего, отвечающего за них «как за свои собственные» (абз. 2 п. 2 ст. 1021 ГК). Поэтому отношения управляющего со своим «поверенным» («заместителем») должны оформляться договором поручения (доверенностью), а не субдоговором, обычно оформляющим возложение исполнения договорного обязательства на третье лицо.

Наряду с личным совершением управляющим действий по управлению чужим имуществом к числу его основных обязанное-

тей относится также предоставление учредителю и выгодоприобретателю отчетов об их результатах. Порядок и сроки представления отчетов устанавливаются договором. Принятие отчетов без возражений свидетельствует о надлежащем исполнении управляющим своих обязанностей по договору. По окончании срока действия договора управляющий по общему правилу обязан возвратить имущество учредителю.

Со своей стороны, учредитель управления обязан уплатить управляющему вознаграждение (если договор доверительного управления носил возмездный характер), а также компенсировать ему необходимые расходы, понесенные в связи с осуществлением управления. Вознаграждение управляющему может устанавливаться в форме однократно уплачиваемой суммы; периодических, например ежемесячных, выплат; части дохода от управления имуществом и т. п. Важно, что в соответствии со ст. 1023 ГК вознаграждение, как и компенсация необходимых расходов, должно производиться за счет доходов от использования имущества, переданного в управление. Данное правило призвано стимулировать эффективность и доходность управления (ибо при отсутствии доходов управляющий лишается источника своего вознаграждения).

2. Исполнение договора доверительного управления

В отношении переданного в доверительное управление имущества управляющий осуществляет правомочия собственника в пределах, установленных законом и договором, но не получает их от собственника в порядке уступки прав. Собственник-учредитель передает управляющему не свои правомочия, а только возможность их реализации. При этом правомочие распоряжения недвижимым имуществом управляющий может осуществлять только в случаях и в пределах, прямо предусмотренных договором (п. 1 ст. 1020 ГК). Аналогичная по сути ситуация складывается и при управлении имущественными правами. И здесь управляющий получает возможность лишь реализации принадлежащих управомоченным лицам имущественных прав, которые остаются принадлежащими своим правообладателям.

Иначе говоря, в указанных границах управляющий выступает в роли собственника (или иного правообладателя), хотя и не является им. Ведь он управляет чужим имуществом от собственного имени, но не в своих интересах, а в интересах собственника (упра-вомоченного лица) или назначенного им выгодоприобретателя. В этом смысле положение управляющего имеет известное сходство

со статусом агента, который в определенных пределах также реализует некоторые правомочия своего принципала.

Однако управляющий чужим имуществом всегда совершает юридические и фактические действия от своего имени (и потому не нуждается в доверенности), но при этом обязательно извещает всех третьих лиц о своем особом положении, указывая, что он действует именно в качестве управляющего чужим имуществом. Такое положение достигается путем пометок «Д.У.» («Доверительный управляющий»), проставляемых после имени или наименования управляющего в письменных сделках и других документах, либо путем информирования третьих лиц в устных сделках или при совершении фактических действий (абз. 1 п. 3 ст. 1012 ГК). Только при этом условии он становится стороной заключенных им сделок именно в качестве доверительного управляющего, что, в свою очередь, дает ему возможность погашать долги по вытекающим из них обязательствам прежде всего за счет переданного в управление имущества (п. 3 ст. 1022 ГК). При несоблюдении данного условия считается, что управляющий совершил сделку в личных целях, а не в интересах управления чужим имуществом, и отвечать по ней перед контрагентом он будет своим личным имуществом, а не имуществом, переданным ему в управление (абз. 2 п. 3 ст. 1012 ГК).

Права, приобретенные доверительным управляющим по совершенным им в этом качестве сделкам, включаются в состав переданного ему в управление имущества, а обязанности исполняются за счет данного имущества. При недостаточности такого имущества для погашения возникших в связи с его управлением обязательств взыскание может быть обращено на личное имущество доверительного управляющего, а если и его не хватит для удовлетворения требований кредиторов – на имущество учредителя, не переданное в доверительное управление (п. 3 ст. 1022 ГК). Такая двухступенчатая система субсидиарной ответственности (ср. ст. 399 ГК) объясняется тем, что именно управляющий, использующий чужое имущество, должен в первую очередь нести ответственность по образовавшимся в связи с этим долгам, а при недостаточности его имущества к субсидиарной ответственности может быть привлечен учредитель, поскольку именно в его интересах управляющим совершались соответствующие сделки.

Если управляющий совершает сделки по управлению вверенным ему имуществом с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений, он сам должен нести и все обязанности по таким сделкам (п. 2

ст. 1022, п. 1 ст. 183 ГК). Однако о точном объеме правомочий управляющего не всегда могут и должны знать третьи лица – контрагенты по сделкам, рассчитывавшие на погашение своих требований за счет переданного в управление имущества, а не за счет имущества управляющего. В таких случаях они вправе потребовать удовлетворения своих требований за счет находящегося в управлении имущества (при субсидиарной ответственности управляющего и учредителя, установленной по тем же причинам). Учредитель же при этом получает право на возмещение всех причиненных ему убытков за счет имущества управляющего (в регрессном порядке).

Доверительный управляющий как титульный владелец имущества учредителя вправе использовать для защиты своего владения вещно-правовые иски, в том числе и по отношению к собственнику-учредителю в период действия договора (п. 3 ст. 1020 ГК). Находящееся у него в управлении имущество не может служить объектом взыскания кредиторов учредителя, если только последний не был признан банкротом. В этом случае доверительное управление прекращается, а находившееся в нем имущество включается в конкурсную массу для удовлетворения требований всех кредиторов учредителя.

Если доверительное управление имуществом в результате действий управляющего принесло убытки учредителю или выгодоприобретателю, управляющий несет перед ними имущественную ответственность. При этом, будучи профессиональным предпринимателем, он отвечает как за виновно причиненные, так и за случайно возникшие убытки и может освободиться от ответственности, только доказав, что такие убытки возникли в результате действий либо непреодолимой силы, либо учредителя или выгодоприобретателя (п. 1 ст. 1022 ГК). Основанием для возмещения убытков здесь является непроявление управляющим должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, что и свидетельствует о наличии в его поведении признаков виновности. Такой строгий подход к оценке действий управляющего вызван необходимостью повышенной защиты интересов учредителя и выгодоприобретателя, которые в отличие от управляющего отнюдь не всегда являются профессиональными предпринимателями.

Выгодоприобретателю управляющий обязан возместить убытки в виде упущенной выгоды (не полученных за время доверительного управления доходов, предусматривавшихся договором). Учре-

дителю, остающемуся собственником имущества (или иным упра-вомоченным лицом), должна быть возмещена не только упущенная выгода, но и реальный ущерб, т. е. убытки в полном объеме (п. 1 ст. 1022 ГК). В обеспечение возмещения возможных убытков учредителя или выгодоприобретателя договор доверительного управления может предусматривать предоставление управляющим залога (правовой режим которого определяется по общим правилам о залоге имущества).

3. Прекращение договора доверительного управления

Будучи срочной сделкой, договор доверительного управления прекращается с истечением срока, на который он заключен (либо предельного срока, установленного законом). Поскольку доверительное управление предполагает личное выполнение управляющим своих обязанностей, его смерть, признание недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также ликвидация коммерческой организации, выступавшей в качестве управляющего, являются безусловными основаниями прекращения договора. Признание управляющего банкротом тоже прекращает договор, ибо гражданин-управляющий в этом случае лишается статуса индивидуального предпринимателя (п. 1 ст. 25 ГК), а следовательно, и права на выступление в качестве доверительного управляющего, а коммерческая организация, объявленная банкротом, подлежит ликвидации как юридическое лицо.

В связи с невозможностью лично осуществлять управление (например, по причине длительной болезни индивидуального предпринимателя) как доверительный управляющий, так и учредитель могут в одностороннем порядке отказаться от договора, предварительно известив об этом контрагента за три месяца до прекращения договора (если в соответствии с п. 2 ст. 1024 ГК договором не установлен иной срок для уведомления).

Учредителю управления предоставлено право одностороннего отказа от договора и по иным причинам, но при условии выплаты управляющему обусловленного договором вознаграждения. Это связано прежде всего с сохранением за учредителем правомочия распоряжения принадлежащим ему имуществом, которое он вправе осуществлять самостоятельно (разумеется, с учетом законных интересов управляющего-предпринимателя, заключающихся в получении вознаграждения за управление и компенсации за понесенные при этом необходимые издержки).

Вместе с тем рассматриваемый договор, как уже отмечалось, не имеет лично-доверительного характера, в связи с чем в отношении прав и обязанностей его сторон допускается правопреемство. Поэтому перечень оснований его прекращения значительно меньше, чем в договоре поручения, и напоминает основания прекращения комиссионного и агентского договоров. В частности, закон не предусматривает возможности одностороннего отказа от договора со стороны управляющего (за исключением случаев невозможности личного осуществления доверительного управления имуществом).

Договор доверительного управления прекращается банкротством учредителя, ибо переданное в управление имущество в этом случае должно поступить в конкурсную массу. Смерть учредителя (при сохранении выгодоприобретателя) может не повлечь прекращения договора, ибо его права и обязанности в этом случае перейдут к его наследникам. Ликвидация учредителя – юридического лица – прекращает все его обязательства, следовательно, и по данному договору.

Договор доверительного управления по общему правилу прекращается в связи с односторонним отказом выгодоприобретателя от получения выгод, ибо бенефициар самостоятельно распоряжается правом, полученным по заключенному в его пользу договору. Однако договор может предусматривать на этот случай и иные последствия в виде перехода прав бенефициара к учредителю (ср. абз. 3 п. 1 ст. 1024 и п. 4 ст. 430 ГК).

Данный договор прекращается также в связи со смертью гражданина или ликвидацией юридического лица, бывших выгодоприобретателями, ибо при отсутствии выгодоприобретателя данный договор теряет смысл. Признание гражданина-бенефициара недееспособным или ограниченно дееспособным, а также безвестно отсутствующим, как и реорганизация бывшего бенефициаром юридического лица, сами по себе не влекут прекращения этого договора. Более того, соглашением его сторон может быть предусмотрено его сохранение на случай смерти бенефициара (для наследников последнего).

При прекращении договора доверительного управления переданное в управление имущество по общему правилу подлежит возврату учредителю (п. 3 ст. 1024 ГК). Однако договором может быть предусмотрено и иное последствие, например передача имущества бенефициару или даже его приобретение управляющим (по договору купли-продажи).

§ 3. Доверительное управление ценными бумагами

1. Договор доверительного управления эмиссионными ценными бумагами

Доверительное управление эмиссионными ценными бумагами обладает некоторыми особенностями, которые должны определяться федеральным законом (ч. 3 ст. 1025 ГК). Фактически в действующем правопорядке такие особенности установлены подзаконными нормативными актами. Их следует учитывать и тогда, когда акции и облигации передаются в управление в составе иного имущества учредителя и не выступают в качестве самостоятельных объектов доверительного управления1.

В качестве управляющего по договору доверительного управления акциями и облигациями может выступать лишь имеющий соответствующую лицензию профессиональный участник рынка ценных бумаг (ст. 5 и 39 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»). Доверительным управляющим ценными бумагами, находящимися в составе «общего фонда банковского управления» (ОФБУ) либо паевого инвестиционного фонда, являются соответственно коммерческий банк или иная кредитная организация, управляющая ОФБУ, либо управляющая компания паевого инвестиционного фонда2.

Доверительный управляющий акциями и облигациями осуществляет все правомочия их учредителя-владельца, закрепленные соответствующей ценной бумагой. Договор доверительного управления не может содержать условия о передаче в управление лишь одного или нескольких правомочий владельца ценной бумаги (например, только права на получение дивиденда или только права голосовать на общем собрании акционеров общества). Вместе с тем

1 См.: п. 1.3 Положения о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 17 октября 1997 г. № 37. Действие данного положения не распространяется на доверительное управление акциями и облигациями, находящимися в составе паевых инвестиционных фондов либо «общих фондов банковского управления», а также на доверительное управление иными видами ценных бумаг, нежели акции и облигации.

2 Как отмечалось выше, деятельность таких управляющих ОФБУ или ПИФ, связанная с «управлением денежными средствами» или иным движимым имуществом вкладчиков и осуществляемая путем их «инвестирования», т. е. отчуждения, в действительности не является доверительным управлением и осуществляется в иных гражданско-правовых формах.

возможность отчуждения переданных в управление акций и облигаций может быть ограничена или исключена договором.

В интересах учредителя (или выгодоприобретателя) установлены правила о том, что управляющий в любом случае не вправе приобретать переданные ему в управление ценные бумаги в свою собственность или в собственность своих учредителей, а также совершать с ними сделки, в которых он одновременно представляет интересы другого лица в качестве его поверенного, комиссионера или агента. Он также лишен права обменивать эти ценные бумаги на свои ценные бумаги или ценные бумаги своих учредителей либо клиентов (доверителей, комитентов, принципалов). Кроме того, он не может отчуждать переданные ему в управление акции и облигации по возмездным договорам, предусматривающим отсрочку или рассрочку платежа более чем на 30 дней, передавать их на хранение с указанием в качестве получателя или распорядителя иного (третьего) лица либо закладывать их в обеспечение личных обязательств, обязательств своих учредителей или иных лиц1.

Если доверительный управляющий в одной и той же сделке одновременно представляет интересы двух сторон, с которыми у него заключены договоры доверительного управления, он обязан получить их предварительное согласие на совершение такой сделки. Приобретенные управляющим в ходе исполнения договора ценные бумаги также становятся объектом его доверительного управления на условиях, предусмотренных первоначальным договором с учредителем.

Доверительный управляющий ценными бумагами представляет периодические отчеты о результатах своей деятельности не только учредителю управления, но и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг.

Коммерческие банки и другие кредитные организации осуществляют доверительное управление ценными бумагами в основном путем объединения ценных бумаг различных учредителей в единый имущественный комплекс – «общий фонд банковского управления». Учредителям выдается «сертификат долевого участия» (ибо имущество такого фонда принадлежит его участникам на праве общей долевой собственности), а управляющий ОФБУ банк заключает с ними договор доверительного управления по стандарт-

1 См.: п. 8.1 названного Положения ФКЦБ от 17 октября 1997 г. № 37 о доверительном управлении ценными бумагами.

ной форме (что характерно для договора присоединения). Составной частью этого договора считается инвестиционная декларация

управляющего, устанавливающая объем и характер имущества фонда, доли его участников и основные направления деятельности управляющего.

Ценные бумаги, передаваемые в ОФБУ, должны быть свободны от залога и иных обременении (прав третьих лиц). Управляющий банк обязан не только передавать учредителям, а также ЦБ РФ периодические отчеты о своей деятельности по установленной форме, но и публиковать определенную информацию об имуществе фонда для всеобщего сведения.

2. Договор доверительного управления акциями, находящимися в федеральной собственности

Действующее законодательство предусматривает определенные особенности доверительного управления находящимися в федеральной собственности акциями, прежде всего акциями приватизированных предприятий1.

В роли учредителя управления от имени Российской Федерации выступает Мингосимущество РФ (ранее – Госкомимущество)2, а доверительный управляющий такими акциями определяется по результатам проводимого федеральным Правительством закрытого конкурса (тендера)3. Участниками данного конкурса (и соответственно доверительными управляющими) могут стать лишь коммерческие организации, имеющие чистые активы (либо собственные средства) в размере не менее 20 процентов цены передаваемых

1 См.: Указ Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660 «О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации» (СЗ РФ. 1996. № 51. Ст. 5764) и постановление Правительства РФ от 7 августа 1997 г. № 989 «О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями» (СЗ РФ. 1997. № 45. Ст. 5193).

2 При передаче в доверительное управление принадлежащих Российской Федерации акций угольных компаний учредителем от имени Российской Федерации выступает Минтопэнерго РФ (п. 3 постановления Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. № 1485 «О проведении конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний)»// СЗ РФ. 1996. № 52. Ст. 5919).

3 Исключение составляют предусмотренные п. 1 ст. 15 Федерального закона «О финансово-промышленных группах» (СЗ РФ. 1995. № 49. Ст 4697) случаи передачи закрепленных за государством пакетов акций участников ФПГ в доверительное управление центральной компании такой ФПГ.

в доверительное управление акций, а также лицензию на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами. Учредитель управления в данной ситуации всегда одновременно выступает и в роли выгодоприобретателя.

Проект договора доверительного управления указанными акциями разрабатывает комиссия по проведению конкурса на право заключения договора доверительного управления ими. Обязательными частями договора являются задание на доверительное управление (в котором устанавливаются задачи доверительного управляющего по повышению стоимости переданных ему в управление акций и ликвидации задолженности общества по обязательным платежам) и программа деятельности доверительного управляющего, которые утверждаются названной комиссией. Договор заключается с победителем конкурса в течение месяца после его проведения и считается заключенным с момента его подписания (а не с момента передачи акций в управление). В течение 10 дней с даты подписания договора учредитель обеспечивает внесение в реестр акционеров записи о передаче акций в доверительное управление.

Учредитель передает в доверительное управление акции свободными от залогов и иных обременении, а также обязуется не отчуждать их какими-либо способами в течение срока действия договора. Со своей стороны доверительный управляющий не имеет права распоряжения переданными ему в управление акциями и, в частности, лишен возможности закладывать их, иным образом обременять или отчуждать. Голосование управляющим по переданным ему акциям должно письменно согласовываться с учредителем, если речь идет о внесении изменений и дополнений в устав общества, включая случаи реорганизации или ликвидации общества и изменения размеров его уставного капитала, совершения от его имени крупных сделок, эмиссии ценных бумаг и утверждения годовых отчетов.

Срок доверительного управления названными акциями не может превышать 3 лет. Обязательным условием управления является предоставление управляющим обеспечения, согласованного с учредителем управления, в виде либо безотзывной банковской гарантии банка, либо залога имеющей высокую степень ликвидности собственной недвижимости управляющего или ценных бумаг1. Конкретный способ и размер обеспечения (который во всяком

1 При передаче в доверительное управление принадлежащих Российской Федерации акций угольных компаний допускаются и другие способы обеспечения исполнения обязательств доверительного управляющего (в частности, неустойка).

случае не может быть менее стоимости передаваемых в управление акций) устанавливает комиссия по проведению конкурса.

Управляющий обязан дважды в год предоставлять учредителю отчет о своей деятельности, а последний вправе организовать проверку отчета независимым аудитором (и принять отчет лишь после этой проверки). Управляющий должен также предоставлять учредителю по его требованию необходимые документы и сведения о своей деятельности, а учредитель вправе проконтролировать исполнение управляющим всех его обязанностей по договору.

Вознаграждение управляющему выплачивается однократно, в срок не позднее 3 месяцев по окончании договора. Размер вознаграждения управляющему не должен превышать установленного федеральным Правительством лимита. Комиссия по проведению конкурса определяет предельный размер компенсации произведенных управляющим необходимых расходов. Вознаграждение управляющему и возмещение понесенных им расходов может выплачиваться исключительно за счет и в пределах дивидендов по находящимся в управлении акциям.

Учредитель вправе в одностороннем порядке отказаться от договора, известив об этом управляющего не менее чем за 10 дней до прекращения договора.

Дополнительная литература

Гражданское право. Часть 2. Обязательственное право / Под ред. В. В. Залесского. М., 1998 (гл. XVII);

Дозорцев В. А. Доверительное управление имуществом (гл. 53) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М., 1996;

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). 3-е изд. / Под ред. О. Н. Садикова. М., 1998. С. 596-616;

Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1996. С. 237–246.


Раздел XIII. Обязательства по оказанию финансовых услуг

Глава 48. Обязательства по страхованию

§ 1. Понятие и значение страхования

1. Страхование как экономическая категория

Идея страхования неразрывно связана с его универсальным значением как средства, способного устранить или, во всяком случае, сделать менее имущественно ощутимым (минимизировать) неблагоприятный результат воздействия отдельных обстоятельств, затрагивающих ту или иную сферу хозяйственной деятельности. Непрерывное изменение самой среды жизнедеятельности человека объективно вызывает все большее разнообразие неблагоприятных факторов: не только природные силы стихийного характера (наводнения, бури, землетрясения и т. п.), а также несчастные случаи (транспортные аварии и катастрофы, эпидемии и т. п.), но и открытые и освоенные человеком новые свойства материи (ядерные материалы, ионизирующее излучение). Возникающие при этом широкомасштабные непредвиденные убытки не могут быть предупреждены ни совершенствованием системы общественных отношений, ни общей высокой культурой и профессионализмом осуществления той или иной деятельности.

Возможность решения задачи освобождения, преодоления и защиты от угрозы наступления подобных последствий первоначально была найдена в экономической природе страхования1.

Страхование как экономическая категория представляет собой экономический механизм, основанный на принципе распределения убытка, понесенного в одном случае, между некоторым множеством других, которые подвержены аналогичной (однородной) опасности. Обеспечивая таким образом восстановление имущественной сфе-

1 Как отмечал видный немецкий экономист А. Манэс, в обширной экономической науке «страхованию должно быть отведено выдающееся место, так как оно во всех своих видах удобным и чрезвычайно целесообразным способом служит обеспечению материального благополучия человека» (Манэс А. Основы страхового дела. М, 1992. С. 5).

ры отдельного хозяйства или определенного лица, экономическая сторона страхования выполняет двуединую функцию: позволяет участникам экономического оборота уверенно действовать в настоящем, а также обоснованно прогнозировать свое будущее, что, в свою очередь, создает основу устойчивого развития всего общественно-экономического строя1. Поэтому именно в страховании идея разложения вреда, используемая и в других институтах (в частности, общей аварии), получила свое максимально полное и наиболее совершенное воплощение.

Страховые экономические отношения выступают в форме создания и распределения денежного фонда, находящегося в управлении специальной организации (страховщика), путем предварительной аккумуляции денежных средств (взносов) заинтересованных участников экономического оборота (страхователей). Страховой фонд как материальная основа страхования по источнику своего образования носит децентрализованный характер (взносы отдельных его участников), однако управляемый страховой организацией становится централизованным фондом, сохраняя свои строго целевые направленность и назначение – возмещение имущественных потерь, возникающих у лиц, участвующих в его создании2. Наличие заранее образованного денежного резерва одинаково служит и потребностям «материального бытия», составляя экономическую необходимость всякого общественного производства3, и целям защиты и обеспечения жизнедеятельности самого человека. В этом проявляется важнейшее социально-экономическое значение страхового фонда, лежащего в основе всякого «общественного, политического и умственного прогресса»4.

С точки зрения его экономической сущности страхование – система (совокупность) экономических отношений, основанная на принципе распределения (разложения) имущественных потерь, вызываемых

1 Такое значение страхования не должно приводить к его абсолютизации – трактовке как исключительно экономической категории, что нередко отстаивается в экономической литературе.

2 Непревзойденными до настоящего времени по глубине и всесторонности теоретического анализа страхового фонда остаются исследования одного из крупнейших ученых в области страхового права В. К Райхера (см.: Страховой фонд // Труды Ленинградского финансово-экономического ин-та. Вып. II. М.– Л., 1941; Общественно-исторические типы страхования. М.–Л., 1947.

3 См.: Маркс К., Энгельс Ф Соч. Т. 24. С. 199.

4 Там же Т. 20. С. 199

экстраординарными обстоятельствами, материальной формой которых выступает страховой фонд, используемый в целях возмещения (покрытия) непредвиденных (случайных) убытков, возникающих у лиц, участвующих в его создании

В экономическом развитии определяющее значение приобретает состояние финансово-кредитной и инвестиционной инфраструктуры, где страховые компании – влиятельный компонент, обеспечивающий ее насыщение финансовыми ресурсами. Особое значение реально наполненного источника внутренних инвестиций принадлежит резервам, формируемым компаниями по страхованию жизни, особенно при развитии накопительных (капитализа-ционных) видов страхования жизни.

Возрастает роль страхования как эффективного экономического средства осуществления жилищной, образовательной и пенсионной реформ посредством разработки долгосрочных страховых программ.

2. Историческая эволюция страхования

Историческое происхождение современного страхования связывается с морским займом (foenus nauticum) – бодмереей – как простейшей (элементарной) формой обеспечения от опасностей торгового мореплавания, угрожавших его участникам. В последующие исторические эпохи морское страхование развивалось наряду с имущественным страхованием, при этом в силу своей специфики существуя и развиваясь как самостоятельная отрасль страхования. Имущественное страхование достаточно быстро превратилось в процветающий вид страхового бизнеса, учитывая все новые потребности в страховой защите растущих имущественных ценностей.

Появившись значительно позже имущественного, личное страхование (его возникновение относят к средним векам) получило возможность широкого распространения (опережая даже показатели имущественного страхования) благодаря развитию страховой математики и страховой статистики, заложивших научные основы проведения данных страховых операций. Современный этап развития личного страхования позволяет заключить, что оно представляет собой стройную систему обеспечения разнообразных интересов личности, и прежде всего жизни и здоровья.

Развитие страхования в решающей степени определяется формой организации и принципиальными основами осуществления страхового дела. Строго централизованная система государственной страховой монополии как исключительного права государства на проведение всех видов страхования (существовавшая в нашей стране с 1918 по 1988 г.) заключает в себе отдельные преимущества: высокая концентрация страхового дела, гарантированная финансовая устойчивость страховщика, единая тарифная политика и др. Вместе с тем такая публичная организация страхования лишает его тех неоспоримых достоинств, которые обнаруживаются лишь при осуществлении страхования как частной коммерческой деятельности самостоятельными и независимыми страховщиками, позволяющей в результате свободной добросовестной конкуренции на рынке страховых услуг удовлетворить практически любую связанную со страхованием потребность заинтересованных лиц.

Страхование, выполняя универсальную обеспечительную функцию в сохранении материальных благ и физических, а также духовных сил или жизни человека, тем самым приобретает важнейшую социальную ценность. Однако это не приводит к смешению его с социальным страхованием, обслуживающим интересы лиц, находящихся в трудовых отношениях, и осуществляемым в публичном порадке. Разграничение между данными страхованиями проведено легально (п. 3 ст. 1 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»).

Страхование является однородной категорией, одинаково проявляющей механизм страховой защиты как в отношениях гражданского оборота, так и в его специальной сфере – торговом (предпринимательском) обороте. Такой вывод следует на том основании, что риск несения имущественных потерь, преодоление которого с наибольшей полнотой достигается с помощью страхования, в равной степени присутствует в обеих сферах. Поэтому теряют какой-либо теоретический и практический смысл попытки регулирования страховых отношений в торговых правовых актах.

Страхование–регулируемый нормами гражданского права особый вид предпринимательской деятельности, осуществляемой в рамках единого гражданского оборота профессиональными коммерсантами – страховщиками – с целью систематического извлечения прибыли от проведения страховых операций и оказания связанных с ними услуг.

3. Законодательство о страховании

Правовые нормы, регулирующие страховые отношения, содержатся в нормативных актах различной отраслевой принадлежности (конституционном, административном, налоговом, экологическом и других отраслях права). Однако приоритетное значение имеют акты гражданского законодательства, определяющие важнейшую часть страховых отношений – обязательства по страхованию. Совокупность нормативных актов,- содержащих страховые нормы, образует комплексное, межотраслевое по своей природе законодательство о страховании.

Гражданско-правовые источники страхового права представляют собой определенную систему, центральное место в которой занимает ГК.

Нормы ГК регулируют лишь гражданско-правовые страховые отношения – обязательства по страхованию, устанавливая для любой их разновидности общие правила. При этом страховые обязательства урегулированы ГК исчерпывающе, и, таким образом, они не могут включаться в предметную сферу каких-либо иных законов.

Поэтому Закон РФ от 27 ноября 1992 г. «О страховании»1, действующий с 4 января 1998 г., в новом редакционном названии – Федеральный закон «Об организации страхового дела в Российской Федерации»2, не содержит более правил о договоре страхования, сохранив действие норм, регулирующих отношения, связанные с обеспечением финансовой устойчивости страховщиков и осуществлением государственных надзорных функций, за страховой деятельностью. Общие положения о страховании, включенные в данный Закон, подлежат применению лишь при условии их соответствия нормам ГК. Вместе с тем именно в Федеральном законе «Об организации страхового дела в Российской Федерации» содержатся определения основных страховых понятий и категорий – страхового риска, страхового случая, страховой выплаты (ст. 9), отказ от закрепления которых непосредственно в самом ГК нельзя признать удачным и оправданным.

Договор страхования возведен ГК в ранг практически универсальной формы осуществления всех видов обязательств по страхованию (за двумя исключениями – абз. 1 п. 3 ст. 968 и п. 2 ст. 969), что устранило какое-либо основание противопоставления договорного и обязательного страхования.

1 ВВС РФ. 1993. № 2. Ст. 56.

2 СЗРФ. 1998. №1. Ст. 4.

Правила ГК о страховании применяются в субсидиарном порядке к специальным видам страхования, установленным отдельными специальными законами (с безусловным соответствием их содержания нормам ГК), принятие которых прямо предусмотрено ГК (п. 2,3 ст. 927, абз. 2 п. 2 ст. 968, п. 2 ст. 969, ст. 970). В настоящее время урегулированы вопросы о морском страховании (гл. XV КТМ) и медицинском страховании (Закон РФ от 28 июня 1991 г. «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации»)1.

Немаловажную роль в системе источников страхового права играют иные правовые акты – указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Ряд из них закладывает основы будущего регулирования страховых отношений на законодательном уровне, в частности Указы Президента РФ от 26 февраля 1993 г. № 282 «О создании Международного агентства по страхованию иностранных инвестиций в Российскую Федерацию от некоммерческих рисков»2 и от 6 апреля 1994 г. № 667 «Об основных направлениях государственной политики в сфере обязательного страхования»3, постановление Правительства РФ от 22 ноября 1996 г. № 1387 «О первоочередных мерах по развитию рынка страхования в Российской Федерации»4.

Особое место занимают нормативные правовые акты специального органа – Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью (Росстрахнадзора), регулирующие важные публично-правовые стороны осуществления страховой деятельности: порядок и условия лицензирования, правила размещения страховых резервов и др. В результате преобразования структуры федеральных органов исполнительной власти функции Росстрахнадзора были переданы Министерству финансов РФ с созданием в его составе Департамента страхового надзора5.

1 ВВС РСФСР. 1991. № 27. Ст. 920; ВВС РФ. 1993. № 17. Ст. 602. Гражданско-правовыми являются лишь отношения по добровольному медицинскому страхованию. Обязательное медицинское страхование относится к сфере социального страхования как институт права социального обеспечения и представлено достаточно сложившейся нормативной базой (см.: Сборник законодательных актов и нормативных документов, регламентирующих обязательное медицинское страхование в Ррссийской Федерации /Под ред. В. В. Гришина, В. Ю. Семенова. 4-е изд. Т. I. M, 1998).

2 САПП РФ. 1993. № 10. Ст. 853.

3 САПП РФ. 1994. № 15. Ст. 1174. « СЗ РФ. 1996. № 49. Ст. 5557.

5 См.: Положение о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства РФ от 6 марта 1998 г. № 273 //СЗ РФ. 1998. № 11. Ст. 1288.

ГК, закрепляя общее правило о возникновении страховых обязательств из договора и возможность определения его условий в стандартных правилах страхования соответствующего вида, тем самым выдвигает данные правила в разряд специфических регулятивных норм (п. 1 ст. 943). Правила страхования (полисные правила) не могут быть признаны источником страхового права в строгом смысле слова, так как не обладают общеобязательной для страховщика и страхователя силой. Однако нельзя отрицать их регулятивного значения для конкретных страховых отношений, когда на их применение прямо указывается в самом договоре (страховом полисе) и когда они изложены в одном документе с договором (страховым полисом) либо приложены к нему, что должно быть удостоверено соответствующей записью в договоре (п. 2 ст. 943 ГК). При этом по соглашению сторон отдельные положения правил могут быть изменены, дополнены или исключены (п. 3 ст. 943 ГК).

Правила страхования принимаются, одобряются или утверждаются страховщиком либо объединением страховщиков (п. 1 ст. 943 ГК, ст. 14 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»), отражая их «деловой имидж и финансово-предпринимательские возможности»1. С этой точки зрения правила страхования приобретают важное практическое значение, определяя направления развития страховой политики и возможности унификации полисных условий для тех или иных сфер страхования.

§ 2. Понятие и система обязательств по страхованию

1. Понятие обязательств по страхованию

Обязательства по страхованию представляют собой самостоятельный вид гражданско-правовых обязательств, оформляющих отношения по оказанию финансовых услуг.

В силу обязательства по страхованию одно лицо страховщик – обязано при наступлении в определенный срок (или без указания срока) предусмотренных обстоятельств (страхового случая) произвести обусловленную страховую выплату другому лицу – страхователю или иному лицу (выгодоприобретателю, застрахованному лицу)

Шиминова М. Я. Основы страхового права России. М., 1993. С. 71.

и вправе требовать оплаты страховых премий, а страхователь обязан уплачивать страховые премии и вправе требовать предоставления соответствующих страховых выплат.

Глава 48 ГК регламентирует три группы обязательств по страхованию:

• обязательства из договора страхования (абз. 1 п. 1 ст. 927);

• обязательства, возникающие из специальных видов страхования, существующие как самостоятельные договорные формы, содержащие условия о страховании (страхование иностранных инвестиций, от некоммерческих рисков, морское страхование, медицинское страхование, страхование банковских вкладов и страхование пенсий – ст. 970);

• обязательства из договоров страхования с императивным требованием обязательного заключения по прямому предписанию закона, а не на основе принципа договорной свободы сторон (п. 2 ст. 927) – обязательное страхование.

Страховые обязательства, имеющие источником своего возникновения традиционные договоры имущественного или личного страхования, регулируются главным образом нормами гл. 48 ГК как собственно («чистые») договорные страховые правоотношения; в случаях включения в такие договоры условий, относящихся к отдельным специальным видам страхования (морское, медицинское и др.), они становятся смешанными гражданско-правовыми договорами (п. 3 ст. 421 ГК).

2. Формы обязательств по страхованию

Особенности объекта страхового обязательства лежат в основе выделения двух форм страхования: имущественного и личного. Как самостоятельная форма имущественное страхование характеризуется тем, что в качестве его объекта выступает имущественный интерес в защите от убытков, связанных с утратой (гибелью), недостачей или повреждением определенного имущества. Личное страхование имеет объектом интерес в охране жизни, здоровья, трудоспособности, пенсионного обеспечения гражданина.

Следует учитывать, что имущественное и личное страхование имеют в своей основе универсальную обеспечительную сущность (функцию). В одном случае она проявляется в возмещении понесенных убытков, в другом – в выплате определенной денежной суммы независимо от наличия или отсутствия убытков. Отсюда в доктрине страхового права исторически сложилось наименование

имущественного страхования как страхования убытков, а личного – как страхования сумм.

Проводимое ранее разграничение форм страховых обязательств по источнику их возникновения на добровольную и обязательную утратило в настоящее время смысл в связи с закреплением общего правила о создании как добровольного, так и обязательного страхования на основе договора (п. 1 и 2 ст. 927, п. 1 ст. 936 ГК). Различия проявляются лишь в самом характере договора. При добровольном страховании договор выступает как свободное выражение частной автономии воли страховщика и страхователя с распространением на него всех общих правил о договорных обязательствах и сделках. Для обязательного страхования заключение договора вытекает из императивного предписания закона как частный случай установленного законом понуждения к заключению договора (абз. 2 п. 1 ст. 421 ГК), предусматривая при этом последствия нарушения правил об обязательном страховании (ст. 937 ГК).

В советский период развития страхового права существовал институт государственного обязательного страхования1, фактически представлявший собой «страховой» способ налогообложения. ГК впервые закрепил иную сущность обязательного страхования (п. 2 ст. 927, п. 1 ст. 935) как разновидности страхования в пользу третьего лица2.

Обязательное страхование отличается следующими характеристиками:

• оно осуществляется в силу прямого указания закона (или в единственном случае может быть предусмотрено иным правовым актом) для юридических лиц в отношении закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения или оперативного управления государственного или муниципального имущества (п. 3 ст. 935 ГК);

• круг страхователей указывается в соответствующем законе (или ином правовом акте) с возложением на них обязанности по страхованию жизни, здоровья или имущества других определенных в законе лиц – застрахованных лиц – либо своей гражданской ответственности (как договорной, так и деликтной) перед другими лицами (п. 2 ст. 927, п. 1 ст. 935 ГК);

1 Подробнее об этом см.: Шиминова М. Я. Страхование: история, действующее законодательство, перспективы. М., 1989. С. 56–84.

2 См.: Суханов Е. Гражданский кодекс в хозяйственной практике //Хозяйство и право. 1997. № 5. С. 88.

• оплата страхования осуществляется по общему правилу за счет страхователя (например, доноров при выполнении ими донорских функций – за счет средств службы крови1, спасателей – за счет средств, выделяемых на содержание соответствующих аварийно-спасательных служб и аварийно-спасательных формирований2), за исключением страхования пассажиров, осуществляемого за их счет (п. 1 ст. 936 ГК) – сумма страхового взноса включается в стоимость проездного документа пассажира3;

• страховое обязательство оформляется договором страхования (п. 1 ст. 936 ГК), который в силу императивно предписанной обязанности его заключения следует признать принудительным договором. Заключение такого договора обязательно в имущественном страховании – только для страхователя, а в личном – и для страховщика в силу отнесения договора личного страхования к числу публичных (абз. 2 п. 1 ст. 927 ГК). Однако во всех случаях страховщик может выдвигать иные условия заключения договора, чем те, которые предложил ему страхователь, не вправе лишь уклониться от его заключения;

• ГК устанавливает гарантии прав лиц, в пользу которых по закону должно быть осуществлено обязательное страхование, предусматривая для страхователей строгие последствия нарушения правил о таком страховании (ст. 937).

Основные элементы данного страхования – объекты страхования, страховые риски и минимальные размеры страховых сумм – определяются законом или в установленном им порядке (п. 3 ст. 936 ГК).

Особым случаем обязательного страхования является обязательное государственное страхование (п. 3 ст. 927, ст. 969 ГК), специфика которого заключается в следующем:

• оно устанавливается в целях обеспечения социально значимых интересов граждан и государства, связанных с жизнью, здоровьем и имуществом государственных служащих определенных категорий;

• оно может как осуществляться непосредственно на основании законов и иных правовых актов (см., например, Федеральный закон от 10 ян-

1 См.: Закон РФ от 9 июня 1993 г. «О донорстве крови и ее компонентов» // ВВС РФ. 1993. № 28. Ст. 1064.

2 См.: Федеральный закон от 22 августа 1995 г. «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей» //СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3503.

3 См.: Указ Президента РФ от 7 июля 1992 г. № 750 «Об обязательном личном страховании пассажиров» в редакции Указа Президента РФ от 6 апреля 1994 г. № 67 «Об основных направлениях государственной политики в сфере обязательного страхования»//ВВС РФ. 1992. № 28. Ст. 1683; САПП РФ. 1994. №15. Ст. 1174; СЗ РФ. 1998. № 30. Ст. 3757.

варя 1996 г. «О внешней разведке»1), так и вытекать из заключаемого в соответствии с этими актами договора страхования (это предусмотрено, например, Федеральным законом от 28 марта 1998 г. «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации и сотрудников федеральных органов налоговой полиции»2); обязательное государственное страхование проводится не за счет средств застрахованных лиц, а из централизованных источников (бюджетных средств соответствующего уровня), что, с одной стороны, определяет некоммерческую сущность данного страхования, а с другой – не позволяет рассматривать его как своеобразный способ налогообложения физических лиц;

круг страхователей и страховщиков прямо определен самим ГК (абз. 2 п. 1, п. 2 ст. 969 ГК): страхователи – исключительно федеральные органы исполнительной власти; страховщики – как государственные страховые организации (например, Военно-страховая компания), иные государственные организации (специализированные фонды), так и традиционные (обычные) страховые организации (ст. 938 ГК); застрахованными лицами выступают определенные категории государственных служащих (абз. 1 п. 1 ст. 969 ГК). Однако следует иметь в виду, что данное страхование распространяется на более широкий круг лиц, что объясняется тремя обстоятельствами:

во-первых, отсутствием каких-либо ограничений по кругу лиц в п. 3 ст. 927 ГК, закрепляющем аналогичное страхование; во-вторых, установлением Федеральным законом от 31 июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации»3 обязательного государственного страхования всех лиц, подпадающих под этот статус (ст. 15);

в-третьих, регулированием специальными законами обязательного государственного страхования лиц, не являющихся по формальным критериям государственными служащими, в частности Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. «О пожарной безопасности» (ст. 9)4; оплата страхования производится в размере, определяемом законами и иными правовыми актами о таком страховании (п. 3 ст. 969 ГК); правила гл. 48 ГК применяются к обязательному государственному страхованию, если иное не предусмотрено законами и иными правовыми актами о таком страховании и не вытекает из существа соответствующих страховых отношений (п. 4 ст. 969 ГК).

1 СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 143. 1 СЗ РФ. 1998. № 13. Ст. 1474. 3СЗРФ. 1995. № 31. Ст. 2990. 4СЗ РФ. 1994. № 35. Ст. 3649.

3. Виды обязательств по страхованию

Формы обязательств по страхованию представлены достаточно сложными и разнообразными видами.

Особое место среди видовых разновидностей обязательств по страхованию занимают сострахование, двойное страхование и перестрахование.

Сострахование – это договор, в котором объект страхования застрахован совместно несколькими страховщиками (ст. 953 ГК, ст. 12 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»). Права и обязанности каждого из состраховщи-ков могут быть определены в самом договоре; в противном случае они солидарно отвечают перед страхователем (выгодоприобретателем) за соответствующие страховые выплаты по договору имущественного или личного страхования (ст. 953 ГК). Таким образом, сострахование является разновидностью обязательства со множественностью лиц (абз. 1 п. 1 ст. 308 ГК).

Потребность в использовании конструкции сострахования может возникнуть как у страхователя, так и у страховщика. Для страхователя – при наличии объектов такой стоимости, страхование которых не может быть осуществлено одним страховщиком, или поиски страховщика с соответствующими возможностями сопряжены для него со значительными трудностями или расходами. Для страховщика сострахование выступает как своеобразный механизм профессиональной кооперации (сотрудничества) страховщиков, необходимость в которой может вызываться различными обстоятельствами их деятельности на страховом рынке (недостаточность страховых резервов, невозможность использования перестрахования и др.). Вместе с тем при практическом осуществлении сострахования обнаруживаются невыгодные его стороны для обоих участников. Для страхователя наличие нескольких страховщиков создает дополнительные обременения во взаимоотношениях с каждым из них, особенно при наступлении страхового случая с застрахованным объектом. Для страховщика неизбежное участие в операциях по страхованию других страховщиков обнаруживает его неспособность самостоятельно осуществлять страхование, что может отрицательно отразиться на его деловой репутации и профессиональном рейтинге. Сострахование не следует смешивать с двойным страхованием. Сострахование всегда оформляет отношение по страхованию объекта одновременно несколькими страховщиками одним договором.

При двойном страховании один и тот же объект застрахован по двум или более договорам несколькими страховщиками (абз. 1 п. 4 ст. 951 ГК, ч. 3 п. 3 ст. 10 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»). Кроме того, сострахование может быть использовано и для имущественного, и для личного страхования, тогда как двойное страхование допустимо лишь в договорах страхования имущества и предпринимательского риска (абз. 1 п. 1 ст. 951 ГК).

ГК устанавливает общее правило для двойного страхования: страховое возмещение для каждого страховщика определяется пропорционально отношению страховой суммы по заключенному им договору к общей сумме всех заключенных договоров по данному объекту (п. 4 ст. 951, п. 2 ст. 952; см. также ч. 3 п. 3 ст. 10 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»). Таким образом, общее возмещение, полученное страхователем (выгодоприобретателем), не может превышать страховую сумму, что тем самым исключает возможность их неосновательного обогащения. Превышение размера общей страховой суммы над страховой стоимостью допускается, лишь когда имущество и предпринимательский риск застрахованы от разных страховых рисков как по одному, так и по отдельным договорам страхования, в том числе с разными страховщиками (п. 1 ст. 952 ГК). Такое допущение объясняется практически ничтожной вероятностью одновременного наступления для одного и того же объекта страхования разных страховых случаев (например, природного стихийного бедствия и несчастного случая).

Обязательства по перестрахованию обеспечивают защиту от крупных (гигантских) или катастрофических рисков (авиационных, космических, промышленных и др.). Они опосредуют экономические отношения, связанные со страховым покрытием рисков одних страховщиков путем их передачи другим страховщикам (т. е. отношения экономического механизма перераспределения рисков с целью создания финансово-экономических условий для устойчивого и рентабельного осуществления страховых операций).

Перестраховочные обязательства оформляются договором, к которому применяются в субсидиарном порядке правила гл. 48 ГК в отношении страхования предпринимательского риска, поскольку договором перестрахования не предусмотрено иное (п. 2 ст. 967 ГК).

Договор перестрахования – договор о передаче одним страховщиком принятой им на себя обязанности по выплате страхового возмещения или страховой суммы (полностью или частично) страхователю (выгодоприобретателю, застрахованному лицу) на другого страховщика.

Передающий свои обязанности по страховым выплатам страховщик именуется перестрахователем или цедентом, страховщик, принимающий эти обязанности, – перестраховщиком или цессионарием.

При перестраховании страховщик по основному договору в отношении перестраховщика занимает положение страхователя, приобретая, таким образом, соответствующие права и обязанности. Однако перед страхователем по основному договору страхования ответственным по предоставлению страховых выплат остается страховщик по этому договору (п. 3 ст. 967 ГК, п. 2 ст. 13 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»). Это означает, с одной стороны, что страхователь обладает правом предъявить требование о страховой выплате исключительно к страховщику – своему контрагенту по основному договору; с другой – что неспособность перестраховщика исполнить свои обязательства по договору перестрахования не освобождает страховщика по основному договору от обязанности произвести страховые выплаты страхователю.

В договоре перестрахования страховой интерес страховщика связан с принятым им по договору страхования риском соответствующих страховых выплат перед страхователем. Поэтому договор перестрахования служит формой передачи застрахованных рисков. Передаваемый риск именуется перестраховочным риском, а процесс его передачи – цедированием риска или перестраховочной цессией. В страховой практике сложилось также специальное обозначение перечня принятых на страхование и подлежащих перестрахованию рисков – бордеро (фр. bordereau – ведомость, реестр, опись).

Особенности цедирования риска лежат в основе классификации договоров перестрахования на договоры:

• факультативного перестрахования;

• облигаторного перестрахования;

• факультативно-облигаторного перестрахования.

Договор факультативного перестрахования предоставляет страховщику (перестрахователю) право на передачу застрахованных им рисков, а перестраховщику – исключительную возможность принятия предложенных рисков или отказа от них. Договор факультативного перестрахования – исторически первая перестраховочная форма, конструкция которой (относительная независимость сторон) способствует ее широкому распространению на национальном и зарубежных страховых рынках.

Договор облигаторного перестрахования – договор, взаимно обязывающий его стороны: страховщика (перестрахователя) – к передаче определенных долей во всех рисках, принимаемых им на страхование в установленный период времени, другому конкретному страховщику (перестраховщику), а перестраховщика – к их принятию. Преимущества данного вида договора (автоматически гарантированное покрытие определенных рисков, сравнительно небольшие для обеих сторон расходы и др.) определяют его активное использование в практике международного перестрахования.

Факультативно-облигаторный договор (договор «открытого покрытия») создает обязанность принимать предложенные доли рисков только для перестраховщика, оставляя на исключительное усмотрение страховщика (перестрахователя) их передачу или воздержание от нее.

В практике страхования сложились две системы участия перестраховщика в деятельности страховщика: пропорциональная (традиционная) и непропорциональная.

Пропорциональная система включает три способа, опосредуемых договорами:

• квотного перестрахования;

• эксцедентного перестрахования;

• квотно-эксцедентного перестрахования.

При квотном перестраховании доля участия перестраховщика выражается в конкретной (фиксированной) сумме – квоте.

Эксцедентное перестрахование определяет размер максимального собственного участия страховщика (перестрахователя) в страховом покрытии – эксцедент, а перестраховщик обеспечивает только превышающие его возможные потери. Как сочетание этих двух видов квотно-эксцедентное перестрахование применяется сравнительно редко.

Непропорциональная система получила развитие в двух договорных типах перестрахования:

• договоре эксцедента убытка;

• договоре эксцедента убыточности.

В договоре эксцедента убытка перестраховщик обеспечивает страховое покрытие той части убытка, которая превышает установленную сумму собственного участия страховщика (перестрахователя) – франшизу (приоритет), но ниже определенной в договоре суммы, составляющей предельную границу обязательств перестраховщика – лимит перестраховочного покрытия.

Договор эксцедента убыточности предусматривает, что убыточность до установленного предела будет покрываться исключительно самим страховщиком (перестрахователем), а все превышение данного лимита убыточности – перестраховщиком.

Обеспечению интересов перестраховщика служит институт ретроцессии, когда перестраховщик – ретроцедент, приняв риск в перестраховании, может передать его (полностью или частично) третьему страховщику – ретроцессионарию [с распространением на данные отношения правил о договоре перестрахования (ст. 967 ГК)].

4. Основания возникновения обязательств по страхованию

ГК впервые в национальной практике регулирования страховых отношений закрепляет общее правило о возникновении обязательств по страхованию из договора (ст. 927). Вместе с тем ГК допускает и другие основания возникновения страховых обязательств. Так, общества взаимного страхования осуществляют страхование непосредственно на основании членства (абз. 1 п. 3 ст. 968 ГК).

Непосредственным источником создания обязательств по страхованию может выступать закон и иной правовой акт для отношений по обязательному государственному страхованию жизни, здоровья и имущества государственных служащих определенных категорий (п. 2 ст. 969 ГК)1. Тем самым осуществляется защита таких имущественных интересов, которые с наибольшей полнотой и всесторонностью могут быть обеспечены исключительно государственно-властным регулированием, как одно из проявлений публично-правовой стороны института страхования.

1 Точнее, следует говорить о юридическом факте приобретения конкретным гражданином соответствующего правового статуса, что и составляет основание

возникновения данных страховых обязательств.

§ 3. Участники страхового обязательства

1. Страховщик

Сторонами обязательства по страхованию всегда являются стра-ховщнк и страхователь.

В качестве страховщика может выступать исключительно страховая организация – юридическое лицо, имеющее разрешение (лицензию) на осуществление страхования соответствующего вида (ч. 1 ст. 938 ГК).

Для приобретения статуса страховщика необходимо соблюдение требований о минимальном размере оплаченного уставного капитала, сформированного за счет денежных средств, на день подачи юридическим лицом документов для получения лицензии на осуществление страховой деятельности:

• не менее 25 тысяч минимальных размеров оплаты труда – при проведении видов страхования иных, чем страхование жизни;

• не менее 35 тысяч – при проведении страхования жизни и иных видов страхования;

• не менее 50 тысяч – при проведении исключительно перестрахования.

Данное требование, впервые установленное Федеральным законом от 31 декабря 1997 г. «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (ст. 6), имеет принципиальное значение для обеспечения строгой упорядоченности создания профессиональных участников страхового рынка и одновременно большей гарантированности прав страхователей как потребителей страховых услуг.

Лицензирование страховой деятельности представляет собой публично-правовую сторону страхования и осуществляется федеральным органом исполнительной власти – Министерством финансов РФ – в качестве одной из основных его функций (пп. 31 п. 6 Положения о Министерстве финансов РФ). Порядок лицензирования определяется Условиями лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утвержденными приказом Росстрахнадзора от 19 мая 1994 г.1 Лицензия является документом, удостоверяющим право ее владельца на осуществление страховой деятельности, действие которого распространяется на определенную территорию в пределах границ Российской Федерации. Лицензия носит, как правило, бессрочный характер

'БНА РФ. 1994. № 11.

(ограничения по сроку действия могут быть специально предусмотрены при ее выдаче) и предоставляется страховщику только на осуществление непосредственно страховой деятельности, т. е. деятельности, связанной с формированием специальных денежных фондов (страховых резервов), необходимых для предстоящих страховых выплат. Лицензированию не подлежит деятельность, носящая вспомогательно-обслуживающий характер (оценка страховых рисков, определение размера ущерба, размера страховых выплат, иная консультационная и исследовательская деятельность в области страхования). В случае нарушений страховщиками требований страхового законодательства может быть приостановлено или ограничено действие лицензии, а также произведен ее отзыв1.

ГК определяет страховщика как коммерческую организацию, осуществляющую предпринимательскую деятельность в страховой сфере (п. 1,2 ст. 50, абз. 1 ст. 938). Поэтому положение п. 1 ст. 6 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» о возможности признания страховщиком любого юридического лица не подлежит применению в силу его несоответствия ГК. Федеральный закон «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (ч. 2 п. 1 ст. 6) закрепляет принцип абсолютной чистоты страховой деятельности, исключающей занятие производственной, торгово-посреднической и банковской деятельностью2.

Особый статус страховщика проявляется и в случаях его банкротства, регулируемого Федеральным законом от 8 января 1998 г. «О несостоятельности (банкротстве)»3 (§ 5 гл. VIII). Имущественный комплекс страховой организации может быть продан при

1 См.: Положение о порядке дачи предписания, ограничения, приостановления и отзыва лицензии на осуществление страховой деятельности, утвержденное приказом Росстрахнадзора от 19 июня 1995 г. // БНА РФ. 1996. № 3.

2 В связи с этим представляется неоправданным расширение функций страховщиков ГК, предусматривающим возможность их участия в качестве гарантов (ст. 368). Предоставление банковской гарантии и, следовательно, занятие банковскими операциями для страховщика невыгодно, так как он не вправе использовать для этой цели страховые резервы. Поэтому страховщику гораздо предпочтительнее либо осуществить ^страхование финансового риска бенефициара-кредитора на случай неисполнения (ненадлежащего исполнения) принципалом-должником договорных обязательств, либо застраховать договорную ответственность принципала перед бенефициаром. В этих случаях страховая выплата будет произведена из страховых резервов, а не из иных фондов, образуемых исключительно из чистой прибыли страховой организации.

3СЗ РФ. 1998. №2. Ст. 222.

осуществлении конкурсного производства или в ходе внешнего управления исключительно с согласия покупателя принять на себя договоры страхования, по которым страховой случай не наступил, соответственно до момента признания страховой организации банкротом или на дату продажи ее имущества. Покупателем имущественного комплекса страховой организации может выступать только страховая организация (ст. 145 Закона о банкротстве). Все договоры страхования с ненаступившим страховым случаем, не приобретенные в ходе внешнего управления, прекращаются в случае признания страховой организации банкротом (п. 1 ст. 146 Закона о банкротстве), и, следовательно, их действие возобновляется после покупки имущественного комплекса страховщика-банкрота в процессе конкурсного производства.

В качестве страховщиков могут выступать как государственные, так и негосударственные (частные) страховые организации. Крупнейший государственный страховщик – Российская государственная страховая компания – Росгосстрах – создана в форме акционерного общества открытого типа1.

Наиболее удобной организационно-правовой формой для создания и деятельности негосударственных (частных) страховщиков, о чем свидетельствует и зарубежная практика, является открытое акционерное общество. Крупнейшим страховым акционерным обществом открытого типа является Ингосстрах (САО «Ингосстрах»), осуществляющий все виды страхования и перестрахования как в Российской Федерации, так и за границей. Ингосстрах, по существу, представляет собой страховой концерн с развитой инфраструктурой, стоящий в ряду общепризнанных мировых страховых компаний2.

Отдельные страховые организации функционируют как закрытые акционерные общества или имеют статус обществ с ограниченной ответственностью. Другие формы юридических лиц не получили распространения на российском страховом рынке3.

1 См.: постановление Правительства РФ от 10 февраля 1992 г. № 76 «О создании Российской государственной страховой компании» //СП РФ. 1992. № 7. Ст. 37.

2 Подробнее об этом см.: Страховое акционерное общество «Ингосстрах». 1947 – 1997. Исторический очерк к 50-летию деятельности. М., 1997.

3 Уникальным образцом организации страховой компании является всемирно известный Английский Ллойд (Lloyd's), получивший наименование в честь Эдварда Ллойда – содержателя кофейни в Восточном Лондоне, который положил начало созданию единственной в своем роде системы функционирования страхового бизнеса. Его имя стало синонимом надежности, профессионализма, авторитетности и незыблемости традиций в страховом деле. Ллойд (окончательно

Иностранные юридические лица и иностранные граждане вправе создавать страховые организации на территории Российской Федерации только в форме обществ с ограниченной ответственностью или акционерных обществ. Федеральный закон от 20 ноября 1999 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации"»1 отменил ограничения доли участия иностранных инвесторов в уставном капитале такой организации, а также установил новые требования для осуществления страховой деятельности страховыми организациями, являющимися дочерними обществами по отношению к иностранным инвесторам (основным организациям) либо имеющими долю иностранных инвесторов в своем уставном капитале более 49 процентов.

2. Объединения страховщиков

В целях координации своей деятельности, защиты интересов своих членов и осуществления совместных программ на добровольной основе могут быть созданы объединения страховщиков (союзы, ассоциации и т. д.) (ст. 14 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»), которые, однако, не вправе непосредственно заниматься страховой деятельностью2.

Особый вид объединения страховщиков – страховой пул (англ, pool – общий котел, общий фонд, объединенный резерв) – добровольное объединение страховщиков, не являющееся юридичес-

сформировался в 1771 г.) – корпорация частных страховщиков - андеррайтеров (англ. Underwritter – подписчик), самостоятельно и независимо осуществляющих страховые операции, принимая обязательства по договорам страхования в пределах суммы, фиксируемой в страховом полисе и подтверждаемой подписью страховщика. Сам Ллойд не осуществляет функции страховщика; он гарантированно обеспечивает лишь платежеспособность входящих в него индивидуальных страховщиков путем депонирования каждым из них .на особый счет Ллойда определенного взноса (его размер устанавливается в зависимости от объема проводимых страховщиком операций), который используется для удовлетворения претензий страхователей при несостоятельности того или иного ллойдовского страховщика.

'СЗ РФ. 1999. №47. Ст. 5622.

2 См.: Положение о государственной регистрации объединений страховщиков, утвержденное приказом Росстрахнадзора от 26 апреля 1993 г. //БНА РФ. 1993. № 8. В целях недопущения недобросовестной конкуренции на рынке страховых услуг для государственной регистрации объединения страховщиков необходимо получить согласие Антимонопольного комитета (ГКАП России) в соответствии с требованиями, установленными Положением о порядке рассмотрения ходатайств о даче согласия ГКАП России на государственную регистрацию объединений страховщиков [утверждено приказом ГКАП России от 29 апреля 1994 г. (с изменениями от 29 марта 1995 г.) //БНА РФ. 1995. № 8].

ким лицом, созданное на основе соглашения между ними. Образование страхового пула преследует три цели:

• во-первых, обеспечение финансовой устойчивости страховых операций на условиях солидарной ответственности его участников за исполнение обязательств по договорам страхования, заключенных от имени участников страхового пула;

• во-вторых, создание гарантий страховых выплат;

• в-третьих, более полное страховое обеспечение рисков1.

Для создания страхового пула страховщики – участники страхового пула должны разработать и подписать соглашение о страховом пуле с последующей его регистрацией в установленном порядке. В соглашении о страховом пуле одному из страховщиков предоставляются полномочия на заключение договоров страхования от имени всех остальных участников пула, а также устанавливаются размер максимальной страховой суммы по заключенным договорам страхования, единые условия страхования, структура и механизм взаимоотношений участников, требования к платежеспособности и др.

Таким образом, конструкция страхового пула – это разновидность сострахования, когда на стороне страховщика выступает множественность лиц, солидарно отвечающих перед страхователем (ст. 322–326 ГК).

3. Общества взаимного страхования

Страховая деятельность может не только носить предпринимательский характер, но и осуществляться некоммерческими организациями, в частности обществами взаимного страхования. Возможность создания таких страховых организаций предусмотрена ст. 968 ГК, однако особенности правового положения обществ взаимного страхования и условия их деятельности должны определяться специальным законом о взаимном страховании.

Общество взаимного страхования – некоммерческая организация, осуществляющая на взаимной основе страхование имущества и иных имущественных интересов граждан и юридических лиц путем объединения необходимых для этого средств (п. 1 ст. 968 ГК).

1 См.- Положение о страховом пуле, утвержденное приказом Росстрахнадзора от 18 мая 1995 г. //Финансовая газета. 1995. № 28.

Страховая защита предоставляется обществом взаимного страхования – страховщиком лишь его членам (участникам) – страхователям, а само страховое обязательство вытекает непосредственно из отношений членства, если учредительными документами общества не предусмотрено заключение в этих случаях договоров страхования (абз. 1 п. 3 ст. 968 ГК). Правила гл. 48 ГК к отношениям по страхованию между обществом взаимного страхования и его членами подлежат применению, если иное не предусмотрено законом о взаимном страховании, учредительными документами общества или установленными им правилами страхования (абз. 2 п. 3 ст. 968 ГК).

Общество взаимного страхования может принять на себя функции традиционного страховщика, т. е. осуществлять страхование иных лиц – не членов общества, если это предусмотрено его учредительными документами. Необходимым условием такой страховой деятельности является преобразование общества в коммерческую организацию, которая должна отвечать всем установленным законом для страховых организаций требованиям. Страхование интересов лиц, не являющихся членами общества, осуществляется обществом путем заключения договоров страхования по общим правилам гл. 48 ГК (п. 5 ст. 968).

4. Страховые агенты и страховые брокеры

При осуществлении страховой деятельности страховщики широко используют услуги страховых агентов и страховых брокеров (ст. 8 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»).

Страховой агент – физическое или юридическое лицо, действующее от имени страховщика и по его поручению в соответствии с предоставленными полномочиями.

Страховой агент – представитель страховщика, действующий (с соблюдением правил гл. 10 ГК) в рамках предоставленных ему полномочий, круг и характер которых может быть весьма разнообразным. Однако основная деятельность страхового агента – ак-визиционная (лат. acquirere – прибавлять, приобретать) – заключение договоров страхования («продажа страховых полисов»).

Страховой брокер - юридическое или физическое лицо, зарегистрированное в качестве предпринимателя, осуществляющее посредническую деятельность по страхованию от своего имени на основании поручений страхователя либо страховщика.

Гражданско-правовое положение страхового брокера определяется на основе либо норм о договоре комиссии (гл. 51 ГК), либо агентского договора (гл. 52 ГК). Обязательными условиями занятия страховой брокерской деятельностью являются: для физических лиц – наличие статуса индивидуального предпринимателя (ст. 23 ГК), для юридических лиц – указание такого рода деятельности в учредительных документах. Кроме того, они обязаны зарегистрироваться в качестве страховых брокеров в федеральном органе исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью за 10 дней до начала такой деятельности в соответствии с требованиями Временного положения о порядке ведения реестра страховых брокеров, осуществляющих свою деятельность на территории Российской Федерации, утвержденного приказом Росстрахнадзора от 9 февраля 1995 г.1

Федеральный закон «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (п. 4 ст. 8) устанавливает запрет на осуществление на территории Российской Федерации посреднической страховой деятельности, связанной с заключением договоров страхования от имени иностранных страховых организаций, если иное не предусмотрено межгосударственными соглашениями с участием Российской Федерации. Исключение составляют договоры страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств, выезжающих за пределы Российской Федерации, заключение которых разрешается с начала осуществления страховой посреднической деятельности страховщика. Страховой брокер осуществляет широкую посредническую деятельность (от разнообразных действий по заключению и исполнению договоров страхования до консультационных и маркетинговых функций).

5. Страхователь

Другой стороной в обязательстве по страхованию выступает страхователь.

Страхователем (полисодержателем) признается правосубъектное физическое или юридическое лицо, имеющее страховой интерес и вступившее на предусмотренных в законе правилах страхования соответствующего вида или определенных в договоре условиях в конкретное обязательство по страхованию со страховой организацией (страховщиком).

1 Финансовая газета. 1995. № 8.

Страховая защита путем приобретения статуса страхователя предоставляется как российским гражданам и юридическим лицам, так и иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам (абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК, п. 1 ст. 5, ст. 34 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации»).

В отдельных видах страхования закон императивно устанавливает специальную фигуру страхователя: при обязательном государственном страховании функции страхователей выполняют исключительно федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определенных категорий (абз. 2 п. 1 ст. 969 ГК).

6. Выгодоприобретатель и застрахованное лицо

Участниками обязательства по страхованию могут быть третьи лица – выгодоприобретатель и застрахованное лицо.

Выгодоприобретатель (бенефициар) - физическое или юридическое лицо, обладающее страховым интересом, в пользу которого страхователем заключен договор страхования.

Гражданско-правовой статус выгодоприобретателя определяется следующими характеристиками:

• во-первых, выгодоприобретателем может быть любое физическое или юридическое лицо;

• во-вторых, назначение выгодоприобретателя для получения страховых выплат может иметь место в договорах как имущественного, так и личного страхования, для признания действительности которых выгодоприобретатель должен иметь страховой интерес. Несмотря на то, что указание на наличие страхового интереса прямо закреплено лишь для договоров страхования имущества (п. 1 и 2 ст. 930 ГК), данное положение распространяется и на отношения личного страхования ввиду универсальной природы страхового интереса;

• в-третьих, возможность участия выгодоприобретателя зависит от сущности страхового обязательства, которое предопределяет «персональный» состав его участников: наличие выгодоприобретателя как необходимое условие самого существования страхового правоотношения [страхование ответственности, которое возможно исключительно в пользу третьих лиц – потерпевших, кредиторов (выгодоприобретателей) – ст. 931, 932 ГК]; исключение из страхового прав